Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 03:57
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » «Я дождусь тебя» ЛМ/СС, СС/ЛЭ, СС/СБ, ЛВ/СС, АД (слеш,NC-17,романтика,POV CC, макси, заморожен)
«Я дождусь тебя» ЛМ/СС, СС/ЛЭ, СС/СБ, ЛВ/СС, АД
ЭлиасДата: Среда, 13.02.2013, 23:32 | Сообщение # 1
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Название фанфика: «Я дождусь тебя»
Автор: Элиас
Бета: Я
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Северус Снейп, Волдеморт, Люциус Малфой, мародеры, Дамблдор, Лили Эванс
Персонажи: ЛМ/СС, СС/ЛЭ, СС/СБ, ЛВ/СС, АД
Тип: слэш, гет
Жанр: Романтика, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Школа, 100% POV Северуса Снейпа
Размер: планируется макси
Статус: заморожен
Саммари: Северус Снейп очень колоритный персонаж. И не смотря на то, что благодаря Роулинг мы знаем о нем много, фактически мы не знаем о нем ничего. Как могла сложиться дальнейшая судьба Северуса Снейпа? При каких обстоятельствах он принял знак мрака, почему пошел против повелителя и какую роль он сыграл в жизни мальчика, который выжил? Пять лет из жизни Северуса Снейпа. От истории у озера до первого падения Волдеморта. Любовь, боль, унижение и месть.
Предупреждения: гомосексуальные отношение, принуждение, ВДСМ, много секса, местами графического, мужская беременность и ее прерывание. AU и ООС, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними.
Диклеймер: Имена, характеры и гонорар – Джоан, фантазии мои и я очень хочу знать Ваше мнение о них.
Если кто-то захочет утащить фанфик в личный архив – пожалуйста, только сообщите мне, будет повод немного погордиться собой. Выкладывать на других сайтах, только с моего разрешения.





Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.


Сообщение отредактировал Элиас - Воскресенье, 29.09.2013, 22:26
 
RubliowskiiДата: Воскресенье, 28.04.2013, 19:49 | Сообщение # 31
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
Элиас, наконец-то я добралась до тебя) Ревнующий Люц это так мило и непривычно, что я обкаваилась вся. Сириус, который напрашивается на потрахушки с Северусом - просто шикарнейше! Единственное, что почему-то мне резало глаз - это катящиеся по щекам Северуса слезы и его шепот вслед Люцу. Ну не могу я его таким представить, даже молодым!) Всё замечательно, давай еще!)


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 29.04.2013, 09:41 | Сообщение # 32
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
katya, Арман, Rubliowskii, рада, что могу Вас повеселить. Приколы над мародерами меня саму веселят.
Арман, я как заядлый снейпоман, могу задать только один вопрос: Ну как можно не любить Северуса? Особенно после множества прочитанных великолепных фанфиков? Но, как говорится о вкусах не спорят. Я, конечно, читаю много о Гарри, но если это не спаппи, мне становится грустно. А Ваш интерес мне нравится. И я, очень надеюсь, смогу изложить историю так, что он не ослабнет и дальше.
Rubliowskii, насчет ревнующего Люциуса - то ли еще будет. Обещаю! А насчет слез Северуса - это тоже будет и не раз. Ну, не зря же его в детстве прозвали Нюниусом. Хочется верить, что мне удастся показать перемену в характере Сева.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
RubliowskiiДата: Понедельник, 29.04.2013, 13:55 | Сообщение # 33
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
Элиас,предвижу, что скоро перестану читать именно этот фик, ибо адски боюсь этих жанров. Мне цветочки и поцелуйчики подавай, а не драму и десфик в миксе.


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 29.04.2013, 16:33 | Сообщение # 34
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Rubliowskii, да ладно, какой же это десфик? Лили с Джеймсом (исходя из заявленного возраста Сева и почти в соответствии с каноном) мне замочить все-таки придется, а Волди так вообще только развоплотится до следующего раза. Ну, а если уж нет, так нет. Неволить не буду. Вот только как обойтись без драмы для окружающих, когда Волди заявлен как один из основных персонажей, а Сев априори будет играть на две стороны? Так что будет страшно, будет больно (ух, аж у самой волосы на голове зашевелились), без этого никуда. Но, если ты заметила, то все мои фанфики о любви. А любовь... любовь бывает разной.


Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
RubliowskiiДата: Понедельник, 29.04.2013, 18:53 | Сообщение # 35
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
Элиас, ну если захочу пореветь, то почитаю) а то я очень близко к сердцу страдания героев принимаю. Всё равно продолжай писать) допишешь это и возьмёшься за что-то мило розовое для меня)))


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 29.04.2013, 20:02 | Сообщение # 36
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Ох и слабые, на сильные эмоции, у нас модераторы. biggrin Ладно, Rubliowskii, договорились. Будет тебе что-нибудь розовое. Ой, нет, вру. Розовое меня не привлекает, я про него писать не буду. Будет сильно-сильно голубое.
А пока ловите новую главу.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 29.04.2013, 20:04 | Сообщение # 37
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 17. Другой Люциус.

Я вернулся в зал к однокурсникам.
Церемония давно закончилась и Люциус с Нарциссой принимали поздравления. Затем начался банкет и танцы.
Люциус не выдержал и часа.
Нарцисса танцевала с будущим свекром, а ее, теперь уже официальный, жених подошел к нам.
- Северус, я хочу познакомить тебя с профессором зельеварения, преподающим в школе мракоборцев.
Это знакомство мне было интересно, и я с удовольствием последовал за любовником. Как оказалось, знакомство было лишь причиной увести меня от приятелей.
Пока мы шли через зал, Люциус чуть ли не прошипел мне на ухо:
- Через десять минут я жду тебя в спальне.
Я недоуменно оглянулся на придерживающего меня за локоть мужчину и произнес:
- Ты обалдел? Столько гостей...
- Нужно поговорить, срочно.
Ну, срочно, так срочно. С Малфоем происходило что-то странное. Мне казалось, что он немного не в себе. Чтобы успокоить любовника я согласился.
Поговорив немного с профессором, я направился в свою спальню.
* * *
Едва переступив порог, я оказался прижат к стене. Люциус, злой и возбужденный, налетел на меня как коршун.
- Какого черта, Сев? Где ты шлялся с Блэком почти час?
Я удивленно приподнял бровь. Его реакция была чистой воды ревностью. На фоне общего впечатления от помолвки, это было как бальзам на мою израненную душу.
Да, мой хороший, вот таким я тебя обожаю. К черту помолвку. К черту Цисси. А ты у моих ног.
Едва сдерживая довольную улыбку, я обнимаю моего мужчину за шею и честно отвечаю:
- Мы разговаривали на балконе.
Он перехватывает мои руки и прижимает их к стене, по обе стороны от головы и даже не замечая, что уже почти кричит, спросил:
- О чем ты мог с ним разговаривать? Вы же ненавидите друг друга.
Это меня уже не веселит. Стараясь держать себя в руках, спокойно и тихо я отвечаю:
- Тогда почему ты кричишь на меня? Если мы ненавидим, друг друга, то и орать, повода нет.
- Тебе так понравилось с ним, что решил повторить? – Да, Малфой уже не кричит, но и его агрессивное шипение не улучшает ситуацию.
Люциус перехватил мои руки над головой одной рукой, а второй потянулся расстегнуть мне брюки, и его рука нырнула внутрь, обхватывая мой член. Он, сухой и чистый, не смотря на, не очень романтичную обстановку, предсказуемо реагирует на прикосновение моего мужчины. Я же, с трудом сдерживая свою язвительность, думаю:
«И откуда ты все знаешь? Мне хорошо с тобой, милый, но становиться монахом в школе, при наличии такой приятной перспективы, я не собираюсь. Уж ты точно верен мне не будешь». – а вслух добавляю:
- Люц, я здесь. Я не шепчу во сне его имя. Я не храню под подушкой его фотографию. Каждую ночь я с тобой, под тобой, на тебе. Чего еще ты хочешь?
Не смотря на вспыхнувшее во мне раздражение, я стараюсь выглядеть покорным. Слегка приоткрываю губы. Мои губы - слабое место Люциуса, и это всегда действовало безотказно.
И сейчас подействовало, только не так как мне бы хотелось. Малфоя это не успокаивает, а лишь добавляет ему агрессии. Убедившись, что я не трахал Блэка, он предположил еще более неприемлемое для себя событие.
- Сейчас узнаешь. – Прошипел Люциус. Он потянул меня к постели и довольно бесцеремонно толкнул.
Я упал лицом вниз, выставив вперед руки. Не успев возмутиться подобному обращению, я почувствовал, как меня схватили за ноги и наполовину стащили с кровати. Я ощутимо ударился коленями об пол. От травмы спас толстый ковер.
Поза, в которой я оказался, могла бы показаться интересной, если бы мой любовник не был так груб.
- Люц, прекрати. – Попытался подняться я, но мужчина уже припечатал меня к постели собой.
- Ты мой. Запомни это хорошо, Северус. Я не хочу превращать твою жизнь в ад, но если ты дашь мне повод, то очень скоро пожалеешь об этом.
Мантия задралась. Скользнув рукой мне под живот, Малфой спустил брюки вместе с трусами к коленям. Я сделал попытку вывернуться, но Люциус одной рукой схватил меня за волосы и прижал мою голову к кровати, другой рукой расстегивая свои брюки. Я почувствовал, как его эрегированный член упирается между моих ягодиц. Я испуганно зажимаюсь, пытаясь не пустить его в себя. К лицу приливает жар, но это совсем не возбуждение. Это прорывался наружу мой ужас. Таким своего любовника я еще не видел ни разу.
- Люц, не надо. Успокойся. Ничего не было. Клянусь. – В панике бормотал я.
Либо мужчина не слышал меня, поглощенный ревностью и гневом, либо не поверил.
- Люци, ты же порвешь меня, без подготовки. – Попытался я воззвать к его рассудку.
Мне стало страшно. Вот-вот прорвутся слезы. А ведь Малфой - старший меня предупреждал. А я, болван, решил, что могу управлять Люциусом в страсти.
- А она тебе еще нужна? – Зло бросил мужчина.
- Ну, пожалуйста, Люц. – Со слезами в голосе произнес я. Вообще-то, я имел в виду «не надо секса», «не сейчас» и «не хочу». Но уж если этого не избежать, то лучше как обычно, с хорошей подготовкой, чем то, что я себе уже представил.
Он облизал пальцы и один из них, не смотря на мое сопротивление, проникает в меня. Я чувствую, как Люциус расслабляется. Я понимаю его реакцию. Невозможно быть таким узким сразу после секса. Я судорожно всхлипываю. Люциус убрал руку и прижался лицом к моей спине.
- Прости, любовь моя. Я сошел с ума от ревности, представляя, чем вы двое могли там заниматься. А я не мог даже на секунду отлучиться, чтобы посмотреть, где ты.
Несколько секунд я пытался унять бешено колотящееся сердце, и прекратить едва не начавшуюся истерику.
- Твоя ревность когда-нибудь меня убьет. Или покалечит. – Стараясь взять себя в руки, сказал я и добавил:
- Не делай так больше, никогда.
- Никогда, мой милый. Обещаю. – После небольшой паузы Малфой спросил: - Ты ненавидишь меня сейчас, Сев? Я знаю. Я виноват. Мне даже извиняться стыдно. Чтобы заслужить твое прощенье я сделаю все, что пожелаешь.
- Не думаю. – Тихо отвечаю я. Свадьбу с Нарциссой он не отменит, а остальное меня сейчас не волнует.
Люциус стаскивает меня на пол. Теперь я, все еще со спущенными к коленям брюками, полулежу в его объятьях.
- И не думай. Просто скажи, чего ты хочешь?
- То, чего я хочу сейчас, тебя совсем не обрадует. - Я прячу лицо в его растрепавшихся волосах. Я люблю его, но обида и пережитый страх не позволяют помириться сейчас. - Так что просто вернись к своим гостям.
- Сев...
Люциус наклоняется к моим губам.
- Люц, мне плохо и я хочу побыть один. – Все еще находясь в его объятиях, я пытаюсь натянуть трусы и брюки.
Он прикрывает на миг глаза, облизывает губы и умоляюще спрашивает:
- Ты же не сбежишь? Скажи мне, Северус, ты останешься со мной, теперь?
В его глазах тоска. Это так не свойственно Люциусу Малфою. Я вздыхаю и опускаю глаза.
- А у меня есть выбор? Дома, после устроенного тобой скандала, меня вряд ли ждут. Другого любовника у меня нет. Так куда мне бежать? – Тихо отвечаю я, с чистой совестью давя на его чувство вины. А теперь - контрольный в голову и, надеюсь, мне не придется жалеть об этом. - Я полностью в твоей власти.
Мужчина сжимает меня в объятиях.
- Любовь моя, прости.
- Иди к гостям, Люц.
Люциус нежно целует меня в висок. Он все еще сильно возбужден и расстроен, но понимает, что меня сейчас лучше не трогать.
Малфой поднял меня на руки и положил на кровать. Проведя рукой по моим волосам, он вышел.
* * *
Как только за Люциусом закрылась дверь, я расслабился, и слезы потекли из глаз. Сейчас я лежал в темноте и думал.
Сегодня я увидел Люциуса с другой стороны, и мне это не понравилось.
Ему удалось напугать меня. Не так как на первом курсе, но все же.
Оказалось, что мой мужчина может быть не только нежным, страстным и заботливым, но и ревнивым, и жестоким.
Если моя ревность, лишь портила настроение мне одному. То ревность моего любимого могла причинить мне боль.
Никогда не думал, что Люциус может быть жестоким со мной.
Может действительно плюнуть на все и вернуться домой?
Из дома Люциус забрал меня на все лето и со скандалом. Явись я сейчас, проблем с отцом лишь прибавится. И не только у меня, но и у мамы. Начиная от новых возможностей для оскорблений, и заканчивая нежеланием отца вернуть хоть толику денег.
И маму расстраивать не хочется. А уж она легко поймет, почему я уезжал до конца лета, а вернулся через неделю.
Да, дома меня вряд ли ждут.
Да и добраться туда без маггловских денег будет проблематично. Тренсгрессировать я еще не умею. Где находится поместье Малфоев, даже не представляю. Я слышал, что в Уилтшире, но мне это, ни о чем не говорило. Путь домой не я предполагал и теоретически.
Когда-то давно я с мамой ездил на автобусе «Ночной рыцарь». Он может доставить волшебника куда угодно, но десять-пятнадцать галеонов для меня слишком дорого. Таких денег у меня не было. Ну не просить же у Малфоев деньги на билет.
Что мне делать?
Признаться Люциусу, что я хочу уйти?
Мерлин, после того, что сейчас произошло, мне совсем не хочется видеть его реакцию на это.
Я в ловушке. Согласившись уйти с Малфоем, я сам захлопнул ее дверцу.
Люциус, я полностью в твоей власти.
Даже, если успокоившись, ты станешь прежним, смогу ли я снова поверить тебе? Доверять тебе в будущем?
Я не был уверен, что сумею простить Малфоя.
Мне было плохо.
Только одна мысль, пусть и не обрадовала, но позволила грустно усмехнуться. Не одному мне теперь плохо на этой проклятой помолвке. Пусть теперь Нарцисса помучается с плохим настроением Люциуса.
* * *
Когда я все-таки вышел к гостям, ко мне подошли мои однокурсники. Эйвери спросил:
- Мы тебя второй час ищем, куда ты пропал.
- Должно быть в себя приходил, после знакомства с очередной шишкой. – Зло бросила, проходившая мимо, Беллатриса. Я посмотрел ей в след. Даже на помолвке сестры Белла, в бальном платье и драгоценностях, умудрилась выглядеть как старая потрепанная ворона. Развязная походка, приблатненные ужимки, и вечный кавардак на голове. И эта «леди» когда-то говорила, что я не мою голову.
Мальсибер не сводил с меня глаз, высматривая во мне подтверждение слов Беллы и своих ревнивых подозрений. Но, даже мои губы опровергали его догадку, Люциус к ним так и не прикоснулся. По тому, как парень прикусил щеку, я понял, что сейчас он произнесет какую-нибудь грубость и вспыхнет ссора. Он уже открывал рот, когда я задал ему вопрос:
- Мальсибер, ты ревнуешь или завидуешь? Так скажи, а я подумаю, чем тебе помочь. Шишек тут полно, выбери себе любого. Только ко мне не задирайся, у меня плохое настроение. Очень плохое. А то ведь знаешь, проклятья нагляднее тренировать на живых объектах.
Эйвери засмеялся, в очередной раз, пытаясь разрядить обстановку:
- Это еще хорошо, что на живых. Ладно, идемте. Там Розье о Темном Лорде рассказывает.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Суббота, 04.05.2013, 19:10 | Сообщение # 38
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 18. Ночь после помолвки.

Спать я лег один. Люциуса я сегодня не ждал, так как в замке оставалось еще много гостей. Да и после дневного происшествия не горел желанием видеть его. Успокоиться надо было обоим.
Ночью я почувствовал большое обнаженное мужское тело, навалившееся на меня и страстно вжимающееся в меня возбужденным членом. Руки жадно скользили по моим бедрам. Спросонья осознав, что это не Люциус, я со сдавленным криком оттолкнул мужчину, а сам свалился с кровати.
- Люмос! - Выкрикнул я. От испуга я вложил в заклинание слишком много силы.
В спальне загорелись одновременно все светильники. На какое-то время я ослеп и прикрыл глаза рукой. Почувствовав, что мужчина снова наваливается на меня, я выставил вперед руки и открыл глаза. Это был Мальсибер.
- Да не ломайся ты. - Прорычал он возбужденным голосом.
Не смотря на разницу в размерах, Мальсибер был довольно мощного телосложения, но скорее грузный, чем крепкий, я не уступал ему физически, даже наоборот. Поэтому он воспользовался единственным своим преимуществом. Просто вдавил меня в пол всем своим весом. Я брыкался и толкался, но, скинуть с себя здоровенного парня был не в состоянии. Он целовал и лапал меня. Что есть сил, я зубами ухватил его за нос. Брызнула кровь и он заорал. Схватившись за лицо, он, скуля, скатился с меня. А я, позабыв про обиду, в чем мать родила, перепачканный в крови, бросился к единственному человеку, на чью защиту я мог рассчитывать. К Люциусу.
* * *
- Люц! - Я влетел в его спальню и бросился в объятья, стремительно поднявшегося мне на встречу, мужчины. - Он... он ... - дыхания мне не хватило.
- Что случилось, Северус? - Голос мужчины был взволнован.
- Ты решил весь замок на ноги поднять? Люмос. – Манерно растягивая слова, произнесла Нарцисса, которая была сильно раздражена и не упустила случая ткнуть меня носом в сложившийся между нами мезальянс. - Северус, не стоит врываться подобным образом в спальню взрослого мужчины, какими бы небыли ваши отношения. Тем более, если он почти женат.
Люциус был не один. Поворачиваясь на голос, я увидел сильно недовольную и ревнивую Нарциссу.
Вместо вспышки ревности у меня мелькнула мысль: Интересно, я их разбудил, или прервал?
И тут я понимаю, что стою голым, в объятиях такого же голого Люциуса, а, вряд ли одетая, Цисси лежит в постели моего любовника, (или правильнее сказать – своего жениха?) прикрываясь одеялом.
Как бы мне не хотелось вытащить Нарциссу оттуда за волосы, находиться в постели Люциуса, тем более, после их помолвки, у нее было прав гораздо больше, чем у меня. Пробормотав:
- Простите, я не хотел. – Я рванулся к двери, но Люциус удержал меня в своих объятиях.
Оглянувшись на невесту, он коротко приказал:
- Прекрати, Цисси, ты видишь он не в себе.
В ответ девушка лишь поджала губы. Она-то всерьез считала, что помолвка поможет ей отодвинуть меня на второй план.
И уже обращаясь ко мне, Люциус взволнованно спросил:
- Что случилось, Сев? Почему ты в крови? Ты ранен?
Осматривая меня и сотворив очищающее заклятие, Люциус убрал кровь и накинул на мои плечи свой халат, свою наготу он проигнорировал. А что волноваться? Ни для меня, ни, судя по всему, для Нарциссы, на его теле не осталось секретных мест. К тому же привлекательность Малфоя помноженная на его самоуверенность, избавила этого красавца от каких либо комплексов.
- Нет, это Мальсибер. Я укусил его. В лицо. – Пытаясь собраться с мыслями все-таки смог объяснить я.
- Уку... – Начал, было, Люциус, еще не до конца понимая, что произошло. И тут до него дошло: - Какого черта? Убью скотину.
Мужчина рванул к двери. Как был, голым с палочкой наперевес. В дверях он столкнулся со своим отцом.
- Спокойно, Люциус. Меня предупредили эльфы. Рану мальчика я уже обработал. Ни кого из гостей мальчишки не потревожили. До магловского мордобоя, я надеюсь, ты не опустишься?
- Он пытался изнасиловать Северуса. Ты хочешь спустить это на тормозах? – Малфой младший в гневе был страшен. Я порадовался, что его гнев направлен не на меня.
- А ты хочешь опозорить семью? Представь, что напишут в газетах. Помолвка превратилась в оргию. Тебе это надо? А Нарциссе? А вашему будущему наследнику? Да и неизвестно, может твой друг сам спровоцировал его.
Малфой - старший не простил мне отказа и последовавшего за ним скандала с сыном.
- Не смейте так говорить обо мне! – Попытался возмутиться я, и был грубо прерван:
- А ты хочешь, чтобы при упоминании твоего имени, всегда думали только о твоей заднице? – Вызверился аристократ, скользя взглядом по моему телу, закутанному в великоватый мне халат. – Решил рекламу себе сделать?
- Отец! – Оборвал Малфоя - старшего Люциус.
- Пока он крутится возле одного из Малфоев, пусть заботится о своей репутации. – Не сдавался тот.
- Люциус, мистер Малфой прав. Не стоит выносить это на всеобщее обозрение. Скандал не только бросит тень на нашу с тобой помолвку, но и опозорит Северуса. И это покажет, что ты не в состоянии обеспечить безопасность своему протеже.
Цисси говорила спокойно и о главном. Она все же признала мое первенство в сердце своего жениха и сейчас обратила наше внимание на то, что скандал не выгоден всем, и может повредить мне. Поэтому Люциус ее услышал и понял. Она была права.
- Хорошо. Где Мальсибер сейчас? – Спросил Люциус, надевая брюки и рубашку.
- Сын...
- Я понял отец. – Нетерпеливо ответил мой защитник. - Но внушение ему сделать необходимо. Они с Северусом живут в одной комнате в школе. И мы обязаны предотвратить новый конфликт. Идем, Сев, я провожу тебя в спальню.
Спорить с ним не стал ни кто.
* * *
Мы шли по коридору, молча, как посторонние люди. Меня все еще трясло от пережитого. К тому же, было довольно неприятно осознать, что оставив меня успокаиваться и приходить в себя, сам Малфой не захотел оставаться этой ночью в одиночестве.
Войдя в спальную, я хотел захлопнуть дверь, но Люциус вошел следом. Не глядя на него, я забрался на кровать, снял халат и протянул его подошедшему мужчине.
- Ты очень испугался, котенок? - Люциус присел на кровать и притянул меня к себе, одной рукой зарываясь в мои волосы.
Я не сопротивлялся. С некоторых пор в его объятиях я чувствовал себя защищенным. Мне было с ним хорошо, даже не смотря на злость и обиду.
- Да.
- Прости, что не был рядом с тобой. Безнаказанным он не останется, – пообещал мне Малфой, - и больше тебя не тронет.
Я уткнулся лицом ему в ключицу. Нет, я не плакал. Просто так было спокойней и уютней. Люциус стал гладить меня по волосам, потом по спине. Легкий поцелуй в висок, в щеку. Тронул губами мочку уха. И меня прорвало.
- Это невыносимо. На мне что, большими буквами написано "трахни меня"? Или я себя так веду, что все считают своим долгом залезть на меня?
- Ты очень привлекателен, Сев. - В ответ на мою скептически приподнятую бровь он сказал:
- Не возражай. Мне виднее. У тебя красивое тело. Вибрации твоего голоса возбудят даже мертвого. А в твоих глазах не страшно и утонуть. - Свои слова Люциус сопровождал поцелуями, постепенно перешедшими с губ на шею, и на грудь. Глубоко вдохнув воздух, мужчина произнес:
– И пахнешь ты великолепно. А еще, ты сильный, люди чувствуют твою силу и боятся ее. Но твоя необщительность и замкнутость придают тебе уязвимый вид. Подчинить себе сильного человека, это искушение, перед которым невозможно устоять. По крайней мере, я не устоял.
Игриво произнес Малфой и уже серьезно добавил:
- Кроме того, тебя любит Люциус Малфой, которому доступны многие, но нужен только ты. Для многих это лучше всякой рекламы. Даже для моего отца, который и сам пользуется успехом, невероятным для его возраста.
Я уже лежал, откинувшись на подушки. Люциус прилег рядом. К поцелуям добавились нежные поглаживания.
- У тебя сегодня был сложный день. Постарайся уснуть, мой котенок. – Прошептал мой мужчина.
- Люц, я понимаю, что тебя ждет Цисси, - нерешительно попросил я, - но не мог бы ты побыть со мной еще немного?
- Конечно, любимый. Иди ко мне. - Я прижался к мужчине и положил голову ему на грудь. Мне не спалось. Зелье Сна без сновидений принимать тоже не хотелось, мало ли кому еще придет в голову явиться ко мне ночью?
Я водил пальцами по складкам его одежды. Мне было не по себе. Казалось, что я испытываю отвращение даже к нежным ласкам Люциуса. Я не мог выбросить из головы Мальсибера, домогавшегося меня, Цисси, лежащую в постели Люциуса, Малфоя старшего, зажимавшего меня в конюшне, мародеров, достающих меня по любому случаю.
- Люциус.
- Что, мой хороший?
- Мне тоже нужна сила и власть.
- О чем ты? – Не понял Малфой.
- Твоя татуировка. – Напомнил я, проводя по ней рукой.
- Нет. Даже не думай. – Категорично, и даже несколько грубо, отказал он. – Ты слишком молод. Да и делать тебе там нечего.
- Почему? – Удивился я.
- Ты не представляешь, что это такое.
- Так объясни мне.
- Северус, я только вступил в это общество. Я не знаю всех его секретов.
- Люциус, я устал быть слабым. Я хочу чувствовать силу. – Выдал я свой последний аргумент.
Мужчина посмотрел мне в глаза. Он понимал, что сейчас я расстроен и, взывать к моему разуму бесполезно. Его доводы просто не будут услышаны. Поэтому он предложил более своевременную и приятную альтернативу:
- А моя сила тебя устроит? Хотя бы сейчас?
Его губы тронула слабая улыбка. Он наклонился и поцеловал меня в кончик носа. И я почувствовал, как в душе легко затрепетали крылышки моей бабочки.
- Да. - Я обнял его за шею и снова оказался под Люциусом.
Когда ласки мужчины, из нежных превратились в страстные, мне стало легче.
Вдыхая запах его возбужденного тела, я прошептал:
- Люциус, я хочу всю твою силу.
В руках любящего мужчины я забыл все проблемы прошедшего дня и ночи.
Этой ночью Нарцисса жениха так и не дождалась. Люциус снова учил меня летать. Мы парили на крыльях страсти, своими ласками подогревая желание, друг друга.
Он ушел на рассвете, когда я, утомленный любовью, уснул в его объятьях.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
RubliowskiiДата: Суббота, 04.05.2013, 23:21 | Сообщение # 39
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
Элиас, ох ох ох! Обожаю такого Люциуса. Всё как нужно! Слабоватый Сев, я так понимаю, сильно возмужает к концу этого макси?) Спасибо!


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
АрманДата: Воскресенье, 05.05.2013, 09:46 | Сообщение # 40
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Цитата (Элиас)
Арман, я как заядлый снейпоман, могу задать только один вопрос: Ну как можно не любить Северуса? Особенно после множества прочитанных великолепных фанфиков? Но, как говорится о вкусах не спорят. Я, конечно, читаю много о Гарри, но если это не спаппи, мне становится грустно. А Ваш интерес мне нравится. И я, очень надеюсь, смогу изложить историю так, что он не ослабнет и дальше.


Элиас, отвечая на ваш вопрос, скажу лишь что при прочтении любого фанфика, как бы там не был описан Снейп - в голове у меня всегда всплывает образ Рикмана, который (да простят меня фанаты) просто не может ассоциироваться у меня с романтикой и отношениями.
Но, опять же не смотря на все это, новые главы все так же притягивают мое внимание. Ревнивый Люциус, Северус загнавший себя в "клетку", и многое многое другое. Одна только сцена в спальне у Северуса (с Люциусом), где тот ищет защиты чего стоит!

В общем, творите автор! Творите!



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
ЭлиасДата: Вторник, 07.05.2013, 11:27 | Сообщение # 41
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Цитата (Rubliowskii)
Слабоватый Сев, я так понимаю, сильно возмужает к концу этого макси?

Очень на это надеюсь.

Цитата (Арман)
при прочтении любого фанфика, как бы там не был описан Снейп - в голове у меня всегда всплывает образ Рикмана

Вы не поверите, но у меня тоже. Правда с иным результатом. С миром ГП я познакомилась просматривая фильм ГП и ФК. Как только Северус явил свое лицо на весь экран, я пропала. Естественно это повлияло при знакомстве с книжным персонажем. В моем восприятии он остался таким во всех семи книгах и в фильмах включая дары смерти, не смотря на заметно постаревшего Рикмана.
Правда, некоторый фанарт предоставлял весьма достойную замену.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Вторник, 07.05.2013, 11:28 | Сообщение # 42
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 19. Причины Мальсибера.

Днем, ко мне подошел Эйвери.
- Снейп, ты не в курсе, что вчера произошло? – Осторожно спросил парень.
- Ты о чем? – Я напрягся. Вроде отец Люциуса сказал, что мы ни кого не разбудили.
- Мальсибера не было на завтраке. Я зашел узнать, что с ним. – Понизив голос начал мой однокурсник. - Он сказал, что заболел. Но, Сев, ТАК не болеют. Его пытали.
- Не говори глупостей. – Отмахнулся я, понимая, что это была работа Люциуса. Мой мужчина не собирался делиться тем, что принадлежало только ему. До мозга Мальсибера он донес эту мысль, весьма радикальным способом.
- Я видел людей после Круциатуса. Я уверен. – Все так же тихо убеждал меня Эйвери.
- Он жив. И пусть этим утешится. – Спокойно ответил я.
- Сев, как ты можешь? – Не понял намека тот.
- Все, закрыли эту тему. – Посмотрев в глаза приятелю, сказал я. – И хорошо подумай, прежде чем следующий раз заикнуться, что ты видел людей после Круциатуса. Я – не любопытен. А другие могут поинтересоваться: где и когда это произошло. Не стоит подвергать риску близких тебе людей.
Он озадачено замолчал и согласно кивнул. А через несколько минут ушел проведать Мальсибера.
* * *
Тем же вечером. Эйвери снова подошел ко мне.
Чтобы поговорить наедине я пригласил его в свою комнату. Едва за нами закрылась дверь, он произнес:
- Мальсибер рассказал мне все.
- И что теперь? – Смотря в глаза парню, спросил я. Шантажировать себя и Люциуса я ему не позволю. Заклятие забвения я еще не практиковал, но теорию знал прекрасно. Если у меня не останется выбора, я рискну.
- Он давно влюблен в тебя. И всегда ревновал к Люцу. Он думал, что вы любовники. А тут появилась возможность отомстить. Он решил, что застав вас вместе устроит скандал. Это могло серьезно повредить отношениям Малфоев с Блэками. Он был уверен, что из-за скандала вы расстанетесь. На банкете он хорошо набрался, ты сам видел. А застав тебя одного, понял, что ошибался и просто одурел от счастья. В общем, он кается и клянется, что никогда больше не посмеет тронуть тебя. Сев, ведь ни чего не произошло, так? Ты простишь его?
- Он тебя интересует? - Спросил я, пытаясь понять причины его посредничества.
- Не в этом плане. – Честно ответил парень. - Просто, если между вами постоянно будут происходить скандалы, мне будет не по себе. Друзей и так мало. Ну, не с гриффами же тогда общаться.
- Не обещаю, но посмотрим. По крайней мере, не сейчас. Сейчас мне лучше его не видеть. – Честно признался я, но Эйвери и сам это прекрасно понимал.
- Спасибо, Северус. Он уже собирает вещи и вернется домой еще до ужина. Раньше его просто не отпустят. Ну, пока следы не исчезнут. – Произнес парень и взялся за ручку двери.
- Эйвери! – Окликнул его я.
- Да?
- Люциус знает практически все, что происходило со мной в школе. – Мне было интересно, насколько честен со мной будет приятель. Но я оставил ему возможность по-слизерински спихнуть все на и так виноватого однокурсника. - В свете открывшихся обстоятельств, это вряд ли Мальсибер. Или, считаешь, он нарочно подставлял меня, в надежде, что Люциус сорвется, и я перестану терпеть его общество.
Эйвери хохотал как сумасшедший.
- Ну, ты даешь, Снейп. Ты всерьез считаешь, что сможешь отказать Малфою?
Нет. Я так не считал. Отказать Люциусу я бы не смог ни сейчас, ни тогда. Что скрывать, этот парень мне нравился всегда. Даже когда в одиннадцать лет от страха перед шестнадцатилетним красавцем я не мог, не заикаясь, произнести ни единого слова. Он не мог не нравиться. А желания Малфоя мог сдержать только сам Малфой. Он решил не трогать меня, и не трогал. Относительно. Если он считал, что уже может себе позволить что-то больше, чем поцелуи он это себе позволял. И с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, позволял себе все больше и больше. Но я и сейчас уверен, что без моего согласия в наших отношениях мужчина бы не дошел до конца еще два года. Вот только, как оказалось, мое согласие ему получить было совсем не трудно.
Похоже, о наших отношениях с Люциусом мои приятели еще не догадываются. Что ж это к лучшему. Значит, я неплохо шифровался.
Между тем, не злобно усмехнувшись, парень продолжал:
- Радуйся, что ему сейчас есть, кем заняться.
Немного помявшись, Эйвери продолжил. Его потянуло на откровенность.
- Если честно, все ожидали, что Малфой завалит тебя в койку, еще на первом курсе. Его интерес был так очевиден, что наши даже тотализатор устроили, ставки делали. Продержишься ли ты хоть до Рождества, и как скоро он потеряет к тебе интерес. Но, все оказалось куда круче.
Люциус, когда узнал, чуть не поубивал всех. Два придурка со старших курсов, после бала на Хэллоуин, пьяные в дупель, спросили у Малфоя, когда он собирается затащить тебя в постель, потому как они поставили на это свои последние деньги и в Хогсмид на выходные им идти не с чем. Все участники тотализатора были оштрафованы и потеряли свои ставки. На его организаторах устроили отработку заклинаний. Правда, Помфри они сказали, что устроили между собой дуэль. А тому, кто осмелился бы подобным сообщением ранить твою хрупкую детскую психику, обещал групповой массаж задницы. Мой тебе совет, Сев. Если он решит, что пришло твое время, не ломайся. Малфои славятся умением портить жизнь и создавать серьезные проблемы. А если ему понравится... Северус, ты же сам понимаешь, это золотая жила. Многие хотели бы оказаться на твоем месте.
Я не ответил.
Понимать-то я все понимал, вот только пользоваться этим пока не мог. Пока не мог. Я и сам бы себе не ответил, что в этом выражении было ключевым: «пока» или «не мог». Мое воспитание не позволяло просить. Нет. Не так. Я не любил и откровенно боялся просить. Даже у Люциуса, не смотря на наши отношения. Или все же «пока», и со временем я стану больше доверять своему любовнику и не буду опасаться встречный просьб или условий?
В любом случае знать о наших с Люцем отношениях Эйвери не стоит и впредь. Поэтому я вернул разговор в нужное мне русло.
- Так как на счет моего вопроса?
- Понимаешь. Ссориться с Малфоем себе дороже. Когда он окончил школу, то попросил приглядывать за тобой. Что он имел в виду под «приглядывать» он не объяснил. Поэтому, думаю, каждый воспринял это по-слизерински и старался доложить первым. Мальсибера, действительно, больше интересовало, когда ты трахнешь Эванс. Чтобы, Малфой приревновал тебя и бросил. Он бы тебя потом утешил. Кстати, на историю с Блэком он возлагал большие надежды, поэтому и принял столь активное участие, но вышел облом. Оказалось, что Малфой сам дал тебе зелье.
Из девчонок: Нарцисса вроде молчала, но кто ее знает. Может втихаря и нашептывала. А может, боялась, что Малфой примет ее слова за навет и все равно ей не поверит. А вот Белла всегда из кожи лезла, лишь бы тебе нагадить. Уж не знаю, почему?
- А ты? – Не отставал я. Уж очень мне захотелось знать, чего стоили мои школьные приятели.
- А что я? Протекция Малфоя ни кому не помешает. Я хоть и чистокровный, но особых связей у нас нет. Люц меня в такой круг ввел, что тут не только задницу подставишь, но и душу продашь.
Я прекрасно знал о любовниках и любовницах Люциуса, по крайней мере, о тех, которые прошли через его постель за два года нашей совместной учебы. Как ни странно, доводя меня своими ухаживаниями до нервной дрожи, он никогда не смотрел на других младшекурсников, предпочитая более, менее своих ровесников. Но, Эйвери был моим ровесником, значит, с ним он переспал уже после того как окончил школу. Сейчас, каждое упоминание о любовниках Люциуса, я воспринимал как измену.
- И что же, из столь богатого выбора, ты ему предложил? – Я надеялся, что это прозвучало не слишком ревниво. Похоже, я ошибся.
- О, ты никак ревнуешь? Сев, не будь жадным. Тебе и так позволено собрать самые сливки, только руку протяни. Вот любить Малфоя, я бы не посоветовал даже Цисси. Пользуйся его расположением. Можешь насладиться его телом. Он шикарный мужик. – Я едва сдержал себя, чтобы не прокусить закушенную еще в начале его речи губу. - Но любить, и даже просто привыкать к нему, не стоит. Попользуется и выбросит. Или положит под кого другого. Но, и это не худший вариант. Если будешь ему предан, он хорошо тебя пристроит.
- Отличная перспектива. И ты говоришь не ломаться? Да его, пожалуй, десятой дорогой обходить надо («было» – произнес я уже про себя). Да, Эйвери. Мальсибера, я еще не видел, но, тебе верю. Я тоже хочу дать тебе совет. Ты помнишь, что делали с гонцом, приносящим дурные вести?
- Ну? – Не понимая спросил мой приятель.
- А, что сделают с тем, кто их распространяет, догадываешься? – Нет, я ему не угрожал. Просто очень настойчиво советовал.
- Ок. Я тебя понял. – Спокойно ответил парень и добавил: - Трепать языком не намерен.
Я успокоился. Уж что-что, а держать данное им слово, Эйвери всегда умел.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Вторник, 07.05.2013, 11:29 | Сообщение # 43
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 20. Лето с Люциусом

Остаток лета прошел великолепно.
Конечно, были дни, когда я оставался в своей комнате один и готовился к новому учебному году или выискивал в родовой библиотеке Малфоев книги, которые еще не успели пройти через мои руки.
Я изучил Малфой мэнор как свои пять пальцев. Не только сам замок, но и прилегающий парк, и озеро.
Люциус познакомил меня с историей своего рода, научил езде на лошади и даже танцам, принятым на балах.
Как-то вечером, в лучах заходящего солнца, проникающих сквозь окна в зал, где устраивались приемы, Люциус кружил меня в вальсе, отсчитывая такт, и не заметил, когда в зал вошла леди Малфой. Я же, увидев хозяйку дома, запутался в ногах и не упал лишь потому, что мой любовник был готов поймать неуклюжего меня в любой момент.
- Люциус, если уж ты взялся обучать Северуса вальсу, то делай это правильно. – Немного понаблюдав за нами, обратилась мать к сыну. – Он мужчина, он должен вести в танце, а не следовать за тобой. И запомните, юноша, - это уже было сказано мне, - что прижимать к себе партнершу во время танца, как это делал сейчас Люциус, не следует.
Повернувшись к нам спиной, леди направилась к выходу. Едва скрывая ироничную улыбку, Люциус произнес вслед матери:
- Спасибо, мама, я действительно выпустил это из виду. Я учту твое замечание.
Как только за леди закрылась дверь, Люциус спросил:
- Продолжим?
Я согласно кивнул. В танце меня интересовал только партнер, а двигаться в его объятьях было приятно. Если честно, что изменилось в нашем танце, я так и не заметил.
Кроме того, стал разбираться в винах. Если раньше мое представление о них заключалось в словах: красное - белое, вкусное - не вкусное, кислое - сладкое, то теперь я различал его вкусовые ноты и даже мог определить, где именно произрастал виноград, и как выдерживалось вино.
* * *
Как только у Люциуса появлялась возможность уделить мне внимание не только вечером и ночью, мы путешествовали.
Мы посещали исторические места. Как ни странно, Люциус начал с Британии.
Я был поражен, сколько красивых, пропитанных древней магией, исторических мест было в моей стране. Букингемский дворец, Сент-Джеймс и Хемптон, Трафальгарская площадь.
А сколько волшебных артефактов собрали Британский музей и Национальная галерея.
Из Вестминстерского аббатства Малфой, вообще, уволок меня силой.
* * *
В последние дни августа мы побывали на модном курорте, где Люциус попытался придать моей бледной коже более здоровый вид. Но, после получасового пребывания на солнце, моя кожа стала такого насыщенного красного цвета, что заботливый Малфой утащил меня в гостиницу и лично намазал противоожоговым зельем. А все водные процедуры были им перенесены на вечернее время.
Вдоволь наплававшись, мы, держась за руки, вышли из воды и расположились в шезлонгах. Пляж практически опустел. Еще несколько парочек задержалось, но они были так далеко, что совершенно не стесняли нас. Зонт, за неимением солнца, по причине уже наступившей ночи, был сложен и, откинувшись на подголовник, я смотрел в небо. Освещение пляжа и прилегающих к нему аллей, а также разноцветные иллюминации пляжных ресторанов отражалось в море.
- Жаль, что за освещением пляжа невозможно разглядеть звезды на ночном небе. – Негромко сказал я.
- Хочешь полюбоваться на звезды? – Лениво произнес Люциус и протянул руку к чехлу с волшебной палочкой, закрепленному у него на предплечье левой руки. Маскирующие чары скрывали не только чехол с палочкой, но и его уродливую татуировку.
Я с интересом посмотрел на моего мужчину и ответил:
- Здесь должны быть совсем другие созвездия. Не такие как дома.
- Все для тебя, Сев. – Сказал Малфой и, сделав короткое движение палочкой, негромко произнес:
- Нокс.
Заклинание было такой мощи, что мгновенно потух свет на всем побережье, и смолкла музыка.
Какие звезды? После яркого освещения, оказавшись в полной темноте, я ослеп как новорожденный котенок.
- Что ты творишь, Люц, – прошептал я, - тут же сейчас паника начнется. Представляешь, что будет, если здесь есть другие волшебники и они вычислят тебя?
- Тебе не угодишь, - ворчливо произнес мужчина, - Фините инкантатум.
Освещение восстановилось. Вновь заиграла музыка. А мы сидели в шезлонгах, глядя друг на друга и едва сдерживая смех. Глаза моего любовника сверкали только что совершенным озорством.
- Ты большой ребенок, Люц. Мы бы могли просто подняться на одну из гор, там есть удобные лестницы, и посмотреть звезды оттуда, а не творить безобразие. – Наклонившись к мужчине, негромко произнес я. Малфой подался не на встречу.
- Я люблю тебя, Люци, - улыбаясь, прошептал я и прикоснулся к губам моего мужчины. Он не заставил себя уговаривать и страстно ответил мне.
* * *
Уже на следующий день мы неслись по волнам на небольшой яхте. Ужин в лучах закатного солнца на открытой площадке яхты и уютные объятья любовника привели к тому, что я чуть не проспал то, ради чего Люциус и затеял эту прогулку.
Тихий шепот и нежные поцелуи заставили меня открыть глаза. Над нами россыпью бриллиантов сияло темное бархатное небо. При свете тонкого молодого месяца звезды казались огромными. Не найдя слов, чтобы передать открывшееся мне великолепие, я с восторгом взглянул на своего мужчину. В радужке его глаз отражались сигнальные огни яхты, и они сверкали не менее ярко, чем окружающие нас звезды.
Укутанные тонким пледом мы провели ночь под открытым небом. Нас разбудили первые лучи восходящего солнца. Воздух заметно посвежел, и мы не спешили покидать уютные объятья пледа. Пока яхта подходила к берегу, нам предложили по чашке кофе. Завтракали мы уже на берегу.
* * *
Вернувшись, домой (Как быстро Малфой мэнор стал для меня домом!), мы посетили Косой переулок и приобрели все необходимое для школы.
Прикасаясь к дорогому пергаменту, или взяв в руки роскошное перо, я чувствовал себя едва ли не министром магии. Да что говорить, у меня впервые были совершенно новые учебники и школьные мантии.
* * *
В последние ночи августа Люциус был ненасытен. Мы засыпали только к рассвету.
Вечером 31 августа, я лежал в объятьях своего любовника.
- Как же я буду скучать, котенок. – Оторвавшись от моих губ, промурлыкал Люциус.
- Раньше Хэллоуина в Хогсмид нас не отпустят. – Сокрушенно поведал я.
- А в школе нельзя. Дамблдор не позволит. – Так же угрюмо, поддержал меня мужчина.
- Потерпишь. – Вспомнив Цисси в его постели, грубовато ответил я. – Тебе это будет полезно.
- Ну, я-то потерплю. А ты?
- А что я? Вот ты, развратник, точно терпеть не станешь. Стоит мне только выйти за порог, как в твою постель очередь выстроится. – Упрекнул его я и озвучил внезапно возникший у меня вопрос. - Люц, а как ты собираешься делить наш выходной в Хогсмиде между мной и Цисси? Ты же не думаешь, что мы с ней в очередь встанем? Втроем - это тоже не выход.
- Это было бы весело, но Цисси не оценит. Не переживай, я что-нибудь придумаю. В крайнем случае, она еще немного поскучает.
Мы смеемся. Потом целуемся. Потом... Ну, завтра, конечно, рано вставать. Но совсем чуть-чуть-то можно? Да и в поезде отоспаться время будет.
- Как ты предпочитаешь добраться в школу? – Заботливо поинтересовался Малфой, когда мы отдыхали после близости. - Поезд, Ночной рыцарь, портал?
- На поезде. – Ответил я и спросил: - Ты отвезешь меня к вокзалу?
- Конечно, Малыш. – Прижимая меня к себе, ответил Люциус.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
АрманДата: Среда, 08.05.2013, 16:30 | Сообщение # 44
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Наконец то я таки добрался до проды))
Элиас, вы продолжаете меня удивлять! Ну как скажите я могу читать такой прейринг?! Сам не понимаю, но читаю!)))
Хоть и как гиперревнивый человек, не совсем понимаю Северуса... Смирился с полигамностью Люциуса или все еще впереди?
С нетерпением жажду это узнать и прочитать продолжение)



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
ЭлиасДата: Воскресенье, 12.05.2013, 02:41 | Сообщение # 45
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Арман, ну сказать, что смирился, все же не совсем верно.
Потому как эмоции, хоть и не выставлялись Северусом на показ, но были отмечены и Люциусом, и Эйвери.
Основная часть приключений Малфоя все же приходилась на период "воздержания с Севом".
Вынужденный, по крайней мере по словам самого Люциуса, брак любовника Северус конечно же примет, куда от этого деваться. Нарцисса жена Люциуса и Дракошу им придется рожать. А вот смирится Сев или нет, посмотрим дальше.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 13.05.2013, 13:07 | Сообщение # 46
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 21. По дороге в школу.

Я возился в сумке, решая, чем занять себя во время поездки.
Едва я покинул Малфой Мэнор и расстался с Люциусом на перроне, мои инстинкты привычно заняли свое место. Это рядом с Люциусом я забывал свою палочку в спальне, тем более летом и за пределами Хогвартса действовал запрет на применение волшебства несовершеннолетними. А теперь она снова прочно обосновалась в моей руке. Выбирая книгу по настроению, я легко удерживал палочку переплетенными пальцами, но едва скрипнула дверь, она уверенно легла в мою ладонь. Я поднял взгляд на вошедшего парня. Это был Мальсибер.
Повисла напряженная тишина. С опаской покосившись на мою волшебную палочку, он все же посмотрел мен в глаза.
- Северус. Я сожалею о своем поступке. – Неуверенно начал он и предпринял попытку оправдаться: - Но, пойми меня…
- Понять? – Не скрывая агрессии, я оборвал его. Пусть я и не видел себя со стороны, но по лицу парня как в зеркале читал свое отражение. Кривящиеся, плотно сжатые губы, приподнятая бровь и недобрый взгляд. Думаю, это вполне могло вылечить его неуместные чувства.
- Нет. Я неправильно выразился. – Не сводя с меня глаз и заметно сглотнув, произнес Мальсибер. - Прости, если сможешь.
- Я попробую. – Скупо ответил я. После того, что с ним сделал Люциус, глупо было сердиться и дальше. Тем более что общался я в школе в основном только с ним и Эйвери.
- Могу я присоединиться к тебе? – Уже уверенней произнес он.
- Располагайся. – Махнул рукой на противоположное сиденье я.
После того, как Мальсибер разместился, в купе заглянул Эйвери.
- О, вот вы где. Привет. - Короткий взгляд на Мальсибера. Вот притворщик, явно стоял за дверью, давая приятелю шанс извиниться без свидетелей. И в то же время рядом, чтобы вмешаться, если я пойду на открытый конфликт.
Внося чемодан, он немного замешкался, и мы увидели, как мимо нашего купе прошел Блэк в компании мародеров. Поттер, заметив меня в открытую дверь, открыл, было, рот, но Сириус, шедший за ним, мельком взглянул на меня и, слегка подтолкнув приятеля в плечо, сказал:
- Давай сначала свободное купе найдем.
Вот это да! Я уже не говорю о выражении лиц Поттера и, шедшего, следом за Блэком, Петтигрю. Мои приятели чуть рты не распахнули от такого. Я молился, чтобы они не стали комментировать выходку Блэка, тем самым устраивая свару еще до того, как тронулся поезд. В открытой драке вряд ли удастся сохранить зачатки добрых отношений. Но опасения мои оказались напрасны. Парни были настолько изумлены, что не могли произнести ни слова.
Похоже, Блэк действительно решил свести наши с Поттером скандалы к минимуму. Он был серьезен в своих намерениях. Мне нравился его настрой.
Мда, а я уже заинтересован. Ну, не настолько, чтобы положение стало критичным, но я порадовался, что Люциус трансгрессировал нас сразу на платформу 9 и ¾, так что я уже был одет в просторную мантию, а не только в обычные маггловские джинсы. Что и недели его не помарьяжу? О-хо-хо.
Интересно, как быстро Люциус узнает про мои «шалости» и что мне за это будет?
Я вздохнул, представляя себе скандал, устроенный ревнивым мужчиной, как вдруг меня отвлекло лицо, мелькнувшее в дверях.
А это что такое? Вот так взгляд.
Мимо купе прошел Люпин. Наши взгляды пересеклись всего на мгновенье. Кажется, меня живьем четвертовали.
Интересно, Люпин в гневе намного отличается от Малфоя?
Этот чертов Блэк, просто мечтает меня прикончить. По-моему соперничать с влюбленным оборотнем – удовольствие ниже среднего, и для здоровья опасно весьма. Да и стоит ли это синеглазое чудовище того, чтобы я рисковал из-за его сомнительных, но таких волнительных, прелестей своей жизнью?
Поттер вытащил меня из визжащей хижины, куда я влез по милости Блэка и собственной глупости, щедро приправленной любопытством и жаждой мести. А кто остановит оборотня, специально вышедшего на охоту?
И все равно хорош. Не такой красивый и изысканный как Люциус с Блэком, но хорош.
Странное ощущение прирученного хищника. Который сейчас спокоен и ласков как котенок, а через секунду разорвет тебе горло. И не дразнить его не получается. Так и хочется дернуть за усы или хвост.
Шутка века! Северуса Снейпа очаровала половина гриффиндорских муд… блин, мародеров. Хорошо, что не Поттер. Его я бы уже не вынес.
В целом поездка проходила спокойно и даже скучно. Эйвери несколько раз порывался завести разговор на ту или иную тему, но мы с Мальсибером в обществе друг друга все еще чувствовали себя не очень уверенно. Да и я часто отвлекался на мысли о Блэке и Люпине. Поэтому разговоры протекали довольно вяло и быстро затухали.
А потом Эйвери, сверкая значком старосты, ушел патрулировать вагоны Хогвартс - экспресса, а мы с Мальсибером занялись каждый своим делом.
В его обществе не спалось. Все-таки за полтора месяца совсем забыть то «приключение» не получилось. В результате, основную часть пути я читал или делал вид, что читаю и к прибытию поезда на станцию в Хогсмид, осилил почти треть учебника по чарам. Зельеварение и Защиту от темных искусств я просмотрел еще летом, когда оставался один. Они мало отличались от учебников, которые остались от моей мамы. А их я давно уже знал, чуть ли не наизусть.
* * *
Входя в общий зал, я столкнулся с Лили.
Как это она еще не попала под тотальный контроль мародеров? Не понимаю. Чем Поттер так занят, что оставил свою девушку без охраны?
Пропуская ее в дверях вперед, я произнес:
- Привет, Лили. Как прошло лето?
В первое мгновение она поджала губы и хотела отвернуться, но потом справилась с собой и даже ответила:
- Хорошо. А ты как? Я совсем не видела тебя летом. Было много работы?
- Я гостил у Люциуса. – Признался я.
- О. – Протянула она и ехидно поинтересовалась: - И как развлеклись?
Ее подначку я пропустил мимо ушей. Мне хватило того, что в ее глазах была ни чем не прикрытая зависть. Мне даже гадать не надо было, о ее причине.
Мало того, что Лили была уверена в том, что Люциус, скорее всего, добился от меня того, чего хотел, а она скучала все лето в одиночестве и «на голодном пайке». Теоретически, если не считать что в это время я договаривался с Блэком наставлять рога Люциусу, я присутствовал на проведении красивого древнего магического ритуала, коим являлась помолвка высших аристократов волшебного мира, а магическая древность всегда было слабостью моей подруги. Так я еще и жил почти два месяца в замке, который был включен в культурное наследие страны. Лили могла сколько угодно читать о нем, просматривать энциклопедии и журналы с фотографиями и описанием приемов, но без личного приглашения одного из Малфоев, он был ей недоступен. Малфой мэнор хоть и был закрыт от магглов, но считался в Британии одним из самых красивых замков.
Подруга часто рассказывала мне, где она бывала летом с родителями и сестрой, какие видела при этом достопримечательности. Похоже, что этим летом я повидал гораздо больше, чем она за все время учебы в Хогвартсе. Но это ей еще предстояло узнать со всеми красочными подробностями. Позже.
А сейчас я просто попытался наладить отношения с девушкой, которая когда-то была мне ближе, чем сестра. Поэтому просто ответил:
- Лили, я скучал по тебе.
- Какое упущение со стороны Малфоя. – Съязвила Эванс, но не ушла к гриффиндорскому столу сразу, а остановилась со мной в стороне от двигавшегося к столам потока учеников.
- О нет. С Люциусом скучать не приходилось, поверь мне. – С легкой улыбкой поспешил я «успокоить» подругу. - Если он не находил занятие, достойное нашего общего внимания, то развлекал меня сам.
Гримаса подруги меня повеселила.
Ну вот, теперь еще одна из сестриц Эванс при виде меня будет презрительно-завистливо-ненавистно поджимать губы до тонкой бледной ниточки.
Ладно, не буду заострять на этом внимание, пожалею девочку:
- Ты раньше всегда была рядом со мной, Лили. И этим летом мне тебя не хватало.
- Сев, ты же понимаешь, теперь я с Джеймсом. – С кокетливым вздохом и ненатуральным сожалением начала она.
- Я не об этом. Понимаешь, иногда хочется с кем-то поделиться не только проблемами, но и своей радостью. Я рад, что у вас с Поттером все хорошо, пусть и не одобряю твой выбор. Просто, если понадоблюсь, зови. Я - твой друг. Даже если это не взаимно.
- Спасибо, Сев. – На ее лице отразилась целая гамма чувств от удивления и благодарности до обиды.
С Поттером она собиралась играть в девственность до самой свадьбы, или хотя бы помолвки. По крайней мере, таковы были ее планы до нашей ссоры. Правда, тогда они не касались непосредственно Поттера. А я, паразит недогадливый, не стал ее уговаривать.
Сейчас я обдумывал, как бы намекнуть Лили на скромные габариты ее избранника. Ведь при ее аппетитах облом будет у девчонки серьезный. Но потом решил, что это ее выбор. Пусть узнает все, когда придет время.
Прости, Лили, но теперь ты только подруга. Ты сама так решила.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Воскресенье, 02.06.2013, 23:13 | Сообщение # 47
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 22. Первое свидание с Блэком.

Как же тяжело было сосредоточиться на учебе в первое время.
Трудно поверить, что раньше я убивал на нее практически все свободное время.
А этим летом, страшно представить, я даже ни разу не притронулся к котлу. Вступая на свой первый в этом году урок зельеварения, я чувствовал себя троллем. Казалось, что я разучился держать в руках нож и не отличу зверобой от подорожника. Но, стоило закрыться двери в класс, как прежняя уверенность и увлеченность вернулись. Зелье, как всегда, вышло великолепным, а я начал втягиваться в учебу.
За зельями потянулись и остальные предметы. Так потихоньку я входил в свой обычный ритм.
Но если мне удавалось загрузить свои дни учебой, а вечера общением с приятелями, то ночи сводили меня с ума.
Как же я скучал по Люциусу. Само собой и по сексу с ним тоже, но больше всего мне не хватало тепла и запаха его тела. Лежа в постели, я вспоминал легкие прикосновения рук, невесомые поцелуи и нежные глупости, которые он шептал на ушко мне, засыпающему в его объятиях.
К счастью усталость брала свое до того, как воспоминания переходили на более страстные и захватывающие моменты. Наложив охранные и сигнальные заклинания на полог, я засыпал.
Такой тактики хватило ненадолго. Привычка к регулярному сексу и многообещающие взгляды Блэка, сильно подрывали мою устойчивость к соблазну.
* * *
На Блэка было жалко смотреть.
Приятели следовали за ним повсюду, не оставляя ни единого шанса на общение со мной.
Он кидал на меня томные взгляды, но ответить ему в такой толпе я все равно не мог.
У меня уже возникла мысль послать Блэку записку школьной совой и согласиться на свидание, но прошел слух, распространяемый главным образом Блэками, Регулусом и Нарциссой, что Сириус серьезно рассорился с родителями и летом переехал жить к Поттерам, так как мать Джеймса Поттера была его теткой. Друзья – мародеры оказывали Блэку моральную поддержку, которая быстро переросла в надоедливую опеку. И теперь если он и получал письма, то это были, либо вопилеры его матери, либо длинные послания отца с нравоучениями, выполненные на пергаменте, украшенном гербом дома Блэков, в которые утыкались сразу четыре носа. Поэтому, получи Сириус обычную записку, поддерживающие его мародеры, сразу заинтересуются ее отправителем и содержанием. Ну что поделать, очень беспринципные парни. А так как Сириус им вряд ли ответит, за ним начнут следить и нас застукают вместе.
Мне самому эти три недели дались с трудом.
* * *
Однажды, после травологии, я зашел в туалет вымыть руки. На меня налетел, в кои-то веки оставшийся в одиночестве, Блэк. Пользуясь тем, что в комнате мы были одни, он схватил меня в объятья и затащил в одну из кабинок. Его поцелуй был полон желания.
- Сколько еще ты собираешься меня мучить? Может теперь мне тебя изнасиловать? Или купить, как Малфой? Тебе понравилось быть у него на содержании? Сколько ты хочешь? – Страстно, и даже зло, шептал гриффиндорец мне на ухо, прижимаясь всем телом.
- Ой-ой-ой. – Поморщившись, произнес я. - Блэк, не строй из себя больше, чем ты есть на самом деле. В Слизерине, благодаря твоему братцу и кузине, уже все в курсе, что наследником будет Регулус, а ты сам провел остаток лета на содержании у Поттеров. Не там ли ты узнал размеры его папаши? Так что, ты ничуть не лучше меня. Не на что тебе меня покупать, да я и не продаюсь.
- Ага, ты отдаешься даром в хорошие руки. – Заявил Блэк с вызовом.
Мне захотелось его ударить. Но начинать наши «романтические» отношения с драки, было не совсем логично.
Помня взаимоотношения родителей, маггловскую поговорку: «бьет, значит, любит», я не принимал всем сердцем. К тому же справиться с задирой и хулиганом Блэком без волшебной палочки, будет проблематично. А устраивать магическую дуэль в кабинке метр на метр было, по крайней мере, глупо. Поэтому оставалась только словесная пикировка.
- Оскорбляя меня, ты в первую очередь унижаешь себя. В любовники я предпочитаю лучших. Ты в состоянии соответствовать? – Попытался я поставить его на место.
- Снейп, не беси меня. – Прошипел Блэк и, присаживаясь на корточки, потянулся расстегивать мне брюки.
Глядя на него сверху вниз, я спросил:
- Ты серьезно такой дурак, что довел родителей до отречения?
- Это не твое дело. – Грубо огрызнулся он. - Тебе ли осуждать меня, когда от твоей ма…
- Остановись, Блэк! – Почти крикнул я. Сириус заткнулся и поднял на меня непонимающие глаза.
Потом его взгляд изменился. Кажется, до него дошло, что он собирался сказать и кому, и даже хватило ума смутиться и произнести:
- Извини.
Возникла неловкая пауза. А что я должен был ему ответить? Ничего страшного, братан, можешь продолжать дальше? Нет. Если ему приспичило общаться со мной, пусть лишь в интимном смысле, то ему придется придерживать свой язык. По крайней мере, в том, что касается моей семьи.
Неловко улыбнувшись, Блэк спросил, снова принимаясь за застежку моих брюк:
- Мы будем трахаться, или нет?
- Блэк, ты действительно хочешь быть оттраханным в туалете? – Остановил его я, перехватив руки. - Или поищем более приятное место?
- Когда? – Отвечая вопросом на вопрос, тут же согласился он.
- У нас сейчас зелья. Их я пропускать не стану. А до ужина или после, решай сам.
- А плавно переходя с до в после? – Тут же задал вопрос Блэк, поднимаясь.
- Ты меня пугаешь. Час, ну два, потратить на секс с тобой я согласен. Но, каким бы ты не был красавчиком, - произнес я, положив ладони на его ягодицы и немного сжав их так, что на губах Сириуса расцвела довольная улыбка, уж не знаю от комплимента или от самого прикосновения, - нашими темпами до отбоя я вряд ли дотяну. А, на меньше, ты же не согласен?
- Тогда сразу после уроков. Там же. – Блэк чмокнул меня в губы и первым вышел из кабинки.
* * *
На свидание я пришел первым. Палочка была наготове. Сначала я проверил комнату на наличие посторонних. Потом расположился так, чтобы входящего я мог увидеть первым. Не смотря на то, что соскучился по сексу, я не мог позволить себе расслабиться. С мародерами всегда надо быть настороже. Романтика, блин.
Блэк спешил. Он немного опаздывал и поэтому буквально влетел в комнату. Его разочарованный стон:
- Ууу, еще не пришел, - возбудил меня моментально.
Осторожно приблизившись со спины, я положил руки ему на бедра и вжался уже напряженным членом в его ягодицы.
- Напротив. Я уже заждался. – Мурлыкнул я ему в ухо. Парень вздрогнул от неожиданности, но сразу расслабился.
- О, Мерлин, я это чувствую. – С расплывающейся на губах улыбкой Блэк, повернулся ко мне.
Заметив в моей руке палочку, парень напрягся. Но я, запечатав дверь, демонстративно убрал ее в карман мантии и погладил его по щеке, а второй рукой, обнял за талию. Блэк страстно привлек меня к себе. Наши губы слились воедино. Языки исполняли сумасшедший танец. Мы ласкали, друг друга, попутно раздеваясь. В перерывах, когда мы отрывались друг от друга, чтобы вдохнуть воздух, я спросил:
- И как же Поттер тебя отпустил? Я думал, он теперь и в туалет с тобой ходить будет.
Обе мантии легли на ближайший стол. Мы принялись за рубашки.
- Я их всех на хрен послал. Сказал, что у меня свидание, и я иду трахаться. А если они не отстанут, то я начну трахать их.
Стянув с плеч Сириуса рубашку, я за полы притянул его к себе. Блэк легко подался на встречу за поцелуем. Не позволяя ему впиться мне в губы, я, дразня легким прикосновением и дыханием, с улыбкой наблюдая за разочарованием в синих глазах, спросил:
- Мерлин, неужели Джимми не согласился?
- А он в это время с Эванс обжимался. И светиться, о наших с ним отношениях, перед ней не стал. – Переключая свое внимание на мой ремень, ответил парень.
Сейчас со мной был совсем другой Сириус Блэк. Если в первый раз он помогал другу избавиться от возбуждения. То сейчас он сам жаждал получить как можно больше удовольствия. Меня радовало нетерпение Блэка, но приходилось прилагать много усилий, так как он часто порывался перехватить инициативу.
Сириус томно постанывал и даже тихонько поскуливал, пока я готовил его. Он вздрагивал от возбуждения и нетерпеливо ерзал, подаваясь навстречу моим пальцам. И лишь почувствовав меня в себе, полностью подчинился моей власти, принимая мой темп и мои желания.
После первого оглушительного оргазма, мы отдыхали, лежа на старом диване, оглаживая и целуя, друг друга. Блэк впился губами мне в ключицу. Я резко оттолкнул его, и он свалился на пол.
- Ты что творишь, придурок? – Я сел на диване. - Совсем крышу снесло? Никаких засосов и укусов.
- Почему? – Искренне удивился Блэк. Он как упал, так и остался лежать на голом полу. Только подставил руку под щеку. - Тебе есть от кого их прятать?
- А тебе будто не от кого? – Буркнул я.
- Я и не собирался их прятать. – Блэк перекатился на спину и бесстыдно раскинул бедра, лениво поглаживая свой еще вялый член.
- И от Поттера? – Приподнял я вопросительно бровь.
- Джеймс знает, что я кобель и давно уже смирился с этим. Тем более, я же мирюсь с его Эванс.
- Блэк, никаких засосов. Один раз посмеешь и между нами все кончено. – Предупредил я.
– Да и вообще, трепаться о наших отношениях не стоит.
- Это у нас Малфой такой ревнивый? На помолвке (помнишь?) он меня чуть не убил. Решил, что мы с тобой трахались на террасе. Отодрал меня как… Я думал, пополам порвет. Не знаю, как я дождался конца бала? С тобой он так же нежен?
Я встал и, молча, стал собирать свою одежду.
«Какой же Люциус скотина. – Подумал я про себя. - Неужели, в моем окружении не осталось ни кого, кто бы под него не лег?»
Пока я отлеживался, успокаиваясь после его выходки, он успел поиметь Блэка, а потом еще и Нарциссу у себя на ночь оставил. Кто еще попал в список побед Малфоя, в тот торжественный день я знать не хотел, подозревая, что и Мальсиберу достались не только Круциатусы. Хуже всего, что я даже не могу высказать ему претензию. Ведь при прежних отношениях с Сириусом, мне бы это было неизвестно.
- Северус, ты куда? До ужина больше часа. - Сириус поднялся на ноги и, подойдя ко мне, попытался взять за руку.
- Никогда не лезь в мою личную жизнь, Блэк. – Огрызнулся я и вырвал руку. - Тем более, воздержись от комментария моих отношений с Люциусом.
- Не уходи, Сев. Еще рано. Я больше не буду. К черту Малфоя. Хочешь, я извинюсь? - Парень опускается на колени и, обхватив меня за бедра, заглатывает мой член.
Несколько раз Сириусу удавалось взять его в рот полностью, и мой член скользил в его глотке. Когда я понял, что скоро кончу, я ухватил его одной рукой за подбородок, а другой придержал затылок. Несколькими движениями я трахал рот Сириуса. Затем, не дав гриффиндорцу вынуть мой член изо рта, я кончил. Блэк поглотил все, картинно облизав губы.
С Лили я старался быть аккуратным и бережным, передавая ей инициативу, чтобы не поранить или не обидеть. Поначалу я попытался быть таким и с Блэком, но он это не оценил, требуя большего. И теперь я с ним особо не церемонился.
Ему нравилось подчиняться мне. Его возбуждала грубость и принуждение. Хотя какое там принуждение, если он сам напрашивался на свидания?
С тех пор мы встречались два-три раза в неделю и отрывались по полной программе.
* * *
Однажды, отдыхая после секса, Сириус сказал:
- Рем все о нас знает.
- Кому еще ты разболтал? – Лениво, но от этого не менее недовольно, спросил я.
- Северус, я не болтал. Он же оборотень. Он просто унюхал на мне твой запах. Знаешь, он почувствовал еще тогда, летом, но не сразу понял, почему Джеймс пах тобой.
Я вспомнил странный взгляд Люпина, когда вышел к мародерам под оборотным зельем. Если бы у оборотня было чуть больше времени, мой план бы с треском провалился. И я не только не наслаждался бы сейчас красивым телом моего синеглазого любовника, но, возможно и не учился бы в Хогвартсе больше.
- Зачем ты вообще ему об этом заикнулся?
- Он поинтересовался, насколько у нас все серьезно. – Лизнув меня в плечо, Блэк протянул руку к моему члену.
Я отбросил его руку и сел на диване.
С Сириусом мне было здорово, но драться за Блэка с парнем, который мне все еще нравился, совсем не хотелось. Тем более, вероятнее всего, он будет не один, а со своими друзьями-отморозками, фу ты, мародерами, количество которых хоть и уменьшилось на четверть, но мне силы не добавило. Блэк может и попытается не допустить моего убийства, но драться со своими приятелями не станет.
Посмотрев на парня, я спросил:
- Сириус, не тяни кота за хвост. Мне сразу отравиться или ждать пока он меня загрызет?
- Да ладно, Северус, он нормальный парень и не станет создавать проблемы. – Блэк тоже сел и, обхватив меня за талию, прижался к моей спине. Поцеловал в шею и неуверенно протянул:
- Только…
- Только что? – Я обернулся через плечо на любовника.
- Ну, я не вдавался в подробности и, думаю, он считает, что я сверху. – Виновато произнес Сириус. - В смысле, он знал про нас с Джеймсом.
- Ерунда. Главное, чтобы другим не трепался. Ты можешь гарантировать, что о нас не станет известно каждой собаке?
- Собака о нас уже знает. – Совсем по-собачьи лизнув мою шею, произнес Блэк. – А Рем не станет кричать об этом на каждом углу.
- А кричать и не надо. Достаточно сказать Поттеру и Петтигрю, как будет знать вся школа.
- Не бойся, я за Луни ручаюсь.
- Ладно, я тебе верю. - Разворачиваясь, сказал я и повалил парня на диван, наваливаясь сверху, А он, не раздумывая, раздвинул ноги, показывая, что готов продолжить.
Пришел черед второго раунда.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Пятница, 07.06.2013, 20:32 | Сообщение # 48
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 23. Ремус Люпин.

В середине ноября на свидание к Блэку я не дошел.
Люпин, мрачный, но решительный, перехватил меня по дороге.
- Надо поговорить, Северус.
- Говори, только быстро. Я спешу. – Сказал я, предчувствуя скандал.
- Не здесь. – Оборотень кивнул в сторону коридора.
Полнолуние давно прошло, и я спокойно принял его предложение.
Его кулаков я не боялся. Тем более он был один. Рогатого с крысой я видел спускающимися по лестнице к выходу из замка, причем они меня при этом видеть не могли. А чтобы бояться зубов оборотня, не надо быть трусом, достаточно просто реально осознавать последствия. Это, конечно, не относится к тем, чей диагноз: гриффиндорец.
Мы нашли пустой класс. Войдя, оборотень повернулся ко мне лицом и с минуту смотрел, как я закрываю за собой дверь и поворачиваюсь к нему, ожидая начала беседы. Люпин резко выдохнул и спросил:
- Что у вас с Сириусом?
- Не твое дело. – Грубо ответил я.
- Нет мое. – Попытался настоять он.
- У тебя шансов не меньше. Действуй. Отбивай. Может он тебя предпочтет.
Люпин поначалу немного растерялся, но, решившись, схватил меня за руки, настаивая на ответе:
- Северус, скажи мне, пожалуйста, что у вас с Сириусом?
Вежливый мародер это что-то неправильное.
Вот Блэк даже во время секса не заморачивается этой проблемой и остается верным себе. Ну, разве что, разнежившись после секса, он становится ласковым и тогда с его языка слетает меньше непристойностей и больше разной романтической чуши.
А Люпин старался оставаться вежливым всегда, даже когда с приятелями мародерами вчетвером готовился избивать меня одного.
- Я сказал, это не твое дело. – Я попытался вырвать руки, но тот меня удержал.
- Ты любишь его? - С какой-то грустной решительностью спросил оборотень.
- Нет. – Довольно лаконично ответил я.
- Тогда почему ты с ним? - Не отставал Люпин.
- Если я скажу, что это просто секс, ты отстанешь?
- Просто секс? Тебе что, все равно с кем? – Удивился Люпин. Мне не понравился блеск его глаз.
- Ну, почему же. Вовсе не все равно. Блэк красивый, сексуальный парень без заморочек. В школе он один из лучших в этом плане.
- Лучший? – Удивился гриффиндорский староста. Похоже, Люпин не был со мной согласен в этом вопросе. Так какого черта он тогда лезет ко мне? Между тем парень продолжал: - Сириус всегда был эгоистом в сексе, даже с Джеймсом. Тебе с ним действительно нравится?
- Ну, Поттер не показатель. Это для вас он звезда, а для меня блоха. Блэк меня удовлетворяет.
- А ты уверен, что тебя может удовлетворить только он? Ведь могут быть любовники и получше.
Я хотел ему сказать, что любовник «получше» сейчас находится в Малфой - мэноре, за пределами досягаемости, но не успел. Люпин схватил меня в объятья и впился в губы долгим, страстным поцелуем.
Сириус когда-то говорил, что Рем давно в кого-то влюблен. Неужели Люпин, о котором я грезил весной, уже больше полугода хотел меня, но считал наши отношения невозможными по вполне понятным причинам, и теперь дико ревновал меня к Блэку? Не верю! Это бред.
- Я люблю тебя, Северус. Если тебе нужен именно Сириус, я уйду. Но, если между вами только секс, дай мне шанс. Только один шанс. Я сделаю тебя счастливым.
Мерлин, как же это некстати. Мне казалось, что мед, плескавшийся в его глазах, прочно приклеивает меня к нему. Ну почему так? То никого, то все сразу. Что мне теперь, разорваться?
- У меня уже есть любовник. И он очень ревнив. – Признался я, пытаясь удержать парня на расстоянии.
- Я сам объяснюсь с Сириусом. Он поймет. – Пообещал Люпин.
- Я говорю не о Блэке.
- Ах да. – Люпин немного сник. - Там, в поезде, я почувствовал его запах. Он не из школы. Верно? Это Малфой?
- С чего ты взял? – Спросил я.
- Это он, я прав. – Уверенно сказал Рем. – Он с первого курса вился вокруг тебя. Да и Джеймс рассказывал про его обручение летом. Ты там был. Но, по рассказам Лили, у тебя было мало шансов туда попасть, из-за родителей.
- Лили разговаривала с тобой обо мне? Что она тебе рассказала? – Взволновался я.
Рему могло быть известно о моих прошлых желаниях на много больше, чем мне бы хотелось. Лили вполне могла отомстить за случайно вырвавшееся у меня оскорбление.
- Скорее я с ней. Я хотел узнать о тебе больше. Она догадалась, что я влюблен. И посоветовала объясниться с тобой лично.
Вот сводница.
- Мне, конечно, приятно твое внимание, но я не могу. – Решительно отказался я. Хороший секс это одно. Чувства – совсем другое. Тут и засветиться недолго. А ссориться с Люциусом в мои планы не входило.
- А с Сириусом можешь? – С обидой спросил Люпин.
- Это другое. – Ответил я.
- Чем, другое?
- Всем. Сириус меня не любит. Я его тоже. Ни ревности, ни обязательств. Только секс. А ты уже предъявляешь на меня какие-то права. – Спокойно объяснил ему я и с угрозой и предостережением добавил:
- И даже не пытайся меня шантажировать, хуже будет только тебе. Люциус поверит мне, а если и не поверит, то прибьет твоего приятеля. Тебе это надо?
- Я не стану шантажировать ни тебя, ни его. Но, скажи мне, неужели просто секс лучше секса с любимым и любящим тебя мужчиной? – Я вопросительно вздернул бровь. Что-то уж очень уверенно вел себя оборотень. Похоже, он не верил, что может получить отказ. - Да, ты правильно понял. Лили проболталась. – Пристально смотря мне в глаза, произнес парень, подтверждая мои предположения.
От гнева я сжал кулаки. Если бы эта рыжая тварь сейчас была здесь, честное слово, не посмотрел бы на то, что она девчонка и врезал бы хоть разок.
- Случайно. – Увидев мою реакцию, попытался успокоить меня Люпин. - Я обещаю, что не буду тебе мешать с Малфоем, пока ты сам не определишься в своих чувствах. Но ведь Малфоя здесь нет, а ты полон нереализованного желания.
- Очень даже реализованного. – Огрызнулся я.
- Сириусу все равно кого трахать. – Раздраженно выпалил Люпин. - Ну, почему он?
- Может, потому что это я его трахаю? – Психанув, выдал я. Оборотень недоверчиво потряс головой.
- Не правда, он с Джеймсом всегда …
- А ты видел размер Джеймса? По-другому, Блэку просто было не интересно. Знаешь, я вообще считал, что ты по нему сохнешь. Да и он с удовольствием бы попробовал тебя. Он сам мне сказал, что твой размер ему интересен.
Люпин все также держал меня в объятьях.
Мне все трудней становилось сдерживать себя. Его запах и прикосновения сводили с ума.
- Я хочу интересовать только тебя. – Спокойно сказал Люпин.
Ну, началось. Да, он привлекал меня. Сейчас я понял окончательно, что привлекал он меня как мужчина. Он воспринимался как самец. Ему хотелось подчиниться, так же как Люциусу. Но, если Блэка Люциус с грехом пополам еще сможет понять, то Люпина точно мне не простит.
- Тебя не устроит нижняя роль?
- Не устроит. Не думаю, что и Малфоя она устроила бы.
- Не задирай нос, Люпин. Сравнивать себя с Люциусом, глупо. Не тот масштаб. Извини.
- Я добьюсь своего. – Сейчас на меня смотрел хищник, вышедший на охоту. Это завораживало.
Сильные руки ласкали мое тело. Губы требовали поцелуев.
Я вырвался, но Люпин перехватил мою руку и, после короткой борьбы, я оказался прижат лицом к стене. На шее я чувствовал горячее дыхание и страстные поцелуи. Я всегда терял голову, когда Люц целовал границу волос на шее. Люпин делал это не менее страстно. И я поплыл.
Люпин не пытался взять меня с бою. И даже не проникал под одежду. Но при этом довел меня своими ласками до полуобморочного состояния.
Я был возбужден. Я хотел секса. Я хотел Мужчину.
Если бы Малфой был способен меня услышать, я бы орал во все горло: «Люциус, мне срочно нужна твоя сила!»
Но рядом был только Люпин, чертовски привлекательный и возбужденный. Похоже, я все еще был влюблен в него.
Я больше не сопротивлялся. Упершись руками и лбом в стену, я позволил ему ласкать себя. Будь, что будет.
Я не сразу сообразил, почему оказался на руках у парня. У меня просто закружилась голова, и подогнулись колени.
Я пришел в себя, сидя на коленях Люпина в его объятиях. Моя голова лежала у него на плече. Мерлин, как хорошо. Он был невероятно нежен.
- Хватит, пожалуйста. – Еле слышно произнес я. - Если я в таком виде вернусь в спальню, Люциус узнает мгновенно. У нас будут серьезные проблемы.
- Хорошо, любимый.
* * *
Ночью я не находил себе места. В моей жизни было три замечательных мужчины. И я их хотел. Всех.
С Люциусом у меня выбора не было. Я смирился с ним, принял его умом, и даже научился получать удовольствие. Я не просто связывал с ним свое будущее. Я влюбился. Он стал мне жизненно необходим. Но сейчас он был далеко, и явно не заморачивался своей верностью мне.
Блэк позволял реализовывать мне свои желания. Я был мужчиной с довольно высокой сексуальной потребностью, и организм требовал подобного удовлетворения. Как бы хорош не был Люциус, на сегодняшний день в активной роли мне было отказано полностью.
А Люпин - моя первая любовь. По крайней мере, я так считал. Хоть Люциус мне понравился еще до того, как произошел наш самый первый поцелуй, впоследствии, он фактически навязал мне свое общество, не оставляя выбора. А Люпин был моим личным выбором. Самыми простыми ласками он подарил мне столько чувственного наслаждения, что я потерял контроль над своим телом и разумом. Если он творил со мной такое сейчас, что будет, когда мы окажемся в постели? А ведь мы там окажемся, не сомневаюсь. Я боялся, что после этого к Люциусу уже не вернусь. Выход был только один. Держаться от оборотня подальше.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
katyaДата: Суббота, 08.06.2013, 00:49 | Сообщение # 49
Демон теней
Сообщений: 205
« 6 »
Очень интересно! Спасибо!
 
ЭлиасДата: Понедельник, 10.06.2013, 00:01 | Сообщение # 50
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 24. Меж трех огней.

Объясниться с Блэком сам я не успел. Когда я добрался до комнаты, где мы обычно встречались, его там уже не было. Я его не винил. Жать почти два часа я его тоже бы не стал. А утром, увидев взбешенного парня за завтраком, оставаться с ним наедине уже не хотелось.
Между Блэком и Люпином, словно черная кошка пробежала. Разве что, до дуэли еще не дошло. Поттер метался между ними, не понимая, что творится с друзьями.
Петтигрю поджал хвост, и все чаще искал себе компанию на стороне. Пусть унижают и издеваются, но без риска в любой момент получить проклятье, направленное одним взбешенным приятелем в другого.
Я частенько замечал как старшекурсники, не имеющие постоянной пары, как ни странно, но зачастую это были слизеринцы, по одному, по двое, утаскивали забытого приятелями Питера в укромные уголки замка.
* * *
Моя размеренная жизнь полетела коту под хвост. Оба парня изводили меня своей ревностью.
Они не подходили ко мне при свидетелях, чтобы не спровоцировать меня на отказ и окончательный разрыв отношений. Но на уроках и в общем зале сверлили мою спину страстными взглядами. Так что я не мог сосредоточиться на учебе или просто нормально поесть. Они закидывали меня посланиями с признанием в любви и просьбами со стороны Люпина, и даже требованиями со стороны Блэка, о свидании.
Я не мог открыто отдать предпочтение кому-то одному. И даже не потому, что не мог выбрать, кого я хочу больше, просто, было неизвестно, на что мой выбор спровоцировал бы другого импульсивного гриффиндорца.
Я боялся, что Люциус узнает о моих поклонниках, и старался не оставаться в одиночестве за пределами подземелий.
Чтобы хоть как-то контролировать ситуацию мне приходилось быть жестоким, даже с самим собой.
Блэк был просто неуправляем. Люпин оказался тоже весьма упорным.
Я не мог встречаться с обоими. В лучшем случае они убьют друг друга. В худшем меня.
Я остался без секса, преследуемый двумя озабоченными мародерами.
* * *
Но гриффиндорцы были не единственной моей проблемой.
Мальсибер не спускал с меня глаз. Он не приставал, но всегда был рядом. Спальня, уроки, общий зал, гостиная факультета, библиотека. У меня, человека не склонного к постоянному общению, вообще не осталось шанса побыть одному.
Я попытался простить его выходку, но не забыл ее. Если за пределами подземелий его общество, пусть и не приветствовалось, но в свете последних событий было мне необходимо, то в спальне или в гостиной присутствие парня меня уже откровенно бесило.
Я сидел на кровати и читал учебник. Мальсибер чем-то занимался в своем углу.
В спальню вошел Эйвери:
- Внизу объявление повесили. На эту субботу разрешили поход в Хогсмид, куда мы пойдем?
- Никуда – отвечаю я, не отрываясь от чтения.
- Да ладно, Снейп, это последний выходной перед рождеством, надо подарки купить. – Уговаривал меня Эйвери.
- Нет. Я с вами не пойду. – Отказался я и подумал, что надо послать Люциусу записку. А если он не сможет составить мне компанию, то я вообще никуда не пойду. Так я смогу хоть полдня провести в одиночестве, здесь в спальне. Я даже на обед не пойду, чтобы не нарушать свой покой. Мерлин, какое это счастье.
- Я тоже не пойду. – Нарушив мои планы, поддержал меня Мальсибер.
- А что так? – По возможности не выдавая своего раздражения, спросил я.
- Составлю тебе компанию. – Спокойно ответил он.
- Не составишь. – Я давно был на взводе, и раздражение вспыхнуло почти мгновенно. Фиг с ним, если не могу побыть один в спальне, можно прогуляться к озеру. Мародеры пойдут в «Три метлы», и встреча с моими поклонниками мне не грозит. - Я не собираюсь оставаться в замке.
- Хорошо, тогда погуляем. – Словно прочитав мои мысли, предложил он.
- Ты не понял. Я не собираюсь составлять вам компанию. У меня другие планы.
- Мы пойдем с тобой. – Безапелляционно заявил Мальсибер. Похоже, он для себя решил, что если уж я не достался ему, то никому другому он тоже шанса не оставит.
- Ну, уж нет. – Я со злостью захлопнул книгу и встал с постели. Мальсибер тоже поднялся. Мне хватило короткого взмаха палочкой. Невербальным заклятиям меня научила мама летом после второго курса, поэтому Ступефая оказалось достаточно.
Мальсибер упал лицом вперед. Эйвери вскрикнул и подлетел к нему:
- Снейп, какого черта?
- Я сейчас иду в библиотеку. Если увижу тебя рядом, тоже заколдую. Не вздумай снимать с этого урода заклятие до ужина. А когда очнется, передай ему: пусть перестанет ходить за мной, иначе следующим будет Круциатус.
Я вышел из спальни, но пошел не в библиотеку, а в совятню, отправить Люциусу письмо.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 10.06.2013, 00:02 | Сообщение # 51
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 25. Я знаю, Сев.

Шагов я не услышал. Но, спиной почувствовал приближение Люпина. Я знал, что это он. Отпустив сову, я повернулся к нему лицом.
- Привет, Северус. Кому пишешь?
- Привет. Люциусу. – Ответил я.
Уголок рта Люпина на мгновение искривился, но он сдержался.
- Ты избегаешь меня, Сев?
- А у меня есть на это причины? – Иронично приподняв бровь, спросил я.
- Сейчас не место сарказму.
- Почему же?
- Северус. – Люпин подошел слишком близко. Я буквально ощущал его всей кожей. Он взял меня за руку.
- Рем, не надо. – Я попытался его остановить, но кто меня спрашивал? Ладонь Люпина скользнула в рукав моей теплой мантии, вдоль моей кисти вверх к локтю. У меня перехватило дыхание. Люпин среагировал быстро. Увидев мою реакцию, он просто привлек меня к себе, и поцеловал. Его руки гладили мою спину, иногда скользя по талии. Даже сквозь зимнюю мантию его прикосновенья обжигали. Губы скользнули к уху.
- Я хочу тебя, Сев!
Мое тело снова предало меня. Месяц без секса, это слишком! И это с Сириусом! С Люциусом я не виделся с Хэллоуина. От него были только письма, которые больше дразнили, чем успокаивали, и посылки с книгами и ингредиентами.
- Мерлин! Что ты творишь? – Спросил я охрипшим голосом, но Ремус уже тащил меня куда-то. Я не сопротивлялся. Ну, не мог. Просто, следовал за парнем.
Мы, без приключений, нашли пустой класс. И я снова оказался в объятиях Люпина. Сейчас парень был настойчивым. Сначала мантии упали с плеч. Затем были расстегнуты рубашки. Люпин привлек меня к себе. Руки Ремуса скользнули по моему телу. Лопатки, спина, талия, и ягодицы. Это было волшебно. И я ответил. Мои руки скользнули по его груди, задевая соски, и сомкнулись на шее. Губы терзали губы.
На пол полетела оставшаяся одежда. Люпин был везде. Я растворился в его ласках, в его любви. Ремус не был страстным и властным как Малфой, не был дерзким и озорным как Блэк, не был похотлив и груб как Мальсибер. Спокойный и уверенный, он не брал, он вынуждал отдаваться. И я давал все что мог. Объятья, поцелуи, нежные и страстные прикосновения.
А потом был его язык. Мерлин! То мягкий и нежный, то игриво щекочущий, то упругий и требовательный. Казалось, он вылизал меня всего, с ног до головы.
Сначала были мочки ушей и горло, ключицы и грудь. Невыносимо долго он ласкал мои соски. А когда я уже был не в состоянии стонать, только мычал и пытался судорожно оторвать его от себя за волосы, он спустился ниже. Живот, ненадолго задержался, щекоча пупок, и пошел дальше.
Во время роскошного минета, мне казалось, что он выпил из меня все соки. Но, и это был еще не конец.
Ремус повернул меня спиной к себе и прижался всем телом. Его губы и язык, соперничая друг с другом, снова стали спускаться вниз. Поцелуи по кромке волос. Затем он лизнул за ухом и перешел на шею. Руки поглаживали плечи и бока, а язык, щекоча, спускался вниз по позвоночнику.
Опустившись на колени, он ласково погладил мои бедра и слегка развел ягодицы. Позабыв про смущение и стыд, я оперся о ближайший стол, открываясь для него. Когда его язык скользнул внутрь, с моих губ сорвался шепот:
- О, Мерлин.
Блаженство. Невероятное наслаждение. Я стонал, я кричал и молил не останавливаться. Я прогибал спину, позволяя ему все. Он улыбался и продолжал ласкать меня.
Я не уверен, что меня остановили мысли о Люциусе. Думаю, в тот момент о нем я думал меньше всего. Просто я струсил, поэтому и не осмелился идти до конца. Я испугался попасть в зависимость от этого мародера, и оставил себе шанс для побега. Рем не настаивал.
А потом был фроттаж. Я сидел на коленях Ремуса, лицом к нему. Его сильные руки, поддерживающие меня за бедра, прижимали к себе. Мои пальцы запутались в его волосах. Наши губы размыкались, только когда уже не хватало воздуха.
Кончили мы одновременно. Он поймал губами мой последний стон - вскрик и я выдохнул:
- Это было прекрасно, Рем. Если бы ты знал, как же это было здорово.
- Я знаю, Сев. Знаю. – Прошептал он, сверкая глазами и улыбаясь.
* * *
С Ремом я забыл обо всем. Мы пропустили не только ужин. В спальню я вернулся за полночь.
- Где ты был? – Раздалось, едва я переступил порог.
- Не твое дело, Мальсибер. – Хорошо, что свет уже потушен. Я забрался в постель и задернул полог. Привести себя в порядок можно и утром. Главное, чтобы эти двое не смогли рассмотреть меня как следует. А на словах я всегда вывернусь.
- Северус, мы по всему замку тебя искали. – Судя по скрипу пружин, Эйвери сел на кровати. – В библиотеке тебя не видели, на ужин не пришел. Где ты был?
- И Люциусу, конечно же, отписали? – Лихорадочно ища оправдание, с упреком спросил я.
- Еще нет. Все зависит от твоего объяснения. – Честно сказал Мальсибер.
- Мы не в Азкабане, в конце концов. – Возмутился я. - Ладно. Я пошел в совятню, и отправил Люцу письмо, что в субботу буду в Хогсмиде. Теперь понятно, почему без вас? Потом гулял у озера.
- Тебя там тоже не видели. – Голос Мальсибера звучал ревниво.
- Естественно не видели. Ты достал меня постоянной слежкой. Я хотел побыть один. Мне нужно было одиночество. Иначе я убил бы тебя. Я ходил к гротам. И там заснул.
- Северус, это же запрещено. Там территория кентавров. Тебя могли убить.
- Ну, так пойди, настучи на меня. А теперь тихо. Я хочу спать.
* * *
В субботу, за завтраком я получил записку от Люциуса.
Если честно, я не знал, хочу ли я его видеть. Нет, мое отношение к Малфою совсем не изменилось, но как я и предполагал, после Люпина все стало по-другому. Пусть мы с ним и не дошли до конца, все мои чувства и желания лежали на поверхности. Я боялся выдать себя.
А он уже ждал меня.
Сложив записку и убрав ее в карман, я решил продолжить завтрак. Подняв глаза, я встретился взглядом с Ремом.
Открытый, спокойный. Он знал от кого записка.
Знал, что в ней назначено свидание.
Знал, что я пойду на него.
Я первым опустил глаза.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 10.06.2013, 00:02 | Сообщение # 52
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 26. Почему?

Люциус встретил меня страстным поцелуем.
- Сегодня мы отправимся в Париж. – Заявил он, едва разомкнулись наши губы.
- Зачем? – Возразил я. После утренних переглядываний с Люпином, настроение упало. - Чтобы весь день проваляться в постели с видом на Эйфелеву башню? Тем более что нам нельзя покидать Хогсмид.
- Ну, что с тобой поделать? Никакой романтики. – Вздохнул мой мужчина, но согласился. - Тогда Париж оставим на Рождество, а сегодня – Малфой-мэнор. Не переживай, ты вернешься вовремя. Здесь нам лучше не светиться.
* * *
Напрасно я переживал. Или я так хорошо владел собой, или Люциуса больше интересовал секс, но моего состояния он не заметил. Лишь в самом начале обратил внимание на мою напряженность.
- Я немного отвык. Все-таки больше месяца прошло. – Врать Люцу было тяжело. Да и последствия могли быть весьма неприятными.
Но врать я умею. Я все-таки слизеринец, в Мерлин знает каком поколении.
Род Принцев был древним и чистокровным. Эйлин, моя мать, вышла замуж по любви, вопреки воле семьи. За что и поплатилась отречением. Но, быстро разочаровавшись в муже, целиком посвятила себя сыну. Отец быстро спустил наследство жены. Это единственная часть магического мира, которую он согласился принять. Если бы не вмешательство деда я не получил бы возможности учиться в Хогвартсе. Втайне от отца, моя мать обучала меня всему, чему могла. Не смотря на ограничение использования волшебства несовершеннолетними, я начал применять волшебную палочку моей матери раньше, чем научился читать и писать. Это были простейшие бытовые заклинания. Но, к школе я имел солидный запас знаний, чаще теоретический, конечно. Но при этом, я был натренирован в различных методиках и тайных техниках. В том числе легиллименции и окклюменции. Первая мне помогала распознавать союзников и врагов. Вторая сделала меня относительно неуязвимым.
Секс, как всегда, был великолепен. Люциус был страстен и неутомим, но физического дискомфорта не было. Я невольно сравнивал его с Ремусом. Абсолютно разный темперамент.
Люциус был опытен. Прекрасное тело, полное отсутствие комплексов. Знание, умение и желание получить максимум удовольствия. Люциус брал и щедро вознаграждал.
А Ремус дарил, стараясь доставить удовольствие партнеру. Мне.
Если бы я мог выбирать…
Если бы я мог выбирать, я бы выбрал, … конечно, Люциуса. Мой выбор был очевиден, даже если бы я не любил Малфоя. Я - слизеринец. Мои приоритеты ясны и понятны. Подняться наверх. Занять свое место в жизни. Уверенно встать на ноги, но даже тогда не позволить проявиться своей слабости.
Я был слабостью Люциуса.
Рем вполне мог стать моей слабостью. А этого допускать было нельзя.
Но, что было хуже всего, так это то, что я не мог решить, бороться мне с этой слабостью или, пока есть возможность, насладиться ею?
* * *
Простившись с Люциусом до рождественских каникул, я собрался окунуться в любовь Рема.
Я ждал нашей встречи, но он молчал.
Блэк продолжал преследовать меня, а Люпин отошел в сторону.
Я не понимал, что произошло. Он избегал меня, старался не смотреть в мою сторону. Никогда не отвечал на мой взгляд. И если наши взгляды случайно пересекались, он отворачивался первым.
Я ждал неделю. В последний день перед отъездом на рождественские каникулы, я написал ему записку. Только одно слово: «Почему?».
* * *
Записку он получил за завтраком. Так я мог наблюдать его реакцию.
Люпин спокойно развернул ее и застыл. Он смотрел в нее долго, не поднимая глаз. Если бы не я ее писал, то вообразил бы, что послание невероятной длины.
Когда он все же ее «дочитал», то сжал записку в кулаке. Соединил стоявшие локтями на столе руки вместе и опустил на них голову. На вопросы мародеров он отрицательно махнул головой и поднял на меня глаза. А затем встал и вышел из общего зала. Я вышел следом. Идя по залу, я сдерживал себя, стараясь не привлекать чужого внимания.
Покинув зал, я догнал Люпина. Он ждал меня у лестницы.
- Рем…
- Не здесь. Идем. – Чужой, холодный. Я поплелся следом.
Зайдя в пустой класс следом за ним, я закрыл дверь. Парень стоял ко мне лицом и, прежде чем я успел открыть рот, произнес:
- Я понимаю, тебе нужны объяснения. Я хотел бы избежать этого, но попытаюсь. Северус, то, что между нами произошло, было ошибкой.
Я окаменел. После того, что было? Как все это было? Нет. Не верю. Этого не может быть!
Глаза наполняла горячая влага.
«Что за черт! Только без слез. – Я отчаянно пытался привести себя в чувства. - Сев, ты не имеешь на это право. Не унижайся. Ты сам хотел держаться от него подальше. Просто повернись и уйди».
Но, я стоял и, молча, смотрел на Люпина. Я не знал, что было написано на моем лице. Мне было больно. Неужели это только месть за Блэка? Дура Лили проболталась, а он с радостью воспользовался представившейся возможностью? Мародеры снова били меня моим оружием.
- Северус, я…
- Достаточно. Я понял. – Вот только оправданий и его сожалений мне не хватало. Я нашел в себе силы, повернулся и хотел уйти. Стремительно преодолев несколько шагов, он догнал меня и, сжав мои плечи, прислонился щекой к затылку.
- Сев. Я переоценил свои возможности. Я не смирюсь ни с Блэком, ни с Малфоем. Я не хочу тебя делить ни с кем. Я понимаю, что у меня нет шансов. Что ты в любом случае выберешь Малфоя.
Я стоял к нему спиной, закрыв глаза. Лучше бы он мстил мне за Блэка. По моему лицу потекли слезы. Он был прав. Он действительно все понимал.
- Я люблю тебя, Сев. Поэтому я ухожу. Прости.
- Ты дурак, Люпин. Но, ты прав. – Прошептал я и ушел, навсегда прощаясь со своей первой любовью.
* * *
От встреч с Блэком я отказался сам. Меня раздражало любое напоминание о Реме. А Сириус, вдохновленный его отставкой, продолжал усердно меня преследовать. Вот только близость с ним привлекала меня уже гораздо меньше. Блэк бесился, но не отставал.
Сириус даже внезапно воспылал братской любовью к Регулусу, и нередко оказывался перед входом в подземелья, а то и в нашей гостиной, но оценить его упорство в тот момент я был не в состоянии.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 10.06.2013, 00:03 | Сообщение # 53
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 27. Знакомство и Темным лордом.

Рождество я встретил в кругу семьи Люциуса. Немного позже навестил маму, пока отец отмечал праздник в дружеской компании собутыльников. А новый год мы с Люциусом встречали во Франции, где провели несколько дней.
Погода была не самая плохая. Температура в течение дня колебалась от +2 до -2. Зато почти не ощущался ветер, и днем сияло солнце, лишь изредка прятавшееся за одинокими облаками. Кое-где еще лежал снег, но дороги и тротуары были расчищенными и мокрыми от подтаявшего снега.
Наш романтический визит в Париж начался завтраком в сердце Монмартра. Он состоял из нескольких круасанов, едва не обжигающих пальцы, под чашку капучино. По началу, Люциус был настроен скептически, лорды так не завтракают, но, попробовав свежую выпечку, мой выбор одобрил даже он.
Ощутив аромат булочек, мы, не сговариваясь, заменили наш любимый черный кофе на капучино, так как нам обоим казалось, что молоко только обогатит вкус круасана.
После завтрака мы прошлись к «стене любви», которая находилась совсем рядом. Там на всех языках мира, были написаны признания в любви. Посвятив ей, несколько минут своего внимания, я уже собрался потянуть Люциуса за руку, чтобы продолжить нашу прогулку, когда заметил аккуратное движение его руки. Со стороны могло показаться, что мужчина просто разминал кисть руки. Но я в ней заметил палочку. Резко обернувшись к стене, я увидел новую, выполненную красивым подчерком, крупную ярко красную надпись «Я тебя люблю!». Я улыбнулся своему любовнику и, так как колдовать вне стен школы я еще не мог, а выполнить надпись маггловским способом было нечем, то поддержал его романтический настрой поцелуем.
Разомкнув наши губы, я не смог удержаться от ехидного замечания:
- Люци, как это не по-слизерински.
На что мужчина лишь улыбнулся в ответ и, держась за руки, мы отправились дальше.
Прогуливаясь по Парижу, мы посетили возвышающуюся над городом белоснежную базилику «Святого сердца». Осмотрели богатство и изящество его внутреннего убранства, мозаичных фресок и витражей, полюбовались видом Парижа, открывающегося с его террасы.
Сырость и пронизывающий ветер, которые не ощущались внизу, заставили меня продрогнуть и Малфой потащил меня в дегустационный зал известного Парижского виноградника. После сытного обеда, сопровождаемого дегустацией местных молодых вин, я настолько «согрелся», что посещение Лувра мы вынужденно перенесли на следующий день, а сады Тюильри и Люксембурга Люциус вообще решил оставить на теплое время года.
* * *
По возвращении домой, за пару дней до отъезда к Хогвартс, у меня состоялось очень интересное знакомство. И как оказалось позднее – судьбоносное.
Малфой мэнор неожиданно стал чем-то вроде штаб квартиры Пожирателей смерти. Люциус принимал у себя лорда Волдеморта со свитой.
Высокий, стройный мужчина, лет пятидесяти с небольшим, был когда-то красив, но сейчас в его внешности начали проявляться черты рептилии. Покрасневшие глаза также не придавали ему очарования. Он был опасен. Это ощущалось не только в подобострастии основной части окружающих его слуг, но и в самих его движениях, взглядах и голосе. По разговорам с Эйвери и Мальсибером я знал, что именно он был той Властью и Силой, о которой, я впервые узнал от Люциуса.
Как только мы прибыли в Малфой мэнор нас встретила Белла Блэк и преподнесла эту «чудесную» новость.
Лорд вошел в замок через полчаса после нашего прибытия.
До его появления Люциус не успел вернуть меня в школу. До конца каникул меня там просто не ждали. К тому же мы оба настолько привыкли, что я живу в Малфой-мэноре, что у Люциуса даже мысли не возникло отправить меня к родителям. А потом было уже поздно.
Прятать меня в замке полном посторонних людей тоже не имело смысла, и было довольно опасно. Зная своих «товарищей по оружию», Люциус предпочитал держать меня в поле своего зрения. Поэтому, не испытывая особого восторга, он вынужден был представить меня лорду Волдеморту и его свите в качестве своего друга.
По началу, я почувствовал себя мышью, перемазанной в сметане, с привязанной к хвосту сосиской, в окружении стаи голодных котов. Даже если не сожрут, то заиграют до смерти.
На собраниях ПСов я, понятное дело, не присутствовал, но остальное время приходилось проводить в их обществе.
Пожиратели смерти отпускали сальные шуточки по моему адресу, но и пальцем не трогали, так как лорд Волдеморт мало того, что благоволил Люциусу, так еще и в первый, же вечер выказал свою заинтересованность моей персоной.
Он расспрашивал меня об успехах в школе. Проверял уровень моих знаний. Давал советы по некоторым дисциплинам.
Узнав о моих талантах в зельеварении, у лорда «совершенно случайно» появилась необходимость в изготовлении довольно сложного зелья. Мне предложили продемонстрировать свое умение, обеспечив инструкциями и ингредиентами. Ни названия, ни свойств зелья мне не пояснили.
В процессе варки, проанализировав состав, способ приготовления зелья и варианты взаимодействия ингредиентов между собой, я пришел к выводу, что своими руками изготовил яд. Он не был мощнейшим, который не имеет противоядий, а из тех, что можно приготовить за пару часов из широко распространенных ингредиентов, но при этом требующих точности и сноровки.
Наблюдая за моими действиями, лорд Волдеморт поинтересовался, известно ли мне, что я приготовил. Он внимательно выслушал мой ответ, задал вопросы по поводу проведенного мной анализа. И, наконец, получив образец зелья, он пришел в восторг, сравнив с собственным экземпляром.
Позднее, по просьбе лорда, я продемонстрировал выполнение нескольких заклинаний. Он, очень лестно, отозвался об уровне моей магии, и посоветовал развивать ее как можно больше.
Вечером, перед возвращением в школу, Волдеморт предложил мне составить ему компанию в прогулке по зимнему парку. Люциус скрипнул зубами, но промолчал.
Мы неспешно прогуливались по освещенным магическими фонарями дорожкам. Наконец лорд произнес:
- Северус, мальчик мой, я заметил, насколько ты талантлив и умен.
Я чуть не расхохотался, услышав абсолютно Дамблдоровское обращение в устах его врага. О том, что Волдеморт противник директора Хогвартса знали даже первокурсники, воспитывавшиеся в семьях магглов, после пары месяцев, проведенных в школе. Их противостояние набирало силу с каждым годом. А моя «любовь» к директору Хогвартса крепла с каждой стычкой с мародерами, когда их слегка бранили, а меня учили всепрощению. Начиная с первого курса и заканчивая Визжащей хижиной.
- Я ценю это в людях, следующих за мной. – Между тем продолжал мужчина. - Я предлагаю тебе присоединиться ко мне. Но учти, я требую полного подчинения своей воле. Став моим, ты получишь доступ к силе, к знаниям, которые не доступны сейчас даже моим последователям, за исключением приближенных.
- Благодарю, мой Лорд. Я подумаю. – Вежливо ответил я, подняв на него глаза. Ох, кажется, зря я это сказал.
- Подумаешь? - Он был сильно удивлен моим ответом, но не рассердился. По его губам скользнула слабая усмешка. - Ну что ж, подумай. До лета. Только запомни хорошо, Северус. Отставку я не принимаю. Отказов тоже.
Оставив меня в одиночестве, он вернулся в свои покои. А я смотрел ему в след и думал:
«И как это понимать? Если я соглашусь - пути назад не будет. Если откажусь – то и пути вперед тоже?»
* * *
Мне нужно было обсудить это с Люциусом. Но, в этот вечер, я его так и не дождался. Ближе к полуночи я сам отправился к нему. Войти в его спальню я не смог, дверь не поддавалась. На стук Люциус тоже не вышел. Я вернулся к себе.
Ночью меня разбудили чьи-то нежные ласки. Едва сдержав крик, я испуганно подскочил на кровати, но это был Люциус.
- Ну что ты так встревожился, Северус? Я не хотел тебя пугать. Прости. – Обнимая меня и успокаивающе поглаживая, прошептал Малфой.
- Я искал тебя вечером. – Произнес я, опуская голову на плечо любовника.
- Извини, Малыш, я был занят. Принимать такое количество гостей всегда хлопотно. – Как-то слишком устало произнес мужчина.
Мы лежали обнявшись. Легкие поцелуи и прикосновения. На большее Люциус явно был сейчас не способен. Чтобы не расстраивать любовника, я сделал вид, что не заметил его усталости и искусанных губ, стараясь своими ласками и нежностью отвлечь от невеселых мыслей.
- О чем вы говорили с лордом? – Как-то бесцветно поинтересовался Малфой.
Я поведал ему наш разговор и свои выводы. Люциус тяжело вздохнул.
- Как же я хотел этого избежать. – Сказал он, прижимая меня к себе.
- Почему ты не хочешь, чтобы я стал Пожирателем Смерти?
- Я не могу тебе всего рассказать, Северус, просто поверь мне. – Люциус не любил касаться темы своей службы Темному лорду. Это всегда портило ему настроение, и он довольно грубо пресекал все мои попытки вытащить из него хоть немного информации. Учитывая обстоятельства этих двух дней, мужчина смилостивился и дал короткую характеристику своей службе. – Это не только высокие идеалы и тайные знания, но и экстремизм. Это - жестокость. Это - грязь.
- Тебе приходится убивать? – Распахнув глаза, спросил я.
- Глупый мальчишка, - устало хмыкнул мужчина, - если бы только это. Убить врага, это всего два слова. Главное сделать первый шаг, и по настоящему, пожелать этого.
Я был поражен, как легко мой любовник говорил об убийстве, о чужой смерти. Неужели может существовать что-то более страшное и мерзкое?
А Люциус спокойно продолжал:
- Враг падает, возможно, даже не успев испугаться. Это не маггловские казни. Нет ни криков боли, ни потоков крови, нет непроизвольно выделяющихся экскрементов. Хуже, когда приходится принуждать врага к чему-то, но при этом необходимо сохранять ему жизнь.
- Пытки? – Казалось, от этого слова по моей спине пробежал холодок.
- И они тоже. – Согласился Малфой. – Если ты сумеешь примириться со своей совестью, то умыв руки, спокойно сможешь жить дальше. Поверь, это и для меня очень непросто, а для тебя будет и подавно. С твоей эмоциональностью и впечатлительностью там вообще делать нечего.
- Я могу исправиться. – Удивительно, но, несмотря на все, что описывал мне любовник и говорил Темный лорд, в мозгу вертелось лишь: тайные знания.
- Исправиться? Нет, Северус. Я не хочу, чтобы ты ломал себя. Я хочу, чтобы ты остался в стороне от всего этого. – Убеждая меня, произнес мужчина.
- Не переживай так, Люц, я же еще не согласился. – Попытался я успокоить любовника.
- Не говори глупости, Сев. Все, что ты можешь теперь сделать, это не напоминать ему о себе. Но, если лорд сам напомнит тебе о своем предложении, то твой отказ будет равносилен самоубийству.
- Но ведь тебе давали возможность подумать? У тебя был выбор. Может все не так страшно?
- Сев. Во-первых, я все-таки согласился принять метку. Во-вторых, мы с тобой изначально находимся в разном положении. Я наследник богатой, древней и чистокровной семьи, имеющей большое влияние в Министерстве магии и Визенгамоте. Лорду нужен человек, вхожий в высшие аристократические круги. И то мне не всегда удается ограничиться лишь выполнением обязанностей, так сказать «по связям с общественностью». Не смотря ни на что, со мной Темный лорд обходится более… Ммм… внимательнее, бережнее, аккуратнее… Нет, это все не то.
Люциус пытался объяснить мне то, что происходит с ним на службе у Темного лорда, стараясь не выдать ненароком даже крупицы информации.
- Сказать, что он считается со мной и прислушивается к моему мнению, наверное, тоже будет слишком самонадеянно. Но, при выполнении некоторых, не совсем приятных поручений, от которых я все-таки не освобожден, я имею некоторые преимущества и гарантии. Чего не будет у тебя. В-третьих, для каждого Лорд выдвигает свои условия. И им надо полностью соответствовать. Ошибки караются очень жестоко. Лорд не будет другом, приятелем, нежным возлюбленным. Он – повелитель и господин. А мы его собственность. Причем каждый пытается влезть наверх, получить больше власти, понимая, что в случае малейшей неудачи наказание будет пропорционально положению на иерархической лестнице.
- И ты добровольно пошел на это? – Удивился я. Рисковать собой без особой на то причины не было в привычке у моего любовника.
- Хм, добровольно. Ты уже забыл о своих выводах? - Я отрицательно качнул головой.
- Вот именно. Правда, скорее, в силу твоего возраста, отсрочка у тебя чуть больше моей. Да и обстоятельства, подтолкнувшие меня к принятию решения, были серьезны.
- Прости. – Я опять почувствовал себя виновным в событиях прошлого лета.
- Нет, Сев, не тебе надо просить прощения. Да и извинения отца уже ничего не изменят.
Опуская голову на плечо Люциуса, я вздохнул. Похоже, мое будущее было определено без меня.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 17.06.2013, 22:26 | Сообщение # 54
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 28. Месть сладка.

Вернувшись в школу, я нарвался на страстное объяснение с Блэком.
Чтобы сохранить происходящее в тайне, от Люциусовых соглядатаев, я согласился последовать за Блэком в один из пустующих классов.
Его страстные признания перемежались с оскорблениями. Упреки с просьбами. Угрозы с ласками.
Когда он, использовав все свои словарные аргументы, перешел к физиологическим, да просто опустился на колени и стал расстегивать мне ширинку, дверь в класс распахнулась. Удивленным Поттер выглядел не долго. Взбешенный увиденным, гриффиндорский ловец наставил на меня волшебную палочку. Достать свою я уже не успевал, поэтому, издав какой-то нечленораздельный возглас, я попытался уйти с линии удара заклинания.
- Северус, не убегай снова. - Блэк, пытаясь удержать, обхватил меня за ноги. Я, запутавшись в его объятьях, упал, сбивая Поттеру прицел. Сириус потянулся ко мне. – Ох, прости...
- Не трогай эту мразь, Бродяга. – Промахнувшись, из-за моего внезапного падения, буквально завизжал предводитель мародеров. - Что здесь вообще происходит?
- Джеймс, пожалуйста, успокойся. - Блэк мгновенно вскочил на ноги, протягивая руки навстречу приятелю в успокаивающем жесте. Он старался находиться между мной и Поттером. В первую очередь я достал волшебную палочку, и с присущей всем слизеринцам смелостью встал за спиной у Сириуса. Я немного замешкался, застегивая брюки, так как, держа в руке палочку, делать это было не совсем удобно. - Мы можем все объяснить.
- Желательно, без меня. – Не громко сказал я Блэку, надеясь, что представится шанс смыться под шумок.
- Стой, где стоишь, Нюниус. – Палочка Поттера дернулась, но заклинание не прозвучало. Кидать проклятье в Блэка в планы Поттера не входило.
- Джеймс, не надо, прошу тебя. И опусти палочку. – Немного взволнованно попросил Сириус.
Вау, Блэк защищает меня! От Поттера. Мерлин, мне это нравится. Такое, несомненно, требовало поощрения. Я нежно провел рукой по спине моего синеглазого любовника. Возбужденный началом нашего недавнего общения, он непроизвольно дернулся и с его припухших губ сорвался негромкий стон.
- Бродяга, так что это было? – Спросил Поттер, неопределенно взмахнув палочкой.
Я спрятался за Блэком. Эти тупые гриффиндорцы так беспечно обращаются с магическим инструментом, как будто знают о заклинаниях все.
- Джеймс, мы любовники. – По возможности спокойно произнес Сириус.
- Эй, Блэк, потише в определениях. – Возмутился я. Мерлин, упаси, вдруг, Люциус узнает. – Это просто секс.
- Сев, только не начинай. Не сейчас. – Не оборачиваясь, все еще прикрывая меня собой, попросил Сириус.
- Сев? СЕВ? – Голос Поттера грохотал под сводами комнаты и без всякого Соноруса.
Похоже, человеческое обращение Синеглазки ко мне задело это гриффиндорское парнокопытное сильнее, чем предполагаемый минет, который Сириус решил использовать как один из главных своих аргументов.
- Бродяга, ты рехнулся? Ты зовешь Нюниуса Севом? – Похоже это бешенство. Надеюсь, оно не заразно. Поттер практически слюной брызгал. Так он и Сириуса прибьет невзначай.
- Джеймс прекрати! Не смей оскорблять его! – Взывал к безумцу мой герой.
- Сири, если ты решил его трахнуть, пожалуйста. Даже подержу, если вырываться будет. Но никаких "Севов". Я тебя умоляю. – Поттер скривился, как от зубной боли.
- Джеймс, ты не понял. Мы... В общем, так получилось... Я люблю Северуса.
Мы с Поттером закричали одновременно:
- Даже не думай!
Это в мои планы не входило. Секс сексом. Все отлично. Но, влюбленный идиот, вроде Блэка, это всегда большая проблема.
- Бродяга, ты охренел? Что ты в нем нашел? – Просипел, подавившись воздухом, Поттер.
- Тебе лучше не знать. – Тихо ответил Сириус.
- Хм. – Не смог сдержать эмоций я. Еще бы, Поттер от зависти повесится с его-то пипеткой. Да и Сириус не особо спешил признаваться приятелям, что в наших отношениях ему нравится быть снизу.
- Заткнись, Снейп! Или хочешь опять вверх ногами голой жопой сверкать?
Прошло больше семи месяцев, но воспоминание оставалось болезненным. Я вскинул палочку, отталкивая с дороги Сириуса. Поттер тоже. Блэк рванулся назад и встал между нами, перехватывая мою руку и снова закрывая меня от Поттера. Мое заклинание улетело в потолок и срикошетило в старый шкаф. Тот рассыпался на куски. Теперь Сириус уже стоял лицом ко мне.
- Прекратите! Оба! – Кричал синеглазый. Я вскинул бровь. Орать на меня не стоит ни при каких обстоятельствах. Блэк жалобно добавил: - Прошу тебя, Сев.
- Мне лучше уйти. – Ответил я. – Или я убью его.
Сириус согласно кивнул.
- А может, ты продемонстрируешь и мне, чем ты так впечатлил Бродягу? - Орал от двери очкарик.
- Не с твоим счастьем, Поттер. Ты меня не возбуждаешь.
- Сириус, а может, устроим групповушку? – Не унимался мародер. - Отдерем этого змееныша в два смычка. А то и всех мародеров позовем.
- Поттер, тебе еще не наскучили групповушки? – Съязвил я, напоминая ему о развлечении в слизеринской гостиной. – Так приходи вечерком в подземелья, ребята порадуются. Старую компанию не обещаю, некоторые выпустились в прошлом году. Но тебе понравится.
- Северус, прекрати. Джеймс, ты тоже думай, о чем говоришь. – Блэк резко развернулся. Он, еще не направлял, но уже достал и теперь крепко сжимал в руке свою волшебную палочку, стоя лицом к Поттеру. На месте Поттера, с таким Блэком я бы связываться не решился. Похоже, гриффиндорский ловец был того же мнения.
В нашей перепалке Сириусу больше не понравилось предложение Поттера о групповухе, но, мне кажется, что о «слизеринском приключении» своего приятеля он вообще не знал.
- Сири, ты чего? – Пошел на попятную Поттер, серьезной драки с приятелем он не желал.
- Думаю, я вас все-таки оставлю. – Осторожно пробираясь к двери и не выпуская Поттера из виду, сказал я. Никто из них моему уходу не препятствовал.
– Увидимся позже, Сири. – Пообещал я Блэку, доводя таким обращением Поттера до белого каления.
Закрывая дверь, я услышал:
- Не лезь в мою жизнь, Джеймс!
- Да что ты нашел в Сопливусе? Он же тощий урод.
- Да уж получше твоей лохматой рыжей вешалки.
Довольная улыбка осветила мое лицо. И все-таки я слизеринец до мозга костей. Сделал гадость, а на сердце радость. Похоже, я все-таки пошатнул "нерушимую" дружбу мародеров.
* * *
На следующий день я наблюдал весьма примечательную картину.
Мародеры были вместе. Даже Петтигрю снова присоединился к ним. Они продолжали общаться между собой, но за весь день, я не увидел, ни одной улыбки на их лицах. Ни кто не срывал уроки, не устраивал подлянки, не нападал на меня. Завтрак и обед прошли спокойно. Только их красноречивые взгляды выдавали, что они помнят о моем существовании.
Я жаждал знать подробности и послал Блэку записку: «Там же».



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 17.06.2013, 22:27 | Сообщение # 55
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 29. Разборки с Блэком

На свидание он явился раньше меня. Переступив порог кладовки, я понял, что напрасно затеял эту встречу. Блэк сидел на столе, сгорбившись и мерно ударяя пяткой качающейся ноги по одной из ножек стола. Он едва сдерживал свою обычную агрессию. Когда парень посмотрел на меня исподлобья, его взгляд был тяжел. Казалось, в нем борются два желания. Каких?
Ну, «убить» одно из них, однозначно. Слишком знакомо в его исполнении, чтобы перепутать.
А второе? Ох! Вот этого не надо. Мы же давно распределили наши роли и все остались довольны.
- Мне кажется, или ты не в настроении? – Спросил я, останавливаясь почти у самого порога. Смелость это хорошо, но путь к отступлению стоит продумать заранее.
- Не кажется. – Мрачно подтвердил мои опасения блохастый.
Что и требовалось доказать. Он не в духе. Опасен! Хочется сбежать, но нельзя. Лучше принять смертельный бой. К такому Блэку я не повернусь спиной никогда.
- Мог бы не приходить. Меня бы это не расстроило. – Я оперся спиной о стену у входа.
- Думаю, тебя гораздо больше расстроило то, что я пришел. – С той же мрачной интонацией ответил он.
Я был с ним согласен, но признавать это вслух не спешил.
- Пока нет.
- В таком случае тебя сильно порадует, что я все-таки не поддался уговорам приятелей и собственному желанию и пришел сюда один, чтобы дать тебе шанс объясниться. Хотя, думаю, все-таки стоило тебя проучить по-мародерски.
Ох! Это же надо быть таким олухом? Я так расслабился в компании Сириуса, что даже мысли не пришло об этом.
Я постарался быть максимально осторожным и попытался сменить неуместное сейчас любопытство на заботу о любовнике.
- Мы вчера расстались в довольно не приятных условиях, и не успели договорить. Я видел, что тебе плохо. Поэтому позвал.
- Слизеринец собрался утешать гриффиндорца? Нонсенс! – Фыркнул Блэк.
Не поверил. Тогда попробуем запрещенный прием.
- Да ладно тебе, Сириус. Мы же с тобой не чужие теперь. – Миролюбиво произнес я.
- А вот об этом забудь. – Он встал со стола и направился ко мне.
- Даже так? Тогда зачем ты пришел, Блэк? – Любопытство пересилило мое чувство самосохранения. Похоже, от долгого и тесного общения с Сириусом я успел заразиться гриффиндоризмом, и это оказалось довольно токсичным.
- Мы вчера поговорили с Джеймсом и Ремусом, что называется «по душам». И вот, что выяснили. Ты решил перессорить нас, так?
Я честно ответил:
- Были такие планы. Не спорю. В начале прошлого лета. Я всегда считал, что вы плохо влияете друг на друга. Но, сейчас я, ни при чем. Я давно уже забыл об этом. Правда, планировал я тогда совсем другое, но и то, что получилось, меня вполне устроило. Да, я хотел отомстить очкарику. К тому же у меня был должок перед тобой за визжащую хижину. Ты же не возражаешь?
Блэк, даже не смотря на бурлившее в нем раздражение, нашел в себе силы смущенно опустить взгляд. Как бы Сириус не бравировал раньше этой своей выходкой, он сильно о ней жалел. А после того, как Поттер кинулся спасать меня, или все же Люпина (надо же, травоядные могут приносить миру пользу не только в качестве еды), он сильно перетрусил. Дамблдору удалось замять этот инцидент, но для родителей Блэка он стал последней каплей в решении об отречении от сына.
А я между тем честно продолжал:
- Я думал, что ты «подружка» Поттера. Я решил трахнуть тебя, и распространить свои воспоминания по школе. Это бы унизило тебя и, следовательно, причинило боль Поттеру. Возможно, мне бы повезло больше, и вас исключили бы из школы за аморальное поведение. Но все пошло не так. Во-первых, в воспоминаниях появился я. Во-вторых, мне очень понравилась твоя реакция. Тебе тоже.
Лицо Сириуса перекосила гримаса неприязни, но спорить он не стал. О том, что понравилось, он сам мне сказал еще на помолвке Люциуса, да и потом не раз доказывал это на деле, оглушая меня своими криками и довольными стонами.
- В-третьих, позабавил Поттер. Даже если Эванс выйдет за него замуж… Как вы там его называете? Сохатый? Вот и я о том же. Только такие рога не сбрасывают на зиму.
Палочка Блэка уперлась мне в грудь. Я постарался взять себя в руки.
- Мстить Люпину и Петтигрю я не собирался. А вы, двое, это заслужили. Я прав?
- А то, что вы сделали с Джеймсом?
- А что такого страшного с ним произошло? Я ничего с ним не делал, и даже не планировал это. Ты мое алиби.
А твоему ненаглядному Поттеру стоило дважды подумать, прежде чем унижать слизеринца, да еще и прилюдно. У нас на факультете трепетно относятся к чести. Ребята решили наказать его сами.
Мне не хотелось думать о том, стали бы слизеринцы наказывать рогоносца, если бы за моей спиной не стоял Люциус. Точнее, зная слизеринцев, даже думать, было не о чем. Все было и так ясно. Но, об участии в наказании Поттера моего любовника не было сказано и слова, поэтому всю славу я отдал своему факультету.
- Я узнал об этом уже, когда все случилось. И, скажу честно, меня это несказанно обрадовало.
Но, насколько мне известно, его не насиловали. Заклинание похоти в Гриффиндоре используется также как и на других факультетах. И твой Поттер частенько им пользовался, ради шутки над другими студентами и далеко не в приватной обстановке. Вот с ним и пошутили в ответ. Только реакция у твоего дружка была не нормальная. Заклятье похоти возбуждает, но мозги не отключает. Джеймс мог бы сам подрочить, если не в силах был терпеть, а не приглашать парней для спаривания. Ну, допускаю, что ребята переборщили, их было многовато, и заклятие применял почти каждый. Точнее каждый, у кого оно получалось. А младшие курсы, тоже пожелавшие поучаствовать в аттракционе, учились довольно быстро. И то, что Поттер разоткровенничался о своих предпочтениях, явно не моя проблема.
- А сыворотка правды? – Угрюмо произнес блохастый.
- Блэк. Вот это тебе придется доказать. Слизеринцы прекрасно знают законы и не станут подставлять себя по такому глупому поводу. Групповуха с Поттером – да, изнасилование и сыворотка правды – нет. Может Поттер просто хотел оправдаться в твоих глазах? Ты же не постеснялся, без всякой сыворотки, прийти ко мне снова. А ему, судя по всему, хочется еще разок пережить подобное приключение, ведь ему нравится жесткий секс.
- С чего ты взял?
- Люпин сказал, что это твои предпочтения, а он всегда был с тобой.
- Кстати, о Люпине. – Подобрался Сириус, враз забывая об обиде нанесенной приятелю.
Блин! Ну почему я не прикусил язык раньше?
- Это не твое дело. – Я собрался, готовый атаковать. Есть вещи, которые я не собираюсь обсуждать даже под прицелом вражеской палочки.
- Да что ты? Все, что касается моих друзей, это мое дело.
- И что же его касается?
- Все. Он все нам рассказал.
- Не правда! – Выкрикнул я, выдавая себя с головой.
Не верю! Только не он! Если он действительно меня любит, то не мог!
А любит ли? Ведь он так легко от меня отказался.
Он знал, что случилось с Поттером и Блэком. Ему даже выслушивать их не надо было. Он сам все унюхал.
И мой запах на Блэке.
И чужие запахи на Поттере.
Значит, это была месть. А то, что против меня выступал именно Рем, было еще хуже.
Мне казалось, что я смог забыть его. Похоже, что нет. В глазах предательски защипало.
Нет. Только не это!
Теперь я прекрасно понимал, что Люпин намеренно вложил в наш единственный секс все свои силы и умения, чтобы я влюбился. Не настаивал на остальном, чтобы не испортить впечатление и не быть отвергнутым. И отказал потом мне во всем, чтобы я принял нужное ему решение, тоже намеренно. А потом еще и практически прямо сказал, что я должен разорвать отношения с Люциусом. И Блэком. Кажется, я уже начинал ненавидеть оборотня за это.
На мой крик, мародер неприятно сузил глаза и усмехнулся. Он явно заметил грядущие слезы.
- Ты с ним трахался!
- Нет! И вообще. Это. Не твое. Дело.
- Нет, мое. Значит, он устраивает тебя как мужик, а под меня ты не ляжешь, ни при каких обстоятельствах? Ошибаешься. Я даже спрашивать тебя не стану.
Я прекрасно понимал, что связавшись с Блэком, все это время, я играл с огнем.
Он все еще был немного выше и сильнее меня. Мне льстило, что он сам подчинился мне. Я расслабился.
И теперь придется за это расплачиваться.
Блэк завалил меня на диван, задрал мантию и начал расстегивать брюки. Я вырывался. Кажется, попал ему между ног. В ответ он ударил меня по лицу и разбил губы. Увидев кровь, он как маньяк впился в них поцелуем. Я оттолкнул его.
- Прекрати! Иначе все кончено. Ты понял?
- Не дергайся, Севви. – Прошипел разозленный Блэк. Даже паникуя, я отметил, что мой бывший любовник использовал ненавистный уменьшительно-ласкательный вариант моего имени, а не придуманное Поттером оскорбительное прозвище Нюниус. Неужели еще на что-то рассчитывает? - В случае чего заклятие похоти мне тоже известно. Только вот интересно, что захочешь ты, универсальный ты мой?
- Не тебя!
- Может, проверим?
- Я был влюблен в Рема! И он любил меня! – Со слезами в глазах и в голосе выкрикнул я. - Тебе этого никогда не понять и не испытать!
Блэк застыл. Он все также прижимал меня к дивану, но раздевать перестал.
- Что ты сказал? – Очень тихо спросил гриффиндорец.
- Пусти. – Вырваться не получилось. Ну, почему я такой слабак?
- Нет! Если ты знаешь, что Ремус любит тебя, почему ты не с ним?
- Это не твое дело.
- Тогда продолжим?
- Нет. – Тихо произнес я. - Он сам так решил. Мы не сможем быть вместе. Из-за тебя, меня, ваших долбанных мародеров и…
И тут хлынули слезы, не дав мне договорить. Я закрыл лицо руками, даже не поняв, что меня уже не держат.
- Теперь я его понял. – Тусклым голосом произнес Блэк и вышел, с размаха хлопнув дверью.
А я остался сидеть на диване, давясь рыданиями. Мне плевать было на Блэка, и даже на то, что между нами произошло и могло произойти.
Я впервые озвучил свои чувства к Люпину и то, что между нами тогда происходило. Понимание того, что мои чувства скорее были влюбленностью, чем любовью, облегчение не приносило. Тогда, я сумел запрятать их далеко. Сейчас, осознав случившееся, мне стало больно. Как долго еще эта глупая влюбленность будет причинять мне боль?
Самое интересное, что когда Сириус стал угрожать мне заклятьем похоти, единственный вариант, промелькнувший в моем мозгу, был Малфой.
Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул.
- Нет, дорогой оборотень, я люблю Люциуса и легко забуду тебя.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 17.06.2013, 22:29 | Сообщение # 56
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 30. С днем Святого Валентина тебя, Люциус.

Я замкнулся в себе. Люциус перемену во мне воспринял по-своему. Доклад о моем состоянии он воспринял как тоску по себе, любимому. Он прислал мне страстное письмо. Обещал роскошные пасхальные каникулы, клялся в любви, писал что скучает.
Пусть и не так легко, как бы мне хотелось, но я стал забывать Люпина.
Забыть синеглазого красавца Блэка оказалось гораздо труднее. По сексу с ним я долго скучал.
Единственное, в чем я был уверен, так это то, что больше с гриффиндорцами я не свяжусь никогда.
* * *
Избавившись от своих поклонников, я взялся за ум и стал готовиться к экзаменам.
Как ни странно, но в отсутствии двух моих раздражителей, мои отношения с Мальсибером быстрее наладились.
То ли парень понял, что не стоит быть моей тенью, то ли внимание гриффиндорцев было столь очевидно, что он не находил себе места от ревности. А может и я, находясь больше месяца в состоянии постоянного стресса из-за двух преследующих меня идиотов, просто сорвался и выместил зло на том, кто оказался под рукой. Но теперь мы втроем снова гуляли у озера, вместе учили уроки.
Мое семнадцатилетие мы отметили, выбрались на прогулку и устроив небольшое барбекю у кромки запретного леса. Было воскресенье, весь день был в нашем распоряжении. Мы поджаривали на настоящем костре все, что удалось прихватить с собой с завтрака и прямо из горлышка бутылки запивали присланным Люциусом вином, этикетка которого гласила, что оно являлось нашим ровесником. Знаю, что Малфой бы скривил свои красивые губы и наморщил нос, узнав, как неподобающе мы обращались с чудесным напитком и чем мы его закусывали, но нам было вкусно и весело, а это главное. Закидав друг друга снежками, а потом и просто вывалявшись в снегу, мы отправились сохнуть и греться в замок. По дороге мы встретились с мародерами, бредущими к квиддичному стадиону. Как ни странно, но на нешироких дорожках разошлись мы, молча, не устроив свару. Не думаю, что Блэк отважился бы мне что-то сказать при моих приятелях и мародерах, но направленный на меня взгляд и приоткрывшиеся губы я проигнорировал, просто отвернувшись в другую сторону. Люпин слегка зацепил меня рукой, но и это я оставил без ответа.
До конца учебного года мы с мародерами больше не общались.
* * *
В преддверии дня влюбленных школа опять сходила с ума. На воскресенье разрешили поход в Хогсмид, и большинство парочек решили отметить скорое наступление сего прекрасного дня в кафе мадам Падифут.
Кофе там, конечно, варили великолепный, но дико розовую расцветку помещения не могло исправить даже это. Романтичная обстановка и падающий прямо с потолка в чашки бумажный мусор в виде красных сердечек и розовых цветочков не располагали к созерцанию и наслаждению дивным напитком.
Я был в нем один раз. В прошлом году. С Лили.
Не знаю, может на мое восприятие этого кафе повлияли то, что за пару столов от нас сидел Люциус с Нарциссой, которая предпочла покрасоваться с красавцем женихом перед подружками, вместо уединенного кабинета элитного ресторана. Но романтическое настроение наших дам было основательно подпорчено.
Начну с того, что после нашего появления, Люциус больше наблюдал за мной и Лили чем развлекал Цисси. Он терял нить разговора и раздражался, когда невеста приставала к нему, пытаясь вновь завладеть его вниманием. Что естественно ей понравиться не могло.
Мы с Лили сделали заказ и целых пятнадцать минут были веселы и свободны.
Подруга, смеясь, рассказывала историю о своей старшей сестре, с которой мы друг друга сильно недолюбливали.
- Представляешь, Сев, Мы уже садимся за стол, а Петуньи все нет и нет. И тут раздается громкий треск и крики Туньи. Когда мы с родителями выбежали во двор, представь, Северус, то увидели, как Вернон пытается поднять упавший на Петунью забор, а та уцепилась в него и не отпускает, так как, падая, забор порвал ей юбку, и она стеснялась предстать перед парнем, сверкая нижним бельем. Я у нее потом выспросила. Оказывается она, втайне от родителей, через забор целовалась со своим парнем, а тот, будучи довольно крупной комплекции, не рассчитал своего веса и сильно облокотился на забор. В результате забор упал. Представляешь? На Петунью. А, тянувшийся к ней Вернон, не удержался на ногах и упал сверху.
Мы смеялись, когда нам принесли наш заказ. Приятный на вкус и восхитительный на запах, с густой пенкой, сварен напиток был идеально. Пробуя кофе, я от удовольствия прикрыл глаза. А когда открыл их, увидел недовольно наблюдавшего за мной Люциуса.
Мне даже удалось не поперхнуться, но кофе стал горек, конфеты приторны, а пирожное жирным до отвращения. Да и настроение мигом пропало.
Мы просидели там не долго, что очень расстроило мою подругу, и она дулась на меня почти три недели. До полнолуния, когда Блэк отправил меня на встречу к Люпину.
Встретившись вечером в гостиной с Нарциссой, я ожидал скандала. Но девушка, лишь окатив меня ледяным призрением, ушла в спальню. А на следующий день, в воскресенье, Люциус настоял на встрече вдали от любопытных глаз и впервые залез мне в штаны.
Кажется, я опять отвлекся. Так вот.
В этом году день святого Валентина приходился на понедельник и парочки, решившие отпраздновать его в воскресенье, заранее отправляли сов к мадам Падифут, чтобы забронировать себе столик.
И теперь, в основном конечно девчонки, но и некоторые парни от них тоже не отставали, в голос обсуждали, кто с кем и во сколько идет в кафе.
Мне показалось, что Нарцисса намеренно подошла ко мне поближе, чтобы ответить своей подружке:
- Да, Мадлен, мы с Люциусом тоже завтра решили зайти к мадам Падифут. Он сегодня прислал мне записку с приглашением.
Я постарался не показать того, что услышал это, и уж, тем более что мне это не понравилось. Еще бы, походы в Хогсмид (понимай: секс с Люциусом) и так не часты, а тут приходится делиться с этой блондинистой стервой.
Тогда Цисси, не заметив желанной реакции, по секрету, но в полный голос сообщила:
- Мадлен, а ты слышала, что Лили Эванс теперь встречается с Джеймсом Поттером и завтра они тоже идут к мадам Падифут.
Понимая, что сама она от меня не отвяжется, я повернулся к Эйвери и спросил первое, что пришло в голову:
- Ты не в курсе, что в апреле интересного в Голландии?
- Ну, в начале апреля там сезон тюльпанов открывают, еще через пару недель фестиваль цветов.
- А в конце празднуют день рожденья кого-то из монархов. – Вмешался в наш разговор Мальсибер. - Моя бабушка туда почти каждый год ездит. А что?
- Люциус предлагает отправиться туда на пасхальных каникулах, а зачем не говорит. – Ответил я и поднял взгляд на блондинку. – Хочет сюрприз сделать.
- А, ну тогда я знаю, куда он тебя повезет. – Высказал свое предположение парень. - Во время фестиваля цветов проводится распродажа ценных растительных ингредиентов. Бабушка говорит, это рай для зельеваров.
- Правда? Поверить не могу. Вот здорово. – Насколько это вообще возможно, не теряя своего лица, восторженно произнес я. - Люциус такой внимательный и заботливый.
Хорошо, что взгляд не убивает. Если бы он был из металла, то меня бы сейчас прошил кинжал с лезвием не меньше фута длинной.
Нарцисса, гордо подняв голову, удалилась, а я подумал:
«С днем Святого Валентина тебя, Люциус!»
За завтраком в понедельник я получил записку от Малфоя.
Отвязав ее от лапы совы и предложив ей печенье, я попросил:
- Не улетай пока, будет ответ.
Сова согласно ухнула, принимаясь за лакомство.
Я открыл послание и прочитал:
«Северус, это было жестоко.
Ты же знаешь, что я ДОЛЖЕН был в этот день пригласить Цисси в то ужасное кафе.
Если ты действительно хочешь в Голландию, стоило сказать об этом мне, а не Нарциссе.
Все равно люблю, Л.»
Перевернув листок, я написал:
«Прости. Я скучал без тебя, а она меня намеренно дразнила. Поэтому я не мог допустить, чтобы ей было лучше, чем мне. Насчет Голландии не настаиваю, просто к слову пришлось. С тобой, хоть на край света.
Целую, С.»
Привязав свое послание к лапке, я с довольной улыбкой выпустил птицу.
* * *
Заключительным матчем сезона по квиддичу была игра Гриффиндор - Слизерин. Пусть после матчей с Ровенкло и Пуффиндуем мы вышли с общим счетом 430, а Гриффиндор только с 380, у каждой из команд на счету было по две победы.
С одной стороны у Слизерина появился шанс на победу над Гриффиндором.
Поттер заметно потяжелел и перешел на место защитника, но, к сожалению, новый ловец Гриффиндора на тренировке повредил руку и его еще не выпускали из больничного крыла. Поэтому мародер снова играл за ловца, а, как это ни прискорбно, но у Рогоносца к квиддичу был талант.
Ловцом за Слизерин в этом году играл пятикурсник Регулус Блэк, младший брат Сириуса. Против Пуффендуя и Ровенкло он играл блестяще. Но, против Поттера он не играл, ни разу, хоть и наблюдал за его игрой четыре года.
Его впервые допустили в основной состав команды и никто, даже в Слизерине, не верил, что парень сможет играть против «самого» Поттера.
Если честно, то идти на игру мне не хотелось.
Во-первых, я не был уверен, что новый ловец Гриффиндора действительно поранил руку на последней тренировке. Блэк слишком хорошо показал себя в предыдущих играх и, скорее всего, гриффиндорцы не рискнули выставлять против него своего нового ловца. Парень был довольно не плох, но не в сравнении с Поттером или Блэком.
Во-вторых, если играл Поттер, финал был предсказуем, а любоваться на выкрутасы мародера было противно.
Но наш декан рассудил по-другому. Профессор Слизнорт, видя упадническое настроение команды и болельщиков, после объявления, что Поттер играет за ловца, собрал нас в гостиной и провел беседу на тему «главное не победа, а участие» и высказал пожелание, чтобы среди фотографий его любимых учеников стоял и кубок по квиддичу.
В день игры он построил нас колонной, и, проведя перекличку (как зеки на этапе, право слово) повел на стадион.
Я прихватил с собой книгу, рассчитывая наложить на себя полог безмолвия и спокойно почитать.
Устроившись в уголке и понаблюдав за первыми минутами игры, я так и сделал.
Поттер предсказуемо носился по полю, выделывая разные кульбиты. Он возносился вверх и штопором уходил вниз, стремительно пересекал все поле и неподвижно зависал перед гриффиндорской трибуной, чтобы через миг сорваться с места.
Гриффиндорцы пищали от восторга. Моя подруга был на седьмом небе от счастья, ведь все вокруг понимали, что этот дикий брачный танец исполняется исключительно для нее.
Пожелав Поттеру на очередном повороте сломать себе шею, я открыл книгу и стал читать. Я не успел осилить и пяти страниц, когда Мальсибер, вскочивший на ноги, просто смел меня с лавки. Неловко поднявшись, я стал отряхивать мантию. Мальсибер и Эйвери прыгали как идиоты и обнимались, улыбались и что-то кричали, но я их не слышал.
Сообразив, в чем дело, я снял заклинания и на меня обрушился рев слизеринской трибуны.
Мы выиграли со счетом 150:0.
Наш малыш Регги обставил звездного Поттера и его команду в сухую.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ЭлиасДата: Понедельник, 17.06.2013, 22:30 | Сообщение # 57
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Глава 31. Пожиратель смерти.

Летом, после шестого курса, я принял Знак мрака.
* * *
Люциус, с похоронной миной встретил меня на перроне. Ничего не объясняя, он трансгрессировал нас в Малфой мэнор.
Поручив мои вещи домовому эльфу, он увел меня в библиотеку.
Закрыв за нами двери, мужчина подошел и обнял меня.
- Завтра лорд ждет тебя.
- Только меня?
- Нет. Насколько я знаю, вас будет пятеро. Ты всех знаешь. Твои приятели и еще двое со слизерина. Беседовать он будет с каждым индивидуально.
- О чем?
- Это не вступительный экзамен, не волнуйся. Просто поговорите, и он определит, в какой области ты будешь наиболее ценен для него.
- Тогда, почему ты нервничаешь?
- Просто я не представляю, что он может потребовать от тебя и готов ли ты к этому. Но готовься к тому, что это лето будет тяжелым.

Люциус доставил меня во временную резиденцию лорда. Как оказалось позже, я был первым, после меня у лорда побывали и мои однокурсники.
Нас уже ждали и сразу провели в его кабинет.
Люциус открыл дверь, пропуская меня вперед.
Первое, что мне не понравилось, это необходимость приветствовать лорда Волдеморта стоя на коленях. Когда лорд гостил зимой в Малфой мэноре, подобного я не замечал. Как с этим мирился Малфой, даже не представляю.
- Приветствую, мой лорд. – Произнесли мы почти одновременно.
- Рад видеть Вас, друзья. Ты все же решил присоединиться к нам, Северус? - Поинтересовался Повелитель ПСов.
Ага, будто у меня был выбор. Лорд Волдеморт передал Люциусу приказ мне явиться к нему, как только я покинул школу.
Да, кажется, я об этом еще не говорил, но тогда я спокойно называл лорда присвоенным им самим титулом и именем. Это уже позже он стал для меня, да и для всех остальных, Темным лордом. И страх обывателей перед его именем был тут не причем. Так называли его ПСы, занимавшиеся нашей муштрой, и мы сами постепенно сами привыкли к этому. А для многих, действительно, уже в тот момент лорд Волдеморт становился тем, чье имя рискуют произносить вслух не многие.
Ответил я, естественно, как меня учил Люциус:
- Да, мой лорд.
- Хорошо. Ты можешь встать, Северус. – Произнес мужчина и, переведя взгляд на Малфоя, добавил: - Люциус, подожди нас за дверью.
Слегка обозначив поклон, Малфой покинул кабинет, оставив нас вдвоем.
- Ну что ж, Северус, приступим? – Спросил лорд, поднимаясь с кресла. Вопрос был риторическим и мой ответ ему не требовался.
Держа в руке палочку, он подошел ко мне практически вплотную.
– Сейчас я проведу проверку твоего магического потенциала. – Пояснил мужчина.
Он провел короткий, не известный мне ритуал. Во время ритуала его лицо мрачнело, но свои действия и выводы он мне не комментировал. Мне даже показалось, что, не поверив первым результатам, он провел этот ритуал повторно. Видя недовольное лицо Волдеморта, я испугался. Вдруг лорд решит, что мое существование чем-то угрожает ему. Уже тогда начинали ходить слухи о его паранойи.
Вернувшись в свое кресло, мужчина задумался. Я стоял на прежнем месте, не смея пошевелиться. Меня не отпустили, но обо мне могли забыть. Спустя несколько минут Волдеморт вынес свой вердикт:
- Не готов. – Не громко, но раздраженно произнес Волдеморт, при этом он сильно ударил кулаком по подлокотнику кресла, в котором сидел. Похоже, лорда разочаровал результат проверки, но, что странно, он не был разгневан и не собирался меня наказывать. А потом он посмотрел на меня и задал странный вопрос:
- Северус, ты совершеннолетний?
Я удивился, но постарался сдержать эмоции и спокойно ответил:
- Да, мой лорд. Семнадцать мне исполнилось в январе, через неделю, после нашего знакомства.
- Удивительно. – Волдеморт задумчиво поднес руку с согнутыми пальцами к губам. - Твоя магия еще не установилась, не достигла своего пика. Она бурлит как у подростка. Твой потенциал огромен, но еще не заполнен до конца.
Я, не понимая, смотрел на лорда. Возможно, он считает, что я не достоин, вступить в ряды ПСов? Ну, по крайней мере, сейчас. Вот уж Люциус обрадуется. Я даже вздохнул с облегчением.
Мою реакцию лорд воспринял иначе:
- Не переживай, Северус, я приму тебя в свои ряды. Но, в ближайшее время, пока твоя магия не успокоится, в твои обязанности будет входить только обучение. Ничем другим мне ты сейчас помочь не сможешь. Разве только работой в лаборатории.
* * *
Когда я покинул кабинет лорда, Люциус кинулся ко мне. Он схватил меня за руку и, молча, потянул к трансгрессионному барьеру. Оказавшись в Малфой-мэноре, он затащил меня в библиотеку, наложил Полог безмолвия и только тогда спросил:
- Как дела? Что он тебе сказал? – Мой мужчина был очень взволнован.
- Сказал, что я еще не готов. – Начал я.
Люциус удивленно, не зная радоваться или бояться, посмотрел на меня.
- Не готов? Это к чему же?
Я пожал плечами.
- Он сердился? – Спросил мужчина.
- Нет. По крайней мере, он не винил меня в этом. Наоборот, считал, что это должно меня огорчить и пытался ободрить.
Мне показалась, что Малфой выдохнул с облегчением и даже слегка улыбнулся.
- Люц, он сказал, что я все равно получу метку. – Добавил я главное.
- Не понял. Если ты не готов, зачем нужна метка? – Насторожился мужчина.
- Он сказал, что мой магический потенциал большой, но магия еще не устоялась. Пока она не закончит свое формирование, я ему бесполезен. Он даже спросил, совершеннолетний я или еще нет.
Я никогда не слышал, чтобы Люциус ругался, да еще грязными маггловскими словами. Я просто представить себе не мог, что они ему известны.
Ну ладно я. У меня отец маггл, у которого не только воспитание отсутствует, так еще и общество для общения состояло практически из одних алкашей. Но блиставший всегда изысканными манерами лорд Люциус Малфой? Это непостижимо.
Видя мое искреннее удивление и недоумение, комментировать свою реакцию, он не стал, только произнес:
- Ладно. Всему свое время.
* * *
Ритуал впечатывания метки в мое предплечье был обставлен очень помпезно.
Я конечно утрирую. Одновременно со мной и моими приятелями, чести получить клеймо от Волдеморта удостоились еще двое выпускников с нашего факультета: Уилкис и Трэвэрс.
По этому поводу собрался весь ближний круг и покровители новичков. Униформа состояла из металлокерамической маски и черной мантии с капюшоном.
Пожирателей смерти можно было назвать закрытым клубом. Просто так ни кто метку лорда Волдеморта получить не мог. Того, кто изъявил желание присоединиться к Темному лорду, собранию представлял поручитель, тот кто сумеет ввести новичка в курс дела и проконтролировать. А в случае необходимости будет иметь рычаги давления на новичка и займется ликвидацией, если тот окажется неугоден.
Это могли быть родственники или друзья, уже бывшие Пожирателями или своего рода рекрутеры Волдеморта, которые поставляли ему пушечное мясо пачками. Исключение составляли лишь те, кого лорд сам хотел видеть среди своих сподвижников. Но такой чести, кроме первых последователей, были удостоены не многие. А за последние годы нас было только двое. Люциус и теперь еще я.
Эйвери и Мальсибера представляли их отцы. Меня представлял Люциус. Мы решили, что для многих приближенных, присутствующих на момент нашего знакомства в Малфой мэноре, и так не секрет, что предложение мне последовало от самого Волдеморта, но и выставлять это на показ тоже не стоило. Зачем лишний раз вызывать зависть у будущих соратников?
Поручителей Уилкиса и Трэвэрса я не знал. Они были в числе ПСов, но не были приближены к Волдеморту и Люциус посчитал их не интересными для меня.
По столь торжественному поводу Темный лорд толкнул напыщенную речь.
Хвала Мерлину, что ко всей этой клоунаде не добавили красочных клятв или присяги. Но, на месте лорда, анализируя свои дальнейшие поступки, я бы в серьез задумался о некоей, немного облегченной, разновидности непреложного обета.
Мы, каждый из пятерки, оголили левое предплечье, и по очереди получили свой знак.
А потом была пьянка, извиняюсь, банкет, призванный позволить нам познакомиться и лучше узнать своих коллег по ПСарне. Общаясь между собой, каждый из ПСов сам решал снимать ему маску или нет. Лишь приближенные знали друг друга в лицо. Другие, только своего непосредственного командира и самого лорда.
Основная часть тусовки мне была знакома еще с первой встречи в Малфой мэноре. Люциус прошелся по своим знакомым, беседуя с ними и представляя меня тем, кто видел меня впервые. При общении с Малфоем маски снимали все. Мне приходилось делать то же самое.
Подобие великосветского приема плавно перерастало в бандитский притон. Некоторые «старики» начали быковать, и задирать молодежь.
Лорд Волдеморт не поощрял обильные возлияния своих сторонников, но и не мешал им расслабляться во время таких сабантуев.
Еще до того, как в «обществе» появились первые предпосылки к неконтролируемой оргии и невменяемые ПСы, Люциус испросил разрешения у Повелителя и увел меня домой.
* * *
Нас разместили в особняке Крэбба, нынешней резиденции Лорда. Это был своего рода летний лагерь.
Как и говорил лорд, серьезных и опасных заданий мне не давали. Основную часть лета я провел в лаборатории и библиотеке, чему был несказанно рад.
Мои школьные приятели, Эйвери и Мальсибер, принявшие метку одновременно со мной, уже этим летом участвовали в вылазках и терроре. Их рассказы об этом меня совсем не вдохновляли.
Кроме этого, еженедельно лорд проверял изменения моего магического потенциала. Люциус всегда с тревогой ждал результатов этой проверки, но причину своих волнений не объяснял.
Его очень обрадовало, что лорд не стал делать из меня мясника, а принял решение развивать мои таланты.
* * *
Равного мне зельевара у лорда не было. Даже он, будучи весьма сведущим в зельях, признавал мое первенство. Как однажды он сказал мне:
- Я досконально следую инструкции, а ты зелья чувствуешь.
Для моего обучения высшим зельям он рассчитывал привлечь нашего декана, профессора Слизнорта, но тот, с поразительным упорством, уклонялся от всяких контактов.
Учиться этим летом мне пришлось самому или под присмотром лорда. Но это было не сложно. Темный лорд, давал мне задания и обозначал срок их выполнения. Результаты тщательно проверялись им же.
Зато я получил доступ в его личную лабораторию и библиотеку, а так же библиотеки большинства ПСов из древних родов.
* * *
Кроме того, мне устроили летнюю практику в больнице Святого Мунго. Это было не самое приятное, но довольно интересное времяпровождение.
Как объяснил мне Люциус, получив навыки медика, я становился ценным приверженцем лорда и занимал определенное место на иерархической лестнице среди ПСов.
Во время террора медик становится первым после Бога. Со мной придется считаться всем. Даже первым приближенным, чистокровной братии и уж конечно ненавидящей меня всем сердцем Белле Блэк.
Я узнал методы диагностики, как магических проклятий, так и обычных заболеваний и травм. Я научился разделять анализ состояния человека на физическое тело, духовную и магическую составляющие, а потом сопоставлять данные между собой.
Там же я научился останавливать кровотечения, обрабатывать раны, вправлять вывихи и лечить переломы, ушибы, ожоги, обморожения и даже простудные заболевания.
Нет. Я не смог бы стать первоклассным целителем или маггловским хирургом, но блокировать распространение практически любого проклятья и оказать первую доврачебную помощь, для меня стало элементарным.
А получив представление о лечении физических и магических недугов, мне проще стало модифицировать существующие зелья и изобретать новые.
* * *
Не знаю как у других, но мой день был расписан чуть ли, не по минутам. При этом общую боевую подготовку я проходил наравне со всеми.
Как-то, выслушивая очередной рассказ Мальсибера о кровавых подробностях их стычки с аврорами, я позволил себе брезгливо скривиться. На что получил град оскорблений от находившегося поблизости Уилкиса.
Пока я был только «неженкой», «тряпкой» и «карманным» зельеваром лорда, я еще мог сдерживать свой гнев. Но когда этот придурок резко негативно отозвался о моем моральном облике в разрезе наших отношений с Люциусом, между нами завязалась драка. Зачинщиком оказался я, плеснув в лицо парню почти полную чашку горячего чая. Так как я никогда не отличался особой физической силой, то красиво уйдя от маггловского мордобоя, выхватил палочку.
Зная, что с палочкой я, не задумываясь, размажу Уилкиса по стенке в первые же секунды, и мне за это влетит, Эйвери поспешил обезоружить нас обоих. А Мальсибер, видя, что я остался безоружным перед превосходящим меня физической силой противником, и, заметив кровь, сочащуюся из моих к тому времени уже разбитых губ, полез заступаться. В результате образовалась нешуточная свалка.
Трэвэрс позвал старших ПСов и нас разняли. Но на шум пришел и сам лорд.
- Что здесь происходит?
Мы вчетвером потупились. Увидев мой жалкий вид, Повелитель произнес:
- Северус?
Я поднял голову на Волдеморта.
- Что у тебя с лицом?
- Ударился.
- Круцио.
Я вскрикнул от неожиданной боли, пронзившей все мое тело. Боль прошла очень быстро, но ее последствия ощущались каждой мышцей.
- Запомни, Северус, мне лгать нельзя. Никогда. Остальных это тоже касается. Что до тебя, Северус. Ты разочаровал меня. Мои соратники должны уметь защищать себя и отстаивать мое дело в любой ситуации. Завтра утром ты присоединишься к своим друзьям на полосе препятствий.
- Да мой лорд, - согласно кивнул я. Ага, попробовал бы я с ним спорить.
- К обеду я ознакомлю тебя с новым расписанием. – Продолжил Темный лорд. – И чтобы ты запомнил науку. Круцио.
* * *
Роптать на загруженный график я не посмел. По словам моих приятелей, в первые пару недель они спали всего по 4 часа, мне же даже в самый загруженный день позволялось спать по 8 часов, так как для обучения нужна была свежая голова.
Таким образом, я был рад уже тому, что в моем плотном графике было выделено достаточно времени на сон.
Разве что на Люциуса моего времени почти не хватало.
Малфой с трудом мирился со сложившейся ситуацией и ревниво отслеживал каждую мою свободную минуту, чтобы урвать поцелуй, прикоснуться к телу, а если очень повезет, то и заняться любовью.
Время, выделенное мне для изучения книг, Люциус решил использовать с пользой для себя. Когда имелась такая возможность, он приходил ко мне в библиотеку, и мы пытались совместить приятное с полезным. Иногда мы просто сидели, обнявшись в одном кресле, и я читал. Но чаще всего это сильно отвлекало от учебы. Я тоже безумно скучал по любовнику и, поэтому, особо не возражал. Зато возразил темный лорд, застав нас страстно целующимися над забытым трактатом по зельям. Благословив каждого из нас парочкой Круцио, повелитель позволил мне раз в неделю, вечером выходного дня, посещать Малфой-мэнор и оставаться там, на ночь, а Люциусу пару раз в неделю здесь оставаться со мной после отбоя, но не более чем на час. Естественно, при условии, что это не отразится на моей успеваемости, и в остальное время мы будем заниматься возложенными на нас обязанностями, а не друг другом.
* * *
В отличие от сверстников, раньше я мало уделял времени спорту и подвижным играм. Поэтому, по началу, мне было очень тяжело, но я быстро втянулся.
- Сила, выносливость, ловкость и быстрота реакций позволяют сохранять хладнокровие в условиях смертельной опасности. – Заявил Рабби, вышагивая перед нами.
- Зачем нам это? Ведь у нас есть палочки, - усмехнулся Уилкис.
Рудольф с Рабастаном переглянулись.
- Подойди ко мне, - сказал Руди.
Уилкис малость струхнул, но вышел вперед.
- Ближе.
Парень остановился перед ПСом на расстоянии вытянутой руки. Лестрейндж отдал свою палочку брату и произнес:
- Теперь можешь напасть на меня с любым заклинанием. Можно даже Аваду. По счету три. Раз. Два. Три.
- Ока… - врезавшийся парню под дых кулак прервал заклинание.
Уилкис свалился на землю, выронив палочку.
- Еще вопросы есть? – Мы отрицательно покачали головой. – Прекрасно. Тогда продолжим.
Первое, что пытались развить в нас братья Лестрейндж это выносливость.
В качестве общей физической подготовки нам приходилось совершать марши, метать нож, овладевать приемами рукопашного боя.
Само собой нас учили бесшумно передвигаться, вскарабкиваться на различные преграды и правильно падать.
* * *
После того, как меня заставили удерживать в подвешенном состоянии в пальцах вытянутой руки крупный булыжник, я два дня не мог нормально держать нож в руке, что естественно повлияло на мои занятия зельями.
По идее это упражнение призвано было помочь удержать в руках палочку даже при мощном экспеллиармусе.
Мои наставники, получившие нагоняй, пытались доказать лорду, что такая тренировка необходима и сошлись на том, что подобные занятия со мной будут проводиться не позднее чем за шесть часов до моей работы в лаборатории или Святом Мунго или уже после них.
* * *
Понаблюдав за нашей тренировкой с братьями Лестрейндж, Малфой прочитал мне собственную лекцию по выживанию.
- Северус запомни. Любой бой, тем более рукопашный, должен быть по возможности коротким. Ты не настолько силен, чтобы затягивать поединок. Используй неожиданность. Делай то, чего противник не ждет от тебя. Если ты не можешь достать его с первого удара, уходи на дальнее расстояние и применяй волшебство. Если нет возможности сразу вывести врага из строя, поражай его атакующую руку или ногу.
Колющие и рубящие удары ножом, которые вам показали Лестрейнджи, это конечно хорошо, но лишь в том случае, если ты ловчее и быстрее противника. В бою против того же Мальсибера ты не выстоишь. Но применив достаточной силы Агуаменти, да еще и ледяной, ты сможешь ошеломить его и сбить с ног. У тебя появится возможность добить, собраться с силами или уйти, пока он будет вставать на ноги.
Милый, никогда не пытайся бить по прямой, оставь это Мальсиберу и Уилкису. Это не твой уровень. А боковой удар бьется с любых позиций. Не стесняйся бить локтями. Нокаутирующего удара у тебя нет, поэтому лучше, сначала нанести удар в горло или по глазам. Ногами бьешь в пах, головой в нос.
Советы Малфоя оказались очень практичными.
* * *
Единственным плюсом было то, что боевую магию и темные искусства я прекрасно знал благодаря Люциусу. Мне оставалось лишь отточить силу и скорость – выработать практические навыки ее применения. Переговорив с нашими инструкторами, Люциус сообщил мне, что ничего нового они преподавать нам не собираются.
* * *
Нашим наставникам показалось недостаточным то, что каждый из нас был совершеннолетним и имел министерское разрешение на трансгрессию. Нас заставили научиться делать это быстро и точно.
Как однажды выразился Долохов: «Вы должны появиться здесь и увидеть, как исчезаете там».
Расщепы были и даже очень страшные, но нас серьезно страховали. Среди последователей лорда были и ликвидаторы таких последствий. Нас собирали и снова заставляли тренироваться. После нескольких занятий мы перемещались уже вымотанные и измученные, но целые. А нагрузку все увеличивали и увеличивали. Перед тем, как продемонстрировать наши успехи Темному лорду, нам устроили контрольную проверку. Нас просто напоили до невменяемого состояния и оставили в замкнутой комнате. Мы должны были трансгрессировать в туалет или ближайшие кусты, и явиться перед инструктором готовыми к дальнейшим тренировкам. Долго не раздумывая, мы начали действовать. Как оказалось потом, в туалет трансгрессировать не стал никто. Все содержимое наших желудков и мочевых пузырей досталось клумбам и садовым дорожкам.
Экзамен у лорда был не менее экстравагантным. На нас накладывали Круцио и мы должны были успеть исчезнуть до того как нас скрутит второе пыточное.
Потом нас учили трансгрессировать в заданную точку ориентира, о который мы и понятия не имели. Идти к Повелителю по зову метки оказалось не так сложно, а вот одновременно переместиться в точку заданную иным способом долго не получалось.
Потом была парная левитация и полеты на метлах.
Когда нам предложили оседлать инвентарь, Мальсибер поинтересовался:
- Отец говорил, что Вы научите нас летать без метел.
- Этому учат только входящих в ближний круг. Темный лорд не раскидывается подобными знаниями, - спокойно отозвался Нотт.
Слава Мерлину, что выкрутасов, какие выполнял Поттер на квиддичном стадионе, от нас не требовали. Достаточно было хорошо держаться на метле, быстро менять высоту и направление полета, и одновременно атаковать или отбиваться от заклятий.
С невербальными заклинаниями у меня проблем не возникло. Их я буквально строчил, как из маггловского пулемета. По скорости заклинаний со мной не могли справиться даже лучшие боевики лорда. Еще бы! Практически ежедневная тренировка одновременно против четырех противников в течение пяти лет, это не шутка. Да и занятия с Люциусом играли тут не последнюю роль.
А вот с блокировкой невербального проклятья, вышла заминка. И не только у меня одного. Нас учили предугадывать по поведению противника, какое заклинание он собирается использовать.
Мы хорошо ставили общие щиты, но угадать индивидуальный щит под конкретное заклятие казалось просто невозможно. Люциус посоветовал мне использовать мой конек и выставлять подряд несколько разных щитов. Эта тактика оказалась верной. По крайней мере, мучавшего нас Долохова она вполне устроила.
Мы научились определять по внешнему виду противника, манерам и жаргону, его боевую подготовку. Является ли он аврором, фениксовцем или простым обывателем, и какова его предполагаемая магическая мощь.
Так как анимагические наклонности встречались далеко не у всех, то этот раздел подготовки оставили на самостоятельное изучение, объяснив лишь теорию. Зато нас натренировали накладывать мощные дезиллюминационные чары.
Мы научились делать порталы, ставить и снимать охранные, следящие и защитные чары, применять Адский огнь и Бамбарду, обезоруживать противника.
Помимо всего этого Нотт и Долохов прочитали нам небольшую лекцию о пользе бытовых заклинаний. Оказалось, что заклинания, используемые при приготовлении пищи, вполне могут заменить запрещенное пыточное.
Нотт и Долохов занимались и нашей психологической подготовкой.
- Вы будете работать в группах. Для этого должны научиться действовать сообща и прикрывать друг другу спину.
- Как я могу доверять Снейпу, если он трус?
Я дернулся было, но Нотт качнул головой, глядя мне в глаза, и ответил ему:
- Уилкис, страх – это защитная функция твоего организма. Это сигнал: приготовься к опасности. Если ты бесстрашен – ты дурак и смертник. Страх помогает выживать и быстрее принимать решения, если ты умеешь владеть им.
Я с ним согласился. По началу, я боялся мародеров. Их было четверо, а я один. Но психология человека такова, что он не может долго жить в страхе. Если у нас не остается шанса скрыться в безопасном месте, животный инстинкт заставляет нас нападать на врага не жалея жизни. Безбашенность нужна, только когда тебя прижали к стене.
Если бы не Малфой в нашем противостоянии с мародерами могла произойти трагедия. Люциус не только учил меня быть сильным, но и формировал мой самоконтроль.
- Ты считаешь себя сильнее Снейпа?
- Естественно.
- Я так не думаю. Ты не выстоишь в поединке с ним и минуты.
- Да если бы не его палочка…
- Но она у него есть. – Перебил парня Долохов. - Твоя ничуть не хуже. А физически он даже слабее тебя. Что ты готов поставить на кон в поединке со Снейпом?
Уилкис потупился.
Когда мы более-менее насобачились в боевой магии, нас ставили в пары и мы, пытаясь, опередить друг друга, применяли Круцио и Империо. Кто первый успеет.
На этой стадии обучения Аваду нам никто не показывал.
Как ни странно, но такую удобную штуку как говорящий Патронус, мне показал Люциус, а наши инструкторы даже не заикнулись о ней ни разу.
* * *
В общем, до конца лета обучение было моей первостепенной задачей. Зелья, медицина, темные искусства, боевая магия и физическая подготовка. Да, именно в таком порядке.
Никогда в жизни я не ждал начала учебного года с таким нетерпением.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
katyaДата: Вторник, 18.06.2013, 07:28 | Сообщение # 58
Демон теней
Сообщений: 205
« 6 »
Спасибо за проду! Читаю всегда с большим удовольствием. clap
 
chuba-huДата: Вторник, 18.06.2013, 10:27 | Сообщение # 59
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Всегда считала Сева самым колоритным персонажем. Испытываю огромное удовольствие от Вашего произведения. С нетерпением жду продолжения biggrin
 
ЭлиасДата: Понедельник, 24.06.2013, 16:41 | Сообщение # 60
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Цитата (chuba-hu)
Всегда считала Сева самым колоритным персонажем

Полностью согласна, он для меня даже Гарри затмил.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » «Я дождусь тебя» ЛМ/СС, СС/ЛЭ, СС/СБ, ЛВ/СС, АД (слеш,NC-17,романтика,POV CC, макси, заморожен)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: