Армия Запретного леса

Среда, 26.02.2020, 20:59
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » О драконах и палочках (PG; ЧУ/НТ; гет; мини; закончен.)
О драконах и палочках
че_галогенДата: Четверг, 01.10.2009, 22:25 | Сообщение # 1
химикат
Сообщений: 57
« 12 »
Название фанфика: "О драконах и палочках"
Автор: че_галоген
Рейтинг: PG
Персонажи: Чарли Уизли, Нимфадора Тонкс.
Тип: гет
Жанр: general/romance
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: О том, как Чарли полюбил драконов, и о том, почему у Тонкс изменился патронус. Канон учтен.
Диклеймер: герои чужие.

Обсуждение


Don't let the sun burn a hole in your ass, William Blake.
© "Dead Man"

профиль на хогнете

 
че_галогенДата: Четверг, 01.10.2009, 22:26 | Сообщение # 2
химикат
Сообщений: 57
« 12 »
Посвящается funny и ее фантазиям

У Тонкс есть несколько талантов, которые превращают общение с ней в полнейший бардак. Во-первых, она метаморф, а это значит, что ты никогда не можешь быть уверенным, что вон тот незнакомый хаффлпаффец в заляпанной мантии не Тонкс. Во-вторых, она обладает поразительной способностью оказываться рядом ровно в тот момент, когда ты выглядишь, как полный придурок. И в-третьих – и это самое ужасное – с ней просто невозможно не общаться, если хочет общаться она. Нет, она совершенно не навязчива. Она очаровательна. Очаровательно бестактна и неловка – и это тоже талант. Не общаться с ней, значит просто жить или, как это было в свое время для Чарли, просто учиться в школе.

Чарли всегда нравилось в Хогвартсе. Он считал учебу приятнейшей из своих обязанностей. По сравнению с тем, как ему жилось дома, Хогвартс казался ему курортом. Когда туда отправился Билл, Чарли остался самым старшим на свете братом пяти маленьких разновозрастных детенышей. Он так и не успел насладиться преимуществом взрослого, потому что всего за один месяц эти создания, одно наглее другого, превратили его жизнь в совершеннейший ад. Они ломали его вещи, колотили его, ныли, требовали внимания, а однажды выдрали все прутья из доставшейся ему от Билла метлы. Ситуацию усугубляла мама, которая все время говорила ему, что он, Чарли, должен подавать братьям хороший пример, ну и, конечно – жизнь положить на заботу о сестре.
Через два месяца Чарли захотелось умереть. Через три – он начал серьезно задумываться о том, чтобы сбежать. Через четыре – он собрал вещи и наметил торжественный день побега, но в последний момент вдруг вспомнил, что без него старшим останется зануда Перси… и пожалел своих младших родственников. И если раньше Чарли еще волновался, что может не попасть в Гриффиндор, то после этого случая он был уже точно уверен, что его путь лежит именно туда. Ведь таким самоотверженным может быть только гриффиндорец.
Когда на рождественские каникулы домой вернулся веселый, откормленный, да и вообще весьма отдохнувший Билл, Чарли взвыл от зависти, а после его отъезда стал отсчитывать дни до своего одиннадцатилетия.

Хогвартс его не разочаровал. Сытно завтракать, обедать и ужинать. Пропадать до отбоя у Хагрида, возиться вместе с ним с опасными, но очень милыми существами, умножая шрамы на руках. Летать. Читать книги. Чарли любил так жить, да так и жил до шестого курса – пока не окончил школу ловец хаффлпаффской команды и на его место не взяли нового игрока. Нелепую девочку с невразумительным подобием петушиного хвоста на голове и смешным именем Нимфадора.

Тонкс ни разу не выиграла у Чарли во время матча. Она хорошо летала, часто первая замечала снитч, быстро ориентировалась, когда тот резко менял направление, но ее было поразительно легко провести. Стоило Чарли нырнуть в сторону или протянуть руку к воображаемому снитчу, как она тут же устремлялась за ним, а сам Чарли тем временем летел в другую сторону и приносил своей команде победные очки. Доверчивость Тонкс так его удивляла, что со временем он почти перестал радоваться своим победам. Несколько месяцев он мучился, убеждая себя, что проблемы в технике противника – это не его проблемы. Но после того как в предрождественском матче Хаффлпафф продул Слизерину на второй минуте, Чарли не выдержал и, досадуя на свою гриффиндорскую совесть, предложил Тонкс потренироваться отдельно. Она сразу согласилась. Поражения команды, как выяснилось, не особо ее печалили, но лишний раз полетать она была не против. Тонкс редко уезжала домой на рождественские каникулы, а Чарли только искал повод, чтобы остаться в школе.
Несмотря на каникулы, тренироваться решили по ночам. Во избежание.

Занятия не задались с самого начала. Первая ночная вылазка на поле для квиддича, не успев начаться, кончилась для Чарли больничным крылом. Он не имел привычки называть людей по фамилии, но, получив метлой по зубам, решил, что для Тонкс можно сделать исключение. На последующих тренировках обошлось без травм, но и только: желаемого эффекта Чарли и Тонкс так и не добились.

Рождественские каникулы подошли к концу, а с ними закончился и ночной квиддич. Школьная жизнь рванула вперед, и Чарли, казалось, не отставая, рванул следом. Поначалу все шло, как обычно, однако вскоре он начал замечать, что эффект от занятий все-таки был. Правда, весьма неожиданный. Рождественские тренировки не принесли ощутимых изменений в игре Тонкс, зато помогли ей углядеть в Чарли что-то такое, из-за чего она прицепилась к нему как банный лист. Нет, она не преследовала его и не требовала руки и сердца, она даже не была его другом. Она просто возникала в поле его зрения, стоило ему о ней подумать. К такому повороту событий Чарли оказался не готов: в воздухе Тонкс велась на любой обманный маневр, а вот на земле от нее было не скрыться. При этом думалось ему о ней подозрительно часто и, главное, не вовремя.

Теперь, когда Чарли случается вспоминать школу, он обнаруживает, что все сколько-нибудь значимые воспоминания тех лет связаны именно с ней.
В тот вечер, когда он впервые узнал, из чего сделаны девочки, он встретил Тонкс на выходе из пустой аудитории, в которой он, собственно, и исследовал какую-то девицу с Равенкло. Тонкс пожала плечами и молча указала ему на мантию, в спешке надетую наизнанку. А в начале седьмого курса, когда Чарли решил попробовать, как это бывает с мальчиками, она материализовалась будто из ниоткуда за минуту до того, как в коридоре появилась кошка Филча. Чарли был благодарен Тонкс вдвойне, потому что она не только спасла его от позора, но и тактично промолчала на счет увиденного.
Однако Тонкс не только умела спасать людей из дурацких ситуаций, но и помогала им в них попадать. Это получалось у нее просто виртуозно. И хотя ни она, ни Чарли никогда не нарушали правила намеренно, он не мог припомнить, чтобы ему когда-нибудь назначали столько взысканий, сколько на седьмом курсе. Правила начинали нарушаться сами собой, самым естественным образом, как только Чарли встречал в коридорах школы или в ее окрестностях девочку с разноцветными волосами.
Спасало то, что она училась на Хаффлпаффе, иначе Чарли, вероятно, не смог бы закончить школу. Поначалу у него из-за Тонкс развилось что-то вроде паранойи, но потом он просто плюнул на правила, потому что так весело и легко ему не было до этого ни с кем.

Смешно подумать, но ведь это Тонкс научила его курить, и это она подала ему потом идею прикуривать от драконьего пламени. История вышла забавная.
Чарли вплоть до шестого курса считал себя спортсменом и старался вести здоровый образ жизни. А тут вдруг у него не заладилось с капитаном, который хотел, чтобы он менял тактику в угоду загонщикам. Потом его опять довел Перси. А напоследок Кэтрин, с которой Чарли умудрился провстречаться целых две недели, на глазах у всего факультета объявила ему, что он плохо целуется и поэтому она от него уходит.
После этого Чарли решил, что можно дать себе расслабиться. Он пообещал себе, что никогда больше не будет заниматься подобной ерундой, но ведь другие же курят от нервов – значит и ему стоит попробовать. Выйдя из замка, он автоматически начал искать места, где могли бы спрятаться курильщики – и тут же, конечно, вспомнил, что видел сигареты у Тонкс. Чарли мучительно отогнал ее образ, понимая, что меньше всего хотел бы, чтобы она видела его слабым, но было уже поздно. Ее маленькая нескладная фигурка обнаружилась за крупным валуном неподалеку от хижины Хагрида. У нее были светлые волосы и взрослое мужское лицо. Нос, длинный и горбатый, как у профессора Снейпа, подрагивал. Видно, она еще не решила, каким его сделать.
- Тонкс! – окликнул ее Чарли, понимая, что отступать некуда.
Она оглянулась, и на ее лице стали медленно проявляться знакомые черты. Волосы сначала остались светлыми, но потом она улыбнулась и они окрасились в ее любимый бледно-розовый. «Откуда я знаю, какой у нее любимый цвет?», - удивленно подумал Чарли.
- Курить будешь? – спросила между тем Тонкс и протянула ему мятую маггловскую коробочку.
Чарли кивнул и взял сигарету. Он думал, Тонкс отвернется, но она продолжала смотреть на него, не смущаясь. Чарли пришлось улыбнуться в ответ. Потом он взял предложенные спички и неловко прикурил. Он чувствовал какую-то особую гордость оттого, что умел ими пользоваться, пусть и не очень изящно.
Тогда они много курили. И еще много разговаривали. О магглах, о дружбе, о сексе, о квиддиче и больше всего – о драконах. Докурив пачку, они быстро попрощались и разошлись по своим гостиным, как будто и не говорили вовсе. Даже до замка дошли по отдельности.

Чарли никогда не признается себе, что он всерьез заинтересовался драконами только тогда, на шестом курсе. У них с Тонкс кончились спички, и они пытались прикурить от палочки. Чарли едва не спалил себе брови. Тонкс смеялась над ним и дурачилась. Тогда-то ей и пришла в голову эта безумная идея с драконом. Чарли отмахнулся и сказал, что если выбирать между драконами и палочкой, то он всегда выберет палочку. Тогда они вместе посмеялись над этим, а потом ночью Чарли не мог заснуть. На следующий день он не пошел вечером к Хагриду, а допоздна просидел в библиотеке, забыв уже и про палочку, и про сигареты, да и про саму Тонкс тоже.

Теперь Чарли рассказывает всем, что грезил драконами всю жизнь. Да, что и говорить, теперь он уже и сам в это верит.

Их общение, которое и дружбой-то было сложно назвать, прервалось внезапно, как прерывается общение выпускников. Был конец седьмого курса. Они сидели с учебниками у озера и говорили о будущем. Тонкс, которая за прошедший год переквалифицировалась в неплохую загонщицу, мечтала профессионально играть в квиддич. Она сказала, что капитан Пушек Педдл обещал рассмотреть ее кандидатуру в запас. Чарли поздравил ее, а потом, в свою очередь, рассказал ей о Румынии. И в этот момент что-то сломалось. Тонкс изменилась в лице – изменилась так, что лучше бы она просто изменила свое лицо. Помолчав немного, она спокойно спросила:
- Значит, ты все-таки выбрал драконов?
- Да.
Он пожал плечами. Она кивнула, потом пробормотала что-то про библиотечные книги, поднялась с земли и ушла. С тех пор они виделись только на экзаменах. Ее не было на выпускном балу, а через месяц, перед отъездом в Румынию, Чарли узнал от отца, что она поступила в аврорскую школу.
Чарли ей не писал.

До сегодняшнего дня Тонкс приезжала к нему дважды. Оба раза – по делам Ордена.
В первый раз она только передала ему информацию официальным тоном и ушла. Во второй - она хотела поступить также, но Чарли поймал ее за рукав у самого выхода и задал вопрос, так волновавший его в школе:
- Почему ты всегда появлялась, когда я думал о тебе?
- Тебе это было нужно, - просто ответила она.
Чарли нечего было сказать. В этом вся Тонкс. Никаких четких ответов, никаких деталей. С ней действительно невозможно не общаться, если хочет общаться она, но если она не хочет, то с ней невозможно даже поговорить.

Сейчас Чарли сидит в своей комнате и поминутно смотрит на часы. Перед ним – списки волшебников, принявших сторону Ордена, и письменный отчет для Дамблдора. Она должна придти в час дня, но обычно она опаздывает. Неизвестно, чему ее учили в аврорской школе, но пунктуальности не научили точно. Чарли хочет, чтобы она пришла вовремя, но в то же время надеется, что она еще умеет опаздывать, потому что Тонкс, которую он помнит, всегда опаздывает.
Она приходит с шестым ударом каминных часов. Она выглядит тоньше, серьезнее, взрослее. У нее пепельно-серые волосы и тоненькая морщинка на переносице. Чарли слышал о смерти Сириуса Блэка, но он видит, что дело не в этом. Тонкс не торопится брать бумаги, а Чарли на всякий случай придерживает их рукой.

- Присядешь?
- Нет.
- Выпьешь?
- Нет.

Он задает совсем не те вопросы.

- Тонкс, объясни, зачем мне это было нужно?

Вот важный вопрос. Но он не так сформулирован. Не так.

- Ты так ничего и не понял. Это было нужно мне.

Чарли улыбается широко и весело. Но Тонкс нервничает. Чарли боится опять все неправильно понять. Он окидывает взглядом ее фигурку и только тут замечает, что она что-то теребит в руках. Да не в руках даже, а на руке, на пальце. Кольцо на безымянном пальце левой руки.
Чарли нужно совсем немного времени, чтобы заново научиться дышать. Чарли сильный, просто невероятно сильный, но даже он не может сделать это незаметно. И Тонкс замечает. Быстро, как будто ждала этого, бросается к нему.
- Хочешь, я выброшу его прямо сейчас? Хочешь? Мне это ничего не стоит.
Но Чарли медленно мотает головой.
- Не надо. Я выбрал драконов, помнишь?
Тонкс отступает, шелестит бумагами, и вскоре он слышит, как хлопает дверь.

На крыльце она мягко касается палочкой безымянного пальца, и кольцо исчезает. Ей всегда неплохо удавались иллюзии. А вот личная жизнь как-то никогда не удавалась. Зря она послушала Ремуса. Ремус говорил: «Тебе нужен другой. Молодой, здоровый, надежный». Она никогда не скажет ему, что он прав. Ей действительно нужен другой, но она не будет причинять боль Ремусу, потому что теперь это уже совсем неважно. Тонкс проходит аппарационный барьер и наспех застегивает мантию, затем, вспомнив, зачем ее все-таки сюда отправили, решает послать сообщение в штаб Ордена.
- Expecto Patronum! – произносит она и удивленно замирает: из конца палочки вырывается косматый, совершенно незнакомый зверь на четырех лапах. Все правильно. Так и должно быть. Патронус – это магическая сущность волшебника. А у Тонкс она собачья. И нечего было слушать россказни Ремуса о том, что у ее сущности два крыла и огненное горло. Сущность меняется. Вот как сейчас, например.
Зверь смотрит на Тонкс исподлобья, будто извиняясь, потом дергает ободранным хвостом и исчезает. «А я выбрала палочку», - шепчет его хозяйка и тоже исчезает, но совсем в другом направлении.
Ей придется побороться за новое счастье. Она пока боится, потому что еще не разобралась себе. Но это только пока. Ведь откуда ей сейчас знать, что кучу лет назад, в одно из школьных полнолуний, Сириус Блэк в пылу игры выдрал из хвоста Ремуса Люпина знатный клок шерсти, за что, конечно, тут же получил по морде.


Don't let the sun burn a hole in your ass, William Blake.
© "Dead Man"

профиль на хогнете

Сообщение отредактировал че_галоген - Пятница, 23.10.2009, 19:48
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » О драконах и палочках (PG; ЧУ/НТ; гет; мини; закончен.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: