Армия Запретного леса

Четверг, 19.07.2018, 04:38
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Глюк мироздания или Я теперь Малфой (обновление 29.09.13) (~NC-17~ЛМ/ГП/СС~Прикл/Романс~макси~замёрз)
Глюк мироздания или Я теперь Малфой (обновление 29.09.13)
Elik@n@Дата: Четверг, 14.02.2013, 23:36 | Сообщение # 1
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
Название фанфика: Глюк мироздания или Я теперь Малфой:
Автор: Elik@n@
Бета :
Гамма
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Люциус Малфой/Гарри Поттер/ Северус Снейп?
Тип:слэш
Жанр: приключения, любовный роман.
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Однажды с тобой что-то случается, и вовсе не потому что накануне слишком бурно отмечала праздник, и не потому что вдруг подумалось: а как бы себя повела оказавшись в шкуре вымышленного героя? Это даже не судьба и не происки высших сил решивших поиграть с твоей жизнью. Это всего лишь глюк мироздания, но с последствиями придется разбираться самостоятельно.
Ну ничего, русская женщина нигде не пропадет.

Предупреждения: 1) AU и OOC вообще и полностью. Пейринг не окончательный, возможно что-то поменяется в процессе.
2) Это мой первый фик, будут ляпы.
3) Беты нет, очень нужна. Автор раззява.
Диклеймер: на героев Роулинг не претендую.



Сообщение отредактировал Elik@n@ - Воскресенье, 29.09.2013, 21:14
 
AlGiediДата: Четверг, 08.08.2013, 23:24 | Сообщение # 61
Подросток
Сообщений: 9
« 4 »
Автор, когда же вы и сюда остальные главы перенесёте? Меня антивирус на СФ не пускает Т_Т
Жду проды flowers



[img]http://nick-name.ru/forum3t0/Al%20Giedi.gif[/img]
Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что-то не так.
Гилберт Честертон
 
Elik@n@Дата: Четверг, 08.08.2013, 23:29 | Сообщение # 62
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
AlGiedi, ладно, щас выложу. Только вспомню на какой главе остановилась.
 
Elik@n@Дата: Четверг, 08.08.2013, 23:34 | Сообщение # 63
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
8

Думал Гарри недолго, часа примерно два, и то, до чего он додумался, ему совершенно не нравилось. Конечно, мальчик не слишком доверял взрослым, потому все что услышал, пытался обдумывать с некоторой подозрительностью, но ему было всего десять лет, и он еще не слишком хорошо знал, что даже говорить правду можно по-разному. Да и информации слишком мало. Гарри еще не понимал, зачем какой-то темный маг убил родителей и пытался убить его. Чего добивался некий Альбус Дамблдор, обеспечив ему такое детство. Чего б не добивался, но этот человек мальчику заранее не нравился. А еще Гарри не понимал, что от него нужно лорду Малфою. Мысль, что он кому-то может быть нужен, конечно, грела, но Гарри чувствовал, не тот случай, когда его будут любить просто потому, что он такой замечательный. Нет, с ним собирались заключить некий договор, и теперь предстояло решить, согласен ли он или нет. А еще и магия, которая непонятно что такое, но очень-очень здорово.
В целом же, если можно было бы рассмотреть все размышления мальчика со стороны, становилось понятно, что он изрядно запутался, размышляя над всем с ним произошедшим, но за те несколько часов, что ломал голову, успел проникнуться неприязнью к пока неизвестному ему Альбусу Дамблдору и робким доверием к лорду Малфою. Потому решение он уже на самом деле принял, только сам его еще пока не осознавал. Но что мальчик твердо понимал – он должен обязательно во всем разобраться!
Именно с этой мыслью он постучался в кабинет лорда Малфоя.
- Входите, мистер Поттер, - блондин приглашающе указал на то же кресло, в котором мальчик сидел до этого. – Итак, до чего же вы додумались?
- Я хочу все узнать, сэр.
- «Все» понятие растяжимое мистер Поттер, учитесь формулировать четче. Вам это пригодится в дальнейшей жизни.
Гарри на минуту задумался.
- Я хочу узнать все о гибели своих родителей, о том кто их убил. Еще… о том человеке, который отправил меня к Дурслям. Зачем? Ну, то есть, почему он мог решать такие вещи? И… хочу знать, зачем я вам понадобился, сэр! – он с опаской и в то же время решимостью посмотрел в прозрачные глаза собеседника.
А потом он очень внимательно выслушал подробную историю о Альбусе Дамблдоре, победителе Гриндевальда, директоре Хогвартса, председателе Визенгамота и прочее, прочее. А так же историю становления Темного Лорда Волдеморта и последующей войны, внезапно закончившейся самоубийством этого самого Лорда о каменный лоб Мальчика-Который-Выжил. Лорд Малфой рассказывал подробно, так же подробно и без всякого раздражения отвечал на вопросы, которые у Гарри неизбежно возникали по ходу повествования. Он даже невозмутимо ответил на вопрос о своей службе Темному Лорду, когда мальчик все же решился задать его. Гарри ведь правильно понял намек в прошлом разговоре и теперь хотел разобраться еще и в этом.
- Видите ли, мистер Поттер, идеи Темного Лорда в те времена казались мне весьма привлекательными, и что важней, созвучными моим собственным убеждениям. На мой взгляд, некоторые из них актуальны и до сих пор. Однако методы… Я политик и авантюрист, мистер Поттер, террор и запугивание не мой метод. Сначала Темный Лорд действовал именно как политик, и на этом пути добился значительных успехов. Мы добились. Но потом в ход пошли силовые методы, а отойти в сторону было уже невозможно. Особенно когда за твоей спиной семья, а тот, кому ты присягнул, медленно скатывается в безумие.
Гарри слушал очень внимательно. С ним впервые разговаривали вот так, по взрослому, как с равным. И он очень старался все понять, чтобы не разочаровать своего собеседника. Никто еще никогда не обращался с ним так, словно он не досадная помеха, не заслуживающий ничего, кроме очередного тычка урод, а личность, причем личность разумная и имеющая право что-то решать. Конечно, мальчик не сознавал всего этого вот так прямо, даже, пожалуй, еще не обдумывал. Но непростое детство с нелюбимыми родственниками научило чутко прислушиваться к настроению взрослых и так же чутко на него реагировать.
Зашел разговор и о том, зачем Гарри понадобился лорду Малфою. Мальчик уже не ждал, что ему расскажут красивую и добрую сказку о потерянных родственниках и внезапном обретении семьи. Об этом можно было по-прежнему мечтать, но после всего услышанного сегодня, он вряд ли поверил бы в такое. Впрочем, Гарри не сильно расстроился, у него были уже кое-какие догадки, хотелось только подтвердить их и, возможно, тогда его жизнь все же изменится к лучшему.
- Вы, мистер Поттер, в магическом мире фигура, обладающая некоторым влиянием, как это не странно, Герой, победитель Темного Лорда, единственный в истории, кто выжил после Авады. Чтобы было понятней – Альбус Дамблдор победил Гриндевальда и плодами этой победы пользуется до сих пор. Однако он сделал это в зрелом возрасте, будучи уже обученным магом и до сих пор считается одним из сильнейших магов Британии. Ваша же победа, мистер Поттер, совершенная едва ли не в младенчестве, в глазах большинства обывателей делает вас потенциально едва ли не могущественней директора.
Мистер Поттер, не таращьте глаза, учитесь не демонстрировать всем свои эмоции так вульгарно. Сейчас ваш уровень магии настолько низок, что едва хватает для приглашения в Хогвартс и до тех пор, пока ваше здоровье не будет приведено в порядок, так и останется, реальный ваш потенциал мы узнаем еще не скоро. Что-то я слегка отклонился от темы…
Короче, мистер Поттер, вы скорее не фигура, а козырь. От того, на чьей стороне вы окажетесь, в один прекрасный момент может зависеть многое. Как вы понимаете, я предпочту иметь такой козырь в собственном рукаве.
Ко всему прочему лорд Малфой рассказал Гарри о пророчестве и о том, что Волдеморт, возможно, не до конца мертв. И если он вдруг вернется, мальчику понадобятся знания и вся его магическая сила чтобы выжить. Чего у него не будет, если придется вернуться к Дурслям.
Гарри впечатлился. Он и так-то был готов почти на все, чтобы остаться в этом доме, а после такого известия так и подавно. Тем более, что от него сейчас и не требовалось ничего такого. Быть послушным, хорошо учиться, и сохранять тайну. Еще и необходимость выполнять все эти требования лорд Малфой ему хорошо объяснил, до сих пор Гарри никто ничего объяснять не трудился, чаще приказывали, отвешивая профилактический подзатыльник. Сам мальчик получал соответствующее магу и Наследнику Рода (он с удивлением узнал что является, оказывается Наследником пусть не слишком знатного и богатого, но довольно древнего магического Рода) обучение, информацию о собственной семье и, что для Поттера было сейчас на первом месте, хорошее обращение.
Догадывался ли лорд Малфой или нет, а скорее именно такого эффекта и добивался, однако теперь Гарри был весь его, с потрохами. Более того, пока еще незаметно, но именно этот разговор послужил тому, что мальчик неосознанно, чем дальше, тем больше, пытался походить на великолепного блондина. Не сейчас, но позже, Гарри начнет копировать манеры и поведение лорда. Этот человек, первый, кто дал ему хотя бы иллюзию выбора и возможность решать свою судьбу, стал со временем для одинокого ребенка кумиром. Тем, кем при других обстоятельствах собирался стать Дамблдор.
Но сейчас он был незамысловато по-детски счастлив тому, что удалось остаться в этом доме и не придется возвращаться к Дурслям. А еще ведь и магия! Мальчик, конечно, чувствовал, что ему рассказали далеко не все и в будущем возникнут вопросы. Но кого такие мелочи волнуют в десять лет?
* * *
Вырвавшись, однажды вечером, из цепкой хватки директора Северус Снейп отправился навестить друга и застал того в очень странном состоянии. Да еще и в таком виде, что профессор даже дар речи потерял на несколько мгновений: такого Малфоя он не видел даже после самых разгульных школьных попоек, когда Слизерин выигрывал матч по квиддичу. Или Пожирательских оргий после очередного рейда, впрочем, таких вечеринках Люциус обычно не участвовал, если Темный Лорд не приказывал. Но даже в дупель пьяный лорд Малфой оставался чопорным и полным достоинства аристократом. Если не лез в драку конечно. А пьяный лорд Малфой в драку лез всегда.
Сейчас же… во-первых Люциус был небрежно одет, или уж, скорее, почти раздет, для человека, который даже в собственном доме не забывает о мантии. Босой, в домашних брюках и распахнутой на груди батистовой рубашке. Снейп мимолетно скользнул взглядом по мускулистому торсу и тут же отвел глаза.
Во-вторых, он небрежно валялся на кушетке в малой гостиной, спустив одну ногу на пол и иногда в задумчивости притопывая босой ступней по густому ворсу ковра. А рядом, на низком столике стояла початая бутылка виски, бокал и высилась гора оберток от шоколадных лягушек.
И в довершение картины – вокруг кушетки высились невысокие стопки книг (штук по три-пять), еще одну Малфой держал в руках, в качестве подложки под пергамент, по которому с бешеной скоростью строчило самопишущее перо. И это указывало на то, что всегда упорядоченная библиотека Мэнора явно подверглась безжалостному разграблению.
- Давно он так? – ошарашено поинтересовался Снейп у тихо подошедшей Нарциссы.
- С полудня, - пожала плечами леди Малфой, так же бесшумно удаляясь.
Северус оценил на глазок количество виски, оставшееся в бутылке, и пришел к выводу, что напиться до невменяемого состояния за полдня Малфой с такой дозы никак не мог, даже если закусывал исключительно шоколадными лягушками. Потому творящееся безобразие становилось еще более непонятным. Неужели сказываются отсроченные побочные эффекты ритуала? Не сошел ли Люциус с ума?
- Чем это ты занимаешься в таком виде? – решил он, наконец, поинтересоваться.
- О, Северус, - Малфой оторвался от своего занятия, чтобы взглянуть на друга. – Рад, что ты смог вырваться из школы. Как там директор?
- Все спокойно, о подмене Поттера никто до сих пор не догадался. Проверили издали, что он действительно помогает тетке с ее собаками, и успокоились. Ты не ответил на вопрос.
- Разрабатываю маскировочный ритуал для мальчишки. Стандартные чары не подходят, этот шрам, в конце концов, разрушает любую иллюзию. Прихожу к выводу, что для долговременных целей ритуалистика куда как долговечней.
Снейп молча, но по обыкновению выразительно выгнул бровь, не задавая вопрос вслух.
- В отличие от заклинаний, которые перестают действовать, когда иссякнет вложенный в них запас энергии, ритуал можно сделать постоянным. Если не отменить в последствии.
- И ради банальных маскирующих чар ты развил такую бурную деятельность? – насмешливо поинтересовался Снейп.
- Друг мой, ты знаешь, - значительным тоном заявил Малфой, - лень - двигатель прогресса. Что-то меня совершенно не радует перспектива раз за разом накладывать на Поттера маскирующие чары. Тем более делать это годами, учитывая, что я всерьез намерен воспитать нам надежного и умного союзника. Это если забыть о том, что мне уже прямо сейчас необходимо приглашать учителей для мальчишек. Драко и так уже многое пропустил из-за этих вынужденных каникул, а Поттер… ну сам знаешь. Однако пока он в моем доме я сюда никого постороннего впустить не могу не опасаясь, что это, в конце концов, однажды дойдет до Дамблдора.
- И что тебе даст этот ритуал? – Снейп коротко двинул подбородком, указывая на исписанный пергамент.
- Если все получится, будет присутствовать постоянный эффект, позволяющий по желанию менять внешность. Согласись, полезное свойство, жаль только изменения возможны самые минимальные, цвет волос перекрасить, шрам спрятать, - Малфой запустил руку в ворох конфетных бумажек, выудил шоколадную лягушку и, развернув обертку, ловко откусил попытавшемуся было удрать лакомству голову.
Снейп скрестил на груди руки и посмотрел на это безобразие о-о-очень выразительным взглядом. Ученики под таким взглядом обычно начинали оправдываться и признаваться во всех грехах, даже если ни в чем не виноваты. Лорд Малфой к подобным взглядам имел стойкий иммунитет. Почти абсолютный.
- Во мне проснулась внезапная любовь к молочному шоколаду, - Люциус невозмутимо пожал плечами. – Ты же никому не скажешь, друг мой?
Взгляд Снейпа стал еще более выразительным.
- Ты начал впадать в детство, Люц? Что дальше, будешь кататься на деревянных ферсталах или играть в солдатики? Боюсь представить следующий этап, лепка куличиков в песочнице?
- Никогда не любил деревянных ферсталов, деревянных лошадок и единорогов, впрочем, тоже, а песочницы в Мэноре нет. Северус, ты знаешь, что у магглов есть тысячи сортов молочного шоколада на любой вкус? А у нас только шоколадные лягушки. Мелочь, казалось бы, не стоящая внимания, но мелочей таких много. И некоторые из них куда как серьезней шоколадных лягушек.
- И что?
- Да ничего, печально это, Северус. Какие-то мы отсталые по сравнению с магглами, тебе не кажется?
Снейп вопрос проигнорировал, посчитав его риторическим.
Л.М.
Разговор с мальчишкой прошел как по маслу, я выбрал тактику полностью противоположную дамблдоровской политике умолчания. Это должно сработать на будущее, сейчас-то Поттеру весь этот ворох информации вовсе не нужен. Все, разумеется, не рассказывал, опять же, незачем сейчас.
О пророчестве сказал лишь то, что оно существует, Поттер о подробностях не спросил, да я и не ожидал от десятилетнего мальчишки продуманных вопросов и действий, ничего, пусть учится задавать правильные вопросы. Раздумывал, нужно ли говорить что-нибудь про Северуса, однако решил – не стоит.
Сами между собой разберутся, надеюсь только, что у друга хватит здравого смысла не третировать мальчишку сверх меры. От деликатных намеков, что глупо ненавидеть ребенка за грехи его отца Северус отмахнулся. Прямо же о таких вещах я считаю говорить не тактично.
У Северуса всегда был тяжелый характер. Руки золотые, мозги не хуже, а характер отвратительный.
Однако, ощутив, что все насущные проблемы решены и прямо сейчас никакие срочные дела не требуют моего участия и даже детей взяла на себя Нарцисса… Проще говоря – душа просила отдыха. При том, одна часть этой самой души полагала, что настоящий отдых это посидеть вечерком у камина с бутылкой виски, можно с книгой, лучше с другом. Обсудить политику, душевно обругать Дамблдора и под конец бутылки ностальгически вспомнить бурную молодость. Друга в обозримом будущем не предвиделось, к моему глубочайшему сожалению. Ему сейчас едят мозг толпа спиногрызов и один старый маразматик, который, по-моему, во сто крат хуже.
Вторая же половина меня, уверен, как раз она принадлежала прежде женщине, полагала, что лучший отдых - это валяние на диване, изничтожение фантастического количества молочного шоколада и занятие чем-нибудь интересным, для души.
После недолгих попыток выбрать между двумя равно привлекательными вариантами подумал: какого, собственно, Мордреда?! Будем совмещать!
Диван, камин и виски эльфы организовали в момент. А вот с такой простой вещью, как молочный шоколад, вышла неожиданная загвоздка. Посланные за ним домовики пропали надолго, а затем вернулись с коробкой шоколадных лягушек. Неожиданно.
Ладно, есть же еще и магглы. Домовиков туда отправлять, пожалуй, не стоит, сам как-нибудь. Потом.
Интересным занятием было решено считать разработку ритуала смены внешности для Поттера. С некоторых пор ритуалистика для меня действительно стала довольно занимательным делом. А сам предполагаемый ритуал был не слишком сложен, поскольку требовалось всего лишь изменить мальчишке цвет волос и спрятать шрам. Потом выдадим его за еще одного Малфоя и вуаля. В конце концов, почему бы у меня не могло быть двоюродного племянника из Австралии? На самом деле, таких, разумеется, не существует, у Малфоев уже несколько веков рождается только один ребенок, так что никаких близкородственных побочных линий быть не может. Французские Малфуа не в счет, с ними уже больше трех веков никаких контактов, родство достаточно дальнее, чтобы на него обращать внимание. Но кого это на самом деле интересует, и кто станет это проверять? Есть у Малфоев племянник и пусть себе будет. Пока «Поттер» на месте, никого не интересует появление еще одного неучтенного мальчика.
Однако возиться с совсем уж простеньким ритуалом было неинтересно, особенно, когда имеется такой простор для творчества, потому решил добавить еще и возможность смены внешности по желанию. Если все получится, у Поттера появится два облика, один основной, а другой маскировочный. И он сможет использовать их в любой момент, только пожелав. И это снимет все проблемы с маскировкой на долгие годы вперед.
Идея оказалась увлекательной, а поиск способа ее реализации захватывающим. И единственное, что несколько омрачало отдых, это регулярные попытки шоколадных лягушек от меня сбежать.
К вечеру совершенно неожиданно явился Северус. О, один только его взгляд стоил того чтобы это все затеять! Нет, я, разумеется, просто отдыхал и вовсе не рассчитывал шокировать друга, однако ж это весьма приятный бонус. Впрочем, он довольно быстро взял себя в руки, тем не менее, это все равно было довольно забавно.
На миг возникла идея предложить ему присоединиться к моему отдыху, но нет, боюсь, такого предложения Северус не оценит. А жаль, это было бы поистине феерическое зрелище, если мне когда-нибудь все же удастся уговорить друга на что-то подобное, я буду хранить это воспоминание и регулярно просматривать в Омуте памяти.
Но это хорошо, что Северус смог, наконец, вырваться из-под директорского надзора. Нам многое надо было еще сделать, основные активные действия мы отложили на лето, сейчас же на первом месте было обучение мальчишек, в первую очередь Поттера. Но и это отнимет уйму сил и времени. Потому что за несколько месяцев его необходимо было выучить так, чтобы это не испортил почти год под боком у директора. Ну что ж, надо значит - сделаем!
Время до летних каникул, когда Северус, наконец, будет свободен от пристального внимания директора, а Поттера придется вернуть магглам, пролетело незаметно. Ничего особенного эти месяцы мы не предпринимали, Северус лишь улучил момент и забрал диадему Рэйвенкло из Хогвартса. На самом деле не столь уж простая задача как мы думали сначала, школа полна призраков и портретов, которые мгновенно докладывают директору о любой хоть сколько-нибудь интересной мелочи. А как выглядит диадема, Дамблдор, несомненно, знает. Но Северус справился, я впрочем, и не сомневался. В остальном же жизнь шла своим чередом. Мальчишки учились, помимо нанятых учителей мы втроем каждую свободную минуту тоже старались научить их чему-то полезному. Нагрузка у детей, конечно, запредельная, для Поттера пришлось даже изобретать особое зелье памяти, иначе у него просто не было бы шансов усвоить все, чему мы пытались его учить. Стандартное зелье не безопасно даже для взрослых, и имеет не слишком долговременный эффект. Мальчишка, конечно, старался и без всяких зелий, упорный - этого у него не отнять, даже если что-то не получается, будет повторять, пока хоть что-то не выйдет. У этого упорства впрочем, очень быстро обнаружился значительный недостаток: если в случае неудачи Поттера отругать за бестолковость, он тут же теряет всякий интерес к предмету. Послушно продолжает учиться, однако, совершенно без всякой охоты, отчего и результаты удручающие. Северус, конечно же, не преминул на первом же занятии по зельеварению в своей привычной манере высказаться об умственных способностях Поттера. Я-то знал, что он поступает так со всеми учениками и к мальчишке он отнесся на удивление спокойно, об этом можно было судить уже по тому, что обругал не больше, чем любого другого своего ученика. Но Поттер обиделся. В скорости стало ясно – как зельевар он полностью потерян, пришлось приложить немалые усилия, чтобы вернуть хоть какой-то интерес к этому предмету. С другой стороны, как бы Северус не хвалили свою рыжую подружку, вовсе не факт что мальчишка унаследовал хоть часть ее талантов, в конце концов, такие вещи, если это конечно не Родовые Дары, по наследству передаются не так уж часто. Вот Поттеры, например, всегда славились отличнейшей ловкостью и координацией, да еще и неубиваемым вестибулярным аппаратом. От того традиционно и в дуэлинге хороши, и в полетах. Это родовое наследие проявлялось в Потере во всей красе. И вовсе не факт, что оно единственное. Или скажем так: не факт что эти качества не являются лишь видимой, и вероятно малой, частью какого-либо семейного Дара. Впрочем, сейчас это не слишком важно.
Мальчишки, как и ожидалось – сдружились. Дома Драко вел себя куда более открыто и гораздо меньше пытался копировать мое поведение, а у Поттера никогда не было друзей, потому он с легкостью закрывал глаза на некоторые недостатки Драко. Несмотря на всю загруженность, находили они время и для шалостей, за что оба получали одинаково, не взирая на то, кто был зачинщиком очередного безобразия. И если поначалу это однозначно был Драко, то позже во всех шалостях просматривалось явное потттеровское влияние.
В целом же время пролетело незаметно и без каких-либо потрясений. Даже родственница Дурслей не спешила вернуть Поттера в лоно семьи, оценив полезность домового эльфа, хотя в помощи она фактически уже и не нуждалась. А родственники были и вовсе счастливы не видеть мальчишку в своем доме как можно дольше. Они бы предпочли, чтобы он вообще никогда не возвращался. Однако приближался июль, и Гарри Поттеру пора было вскорости возвращаться к Дурслям. Я рассчитывал, что знакомство с Хагридом и поход в Косой переулок пройдет, как положено.
А мы с Северусом тем временем займемся последним из доступных крестражей Темного Лорда. Поначалу я раздумывал: не оставить ли кольцо Дамблдору, очень уж удачно он его примерил. Но потом решил, что не стоит, это ведь другу тогда придется добивать этого мерзкого старикашку. И уходить к Волдеморту, если тот все же возродится, разумеется, чего хотелось бы избежать. В связи с этим у меня появилась еще одна идея, но Северусу я, пожалуй, о ней пока говорить не буду, иначе он вполне может решить, что я окончательно и бесповоротно тронулся умом. А все просто: вспомнив с помощью какого ритуала, возродился Лорд, я решил, что неплохо бы испортить единственный незаменимый ингредиент. Петтигрю вряд ли можно считать таковым, не он - так другой, тот же Крауч ради своего любимого Повелителя чем угодно пожертвует, после стольких лет под Империо он сильно с головой не дружен. Кровь врага… если я что-то понимаю в ритуалистике, а я в ней теперь кое-что понимаю, это недобровольная жертва кровью человека, который испытывает негативные эмоции к предмету ритуала, проще говоря ненавидит Лорда. А таких по всей Англии найдется предостаточно.
Но чего действительно невозможно заменить в этом ритуале, так это кости отца. И тут-то меня посетила, не побоюсь этого слова, гениальная идея: не просто умыкнуть кости Риддла-старшего, а подменить их на что-то совершенно для ритуальных целей непригодное. Пришлось как следует постараться, чтобы разыскать в маггловском Лондоне мастерскую, занимающуюся реквизитом для театров и киностудий, но пластиковый скелет вышел на загляденье, состаренный так, словно и в самом деле несколько лет пролежал в могиле, на нем даже имелись обрывки какой-то одежды. Изнутри на черепе было выгравировано «Томас Риддл». Это на случай если Волдеморт решит использовать манящие чары, а то конфуз выйдет, если он таки доберется до могилы папеньки, попытается призвать его кость, а тот останется абсолютно глух. Потому как безымянный пластиковый скелет никак не может откликнуться на слова «Акцио кость Тома Риддла».
Итак, одной темной ночью… Гхм, на самом деле, невзирая на известное мнение, что все темные дела нужно творить темной ночью, на кладбище мы с Северусом пошли днем. Было на редкость солнечно, на полузаброшенном кладбище ни души. Собственно говоря, идти вдвоем было вовсе не обязательно, о чем мне Северус язвительно напомнил, пока мы бродили среди могил разыскивая нужную. Привычно игнорирую его ворчание, не хотел, нашел бы причину отказаться. К тому же он весьма гармонично смотрелся среди полуразрушенных могил в своей черной мантии и с фирменной снейповской походкой.
- Унылое зрелище, - замечаю после нескольких минут молчания. – Я бы после смерти предпочел кремацию.
Снейп скривился, но лишь молча кивнул. Да, в этом мы с ним тоже сходимся. Многие темные маги предпочитают не оставлять свое бренное тело на поругание коллегам. Некромантов в Британии нет уже давно, даже Блэки, по слухам некогда владеющие этим искусством, утратили его. Но это не значит, что не осталось описаний зелий и ритуалов, в которых можно использовать части покойного, особенно если он маг.
Впрочем, думать об этом еще рано, лично я собираюсь жить долго и счастливо, переплюнув в этом даже старого маразматика.
Могилу мы, в конце концов, нашли, кости извлекли быстро, это было не слишком сложно. А вот потом началось самое интересное. Северус с подозрением посмотрел на муляж, который я вынул из кармана и увеличил.
- Что это?
- Муляж, - осторожно укладываю пластиковый скелет в могилу. Все же выглядит он очень натурально, если не использовать специальные диагностирующие чары, ни за что не отличишь от настоящих костей. – Интересно, если Волдеморт все-таки ухитрится из этого возродиться, что получится? Резиновый человек-змея?
- Резиновый человек-змей - это шланг, - недовольно просветил меня друг. – Зачем тебе понадобился муляж?
- Ну, сам подумай, если в могиле не останется никаких костей, Лорд, возможно, начнет их искать. Не найдет конечно, потому что мы их сожжем, но пусть лучше и не пытается. В этой фальшивке нет ни капли магии, полагаю, на самом деле они абсолютно непригодны для ритуала.
Северус выглядел не слишком довольным моими объяснениями, но возражать теперь уже не имело никакого смысла. Знал бы он о моей идее раньше, не обошлось бы без жесткой критики с упоминанием умственных способностей.
В целом, поиск могилы Риддла-старшего занял больше времени, чем подмена его костей. Которые мы позже сожгли в саду Малфой-менора с помощью пары мощных заклинаний.
За кольцом мы тоже пошли вдвоем, однако на сей раз, это была исключительно мера предосторожности. Не знаю, на самом ли деле Дамблдор оказался таким жадным, что просто не смог удержаться, чтобы не прибрать к рукам воскрешающий камень, или же Лорд наложил на кольцо какое-нибудь заклятие, соблазняющее любого, кто посмеет коснуться, примерить его. В любом случае в этой реальности директору уже не грозит добраться до кольца Певереллов, а я скоро узнаю, верны ли мои предположения. Именно потому нужен Северус, чтобы вовремя удержать от этой смертельной ошибки.
Пришлось, кстати, с ним изрядно поспорить, прежде чем убедить, что кольцо должен брать именно я. В конце концов, он, конечно же, согласился, потому что это было разумно. У него, как и Дамблдора, есть человек, которого хотелось бы воскресить. У меня же к счастью все близкие живы. Да если совсем уж честно, вряд ли у меня в этом мире есть кто-то ради кого я стал бы хвататься за проклятую вещь.
Лачуга Гонтов произвела на меня удручающее впечатление. Нет, теоретически я, конечно, знал, что этот Род давно обеднел, однако, все равно было неприятно видеть, что осталось от наследия Слизерина. Кто бы там что не думал, а для большинства чистокровных магов великий Салазар Слизерин имел куда большее значение чем полумифический Мерлин. И дело тут не только в идеях, которые приписывают Слизерину (я, кстати, вовсе не уверен, что все они действительно принадлежат ему), в конце концов, пусть это не так известно, но чистокровные не многим меньше уважают Ровену Рэйвенкло. И не слишком огорчаются, когда отпрыск вместо Слизерина попадает на факультет умников. И Слизерин и Рэйвенкло очень многое дали магическому миру, их наследие, научные труды, школа и даже артефакты до сих пор вызывают благоговение у любого понимающего мага. Тем печальней видеть до чего дошли потомки одного из великих магов.
Ладно, не время сейчас для таких размышлений.
Как бы жалко не выглядела эта полуразвалившаяся лачуга, однако защита на ней была такая, словно это банковский сейф, набитый под завязку золотом. Нам с Северусом пришлось изрядно поднапрячься, чтобы снять все, что Лорд тут наворотил. Главной проблемой было следить, чтобы все это безобразие не сработало как раз в тот момент, когда мы пытались его обезвредить. Волдеморт, помнится, страдал время от времени острыми приступами паранойи, если в такие моменты рядом с ним оказывался кто-то разумный, несчастный тут же подвергался жестокому изнасилованию мозга вместе с порцией Круцио. Видимо, когда Лорд прятал кольцо, его тоже накрыло, но ничего живого рядом не оказалось, и паранойя нашла выход в построении защиты.
В общей сложности мы потратили на взлом всех заклинаний около восьми часов, и в некоторых случаях в одиночку справиться было бы вовсе не реально. Ума не приложу, как Дамблдор это сделал? Впрочем, доподлинно неизвестно, был ли он на самом деле один. А теперь ему тут и нечего делать. Хотя у меня был большой соблазн снова оставить фальшивку, присовокупив к ней парочку особо каверзных заклинаний. После некоторых размышлений пришлось от этой идеи отказаться, с Лордом в этом мне не тягаться.
И вот он, тайник с кольцом. Пора изымать. На руках специальные зачарованные перчатки, однако, есть у меня сомнения, что будет от них хоть какая-то польза. Попытка взять кольцо, вообще не прикасаясь руками, провалилась сразу же. Просто подцепить чем-нибудь и вынуть его из тайника оказалось просто невозможно, с любого предмета оно соскальзывало.
Северус стоял рядом и напряженно наблюдал, на предложение отойти подальше, на всякий случай, ответил выразительным взглядом, в котором читалось лаконичное: «идиот». Ну что ж, я даже немного рад, что он не согласился, в случае чего успеет остановить, я надеюсь. Чутье и раньше не молчавшее, сейчас и вовсе ясно говорит, прикасаться к этому колечку смертельно опасно.
Берусь за ободок, кончиками пальцев, стараясь не коснуться камня, на всякий случай. Сначала ничего произошло, почти успеваю вздохнуть облегченно. И в этот момент разум будто затуманивается, понимаю, что держу в руках злополучное кольцо, что рядом стоит Северус и напряженно наблюдает, а в руках у него зачарованная шкатулка, куда следует положить нашу добычу, однако не двигаюсь, замираю на месте, пытаясь прислушаться к едва ощутимому голосу на задворках сознания. Голос монотонно бубнил, обещая невнятно: то ли несметные богатства, то ли власть, то ли вовсе бессмертие. Стандартный набор соблазнения для лопухов, неистребимо верящих, что и на их пути обязательно встретятся несметные сокровища. Однако послушать было любопытно. Что там дальше, предложение воскресить кого-нибудь? Странно, я ожидал большего от столько опасного артефакта, а он действительно действует по шаблону, который мог соблазнить разве только мечтательного подростка, а не взрослого думающего человека, но послушать было интересно.
Ясность мысли вернула боль в запястьях, оказалось, что Северус, стоявший за моим плечом, в последний момент успел перехватить мои руки, не давая надеть проклятое кольцо. Я спиной чувствовал, как напряжены его мышцы в попытке удержать.
- Малфой, включи мозги, наконец! – сердитое шипение в самое ухо. – Шкатулка.
И тут проклятое кольцо словно почуяло, что теряет свою жертву, потому что в мозгу вдруг всплыла совершенно отчетливая фраза: «хочешь, он будет твоим?», а за ним очень красочное видение Северуса, обнаженного, на моей постели, и накрепко привязанного к резным столбикам черными шелковыми лентами.
От неожиданности кольцо выпало из ослабевших пальцев, к счастью, Северус успел отпустить мою руку и подставить шкатулку, которую тут же и захлопнул. Не хотелось бы снова брать в руки эту пакость.
- Люциус… Малфой, очнись твою мать, что ты смотришь на меня, как будто боггарта увидел?! Хватит уже изображать из себя статую, это дебильное выражение не идет твоему лицу.
- Гхм, спасибо, друг, ты кажется, только что спас мой рассудок.
- И что тебе там такое привиделось, от чего ты выглядел, словно получил оглушающее в лоб?
- Так, бред всякий, - отвечаю небрежно, а сам поспешно укрепляю ментальные щиты. Нет уж, друг мой, этого я тебе не расскажу и не покажу.
Северус хмыкнул недоверчиво, однако настаивать не стал. И это несказанно радовало, потому что показанная проклятым перстнем картинка потом еще не раз вставала перед моим мысленным взором.
 
Elik@n@Дата: Четверг, 08.08.2013, 23:36 | Сообщение # 64
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
9

Возвращаться к Дурслям Гарри очень не хотелось, пусть даже всего на месяц. Он понимал что это необходимо, лорд Малфой ему все очень подробно объяснил, а этому человеку и его уму Поттер всецело доверял. Ну, еще и профессору Снейпу, но тот объяснениями особо не утруждался. В общем, он все понимал, но будь его воля, Гарри с удовольствием до самой школы остался в поместье Малфоев. Его даже не очень радовало освобождение на целый месяц от бесконечной зубрежки и муштры. В доме Дурслей ему ничем таким заниматься было просто нельзя. Разве что школьные учебники читать, только мальчик уже успел их основательно выучить. Так что этот месяц у родственников обещал быть очень тоскливым.
То, что Дурсли будут с ним плохо обращаться Гарри больше не боялся, теперь он прекрасно знал, что делать и говорить, чтобы эти люди даже смотреть в его сторону опасались. И все это даже без применения магии. Да и на самом деле таких случаев, как тогда, зимой, когда дядя Вернон сломал ему несколько ребер, в жизни Поттера было достаточно мало. Да, ему едва ли не ежедневно прилетали подзатыльники, время от времени доставалась порка широким дядюшкиным ремнем, а так же тычки и оплеухи от Дадли, зачастую они были как раз самыми опасными, потому что толстый кузен никогда не умел соизмерять силу, он даже и не догадывался, что нужно делать нечто подобное. Однако жизни и здоровью Гарри это по большей части не угрожало, гораздо больший вред принесло скудное нерегулярное питания и непосильные для ребенка физические нагрузки, учитывая, что это длилось годами. Во всяком случае, так считал семейный колдомедик Малфоев, прописавший мальчику длительный курс противных на вкус зелий. После него, правда, Гарри не стал выше и по-прежнему выглядел тощим задохликом, что безмерно его огорчало. Колдомедик сказал, что Гарри уже никогда не будет высоким, и потолстеть ему не грозит, но в любом случае после не очень приятного лечения (хотя даже противные на вкус зелья лучше уколов) мальчик чувствовал себя намного лучше. А еще ему удалось ощутить, наконец, свою магию в полной мере и это было здорово. Пока еще было неясно, насколько он силен на самом деле, в таком возрасте магия только начинает развиваться постепенно увеличиваясь вплоть до совершеннолетия, но лорд Малфой сказал, что Гарри уже сейчас по всем показателям явно выше среднего.
Единственное что по-настоящему во всем этом огорчало мальчика – зрение ему вылечить пока так и не смогли. А очень хотелось. Как выяснилось, проблемы со зрением у него были наследственные, Джеймс Поттер тоже носил очки. А такое магическая медицина лечить не могла, пока что целители способны восстанавливать глаза лишь после травмы. Нет, на самом деле был один способ, но очень уж радикальный, на такое решались только те, кому уже практически нечего было терять. Во всяком случае, Гарри узнав об этом способе, решил что как-нибудь обойдется пока очками или линзами, которые ему купили для маскировки. А лечение оставит на потом, как-нибудь в старости, если окончательно ослепнет. Суть заключалась в том, что при серьезном повреждении глаз (травма предпочтительно должна быть не магическая, нет, полностью уничтоженные глаза восстановлению не подлежат) их можно с помощью зелий и заклинаний регенерировать и будут они точно как у младенца. То есть, если при рождении у человека было вполне приличное зрение, таким оно и станет. Конечно, со временем оно все равно начнет ухудшаться под влиянием различных факторов, однако часть из них вполне можно избежать.
Все это Гарри в свое время объяснили очень подробно, потому что он просто достал своими расспросами профессора Снейпа и семейного колдомедика Малфоев. Точнее достал он, конечно, сначала Снейпа, тот бывал в доме гораздо чаше, к тому же разбирался в зельях. А тот, поняв, что от приставучего мальчишки никак не отвязаться, спихнул его со всеми «почему» на колдомедика.
Да, теперь Гарри вовсе не боялся задавать вопросы. У Дурслей это было чревато, если не подзатыльником, так окриком, в любом случае - родственники ему никогда не отвечали. А тут его учили специально: спрашивай, спрашивай, если чего-то не понимаешь, если хочешь узнать что-то новое или просто потому что любопытно. Учись задавать правильные вопросы, чтобы получать нужную информацию. Учись понимать кого и о чем можно спрашивать, а с кем лучше промолчать. Учись спрашивать так, чтобы тебе не могли отказать в ответе. И он учился, эта наука давалась Гарри волне успешно. А самое главное - ему очень нравилось.
Дурсли ожидаемо встретили мальчика не слишком радостно. Но при первой же попытке загнать его снова в чулан, Гарри использовал имеющуюся на этот случай заготовку. План по укрощению родственников имел три этапа, однако лорд Малфой был уверен: хватит и двух. На самом деле все было просто: первый этап, самый малоэффективный, по мнению взрослых, пригрозить Дурслям социальными службами. Раньше мальчик и не подозревал, что можно кому-то пожаловаться и взрослые чужие люди защитят его от произвола родственников. Лорд Малфой, впрочем, подозревал, что это бесполезное занятие, если уж ни соседи, ни учителя в школе не заинтересовались жизнью мальчика, то тут явно не обошлось без магии. Но, возможно, Дурсли об этом не подозревают, в любом случае даже если и не так, угроза скандала их укоротит на некоторое время.
Так и вышло. Родственники, опешив от внезапной наглости тихого и безответного до этого мальчишки, отстали от него. Ночевать ему все равно, правда, пришлось в чулане, после комнаты в Малфой-мэноре он казался особенно тесным и унылым. Оставалось утешаться тем, что это совсем ненадолго и скоро его переселят во вторую комнату Дадли. А потом он поедет в Хогвартс и снова увидит Драко. И профессора Снейпа. Хотя последний вряд ли будет этому очень рад. Гарри не знал, за что профессор его так недолюбливает, но иногда казалось, что этот мрачный человек вообще всех недолюбливает. Даже единственного друга.
Но на самом деле, если не обращать внимания на его сложный характер, с профессором вполне можно было ужиться. А если постараться его не сердить и не раздражать, то со Снейпом становилось даже интересно. Он умел рассказывать так, что хотелось слушать и становилось очень интересно, даже если изначально это казалось совсем уж скучно и банально. Умел, да. Но очень этого не любил, считая, что бестолочи не способные сами все понять и запомнить, не стоят затраченного на них времени.
В любом случае, за эти несколько месяцев Гарри привязался и к этому непростому в общении человеку. И к Драко тоже. С блондином они проводили вместе много времени, тот, конечно, был совершенно несносным временами, вредным и капризным. Но первый друг в жизни - для Гарри это многое значило, настолько, что он не обращал внимания на некоторые недостатки младшего Малфоя. Тем более что после нескольких месяцев их дружбы и Драко изменился. А его отец эти изменения никак не пресекал, иной раз даже и, наоборот, поддерживал.
Впрочем, сам Гарри тоже изменился, трудно было бы остаться прежним, когда ему так старательно впихивали в голову самые разнообразные знания о магическом мире. Заклинания они почти не учили, им преподали только самый необходимый минимум бытовых чар (которые в Хогвартсе почему-то не изучали); не возбранялось, впрочем, учится чему-то самостоятельно, так что мальчишки выкроили пару вечеров покопаться в библиотеке в поисках «настоящих боевых заклинаний». Старшие маги решили, что мальчишкам сейчас куда важней разбираться в истории Волшебного мира, уметь думать и замечать то, что важно. Потому, прежде всего изучались история магии, логика, риторика, основы родовой ритуалистики, экономика, окклюменция, этикет. Те основы, что обязан знать наследник любого чистокровного Рода. На все остальное оставалось совсем немного времени. Учиться было очень тяжело, особенно для Поттера, который, в отличие от Драко, практически ничего не знал. Но он очень старался, у мальчишки был не слабый стимул. Он очень боялся разочаровать своего кумира и вернуться обратно к Дурслям. Не на месяц, как сейчас, а совсем.
И вот теперь у него намечался месяц скучнейших каникул. В целях конспирации Гарри не позволили взять с собой даже книги, не говоря уж о каких-то других волшебных вещах. И купить что-нибудь интересное в Косом переулке тоже нельзя, ведь там за ним будут присматривать.
Как и ожидалось, угрозы социальными службами действовали на родственников всего лишь пару дней, потом они пришли в себя от невиданно наглости племянника и вспомнили, что за все эти годы никакие такие службы им ни разу не предъявляли претензий. А значит, можно и не церемониться с мелким уродом. Но за это время Гарри успел подготовиться ко второму этапу. Как раз для него и нужна была отсрочка. При возвращении в дом Дурслей на шее у мальчика висела простая льняная веревочка, а на ней маленький фиал с хитрым зельем. Зелье было сварено с добавлением крови мальчика и его нужно было добавлять по капле в пищу или питьё в течении недели, действовать, впрочем, оно начинало дня через два-три. Дальше эффект лишь закреплялся. На самого Гарри зелье никак не действовало, а предназначалось оно для того, чтобы при любой мысли причинить мальчику вред Дурсли чувствовали дискомфорт или даже боль, если продолжали упорствовать. Гарри гордился тем, что подал идею для изобретения этого зелья. На самом деле, он, конечно, просто брякнул что-то вроде: «вот бы им было плохо каждый раз, когда они хотят сделать больно мне». Однако профессор Снейп посчитал, что мальчишкам будет полезно узнать, как разрабатываются такие зелья, и Гарри с Драко пришлось помогать в лаборатории. Помощь, правда, была чисто символической, принеси, подай, смотри внимательно и все вон. Тем не менее, мальчишки чувствовали свою причастность к процессу создания и жутко этим гордились.
Сразу, как только оказался в доме родственников, Гарри начал подливать им зелье. И сейчас оно уже начало действовать - пока что дражайшие родственники, раздумывая как наказать зарвавшегося мальчишку, чувствовали лишь дискомфорт и легкое недомогание: то голова закружится, то сердце кольнет, но в дальнейшем, если будут упорствовать, получат куда более сильные ощущения.
Разобраться, что с ними происходит, Дурсли так и не успели, пришло первое письмо из Хогвартса. Лорд Малфой обсудил с Гарри заранее, как себя вести, потому мальчик ничего не предпринимал, лишь наблюдал. Все происходило точно, так как его и предупреждали, горы писем ежедневно проникающие в дом самыми невообразимыми способами и паникующие родственники. В конечном итоге, доведённые до истерики Дурсли устроили побег на заброшенный маяк. Апофеозом всего этого безумия стало явление здоровенного бородатого мужика бомжеватой наружности и интеллектом пятилетки.
Мальчика, наблюдающего за всем этим безобразием, одолевали два совершенно противоречивых чувства, с одной стороны восторг, ведь его наставник смог так точно предугадать все, что будет происходить! А с другой стороны полное охре… ээ, то есть обалдение. Еще полгода назад Гарри точно не заметил бы ничего странного, удивился бы, конечно, тому, что оказался волшебником, пришел бы от этого в восторг, но и только. Сейчас же ситуация напоминала ему фарс. А поверить в то, что любой нормальный ребенок, выросший в маггловском мире, без вопросов пойдет куда-то с незнакомым подозрительного вида мужиком, купившись на сомнительную сказочку о волшебстве… так вот, поверить в это Гарри не мог. И было жутко обидно, что его считают настолько безмозглым, а еще обидней от того, что придется ведь соответствовать!
Детская психика очень гибкая, Гарри помнил, каким он был еще несколько месяцев назад, но уже не чувствовал этого. Поэтому мальчик просто не понимал, что не случись в его жизни всех этих изменений, он как раз и был бы тем самым наивным дурачком.
Поход в Косой переулок тоже прошел без сюрпризов. А белоснежная сова Гарри даже понравилась, она, конечно, была слишком приметной, но все равно очень красивой. Ведь вовсе не обязательно использовать подарок Хагрида для какой-то важной переписки, а просто как питомец белоснежная сова мальчику нравилась безумно.
Самое сложное было не выдать своей радости при встрече с Драко в магазине мадам Малкин. Встречу эту они отрепетировали до автоматизма, все слова помнили наизусть, но все равно Гарри едва все не испортил своей слишком радостной физиономией.
Драко очень достоверно изображал из себя надменного зазнайку, хотя ему и изображать не надо было, уж Гарри-то знал, что Малфой такой и есть, только с ним он в последнее время так себя не вел.
Слово за слово, Драко усомнился в его чистокровности, Гарри «обиделся» и заявил, что оба его родителя были магами. Малфой, конечно же, не поверил, ведь у любого потомственного мага должен быть комплект Наследника, иначе ведь и не бывает. Любой, кто слышал со стороны этот разговор, мог бы решить, что надменный мальчишка в своей категоричности не знает, такие семейные реликвии бывают далеко не у всех чистокровных магов. Но не это было главным, главное, что Малфою удалось раззадорить Поттера, вызвав желание доказать, что он по праву попал в волшебный мир.
-…а вот и есть!
- А вот и нет!
- А я говорю, есть! – не сдавался Поттер. – Только… как узнать?
- У гоблинов спроси, - снисходительно посоветовал Драко. – Только нет у тебя ничего.
- Есть! Спорим?
- Спорим! На что?
- Эээ… - Гарри озадачился. Спора в сценарии не было, а надо было предложить что-нибудь интересное для мальчишки, выросшего в волшебном мире. Это было не трудно, но ведь по легенде он ничего о волшебном мире не знает. К счастью, Драко об этом тоже быстро догадался и пришел на помощь.
- На упаковку шоколадных лягушек.
- Договорились.
Дальше Гарри предстояла еще одна сложная задача: уговорить Хагрида вернуться в банк. Вообще-то проще всего было бы сбегать туда одному, пока великан не вернулся. Однако к огорчению мальчика Хагрид таки вернулся раньше, чем он успел сбежать.
Уговорить великана вернуться в Гринготтс оказалось не так уж просто. Хагрид, конечно, был добрым и наивным малым, но сильно упертым. Ему велено было отвести мальчика один раз в банк, а про то, чтобы туда возвращаться - ни слова. И нарушать приказ великан не хотел ни в какую.
Пришлось изрядно поднапрячь свои невеликие актерские способности, а у Поттера они действительно были невеликими, его честность и открытость за эти несколько месяцев не смогли до конца перебороть даже уроки двух слизеринцев, но все-таки дожать великана, изображая обиду на то, что ему, сироте, не дают ничего узнать о своей семье и как это жестоко со стороны Хагрида. Конечно, это немного выходило из образа наивного мальчика, только что очутившегося в волшебном мире и напрочь забывшего обо всем остальном, но недалекий великан, в конце концов, растрогался и уступил.
Гоблины отдали ему комплект Наследника без лишних вопросов и Гарри сразу же его надел, хотелось еще забрать ключ от своего школьного сейфа, хотя он и знал что это по большому счету бесполезно. Даже если ключ будет у него, опекун все равно будет всегда знать, сколько денег снято со счета и может в любой момент запретить брать деньги, если сумма больше некоего установленного им лимита. Но все равно забрать очень хотелось, вот просто из вредности. Ничего, потом он обязательно придумает, как это сделать!
Дальше все было не так интересно, август прошел совсем скучно. Родственники делали вид, что его здесь вообще нет, и даже не пытались как-то обидеть. Но и заняться было катастрофически нечем. Разве что читать школьные учебники: привыкший к постоянной нагрузке мозг требовал хоть какого-то занятия. Мальчик со скуки даже вспомнил, что он записан в библиотеку.
Первого сентября он был предельно собран и насторожен. Лорд Малфой заранее рассказал ему почти обо всех значимых фигурах, которых мальчик встретит в школе. Причем в этот список вошли и некоторые первокурсники. Ко всему прочему он предупредил, что с Гарри Поттером попытаются подружиться очень многие, ради его славы героя или в надежде получить какую-то выгоду. Поэтому Гарри заранее преисполнился подозрительностью ко всем кто потенциальным друзьям. Ко всем, кроме Драко, разумеется. Потому что младший Малфой и так уже был его другом, а старший своих планов от мальчика и не скрывал никогда.
Рыжее, нелепо одетое семейство всем табором перегородившее проход на платформу сразу его насторожило. У Малфоев была какая-то особая нелюбовь к Уизли. Да профессор Снейп очень недолюбливал представителей этой семьи, так что Гарри наслушался о них всякого. Не то чтобы он прям вот так всерьез поверил, будто рыжие поголовно мировое зло, хотя некоторые сомнения на этот счет все же зародились. Однако что Гарри уяснил прочно – все Уизли люди Дамблдора. И в связи с этим их нелепое поведение выглядело очень, ну очень подозрительно!
К сожалению, пройти незамеченным мимо рыжего семейства не удалось, как и избежать знакомства с их младшим отпрыском, так же, как и Гарри, поступающем в этом году в Хогвартс, тоже. Возможно, Рон Уизли был неплохим парнем…. Если не обращать внимания на его назойливость и полное отсутствие манер.
Гарри невольно вспомнил, как леди Малфой гоняла его, добиваясь идеальных манер, а ее муж объяснял, как это может быть важно в будущем, и печально вздохнул, глядя на испачканный нос Рона. Тогда мальчику казалось, что нет на свете науки сложней и занудней, а сейчас даже не знал завидовать рыжему или сочувствовать, ведь его никто так не муштровал. И Рон вовсе не выглядел так, словно чувствует себя обделенным. И все же бесцеремонность этого мальчишки немного раздражала Гарри.
Еще он познакомился с другими первокурсниками. Было интересно сравнить то, что ему рассказывали о некоторых из них и собственные впечатления. Вот, например мальчика потерявшего жабу (ну откуда Люциус мог заранее знать такие подробности?) лорд Малфой охарактеризовал, как застенчивого и скромного, но в будущем при надлежащем старании могущего стать надежным союзником и верным другом. Пока что Неввил выглядел полным тюфяком, но Гарри не спешил делать выводы. Еще недавно он и сам был скромным затюканным ребенком. Вообще Неввил вызывал симпатию некоторой схожестью их судеб.
Еще была лохматая девочка с большими зубами. Гермиона Грейнджер. Она много говорила о прочитанных книгах и вела себя так, словно знает все на свете. Гарри так и не определился в своем к ней отношении. Лорд Малфой говорил, что из этой девочки может вырасти очень умная ведьма и верный друг, но она слишком подвержена влиянию авторитетов. Это впрочем, совсем не помешало детям интересно пообщаться.
Драко, к счастью, послушав совета отца, Гарри в поезде не искал. А то бы точно без конфликта не обошлось, младший Малфой, оказавшись среди незнакомых людей, тут же превращался в высокомерного засранца. Не поссориться с ним в такие моменты могли только очень вежливые люди. Или те, кто хорошо знает Драко или его отца.
Но вот поезд, наконец, остановился и возбужденные, немного перепуганные дети пошли в темноту, на зов великана. Хогвартс производил сильное впечатление: замок, освещенный в темноте огнями, смотрелся сказочно.
Пока все остальные дети восторженно ахали, рассматривая необычный потолок Большого зала и тысячи парящих свечей, Гарри смотрел на преподавательский стол. Потолок ему, конечно, тоже был интересен, но преподаватели куда как интересней. Точнее некоторые из них.
Вот тот благообразный старец с седой бородой и в нелепой мантии со звездами – Дамблдор. Сидит, улыбается, очками посверкивает. Гарри раньше видел колдографии директора, однако увидеть вживую - это совсем другое дело. Он так старательно изображал из себя доброго дедушку, что трудно было не поверить, даже Поттер, который теперь очень сильно не доверял директору, признавал, что этого человека очень трудно было заподозрить в чем-либо неблаговидном. Весь его облик говорил: «что вы, милейший человек, добрый и понимающий. Разве может он сделать что-то плохое умышленно?».
А вон профессор Снейп, как всегда мрачный и во всем черном. Другим Гарри его еще ни разу не видел. Поначалу мальчику было даже интересно, а снимается ли вообще эта его черная мантия или она намертво приклеена какой-нибудь злокозненной магией? Темной, конечно же.
Еще интересно было посмотреть на профессора Флитвика. Маленький очень подвижный человек, превосходный дуэлянт. Кажется, этот полугоблин был единственным преподавателем Хогвартса, о котором лорд Малфой не сказал ни единого плохого слова, а ведь даже профессор Снейп удостоился от друга пары ехидных комментариев относительно его манеры преподавания.
Остальные преподаватели интересовали мальчика гораздо меньше, чем начавшееся распределение, даже строгая профессор МакГонагалл. Рыжий Рон попал на Гриффиндор, так же как и Гермиона. Неввил долго просидел под шляпой, но, в конце концов, радостно побежал к гриффиндорскому столу, едва не забыв ее снять.
Драко, конечно же, попал на Слизерин. Гарри чуть заметно улыбнулся, ну кто бы сомневался? Шляпа, вон, тоже не сомневалась ни мгновения.
Однако, чем ближе подходила его очередь, тем больше он нервничал. Он хотел на Слизерин, к Драко и профессору Снейпу. Но лорд Малфой намекал, что его очень хотят видеть на Гриффиндоре, и обманывать ожидания стольких людей может быть чревато. А так же опасно для их планов. К тому же, оба его родителя были гриффиндорцами.
Нелегкий выбор, Гарри так и не решил на Гриффиндор ему идти, или на Слизерин. Впрочем, он и не знал, получится ли повлиять на Шляпу. Пока мальчик предавался этим размышлениям, подошла и его очередь.
Гарри, стараясь не обращать внимания не шепотки и взгляды, прошел к табурету и позволил профессору МакГонагалл надеть на себя шляпу.
- Как интересно, - сказала шляпа. – И куда же ты хочешь мальчик?
- А я могу выбирать? – робко удивился Гарри.
- Скажем так: я приму во внимание твои пожелания. Ну, так что? В тебе есть храбрость и верность характерные для детей Годрика, но так же хитрость и способность выкручиваться из любых неприятностей и неплохие задатки лидера, то что ценил Слизерин. Только не думай, что, выбрав один из факультетов, ты откажешься от тех своих качеств, которые для него не подошли.
- А разве это не так?
- Нет, конечно! Все зависит только от тебя, ты же не думаешь, что все слизеринцы поголовно не знают что такое храбрость и верность?
Нет, Гарри так точно не думал.
- Да и гриффиндорцы бывают знатными интриганами, уж поверь мне, - продолжила шляпа. – А хаффлпаффцы отчаянно храбры. Про Рэйвенкло и вовсе говорить нечего, наличие пытливого ума не отменяет и хитрости, храбрости и полной наивности.
- А зачем ты мне все это рассказываешь? – поинтересовался мальчик. Ему было конечно интересно, но совершенно непонятно, зачем Шляпе так подробно все рассказывать, если обычно она просто распределяет учеников, ни о чем не спрашивая. Он оказался такой сложной и многогранной личностью, что Шляпа не может решить, как поступить?
- Редко случается так, что юный волшебник подходит для нескольких факультетов, но еще не определился с окончательным выбором. Чаще дети даже сами того не подозревая, уже заранее знают, куда хотят, пусть под чужим влиянием.
- Но я хочу на Слизерин! – возразил Гарри.
- А чувство долга и память о родителях говорят тебе, что нужно выбирать Гриффиндор. Так что ты выберешь?
Гарри Поттер для своих лет был ответственным и серьезным мальчиком, но все равно еще ребенком. Потому между «хочу» и «надо» он все-таки выбрал первое.
- Слизерин! – озвучила его выбор шляпа.
 
Elik@n@Дата: Четверг, 08.08.2013, 23:36 | Сообщение # 65
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
10

Ну что ж, дети в школе, Северус в школе, Нарцисса при первой же возможности сбежала во Францию и раньше чем через месяц возвращаться не намерена. Любовник у нее там. Меня это, с некоторых пор не слишком беспокоит, впрочем, и раньше не многим больше. Не с точки зрения личных отношений во всяком случае. Пока Нарцисса скрывала свои похождения и не разрушала умело выстроенную иллюзию благополучной семьи. Репутация Малфоев всегда должна быть на высоте. Гм… хотя бы в этом аспекте.
И так я остался один в пустом – если не считать домовиков и павлинов - мэноре. Как оказалось, спокойная повседневность жизни после нескольких месяцев постоянной гонки, сначала в попытках выжить, а затем впихнуть как можно больше знаний в головы детишкам, стала весьма скучной. Даже небольшие интриги в Попечительском совете и Министерстве не могли развеять эту скуку. Возможно, потому что это тоже рутина. Наш глубокоуважаемый министр всегда был неравнодушен к деньгам и весьма внушаем, так что получить от него желаемое не сложно. Главное придумать более-менее благовидный предлог. Попечительский же совет… весьма консервативен и, чтобы сдвинуть его с места, необходимо много времени и много терпения. Осторожно, не торопясь, подталкивать членов совета к нужным решениям, никакого кавалерийского наскока, здесь это не пройдет. И тоже весьма скучно.
Северус регулярно присылал отчеты о том, что происходит в Хогвартсе. Поттера приняли в Слизерине довольно спокойно, без особых восторгов, но и без какой-либо враждебности. Комплект Наследника служил зримым подтверждением статуса, далеко не все слизеринцы имели такой же, а из тех, кто имел, не все носили полный Комплект, это в некоторой степени было старомодно даже для аристократии, хотя и в полной мере соответствовало традициям. В любом случае, после этого обвинить Поттера в нечистокровности или пренебрежении традициями было бы весьма затруднительно. Теперь любые претензии к нему, если таковые возникнут, могут быть только личными. А к решению личных проблем весь факультет привлекать не принято.
С запретным коридором Северус разобрался просто и без затей, мы с ним это заранее обсуждали, но в целом принятое решение было совершенно типичным для слизеринского декана. Он поступил бы так же и без моего вмешательства.
Дети есть дети, покажи им тайну, запрети ее разгадывать, и они обязательно туда полезут. Слизеринцы мало чем отличаются от остальных в этом плане, во всяком случае, те, что помладше. Если уж на то пошло, то наименее любопытные -представители факультета Рэйвенкло, они увлечены чистым знанием, а всяческие приключения их могут заинтересовать исключительно в исследовательских целях. Покажи рэйвенкловцам тайну, они могут ее и не заметить по рассеянности; расскажи им о редком звере Цербере - и обязательно найдется тот, кто попытается его поизучать, невзирая на опасность. Покажи слизеринцам тайну и обязательно найдется тот, кто сунется посмотреть из любопытства и заодно надеясь поиметь с этого какую-то выгоду. Расскажи им про Цербера и о том, что он охраняет полосу препятствий для глупых грифов, и они тут же потеряют к этому интерес. Максимум соберутся небольшими группками и проведут пару-тройку экскурсий для малышни, посмотреть на трехголового пса. Самое интересное, что гриффиндорцы при обоих вариантах рванули бы спасать философский камень. И не потому, что безмозглые, а лишь потому, что на этот факультет попадают только те, у кого чувство самосохранения или совсем отсутствует, или сильно заторможено. Одним хаффлпаффцам до директорских махинаций дела никакого нет.
Драко и Поттер в числе первых сходили под присмотром старшеклассников посмотреть на Цербера, о чем позже было доложено Северусу, и больше им не интересовались. Искренне надеюсь, что спасать философский камень они все-таки не полезут. Даже с целью оставить его себе. Вещица, разумеется, крайне полезная, в хозяйстве бы пригодилась, особенно Северус на него облизывается, однако рисковать детьми ради нее не хотелось бы. Впрочем, при случае… ну кому не хочется жить долго?
Мальчишки не смогли скрыть свою дружбу, слава Мерлину, им хватило сообразительности сделать вид, что раньше не были знакомы, а подружились, только оказавшись на одном факультете. Однако эта дружба едва ли не с первых дней в школе подверглась испытаниям. Нашлось немало доброжелателей посчитавших нужным рассказать обоим о недопустимости дружбы с идеологическим врагом. Однако это были мелочи, которые можно спокойно игнорировать, мальчишки вполне справлялись самостоятельно.
Гораздо хуже стало, когда Поттер, сходив в гости к лесничему, напрочь проигнорировал заметку об ограблении Гринготтса. Не задал никаких вопросов и разумеется не получил оговорку про Фламеля. Как я позже узнал, их с Драко на тот момент занимала куда более интересная для мальчишек проблема (как протащить в Хогвартс свои метлы, чтобы Северус не засек и, если получится, то как на них летать), куда там до никому из слизеринцев уже давно не интересной тайны запретного коридора!...
Тут директор, очевидно спохватившись, решил, что Избранного надо срочно наставлять, пока он совсем от рук не отбился на Слизерине, и вызвал Поттера на разговор. Северус попытался, было настоять на своем присутствии, на правах декана, однако был мягко послан… заниматься своими делами.
От директора Поттер вернулся не по-хорошему задумчивым и, что мне не понравилось значительно больше, сделал вялую попытку общаться с младшим Уизли. Скажите на милость, какой здравомыслящий человек станет иметь дело с представителями этого семейства?! Учитывая, что Уизли, прежде неприязненно относящийся к слизеринцам, в том числе и Поттеру, проявил неожиданный энтузиазм, можно было не сомневаться, что и тут без бородатого манипулятора не обошлось.
Драко слал мне полные ревнивой обиды письма, он был уверен, что рыжий отбирает у него друга. Не сказать, что совсем уж безосновательно. Унылый Поттер рисковал вот-вот нарваться на порицание всего факультета, ему простили бы общение с гриффами, и даже с грязнокровками, если оно не выходит за определенные рамки, однако дружбу с Предателем Крови воспринималась как неподобающее поведение. А Северус, разумеется, злился, он никогда не любил разрешать подобные проблемы. Суровый мастер зелий у нас принципиально отказывается вникать в чужие душевные метания, обходясь нотациями и угрозами. Не могу сказать, что я его не понимаю, но с директором необходимо играть на его поле.
Итак, проблему надо решать пока не поздно, а значит, придется отправляться в Хогвартс и вправлять Поттеру мозги после дамблдоровской проповеди. Комплект Наследника защитит мальчишку от зелий, влияющих на сознание, однако директор мастер добиваться своего и простыми увещеваниями, он безошибочно находит уязвимые точки и виртуозно по ним бьет. А у мальчишки и искать ничего не надо, все на виду. Так что будем исправлять, пока этот лопух не надумал себе чего-нибудь ненужного. Есть конечно шанс, что он все увещевания директора сам переварит, но я предпочту не оставлять все это на самотек. К тому же это, признаться, не самый плохой способ немного развеять скуку.
Радует, что в личных покоях декана факультета имеется подключенный камин и сами эти покои недоступны директорскому наблюдению. Однако стоит только мне выйти в коридор и Дамблдор мгновенно узнает о госте.
Надеюсь, Северус способен придумать повод вызвать Поттера в свои личные покои, а не в кабинет.
На самом деле, мало кто из учеников может похвастаться тем, что хотя бы мельком видел личные покои слизеринского декана. Северус ревностно оберегает личную территорию даже от директора, которому до недавнего времени всецело доверял. В свою же спальню он не пускает вообще никого, я более чем уверен, что там еще ни разу не бывала ни одна женщина, или гм… мужчина.
Мысли о Снейповой спальне плавно повлекли за собой другие. Признаться честно, в тот момент, когда проклятое кольцо подсунуло мне видение со связанным и обнаженным Северусом, я был скорее ошарашен, чем заинтересован. В первую очередь возникла изумленная мысль, почему меня пытаются соблазнить именно этим? Никогда не воспринимал своего мрачного и язвительного друга в качестве объекта подобного интереса. Да что там, одно время я полагал, что его вообще никто не способен так воспринимать. Он ведь и в постели наверняка не перестанет отпускать свои едкие комментарии, способные отбить все желание у кого угодно.
Впрочем стоило обдумать все в более спокойной обстановке и это обстоятельство уже не вызывало удивления. Итак, я испытываю к своему другу совершенно не дружеский интерес. Логично, учитывая что часть моей личности в недалеком прошлом была женщиной, в конце концов, воспоминания о ее-моих прошлых любовниках не вызывают никакого отторжения. А Северус… да у него скверный характер, он не красавец, хотя по сравнению с тем образом, который сохранился в памяти от просмотренных фильмов, выглядит значительно моложе и опрятней. Но, главное, он единственный человек в моем окружении, которому я могу доверять, пусть и с оглядкой.
Что ж, эту новость я принял со спокойной душой, к счастью никогда не испытывал неприязни к нетрадиционным отношениям, в обеих жизнях. Да, меня привлекают мужчины, точнее, пока всего один мрачный зельевар, желательно в надежно зафиксированном виде, чтобы сбежать ненароком не вздумал. Пожалуй, я давно об этом подозревал, потому повода для лишних нервов нет.
Зато появился повод задуматься о другом: как мне его получить? Идея поймать и зафиксировать, конечно, весьма занимательна, однако, боюсь, потом мне придется учиться очень быстро бегать и хорошо прятаться.
Смешно сказать, но в этом плане я совершенно ничего не знаю о сексуальных предпочтениях друга, он абсолютно закрыт. До сих пор неизвестно было ли у него что-то с рыжей Эванс или они так и остались друзьями. Кажется, на последних курсах между Северусом и Блэком изрядно искрило, но не поручусь, я тогда уже не учился, и это могло быть обычное обострение вражды. Блэка в ту пору как раз изгнали из семьи, и он по этому поводу был изрядно не в ладах с головой.
Все это время я пристально наблюдал за Северусом, пытаясь понять его вкусы (безнадежное дело, что за человек!?) и выжидая удобный момент для начала активных действий.
Нынешний момент можно счесть подходящим? Просто потому, что мне уже изрядно надоело ждать и есть некоторая надежда, что на своей территории Северус будет чуть более раскован, чем обычно.
Самое неприятное, что феерического плана по завоеванию зельевара у меня не было и не придумывалось. Спроси меня кто, и я выдам с десяток планов избавления от Волдеморта, столько же по дискредитации или устранению Дамблдора и еще парочку побочных вроде проталкивания Северуса на должность директора Хогвартса, а Поттера в министры магии. Другой вопрос насколько эти планы жизнеспособны, но они хотя бы существуют.
Никогда не любил импровизацию, она совершенно мне не дается.
Стоило только выйти из камина, как Северус тут же окинул меня подозрительным взглядом.
- Малфой, я по твоим бесстыжим глазам вижу – ты опять что-то задумал. Имей в виду: не собираюсь участвовать в очередной безумной авантюре.
- Северус, как тебе не стыдно думать плохо о единственном друге? – на всякий случай быстро проверяю крепость ментальных щитов.
Друг окидывает меня скептическим взглядом.
- Люциус, когда ты делаешь такое лицо, только полный идиот не заподозрит тебя в коварных планах. Даже твой одиннадцатилетний сын при попытке состроить невинную мордашку вызывает подозрение, что он, как минимум, ограбил кабинет директора.
Возвращаю на лицо привычное надменное выражение и пожимаю плечами.
- Что поделаешь, малфоевская порода, это у нас в крови.
- Я всегда подозревал, что нарциссизм и завышенная самоуверенность - это генетические заболевания, - отозвался Северус, эффектно взмахивая мантией в развороте.
Вот кто бы говорил, пижон несчастный! А то я не знаю, что он, едва став деканом, месяц разрабатывал заклинание и тренировал походку, чтобы вот так эффектно мантией взмахивать при ходьбе. До сих пор по школе гуляет байка, что профессор Снейп самый настоящий вампир и пьет кровь учеников на отработках. Потому так часто их и назначает, а иначе с голоду помрет. А гриффиндорцы в этом плане, надо думать, самые вкусные.
Пока я предавался отвлеченным размышлениям, Северус вышел и вскорости вернулся с понурым Поттером, проведя его через свой кабинет.
- В кабинете иллюзия-обманка, - пояснил он на невысказанный вопрос. – Если не присматриваться слишком внимательно, то я отчитываю мистера Поттера за неподобающее поведение и объясняю, чем ему может грозить порицание всего факультета.
- Полагаю, ему и в самом деле следует это объяснить.
- Всенепременно и со всеми подробностями, - ядовито соглашается друг. – Особенно эффективно такие лекции совмещаются с отдраиванием котлов.
Поттер краснеет, однако голову не поднимает, старательно пряча взгляд. Это обнадеживает: если бы мальчишка непоколебимо верил в свою правоту, было бы значительно хуже. Дамблдор, как и Темный Лорд, способен убедить кого угодно в чем угодно. Никакого прямого воздействия на сознание, что вы, исключительно личная сила. У по-настоящему сильных магов такое получается почти инстинктивно, собственная сила буквально вплетается в слова, делая их… более весомыми, скажем так, чуточку более правдоподобными. Нет, это не Империо и не зелье доверия, подобный эффект длится недолго и человека невозможно убедить, что белое - это черное, когда он сам это не верит. Но в этом и нет необходимости, достаточно подобрать убедительные аргументы да слегка подтолкнуть, зародив сомнения, а остальное человек додумает уже сам. И поверит в то, что придумал. От Поттера я не ожидал много, даже Северус, человек здравомыслящий и не слишком доверчивый, попадался в эту ловушку не единожды.
Рассматриваю сидящего напротив Поттера рассеяно поглаживая любимую трость.
- Мистер Поттер, вы меня разочаровываете, - мальчишка вскидывается на мой официальный тон и тут же вновь опускает взгляд. – И нет, не тем что вы подружились с мистером Уизли. Несмотря на то, что я не одобряю общение с Предателями Крови, выбор друзей - ваше личное дело, мистер Поттер.
Вот теперь он смотрит на меня в полном изумлении. Этот глупый ребенок ожидал, что я, как Дамблдор, буду указывать, с кем нужно дружить, а с кем не стоит? О нет, я выбрал полностью противоположную тактику и буду ее придерживаться. Исключительно в противовес старому коз… ээ, нашему великому и светлому, чтоб он на собственной бороде удавился!
- Так вот, мистер Поттер, меня разочаровывает ваша прискорбная податливость чужому мнению. Поверьте мне, мистер Поттер, никто не станет доверять союзнику, который мечется туда-сюда. Если уж вы выбрали сторону, то извольте придерживаться своего выбора, не смотря ни на что. Смена союзников простительна лишь в том случае, если выбранная сторона в чем-то значительно нарушила заключенные ранее договоренности. Да и тогда вас наверняка сочтут предателем.
А теперь мистер Поттер, объясните, что такого вам рассказал директор, чего вы не знали ранее? Например, о моей службе Темному Лорду и потому Драко неподходящая кандидатура в друзья Герою? А может быть он предупреждал, что у моей семьи на вас могут быть исключительно меркантильные планы и любящую семью вы таким образом не получите? – все ответы на мои вопросы были написаны на лице мальчишки крупными буквами. – И что же многоуважаемый директор предложил в качестве альтернативы? Позвольте угадать, неужели Уизли?
Мистер Поттер, вы хоть осознаете, что фактически ничего для вас не меняется? Вы всего лишь покупаете еще одну красивую картинку вместо не понравившейся?
- Почему покупаю?! – тут же вскинулся мальчишка, а у самого глаза на мокром месте. Того и гляди, разревется, но хоть не пытается отрицать яростно, слушает. Все же думать мы с Северусом его научили.
Чем таким накапал ему на мозги этот старый маразматик? Что его родители, истинные гриффиндорцы, дружили с такими же истинными гриффиндорцами Уизли и на этом основании рыжее семейство будет любить его, как родного?
Вздыхаю, отставляю в сторону трость, которую до сих пор вертел в руках и откидываюсь на спинку кресла свободней. Теперь можно перейти с холодно-официального тона на домашний, все же не стоит забывать, что я имею дело с ребенком, причем ребенком, запутавшимся в этих взрослых играх.
-Гарри, это же очевидно, Уизли бедны, им не хватает денег даже на содержание собственных детей. Принять тебя в их доме это значит чем-то всерьез их обделить. Ни одна здравомыслящая мать не будет любить чужого ребенка, если он объедает ее собственных. Особенно, если у него есть сейфы, забитые золотом, на которое можно купить все то, что никогда не будут иметь ее дети. Ты готов к тому, что тебя будут любить за деньги?
Лицо у Поттера стало совсем уж несчастное, можно порадоваться правильно подобранным словам. Не важно, верю ли я в то, что сказал или нет, важно чтобы поверил мальчишка. Я, кстати, вполне допускаю, что есть некий совсем уж мизерный шанс, что Молли Уизли действительно способна искренне и бескорыстно любить всех детей на свете вообще, и Гарри Поттера в частности. Не зря же своих вон сколько настрогала. Впрочем, если вспомнить Молли, какой она была еще в школе, весьма сомневаюсь, что она способна нормально любить даже собственных детей.
- А разве это не?.. – Поттер не заканчивает фразу, но я и так понимаю, что он хочет сказать.
- Не совсем то же самое. У нас, Гарри, взаимовыгодное сотрудничество с заранее обговоренными условиями. И я, кстати, рассчитываю, что они будут соблюдаться, - говорю с намеком. Мальчишка тут же краснеет стыдливо, не понимая даже, что фактически ничего он еще не нарушил. В конце-то концов, я ни разу прямо не говорил, что бородатый дедушка всея Британия - гнусная сволочь и безусловный враг, хотя намекал, да. Не единожды, и вполне себе непрозрачно. Однако было бы удивительно, если бы директор не попытался повлиять на своего Избранного. Но ничего страшного на самом деле пока не случилось.
- Впрочем, если устного договора недостаточно, мы можем заключить магический.
- Ээ… я подумаю.
- Замечательно. Но теперь, Гарри, мне хотелось бы знать, что такого сказал тебе Дамблдор, чтобы ввергнуть в столь унылое состояние. Давай разберемся с этой проблемой прямо сейчас и больше не будем к ней возвращаться.
Ну что сказать? Старый манипулятор (и снова: чтоб ему на своей бороде удавится) не стал изобретать велосипед, а использовал самый действенный и безотказный вариант. Чем можно приложить ребенка-сироту не хуже Конфундуса? Конечно же, универсальной фразой: покойные родители не одобрили бы. А дальше этим можно вертеть, как вздумается. Покойные родители отдали за тебя жизнь, потому надо быть осмотрительным, чтобы не потерять этот дар. Ты ведь понимаешь, мой мальчик, что большая часть твоих однокурсников-слизеринцев - дети Пожирателей? Будь осторожен в выборе друзей, в будущем ошибка может стоить дорого. Лучше дружи с гриффиндорцами, вот Рональд Уизли хороший мальчик, простой и добрый, истинный гриффиндорец, ну прямо как были твои родители. Нет-нет, мой мальчик, конечно же, твой друг Драко ничего плохого не хочет, в конце концов, он тоже еще ребенок. Но вот его отец… или отцы других слизеринцев. Многие из них злы на тебя за исчезновение их господина… и так далее. Основной посыл был в том, что слизеринцам опасно доверять, потому как все мы хитрые изворотливые и опасные темные маги. А сам Гарри Поттер в душе тоже истинный гриффиндорец, он ведь добрый и храбрый мальчик, не так ли? И на Слизерин попал почти случайно, но это ничего, главное - не отказываться от своих убеждений. Какие такие убеждения имелись в виду, директор не уточнил. Если касаемо магглорожденных, так Поттер был действительно не согласен с мнением большинства чистокровных. Мы с ним это всесторонне обсудили еще летом, не то чтобы я собирался теперь спорить по этому поводу. А больше никаких удобных для директора убеждений у мальчишки не возникало.
Но он, кстати, не забыл поинтересоваться у директора, кто отправил его к Дурслям и почему. Старику пришлось оправдываться и нести чушь про защиту крови и безопасность.
Переубедить Поттера Дамблдору все же не удалось, очевидно, он не достаточно доверял старику, чтобы поддаться силе внушения, однако сомнения зародил изрядные. В первую очередь в том, что, а вдруг родители и в самом деле не одобрили бы?
Ну что ж, это просто, именно потому, что предсказуемо. Но надо признать - мое упущение, поговорил бы с Поттером об этом до школы, и сейчас никакой Дамблдор с его даром убеждения не смог бы поколебать уверенность мальчишки в правильном выборе. А ведь изначально я полагал, что это будет простая профилактическая беседа и законный повод наведаться в гости к другу.
- Гарри, твои родители отдали за тебя жизнь, вовсе не для того, чтобы ты прозябал в чулане, терпел побои и работал на своих родственников, как домовой эльф. Думаю, меньше всего они хотели бы тебе такой судьбы. И вряд ли бы они осудили то, что ты пытаешься исправить это всеми доступными тебе средствами. Поверь, я, как отец, прекрасно знаю, о чем говорю. И не Дамблдору, который отправил тебя к этим самым родственникам, говорить о том, что одобрили или не одобрили твои покойные родители. Во-первых, он их совершенно не знает, раз поступил, таким образом: даже мне известно, что Лили Эванс неоднократно высказывалась о том, как ее сестра ненавидит магию. А во-вторых, намного проще сочинять нелепые сказочки о защите крови вместо того, чтобы реально обеспечить ребёнку нормальные условия для жизни и развития, - о том, что защита крови действует совершенно иным способом чем это пытается преподнести Дамблдор, Поттеру рассказала Нарцисса еще летом, поскольку защита, несмотря на мой скепсис, действительно существует, и Нарцисса, как ближайшая кровная родственница Поттера, а так же полностью принятая в род Малфой супруга, инициировала слияние кровной защиты с щитами мэнора, в результате получился весьма мощный комплекс. Но что-то я отвлекся.
- Что же касается дружбы с верными гриффиндорцами…У твоего отца было три закадычных друга, с первого курса и до самого конца. Один оказался предателем, второй безвинно сидит в Азкабане за предательство совершенное первым. А третий до сих пор даже не поинтересовался, как живется сыну покойного друга. Ты все еще полагаешь, что верность зависит от факультета? – фух, как же меня уже утомили эти душеспасительные беседы. И Северус, сволочь такая, друг называется, слинял в свой кабинет. Про Блэка я рассказывать так быстро не собирался, но может оно и к лучшему. Про крысу не скажу, пусть сам во всем разбирается и ищет способ вытащить из тюрьмы крестного, мне этот безмозглый грифф с его безусловными правами на опекунство сейчас рядом с мальчишкой не нужен, во всяком случае, пока на него еще так легко влиять. Однако спасение крестного Поттера надолго займет, может до конца года. И Драко заодно. Всяко безопасней, чем философский камень спасать и с Темным Лордом сражаться.
Впрочем, с Квирреллом мы разберемся к Рождеству. Можно бы и раньше, однако, решили понаблюдать, как директор будет действовать, пытаясь подтолкнуть своего Избранного в запретный коридор. А потом… может, в учителя податься? На половину учебного года. Гм…
Поттер ушел просветленный и основательно накачанный моими нравоучениями. Весьма надеюсь, этого хватит надолго. Потому что начинаю понимать Северуса, дети, а особенно их детские проблемы - это зло!
Наконец, можно скинуть мантию и расстегнуть верхние пуговицы камзола и немного расслабится.
-Северус, у тебя, надеюсь, выпить есть? – друг вернулся почти бесшумно, двери у него никогда не скрипят и шаг бесшумный даже в обуви по каменным замковым полам не прикрытыми коврами, но вот жесткая плотная мантия, которую зельевар предпочитает использовать в школе и, особенно, на уроках, слегка шуршит. – Иногда мне нестерпимо хочется проклясть Дамблдора чем-нибудь особо заковыристым, только за то что, приходится по его милости решать эти детские проблемы.
- Ты сам хотел вырастить из Поттера достойного союзника, вот и мучайся теперь. Если очень повезет, ему хватит мозгов не вестись вновь на подобные провокации, - без всякого сочувствия ответил друг, протягивая мне бокал. – В чем я лично сильно сомневаюсь. Готов признать, что этот Поттер малость умнее своего папаши, но, учитывая, что у того был интеллект обезьяны, это не комплемент.
Прогресс, однако, на лицо, Северу признал, что у Гарри Поттера имеются какие-то мозги. Не иначе на фоне других учеников мальчишка смог выделиться в лучшую сторону. Учитывая летнюю муштру это вряд ли можно считать за достижение.
С удовольствием вдыхаю ароматный запах дорогого коньяка (с каких это пор Северус предпочитает коньяк виски? Не иначе ученики подарили), и задумчиво смотрю на потрескивающий в камине огонь. Почти как в мэноре, те же холодные стены, живой огонь и два кресла перед камином. Ну что, привычная обстановка, сидим, не торопясь коньячок попиваем, самое время действовать!
Бросаю осторожный взгляд на Северуса, досадно, но плана до сих пор нет. Что поделаешь, опыт соблазнения мужчин у меня наличествует исключительно в женском теле. Грудь ему соблазнительно не продемонстрируешь за неимением оной, а за то, что ниже, меня, боюсь, неправильно поймут. Ресницами ему похлопать? А что, ресницы у меня вполне ничего, можно как некоторые дамы вроде Нарциссы, сквозняки гонять. И вообще, какого Мерлина я тут ерундой страдаю?! Пора переходить к решительным действиям! План такой: отловить, поцеловать и желательно смыться раньше, чем схлопочу какое-нибудь заковыристое проклятие вроде неснимаемой импотенции.
Северус заметил мои косые взгляды и насторожился.
- Люциус, ты сегодня явно не в себе, общение с Поттером все-таки плохо на тебя влияет. Что ты мне сейчас пытаешься изобразить столь выразительным взглядом? И прекрати, наконец, хлопать глазами как какая-нибудь безмозглая хаффлпаффка!
Обидится что ли? Нет, подумать только, хаффлпаффка! И этот человек, запугавший всех студентов едва ли не до заикания, хочет сказать, что у кокой-то студентки хватило храбрости строить ему глазки? Да не смешите мои тапочки. И он еще и в мой разум лезет, никого понятия о частной жизни, легилимент чертов. Ну, давай друг, покажу-ка я тебе кое-что. Не напрасно же меня показанная кольцом картинка уже столько времени мучает, поделюсь. Пусть порадуется вместе со мной. И потом времени у меня было много, фантазия богатая, так что и додумать кое-что успел. Наслаждайся друг!
О, малость перестарался, похоже. Что-то у Северуса лицо вытянулось и взгляд расфокусировался, самое время переходить к решительным действиям, пока возмущаться не начал.
Подхожу, кладу ладонь на затылок, наклоняюсь и целую. Никакой реакции. Ну что такое, как толпу малолетних магов до дрожи запугать, так это мы умеем, а от пары почти невинных картинок в ступор впал?! Впрочем, мне ли жаловаться, не сопротивляется и славно. Продолжим.
Второй раз вышел чуть более длительным и на какой-то миг показалось, что Северус все же ответил, однако стоило только попытаться углубить поцелуй как он тут же отмер и оперативно пресек все мои поползновения.
- Малфой признавайся сразу, ты таскал зелья из моих запасов?
- А у тебя там, что амортеция припрятана?
- Нет, вытяжка мухомора, и я не удивлюсь, если ты ее налакался, - ядовито отозвался он. – У меня стойкое впечатление, что ты перепутал меня со своей женой.
- Жену я так не хочу, - возражаю, пытаясь, вернутся к поцелую.
- Я все ждал когда ты начнешь сходить с ума после того ритуала, - Северус смерил меня своим фирменным взглядом, скрестив руки на груди, сразу став совершенно неприступным. – Но не ожидал, что это примет столь извращенную форму. В Мунго тебя сдавать нельзя из соображений секретности, так что придется решать вопрос радикально. В подземельях Хогвартса, на уровень ниже слизеринского общежития сохранились отличнейшие темницы. А мне как раз нужен подопытный для одного нового зелья.
- Мы обсудим этот вопрос в другой раз, - подхватываю с каминной полки дымолетный порошок. – Но на будущее: меня мое «извращенное» сумасшествие вполне устраивает, так что смирись. Малфой-мэнор!
Забегая вперед: следующие два месяца Северус не показывался в мэноре и упорно не отвечал на письма, хотя о том, что происходит в школе, писал исправно. Но я не отчаивался.
 
Elik@n@Дата: Четверг, 08.08.2013, 23:37 | Сообщение # 66
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
11

Вспомнил, что когда-то в юности увлекался фехтованием, решил вспомнить прежние умения. После получаса тренировки остался недоволен. Как выяснилось, память несколько подвела - ошибочно полагал, что знаком с вполне приличной, хоть и слегка устаревшей даже для волшебного мира, боевой системой. На практике же выяснилось, что система эта эффектна, но вряд ли эффективна. Здравый смысл подсказывал, что красивые сальто с мечом в руках в настоящем бою несколько излишни. Особенно против Авады, да. Хотя для общего физического развития, несомненно, польза есть, надо бы, пожалуй, возобновить тренировки.
О, еще могу дождь наколдовать и красиво клинком капли резать. Тут главное правильное освещение подобрать, тогда брызги очень впечатляюще этакими бриллиантами во все стороны разлетаются. Для боевого применения еще более бестолково, чем все остальное, но Северусу можно показать, случайно как бы. В прошлой своей жизни что-то такое я видел, точнее, видела, несколько раз даже. Самое то для соблазнения. Воспоминания об этом, во всяком случае, вызывают как минимум эстетическое удовольствие. Вот бы еще Снейпа раскрутить на спарринг, под теплый искусственный дождик, да почти без одежды. Ммм, восхитительная картинка. Еще восхитительной она была бы весной под настоящим, а не наколдованным, дождем в парке мэнора. Но это слишком долго, я столько не выдержу!
И так уже второй месяц жду, пока этот великий мыслитель до чего-нибудь додумается. Главное ведь и не послал и не ответил никак на мои поползновения, попробуй теперь пойми, что он там себе решил? Не знал бы Северуса, подумал, что он не знает, как реагировать. Но чтобы Снейп, да и не знал? Я уверен, это он мое терпение испытывает, потому что это любимое занятие моего друга - испытывать на прочность чужие нервы. Лучше б он над Дамби так издевался, тот старый уже, авось его Кондратий хватит. Польза была бы общему делу. А друзей беречь надо, кто его еще с таким отвратительным характером терпеть будет?
Видит Мерлин, еще немного и я явлюсь в Хогвартс, зажму этого комбинатора в ближайшем углу и всячески извращенно надругаюсь! И в этом будет виноват только он сам, ибо терпение мое не бесконечно, и оно уже кончается! А когда кончается терпение, во мне просыпается зверь. И нет, не хомячок* и даже не павлин, как думают некоторые не особо умные личности. Полагаю, в этот раз это будет мартовский кот, и пусть скажет спасибо, что не кролик. Поймаю и зат… ээ, залюблю до полной невменяемости.
Вообще же, если забыть о Северусе, злостно треплющим мои нервы длительным ожиданием, эти два месяца прошли спокойно и даже можно сказать плодотворно. Немного интриг в Попечительском совете, пара намеков тут и там и было решено, что если профессор Квиррелл, в последнее время выглядящий не слишком здоровым, все же не справится со своими обязанностями, мне придется временно его заменить. Причем выглядело этот так, словно я не слишком и рад этому решению, однако вынужден согласиться, нельзя же, в самом деле, оставлять детишек без должного образования. Мое желание учить детей выглядело вполне оправданно, учитывая, что Драко пошел на первый курс. Старперов в Попечительском совете, в целом, мало уже интересовало образование, но желание воспитать достойного наследника они еще пока понимали. Это, правда, не отменяло того факта, что как минимум половина из них была давно прикормлена Дамблдором и считала его чуть ли не лучшим другом, потому как не крутись некоторые решения протолкнуть было почти нереально.
Квиррелл, впрочем, еще как-то справлялся со своими обязанностями, если это можно так назвать, конечно, хотя уже и выглядел заметно нездоровым, что неудивительно. Поселенец в виде Темного Лорда медленно, но верно разрушал его тело. Наверняка Квиррелл уже начал пить кровь единорогов, это его, разумеется, не спасет, не знаю, понимает ли это несчастный почти уже покойник, однако Лорд мог бы и знать. Собственно говоря, еще и из-за крови единорогов мы пока и не трогали одержимого, большинству волшебников, во всяком случае, большинству достаточно образованных волшебников интересующихся древней историей, известно, что кровь единорогов, если она не отдана добровольно, становится сильнейшим неснимаемым проклятием. Своей целебной силы она при этом не теряет, что наглядно доказал Квиррелл, все еще довольно резво бегающий на своих двоих. Причем проклятие это налагается не на физическое тело, а на духовную суть того, кто посмел причинить вред светлому существу. Вообще-то что бы я ни думал о Волдеморте, но то, что он весьма образованный волшебник, сомнений не возникает. Почему он пренебрег проклятием, не имею не малейшего понятия. Посчитал себя выше этого, или же сыграло роль некоторая специфическая направленность его образования? При всех своих разносторонних интересах Лорд отдавал несомненное предпочтение темной магии, безусловно светлое, а потому совершенно для него бесполезное существо интересовало максимум на уровне школьной программы.
При всем своем уме Волдеморт все же довольно пренебрежительно относился к некоторым разделам маги, почему-то считая, что для темного мага светлая магия может быть полезны разве что в ознакомительных целях. Мне порой интересно, это результат маггловского воспитания или его личное отношение? Казалось бы, сейчас я должен понимать это лучше, чем когда-либо, часть моего прежнего «я» позволяла оценить такие вещи с точки зрения магглов. Да только эта самая часть ничего, кроме бестолковости Лорда, оценивать не желала, и вообще воспринимала его как обиженного жизнью гопника, норовящего теперь, когда обзавелся силой, отпинать всех, кто когда-либо его обижал. И даже тех, кто такой шанс прежде имел, но сделать ничего не успел. А такие личности, как известно, бывают несколько ограничены, погрязнув в своих мнимых или настоящих обидах. Потому что позиция: «темный маг должен быть исключительно темным» явно ущербна, это же очевидно, как пять кнатов.
Впрочем, все это просто рассуждения, а факт в том, что Квиррелл убивал единорогов и пил их кровь, следовательно, проклятье должен был получить и Лорд. Не знаю, повлияет ли это на него в дальнейшем существенно или нет, но лишний козырь нам не помешает. Лично мне кажется, что тотальное невезение лорда в "каноне" как раз результат этого проклятия. Это же смешно сказать, его все же победил глупый практически ничему не обученный мальчишка! А до этого еще и несколько раз рушил планы и удачно избегал попыток себя убить.
В любом случае небольшое проклятие тотального невезения будет Лорду совсем не лишним. Я бы даже сказал весьма полезным. Для нас.
А возможно это и как-то иначе действует, проверять на себе не буду. Как-нибудь теоретическими наблюдениями обойдемся.
От скуки (не понимаю, как маги живут, ни художественной литературы, ни кино или театра, а главное как сам раньше жил?) опять начал строить разнообразные авантюрные планы. О, теперь я понимаю, зачем волшебники постоянно воюют, интригуют и занимаются прочими подобными делами. Надо же хоть как-то со скукой бороться. Сидят вот так лорды разных Древних и Благородных Домов в своих огромных пустых поместьях, от нечего делать всяческие интриги сочиняют, а потом кое-кто и решает, что пора бы все это творчество реализовывать, а то ведь жалко добро пропадает. Плоды интеллектуального труда. Часами невыносимой тоски и смертельной скуки выстраданные.
Сам я подобным развлечениям тоже с удовольствием придавался, маленькие интриги и большие авантюры, с целью добиться чуть больше влияния, завязать полезные знакомства или заиметь влиятельного должника. А то и удвоить и без того не маленький капитал Малфоев. Кстати о капитале – магический мир невелик, потому и возможность по-настоящему выгодных вложений тоже невелика. Напрасно волшебники пренебрегают маггловским миром, уж там-то широчайший спектр возможностей заработать. И главное - никаких запретов! Колдовство на глазах у магглов еще как-то отслеживается, но уже применение зелий никак не контролируется. О бизнесе и речи не идет, до этого могут додуматься разве что магглорожденные, да и те в большинстве случаев почему-то после окончания школы норовят с головой нырнуть в волшебный мир, о том же, что был с рождения им родным забыть как можно быстрей. Только немногие живут на два мира и открывают свой маленький частный бизнес, хотя для меня это совершено не интересно.
Впрочем, финансы и инвестиции это все совершеннейшие мелочи, чтобы удачно вложить деньги в маггловский мир достаточно знаний из моего прошлого-будущего. Всего лишь вспомнить бум развития компьютерной техники и мобильных телефонов двухтысячных. Пока же мои мысли занимал философский камень. Моя хозяйственная душа просто не может смириться с тем фактом, что столь нужная вещь используется всего лишь как приманка для не совсем вменяемого и совсем не живого Темного Лорда и для мальчишки Будущего Героя. Совершенно нерациональное использование ценного ресурса, я считаю. Вдвойне грустно если камень, в конце концов, будет все же уничтожен, или же его приберет к рукам Дамблдор. Только бессмертного директора нам для полного счастья не хватало.
В то, что камень фальшивый - я не верю, Лорд хоть с головой и не дружит, но не настолько идиот, чтобы на фальшивку купиться и рисковать ради призрачных целей на глазах у директора. Подлинность артефактов такой мощности с легкостью определяется одним простеньким приборчиком, измеряющим уровень магического излучения. Философский камень - это не тестралий помет, излучает он изрядно, нет необходимости подходить слишком близко, чтобы убедится в подлинности. Впрочем, в то, что Фламель отдал Альбусу последний и единственный камень я тоже не верю. Величайший алхимик современности, проживший на этом свете более шестисот лет, не может он быть легковерным простаком. Я так думаю, раз создал он этот Философский камень, так и еще раз создаст. Пусть это даже сложно и занимает много лет, что ему еще, бессмертному, делать? А если нет, сам себе злобный Буратино, тем более без камушка обойдется, таким простофилям бессмертие ни к чему. А полезней он будет тому, кто умеет такие артефакты ценить по-настоящему. Мне, например. Ну, или с Северусом можно будет поделиться, за хорошее поведение. Вот как начнет хорошо себя вести, так и сразу.
Нет, мне камень тоже нужен вовсе не ради вечной жизни. На мой вкус такое бессмертие, от которого зависишь, как наркоман от дозы, ничего не стоит, да еще и его источник надо беречь пуще всяких сокровищ, потому что заменить нечем. Существует одно зелье, сам же Фламель его и изобрел, между прочим, и считается оно чем-то несерьезным, шуткой, можно сказать. Ну да, по сравнению с бессмертием, конечно, несерьезно. Суть в том, что это зелье значительно увеличивает общую живучесть организма, как то: регенерация, устойчивость к разнообразным проклятиям и даже опасным вирусам, без разницы магическим или маггловским. Так что тому, кто примет это зелье не страшны как драконья оспа, так и СПИД. А если кто считает, что маги маггловскими болезнями не болеют, тот сильно ошибается: несмотря ни на что все мы люди. Другое дело, что магия дает значительно больше возможностей борьбы со всем этим и с куда менее серьезными последствиями для организма. Впрочем, я опять отвлекся.
Зелье это, без сомнения, полезное, но не долговечное, причем недолговечность эта весьма непредсказуема, можно пару десятков лет пользоваться его результатами, а можно уже и через полгода обнаружить, что оно перестало работать. Почему так, неизвестно. Фламель не проводил на этот счет слишком углубленных исследований, а Философский камень он пока кроме Дамблдора никому не давал.
Кстати, жизнь это зелье все же теоретически продлевает, на небольшой срок. Небольшой, разумеется, по сравнению с бессмертием.
Казалось бы, зачем мне такая нестабильная ерунда, и стоит ли она риска соваться в ловушку директора, чтобы добыть Философский камень? О, тут все не так просто. Есть у меня пара идей как с помощью ритуалистики стабилизировать, а может, даже усилить действие зелья. И нет, я не первый кто до этого додумался, методы усиления зелий и проклятий с помощью ритуалов известны давно. Почему никто этим не пользуется? А почему маги вообще не очень любят ритуалистику, даже чистокровные? Потому что это занятие муторное и долгое (расчеты, еще раз расчеты), опасное (любая ошибка в проведении ритуала может обернуться чем угодно) и в отличии от обычных заклинаний не действует немедленно. Таким образом, большинство магов предпочитает пользоваться чем-то привычным, вроде передающихся из поколения в поколение родовых ритуалов, уж там-то доподлинно известно, что получится, если не делать ошибок. Риск минимальный. Разрабатывать же что-то новое берутся, только когда совсем уж припрет, да и то разумно предпочитают обращаться с этим к специалисту.
Может у меня внезапно проснулся какой-то из забытых родовых даров? Что-то в последнее время я от ритуалистики испытываю примерно те же ощущения, что Северус от варки своих зелий. Под виски и шоколад замечательные идеи приходят. Руки чешутся что-нибудь реализовать. По нынешним же неспокойным временам почти неуязвимость вещь крайне полезная, да пусть даже всего лишь повышенная живучесть. Впрочем, оно по любым временам лишним не будет.
Однако, к сожалению, чтобы добраться до Философского камня, для начала необходимо поговорить с Северусом, обсудить планы и согласовать действия. Но пока он со мной упорно не разговаривает это невозможно.
Время между тем шло, пролетела осень и незаметно наступила зима. Декабрь. Уже год, как моя жизнь сделала резкий кульбит, а история этого мира пошла по другому пути. Целый год, а пролетел и не заметишь. Жизнь бьет ключом и некогда оглядываться и считать дни. Даже повседневная рутина обязанностей, несмотря на скуку, отнимала много времени и сил.
Как бы то ни было, но я готовился серьезно поговорить с Северусом. И если он не объявится сам в ближайшее время, то придется опять брать инициативу в свои руки. И пусть тогда уж не жалуется! Мои нервы и мое терпение не бесконечны, а два месяца вполне достаточный срок чтобы что-то для себя уже решить.
Однако он явился раньше, чем мое терпение, наконец, закончилось.
Тишина, большой холодный мэнор темен и тих, в неосвещенных коридорах кажется клубиться первозданная тьма, холодная и зыбкая. Но стоит зажечь свечу и она тут же утекает в неприступные углы. Однако, зажечь свет сейчас некому, домовики жмутся к пылающему очагу на кухне, в попытках согреться холодным зимним вечером. Зимой в мэноре всегда холодно.
А хозяин особняка, сейчас единственный человек в этом огромном мрачном здании, сидит у камина в малой гостиной, и что-то увлеченно чертит в общей тетради золотым паркером и пьёт… нет в этот раз не виски, кофе. С коньяком. О да, сиятельный лорд Малфой давно признал, что маггловские тетради и перьевые ручки значительно удобней пергамента и гусиного пера. А пижонские паркеры еще и неплохо подходили для разнообразных чар: золото, серебро и платина держали их куда как лучше, чем все те же гусиные перья. В общем, сиятельный лорд был всецело поглощен творческим процессом, на окружающий мир внимания не обращал и вообще этим вечером гостей не ждал. Гость, однако, в своей великой вредности явился именно тогда, когда его и не ждали, словно бы специально караулил. Вышагнул из камина с очень решительным лицом, настолько решительным, что Люциус в первый момент даже слегка испугался. Ну, самую малость.
- Малфой, я тут подумал... твои умственные способности, конечно, отставляют желать лучшего, и в зельях ты прискорбно плохо разбираешь. К тому же твои бесконечные авантюры меня изрядно раздражают...
Люциус ошарашено следил за вышагивающим по комнате другом. Это было несколько неожиданно, Снейп не общался с ним два месяца и вдруг с самым решительным видом вышагнул из камина, тут же начав свою речь.
-Эээ, Северус, принимая во внимание упомянутые тобой умственные способности, но я не понял, это ты мне сейчас в любви признаешься, или совсем наоборот?
Зельевар резко остановился, вперив в Малфоя грозный взгляд. Тщетно, разумеется, тот за многие годы привык.
- Не перебивай меня, Люциус!
- Да пожалуйста, я только одну мелочь уточнить хотел. Ты долго эту речь репетировал друг мой?
- Малфой, будешь умничать, останешься тут и дальше заниматься самоудовлетворением! – тут же прошипел зельевар.
- Ну, если вопрос стоит так серьезно, с трепетом жду твоих откровений, друг мой. Да все, молчу-молчу…
Снейп с минуту сверлил блондина пронзительным взглядом, словно желая убедиться, не последует ли опять какой-нибудь неуместной реплики. А затем стремительно приблизился, положил ладонь на малфоевский затылок и поцеловал.
- Полагаю, так для тебя будет доступней, - сообщил, когда поцелуй все же пришлось прервать, чтобы пообщаться.
- Ага… - согласился Люциус, однако спохватился, что вышло как-то не аристократично. - В смысле с этого и надо было начинать!
- Я все же рассчитывал донести информацию вербально, но видимо это для тебя в такой ситуации слишком интеллектуально, - саркастично отозвался Снейп. – На твоем месте, я бы не слишком радовался, пока что это лишь занимательный эксперимент… по итогам которого и будет принято окончательное решение.
- В таком случае я предлагаю его продолжить прямо сейчас, - Малфой потянулся за новым поцелуем.
Оба не заметили, как плавно переместились на кушетку, причем по дороге Снейп лишился своей неизменной черной мантии, камзола и почти лишился рубашки, Люциусу кроме рубашки лишаться было нечего, потому он в этом соревновании явно лидировал. Что ж, полуобнаженный Малфой с растрепанными волосами и выражением хищного предвкушения на обычно высокомерном лице и впрямь выглядел непередаваемо сексуально. Это вынужден был признать даже такой непробиваемый тип, как Северус Снейп, исключительно мысленно, разумеется.
- Ну и как тебе первые результаты эксперимента? – поинтересовался Люциус, облизывая зацелованные губы.
- Удовлетворительно, - небрежно отозвался Северус, он явно не собирался с ходу признавать, что такой Малфой, взбудораженный с горящими глазами, ему, несомненно, нравился.
- Всего лишь удовлетворительно? - Люциус хищно прищурился, привычно вздергивая подбородок. – Я полагаю, мне следует обидеться?
- Я полагаю, нам следует расширить эксперимент, тогда возможно оценка повысится до «выше ожидаемого», - невозмутимо ответил зельевар.
Малфой с удовольствием подставил шею под горячий поцелуй. Что бы там Северус не говорил, а на его бледной коже тоже расцвел яркий румянец. Да и действовал он вполне уверенно, без каких-либо сомнений. И это было, несомненно, хорошо. Люциус довольно мурлыкнул, чувствуя поцелуи и легкие укусы на шее и длинные музыкальные пальцы, легко пробегающие вдоль позвоночника. Эта незамысловатая ласка послала толпу мурашек по спине, оседая жарким желанием внизу живота. Малфой не оставаясь в долгу, прихватил зубами мелькнувшее меж темных прядей ухо, получив в ответ почти беззвучное шипение. О, у сурового профессора оказались удивительно чувствительные уши! Люциус сполна насладился разнообразными вздохами и даже выразительным шипением, пытаясь выдавить из упрямого зельевара хоть один стон. Вместо этого тот опрокинул Малфоя на спину, накрывая своим телом. Но не тут-то было! Люциус был категорически против такого положения, стремясь оказаться сверху, и в этом стремлении ему основательно помогла узкая кушетка. Уже спустя минуту они катались по полу, попеременно пытаясь взять верх, попутно осыпая друг друга поцелуями, больше похожими на укусы.
К сожалению, ни одному из них так и не удалось удержать доминирующее положение, чтобы успеть сделать что-то кроме нескольких поцелуев. Каждый считал, что именно он непременно должен быть сверху и ни за что не собирался уступать. Нет, Малфой теоретически готов был уступить без особых споров, в конце концов, женская память подсказывала, что нет в этом страшного. Но уступать без борьбы? Да ни за что!
- Так до утра может продолжаться! В конце концов, и сил на самое главное не хватит, - решил, наконец, запыхавшийся Люциус. И болезненно поморщился, потирая здоровенный засос на груди. Тот выглядел особенно ярко на сливочной коже. – Надо как-то по-другому решать вопрос.
- Есть дельные предложения? – Северус, кажется, совсем не был обеспокоен этим вопросом, он вольготно разлегся на пушистом ковре, заложив руки за голову, и с этаким интересом юного натуралиста рассматривал Малфоя. При тщательном подсчете выходило, что отметин на блондине осталось в разы больше. Или это у аристократов кожа более нежная? – Только Мерлина ради, Люциус, давай это будет какая-нибудь здравомыслящая идея? Я сейчас совершенно не расположен участвовать в очередной твоей сумасбродной авантюре. К тому же опыт показывает, что после них ни сил, ни желания на что-либо другое уже не остается.
Малфой окинул друга сердитым взглядом и задумался, машинально приглаживая растрепанную шевелюру. Честно говоря, уже почти болезненное возбуждение совсем не способствовало мыслительной деятельности. Как и вольготно раскинувшийся на ковре Северус.
- Бросим жребий? – предложил он самый простой, как казалось, выход.
Но это действительно только казалось, во-первых, пришлось потратить много времени и много нервов, чтобы решить, кто же будет кидать монетку. Оба даже в такой мелочи не желали уступать. А во-вторых, напряженно следя, как подкинутая монетка вращается в воздухе… и еще вращается и еще (да когда ж она падать будет Мордред побери!?) оба смутно заподозрили что тут что-то не так. А монетка тем временем, наконец, вспомнив про законы физики, таки упала на стол. Ребром. И бодро покатилась под книжный шкаф, прежде чем слегка ошарашенные волшебники успели ее поймать. Мужчины подозрительно переглянулись: оба понимали, что в нормальных условиях монетка так себя вести просто не могла. Однако до сих пор каждый из них был свято уверен, что беспалочковой магией тут владеет только он.
- Ничья? – с сомнением хмыкнул Малфой.
- Это физически невозможно, - саркастически отозвался Снейп. – Еще конструктивные идеи?
Люциус задумался, однако спустя пару минут его губы растянулись в довольной усмешке, а в глазах мелькнуло торжество. Северус обреченно понял, что от очередной малфоевской авантюры отвертеться все же не удастся. Он даже начал задумываться, а нужна ли ему вся эта головная боль? Жил же и без этого раньше как-то, но по здравым размышлениям довольно быстро пришел к выводу, что дружба с Малфоем при любом раскладе никуда не денется, а значит и периодического участия в очередном «гениальном» плане тоже не избежать. Так что сидим и не рыпаемся, по возможности получаем удовольствие.
- Поединок! – меж тем довольно заявил Люциус.
Снейп выразительно поднял бровь.
- Я имею в виду на мечах, кто выиграл тот и… ну сам понимаешь, право победителя. Ты ведь надеюсь, не забыл еще школьные уроки фехтования?
Северус усмехнулся. На Слизерине клуб фехтования был давней традицией. Добровольно-принудительной для всех мальчиков. Нет, если не хочешь, можно было и не заниматься, но на таких белых ворон всегда смотрели косо, как на выскочку, не уважающего традиции факультета и вообще неотесанное быдло. Снейп считал себя настоящим слизеринцем, да к тому же всегда уважал силу во всех ее проявлениях, потому на занятия в клуб ходил даже с удовольствием и не считал, что напрасно тратит время.
- Вижу, при правильной мотивации твой разум все-таки способен выдавать дельные идеи в короткие сроки, - одобрил Северус, а про себя решил, что, похоже, в этот раз пронесло. Напрасно он так рано расслабился.
А Люциус довольно улыбнулся. Теперь-то, решится животрепещущий вопрос «кто сверху?» и он, наконец, получит свой секс, которого (подумать только!) ждал два месяца, черт бы побрал Северуса с его привычкой трепать нервы даже лучшим друзьям!
___
*Что бы там Люциус не думал, а хомяк в нем не спит никогда. Так и тянет лапки прикарманить что-нибудь полезное.
 
Elik@n@Дата: Четверг, 08.08.2013, 23:38 | Сообщение # 67
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
Тихий ужас, каждая глава чуть ли не с пятого раза загружается, все-таки этот форум у меня очень нестабильно работает.
 
AlGiediДата: Пятница, 09.08.2013, 22:23 | Сообщение # 68
Подросток
Сообщений: 9
« 4 »
Спасибо! biggrin Хотелось бы мне посмотреть на "нарезку" дождя в исполнении Люца...


[img]http://nick-name.ru/forum3t0/Al%20Giedi.gif[/img]
Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что-то не так.
Гилберт Честертон
 
Elik@n@Дата: Пятница, 09.08.2013, 22:40 | Сообщение # 69
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
AlGiedi, ну на идею натолкнул клип Darckell
https://www.youtube.com/watch?v=vX3j3WbLTBs&feature=player_embedded
там правда не меч и нет дождя, но каплю режет. И еще какой-то фильм про вампиров, может даже Блэйд. Там крутой мужик под дождем мочит вампиров. И иногда вместе с их головами эффектно разрезает капли. Так что если вы что-то подобное видели, мысленно перекрасьте в блондина и будет как раз то. smile
 
AlGiediДата: Суббота, 10.08.2013, 00:51 | Сообщение # 70
Подросток
Сообщений: 9
« 4 »
Класс! Спасибо за ссылочку. Интересно, кто ж всё-таки будет сверху? Лучше, конечно Люцу поизящнее сдать бой, дабы не травмировать нежную психику Севера. А то мало ли он опять бойкот месяца на два устроит happy


[img]http://nick-name.ru/forum3t0/Al%20Giedi.gif[/img]
Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что-то не так.
Гилберт Честертон
 
АркадияДата: Суббота, 10.08.2013, 02:07 | Сообщение # 71
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
о! как я рад, как я рад! и очень даже счастлив. автор, мне нравятся ваши персонажи. они живые, они думают, и это очень впечатляет. буду следить и дальше за этим произведением biggrin
 
AlGiediДата: Вторник, 27.08.2013, 21:32 | Сообщение # 72
Подросток
Сообщений: 9
« 4 »
Автор, а когда здесь обновление появится? Мне с СФ извещения приходят, но злобный антивирус на сайт так и не пускает Т_Т. Надеюсь Ваши проблемы с загрузкой на этом форуме ушли в небытие.


[img]http://nick-name.ru/forum3t0/Al%20Giedi.gif[/img]
Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что-то не так.
Гилберт Честертон
 
Elik@n@Дата: Вторник, 27.08.2013, 21:57 | Сообщение # 73
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
AlGiedi, ну щас попробую. Может загрузится.
 
Elik@n@Дата: Вторник, 27.08.2013, 21:58 | Сообщение # 74
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
12
-Вода? - недовольно спросил Снейп и замер в дверях тренировочного зала, поводя своим длинным носом, в этот момент он поразительно напоминал тощего черного кота опасающегося намочить шкуру. – Зачем тебе вода?
-Для романтики!
-Люциус, какая романтика Мордред тебя побери, когда с потолка течет?!
-Северус, ты черствый сухарь! Или так или будем играть в камень-ножницы-бумага. Представь, судьбу твоей задницы будет решать такая маггловская банальщина.
-Сиятельный лорд Малфой произнес слово «задница»? Я впечатлен, - Северус насмешливо вздернул бровь. – Ладно, вода так вода, но ты мне за это отдельно должен будешь Люциус.
Иногда желание свернуть этому невозможному человеку его длинный нос становится почти невыносимым, что ж, сейчас я имею законную возможность это сделать. Одно удручает, это вполне может помешать нашим планам. А я, говоря без утайки, секса хочу! Явно помолодевший после того давешнего ритуала организм не согласен больше ждать, настолько, что я иной раз начинаю чувствовать себя подростком. И как только прежде удавалось обходиться? И ведь действительно удавалось, супруга никогда не вызывала особого желания, а редкие походы на лево вряд ли могли бы удовлетворить здорового мужчину. Ну что сказать, прежний лорд Малфой не отличался особым темпераментом, эта часть нового характера определенно досталась мне от женщины.
Северус тем временем выбрал себе клинок и встал в стойку, показывая что готов к поединку. Я невольно засмотрелся. Нет, следует признать, он никогда не был особенно красив и сейчас не слишком похорошел. Я считаю, Северус всегда брал умом и своеобразным шармом, впрочем, за его несносным характером эти достоинства никто обычно не замечает. Сейчас же, со стекающими по обнаженному торсу каплями воды и отведенной чуть в сторону руке с клинком он неожиданно выглядел как настоящий хищник. Все-таки это была отличная идея, затащить его сюда.
Однако очень скоро я начал в этом сомневаться. Северус оказался неожиданно хорош в фехтовании. Он легко блокировал или отводил все мои выпады и сам время, от времени переходя в атаки которые я с трудом отбивал. Не, ну когда он успел так повысить свое мастерство?! Или это я напрасно забросил тренировки?
И все же это был отличный поединок. Мне нравилось в нем все: и ощущении стекающих по плечам теплых струек воды, словно самая изысканная ласка. И разгорающийся в груди азарт, плавно стекающий в низ тугим комком возбуждения. Не меньше мне нравился и яростный звон стали а так же горящие глаза Северуса. Это яснее ясного говорило, что и его происходящее не оставило равнодушным.
О как яростно мы сражались, оба осознавая чем должен кончится этот поединок! Это осознание лишь добавляло адреналина, заставляя потерять голову и полностью окунуться в схватку. Потрясающая смесь азарта и возбуждения!
Но вот, наконец, и ожидаемый итог. Свист рассекаемого клинком воздуха, брызги алмазных капель и мой меч со звоном улетает в сторону. Клинок Северуса у моего горла, но он почти сразу отводит его, прочертив лишь едва ощутимую кровавую полосу, и тут же прижимает меня к стене, яростно целуя. Я ошеломленный стремительным, хотя уже и вполне ожидаемым проигрышем, даже не сопротивляюсь, все еще ощущая холодную сталь у горла. Только сейчас осознал, что мы использовали отнюдь не тренировочные клинки!
Досады от проигрыша не было. Какое там! Я об этом и думать забыл, захваченный дикой смесью ощущений возбуждения, азарта и потрясающего чувства, когда осознаешь, что мгновение назад играл со смертью и отделался всего лишь царапиной. Сногсшибательный коктейль, чуть на месте от одного поцелуя не кончил! Мерлин, начинаю понимать почему некоторые Пожиратели после рейдов устроенных Лордом затевали настоящие оргии! Это действительно заводит!
-Северус, имей в виду, - говорю, как только губы оказываются свободны, - если ты сегодня не доведешь дело до логического конца и заставишь меня ждать еще хотя бы день, я тебя прокляну… вечной импотенцией и перхотью!
-Не умничай Млфой, - отвечает он хрипло и затыкает мне рот новым поцелуем. Его узкие ладони прошлись по моим бокам вверх, большие пальцы словно бы случайно зацепили соски, вызывая едва слышный протяжный стон, взбудораженное тело стало потрясающе чувствительным, отзываясь даже на дыхание и теплые капли воды, стекающие по коже.
Губы мимолетно скользнули по скуле, легко приласкали мочку уха и впились в чувствительную кожу над кадыком, посылая по телу толпу мурашек и очередную горячую волну вниз живота. Ох, Северус определенно знает как доставить удовольствие любовнику, но мне этого мало, никогда не любил быть пассивным. Хочу чувствовать его вкус и его запах, хочу хриплых стонов и криков. Рука сама тянется сгрести влажные темные волосы на затылке в горсть и заставить запрокинуть голову, вот так, чтобы можно было беспрепятственно скользнуть по бледной коже горла губами, а теперь чуть прихватить зубами выступающую ключицу и тут же зализать, чтобы ощутить, как зарождается в груди почти неслышные, похожий на рычание стон. О да, это безумно хорошо!
Чуткие пальцы Северуса хаотично гуляют по моему телу, находя удивительно чувствительные точки в самых неожиданных местах, на что оно каждый раз отзывалось волной наслаждения. Я старался не отставать, однако предательское тело плавилось под этими ласками как воск, мешая сосредоточится и окончательно перехватить инициативу. Каждый раз, когда я пытался это сделать губы или руки Северуса находили очередную особо чувствительную точку и напрочь вырубали мне мозг вместе с силой воли. Впрочем, я же вроде бы проиграл и должен уступить, нет?
Да черт с ним, в процессе разберемся! Снова запускаю руку в темные влажные волосы, как же меня ведет от одного только ощущения близко прижимающегося влажного тела! И как мне безумно нравится дергать за скользящие между пальцами пряди! Северус шипит сквозь зубы и, прижав меня к стене пытается просунуть колено между ног, пропускаю но в отместку хватаю его свободной рукой за задницу. Попытка потискать, к сожалению, провалилась, такую жесткую и жилистую задницу черта с два потискаешь. Однако брюки тут определенно лишние, хочу почувствовать то что под ними еще плотнее. Долой!
На этом этапе мозг временно выключился, или что боле вероятно окончательно стек таки куда-то между ног. Потому что как мы оказались в моей спальне без единого клочка одежды - память не зафиксировала. Да не важно, до кровати мы все равно не добрались, рухнув на ковер не преодолев и половины пути. Да Мерлин с ним, ковер мягкий и… эээ…
Так Малфой соберись, мозги тебе еще пока нужны. Ненадолго. Я же проиграл, должен уступить. Уступить я сказал, а не пытаться уронить Северуса физиономией в ковер и сунуть свои пальцы, куда не просят, да еще и без смазки! Или это был не магический договор и можно напле?..
Ох, Мерлин! Лишня секунда раздумий дорого мне обошлась, вот уже и сам физиономией в ковер и пятой точкой кверху и без возможности двинуть даже пальцем. Где он палочку прятал все это время?! И Северус, подлая скотина, ловкими пальцами проходится по стоящему колом члену. Как тут можно о чем-то думать? Кончу же сейчас от одного прикосновения как подросток. Это будет величайший облом в моей жизни, два месяца ждал и не дотерпел до самого главного. Да Мерлин с тобой, делай уже что хочешь, лишь бы только быстрей!
-Снейп… твою мать! Если ты сейчас что-нибудь не сделаешь… то импотенцией и перхотью не отделаешься.
В ответ лишь насмешливое хмыканье, а дальше все было совершенно феерично! Обострившиеся до предела от невозможности двигаться ощущения, тонкие пальцы внутри и ощущение заполненности. А потом движение, движение бессвязные стоны и крики, иногда перемежающиеся откровенным матом. И как кульминация натуральные звезды перед глазами вместе с долгим криком наслаждения.

Полтора часа спустя…
Лежим в постели. Северус вроде как спит, засунув одну руку под подушку, а я строю коварные планы мести. В смысле не гипотетические, чтобы я сделал, если… а самые реальные. Которые собираюсь осуществить в ближайшее же время. И фигурирует в них маггловский сексшоп, кожаные трусы, наручники и ошейник. Я подумывал еще о плетке, но решил, что без этого можно обойтись. В конце концов, мне все понравилось, и Северус не стал оставлять меня в той унизительной позе, так что по большому счету мстить я собираюсь лишь за обездвиживание. Видимо у Снейпа внезапно проснулся инстинкт самосохранения, потому что если бы он действительно додумался оставить меня так как обездвижил, носом в ковер и пятой точкой вверх, то плеткой бы тут дело не обошлось, как минимум Каруцио сразу как я дотянулся до собственной палочки, я бы ему подобного унижения в жизни не простил. А так… обездвиживание спало еще в процессе, и я еще вполне успешно отвечал на поцелуи и даже слегка потрепал северусову шевелюру. Тем не менее, желание привязать его к кровати и как следует отъиметь, стало еще острей.
Постепенно ко мне начали закрадываться подозрительные мысли о том, как в дальнейшем будут складываться наши отношения. Понятно, что одноразовым сексом тут не обойдется. Но если я хоть что-то понимаю, теперь каждый раз будет превращаться в маленькую войну за доминирование. Ни один из нас не согласится уступить на постоянной основе, только одноразовый проигрыш с попыткой обязательно отыграться в следующий раз. Это, пожалуй, будут самые интересные отношения в моей жизни!

Утром вместо завтрака прибежали эльфы с паническими воплями о затопленном правом крыле. Поскольку они при этом дергали себя за уши, рыдали и норовили побиться головами обо все доступные поверхности, я далеко не сразу понял, что они имеют в виду. А когда понял… н-да, дождик-то я наколдовал, а про сток забыл, гений, да. И оно там лило всю ночь.
Снейп, бессовестная скотина, корчил самые зверские рожи в попытках сохранить привычную маску и не заржать в голос. Тоже мне нашел повод для веселья, мог бы и напомнить раз такой благоразумный. Впрочем, огорчился я не сильно, потоп эльфы устранят за пару часов, а потом можно будет и ремонт сделать, давно пора. В любом случае оно того стоило.
-А теперь можно и о делах поговорить, - сообщил я Северусу за завтраком.
Лицо у него сразу же сделалось весьма кислое, на нем просто крупными буквами было написано сожаление о том, что не успел сбежать в Хогвартс, сразу как проснулся. Поздно друг мой!
-Я думаю, нам все-таки нужен философский камень, - заявляю без всяких виляний.
Ну и чего давиться? Можно подумать я ему только что мир завоевать предложил.
-Люциус тебе что внезапно бессмертия захотелось? – Снейп таки взял себя в руки и вопрос прозвучал с иронией подкрепленной выразительно выгнутой бровью.
-И что все так цикляться на этом бессмертии? – вопрошаю в пространство. – Северус ты вроде бы ученый, труды Фламеля читал, должен бы знать, что помимо бессмертия и создания золота философский камень может сгодиться и еще на что-нибудь.
-Не могу представить, что еще тебя могло заинтересовать в трудах Фламеля? Большинство его зелий на основе философского камня либо требую для приготовления особых условий, либо весьма нестабильны, а значит бесполезны для практического применения.
-Это если их не доработает мастер-ритуалист.
-А ты уже считаешь себя мастером? – Северус заинтересовался, по глазам вижу, но общая вредность не позволяет так просто согласиться, пока не будут прощупаны все слабые места в моем плане.
-Нет пока, но можешь не сомневаться, на стабилизацию сложных зелий моих знаний уже хватит. А если и не хватит… ну, в конце концов, никто ведь не мешает нам потренироваться.
-Хорошо, предположим. И как ты собираешься добывать камень?
-Я вообще не собираюсь его добывать, отправим туда мальчишек.
-Малфой, чем дольше я с тобой общаюсь, тем больше мне кажется, что ты со временем повреждаешься в уме. Твои авантюры становятся одна другой безумнее. Еще летом, если мне не изменяет память, ты был категорически против того чтобы дети в это лезли, - он пять включил свой фирменный снейповский ядовитый тон, от которого большинство учеников начинают чувствовать себя полными недоумками, хотя я подозреваю что и Волдеморт со стариком Дамби ощущают себя не многим лучше.
Но меня, скажу без ложной скромности, теперь таким не проймешь.
-Погоди возмущаться Северус, сам же знаешь что ловушки там совершенно детские, самая большая опасность во всем этом предприятии это Цербер и Квиррелл с Лордом в затылке. Как нейтрализовать Цербера, мы знаем, а Квиррелла все равно нужно убирать. Самое главное чтобы мальчишки пошли за камнем в тот момент, когда Квиррелл гарантировано уже не сможет вернуться в замок, но Дамблдор еще не будет об этом знать. Ну и естественно ты их подстрахуешь.
-Почему вообще дети, а не ты или я? Не то чтобы я вообще имел желание в это лезть, несмотря на такой приз как философский камень.
-Ну, во-первых, ты знаешь как забрать камень у зеркала Еиналеж? Насколько я понимаю, оно будет настроено или исключительно на Поттера, или просто на любого ребенка, который пожелает спасти камень не из корыстных целей. Но я бы на месте директора предпочел первый вариант. А то мало ли кто еще кроме Избранного пожелает спасти Философский камень совершенно бескорыстно. У него целый замок любопытных детей, которые готовы искать приключения ради самих приключений, а не ради выгоды. Ну и, во-вторых, Поттеру все равно придется сделать что-то такое, иначе Дамблдор насторожится, его Избранный растет вовсе не героем. Намеки Хагрида игнорирует, да и дружбу с великаном так и не завязал, хотя иногда ходит на чай, на тролля в Хэллоуин посмотреть не пошел, дисциплинированно отправился в Слизеринскую гостиную. Совершенно не героическое поведение. Что кстати стало с той магглороженной девчонкой, Грейнджер?
-Ничего, я, как ты и просил, намекнул мальчишкам что настоящие джентльмены, в отличии от невоспитанных гриффов, не должны оставлять расстроенную девочку наедине со своей обидой. Так что ни в какой туалет она рыдать не пошла, сейчас у нее с твоим сыном и Поттером приятельские отношения, но дружбы не получилось. Девчонка слишком гриффиндорка: прямолинейна и склонна поспешным суждениям, - Северус презрительно фыркнул. – Впрочем, бездумное следование любым правилам это явно не гриффиндорское поведение, но плюсов это ей не добавляет.
-Ну что ж, может оно и к лучшему, глядишь в будущем девочка и пригодится. Мозги у нее есть, при некотором старании, вероятно, удастся направить чрезмерную жажду знаний в нужное русло. Но давай вернемся к нашей проблеме, если Поттер не проявит ожидаемых директором героических качеств, тот чего доброго возьмется за него всерьез. Тебе должно быть прекрасно известно, что существуют такие зелья, против которых бессилен даже комплект Наследника. Мальчишка после такого станет верной марионеткой Дамблдора и нам его будет не вернуть никакими уговорами и обещаниями.
-Директор на это не пойдет, - покачал головой Северус. Даже язвить не стал. Неужели до сих пор верит старику, не смотря на то, что уже успел узнать? Я озвучил свой вопрос.
-Дело не в том, что я в него верю, а в том, что я его хорошо знаю. Дамблдор конечно фанатично верит в свою идею торжества Добра и Света над злом и может ради ее достижения пожертвовать несколькими жизнями. Однако он не законченная сволочь, некоторые вещи не будет делать даже ради всеобщего блага.
Качаю головой, но молчу. Мне трудно судить прав ли Северус, в конце концов, он действительно всегда слишком уважительно относился к старику, а я его всегда недолюбливал. В любом случае я бы не надеялся на то, что директор при случае постесняется применять некоторые методы. Предпочту ожидать худшего, оно спокойней.
Так или иначе, но Северуса я все же убедил. Не знаю уж, правильные аргументы подобрал, или ему все-таки очень хотелось поработать с философским камнем. Теперь оставалось только разобраться с Квиррелом. План его устранения у меня созрел еще осенью, Снейпа от него впрочем, кривило, как и ото всех моих планов, он считал его чересчур авантюрным, как всегда, и излишне усложненным. Я с этим даже спорить не стал, да можно было сделать все значительно проще, куда уж проще подстеречь и пустить Аваду в затылок? Но мы не ищем легких путей.
В любом случае все должно быть скоординировано едва ли не по минутам иначе весь план рассыплется еще на первых этапах. Итак, дети оба остаются в школе на рождественские каникулы, Поттер должен был мне сразу же сообщить, если получит плащ-невидимку от директора и если (точнее когда) найдет зеркало. Насчет зеркала дети получили четкие инструкции, в основном заключающиеся в том, что этот артефакт весьма коварен и что бы он ни показывал это все обман и иллюзия, кажется, я был весьма убедителен. Или это грозный взгляд Северуса оказался более весом? Так или иначе, на инструктаж пришлось потратить достаточно много времени, всего плана они не знали, но то, что знали, должны были исполнить достаточно четко. У обоих мальчишек в предвкушении приключений горели глаза. Драко даже не расстроился, что вынужден остаться на Рождество в школе. Еще бы, впереди его ждал целый квест по добыче философского камня! Какой мальчишка в его возрасте не мечтает о приключениях? Я сам в его возрасте, помнится, в подвалах мэнора сокровища искал.
Северус же будет по возможности постоянно страховать мальчишек и связываться со мной через Сквозное зеркало. Как уже говорилось, в правильной реализации моего плана важна была едва ли не каждая минута. Ко всему прочему я напряг его добычей карты Мародеров. К сожалению совершенно не помню у близнецов ли она уже, или все еще у Филтча. Впрочем, он что-нибудь придумает в любом случае.
Теперь оставалось ждать, когда Квиррелл пойдет за кровью. И – самое главное!- договориться с кентаврами. Опять же, не помню как было в «каноне» однако у меня были все основания полагать что поход за кровью понукаемый Лордом одержимый учитель предпримет именно в рождественские каникулы. Выглядит он уже совсем нездоровым, так что до мысли поддержать угасающую жизнь единорожьей кровь уже должен был дойти, каникулы же самое то время, чтобы этим заняться. В школе минимум лишних глаз да и, в конце концов, мало кто заинтересуется куда отлучается учитель в каникулы. Мало ли как человек отдыхает в нерабочее время, его личное дело. Только Дамблдор мог бы что-то понять, но уж он-то полагаю, вмешиваться не станет.
Переговоры с кентаврами оказались делом весьма непростым, они вообще не терпели в своих владениях волшебников, более-менее спокойно относились к Хагрдиду, но и то в основном потому что тот не мел волшебной палочки и с их точки зрения являлся не совсем человеком, а с великанами кентавры хоть и не дружили, но уживаться умели с самых давних времен. Мне эти полукони были совсем не рады, а уж тем более не изъявили никакого желания выслушать. Не напали, уже и то хорошо. Хотя луками своими варварскими погрозить не преминули. Пришлось приложить немало усилий и использовать все свое красноречие, чтобы они, хотя услышали, что я хочу им сказать. Затем поблагодарили за предупреждение, разве что самую малость вежливей, чем разговаривали прежде, и заявили, что в дела волшебников не вмешиваются. М-да, кажется, это будет несколько сложней, чем я рассчитывал.
У меня ушло несколько часов на то чтобы убедить этих упрямцев – то что происходит в их лесу это уже не просто дела волшебников. А покушение на священных единорогов (между прочим, для кентавров эти создания действительно священны) это уже вовсе дела, прежде всего, Запретного Леса его обитателей, а ж потом волшебников. И неужели они оставят такое страшное преступление безнаказанным? Потом доказывал, что волшебники не объявят войну кентаврам, если они убьют одного из нас, а если они скормят тело акромантула, так никто и вовсе не узнает. Потом что убивать волшебника лучше внезапно выстрелом в затылок и желательно в тот момент, когда он будет занят единорогом, а не до того как на священное животное нападет. Иначе злой дух, прячущийся в теле будущего святотатца, обязательно его предупредит. И напоследок самое интересное, убедить помешанных на предсказаниях полуконей, что Марс по-прежнему останется ярок (чтобы это не значило) и вмешательство в ситуацию не изменит будущую линию событий, ибо предсказание звезд изменилось еще раньше, ведь в события вмешался неучтенный фактор (в моем лице, но мы промолчим), теперь рисунок звезд измелился и нужно следовать ему, чтобы будущее состоялась именно таким как предсказывают планеты. А Марс по-прежнему ярок, сегодня и всегда, да!
Мордред бы побрал этих кентавров! На середине этой длинной речи сам безнадежно потерял ее смысл, до сих пор смутно ощущаю, что нес бессвязную чушь, но ведь убедил же! На этом фоне маленькая просьба сообщить сразу как покарают преступника прошла практически незаметно. Главный в этом безумном табуне даже сквозное зеркало взял без особых возражений. Кажется моя феерическая, в своей бессмысленности, речь произвела впечатление даже на кентавров, известных любителей говорить с многозначительным видом совершенно непонятные вещи.
Ну что же, фигуры расставлены, ждем ход противника.
 
ТаисДата: Среда, 28.08.2013, 00:58 | Сообщение # 75
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
Ура. Наконец-то прода. Спасибо за классный фик.


«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
ОлюсяДата: Суббота, 31.08.2013, 20:33 | Сообщение # 76
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 180 »
Elik@n@, и оглавление в шапке обновите пожалуйста


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
SvetaRДата: Вторник, 03.09.2013, 14:46 | Сообщение # 77
Высший друид
Сообщений: 839
« 220 »
Подписываюсь


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
ЗараДата: Вторник, 03.09.2013, 20:32 | Сообщение # 78
Ночной стрелок
Сообщений: 78
« 13 »
Очень понравился. люблю Люциуса авантюриста.


Жизнь с ее явлениями можно уподобить сновидению, фантому, пузырю, тени, блеску росы или вспышке молнии и представлять ее следует именно такой - Будда. Алмазная Сутра
 
ApsylonДата: Среда, 04.09.2013, 00:13 | Сообщение # 79
Посвященный
Сообщений: 32
« 1 »
Мдаа... боюсь, что Севу в ближайшие годы скучать не придется... А потом Люц захочет прибрать к рукам василиска? А что ценный яд и шкурки на дороге не валяются. Бедный, бедный Сев. А Люц обояшка biggrin
 
Elik@n@Дата: Среда, 04.09.2013, 00:26 | Сообщение # 80
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
Цитата (Зара)
Очень понравился. люблю Люциуса авантюриста.

авантюризм у него зашкаливает временами. Один план круче другого.

Цитата (Apsylon)
Мдаа... боюсь, что Севу в ближайшие годы скучать не придется... А потом Люц захочет прибрать к рукам василиска? А что ценный яд и шкурки на дороге не валяются.

Этот может да, и камушек прикарманить и василиска и даже выручай-комнату при случае как следует перебрать. А то вдруг там в древности какую-нибудь ценную литературу спрятали.
 
Elik@n@Дата: Воскресенье, 29.09.2013, 21:05 | Сообщение # 81
Посвященный
Сообщений: 54
« 6 »
13
Как ни прискорбно, Квиррелл на рождественских каникулах ни на каких единорогов не покушался. То ли еще не дошел до такого состояния, когда приходится спасаться хоть чем-нибудь, то ли просто не додумался пока. Я в свое время о единорожьей крови, кстати, и не вспомнил вовсе, мне она, впрочем, мало чем помогла бы, разве что барахлящую магию стабилизировала временно… наградив попутно неснимаемым проклятием. Прекрасно разработанный план был на грани провала…
Ну, на самом деле, нет, собственно говоря, план продолжал действовать и не имело абсолютно никакого значения когда же он будет реализован. Но, во-первых, мне уже надоело сидеть в мэноре и ждать хоть какого-то развития событий. А во-вторых, существовал некий не слишком большой шанс, что Квиррелл попытается навредить Поттеру. Действительно небольшой, потому что в квиддич мальчишка не играет, по Хогвартсу передвигается в компании моего сына, других слизеринцев или даже одной лохматой гриффиндорки. Даже в Мантии-невидимке по школе ночами не шляется. Северус очень доходчиво объяснил Поттеру, что любой учитель, если поймает его за нарушением режима, имеет право конфисковать Мантию. Разумеется, родовой артефакт, каковым является Мантия, никто совсем забрать права не имеет, но до каникул свою драгоценность он бы не увидел. Хотя я полагаю, случись такое, директор приказал бы вернуть сиротке семейную ценность. Мальчишке об этом, конечно, никто говорить не стал, как и о том, что вероятность поимки не так уж высока. Не педагогично, однако. Тем не менее, он проникся и Мантию берег, ограничившись лишь несколькими походами к зеркалу, оговоренными планом. Так что у Квиррелла было минимум шансов встретить одинокого Поттера в темных коридорах школы. Но, зная везучесть мальчишки, ни в чем нельзя быть уверенным.
Ко всему прочему Драко на меня смертельно обиделся, как же, обещанное приключение не состоялось, а рождественские праздники пришлось провести в школе. В знак протеста ребенок демонстративно сдружился с Грейнджер. Не иначе как в порыве отчаянной храбрости, потому что потом со всей очевидностью ожидал моего недовольства. Которого не последовало. Хотя наследнику чистокровного рода с магглорожденными дружить все же неуместно, не то чтобы я, в самом деле, имел против них что-то. За некоторым исключением, которое надо признать, и формирует мнение большинства чистокровных магов о так называемых грязнокровках. Грейнджер пока производит впечатление вполне правильного ребенка и если ее обучить, как надо - грязнокровкой уже не станет. Но Драко впрочем, этого не знает пока. Зато и извиняться не придется. А то я уже решил было, что придется, как минимум, пообещать обиженному ребенку поездку в Диснейленд. Если бы я еще имел представление, существует ли что-то подобное в Лондоне.
Зато сексшопы точно имелись. Случилась, однако, небольшая загвоздка с тем, чтобы найти хоть один, так уж вышло, что обе половинки моей сейчас вполне единой души в маггловском Лондоне практически не ориентировались. Во всяком случае, самостоятельно такое специфическое место я бы вряд ли нашел. Впрочем, это на самом деле легко решаемый вопрос, полагаю, таксист испытал настоящий когнитивный диссонанс, когда лощеный господин в дорогом классическом костюме и с тростью попросил отвезти его в ближайший сексшоп. Возможно, было бы лучше, надень я джинсы и футболку, хотя внешность и манеры все равно не скроешь. Однако в моем гардеробе из маггловской одежды нашлись лишь два костюма, благо классика не стареет, да и неуместны лорду плебейские джинсы.
Не знаю уж, что испытала продавщица в магазине, но смотрела она на меня, как ярый патриот на английскую королеву. Полагаю, аристократы по таким заведениям лично не шляются: либо посылают доверенных людей, либо заказывают все анонимно через Интернет. Если такие услуги уже существуют в этом махровом девяносто первом. Временами чувствую себя жителем какой-то глухой деревенской глубинки. Где-то уже давно прогресс шагает семимильными шагами, а в моем поместье камины вместо центрального отопления, и свечи вместо электрических ламп. Ага, и еще совы вместо СМС. Но магия зато. Так вот сразу и не скажешь, что лучше. Впрочем, чушь все это. Отказаться от магического мира ради благ маггловской цивилизации мне и в голову бы не пришло. А вот приобрести небольшую квартирку в Лондоне будет, пожалуй, что совсем не лишним. Идея появилась внезапно, но показалась вполне перспективной. Не то чтобы тайная база, но если вдруг мы чего напортачим, то будет куда убегать и где отсидеться. Впрочем, я вполне уверен, что мы со всем справимся без особых проблем. А квартира пригодится - Драко маггловский мир показать, кино там, театры. А то, что ж мой собственный наследник такой необразованный?
А пока вернемся к проблеме Квиррелла. Если гора не идет к Магомеду… она просто еще не знает, что ей туда надо. Так что нужно всего лишь намекнуть Квирреллу, что ему нужна единорожья кровь, а дальше уж Лорд сам справится. Осталось только придумать, как это сделать. Люблю строить планы и наблюдать за их воплощением, но Северус определенно будет опять ворчать о моих умственных способностях и авантюризме. Воплощать-то ему. Не детей же привлекать. Очень не хотелось бы впутывать их в любые дела с Квирреллом. Северуса, конечно, тоже светить не желательно, на всякий случай. Так что никаких случайных разговоров на нужную тему и почти прямых намеков. Может, литературу Квирреллу какую-нибудь подсунуть? Волдеморт светлыми созданиями никогда особо не интересовался, может он и не помнит, насколько разнообразна и чудодейственна по своим свойствам кровь единорогов? Загвоздка в том, что большинство книг по этой теме либо для зельеваров, либо о высших светломагических ритуалах. Вообще-то классификация темной и светлой магии у нас уже довольно давно весьма расплывчатая, благодаря же политике Министерства порой и вовсе не знаешь, что в следующем году окажется темным, а что вдруг и совершенно внезапно посветлеет. Однако есть некоторые разделы высшей магии, которые как ни крути, иначе не классифицируешь. Впрочем, не о том речь, в большинстве вышеперечисленных книг весьма подробно пишут не только о чудодейственных свойствах единорожьей крови, но и о проклятье. Нам такого не надо.
Детскую книжку, что ли Лорду подсунуть? Там о проклятье если и пишут то совсем не серьезно и не страшно, однако и обо всем остальном тоже не слишком подробно. Хватит Лорду этого, чтобы навести на мысль о единорогах? Зато детская книга никого не удивит, даже при наличии паранойи, с чего бы в Хогвартсе-то, где сотни детей?
Придется поискать в своей библиотеке какие-нибудь подходящие сказки нужной тематики. Надеюсь, они там есть.
В библиотеке мэнора, однако, ничего подходящего не нашлось. И не потому, что Малфои такие темные, что пренебрегают сказками о светлых существах. Все гораздо проще: Драко никогда особо не интересовался сказками, предпочитая метлу и анимированные игрушки. А я в детстве, помнится, больше всего интересовался деяниями великих волшебников, чем разнообразной живностью. Соответственно и сказки читал о том, что интересней. Полагаю, большинство предков поступало примерно так же, иначе удалось бы найти хоть что-то кроме сказок Барда Бидля и некого юмористического сборника о деяниях Мерлина, адаптированного для детей.
Ну что ж, купить нужную книгу во «Флориш и Болтс» не проблема, однако, меня одолела внезапная и почти необоснованная паранойя. Шансы на то, что Лорд все же воскреснет, невероятным образом узнает о покупке книги (детской книги, у меня сын, между прочим, что тут странного?), свяжет это с происходящим в Хогвартсе и заподозрит меня в коварной интриге… в общем шансы на подобный исход мизерные. Однако паранойя успокаиваться вовсе не спешила, наконец, сдавшись (мало ли вдруг это предчувствие?), отправил за покупкой домовика приказав сменить наволочку с гербом Малфоев на что-нибудь более нейтральное. Мерлин с ней, конспирация так конспирация.

Снейп, как и ожидалось, моему плану не обрадовался. Об умственных способностях ничего говорить не стал, наверное, решил, что уже бесполезно, но по лицу видно все, что думает. И даже в каких выражениях. Иной раз мне становится интересно: почему же Северус еще ни разу не отказался участвовать в моих авантюрах? Своеобразная дань дружбе? Между прочим, я и сам понимаю, что временами они совершенно безумны, и можно добиться результата куда более простыми методами. Если бы друг хоть раз уперся намертво, глядишь, я может и уступил. Укрепляю щиты окклюменции и исключительно из вредности представляю его в купленных накануне кожаных трусах и ошейнике. Остается порадоваться натренированной надменной мине, и все равно Северус, кажется, все же заметил мое веселье. Ничего, доберусь я до него, тогда уж повеселюсь всерьез. Главное, чтобы он меня не убил за это потом.
Ну что ж, теперь осталось только ждать и не пропустить момент, как только кентавры пришлют сообщение незамедлительно среагировать. Главное чтобы они не забыли о своем обещании, кто их знает, этих полуконей. Лично мне так и не удалось раздобыть никакой достаточно достоверной информации о том, как они относятся к обещаниям данным волшебникам, то, что самих волшебников не слишком любят – это факт. Квиррелла кентавры, конечно, из леса уже не выпустят, но с философским камнем придется распрощаться. Будет обидно.
Следующие несколько дней прошли как на иголках, я даже спал вполглаза, в любой момент готовый сорваться с места. Тогда же и обнаружил слабое место в своем плане. Квиррелл наверняка пойдет на дело глубокой ночью, боюсь, директор не поймет, если я ворвусь к нему в кабинет под утро. Остается надеяться, что и сам он не мгновенно узнает о смерти Квиррелла, а уж утром я его качественно отвлеку.
Кентавры не подвели, сообщение пришло в четвертом часу ночи. Все у них там оказалось не так просто: кентавры после моего предупреждения решили действовать по-своему. Подкарауливать злобного темного мага, который неизвестно когда решит поохотиться на единорогов - это не их метод. Зато охранять самих единорогов вполне логичный ход. Если забыть о том, что Волдеморт в прямой схватке одной левой справится с этими полуконями. Как я понял, среди незадачливых охранников есть пострадавшие, кого-то даже убили. Квиррелла они, впрочем, все же пристрелили и акромантулам скормили, как я советовал, с превеликим удовольствием. Очень они были на Квиррелла и Волдеморта сердиты. Посмотрим, нельзя ли это будет как-то использовать в будущем.
Итак, семь утра, даю отмашку Северусу, чтобы отправлял детей за камнем, а сам в Хогвартс, име… э-ээ, компостировать мозг Дамблдору. Тем более, что у меня и повод есть вполне законный, не придерешься, о Цербере знает весь Слизерин поголовно, старшие курсы Хаффлпаффа и Рэйвенкло. Полагаю и старшие курсы Гриффиндора тоже, не могли же они единственные остаться в неведенье? А дверь, между прочим, простой Алохоморой открывается. Более подходящего повода потрепать директору нервы трудно найти, разумеется, добиться чего-то, таким образом, вряд ли удастся. У Дамблдора сильные позиции, он с легкостью сможет обосновать нахождение Цербера в Хогвартсе перед Попечительским советом, даже если это фактически будет не слишком правдоподобная чушь. Но мне это и не нужно, главное чтобы директор не мог никуда отлучиться ближайшие пару часов, даже если у него стоят сигнальные чары на Запретном коридоре.
* * *
Учеба шла своим чередом, и, надо сказать, в Хогвартсе Гарри нравилось. И не только потому, что магия по-прежнему неизменно приводила мальчика в восторг. И не потому, что здесь можно было узнать много нового и его никто не ругал за любопытство, все это было и в Малфой-мэноре. В волшебной школе у него, наконец, появились друзья, Драко и Гермиона. С девочкой они с Драко подружились не сразу, она оказалась немного занудной и помешанной на учебе. К тому же первое знакомство было скорее любезностью по отношению к обиженной девочке. А она еще и гриффиндорка, что для Малфоя, кажется, было даже хуже чем магглорожденная. А тут все вместе… Драко категорически не хотел иметь ничего общего с «этой заучкой». Гарри честно не считал все это таким уж недостатком, но не спорил. Малфой был его единственным другом, и ссориться с ним из-за девочки не хотелось. Но время от времени Гарри все равно общался с Гермионой и Драко вынужден был с этим смириться.
Вообще-то у Поттера был большой выбор потенциальных друзей. С ним, как со знаменитостью, пытались пообщаться многие, несмотря даже на то, что он был слизеринцем. Первый шок от такого выбора Шляпы прошел уже к началу октября, и с ним активно начали знакомиться все желающие. Некоторые и вовсе слишком усердствовали, набиваясь в друзья. Как, например, Рон Уизли, тот порой Гарри просто преследовал, еще и норовя отогнать всех остальных. После увещеваний директора (не то чтобы мальчик начал ему доверять, но сомнения закрались), Гарри пытался все же подружиться с Роном, хотя шумный и навязчивый Уизли ему совсем не нравился. И какое же облегчение испытал Поттер после разговора с лордом Малфоем поняв, что вовсе не обязан дружить с «правильным гриффиндорцем»! Остальные «фанаты» тоже не радовали, но они не были и в половину так навязчивы, как Рон. И только слизеринцы ничего не пытались от него добиться, впрочем, вовсе не потому, что были столь уж сдержаны и воспитаны. Просто еще недавно Поттер для них был человеком Дамблдора, будущим гриффиндорцем и символом победы идеологического противника. Поттер же слизеринец - это явление неожиданное и пока еще не совсем понятное, никто не знал, как к нему относиться, потому большинство слизеринцев выбрали нейтральную позицию, давая себе время присмотреться и выбрать правильную стратегию поведения.
Гарри, однако, ничего этого не знал, потому родной факультет казался ему самым адекватным, их поведение мальчик списывал на воспитание аристократов. Хотя на самом деле не все чистокровные слизеринцы были аристократами. Впрочем, и на своем факультете, кроме Драко, друзей у Гарри не было. Все изменилось после Рождества.
Они так ждали этого приключения. Еще бы, спасение философского камня от преступника, пробравшегося в Хогвартс! Ну и немножко его присвоение. Последний пункт мальчика немного смущал, но Драко считал, что это по-слизерински – забрать трофей, если хозяева столь ценного артефакта так небрежно его охраняют. Может он им и не очень нужен, если артефакт используют всего лишь как наживку для преступника. Гарри с некоторым сомнением согласился.
Однако приключения не получилось. Мантия-невидимка и Зеркало Желаний немного скрасили разочарование, но Драко все равно смертельно обиделся на отца за испорченные каникулы. И назло ему подружился с магглорожденной гриффиндоркой. Гарри только про себя посмеивался, он подозревал, что лорд Малфой будет не так уж и против этой дружбы. И оказался прав, во всяком случае, и отец Драко и профессор Снейп равнодушно промолчали на счет дружбы с Гермионой.
Гарри огорчало только одно – необходимость скрывать от подруги многие вещи. Помимо того, что ему вообще казалось неправильным врать друзьям, Гермиона была умной девочкой и наблюдательной, она могла заметить что-то и сама. Поттер только надеялся, что это не испортит их дружбу. Ведь когда-нибудь ей, наверное, все-таки можно будет все рассказать.
Но время шло, и дружба крепчала, даже остальные слизеринцы были не слишком против Грейнджер. Она, конечно, магглорожденная, но девочка умная и легко поддается обучению. Гермиона вообще готова была учиться всему, что ее хоть немного заинтересует, и делала это с удовольствием. Не так уж трудно было заинтересовать девочку традициями магического мира. Весь фокус был в том, что Гермиона верила старшим, почти не задумываясь над тем, что ее могут обмануть, и в то же время считала большинство сверстников слишком бестолковыми, чтобы всерьез обращать внимание на их мнение. Таким образом, старосты Слизерина довольно быстро стали для девочки непререкаемым авторитетом, гораздо раньше, чем спохватилась МакГонагалл, попытавшаяся не слишком деликатно намекнуть Грейнджер, что дружба магглорожденной со слизеринцами может повлечь за собой множество неприятностей. К тому моменту Гермиона уже досконально разобралась, почему слизеринцы не любят магглорожденных и почему конкретно к ней относятся вполне терпимо. А поскольку девочкой она была прогрессивной и не терпящей любую несправедливость, то принялась со свойственным ей энтузиазмом искоренять предубежденность аристократических снобов. Теперь с этого пути ее вряд ли могли сдвинуть не только декан родного факультета, но, пожалуй, уже и директор.
Между тем Гарри и Драко тайно готовились к миссии по спасению философского камня. План они с лордом Малфоем обсудили еще перед Рождеством, но всего один раз. Он не мог появляться в Хогвартсе слишком часто, это могло навести на подозрения Дамблдора. Тем более это небезопасно было делать, когда Гарри по какой-либо причине оказывался в кабинете профессора Снейпа. Конечно, личные покои декана Слизерина защищены от внимания директора, но это не гарантировало полной конфиденциальности. Дамблдор обладал в школе большой властью, при некотором усилии он имел возможность убрать любую даже самую искусную защиту, если она, разумеется, не была установлена самими Основателями. Снейп узнал бы о взломе мгновенно, но это вряд ли могло что-то изменить.
Так или иначе, но одним обсуждением плана, пусть и очень детальным обсуждением, профессор не удовлетворился и теперь гонял мальчишек заставляя отрабатывать каждый элемент этого плана едва ли не до автоматизма. Раз за разом, пока не начнет получаться быстро, и практически не думая. И все это под видом дополнительных занятий по зельеварению. Причем зельеварением тоже приходилось заниматься на совесть, не могли же они ударить в грязь лицом. Мальчишки пока не роптали, послушно выкладываясь на этих тренировках, но чувствовалось, что до бунта осталось совсем немного.
И вот когда казалось, что взрыв неминуем, когда мальчишки почти решили, что интересное приключение плавно превращается в нудную и утомительную обязанность – пришел сигнал к началу операции.
Рано утром, когда остальные дети за редким исключением еще сладко спали, мальчишки быстро, словно заправские солдаты, собрались и рванули в сторону Запретного коридора. Гарри помнил, что у них мало времени и потому проходить полосу препятствий нужно максимально быстро.
Пушка они прошли в считанные минуты, используя самый обычный детский ксилофон. Примитивная конструкция, семь разноцветных дощечек на раме и палочки, не требовала сложного зачарования, чтобы наиграть колыбельную. Звук, кстати, получился очень приятным. Дверь изнутри Драко тщательно запечатал Колопортусом, пока Гарри убирал уснувшего пса с люка. Заклинание первокурсника мог бы взломать любой из преподавателей, исключая разве что Трелони, но это в любой случае отняло бы несколько минут, что и требовалось.
Дьявольские силки тоже особых затруднений не вызвали, мягко подхватили двух прыгнувших в люк мальчишек и тут же отпустили, съежившись от двух синхронных Люмос Максима.
В комнате с ключами пришлось немного задержаться, эту задачку просто физически невозможно было решить быстро. От заклинания призыва ключи защищены не были, но, чтобы его использовать, надо знать, какой именно ключ подойдет к запертой двери. Иначе призовется любой случайный, или сразу несколько, если хватит сил на такое мощное заклинание. Пришлось таки сесть на метлу и высматривать нужный ключ вблизи, благо он все же немного отличался от остальных, а потом уже призывать его Акцио. Мальчишки вовсе не собирались устраивать догонялки в этой железной стае.
Дальше была комната с гигантскими шахматами, ну здесь все оказалось гораздо проще. Прихваченная из соседней комнаты метла и Мантия-невидимка прекрасно обеспечили быстрый и безопасный перелет. Некоторые фигуры вяло зашевелились, словно почуяли что-то, но этим все и ограничилось.
А вот перед следующей комнатой мальчики тщательно готовились. Тролль был важной частью плана и самым опасным препятствием. Именно к этому этапу они готовились дольше всего, отрабатывали свои действия раз за разом чуть ли не посекундно под едкие комментарии декана. Потому сейчас действовали быстро и не задумываясь.
Драко вынул из зачарованного на расширения пространства мешочка обычный пульверизатор, наполовину заполненный водой и два пузырька с зельями, передал другу. Пока Гарри со всеми предосторожностями смешивал все компоненты, Драко извлек из мешочка два респиратора, обычные тканевые, что можно было купить в любом строительном магазине. Все эти предметы были соответствующим образом зачарованы (можно, разумеется, вместо этого выучить соответствующие заклинания, тогда бы мальчишкам не понадобилось ничего кроме палочек и зелья, но это тоже время и силы, и вовсе не факт что двум первокурсникам удалось бы правильно исполнить эти заклинания, старшие маги предпочли перестраховаться и сделать все самостоятельно и на совесть).
Мальчики надели маски, Гарри взял на изготовку пульверизатор и кивнул другу. Драко аккуратно приоткрыл дверь.
Тролль, находящийся в комнате, даже сообразить что происходит, успел лишь услышать прерывающийся шипящий звук: «пшик-пшик-пшик». Помещение заволокло зеленоватым туманом, и верзила рухнул на пол, тут же захрапев. Громогласный храп отражался от стен небольшого помещения, словно грохот камнепада. Мальчики сначала с опаской, а потом уверенней приблизились к огромной туше, благодаря маскам исходящего от тролля нестерпимого смрада они не чувствовали, но все равно предпочли обойти по дуге, не подходя слишком близко.
И вот оно, последнее препятствие. Тут они не задержались и на минуту, нужное зелье было принято заранее и действовало оно в течение часа. По всем прикидкам у них еще оставалось минимум двадцать минут, но даже если в этот срок уложиться не удастся, у Драко в мешочке хранился еще один пузырек. Профессор Снейп снабдил их всеми необходимыми припасами в двойном размере.
Не раздумывая, мальчишки нырнули под огненную завесу обнаружив с той стороны большой зал со знакомым зеркалом в центре. Вот тут у них случилась небольшая загвоздка. Лорд Малфой предупредил Гарри что зеркало, скорее всего, настроено так, что Философский камень сможет забрать лишь тот, кто искренне хочет его спасти, но при этом не желает как-то использовать. С первым у Поттера было все в полном порядке, камень он действительно хотел спасти вполне искренне, хотя уже и сам толком не знал от кого больше, от неведомого помощника Темного Лорда или от директора которому с подачи ушлых слизеринцев доверял все меньше. А вот со вторым… нет, он на самом деле не хотел использовать камень, он даже слабо себе представлял, для чего это могло бы понадобиться. Золото и бессмертие мальчика в этом возрасте почти не заботили. Но Гарри знал, что Философский камень нужен лорду Малфою и уж тот точно будет его использовать. Этого оказалось достаточно, чтобы зеркало Еиналеж усомнилось в искренности его намерений. Наверное, потому что Поттер сам в них немножко сомневался.
Гарри пришлось вспомнить уроки профессора Снейпа по окклюменции, чтобы как можно дальше спрятать все сомнения и посторонние мысли, иначе просто ничего не получалось. Но, в конце концов, он справился и с этой проблемой, после чего мальчишки с огромным любопытством уставились на оранжево-красный камень словно бы пульсирующий изнутри едва заметным алым светом, похожим на тлеющий уголь. Если бы не эта пульсация, камень подозрительно напоминал бы большой кусок оплывшей карамели.
Впрочем, рассматривать диковинку у них было не так уж много времени, дальше обоим слизеринцам предстояло заняться настоящим варварством по меркам любого образованного волшебника. А именно: зверски испортить целых два ценных и древних артефакта.
Не такая простая задача на самом деле. А вы попробуйте-ка без всякой магии уронить на пол старинное ростовое зеркало в массивной бронзовой раме. Даже взрослому человеку пришлось бы поднатужиться, а уж двум мальчишкам и тем более.
Но зато, упав, оно разлетелось вдребезги с оглушительным звоном. Удовлетворившись в своей разрушительной деятельности, мальчишки взялись за философский камень, тот хоть и выглядел как кусок оплывшей карамели, но обладал изрядной прочностью. Однако чего не добьются два малолетних вандала, которым в шаловливые ручки попало то, что можно на законных основаниях разломать? Правда, не было никаких гарантий, что философский камень после такого сохранит свои свойства, но отважные приключены во главе с лордом Малфоем, решили рискнуть.
Камень не взорвался и осколки не перестали таинственно мерцать. Впрочем, при всей изобретательности малолетних разрушителей, им удалось отколоть лишь пару небольших кусочков. Философский камень стойко сопротивлялся любым попыткам его испортить. Но им хватило и этого.
Убрав камень в специальный контейнер надежно глушащий все магические излучения, мальчишки живописно смешали то что удалось отколоть с осколками зеркала, организовали себе несколько синяков и царапин, а затем, переглянувшись, пакостно улыбнулись. Пришло время самому любимому пункту плана. Окончательный погром!
Вообще-то, по плану они должны были всего лишь спрятаться и разбудить тролля еще одним зельем, а когда здоровяк мучимый жуткой мигренью и галлюцинациями (предположительно, поскольку у профессора Снейпа не было возможности проверить действие своего нового зелья на живых троллях), так вот, когда тролль мучимый галлюцинациями ворвется в комнату с зеркалом, просто уйти. Но это было слишком просто и не так интересно, тем более, совсем недавно они выучили одно очень любопытное заклинание трансфигурации. Заклинание рассчитано для старших курсов, мальчики гордились своим достижением, и конечно им не терпелось попробовать его в деле.
С материалом для трансфигурации, правда, вышла небольшая загвоздка, для этого подходил только камень или дерево. Это только профессор МакГонагалл, по мнению большинства школьников, способна превратить что угодно во что угодно. Но мальчишки не растерялись. В конце концов, у них под рукой имелась дубина тролля. Здоровенная деревянная штуковина.
Вообще-то идея изначально принадлежала Драко, но Гарри не долго сопротивлялся, прежде чем согласится. Ему тоже было интересно попробовать трансфигурировать настоящую собаку. А еще интересней погонится ли за ней тролль.
Здоровенная вонючая туша лежала на том же месте и оглушительно храпела. Дубина валялась рядом, мальчишки увлеченно начали творить. Сил они малость не рассчитали: если этот дрын поставить вертикально, он окажется как бы не больше каждого из них. Но юных энтузиастов это ничуть не смутило, дубина обзавелась четырьмя лапами, внушительно зубастой пастью и двумя выпученными глазищами. Тварюшка осталась деревянной и оказалась подстать хозяину, такой же агрессивной. И быть бы двум юным экспериментаторам, покусанным огромной дубиной, но к своей удаче они догадались заранее распылить нужное зелье. Тролль уже начал вяло шевелится, неосторожно дернул ногой и получил чувствительный укус в ляжку.
Вот тут-то и началось самое веселье! Разъяренный тролль, ничего не понимающий, мучимый жуткой мигренью, да еще и предательски покусанный собственной дубинкой, разносил все вокруг с фантастической скоростью. Ему для этого вполне хватало и собственных кулаков, все двери, которые попадались на пути здоровяка, вылетали с треском и грохотом. Досталось и шахматам, которые среагировав на вторжение, попытались выполнить заложенную в них программу. Тролль столь великого замысла не понял, он вообще не знал, что такое шахматы, как впрочем, и его дубинка. Вдвоем они дружно разнесли все фигуры, одна пешка послужила заменой предательской дубинки, ее очень удобно было держать за шею.
Гарри и Драко забились в самый дальний угол, накрылись Мантией-невидимкой и круглыми глазами наблюдали за результатами своей диверсионной деятельности. Нет, по плану конечно и должны были произойти некоторые разрушения, но такого феерического погрома они не ожидали!
Дубинка, даром что деревянная и здоровенная, ловко петляла между остовами разгромленных шахмат, а ее хозяин с диким ревом лупил во все стороны без разбора зажатой в огромных кулачищах пешкой. Теперь уж вряд ли кто усомнился бы, что весь запретный коридор разгромил именно тролль. Не хватало только одной маленькой детали, чтобы списать на него и зеркало. Но и эта проблема решилась сама собой: тролль, наконец, загнал непокорную дубину в угол, и той не оставалось ничего другого как отчаянно нырнуть под огненную завесу. Ее хозяин в азарте погони, размахивая пешкой, нырнул следом, не обращая внимания на ожоги. А мальчишки решили, что вот теперь пора, наконец, ретироваться.
* * *
В то же время в кабинете директора Люциус Малфой вот уже минут сорок старательно и вдохновенно выносил Дамблдору мозг. Если директор и получил сигнал, что кто-то проник в Запретный коридор, то отлучиться, чтобы проверить это, просто не мог. Зато мог послать свое доверенное лицо, Северуса Снейпа, проверить, что там происходит. И это окончательно похоронило шансы директора узнать, что же случилось на самом деле. Если мальчишки и оставили какие-то улики, Снейп быстренько все подчистил. Конечно же, Дамблдор был слишком умен, чтобы безоговорочно поверить в озвученную версию. Но все участники событий настаивали на том, что мальчишки не прошли дальше тролля, а пытаясь преодолеть это препятствие, слегка переоценили свои силы, в результате чего и случился погром. И они ничего плохого не хотели, всего лишь посмотреть на месте ли философский камень. Зачарованный мешочек с тем самым камнем и прочими уликами уже был передан Снейпом лорду Малфою, который, проведав сына в Больничном крыле, поспешно откланялся.
Прочесть мысли слизеринцев директор не мог, а потому если у него и остались какие-то подозрения, то проверить их не представлялось возможным.

- Это был самый идиотский и самый авантюрный из всех твоих планов, - заявил Снейп другу, когда этим же вечером мальчишки с восторгом рассказали взрослым о своих приключениях, получили двойной нагоняй от взрослых за необоснованный риск и были отправлены спать в слизеринские подземелья.
- Главное сработал, - беспечно пожал плечами Люциус. – Простые планы - это слишком скучно.
- А если бы дети пострадали? Ты Малфой со своими «сложными» планами вечно забываешь о таких несущественных моментах как чья-либо безопасность.
- Признаться, я не ожидал от детей такой самодеятельности, если бы они просто распылили твое зелье и убрались пока тролль приходит в себя, никакая опасность им не грозила бы. Но, в любом случае, все хорошо, что хорошо кончается. А летом ты сваришь эликсир, который существенно повысит их живучесть. И, кстати, Северус, с понедельника я буду заменять в школе преподавателя ЗОТИ, до конца года. Готовься…
 
ЭлиасДата: Воскресенье, 29.09.2013, 21:53 | Сообщение # 82
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Цитата (Elik@n@)
И, кстати, Северус, с понедельника я буду заменять в школе преподавателя ЗОТИ, до конца года. Готовься…
О, а мы к этому давно уже готовы. Не заставляйте нас ждать, пожалуйста.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
ОлюсяДата: Среда, 04.02.2015, 21:54 | Сообщение # 83
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 180 »
Тема закрыта и перенесена в архив до появления проды и/или автора


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Глюк мироздания или Я теперь Малфой (обновление 29.09.13) (~NC-17~ЛМ/ГП/СС~Прикл/Романс~макси~замёрз)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: