Армия Запретного леса

Вторник, 25.02.2020, 02:55
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Розовый чемодан (~ГП/ДМ~миди~NC-17~закончен~Smaragd~)
Розовый чемодан
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:03 | Сообщение # 1
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Название фанфика: Розовый чемодан
Автор: Smaragd
Бета : Зимний горностай, Irish Cream, Олечка)
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Тип: слэш
Жанр: Ангст, Драмма
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: Драко снова «вдребезги», но на этот раз ВААЩЕ ВДРЕБЕЗГИ. Гарри жалеет, любит. Хватит ли у него сил пойти с Малфоем до конца и помочь ему выбраться? ФФ о выборе настоящего мужчины - пафосно, но автор верит в Гарри.
Предупреждения:Абсолютный ООС Драко – колдопсихиатрический диагноз, с которым Малфой, тем не менее, упорно борется и потихоньку побеждает. У Поттера ООС не наблюдается, разве только его сексуальная ориентация.
Неграфические пытки и принуждения, но вы предупреждены. Мат.
Диклеймер: Денежной выгоды не извлекаю, на героев не претендую.
Разрешение на размещение: получено




Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)


Сообщение отредактировал Rubliowskii - Суббота, 04.05.2013, 23:34
 
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:06 | Сообщение # 2
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 1.

— Ты понимаешь, что я без тебя не смогу? Теперь не смогу, — Драко водил пёрышком из пуховой подушки по бровям Гарри, по его скулам, по колючим щекам, по носу. Тот недовольно поморщился и чихнул. Умильно, как щенок. Драко улыбнулся и продолжил ласковую экзекуцию: пёрышко прилипло к блестящим губам Поттера, залезло ему в ухо. Гарри держался-держался — и вдруг резко перевернулся, подмял Малфоя, прижал его руки, толкнул коленом, впился губами в шею, потом быстро языком по соскам. Драко послушно откинул голову, блаженно застонал и рассмеялся, расслабился, позволил вдавить себя в матрас, широко развёл под Поттером ноги.

— Ты этого добивался? – Гарри так умело смешивал ворчание с несильными укусами и грубоватыми поцелуями, что Драко почти сразу начал покрикивать от удовольствия и только немного морщился от бухтения аманта. – Я живой человек и хочу хоть иногда спать! Мне надоело бегать по городу на магических стимуляторах! Ты не мог подождать хоть часик? Малфой? Я спал! Я живой человек! Имей совесть! Теперь терпи! Терпи. Терпи… — укусы постепенно превратились в ласки, Гарри только немного подержал сосок Драко зубами и принялся вылизывать его, опустился к животу, ткнулся языком в пупок, скользнул ниже, прищемил губами тонкую кожу под волосками – Драко поднял бёдра, напрягся, издал стон нетерпения. Гарри мстительно усмехнулся и вернулся к его плечам и шее. Он осыпал их тёплыми поцелуями, водил пальцами по напряжённым мышцам любовника. Тот, казалось, совершенно растаял в его руках и еле-еле нашёл в себе силы погладить Поттера.

— Почему ты небритый? – выпалил он с придыханием и обхватил Гарри за поясницу. – Ну, почему ты вечно небритый? В Аврорате так модно?

— Малфой! Ты псих? — отстранился тот и поднялся на руках. Драко тут же уверенно потянул его на себя и уже больше не выпускал из объятий. – При чём тут моя щетина? – возмутился Гарри. – Я бреюсь, ты знаешь. Никто кроме тебя не жалуется, – уже произнеся эти слова, он понял, что сморозил что-то не то, быстро вдавил Малфоя в постель, для верности упёрся ногами, как можно скорее постарался поймать его рот поцелуем, но было поздно – Драко резко дёрнулся, вывернулся ужом, так сильно оттолкнул Гарри, что тот почти слетел с кровати, и бросился прочь из комнаты.

***

— Драко. Ну, Драко. Милый, солнышко, милое солнышко, Драко, Драко, — царапался Гарри в закрытую дверь ванной. – Что такое? Кто обидел моего любимого-любимого Малфоя?

— Ты! – одновременно с тяжёлым обвинением в дверь изнутри врезалось что-то увесистое и, кажется, разбилось. Гарри попытался сообразить, чем это Драко мог запустить в него, вспомнил о мыльнице из редкого зачарованного поющего стекла и поморщился: несколько сотен галлеонов коту под хвост!

— Если ты продолжишь уничтожать ценные предметы интерьера – я открою дверь силой. Магией. Мне твои обычные задвижки – что орешки, — строго сообщил он в щёлочку.

— Только попробуй! – взвизгнул Драко и снова чем-то запустил в дверь – на этот раз мягким.

— Я тебя случайно обидел? Я не хотел, — вздохнул Гарри.

— Кому нравится твоя щетина?

— Никому. Никому она не нравится. Даже мне не нравится.

— Тогда почему ты не бреешься?

— Я бреюсь, — Гарри озадаченно пожал плечами. – Хочешь, прямо сейчас ещё раз побреюсь? – тихонько постучал он в дверь ванной.

Дверь раскрылась так резко, что ощутимо саданула его по лбу. Драко стремительно обхватил голову Гарри и прильнул к его губам жарким жадным поцелуем.

— Так мне бриться или нет? – с трудом высвободился тот и судорожно глотнул воздуха.

— Тупой Поттер, — прошипел Драко и подтолкнул его в спальню, почти повис на нём.

***

— Тебе мои истерики ещё не надоели? – что-то кольнуло Драко в ягодицу, он вытащил из-под себя то самое пёрышко и вновь принялся щекотать им лицо аманта. Гарри блаженно улыбался и делал вид, что ничего не замечает. Его рука всё ещё сжимала расслабленный, опавший после получасового заезда член Драко. И о большем удовольствии, вслед за только что случившимся умопомрачительным оргазмом, всё ещё гулявшим по его телу потоками и водоворотами наслаждения, чем держать в ладони эту милую маленькую живую игрушку и понимать, что одним лишь взглядом и парой касаний можешь заставить её превратиться в совершенно уникальную грандиозную штуку, Гарри даже не мечтал. – Отпусти его, он устал, — капризно надул губы Драко. – Почему ты молчишь? Я с кем разговариваю?

— А ты не устал? – Гарри покачал головой. – Заткнись хоть на десять минут, ну, что тебе стоит? Я не спал две ночи подряд. Я только что отымел тебя по полной программе и даже с авансом. Ты кончил дважды! Драко, дай мне поспать! Умоляю. Хоть полчасика!

— Я не виноват, что ты не спишь. Твоя работа! Вечная работа! Кончаешь – и сразу храпишь! Ты меня не любишь!

— Я тебя не люблю? Моя работа?! Твоё безделье!

Драко отвернулся резко и порывисто.

Поттер уже через мгновение гладил его по спине и виновато причитал:

— Вырвалось. Я идиот. Прости. Я, правда, устал. Прости, Драко. Хочешь, отрежь мне язык?

Драко с сомнением скосил на него глаза, покусал губы и выдавил максимально грубо, как только мог:

— Не знаю. Думаю, что твой язык сгодится на что-то другое, чем висеть на моём поясе в качестве трофея, — он позволил Гарри притянуть себя, уложить, прижаться к себе горячим боком. Поттер закинул на него ногу, словно боялся, что тот опять куда-нибудь убежит.

— Мне тяжело, — проворчал Драко. – У тебя тяжёлые ноги, сними, — и раздражённо брыкнулся. Гарри устроился возле него ровно и чмокнул в щёку:

— Теперь мне можно поспать?

— Угу, — Драко заинтересованно разглядывал люстру на потолке. – Спи. Разве мне жалко? Авроры тоже иногда должны спать. У тебя идиотская работа, но она нужна. Кто-то должен её делать, почему не Гарри Поттер? — Гарри закатил глаза, подумал, что никогда не дождётся тишины — и через пару секунд уже дышал во сне ровно и спокойно, только чуть заметно вздрагивал плечами. – Я всего лишь хотел спросить, — лился, словно колыбельная, тихий голос Малфоя, — понимаешь ли ты, что мне теперь без тебя вообще не обойтись? Я так на тебя завязан! Как так вышло? Вот квартиру эту снимаешь ты. Полностью меня содержишь. Кормишь, одеваешь. Выплачиваешь штраф. И за родителей тоже. Я без тебя даже на улицу выйти не могу. Про секс вообще молчу: хочу тебя каждые пять минут. Вот я и спрашиваю, Поттер, понимаешь ли ты это? Потому что я сам уже ничего не пронимаю. Мне это всё осточертело настолько, что я решил уехать. Не веришь? А я решил. Вот так взял, подумал и решил. Нет, я, конечно, не думал, но решил – это точно. Мне в Англии жизни нет — ты знаешь. Ни работы, ни перспектив. Даже ты ничего не можешь изменить. Так вот, значит, что? Значит то, что мне надо уехать. В Европу. У меня там троюродная тётка, наследство хоть какое-то. Она меня зовёт, одинокая старушка, политикой и светской жизнью не интересуется, живёт скромно. У неё своя лавка – торгует то ли волшебными не рвущимися на пальцах носками, то ли какими-то там особенными бюстгальтерами. Буду ей помогать, займусь коммерцией. А что? У меня получится. У Малфоев коммерческая жилка. Вон, как папа в своё время развернулся. А чем я хуже? Начну с малого. Главное — начать, правда, Гарри? – его глаза уже давно закрылись, ресницы подрагивали во сне, голова уютно устроилась у спящего Поттера подмышкой, а губы, чуть припухшие, блестящие, взволнованные, шептали и шептали что-то всё менее и менее разборчиво… — Вот если бы и ты смог поехать со мной. Если бы ты захотел. А то, как же я без тебя? Ну, никак — и всё, мне же теперь… мне… теперь мне… тебя люблю...



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)


Сообщение отредактировал Арман - Суббота, 04.05.2013, 16:08
 
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:07 | Сообщение # 3
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 2.

— Мне приснилось? – Гарри строго посмотрел на него поверх очков и развёрнутой газеты. – Ты что-то говорил про тётку в Европе, про носки и про то, что хочешь торговать в лавке? – Драко неожиданно сильно закашлялся и чуть не разлил молоко, которое рассеянно помешивал изящной серебряной ложечкой. Гарри отложил газету: — Колись, что задумал?

— Ничего не задумал, — пожал плечами Малфой и отправил в рот засахаренный абрикос. – Просто хочу навестить тётку. Старушка так добра ко мне.

— В глаза мне посмотри, — перегнулся через столешницу Гарри.

— Знаешь, — напрягся Драко, на его лбу под собранной гребешком чёлкой заблестели капельки пота, — избавь меня хоть дома от этих ваших аврорских штучек! – он сначала просто нервно заёрзал на стуле, а потом сорвался на пронзительный визг: - Хватит! Проходили! Смотри в глаза! Отвечай громко и чётко! Какие выполнял поручения?! В скольких нападениях на маглов участвовал?! Кого убил?! Вспоминай, блядское отродье! – Драко внезапно повалился на пол, задёргался в конвульсиях, обхватил голову руками и сжался в комок. Гарри охнул, кинулся к нему, обнял, закрыл от света, горячо зашептал в самое ухо:

— Тихо-тихо, тихо-тихо-тихо! Драко, солнышко. Не надо! Пожалуйста, прости. Я дурак. Я не хотел. Никого нет. Никто не придёт. Никто тебя не тронет, не обидит. Я никого не впущу. Ты в безопасности. Всё прошло. Не вспоминай. Только не вспоминай. Всё закончилось, всё прошло… — он долго укачивал дрожащего аманта на руках, тот судорожно всхлипывал и боялся открывать глаза, цеплялся за плечи Поттера, как за единственную спасительную в мире соломинку, в кровь царапал его шею. Гарри терпел, стиснув зубы, и только напевал в такт колыбельной: — Тихо, тихо! Тихо, мой славный. Тихо, мой родной. Я с тобой. Я всегда буду с тобой.

Прошло довольно много времени, прежде чем Драко затих в его руках и задышал ровно и мирно. Он только не отпускал ремень поттеровских брюк, будто приклеил к нему свои пальцы, запечатал колдовством.

— Пойдём, умоемся? – Гарри попытался подняться и осторожно потащил за собой Драко. Тот всхлипнул, выдохнул последние остатки истерики и послушно поплёлся за Гарри в ванную.



* * *
Поттер протянул Малфою прозрачную плотную папку:

— Вот, твои новые документы. Как ты просил. Здесь всё. Кредитки, даже страховки и водительское удостоверение. Теперь ты магл, и зовут тебя Том…

— Мне без разницы, — перебил его Драко и брезгливо принял из его рук бумаги. – Водительское? Надеюсь, мне не надо будет во-ди-ть эти ужасные тарантайки.

— Как захочешь. Иногда передвигаться на личном автомобиле очень удобно. И для молодого парня странно не уметь водить автомобиль. А своё новое имя и биографию ты должен выучить назубок.

Драко посмотрел на него, как на душевнобольного, и покачал головой:

— Ну, нет, я лучше буду выглядеть странным, но даже близко не подойду к этим грохочущим вонючим телегам, — он заметил напряжение в лице Гарри и упёрся в него требовательным взглядом: — Что? Ещё что-то? Какие-то сюрпризы от Аврората? Меня вызывают на повторное заседание Визенгамота? Или задним числом приговаривают к тюремному сроку? – его ледяная обворожительная улыбка заставила Поттера поёжиться.

— Ты почти прав, — он закусил губу и выложил на стол ещё две папки. – Вот это — разрешение на свидание, – протянул он постановление надзорной тюремной комиссии. – Только прости, одно свидание и то в виде исключения, — извиняющийся взгляд Поттера натолкнулся на колючий укор в глазах Драко. – Я сделал всё, что смог.

— Угу, — с напускным пониманием закивал тот, — да, отлично! Вот сейчас сяду и хорошенько подумаю, кого из родителей хочу увидеть в последний раз – маму или папу? А кого не хочу увидеть!

— Не я придумал эти правила, — Гарри попытался придать лицу равнодушное выражение. – Но я должен их соблюдать. В Азкабане вообще запрещены посещения осуждённых.

— Проехали! – разочарованно махнул рукой Драко. – Спасибо. А это что? – кивнул он на третью папку из обычного картона, самую толстую и потрёпанную.

— Это дело из магловского суда, — Поттер не торопился вручать папку Малфою, внимательно наблюдал за выражением его лица. – Те… ублюдки. Их осудили. Наше министерство впервые отработало с их премьер-министром официально. По магловским меркам – наказание весьма строгое.

Драко улыбнулся. «Нет! – пронеслось в голове у Гарри. – Лучше бы я молчал! Идиот! Кто меня вечно тянет за язык!» Он шагнул к Драко и, наблюдая, как блеск его глаз сменяется серым тёмным вихрем подступающей истерики, попытался обнять за плечи, поддержать. Но Драко неожиданно глубоко вздохнул, задержал дыхание, выдохнул медленно, закрыл глаза и проговорил чужим голосом:

— Убери. Не хочу это видеть, — он держался ещё какое-то время, дышал, качал головой. Но потом Гарри увидел, что кулаки Драко сжимаются, белеют, синеют, губы его начинают дрожать. – Строгое наказание? – тихо, вкрадчиво, не открывая глаз, пропел Малфой. Гарри почувствовал, что ураган, с которым он сейчас столкнётся, будет не шуточным – и направил на аманта волшебную палочку. – Строгое?! За то, что они делали со мной?! И с другими? – на кончик поттеровской палочки уставились два почти чёрных глаза – так расширились зрачки Драко. – Дай! Дай мне хоть на час свою палочку! – протянул он руку. – Прикажи ей слушаться мага-пустышку, лишённого колдовской начинки. Сними с меня эти невыносимые антимагические оковы! Хоть на час! Ну! И я покажу, что такое строгое наказание! Достойное наказание! – Поттер успел отпрыгнуть и спрятать руку с волшебной палочкой за спину ровно за секунду до того, как Малфой бросился на него. Стремительная рефлекторная контактная контратака, невербальные путы – и Малфой обездвижен, уложен на диван и только бьётся, спелёнатый невидимыми верёвками, рычит и огрызается, как пойманный зверь.

Поттер сосредоточился и наложил на него мощные сонные чары: не помешает, не всё же химией травиться.

Он присел к затихшему Драко, что-то злобно шептавшему сквозь колдовской сон, снял с него ограничения движения, погладил по дрожащей ладони, нащупал на запястье пульсирующую жилку, посчитал удары беспокойного, не желающего униматься сердца. Коснулся губами нежного тонкого запястья, лизнул языком синюю венку, тяжело вздохнул. «Спи, любимый. Что же теперь делать? Ты сильный, ты выкарабкаешься. Знать бы заранее… Помочь, уберечь. Тогда. А сейчас что ж? И как я могу тебя отпустить?»



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:09 | Сообщение # 4
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 3.

— Я не могу тебя отпустить, — Гарри разбивал кочергой не прогоревшие поленья в камине и искоса поглядывал на Драко, с ногами под толстым пледом устроившегося в глубоком кресле. – Ты даже дрова не сможешь растопить и еду приготовить. За тебя всё делали эльфы или магия. Ты даже не знаешь, на какой свет переходить улицу и как лечиться магловскими лекарствами.

— У тётушки Адель электричество и отопление: она живёт в смешанном квартале. И к ней дважды в неделю приходит экономка. Я узнавал. А кушать можно и в кафе.

— Узнавал? – фыркнул Поттер. – Узнавал он! Да ты в их кафе за неделю заработаешь гастрит! – он раздражённо отбросил кочергу в угол и плюхнулся на диван напротив аманта. – Я тебя не отпущу. Верни мне документы – ты остаёшься!

Драко не отрывал зачарованного взгляда от пляски оранжевых угольков.

— Нет, — ответил он тихо, но Поттер по его тону догадался, что спорить с Малфоем бесполезно. Если бы он, как обычно, истерил, кричал, злился, доказывал, жаловался – то его можно было бы успокоить, облить ледяной водой, отшлёпать по попке, усмирить колдовством. А это обыденное почти без выражения «нет» не давало Гарри ни малейшего шанса… — Я уеду. Улечу. Я решил. И ты можешь меня остановить только, если посадишь на цепь, — Малфой перевёл на него взгляд, отражающий гаснущее пламя, и у Гарри перехватило дыхание от нахлынувших недобрых воспоминаний...

/ Полутьма и запах опиума. Ещё чего-то резкого, противного до тошноты. Драный матрас на полу, весь в пятнах крови. Засаленные подушки. Большой поролоновый валик. Гарри споткнулся о длинную металлическую цепь. В углу в лужу блевотины сметены окурки, использованные презервативы и какой-то мусор. Фигура на матрасе свернулась комочком. Синюшное тонкое тело, сальные волосы. Поза и сам вид обнажённого человека откровеннее любого эксперта кричали о том, что его оставили здесь умирать… Гарри узнал его. Гарри не мог пошевелиться. Тупо стоял и боялся подойти. К мёртвому истерзанному Драко Малфою. Когда санитары толкнули аврора под локоть от прохода, он, сам не понимая, что делает и зачем, подошёл к ужасному матрасу, опустился на колени и начал проверять пульс на запястье Драко. Взял тонкую хрупкую руку – и испугался… Нет, не Тёмной Метки, мерцавшей на предплечье чёрно-алыми всполохами — остатками живой магии… Чуткая бойкая жилка трепыхалась и стучала: «Жив. Жив, жив…» Поттер перерубил заклинанием цепь на запястье Малфоя, набросил на его голое тело свою аврорскую мантию, поднял на руки и под удивлёнными взглядами мракоборцев понёс к выходу. Такого лёгкого, такого хрупкого, такого…/

— Прекрати, – сглотнул Гарри и поёжился. – Не надо. Я только хочу сказать, что очень переживаю за тебя. Очень, слышишь? – Малфой отвёл взгляд и кивнул, натянул плед повыше на подбородок. – Ты даже не зовёшь меня ехать с тобой, — печально усмехнулся Поттер.

— Пытаюсь доказать тебе, что сам могу справиться. Учусь владеть собой, учусь не думать о тебе каждую минуту, — пожал плечами Драко. — Я… хотел попросить, — смутился он. – Но ты же всё равно не сможешь. У тебя работа, долг, обязанности. Зачем же тебя огорчать и просить о невозможном?

— А своим дурацким решением уехать и начать новую жизнь ты меня не огорчаешь? – возмущённо засопел Поттер.

— Я уже объяснял тебе, — Малфой словно надел на лицо непроницаемую маску. – Ты меня понял. Я рад, что ты меня понимаешь. Повторю последний раз: не могу больше оставаться здесь, в Лондоне, в Англии, в этой квартире, не могу больше ловить на себе взгляды… такие взгляды… не могу больше вспоминать, — закрыл он глаза. – Не могу! Без тебя я бы давно сдох, а с тобой умираю медленно. Умираю. Я вижу, как мучаю тебя. И знаю, что здесь ничего не изменится. А там, в чужой стране, среди незнакомых людей и новых забот у меня появится хоть какой-то шанс. Быть живым не только во время секса с тобой, а… просто быть живым… Хоть немножко...

Гарри нестерпимо захотелось броситься к любимому, обнять, повалить. Нет, на руках перенести его на диван, развернуть из толстого шерстяного кокона, раздеть медленно, тщательно расстёгивая каждую пуговичку, каждую кнопочку, только под конец одним резким рывком сдёрнуть пряжку его ремня и опустить брюки на стройные худые бёдра. Погладить его член, мягкий, слабый, поднять его ноги, улечься рядом, нет, между ног, целовать его, целовать, целовать, всего, везде, где только он сам позволит, где он сам попросит. Гладить, ласкать, облизывать. Чтобы стонал, чтобы кричал без всякой эрекции, умолял не отпускать, сам прижимался, прилипал, поднимался навстречу, извивался, плавился в руках, как восковой человечек, пластичный, податливый, покорный. Нежно-нежно, ласково-ласково. Не пускать свою жажду, свою силу, свою рвущуюся наружу грубость, сдерживать, копить внутри, чтобы потом выплеснуть в резком толчке вперёд, к нему, в него, до упора, в томительном густом спуске, в последнем миге перед опаданием. Услышать голос демона, поселившегося в нём, голос самого наслаждения. Последний стон, на самом пике, почти крик. Рвущийся не из горла, не из члена, не из той самой волшебной точки, и даже не из души. Из космоса, имя которому «любовь». Поймать, сорвать этот последний стон, как раскрывшийся бутон, ухватить его губами, подержать на языке – и отпустить в полёт по комнате, по миру. К далёким созвездиям. Пусть слышат, там, на небесах, пусть знают – это сделал он, Гарри, обычный маг, обычный мужчина, сделал для своего любимого, для Драко…

— Ты и так живой, — прохрипел Гарри и закашлялся. – Ты самый живой и самый лучший. Я не могу тебя отпустить.

Драко вздохнул так тяжко, словно все горы мира опустились на его плечи:

— Гарри, пожалуйста. Ты же знаешь, чего мне стоило это решение!

Поттер молчал. Его губы дрожали. «Нет! – билось в висках, бухало в груди и почти срывалось с языка. – Не отпускаю! Запру! Свяжу! Прикую к кровати. Какого чёрта, Малфой? Ты без меня даже трусы поменять не можешь, а собрался начинать новую жизнь на континенте?! Серьёзно? Снова захотел влипнуть по самую глотку и до ушей измазаться в говне? Понравилось в прошлый раз, когда сажают на цепь, как течную сучку, трахают по десять клиентов в день, по очереди или одновременно, недели, месяцы, без перерывов, все, кому не лень, кто может заплатить хозяевам, задницу – в кровь, через глотку выворачивают желудок, прижигают чистую тонкую кожу, промежность, рвут соски, выжигают скотское тавро на животе, не магией, раскалённым клеймом?..»

Гарри затошнило, голова его поплыла, он до хруста стиснул зубы.

— Гарри. Я не могу больше здесь. Если я не уеду…

— Заткнись, урод! Нытик! Размазня! Уёбывай куда хочешь! Хоть на луну! Видеть тебя не могу! Сопли твои вытирать! Блевотину за тобой убирать и дерьмо! На-до-е-ло!!! Отпускаю! Скатертью дорожка! Хоть сдохни в своей Европе под кустом! – Гарри вскочил, опрокидывая стул, смахивая на пол ворох журналов с тумбочки, поддавая ногой край пушистого ковра, и выбежал из комнаты, громко хлопнув дверью.

Драко печально усмехнулся и прикусил губу. Почувствовал на языке вкус крови и сплюнул прямо на пол. Напряжённо потянулся, расправил руки. Покрутил сжатыми кулаками. «Вот и попрощались, — он вдруг уткнулся в свои колени и со всей силы зажал ладонями уши, завыл беззвучно: — Гарри-Гарри-Гарри…»



* * *
— Он розовый? – Поттер стоял в дверях спальни и изумлённо разглядывал большой чемодан, наполовину заполненный вещами.

— Привет, — подскочил к нему из-за спины Драко, обхватил подмышки. – Как хорошо, что ты забежал! Я так боялся, что ты не придёшь. Очень боялся. Я должен был тебя увидеть в последний раз. Ну, не в Аврорат же идти к тебе на приём, — он заглянул Гарри в глаза и прижался к нему. – Почему ты снова небритый?

Тот ошалело сбросил его руки:

— Он розовый?!

— Чемодан? – смущённо потупился Драко. – Тебе не нравится? Мне так приглянулся в каталоге. И я купил к нему кроссовки. Вот! – он скрылся в гардеробной, через мгновение вылетел оттуда с раскрытой обувной коробкой. В ней красовались спортивные замшевые мужские туфли молочно-розового цвета. Гарри начал так лихорадочно кашлять, что Драко побросал всё и принялся колотить его по спине.

— Малфой! Ты псих? Перестань меня дубасить! Какой каталог?! Ты в этом собираешься перевозить вещи?

Драко посерьёзнел и быстро принёс с тумбочки яркий журнал. Гарри взглянул на обложку и закатил глаза:

— Это магловский голубой глянец. — Драко удивлённо пожал плечами. – В этом, — ткнул Поттерр пальцем в розовые башмаки, — геи-маглы ходят в клубы, на тусовки. Но не мотаются по городу в комплекте с чемоданом цвета счастливого поросёнка!

— Мне нравится, — тихо произнёс Драко.

— Кто бы сомневался! – заорал Поттер.

— Мне нравится, — отчётливо повторил Драко и вжал голову в плечи.

Гарри задохнулся возмущением, онемел на миг, потом зашептал торопливо:

— Ну, хорошо, хорошо. Нравится – так нравится. Ты просто не понимаешь, — медленно приближался он к Драко, разводя руки в стороны, как будто собирался кого-то ловить. – Это слишком вызывающий цвет для молодого англичанина. И он такой… маркий. Испачкается сразу. А магией ты очистить не сможешь. Будешь ходить, как чушка, — Поттер потянулся за волшебной палочкой. Драко отрицательно покачал головой:

— Не смей! – и отступил на шаг. – Только попробуй! – набычился он. – Уходи!

Гарри натолкнулся на его колючий взгляд и замер. Руки его безвольно опустились. «Не возможно вытягивать его всё время. Особенно, если он сам этого не хочет!» Драко смотрел на него спокойно и уверенно. Только дышал чаще, чем обычно.

— Ты, Малфой, понимаешь, о чём просишь меня?

— У-хо-ди.

Гарри постоял посреди комнаты в нерешительности, посмотрел на розовый чемодан и… вышел за дверь.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:10 | Сообщение # 5
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 4.

Он поднялся в центре Лондона со станции метрополитена «Кингс-Кросс Сент-Панкрасс» и с трудом перетащил огромный чемодан на колёсиках через бордюр. Нет, одно дело заниматься физическими упражнениями и тренировать мышцы, и совсем другое — волочить по лондонской подземке внушительный багаж: без магии это занятие быстро привело Драко в унылое состояние духа и тела. Ещё суета большого города, неразбериха, тревога, сковавшая голову плотным завинчивающимся обручем, ожидание…

Увидев очертания Кингс-Кросс, Малфой почти без сил прислонился к стене и вытер пот со лба, закрыл глаза… Платформа 9 и ¾, родители провожают в школу, Хогвартс-экспресс… Драко взмахнул рукой, отгоняя ненужные воспоминания, подхватил свою поклажу и поспешил в другую сторону – к церкви Святого Панкратия.

Сказать, что железнодорожный вокзал Сент-Панкрасс, вместивший за стенами с башенками из красного кирпича под огромной стеклянной крышей целый фермерский рынок, несколько ресторанов, магазины, отели и стометровый бар, произвёл на Драко неизгладимое впечатление – означало не сказать ничего. Он долго стоял посреди шумной разномастной толпы, равнодушно обтекавшей его, и растерянно хлопал ресницами. «Молодой человек! Не перегораживайте лестницу, будьте любезны!» — отпихнула его бодрая старушка в бейсболке – и только после этого Малфой встрепенулся, вспомнил, что он теперь магл и должен как можно быстрее привыкать к своему новому положению, и, роняя сумки, неуклюже перебрался в сторонку от людского потока.

Он мог бы преодолеть расстояние от Лондона до Парижа по линии Евростар всего за пару с небольшим часов и ужинать уже в каком-нибудь тихом кафе в Латинском квартале. Но не столица Франции была конечным пунктом его вояжа, и теперь ему предстояло больше часа добираться национальным экспрессом до Лутона. А потом лететь… От одних мыслей о перелёте через океан в железном ящике с крыльями, непонятно как поднимающемся в воздух, у Драко вспотела спина.

Плюхнувшись на свободное жёсткое пластиковое кресло в зале ожидания аэропорта, он попытался расслабиться и унять нервную дрожь, всё сильнее колотившую его. Шум, гам, суета, везде снующие маглы, только маглы, одни лишь маглы вокруг. У него кружилась голова, хотелось спрятаться, бросить всё и убежать, забиться в уголок, нырнуть под одеяло с головой и никуда не торопиться, никуда не лететь, вообще не высовывать носа из тёплой уютной норки, пока не придёт Гарри… Дождаться, вылезти сонно из вороха одеял и подушек, прошлёпать пушистыми тапочками на кухню, капризно увернуться от холодных рук аманта, залезть в пакеты с вкусностями, которые тот бросил на столе, демонстративно при нём начать расправлять скомканную постель, недовольно пробурчать, поморщившись от его поцелуя: «Иди, брейся, Поттер! Зарос как сварль!»

Никуда не лететь?

И не жить? В этом страшном сером городе? Отнявшем у него так много… И подарившем взамен…

Он так долго и нудно собирал по осколкам и рваным огрызкам внутри самого себя то немногое, что ещё осталось от Малфоя, от Драко Люциуса Малфоя, что когда вдруг принял, наконец, это самое решение, нелогичное, трудное и почти невозможное — уехать, то сам удивился, как такая несусветная глупость могла прийти в голову. Уехать куда? От Гарри?! От единственного близкого на всём свете человека? От его защитника, няньки, содержателя, любовника? От того, без кого он просто не может существовать?.. Да. Уехать! Иначе он сойдёт с ума окончательно и бесповоротно и никогда не почувствует себя Малфоем. Ни-ког-да!..

Драко долго пытался не пускать это в свою голову. Он вычеркнул эти воспоминания или обманывал сам себя, что вычеркнул… На экране под потолком мелькали красочные рекламные ролики, виды туристического Лондона сменяли друг друга. Как же он ненавидел этот город! Как же он хотел побыстрее убраться из него! Вот только жалко, что Гарри нет рядом. Жалко, страшно, неуютно. Выть хочется. Нет — скулить. Без Гарри… И с чемоданом Поттер оказался прав, и с кроссовками тоже: в лондонской подземке Драко истоптали ноги, розовый красавчик-чемодан покрылся серым налётом и получил два мерзких пятна на свои бархатистые бока. Фу…

Нельзя вспоминать. Не вспоминай, Драко, не смей! Ты теперь это умеешь…

/ Отца приговорили к пожизненному сроку, маму — к двадцати годам в Азкабане. Он даже не успел толком с ними попрощаться – сам был под следствием. Его привезли на заседание Визенгамота для дачи свидетельских показаний в зачарованных кандалах, и миссис Малфой, даже в тюремном платье гордая и величественная, только более бледная, чем обычно, и с по-простому убранными волосами, увидев руки сына в толстых металлических браслетах, упала в обморок. Её долго, пока не пришли колдомедики, не поднимали с пола. Драко беззвучно рычал, а подсудимый Люциус Малфой сидел в цепях на железном стуле, опустив плечи и закрыв глаза, по его серым щекам бежали дорожки слёз.

Драко понял, что такое ад. Вернее, ему тогда казалось, что он понял…

Мэнор конфисковали, все счета заморозили, имущество в Уилтшире распродали с молотка за бесценок в счёт уплаты огромного штрафа, коммерческие предприятия Малфоев национализировали. Даже потеряв всё, они ещё остались должны министерству астрономическую сумму.

Потом было следствие по делу самого Драко. Старший дознаватель мисс Аврелия Диггори… Драко в считанные дни забыл, что он Малфой, молодой мужчина, маг, человек. Так быстро превратился в пластилиновую куклу, в амёбоподобное существо, сохраняющее свою жизнь, что диву давался, откуда в нём эта спасительная покорность и уступчивость? Неужели от десятков древних величественных предков, выживавших наперекор любым испытаниям и невзгодам, и строивших славу рода Малфоев?

Запрет пользоваться волшебной палочкой и какими-либо другими колдовскими предметами – он сам подписал Ограничительный магический контракт. Насильственное лишение магического потенциала: особое заклинание, специально разработанное профессионалами Отдела Тайн для массовых послевоенных процессов по делам Пожирателей и их сподвижников, было весьма гуманным и имело конечный срок действия, только вот никто не знал, какой именно…

После процедуры лишения магии он решил, что умер. Ну да, перепутали там что-то невыразимцы и мракоборцы – и вот он, одинокий призрак, беспризорно шляется по городу в поисках еды, ночлега, в поисках непонятно чего…

Он проснулся в убогой комнате социального приюта от сильнейшей головной боли, сел на кровати, спустил ноги на ледяной пол и отчётливо понял, что не помнит имя матери. Что-то нежное, романтичное, цветочное. Что-то белое и ароматное… Какая разница?..

У него так быстро нашлись друзья… Драко даже не представлял, что его вдруг окружат столько милых приятных маглов. Молодых, энергичных, заводных, красивых, плюющих на проблемы с высокой колокольни… Он не приходил в себя несколько дней. Он ел, пил, что-то обсуждал, смеялся, кажется, трахал каких-то драных вялых кошек, он летал и не собирался приземляться. «Должен? Сколько? А что такое ф-ф-фун-ты?» Его мыли, откармливали, поливали с ног до головы душистыми снадобьями, одевали в… Это он помнил смутно. «Сладкий мальчик. Такой сахарный. Сокровище. Нежный серебряный мальчик». А вот как его продали в первый раз, он помнил отлично. Аукцион собрал полную комнату гостей. Драко на подиуме. Ему всё ещё смешно, и он всё ещё не понимает, не верит…

Второй хозяин был не так вежлив и обходителен. Хорошо, если не забывал покормить и оставить бутылку воды. Когда к Драко однажды завалились одновременно четверо подвыпивших клиентов, он подумал, что пора вскрывать себе вены. Но чем? Разбить бутылку не удалось… Он перестал ходить в душевую и вообще вставать. Когда к нему прекратил заглядывать врач – Драко понял, что скоро это закончится, и почти счастливо улыбнулся./



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:13 | Сообщение # 6
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 5/1.

У Гарри так разболелась голова, что он даже отпросился с заседания у министра – невиданная наглость для молодого аврора. Мистер Бруствер бросил в его сторону недовольный взгляд и раздражённо махнул на дверь.

Собственными силами избавиться от тошнотворной тяжести в башке не удалось, и Поттер отправился к дежурному колдомедику. Тот слишком долго водил над аврором волшебной палочкой, а потом заставил его выпить сразу несколько лечебных препаратов. Гарри с сомнением почмокал губами и по настоятельному совету колдомедика удобнее устроился на кушетке, подложил под голову жёсткую подушку.

Нежно-голубые кафельные стены медицинского кабинета министерства навеяли ему не слишком приятные воспоминания. Ох, голова, чтоб её драконы покусали!

*

В тот раз он притащил сюда Малфоя перепуганным до икоты. Так противно было смотреть на это белобрысое ничтожество, а уж трогать и тем более вести под ручки после допроса…

— Госпожа Диггори! Это невероятно! – аврор Поттер ошарашенно смотрел на следователя министерства, сидящую за столом допросной с идеально прямой спиной и высоко вздёрнутым подбородком. – Вы не имели права, — вкрадчиво и удивлённо, словно сомневаясь в возможности происходящего, пролепетал он. На полу в углу Малфой-младший сложился пополам и прикрыл голову руками, будто от ударов. – Пытки подследственных запрещены!

— Серьёзно? – мисс Диггори встала из-за стола и качнула в сторону Гарри своей волшебной палочкой. – Возьмёте мою палочку на экспертизу, мистер Поттер? – усмехнулась она. – Предупреждаю: непростительные из неё не вылетали. А всё остальное, — она покосилась на Малфоя, закопошившегося в углу и попытавшегося подняться на колени, — а всё остальное не имеет значения, уж поверьте моему опыту. Эта мразь, — повела она плечом в сторону Драко и скривила губы, — эта волдемортовская подстилка всё подписала. Что-то ещё, мистер Поттер? – её глаза сверкнули холодом и отчуждением. Лишь в самой их глубине Гарри заметил сжавшуюся, как пружина, боль. Он поперхнулся словами возмущения, виновато потупился и отошёл в сторону, пропуская Аврелию Диггори к двери.

*

На суде над Драко Малфоем он вообще не хотел выступать. Ему так надоели эти нудные заседания и разборки… Сам не понимая зачем, пришёл-таки в зал и устроился в середине амфитеатра... Председатель суда уже собрался оглашать приговор, публика гудела, Драко, во время всего заседания так ни разу и не поднявший головы, внезапно привстал с железного стула в центре судебной арены, выпрямил спину и гордо поднял подбородок. Взгляд его не выражал никаких эмоций, кроме презрения ко всем окружающим. Но Поттеру показалось, что за презрением он совершенно отчётливо видит… Гарри даже не успел сформулировать для самого себя неожиданно нахлынувшие эмоции и внезапно встретился глазами с глазами Драко…

Он подошёл к секретарю суда и долго шептал ему на ухо, тот в ответ хмурился и морщился, с опаской поглядывал то на подсудимого, то на сурового Верховного Чародея. «Вы же, Гарри, отказались от дачи свидетельских показаний? А мистер Малфой-младший не настаивал?.. Только для вас, мистер Поттер!» – покачал головой секретарь. Через пять минут юного аврора Поттера привели к присяге, зал затих и напряжённо приготовился слушать. Драко больше ни разу не взглянул на него, только когда судья в конце длинного нудного приговора с особой интонацией произнёс: «…условно, с применением заклинания «антимагические оковы», — он украдкой бросил в сторону Поттера затравленный взгляд и кивнул.

*

Как долго и тщетно он разыскивал пропавшего после суда в неизвестном направлении Малфоя – отдельная история, которую начинающему аврору Поттеру не хотелось вытаскивать на божий свет, как укор в собственном разгильдяйстве и непрофессионализме. Найти едва живого Драко удалось почти случайно во время совместного мракоборческо-полицейского рейда по злачным местам Лондона…

— Мы мало что можем сделать, — потупил взор пожилой целитель Мунго. – Хорошо, что вы вообще нашли мистера Малфоя так э… вовремя. Но… За его телесные раны можете не беспокоиться: со временем на теле даже шрамов не останется. А вот душа… Надо оставить его у нас в госпитале. Такое серьёзное нестабильное состояние. Пока рано что-то говорить, но у мистера Малфоя очень тяжёлый случай. И, насколько мне известно, ему некуда идти, он одинок?

Гарри озадаченно нахмурился:

— Как некуда идти? Ах. Ну, да… Я бы мог… Ему ведь будет лучше вне госпиталя? В домашней обстановке?

— В домашней? – заинтересованно взглянул на него целитель. – Вы, Мистер Поттер, собираетесь обеспечить мистеру Малфою домашнюю обстановку? Извините, но кто он вам? Я не могу отпустить такого тяжёлого пациента в неизвестность. Он ваш бывший однокурсник? Вы даже учились на разных факультетах.

— Он мой… друг, — неожиданно для самого себя выпалил Гарри и поперхнулся. – Выписывайте его. Какие подписать бумаги?

*

Драко не разговаривал почти месяц. Сначала он просто лежал на кровати, отвернувшись к стенке и накрывшись одеялом с головой. Его пугали любые громкие звуки, даже клёкот почтовых сов заставлял зажимать голову подушкой. Гарри по рекомендации колдомедиков привязал к нему профилактические чары и следил, жив ли его «друг» там, в своём убежище.

Потом Драко начал выходить к столу. Гарри не звал его, не приглашал кушать, он просто заставлял домовика готовить что-то особо ароматное, а поднос с едой к кровати Малфоя ставить забывал – и тот, словно голодный волчонок, вылезал из логова «на кусочек мяса». Когда Гарри впервые почти что обманом выманил Драко на прогулку – тот так крепко, до синяков, вцепился в ладонь Поттера, что у него почти сразу пропала охота выгуливать своего подопечного.

Заговорил Драко вечером в субботу. Гарри это хорошо запомнил. Выходной. Они сидели в гостиной: Гарри листал подшивку архива Аврората, готовился к аттестационной комиссии, а Драко собирал чётки из разноцветных янтарных бусин. Колдомедики рекомендовали ему занятия по мелкой моторике, и Гарри создал Драко максимально привлекательные условия для необременительного творческого труда. Тот нанизывал на вощёную нитку коричневые и жёлтые полированные шарики и что-то мурлыкал себе под нос. Вдруг он замер совершенно без причины и о чём-то задумался. Гарри напрягся и на всякий случай потянулся к волшебной палочке. А Драко отчётливо произнёс чуть хриплым незнакомым голосом:

— Нарцисса. Мою маму зовут Нарцисса. Поттер, эти бусы можно носить на шее. Тебе, кстати, пойдёт. К твоему цвету глаз. Янтарь – сильный оберег, — он неожиданно судорожно глотнул воздуха, пискнул, словно придавленный крысёнок, и… заплакал. Отвернулся, рассыпал бусины по полу. Гарри медленно встал и подошёл к нему, присел рядом, взял за руку. Малфоя надо было срочно утешить. Его хотелось утешать…

*

Он всегда выходил из своей спальни и провожал Гарри на службу. Стоял, прислонившись к дверному косяку, и никогда не смотрел в глаза. Чтобы не видеть в начале суматошного дня у себя за спиной эту высокую худощавую фигуру в мятой пижаме, Поттер даже стал на целый час раньше выходить из дома. Не помогло. Драко провожал его каждое утро, как преданный, печальный, смирившийся с необходимостью ухода хозяина пёс. А вечерами встречал еле заметной улыбкой, от которой Гарри отчего-то вдруг одним разом забывал все невзгоды и трудности, все печали и неприятности.

Однажды он не выдержал и подошёл к Драко, набрал побольше воздуха в грудь:

— Малфой, ты можешь на меня посмотреть?

Тот повернулся и поднял на него взгляд: спокойный, тёплый, лучистый. У Гарри что-то оборвалось внутри, понеслось по венам и нервным окончаниям, тупо ударило в паху. Так захотелось погладить этого незнакомого парня с внешностью Драко Малфоя по щеке, по белокурым длинным волосам, вдохнуть его запах, шепнуть в ушко что-то одобрительное, ласковое, смешное. Взять его узкую ладонь и… положить на свою ширинку… И… От одних мыслей об этом «захотелось» у Гарри закружилась голова и выступила испарина…

*

Вода хлестала из-под двери ванной комнаты мутным водопадом, Драко истошно орал и верещал не своим голосом. Эльф, послушный приказу не мешать Малфою, суматошно скакал возле двери. Гарри, с перепугу забыв про волшебную палочку, вышиб створку плечом и провалился в море кипятка на полу. Драко старался сдержать руками горячий фонтан, бивший из водопроводной трубы, и прикрывался душевой шторкой.

— Ты что?! Сорвал краны?! – Гарри попытался выдернуть голого скользкого Малфоя из кипятка, но тот неожиданно начал отбиваться.

— Я не специально! Я не хотел! Я не знаю, как это! Оно само! Не трогай меня! — голосил Драко и чуть ли ни лез на кафельную стену.

Заскочивший в ванную эльф быстро остановил воду. Гарри постарался сосредоточиться, успокоиться и протянул к Драко руки:

— Иди сюда. Ты обжёгся. Тебя надо лечить. Я не буду на тебя смотреть. Просто обопрись на меня и перешагни через бортик, хорошо?

— Ты уже смотришь! – отчаянно замотал головой Драко.

— Малфой, — Гарри нашёл в себе силы беспечно усмехнуться, — чего я там не видел? Ну? Червячок — как червячок. Меня твои прелести не интересуют. Иди сюда, блядь! – вдруг что есть мочи рявкнул он. – Я кому говорю, вылезай, засранец!

Драко растерянно заморгал, но словно на поводке подался к Поттеру, протянул к нему обваренные руки:

— Чего ты орёшь? – его голос дрожал. – И как ты смеешь называть меня засран… — резкий рывок – и Гарри перетащил его через бортик, сгрёб в охапку и, хлюпая по горячей воде, потащил на руках в спальню.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:14 | Сообщение # 7
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 5/2.

Это превратилось в му’ку. Это превратилось в пытку! Гарри хотел вообще не приходить домой, но как он мог бросить этого придурка одного? Как?

Он прогонял это из своей головы старательно и честно. Но… Все его старания примерно в районе полуночи приводили к честным выводам: он очень, очень, очень, нестерпимо хотел Драко! Не что-то конкретное: поцеловать, укусить, обнять, стиснуть его ягодицы, высвободить из домашних брюк и посильнее сжать малфоевский расслабленный пенис, насладиться зрелищем его эрекции, потереться о него своим членом, а потом о щёку, по губам, между ягодиц, смазать слюной, войти медленно и сразу до конца, вгоняться глубоко и жёстко, кончить в него, обмазать всего выплеснувшейся спермой, пометить навсегда без всякого клейма, чтоб все знали, все чувствовали – это мальчик Поттера, и чтоб он сам знал!.. Нет, не что-то конкретное… а просто хотел. Хотел Драко. Но это бесхитростное «хотел» не давало Гарри ни секунды покоя. Жглось, жглось, жглось.

*

Однажды, когда он ворочался без сна и тратил неимоверные усилия, чтобы не пустить свои руки в пах, за его спиной раздался вкрадчивый обиженный голос:

— Поттер, а, Поттер, — Драко выглядывал из-за двери, как нашкодивший ребёнок, — ты спишь? — Гарри усиленно захрапел. – Зачем я тебе, Поттер? – дверная щель расширилась. – Ты меня кормишь и… жалеешь. А трахать когда будешь? Чего ждёшь-то, я же уже чистый.

Драко успел заметить быстрое движение в районе кровати и умудрился захлопнуть дверь ровно в тот миг, когда в неё врезался тяжёлый будильник.

— Спать, бестолочь! – резануло тишину гулкого коридора…

*

Он усиленно мылил себя арбузным гелем и пытался прогнать из головы образ Драко, раскинувшегося на белоснежных простынях и постанывавшего от удовольствия. Глаза Малфоя были закрыты, а рот, наоборот раскрыт широко, ровно на столько, что бы в него можно было вставить… О! Нет! Проклятие Мерлина! Только не это! Член взметнулся так стремительно, что у Гарри заболело в паху. Он направил на низ живота «дождик» и отвернул кран с холодной водой. Ну, нет же! Похоже, эрекции Гарри было уже всё равно, как именно хозяин доведёт её до логического завершения: она захватила не только плечи и живот Поттера, но и его голову, надёжно припечатав перед внутренним взором образ малфоевских блестящих губ и ощущение его горячего языка на венчике…

— Чем это так противно пахнет? – Гарри сначала подумал, что и голос Драко он слышит в своей жаркой фантазии. – Мыться этим? – Малфой выдавил на ладонь капельку геля и брезгливо поморщился. – Гадость! Поттер, хочешь, я потру тебе спинку?

— Какого чёрта, Малфой?! Ты не заметил, что я, ммм… не одет? – Гарри прижался грудью к стене, а попу закрыл полотенцем. — Пошёл вон!

— Да ладно, – беспечно махнул рукой Драко и бесцеремонно намылил мочалку. – Гель смени обязательно. Мне этот запах не нравится категорически. Я моюсь мылом. А от него кожа сушится, — колючая мочалка осторожно коснулась поясницы Гарри – тому показалось, что он спит и видит какой-то странный подсознательный бред, невероятный, но желанный.

Через пять минут, когда вся спина, плечи, ягодицы и ноги Гарри были растёрты до красноты и скрипели от чистоты, сам он еле стоял на ногах и вообще не понимал, где находится, зачем, а, главное, с кем, Драко устало вытер мыльной рукой лоб:

— Поворачивайся.

Гарри возмущённо засопел, захлебнулся словами и… неожиданно для самого себя повернулся к Малфою. Тот долго без всяких эмоций смотрел Гарри пониже талии, потом перевёл равнодушный взгляд на его лицо.

— Пошёл вон, — Гарри почти физически ощутил, как сильно ему сейчас не хватает волшебной палочки в руке и с трудом сдержал «Акцио!», едва не сорвавшееся с губ. – Шут!

Малфой виновато улыбнулся и попятился к двери.

*

— Сегодня, — Драко произнёс это, как обычно провожая Гарри утром у двери, так тихо и решительно, что тот отчего-то сразу понял, о чём идёт речь. Или просто не мог думать ни о чём другом. Честное слово, как подросток! Или как влюблённый…

— Что сегодня? – столько усилий на то, чтобы сохранить твёрдость голоса – и всё зря: такого «петуха» Гарри дал впервые в жизни.

— Переспишь со мной, — Драко развернулся и направился к себе. – Я так хочу.

*

Поттер сидел в Аврорате до тех пор, пока дежурный чуть ли не выгнал его взашей…

— Малфой, нет! – Гарри сам вскочил с кровати навстречу Драко.

— Почему? Ты не можешь или не хочешь? – тот сел на постель и похлопал рядом с собой ладонью. Вот так просто вошёл в спальню, устроился, пригласил, ни малейшего напряга в голосе или в движениях, будто они старые любовники и делают это по сто раз на дню! Гарри передёрнул плечами:

— Я твой опекун. Ты… не вполне выздоровел. Я не должен этого делать. Мы не должны.

Драко склонил голову набок и улыбнулся:

— Ты мой содержатель. Тело моё давно в норме – как раз и убедишься. Так всё-таки «не должен» или не хочешь? Что-то ещё мешает?

— Ещё? – вздохнул Гарри. – Я мужчина, ты тоже. Это не мешает?

— Неа.

— Ты не сможешь. Ещё слишком рано. И ты сам это понимаешь.

— Я не смогу – ты сможешь! И если мы не сделаем это сейчас – то… будет слишком поздно! Для меня поздно! Не понимаешь? – вскочил Малфой. – Мне нужно! Я хочу! Именно с тобой! Только с тобой… Гарри.

Поттер едва держался на ногах. Он понимал, что совершает самую большую ошибку в жизни, но это сейчас не имело никакого значения…

— Мне уйти? – упрямый злой серый взгляд.

Гарри набрал полные лёгкие воздуха:

— Ты пожалеешь, что остался…

— Я хочу пожалеть, — горячие губы Драко испуганно прижались к его губам.

*

— Не надо магии, ладно? – Драко остановил его руку, потянувшуюся к палочке.

— Но… Я не хочу, чтобы тебе было больно.

— Я хочу! Пусть! Это как первый раз. С тобой! И ничего не было раньше! И никого!

У Гарри потемнело в глазах, перед взором разбежались цветные круги, центром которых являлись серые, требовательные, доверчивые глаза в ореоле густых длинных ресниц.

— Да! – выдохнул он и придвинулся к Драко, взялся за его ноги, уложил их себе на плечи, поправил под Малфоем подушку. – Скажи, когда будешь готов…

Одна мысль стучала в висках вспотевшего Гарри, вбивавшегося в податливое тело Драко, одна мысль горела в его сердце: «Я делаю ему больно. Но не могу остановиться. Это ужасно. Но мне так хорошо! Хорошо, как никогда. Надо прекратить это», — только он хотел было вынуть член и кончить в кулак – Драко вскрикнул и задрожал так сильно, что Гарри пришлось вцепиться в его бёдра. Острая судорога пробежала по всему телу Малфоя, зрительно задержалась в плечах, вернулась в живот и выплеснулась густым семенем. Гарри больше не мог сдерживать ни громких стонов, ни своего финала – и спустил так стремительно и мощно, что даже не успел выйти.

— Да, да, да, да, — безостановочно шептал Драко, водя ладонью по липкой простыне под собой, по своим ягодицам, по животу, перемешивая их сперму между пальцами, — Да! Только с тобой!

Гарри опустил ноги Драко, почти насильно прижал их к матрасу, поймал его перепачканную ладонь и прижал к своей щеке:

— Только со мной, — даже засыпая, проваливаясь в беспокойный сладостный сон, Гарри не мог отпустить губы Драко.

*

Ох, голова, чтоб её драконы покусали!

Голубые кафельные плитки плыли перед его глазами. Сон, тревожный, сбивчивый, никак не хотел сдавать свои позиции и не позволял ресницам Гарри широко распахнуться. «Драко!» — его словно окатило ледяной водой.

«Уехал? Улетел? А я отпустил?

Шляется по Лондону в своих розовых ботинках и тащит за собой огромный чемодан цвета «клубника с молоком». Да на нём же просто крупными буквами написано: «Я идиот! Обманите меня! Ограбьте! Дайте мне в морду! Вставьте мне в жопу!»

Как я мог его отпустить? Он же без меня не может даже чай нормально заварить и не обжечься. Он не засыпает, пока не подержит мой палец во рту, Драко, Драко… Как?! Я?! Мог?! Его?! Отпустить?!

А как я мог его удержать? Силой? Приказать? Чтобы он до конца своих дней оставался со мной? В качестве кого? Моего подопечного? Иждивенца? Любовника? Моей самой любимой игрушки, сладкой попки, горячего язычка и глубокой глотки? И никогда не вспомнил бы о том, что когда-то был Малфоем?

Как я мог его отпустить?! Моего Драко?»

Гарри так резко спрыгнул с кушетки, что опрокинул ширму и перевернул витрину с медикаментами. Он подскочил к ошалевшему от такой прыти колдомедику и нетерпеливо застучал по столу ладонью:

— Бу-бу-бумага есть? Срочно! И перо!



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 04.05.2013, 16:15 | Сообщение # 8
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Эпилог.

Он мог бы преодолеть расстояние от Лондона до Парижа по линии Евростар всего за пару с небольшим часов и ужинать уже в каком-нибудь тихом кафе в Латинском квартале. Помнит он одну уютную закусочную, в которую его несколько раз приводила мама. Тёмно-шоколадные портьеры, марципановые медвежата и бычки в разноцветной блестящей фольге, букетик нарциссов в хрустальной пузатой вазочке, мамино бежевое платье, её волосы отражают свет розовых абажуров… Они едят прямо руками гречневые галеты с помидорами, сыром и гороховым пюре. И нет на свете ничего вкуснее! «А столовых приборов в этом заведении нет?» — строгий голос отца из-за спины и его весёлый взгляд…

Нельзя вспоминать. Не вспоминай, Драко, не смей! Ты теперь это умеешь.

Лутон невозможно было терпеть. Из Лутона надо было как можно быстрее улетать!

У Драко начался жар, его зазнобило, мышцы напряглись от лёгкой судороги: верный вестник приближающейся нервной горячки. Надо срочно выпить лекарство! Кажется, он пропустил один приём. Чёртовы таблетки! Как надоели!

Он наклонился к сумке, лежащей в ногах, и начал растерянно искать по её многочисленным карманам футляр с лекарствами. Разнервничался, повыкидывал половину вещей на пол. Где же, ну, ну, где?

Большая дорожная сумка бухнулась рядом с ним на сиденье. Розовая.

Гарри тяжело плюхнулся по соседству:

— Малфой, я весь Лутон обегал! – он вытер пот со лба и распахнул куртку, словно веером помахал ладонью на ворот расстёгнутой рубашки. – У нас регистрация завершится через двадцать минут. Где тебя носит?

— Нигде. Я тут, — промямлил Драко. Он переводил растерянный взгляд с запыхавшегося Поттера на его сумку цвета игрушечного поросёнка. – Вот таблетки не найду. Какая регистрация?

— Это невозможно! – Гарри закатил глаза и принялся бросать малфоевские вещи с пола обратно в сумку. – Регистрация рейса! Мы же летим? Или не летим? – он, с опаской оглянувшись по сторонам, вытащил волшебную палочку, помахал ею возле Драко. – Всё. Лекарство считай, что принял. Что ты прирос к полу? Я всего лишь поддал тебе лечебной магии, а не приклеил твои ноги!

Драко опасливо улыбнулся:

— Мы? Гарри, ты сказал «мы летим»?

Поттер молчал. Смотрел Драко в глаза. Просто стоял напротив него. Нет! Рядом, близко!

Поттер очнулся. Начал собирать вещи в охапку, потащил Драко за руку, ворча на ходу:

— Могу я хоть иногда взять отпуск? На месяц. На полгода. Как получится. Ну да, работа. А что поделать? Я устал. После Хогвартса не отдыхал ни разу. У меня голова болит. Министерский колдомедик так под моим заявлением министру и расписался: аврору Поттеру срочно необходим длительный отпуск. Бруствер хотел меня отправить на Мальту за счёт Аврората, но я сказал, что хочу уехать в какую-нибудь глушь и никого не видеть.

Драко внезапно затормозил, выдернул свою ладонь. Гарри напрягся, опустил сумки.

— Нет, — покачал головой Драко. У Гарри всё обмерло внутри. – Нет, Поттер! Я передумал! – решительно насупился он. — Этот поросячий розовый цвет мне не нравится. И он действительно маркий. Перекрась, — повертел он головой и заговорщически понизил голос, — чемодан, свою сумку и мои кроссовки, а? Мы же стильные английские ма… мужчины? Верно? И почему ты, Гарри, снова небритый?



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
RubliowskiiДата: Воскресенье, 05.05.2013, 00:15 | Сообщение # 9
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
Можно было бы легко отречься от эмоций, если бы это было написано плохо, но написано просто великолепно. Всё как нужно и ничего лишнего, даже окончание наступило вовремя. thumbup


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Розовый чемодан (~ГП/ДМ~миди~NC-17~закончен~Smaragd~)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: