Армия Запретного леса

Понедельник, 24.02.2020, 15:16
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Все предрешено (ГП/СС, роман, миди, R, закончен)
Все предрешено
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:44 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Название: "Все предрешено"
Автор: Славница
Бета: Umbra
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/СС
Жанр: роман
Размер: миди
Тип: слеш
Отказ от прав: Герои не мои, а все остальное...
Саммари: Седьмой курс Гарри Поттера. Он вернулся в школу. Ему пришлось взглянуть на некоторых людей с другой стороны. Уничтожив все крестражи, он бросает вызов Волдеморту.
Комментарии: Возможен некоторый ООС героев, присутствие гета в фике.

Обсуждение




Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:45 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 1. Коробка с воспоминаниями

Гарри жил у Дурслей уже почти месяц. Было так странно вернуться в этот чистенький, ухоженный домик с образцовым садиком. Здесь казалось, что это очередное школьное лето, что вскоре он поедет в Нору, а к началу осени вернется в Хогвартс, где его встретит живой Альбус Дамблдор.
Но сказок не бывает даже в магическом мире. Дамблдор умер от непростительного заклятья, и его тело сгорело в погребальном костре. Исчез даже феникс директора. И не важно, что портрет Дамблдора не заговорил. Этот феномен вовсе не означает, что директор вернется. Просто портрет еще не очнулся. Так, по крайней мере, говорила МакГонагалл.
Сначала Гарри собирался пробыть в доме Дурслей не более трех дней. Но вспомнил, что в прошлые годы он подолгу оставался в нем у родственников. Чаще всего он покидал дом на Тисовой улице не раньше собственного дня рождения. Так он собирался поступить и в этом году. Мало ли как работает «магия крови». Может, надо пропитаться магией, витающей в доме, чтобы она обеспечила защиту на более длинный срок?
После прошлогоднего визита директора Дурсли вовсе перестали приставать к Гарри. Они не заставляли его работать, сносно кормили и не оскорбляли. Если честно, то они даже не разговаривали. Так что жить в их доме было не так ужасно, как все предыдущие годы. «Можно и потерпеть в последний раз», – так думал Гарри.
Он решил, что уедет с Тисовой улицы либо сразу после дня рождения, либо накануне свадьбы Билла и Флер, которая была назначена на пятое августа. Он не хотел слишком докучать семейству Уизли и подставлять их всех под удар Волдеморта. Сердце его, окрыленное любовью, готово было лететь туда и вовсе не покидать дом, где жила Джинни. Но Гарри дал себе слово и сдержит его, хотя это принесет ему много печали.
Как ни тяжело было Поттеру, но он решил, что будет жить в доме Блэков. Его немного волновал кричащий портрет хозяйки. Он не знал, сможет ли успокоить заходящуюся в крике картину. Но другого жилья у парня не было. Надо же ему где-то прятаться, пока он не найдет все крестражи. Дом на площади Гриммо, как Гарри казалось, был идеальным местом для жизни.

~~~~~~~

Был вечер накануне дня рождения Гарри, когда дядя Вернон впервые заговорил с ним.
- Этот старикашка, директор твоей школы, сказал, что у тебя в этом году, по вашим дурацким законам, совершеннолетие. Что ж, я рад этому. Значит, я больше не обязан тебя опекать. Так что завтра ранним утром выметайся отсюда и учти, что отныне двери этого дома закрыты для тебя, – сказал злобно дядя.
- Будь моя воля, я бы и раньше не приезжал к вам. Так что не беспокойтесь. Я не приеду, даже зови вы меня к себе, – ответил ему Гарри и пошел собирать вещи.
Закончив со сборами, он взял перо и написал Рону:

«Меня срочно выгоняют из дома, так что я прилечу утром в день рождения. Не вздумайте там устраивать что-нибудь в честь этого! Поцелуй от меня девочек (я думаю, Гермиона у тебя) и свою маму. Скоро увидимся».

Он привязал письмо к лапе Букли и отослал ее в Нору, велев там остаться. Тут в дверь дома позвонили, и Гарри услышал голос, доносящийся снизу:
- Мне нужен Гарри Поттер. Я знаю, он еще у вас.
- Нет тут никакого Поттера. Убирайтесь! – заревел Вернон.
Затем Гарри услышал сдавленный хрип дяди и взволнованный писк тети. Он поспешил выйти вниз, недоумевая, что происходит. В прихожей стоял хозяин «Кабаньей головы». Гарри с трудом вспомнил, что этого мага зовут Аберфорт. Так как он никогда даже не разговаривал с этим человеком, то не понимал, зачем тот приехал сюда.
- Что привело вас ко мне, сэр? – спросил Гарри учтиво.
- У меня для тебя посылка от Альбуса. Это вроде подарка ко дню рождения. Очень важно, чтобы ты открыл ее в этом доме. Альбус хотел, чтобы это знал только ты и никто больше, – сказал визитер.
Он замолк. На его глазах навернулись слезы. Затем бармен сдавленно проговорил:
- Знаю, что его конец был предопределен, и все равно тяжело, – он снова замолчал, вздохнул и добавил: – Я подумал, ты должен знать, Гарри. Я его брат, Аберфорт Дамблдор. Так что если станет совсем туго, ты знаешь, где найти меня.
- Спасибо, – немного с изумлением проговорил Гарри.
Аберфорт был ни чуточки не похож на директора, если не считать таких же лучистых голубых глаз. Тем не менее, Поттер порывисто обнял старика как родного и уткнулся в его старую мантию.
- Ну-ну. Тебе надо быть сильным, – подбодрил его Аберфорт.
Он отстранил от себя Гарри и подал ему небольшую коробку.
- Будь осторожен. Там воспоминания Альбуса. Следуй инструкциям. И еще… Счастливо тебе, Гарри Поттер.
После этого брат Дамблдора запахнулся в мантию и аппарировал прямо из прихожей. Немного потрясенный визитом, Гарри поднялся в свою комнату и запер ее не только на щеколду, но и на заклинание. Теперь ему было все равно, как отреагирует на колдовство в доме маглов Министерство магии. Он в любом случае не собирался возвращаться в Хогвартс, даже если его откроют к началу учебного года.

~~~~~~~

Гарри, волнуясь, распечатал коробку. Там было несколько одинаковых пронумерованных темных бутылочек. Поверх их лежало короткое письмо от Альбуса Дамблдора.

«Гарри, я знаю, что ты очень сильно огорчен моей смертью.
Не удивляйся, я знал, что меня не будет с тобой к твоему совершеннолетию. Прости меня в последний раз. Я решил, что тебе не стоит знать всего заранее. Я оставляю тебе эти воспоминания, чтобы ты понял, почему я поступал так, а не иначе.
Да, я доверяю тебе и не считаю маленьким. Но ты так и не научился окклюменции. Я не мог позволить случайности разрушить хорошо продуманный план. Волдеморт может влезть в твое сознание, чтобы снова подчинить себе, и тогда… Прости меня еще раз.
Теперь настал этап поиска оставшихся крестражей. Не думаю, что я нашел все. Тебе нужна помощь, хороший наставник и друг. Поэтому я посылаю тебе это. Взвесь все «за» и «против». Эти воспоминания помогут тебе разобраться в поступках человека, который в них участвует.
На бутылочках не даром стоят номера. Я настаиваю, чтобы ты просматривал их в этом порядке. Воспоминание исчезнет, как только ты его досмотришь. Ты можешь резонно возразить, что, раз эти воспоминания станут и твоими, то Волдеморт сможет до них добраться. Но это не так. Я недавно нашел способ, как сделать так, чтобы они были закрыты для всех, кроме тебя самого и человека, причастного к ним.
Возможно, я мог бы показать их до моей смерти, но ты тогда бы не сыграл так правдоподобно, как в случае моей внезапной кончины. Ты бы нормально воспринял мою смерть, и Волдеморт усомнился бы в надежности своего слуги. Этого нельзя было допустить на том этапе.
Искренне твой, Альбус Дамблдор».

Гарри вздохнул и взял в руки первую бутылочку. Она, как и все, была залита сургучом. Он осторожно счистил его и отвинтил крышку. Из горлышка в комнату поплыл густой белый туман. Он подхватил парня, закружил, завертел и...

Гарри стоял на поляне Запретного леса. Была ранняя весна. Тут и там еще лежал снег. Недалеко от него стояли Дамблдор и Снейп. Они о чем-то мирно разговаривали. После убийства директора, Гарри даже к образу Снейпа испытывал лютую ненависть. Но надо было подойти и прислушаться, иначе воспоминание пропадет даром, поэтому он встал рядом с директором.
- Ты же знаешь, Северус, что я смертельно болен. Проклятье Волдеморта мне так и не удалось снять. Мне становится все хуже и хуже, – устало проговорил Дамблдор.
- Именно поэтому вы так себя и гробите, – мрачно буркнул Снейп, указывая на почерневшую руку директора. – Можно же было просто дожить.
- Нельзя, – покачал головой директор. – Гарри еще так юн. Ему не справиться с крестражами. А мне все равно умирать.
- Я не понимаю, как Гарри собирается убивать Волдеморта, если даже не готов уничтожать его крестражи? Альбус, вы же толкаете мальчика на смерть, – довольно сердито сказал мастер зелий.
Гарри раскрыл рот от изумления и уставился на Снейпа. Мало того, что тот преспокойно называл его по имени, так еще и говорил о нем с явной заботой в голосе.
- Мы будем его учить, – ответил Снейпу Дамблдор. – К сожалению, Волдеморт очень мешает этому. Он совершенно перестал доверять своим слугам. Если уж Беллатриса у него попала в опалу, то и в тебе он скоро может усомниться. Сейчас очень важно получить полное доверие Тома любой ценой. Поэтому план с Драко остается в силе. Мальчик уже дважды пытался убить меня: глупо, по-детски, но пытался. Лучше будет, если ты сделаешь это за него, Северус.
- Я и так почти готов. Я же дал Непреложный обет Нарциссе, что буду защищать ее сына от вас, что помогу ему вас убить, – вздохнул мастер зелий.
- Почему ты пошел на это? – спросил Дамблдор.
- Что я мог сделать?! – хмыкнул Снейп. – Меня загнали в угол. Беллатриса приводила опасные доводы. Я даже приписал себе парочку чужих успехов, зная, что Темный Лорд не будет с ней ничего обсуждать. Я выкручивался, как мог, а она все равно не верила.
- Ладно. Ничего страшного не случится. Ты не нарушишь обета. В любом случае, я не собираюсь мешать Драко Малфою, – пожал плечами директор.
- А если вы будете с Гарри? Разве он позволит вас убить?
- Я позабочусь об этом. В крайнем случае, я его обездвижу. Он не помешает.

Воспоминание стало таять, и вскоре Гарри вновь был в своей комнате. «Меня обвели вокруг пальца, как ребенка. Они заранее договорились, что Снейп убьет директора в случае необходимости. Что же это означает? Что Снейп предан Дамблдору. Это невероятно», – подумал Гарри. Он был потрясен. Его мир начинал переворачиваться с ног на голову.

~~~~~~~

Гарри взялся за вторую бутылочку. Едва откупорив ее, он оказался в темном помещении. Света было так мало, что парень едва смог уловить силуэт человека в мантии.

- Джеймс, Лили. Вы дома? – спросил этот силуэт голосом Снейпа.
- ЛЮМОС! – раздался другой мужской голос.
Загорелся магический свет, освещая небольшую прихожую. Гарри увидел, что рядом с ним находится мастер зелий. Он был намного моложе настоящего Снейпа, но был старше того, которого Гарри видел в думосборе зельевара на пятом курсе. Молодой волшебник явно сильно волновался.
Обладателем второго голоса оказался отец Гарри. Он немного возмужал после пятого курса. Отец выглядел точь-в-точь как на свадебном фото. Увидев, кто стоит в его прихожей, Джеймс моментально приставил палочку к сонной артерии Снейпа.
- Нюниус, ты пришел ко мне за смертью? – ядовито осведомился он.
- Убери палочку, Поттер. Я пришел предупредить, что с минуты на минуту здесь будут Пожиратели смерти, – раздраженно сказал незваный гость.
- И что тебя заставляет думать, что я поверю такому же Пожирателю? – все так же ехидно задал вопрос хозяин и надавил на горло волшебной палочкой.
- Не будь дураком! Зачем я бы стал тебя разыгрывать? Сегодня не первое апреля, а я не клоун, – поморщившись, прошипел Снейп и взялся рукой за палочку, отводя ее.
- С чего ты мне помогаешь?.. В благотворители подался? – не унимался Джеймс.
Он вырвал палочку из рук незваного гостя, но не наставил ее вновь, а опустил. Однако смотрел он весьма настороженно и недоверчиво. С лица Снейпа на миг слетела надменная маска, и стало видно, как сильно мужчина был взволнован.
- Сейчас не время разглагольствовать о причинах моих действий. Хватай свою жену и мотай отсюда. Они почти на подходе, – почти умоляюще произнес он.
Этот тон не укрылся от Джеймса, и он заволновался. Было видно, что он поверил визитеру. Однако его ответ прозвучал надменно и сухо:
- Не надейся услышать от меня «спасибо». Просто проваливай.
- Я и не ждал благодарности, – хмыкнул Снейп и аппарировал.

Гарри вынырнул из воспоминания, которое еще больше смутило его. Когда-то ему сказали, что мастер зелий спасает ему жизнь, чтобы расплатиться с Джеймсом за собственное спасение из Визжащей хижины. Но это воспоминание говорило, что Снейп с отцом рассчитался уже давно. Что тогда заставляло его спасать Гарри? Просьба директора «присматривать» или собственная инициатива? Ответа на эти вопросы у Гарри не было.
Поттер взялся за третью бутылочку и на этот раз оказался в кабинете директора.

Дамблдор сидел в излюбленном кресле, поглаживая феникса. Перед ним в разорванной, пыльной мантии сидел Джеймс Поттер. Его рука была на перевязи, а на лице - свежие ссадины.
- Как Лили? – спросил его директор.
- Немного лучше,– ответил Джеймс, вздыхая. – Такое потрясение, а срок уже большой.
- Да… Вы чудом ушли от Волдеморта. Попасть в «Замок смерти» и вырваться – это невероятно, – тоже вздохнул Дамблдор.
- Мы бы и не спаслись, сэр. Нас вытащил Снейп. Признаюсь, я не ожидал этого от него. Я даже «спасибо» сказал этому гаду.
- Всегда лучше благодарить за спасение, мой мальчик. Значит, в нем есть что-то светлое, раз он так поступил.
- Сириус говорит, что он к нам с Лили неровно дышит, причем к обоим. Я понимаю, мой друг так шутит, но Лили нравилась в школе многим… - задумчиво произнес Джеймс.
- Я думаю, Северус еще перейдет на нашу сторону. Вот увидишь. Ну а насчет «любит – не любит», не бери в голову, Джеймс. Это же слухи, не более.

Воспоминание испарилось, а Гарри неподвижно сидел на полу и не мог поверить увиденному. Он не мог понять, как получилось, что Снейп сначала спасал родителей с таким упорством, а потом выдал их, пересказав пророчество Трелони Волдеморту. «Может, в воспоминаниях есть ответ и на этот вопрос?» – подумал Гарри и откупорил следующий сосуд.

Такого красивого и мрачного зала Поттер никогда еще не видел. В огромном узорчатом кресле сидел Волдеморт. Его внешность была не так ужасна, как после возрождения. Его лицо еще сохранило человеческие черты, но глаза уже стали красными. Перед ним стоял Снейп в черной мантии с капюшоном.
- Ты устроился в Хогвартс? – поинтересовался Темный Лорд. – Я должен иметь рядом с этим стариком своего человека. Я предпочитаю предвидеть его действия на три шага вперд.
- Вы уверены, Милорд, что Альбус Дамблдор по-прежнему силен? – как можно мягче спросил Снейп. – Мне показалось, он начинает выживать из ума.
- С чего ты решил? Он в таком же здравом рассудке, как я.
- Только сумасшедший может принимать на работу прорицателей-шарлатанов.
- Я верю прорицателям, – сообщил темный маг.
- Это если они настоящие. Та была явно невменяемая. Она сказала, что появится какой-то младенец, который убьет вас, – хмыкнул Снейп и с сомнением покачал головой.
- Ну-ка подробней, – заинтересовался Волдеморт.
- Право слово, это недостойно вашего внимания, Милорд, – возразил слуга.
- КРУЦИО! Мне решать, что достойно моего внимания, а что нет.
Снейп только поморщился от пыточного заклятия, но не издал и звука. Он перетерпел боль и покорно ответил:
- Как вам угодно, сэр. Она сказала… Я не помню дословно… Она предрекла, что мессия родится в конце июля у людей, которые трижды бросали вам вызов, – он помолчал и добавил: – Но это же чушь! Как может младенец остановить вас?!
- Ты идиот, Северус. Ребенок вырастет, – усмехнулся Темный Лорд. – Но я ждать не собираюсь. Я даже предполагаю, кто это. Безусловно, Поттеры.
- НЕ-ЕТ!! – закричал Снейп в ужасе. – Они уходили от вас только дважды.
- Ты споришь со мной?!.. КРУЦИО! Мне лучше знать, сколько раз они ускользали. Считай сам, недоумок! На Рождество прошлого года я послал им своих слуг, но они опоздали. Кто-то предупредил их. Мои слуги застали еще теплые постели. Прошлым летом они участвовали в рейде. Я видел их, как тебя. Но они сбежали. А этой зимою, ты сам прекрасно помнишь, какой был переполох в замке, когда кто-то вывел их из подземелий. Так что я выслежу их и убью этого «мессию» еще в утробе или в колыбели.
- Но это же глупо! Вы – самый великий, темный волшебник. Вас никто не может убить. Тем более младенец, – почти с мольбой проговорил мастер зелий.
- Ты утомил меня, Снейп. КРУЦИО! КРУЦИО!
Теперь Северус кричал так громко, что у Гарри заложило уши. Мужчина рухнул на пол, корчась от боли.

Гарри вылетел из воспоминаний, как пробка.

~~~~~~~

После сцены с Волдемортом Гарри долго не решался взяться за следующую бутылочку. Он получил ответ на свой вопрос: почему Снейп рассказал пророчество. Зельевар просто ему не поверил! И теперь в душе Гарри стало расти чувство сострадания к Снейпу. Он пытался побороть его, но у него ничего не выходило. Что еще его ждало в этих воспоминаниях? Любопытство взяло верх, и Поттер потянулся за бутылочкой, на которой стоял номер пять.

Перед ним вновь был кабинет Дамблдора, который тот мерил шагами. Было видно, что директор очень расстроен. У камина стоял Снейп в преподавательской мантии. Таким подавленным Гарри никогда его не видел. Ему даже показалось, что на глазах зельевара блестят слезы.
- Сэр, – сказал Снейп глухим голосом. – Я знаю, что не достоин. У меня не та репутация, но… Я умоляю вас, отдайте мне, пожалуйста, Гарри.
- Это совершенно невозможно, Северус. Пожиратели смерти еще так активны. Идут процессы. Ты сам неделю как из Азкабана. Ну а потом... Мальчик будет расти похожим на Джеймса. Это помешает тебе стать ему отцом, я уверен.
- Но отдавать его маглам?! Это кощунство! – возмутился Снейп.
- Зато там его никто не обнаружит. Я приложил все усилия, можешь быть спокоен. Пока тот дом будет ему родным, Гарри ничего не угрожает, даже вдали от него, – убежденно сказал Дамблдор, потом добавил: – Мне самому тяжело. Но пойми, так надо!

Воспоминание растаяло, а Гарри не мог пошевелиться. Снейп хотел усыновить его. Это уже не укладывалось ни в какие рамки. Что бы из этого получилось? «Наверно, Дамблдор прав. Снейпу бы мешало, что я похож на отца. Он так меня ненавидит», – подумал Гарри. Почему-то мысли о ненависти Снейпа вызвали в нем глухую боль. Чтобы отогнать непонятное чувство, он откупорил следующую бутылочку.

На сей раз Поттер оказался на территории Хогвартса. скорее Всего был конец лета, потому что по двору не гуляли студенты. Гарри увидел, что из Запретного леса с большой корзиной, в которой лежали какие-то травы, выходит Снейп. Теперь он был почти абсолютно таким, каким Гарри запомнил его по школе. Только лицо было свежее. Да и одет он был не в свой сюртук, а в рубаху и брюки, заткнутые в болотные сапоги.
Навстречу ему шел Альбус Дамблдор. Он что-то насвистывал. Увидев профессора зелий, директор повернул в его сторону и спросил:
- Запасы делаешь? – не дождавшись ответа, задал новый вопрос: – Ты помнишь, что у нас нынче за год? – и сам же ответил на него: – В Хогвартс поступает Гарри Поттер.
- Я прекрасно это помню, сэр, – ответил Снейп, останавливаясь.
- Северус, у меня к тебе просьба, – начал директор.
Это было сказано таким мягким тоном, что Гарри понял, директор собирается не просить, а приказать. Сколько раз он сам слышал, как директор так разговаривал с ним. «Интересно, что он хочет от Снейпа?» – подумал Гарри и прислушался. Однако Дамблдор стал говорить вовсе не о том.
- Я читаю знаки, и они мне совсем не нравятся. Нас ожидает что-то ужасное, Северус.
Это бормотание не понравилось Снейпу. Он насторожился и пристально посмотрел в лицо собеседника. Гарри решил, что зельевар пытается влезть в голову директора. Видимо, Дамблдор подумал так же или ощутил чужое присутствие, потому что отвел глаза.
- Что вы хотите, сэр? – вздохнув от неудачной попытки заглянуть в чужое сознание, спросил Снейп.
- Мне кажется, что Том набирает силу.
- И…
- И я решил, что тебе лучше вести себя таким образом, чтобы все знали, как ты ненавидишь Гарри Поттера.
- ЧТО?! – взревел Снейп как рассвирепевший буйвол.
Дамблдор, однако, не обратил на его крик внимания, и продолжил говорить тем же вкрадчивым тоном:
- Если Волдеморт восстанет, то он не должен усомниться в твоей преданности, Северус. А что лучше докажет, что ты был верен ему? Плохое отношение к его врагу. У тебя и повод есть: якобы ненависть к Джеймсу Поттеру. Ты должен быть с мальчиком как можно строже, так чтобы никто не мог разгадать твоих истинных чувств…
- Я хотел взять мальчика, воспитывать как сына, а вы предлагаете его ненавидеть! Иногда я думаю, что вы слишком похожи на Темного Лорда, – угрюмо сообщил Снейп.
- На войне как на войне, Северус. Убийство ради добра остается убийством. Но цель оправдывает средства, – нравоучительно произнес директор.

Вот теперь Гарри был подавлен не на шутку. Вся та ненависть, что плескалась в черных глазах профессора зелий, была показной. «Снейп – великий актер. Ничего не скажешь», – подумал он, выныривая из воспоминания. Почему-то осознание того, что на самом деле Снейп не питал к нему ненависть, успокоило его.

~~~~~~~

Бутылочек оставалось не так много. Всего три штуки. За окном была уже ночь. Часы показывали почти одиннадцать, следовательно, до дня рождения оставался час. «Надо просмотреть их все, – подумал Гарри. – Совершеннолетие – это шаг к взрослой жизни. Мне надо посмотреть эти воспоминания еще ребенком». Он вздохнул и открыл очередную бутылочку.

Гарри снова оказался в кабинете директора. За окном было лето. Дамблдор и Снейп сидели друг против друга. Зельевар казался вымотанным, серым, с черными кругами под глазами.
- Ты устал, Северус. Я вижу, – сказал Дамблдор.
На это Снейп лишь тяжело вздохнул, а потом признался:
- Думал, мне крышка. Ан, нет. Как говорят ваши любимые гриффиндорцы, я живучий гад. А еще они говорят, что «что-то там» в проруби не тонет.
- Он тебя пытал? – с ужасом спросил директор, предвидя ответ.
- Естественно. И «Круцио», и Веритасерум, и окклюменция. Все по полной программе, – подтвердил догадку Снейп. – Вы же знаете, профессор, мне это все как мертвому припарки. «Круцио», конечно, сильная штука, но он не стремился меня убить.
- А как же сыворотка правды? Ее невозможно игнорировать, – удивился директор.
- Возможно, если ты – зельевар. Я же подготовился к вечеринке, – ухмыльнулся мастер зелий и пояснил: – Я изобрел новое зелье, которое блокирует Веритасерум.
- Про последний пункт я не спрашиваю. Он тебе не соперник.
- Да. В окклюменции мне равных нет, – гордо сказал Снейп. – Я ему такие воспоминания подсунул, что он рыдал от умиления.
- Ты и в легилименции силен.
- Не слишком. В его голову и в вашу мне все-таки трудно забраться без заклинания. Приходится рыскать у других. А вы оба не любите обсуждать планы с друзьями.
- Ну, ты и хам! – восхитился им Дамблдор.
- Сами меня таким вырастили,сэр, – нагло парировал мастер зелий.

Гарри засмеялся и вышел из воспоминания. Теперь он знал, как поверил Волдеморт в преданность Снейпа. Если Слизнорт умел делать поддельные воспоминания, то Снейпу сам бог велел. «А я еще пытался драться с ним на палочках, – вспомнил Гарри. – Это было безнадежно. Он читал мои мысли, как открытую книгу. У меня не было ни единого шанса. Будь Снейп врагом, он бы меня убил».

Новое воспоминание снова переместило Гарри в кабинет директора. Ему даже показалось, что оба участника сидят в тех же позах. Пожалуй, Снейп выглядел чуть свежее. Это было трудно сказать так сразу, потому что он был ужасно мрачен.
- Вот к чему приводит ненависть, сэр, – тяжело вздохнув, произнес он печальным тоном. – Вчера мне пришлось выгнать Гарри из класса. Правда, я в самом деле рассвирепел. Но был повод. Он влез в мой Омут Памяти. Я прятал там неприглядные воспоминания о Джеймсе. Мне так не хотелось лишать его любви к отцу. А он… - Снейп безнадежно махнул рукой. - Я думал, он не похож на него. И что теперь?!.. Я знаю, Гарри не придет и не попросит прощения. Он упивается ненавистью ко мне, которую я сам в нем вырастил. Я просто убит.
Гарри уставился на Снейпа с нескрываемым интересом. Этот человек не просто удивлял его теперь, он был непостижим. Гарри начал проникаться к нему неподдельным уважением. Как было трудно Снейпу все эти годы! Свой среди чужих. А свой ли?.. Судя по недоверию Беллатрисы, не слишком.
Но что еще горше, чужой среди своих. У Снейпа был один друг – директор Хогвартса, и ему пришлось этого друга убить. «Я бы поступил точно так же, – с ужасом подумал Гарри. – Ведь я поил Дамблдора тем ядом в пещере. Прикажи он мне, докажи свою правоту, и я бы тоже поднял на него свою палочку».
- Не переживай, – постарался успокоить Снейпа директор, вырывая Поттера из размышлений. – Неумелые действия Гарри поднимают твой престиж в глазах Волдеморта.
- Вечно вы все извратите, – рассердился зельевар. – Не желаю этого слушать! Все это доведет до беды. Помяните мое слово, профессор!
Он встал и стремительно покинул кабинет, сильно хлопнув дубовой дверью.

«Снейп, черт возьми, прав. Это привело к трагедии», – подумал Гарри, отставляя еще одну бутылочку.

~~~~~~~

В коробке, принесенной Аберфотом, осталась только одно воспоминание. Гарри нерешительно потянулся к бутылочке. Что она скрывает? Вроде и так все понятно. Человек, которого он считал врагом, на самом деле был самым верным другом.
Когда-то давно, в прошлой жизни, Гарри уже менял отношение к человеку. Этим человеком был его крестный, Сириус Блэк. Гарри помнил, как сильно ненавидел его, как желал его смерти, а потом в одночасье полюбил так, что и не передать. Сириус стал ему братом, другом, советчиком. А когда крестный умер, то с ним умерла часть души Гарри.
Могло ли такое произойти и со Снейпом? Гарри не знал. За плечами у них было шесть лет ненависти. Сможет ли Снейп полюбить его, как Сириус? Он же хотел его когда-то усыновить. Если бы они встретились, смогли бы они нормально общаться? Что скрывается под маской, которую сейчас снял мастер зелий? Пока перед Гарри были только воспоминания, а не сам человек. И он не мог представить себе этого нового Снейпа.
Гарри взглянул на часы. До двенадцати оставалось двадцать минут. «Не стоит медлить. Я люблю выполнять то, что наметил», – подумал он и счистил сургуч с последней бутылочки с воспоминанием. Плотный белый туман окутал его. То ли потому что было уже поздно, и он устал, то ли еще почему, но Гарри показалось, что туман был холодней, а круговорот длиннее.

Гарри увидел себя самого, прогуливающегося в обнимку с Джинни по берегу озера. Затем они остановились, и он увидел, как целует Джинни глаза, а она, прижавшись, залезает своей мягкой ручкой за ворот его рубашки.
Было так странно смотреть на себя со стороны. У Гарри защемило сердце. Ему захотелось, чтобы это было не воспоминание, а реальность. «Зачем мне это прислали? Мне так больно, что я расстался с ней», – подумал он и огляделся. Совсем недалеко от его двойника и Джинни стояли Дамблдор и Снейп. Директор грустно улыбался, а зельевар хмурился.
- Какая красивая пара, – сказал директор. – Жаль, если они сгорят в огне войны, как Лили и Джеймс. Ты не находишь, что Джинни похожа на Лили?
- Рыжая, любит зелья и тоже гриффиндорка. По этим признакам вы нашли ее похожей? – осведомился Снейп насмешливо. – Мне кажется, младшая Уизли ему не пара. Он ошибается, думая, что любит ее. Они еще дети и вообще не умеют любить.
- Ты относишься ко всему этому слишком предвзято, Северус. Ревнуешь? – лукаво подмигнул зельевару Дамблдор.
- Еще чего! – возмутился Снейп и пояснил: – Не люблю заниматься тем, что совершенно неперспективно. Ревность предполагает надежду. У меня ее нет. И тогда не было, а сейчас – тем более.

Воспоминание погасло, а Гарри продолжал смотреть в одну точку. Что-то странное было в увиденном, что-то недоговоренное, какой-то намек. Но он не понял его, а поэтому просто взгрустнул. Ему захотелось в равной степени увидеть и Джинни, и Снейпа.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:45 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 2. Вечеринка в пижамах

Старый будильник Дадли скрипнул стрелками, и наступила полночь. «Вот и настал мой день рождения, – подумал Гарри. – Я действительно стал взрослее. Я это чувствую». Он заглянул в коробку, в слабой надежде отыскать еще что-нибудь.
Под слоем бумаги лежала еще небольшая записка от Дамблдора и жесткий конверт удивительно знакомых размеров. Гарри аккуратно встряхнул, и на его ладонь выпало небольшое зеркальце.
- Это же сквозное зеркало, как присылал мне Сириус, – воскликнул Гарри вслух. – Может, оно для связи со Снейпом?
Предположение было настолько невероятным, что Гарри требовалось подтверждение. Желая найти ответ, он развернул записку от Дамблдора.

«Гарри, по моему плану, ты должен был найти это письмо после всех воспоминаний. Надеюсь, это так».

- Да, профессор, это так, – сказал Гарри, словно разговаривал с директором.

«Теперь ты узнал ответ на вопрос, почему я доверял Северусу Снейпу. Можешь ли ты, вслед за мной, доверять ему?»

- Могу, сэр, – снова ответил Гарри вслух.

«Мне бы очень хотелось, чтобы вы теперь сблизились. Это следующий шаг на пути к победе. Поверь, общение с Северусом принесет тебе пользу. Он прекрасно владеет боевой магией, знает Волдеморта, как никто другой. Он поможет тебе отыскать крестражи. Но ты, мне кажется, как более молодой, более гибкий и добрый, должен сделать первый шаг навстречу».

- Да, я тоже так считаю. Я назвал его трусом, – согласился Гарри, вздыхая.

«Я послал тебе сквозное зеркало. Я знаю, у тебя такое было. Должно было быть. Сириус намеревался тебе подарить пару от своего. Это зеркало тоже парное. Если ты захочешь поговорить с профессором Снейпом, то достаточно его позвать. Лучше делать это ночью. Конечно, голос из сквозного зеркала никто не слышит, кроме владельца, но пользоваться им лучше, когда никого нет рядом. Ведь вид человека, беседующего с зеркалом, наверняка вызовет интерес у окружающих.
Что еще мне хотелось бы тебе сказать?.. Пожалуй, объяснить, почему я задумался о смерти. Последняя встреча с Волдемортом не прошла для меня бесследно. Он задел меня очень редким черномагическим заклинанием. Я медленно угасал. Затем я нашел кольцо Певереллов, и оно окончательно подорвало мое ослабленное здоровье.
Может, я бы умер еще прошлым летом. Северус спас меня, но не вылечил окончательно. Это было невозможно. Проклятие кольца наложилось на старый недуг, к тому же мне, как ни как, уже сто пятьдесят лет. Я умираю.
Не сегодня-завтра, я разгадаю загадку медальона Слизерина. Я уже знаю, где искать. Ты просил меня взять тебя с собою. Я это сделаю, несмотря на опасность. Надо показать тебе, как трудно искать крестражи и что может ожидать тебя в местах, где они хранятся. Что нас ждет в пещере, известно только Волдеморту.
Не знаю, скоро ли меня не станет после этой вылазки. Но ты не расстраивайся. Даже после смерти, я буду приглядывать за тобой и приду поздравить тебя с совершеннолетием. Обещаю».

- Спасибо вам, сэр, – сказал Гарри письму. – Вы не представляете, какой тяжелый груз сняли вы у меня с души своим подарком. Мне будто легче оттого, что ваша смерть была предрешена. Я-то думал, что это ваша самая большая ошибка, а вы и смерть сумели заставить работать во благо.
Гарри сложил оба письма директора и убрал сквозное зеркало обратно в конверт. Ночь ночью, но Снейп вряд ли обрадуется, если его разбудить в начале первого.

~~~~~~~

Спать совершенно не хотелось. Поттер выглянул на улицу: на небе были видны звезды. Он подмигнул Сириусу и пожелал крестному приятных путешествий по созвездию Гончих Псов. Это была давняя игра. Гарри ее придумал, когда боль утихла, но хотелось хоть иногда поговорить с Бродягой. Тогда он вообразил, что Сириус, как неуемный исследователь, освободившись от бренного тела, полетел в это созвездье, где была звезда, носившая такое же имя, и самый простой способ связаться с ним - это поговорить или хотя бы подмигнуть ей.
Привлеченный каким-то свечением за своей спиной, Гарри отвернулся от окна - посреди его комнаты стоял Альбус Дамблдор. Он был в белой парчовой мантии, в которой его хоронили. Его лицо было неизможденным, а ссохшаяся рука не казалась черной. Он был настолько реален, что Гарри вздрогнул.
- Я не хотел пугать тебя, – извинился Дамблдор.
- Вы живы? – сдавленно вымолвил Поттер.
- Нет, Гарри, я умер. Но у меня на земле осталось неоконченное дело, – ответил директор.
- Вы так реальны, что мне кажется, я могу вас потрогать.
- Да, ты можешь коснуться моей руки. Я не призрак… но я и не живой человек.
- Я не понимаю, но все равно рад вас видеть, сэр.
- Я пришел к тебе, Гарри, чтобы передать свой магический опыт. Я не слишком торопился учить тебя и опоздал, но все же мне дали шанс исправить мое упущение, – сказал Дамблдор.
- Кто? – осмелился спросить его Поттер.
- Высшие судьи, – пояснил директор. – Они следят за балансом сил добра и зла. Если я не передам тебе свой опыт, то ты можешь потерпеть поражение. Тогда баланс нарушится, и мир погрузится во тьму.
- Вы же говорили, что моя главная сила в умении любить, – не сдержавшись, съязвил Гарри.
Он сказал это таким тоном, будто они продолжают с директором давний спор, и ничего не случилось. У мальчика было много вопросов по поводу этих самых «высших судей», и он хотел знать, куда после смерти уходят волшебники. Но директор не разделял его желания поболтать, призывая жестом руки к молчанию, и сказал:
- Я бы с удовольствием побеседовал с тобой как можно дольше, но у меня не так много времени. Подойди ко мне и возьми за руки.
Гарри так и поступил. Он не знал с чем сравнить ощущения, возникшие при прикосновении, но они подтверждали, что пред ним не живой человек, каким бы реальным директор не казался. Время замерло на секунду, а затем Гарри почувствовал, как по его телу прошла волна магии, заставляя кровь закипеть. Мир завертелся, а потом так же резко остановился. Дамблдор улыбнулся и произнес:
- Я передал тебе большую часть своего магического опыта, но его надо пробудить в тебе… Я думаю, будет правильным, если в этом тебе поможет профессор Снейп. Позови его, пока я еще с тобой.
Гарри тоже улыбнулся. Он был рад, что первая его встреча со Снейпом после ночи, когда тот бежал из Хогвартса, пройдет в присутствии Дамблдора. Он взял из коробки сквозное зеркало и, глядя в него, позвал:
- Северус Снейп, откликнитесь!
Почти сразу в зеркале появилось лицо мастера зелий, будто он ждал вызова Гарри с минуту на минуту и держал второе зеркало в руке.
- Что случилось, Поттер? – спросил Снейп.
Гарри показалось, что он слышит нотки волнения. Впрочем, это могла быть и его фантазия.
- Сэр, со мной рядом стоит Альбус Дамблдор. Он просил Вас придти сюда, – ответил он и смутился.
Гарри снова вспомнилась та ужасная ночь, когда он преследовал профессора, и ему стало стыдно.
- Иду, – сказал Снейп и исчез из зеркала.

~~~~~~~

Через минуту посреди убогой комнаты Гарри в ночной рубашке и халате из портала появился Снейп. Увидев Дамблдора, он кинулся навстречу и вцепился в протянутые к нему руки. Гарри впервые видел, чтобы Снейп проявил такие чувства.
- Я знал, что еще увижу вас, – хрипло проговорил мастер зелий.
- У меня мало времени, Северус. Совсем мало, – мягко откликнулся Дамблдор, не вырывая рук. – Ты обещаешь мне курировать и оберегать Гарри?
Снейп глянул на Поттера исподлобья и нахмурился. Затем снова взглянул на Дамблдора.
- Курировать буду, если Поттер намерен работать и слушаться меня, а не изображать из себя идиота, – сказал маг.
- Я буду слушать вас, сэр, и стараться, – пообещал Гарри.
Снейп посмотрел на него и снова перевел взгляд на Дамблдора.
- Северус, будь мягче с мальчиком. Хватит его запугивать и играть старую роль, – улыбулся старый маг. – Обними его за плечи. Встаньте-ка рядом, я хочу посмотреть на вас вместе.
Снейп метнул на директора странный взгляд, потом медленно подошел к Гарри, опустил на его плечо свою руку и притянул к себе. Теперь они стояли, касаясь друг друга. Гарри покраснел от тесного контакта и нелепости их нарядов, но кроме него этого, казалось, никто не заметил. Снейп был сосредоточен и чуть взволнован. Дамблдор расплылся в одобрительной улыбке. На его голубых глазах навернулись слезы.
- Будьте счастливы, мальчики мои дорогие, – сказал директор и растаял как дым.
Гарри вздохнул и услышал рядом такой же вздох. Он сразу вспомнил о Снейпе, который по-прежнему сжимал его плечи и тесно прижимался. Почему-то это немного смутило Гарри, но он не решился отстраниться, не желая рушить установившийся контакт. Затем мастер зелий очнулся, отпустил его и сел на кровать.
- Ну что, Поттер, больше не собираешься драться со мной на дуэли? – спросил он.
Его насмешливый и совсем не злобный тон абсолютно выбил парня из колеи. Да и вообще было несколько необычно видеть Снейпа в своей спальне в ночной одежде. Гарри смотрел на него и не узнавал. Он хотел сказать ему очень много, но не знал, как начать, поэтому стал мерить шагами свою маленькую комнату. Мастер зелий молчал, наблюдая.
- Сядь, Поттер, не маячь, – наконец попросил Снейп.
Гарри не пришло в голову наколдовать стул, и он сел на кровать, рядом с зельеваром.
Ему тут же припомнился четвертый курс, когда он разгадывал тайну яйца, и в голове у него прозвучал насмешливый голос лже-Грюма: «О, вечеринка в пижамах». Он невольно ухмыльнулся и глянул на профессора. Снейп тоже ухмыльнулся, будто тоже увидел эту картинку. Как ни странно, Гарри показалось даже удобным, что мастер зелий читает его мысли.
- Я хочу поговорить с тобой, – прервал молчание Снейп. – Я должен объясниться, почему относился к тебе в школе несправедливо.
- Я знаю. Вам так велел директор. Он прислал мне воспоминания, – вздохнул Гарри и спросил: – Вы правда собирались усыновить меня?
- Да, но Альбус был прав, это была неудачная идея. Вряд ли бы из меня вышел отец для тебя, – фыркнул Снейп. – Что еще он тебе оставил в воспоминаниях?
Гарри хотелось спросить: "Почему?", но не стал делать этого. Вместо этого он ответил на заданный вопрос:
- Я узнал, почему вы его убили. И я понял, что не вправе был называть вас трусом. Если бы я был на вашем месте, я бы тоже выполнил приказ директора.
Снейп удивленно изогнул бровь и уставился на него своими непроницаемыми глазами.
- Еще я узнал, что вы дважды спасли моих родителей, – ровным голосом продолжил Гарри, хотя его смутил такой пристальный взгляд. - Выходит, вы спасали меня не из-за магического долга перед моим отцом. Может, поясните тогда, почему? Только не говорите о приказе директора.
Снейп нахмурился, отвернулся и глухо проговорил:
- Зря Альбус это затеял. Зачем вам знать, Поттер, о причинах моих поступков?
- Надо, - пожал плечами Гарри. - Могу сам угадать. Вы любили мою маму?
- Что за буйные фантазии, Поттер? – возмутился Снейп.
Гарри смутился и пробормотал:
- Мне показалось… Было воспоминание обо мне и о Джинни, когда мы гуляли у хогвартского озера. Дамблдор сказал, что она похожа на мою маму, и что вы ревнуете.
- Вы все неправильно истолковали, – нахмурился Снейп и задал риторический вопрос: – Зачем вообще директор оставил вам это воспоминание?
- Я не знаю, – сказал Гарри, хоть ответа не требовалось.
- Раз ты сам заговорил о своей подружке, – перевел мастер зелий разговор, – то я бы тебе посоветовал пробыть с ней так долго, как это возможно. Ты можешь сказать, что я не имею права указывать тебе, но я старше и больше тебя понимаю…
- Я подвергну Джинни опасности, – возразил Гарри, попутно удивляясь, что зельевар постоянно переходит с "Ты" на "Вы".
- Вы уже подвергли ее этой опасности. Вы повесили на нее табличку: «Подружка Поттера». Если бы вы хотели оградить ее от опасности, вы не стали бы встречаться с ней весной. Впрочем, на ней уже было клеймо: сестра вашего друга, – тяжело вздохнул Снейп.
Он вновь пристально посмотрел на Гарри, и тот почувствовал, что зельевар что-то выискивает у него в голове, но это его почему-то даже не оскорбило.
- Послушай, Поттер. Разве ты волнуешься только за Джинни?.. Если Темный Лорд решит похитить хоть кого-нибудь из твоего окружения, ты не побежишь его спасать? Чье похищение не заставит тебя заволноваться? Чья смерть не принесет боли? – вкрадчиво спросил мастер зелий.
- Но боль бывает разной, – попробовал возразить Гарри.
- Да ты циник! – фыркнул мужчина.
- Хорошо, я подумаю, – пообещал Гарри, не обратив внимания на его реплику.
- Тут нечего думать. Ты должен быть счастлив! - несколько сердито и запальчиво сказал Снейп. Затем, вздохнув, добавил: - Понимаешь, всегда лучше знать, за что умираешь. Твои родители это знали. Но лучше, безусловно, остаться в живых.
Он вздохнул и замолчал.

~~~~~~~

В комнате повисло молчание. Оно было не враждебное и не разъединяло, а объединяло рядом сидящих людей. Гарри поймал себя на мысли, что ему уютно сидеть рядом со Снейпом, привалившись к нему плечом, соприкасаясь ногами. После того как он узнал, что этот человек не замышляет против него ничего плохого и вообще находится по одну сторону баррикады, ему очень захотелось поскорее стать ему другом. Но это было гораздо сложнее, чем подружиться с Сириусом.
За окнами комнаты была глухая ночь, и Гарри чувствовал смертельную усталость, но ему вовсе не хотелось оставаться сейчас одному. Снейп, кажется, тоже не торопился уйти. Он сидел на кровати и был таким домашним, таким своим и близким, что Гарри хотелось положить ему голову на плечо и заснуть. Он еле держался, понимая, что Снейп – это не Сириус. Мастер зелий не позволит такого панибратства.
Снейп не стал ни более приветливым, ни более милым. Он выглядел по-прежнему мрачным и угрюмым, и все время поглядывал на Гарри с каким-то непонятным выражением во взгляде. Поттер не мог расшифровать это взгляд и почему-то начинал смущаться. Чтобы не давать воли этим странным чувствам, Гарри решился задать пару вопросов, которые его волновали.
- Сэр, – сказал он, не глядя на сидящего так близко человека, – как вам удается скрываться все это время? Авроры же вас разыскивают.
- Я просто живу там, где они меня не ищут, – ответил Снейп.
- В резиденции Темного Лорда? – предположил Гарри.
- Нет. В доме Блэков. Ты же не возражаешь?
Гарри был так потрясен этой новостью, что уставился на мужчину. Тот ухмыльнулся.
- Хитро, – наконец выдавил Гарри из себя и тоже ухмыльнулся. – Как дом вас пустил?
- Я воспользовался разрешением Блэка быть всегда гостем дома. Я могу пользоваться им, пока новый хозяин не вышвырнет меня на улицу, – ответил Снейп и чуть с вызовом глянул на Гарри.
- Я не сделаю этого! – возмутился парень и был удостоен странным взглядом, от которого что-то щекотало внутри и по телу бегали мурашки.
Чтобы не чувствовать нарастающего смущения и еще чего-то, Гарри задал следующий вопрос:
- А куда вы дели Драко Малфоя?
- Это допрос, Поттер, или вас, в самом деле, волнует судьба вашего школьного недруга? – вопросом на вопрос ответил Снейп и снова как-то странно посмотрел на него.
- Почему вас так удивляет, что я интересуюсь его судьбой? – нахмурился парень.
Зельевар ничего не ответил, а только пожал плечами, продолжая изучать его. Тогда Гарри вздохнул и решил нормально объяснить свою заинтересованность этим вопросом:
- Вы не поверите, но мне было жалко Малфоя. Мне кажется, он запутался в сетях, которые сам и расставил. Он столько лет хотел достичь славы и величия любыми путями, что пришел к Волдеморту, чтобы добиться этого и, главное, реабилитировать отца, а тот оказался монстром.
- Ты такой странный, Поттер, – покачал головой Снейп. – Как можно во всех находить хорошее? Драко – избалованный сноб. Он думал, ему все позволено, а ты делаешь из него страдающего героя. Так недолго найти оправдывающие мотивы и в поведении Темного Лорда.
- В принципе, иногда я это пытаюсь сделать, – сознался Гарри.
- Я и говорю, что ты странный.
Поттеру почудилось, что в голосе Снейпа прозвучало восхищение им, но он одернул себя: не то еще может примерещиться во втором часу ночи.
- Что касается Драко… – сказал зельевар, явно собираясь ответить на заданный вопрос. – Я помог им с Нарциссой уехать во Францию, как только она сняла с меня Непреложный обет. Им опасно было оставаться в Англии. Темный Лорд не прощает промахов.
- Наверное, вам она нравится, раз вы так заботитесь о ней и ее сыне, – предположил Гарри.
- Поттер, что вы во всем видите какую-то романтическую подоплеку? – фыркнул зельевар. – Чего доброго, вы сделаете из меня эдакого рыцаря чести, спасающего женщин и детей. Поверьте, это далеко не так!
- Не знаю. По-моему, вы рисуетесь. Вы так привыкли играть роль ублюдка передо мной, что не хотите портить свой имидж. Но я видел вас сегодня совсем не таким. И я не собираюсь забывать это! – нахмурился Гарри и с вызовом глянул на Снейпа.
Тот усмехнулся невесело и произнес:
- Я давно знал, что вы не дружите с головой.
- Как вам угодно, – пожал плечами Поттер.
Ему вдруг совсем расхотелось спорить с этим странным человеком.

~~~~~~~

В комнате долго висела тишина, которую нарушал лишь стук сердец и дыхание. Снейп облокотился рукой о кровать, в то же время давая опору спине Гарри. И этот жест был такой правильный и удобный, что Поттер с удовольствием воспользовался этой поддержкой.
- Утром дядя выгонит меня из дома, – прервал он молчание. – Как вы думаете, я не навлекаю на Нору опасность, раз еду туда?
- Я повторюсь, сказав, что вы навлекли ее, когда сели в одно купе с Роном Уизли. Верней это он сел и сделал свой выбор, – сказал Снейп. – Оставьте их судьбу им. Не изображайте из себя бога. Вам со своей судьбой надо разобраться. Какие у вас планы?
- Искать крестражи и уничтожать их. Я не вернусь в Хогвартс, даже если его откроют, - ответил Гарри.
- Вы обещали директору слушаться меня, Поттер, а я настаиваю на вашем возвращении в школу. Ее непременно откроют, и вам надо закончить свое обучение. Насчет крестражей… Вы знаете, где их искать?.. У вас есть план действий?
- Если честно, нет, – сознался Гарри. – Но возвращение в Хогвартс не решит этой проблемы.
- Там вам будет безопасней всего. У вас будет время подумать, а у меня возможность что-то узнать у Темного Лорда и хорошо обучить вас, - пояснил Снейп.
- Но вы же подставите себя! – с волнением парировал Гарри.
Снейп невесело усмехнулся и ответил, на миг коснувшись своей ладонью его волос и ставя руку на место:
- Спасибо, конечно, за заботу, но не забывай, Поттер, что я теперь герой в его глазах. Темный Лорд мне доверяет, как никому другому. К тому же я столько времени хожу по лезвию бритвы, что научился на нем устраиваться с комфортом.
Он помолчал немного. Затем добавил:
- Поверь, Хогвартс откроют. Ты читал газеты?
- Нет, – признался Гарри и покраснел. – Они пестрели вашими портретами. Я запретил Букле их приносить. Я слишком сильно хотел убить вас, профессор.
- Вы знаете, месть – начало наклонной плоскости. Так недолго придти к тьме, которую вы так не любите. Не боитесь стать новым Темным Лордом? – осведомился Снейп, фыркнув. Потом ехидно спросил: – Надеюсь, теперь у вас нет желания перерезать мне глотку?
- Нет, – вздохнул Гарри и посмотрел собеседнику в глаза. – Мне очень стыдно, что я назвал вас в тот вечер трусом, сэр.
- Честно, не ты виноват во всем этом, – вздохнул в унисон с ним мужчина, провел рукой по его растрепанной шевелюре и опустил на плечо.
От этого жеста Гарри стало тепло и уютно. Он почувствовал себя защищенным, будто Снейп снял с него часть груза, который лежал на его плечах. Так, по сути, и было. Из врага Снейп за одну ночь превратился в надежного союзника, в тот тыл, который нужен каждому воину. Гарри теперь понимал, что, чтобы ни случилось, его спину будет прикрывать не зеленый юнец, а опытный маг. От этого было гораздо легче.
Какое-то время они сидели в уютной тишине. Гарри привалился к Снейпу, а тот так и не убрал руку с его плеча. Затем зельевар вздохнул и нехотя (или разыгралось воображение?) встал с кровати.
- Ложись-ка ты спать, Поттер, а утром поедешь в Нору и осчастливишь свою подружку примирением. И все у тебя получится. Вот увидишь! – сказал Снейп почти ласково.
Гарри посмотрел на него и несмело улыбнулся, облизнув губы. В ответ он получил еще один из тех странных взглядов, от которого побежали мурашки, и тяжелый вздох. Далее Снейп сделал вообще что-то невероятное для себя, по мнению парня. Он взял Гарри за плечи и, слегка надавливая на них, уложил его на подушку, закинул его ноги и прикрыл одеялом, затем провел по его волосам своей рукой и произнес:
- Спи, Поттер. Мы скоро увидимся.
После этой фразы он исчез из спальни с легким хлопком. Гарри долго смотрел на то место, где стоял Снейп, а затем провалился в глубокий сон без всяких сновидений.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:46 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 3. День рожденья в Норе

Гарри проснулся глубоко за полдень. Сначала он удивился, почему дядя Вернон не разбудил его. Затем вспомнил, что закрыл дверь заклинанием, и тот просто не в состоянии выбить ее плечом. Представив, как жирный боров бесится за его дверью, Гарри ухмыльнулся. Он, не торопясь, умылся наколдованной водой, призвал себе из кухни пару бутербродов и сок, позавтракал и задумался, как же ему быстрей попасть в Нору.
В голове услужливо всплыло заклинание, которым Дамблдор в прошлом году отсылал вещи в Нору. Гарри прикрутил "Молнию" к чемодану и отправил все свои вещи по адресу. Теперь он понимал, как будут активизироваться знания, переданные ему директором.
Сначала Гарри хотел исчезнуть из дома Дурслей незаметно, но подумал, что должен устроить шоу. «Я не хочу бежать отсюда, как вор. Я уйду с достоинством», – решил парень и распахнул дверь. В нее тут же ввалился дядя Вернон. Гарри усмехнулся, переступил через борова и сказал:
- Ковровая дорожка... Как мило, дядя. Вовсе не стоило.
Не оборачиваясь на ругань Дурсля, Гарри пошел вниз по лестнице. Из кухни выглянула тетя Петунья. На ее зеленоватом лице отражался страх.
- Не умри от ужаса, тетя, – приветливо помахал ей рукой Гарри. – Я покидаю твой дом. И хоть ты не заслужила, но спасибо. Что б и с тобой все были так ласковы, как ты была ко мне, сестра моей матери.
После этой фразы Гарри аппарировал и оказался возле Норы.
- Вот я и дома, – улыбнулся он.
Поттер постучался.
- Кто там? – раздался голос Молли.
- Это я.
В ту же минуту дверь широко распахнулась, и он попал в крепкое объятие женщины.
- А как же предписание Министерства магии и вся та глупость, которой надо встречать гостей? – пошутил Гарри, радуясь такому теплому приему.
- Да ну тебя! – махнула рукой хозяйка, смеясь. Затем добавила серьезней: – Мы уже начали волноваться, но на наших часах твоя стрелка показывала, что ты спишь.
- Как? Разве они работают?! – удивился Гарри, вспомнив, что волшебные часы Уизли в прошлом году все время показывали смертельную опасность. – И на них есть моя стрелка?
- Да, милый, наши часы очнулись. Они снова нормально работают. Ну а твоя стрелка… Ты же член нашей семьи, – сказала миссис Уизли и снова обняла его.
- Спасибо, – выдохнул Гарри и постарался убрать непрошеные слезы, которые готовы были скатиться из уголков его глаз.
- Приехал!.. Приехал! – раздались вопли Рона, и почти двухметровый обладатель этого баса скатился по шаткой лесенке. – А мы ждали тебя ни свет ни заря.
- Я просто поздно лег. Закрыл вчера дверь заклинанием, поэтому меня никто не будил сегодня, дружище! – пояснил, улыбаясь, Гарри.
Рон с восторгом схватил его в охапку. От медвежьей хватки рыжего друга у Гарри перехватило дыхание, но он почувствовал себя неимоверно счастливым. Ведь он приехал домой. Он был твердо уверен, что, чтобы ни случилось, в Норе всегда примут его.
Тут он увидел, как по лесенке спускается Гермиона, а за ней, немного робко, идет Джинни. Девушка, видимо, не решила для себя, как ей вести себя с ним. Гарри невольно стало стыдно. «Какой же я был идиот, что решил с ней расстаться», – подумал он, высвобождаясь из объятий друга и двигаясь навстречу его сестре. Он протянул к ней руки, а затем прижал к себе.
- Как я по тебе скучал, – признался он Джинни, вдыхая аромат ее волос.
- Гарри, – выдохнула она и прижалась сильней.
- Прости меня, – попросил он ей. – Я был идиотом, когда решил, что нам лучше держаться врозь. Один умный человек сказал мне недавно, что я все равно подверг всех вас смертельной опасности в тот день, когда Рон сел в одно купе со мной. Наше расставание ничего не изменит. Враг только порадуется, что я страдаю от одиночества.
- Ты должен познакомить меня с этим человеком. Я хочу расцеловать его. Он сумел донести до тебя то, что я пыталась сказать, – всхлипнула Джинни и улыбнулась ему сквозь слезы. – Я так рада, что ты передумал.
И она, как всегда, первой поцеловала его. Гарри прижал Джинни сильней и стер с ее щек слезинки. Он чувствовал себя несколько неловко оттого, что на них смотрят Молли, Рон и Гермиона, но у него не было сил отодвинуться от девушки.
- У нас все получится, – пообещал он и улыбнулся.
Затем Гарри нехотя отпустил Джинни и обнял Гермиону.
- Здравствуй. Как ты? – спросил он подругу.
- Все хорошо, – ответила она, с усилием сдерживая слезы. – Я смотрю, ты изменился за этот месяц. Успокоился. Повеселел, что ли… Я так счастлива, не передать! Вот уж не думала, что дом твоих ненавистных родственников способен действовать на тебя столь умиротворяюще.
- Это не совсем так, – улыбнулся Гарри, погладив Гермиону по щеке. – В моем настроении нет заслуги моих милых родственников. Просто я многое понял. Дамблдор оставил мне свои воспоминания. Жаль, не могу поделиться тем, что в них, но с меня сняли непосильную ношу. Знаешь, как бывает в дороге, когда кто-то берет часть твоих вещей и вешает себе на спину. Вот так и со мной.
- Иногда я начинаю ревновать, когда ты так разговариваешь с Гермионой, – немного напряженно проговорил Рон, встревая в их диалог.
- Не говори глупостей! – покачал головой Гарри. – Она мне просто друг, как ты.
- Давайте обедать, – встряла Молли, утирая слезы. – Гарри наверное даже не завтракал.
- Я, сознаюсь, съел бутерброд, но от вашего обеда и пирогов не в силах отказаться, – улыбнулся Поттер, радуясь, что хозяйка прервала сцену встречи.

~~~~~~~

За обедом разговор зашел о предстоящей свадьбе Билла и Флер.
- Хорошо, что ты приехал сегодня, Гарри, – сказала миссис Уизли. – Завтра Билла выписывают из «Святого Мунго», а послезавтра в доме начнут собираться гости.
- Как у Билла дела? – поинтересовался парень.
- Нормально. Колдомедики смогли убрать большинство шрамов с лица, и он стал почти прежним. Никаких симптомов заражения, кроме любви к непрожаренным бифштексам, у него, слава Мерлину, так и не появилось. Флер, умничка, ни на шаг не отходит от него. Она и сегодня в больнице. Мне так стыдно, что я о ней плохо думала.
- Просто у нее был такой вид, что мы все о ней плохо думали. Только Рон все сох и вздыхал, – хихикнула Джинни.
Гермиона нахмурилась, а Рон стал оправдываться:
- Вовсе я и не сох, просто немного смущался от ее присутствия. Теперь-то я на нее и не гляну.
- Да если ты на нее глянешь, тебе Гермиона глаза выцарапает, – съязвила Джинни.
- Я не ревнивая, – сухо сообщила Грейнджер. – Пусть смотрит на кого угодно. Мне-то что?
Желая прервать вспыхнувшую перепалку, Гарри задал вопрос хозяйке:
- Много приедет гостей на свадьбу?
Ему стало неудобно за Джинни, которая зачем-то пыталась поссорить Рона и Гермиону. Он считал, что его подруга и так натерпелась за прошлый год от выкрутасов Рона с Лавандой, и теперь не стоит напоминать ей, как Рон пускал слюни по француженке.
- Гостей будет немного, – охотно ответила Молли, радуясь перемене разговора. – Приедут родители Флер с Габриель. Ну, и мы всем семейством соберемся. Правда, в Норе будут жить не все наши сыновья. Близнецы приедут в день свадьбы, Чарли – третьего. Он вообще планирует перебраться в Англию, но жить собирается в Лондоне. Хочет самостоятельности, а мы не против. Еще к нам приедут Ремус и Нимфадора второго.
- Да вы что! – воскликнул Гарри, радуясь, что увидит оборотня. – Как их дела?
- Дора еле уговорила Ремуса совершить ритуал. Он жутко сопротивлялся. Все твердил, что они не пара, что он старый оборотень. Но она, настырная, убедила его, сказав: «Надо знать, за что умираешь».
«Такую же фразу мне сказал вчера Снейп», – подумал Гарри и спросил вслух:
- Что же они мне не написали?
- Наверное, потому что они живут среди маглов и не могут послать сову, – объяснила Молли. Затем добавила: – Кстати, Тонкс беременна.
- И она не побоялась? – изумился Гарри. – Разве Ремус может иметь детей?
- Он не врожденный оборотень. На детей это его свойство не передается, так что все в порядке.
- Тогда я рад за них. Надо пользоваться моментом. Теперь я это понял. Надо всегда надеяться на лучшее, иначе враги победят нас без боя.
- Ты такой взрослый, и я так боюсь за тебя, – всхлипнула миссис Уизли, обнимая его.
Парень смутился.

~~~~~~~

Вечером домой вернулся мистер Уизли.
- Как теперь идут дела в Ордене Феникса? – решился Гарри на вопрос, когда глава дома поужинал.
- Можно сказать, Орден Феникса развалился после смерти директора, – признался Артур. – У всех срочно появились дела. Кому-то он оставил некоторые поручения, те продолжают работать. Я, честно, погряз в министерских делах. Там такое творится, что впору начинать бороться против Министерства, а не против Сам Знаешь Кого.
- Я не читал газет. Вы не расскажете, чтобы я был в курсе? – попросил Гарри.
- В газетах сейчас пусто. Они прекратили поиски Снейпа. Скримджер уже рассуждает, что вся история с Тем, кого нельзя называть – выдумка. Он подвергает сомнению даже факт нападения Пожирателей смерти на Хогвартс. Говорит, это были оборотни и беглые преступники, свихнувшиеся в Азкабане, и к темному магу это не имеет никакого отношения. Он вообще считает выдумкой всю историю с исчезновением Того, кого нельзя называть тогда, шестнадцать лет назад. Представляешь?!
- Он свихнулся, – покачал головой Гарри.
- Наш Министр заявляет: нет никаких доказательств, что великий темный маг нападал на твоих родителей и тебя. Если бы такое произошло, то ты бы не выжил. «Никто не может выжить после непростительного заклятия», – говорит он. Скримджер ставит всю историю борьбы с Тем, кого нельзя называть под сомнение.
- Наверно, он под Империусом, – предположил Гарри, выслушав это.
- Нет. Мы проверяли. На нем нет подчиняющего заклятия. Он вполне адекватен, просто упрям. Ему, как и Фаджу, спокойней делать вид, что никакой угрозы не существует. Знаешь, что он мне сказал, когда я просил возобновить поиски Снейпа? «Найдем мы твоего профессора зелий и окажется, что он не вызывал никакого непростительного заклятия. Кто видел, что он убил Дамблдора? Ваш Гарри Поттер? Мы поймали тех оборотней, которые были на Астрономической башне. Они говорят, что Снейп ничего подобного не делал. Директор просто пошатнулся и упал с башни, а Гарри Поттера там вообще не было».
- Надо опять устроить интервью Гарри для «Придиры». Отец Луны никогда не боялся министерских работников. Снова повторяется история с недоверием, – возмутилась Гермиона. – Что ты молчишь, Гарри?!
Поттер не мог придумать, что говорить. Он знал, что было на башне, но больше не обвинял Снейпа в убийстве директора и не жаждал его поимки, так как имел представление, почему так вышло. Но так объяснить все это своим друзьям парень не мог, то ответил:
- Что, если Скримджер прав, и палочка Снейпа не производила этого заклинания? Он же мог воспользоваться чужой. Тогда я вновь буду выглядеть помешанным психом. И потом, не один Снейп убивал Дамблдора. Его убивал и я. А что если можно было бы выкопать труп и там нашли бы яд, и я под Веритасериумом признался бы, что влил его? Тогда бы мы со Снейпом сидели в одной камере.
На лицах друзей появился шок.
- Ты спятил, – констатировал Рон. – Что еще за история с ядом? Ты вынужден был это сделать. Дамблдор просил тебя.
- А я могу доказать это? – ехидно осведомился Гарри.
- В любом случае, директора кремировали, – сказала Джинни и ее передернуло. – Мне как-то не по себе от осознания, что ты участвовал в убийстве человека.
- Да. Мне еще предстоит убить Сама знаешь кого. Он тоже был человеком, – сообщил ей Гарри невесело.
Его задели слова девушки, и он начал сердиться. «Да что это со мной такое? – подумал он. – Я уже дважды за сегодняшний день сержусь на нее».
- Гарри не убивал Дамблдора! Что еще за глупость?! – сердито выкрикнула Гермиона. – К тому же бывают смягчающие обстоятельства. Приказ директора – это как раз оно самое.
Она зажала рот рукой, выпучила глаза и вдруг потрясенно произнесла:
- Представляете, если предположить, что Снейп получил аналогичный приказ? Что если Снейп убил директора не из-за предательства, а, как и Гарри, из-за обстоятельств? Тогда получится, что он на нашей стороне!
Гарри мысленно поаплодировал подруге. Гермионе было не занимать логики, она сама пришла к выводу о невиновности Снейпа. «Жаль, я не могу сказать ей, насколько она близка к истине», – подумал парень.
- Что за чушь?! – заорал Рон. – Снейп – предатель и убийца.
- Понимаешь, если Снейп – предатель, – уперлась девушка, – то выходит, что Дамблдор – дурак наивный. Я же привыкла думать, что директор – великий человек. Не мог он так ошибаться в Снейпе. Простите меня, не мог! Раз так, то Снейп убил его по приказу.
- Гарри! Ну что же ты молчишь?! – воззвал к другу Рон. – Ты же всегда подозревал Снейпа. Он плохо относился к нам в школе, ходил всегда мрачный, угрюмый. Все вынюхивал. Скажи что-нибудь!
- Я не знаю, что сказать, – вздохнул Гарри оттого, что не мог слишком рьяно защищать Снейпа. – Аргументы Гермионы убийственны. Думаю, точки над «i» расставит время, – он снова вздохнул и, видя, что Рон хочет продолжить спор, сказал: – И еще... Я не хотел бы больше ссориться, особенно из-за Снейпа. Если вы не забыли, мне сегодня семнадцать. Я не хотел пышного праздника, но ссоры на свое совершеннолетие тоже не планировал.
- Мерлин! Как же мы это забыли!? – раздались нестройные возгласы.
Гарри порадовался, что сумел немного разрядить обстановку. Что-то шло не так с самого начала пребывания в Норе, что-то не клеилось. И это очень его огорчало.

~~~~~~~

Посиделки затянулись допоздна. Рон вытащил и запалил фейерверки, а Молли угостила всех пирогом и пуншем. Когда взрослые удалились спать, то Джинни перебралась на колени к Гарри, чем довольно сильно его смутила. Но он тут же расслабился и стал по-настоящему счастлив, прижав к себе стройное тело девушки. Друзья сидели в саду и вспоминали школьные проказы… Вскоре Гарри почувствовал, что вот-вот уснет, и в этот момент Джинни шепнула:
- Пойдем в мою комнату. Я уговорила Гермиону переночевать в комнате Билла.
Гарри задохнулся от ее слов и прошептал:
- А Рон меня не убьет?
- Ты так и будешь коситься на моего брата? – сердито спросила Джинни. – Я два раза звать не буду. Просто у тебя сегодня праздник, а я без подарка.
Гарри смутился и поцеловал ее.
- Идем, – сказал он, краснея. – Умру, но счастливым.
Джинни рассмеялась и спорхнула с его коленей. Рон не обратил внимания, что они уходят вместе, так как увлеченно целовал Гермиону.
Оказавшись в комнате девушки, Гарри испуганно застыл на месте. Он просто не представлял себе, что дальше делать. Видя его замешательство, Джинни снова перехватила инициативу. Она подошла вплотную к парню и стала расстегивать его рубашку. В ответ на это Гарри обхватил ее лицо руками и поцеловал.
- Ты мне мешаешь, а должен помогать. Тебе бы желательно все-таки вернуться в вашу комнату потом, – засмеялась она.
- А что мне делать? – спросил Гарри, понимая, что говорит чепуху.
Надо сказать, что всю весну в их редкие встречи они не продвинулись дальше поцелуев и несмелых поползновений Джинни, когда она залезала под его рубашку и гладила спину. Гарри всегда краснел и не знал, что предпринять дальше. Вот и теперь он растерялся от напора девушки.
- Картошку полоть, – захихикала Джинни. – Помоги раздеться.
Гарри снова задохнулся от слов девушки. В голове эхом отдавался каждый удар сердца, а ладони покрылись испариной.
- Ты хочешь, чтобы мы разделись полностью? – замирая от дерзости своих слов, прошептал он.
- Естественно! А ты что, предпочитаешь в одежде? – удивилась Джинни, не прекращая манипуляций с его пуговицами.
- Что предпочитаю? – как дурак спросил ее Поттер.
- Да ну тебя! – рассердилась девушка и оставила рубашку Гарри в покое. – Я же сказала, что без подарка. Ты что, маленький и не понял, зачем я звала тебя в свою комнату?.. Ни Майкл, ни Дин не задали бы таких идиотских вопросов.
Гарри застыл от ее слов. Внутри его все похолодело.
- Ты их тоже водила по комнатам и раздевалась? – сдавленно спросил он, чувствуя, что в животе поднимается отчаянье.
- Ты ревнуешь?!.. – сердито осведомилась Джинни. – Ты внимания на меня не обращал годами. Если бы я не кинулась тебе на шею весной, ты бы так и не подошел ко мне. Я не могла оставаться старой девой.
- Но тебе только шестнадцать, – Гарри не мог больше сдерживать ревность, поэтому повысил голос. – Неужели нельзя было ограничиться поцелуями?
- Мерлин, Гарри, сейчас не те времена. Я уже совсем взрослая. Я не понимаю, чего ты сердишься?.. Теперь же я с тобой, а остальные – это был запасной вариант.
- Где гарантия, что я тоже не "запасной вариант"? Или это просто уже твоя маниакальная идея затащить "Мальчика, который выжил" в свою постель? – сердито спросил он, шипя почти на перселтанге от ревности. – Я лучше пойду отсюда.
Гарри застегнул рубашку и выскочил из спальни медноволосой красавицы, хлопнув дверью. Он готов был сейчас убить всех на свете. В груди пылала ярость. Ему казалось, что его обманули в самых светлых чувствах. Гарри хотелось завыть, бежать без оглядки или кататься в припадке злости и ревности по траве. Ему стало неимоверно душно. Не желая находиться в доме, он выскочил в темный сад.

~~~~~~~

Гарри бежал, не разбирая дороги. Ему хотелось уйти подальше от Норы и там зализать свои раны. Он выбежал с территории сада Уизли и понесся по дороге, которой даже не мог разобрать. Не глядя, куда бежит, он налетел на какую-то мягкую преграду. Это оказался Снейп, который стоял посреди дороги, перегородив ее защитными заклинаниями.
- Куда это ты собрался на ночь глядя? – осведомился зельевар сердито.
- Вы спятили?! Артур хочет поймать вас, – возмутился Гарри.
- А тебя Темный Лорд, но ты бежишь из безопасного места, как будто тебе перец в задницу запихнули. Повторяю, что случилось?
- Не ваше дело!
- Мое! – сообщил ему Снейп.
Он схватил Гарри за подбородок, уставился в его глаза и залез в мысли.
- Ты поругался с девушкой, – констатировал Снейп и добавил язвительно: – Скажите «пожалуйста», она не Сольвейг, не ждала его!
- Да как вы смеете! – заорал Гарри.
- Ты не ори, а подумай, – осадил его Снейп. – Неужели так важно, кто был до тебя? Никогда не подозревал в тебе такую гордыню. Если ты по-настоящему любишь, то должен быть счастлив, что она сейчас с тобой, и дорожить каждым знаком ее внимания.
- Похоже, у вас в этом деле большой опыт, – не сдержался от язвительности Гарри, немного успокаиваясь от холодного тона собеседника.
- Да, у меня огромный опыт терпения. Один ты скольких моих нервов стоишь, – спокойно ответил мастер зелий. – Послушай умного человека: вернись и проси у нее прощения.
Понимая, что Снейп желает ему добра и говорит разумные вещи, Гарри окончательно успокоился и спросил:
- Как вы узнали, что я взвинчен и убежал?
- Я еще на пятом курсе установил с тобой ментальную связь, чтобы ты глупостей не наделал. Иногда я ослабляю ее, иногда усиливаю. Сейчас я ее усилил, – вздохнул Снейп. – Прости, ожидал чего-то подобного. Твой отец был жутко ревнивый. Он ревновал твою мать ко всем, кто просто смотрел на нее, хотя она не давала поводов.
- Снова вы оказались прозорливей меня, – вздохнул Гарри.
- Я просто старше. Иди, Поттер, да не выскакивай из штанов по пустякам.
Снейп проводил его до ворот сада Уизли и исчез. Гарри поплелся к дому, обдумывая как просить прощения у девушки. Джинни уже стояла на крыльце, явно заметив его отсутствие в доме. «Волнуется за меня, – подумал Гарри. – Какая же я скотина! И почему именно Снейп должен указывать мне на это?»
В темноте Джинни разглядела, что Гарри направляется к дому, и тут же попыталась скрыться от него.
- Не уходи, – попросил ее Гарри, ускоряя шаг. – Пойдем, прогуляемся.
Она послушно спустилась с крыльца и подошла к нему.
- Джинни! Ты простишь мою ревность? – спросил он. – Ты не давала мне никаких обетов. Я не имел права ревновать тебя. Я просто дурак.
Гарри притянул девушку к себе и сказал, заглядывая в ее голубые глаза:
- Ты простишь меня? Хотя бы ради моего дня рождения, – и он поцеловал ее в губы.
- Что с тобой делать, Гарри Поттер. Я без ума от тебя, – вздохнула Джинни, отвечая на поцелуй. – Но посиделки в комнате отменяются. Гермиона все-таки не решилась спать в спальне у Билла. Боится моей матери.
Гарри вздохнул от облегчения. Если честно, он совсем не был готов к развитию отношений, почему-то побаиваясь их. Иногда, слушая рассказы Рона о подвигах с Лавандой, он очень боялся опозориться. Еще, он не понимал, почему не завидует другу и не хочет оказаться в подобной ситуации. Более того, когда Гарри думал о таких вещах, то внутри у него начиналась какая-то паника. Он считал себя либо просто еще не готовым, либо вообще ущербным. Поэтому, услышав слова Джинни, он искренне улыбнулся от облегчения и поцеловал ее в губы благодарным поцелуем, сказав:
- Я, если честно, тоже побаиваюсь гнева твоей матери и Рона. Давай лучше погуляем по саду, да и разойдемся.
- Давай погуляем, – покладисто согласилась она, вздохнув несколько разочарованно, но потом стала его целовать.
Когда Гарри вернулся в спальню Рона с припухшими от поцелуев губами, друг уже храпел. Радуясь, что ему не придется отчитываться, Гарри улегся на кровать. «Все-таки хорошо, что есть Снейп. Если бы не он, я бы еще дулся на Джинни черт знает сколько», – подумал он, засыпая.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:46 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 4. Богатый событиями август

На следующее утро появились родители Флер. Они решили прибыть пораньше, чтобы встретить Билла из больницы. Гарри подивился, до чего мать Флер на нее похожа. Габриель тоже теперь не уступала старшей сестре. Она уже перешла на второй курс Шармбатона и обещала вырасти красавицей.
Видя, как Гарри разглядывает сестру невесты брата, Джинни тут же стала ревновать.
- Не понимаю, что все находят в этих субтильных блондинках? - сказала она, обращаясь к Гермионе и при этом косясь на Гарри.
В ответ подруга недоуменно пожала плечами. Ее и саму сердило, что Рон не сводит глаз с француженки.
- Гарри, вот, скажи мне, как мужчина, что во Флер и Габриэль привлекательного? - спросила она.
- Не знаю, - ответил Гарри. - Просто они эстетически ласкают взгляд.
- Ты, брат, как-то высокопарно выражаешься, - усмехнулся Рон. - Просто эти цыпочки будят наши мужские гормоны, Гермиона. Хотелось бы, заметь, чисто гипотетически, покувыркаться с такой в постели. Но нам, увы, не светит.
Гермиона опасно сузила глаза, в которых полыхала обида и ревность. Увидев это, Рон сбавил обороты и произнес:
- Ты, между прочим, тоже красавица. Могу даже сказать, что ты более живая, чем эти неземные принцессы, а поэтому тебя любить гораздо приятней.
- Когда ты успел научиться быть таким галантным, братец? - фыркнула Джинни. - Вот, Гарри, учись! Сначала наговорил гадостей, а потом подлизывается.
- Вряд ли я когда-либо освою такую науку, - усомнился Гарри. - Это еще хуже, чем танцы, а в них, я как корова на льду.
Джинни и Гермиона хотели продолжить дискуссию, но их остановило появление Билла и Флер.
Белокурая красавица смотрела только на своего будущего мужа. Гарри показалось, что она разучилась кокетничать. В ней появилась домашняя простота и мягкость. В ее голосе теперь не проскальзывали игривые нотки, а взгляд больше не казался обольщающим. Однако Флер по-прежнему улыбалась и была милой со всеми. Это заставляло относиться к девушке по-другому.
Билл после больницы выглядел тоже неплохо. Шрамы на его лице исчезли бесследно, и он был красив, как античный бог. Его даже не портила седина в медных волосах. Единственным его минусом теперь было то, что Билл стал угрюмым, и его глаза больше не улыбались. "Теперь Билл похож на скучающего героя любовных романов. Наверняка к его ногам девчонки будут падать штабелями. Можно даже посочувствовать и позавидовать Флер", - подумал Гарри, рассматривая молодого мужчину, и слегка удивился своим мыслям.
За женихом и невестой приехал Перси с женой. Он очень поправился и был еще более важным и высокомерно-снисходительным, чем раньше, и вел себя так, будто никакой ссоры с родителями не было. Его жена показалась Гарри смутно знакомой. Оказалось, что он в самом деле видел эту девушку в Больничном крыле, когда там лежала оцепеневшая Гермиона. Гарри подивился своей зрительной памяти - все же прошло много лет со второго курса. "Я наверняка видел Пенелопу Кристалл в коридорах Хогвартса не раз. Вот и примелькалась", - подумал он.
Молли весь день не давала никому бездельничать, кроме жениха и невесты, поэтому подросткам толком не удалось пообщаться. Гарри был вполне доволен таким оборотом дела, так как до сих пор побаивался, что Джинни снова затеет что-нибудь эдакое, и он будет выглядеть идиотом.
Надо сказать, что Гарри создал себе идеал женщины. Она должна была быть непременно медноволосой и пышногрудой, как мама. Джинни сейчас отвечала всем параметрам его идеала. И он искренне недоумевал, почему она не снится ему в эротических фантазиях. Ему вообще не снились "особенные" сны, о которых рассказывали все мальчишки в спальне (кроме Невилла).
Более того, когда они с Джинни начинали целоваться, то Гарри все время чего-то не хватало. Ему постоянно мешал то его нос, то ее волосы, то руки. Он постоянно смущался и краснел. Можно было вообще подумать, что в их паре девушка именно он.
И потом, Рон говорил, что во время поцелуев с Лавандой чуть ли не кончал от удовольствия. Гарри же вообще очень редко испытывал возбуждение, если не считать обычной утренней эрекции. И уж точно, оно не было связано с поцелуями с Джинни. Одно Гарри удерживало от отчаянья, чтобы не запаниковать, что с ним что-то не так, - тот факт, что он думал, что развивается медленней Рона. Должно же было сказаться полуголодное детство и ментальная связь с Волдемортом.

~~~~~~~

Второго августа, как и обещала Молли, появились Люпин и Тонкс. Оба теперь не казались больными, улыбались и шутили. У Тонкс, как и прежде, были фиолетовые волосы, а лицо Ремуса выглядело гораздо свежей и ухоженней.
- Ты хорошо выглядишь, – не удержался Гарри от комплимента, когда обнимал оборотня.
- Еще бы. Мы живем на свежем воздухе. Благодаря Доре я хорошо питаюсь. Да и ликантропное зелье она варит не хуже Снейпа, – сказал Люпин, улыбаясь.
- Я ушла из авроров, и мы просто наслаждаемся жизнью, как бы эгоистично это ни звучит, но это так! – встряла в разговор Тонкс.
- Я слышал, у вас будет пополнение в семействе. Поздравляю, – улыбнулся Гарри.
- Мы хотели, чтобы ты стал малышу крестным, – попросил Ремус. – Нам известно, что будет мальчик, и мы придумали ему имя - Сириус.
- Здорово! Я счастлив быть крестным, тем более малышу с таким именем, – обрадовался Гарри.
Он понял, что перестал болезненно реагировать на имя своего умершего крестного. Более того, сейчас ему показалось, что будущий малыш вернет ему близкого человека. "Я обязательно буду хорошим крестным, - подумал он. - Таким, каким бы мог быть мне Сириус, если бы все сложилось иначе".
- Кстати, ты знаешь, твой крестный оставил мне небольшое состояние. Он и Доре немного оставил. Она же его племянница. Я вложил капиталы в дело, и мы живем на дивиденды. Так что у нас нет проблем с деньгами, хотя мы и не работаем, – сообщил Люпин.
- Это просто замечательно. Будет лучше, если вы вообще не станете влезать в переделки с красноглазым уродом, – посоветовал Гарри. – Вы уже и так достаточно от него натерпелись.
Люпин и Тонкс уставились на него с изумлением.
- Я думала, ты будешь осуждать нас за бездействие, – призналась женщина.
- Нет. Что вы! Мне бы не хотелось, чтобы ваш малыш рос сиротой, как я, – пояснил Гарри. – Я всерьез думаю, что вам обоим лучше держаться подальше от дел, связанных с Тем, кого нельзя называть. Вам надо обезопасить свой дом, как делали мои родители. Только выберете Хранителя понадежней.
- Меня удивляет, что ты перестал называть этого маньяка по имени, – сказал Ремус.
- Меня убедили, что это очень опасно, учитывая нашу связь через шрам, – пожал плечами Гарри.
- Нашелся умный человек, наконец-то! – воскликнули супруги хором.
- Идея с защитой дома мне нравится. Знаешь, я хочу, чтобы ты стал Хранителем тайны, – попросил Ремус.
- Я польщен, но лучше пусть будет Гермиона. Она никогда не предаст. Я же слишком часто общаюсь с Вол… с красноглазым уродом через шрам, а закрываться еще как следует не научился, – отказался Гарри.
- Глупости. Я верю тебе, – возмутился оборотень.
- А я поддержу Гарри. Ему ни к чему лишнее сведения, которые надо прятать в глубине сознания. Пусть лучше будет Гермиона, – поддержала парня Тонкс.
- Ладно, милая. Как скажешь, – согласился Люпин с женой. – Мне нравится Гермиона. Я ей полностью доверяю. Она тоже не выдаст нас Тому самому гаду.

~~~~~~~

Свадьба Флер и Билла получилась на удивление шумной. Близнецы устроили настоящее шоу с розыгрышами, шутками и танцами. Тонкс снова меняла свою внешность "на заказ". Все играли в "фанты" и плясали старинные английские и французские танцы с вычурными фигурами и странной музыкой. Даже Гарри его друзья умудрились привлечь к ним.
Наутро молодожены и родители Флер с ее сестрой уехали. Уехал и Перси с женой. Молли и Артур занимались уборкой. Близнецы продолжали балагурить и придумывать разные каверзы. Люпин рассказывал веселые эпизоды из жизни Мародеров, не затрагивая в них, к удовольствию Гарри, персону Северуса Снейпа. Рон постоянно обыгрывал всех в шахматы.
Затем в Норе остались только Рон с Джинни и Гарри с Гермионой. Миссис Уизли тактично оставляла их, занимаясь текущим хозяйством, а мистер Уизли ходил на работу. Подростки, хотя и проводили время вместе, но негласно разбились на пары. Гарри почти весь день общался с Джинни, но, вместо того, чтобы наслаждаться этим, все больше и больше раздражался от поведения девушки.
Джинни старалась командовать им в мелочах, неприятно напоминая этим свою мать. Но это было даже не главное. Гарри уже не мог слышать, как она сравнивает его с Дином и Майклом. Причем сравнение было всегда не в его пользу. Он был для девушки и менее веселым, и менее галантным, и менее решительным. Даже целовался он неумело и "без энтузиазма".
Гарри сердился на медноволосую красавицу, не понимал, как заставить себя возбуждаться от ее поцелуев и вести себя более нахально. Иногда ему хотелось наговорить ей гадостей, но он всякий раз останавливал себя, вспоминая разговор со Снейпом. Мужчина дал, на его взгляд, дельный совет - радоваться каждому мгновению, проведенному с Джинни. Было только одно "но": Гарри начал сомневаться, любит ли он ее.
По ночам ему снились разговоры со Снейпом в доме Дурслей и на дороге около Норы, его разумные доводы, то спокойствие и тепло, которое исходило от мужчины. В конце концов, Гарри решил посоветоваться со Снейпом по поводу отношений с Джинни.
Это решение казалось таким естественным и правильным, что не вызывало колебаний. И правда, кого еще Гарри мог выбрать в душеприказчики? Не Люпина же. Ремус наверняка будет вздыхать, смущаться, а то, чего доброго, начнет сравнивать Гарри с Джеймсом. Снейп же может высмеять, а затем непременно даст совет (Гарри был в этом уверен после последней встречи с ним). Зельевар столько раз влезал в воспоминания Гарри при окклюменции, что перед ним было не так стыдно обнажать душу.
Выбрав момент, когда Джинни помогала матери на кухне, а Рон с Гермионой прятались в высокой траве сада Уизли, Гарри пошел в комнату, запер ее заклинанием и, волнуясь, вызвал Снейпа, в двух словах объяснив цель визита. Зельевар фыркнул, исчез из зеркала и почти в ту же минуту появился в комнате.
- Никогда не представлял себя в роли твоей любимой жилетки, Поттер, но ты, как всегда, решил за меня, – сказал Снейп, закрывая комнату разными заклинаниями.
- Не знаю почему, но вас я совсем не стесняюсь. Вы и так считаете, что я не дружу с головой и уже влезали в мои мысли, – пожал плечами Гарри. – Что вам стоит дать пару советов по поводу соблазнения девушки? Я даже согласен выдержать ваш сарказм и издевательства.
- Что, скажи на милость, позволило тебе увидеть во мне соблазнителя? – откровенно развеселился мужчина и стал смотреть на мальчишку чуть насмешливо.
Гарри задумался, а затем вымолвил, страшно смущаясь:
- У вас такой обалденный голос, что любой потеряет голову.
- С тобой с ума сойти можно, Поттер. Ты непредсказуем, – говоря это, мастер зелий уставился на него, будто видел впервые и теперь изучал.
Гарри отчетливо понял, что его слова почему-то сильно смутили и слегка обрадовали профессора. Он стал разглядывать мужчину и пришел к выводу, что у того, кроме голоса, еще очень пронзительные и красивые глаза, а руки до того изящные и трепетные, что хотелось смотреть за их игрой, да и худощавая фигура довольно пропорциональна. Однако, представив себе, что он еще и это выскажет вслух, Поттер прикусил язык. Но было уже поздно, так как Снейп явно уловил что-то с помощью легилеменции.
- У тебя в голове странные мысли, – сообщил мужчина с какими-то новыми интонациями в голосе, которые заставили сердце Гарри забиться сильней, а тело напрячься в непонятном предвкушении.
Снейп шагнул ближе к нему, мимолетным движением очертил линию его скул и проскользил руками по предплечьям и спине. Поттеру стало жарко, у него сбилось дыхание и пересохли губы, которые он облизал. Но тут наваждение рассыпалось. Снейп, вздохнув, отошел подальше, сложил руки на груди и произнес ровным голосом:
- Вернемся к твоему вопросу: как соблазнить девушку? Самый лучший способ завоевать сердце девушки – засыпать ее комплиментами и уложить в койку.
- Легко советовать. Я не знаю, как приступить к этому! Я кажусь себе почти уродом. Что она только нашла во мне? – откровенно сознался Гарри.
Снейп несколько минут молчал, а затем его голос стал глубоким, и он проговорил, подойдя ближе:
- Видел бы ты себя со стороны. Ты – самый красивый мальчик в Хогвартсе. Тебе вовсе не стоит беспокоиться. Пусть это она радуется, что ты обратил на нее внимание.
Его тонкие пальцы снова пробежали по лицу Гарри, очертили подбородок. От этого действия у парня на теле волосы встали дыбом. Гарри нервно сглотнул, не понимая своих ощущений. Он даже не сразу сообразил, что зельевар снова отошел подальше, тяжело вздохнул и добавил:
- Ты не должен сомневаться в себе, мальчик. Просто будь понаглей с Джинни. Ей это понравится. Вот увидишь.
Эти слова снова вернули Поттера в реальность. В этот момент в дверь спальни стал стучать ее законный хозяин. Снейп в то же мгновение исчез, а Гарри снял с комнаты охрану.
- Ты чего запираешься? – спросил Рон, вваливаясь в комнату. - Дрочишь?
Гарри покраснел до корней волос. Если учесть, что у него сейчас была эрекция, то это слово вызвало соответствующую картинку.
- Да ну тебя, пошляк! - фыркнул он. - Просто тренируюсь в заклятиях.
- Мне показалось, ты с кем-то разговаривал, – не унимался друг. - Правда, не понятно с кем. Джинни-то у матери, а Гермиона была со мной.
Это звучало уже опасно и надо было развеять сомнения друга. Не мог же Гарри сказать, что беседовал со Снейпом. При воспоминаниях о зельеваре сердце забилось чаще. "Что это со мной? - подумал Гарри – Наверное, так и проявляются подростковые гормоны. Все из-за разговора о Джинни". Вслух же он произнес:
- Я разговаривал сам с собой. Привык говорить вслух, когда никого нет рядом – последствия жизни в чулане. Да и заклинания я говорил в голос.
Рон сразу потерял интерес к разговору и лег на свою кровать. Едва опустившись на подушку, он захрапел. Гарри же долго лежал с открытыми глазами, перед которыми стоял образ Снейпа. Он так и уснул под воспоминания о пронзительном взгляде мужчины, и даже ночью ему снились эти глаза.

~~~~~~~

Потянулись дни. Играя с друзьями в "подрывного дурака" и в квиддич (Гермиона тоже иногда присоединялась), Гарри не торопился реализовывать план по соблазнению Джинни. Девушка продолжала сравнивать его со своими прошлыми кавалерами, поучать, пытаться подкормить, но тоже не пересекала определенных границ. Она по-прежнему гладила Гарри по голому телу в прорези рубахи, а он удивлялся, что у него не встает при этом.
По ночам ему теперь часто снился последний разговор со Снейпом, модуляции его голоса, меняющееся выражение черных глаз. Утром Гарри просыпался с эрекцией, и ему приходилось уходить в душ, чтобы разобраться со своей "проблемой". Рон страдал тем же, поэтому редко смеялся по поводу оттопыренных штанов друга, а если смеялся, то говорил:
- Нам, брат, пора переходить к активным действиям. Не знаю, как ты, а я с Лавандой зашел довольно далеко, и теперь хочу повторения с Гермионой или продвижения дальше. Меня, конечно, немного коробит, что ты будешь с малышкой Джинни, но я не ханжа, понимаю... О себе же могу сказать, что Гермиона бывает такой напряженной, что я не знаю, как к ней подступиться. Пока что она резко прерывает все мои поползновения под свою юбку.
Гарри только вздыхал в ответ. Ему не хотелось обсуждать Джинни с Роном и, уж тем более, признаваться ему, что в их паре скорее он не готов к продолжению.

~~~~~~~

Через десять дней после свадьбы Билла и Флер, мистер Уизли вернулся домой не один, а с Тонкс и Люпином. Все трое были взволнованы.
- Теперь каждый оборотень обязан посещать министерство два раза в месяц, – сообщил Артур, поясняя причины волнения. – Если Ремус будет соблюдать это предписание, то его в два счета схватят Пожиратели смерти. Тому, кого нельзя называть хорошо известно, что он друг Гарри.
- Нам надо немедленно уехать из Англии, – подхватила разговор Тонкс. – Лучше всего в Америку. Во-первых, у меня там родня. Во-вторых, там легко затеряться от Министерства магии Англии. Это не Франция, с которой они очень усиленно сотрудничают.
- Именно поэтому мы и заглянули в Нору, Гарри, чтобы попрощаться. Ты же не осуждаешь нас за побег? - спросил Поттера Люпин.
- Что ты! - ответил Гарри. - Вы поступаете абсолютно правильно. Тонкс беременна, и ей не до борьбы. А тебе в Англии оставаться опасно. Я не прощу себя, если Сам, знаешь кто схватит тебя и убьет.
Вечером того же Люпин и Тонкс покинули Нору. На следующий день стало очевидным, что Хогвартс все-таки откроется, хоть и не полностью, так как не планировался набор новых учеников. «Ежедневный пророк» писал по этому поводу:

«Новым директором Хогвартса Попечительский совет назначил не Минерву МакГонагалл, которая много лет была заместителем Альбуса Дамблдора, а своего ставленника Эдди Левинсона. Левинсон до недавнего времени занимал пост Инспектора по делам несовершеннолетних волшебников в Министерстве магии. У него большой опыт работы с детьми и хорошие организаторские способности. Надеемся, это поможет ему на новой должности.
Минерва МакГонагалл по-прежнему сохранит пост Заместителя директора и Преподавателя трансфигурации. Насчет ее должности Декана факультета Гриффиндор пока ничего не ясно. Этот вопрос будет решен на последнем педсовете перед новым учебным годом.
Ожидается также возвращение в школу Северуса Снейпа, который долгие годы занимал должность Преподавателя зельеварения и Декана Слизерина. Мы еще раз напоминаем, что Министерство магии не выдвигало ему никаких обвинений в связи с трагической гибелью Альбуса Дамблдора. Его присутствие на Астрономической башне в момент гибели директора, правда, доказано. Но так же доказана и непричастность Мастера Зелий к смерти Дамблдора.
Совсем недавно Северус Снейп был вызван в качестве свидетеля в Министерство магии. Под Веритасерумом он рассказал, что явился на Астрономическую башню только ради спасения своего крестника Драко Малфоя, который несколько месяцев находился под заклятием "Империо" и выполнял поручения группы отщепенцев, руководимых бывшим Пожирателем смерти Рудольфусом Лестрейнджем, отсидевшим в Азкабане более пятнадцати лет.
Как вы помните, Лестрейндж сбежал в прошлом году с другими заключенными, когда были непорядки в Азкабане. Он всерьез полагал, что выполняет волю своего бывшего хозяина – Того, кого нельзя называть. Лестрейндж был схвачен аврорами и ныне находится в особом отделении Азкабана, которое рассчитано на преступников, лишившихся рассудка. Все его допросы показывают полнейшую невменяемость волшебника.
Были сняты любые подозрения и с Драко Малфоя. Отец подростка, Люциус Малфой, который был посажен в тюрьму прошлой весной за нападение на Отдел Тайн, недавно был найден в камере мертвым. В предсмертной записке он написал, что сам хотел занять место Темного Лорда, а никакого "возрождения" не было. Кроме того, Министерство считает, что дети не отвечают за грехи родителей, и позволит Драко Малфою закончить обучение в Хогвартсе.
В прошлом году профессор Снейп вел уроки по Защите от темных искусств, но теперь он снова возвращается в Хогвартс в качестве Преподавателя зельеварения. По поводу его должности Декана Слизерина пока нет ясности. Как и в случае с Минервой МакГонагалл, этот вопрос будет решен на последнем педсовете.
Должность Преподавателя ЗОТИ пока остается вакантной. Попечительский совет и новый Директор Хогвартса Эдди Левинсон выбирают между Элфиасом Дожем, аврором, который долгие годы занимался расследованием разных магических преступлений, и Эдвардом Паркинсоном, членом Попечительского совета школы и бывшим аврором. Этот вопрос также окончательно будет решен на педсовете.
Уход за магическими существами будет преподавать Вельгемина Граббли-Дерг. Она, в отличие от Рубеуса Хагрида, который занимал эту должность последние годы, дипломированный специалист. Рубеус Хагрид останется в Хогвартсе в качестве Лесника и Хранителя ключей и садов, если сумеет убрать из Запретного леса своего родственника, великана Грохха.
Прорицание будет снято из школьной программы. Сивилла Трелони, которая вела этот предмет почти пятнадцать лет, после смерти Альбуса Дамблдора покинула пределы Англии в неизвестном направлении. Последний раз, когда ее видели, эта шарлатанка, называющая себя предсказательницей, утверждала, что ее всевидящее око предрекает ей смерть, если она не скроется немедленно.
Что касается второго, так называемого, учителя предсказания, Флоренса, то он, будучи получеловеком, не имеет никакого права преподавать в высшей школе магии. Попечительский совет недвусмысленно попросил кентавра в ближайшее время покинуть Хогвартс и вернуться в Запретный лес. Если же его не принимает стадо, то Министерство магии берется обеспечить Флоренса другим местом жительства, например, в Шервудском лесу, где тоже есть колония кентавров, и куда его примут, так как у представителя Министрества был разговор с ее вожаком Хороном».

Больше всего обсуждали, естественно, возвращение Снейпа. Особенно разошелся Рон.
- Как можно допускать убийцу до преподавания? – возмущался он.
- Ему не было предъявлено этого обвинения, а "презумпцию невиновности" никто не отменял, – объяснил ему его отец.
- Почему Гарри не вызывали в Министерство? – спросила Гермиона. – Он же тоже был на Астрономической башне.
- Гарри никто там не видел. И я не думаю, что ему стоит вмешиваться в это дело. Я, вот, хоть и верю Гарри, но думаю, что в той истории не все чисто. Я не слишком люблю Снейпа, но мне не верится, что он хладнокровный убийца. Прости, Гарри, но это мое мнение, – ответил мистер Уизли.
- Я не стану бегать по Министерству и орать, что я там был, – фыркнул Поттер. - К тому же, после доводов Гермионы, я и сам склоняюсь к версии, что директор приказал Снейпу убить его.
Рон задохнулся от возмущения и стал глухо материться, а Гермиона отозвала Гарри после обеда и без обиняков спросила:
- Ты что-то знаешь? Дамблдор доказал тебе невиновность Снейпа? Признайся!
Гарри честно хотел признаться во всем подруге, но слова застревали в горле, так как работал блок, установленный Дамблдором.
- С чего ты взяла такую ерунду? - довольно натурально изумился Гарри. - Смерть директора была внезапной и неожиданной. Он не смог бы предугадать заранее, что нападение на Хогвартс совпадет с нашей поездкой в пещеру. Поэтому он ничего не оставил мне. Просто я много думал. Снейп столько раз спасал меня, ненавидя, лечил руку Дамблдора, и главное, он не убил меня, когда бежал из школы (а ведь запросто мог) - все это наводит меня на мысли, что, каким бы мерзким он ни был... - Гарри внутренне передернуло от последних слов, так как он больше не считал зельевара "мерзким", скорее наоборот, Снейп казался ему замечательным и таинственным. Но надо было играть роль. Поэтому он вздохнул и закончил: - Снейп не может быть предателем.
- Ты повзрослел, - улыбнулась Гермиона, обнимая его. - Я этому рада. Я тоже не считаю профессора Снейпа предателем и уверена, что убийство директора - это шах Волдеморту.
"Какая она умная, - подумал Гарри, обнимая девушку. - И почему она мне не нравится в сексуальном плане?" Но это было так. Он смотрел на Гермиону исключительно как на товарища, на друга и, может, как смотрел бы на сестру, будь она у него.
На следующее утро, после выхода статьи о школе, Гарри, Гермионе и младшим Уизли прислали письма из Хогвартса с приглашением завершить обучение в Хогвартсе. Они все ответили, что непременно вернутся.
За необходимыми учебниками и другими школьными принадлежностями в Косой переулок поехал один Артур Уизли, который опасался за безопасность всей четверки. Он даже частично обновил гардероб гостей, чем вызвал смущение обоих подростков. Но глава большого семейства только отмахнулся и сказал что-то типа того, что ему привычно заниматься подобными покупками.

~~~~~~~

В первый день последней декады августа Артура Уизли с женой пригласили на торжественный обед в Министерство магии в связи с его повышением - он стал Начальником отдела по незаконному использованию магловских изобретений, в котором работал.
Едва родители отбыли, Рон по-хозяйски вытащил бутылку вина из запасов отца. Джинни и Гермиона нажарили мяса. Они вчетвером уселись на кухне и устроили настоящий романтический ужин. Когда с едой было покончено, Гарри мучительно покраснел и приступил к выполнению своего плана по совращению девушки. Он чуть ли не под улюлюканье и одобряющие возгласы друзей увел Джинни из кухни.
Оказавшись в девичьей спальне, Гарри моментально почувствовал нарастающую панику, но, представив насмешливые глаза Снейпа, решил не отступать. Он закрыл дверь заклинанием, обнял девушку и стал целовать ее, стараясь распалить себя.
Джинни активно принялась помогать ему. Вскоре они оба остались в одних трусах. Гарри, вспоминая рассказы Рона, нерешительно погладил девушке грудь, поласкал сосок. Она шумно вздохнула. Он прижался к ней, но почему-то в этом объятье ему мешала ее объемная грудь. Хотелось прижаться тесней, чтобы ощутить твердость, а не какую-то мягкую подушку.
- Что у нас там? - хихикнула Джинни, потирая его член через ткань трусов.
Гарри чувствовал, что его орган отреагировал на ее поглаживания. Это показалось ему добрым знаком, и он приободрился. Он, опять-таки вспоминая рассказы Рона, сам просунул кончики пальцев под ее трусы, пробрался между ног и сунул их во что-то мокрое. Это было неприятно, причем настолько, что его член стал опадать, хотя девушка продолжала его ласкать сквозь ткань.
- По-моему, нам это мешает, - сказала Джинни, подцепляя резинку его трусов своим пальцем. - И вообще, давай на кровать.
Гарри окатила волна липкого страха, что у него ничего не выйдет и он опозорится, но он решил не поддаваться панике, а шагнул к кровати и лег на нее, рядом с девушкой. Теперь ее рука оказалась на его голом члене, и это было весьма приятно. Он чуть расставил ноги, давая лучший доступ.
Движения у Джинни были выверенными, будто она практиковалась в этом действе ежедневно. Гарри постарался отбросить лишние мысли о прошлых любовниках Джинни и наслаждаться растущим возбуждением.
- Не лежи бревном, - приказала она. - Гарри, если у тебя нет опыта, как не было у Дина, то воспользуйся своими природными инстинктами.
Упоминание Томаса покоробило Поттера. Он представил, как тот ласкал девушку, и его захлестнула волна ревности, но парень подавил ее, снова подумав о Снейпе, о его словах, что надо уметь ценить то, что имеешь. Опять воспользовавшись опытом Рона, Гарри навалился на Джинни сверху и стал ласкать ее между ног. Она застонала. Ему показалось, что девушка стонет наигранно, но он усилил поглаживания.
Джинни начала выгибаться, стонать и совсем забыла о том, чем занималась прежде. Обделенный лаской орган сразу сник. Гарри запаниковал, что он совсем упадет, но тут девушка скомандовала:
- Давай!
Она расставила ноги, и Гарри понял это как приглашение. Он ворвался в ее мокрое и широкое нутро, и на него снова накатила волна разочарования и даже брезгливости. Боясь опозориться, Гарри запаниковал, сделал пару движений взад и вперед и кончил. Джинни разочарованно спихнула его с себя.
- И это все? - осведомилась она таким тоном, что Гарри готов был провалиться под землю. - Дааа... Видимо, Герой годен лишь на борьбу со злом, а в постели...
Упоминание о том, что он "Избранный", вкупе с собственным позором и пренебрежением девушки, вывели Гарри из равновесия. "Что я тут вообще делаю? - подумал он. - Да она любит не меня, Гарри, а Мальчика, который выжил". Было больно, обидно и, как ни странно, хотелось позвать Снейпа, уткнуться ему в грудь, оказаться в его крепком, но нежном объятие, и выплакаться.
Он встал, молниеносно оделся и, не говоря ни слова, покинул спальню девушки. Гарри отчетливо слышал, как Джинни фыркнула ему вслед и тихо пробормотала:
- Дааа... Девичьи мечты, это тебе, матушка, не реальность. Такой облом!
Гарри сначала хотел пойти в комнату, но, вспомнив, что там вполне мог быть Рон, пошел на улицу, где уже было темно. Он сел в высокую траву, обхватил колени руками и задумался. Почему в его жизни все наперекосяк? Во-первых, почему он так неправильно реагирует на интимную близость? А во-вторых, почему Джинни не может его любить просто потому, что он - это он? "Снейпу никогда не было дела до того, что я - Мальчик, который выжил, - мелькнуло у него в голове. - Может, позвать его и поплакаться?"
Гарри тут же отбросил последнюю мысль. Снейп вряд ли умеет утешать неудачников. Да и признаваться мужчине в провале совсем не хотелось. Вспомнился последний разговор с зельеваром, его жесты, голос. "Видел бы ты себя со стороны. Ты – самый красивый мальчик в Хогвартсе", - снова прозвучали слова Снейпа. Почему-то они успокаивали, а еще от них снова захотелось позвать мужчину.
"Нет, не буду. Если я его позову, то натворю глупостей, и он рассердится", - остановил себя Гарри. Воображение услужливо нарисовало ему картинку, как он уткнется в грудь Снейпа, как тот погладит его по спине и голове, как почувствовав на своей груди чужие слезы, а на шее руки, рассердится и станет прежним - холодным, сердитым, ненавидящим. Этого не хотелось до слез.
Наколдовав себе подстилку, Гарри лег прямо в траву, принял позу зародыша и, с трудом, уснул. Ночью ему снова снился Снейп, его глаза, посиделки в комнате Дурслей, разговоры, касание его рук, от которых так приятно и спокойно.

~~~~~~~

К утру тело Поттера закоченело, мышцы слушались плохо, а в голове бухал молот. В довершении неприятных ощущений, Гарри дважды чихнул. "Не хватало еще простудиться", - подумал он. Парень встал и поежился, так как в саду утром было холодно. Не мешкая больше ни минуты, он поспешил в дом. Было чрезвычайно рано. Но, на его удивление, в кухне сидел Рон и пил сливочное пиво. Вид у него был мрачный, недовольный и почти злой.
- Не хочу ничего знать о твоих похождениях. Она мне сестра все-таки, – сразу предупредил друг. – Но не могу не пожаловаться на свою неудачу. Сознаюсь, что я зол на Гермиону как тысяча чертей.
- Это заметно, – сказал Гарри и как можно мягче спросил: - Что случилось?
- Представляешь, она меня завела, а потом вырвалась и убежала. А я… У меня теперь низ живота тянет, и вообще чувствую себя последней сволочью. Будто я насильник, – признался Рон.
Гарри тяжело вздохнул и подумал: «Как жаль, что мне не нравится Гермиона. Похоже, мы с ней два скромника. Были бы идеальной парой». Вслух же он поинтересовался:
- Разве плохо, когда девушка держится скромно?
- Не знаю. Пожалуй, и да, и нет, – ответил Рон. – Но Гермиона же пошла в мою комнату. Она что, не знала, зачем мы туда идем? Да мы с Лавандой даже в аудиториях трахались. Может, это и перебор, может, Лаванда и "гриффиндорская сучка, которая всем дает", как о ней говорит Симус, но не в ней дело. Гермиона должна понимать, что нельзя сначала давать аванс, а потом сбегать.
- Может, она не готова? – предположил Гарри, так как он мог сказать так про себя. – Не стоит за это обижаться на Гермиону.
«Я тоже, пожалуй, пока не готов к таким играм, и не вижу в этом ничего плохого, – подумал он. – Надо спросить у Снейпа, нормально ли это». Из задумчивости его вывел вздох Рона.
- Надо было думать раньше, - отрезал друг. – Я же не мальчик. Мне надо большего, чем поцелуи. Я хочу секса, если мы уже оказались в спальне, да еще и почти голые. Она гладила мой член, но стоило мне сунуть руку ей между ног, как она сжала их и умчалась. Так не честно!
Гарри вновь подумал, что ему очень жалко, что они с Гермионой совсем не интересуются друг другом. «И как это получилось? – задал он себе риторический вопрос. – Она же красивая девушка. Но мне совершенно без разницы, как она выглядит».
- И как мы с тобой доживем до конца каникул?! Как взглянем в глаза девчонкам? – озвучил он свои сомнения.
- У тебя тоже все плохо? – не сдержал любопытства Рон. – Хотя нет, не говори… Для меня сестра еще долго будет маленькой девочкой. Что бы ты ни сказал, я подумаю, что ты был с ней слишком грубым. Что ты обидел ее, заставил, развратил. Прости!
Гарри невесело усмехнулся. «Пожалуй, я был слишком робок, а потом вообще опозорился», – подумал он. Но вслух сказал совершенно другое:
- Я уеду сегодня в дом Блэков. Он теперь мой.
- Ты не передумаешь там, в одиночестве, и вернешься в Хогвартс? – спросил Рон.
Было заметно, что он очень доволен переменой темы в разговоре. Гарри тоже не хотел говорить о прошедшем вечере, поэтому ухватился за тему школы. В его голове мелькнула мысль, что он будет в доме Блэков не один, а со Снейпом, который не даст передумать. Почему-то при мысли о предстоящей встрече сердце в груди забилось сильней. Стряхивая с себя странные мысли, Гарри ответил:
- Я вернусь, потому что пока не готов искать крестражи. А Хогвартс – самое надежное место для жизни, даже без Дамблдора. Еще, там прекрасная библиотека.
- Мы тоже вернемся, – вздохнул Рон и снова переменил тему: – Давай завтракать, не дожидаясь никого.
- Прекрасная идея, - засмеялся Гарри. - Поедим и спрячемся от девиц. Ты в своей комнате, я в доме Блэков.
Друг тоже рассмеялся, и они вместе стали проверять запасы миссис Уизли. Оказалось, что у нее ничего готового не было. Припомнив готовку у Дурслей, Гарри сделал яичницу с беконом, а Рон намазал бутерброды. Поесть они не успели - в кухню вошли девушки и Молли.
- Сбежим? - шепнул в ухо Рон.
- Не-а... - протянул также тихо Гарри в ответ. - Во-первых, мы герои, а героям не пристало бегать от девиц, а во-вторых, кушать хочется.
Они дружно засмеялись и получили в свой адрес от девушек сердитые взгляды.
- Мне нравится ваша самостоятельность, - похвалила их миссис Уизли и добавила к уже приготовленному завтраку ароматные булочки.
Подростки стали есть молча, даже не переглядываясь. Пришел мистер Уизли и тоже сел за стол. Все молча ели, и Гарри казалось, что за столом какая-то давящая и неприятная атмосфера. "Нет, мне надо срочно уехать отсюда, - подумал он - Что-то я на все не так реагирую. Как бы из-за неудачи в постели не переругаться со всей семьей". Будто озвучивая его мысли, Гермиона внезапно сообщила:
- Я, пожалуй, поеду домой сегодня. Я у вас загостилась.
- Ну что ты, милая, – возразила Молли, – ты нам вовсе не мешаешь. Вы с Гарри стали нам как родные. Поживи до конца лета, а там Хогвартс откроют.
- Нет, – покачала головой девушка. – Мне надо побывать дома. Родители не знают, что Хогвартс откроют. Мне надо предупредить их.
- Как знаешь, – вздохнула хозяйка.
- Я тоже уеду, – сказал Гарри и услышал презрительно-насмешливое фырканье Джинни.
У него невольно создалось ощущение, что он сбегает из Норы, но передумывать Гарри не собирался. Ему было неловко даже смотреть на Джинни, не то что разговаривать с ней. Он хотел уехать подальше и никогда больше не вставать на ее пути.
- А ты-то куда?! – удивилась миссис Уизли. – Твои родственники же тебя выгнали.
- Я не бездомный, – вздохнул Гарри. – У меня есть особняк Блэков. Я не хочу вам докучать.
- Глупости! Оставайся! - сказала Молли почти приказным тоном.
- Нет, я хочу побывать в доме крестного, может, подремонтировать его. Не могу же я вечно жить по чужим углам. И мое решение не обсуждается, - парировал он, чувствуя раздражение оттого, что им командуют.
Миссис Уизли собиралась спорить с ним, но ее остановил муж, сказав:
- Гарри - взрослый парень. Пусть сам решает, как ему быть.
Артур повернулся к Гарри и Гермионе и предложил им:
- Я отвезу вас на машине. Сначала забросим Гермиону, а потом тебя, Гарри.
- Спасибо, – хором поблагодарили они.
Мистер Уизли только махнул рукой и пошел вызывать министерскую машину через камин. Уже через час Гарри и Гермиона махали с заднего сидения черного автомобиля миссис Уизли и Рону, которые вышли проводить их. Гарри даже был рад, что Джинни не сделала этого. "Похоже, - подумал он, - наш скоропалительный роман подошел к концу". Жалко ему не было, наоборот, было смешно от слова "роман", которым он охарактеризовал бывшие отношения.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:47 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 5. Дом Блэков

К площади Гриммо машина подъехала только к восьми часам вечера. Попрощавшись с мистером Уизли, Гарри вошел в дом Блэков, который встретил его тишиной. Портрет матушки Сириуса молча посмотрел на него и не издал ни звука. В следующую минуту в коридоре возник Добби.
- Добби рад приветствовать мистера Гарри Поттера в его доме. Добби теперь служит здесь, – радостно пискнул домовик. – Добби приготовит вам комнату около мастера Снейпа, и, если мистер Гарри Поттер голоден, Винки согреет ужин.
Выслушав этот отчет, Гарри улыбнулся и сказал:
- Я тоже рад видеть тебя, Добби. И от еды я не откажусь, пожалуй.
Он потер переносицу, поправил очки, а затем спросил:
- А где же профессор Снейп?
- Мастер Снейп будет только завтра или послезавтра, мистер Гарри Поттер.
После Норы, полной народу, Гарри был очень доволен, что приехал в абсолютно пустой дом – ему не очень-то хотелось с кем-нибудь разговаривать, особенно после вчерашнего. Порыв, выговориться пред Снейпом, прошел.
Пока Винки готовила ужин, он решил осмотреть свои новые владения. С первых же комнат Гарри стало понятно, что домовики хорошо потрудились – дом стал намного приветливей к людям. Особенно изменилась та комната, где раньше жил Клювокрыл. Теперь уже ничего не напоминало об этом.
Гарри очень обрадовался этому, так как именно в комнате гиппогрифа Сириус проводил почти все время. И будь эта комната по-прежнему разоренной и грязной, ему бы казалось, что Сириус где-то тут, только вышел ненадолго. Это было бы больно. Порадовало Гарри и то, что для него домовики приготовили не ту комнату, в которой он ночевал, когда Сириус был жив. Впрочем, грусть о кресном теперь была скорей светлой, нежели приносила боль.
Когда Винки накрыла Гарри ужин в парадной столовой и поднесла вина, он вдруг впервые ощутил себя хозяином этого дома – это было немного необычное чувство, но оно ему нравилось. «Наконец-то у меня появилось что-то мое, и я тут полный хозяин», – подумал он во время обеда. И его вовсе не смущал тот факт, что за столом ему прислуживают два эльфа. Это было настолько гармонично, словно так и должно было быть.

~~~~~~~

Проснулся Гарри довольно поздно. Почти сразу в его спальне возник Добби с чашечкой черного кофе. Пока он пил прямо в кровати, домовик приготовил ему одежду и спросил:
- Какие будут распоряжения насчет обеда, мистер Гарри Поттер?
- Я не знаю, – растерялся парень. Он был не готов пока распоряжаться эльфами по полной программе.
- Винки собиралась готовить тушеное мясо с грибами и картофель. На десерт – вишневый пудинг и тыквенное печенье, – отрапортовал домовик.
- В таком случае, пусть не меняет планы, – разрешил Гарри. - И в дальнейшем, Добби, пожалуйста, готовьте на свое усмотрение или на усмотрение профессора Снейпа. Я неприхотлив в еде и не ем только шпинат.
Упоминать зельевара почему-то было приятно. А еще было приятно давать вот так всякие распоряжения. Гарри подумал, что иметь домовиков не плохо, а даже, наоборот, здорово. Особенно это стало понятно, когда он отправился обследовать пустующий дом. Помещения были мрачны, и думать, что ты тут совершенно один, было неприятно. А так чувствовалось присутствие живых существ, которые, к тому же, не лезли с нравоучениями или лишней заботой, но постоянно были рядом.
Гарри методично и тщательно обследовал все комнаты. Так как он хотел, чтобы этот дом стал ему родным, ему было важно знать, что где находится. Парня порадовало, что старинные портреты не разговаривают с ним, но раскланиваются довольно приветливо, и что домовики убрали пыль и прогнали докси из комнат, но сохранили в них дух прежних хозяев.
Сначала ему попадались те помещения, где гостили Уизли и члены Ордена Феникса, когда тут был штаб. Отыскались и комнаты, где жил последние годы Сириус, где ночевали Гермиона и Джинни, и даже сам Гарри с Роном. Затем Поттеру попалась детская Сириуса. Там было полно игрушек, школьных пергаментов, недоделанных приколов Мародеров, исчирканные учебники, но ничего более интересного не наблюдалось.
Следующей комнатой была детская Регулуса, младшего брата крестного. Тот, было видно, любил порядок. На письменном столе аккуратно лежали книги, все пергаменты были свернуты в трубочку и перевязаны зелеными ленточками. В шкафу висели разные мантии – черные для работы и парадные со слизеринским гербом и гербом дома Блэков.
Гарри уже собрался уходить из комнаты, когда заметил, что угол одной картины висит неровно. Почему-то этот факт показался ему странным, и он еще больше сдвинул картину: за ней оказалось небольшое углубление, в котором лежала потрепанная тетрадка в сафьяновом переплете. В верхнем левом углу красивым почерком было выведено: "Дневник Регулуса Ориона Блэка".
Не задумываясь ни на секунду, этично ли читать личные записи, Гарри уселся в старинное кресло и, радуясь, что тетрадка не защищена от постороннего внимания ни какими заклинаниями, раскрыл ее и углубился в чтение.

~~~~~~~

«Я, Регулус Орион Блэк, самый младший ребенок в семье. Иметь трех старших сестер (пусть и двоюродных) и брата – это катастрофа. Но сегодня я доказал своим родителям и, в первую очередь, Сириусу, что я – настоящий наследник нашего рода, рода Блэков. Я поступил в Слизерин».

Прочитав такое вступление, Гарри решил, что вовсе не стоит посвящать себя во все перипетии школьной жизни маленького и надменного слизеринца. Что, он не видел слизеринцев, что ли? Один надутый Малфой чего стоит!.. Зачем читать еще про одного чистокровного, гордящегося своим происхождением и принадлежностью к Слизерину? Поэтому Гарри решительно стал листать дневник, желая обнаружить, как Регулус пришел к Волдеморту. Вскоре он нашел, что искал.

«Никогда в жизни я не видел настолько сильного и великого темного мага, как Лорд Волдеморт. Его слова проникают в самое сердце. Когда он говорит, я готов кинуться в бой, без оглядки, не думая, насколько силен мой противник. Его идеи – это мои идеи, его планы – это мои планы. Я предан ему всей душой и готов идти за ним до последнего своего вздоха. Вели он умереть за себя, я умру с радостью и с его именем на устах».

От дифирамбов красноглазому уроду Гарри невольно замутило. «Надо же быть таким идиотом, чтобы восхищаться кровавыми делами Волдеморта», – подумал он о Регулусе. Этот чистокровный маг не нравился ему все больше и больше. Морщась от отвращения, Поттер, тем не менее, продолжил чтение:

«Недавно я присутствовал при очень интересном разговоре. Я был неимоверно польщен, что меня, довольно молодого Пожирателя Смерти, пригласили на беседу с Абрахасом Малфоем, одним из самых достойных и первых, кто примкнул к нашему господину.
Семейство Малфоев вообще одно из самых уважаемых магических семейств. Они благородные, богатые и чистокровные. Их род насчитывает около двенадцати поколений, как и род Блэков. Мне особо приятно, что теперь они породнились с нами. Наследник Абрахаса, Люциус, совсем недавно сделал предложение моей кузине Нарциссе. Я был просто счастлив!
Так вот, вернемся к разговору… Лорд Волдеморт обсуждал с Абрахасом вопросы бессмертия и сказал, что уже создал четыре крестража, содержащие части его души. «Вообще я планирую создать шесть», – восхищая нас своей смелостью, признался наш Господин.
В его голосе была такая уверенность и непоколебимость, что я залюбовался им. Надо же быть настолько великим, чтобы пройти так далеко по дороге бессмертия! Если он совершит задуманное, то будет первым из магов, который сумел сделать такое. В моем слабом мозгу подобное величие просто не укладывается».

Гарри отшвырнул дневник Регулуса подальше. Его мутило от чтения. Он не понимал, как можно восхищаться бесчеловечностью темного мага. Парень долго не мог себя пересилить и возобновить просмотр дневника - слишком уж было противно.

~~~~~~~

Гарри припомнил разговор с крестным, когда тот рассказывал о своем семействе. Сириус говорил, что Регулус неожиданно решил выйти из рядов Пожирателей Смерти и был убит своими соратниками. «Каким же образом этот идиот опомнился? Что стало поворотным моментом?» – подумал Гарри и, подстегиваемый любопытством, снова стал листать тетрадку. Вскоре он нашел ответ на свой вопрос. Как ни странно, но поворотом послужила любовь к маглорожненной девушке.

«Мерлин! Я влюбился. Кто отнял мой разум? Но разве может разум спорить с сердцем? К сожалению, нет.
Не знаю, роптать ли мне на судьбу, что подстроила нашу встречу? Меня пригласили на вечеринку к Дэвиду Нотту, моему бывшему однокурснику, выходцу из не слишком старинного, но уважаемого рода. Мог ли я предполагать, что там я встречу ее? Нет, конечно. Да и встретив, я не сразу понял, как опасна любовь к ней.
Дженифер как чайная роза. У нее бархатная кожа, нежный румянец на щечках и золотые локоны. Кто бы ни влюбился в подобное произведение искусства? Она аристократически воспитана, умна, очаровательна, и я ей очень понравился. Короче, я потерял голову, а когда узнал, что она магла, не смог обуздать свое сердце. Я послал все принципы чистокровности к черту и тайно обвенчался.
Любовь моей светлой богини зародила в моей душе сомнения: а так ли уж важно, маг или магл перед тобой? Разве можно быть лучше только потому, что в тебе течет кровь чистокровных волшебников? Дженифер добра и чиста, как ангел. Я мизинца ее не стою.
Я по-другому взглянул на деяния Темного Лорда. Зачем столько насилия и смертей? Я понял, как ошибался, и захотел прекратить все это. Я не мог быть больше кровавым убийцей, который уничтожает таких же людей, как и мы, а, может, и лучше нас. Но разве с его службы уходят?!
Теперь я живу в постоянном страхе. Лорд Волдеморт все более становится чудовищем. Недавно он начал охоту за очередными «неугодными». Это семейство Поттеров. Я довольно хорошо его знаю, так как мой брат дружит с Джеймсом. Пока Темный Лорд убил только старшее поколение. Но он не успокоится, пока не найдет и Джеймса с Лили. А все из-за того, что в их роду Годрик Гриффиндор.
А я слышал, что Лили, как и моя Дженифер, беременна. Теперь я не сплю по ночам и прислушиваюсь к каждому шороху, а днем стараюсь не покидать свою милую надолго. Мы же живем в магловском Лондоне. А вдруг и на наш район будет нападение? Что же мне делать?!»

«Опомнился! – с досадой подумал Гарри. – А если бы он не встретил свою Дженифер, то так бы и продолжал убивать маглов как миленький». В принципе, его больше ничего не интересовало в этой тетрадке, но так как до конца дневника оставалось не так уж много страниц, то Гарри продолжил чтение. Вскоре он понял, что его вело наитие, не иначе.

~~~~~~~

«Я морально убит и раздавлен. Да будь проклят Волдеморт и его бездушные слуги! Я даже не знаю, кто донес на меня. И почему он решил наказать меня так? Не я ли служил ему верой и правдой? Неужели только потому, что не слишком рьяно выполнял указания? Неужели потому, что я не слишком радостно улыбался при участии в рейдах?
Когда я вернулся в свой уютный домик в пригороде Лондона, моя любимая была мертва. Мало того, эти ублюдки надругались над ней и над моим только что родившимся сыном. Как же я буду жить после этого?! Сгибаюсь пополам от вызовов через черную метку, но я не откликнусь.
Я бы уже сейчас свел счеты со своей жизнью. Но у меня есть цель. Я хочу отомстить. Я буду не я, если не уничтожу крестражи. Сделал ли этот маньяк-убийца невинных младенцев свой последний крестраж, я не знаю. Точно могу быть уверен в четырех. К сожалению, Я знаю только о местонахождении двух.
Один, я знаю точно, был передан Абрахасу Малфою. Тот никогда бы не предал своего господина. Но недавно его убили авроры. Это вселяет в меня надежду, что я заполучу крестраж без проблем. Что-то мне подсказывает, что Люциус не знает ценности артефакта, который оказался в его руках. Я воспользуюсь его наивностью и уничтожу крестраж. Мне только надо немного лести и терпения.
Я пока не готов на такие подвиги, поэтому займусь уничтожением того крестража, который более доступен. Он находится в отдаленной пещере. Из людей, как я знаю, его не охраняет никто. Ну, а ловушки я преодолею играючи. Так что уничтожение его – дело простое. Я знаю способ - проткнуть клыком василиска (ими я уже запасся). Но это только начало. Я разыщу все крестражи и уничтожу».

У Гарри сердце замерло в груди от предвкушения. Он, конечно, знал, что у Регулуса не получилось уничтожить крестраж, который был в дневнике Риддла. Но вдруг ему удалась другая задумка? Вдруг он уничтожил медальон Слизерина, о котором явно и вел речь? Вдруг Регулус и есть тот самый РАБ, о котором была записка в поддельном крестраже? Перевернув несколько страниц, где Регулус горевал о жене и сыне, Гарри начал читать дальше:

«Я это сделал! Я уничтожил одну частичку темной души Волдеморта. Не могу не похвастать, как это было.
Пещера была ужасна. Вид инферни вывернул меня почти наизнанку. Хорошо, что я знаю заклятье некромантов, которое их усмиряет. Я не собирался уничтожать их. Я хотел сделать вид, что ничего не случилось.
Яд мне пришлось выпить. Это не так просто, как я написал. Он вызывает самые тяжкие переживания и приносит физическую боль. Но именно воспоминание о гибели моей возлюбленной и нашего сына придавало мне сил и решимости.
Выпив яд, я находился в полуобморочном состоянии, но меня вытащил из пещеры Кикимер, которого я предусмотрительно захватил. Дома, отлежавшись и выпив всстанавливающие зелья, я уничтожил медальон, а затем закопал его на кладбище.
Будем надеяться, что я успею еще добраться до крестража, хранящегося у Люциуса Малфоя. По моим подсчетам мне остается жить около месяца после принятия яда, испытывая поистине чудовищные муки от боли в желудке. Яд разъедает меня изнутри. Я уже чувствую. Но я заслужил эту боль. Скольких маглов убила моя палочка. Сколько семей я разрушил, пока был слеп. Так мне и надо!»

Увидев слова о действие яда, находившегося в чаше, Гарри передернулся. «И я поил этой гадостью Дамблдора?! Боже, как же ему было плохо! Думаю, что он был даже рад, когда Снейп произнес непростительное заклятье», – подумал он в ужасе. В тетрадке оставалось совсем немного текста, поэтому Гарри вернулся к чтению.

«Заранее зная, какая реликвия ожидает меня в пещере, я подготовил подделку. Решив немного позлить своего бывшего хозяина и бога, я оставил ему записку, где пообещал уничтожить все его крестражи.
Зная о пристрастии Темного Лорда к змеям, я поставил между своими инициалами "А" (аспид) – ведь змеи издревле ассоцируются с подлостью и предательством, и получилось слово «РАБ».
Если перевести на русский, который я немного знаю, то получится, что я - раб. Это название очень подходило любому из слуг Темного Лорда, а уж мне-то и подавно. Я представил себе, как этот ублюдок придет проверять свой крестраж и найдет мою записку, и мне стало немного легче от этой картины. Жаль, что он не догадается, кто это, но я не хотел делать более сильного намека, рассчитывая уничтожить все крестражи.
Теперь я тешу себя мыслью, что я доживу до момента, когда уничтожу артефакт, который хранит Люциус. Тогда-то я, напишу прямым текстом, кто я. Жаль, не могу исполнить намеренья уничтожить все – я не успею. Но и два уже что-то. А может, успею...
Завтра я иду в Малфой-менор».

Это была последняя запись. «Наверно, Люциус и убил его», – подумал Гарри, с вздохом закрывая дневник надменного и нелюбимого брата Сириуса. Он пожалел, что крестный не узнал, как перед смертью Регулус стал героем и сократил земной путь красноглазого монстра.

~~~~~~~

Находка дневника Регулуса повернула мысли Гарри совсем в другое русло. Все, что случилось с ним в Норе, казалось чепухой, не стоящей печали. Борьба с Волдемортом вновь заняла главенствующее место в его рассуждениях. Ему остро захотелось поскорее найти оставшиеся крестражи. По подсчетам Поттера, их осталось три, и каждый мог нести такую же опасность, как кольцо и медальон.
Вечером, сидя один за огромным семейным столом Блэков, Гарри поднял бокал за достойных сыновей этого старинного рода. Ему стало грустно, что Снейпа до сих пор нет, а так хотелось поговорить хоть с кем-то. Поэтому он пошел к портрету матери Сириуса.
- Ты родила достойных сыновей и должна гордиться ими. Они оба умерли, сражаясь с темным магом, – сказал ей Гарри.
Но миссис Блэк только надменно скривила губы. Она хоть и не орала теперь, но и разговаривать с ним «на равных» не собиралась. Чувствуя разочарование и печаль, Гарри поплелся в спальню, где долго ворочался, вздыхал и никак не мог уснуть.
Утром он снова стал бродить по дому. Ноги сами привели его в комнату, которую занимал Снейп. Ему до смерти захотелось войти туда и просто убедиться, что тут в самом деле живет этот человек.
Внимание Гарри привлек стол, на котором лежал ворох пергаментов. Понимая, что поступает снова некрасиво, он не смог побороть любопытства и подошел к нему. В основном, на пергаментах были выкладки по высшим зельям, которые парень понимал с трудом. Но на одном из них было нечто напоминающие личные записи. Было такое впечатление, что их тут оставили специально для него. По крайней мере, слова «Петтигрю» и «крестраж» подтверждали такую версию и заставили Гарри прочитать написанное немедленно.

«Интересно, о чем думал предатель Петтигрю перед своей кончиной? Из всех Мародеров эту крысу я ненавидел больше всех.
Ревнующий меня Блэк вызывал мою злобу, но я уважал его за храбрость и бесстрашие, особенно когда узнал, что он ни за что просидел в Азкабане двенадцать лет, не свихнулся там и не упал духом.
Поттер мне всегда нравился, несмотря на свой снобизм. Разве я мог его ненавидеть?! Когда я узнал об их гибели в Долине Годрика, я плакал. Когда я услышал от Гарри, как Джеймс защищал семью, я стал им гордиться.
Люпин еще в школе вызывал уважение за свои попытки остановить своих дружков от издевательств надо мною. Я только не мог воспринять его. Вдолбленное с детства, что оборотни – это нелюди, плохо изгоняется. Но я с радостью облегчал бедняге страдания, варя ликантропное зелье.
Но Хвост, ничтожный, трясущийся Хвост, вечно заискивающий и лебезящий перед Джеймсом и Сириусом, меня просто бесил. А когда я узнал, что именно он выдал Джеймса и Лили Темному Лорду, я возненавидел его. Мне даже хотелось задушить этого гада. И я очень доволен, что подставил его.
Нагайна была довольно глупой и мирной змеей, подпуская любого, кто хотел покормить ее. В принципе, я мог бы сам преспокойно влить в ее миску яд. Но зачем?.. В мои планы пока что не входит раскрывать карты перед Волдемортом. Я не узнал про чашу Хельги Хаффлпафф и еще об одном неизвестном крестраже. К тому же я думаю, что Гарри будет приятно узнать, что человек, который предал его родителей, убит тем, перед кем он пресмыкался.
Сколько плохого совершил Хвост, чтобы заслужить доверие Волдеморта. А тот все равно презирал его. Ни над кем из своих слуг Темный Лорд не надсмехался так откровенно и зло и, по-моему, с радостью убил это ничтожество. Наверное, Тому, как называл его Альбус, было неприятно общаться с предателем. Ведь осталась же в его душе хоть крупица от невинного мальчика. Так, по крайней мере, говорил мой друг и учитель. А я привык доверять Дамблдору.
Хотел сразу поделиться с Гарри радостью, что я уничтожил еще один крестраж и к тому же избавил воздух от Петтигрю, но влез в его голову и обнаружил, что у них в Норе вечеринка. Пойду, что ли, тоже выпью. Как представлю его там вместе с Джинни… Короче, хочу напиться».

Порадовавшись, что еще одним крестражем стало меньше и что предатель мертв, а также уверившись, что пергамент намеренно лежал поверх бумаг, Гарри подивился на последний абзац написанного. Что имел в виду Снейп, когда писал его? У него снова зародилось подозрение, уж не влюбился ли мастер зелий в Джинни, но потом он сам над собой посмеялся. Слишком абсурдным показалось ему это предположение.
Не желая быть застигнутым в комнате, Гарри покинул ее. Теперь он с особым нетерпением ждал возвращения Снейпа. Он хотел услышать в подробностях то, что прочитал на пергаменте, но день закончился, а мужчина так и не появился. «Ну и загулял наш мрачный товарищ. Оказывается, и Снейпу иногда хочется расслабиться. Приятно думать, что и ему не чужды обычные, человеческие радости», – подумал про себя Поттер, и, когда пробила полночь, отправился в ванну.

~~~~~~~

Накинув на свои плечи большой махровый халат, который когда-то принадлежал Сириусу, Гарри вышел из ванны и собирался пойти в свою комнату, когда внизу раздался грохот и отборный мат.
- Чертов домовик! Совсем распустился. Люциуса на тебя нет, – услышал он снизу совершенно пьяный голос мастера зелий. – И чего ты мне рожи строишь? Ну, да… промок. Ты видел, какая погода за дверями, уродец?! А меня ноги не держат. Вот пойду, окунусь, и все встанет на место.
Гарри невольно захихикал. Он не мог представить, что Снейп может быть таким простым и человечным, что тот подвержен обычным слабостям и может напиться и даже упасть, по-видимому, в лужу.
- Ай, Добби, голову отрежу. Какого ты меня вымыл? Я бы и до душа дошел... А, рюмочка... Ладно, тогда живи, а я пойду спать, и никаких растрепанных мальчишек.
Гарри очень захотелось посмотреть, как вблизи выглядит пьяный и помытый Добби зельевар. И в следующий миг его мечта осуществилась – Снейп материализовался в одном шаге от него.
На зельеваре не было ничего, кроме черных боксеров. Его волосы были мокрыми и спутанными. Черные глаза, которые обычно умели проникнуть глубоко в душу, не могли сфокусироваться. В них блестели какие-то искорки и было, совершенно несвойственное для мужчины, мягкое выражение.
Тут Снейп увидел перед собой Гарри, и его глаза приняли еще более странное, по мнению парня, выражение. В них полыхнуло какое-то адское пламя, которое опалило Гарри самое сердце. Снейп облизал губы и помахал правой рукой перед глазами, будто отгонял видение. Затем дотронулся до лица и до оголенной под распахнутым халатом груди парня.
- Мое безумное видение, – мурлыкнул мужчина и, прежде чем Гарри переварил эти странные слова, яростно впился в его губы.
Поттер растерялся до такой степени, что и не подумал сопротивляться. Снейп же прижал его к стене и обрушил на него град обжигающих поцелуев. Слабая завязка на халате Гарри упала на пол, и он почувствовал своей кожей чужое голое тело. Это было как электрический разряд, который подействовал возбуждающе… Почувствовав возбуждение парня, Снейп прижался еще ближе, потерся об него и шепнул прямо в ухо:
- Мерлин, ты реагируешь! Это какая-то фантастика! Это сон!
Гарри почувствовал, как Снейп забирается языком в его ухо, облизывает раковину. Парень никогда не думал, что подобные действия могут вызвать в его организме такие потрясающие ощущения. Эрекция стала каменной, и из его рта непроизвольно вылетел стон.
Прежде чем окончательно лишиться разума. Гарри подумал, что это совершенно неправильно так реагировать на прикосновения мужчины, но это было до того, как чужая рука накрыла его возбужденную плоть и заскользила по ней. Гарри подался навстречу этой ласке, вскоре ощущения стали еще более приятными, когда Снейп накрыл губами его сосок.
- Какой ты, оказывается, отзывчивый, – простонал Северус в губы парня и поцеловал его.
Гарри был опьянен обжигающими ласками и тем совершенно фантастическим состоянием, которое испытывал от них. Он никогда в жизни еще не чувствовал ничего подобного. Это было совершенно не похоже на неудачный опыт с Джинни.
Умелая рука дарила невероятные ощущения, а горячие, страстные поцелуи делали любую ласку еще острее. Гарри больше не вцеплялся в плечи мужчины, а сам скользил по чужой коже, на которой были капельки влаги – то ли остатки воды, то ли выступивший пот. Когда его рука коснулась чужой возбужденной плоти, Гарри не смог больше сдерживать себя. Он захотел подарить мужчине такую же ласку в ответ, но в этот момент его накрыла обжигающая волна оргазма.
- Тут неудобно. Мечту не берут в коридоре, – сказал Снейп.
И они оказали в его комнате, на кровати. Гарри, совершенно потерявший ориентацию в происходящем, застонал оттого, что мужчина поцеловал его в живот. Член снова стал оживать. Снейп издал голодный стон, его рука по-хозяйски раздвинула ноги парня, и указательный палец коснулся сомкнутого входа.
На Гарри накатила волна паники. "Что я делаю?" – спросил он сам себя и сдвинул ноги. В ту же секунду Снейп, будто, очнулся от сна или подчиняющего заклинания. Он скатился с Гарри, уставился на него, как на привидение, и простонал:
- Мерлин, что же я делаю?!.. Это не сон и не видение, это реальность. Гарри, мальчик мой, прости, если сможешь!
После этого он буркнул: «Старый алкоголик» и исчез с характерным хлопком.
Гарри остался в полном расстройстве чувств. Он был в шоке от случившегося: от собственной реакции и от действий Снейпа. Все, что случилось, напоминало ему какой-то эротический бред. "Но это же неправильно. Я не гей", – попытался воззвать Гарри к своему разуму, но в подсознании пронеслось воспоминание о прикосновениях к мужскому телу, ощущение от чужого члена в руке, горячие, властные губы на губах, так не похожие на женские – собственный член снова дернулся.
Гарри прикоснулся к нему рукой и стал поглаживать. Перед глазами было лицо Снейпа, его глаза, вспыхнувшие в них страсть и желание. "Я спятил", – подумал Гарри, лаская быстрей, и кончил, выкрикнув холодное, как снег, имя. В следующую минуту он уснул в чужой постели.

~~~~~~~

Проснулся Поттер еще позже, чем до этого дня. Первые пару минут он не мог понять, где находится, а когда понял, на него навалилось воспоминание о случившемся. Нет, Гарри совершенно не сожалел и даже не испытывал, как ни странно, стыда, но он не мог решить, как ему вести себя со Снейпом. Делать вид, что ничего не было, парень не мог, минимум – он покраснеет. Ему рисовались бурные картины извинений мужчины, в конце которых Гарри сам начинал целовать извинявшегося. Потом он судорожно тряс головой и думал почти вслух: «Бред какой-то, я не гей, и он тоже! Или?..». Он так и не пришел ни к каким выводам, когда в спальне появился Добби.
- Мистер Гарри Поттер, Добби принес вам послание от мастера Снейпа, – сказал домовик и протянул ему свиток.
Гарри с трепетом взял его в руки и, боясь развернуть, отвлек себя пустяшным вопросом:
- Скажи, Добби, почему ты называешь Снейпа «Мастер»?
- Так принято, мистер Гарри Поттер. Он же профессор. Старый хозяин Добби всегда требовал называть его «мастером». Добби привык, – ответил эльф.
Ответ был исчерпывающим, и Гарри не оставалось ничего, как развернуть послание.

«Гарри, можешь считать меня старым извращенцем и полным ублюдком, как ты всегда и делал. Я был слишком пьян, а ты раздет. Я так давно рисовал такие картины в своем воспаленном воображении, что не сдержался. Прости! Надеюсь, что ты сможешь обо всем забыть, и мы будем считать, что ничего не было.
Не думай, я вовсе не сбегаю. Я бы все это сказал, глядя в твои изумительные глаза. Но я не волен распоряжаться собой: срочный вызов...
Кстати, я так и не успел сказать, что Нагайна отравлена. Если помнишь, она являлась крестражем. И, что тебе будет особенно приятно, за ее смерть Петтигрю был убит Темным Лордом. А видел ли ты мои записи на столе... Сомнительно. Считай это подарком на твое совершеннолетие.
Северус».

Поттера потрясло это откровенное послание. Как ни странно, но сожаления от фразы: «мы сделаем вид, что ничего не было», было больше, чем облегчения. Хотя остатками разума Гарри все же понимал, что это все-таки правильней. Но его пробужденная сексуальность твердила: "Нет, я хочу продолжения. Какой же этот Снейп глупый! Мне было приятно". Гарри покраснел от собственных мыслей.
- Глупости какие, – сказал он вслух. – Снейп прав. Лучше забыть про это. Я не гей.
Мысленно же он добавил: "Или все же...", и прошептал:
- Северус.
От одного этого имени у парня пробежали мурашки по телу и замерло сердце. "Я спятил", – поставил Гарри себе диагноз и нервно засмеялся.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:48 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 6. Это не тот Хогвартс

Поттер провел последние дни лета в какой-то прострации, сидя в гостиной и тупо смотря перед собой. Иногда Гарри начинал ругать себя за то, что ему понравилось то, что произошло между ним и зельеваром. Иногда убеждал себя, что он вполне нормальный парень и это Снейп виноват во всем. Но чаще он проигрывал ситуацию в голове заново, а потом тянулся к возбужденному члену и ласкал себя до разрядки, произнося при этом имя мужчины.
Вспоминая прошлые годы, Гарри ожидал, что кто-нибудь из членов Ордена Феникса появится в доме Блэков, чтобы проводить его на вокзал. Но этого не произошло. Не появился в доме и Снейп, чем вызвал состояние грусти и даже обиды.
- Тоже мне забота! – ворчал себе под нос Гарри. – До вокзала целых два квартала. Вот не дойду, будет знать, гад.
Не прислали письмо и Уизли. Но это радовало. Гарри не знал, как смотреть в глаза старшему поколению или Рону (о Джинни он и думать не хотел). Ему казалось, что на его лице будет написано, что произошло между ним и зельеваром на площади Гриммо. Боялся Поттер и встречи с Гермионой, которая умела становиться дотошной и заставлять его выговориться. Именно поэтому он никого не искал в поезде. Войдя в свободное купе, парень закрыл дверь заклинанием и проехал весь путь в гордом одиночестве, все больше волнуясь по мере приближения Хогвартса.
С Роном Гарри столкнулся случайно только в дверях Большого зала. Уизли, как ни в чем не бывало, поздоровался и спросил:
- Ты куда пропал, дружище? И почему я тебя не видел в поезде?
- Эээ... – протянул Гарри и задумался, что же ответить.
Но тут они вошли внутрь Большого зала и от неожиданности оба хором воскликнули:
- Ничего себе!
Дело в том, что в зале не было факультетских столов.
- Нас кормить-то сегодня будут? – расстроено спросил Рон.
- У тебя только еда на уме и секс, – сказала неизвестно когда подошедшая Гермиона и умчалась в другую часть зала.
- Вы так и не помирились? – осторожно спросил Гарри.
- Когда?! – сердито воскликнул Рон. – Мы даже не виделись.
Он ринулся к преподавательскому столу, и Гарри пошел следом, поняв, что друг не желает развивать эту тему. Если быть честным, Поттер и сам не хотел продолжения разговора, опасаясь встречных вопросов.
За столом преподавателей было много уже знакомых лиц, и это создавало иллюзию, что все по-прежнему. Но одного взгляда на нового директора хватило, чтобы разбить ее. Вместо седовласого и пожилого Дамблдора сидел мужчина средних лет. Короткая стрижка, как у образцового клерка, галстук-бабочка и идеально белый воротник рубашки. Если бы не мантия, то можно было бы подумать, что это и не маг вовсе.
Еще новым лицом оказался преподаватель ЗОТИ. Впрочем, это-то не вызывало удивления, так как за все шесть лет, что Гарри отучился в Хогвартсе, преподаватель по этому предмету менялся каждый год. Так как Элфиаса Дожа Поттер видел не раз на собраниях Ордена Феникса, то было понятно, что за столом сидит не он.
"Значит, это Паркинсон", – подумал Гарри и стал рассматривать мужчину. Его можно было назвать красивым, если бы не надменное и чуть презрительное выражение лица, как у Люциуса Малфоя. Одежда на нем выдавала его высокое положение в обществе. "Очередной сноб, – решил Гарри. – Наверняка чистокровный и Пожиратель Смерти. Интересно, кем он приходится Пэнси?"
Впрочем, последний вопрос не слишком интересовал парня. Сейчас его больше занимало, на самом ли деле новый преподаватель приверженец Волдеморта. Но даже это было для него на втором плане, так как еще больше его волновало, почему Паркинсон так любезно беседует со Снейпом, а тот учтиво, если не сказать ласково ("или это воображение?"), улыбается ему в ответ.
В какой-то из моментов Паркинсон коснулся руки зельевара, накрыв ее своей, и тот не предпринял попытки прекратить это. Гарри ощутил такую ревность, по сравнению с которой ревность к Дину Томасу, который ухаживал за Джинни прошлой осенью, показалась детским лепетом. "Я не могу ревновать. Я не ревную", – попробовал убедить себя Гарри, но только сильней сжал кулаки. А когда Паркинсон погладил руку Снейпа, парень не выдержал и прошипел:
- Ублюдок!
Какой тихой ни была фраза, но Рон ее услышал и сказал довольно громко:
- Полностью с тобой согласен. Ублюдок и убийца.
Поняв, что друг имеет в виду Снейпа, Гарри чуть не дал ему подзатыльник. Ему хотелось закричать, что Рон не прав, и Снейп убил директора не по своей воле, но выставлять себя сумасшедшим на глазах у всей школы в очередной раз не хотелось. Поэтому он прошипел сердито:
- Ты спятил? Можно говорить тише?
- Тут такой шум, что нас даже соседи не слышат, – пожал плечами Рон.
Он собирался еще что-то сказать, но из-за стола преподавателей встал новый директор и призвал всех к тишине. Гарри молча указал на него другу и приготовился слушать.

~~~~~~~

- Меня зовут Эдди Левинсон. Я – новый директор Хогвартса, – сказал мужчина, так похожий на клерка. – Отсутствие в зале столов означает, что вы сейчас все подвергнетесь новому распределению. Это не займет много времени. Я просто зачитаю списки. Сразу предупреждаю: апелляции не принимаются. Кто не будет доволен распределением, может уехать домой прямо сегодня. Из Хогсмида ходит ночной поезд на Лондон.
Большинство учеников стало перешептываться. Рон тоже подал голос, буркнув:
- Что-то мне не нравится это заявление.
- Мне тоже, – откликнулся Гарри. – Но ты же не уедешь?
- Нет. Если я вернусь, меня родители убьют, – вздохнул друг.
Их болтовня была прервана требовательным голосом нового директора.
- Прекратите разговоры! – произнес он таким тоном, что все мгновенно умолкли.
Гарри подумал, что Левинсон – жесткий человек, умеющий держать аудиторию, и не потерпит никаких вольностей. Из задумчивости его вывел голос директора, который снова заговорил довольно тихо, заставляя прислушиваться к своим словам:
- Принцип распределения будет таков. Факультетов будет три. Чтобы не задевать никого из уважаемых Основателей, их названия будут звучать так: Опора, Надежда и Шанс. Учениками факультета «Опора» станут только чистокровные маги. В «Надежду» попадут полукровки, а в «Шанс» – магглорожденные. По такому же принципу были избраны и их деканы. Деканом «Опоры» назначена Минерва МакГонагалл, «Надежду» возглавит Северус Снейп, а деканом «Шанса» станет Помона Спраут.
Левинсон перевел дыхание, отпил воды и продолжил:
- Теперь прослушайте внимательно списки факультетов, – и он стал читать фамилии монотонным голосом.
Услышав, что он попал на один факультет с вернувшимся в школу Малфоем, Рон снова возмутился.
- Я не хочу жить с этим ублюдком! – зашипел он. – Я придушу его ночью.
- И попадешь в Азкабан, – хладнокровно сказал Гарри. – Вот родители-то порадуются.
Видя совершенно ошеломленное выражение лица друга, он добавил, успокаивая его:
- Не переживай раньше времени, Рон. Может, тебе не придется жить с ним в одной комнате. Малфою самому не захочется. Он будет испытывать дискомфорт. А если даже придется?.. Представляешь, он не будет нормально спать, ожидая от тебя подвоха.
- Слушай, а в этом что-то есть! – обрадовался рыжий.
Пока они говорили, в зале появились три стола, наполненные едой. Рон кинул на них голодный взгляд и сказал смущенно:
- Пойду я к своему новому столу, что ли. Есть страшно хочется.
- Давай, иди, – миролюбиво разрешил Гарри. – Увидимся на занятиях.
Он тоже пошел за стол, над которым висела надпись «Надежда». Едва он сел, как к нему обратился Симус Финниган, оказавшийся рядом.
- Я уже не уверен, надо ли мне было возвращаться, – вздохнул он. – Кто теперь будет в нашей спальне, и где мы будем жить?
Гарри ничего не сказал, так как сам не знал ответов на эти вопросы. Впрочем, Финниган и не ждал ответа. Они дружно вздохнули и принялись за еду. Гарри временами поднимал голову и оглядывал зал. Впечатление было странное – будто он находился совершенно в новом месте. Он не узнавал соседей по столу, хотя они были, в принципе, все ему знакомы. Появление у их стола Снейпа вызвало в Гарри всплеск волнения, но мужчина даже не глянул на него.
- Поторапливайтесь, – сказал зельевар своим холодным и неприветливым голосом.
Его новые подопечные наспех закончили с ужином, и вскоре все стояли около стола. Снейп вышел из Большого зала и повел их на четвертый этаж, в противоположном направлении от башни Гриффиндора. Вскоре они оказались перед картиной, изображающей викинга, который поприветствовал их своим оружием.
- Это бывшая гостиная Хаффлпаффа, – прошелестел Финниган в ухо Гарри. – Я гулял с Боунс и бывал тут.
- А где она сейчас? Я ее что-то не вижу, – для проформы поинтересовался Поттер. – Или она не полукровка?
- Сью не вернулась в школу, – вздохнул Финниган. – Мне ее так не хватает.
Гарри показалось, что парень ждет утешений, но он не собирался тратить на это время, к тому же был довольно зол и с радостью сам бы пожаловался кому-нибудь на Снейпа, который так и не посмотрел на него.
Пока они перешептывались, Снейп назвал пароль, и все вошли внутрь. Гостиная была отделана в коричнево-желтой гамме, но, в целом, была похожа на гриффиндорскую.
- Прошу внимания и тишины, – сказал мастер зелий ледяным тоном. – Я зачитаю номера ваших комнат.
Он стал называть фамилию и номер. Вскоре Гарри понял, что теперь у каждого своя спальня. Он с нетерпением ожидал, что сделает Снейп, когда доберется до его фамилии, но у того не дрогнул ни голос, ни один мускул на лице. Мужчина даже глаза не перевел в его сторону. "Ублюдок!" – подумал Гарри почти с былой ненавистью. – "Соблазнил и..." Он вовремя прервал себя на этой мысли, так как в голове вертелось "бросил", но Гарри понимал, как все это глупо, ведь и отношений-то у них не было.
"Между нами ничего нет и не будет, – со злостью подумал он. – Я вообще не гей". Гарри огляделся. Оказывается, пока он мысленно проклинал зельевара, тот ушел. Ушли и почти все ученики.
- Ненавижу, – буркнул Гарри вслух и тоже поднялся в свою комнату.
Она была небольшой, в ней с трудом помещались кровать, стол и стул. Гарри разделся, лег на новое место и подумал: "Я не буду думать о Снейпе. Даже не собираюсь". И его захлестнули обида и горечь, глаза защипало, и Гарри зло вытер выступившие слезы.
- Только расплакаться мне не хватало, – сказал он вслух. – Вот встречу его в коридоре и скажу, что мне было противно.
Несмотря на такие слова, воображение услужливо подсунуло уже изученную до мелочей картинку произошедшего у ванной комнаты дома Блэков, и Гарри непроизвольно потянулся к гульфику брюк.
- Чертов Снейп. Он меня испортил, – сказал Гарри, стаскивая штаны, и стал ласкать себя, не стесняясь, шире разведя ноги.
Образ мужчины полностью завладел его сознанием, и Гарри увеличил темп, представляя себе, что сейчас его гладит чужая рука. Он вспомнил, как Снейп коснулся его входа, и решился повторить это. Немного надавив, Гарри проник внутрь себя, воображая, что все это проделывает с ним зельевар, и испытал настолько яркое удовольствие, что кончил, не сдержав стона наслаждения. "Я извращенец, – подумал Гарри. – И во всем виноват Снейп". Но теперь от этой мысли парень довольно улыбнулся.

~~~~~~~

На следующий день первым уроком на седьмом курсе было ЗОТИ. Еще за обеденным столом бывшие слизеринцы обсуждали нового преподавателя. Эдвард Паркинсон, оказывается, был родным дядей Пэнси, и они надеялись, что он будет к ним снисходительным.
Мужчина вошел в класс, сел на стул и закинул ногу на ногу. Затем ровным и хорошо поставленным голосом перечислил список заклинаний, проклятий и контр-проклятий, которые необходимо было знать. Список был довольно внушительный, но знакомый не только Гарри, но и многим из тех, кто занимался с ним в Отряде Дамблдора.
- Это тот минимум, – сказал Паркинсон, – который должен знать каждый семикурсник. Причем мне хотелось бы, чтобы вы пытались употреблять их невербальным способом, разумеется, те, которые можно так применить. Через неделю я проверю ваш уровень знаний, и мы двинемся дальше.
Все оставшееся время Паркинсон вызывал учеников по одному и просил их показать заклинания, которые учат обычно в первом полугодии первого курса. Сначала он требовал произнесения заклинания вслух, затем просил сделать тоже самое невербально. Гарри с легкостью справился с первой частью, а над второй ему пришлось потрудиться, так как он в прошлом году почти не освоил невербальный метод.
Хотя занятие прошло замечательно, Гарри остался недоволен преподавателем. Его неприязнь еще больше усилилась, когда во время обеда он заметил, что Паркинсон открыто флиртует со Снейпом. "Ублюдки, слизенринские ублюдки", – думал парень, нехотя поглощая обед.
В последующие дни его настроение только ухудшалось. К этому была масса причин. Во-первых, расписание занятий было построено таким образом, что он почти не виделся с Роном. Им удавалось только переброситься парой фраз, случайно столкнувшись около Большого зала или в коридорах, когда оба спешили либо есть, либо на занятия. Гермиона вообще почему-то при встрече делала вид, что едва знакома с Гарри, а Джинни он сам старательно избегал.
Но это было не главное. Основная причина его плохого настроения была в том, что Снейп продолжал его игнорировать. Если раньше зельевар хотя бы придирался к нему в классах, то теперь он отводил глаза, не реагировал на поднятую руку и даже на испорченные зелья. Гарри от этого бесился. Ему не раз хотелось наорать на профессора, разгромить его класс или прямо на уроке схватить за воротник мантии, прижать к себе и поцеловать. Разумеется, он не делал почти ничего из вышеперечисленного, кроме испорченных зелий, и то это выглядело как неумение, а не как специальная демонстрация.
Бесили его и отношения Паркинсона и Снейпа. Те часто ходили по школе парой, мило беседовали, и зачастую рука Паркинсона оказывалась либо на плече зельевара, либо где-то в районе лопаток, либо поддерживала его под локоть. В такие моменты внутри Гарри клокотала ревность, и он старался быстрей пройти мимо, чтобы не проклясть соперника. Почти каждый вечер он уговаривал себя забыть о происшествии в доме Блэков, и каждый вечер кончал, воображая, что его ласкает Снейп. С этим надо было что-то определенно делать, но он не знал, что.
Требовалось ему и руководство Снейпа, как наставника. Внутри него таились знания, переданные Дамблдором, а Поттер не знал, как их активировать. "Он обещал учить меня. Он поклялся директору», – думал Гарри о Снейпе, и его раздирала обида и негодование.

~~~~~~~

Жизнь в Хогвартсе сильно изменилась. Пропала атмосфера какого-то беззаботного веселья и душевного тепла, которую раньше ощущал Гарри в школе. Конфликтов, как ни странно, стало намного меньше. Может, потому что все были немного деморализованы перетасовкой, и дух соперничества, который раньше витал между факультетами, исчез. Но вместе с ним исчезли беспечный смех и легкость общения.
Учеников в школе было гораздо меньше, а задавали гораздо больше. Квиддича, который тоже приносил ощущение праздника, не было. Вместо него мадам Трюк вела у всех курсов теорию и практику полета, где отрабатывалась техника полета на метле. Это было довольно скучно и неинтересно, особенно старшекурсникам.
Единственной доступной радостью оставались походы в Хогсмид. Их разрешили буквально через две недели после начала учебного года. Но и здесь все разладилось. Раньше гриффиндорцы частенько ходили туда шумной ватагой. Теперь, разбросанные по разным факультетам, они ходили по парочкам. Рон тоже предложил Гарри сходить в "Три метлы" с сестрами Патил.
- Помнишь, как на четвертом курсе? – уговаривал рыжий. – Только давай поменяемся. Мне с Парвати как-то приятней.
- Да мне они совсем не нравятся, – пытался отпереться Гарри.
- Но ради меня... За компанию!
Поттер не нашел веских причин для отказа и согласился.
Это была не прогулка, а сущее наказание. Девицы трещали, не преставая, и глупо хихикали. Рон неумело заигрывал и отпускал сальные шутки. Да еще и в разгар посиделок явилась Джинни в компании Пэнси Паркинсон и Драко Малфоя и стала отпускать колкости, что Падма, которая сидела рядом с Гарри, скорее состарится, чем дождется первого поцелуя.
Едва эта компания отстала от них, как в "Три метлы" зашел Снейп с Паркинсоном. Они подошли к стойке бара, заказали виски и, пока его пили, Паркинсон что-то рассказывал зельевару, интимно касаясь губами мочки его уха и обнимая его рукой почти за талию. "Сволочи! Они даже не стесняются демонстрировать, что они не друзья, а любовники. Ненавижу!" – выругался про себя Гарри и, ничего не говоря ни Рону, ни, тем более, Падме, ушел из трактира.
В следующие за этим выходные Гарри категорически отказывался ходить в Хогсмид. Так как больше они с Роном нигде не пересекались, то друг постепенно стал старым приятелем, а потом и просто бывшим одногруппником. Гарри тяжело переживал это плавное отдаление, но поделать с ним ничего не мог. Он не хотел быть откровенным с Роном, развлекать Падму и разговаривать о квиддичи.
Гермиону он вообще почти не видел все это время. Девушка в Хогсмид не ходила. Если же они случайно встречались в коридорах или библиотеке, то она делала вид, что не замечает его. Сначала Гарри пытался с ней заговаривать, но она упорно делала вид, что глухая. Она даже на обычные приветствия не отвечала, не то, что поддерживать разговор. "На меня-то она чего злится?" – думал парень и сам начинал сердиться в ответ.

~~~~~~~

Увлеченный уроками, внезапно свалившимся одиночеством и каким-то глухим раздражением, Гарри не заметил, как подошел Хэллоуин. Праздничным утром, когда Поттер вышел в коридоры школы, ему на миг показалось, что он вернулся в прошлое. Повсюду висели тыквы со свечами, по коридорам, как и при Дамблдоре, летали привидения. Даже живые портреты любезно раскланивались.
Но небольшая прогулка до Большого зала на завтрак показала, что это только видимость былого. Пробежавшая мимо Гермиона снова не поздоровалась, а Рон просто издали махнул рукой. Гарри остро ощутил тоску по беззаботному детству и по своим друзьям. Он даже пожалел о том, что вернулся в школу.
В "Трех метлах", куда он пошел в гордом одиночестве, Гарри увидел Джинни и Малфоя, которые очень мило беседовали, сидя за столиком совершенно одни. Увидев, что он на них смотрит, Джинни демонстративно поцеловала Малфоя и нарочито громко сказала на весь зал:
- Ты, Драко, настоящий мужчина. Твои поцелуи способны распалить сердце любой девушки.
Малфой сразу понял, что она работает "на публику" и стал с готовностью подыгрывать. Он притянул ее к себе для страстного поцелуя и после, косясь на Гарри, спросил:
- Неужели я круче, чем твой бывший бой-френд?
- Естественно, – фыркнула девушка. – Он даже целуется плохо, а уж в постели от него никакого прока.
Они ехидно засмеялись. А Гарри спокойно сидел за соседним столиком и думал: "Ну надо же! Мне совершенно безразлично, с кем она целуется, и что говорит обо мне. А я-то думал, что люблю ее". Впрочем, он немного лукавил перед собой, так как демонстрация его сильно разозлила. несмотря на это, он допил свое сливочное пиво и с надменной улыбкой прошел мимо парочки.

~~~~~~~

Времени до вечера было много. Представление, устроенное бывшей девушкой, еще сильней испортило настроение. Гарри побродил еще по Хогсмиду и отправился в Хогвартс. Ноги сами привели его в подземелья. Хотелось найти предлог, вломиться в лабораторию или даже в личные комнаты Снейпа, наорать на него, затем прижать к стенке и влезть своей рукой ему в брюки. И пусть будет, что будет.
Но, сколько бы он не стучался, Снейп так и не открыл ему. "Какого черта? – начал снова раздражаться Гарри. – Он же сам все это затеял. Написал, что мечтал обо мне, а теперь избегает". Перед глазами встал образ соперника. "Если Снейп у него, – подумал Гарри - я..." Он запнулся на продолжении фразы. Что "он"?.. Убьет? Проклянет? Разрыдается?.. Последнее было вполне реально, так как у него периодически наворачивались слезы, и такое развитие сюжета он не отрицал.
Несмотря на неопределенность намерений, Гарри пошел к комнатам Паркинсона. "Скажу, что пришел с просьбой о дополнительных уроках", – подумал он. Профессор ЗОТИ бы поверил, потому что с началом учебного года Гарри показывал в классе один из худших результатов. Он специально выполнял заклинания неправильно, "забывал" пройденный в предыдущие годы материал и "не осваивал" новый. Делал парень это по двум причинам: чтобы позлить нового профессора и чтобы не показывать свой истинный потенциал перед предполагаемым Пожирателем смерти. Паркинсон давно приглашал его на дополнительные уроки, но Гарри отказывался.
В классе ЗОТИ и в апартаментах Паркинсона тоже никого не было. "Они пошли в какую-нибудь гостиницу", – решил Гарри, воображение которого окончательно распоясалось, и у него от ревности потемнело в глазах. Он со злостью стукнул по двери профессора ЗОТИ.
- Поттер, зачем вы ломаете двери профессора Паркинсона? – раздался голос МакГонагалл.
- Мне нужен Снейп, – выпалил Гарри, прежде чем подумал.
- Во-первых, вы забыли добавить "профессор", – невозмутимо сообщила профессор. – Во-вторых, ни профессора Паркинсона, ни профессора Снейпа нет в школе. Первый в Хогсмиде, а второй... – МакГонагалл сделала многозначительную паузу, и у Гарри подвело живот от страха.
"Снейп у Волдеморта, – мелькнуло в его голове, – а я, идиот, ревную".
- В-третьих, – продолжила МакГонагалл, – вам не кажется, что вы не должны показывать своего желания видеться с профессором Снейпом чаще, чем на его уроках, тем более перед профессором Паркинсоном? Он же... – она запнулась и добавила тихо: – Ты понимаешь?
Гарри утвердительно кивнул и спросил:
- Когда Снейп вернется?
- Не знаю, – вздохнула МакГонагалл.
Гарри побледнел, она заметила это и сказала:
- Вот уж не думала, что тебя будет так заботить судьба профессора Снейпа. Думаю, Альбуса бы эта новость порадовала. Но ты не волнуйся. Заслуга Северуса слишком велика, чтобы так просто лишиться всех привилегий там.
Гарри снова кивнул и пошел в свою комнату. Теперь у него на душе скребли кошки. "Только бы он был жив, – подумал парень. – Я уж как-нибудь переживу его холодность и безразличие к себе". К его сожалению, ему оставалось только ждать. Ничего более действенного он сделать не мог.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:48 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 7. Отработки у профессора Снейпа

Дни ожидания, казалось, тянулись вечно. Гарри не находил себе места в ожидании возвращения Снейпа. Он с трудом делал уроки, а по вечерам, накрывшись мантией-невидимкой, бродил около профессорских комнат. В голове рождались картины одна страшней другой. Наконец, на третий вечер, Гарри увидел знакомую фигуру и, терпеливо выждав, когда профессор пройдет мимо него, рванулся следом и в последнюю секунду заскочил в комнату.
Едва Снейп закрыл двери на охранные заклинания, как Гарри скинул мантию-невидимку и кинулся ему на шею.
- Я так испугался, Северус, – удивляя себя и Снейпа, взволнованно пробормотал он и впился поцелуем в полуоткрытые от удивления губы профессора.
- Ну что ты творишь, мальчишка! – сказал Северус, когда поцелуй закончился. – Ты даже не представляешь, насколько опасно тебе здесь появляться.
Чувствуя, что Снейп не отталкивает его от себя, а наоборот гладит спину, Гарри прижался к нему сильней и произнес извиняющимся тоном:
- Я под мантией-невидимкой. Меня никто не видел и не знает, где я шляюсь. Я не скомпрометирую тебя перед Темным Лордом. Просто мне было так страшно.
- Какой же ты глупый! Я вовсе и не о Лорде, а о себе, – покачал головой Снейп и сам накинулся на Гарри с поцелуями и ласками.
Взмах палочки – и с них обоих исчезла одежда. Поттер оказался на письменном столе, с которого полетели какие-то пергаменты. После каждого стона Гарри Северус ласкал его все неистовей и торопливей, будто боялся опоздать куда-то. Он целовал голое тело парня, спускаясь губами ниже по его гладкой, молодой коже. Неожиданно Гарри почувствовал горячие губы мужчины на своей плоти. Смутившись от столь неприкрытой и порочной ласки, он попытался отодвинуться.
- Ш-ш, не бойся, – томным голосом прошептал Северус. – Я не сделаю ничего плохого, просто позволь мне.
Он снова сомкнул губы на члене и продолжил ласкать его. Уже скоро Гарри позабыл о смущении, стал сам подаваться навстречу этим умелым губам и языку, попутно притягивая голову Снейпа ближе к паху. Он отдался на волю этим обжигающим ласкам. Чувствовать, что тебя любят, было так опьяняюще здорово, что хотелось показать, как тебе приятно, и Гарри в ответ сам ласкал те участки тела мужчины, до которых мог дотянуться.
Оргазм был такой силы, что Гарри на миг потерял связь с реальностью. Когда он очнулся, Снейп целовал его грудь и живот, одной рукой поглаживая его тело, а второй лаская себя.
- Я сам, - сказал Гарри, накрывая его возбужденный член.
- Не надо. Это не обязательно, – неуверенно возразил Снейп.
- Не дури, – строго проговорил Гарри, заменяя его руку своей. – Мне хочется.
Мужчина не стал возражать. "Мерлин, как это приятно, – подумал Гарри, лаская чужой возбужденный член и слыша чужие стоны прямо в свой рот. Ему хотелось соскочить со стола и попробовать то, что сделал Северус, но для этого надо было бы разорвать объятия и отстраниться, а этого не хотелось. Гарри казалось, что стоит ему отодвинуться, как мужчина опомнится и выставит его за дверь.
Он старался изо всех сил, припоминая, как лучше добиться разрядки (все-таки в последнее время он часто занимался самоудовлетворением). Наконец Северус кончил. Он взял руку Гарри и поцеловал ее, а затем поцеловал в губы. Они стали целоваться, борясь языками за доминирование. Гарри не очень старался, уступая. И тут в дверь настойчиво постучали.
- Вот черт! Это Эдвард, – произнес Снейп с раздражением.
Гарри тоже рассердился, а еще в нем вспыхнула былая ревность. "Какого черта этот тип приходит сюда по ночам?" – сердито подумал он. Но сейчас было не время подобным вопросам, поэтому он быстро вскочил со стола, похватал разбросанные вещи, накинул мантию-невидимку и встал в дальнем углу. Северус привел себя и комнату в порядок и пошел открывать.

~~~~~~~

Паркинсон по-свойски вошел в комнаты мастера зелий.
- Я знал, что ты сегодня вернешься, Северус, – сказал он, садясь в кресло без всякого приглашения.
Гарри был на грани истерики. Ему хотелось убить нахала. Но он даже дышать старался тише.
- И это дало тебе повод мешать мне во время отдыха? – ехидно спросил Северус нового гостя.
- Не будь занудой. Мне же интересно, – надулся Паркинсон. – Я тебе завидую. Ты видел его, говорил с ним... Лучше бы я участвовал в рейдах, чем торчал тут и изображал доброго дядю перед детишками.
- Нет там никаких рейдов, Эдд, – отмахнулся Снейп. – Магглы Темного Лорда сейчас не интересуют. Министерство, можно сказать, в его руках, поэтому авроры бездействуют. Если честно, то тут интересней.
- Сев, можно с тобой поговорить по-человечески? Как думаешь, чего мы выжидаем? Зачем два Пожирателя пасут какого-то малолетку? Я посмотрел на него на уроках – ничего особенного. Так, середнячок. Объясни мне, какая опасность нашему Лорду может исходить от Гарри Поттера и почему он его не убьет прямо сейчас? – спросил Паркинсон.
- Это длинный разговор, – нахмурился зельевар. – Но, если ты настаиваешь, то я и сам не понимаю, чем может угрожать Золотой мальчик величайшему темному волшебнику. Правда, было пророчество, и Темный Лорд ему верит, хотя и не знает до конца – оно же разбилось. А чего он выжидает… Понимаешь, милорд не хочет убивать Поттера из-за угла. Он собирается устроить показательное выступление. И ему совсем не хочется побеждать малолетку, не имеющего диплома. Знаешь, как он радовался, когда Поттер вернулся в школу. Это для него очень важно. Два выпускника Хогвартса. Один – наследник Слизерина, другой – Гриффиндора. Вот это противостояние, достойное нашего Лорда. А убивать из-за угла – не его стиль.
Снейп замолчал и уставился на визитера. Он очень надеялся, что теперь Эдвард уберется восвояси. Но не тут-то было. Помолчав минуту, обдумывая сказанное, гость снова заговорил:
- Слушай, ты так и не сказал мне, зачем тебя вызывали. Или меня это совсем не касается?
- Как сказать… – пожал плечами зельевар. – Но я не вижу причин не рассказывать, так как приказа молчать у меня не было. Темный Лорд хочет, чтобы Поттер все время находился под надзором. Для этого я обязан приблизить к себе мальчишку.
- Представляю, как ты рад такому заданию, – хихикнул Паркинсон.
- Да уж… – притворно вздохнул Снейп. – Учитывая нашу многолетнюю вражду, это почти нереально. Но я же не мог отказаться.
- И что ты намерен делать?
- Назначу Поттеру отработки.
Они снова надолго замолчали.
- Эдд, уже поздно. Мне кажется, я удовлетворил твое любопытство. Может, дашь мне теперь отдохнуть? – прервал молчание Снейп.
- Почти ухожу, – миролюбиво ответил Паркинсон.
Он помялся, затем снизил голос почти до шепота.
- Меня терзают сомнения, – сказал он. – Понимаешь, я видел момент возрождения. Так вот… Этот самый бездарь Поттер чуть не победил тогда нашего Лорда. А что если в нем есть скрытые силы? Представь хоть на миг, что мальчишка выйдет победителем. Ты думал о таком исходе?
- Нет. Ты говоришь сейчас ересь, – категорично возразил Снейп.
- А вот Беллатриса считает, что это реально. Она видела бой в Отделе Тайн. Там Темному Лорду тоже досталось, – еще тише сказал Паркинсон.
- Зачем ты мне все это говоришь? Это проверка на вшивость? – настороженно осведомился зельевар. – Так я доказал свою преданность, убив Дамблдора.
Паркинсон поморщился как от зубной боли.
- Вовсе нет, Северус. Это никакая не проверка, и я не собираюсь призывать тебя вставать под знамена Поттера. Я хочу знать твое мнение. Лестрейндж считает, что надо подкараулить мальчишку и просто убить. А я пока что не знаю, стоит ли ее поддерживать.
Снейп потер переносицу и изучающе глянул на собеседника.
- Вот что я тебе скажу, – проговорил он строгим тоном. – Если Беллатриса посмеет напасть на Поттера без ведома Темного Лорда, я первый убью ее. Я ответил на твой вопрос? – И, не дожидаясь ответа, добавил весьма раздраженно: – Ты превысил лимит моего терпения, Эдвард. Если ты сам не уберешься, я вынужден буду выставить тебя отсюда. Поверь, я это сделаю непременно.
Паркинсон только вздохнул и покорно поплелся к выходу.

~~~~~~~

Снейп закрыл двери на заглушающие и охранные чары и поинтересовался, глядя на предполагаемое место, где мог стоять Гарри:
- Ты все слышал? И как тебе это понравилось?
- Как можешь ты быть таким спокойным? – сердито задал Поттер встречный вопрос, стягивая мантию-невидимку. – Все хуже некуда, а ты…
Он почти задохнулся от возмущения.
- Ты всегда был слишком нетерпеливым. У тебя нет выдержки, Поттер, – покачал головой зельевар.
- Не называй меня Поттером, когда мы одни! – еще больше возмутился Гарри. – Надо срочно действовать. Надо самим нападать, а не ждать, когда я вырасту. Поднимем членов Ордена Феникса, моих ребят, которые входили в ОД. Разбудим, в конце концов, авроров.
- Ты позабыл о крестражах, – спокойно парировал Снейп. – Бессмысленно воевать с Пожирателями смерти сейчас. Надо лишить стаю вожака. Поэтому стоит набраться терпения.
Гарри стало неловко. «До чего же я глупый и импульсивный», – с сожалением подумал он, вздохнул и смущенно глянул на мужчину. Снейп притянул его к себе и поцеловал.
- Не расстраивайся, – подбодрил он парня. – Ты слишком молод, чтобы быть сильным в тактике. Ты у нас скорее практик.
Обрадованный ласковым тоном, Гарри решился задать еще пару вопросов:
- Что ты там говорил про министерство? В каком смысле оно в руках у твоего босса?
- Я слышал, что он сумел добраться до Скримджера, – ответил Снейп.
- Но Артур Уизли утверждал, что министр не под "Империусом", – вспомнил Гарри летние разговоры в Норе по поводу министра магии.
- Это не Скримджер, – пояснил мастер зелий. – Помнишь, как было с Грюмом? Тут на это похоже.
- Это ужасно, – Гарри передернуло.
Снейп прижал его плотней и стал гладить по спине, принося лаской покой. Поттер вздохнул и произнес:
- С этим надо что-то делать.
- Поверь, над этим уже работают члены Ордена Феникса, – успокоил его зельевар, целуя в ухо. – Но это сложно. Чтобы предъявить обвинение лже-Скримджеру надо найти настоящего министра, освободить его и не раскрыть всю эту комбинацию перед Темным Лордом. Он должен быть совершенно спокоен пока. Главное – это обезвредить его крестражи. Их осталось совсем немного. Точнее два.
Гарри вновь передернуло, и по коже прошли мурашки от сковывающего душу страха.
- Не уверен, что я могу противостоять темному магу, даже если уничтожить крестражи. Паркинсон прав. Ну какой из меня Мессия?! – сказал он тихо и нервно сглотнул.
Снейп снова погладил его и поцеловал.
- Не так уж ты и слаб. В тебе есть твоя магическая сила. Сколько раз ты уже выходил победителем из ваших поединков. Да и о знаниях Дамблдора не стоит забывать, – успокоил он. – Я верю в тебя.
Гарри несмело улыбнулся.
- Тогда расскажи мне о ближайших планах, – попросил он.
- Они просты. Я буду помогать тебе активизировать знания Дамблдора и искать крестражи. Если мы управимся до конца учебного года, то ты нанесешь упреждающий удар. Если нет, то мы скроемся и затаимся. Правда, тогда он узнает, что я – предатель. Но это будет неважно.
- Это и хорошо, и плохо одновременно, – вздохнул Поттер и сильно сдавил мужчину в объятьях. – Хорошо, потому что все узнают, что ты не виноват в смерти директора, что ты всегда был на нашей стороне. Плохо, потому что тебя будут преследовать этот маньяк и его прихвостни.
- Это палка о двух концах, но не все так безнадежно, – в унисон вздохнул Снейп. – Грюм, например, знает, на чьей я стороне. Когда ты победишь Темного Лорда, он это озвучит. А пока Грюм с Орденом Феникса уменьшает количество Пожирателей смерти.
- Меня это радует, – сказал Гарри и страстно поцеловал мужчину.
- Ты не понимаешь, что творишь, мальчишка. Я рад, что нас прервали, так как не смог бы остановиться. – Северус нехотя отстранился. – Теперь я остыл и могу сказать: тебе пора уходить отсюда. Ты не готов.
Гарри испытал сразу два противоречивых чувства: обиду и облегчение. Да, он хотел неведомого, но и страшился его. Страх пока превалировал, и он согласился:
- Ты как всегда прав.
Еще раз поцеловав мужчину, он оделся и покинул его покои.

~~~~~~~

Следующий день принес всем неприятный сюрприз, в том числе и Поттеру. Когда его класс пришел на трансфигурацию, то вместо профессора МакГонагалл их встретил Снейп, выглядевший очень мрачно и решительно.
- Вы пропустили три пары по зельям. Это непозволительная роскошь на седьмом курсе, – сказал он таким тоном, будто они сами их прогуляли. – Поэтому сейчас у вас будет контрольная работа.
- Так нечестно! – раздались возгласы. – Мы не готовились.
- Ничего не знаю, – отрезал профессор. – Вы обязаны быть готовыми всегда. – Класс зашушукался, но зельевар поднял руку и сообщил вкрадчивым и ехидным тоном: – Кто недоволен моим решением, может покинуть занятие. Но будьте уверены, что экзамены по зельям вы не сдадите.
Все мгновенно заткнулись. Снейп взмахнул палочкой, и перед каждым учеником легли тесты с вопросами. Гарри углубился в просмотр. В целом, материал был знакомый, поэтому он вздохнул с облегчением и стал поспешно строчить ответы. Перед тем как отдать работу, он внимательно все проверил и пришел к выводу, что контрольная написана не меньше чем на «выше ожидаемого».
После обеда зелья были по расписанию, и Снейп, казалось, стал еще мрачнее, чем утром.
- Я проверил вашу писанину, – недовольно сказал он. – Не представляю, как вы собираетесь сдавать ТРИТОНЫ с такими знаниями.
Он начал раздавать работы, и Гарри очень удивился, когда не получил свою, поэтому спросил:
- Сэр, а где моя контрольная?
- Ваш результат, Поттер, просто вопиющий, поэтому я оставил работу себе. После урока вы подойдете ко мне, и я вам назначу время дополнительных занятий по зельям. – Снейп ухмыльнулся и добавил: – Вы, конечно, можете их игнорировать, но тогда я не поручусь, что допущу вас до экзамена.
Гарри собирался рассердиться, и вдруг до него дошло: Снейп специально оставил работу. Должен же он был хоть к чему-то придраться, чтобы иметь возможность назначить отработку. Всего скорее и внеплановую контрольную зельевар устроил именно по этой причине. От осознания этого факта, Гарри стало намного легче.
Когда прозвенел звонок, Снейп даже не стал дожидаться, чтобы все вышли из аудитории, а едва Гарри подошел к столу, довольно громко сказал:
- Будете приходить три раза в неделю (понедельник, среда и суббота) к восьми часам в течение двух месяцев, Поттер. Надеюсь, такой интенсивный график позволит вам сравняться с классом.
Хотя Гарри знал, что все это спектакль, но он не смог удержать себя от обиды, поэтому глянул на Снейпа почти что с вызовом. Тот только усмехнулся, и его глаза на миг потеплели.

~~~~~~~

Первое, что сделал Снейп, когда Гарри пришел к нему на отработку, – положил перед ним его контрольную работу.
- Это чтобы ты не дулся, глупый, – лукаво сказал зельевар.
На работе стояло «Превосходно».
- Я так и подумал, что тебе нужен повод, чтобы назначить отработку, – стараясь не показать смущение и не улыбаться как идиот ответил Гарри как можно небрежней.
- Было заметно, что ты все понял, – усмехнулся Снейп и, притянув его к себе, поцеловал. Затем он посерьезнел и спросил: – Ты не ощущаешь попыток Темного Лорда вторгнуться в твой разум?
Гарри невольно передернуло от воспоминаний о вторжениях Волдеморта и о почти позабытой головной боли от них.
- Этого не происходило более года. Если точнее, то после истории с Отделом Тайн Темный Лорд больше не делал таких попыток, – ответил он.
Поттер помрачнел, вспомнив о своей глупости, которая привела к гибели крестного. Снейп ободряюще погладил его по спине.
- Думаю, даже если Лорд попытается, то у него ничего не выйдет. Дамблдор был хорошим окклюментом.
- Я хотел бы убедиться, что овладел этой наукой, – удивляя себя и профессора, сказал Поттер. – Может, применишь легиллименцию?
- Конечно. Вставай в позицию, – тихо откликнулся зельевар.
Они встали друг против друга. Снейп без предупреждения выкрикнул, направив палочку в голову Гарри:
- ЛЕГИЛЛИМЕНС.
Перед сознанием парня мгновенно возник непреодолимый барьер, который довольно мягко, но настойчиво выдавил чуждое сознание. На миг Поттер хотел ринуться в атаку, но передумал.
- Замечательно, – сказал он. – У меня получается.
- Да, – с явным облегчением вздохнул Снейп. – Думаю, больше нам не стоит возвращаться к этому. Мы пойдем дальше.
Он опустил палочку и подошел к шкафу. Открыв дверцы витиеватым движением палочки, Снейп достал омут памяти.
- Здесь воспоминания Дамблдора о происшествии в Отделе Тайн, – пояснил он. – Мы начнем с тобой занятия именно с разбора того инцидента.
Поттеру не слишком хотелось вспоминать об этом, но он не стал возражать.
- Что именно мы будем разбирать?
- Как ты помнишь, Дамблдор и Темный Лорд сражались друг с другом. Лорд посылал в него убийственные проклятия, а Альбус отбивал и сам нападал. Ты постараешься воспроизвести действия Дамблдора и припомнить другие способы защиты от «Авады Кедавры».
Снейп взмахнул палочкой, и в классе возник экран. Поколдовав над омутом, мастер зелий перенес воспоминания на него, прокрутил воспоминания в ускоренном темпе, будто это была кинопленка, и сказал:
- Теперь мы сможем над ними спокойно работать.
Снейп медленно прокрутил воспоминание до того момента, когда каменная статуя ожила и защитила Гарри от смертельного заклинания.
- Это простая трансформация неживого предмета в живой. Основная сложность состоит в наложении на него приказа защиты, – пояснил зельевар, просмотрев эпизод и остановив картинку.
В голове Поттера моментальновозник необходимый способ, и он понял, что мог бы сделать это даже без полученных от Дамблдора знаний.
- Это почти школьная программа, – сообщил Гарри вслух. – Для семикурсника, который тщательно занимается, как я в этом году, даже наложение приказа не должно быть слишком сложным.
Снейп одобрительно склонил голову.
- Этот способ имеет изъян. Для него необходим объект.
Гарри порылся в своей голове. Это напоминало ему разборку захламленного шкафа, где все вещи накиданы кое-как. Наконец в его мыслях всплыло то, что сейчас было наиболее подходящим.
- Есть способ более действенный, но он намного сложнее, – озвучил он. – Можно вызвать телесную иллюзию и заставить ее защищать себя от "Авады".
Так как зельевар никак не отреагировал, то Гарри подробно описал, как создать такую иллюзию и как заставить ее защищать себя.
- Вот теперь все правильно. Ты не только разобрал способ, использованный директором, но и предложил альтернативу, – похвалил его Снейп, подошел и поцеловал Гарри в губы. – Это поощрение.
Поттер был вовсе не против такого рода поощрений.
- Продолжим?
Гарри прижался к мужчине, и было непонятно, что он предлагает продолжить. Но Снейп интерпретировал это в пользу занятия, отстранил его и передвинул воспоминания дальше. На экране отразился момент, когда Дамблдор отразил «Аваду Кедавру», а Волдеморт, в свою очередь, отбросил ее назад, создав серебряный щит.
- Это почти обычные щитовые чары, которые ты прекрасно умеешь создавать. Единственная разница заключается в сосредоточении магической мощи на щите. Для этого надо создать определенный ментальный настрой, – пояснил Снейп и предложил: – Давай попробуем. Для начала я заменю "Аваду Кедавру" серией "Круциатусов".
Они встали друг против друга. Не успел Гарри сконцентрироваться, как Снейп выкрикнул сдвоенное пыточное проклятие в его сторону. Удивляясь самому себе, Гарри мгновенно отреагировал. Он сконцентрировал свою магию на щите, и тот стал серебряным. "Заклинания ударились и с удвоенной силой полетели в сторону профессора, но тот уклонился, и луч попал в колбу позади него.
- РЕПАРО... – немного запыхавшись, восстановил ее Снейп. – Пожалуй, на сегодня достаточно. – В следующий раз начнем с серии "Круцио" и взрывающих заклинаний. Если все пройдет гладко, то я перейду к "Аваде Кедавре". Ты не против?
От этих спокойных слов Гарри передернуло. Внутри все невольно сжалось. Но он подошел к зельевару поближе и, заглядывая в его черные глаза, отважно ответил:
- Я не против, – затем игриво спросил: – Я хорошо поработал?
- Замечательно, – мурлыкнул мужчина и в его глазах загорелись лукавые искорки. – И ты достоин награды.
С этими словами Снейп обнял его и вовлек в серию головокружительных поцелуев. Вскоре Гарри потерял голову и умолял не выгонять его, но мужчина снова остановился в самый последний момент.
- Я не хочу тебя шокировать, – сказал он немного грустно. – Незачем торопиться. У нас впереди еще масса занятий и времени. Будем делать по шагу. Сегодня только повторение пройденного.
- Я почти готов к новому материалу, – поведал Гарри, чувствуя где-то внутри, что Северус, в целом, прав в своих опасениях. – Но могу подождать немного. Мне нравятся такие отработки.
И поцеловав мужчину, парень покинул его комнаты.

~~~~~~~

Время неумолимо летело вперед. Гарри уже не казался себе зеленым юнцом. Знания, полученные от Дамблдора, теперь были не свалены в кучу в его голове, а оказались аккуратно разложенными по полочкам. Он все более легко и непринужденно пользовался ими.
Гарри с каждым днем чувствовал в себе все больше сил и почти не страшился предстоящей битвы с Волдемортом. Единственное, что его немного волновало, это еще два не найденных крестража. Это была чаша Хельги Хаффлпафф и неизвестный артефакт, принадлежавший когда-то то ли Годрику Гриффиндору, то ли Ровене Рейвенкло. Когда он поделился своими сомнениями со Снейпом, тот сказал:
- Чашу ищут. Члены Ордена Феникса уже напали на ее след. Что касается еще одного крестража, то пока ничего неизвестно.
Так продолжалось до конца ноября, пока однажды Снейп не бросил перед ним свежий номер «Ежедневного пророка». Там была большая статья, посвященная возвращению Волдеморта. В частности там писалось:

«Министерство магии во главе с Руфусом Скримджером продолжает настаивать, что слухи о возрождении Того, кого нельзя называть нелепы. Но последние события наводят нас на другие мысли.
Повсеместно участились случаи нападения оборотней и дементоров на поселения. Такое уже происходило, когда Вы знаете, кто шел к власти в прошлый раз. Надо отдать должное Аврорам, которые, наконец-то, проснулись. Не все, конечно, но самая активная часть их выступила против решений Министерства магии, и устраивает вполне успешные облавы. Благодаря их слаженным действиям уже была ликвидирована не одна банда оборотней.
Кроме того, появились сообщения об уничтожении тайных лабораторий и штабов, где хозяйничают Пожиратели смерти. Эти рейды довольно успешны и роводятся членами Ордена Феникса, которые оставляют после себя визитную карточку. Мы все прекрасно помним, кто это. Так назывался особый отряд, который возглавлял покойный директор Хогвартса Альбус Дамблдор. Отряд боролся с Пожирателями смерти еще до исчезновения Того, кого нельзя называть и теперь возобновил борьбу.
Все эти факты говорят о том, что этот ужасный темный волшебник действительно возродился и теперь стремительно набирает силы. А наше прославленное Министерство магии и сам министр просто спрятали голову в песок. А ведь им наоборот надо было бы активизироваться.
До нас дошли тревожные слухи., что Вы знаете, кто стал намного опасней и сильней, так как превратился почти в бессмертного. Из проверенных источников мы знаем, что он поделил свою черную душу на части. Пока хоть одна часть его души где-то сокрыта, любые попытки уничтожить Вы знаете кого будут недейственны: он сможет вернуться снова.
Сколько же этих крестражей?.. К сожалению, мы не можем ответить на этот вопрос. По теории, душу можно разделить от двух частей до семи. Сколько осколков души создал Тот, кого нельзя называть, мы не знаем.
Нам доподлинно известно, что один крестраж, чаша Хельги Хаффлпафф, была недавно найден и обезврежен группой, руководимой Аластором Грюмом. Доблестный аврор и его соратники сейчас находятся в больнице Святого Мунго. Не доверяя работникам Министерства, члены Ордена Феникса сами осуществляют охрану палат».

- Прекрасная новость, – обрадовался Гарри, прочитав статью. – Надеюсь, Грюм не сильно пострадал.
- Минерве передали, что угрозы для жизни нет, – ответил Северус.
Гарри вздохнул с облегчением и сказал:
- Теперь остался всего один крестраж. У меня совершенно невероятная теория, где его стоит искать.
Снейп посмотрел на него внимательно, удивленно выгнув брови, но ничего не прокомментировал. Поттер снова вздохнул и, восприняв молчание как поощрение, продолжил развивать свою мысль:
- Дамблдор говорил, что эта вещь может принадлежать и Ровене, и Годрику. Где такие реликвии мог отыскать Вол… красноглазый урод? Естественно, у потомков основатели или, в крайнем случае, у случайных людей. Возьмем пока первый вариант. О потомках Ровены я не знаю, а вот потомка Годрика могу назвать – это мой отец. Что, если Лорд создал крестраж, когда пришел в Долину Годрика?
- Гарри, да ты гений! – то ли всерьез, то ли шутливо воскликнул Северус и совсем другим тоном продолжил: – Это необходимо проверить. Но я один не могу попасть в дом, так как Альбус обработал двери твоей кровью. Я подумаю, как доставить тебя в Долину Годрика, но это можно будет сделать не ранее зимних каникул.
Поттер покинул покои профессора в очень хорошем настроении. Он знал, что Снейп непременно сдержит свое обещание, даже если его действия приведут к тому, что он будет раскрыт перед Волдемортом. Теперь, когда остался только один крестраж, это было не так уж важно. Наоборот, Гарри считал, что пора позаботиться о будущем профессора, реабилитировав его в глазах общественности.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:49 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 8. У нас тишины не бывает

Новое руководство школы решило, что пятикурсникам и семикурсникам необходимо устроить пробные экзамены перед зимними каникулами. В связи с этим директор школы Эдди Левинсон перенес начало зимних каникул для этих курсов на более позднее время, а именно на вторую декаду января. Однако он не посмел лишить их Рождества. Левинсон выделил три дня накануне этого праздника и отвел на подготовку к экзаменам еще два дня после него. Таким образом, каникулы Гарри получились разбитыми на два этапа.
Накануне Рождества Поттер, как всегда, пришел на отработку. Он уже не представлял себе, что вдруг перестанет спускаться в знакомые подземелья. Ведь каждое занятие обязательно заканчивалось поощрением. Правда, они не особо продвинулись вперед.
За это время Гарри прочитал немало книг на соответствующую тему и считал, что он вполне уже созрел для «нового материала». Но по каким-то неведомым ему причинам, Снейп все еще не решался форсировать их отношения. Гарри нравилось все, что делает мужчина, но, как любому любопытному подростку, ему хотелось чего-то большего. Он посчитал, что Рождество – прекрасный повод, чтобы добиться своего.
Зельевар встретил его в очень игривом настроении и сразу повел Гарри в личные комнаты, где на столике стояло вино и фрукты, усадил на диван и проговорил:
- Думаю, сегодня мы не будем с тобой заниматься. У нас есть повод хорошенько отпраздновать Рождество.
- Что-то случилось? – слегка озабоченно поинтересовался Гарри.
- Лорд, кажется, спятил, – фыркнул Северус. – Он велел с тобой подружиться, так как решил переманить тебя на свою сторону.
- С чего вдруг такое решение?
- По его подсчетам, у него осталось два крестража: медальон Слизерина и еще один, неизвестный нам. Темный Лорд сетовал, что не может до него добраться после возрождения. Это наводит меня на подозрение, что ты прав и крестраж расположен в Долине Годрика. Теперь мы сможем это проверить. Представляешь, я получил задание предложить тебе совместное проведение каникул. Оказывается, Паркинсон написал Темному Лорду, что мы с тобой ладим. Он-то собирался меня подставить, а вышло по-другому. Тут и еще кое-что сыграло решительную роль. Вот, почитай.
Снейп протянул Поттеру свежий номер «Ежедневного пророка»:

«Два дня назад произошло одно важное событие, которое подтверждает, что Вы знаете, кто в самом деле стремительно идет к власти. Благодаря Аластору Грюму и его бравой команде в одном из убежищ Пожирателей смерти был найден настоящий Руфус Скримджер.
Оказывается, все это время, а точнее с момента смерти Альбуса Дамблдора, на посту Министра магии был Пожиратель смерти, который пил оборотное зелье. Это вполне объясняет все странные речи и действия Скримджера. Мы думали, что чиновник трусит, а это был вовсе и не он.
К сожалению, состояние Руфуса Скримджера таково, что он вряд ли сможет остаться на посту Министра магии. Чтобы избежать недоразумений в дальнейших шагах Министерства, его пост займет Аластор Грюм, который показал всей общественности свою профессиональность, грамотность и героизм.
В такое тревожное время очень важно иметь на посту Министра человека, который сделает все, чтобы противостоять Вы знаете кому. Новый Министр уже мобилизовал все силы Аврората для борьбы с Пожирателями смерти. Надеемся, что лишенного своих прихвостней Темного Лорда будет легче уничтожить».

- Как ты понимаешь, Темного Лорда прижали к стенке, – подвел итог Северус.
- Не думал, что я поддержу хоть одно его решение, но я с удовольствием проведу с тобой каникулы, – Гарри отсалютовал зельевару бокалом вина.

~~~~~~~

Когда оба были слегка задурманены алкоголем, Гарри приступил к планомерной атаке. Он пересел на колени к Снейпу и принялся его целовать. Его руки привычно стали расстегивать упрямые пуговицы на одежде мужчины. Тот, как всегда, глубоко вздохнул и откликнулся на призыв. Вскоре они сидели в кресле полностью обнаженными и ласкали друг друга, не переставая целоваться.
Северус соединил их руки на возбужденных членах и начал доводить себя и Гарри до разрядки. Когда парень почувствовал, что близок к пику, то задержал их руки и проговорил:
- Не так! Я хочу испытать с тобой все, пока есть такая возможность.
Он приподнялся с колен мужчины и продемонстрировал, чего хочет, направляя чужие пальцы к своему входу. Снейп простонал от предвкушения, но упрямо произнес:
- Я могу подождать.
- Нет, – нетерпеливо сказал Гарри, снова приподнимаясь и пытаясь, чтобы теперь его касался член мужчины. – Сейчас же!
Северус снова простонал и, придержав его за ягодицы, хрипло выговорил, еле владея своим голосом от страсти:
- Глупый мальчишка, что же ты творишь! Тебе будет так больно. Это же первый раз.
Из его рта вырывалось судорожное дыхание, и это было так эротично и возбуждающе, что Гарри накинулся на его губы страстным поцелуем. Снейп еле сдержался, чтобы тут же не опустить его на себя, ворвавшись в такое горячее и узкое отверстие без всякой подготовки, но вовремя остановился. "Он же девственник", – напомнил себе мужчина и отстранился.
- Не торопись, мой хороший. Я не остановлюсь. Но позволь сделать так, чтобы тебе было как можно приятней, – осипшим голосом выговорил он.
Затем Северус встал с кресла, продолжая поддерживать парня под зад, и понес это зеленоглазое чудо на свою кровать. Гарри еле отпустил его, и зельевар призвал смазку. Он стал подготавливать своего юного партнера, не переставая целовать его лицо и шею. Гарри так страстно выгибался и стонал, что Северус почти обезумел.
- Подтяни колени к груди и расслабься, – попросил он, чувствуя, что уже находится на пределе терпения, а Гарри готов принять его.
Член коснулся тугого колечка мускулов, и его обдало жаром. Снейп застонал, и его стон слился со стоном Гарри, который подался навстречу, насаживаясь на возбужденный орган. Как мужчина не старался, но все-таки парень вскрикнул от боли и на миг сжал мышцы. Северус скрипнул зубами, боясь проявить насилие, так ему хотелось наконец-то ворваться в такое желанное тело, почувствовать чужую плоть вокруг его возбужденного члена.
- Ты сводишь меня с ума, – пробормотал Северус, входя в Гарри почти до основания.
Он замер на минуту, давая партнеру привыкнуть к себе, а потом медленно стал двигаться. Головка коснулась простаты, и Гарри всхлипнул.
- Двигайся! – приказал он и сам подался навстречу.
Северус перестал сдерживаться. Это было фантастически приятно – быть внутри, чувствовать отклик. Разве он мог мечтать об этом еще в конце этого лета? А теперь его зеленоглазая мечта извивалась под ним, стонала и просила умоляющим и полным страсти голосом:
- Еще... Быстрее, быстрее!
Северус выполнил это, делая глубокие толчки, почти выходя полностью и врываясь обратно, стараясь довести Гарри до оргазма и самому кончить вместе с ним. Наконец они почти одновременно испытали оргазм.
- Это было великолепно, – высказал Гарри вслух их общее мнение и признался: – Я думал, будет больней, но ты – просто чудо.
- Я люблю тебя, поэтому старался причинить как можно меньше боли. Но завтра тебе будет несколько некомфортно. А чтобы не болело, я дам зелье, – откликнулся Северус.
- Я люблю тебя, – улыбнулся Гарри, целуя его. – Надеюсь, ты не выгонишь меня, и я останусь тут на ночь.
- Я не отпускал тебя, – притворно строгим голосом проговорил Снейп. – Ты же все еще на отработке.
- Нравятся мне такие отработки, – весело усмехнулся Гарри и потянулся за новыми ласками.
Затем они пошли в душ и там еще долго ласкали друг друга. Когда они вернулись в постель, утомленные и абсолютно счастливые, Гарри сказал:
- Я так бесконечно счастлив, что теперь и умирать не страшно.
- Чтобы я не слышал о смерти, – нахмурился Северус. – Ты выстоишь. Ты просто обязан.
Гарри засмеялся и поцеловал мужчину.
- Я выживу! – чуть торжественно пообещал он. – Ну и ты, уж пожалуйста, тоже. Иначе я найду тебя на том свете и как следует надеру тебе задницу.
- Что за выражения? – усмехнулся Северус. – Я не собираюсь умирать. Я хочу жить долго и тут проделывать то, что ты собирался там.
- Может, прямо сейчас повторим? – игриво предложил Гарри,
- Повторим, – не стал отказываться мужчина: он так долго мечтал об этом мальчишке!
Когда они в очередной раз достигли оргазма, то Северус с трудом произнес очищающее заклинание, прежде чем они уснули. Утро застало Поттера в его объятиях.
- Я хочу сходить с тобой куда-нибудь, – признался он зельевару.
- Почему бы и нет?.. Встретимся в Хогсмиде ближе к обеду, у «Трех метел», – на его удивление, согласился Северус. – В конце концов, нам же велели дружить.
- А мы дружим? – потерся Гарри об него возбужденным членом.
- Дружим, – подтвердил мужчина, начиная ласки.
Примерно через час они вылезли из постели, и Гарри поспешил на выход. Рождество обещало стать его самым любимым праздником.

~~~~~~~

Добравшись до своей новой спальни, Гарри еще два часа провалялся в кровати. Потом он тщательно обдумал свой наряд и как ни в чем не бывало вышел в общую гостиную. Похоже, что никто из нового факультета даже не заметил его вечернего отсутствия. Гарри в очередной раз порадовался, что теперь никому из окружающих неинтересен.
Почти у выхода с территории школы Поттер столкнулся с Малфоем и Джинни. Они, как всегда, едва завидев его, остановились и стали демонстративно целоваться. Это действие, которое еще несколько дней назад неимоверно раздражало Гарри, теперь развеселило его. Он понял, насколько ему безразличен этот спектакль и даже захотел посмеяться, что и сделал, проговорив с издевкой:
- Подозреваю, что вы целуетесь только в моем присутствии. Надо будет почаще встречаться с вами, чтобы вы могли этим заниматься.
Джинни воззрилась на него с ожесточенной яростью, а Малфой недобро сощурился и съехидничал:
- Надо же, Поттер язвить начал. Не иначе на него позарилась полоумная Лавгуд и утешает втихаря.
- По крайней мере, я чужих объедков не подбираю, – парировал Гарри.
Парочка с одинаковым сердитым шипением выхватила палочки и наставила на него.
- Что здесь происходит, молодые люди? – раздался голос Паркинсона.
Парочка моментально убрала палочки и быстро ретировалась. Гарри тоже пошел к выходу, но преподаватель ЗОТИ нагнал его и, придержав за запястье, предложил:
- Позвольте мне проводить вас в Хогсмид, мистер Поттер.
- Благодарю. Я сам найду дорогу, – как можно тактичней отказался Гарри.
- Я настаиваю ради вашей же безопасности, – уперся Паркинсон.
Гарри нехотя подчинился. Ему вовсе не хотелось идти с Пожирателем смерти. Он не чувствовал себя в безопасности рядом с этим человеком, но не мог высказать профессору, что знает об его тайне, поэтому тяжело вздохнул и понадеялся на скорую встречу со Снейпом.
- Вы сильно отстаете от группы, Поттер, – проговорил профессор спустя пару минут. – Если бы не нехватка времени, я бы назначил вам дополнительные занятия по ЗОТИ.
- Я не думаю, что мне нужны дополнительные занятия, – возразил Гарри.
- Значит, Вы притворяетесь, либо не сдадите экзамен по ЗОТИ, – парировал Паркинсон.
Гарри чуть не поперхнулся: «Вот черт, я об этом как-то и не подумал. Притворяюсь тупицей перед преподавателем и совсем забыл, что он же будет принимать мои экзамены. Что же мне теперь делать? Не могу же я завалить экзамен по ЗОТИ».
- Я обещаю позаниматься и нагнать группу, – неохотно выдавил он вслух.
Паркинсон изучающе посмотрел на него.
- Ты не так прост, как кажешься. Да, Гарри? – сказал он каким-то странным тоном, резко переходя на "ты".
Вдруг профессор выхватил палочку, наставил ее на Поттера и выкрикнул:
- ЭКСПЕЛЛИАРМУС.
- ПРОТЕГО, – на автомате отреагировал Гарри.
Пока Паркинсон поднимался с земли, так как отдача была, как всегда, сильная, и бегал за улетевшей от него палочкой, Поттер поспешно шел в направлении «Трех метел».
- Ты притворялся, щенок! – раздался позади него рассерженный возглас Паркинсона. – Теперь я знаю, что мне делать, – и он аппарировал.
- Я тоже, – буркнул пустому месту Гарри и прибавил шаг.
Ему срочно надо было добраться до Северуса и рассказать о произошедшем инциденте.

~~~~~~~

Последующие события разворачивались с умопомрачительной скоростью. Гарри уже видел стройную фигуру Северуса, который стоял недалеко от входа в «Три метлы», сложив на груди руки, когда около него раздались сразу два хлопка аппарации. Между Поттером и Снейпом появились Эдвард Паркинсон и Беллатриса Лестрейндж.
- Что, малыш Гарри, мы снова свиделись, – гаденько хихикая, сказала Лестрейндж. – Из-за тебя мой господин до сих пор гневается на меня. Я пришла исправить свою и его ошибку. КРУЦИО!
Увидев перед собой убийцу крестного, Гарри испытал ни с чем не сравнимый приступ ненависти. Возникшая в его теле боль от пыточного проклятия не помутила его сознания, а наоборот прибавила сил.
- Ты сама напросилась, ведьма! – выкрикнул он гневно, преодолевая судороги. – Как же я желаю твоей смерти. АВАДА КЕДАВРА!
Беллатриса зашлась сатанинским смехом, когда зеленый луч погас на кончике палочки.
- Я же говорила тебя, мой сладкий, надо уметь ненавидеть. КРУЦИО.
Поттера сковала новая волна судорог, но он и не заметил ее. Собрав всю свою мощь, всю ненависть и презрение, все желание уничтожить убийцу крестного, он снова выкрикнул:
- АВАДА КЕДАВРА.
На этот раз зеленый луч метнулся к женщине и та, охнув, упала на землю.
- Мерлин, как же Беллатриса была права! – воскликнул Паркинсон. – Ты угроза для нашего господина. Я сам убью тебя, Поттер.
Он выхватил палочку, но не успел поднять. Подбежавший Снейп бросил в его спину взрывающее заклятие. Паркинсона разорвало на части.
- Ты забыл, что произнесение непростительных заклятий карается Азкабаном, мальчишка?! – гневаясь от волнения, произнес мастер зелий, обращаясь к Гарри.
Поттер схватился за голову и пробормотал:
- Я же защищался! Неужели меня могут отправить в Азкабан только потому, что я убил беглую преступницу?
- Не бойся, – обнял его Снейп. – Я буду тебя защищать всеми доступными мерами.
Он быстро соорудил портал из ботинка профессора ЗОТИ, трансфигурировал трупы в небольшие предметы и сунул их в карманы своей мантии. Затем, взяв Гарри за руку, сказал:
- Чем скорее мы появимся в Министерстве магии, тем для тебя лучше. Хорошо, что теперь Грюм – Министр. Он не даст в обиду Мальчика, который выжил.
С этими словами зельевар активировал портал.

~~~~~~~

Вскоре они оказались перед уже знакомой кабинкой телефона, которая вела в недра Министерства Магии.
- Профессор зельеварения школы Хогвартс Северус Снейп и ученик этой школы Гарри Поттер к Министру магии Аластору Грюму по срочному делу, связанному с непростительными заклятьями, – произнес Северус в трубку, набрав номер.
- Проходите, – откликнулся женский голос.
Поттер и Снейп оказались внизу. Гарри огляделся: фонтан, который был разбит во время нападения на Отдел Тайн Пожирателями смерти, теперь был полностью восстановлен. Тем временем Снейп подтащил его к дежурному и повторил то, что говорил в будке. Дежурный безучастно посмотрел на них и, проверив палочки, сказал:
- Проходите на второй этаж в кабинет двести пять. Министр вас примет.
Снейп торопливо потащил Поттера по коридорам. Когда они вошли, Грюм глянул на них своим магическим глазом и нетерпеливо проговорил:
- Давай, Снейп, коротко, что у вас там случилось?
Мастер зелий молча вытащил из кармана свою ношу и снова преобразовал предметы в трупы Пожирателей смерти.
- Черт возьми, Снейп. Что это за шуточки?! – заорал Грюм.
Снейп сухо рассказал о нападении и о предшествовавшем ему разговоре с Паркинсоном.
- Я никак не ожидал, что Лестрейндж решится ослушаться Темного Лорда. И уж тем более не ожидал, что Паркинсон будет ей помогать. Это моя вина, что Гарри был один и Белла довела его до того, что у него вышла Авада Кедавра, – закончил он рассказ.
- По правилам, я должен созвать комиссию для разбора инцидента. Только она может решать, имел ли право маг произносить непростительное заклятие, – хмуро сообщил Грюм. – Но я не стану этого делать. Во-первых, Беллатриса Лестрейндж – беглая преступница и всем известно, что она фанатичка, способная на любую подлость. Во-вторых, Гарри – не просто маг, а Мальчик, который должен убить Волдеморта. Я не могу лишать магический мир надежды, сажая эту самую надежду в Азкабан.
- Как же ты поступишь? – поинтересовался Снейп. – Подозреваю, что у инцидента были зрители. По крайней мере, несколько студентов были поблизости и видели зеленый луч из палочки Гарри. Не думаю, что историю можно замять.
- Ее можно серьезно исказить, – пожал плечами Грюм. – Надо и из палочки Лестрейндж тоже произвести это заклинание. Тогда это будет чистая самозащита.
Он наложил на кабинет какие-то сложные чары, которые позволяли производить колдовство в его пределах, но не давали возможности охране министерства его зафиксировать, и произнес непростительное заклятие, держа в руках палочку Беллатрисы.
- На что не пойдешь ради победы над красноглазым маньяком. Тебе-то это известно. Да, Снейп? – усмехнулся Министр.
- Да, – выдохнул Северус. Затем он неожиданно подошел к Грюму и пожал ему руку. – Спасибо тебе, Аластор. Спасибо за Гарри. Я бы и сам убил эту стерву.
- Тебе бы этого не простили, – покачал тот головой.
Грюм отошел вглубь комнаты и написал пару записок. Сняв чары и отправив их по назначению, он сказал:
- Через полчаса соберем комиссию. Они все члены Ордена Феникса. Так что ничего не бойся, Гарри. Все обойдется.
В комиссии оказалось только одно знакомое лицо: Артур Уизли. Еще четыре человека были молоды. После недолгого обсуждения, камиссия вынесла вердикт:
- Гарри Поттер не превысил пределов обороны.
Вместо того чтобы заключить его в Азкабан, комиссия назначила Поттеру не очень большой штраф и отправила к вечеру в школу.
- Хорошо то, что хорошо кончается, – сказал Северус, когда они оказались в его подземельях, и яростно впился в податливые губы Гарри.

~~~~~~~

Рождественские праздники закончились, и пятый и седьмой курс окунулись в предэкзаменационную атмосферу. На удивление Гарри происшествие в Хогсмиде прошло как-то совершенно незаметно для школы. Это очень радовало Поттера, который не был готов к вопросам. Он вспоминал, как расстраивался после произнесенного в прошлом году "Круцио", а теперь совершенно не сожалел, что убил человека. Однако он не хотел никому признаваться в этом.
Через день после нападения на Гарри, Снейп побывал у Волдеморта. Там он узнал, что тому уже известно кое-что о происшествии. Зельевар ожидал наказания, но Темный Лорд был настроен миролюбиво:
- Ты правильно понял, как действовать в такой непростой ситуации, Северус. Я вовсе не желаю, чтобы Поттер был убит моими слугами. Я сам расправлюсь с мальчишкой, как только посчитаю нужным. Думаю, теперь тебе будет легче сблизиться с ним.
- Вы еще не передумали, милорд, переманивать мальчишку на свою сторону? – удивился Снейп. – Возможно ли это вообще?
- Я не передумал, – отрезал Волдеморт. – А твоя задача попробовать с ним подружиться. Может, ты тогда сумеешь его убедить встать со мной рядом. В конце концов, ему будет только восемнадцать. Он наверняка хочет жить. Предложи ему власть вместо смерти.
Снейп вернулся в школу и, усмехаясь, объявил Гарри, что они теперь могут показать всей школе, что их отношения потеплели.
- Ты же хотел посетить Долину Годрика. Всегда лучше до поры до времени не прятаться. Поэтому ни у кого не должно возникнуть подозрения, что ты едешь со мной на каникулы по принуждению.
С этого дня Снейп стал частенько провожать Гарри с завтрака на его консультации перед экзаменами и гулять с ним по вечерам по территории школы. Это, естественно, не укрылось от остальных учеников и учителей школы. Все по-разному реагировали на странную ситуацию.
Надо сказать, что учителя были рады такой дружбе. МакГонагалл так вообще умильно улыбалась, завидев их. Она даже прослезилась и сказала:
- Жаль, Альбус не дожил до этого времени. Он так мечтал видеть вас друзьями.
Ученикам в общей массе было все это безразлично. Но некоторые все-таки кидали взгляды на странную пару. К удовольствию Гарри, его бывшие друзья, Рон и Гермиона, тоже поддерживали мнение Минервы и радовались, не видя ничего странного в создавшейся ситуации. Гермиона, правда, так и не разговаривала с Поттером, но улыбалась более приветливо. Что касается Рона, то он как-то даже сказал Снейпу:
- Я рад, что вы поддерживаете и защищаете Гарри. Мне отец рассказал о нападении Пожирателей. Когда вы рядом, я не так волнуюсь за него, сэр.
Но некоторые ученики не были столь наивны. Они кидали на Гарри и Северуса весьма двусмысленные взгляды. Правда, никто не пытался высказаться. Как ни странно, первой, кто открыл рот по этому поводу, была Джинни Уизли. После рождественского похода в Хогсмид она все время хмыкала, едва завидев их вместе. Ее лицо мрачнело и становилось некрасивым от охватывающей злобы. В конце концов, она не сдержалась.

~~~~~~~

Трансфигурация была последней в расписании предварительных экзаменов. Гарри прекрасно справился с поставленной перед ним задачей, получил свое законное «Превосходно» и в отличном настроении покинул класс. Северус ждал его в коридоре, и они вместе отправились в Большой зал. Перед входом Гарри спросил:
- Когда мы отчаливаем из Хогвартса, Северус?
Он положил свою ладонь на ладонь мужчины – это была единственная, доступная ласка в общественном коридоре. Снейп сжал его руку и ответил:
- Пообедаем и поедем.
В этот момент на них налетели Драко и Джинни. Девушка увидела их двузначные жесты и в гневе выдала:
- Поттер, кажется, поголубел. Он таскается с твоим бывшим деканом, Драко. А ты все гадал, какая у него подружка.
Малфой побелел от ужаса, когда увидел почерневшего от гнева Снейпа. Он понял, что его девушка только что перешла все допустимые границы и оказалась права. Мастер зелий прищурился и прошипел:
- Вы распустились, Уизли. Забыли, что я профессор Хогвартса и такие речи в мой адрес непозволительны? Учтите, я немедленно иду к вашему декану. Она придумает, как разнообразить ваши зимние каникулы, например, помывкой туалетов и коридоров без магии.
Потом он обратился к Малфою:
- Ты, между прочим, обязан мне нынешним положением в обществе. Пока я не передумал, заткни своей подружке рот. И вообще, чтобы я больше вас обоих не видел рядом с Поттером.
- Я все сделаю, профессор Снейп, – заикаясь, пробормотал Драко.
Он схватил Джинни в охапку и потащил прочь от Большого зала.
- Пойду-ка я, и правда, к Минерве. Пусть эта рыжая подраит полы, – мстительно и с долей ревности решил Снейп. – Сама виновата в вашем разрыве, а еще смеет сердиться.
Гарри засмеялся. Ему нравилась ревность в голосе мужчины. Он проследил, как мастер зелий скрылся за поворотом, и хотел войти в зал, чтобы пообедать, но к нему подошла Гермиона Грейнджер и сказала:
- Я хотела поговорить с тобой, Гарри.
Это был первый раз с начала учебного года, когда девушка собиралась поговорить с ним. Поэтому Гарри удивился, посмотрел на нее заинтересованно и признался:
- Мне казалось, ты сердишься на меня из-за чего-то.
- Ты прав. И мне стыдно, – потупила взгляд Гермиона. – Джинни летом плакала и говорила, что ты – грубая скотина. Я ей поверила и такие картины нарисовала, которых наверняка не было. Но теперь я замечаю, как она ведет себя. Она издевается над тобой! А сегодняшняя сцена просто безобразная. Мне жаль, что я отдалилась от тебя. Прости меня, если сможешь.
- Я тебя прощаю, Гермиона, – улыбнулся ей Гарри.
В этот момент вернулся Северус.
- О, – удивился он, – ты все еще в коридоре?
- Да, – обрадовался ему Гарри. – Мы тут с Гермионой мирились. И в любом случае, я предпочитаю пообедать с тобой.
- Я рад, что вы помирились. Тебе в последнее время не хватает друзей, – мягко произнес зельевар, улыбаясь уголками губ. Затем он поклонился Гермионе и доброжелательно произнес: – Вы умная девушка и вы многое для него значите, мисс Грейнджер. Приятно провести каникулы.
- Спасибо, – обрадовалась Гермиона.
И они втроем вошли в Большой зал.




Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 22.03.2009, 16:49 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 9. Замыкая круг

Долина Годрика располагалась намного северней Хогвартса, поэтому мороз тут стоял весьма ощутимый. Белый снег толстым пушистым ковром устилал деревушку, окруженную довольно высокими горами. Здесь была такая тишина, что закладывало уши, а от белизны ломило глаза.
Дом, где когда-то Поттер появился на свет и где он так сомнительно прославился, оставшись в живых после непростительного заклятия, был совсем невелик: одноэтажное здание под почти плоской крышей с широкими окнами, которые черными прямоугольниками выделялись на фоне сероватого кирпича и белого снега. Недалеко от входной двери высилась скромная стела одинокой могилы, на которой была табличка с именами родителей Гарри. Снейп первый устремился в ее сторону. Поттер последовал за ним.
- Я часто приезжал сюда до возрождения Темного Лорда, – тихо произнес Северус. – Я столько раз просил у них прощения за то, что именно мои сведения повлияли на выбор Волдеморта. Чем я лучше этого предателя Петтигрю, который выдал их? – он тяжело вздохнул и, повернувшись к спутнику, спросил почти умоляюще: – Сможешь ли ты простить меня, Гарри?
- Ты же знаешь, что я уже простил тебя, Северус, – откликнулся тот. – Простил еще тогда, когда увидел воспоминания Дамблдора. Ты с таким упорством спасал моих родителей. Да и вообще, как можно было всерьез воспринимать предсказание Трелони.
- Я не должен был говорить о нем Темному Лорду. Просто я никогда не верил таким вещам и хотел посмешить его. Я не думал, что он сделает такие ужасные выводы, – сокрушенно произнес Снейп и повесил голову.
- Знаешь, твое раскаяние напоминает мне о смерти крестного. Я тоже корил себя за нее, – вздохнул Гарри, хорошо его понимая. – Я своей глупостью погубил Сириуса и чуть не погубил своих товарищей, – он помолчал и снова заговорил: – Я много думал на эту тему, Северус, и понял, что мы не так уж и виноваты в их смерти. Взять моих папу и маму... Волдеморт и так охотился за ними с упорством маньяка, так как думал, что Джеймс станет наследником Гриффиндора. Да и меня твой босс, так или иначе, выманил бы из школы… – Гарри сбился с мысли, снова вздохнул и закончил свою речь взволнованно: – Короче, это он виноват в их гибели, не мы.
Снейп обнял парня и прижал к себе так крепко, что у него вышибло дух:
- Спасибо. Ты не представляешь, как много для меня значит твое прощение. Ты снял с моей души непомерную тяжесть.
Он нежно поцеловал Гарри в губы и, обняв за талию, повел в сторону дома.
- После исчезновения Темного Лорда Дамблдор восстановил в этом доме обстановку. Он не верил, что Том бесследно исчез, поэтому закрыл его какой-то магией, – сказал Снейп, подходя к двери. – Поройся в своем подсознании. Может, ты сможешь снять ее.
Гарри ушел в себя, пытаясь вытащить на свет очередной пласт знаний директора, полученных летом, и вынес вердикт:
- Я запросто открою ее.
- Есть одно «но», – остановил его руку с палочкой зельевар. – Боюсь, как только ты снимешь магию, наложенную Альбусом, сюда явитсяТемный Лорд. Уж больно он интересовался этим домом.
- Ну и что ты хочешь? Чтобы мы постояли тут, перед дверью, и вернулись в Хогвартс? Ты забыл, зачем мы вообще стремимся в этот дом?.. Мы хотели проверить, нет ли там внутри последнего крестража.
- Просто предупредил, – вздохнул Снейп.
- Авось прорвемся, – подхватил вздох Гарри и вскрыл двери.
Он взял Северуса за руку, и они вместе вошли в дом.

~~~~~~~

Внутри дом казался еще меньше, чем снаружи. Там было всего два помещения: кухня-столовая и большая комната, где до сих пор стояла детская кроватка Гарри. Везде был идеальный порядок и никаких следов нападения Волдеморта. Будто этого никогда не случалось. Гарри было немного грустно смотреть на все это. Из задумчивости его вывел грустный голос Снейпа:
- Джеймс успел трижды воспользоваться своей палочкой, прежде чем погиб. В доме были разбиты все стекла, сорвана крыша и дверь. А Лили вцепилась в тебя и молила не трогать. Лучше бы уж бежала что ли.
- Я знаю, ты не любил ее, – вздохнул Гарри. – Но меня спасла именно любовь матери.
- Да, я и благодарен ей за тебя, но в этом доме я как нигде остро ощущаю беспокойство, – сдавленно сказал зельевар и снова судорожно сжал Гарри. – Я сделаю все возможное, чтобы защитить тебя, но, если у меня ничего не выйдет, то я уйду за тобой.
Гарри тоже вздохнул и стал покрывать его лицо неистовыми поцелуями. Снейп потянул его к стоявшему недалеко дивану, и вскоре они с каким-то надрывом занялись любовью. В их движениях было что-то обреченное, но от этого ласки были только нежнее и чувственней. И когда волна взаимного наслаждения накрыла их с головой, где-то в глубине их сердец затеплилась надежда на счастливый исход.
- Я верю, что все будет хорошо, пока мы рядом, – как молитву проговорил Северус.
- Я тоже верю, что у нас впереди еще много лет счастья. Посмотри хотя бы на наши линии жизни на ладонях, – откликнулся Гарри.
И они еще раз нежно поцеловались. Затем Северус фыркнул:
- Похоже, мы немного отвлеклись от цели визита. Давай осмотрим дом. Крестражем может быть не любой предмет, а только старинный. Какая-нибудь семейная реликвия. Так что можно отмести побрякушки.
Они стали внимательно осматривать комнату. Вскоре Гарри на глаза попался небольшой клинок с монограммой Годрика Гриффиндора. Он лежал окруженный каким-то зеленоватым ореолом.
- Как думаешь, это он? - спросил он Северуса, указывая на реликвию.
- Скорее всего, ты прав. Это зеленое свечение наверняка защита крестража.
После слов Снейпа, Поттер вытянул над кинжалом палочку и проговорил специальное заклинание, чтобы определить род магии и сказал:
- Защиту снять не сложно.
Гарри порылся в своем подсознании и вытащил оттуда очередные знания, полученные от Дамблдора. Он снова вытянул над кинжалом палочку и произнес певучее заклинание на древнеанглийском языке. Свечение тотчас пропало. Тогда он проверил по всем правилам, является ли кинжал крестражем.
- Это он, – подтвердил Гарри после проверки.
Снейп тоже проверил артефакт. Затем они стали думать, как уничтожить крестраж. Вскоре это произшло, и Гарри в третий раз направил палочку на кинжал. На сей раз, заклинания были долгими и разнообразными. В конце концов, из кинжала вышла призрачная фигура Волдеморта.
- Таким он был до исчезновения, – сказал Снейп на ухо Гарри.
Пока призрак не стал более осязаемым, как случилось с шестнадцатилетним Томом Риддлом, вышедшим из дневника, Поттер развеял его с помощью черной магии.

~~~~~~~

Едва фигура растаяла, как дом затрясло.
- Похоже, это охранная магия Волдеморта, – пояснил Снейп.
В ту же минуту посреди комнаты возникла высокая и худая фигура в черной мантии и обездвижила их.
- Круг замкнулся, Гарри, – пророкотал ледяной голос. – Мы вернулись с тобой в этот дом, где и началась наша совместная история. Пора ее закончить!
Волдеморт наставил на Поттера палочку, но Снейп сбросил заклинание оцепенения и выкрикнул:
- АВАДА КЕДАВРА!
Волдеморт лениво отбил смертельное заклятье взмахом мантии.
- Ты предсказуем, Северус. И ты разочаровал меня этим. Люциус мне говорил, что Поттеры – твоя единственная любовь в жизни. Я знал, что ты рано или поздно погрязнешь в этом глупом чувстве. Мальчик слишком хорош, и ты не смог устоять. Я тебя прощаю за это, но ты мешаешь мне.
Он произнес какое-то заклинание, Снейпа подхватил вихрь и вынес из дома, швырнув на оголенные скалы близлежащей горы.
- Теперь мы остались с тобой один на один, Гарри Поттер. Пора поговорить как мужчина с мужчиной. Я хотел подождать, пока ты окончишь школу. Но ты сам пришел сюда и фактически вызвал меня на дуэль, – прошипел Волдеморт на парселтанге, обращаясь к Гарри.
Надо сказать, что когда Поттер увидел, как Северус падает на скалы, словно тряпичная кукла, он тоже скинул с себя заклинание и вспомнил всех, кто пал от руки этого монстра. В нем разгорелась такая ненависть, какой не бывало раньше. Теперь Гарри был абсолютно готов к поединку.
- Что ж, – спокойно сказал он Темному Лорду, наставляя на него палочку. – Давай закончим наш спор раз и навсегда. Я думаю, ты уже знаешь, что только один уйдет отсюда живым. Надеюсь, это буду я. В крайнем случае, я заберу тебя с собой в могилу.
Волдеморт рассмеялся.
- Какая самоуверенность. АВАДА КЕДАВРА!
Одинаковые слова сорвались с губ дуэлянтов одновременно. Как на кладбище, палочки образовали между собою связь, посредине которой заклинания слились воедино и превратились в большую блестящую бусину. Вокруг фигур Гарри и Волдеморта появился светящийся кокон и поднял их над полом. От сильного выброса магической силы в этот момент крышу дома сорвало, стены разлетелись в стороны, словно от взрыва, но дуэлянты этого не заметили.
Волдеморт попытался прервать связь, резко дернув палочкой, но от этого бусина сдвинулась в его сторону. Гарри видел, как искажено лицо монстра от напряжения. Ему захотелось узнать, о чем думает Волдеморт. Он воспользовался знаниями Дамблдора в легилименции и без применения магии влез в голову своего врага.
«Надо произнести смертельное заклятие на невербальном уровне. Надеюсь, это получится, не разрывая связи», – прочел Поттер в голове Волдеморта и телепатически похвалил врага: «Неплохая идея, Том». Он видел, как на морде монстра появляется удивление и паника.
Но сейчас было не время для триумфа. Поэтому Поттер собрал всю магическую мощь и постарался осуществить идею, которую почерпнул из мыслей врага. По-видимому, Волдеморт сделал тоже самое. На связи, которая стала вибрировать между палочками и бусиной объединенного заклятия, появились с обеих сторон еще по одной бусине. Они медленно и целеустремленно стали двигаться к середине.
Спустя какое-то время они достигли своей цели. Бусина превратилась в довольно большой шар, а связь загудела и завибрировала. Оба дуэлянта покрылись бисеринками пота. Теперь держать центральную бусину было неимоверно сложно. Она то и дело норовила сползти в сторону той или иной палочки. «Что теперь? – подумали одновременно соперники. – Рвать связь или пытаться сместить совмещенную силу четырех смертельных проклятий?»
Волдеморт снова резко рванул палочку вниз и в сторону, но связь не оборвалась. Зато вибрирующий шар едва не докатился до кончика его палочки. «Будь ты проклят! – услышал Гарри в своей голове ледяной голос темного мага. – Я все равно тебя переиграю, щенок!» Волдеморт напрягся и теперь шар почти летел по связи к кончику палочки юноши. Гарри сосредоточился, пытаясь остановить это скольжение.
В этот миг в доме зазвучала песнь незримого феникса. Сердце Гарри наполнилось надеждой и любовью. Он почувствовал, что песня придает ему силы, и постарался сконцентрировать свою природную магию, для которой не нужна была палочка.
Когда это получилось, то Поттер ощутил, что связь стала толще с его стороны. Его палочка перестала вибрировать и нагреваться. Гарри резко взмахнул ей и решительно сдвинул центральный магический шар в направлении Волдеморта. Объединенная мощь четырех смертельных заклятий ворвалась в кончик волшебной палочки врага, разнесла ее вдребезги и вырвала из телесной оболочки все еще сопротивляющийся смерти последний осколок души Темного Лорда.
Наконец, черная душа Волдеморта резко пошла вверх. В этот же миг Гарри почувствовал, что какая-то сила тащит за собой и его душу. Он пытался противостоять этому, но это сила скрутила его сопротивление. Гарри с удивлением увидел внизу неподвижное тело Волдеморта и рядом с ним свое собственное. Он почувствовал рывок и понесся вверх, оставляя руины дома и телесную оболочку, которая показалась ненужной, как старая одежда.

~~~~~~~

Гарри все дальше уносился вслед черной душе темного мага. Наконец, они оба очутились в каком-то сером тумане. Вокруг ущербной души Волдеморта возник плотный кокон, который поглотил ее. В тот же миг сила, которая вырвала душу Гарри из тела, пропала. Он растерянно огляделся по сторонам.
Постепенно серый туман стал наливаться золотистым светом, и вокруг Гарри возникла целая вереница силуэтов. Он с удивлением и восторгом узнал их. Здесь были родители, крестный и даже Альбус Дамблдор.
- Я так сильно скучаю по вас, – выдохнул Гарри и улыбнулся. – Надеюсь, мы теперь всегда будем вместе. Как же я счастлив!
- Куда ты торопишься, мой сын? – строго спросил его Джеймс.
- Я всю жизнь мечтал о нашей встрече, – растерялся Гарри, удивляясь его тону.
- Поверь, мы тоже очень хотим быть с тобой, сынок, – печально улыбнулась мама. – Но еще не время. Ты поторопился.
Гарри готов был заплакать. Он встретил своих родителей, но те почему-то гнали его от себя.
- Сириус, хоть ты скажи, что рад меня видеть. Я так тосковал, так не верил, что ты умер. Я хочу остаться с тобой, здесь, – умоляюще поглядел он на крестного.
- Нет. Тебе надо вернуться, мой мальчик. Если ты уйдешь сейчас с нами, ты пожалеешь, – вздохнул Сириус и потупился. – Вспомни, пожалуйста, что ты оставляешь, Гарри!
- Что я должен вспомнить?! – рассердился тот.
- Ты кое-что позабыл, мой мальчик. Тебя там ждут и любят. Посмотри, тебя зовут обратно, – сказал укоризненно Дамблдор и указал куда-то вниз.
Гарри посмотрел туда: над распростертым неподвижным телом, которое еще недавно было его собственным, сидел окровавленный Северус, раскачивался из стороны в сторону и причитал:
- Вернись, пожалуйста, Гарри. Ты обещал не покидать меня. Я люблю тебя.
Из его черных глаз текли слезы.
- Северус! – всхлипнул Гарри. – Как же я забыл о тебе?
- Вернись туда, мой мальчик. Он так тебя любит, – услышал он голос матери.
- Вернись, пока не поздно, – сказал отец.
- Мы подождем тебя тут. Обещаю! – добавил крестный.
- Давай Гарри. Ты же никогда не пасовал перед трудностями, – ободрил его Дамблдор.
- Я вернусь к вам, когда придет время, – пообещал Гарри.
Он рванулся вниз к печальной фигуре Снейпа, который продолжал настойчиво звать его.

~~~~~~~

Гарри почувствовал сильный рывок, а затем не менее сильную боль в груди. Он понял, что вернулся в тело. Снейп не переставал его держать в объятиях.
- Я вернулся, – хрипло сказал Гарри.
- Как же ты меня напугал, несносный мальчишка, – всхлипнул мужчина и обнял его сильнее.
- Твой босс чуть не утащил меня за собой. Я видел своих родителей, крестного и Дамблдора. Они пристыдили меня и отослали обратно, – с трудом прохрипел Гарри и прижался губами к Северусу.
- Хоть кто-то смог указать тебе на твою глупость, Поттер, – укоризненно покачал головой тот.
- Ты обещал не называть меня по фамилии, когда мы одни, – напомнил Гарри и снова поцеловал любимого в губы.
- Как ты только посмел сбежать от меня?! – возмутился Северус, прижимая его к груди. – Ты же знаешь, как ты нужен мне!
- Ты не представляешь, как приятно слышать такие слова. Может, ради них я и вернулся. Ведь в юности так хочется любить и быть любимым, – и Гарри снова поцеловал мужчину.
- Я готов твердить тебе это постоянно, – пообещал Снейп и сам стал покрывать его поцелуями.
Гарри теснее прижался к нему и, услышав сдавленное шипение, резко разорвал объятья.
- В чем дело? - удивился Северус.
- И ты еще говоришь мне о глупости! – укорил его Гарри. – А сам ровнял окрестные скалы собой и так и не залечил себя.
Поттер дотянулся до своей волшебной палочки и наставил ее на зельевара. Затем произнес необходимые заклинания. Раны на теле Снейпа затянулись, да общее самочувствие улучшилось. Гарри удовлетворенно вздохнул и произнес:
- Так-то лучше.
- Если уж делать все по правилам, то нам с тобой просто необходимо немедленно появиться в Министерстве магии и предъявить им труп Волдеморта. Ты же снова произносил запрещенные заклинания, – напомнил Снейп.
- Скажи еще, что меня и теперь могут засадить в Азкабан! – засмеялся Гарри.
- Нет, я не скажу такой глупости, – фыркнул зельевар. – Тем не менее, надо сделать так, как я говорю.
- Честно, я бы предпочел не делать этого, – признался Поттер. – Когда магический мир узнает, что я таки разделался с Волдемортом, на меня обрушатся всяческие корреспонденты, фотографы и прочая шушера. Ненавижу я всю эту шумиху.
- К сожалению, Гарри, этого не избежать, – откликнулся Снейп. – Но неужели, завалив такого зверя ты испугаешься каких-то писак? Ты же смелый мальчик.
- Я это вынесу только в одном случае, если ты обещаешь быть всегда рядом, – сказал Гарри и прижался к нему.
- Я всегда буду рядом, – торжественно пообещал Северус, сжимая его в объятиях.
Гарри вздохнул с облегчением и поцеловал его в губы. Он почувствовал внутри эйфорию и легкость. Круг зла, в который вовлек его красноглазый монстр, был разорван. Лаская такое родное и горячее тело, он твердо верил, что жизнь выходит на новый виток, который несет в себе только радость и свет. «Все будет просто замечательно, – подумал Гарри, улыбаясь. – Главное, чтобы эти сильные руки никогда не отпускали меня». И он счастливо и беззаботно засмеялся.

КОНЕЦ.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Все предрешено (ГП/СС, роман, миди, R, закончен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: