Армия Запретного леса

Суббота, 21.04.2018, 09:05
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » "Второе дыхание" (ГП/ДМ, макси, нц17, романс, замёрз)
"Второе дыхание"
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:51 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Название: Второе дыхание
Автор: Гарри Autumn
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/ДМ (основная), РУ/ГГ (второстепенно), АД/ГелГ (второстепенно)
Размер: Макси
Статус: в процессе
Жанр: romance, angst, drama, first time
Размещение:с моего разрешения
Отказ: Все принадлежит Джоан Роулинг
От автора: Видение характеров - лично мое. Не будет аристократа Драко, стервы Джинни, глупого и наивного Гарри и т.д. Сильный Гарри, Гарри-актив.

Саммари: Когда перед тобой такое огромное лето и бесконечность впереди... Будет ли все хорошо?
(Саммари недавно поменяно)


Сообщение отредактировал Гарри_Autumn - Суббота, 27.07.2013, 16:55
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:51 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
И люди жалеют и плачут ночами
О том, как могли бы они сейчас жить.
И сходят с ума, обливаясь слезами,
И души свои начинают губить.
А души кричат и молят о пощаде,
Глубокие раны под сердцем хранят,
И видно лишь боль в затуманенном взгляде:
Порезы кровоточащие саднят.
(с). Драко Winter

"С чего и в какой момент все началось, они сами не поняли. Но лучше всего начать рассказ именно с этого момента, потому что это утро и есть то самое начало новой, необыкновенной жизни. Однако до нее было еще далеко, потому что ничто не могло пройти бесследно".

— Да, начинаешь чувствовать масштаб трагедии, — заметил Рон, открывая какую-то дверь и пропуская Гарри и Гермиону.
«Сейчас я почувствую счастье», — думал Гарри. Однако усталость затмевала другие чувства, и только боль от утраты Фреда, Люпина и Тонкс пронзала его на каждой ступеньке, как входящий в тело нож. Сильнее же всего он чувствовал колоссальное облегчение и желание спать. Но прежде нужно было объяснить всё Рону и Гермионе — они так долго были его верными соратниками и заслужили всю правду.

Но и объяснения, и сон пришлось отложить до неопределенного времени. Только в голову Гарри пришли мысли о необходимости разговора, с которым не стоило бы, если честно, временить, чья-то рука неожиданно цепко ухватила его чуть выше локтя. Резкость движения заставила расслабившегося парня представить позади себя толпу освободившихся Пожирателей Смерти и даже неведомым образом второй раз возродившегося Волан-де-Морта... Да, война стала сказываться на его нервах, делая Гарри излишне осторожным. Поэтому он, не медля, развернулся лицом к опасности, выхватив из кармана волшебную палочку. За спиной его ждал (какая радость!) всего лишь младший Малфой. Но эта «радость» все равно не была полной, потому что тот и не думал отпускать руку Гарри из своего захвата. И во время резкого разворота (парень почувствовал боль в вывернутой конечности.
- Ауч! - Гарри сумел-таки вырваться.
Перепуганные Рон и Гермиона уже направляли палочки в сторону бывшего противника, который мог оказаться вовсе и не бывшим. Тот и не думал пугаться, снова крепко сжав многострадальную руку, неожиданно потянул Гарри на себя и начал что-то быстро и сбивчиво тараторить. Это было абсолютно не похоже на привычное растягивание слов, и Гарри не сразу понял, что Малфою, собственно, от него понадобилось.
- ...ты должен... не можешь... тебе надо пойти и сказать им...
- Черт! Говори нормально или проваливай отсюда и дай нам наконец отдохнуть. Благодаря вам у нас случилась не слишком спокойная ночка!
- Я говорю совершенно нормально! Ты должен вернуться в Большой зал, сказать им... мракоборцам... они нас арестовывать будут.
- И правильно сделают, кстати. А ты думал, что вас просто так отпустят? - вскинулся Рон, едва найдя слова. – Или ждешь, что тебя еще и похвалят и орден Мерлина на шею повесят? - он явно считал поведение Малфоя наглостью, выходящей из любых рамок.
Гермиона просто выжидающе переводила взгляд с Малфоя на друзей, не опуская палочки и не желая ничего решать сама. Бедная девушка едва держалась на ногах и была не в силах, в случае чего, вмешаться.
- И вообще, как ты от них удрал, раз они уже там?! – подозрительно спросил Рон.
А Гарри не успел ничего ни спросить, ни ответить: в другом конце коридора замелькали ярко-алые мантии стремительно приближающихся людей. Спустя несколько мгновений сразу три пары рук схватили Малфоя за края одежды, а к груди была приставлена палочка. Тот попытался вырваться из сильных рук, но у него ничего не получилось: опытные мракоборцы, каждому из которых было уже за сорок, привыкли к оказывающим сопротивление преступникам. Поняв это, Малфой перестал брыкаться, но, в то же время, и не думал выпускать руку Гарри, он еще сильнее сжал ее, будто говоря, что не собирается никуда идти без него. Мракоборцы вопросительным взглядом уставились на растерянного Поттера. Старший из них уточнил:
- Это Драко Малфой? Мы не ошиблись?
- Да, это он, но...
Гарри почувствовал себя адвокатом, от слов которого зависела судьба человека. Он никак не мог собраться с мыслями, его неудержимо клонило в сон, но, вспомнив помощь матери Малфоя, которой он был обязан своей жизнью, Гарри наконец справился с собой. Выйдя из оцепенения, обратился к мракоборцам:
- Мне нужно с вами поговорить... Пойдемте в Большой зал... Его родители еще там? Я вам должен кое-что рассказать... - Гарри соображал, что будет им говорить.
Потом, заметив, что смущенный и усталый Рон поддерживает за талию Гермиону, находящуюся в полуобморочном состоянии, он добавил:
- А вы идите, отдыхайте. Я сам во всем разберусь.
Рон с благодарностью кивнул и, бросив задумчивый взгляд на Малфоя, развернулся и практически потащил Гермиону к портрету Полной Дамы. Мракоборцы расценили это как сигнал к активным действиям. Они потянули малолетнего Пожирателя обратно в сторону Большого зала. Малфой, видимо, добился, чего хотел, поэтому отпустил руку другого парня, безмолвно позволяя мракоборцам тащить себя, куда им вздумается. Гарри следовал за ними. В руке, в том месте, за которое держался Малфой, ощущалось какое-то покалывание... Как тогда, в лавке Оливандера, когда он впервые прикоснулся к своей волшебной палочке, ощутив ее волшебную энергию.
Гарри задумался над таким сравнением, задрал порванный рукав: выше локтя красовался синяк средней яркости. Синяков на теле было и без того достаточно, и он подумал, что выглядит не самым лучшим образом.
Потом мысли вернулись к более насущным проблемам. Гарри спрашивал себя, правильно ли он поступил. Может быть, тот все же заслуживал Азкабана? Помогла-то Гарри Нарцисса, а не ее сын. Намерения Малфоя по отношению к нему в Выручай-комнате были очевидны. Обязан он только его матери. Хотя она, скорее всего, будет думать не о себе, а о сыне. Убедился в этом удалось совсем недавно.
Гарри изучающе посмотрел на Малфоя-младшего. Неестественно бледный, уставший, очевидно, не меньше Гермионы. Еле передвигается, да и то только с помощью нецеремонящихся мракоборцов, пребывая в беспокойстве за свою судьбу, которая решалась в эти минуты. Одет в недешевую одежду, хоть и порванную в пылу битвы, замаранную грязью и пеплом. Да и прическа, всегда до тошноты аккуратно прилизанная, теперь оставляла желать лучшего. Более ничего примечательного.
В Большом зале еще не спало всеобщее оживление. В дальнем углу Гарри заметил красное пятно из плотно обступивших кого-то мракоборцев. Малфоя-младшего повели туда же. Последовал громкий женский вскрик: это Нарцисса Малфой увидела сына и принялась что-то яростно доказывать сразу всем собравшимся. Люциус молча стоял рядом с женой и выжидающе смотрел на мракоборцев. Один из тех, кто сопровождал Драко Малфоя, обратился к пожилому и более солидному коллеге:
- Мистер Кроуфорд... тут такое дело... Видите ли, мистер Гарри Поттер нам заявил, что хочет рассказать что-то... Очевидно, это имеет отношение к Малфоям.
С десяток пар глаз устремились в сторону стоящего позади Гарри.
- Рад приветствовать... Что вы хотели нам сообщить, мистер Поттер? - удивленно спросил Кроуфорд.
В голове словно мелькнула яркая вспышка, и он вдруг вспомнил, кто это. Ведь Поттер уже много раз слышал о нем: Джеймс Кроуфорд в последние годы, до смены власти в Министерстве, занимал должность Главы всех мракоборцев. Гарри понял, что от его следующих слов зависит многое. Он взглянул на Малфоев: все трое неотрывно смотрели на него, что заставило немного смутиться.
- Ну-у... Я... То есть, я думаю... - начал растерянный парень. Говорить с Волан-де-Мортом было и то проще, чем оправдать Малфоев. Дело даже не в дефиците хороших дел. - Что не стоит их арестовывать. Вернее, не стоит арестовывать миссис Малфой... и Драко тоже, и... - тут Гарри понял, что для освобождения Люциуса нет никаких причин. - Я знаю, что у миссис Малфой не было метки и... – затем он вкратце рассказал про то, как женщина помогла ему, не выдав Волан-де-Морту.
- А Драко мы почему должны освободить?
"А может быть, и не должны?" - Гарри припомнились все высокомерные слова школьного врага, ясно дающие понять, что его взгляды на вещи и его мировоззрение были сходны со взглядами Волан-де-Морта. Перед мысленным взором предстала Кэти Бэлл, которой замыслы Малфоя чуть не стоили жизни, и отравленный Рон. Гарри хотел было уже сказать, что причин для помилования Малфоя нет и не может быть... Но потом нахлынули воспоминания другого рода: отчаявшийся из-за непосильного задания шестнадцатилетний юноша, рыдающий в туалете и жалеемый Плаксой Миртл; Астрономическая башня - день смерти Альбуса Дамблдора, опускающаяся волшебная палочка, зажатая в трясущейся руке; Малфой в своем поместье, явно узнавший Гарри, но почему-то не выдавший - неизвестно, сколько бы тогда оставалось ему жить... Обрывки этих и еще десятка других воспоминаний последних двух лет сложились в твердую уверенность.
Гарри вернулся из своих воспоминаний и уже по-иному посмотрел на парня, ожидавшего своей участи, и вдруг по его лицу, отстраненному и не выражающему ни толики надежды, понял, что тот уже готовится к Азкабану. Видимо, Малфой-младший посчитал, что Гарри ничего уже не собирается говорить в его защиту. А ведь он, наверное, может все исправить, так как именно у него есть на это множество шансов. К тому же, к мнению победителя Волан-де-Морта наверняка все прислушаются. Если же нет... Гарри необыкновенно ясно вспомнил ужас и гнетущее чувство обреченности, которое вызывают дементоры, в своей властью над эмоциями и всей душой одни из ужаснейших магических существ, припомнил рассказы о людях, сходящих с ума в Азкабане, и понял: если он не избавит своего сокурсника от такого безрадостного будущего, то будет терзаться этим всю жизнь. Еще не потерявшие четкости, не сглаженные усталостью воспоминания о фактах пожирательских злодеяний отошли вдруг на второй план.
В зале на Гарри почти перестали обращать внимание, что он исправил одной лишь фразой:
- Причины на это есть.
И он рассказал им все, что могло бы помочь: что у Малфоев не было другого выбора, что он боялся за родителей, являлся несовершеннолетним, когда принимал метку, и был попросту не способен на убийство. Также, по мере возможности, умолчал о некоторых фактах, которые, возможно, могли бы скомпрометировать Пожирателя. Он старался изо всех сил.
После того как юноша замолчал, в зале повисла напряженная тишина. Прервал ее Кроуфорд.
- Не спорю, это очень веско...
Гарри облегченно вздохнул, но...
- …Но нам придется опросить его с использованием Сыворотки правды. На предмет непростительных.
"Че-ерт!"
Как же он забыл... Почти "Круцио" на шестом курсе... Даже его могут засчитать. Империус к Розмерте. И, может быть, что-то еще, чего он не знает. Но ведь и они с Роном и Гермионой не гнушались использовать Империус, когда у них не было иного выхода из критической ситуации.
И у Драко Малфоя, возможно, не было выбора – Гарри вдруг отчётливо это понял. На Метку и на задание он сам соглашался или это было не до конца его решение? Возможно, сложное переплетение обстоятельств давило на него, и Малфой сам понимал это, предпочитая списывать все на свою волю? Но он ‒ Пожиратель смерти, и его не простят и не отпустят просто так. «Не было другого выхода» - не аргумент для тех, чьи семьи пострадали от рук безжалостных последователей Реддла.
«Что же делать?!»
Выход нашёлся сам собой. О нет, только-только на горизонте забрезжил свет мирной жизни. Но и она оказалась миражом. И все потому, что Гарри сам решил пойти на обман своих бывших союзников ради свободы Пожирателя.
Первым делом надо было состроить невинные глаза и для начала заговорить союзникам зубы, отбросив метания.
- Послушайте, господин Главный мракоборец...
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:52 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 1

- Послушайте, господин Главный мракоборец... Я знаю, что ничего такого, слишком серьезного, не было, никаких непростительных и убийств. Так что даже если вы его допросите, то ничего не найдете. - Гарри увидел, что Малфой смотрит на него с чуть заметной злостью и подозрением, поэтому поспешил продолжить, стараясь выглядеть при этом как можно спокойнее: - Но, перед тем как вы заберете его в Министерство, могу я недолго переговорить с Драко наедине? Мне просто очень нужно выяснить у него кое-что о... - Гарри напряженно соображал, что соврать, - Ну, это долгая история... - И мракоборцы, и Малфои непонимающе смотрели на него, а Кроуфорт удивленно предложил:
- Так пойдемте с нами, мы его сразу же допросим, и вы зададите свои вопросы.
- Понимаете, мне хотелось бы прямо сейчас... - Гарри показательно зевнул. – Чтобы потом сразу отправиться спать, а то после такого дня, - он обвел взглядом полуразрушенный в сражениях главный зал Хогвартса, - боюсь, еще и Министерства мне не выдержать.
Мракоборцы понимающе закивали и отпустили Малфоя, который на нетвердых ногах приблизился к Гарри. Тот не раздумывая, двинулся к выходу из зала. Малфой шел сзади.
- Только не задерживайтесь долго, мистер Поттер, и не выпускайте его из вида. У нас еще много работы, - сдержанно бросил им вслед кто-то из мракоборцев.
Перед самым выходом Гарри оглянулся. Министерские уже не смотрели на них, разбираясь со старшими Малфоями. Что и сомневаться, они всецело доверяли человеку, несколько часов назад уничтожившего главную угрозу их спокойствия и жизни.
Поттер спешно шел по коридорам замка. Малфой сперва молча следовал за ним, очевидно, думая, что он просто хочет отойти подальше от Большого зала, чтобы спросить его о чем-то. А когда стало понятно, что ничего, связанного с разговорами, у того не планируется, обратился к Гарри, окликнув его:
- Поттер, может, объяснишь, чего задумал?
Гарри, не оборачиваясь, коротко бросил:
- Увидишь.
Времени у них было в обрез: долго мракоборцы ждать не будут и скоро отправятся на поиски. Гарри старался идти как можно быстрее, проклиная, сам до конца не понимая кого или что. Из-за спины доносилось тяжелое от быстрого шага дыхание Малфоя, больше не пытавшегося заговорить с ним.
Когда они поднялись на седьмой этаж и направились к одной из башен замка, не осталось сомнений в цели их пути. Даже по дыханию Малфоя Гарри понял, в каком недоумении находится его спутник.
В гостиной Гриффиндора не было ни души. Гарри на мгновение замешкался, запнувшись о распоротый режущим заклинанием красно-золотой пуфик, после чего поспешил вверх по лестнице. Заглянув в спальню шестикурсников, покинутую им почти год назад, Гарри остановился, удивленно уставившись за крайнюю кровать. Малфой резко налетел на его спину и громко чертыхнулся. Гарри, даже не подумав, что делает, беспокоясь только о необходимой тишине, одной рукой ухватил ее нарушителя за худое плечо, а второй - прикрыл ему рот. Уже потом до него дошло, что они не до такой степени близко знакомы, чтобы позволять себе подобные прикосновения. Это же не Джинни или Рон и Гермиона. Он бросил Малфою предупреждающий взгляд и быстро убрал от него руки, спрятав их в карманы.
Гарри оглядел спальню. Затем, бесшумно ступая, приблизился к кровати, на которой, так и не переодевшись, в обнимку заснули Рон и Гермиона. Он осторожно вытащил из-под бока подруги ремешок сумочки и заглянул внутрь, шепотом произнеся заклинание «Люмос». Осторожно порылся внутри, пока не обнаружил общие на троих деньги, которых осталось достаточно много: егерей, которым случалось изъять сумку у владелицы, они не заинтересовали. Гарри положил чужую вещь на место, предварительно забрав большую часть общих денег, для приличия оставив немного средств друзьям. Он надеялся, что этих средств ему хватит.
Спустя полминуты на выходе из гриффиндорской гостиной Гарри вытащил из кармана легкую серебрящуюся мантию.
- И что дальше? - осведомился Малфой с такой интонацией, словно ему безразличны действия Гарри. По его виду можно было сказать: он разочарован, что обратился за помощью.
- А дальше вот что: мы прячемся под мантию, идем за территорию школы и трансгрессируем отсюда к чертовой матери.
- ЧТО?! Поттер, более дурацких слов я от тебя не слышал!
- Дурацких? Ты что, хочешь отправиться в гости к дементорам? На всю жизнь? За Империус тебя посадят именно на такой срок. - Гарри знал, что будет не просто, но все равно начал злиться, про себя отсчитывая потерянные секунды.
- Но это! Всю жизнь мы не сможем от них прятаться, рано или поздно нас поймают, и тогда будет еще хуже! Даже если получится скрываться долго, то такая жизнь будет не намного хуже тюремных будней. И вообще, на черта тебе это нужно? - Малфой явно был не рад, что связался с этим.
- Ты сам меня попросил.
- Я рассчитывал не на ТАКУЮ помощь! - Малфой перешел на крик.
- Да тихо ты. Хочешь, чтобы сюда сбежались? А как я еще могу предотвратить твой допрос? Сейчас надо действовать - подумаем потом. Сейчас именно такая ситуация, не спорь. Все, пошли.
Малфой несколько мгновений неподвижно стоял, нахмурив брови. Потом решительно подошел к псевдопомощнику.
- Посмотри на меня, - сказал Малфой с тихим недоумением.
Гарри вздрогнул от неожиданности и нахлынувшего чувства дежавю. Во рту отчего-то стало горько. Он посмотрел в растерянные глаза Малфоя, глядящие в его собственные. Поттер постарался выглядеть перед сомневающимся кандидатом в узники Азкабана уверенным, каким на самом деле сейчас был. Зрительный контакт длился несколько долгих секунд, после чего он заметил, что Малфой что-то для себя узнал по его глазам и выглядел уже более уверенно, когда брал в руки мантию-невидимку и накрывал ею их обоих.
Они успешно миновали все коридоры Хогвартса, обходя разваленные стены, потом незамеченными пробрались мимо входа в Большой зал, из которого уже начали выбираться мракоборцы. Хранители правопорядка с растерянно-настороженным видом оглядывались по сторонам, скорее всего, в поисках задерживающихся магов. Удачно, что коридор здесь был достаточно широкий, чтобы можно было спокойно пройти, не задев никого из них. Перед самым выходом Малфой на секунду замешкался, оглянувшись назад, при этом чуть не стянув с идущего впереди Гарри мантию-невидимку. Тот с недовольством прошипел Малфою что-то нечленораздельное, после чего они оба вышли в раскрытые ворота замка, в последний момент услышав изнутри школы крик. Гарри с Малфоем, не сговаривались, уже бегом направились к зоне, где была возможна трансгрессия. Мантия лишь чудом не слетела с них.
Выбежав за ворота, Гарри схватил спутника за руку и, не заметив ничего подозрительного вокруг, не задерживаясь, трансгрессировал их обоих в первое пришедшее на ум место. В последний момент он услышал испуганный голос Малфоя, прерванный сработавшей трансгрессией.
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:52 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 2

Молодая девушка от неожиданности потеряла равновесие и чуть не упала, вовремя найдя опору в выступе старинного дома. Гарри почти безразлично извинялся, а ударившийся локтем Малфой потирал ноющее место и негромко бурчал. Выглядывая из-под своих насквозь промокших зонтов, прохожие недовольно зыркали на двух неловких юношей в странной и неопрятной - словно после драки - одежде.
Не слишком удачная трансгрессия вынесла беглецов на одну из самых оживленных улиц Бристоля.
"Просто чудо, - думал Гарри, - что никто не заметил, как мы появились здесь, будто из ниоткуда".
С неба хлестали холодные струи воды, ноги намокли, а люди в спешке шли по тротуару, так и не заметив чуда, которое произошло у них перед носом. Поттер усмехнулся, вспомнив солнечную погоду в окрестностях Хогвартса.
Когда они направились по улице вперед, он, нахмурившись, поинтересовался о том, что случилось возле ворот Хогвартса.
- Я заметил какую-то рыжеволосую женщину в темной мантии. Она услышала наши шаги и произнесла заклинание: я видел красную вспышку и луч заклинания. Она произнесла его сразу после того, как мы сняли мантию перед трансгрессией... - на бледном лице, по которому стекали прозрачные капли, выражалась озадаченность. Губы судорожно искривились, словно Малфой съел что-то острое. Он отвечал по существу, без лишних слов.
- Ты знаешь ее? Может, видел раньше?
- Мне сразу показалось, что я ее видел. Не могу вспомнить точно, что мне кажется, что она из... наших... - губы Малфоя нервно дернулись, а он сам запнулся о бордюр, - но не приближенных к нему, потому что я ее плохо помню.
- И что она хотела нам сделать? И зачем?
- Не знаю... Но если она Пожиратель смерти, значит, ей удалось сбежать, и она вернулась в Хогвартс... - Малфой замолчал, будто ему было сложно продолжать.
Гарри тоже испытывал некоторую неловкость, разговаривая с таким собеседником.
"Вернулась, - продолжил про себя Гарри, - чтобы отомстить за падение своего Лорда его непосредственного виновнику, то есть мне. Очень необычно. Теперь придется прятаться и от друзей (которыми можно было условно считать и мракоборцев), и от врагов".
Одежда к этому времени насквозь промокла, и настроение у Гарри скатилось к отметке "отвратительно". Они решились наконец поинтересоваться о ближайшей гостинице. Старик, к которому они обратились, что-то прокричал - оба парня не расслышали его сквозь шум воды - и махнул рукой в сторону, где вдалеке виднелось белое здание с вывеской "Рамада". Хотя бы здесь удача улыбнулась им.
Ускорив шаг, они довольно быстро приблизились к отелю, но застыли в нерешительности перед парадным входом. Гарри вспомнил о том, что в отелях необходимо предъявлять паспорт. Но своего у него нет, да и опасно было бы регистрироваться под своими настоящими именами, поэтому Гарри несколько мгновений стоял, вытирая мокрое лицо не менее мокрой ладонью, уже видя перед собой все перспективы жизни на улице. Они с друзьями провели так весь последний год, но тогда у них хотя бы были палатки.
Подставлять кого-то из друзей просьбой скрыть их на время Гарри не хотел, поэтому сразу отбросил такой вариант. Он продолжал стоять в задумчивости.
Малфой сначала удивленно смотрел на Гарри, но потом отвернулся, так ничего и не спросив. Гарри подумал над тем, возможно ли применить к служащему отеля заклинание, чтобы их беспрепятственно пропустили в номера. На ум пришло только заклятие Империус, но у них сейчас не совсем крайний случай.
В следующее мгновение его внимание привлек небольшой газетный киоск, способствовавший появлению новой идеи. Гарри подошел туда, разбрызгивая ботинками воду в лужах, и купил первую попавшуюся на глаза газету. Малфой с наигранным интересом рассматривал маггловские издания, краем глаза следя за своим бывшим однокурсником. Гарри огляделся по сторонам и, выхватив взглядом облезлую скамеечку, сел на нее, одновременно с этим вытаскивая Бузинную палочку, которую так и не успел уничтожить.
- Что ж, не только же всем из-за тебя убивать друг друга, - негромко сказал сам себе Гарри. - Может, для чего полезного сгодишься.
- Что? - Малфой не расслышал.
- Да ничего. Ты давай, встань и загороди меня. Я немножко поколдую. - Малфой встал прямо перед ним и начал пялиться на палочку, что слегка раздражило ее хозяина.
Гарри с небольшими усилиями трансфигурировал два вырванных из газеты листа бумаги во что-то более-менее похожее на корочки от паспортов, а затем применил к ним заклятие иллюзии. Хитрость должна была сработать.
- Точно, без паспортов мы туда не попадем, - говорил идущий сзади Малфой. - Как ты их заколдовал? И какие там имена?.. - Но вдруг, когда они уже поднимались по ступенькам к дверям, его голос прервался. Гарри развернулся и увидел: побледневший еще сильнее прежнего Малфой, не удержав равновесия, цеплялся за перила парадного входа отеля, медленно, но верно сползая на пол. Гарри был тоже недалек от подобного состояния, но он, выругавшись сквозь зубы, попытался поднять Малфоя с мокрого пола. Тот упорно не хотел подниматься, а только смотрел на пыхтящего Гарри расфокусированными глазами. Раздраженному парню стоило значительных усилий с грехом пополам поднять его и завести в пустой и просторный красно-белый холл отеля. Возле порога блестела лужа натекшего дождя, а за большим красным столом, расположенным посередине помещения, сидела полная женщина, укутанная во множество слоев одежды, словно на улице было не начало лета, а самая настоящая зима.
Услышав шум, она подняла приветливый взгляд на зашедших, но, увидев, что один из молодых людей находится в полуобморочном состоянии, воскликнула и соскочила с места:
- Господи. Что с ним... - она получше их разглядела, - …с вами случилось? Я сейчас вызову врачей... - администратор потянулась к трубке телефона.
- Стоп! Не надо врачей. Поверьте, с ним ничего серьезного, простое переутомление. Лучше быстрее проводите нас в номер, желательно одноместный, - Гарри подумал, что в их ситуации им надо держаться близко друг от друга из-за большой вероятности опасности. Одетая не по сезону женщина закивала и, что-то быстро лопоча, поспешила вверх по лестнице, делая призывающие взмахи рукой. Гарри, на плечах которого висел Малфой, державшийся за него слабеющими руками, поднимался за администраторшей отеля вверх по ступеням.
Наконец, оказавшись на третьем этаже, они вошли в предназначенный для них номер. Гарри сразу же свалил на аккуратно заправленную постель, что стояла у окна, Малфоя, оказавшегося неожиданно тяжелым, несмотря на свою кажущуюся худобу. Утепленная женщина, напоследок поинтересовавшись, может ли она им чем-то помочь, робко удалилась, быстро поняв, что она здесь лишняя.
- А как же деньги? Мы же должны зарегистрироваться! - опомнившись, прокричал ей вслед Гарри.
- Зайдете завтра. А сейчас - отдыхайте, - мягким голосом разрешила женщина, захлопнув за собой дверь.
Гарри стянул с себя одежду и, высушив ее простеньким заклинанием, скинул в какое-то кресло. Потом он задернул шторы и повалился на противоположный от Малфоя край кровати, предварительно сдернув покрывало со своей части и забравшись под одеяло. Он хотел было уже закрыть слипающиеся глаза и погрузиться в такое долгожданное забытье, заслуженное после самого длинного в жизни дня…
Гарри дернул одеяло на себя, при этом неизбежно потревожив лежащего рядом Малфоя. Тот даже что-то простонал сквозь сон. Поттер тут же вскочил в кровати, больно хлопнув себя по лбу, и бросился исправлять свою ошибку. Он приблизился к Драко и осторожно перевернул его с боку на спину, вместе с тем высушивая мокрую одежду одним взмахом волшебной палочки. После этого он подсушил еще и покрывало, на которое уже успела натечь вода. Малфой зашевелился во сне, и Гарри поднял взгляд на его лицо. Во сне губы юноши кривились, будто бывшему Пожирателю было больно. Потом он резко перевернулся со спины на живот и, зарывшись лицом в подушку, перестал дергаться. Гарри постоял над ним еще с минуту, а потом, не выдержав, завалился на кровать и закрыл глаза. Бузинную палочку он так и не выпустил из рук.

На следующее утро Поттера разбудил стук в дверь. Гарри громко попросил подождать немного, а сам тем временем быстро натянул на себя видавшие виды штаны и рубашку. И только потом, держа волшебную палочку за спиной, юноша осторожно приоткрыл дверь.
За дверью оказалась вчерашняя женщина-администратор. Сегодня она была одета в немного меньшее количество слоев одежды, а на лица по-прежнему сохраняла доброжелательное выражение. Гарри улыбнулся ей и вежливо поздоровался. Женщина в ответ сделала то же самое и спросила, нужно ли принести им завтрак в номер. Он бросил взгляд на кровать: Малфой так крепко спал, что его не разбудил ни стук в дверь, ни звук их голосов. Причем спал он, почти с головой укрывшись одеялом: очевидно, даже во сне Драко чувствовал утреннюю прохладу, проникающую в комнату сквозь неплотно прикрытые с вечера форточки.
Вдруг из-за задернутых темных штор донесся негромкий, но странный шум. Пожилая женщина, замерев, уставилась в сторону окна, а Гарри понадобилась всего секунда, чтобы догадаться об источнике звука.
- Спасибо за беспокойство. И да, попросите принести нам что-нибудь поесть, но не сейчас, а примерно через час, - и он захлопнул дверь.
Затем приблизился к окну и, раздвинув шторы, увидел за окном темно-коричневую сову, которая нетерпеливо барабанила в стекло. К лапке птицы была привязана небольшая записка. Ни у кого из знакомых Гарри такой совы не было, но все равно сомнений насчет того, от кого она, почти не оставалось.
Он открыл балконную дверь и вышел на небольшую площадку, увитую плющом. Однако сова не дала себя поймать, и, пролетев в открытую дверь, уселась на спинку кровати, прямо над головой Малфоя. Спящий юноша так и не проснулся, а лишь перевернулся со спины на бок, еще сильнее закутываясь в покрывало.
Обычно совы не отдают письмо кому-то, помимо адресата, так просто. Поэтому Гарри пришлось отобрать его у птицы с помощью заклинания. Сова сразу после этого вылетела из комнаты, как показалась Гарри, недовольная, хотя судить наверняка было трудно.
Гарри вышел на балкон, где было ощутимо светлее, чем в комнате, и, следовательно, удобнее читать письмо. Как он и предполагал, оно оказалось от мракоорцев. Из нескольких строк парень понял, что у тех сложилось ошибочное мнение по поводу их с Малфоем исчезновения. В своем письме они просили Пожирателя одуматься и вернуть обратно победителя Волан-де-Морта. Министреские придерживались официального тона.
Интересно, а что думают Рон и Гермиона? Гарри не представлял их реакции.
Несмотря на то, что дождь, если судить по уже подсохшим лужам, прекратился еще ночью, он быстро продрог. Почуяв запах дыма, Поттер заметил мужчину в теплом черном халате, стоящего на балконе соседнего дома. Тот курил сигарету, выпуская клубы едкого дыма, и пристально наблюдал за соседом. Гарри сообразил, что это, видимо, из-за его странной пернатой гостьи. Мужчина, поняв, что его заметили, приветственно кивнул мальчику и скрылся у себя в номере. Беглец проводил его задумчивым взглядом и, решив заняться делами насущными, тоже зашел в свой номер.
Для начала, пока Малфой не проснулся, надо было пробежаться по соседним магазинам и купить что-нибудь из одежды, потому что ту, которая на них сейчас, могла починить волшебница с навыками домашней магии примерно уровня миссис Уизли. Увы, но Гарри было далеко до нее, а Малфою, которого всегда обслуживали домовики, тем более.
Он выбежал на улицу, оставив на прикроватном столике записку, где сообщал, на случай, если Малфой проснется в его отсутствие, куда он ушел. Гарри бродил вблизи отеля в поисках магазина с одеждой. Наконец, найдя непримечательный магазинчик нужного профиля, он зашел внутрь и выбрал по две пары простых брюк и рубашек, а также по паре летних ботинок.
Одежду для Малфоя он подбирал примерно на свой размер, зная, что комплекция у них почти одинаковая. А вот насчет обуви возникли сомнения, но, в случае ошибки, всегда можно было уменьшить или увеличить покупки с помощью магии. Довольно удобно. Гарри подумал, что уже одно это стоило того, чтобы семь лет ходить на уроки Заклинаний.
Расплатившись, он побрел обратно в отель, размышляя о том, что им с Малфоем делать дальше. Когда Драко пришло письмо, Гарри понял, что ситуация складывается совсем не так, как он предполагал. Еще не хватало, чтобы всю вину за побег переложили на того, кому он пытался помочь. Ведь что же получается: так он только ухудшил дела младшего Малфоя? Гарри всерьез подумывал о том, чтобы написать в Министерство и соощить им, что именно он был инициатором побега. Но мракоборцы, скорее всего, решат, что написанное является подделкой Малфоя или что Пожиратель силой заставил победителя Темного Лорда написать письмо.
Да, их побег был слишком необдуманным решением. Но теперь ведь ничего не поделаешь. В одном Гарри был уверен точно: здесь, в пределах Англии, им оставаться было слишком рискованно. Трансгрессию в другую страну можно легко отследить в Министерстве магии, значит, этот вариант сразу отпадает. Варианты с портключом и каминной сетью - тем более. Оставался только маггловский транспорт.
Едва приблизившись к дверям отеля, Гарри начал подозревать что-то неладное. Он сжал пальцами Бузинную палочку и вошел в настежь раскрытую парадную дверь. Изнутри послышался звук разбившихся стекол. Поттер немедленно сорвался с места. В холле никого не было, но шум шел с верхних этажей. Перепрыгивая сразу через три ступеньки, Гарри взбежал вверх по лестнице, где, одним пролетом ниже их номера, махала руками и что-то кричала администраторша. А в открытой двери мелькали черные мантии…
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:52 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 3

Гарри, крикнув неистовствующей женщине спускаться вниз, преодолел последний лестничный пролет. На бегу он бросил заклятие обездвиживания в одну из темных фигур. Заклинание попало в цель, и фигура распласталась на пороге. Но второй человек уже нападал на Гарри, выпуская из своей волшебной палочки черный луч невербального заклинания. Тот применил Экспеллиармус, и его непобедимый Дар Смерти оправдал себя: Гарри уже ловил вылетевшую из рук злоумышленника палочку.
Внезапно снизу донесся женский визг. Парень обездвижил нападающего и прорвался в номер, который находился теперь в ужасном состоянии. Там оказался еще один неизвестный, так же как и те двое одетый в черную мантию и пожирательскую маску. Он стоял, прижав к стене полностью проснувшегося Малфоя, смотрящего на него глазами, полными страха. Палочка Пожирателя прижималась к шее Драко, из-за чего тот задыхался.
Когда Гарри оказался внутри, мужчина убрал палочку от Малфоя, обернулся в сторону вошедшего и произнес парализующее заклинание, которое Поттер успешно отразил с помощью щитовых чар. В то мгновение, когда Пожиратель выпустил его, Драко изо всех сил, хоть и несколько неловко, ухватил незваного гостя за широкую темную мантию, пытаясь свалить противника с ног. И он промахнулся при попытке послать в Гарри новое заклинание. Ярко-зеленый луч отлетел в сторону. Малфой продолжал держать Пожирателя, а Гарри разоружил его Экспеллиармусом.
Неизвестный казался теперь растерянным, стоял смирно и практически не шевелился. А Драко принялся стаскивать одной рукой с Пожирателя его маску. Когда лицо открылось, Гарри вспомнил, что видел этого мага пару раз в битве за Хогвартс. Но вот имени его он не знал. Поттер применил Ступефай, и Пожиратель ожидаемо рухнул, а Малфой смог наконец выпустить его мантию и на дрожащих ногах добраться до кровати. Он тяжело сел на нее, уставившись куда-то в окно.
- Что произошло? Они что-нибудь тебе говорили? Что им надо? - быстро закрыв дверь, накинулся с вопросами Гарри, продолжая боковым зрением наблюдать за Пожирателями.
- Да что за тупые вопросы?! - Малфой вскочил с места и взбешенным голосом заорал на полгостиницы. - Хотя да, действительно непонятно, что же надо Пожирателям от Гарри Поттера и от предателя!
Гарри от неожиданности чуть не выронил волшебную палочку. Конечно же, он не совсем это имел в виду, и Малфой намеренно все неправильно трактовал. Злость обжигающей волной прокатилась по венам, мешая думать. Внезапно захотелось применить к безоружному Хорьку какое-нибудь опасное для здоровья заклинание или отмотать назад последний день, чтобы после этого уже никуда с ним не сбегать. Но Гарри в очередной раз сдержался и лишь молча стоял, стиснув зубы.
В реальность его вернула начавшаяся за дверью суматоха. Он подскочил к двери и слегка приоткрыл ее. Там оказались магглы в полицейской форме и женщина-администратор, что-то объясняющая им. Гарри снова захлопнул дверь и понял, что комната пуста. Тогда он проверил ванную и балкон, но Малфоя нигде не было. Вновь подступила злость, и он, предусмотрительно прихватив с собой пакет с покупками, трансгрессировал на улицу, нисколько не беспокоясь, что его внезапное появление может быть замечено магглами. Малфоя не пришлось долго искать. Он стоял неподалеку от того места, где только что материализовался Гарри, и о чем-то сосредоточенно думал, не замечая появившегося рядом человека.
Вдруг раздалось сразу несколько хлопков трансгрессии возле входа в отель, прямо в нескольких шагах от парней. Девочка-подросток, проходящая мимо того места, истерично завизжала и выронила из рук мороженое. Гарри машинально скрылся за выступом стены. Малфой быстро метнулся туда же, врезавшись в него и невольно ойкнув. Поттер схватил того за запястье, зашипев ему на ухо какие-то предупреждения, а потом перенес их обоих в другую часть города.
Появились волшебники в каком-то пустом парке.
- Малфой, ты успокоился?
Тот молчал, но по его лицу – сжатые губы, покрасневшие скулы, было понятно, что это стоит ему больших трудов, и велика вероятность того, что их снова ожидает большой скандал. Поэтому Гарри предусмотрительно повременил с расспросами, сунув Драко свой пакет со словами:
- Нам надо переодеться. Я наложу чары, отпугивающие магглов.
Он поудобнее перехвалил Бузинную палочку и помахал ею в воздухе. Малфой с чувством, похожим одновременно на недоумение и на брезгливость, наблюдал за этими манипуляциями, а потом заглянул в пакет. Из него он достал одежду и, с недовольством посмотрев на Гарри, сказал:
- Отвернись.
Гарри про себя посмеялся, но все же отвернулся, безразлично пожав плечами и уставившись на грязную пустынную дорожку парка. Терпеливо ожидая, когда Малфой закончит, он стал мысленно перебирать возможные варианты их следующих действий. Таковых было немного. В любом случае выходило, что исчезнуть из родной страны надо было как можно скорее. И лучшим в их случае вариантом будет самолет – из-за своей быстроты, а также из-за того, что волшебники-мракоборцы вряд ли подумают о столь маггловском пути побега. Но Гарри не представлял, как к этому отнесется Малфой…
Сам объект его мыслей что-то задерживался с переодеванием, поэтому парень развернулся, желая поторопить его. Но Малфой уже был полностью одет. Он стоял, разглядывая с непонятным выражением лица что-то, зажатое в своей ладони. Что же это такое было, Гарри не заметил, потому что Драко почувствовал его взгляд и спрятал предмет в карман брюк.
- Я же не говорил, что уже переоделся, - бросил он, злобно сверкая глазами, но почти сразу успокоился и, сделав несколько медленных шагов в направлении Гарри, секунд пять изучающе смотрел на него.
Тому показалось, что Драко пытался увидеть в нем то, что никогда не замечал раньше. Удалось ему это или нет, юноша так не понял, потому что Малфой передал ему в руки ненужный уже самому пакет:
- Теперь твоя очередь.
- Ты тоже отвернись, - зачем-то сказал Гарри, несмотря на то, что не видел в этом необходимости.
Ведь ему не впервой было переодеваться при посторонних. Это было обычным делом в гриффиндорской спальне, если там не было в это время девчонок. А вот раздеваться посреди общественного места, даже при отвлекающих магглов чарах, было непривычно. Малфой молча отвернулся. Гарри натянул ботинки и брюки, но, не успев еще надеть рубашку, увидел краем глаза, что его ненужную просьбу уже не исполняют. Он пожал на это плечами, но ничего не сказал, лишь застегнул последние пуговицы.
Закончив с этим, он вкрадчиво сказал невозмутимому – как будто так и надо - Малфою-младшему:
- Теперь нам надо в аэропорт...
- В аэро... Куда?! – глаза мага, чья жизнь редко пересекалась с маггловской, изумленно расширились.
- В аэропорт. Ты что, не знаешь что это?! - удивился Гарри, но потом вспомнил, с кем имеет дело... А также вспомнил и о других чистокровных волшебниках, для которых даже были созданы уроки магловедения. Насколько он знал, Малфой на них не ходил.
- Это что-то маггловское? - угадал тот, нахмурив лоб. После их совместного побега Гарри не раз уже замечал, что Драко всегда, когда они перебрасывались репликами, не знал, в каком тоне вести разговор.
- Да... А ты знаешь, что такое самолеты?
- Знаю... ЧТО?
- Ты согласен, что нам нужно за границу?
- Мне нужно, а вот тебе не обязательно. Ты можешь возвращаться в Лондон или куда тебе вздумается, а я справлюсь сам, без твоей помощи, - голос Малфоя был напряженным, а на бледном лице появилась усмешка, которой последние часы там не наблюдалось - события не располагали. Эта усмешка была странная, словно говорившему было очень интересно услышать ответ, и этот ответ поможет ему решить для себя что-то важное.
- Как благородно... Как же, справишься ты, - было до странности непривычно обращаться к Малфою почти нормально, когда не было надобности отвечать на его вечные надоедающие придирки. Сейчас тот говорил без прежней издевки, кислым голосом, но с проскальзывающими нотками любопытства. - И что ты будешь делать?
- Нууу...
- Ну?
- Пожалуй, верно, что надо за границу... - Малфой задумался, нахмурив брови.
- И как ты собираешься это сделать? - Гарри плюхнулся на лавочку, предварительно очистив ее от грязи, и стал терпеливо ждать.
Он удивлялся сам себе: хоть он и успел соскучиться по своим друзьям, следовать совету Малфоя и возвращаться назад ему вовсе не хотелось. А еще сегодня-завтра должны состояться официальные похороны волшебников, погибших в битве против Волан-де-Морта. Там наверняка будет море слез близких и реки пафоса – искреннего, но ненужного - от официальных представителей Министерства. И то и другое трудно вынести любому.
А еще хотелось доказать что-то Малфою. Показать то, что Драко пытался увидеть в нем минуту назад. Хотя мнение этого человека было не так важно, ему нужно было успокоить свою совесть.
Малфой молчал, и молчание это затягивалось. Вероятно, он пришел к таким же выводам, что и Гарри. Он стоял рядом со скамьей, на которой устроился его бывший сокурсник, смотря вдаль остановившимся взглядом. На Гарри вдруг тяжелым грузом навалились воспоминания, в горле образовался комок, и стало нестерпимо больно. Ведь не ему одному Волан-де-Морт нанес жестокие раны, которые невозможно излечить. Драко война тоже безжалостно потрясла: отец, которого он, похоже, очень любил, опять в Азкабане; ему самому туда же дорога, как выяснилось; еще погибший Крэбб... Хотя Гарри и не знал, был ли Малфой сколько-нибудь привязан к своему школьному "телохранителю", но вряд ли семь лет бок о бок могут пройти бесследно.
Поэтому сейчас, глядя на человека, который периодически выводил его из себя много лет, Гарри ощущал необычное ощущение секундной эмоциональной общности... Быть может, когда-то им удастся наладить свои отношения, и Гарри сможет его простить за многое, а тот – его. Хотя он никогда не понимал, откуда же на самом деле взялась настолько сильная ненависть между ними, росшая с каждым годом, проведенным ими в стенах одной школы.
Он поднялся с места и приблизился к Драко и, положив руку на его мелко вздрогнувшее плечо, негромко пояснил:
- Я не для того сбегал от мракоборцев, чтобы потом отступиться и сбежать от тебя. Пошли, хватит здесь стоять.
- Кажется, я могу с ним согласиться, - будто сам себе сказал Малфой.
- Что?
- Давай, трансгрессируй меня в свой аэро... Ну, ты понял, - буркнул тот.
- Аэропорт, - терпеливо поправил Гарри.
- Это не важно, - сухо отозвались из-за плеча.
Гарри не представлял, где находится Бристольский аэропорт, но все же, не убирая руки с малфоевского плеча и сосредоточившись на мыслях о толпе людей и самолетах, он трансгрессировал их обоих.
- Черт, - с досадой выругался он.
Им вновь не удалось трансгрессировать незаметно: опять от их внезапного появления образовалась людская свалка. Правда, магглы вновь списали все на неосторожность молодых людей, которые так и норовят неожиданно выскочить из-за угла, не обращая внимания на других.
Парни отправились на поиски билетной кассы, постоянно оглядываясь по сторонам. Наконец-то она нашлась, и Гарри, прячась за скрывающим его Малфоем, наколдовал им нужные документы с липовыми именами. Затем он попросил у кассира билет на ближайший заграничный рейс, и тот, подозрительно оглядывая молодых людей из-под очков, сообщил им номер нужного рейса и вложил в ладонь Гарри два билета. Их самолет должен был вылететь через полтора часа.
Парни, не евшие очень долго, молча сидели в зале ожидания, пережевывали купленные в буфете булочки и запивали их чаем. Когда с едой было покончено, Малфой откинулся на спинку кресла. Ведь, несмотря на то, что проснулся он не так давно, все же чувствовал сейчас усталость. Немного помедлив, Драко хрипло позвал:
- Поттер...
- А?.. - Гарри оторвался от разглядывания авиабилетов, которые никогда раньше не держал в руках.
- Как ты думаешь, когда нас поймают – меня отправят в Азкабан? Если все так, тогда, на черта все это? – гомон толпы заглушал слова Малфоя, который сидел, уставившись в белый блестящий потолок, и нервно теребил край своей черной фланелевой рубашки.
- Мы сделаем все возможное, чтобы этого не случилось, - заверил Гарри, пряча билеты в карман.
- Но ведь все дело в том, что это невозможно, - продолжал Малфой без надежды в голосе. - Мне негде взять волшебную палочку... И я не смогу прятаться вечно, например, среди маглов, так как их жизни я почти не знаю... Как-то убедить мракоборцев не использовать Сыворотку? Не представляю, как это можно сделать!
- При настоящем желании и рвении можно сделать все! Их возможно убедить, если ты действительно...
- Ладно, все, не продолжай, - Драко выпрямился на сидении и сделал рукой останавливающий жест. - Это все я знаю. Но всегда проще сказать, чем сделать. У меня лично нет ни одной идеи...
- Мы придумаем, - Гарри и сам не знал, верить в свои слова или нет.
Малфой, видимо, понимал это, потому что между ними вновь возникла неуютная тишина. Потом Драко опять навалился на спинку кресла и хмуро задал еще один вопрос:
- Мне показалось, или ты не хочешь возвращаться?
Гарри задумчиво молчал.
- Ответь.
- Я не знаю. И да, и нет.
- Почему нет? - Малфой несколько напряженно смотрел на него, ему не терпелось услышать ответ, а Гарри опять замолк.
- Расскажи мне лучше о случившемся сегодня утром. Без криков! – наконец заговорил он.
Из горла Драко вырвался сдавленный смешок.
- В общем-то я тебе все уже рассказал, - нейтральным тоном ответил тот, при этом болезненно морщась. - Я еще спал, когда они ворвались и стащили меня с кровати. Потом они долбанули меня головой об стену и начали свои разглагольствования в духе "такого предателя как ты и убить мало!" и тому подобное, - он хмуро смотрел перед собой. - Чертовы фанатики! Такие не остановятся после первой неудачи…
Гарри инстинктивно оглянулся на гудящую вокзальную толпу.
- Если они такие преданные идеям фанатики, - на слове «идеям» он сделал особое ударение, выдающее свое пренебрежение к ним в полной мере, - то очень странно, что они были очень далеки от Волан-де-Морта, и ты их не знаешь.
В голову полезли нехорошие мысли и неопределенные подозрения. Поэтому юный волшебник смотрел сейчас прямо в глаза Малфою, ища подвох. В конце концов, надо было помнить, что он связался с человеком, который почти за все время их «знакомства» показывал себя отнюдь не с лучшей стороны. Он легко мог забыть, что Гарри Поттер помогал ему совсем не ради собственного удовольствия, и выкинуть штучку в своем духе.
На лице Малфоя заиграли желваки, зрачки расширились, а выражение лица стало непередаваемым. Люди оглядывались на странных парней и тихо перешептывались. А Гарри не понимал ни одного слова из его криков. Но, тем не менее, он прекрасно понимал, что с тем случилась страшная истерика, из-за которой он и сам не понимает толком, что кричит. Парень перепугался, не зная, как прекратить это, и думая, что могут подумать магглы о некоторых из реплик.
А тот, вконец охрипнув, бегом направился сквозь слегка испуганную толпу. Гарри машинально стал пробираться следом, хотя у него уже напрочь отпало всякое желание иметь дело с Пожирателем, не умеющим себя контролировать. Выбежав из зала ожидания, Малфой заскочил в уборную, громко захлопнув за собой дверь. Гарри дернул за ручку. Драко стоял у раковины, и вода огромным напором лилась из серебристого крана…
Гарри вспомнил шестой курс и закрыл дверь снаружи. Он тяжело прислонился к холодной мраморной стене и провел рукой по разгоряченному лбу. Пришла мысль, что он все же зря сказал те слова Малфою. Вдруг захотелось оказаться в Норе или Хогвартсе и завалиться в постель, забыв о проблемах в ближайшее время.
Огромные часы под потолком предупредили, что до вылета осталось совсем немного времени. Наконец вернулся Малфой. С его лица и рук капала вода. И, кажется, он не заметил Гарри, сразу направившись в неопределенном направлении.
Поттер не выдержал и тихо сказал:
- Извини, я не должен был тебя обвинять, - говоря это, он разрывался между двух огней.
Малфой вздрогнул и как-то обреченно проговорил:
- Он еще и извиняется. Можешь тогда и за свою помощь извиниться... – и продолжил путь.
Гарри на пару секунд пораженно застыл на месте, но смог справиться с собой, после чего поспешил следом.
- Ты куда?
- В Хогвартс... Нет, наверное, лучше теперь сразу в Министерство, - лениво, с неправдоподобным безразличием ответил Малфой.
- Какое еще Министерство?!
- Английское Министерство магии...
- Ты что, рехнулся? Или нет, хочешь в Азкабане с ума сойти? Вспомни, как кончают большинство его заключенных!
Но Малфой продолжал идти к выходу, нисколько не замедлив шаг. А на Гарри вдруг накатила апатия. Он просто развернулся в противоположную сторону и медленно побрел ко второму выходу, уже представляя, как встречается с друзьями... Как он оправдывается перед мракоборцами, и те его сразу отпускают... Как его встречает разъяренная Джинни, и в слезах говорит, что перепугалась за него, что волновалась все это время... И они, возможно, помирятся…
Гарри так задумался, что совсем забыл про Малфоя.
Порывистый ветер, который хлынул ему в лицо при выходе из здания аэровокзала, немного отрезвил. Гарри крепко сжал кулаки, находясь в абсолютной растерянности. Почему-то сделалось обидно, и не хотелось никуда трансгрессировать. Но и искать в толпе Малфоя было уже практически бесполезно. Понимая это, Гарри снова вышел на улицу и начал медленно продвигаться по улочке. В голове была путаница. Он не понимал, что его держит, и почему так сложно оказалось плюнуть на Малфоя и пойти заняться своими делами. Если уж тот сам не хочет бороться, то и ему не имеет смысла пытаться. К тому же, уже довольно поздно. Но оставался еще один, маловероятный выход: попробовать как-то отмазать Пожирателя, когда будет разбирательство его дела. В голову, как на зло, ничего не приходило.
С этими мыслями он шмыгнул в безлюдный переулок и трансгрессировал в Хогсмид, на заросшую травой дорожку, которая вела к Хогвартсу. Ветерок бросил прядь отросшей челки на глаза, и Гарри смахнул ее рукой. Когда уже вошедшее в привычку головокружение спало, метрах в двадцати от себя Гарри обнаружил застывшую высокую фигуру светловолосого парня. Прищурившись, он узнал этого человека, и застыл в оцепенении.
Малфой стоял спиной к нему, устремив взгляд на Хогвартс и опустив плечи. Они были на этой дороге одни, а находящийся рядом Хогсмид был на удивление пустынен. Только вдалеке у стен Хогвартса сновали черные точки, обозначающие людей.
Драко не шевелился, как и Гарри, неотрывно глядя на школу… Огромный старинный замок, пропитанный древними заклинаниями колоссальной мощи. Большая часть его загадок непостижима по сей день, даже при современном уровне развития магии. Эта величественная громада стала и станет домом для тысяч юных волшебников. А еще… Она может быть местом, где волшебники прощаются со своими жизнями и с жизнями близких, настоящей каменной гробницей, подобной могиле Дамблдора.
Трагедиям суждено предаться печати забвения, которую с годами наложит время. Но пока живы непосредственные участники, память тоже останется жива. Со слезами на глазах будут вспоминать тех бесстрашных, кто, забывая себя, в последний день Тьмы кинулся в кровавую бойню. Не прошло с тех пор и нескольких дней, и каждое воспоминание режет больнее наточенного ножа, проходящего между ребер, перехватывая дыхание, и пробегая морозной рябью по коже. И ведь не все так просто: не новый мир, не новая жизнь с преклонением перед теми, кто выгрызал эту победу у беспощадного врага. Победа потребовала большую цену, а поражение стало концом для тех, кто сам выбрал свой путь, и трагичной развязкой для тех, кто фактически не имел выбора, думая, однако, по-иному - но только в начале…
Голос Джинни прозвучал, словно чужой. Плечи обняли чужие руки. А сама она появилась из другого мира. Но то, что она оказалась именно сейчас в этом месте, словно почувствовавшая, что встретит его здесь, многое значило…
Высокая фигура, на которую смотрел Гарри, выпрямилась – Малфой развернулся на шум. Он пораженно поглядел на них, а потом быстрым шагом направился вдоль по дороге, поднимая ботинками пыль.
Наконец Джинни отпустила парня и перевела взгляд в туже сторону, что и Гарри. Ему хотелось исчезнуть отсюда, от каменной тяжести пережитого. Хотелось забыть и не вспоминать обо всем хотя бы неделю, а лучше - месяц или даже год. Отложить любые разбирательства на неопределенный срок. Не думать ни о чем или переключиться на что-то иное, не имеющее связи с теми вещами, которые навевает это место. И эти люди... Вон те, чьи темные фигуры виднеются вдалеке. И эта рыжая девчонка, которой лучше сейчас быть вовсе не с ним… Странно, что он не понимал этого еще вчера, когда после битвы еще оставался в Хогвартсе.
Захотелось исчезнуть прямо сейчас. Жаль, что не получилось сегодня улететь... Но Гарри верил, что всегда все возможно исправить.
Он оставил бывшую девушку недоуменно смотреть себе вслед и кинулся догонять удаляющуюся фигуру, которая шла не оборачиваясь. На полдороге Гарри оглянулся назад, на Джинни, но уже не чувствовал, что метается между двух огней. Малфой услышал шаги за спиной и глянул через плечо, после чего ускорился. Гарри пробежал вперед и преградил ему дорогу, заставляя остановиться.
- Давай все-таки... - Драко попытался обойти преграду, прошипев что-то вроде: "Когда ты уже отстанешь от меня?" Скулы у него покраснели, а выражение лица было жутко раздраженным. Он грубо оттолкнул Гарри.
Тот быстро поглядел по сторонам и, поняв, что отсюда еще можно трансгрессировать, перенес их с Малфоем на ту самую улочку Бристоля, откуда недавно исчез сам. Его спутник тут же отшатнулся в сторону:
- Черт! Я чуть не задохнулся! Можно было бы хотя бы предупредить, - он оперся спиной на стену какого-то полуразрушенного дома, даже не заметив, что камни довольно грязные.
- Ты бы не дожидался тогда, а сам бы куда-нибудь трансгрессировал...
Неподалеку от того места, где они сейчас стояли, загремел мусорный бак. Маги вздрогнули от испуга и синхронно обернулись на шум. Дорогу перебегала перепуганная рыжая кошка, которая, скорее всего, и была источником этих звуков. Гарри успокоился и привлек внимание Драко, который по-прежнему подозрительно косился на мусорный бак:
- Да чего я тебя все время уговариваю! Пошли уже. Сам же соглашался.
- Ну, ладно, если тебе так хочется, - Малфой с прищуром смотрел на своего спутника. - А почему ты помогаешь только мне... а другие Пожиратели нашего возраста... - он замолк, глядя из-под светлой челки, - Забини и Нотт, к примеру... у них тоже не было выбора, когда после шестого курса... - Он опять осекся. Опять эта неловкость.
Гарри понял, что Малфой опять на все согласен, и хотел было уже направиться к аэропорту, когда...
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:53 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 4

...Переулок осветил яркий сноп красных и зеленых искр, и за баками замелькали длинные черные тени. Первые заклятия пролетели мимо парней. Прошли всего какие-то доли секунды, они даже не успели ничего сообразить. Малфой с ужасом в глазах отлепился от стены, подался вперед, наступив Гарри на ногу, и они оба, через силу удерживая равновесие, чуть не повалились на асфальт. В попытке удержаться - падение сделало бы их еще уязвимее - мальчики судорожно схватились за одежду друг друга и так же вместе почти одновременно трансгрессировали. Несогласованное парное перемещение могло привести к печальным последствиям, вплоть до расщепления. Хоть бы им повезло…
Когда окружающий мир завертелся, смешивая свои краски, Гарри ощутил, что вектора его трансгрессии и трансгрессии Малфоя не совпадают и неумолимо тянут их в разные стороны. Чувство было такое, будто туловище разрывало пополам, а, меж тем, сил, чтобы отпустить Малфоя совсем не оставалось. Пальцы рук не желали разжиматься, дыхание перехватывало. Ногти Малфоя больно впились в кожу. В последние мгновения Гарри собрал всю свою магию и передал её импульсом внезапно ослабевшему Малфою. Интересно, почему тот перестал бороться? Ведь это, в их положении, насколько маг разбирался в такого рода магии, не могло привести ни к чему хорошему.
Попытка спастись имела успех, и обоих удалось вполне удачно перенестись в аэропорт, в тот самый туалет, где они уже были ранее. Малфой, отцепившись от дрожащего парня, с размаху сел на мраморный выступ у стены, тянувшийся между двумя белоснежными раковинами. Гарри чуть не последовал за ним, то есть на него, но успел ухватиться одной рукой за раковину, другой - за колено Малфоя, громко зашипевшего от боли. После этого Гарри ловко выпрямился. Малфой же в спешке раскраснелся и часто дышал, немного приоткрыв рот. Чертовы Пожиратели! Как они снова их нашли? Голова до сих пор кружилась от внезапности их нападения и из-за частоты магических перемещий.
Гарри хотел вслух возмутиться, но ему помешал голос из громкоговорителя: объявили о том, что посадка на их самолет завершится уже через пять минут. Парень раскрыл рот, ведь, судя по его расчетам, она должна была уже закончиться. Драко, всё ещё не поднявшись, непонимающе вслушивался в чётко звучащие слова. Он с недовольным видом пригладил волосы, а потом вопросительно уставился на лицо стоящего рядом.
- Что это такое? Что это значит? - спросил он слабым голосом.
- Это значит, что если мы поспешим, то успеем улететь прямо сейчас, - и, не дожидаясь, пока до того дойдет, Гарри за руку потащил Малфоя к выходу из уборной. Он с размаху сильно толкнул дверь, при этом бесцеремонно выпихивая Малфоя, и направился к выходу на посадочную полосу, который находился на противоположном конце огромной залы.
Оба тут же попали в руки таможенного контроля. Гарри сунул кому-то их документы и билеты, одновременно поясняя, что из багажа у них только пакет. Таможенник внимательно поглядел в поданные документы и на билеты, сунул нос в пакет и с невозмутимой физиономией поводил по нему металлоискателем. Его ничего не насторожило. Приблизился еще один таможенник и принялся водить по обалдевшему Малфою вторым металлоискателем. Ничего не понимающий сейчас волшебник растерянно следил за непонятным предметом, торопливо гуляющим по его телу.
- Что ты творишь? Отпусти меня! - пораженно воскликнул он, неожиданно отстраняясь.
- Да не дергайтесь вы! А то самолет улетит без вас! - грубо бросили ему в ответ.
Гарри, не сдержавшись, нервно хихикнул. Первый таможенник тоже еле прятал улыбку. Малфой недовольно фыркнул, выпрямив спину и расправив плечи, но успокоился, поняв, наверное, что без неприятной процедуры не обойтись.
Наконец Малфоя отпустили и поспешили проверить второго из опаздывающих. Гарри почувствовал, что движение прибора по нему вызывает в месте соприкосновения сильное покалывание, напоминающее электрический ток. Это ощущение лишь усилилось, когда провели по карману, где была спрятана Бузинная палочка. Но, похоже, что кроме самого осматриваемого, никто ничего странного не заметил.
Успешно пройдя контроль, маги направились к трапу.
- Поттер, какого Мерлина вы ржали как лошади?! Очень смешно, правда? - выплюнул на полдороге Малфой, сверкая глазами и торопливо шагая рядом.
- Ну, ты так выглядел, когда... - примирительно начал Гарри.
- А ты не подумал, что я даже не представляю, что это такое? Что даже не слышал о таком, потому что очень редко имел дело с магглами и с их устройствами! - продолжал Малфой, нервно сжимая слегка побелевшие губы.
Гарри устало вздохнул и поежился от волны негатива, которая была направлена Драко в его сторону. Он должен был помнить, как эмоционален Малфой к самым мелким подколкам, обладая недостатком долго лелеять нанесенную обиду. Наверное, он просто очень боится выглядеть глупо, и поэтому сполна платит за все свои оскорбления. Если бы на месте Малфоя был какой-нибудь приятель Гарри, то он наверняка бы даже не обиделся на смешок и не раздул из этого трагедии.
Между тем они уже приближались по асфальтной дороге к огромной летучей машине. Подойдя почти вплотную, Гарри застыл в немом восхищении перед возвышающейся над ними громадой. Малфой притих где-то рядом. Но вдоволь налюбоваться им не дали, так как в следующую секунду стюардесса заторопила на борт.
Гарри пропустил вперед своего «товарища», а тот сначала озадаченно посмотрел на него, потом по сторонам, но, всё же, постоянно запинаясь, двинулся вперёд по проходу. Все остальные пассажиры уже расселись по своим местам. Гарри руками направил Малфоя в конец салона, и тот, дойдя до нужного места, дернулся в бок, плюхнувшись на сиденье, и отвернулся к иллюминатору, очевидно, намереваясь сидеть в этом положении в течение всего полёта. Второй парень уселся слева от него, положив пакет себе на колени, и пристегнул свой ремень безопасности.
В этот момент в салоне появилась молодая улыбчивая бортпроводница и стала что-то говорить высоким голосом, слегка режущим слух.
Малфой все также сидел, припав к иллюминатору, и ни на что постороннее не обращал внимания. Лица его Гарри не видел. Но тут до него дошло, что чистокровный волшебник и не догадывается о ремне, которым нужно пристегнуться... Хотя, в их случае, когда при аварии можно просто трансгрессировать из самолета, такие меры ни к чему. Но бортпроводница этого не знает и обязательно пристанет. Поэтому-то Гарри потряс Драко за плечо. Но он так и не дождался реакции: он даже не повернулся, только ещё сильнее вцепился в сиденье. Тогда Гарри, молча пожав плечами, нашарил ремень соседнего сидения, и, с трудом перетянув его через грудь Малфоя, осторожно защелкнул замок. Опять ноль эмоций.
Гарри вздохнул и оглядел салон самолета. Вокруг стояла взволнованная тишина, и никто даже не смотрел в их сторону.
"Может ли нам угрожать здесь опасность?" - пронеслось в голове. - "Могли ли нас выследить либо Пожиратели, либо мракоборцы? И то, и другое одинаково плохо…"
Посидев некоторое время неподвижно, в задумчивости, Гарри вспомнил о существовании заклинания, которое могло выследить наличие волшебников среди большого количества обычных людей. Поэтому он осторожно переложил палочку из кармана брюк в рукав рубашки, постоянно оглядываясь на пассажиров. Однако на магов по-прежнему не обращали внимания, а Малфоя, казалось, не обеспокоило бы даже крушение самолёта. Гарри шепотом произнес сложный набор латинских слов, при этом слегка наклонившись вперед. Его палочка зафиксировала магию в них двоих, однако Гарри ощутил что-то ещё, более холодное и находящееся от них на расстоянии более двух метров. Он судорожно вздохнул и вернул палочку на место.
"Кто или что это?" – пронеслось у него в голове.
Гарри старался выглядеть невозмутимым, разглядывая впереди сидящих пассажиров. Прямо перед ним сидела мать с тихо хныкающим ребенком; через проход, слева, клевали носом две старушки; дальше сидели четверо мужчин в военной форме. Остальных разглядеть было затруднительно.
Поглядев через Малфоя в иллюминатор, за которым успела открыться далёкая, залитая полуденным солнцем панорама старого города, где преобладали теплые серо-коричневые тона. Их самолет уже поднялся на значительную высоту. Светловолосый сосед Гарри теперь сидел в другом положении - отделившись от спинки кожаного сидения и бессмысленно глядя перед собой. Бледность его явно была уже не естественная. Когда же Гарри обратил на это внимание, Драко вдруг поднял трясущиеся руки с колен и закрыл ими лицо, растрепав челку.
Гарри в растерянности даже рот раскрыл и зачем-то оглянулся по сторонам. Мимо как раз проходила стюардесса в безукоризненно чистом и опрятном синем костюме. Она остановилась напротив них, обратив внимание на бледного Малфоя.
- Могу я вам чем-то помочь? - негромко спросила она.
Гарри неопределённо пожал плечами в ответ. Самолет несильно тряхнуло, а где-то вдалеке глухо загудело, но почти сразу всё прекратилось. Девушка успокаивающе улыбнулась и продолжила путь.
Парень несильно подергал Малфоя за рубашку, но, не дождавшись ответной реакции и немного беспокоясь за него, Гарри нагнулся к его уху и спросил:
- Что с тобой? Тебе нехорошо?
Ситуация была непривычной, ведь его редко волновало самочувствие самого раздражающего из всех однокурсников. Когда же это изменились: за последние дни, за последний год или это случилось намного раньше?
Сам он чувствовал себя отлично и до этого задумывался только о том, третьем, неизвестном ему маге, находящемся поблизости.
Вместо ответа на вопрос Драко резко кивнул, не опуская рук.
- Скажи, у тебя голова кружится? Тошнит? - мягко спросил Гарри, ощущая, как это глупо прозвучало.
Малфой еле различимо качнул головой и вдруг откинулся на спинку сиденья, оказавшись очень близко к Гарри.
- Magicae morbus, - одной фразой ответил он, с трудом двигая языком.
Гарри знал об этой болезни. Она была очень редкой, и ей могли заболеть только люди, наделенные магическими способностями. Magicae morbus выражалась в периодических ухудшениях самочувствия, чаще всего в головной боли и головокружении. Причем, маггловские врачи не смогли бы определить причину этих ухудшений. Только волшебники знали, что она кроется в нарушениях магии. Эту болезнь нельзя было вылечить, но, тем не менее, обычно, после несколько лет протекания, она успешно прекращалась. Периодические приступы можно было несколько облегчить, но лишь на психологическом уровне. Одного воспитанный маглами Гарри не знал: что может её вызвать. Но зато он точно знал, что это болезнь – не врожденная.
Самолет опять качнуло, и ослабевшее тело Малфоя съехало вниз по сиденью. Гарри схватился руками за ткань его рубашки, чтобы не дать совсем свалиться с места. А Драко, практически полностью находясь в бессознательном состоянии, крепко обнял своего помощника, затем уткнулся в его шею лицом и тихим шепотом заговорил, обращаясь при этом к своей матери. Гарри смутно, но понимал его состояние, поэтому жалость сдавила его горло, а дыхание остановилось на пару секунд. Малфой же, сознание которого было сильно затуманено болью, видел вместо обнимающего его Поттера Нарциссу, которая на самом деле сейчас была очень далеко от сына.
Гарри выдохнул и попытался думать о чем-нибудь другом.
Интересно, сколько продлится их "путешествие"? Это что, снова лето без друзей? Гарри тяжело вздохнул в светлую макушку Малфоя, который начал шарить по нему ладонями в попытке обнять. Когда же полубессознательный маг нечаянно лез руками не туда, куда надо, он осторожно давал отпор.
"Да уж, хорошо, что после приступа Малфой мало что вспомнит, а то скандала точно было бы не избежать", - полуиронично думал Гарри, борясь с неожиданно сильными руками.
Он не сразу заметил странные взгляды пассажиров, сидящих близко к ним. Старухи слева уже не дремали и осуждающе глядели на них.Некоторые из впередисидящих людей тоже заинтересованно поглядывали назад. С опозданием до Гарри дошло, в чем, собственно, дело. Брови сошлись на переносице. Но не объяснять же всем и каждому, что это все из-за болезни, а не интимные обнимания двух юношей, о которых подумали люди, выдавшие свои мысли взглядами.
Ситуация была неловкой, но отодвинуть Малфоя от себя было невозможно. К тому же, присутствие Гарри облегчало его боль, судя по затихающему шепоту. Слизеринец медленно засыпал, положив голову ему на плечо. Гарри плюнул на мнение окружающих их людей и тоже закрыл глаза. Через несколько минут он уже спал, забыв об опасности. Сидеть так было удобно.
"Как с Джинни раньше", - подумал он, и сознание отключилось.
Спустя некоторое время, его разбудило чьё-то тихое шипение. Гарри сперва решил, что это пришедший в себя Малфой начал выражать злость, но нет – тот по-прежнему спокойно спал, прислонившись к его боку. Шепот принадлежал, как оказалось, склонившемуся над ним мужчине в строгом костюме.
- Проснулся, наконец? Так вот, слушай меня внимательно. Ведь ты же не хочешь, чтобы пострадал кто-то из пассажиров? – шептал он холодным голосом. - Конечно, не хочешь! Поэтому сейчас ты спокойненько встаешь, идешь в уборную и ждешь меня там.
"Ну вот, они и здесь нас достали. Я так и знал!" - Гарри осторожно достал свою руку из-под расслабленного Малфоя и незаметно сжал в кармане Бузинную палочку, тем самым успокаивая себя.
Мужчина, напоследок неприятно оскалившись, ушел на своё место. Эта злобная усмешка смотрелась на его мягком и даже скромном лице настолько дико, что у Гарри не оставалось сомнений: это – Пожиратель, и он – под оборотным зельем.
Парень отодвинул от себя ослабшего Малфоя, тихонько встал и медленно направился к туалету. Он боялся, в свете возникшей опасности, оставлять спящего одного. Однако нельзя было рисковать и экипажем самолета.
В уборной было пусто, но спустя минуту внутрь тесного пространства вошел тот самый мужчина под оборотным. Не говоря ни слова, он направил свою палочку на Гарри, проделав это так быстро, что тот едва успел среагировать. И, благодаря свойствам принадлежащей ему Старшей палочки, он легко справился с Пожирателем. Сраженный незаменимым Ступефаем он упал на пол, а Гарри несколько секунд стоял в нерешительности - надо было куда-то его деть, чтобы кто-то из пассажиров наткнулся на него. Для начала юноша забрал у обезвреженного противника волшебную палочку и подправил ему память: теперь мужчина при всем желании не вспомнит события последних нескольких месяцев. Потом Гарри открыл дверь и крикнул стюардессу, которая уже спешила к ним, услышав звук падения. Гарри указал на неподвижно лежащего мужчину и соврал, что он упал в обморок. Поднялась суета, и молодой человек вернулся под шумок на своё место. Малфой, как оказалось, уже проснулся и теперь сонно наблюдал за происходящим.
- Что у тебя опять стряслось?! - без предисловий начал он. - Я второй раз за сегодня просыпаюсь, а тебя нет... - Малфой договорил последнюю фразу и неестественно кашлянул.
- Ничего у меня не стряслось. С чего ты взял? - как можно беззаботнее ответил Гарри, решив лишний раз не беспокоить утомлённого последними событиями и проявившейся болезнью бывшего однокурсника. - Лучше скажи, как ты себя чувствуешь? Приступ уже окончательно прошел? - непринужденно поинтересовался он у него, как у хорошего знакомого.
Тот долго не отвечал, а светлые зрачки его глаз чуть расширились, выдавая наличие каких-то особых эмоций.
- Прошел, - наконец откликнулся он, задумчиво растягивая гласные.
Гарри пришло в голову, что неплохо было бы отдать Драко лишнюю волшебную палочку. Но как объяснить, откуда она взялась?.. Юноша задумался. Можно, конечно, сказать, что...
Стюардесса уже привела в чувство Пожирателя, теперь сидящего на своем месте и недоуменно оглядывающегося по сторонам. У него, видимо, хватило мозгов принять еще одну порцию оборотного и не свести с ума магглов своим внезапным превращением. После этого бортпроводница стала разносить еду. Поттер, подумав, взял себе сока, жареную курицу в мешочке и несколько фруктов. Малфой неуверенно сказал:
- Мне - то же самое.
Когда они начали с аппетитом обедать, Гарри решился и вынул палочку.
- На, возьми, - он незаметно для окружающих протянул её бывшему слизеринцу. - Тебе пригодится.
Тот машинально принял ее дрогнувшей рукой, при этом подавившись куриной косточкой и закашлявшись. Гарри легонько ударил его по спине.
- Чья она? – гулко спросил Драко, на время забыв о еде.
- Сначала доешь - потом расскажу, - отмахнулся Гарри.
Через десять минут, наевшись, они вытерли салфетками жирные руки и сдали опустевшую тару обратно.
Малфой медленно повернулся прямо к Гарри и в упор поглядел ему в лицо странно внимательным взглядом, но в то же самое время отчужденно, сцепив в замок тонкие пальцы. Тот сделал вид, что ничего не замечает и стал вглядываться в быстро меняющиеся пейзажи в иллюминаторе за плечом Драко. Черная его рубашка в поле зрения Гарри сияла едва уловимым блеском в тех местах, где ее прорезали падающие снопы солнца.
- Ну, теперь можно и поговорить, - громкий напряженный шепот заставил Гарри оторвать взгляд от окна.
В голосе младшего Малфоя затаилась какая-то многозначительная затянутая нотка, в которой можно было легко уловить его желание простой беседы и одновременно боязнь того, что осуществить это не получится. Также его явно расстроило рассеянное невнимание бывшего соперника. Гарри, уловивший надежду Малфоя на нормальный, серьезный разговор, доброжелательно начал:
- Откуда палочка, спрашиваешь? Эта - моя, а вот эта, - Гарри положил руку на карман, через ткань которого выделялась Бузинная, - не моя... – приходилось врать.
- Я еще вчера узнал ее. Это она была моей... некоторое время. Это палочка Дамб... Директора... - на этой фразе Драко запнулся и весь как-то сжался, а в грудь Гарри будто кто-то одним движением воткнул иголку одного из тяжелейших воспоминаний. Но он всё же постарался быть более сдержанным, представляя ту ночь в конце шестого курса каким-то нелепым, мучительным сном, реалистичным кошмаром, который стоит забыть. - И я помню, как она оказалась у тебя, - Малфой сидел в неловкой позе с неестественно выпрямленными ногами.
- Да... - Гарри поправил челку. - А ты помнишь, что говорил Волан-де-морт, перед тем как... умер, - сказал Гарри шёпотом, придвигаясь чуть ближе к его лицу в опасении быть услышанным посторонними и уловил неглубокое дыхание. - Или тебя тогда не было в Большом зале? - сам он, как ни старался, не мог вспомнить этого факта.
- Нет, меня привели туда, когда уже всё закончилось, - едва слышным бесцветным голосом произнес тот.
На полминуты между ними повисла задумчивая тишина. Наконец Гарри решился задать главный вопрос:
- Драко... - он не помнил, произносил ли когда-нибудь это имя отдельно от фамилии. Малфой в удивлении чуть приоткрыл рот и опустил руки себе на колени, сомкнув пальцы на темной ткани своих брюк. - Скажи честно… Я могу тебе доверять?
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:53 | Сообщение # 7
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 5.

— Да, — не задумываясь ответил бывший Пожиратель, вдруг побледнев и уйдя в какие-то свои мысли, даже чуть-чуть отодвинувшись. Через десять секунд он так же решительно продолжил: — Теперь да, ты можешь мне доверять. Я сейчас в твоей полной власти. — Твердо и однозначно, более громким голосом, заявил Малфой, глядя из-под длинных и изогнутых ресниц, цвет которых был темнее, чем у волос. Несмотря на очевидный и простой смысл последнего заявления Гарри почувствовал, как приторное, предательское ощущение контроля над другим человеком расползлось у него где-то под горлом: Малфой, всегда такой непокорный ему, вспыльчивый и бесящийся при ощущении превосходства школьного соперника — не важно, было ли это в квиддиче или в драке — теперь вслух признал его "полную власть". Пусть Гарри и не до конца понял, что тот имел в виду.

Он минуту раздумывал над тем, какими словами продолжить.

Вздохнув, он решил говорить начистоту, с наибольшей долей правды. На его решении сказалось недавнее заявление Малфоя.

— Ты знаешь, что такое Дары Смерти? — решился Гарри.

— Н-нет, — недоуменно ответил Драко, одновременно что-то припоминая. — Хотя…

Гарри насторожился.

— Хотя, по-моему, где-то что-то слышал, и это было недавно, — Малфой говорил, неуверенно, непроизвольно растягивая слова, будто роясь в собственных мыслях. — Что-то связанное с… ним… Сам-Знаешь-Кем, — почти беззвучно закончил он.

«Хорошо, что хоть так назвал, а не по-пожирательски — Темным Лордом».

Гарри ждал некоторое время, не вспомнит ли он еще что-то. Но Малфой молчал.

— Бузинная палочка, воскрешающий камень и мантия-невидимка, — перечислил Гарри напряженным шепотом, быстро наклонясь к самому уху Малфоя, и сразу отстранился, бросив взгляд на Пожирателя, награжденного частичной амнезией (мужчина мирно похрапывал). В глазах Малфой мелькнули искры припоминания, но потом медленно погасли.

— И? — спросил он удивленно. — Что это значит? При чем здесь эти вещи?

— Эти вещи — все три дара смерти. — Хотя никто теперь не обращал на них внимания, занимаясь своими делами, Гарри продолжил объяснять тихим голосом. — Три сильнейших магических предмета. Вместе они делают владельца непобедимым, даже помогают ему противостоять смерти.

— Так это же, наверное, детские сказки? — Малфой стал смотреть на него скептически. — Их же не стоит воспринимать всерьез?

Гарри когда-то думал точно так же.

— Не знаю, как насчет других сказок, но в этой сказке большая доля правды. Дары Смерти существуют, — объяснил Гарри. — И они очень мне помогли.

Затем на всякий случай добавил:

— Я тебе не должен был это говорить, но ты сказал, что я могу доверять. Надеюсь, что твои слова были правдой. Хотя я все-таки не вижу, как ты мог бы воспользоваться этой информацией. — Разум твердил Гарри, что этот человек во всем сможет найти подвох, обеспечить себе выгоду и плюнуть на свои же слова. Однако по какой-то причине та фраза Малфоя внушила ему доверие. Казалось, он это сказал вслух с большим смыслом для самого себя, чем для Гарри.

Выслушав недоверчивую реплику Гарри Драко полураздраженно, в бессилии откинулся назад, скривив губы.

— Да, я найду способ, куда приспособить твои признания. Могу поделиться твоими секретами с Пожирателями и тем смогу убедить их принять себя в их шайку, а потом вместе с ними буду преследовать тебя, — в неубедительно спокойном голосе, размеренном тоне Гарри уловил нотки ехидства, но вот весь вид Малфоя кричал о его растерянности и глубоко затаенной застарелой боли. Тем же тоном он продолжил: — Поттер, бред это все. Ну, скажи, куда я денусь, куда пойду? Некуда. Все давно кончилось. — В этих словах читалось уже искреннее равнодушие и такая обреченность, что Гарри не нашелся, что сказать. — Давай, договаривай уже.

Молодой волшебник лишь тяжело выдохнул и приглушенным голосом продолжил прерванное объяснение.

— Итак, все три Дара Смерти были у меня в день последней битвы. Сейчас у меня с собой два из них: Бузинная палочка, — Гарри похлопал себя по карману, — и мантия-невидимка. — Гарри с ней никогда не расставался. Благо, невесомая ткань легко умещалась у него в кармане. — Короче, палочка моя пока мне не нужна, пользуйся. Это для нас обоих не будет лишним, — просто закончил Гарри.

Драко молча и почти незаметно кивнул.

— Мантия-невидимка — это, что ли, та, которая была у тебя еще во время учебы? — Малфою все еще было интересно.

— Да, — лаконично подтвердил Гарри и не стал больше ничего про нее объяснять. Одновременно он попытался вспомнить все случаи, когда Малфой видел ее. Вспомнился поход в Хогсмид на третьем курсе и происшествие в поезде перед шестым. — Кстати, помнишь, как ты прятал меня под ней после того, как пнул мне по носу? Я до сих пор не успел поговорить с тобой на эту тему, — ехидно, но без злости напомнил Гарри и «угрожающе» придвинулся к светловолосому сокурснику, оттеснил его к самому краю сиденья.

Малфой отвернулся и выглянул в иллюминатор, за которым нескончаемой чередой открывались чудесные картины быстро мелькающих деревень, залитых солнечным светом, отливающих всеми оттенками весенней зелени, которые только существуют в природе. Спина Малфоя замерла, а Гарри, выпрямившись, смотрел через его плечо, очарованный живым великолепием пейзажа поздней весны.

В таком спокойном молчании они провели много времени.

Насмотревшись, Гарри зевнул и закрыл глаза, погружаясь в поверхностную дремоту. Малфой возился рядом, чем-то шурша — расслабившемуся Гарри даже не пришла в голову мысль заинтересоваться его действиями — тихое движение рядом даже успокаивало. Да и что таить, в любом случаи Малфою не выгодно идти против него.

Перед глазами уже начали пестреть какие-то тревожные, расплывчатые картины в причудливом сочетании, смысла которых невозможно уловить. Из сладкого забытья его вывели слова Малфоя:

— Ты там спишь, что ли? — Он легко потряс его. — Не боишься заснуть в такой компании? А если я на тебя нападу с твоей же палочкой?

— Нападай сколько хочешь, но не буди! — недовольно пробурчал Гарри, потирая кулаками сонные глаза. — Ты чего-то хотел?

— Да. Вопрос задать, — протянул Малфой.

— Ну, так давай.

— Ты собираешься жениться на младшей Уизли?

Гарри удивился сразу и нормально названной фамилии, и самому смыслу вопроса.

— А тебе какая разница?

— Просто ответь.

— Зачем?

— Ответь. Тебе трудно?

— Ну, хорошо. Хотя сам не знаю, что ответить. Мы вообще-то расстались год назад, так ей было безопаснее, а она обиделась. Что дальше будет — не представляю. И вообще — она еще маленькая, — отрывисто проговорил Гарри, с целью только отвязаться. Разговор окончательно вывел Гарри из сонливости, вызвав целую череду воспоминаний о Джинни, об их с ней сложных отношениях. «Наверное, она еще сильнее расстроится, когда я так, ничего ей не объяснив, молча сбежал», — хмуро рассуждал он. «А я ведь мечтал, что после победы мы опять будем вместе, так же, как были прошлой весной…»

За время поиска крестражей, среди нескончаемого ощущения страха, неизвестности и раздражения, Гарри уже успел отвыкнуть от своей любимой, которая вспоминалась все реже и реже. Только вот в последние, как он думал, минуты жизни, вспоминалась именно она.

— Доволен? — почти грубо переспросил Гарри.

— Вполне. — Малфой попытался выглядеть невозмутимым, хотя глаза, смотрящие перед собой, говорили Гарри об обратном.

— В чем дело-то? — снова удивился Гарри. — Тебя это так волнует?

— Не меня, — поспешно ответил Драко, вдруг таинственно прищурившись своими светлыми глазами и легко улыбнувшись, будто самому себе. Но потом, почти сразу потускнел, будто что-то вспомнив.

Гарри решил, что неплохо бы отплатить Малфою тем же вопросом. Неожиданно он выдал:

— А ты собираешься жениться? Я имею в виду, после того, как все утрясется?

Светло-серые зрачки Малфоя расширились, и он ответил, наморщив лоб:

— Поттер, здесь я, как и ты, не могу тебе ничего внятного ответить, поскольку ну очень сомневаюсь, что «все утрясется». А в тюрьме, кроме дементоров, не на ком жениться.

— Тьфу ты! Да черт с тобой. — Гарри, которому претили разговоры на эту тему, обреченно махнул рукой. Подумав, что беседа на личные темы закончилась, опустил снова отяжелевшие веки. Однако Малфой и на этом не угомонился.

— Мы достаточно сегодня поспали, а ты уже опять засыпаешь.

— Тебе-то какая разница, сплю я или нет? Скучно, что ли? — рассердился Гарри, у которого уже разболелась голова. — Ты же сам совсем недавно спал, я вот тебе не мешал, хотя ты вместо подушки мной воспользовался, на нас даже косились как на ненормальных.

— Что ты подразумеваешь под ненормальными? — вкрадчиво уточнил Малфой, который в отличие от Гарри, был, очевидно, полон сил и энергии и не собирался молчать.

— А ты не понимаешь? — неласково спросил Гарри. — Хотя чего это я, ты ж не видел себя со стороны. Ну, так я тебе расскажу: ты меня обнимал, как не знаю кого, а я сидел и терпел их взгляды.

Малфой разом побледнел.

— Это все чертова болезнь. Что я опять делал?

— Обнимался со мной, думая, что я твоя мать.

Малфой закашлялся и отвернулся.

Гарри неподвижно сидел и ждал, пока Малфой снова заговорит. Но тот, видимо, не планировал продолжать беседу. Оба вопроса, которые они задали, привели к тому, что они расстроили друг друга, затронув личные переживания. Стало ясно, что Гарри приукрасил действительность, думая, что они в конце концов когда-нибудь могут помириться.

Гарри вдруг захотелось сказать что-нибудь ласковое, хотя он, выросший в семье, где ему не говорили подобных слов, не особенно хорошо умел это делать, предпочитал скрывать перед другими свои чувства. Даже с Джинни и с друзьями он редко откровенничал. А когда откровенничал, то, как правило, не до конца договаривал.

— Драко, ничего страшного. Не удивительно, что тебе плохо без матери. Нарцисса — очень хорошая мать, — серьезно произнес Гарри, глядя на него.

— Да, это так, она рискнула собой ради меня. Но ведь до самой битвы за Хогвартс она была предана ему, хоть у нее и не было ее метки. — Малфой говорил глухо, с завышенным интересом оглядывая салон.

— Что? Это правда? Насчет метки?

— Да… Но я сам не знаю, почему… Это было как само собой разумеющееся.

— Ты обвиняешь ее в лояльности Волан-де-Морту, а сам ты разве не рад был услужить ему? — не без упрека напомнил Гарри.

— Верно… Но это, как ты заметил, поначалу, — Драко нахмурил брови.

— Хорошо. Понимаю… А болезнь у тебя откуда? — вспомнил о Magicae morbus Гарри.

— И ты действительно хочешь это знать? — скептически уточнил Малфой.

Сейчас они пролетала над каким-то старым городом, который был едва различим в наступивших сумерках. Приближалось время посадки.

-Хочу. Говори, — кивнул Гарри. — Я уже кое-что слышал об этом заболевании. Ты чистокровный, значит больше склонен к нему…

— Да. И все это произошло из-за нарушений волшебства, частых магических и… эмоциональных всплесков. Первый приступ был прошлым летом, когда Сам-Знаешь-Кто убил хогвартского преподавателя маггловедения.

Гарри припомнил, как хорошо отзывалась Гермиона о миссис Бербидж. Оказывается, справедливая и добрая женщина была еще одной жертвой этого убийцы.

— О таких причинах ты, наверное, догадался.

— Ну, я предполагал. И как часто твои приступы?

— Часто.

— И как от них избавиться?

Малфой пожал плечам.

После разговора захотелось помолчать. И до приземления самолета они провели минуты в неопределенном молчании.
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:54 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 6. На новом месте

Порыв влажного, свежего ветра хлынул в лица выходящим на улицу Гарри и Малфою, раздувая волосы. Гарри глубоко втянул ноздрями воздух. Когда они приземлились в незнакомый город, уже совсем стемнело, и сейчас таинственные улицы освещали лишь тусклые фонари. Откуда-то справа доносилось скрежетание большой автодороги. Гарри попытался разглядеть во тьме более-менее четко очертания улиц.

На миг он потерял из вида Малфоя, который, как оказалось, притаился у него за спиной.

— Ты хоть что-нибудь знаешь про этот город? — с надеждой спросил Гарри, оборачиваясь. Малфой, освещаемый лучом света, выходящим из окна здания, покачал головой.

— Я даже название не помню. Как ты говорил?

— Санкт-Петербург, — по слогам выговорил Гарри. — Страну хоть не забыл?

— Страну — нет, слава Мерлину… Наверное, это большой город, если сюда есть прямой рейс.

— Да, вторая столица, — припомнил Гарри. — Может, хватит стоять, пошли уже.

Они двинулись вперед, по дороге останавливая многочисленных для позднего часа прохожих. Но никто из первых пяти человек не знал английского, и они на вопрос Гарри только мотали головами. С шестым повезло больше. Он бегло говорил на их родной языке и, помимо прочего, сошел с их самолета и теперь направлялся в гостиницу.

Путь до нее оказался недолгим. Из длинного здания, мимо которого они шли, тянулся домашний аромат свежей выпечки, а над головами тихо шелестели ветвями деревья. Огни из окон и от фонарей причудливо сливались и сияли в глазах. Гарри, шагая в тесном проулке почти плечом к плечу с Малфоем, чувствовал давно забытый уют, навеваемый теплой майской ночью, наступившей, очевидно, после жаркого дня. Забыв о проблемах, которых осталось немало и могло в любую минуту прибавиться, он чувствовал почти счастье, думая о ближайших перспективах встречи с мягкой периной и об удалении от мест, где остались свои.

Незнакомец шел впереди, направляя. И даже сейчас, в полусонном состоянии, Гарри по-прежнему оставался настороже, не теряя из поля зрения провожающего, который мог оказаться одним из врагов, сейчас, наверное, еще более обозленных из-за экспериментов Гарри с памятью их товарища.

Однако добрались они без происшествий, сняли номер с двумя комнатами и, не сговариваясь, молча, сразу улеглись, не успев оглядеться.

* * *

На следующее утро, проснувшись позднее обычного, Гарри первым делом сделал то, о чем вчера начисто забыл, — наложил заклинания ненаходимости на новое жилище. Сейчас он использовал в точности те самые заклятия, которые Гермиона научила его накладывать палатку. Походив с палочкой по своей комнате, он толкнул дверь в обитель Малфоя. Дверь оказалась заперта на простой замок, поэтому Гарри, предварительно постучавшись, открыл ее обыкновенной алохоморой.

Малфой спал, наполовину закрытый простынею, и не проснулся от стука. Гарри на цыпочках прошелся по комнате, нашептывая заклинания.

— Чего ты там бубнишь, Поттер? — послышался сонный голос.

— Защищаю тебя от твоих товарищей.

— Перестань ехидничать, — Малфой приподнялся, зевая и закрывая рот рукой. — Мог бы попросить разрешения войти или постучать хотя бы, а не вламываться в закрытую дверь.

— Ой, к чему такие приличия? К тому же, я стучал. Я не виноват, что ты крепко спишь… — Гарри произнес последнее заклинание и с облегчением опустил уставшую руку.

— Мне бы в ванну, — с намеком сказал Малфой и уселся на кровати.

— Иди, я уже ухожу отсюда. — Гарри вернулся свою комнату.

Она была больше, чем у Малфоя, но проходная. Дверь с лестничной площадки вела прямо в нее, а в противоположном конце виднелся вход во вторую спальню. Обставлена она была в светлых тонах, мебель выглядела достаточно дорогой, что объяснялось немаленькой ценой, которую Гарри заплатил вчера за номер. Английские деньги поменял ему на русские тот человек, который помог им вчера.

Из мебели был шкаф для одежды, стол — то ли для еды, то ли для работы, — кровать, пара кресел. Окно занавешивал белый тюль и бежевые шторы, само окно выходило во двор с парком и детской площадкой, где уже царило дневное оживление. Гарри распахнул створки и вдохнул теплый воздух.

Справа от него послышался шум открывающейся двери: одетый Малфой с хмурым видом спешил в ванну, которая тоже примыкала к комнате Гарри.

— Ты надолго? А то я тоже собираюсь, — поинтересовался Гарри.

— Как получится, — буркнул Малфой и закрыл за собой дверь. Послышался шум воды.

Интуиция подсказывала, что это «как получится» растянется надолго, и Гарри, положившись на нее, решил спуститься вниз, чтобы разведать обстановку.

Он спустился на четыре этажа по белым, чистым мраморным лестницам, туда, где располагалось кафе, уютное и просторное, заставленное круглыми изящными столиками, значительно удаленными друг от друга. Посетителей сейчас наблюдалось совсем немного. Играла тихая, веселая музыка какой-то британской группы, и Гарри, обрадованный напоминанием о родине, подошел к витрине, разглядывая выставленный ассортимент почти полностью незнакомых блюд.

Ни надписи, ни внешний вид ничего не сказали ему, поэтому он решил просто заказать всего побольше и велеть доставить наверх.

— Если я не ошибаюсь, это вы из Англии? — голос прозвучал неожиданно. Возле Гарри стоял темноволосый подросток его возраста или чуть старше, одетый очень дорого, что с первого взгляда бросалось в глаза. — Из восемьдесят третьего номера? — Он говорил по-английски с небольшим акцентом, но довольно сносно.

— Вы не ошибаетесь… — Гарри хотел протянуть руку для рукопожатия, но передумал. Да и парень не спешил сам этого делать. — А откуда вы знаете? — спокойно поинтересовался он.

— Я все здесь знаю. В этой гостинице, — сказал парень и отвернулся, обратившись на непонятном языке к подоспевшей пухлой продавщице в зелено-белой униформе. Улыбки, которыми они обменялись, подсказали Гарри, что эти двое хорошо знакомы. Парень продолжал что-то быстро толковать женщине, как показалось Гарри, забыв про своего предыдущего собеседника, поэтому тот, соображая, у кого здесь заказывают завтрак в номер — у продавца в кафе или у еще кого-то, — отошел в сторону. Обратиться к продавщице ему показалось бесполезным: откуда-то возникла уверенность, что она не поймет его. Гарри вышел из кафе, прошелся по остальной части первого этажа, где нашел только двери в гостиничные номера и администратора, сурово храпящего на своем рабочем месте. Потеряв надежду, он вернулся в кафе и направился посоветоваться с англоговорящим парнем, который теперь сидел за дальним столиком у окна, ел какой-то суп и читал, подставив под книгу солонку и расположив конструкцию так, чтобы лучи света падали на страницы, облегчая чтение. Подобное часто делала Гермиона. Однако на этом похожесть заканчивалась. Не было той строгости в одежде и прическе, которая так присуща его подруге, все было как раз наоборот: свободная рубашка летнего типа — рукава до локтей, на ней расстегнутые верхние пуговицы и поднятый ворот, темные джинсы, золотая цепочка с крупными звеньями и маггловская, небрежная, но элегантная прическа, которую не носят в Хогвартсе.

Разглядывая парня, Гарри быстро приблизился у столику, за которым он сидел и проговорил:

— Привет еще раз. Не можешь помочь мне?

Тот поднял на него ярко-синие глаза.

— Чем могу помочь? — голос был спокойным. Обращение Гарри молодого человека явно не удивило.

Он рассказал ему о своих затруднениях.

Парень оживился и поднялся на ноги, закрывая учебник.

— О, так это не проблема. Сейчас все устроим. Надо просто обратиться к одному мужчине, он всегда одет в черно-белый костюм и должен постоянно находится здесь. — Синеглазый брюнет повертел головой по сторонам и, не найдя глазами нужного человека, воскликнул: — Куда это он снова смылся?.. Погоди минуточку… Он, оставив заставленный едой столик, шустро приблизился к буфетчице, перебросился с ней парой фраз, зашел к ней на ту сторону прилавка и скрылся за дверью, на которую Гарри ранее не обратил внимания. Через несколько минут он высунулся оттуда и призывающе помахал Гарри рукой. Когда он подошел, парень быстро спросил:

— Тебе чего заказывать-то?.. А-а-а, ты, наверное, не знаешь, что мы едим? Заказать на свой вкус?

Гарри согласно кивнул, и дверь опять закрылась.

— Через пять минут будет сделано! Ему, нашему управляющему, просто понадобилось что-то в подсобке. Заказал на свой вкус… И так как это только мой вкус и тебе может не понравится заказал я за счет гостиницы.

— Что? Зачем? — поразился Гарри, наблюдая увеличившимися глазами за выходом щедрого юноши из-за витрины.

— Да не зачем! Это мне не будет ничего стоить, — заверил тот, легко улыбнувшись. — Эта гостиница моего отца…

— Но все равно не стоит, — мягко выговорил Гарри.

— А я думаю, что так будет справедливо, потому что вдруг ты все это выплюнешь, может, я неправильно выбрал… У нас только русская кухня, папа против другой.

— Ну, хорошо, — отмахнулся Гарри. — Как хочешь.

Гарри вспомнил, что Малфой может потерять его или выйти за пределы безопасных комнат.

— Кстати, я Марк. Просто Марк, — он легко поднял аккуратную руку с бледными пальцами, протягивая ее Гарри.

— Гарри. — Он сразу же пожалел, что не отклонился от истины и назвал настоящее имя. Гарри быстро прикоснулся ладонью к протянутой руке, даже не сжав ее нормально.

— Очень приятно. Пока, — буркнул он и сделал шаг, чтобы уйти.

— Да подожди ты. Куда торопишься? Давай еще поболтаем. Ты мне кого-то напоминаешь… — Марк шагнул ближе.

— Никого я тебе не напоминаю! — отрезал Гарри. А вдруг?.. Мог ли этот человек иметь какое-то отношение к их миру? Но вероятность была, конечно, мала. Не настолько обширна магическая популяция, чтобы любой встречный в маггловских районах оказывался магом. Однако Гарри заметил, что с ним и не такое может случиться.

Парень рассмеялся.

— Странный ты, — быстро говорил он, явно делая одолжение спешившему Гарри, не желая быть тем, с кем сейчас распрощаются. — И странно вы приехали… Вроде иностранцы, туристы, а с пустыми руками, даже одного чемодана с собой не прихватили.

Ну, все-то он знает.

— Предпочитаем путешествовать налегке, — Гарри заставил себя сделать добродушное лицо. — Ну, все. Мне пора идти. Есть хочу, а еда, наверное, уже наверху… До встречи. — Гарри махнул рукой и стремительно заспешил к выходу.

— Я почти всегда здесь! Заходи! Со своим товарищем, — четко произнесли сзади. Гарри машинально кивнул, не поворачиваясь.

Поднявшись, он встретил раскрытую дверь номера и помывшегося Малфоя с пушистыми от чистоты подсушенными — судя по явно недостаточному для естественного высыхания промежутку времени — волосами. Он, одетый на все новое, глядел на Гарри с недовольным выражением лица, сжав губы.

— Здравствуй, Поттер! — процедил он. — Ты где опять бродишь? С оплатой я должен разбираться? — он кивнул на девушку с подносом, скромно переминающуюся с ноги на ногу. — Или хочешь выставить меня идиотом? Деньги у тебя, Поттер, у меня ни гроша с собой, — он манерно стукнул ладонями по брючным карманам и, отвернув голову, вернулся вглубь номера.

— Я оставил их специально для этого на столе. Ты не мог их не заметить! — фыркнул Гарри. — А вообще-то нам это бесплатно досталось, — он обращался уже к работнице гостиницы.

— А, точно! Извините. Как же я забыла? — смутилась та и протянула ему поднос.

— Что опять такое? — обреченно поинтересовался он, заходя внутрь и ставя еду.

Драко стоял, впиваясь напряженными пальцами на подоконник.

— Ничего.

Гарри потер висок, посмотрел на застывшую фигуру.

— Ты ешь, а я пойду в ванну. — Он с отвращением потрогал свои до сих пор нечистые волосы и скрылся за дверью, не оглядываясь.

* * *

Вдоволь належавшись в приятной теплой воде, которая расслабила болевшие мышцы, Гарри лениво вылез из ванны. Он накинул на бедра полотенце и стал причесывать волосы, не подсушивая их магией. Смотрелся он в большое зеркало, которое отражало его в полный рост. Гарри наконец представилась возможность внимательно оглядеть все свои ранки и царапины, слегка уродующие его загоревшее под теплым майским солнцем тело. Зрелище заставило недовольно поморщиться, и он, вытерев салфеткой намокшую Бузинную палочку, старательно залечил потемневшие синяки и красноватые отметины. Когда именно он успел получить их, Гарри не помнил…

Первый из Даров Смерти оказался силен и в лечебных чарах, поэтому спустя пару минут исчезли все следы сражения. Гарри отложил палочку в сторону и снова оценивающе уставился в зеркало на свою довольно высокую фигуру. Особого внимания заслужили отросшие длиннее обычного волосы. Так и тянуло укоротить их, но Гарри не был уверен, что без помощи Гермионы получится ровно. Пока он раздумывал над этой проблемой, стекло перед ним запотело, смазав отражение, и Гарри бездумно поднял руку и прикоснулся пальцем к мутной поверхности. Черты Джинни он вырисовывал неосознанно. Длинные прямые волосы, аккуратный разрез глаз, маленький прямой нос, гибкая шея. На этом рисунке губы молодой девушки сложены в едва заметной улыбке. Гарри, остановив грустный взгляд на изображении, замер. Нарисованное лицо получилось похожим, но безжизненным. Он уже успел забыть, какие они — ее чувства. Но им не было забыто, что когда-то, словно очень давно, в какой-то прошлой, наивной жизни согревали и горячили ее поцелуи, ее легкие, всегда теплые руки, которыми Джинни обнимала любимого парня. В памяти навсегда запечатлелись светло-карие, немного холодные глаза с непонятным выражением, часто появляющимся в них; мягкие волосы, пахнущие розовым запахом девчачьего шампуня. Все эти воспоминания не покидали Гарри, но вот чувств в них оставалось мало. Они будто выветрились со временем, хотя его прошло не так уж и много.

Парень протер стекло только с одной стороны, не стирая образа Джинни, и пристально вгляделся в собственные яркие глаза, пытаясь найти в них забытое, но что еще можно выискать в памяти. Очки мешали, и Гарри поскорее отложил их. Они съехали по влажному скату в раковину, звякнули стекла. Парень не обратил на это внимания: он вспоминал заклинание, корректирующее зрение…

Если не моргать и, подойдя ближе к зеркалу, долго и внимательно вглядываться, можно в до странности выразительной зелени молодых глаз разглядеть пронизывающую, вязкую пустоту.

Гарри понял это и растерялся. Потом оторвал взгляд от отражения, порывисто схватил одежду и спешно натянул ее на себя. Мокрые пряди волос противно лезли в рот и глаза, кололи щеки. Гарри, собрав волосы назад, быстро вытер их. В ванной стало нестерпимо душно от теплых паров воды, а яркая лампочка будто бы пекла. Гарри распахнул дверь и облегченно вдохнул прохладный воздух.

Комната была пуста, а на столе стояла, немного уменьшившись в количестве, еда. С улицы, шевеля шторы, сквозь открытое окно врывалась прохлада: погода испортилась. В комнате потемнело, как вечером, несмотря на то, что не было и полудня. Весь уют пропал, и Гарри зябко поежился. Закрыв окно, он сел на диван, прислушиваясь к завываниям ветра. В своей комнате еле заметно стучал чем-то Малфой, и все это нагоняло нестерпимую скуку, которая постепенно пересиливала все другие эмоции.

Гарри потянулся за бутербродом и начал было жевать, но аппетит, как и настроение, пропал, и есть теперь возможно было только через силу. Заняться было нечем, да и не хотелось. Хотелось уснуть и не думать ни о чем. Забраться под одеяло и согреть холод внутри себя. Но вот настоящей сонливости неоткуда было взяться после недавнего долгого сна.

Глаза наткнулись на пульт от телевизора и он наугад потыкал на кнопки. После нескольких попыток на небольшом экране замелькали разными цветами каналы. Гарри выбрал один из них и тупо уставился на картинку диктора из новостей, не понимая языка.

Так прошло часа два. Гарри сидел, словно в ступоре, не шевелясь, откинувшись назад, иногда до боли зажмуривая глаза, словно таким образом пытаясь забыться. Образы смутно стучали в мозгу, лениво сменяя друг друга. Их было столько много, что Гарри даже не понимал, какой из них — причина его состояния. Иногда он слышал легкие, если можно так сказать — растерянные шаги Малфоя, звучащие глухо в комнате с покрытым ковром полом. Шаги эти словно создавали фон безнадежности.

Наконец, услышав, что свист стихии на улице утих, Гарри вышел из оцепенения и встал, отдернув шторы, выглянул из окна, на котором застыли мелкие капельки дождя. Мостовая, намокнув, почернела. Вид на безлюдный дворик действовал удручающе.

— Посмотри, что в газетах пишут, — раздался голос из ниоткуда.

Гарри резко развернулся и принял из рук Малфоя помятую, намокшую (что говорило о том, что ее доставили недавно) газету. «Магический вестник», — гласило название. Под ним красовалась фотография какого-то мужчины.

— Это не сегодняшний номер. Сова не сумела бы так быстро принести его. Даже самой быстрой породы, — произнес Малфой, глядя не на Гарри, а в окно. Вся его фигура была сейчас какая-то странная; руки, спрятанные в карманы, подрагивали, а плохо расчесанные волосы закрывали пол-лица.

«Что-то случилось?» — вынырнула из глубины мысль. Гарри принялся медленно листать страницы. Он не видел, как в это время Малфой нервно откинул пряди с лица и ушел в другой конец комнаты, к выходу.

Гарри наткнулся на то, что искал. Как и следовало ожидать, суть одной из информационных статей — «Пожиратель смерти нагло вырывается из рук правосудия, увлекая за собой главного из сражавшихся против Волан-де-Морта, его победителя». Автор статьи делал предположение — Малфой похитил его как заложника. «Зачем же меня так недооценивать? — подумал Гарри, впиваясь глазами в строки. — Быть пойманным Малфоем-младшим — сущий позор. Да и насчет старшего я бы посомневался…» Наверное, не стоило так думать, но забыть, как оба Малфоя провалили все то, что было им поручено, было невозможно.

Как ни странно, газетная статья подняла настроение, и Гарри не стал больше ничего читать из «Магического вестника»: пролистывая его, парень натыкался на многочисленные сообщения, явившиеся следствием последней битвы, — некрологи. Поэтому издание было успешно отброшено в сторону.

Малфоя рядом не оказалось. Гарри оглядел в поиске комнату. Тот стоял возле закрытой входной двери и тихо ковырялся в замке.

— Ты куда? — Гарри удивленно приподнял бровь и приблизился к нему. Молчащий Малфой, перестав бороться с непокорным устройством, даже не обернулся. — Удерешь — найду, — предостерегающе заявил Гарри. — Пошли погуляем? — неожиданно предложил он и, отстранив Малфоя от двери, с легкостью отпер ее и выпустил Драко вперед. Он не протестовал, и Гарри молча вышел вслед за ним.
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:54 | Сообщение # 9
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 7. День рождения

После бури сквозь тучи выглянуло, становясь все более ярким, солнце, заиграв светом в отражающих его лужицах. Ветер практически успокоился, и только иногда задевал легким, свежим дыханием изумрудные кроны кленов, посаженных по обе стороны аллеи, по которой парни не спеша двигались. За деревьями мелькали здания старой застройки, незнакомые — таких Гарри не видел в Лондоне, казавшемся теперь таким далеким…

Гарри по-прежнему держался позади Малфоя, не желая выпускать из поля зрения. Боязнь его непредвиденных, необдуманных шагов не исчезала. Пройдя минуты две в тишине, Драко замедлил шаги и оглянулся.

— А ведь тебе все это кажется ужасным. Ты хочешь вернуться. Я сегодня очень хорошо это заметил.

Высокий, еще мальчишеский голос, хронически измученная фигура симпатичного подростка… он не выглядел на восемнадцать. Ниже Гарри сантиметров на семь. Кто его не знал, мог бы дать ему лет шестнадцать на вид. А тут война, Азкабан, чужой город, страна, — полное несоответствие. Сейчас он уже не походил на того шестикурсника, ослепленного мечтой о славе, еще не знающего ее высокой цены. Но не потребовалось много времени жизни, чтобы показать Малфою свою правду, и в выручай-комнате он делал последнюю попытку выкрутиться, понимая, что в случае поражения Лорда будет намного хуже, чем уже есть. Опять не получилось и снова поражение. Такие тяжелые мысли занимали сейчас Гарри.

— Хочу вернуться, но не вернусь, и это не обсуждается. А тебя из под земли достану… — Он предпочел еще раз напомнить об этом.

Впереди открылся вид на реку, на противоположном берегу которой виднелся небольшой бело-золотой собор, отраженный в водной глади. Гарри остановился и прислонился спиной к каменному парапету.

— И что мы здесь будем делать? Ждать с моря погоды? — Малфой оперся руками об ограждение, вглядываясь вниз и поправляя челку, падающую на глаза.

— Да, надо подождать некоторое время.

Тут Гарри кто-то окликнул. Он повернул голову вправо. К ним приближалась компания из молодых людей, среди Поттер издалека различил своего нового знакомого. Еще было несколько веселящихся девушек и парней, явно дружелюбно настроенных. Не ожидав такого, Гарри лишь смазано махнул рукой в ответ Марку. Малфой тоже услышал приближающийся шум и опасливо повернулся.

— Не беспокойся. Просто я познакомился с одним из них. Магглы, — коротко пояснил Гарри. Подойдя, Марк по-английски поздоровался с обоими и, наклонив темноволосую голову, с едва заметной улыбкой спросил:

— Это твой приятель?

— Можно сказать и так…

— Тогда, — он протянул руку Малфою. Тот, к легкому удивлению Гарри, смотрел Марку в глаза с неприязнью. Руку он не подал.

— В чем дело? — парень сконфуженно перевел взгляд на второго мага. — Или мой английский настолько плох?

Тот только пожал плечами. Потряхивая мелкими кудряшками, заговорила стоящая за спиной Марка высокая рыжая девушка, кривящая в улыбке ярко-красные губы.

— Пойдемте вместе с нами. Чем больше нас будет, тем веселее. У меня ведь сегодня день рождения.

— Поздравляю! Спасибо за приглашение, — встрепенулся Гарри. — Пойдем? — поймав улыбку рыжей, обратился Гарри к Малфою.

Молодые люди тронулись с места, направляясь вперед по аллее. Гарри шагнул следом.

— Пойдем. Хоть отвлечемся…

— Но они же магглы.

— И что? Это проблема? — нахмурился Гарри, на секунду замерев.

— Ну, ладно, — буркнул Драко, быстро глянув на него. — Все равно нечего делать.

Их привели в многоэтажный дом, до которого они шли совсем недолго, в просторную квартиру, обвешанную разноцветными воздушными шарами. Расположились по краям огромного стола. Гарри подсел к Малфою, понимая, что тот ничего не смыслит в магглах. Если Драко что натворит, то он попробует найти выход из положения. «В крайнем случае, воспользуюсь заклинанием забвения», — подумал про себя Гарри. Малфой сидел молча и неподвижно, видимо, чувствуя себя не в своей тарелке.

Скоро началось веселье. Рыжая нажала на кнопку магнитофона, и музыка ударила по ушам. Марк приволок откуда-то несколько бутылок шампанского и расположил их на накрытом праздничной едой столе. Гарри выпил только чуть-чуть, не желая терять контроля над своими мыслями, в то время когда за ними предположительно охотятся мракоборцы и кучка непойманных Пожирателей. К тому же Малфой явно не скупился, подливая себе. Все так же молча, как будто бы находился в комнате один, он лениво откинулся на спинку дивана, сжимая в руке хрусталь бокала. Глаза Драко смотрели в куда-то вдаль. Но Гарри мало обращал на это внимания. Шампанскому все же удалось несильно сгустить сознание.

Он слушал ни к чему не обязывающую болтовню и перекидывался фразами с Марком, которого заметно больше, чем другие присутствовавшие, интересовал Гарри. Он объяснил магу, что все приглашенные — студенты факультета экономики западной Европы и что все обучающиеся на их специальности знают английский, и Гарри может заговорить с любым. На это тот только отрицательно помотал головой. Вскоре в их разговор на двоих вмешался третий — русоволосый, кудрявый парень.

— Пригласим девчонок потанцевать? — негромко обратился он к Марку и Гарри одновременно, пригубив бокал. — Чур, я танцую с именинницей! — он бросил хитрый взгляд в сторону рыжеволосой, наряженной в открытое, пепельного цвета, платье. Она, наклонившись к уху своей приятельницы-брюнетки, тихо шептала, заливаясь теплым смехом, слышимым сквозь грохот музыки. Бокал сжимали длинные бледные пальцы. Темноволосая высокая девушка тоже не была лишена изящества. Обе загадочно улыбались и поглядывали на парней.

— Кто кого приглашает? — видя согласие Марка, поинтересовался кудрявый на родном для Гарри языке.

Девушки были, безусловно, весьма приятной внешности и характера, однако не одна из них не была похожа на его его маленькую девочку. Даже у рыжей было мало сходства с ней.

— Я не хочу, — отмахнулся Гарри, осушив остатки шипящего шампанского в бокале, и решительно отодвинул его в сторону.

Он вспомнил о тех мыслях, которые пришли ему в голову несколько часов назад. К этому времени он забыл о них, и образ Джинни, который он мысленно нарисовал себе, снова вызывал трепет. Поэтому если желание встречаться с ней не пропало, стоит ограничить общения с другими представительницами противоположного пола. В этом отношении Гарри был строг к себе и помнил о двустороннем уговоре с Джинни. Они обещали друг другу хранить верность, а нарушить слово, данное ей, было одной из ужаснейших для него вещей.

Марк и кудрявый недоуменно покосились на него и, пожав плечами, встали с места. Тут-то и началось главное веселье вечера. Все, кроме них с Малфоем, поднялись и выбрали себе пару для танца. Парни сдвинули к стене мешающиеся кресла, расчистив для себя площадку. Никто не заметил, как за окном сгустились сумерки. Гарри невольно приметил, что Марк постоянно исчезает за дверью, которая из-за этого беспрестанно хлопает. Чтобы хоть немного подвигаться, маг, увидев, что тот в очередной раз направляется к выходу в компании рыжей, поспешил следом. Малфой на его действия никак не отреагировал, оставшись в том же положении.

Гарри вышел на площадку первого этажа и окликнул Марка, трогающего ручку подъездной двери.

— Ты куда?

Тот вместо ответа распахнул дверь и жестом позвал Гарри за собой. Они вышли в крошечный, но красивый дворик. Окружающую его изгородь оплетала изумрудная зелень. В дальнем конце площадки парни остановились, заглядывая вниз с высокого берега на вяло бегущую речную воду.

— Фух. Здесь хорошо проветриться. — Марк откинул назад взмокшую челку и расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке. Тем временем девушка была занята разглядыванием себя в маленьком зеркальце.

— Ты выходишь сюда чаще других, — высказал вслух свои наблюдения Гарри.

— Но ненадолго. Уже ухожу. — К удивлению мага, он развернулся и зашагал к дому. Рыжая же не двинулась с места.

— Мне нужно с тобой поговорить, — без перехода начала вдруг она. Гарри изумленно приподнял бровь.

— Что ты хотела? — он зачем-то сделал шаг назад и уставился на ее лицо, расцвеченное светло-золотыми мелкими пятнышками-веснушками.

— Если я тебе скажу… — Ее губы сложились в непонятную улыбку. — Если я отвечу, то ты можешь отсюда уйти.

— Говори уже, если собралась, — подбодрил изумленный Гарри.

Рыжая будто бы смутилась. Но только на миг. После этого она сделала шаг вперед, придвигаясь ближе к Гарри. Девушка молчала. Еще один шаг, и она, глядя ему в глаза, положила руки на плечи опешившему парню.

— Тебе понравилась хоть чуточку моя вечеринка? — спросила рыжая, легко шевеля алыми губами и не отводя взгляда. Гарри не успел среагировать. Настолько неожиданными были действия едва знакомого человека. Даже если учесть, каким красивым казался этот человек. — Признай, еда была вкусной?.. Так вот. Вечер скоро закончится. Но в благодарность за твое присутствие на праздновании моего двадцатилетия, за поздравления… могу предложить еще и ночь… жаркую ночь. — Ее левая рука стала медленно спускаться вниз по плечу. Ладонь прошла по груди, лицо приблизилось почти вплотную, а девичьи бедра прижались к бедрам Гарри.

Именно на этом месте ему пришлось опомниться и отстранить легкомысленную девушку. Чего она, как выяснилось впоследствии, совсем не ждала. В стороне вдруг пролетел камень и пропал в реке, рассыпав брызги. Это заставило девушку вздрогнуть и обратить внимания, что их уединение скоро будет нарушено, однако приближение людей ее не обескуражило. Рыжая вновь подошла ближе и попыталась обнять, за что была во второй раз бесцеремонно отвергнута. Такая навязчивость могла вызвать у Гарри только лишь отвращение. Девушка расценила его действия как невообразимую наглость и при всех, кто подошел, зашипела оскорбления.

Безмятежные лица новых товарищей Гарри, которые прибыли в полном составе, превратились в озабоченные. Опасаясь, что они подумают про него не то, что нужно, маг с непроницаемым выражением лица выхватил из толпы Малфоя и повел его прочь, ни с кем не прощаясь
 
Гарри_AutumnДата: Суббота, 27.07.2013, 16:55 | Сообщение # 10
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Глава 8. День, когда это началось

Следующей ночью в окно дул прохладный ветер, навевая для Гарри приятные сны о довоенной Норе, о громких голосах обоих близнецов, о ворчании Рона и Гермионы друг на друга. Сам Гарри в своем сне сидел в темноте на крыльце дома и вслушивался в громкий, таинственный шелест деревьев, который с каждой минутой становился все сильнее и сильнее, возвещая о скором ночном дожде - Гарри такие любил. Он любил подолгу лежать в кровати, не засыпая или засыпая очень медленно. Неважно, где он засыпал. Мысли всегда были легкими в такие минуты ночных откровений наедине с собой, но от этого они не становились менее грустными, когда отчего-то хотелось заплакать. Ему было жалко проснуться примерно на середине и понять, что он далеко от Уизли и от всего того, к чему он мучительно привязался.
Проснувшись, Гарри поплотнее закутался в одеяло, спасаясь от ночной прохлады, вызванной гудящей непогодой за окном номера. Вторым делом он недоуменно протер глаза и постарался сфокусировать зрение, пытаясь разглядеть комнату, в которую с улицы проникал лишь одинокий свет тусклого уличного фонаря. В результате взгляду Гарри удалось выхватить темный силуэт, маячивший посредине комнаты. Парень потянулся к выключателю лампы и поспешно повернул его, вслед за чем с облегчением понял, что здесь всего лишь Малфой. Но одет он был почему-то по-дневному.
- Это ты. Ты чего здесь бродишь?
- А ты перепугался, вижу, - произнес Малфой. Он стоял около стола, скрестив руки. Ветер, врывающийся в номер, слегка вздувал рубашку на нем.
- Странно даже. С чего мне пугаться? Мы живем в полном спокойствии, у нас нет врагов. - Однако эта полушутка показалась неуместной сегодняшней ночью, когда щемящая грусть, вызванная правдоподобным сном, еще не прошла. – Чего не спишь?
- Не спится.
Все так же. Как будто так и надо.
- Твои проблемы, - Гарри потушил свет и закрыл глаза, вслушиваясь. Но он не услышал ни единого постороннего шороха, кроме стука капель наступающего дождя о стекло.
Думать ни о чем не хотелось. Хотелось дальше спать и спать, чтобы увидеть во сне то, чего хотелось больше всего. Но все-таки он терпеливо ждал, но так ничего и не менялось.
- Ты издеваешься? – поинтересовался Гарри с досадой в голосе. Разбираться с малфоевскими заморочками, когда полно своих? Привычно, но только не сейчас. Но, несмотря на мимолетное раздражение, направленное на нарушителя покоя, им овладело некоторое беспокойство. Тем временем обнаружилось какое-то движение. Послышались шаги. Драко медленно приблизился к кровати Гарри.
- Ну что еще? – спросил тот, нахмурив брови. На вопрос Малфой ему не ответил, зато парень ощутил, как придавливается кровать, и инстинктивно отодвинулся от него.
- Эм-м. Что это еще такое? – настороженно спросил Гарри у темноты.
- Иди хотя бы попытайся заснуть… - он попытался столкнуть его, но не тут-то было: Малфой явно не собирался следовать его совету. И Гарри окончательно убедился, что был прав в своих предположениях. – Точно. Ты издеваешься. – Он отодвинулся еще дальше, к самому краю. – Хочешь меня побесить. Спасибо. Наверное, заслужил.
- Ну разве я виноват, что не могу заснуть? - почти что пропел Драко, еще сильнее действуя на нервы. Гарри даже ничего ему не ответил.
Дальше он слушал тишину, различая в ней тихое, будто бы неровное дыхание, свидетельствующее о том, что Малфой чем-то взволнован. Ну, или чего-то боится. До сих пор молчит, едва заметно для осязания двигаясь на матрасе. Гарри, конечно же, не устраивало его вмешательство в свое личное пространство, как и игры в молчанку. Вот и пойми, чего в этого Малфоя на уме. Парень со вздохом снова включил свет и провел пальцами по воспаленным глазам. Наверное, за эту ночь они сильно покраснели.
- Ты хочешь о чем-то спросить? – негромко поинтересовался наконец Гарри у Драко, сидящего в какой-то странной расслабленной позе и глядящего на него, моргая чаще, чем обычно. Однако Гарри показалось, что его обманывают, что на самом деле Малфой пытается что-то скрыть. Но что? Гарри поправил одеяло и приподнялся на кровати, сосредоточив взгляд на лице Драко, с большим вниманием следя за любыми малейшими изменениями на нем. Тот молчал, и словно не мог решиться сделать или (черт его знает) сказать что-то, при этом выражение на его лице было до странности нечитаемым. Как он не старался, но так ничего не мог понять, поэтому ему пришлось заново задать проигнорированный вопрос: что-то до Малфоя сегодня несколько медленней обычного доходят его слова. После того, как Гарри, чувствуя себя полным придурком, как можно более четким голосом повторил свой вопрос, в борьбе со смущением насмешливо приподняв бровь, Драко наконец-то подал признаки рассудочной деятельности.
- Э-э. Я хотел кое-что у тебя спросить. – Он выглядел слегка необычным образом: пряди волос в разные стороны, да тут еще какая-то растерянность в глазах, но одновременно и теплый огонек с дергающимся пламенем. - Тебе сейчас снятся кошмары? – едва слышно проговорил Малфой, вгоняя Гарри в еще большее недоумение, граничащее с подозрением, что не о том его хотели спросить. Он прикидывается, несомненно. – Что тебе сегодня снилось?
Да, звучало это глуповато. И что за черт?
- Видел себя и тебя в Азкабане. Мы там с дементорами в подрывного дурака вроде как играли, - он припомнил один из своих снов, предшествующих сну о Норе, ожидая от Малфоя его обычной реакции вроде злобного сверкания глазами. Однако, тому было, похоже, фиолетово и на дементоров, и на его сны.
- Что-то здесь слишком жарко, тебе не кажется?
Нет, не кажется. Через окно просачивался тот еще сквозняк. Но Драко нервно и несколько манерно откинул свисающие на лоб волосы назад, как будто ему и впрямь было душно. Вслед за этим он устало прикрыл глаза и начал театрально расстегивать одну за другой пуговицы на своей черной рубашке. Гарри тщательно проморгался и потянулся рукой к лампе, усиливая яркость.
«Нет, что-то здесь не так», - подумал Гарри, потому как Малфой продолжал расстегиваться и уже был близок к последней пуговице. Если его и до этого напрягало нахождение Драко в его постели, но теперь ситуация до жути напоминала ему сцену из порнофильма. А это было ой как плохо.
Когда Гарри осознал это, то, оторвавшись от наблюдения за пальцами Малфоя, подскочил, тут же неловко задев бедро Малфоя ногой. Это привело к тому, что тот открыл глаза и убрал руку от нижней пуговицы.
- Это еще что такое?! – второй раз воскликнул Гарри, указывая пальцем на обнажившуюся грудь Драко. Его голос, кстати говоря, прозвучал сейчас более высоким, чем обычно. К большому неудовольствию Поттера.
А Малфой выглядел так, как будто был все еще слегка пьян, словно мало что соображал. Хотя так не должно было быть – не до такой же степени они вчера напились. Нет, тут было что-то еще.
- Что тебя так удивляет, Поттер? Гомофобией страдаем? А я-то думал, ты и все ваши терпимы ВО ВСЕМ, - произнеся поразительно длинную фразу для обыкновения сегодняшней ночи, он выделил голосом последнее слово.
- Э-м. Да. То есть нет. – Малфой, мало того, что разбудил его среди ночи, так еще умудрился и запутать. – Слушай, прекрати и одевайся. Не надо, - наконец сконцентрировался парень, но что-то по-прежнему не давало ему покоя.
Драко уже раскрыл рот, начиная говорить еще что-то, но до Гарри в конце концов дошло: если это не гребаная шутка, то все это не просто так, а какая-то безумная, но хитрая игра слизеринского змеенка. Вот откуда вся та театральность.
Не сказать, чтобы привычного Гарри это задело, но ему стало очень тошно – в первую очередь от себя и захотелось подышать.
- А как насчет той вчерашней девушки? Любой нормальный парень на твоем месте… - Договорить Малфою на сей раз была не судьба. Его бархатный голосок Гарри грубо прервал, рявкнув на Драко и велев замолчать: тот аж замер на полуслове, неловко возвращаясь к своим пуговицам. На этот раз чтобы застегнуть.
Поттер в это время похватал свою одежду со стула возле кровати и закрылся в ванной (подальше от малфоевских глаз) и торопливо переоделся, изо всех сил сохраняя видимое спокойствие, хотя отчего-то хотелось садануть кулаком по зеркалу и хрен с тем, что это обычно бывает больновато. Себе в наказание. Чтоб неповадно было помогать Малфоям.
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 01.09.2013, 12:20 | Сообщение # 11
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Да уж... сразу и не поймёшь. то ли Драко хочет в себя влюбить Гарри, чтоб потом в Азкабан уж точно не попасть, то ли давно хотел Поттера, и вот он удачный случай, то ли отблагодарить тАк пытался, ведь судит чисто слизеринскими критериями, то ли... Много можно перечислять, в общем-то)
Гарри_Autumn, спасибо за эту историю. она очень спокойна, не смотря на активные всплески нападений, но очень гармонична. Я так понимаю всё же в Гарри и Драко та незнакомка рыжая бросила что-то вроде маячка и именно поэтому ПСы тАк легко и быстро находили ребят. Но сколько им понадобится времени на то, чтоб вновь найти юных беглецов? И будут ли ребята легальными жителями когда-нибудь и как...? в общем столько вопросо появляется, что без продки тут не обойтись. Так что жду продочку))))))))



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 04.02.2015, 21:50 | Сообщение # 12
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Тема закрыта и перенесена в архив до появления проды и/или автора


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » "Второе дыхание" (ГП/ДМ, макси, нц17, романс, замёрз)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: