Армия Запретного леса

Четверг, 27.02.2020, 08:20
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » После седьмой книги (ГП/ДМ, мини, закончен)
После седьмой книги
ЮлийДата: Воскресенье, 31.05.2009, 12:13 | Сообщение # 1
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Название : "После седьмой книги"
Автор : Ula
Бета : соЛнЕчНаЯ
Рейтинг : PG
Пейринг : ГП/ДМ
Жанр : Слэш
Размер : мини
Статус : закончен
Саммари: Гарри прочитал про себя последнюю книгу и делится впечатлениями с друзьями.
Дисклаймер : Все у мамы Ро.

Разрешение на размещение: получено


Мы сами творцы своей судьбы

 
ЮлийДата: Воскресенье, 31.05.2009, 12:14 | Сообщение # 2
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Было 12 ч. 30 мин. по полудню 22 июля 2007 г., когда Герой магической Англии (а теперь не только магической и не только Англии) Гарри Джеймс Поттер спустился из спальни в гостиную. За окном уже привычно для нынешнего лондонского лета шел дождь, а здесь (Гарри сладко потянулся) уютно потрескивали дрова в камине, и пахло свежемолотым кофе из кухни. В кресле у камина расположился бывший профессор зельеварения Северус Снейп с чашкой мятного чая и вчерашним «Пророком» в руках. На диване возле окна играли в шахматы лучший друг Героя Рональд Уизли и лучший … в общем, Драко Малфой. На ходу пожав протянутую для приветствия руку Рона, умиротворенный Поттер плюхнулся в парное кресло. Единственным вполне современным предметом обстановки в этой классической английской гостиной начала прошлого века являлся низенький стеклянный столик рядом с тем самым креслом.
– Доброе утро, – пропел Герой.
Не отрывая взгляда от газеты, Снейп скептически поднял бровь.
– А у него еще утро, профессор, – ухмыльнулся Малфой, также, не поднимая глаз от доски.
Гарри не отреагировал.
– Кикимер! – громко позвал он, – кофе и пожевать чего-нибудь.
Эльф, появившейся было в дверях, прянул ушами и скрылся по направлению к кухне. В коридоре послышался его нарочито громкий шепот: «Хозяин, зараза! Шляется по ночам. Дрыхнет полдня. В дом таскает кого ни попадя. Бедная моя Госпожа…»
– Я все слышу! – откликнулась «зараза». Кикимер затих, и совсем скоро перед Гарри появились кофе, джем, яйца, тосты – словом, обычный английский завтрак.
– Еще бы овсянку приволок, – проворчал Поттер, совсем неаристократично колотя ложкой по яйцу.
Некоторое время в гостиной стояла приятная тишина, нарушаемая лишь позвякиванием столовых приборов.
– Ну, и поведай нам, Поттер, чего ради ты вчера явился домой в 4 утра? – подал, наконец, голос Малфой.
– Откуда ты знаешь, когда я пришел? – искренне удивился Гарри, отправляя в рот кусочек тоста, – Ты спал, как сурок.
– Я спал, – согласно кивнул Драко, – до тех пор, пока кто-то не начал топать по лестнице, как стадо бегемотов, а потом не залез в постель со своими холодными лапами.
– И куда ж, по-твоему, я должен был деть свои лапы?
– Оставить в гостиной на диване! – рявкнул Драко.
– Между прочим, если ты не заметил, на улице который день дождь. А я шесть часов в очереди и без зонта. Из согревающего - только малюсенькая фляжечка, - спасибо Рону. Мог бы и посочувствовать.
– А тебя никто не заставлял тратить время на это, с позволения сказать, творчество!
– Ну, интересно же – чем закончилось.
– А то, ты не знаешь! Сам же наболтал Мерлин знает что этой Роллинг. Она теперь деньги лопатой гребет, а ты, как всегда, - дурачок. На радость людям. Весь мир жаждет знать всю правду о Мальчике-Который-Выжил, а нам с этого фиг и даже без масла!
– Злой ты, Малфой, – обиделся Гарри.
– А с чего это мне быть добрым. Я, между прочим, собирался приятно провести субботний вечер. В клуб сходить, например. А вместо этого провалялся у телевизора, слушая, как ваш идиот-премьер ссорится с русскими. И это накануне гастролей Большого в Лондоне!
– Ага. Как ты на свой балет всю прошлую неделю по очередям шлялся, так это ничего…
– Дубина ты необразованная. Твою Роллинг лет через двадцать никто и не вспомнит, а высокое искусство вечно.
– Ну и шел бы в свой клуб один, – еще больше обиделся Гарри.
– А потом сутки напролет любоваться на твою унылую физиономию. Уволь.
– Шах, – торжественно объявил Рон.
– И все-таки, Поттер, – прервал готового взорваться от злости Малфоя Снейп, – Поведайте нам, чем на этот раз порадовала мир госпожа Роллинг?
– Да Вас-то, собственно, ничем, – заулыбался Гарри, обнаружив, наконец, заинтересованного слушателя. – Вас она к праотцам отправила.
– Йес! – не смог сдержать искренней радости Рон.
Снейп обиженно уткнулся в газету.
Малфой придирчиво оглядел его с ног до головы.
– Ну, для покойника он неплохо сохранился, – резюмировал он.
– А кого еще она прибила, Гарри?
– Проще сказать, кто жив.
– Ну, все-таки? – в голосе Рона появились просящие нотки.
Гарри приготовился загибать пальцы:
– Сову мою, гадина, Добби-бедолагу, Люпина зачем-то…
– Его-то за что, – искренне удивился Снейп.
– Тонкс, Колина, Фреда…
– Не давайте читать матери, Уизли!
– Лаванду…
– Не иначе, Герми настояла, ─ в полголоса проворчал Рон.
– Грюма…
– Этого убьешь, пожалуй…
– Тома, понятно, я замочил…
– А я? – осведомился Драко.
– Малфой, такую заразу, как ты, даже Роллинг убить не в состоянии. Кстати, передай своему дружку Креббу, что ему повезло меньше. Ну, Золотая Троица жива, здорова и безмерно счастлива.
– И это все? – скривился Малфой.
– Нет, милый. Вот тут-то и начинается все самое интересное, – Гарри сделал эффектную паузу, – прошло 19 лет.
– Лавры Дюма-отца не дают ей покоя…
– Да ты послушай. Рон – ты, конечно, женился на Гермионе. А я … Малфой, ты слушаешь? Я счастливо женат на Джинни и у нас трое, представляешь, трое детей. И мы провожаем их в Хогвартс и машем, машем вслед белыми платочками, – победоносно закончил Гарри.
– Сопливо до жути. Кстати, а Джинни об этом знает?
– Нет еще, наверное, – смутился герой, – Правда, 19 лет еще не прошло, так что у нее есть все шансы…
– У нее нет шансов, – отрезал Рон.
– Так ему, Уизли, маленькому неверному извращенцу!
– Чего это я – извращенец? – изумился Гарри.
– Между прочим, Малфой, это ты увел его у моей сестры.
– Я?! Увел?! Да он сам таскался за мной весь шестой курс!
– Я не таскался!
– Таскался-таскался. Уизли, подтверди.
Рон виновато поглядел на друга и обреченно кивнул.
– Я не потому таскался! Я отслеживал твои происки! Я…
– Теперь ты можешь говорить что угодно и кому угодно. Но результат твоих гнусных поползновений на лицо. Соблазненная тобою невинность влачит свое существование вдали от родного дома и любящих родителей в твоем неблагодарном обществе!
Гарри слушал, открыв рот.
– Это ты-то невинность?!
– Ох, Поттер, дешевле согласиться, – вынырнул из-за «Пророка» Снейп, – Его разве что Мерлин не соблазнял.
– Но уж пытался-то точно, – съязвил Гарри.
– Что ж поделать, если природа создала меня таким совершенным.
– Смерть от скромности тебе не грозит.
– Мне вообще ничего не грозит, я живу с героем, который всегда защитит и прикроет. А, кстати, как ты обозвал своих отпрысков? Ну, Лили и Джеймс, понятно. А третий хоть мальчик или девочка?
– Сын, – с гордостью заявил Гарри. – Альбус-Северус.
– Ни слова больше, Поттер. Или меня стошнит. То, что у Роллинг ум за разум зашел, я понял уже давно, но даже Вам не стоит окончательно уподобляться сентиментальным дурам. И не смейте никогда…
– Я все понял, профессор. Я уже молчу.
– Знаешь, Потти, ты подари экземпляр роновой сестрице. А потом сюда явится разъяренный Блейз и запихнет его тебе в … Сам-Знаешь-Куда. А я по-дружески подскажу, как это удобней сделать. Профессор, думаю, одобрит, и у этой магглы появится повод удалить эпилог всем на радость.
– Драко, это же детская книжка! Что она должна была написать?
– Правду и ничего, кроме правды! Кстати, про мое героическое спасение там написано?
– А как же! Я…
– Если даже после шести вполне невинных книг некоторые весьма смекалистые читатели сообразили что к чему, то уж после этого: кто поверит, что между нами ничего не было?
– Но дети, Малфой, – некстати встрял Рон.
– Как горы трупов и реки крови, так это нормально. Детишкам сгодится. А как большая чистая любовь, так аморально. Ханжество и двуличие царят в мире магглов. Вывод – зря ты, Потти, так жестоко обошелся с Волдемортом.
– Кстати, Драко, у тебя там тоже жена, сын, лысина…
Брови Драко поползли вверх. На лицах Рона и Снейпа читалась одинаковая заинтересованность.
– Что ты только что сказал? – ледяной тон.
– Скорпиус.
– Что? – в голосе непонимание.
– Я сказал, что твоего сына будут звать Скорпиус.
Рон в истерике сполз на пол, Снейп уронил «Пророк».
– Вот как, – протянул Малфой, – а почему не Тараканус, или Мухус? Мой папа был бы в восторге. Воплощенная мечта миллионов магглов о человеке-насекомом в придачу к моей лысине. Нет, я все-таки подам в суд на эту Роллинг. И возмещу моральный ущерб за счет как минимум половины ее неправедным путем нажитого состояния, – Драко повысил голос, – Теперь весь мир будет считать меня законченным идиотом. И еще раз, спасибо тебе, Поттер, за Волдеморта.
– Как ты сказал, Малфой, Мухус? – покатывался Рон.
– Хотя, знаешь, сама идея с детьми не кажется мне такой уж бредовой. Нам давно пора подумать о наследнике.
Гарри медленно встал из-за стола, подошел к Драко и пощупал его лоб:
– Радость моя, ты не заболел? Это все Интернет и чокнутые фикрайтеры, – обращаясь уже к Рону, взволнованно сообщил Поттер, – Есть у них такое: NC-17, MPREG.
– Вот с этого момента поподробнее, мистер Поттер, – поднял свою газету Снейп.
– Дурак ты, Потти. Я, в отличие от некоторых, манией величия не страдаю и чушь всякую не читаю. Я говорю о вполне реальных, а главное, законных, вещах.
– Да ну? И что же? Ты намерен поменять пол? Отличная мысль, Драко! Я смогу, наконец, официально жениться, а тебя мы назовем Джинни, чтобы соблюсти канон!
– И еще раз – дурак, Потти! Ни я, ни, что занятно, ты пол менять не будем. Просто я позвоню своему, точнее нашему, что бы ты там ни говорил, адвокату, и он подберет нам чистокровную обедневшую семью с большим количеством дочек. Одна из которых, за хорошие, естественно, деньги, выносит и родит нам наследника.
– И что же ты намерен делать со всеми этими чистокровными дочками? – грозно осведомился Поттер, отодвигая от себя недопитый кофе.
– О! – закатил глаза Малфой, – Позорище мое! Это называется методом ЭКО и суррогатным материнством. Даже магглы об этом знают.
Столь сложные аббревиатуры и словосочетания вызвали у Рона приступ сильного уважения к тому, кто их знал. Во всяком случае, это отчетливо читалось на его лице.
Малфой, тем временем, продолжал:
– Мы нанимаем хорошего, очень хорошего, колдомедика, сдаем свой материал, его подсаживают потенциальной матери и через 9 месяцев, как и положено нормальным, я это подчеркиваю, детям, появляется на свет наша дочь.
– А как мы… ну… сдаем материал? – осмысливал все вышеизложенное Гарри.
Драко повернулся к нему, в его глазах отчетливо читалось «ИДИОТ», и сделал несколько характерных движений рукой. Рон, севший было на место, снова сполз под диван, многострадальный «Пророк» вновь оказался на полу, а Гарри мучительно покраснел.
– Позвольте узнать, мистер Малфой, зачем Вам для этого несколько женщин?
– Как же, профессор? Мы должны будем выбрать наиболее симпатичную и здоровую из них, чтобы быть абсолютно уверенными в том, что она сможет произвести на свет достойного отпрыска древнейшей аристократической фамилии и героя, спасшего мир от верной гибели.
Гарри некоторое время сидел в задумчивости:
– Слушай, Драко, а почему дочка? В книге, вроде, о сыновьях шла речь.
– Я тебе уже сказал, что делать с твоей книгой.
– Нет, правда, Малфой, почему? – снова подал голос Рон.
– Меня-то больше заботит реализация этого плана в принципе, мистер Уизли, - заметил Снейп, – Мало мне этих двух оболтусов, еще и младенца я не вынесу!
– Неужели, крестный, Вы не хотите, чтобы кто-нибудь называл Вас дедушкой?
«Пророк» упал окончательно:
– Что?!?!?!
– А что, собственно, Вас не устраивает? Вы мне – крестный, стало быть, я Ваш крестник, иначе – крестный сын, - развалившись на диване и напрочь забыв о шахматах, вещал Малфой, – Гарри – сын Вашей любимой женщины. Тоже почти родственник. Так что, иначе, как дедушкой наша дочь Вас звать не будет.
Снейп сам был готов упасть с кресла.
– Теперь к твоему вопросу, Уизли, почему дочка? Ты сам посуди: вот родится у нас сын.
Будем мы его растить, холить, лелеять, одевать в лучших магазинах, отдадим в лучшую школу. И не криви физиономию, – зыркнул Малфой в сторону Гарри, – А он вырастет, свяжется с дурной компанией и, не дай Мерлин, станет педиком.
Гарри поперхнулся, профессорская чашка с мятным чаем приземлилась рядом с «Пророком». У Рона глаза сделались похожи на две плохо вымытые тарелки.
– Ты даже не представляешь, сколько их сейчас развелось. А для нашего магического сообщества – это просто трагедия. Мы и так слишком малочисленны. А дочка – это гарантированный наследник в будущем. О хорошем муже для нее я позабочусь лично. Вот, кстати, Уизли, при вашей плодовитости, один из ваших отпрысков вполне мог бы претендовать на звание нашего с Поттером зятя, при хорошем воспитании, разумеется.
– Ох, остановись, Драко. Боюсь, что после всего сказанного тобой, Рон вообще запретит мне общаться с членами своей семьи.
– Это почему? – удивился Малфой.
– Твои рассуждения о гомосексуализме… – почти прошептал Гарри.
– Ах, ты об этом! – Драко расслаблено откинулся, – Не запретит. Во-первых, всем известна толерантность его жены, а, во-вторых: какой же ты педик?
Гарри, застонав, спрятал лицо в ладонях. На лицах Рона и Снейпа вновь появилось заинтересованное выражение.
– Ведь кто такой педик? Это тот, кто испытывает сексуальное влечение к представителям своего пола, в нашем случае – к мужчинам, вообще. Скажем, иду я по улице…
– Ты не идешь по улице, – безапелляционно заявил Поттер.
– Ну, хорошо, идет Уизли…
– Может, не надо, – забеспокоился Рон.
– Ну, или профессор на худой конец…
– Почему – на худой?
– Не перебивай! Так вот, педик видит любого из нас. Всех нас. И вожделеет, мечтает залезть в штаны каждого, заполучить в свою койку.
– Фу, гадость, какая! – передернуло Гарри.
– Ага! – обрадовался Малфой, – А теперь посмотрите на Потти.
Профессор и Рональд послушно перевели глаза с философствующего Малфоя на красного, как рак, Гарри.
– Разве он способен вожделеть? Он способен только любить. Пылко, нежно и целомудренно, как честный человек. Причем исключительно меня – единственного, кто способен ответить взаимностью этому застенчивому извращенцу, – закончил Малфой, победоносно окинув взглядом слушателей.
В это время послышался звонок во входную дверь, вопли миссис Блэк и торопливое шарканье Кикимера. Затем властный женский голос положил конец всем шумовым эффектам, и через несколько минут, отряхивая с рукава дождевые капли, в гостиной появилась Гермиона Уизли, в девичестве – Грейнджер.
– Добрый день, профессор. Мальчики, как дела?
– Никогда не был так рад Вашему появлению, миссис Уизли. Еще пять минут и моя психика не выдержала бы общения с этими… – казалось, Снейп с трудом подбирает слова.
– Рон, дорогой, твоя мама согласилась посидеть с Роуз до вечера, так что я забронировала для нас билеты в кино. Вас, молодые люди, это тоже касается. И советую поторопиться, начало через час.
Гарри и Драко, один с видом человека, готового ради друзей на все, другой очевидно делая всем одолжение, направились наверх. Проводив их глазами, Гермиона обратилась к мужу:
– Ронни, проследи за ними, а то Малфой опять будет собираться, как на прием в Министерство.
Рон обреченно вздохнул, но последовал за приятелями. Когда и он скрылся из поля зрения, миссис Уизли вытащила из сумочки сверток и протянула Снейпу:
– Вот, профессор, как и обещала. Полагаю, добиться от Гарри подробностей Вам не удалось.
Тот отрицательно покачал головой:
– Иногда мне кажется, что я расплачиваюсь не только за свои грехи, но и за грехи своих родителей, бабушек, дедушек и так до десятого колена назад. Что бы я делал без Вас! Может быть, чаю?
Гермиона зарделась:
– Охотно.
Через полчаса голоса в коридоре отвлекли профессора от его мыслей.
– Драко, возьми зонтик.
– Почему я?
– Твой больше.
– А кстати, Герми, что мы идем смотреть?
– «Гарри Поттер и Орден Феникса».
Жалобный вой в три голоса на мгновение лишил Снейпа надежды на спокойный вечер. Но громкий хлопок входной двери и ворчание Кикимера возвестили о том, что в доме, наконец-то, наступила тишина. Подождав еще 10 минут, дабы убедиться в том, что никто ничего не забыл, он развернул сверток и открыл первую страницу долгожданной седьмой книги Дж. Роллинг «Гарри Поттер и Роковые мощи».



Мы сами творцы своей судьбы
 
ЮлийДата: Воскресенье, 31.05.2009, 12:14 | Сообщение # 3
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
ЭПИЛОГ
Поздний вечер того же дня. Примерно 23.30 по Гринвичу. Тот же дом, хозяйская спальня. На кровати в зеленых пижамных штанах сидит Драко Малфой и безуспешно пытается заполучить хотя бы кусочек одеяла, которое большим ровным коконом лежит почти на самом краю.
– Поттер, я устал, спать хочу, завтра на работу.
– Знать тебя не желаю, Малфой! Проваливай куда подальше.
– И не подумаю. Твой драгоценный крестный – еще и мой дядюшка, между прочим. Имею полное право на часть наследства.
– Тогда убирайся в гостиную!
– Не могу. Там Снейп «Роковые мощи» читает.
Недоуменное молчание.
– Правда, что ли?
– Правда-правда, только завтра не проговорись, а то он с нами месяц разговаривать не будет.
Воспользовавшись секундным замешательством, Драко возобновляет свои попытки, но безуспешно.
– Гарри, я замерз. – заныл Малфой.
– А ты зашли SMS-ку этому Рэн…, Рэк, как его там.
– Редклифф, Потти, Дэниэл Редклифф.
– Вот-вот. Зашли, глядишь – согреет. Еще меня извращенцем называет. Ты самое мерзкое воплощение извращенца, Малфой, ты – педофил!
– Фи, Потти, как все запущено. Во-первых, этот мальчик на 15-летнего никак не тянет, во всяком случае ни я, ни ты, насколько помню, в 15 лет не брились. Во-вторых, ты сам еще после первого фильма сказал, что он – копия ты в молодости. Так что, я не педофил, а Поттерофил, а это уже дело не подсудное, это диагноз.
Из-под одеяла доносится обиженное сопение. Драко, вкрадчиво продолжает:
– Ну, Гарри. Я же простужусь, рассопливлюсь, капризничать начну. Тебе же хуже.
Короткая борьба, снова в пользу одеяла. Малфой откидывается на подушки, некоторое время задумчиво смотрит в потолок. Наконец, выдает:
– Я все понял, Потти. Ты меня банально ревнуешь. Приятно, конечно, но – напрасно. Сам подумай. Я – потомственный аристократ, законченный эстет, чистокровный маг. И вдруг какой-то маггл-лицедей, бугай, неубедительно изображающий мальчика с совершенно неправильно короткими волосами.
Одеяло одобрительно заворочалось. Драко продолжил, подползая ближе:
– Разве так? Нет. Ты у меня маленький, лохматенький, глазки зеленые, как у кисоньки.
Падкое на лесть одеяло расслабилось окончательно и верткий Малфой, наконец, быстренько втек внутрь кокона с головой.
– Брысь, брысь! Я тебя не пускал!
– Я в собственной кровати, под собственным одеялом. Не смей пихаться.
– Убери руки!
– Ты такой тепленький!
Борьба возобновляется, но ненадолго.
Некоторое время спустя. Та же спальня, та же кровать, тот же Малфой, но уже под одеялом. У него подмышкой сопит неприлично довольный Поттер. Драко рассеяно поглаживает его плечо и рассуждает:
– Пора, пора нам, Поттер, заводить Таракануса. Тренировки у тебя два, ну три раза в неделю. Остальное время ты от безделья дурью маешься. Если фантазии Роллинг я пережил, то что тебе придет в голову дальше, боюсь, даже Мерлин не знает. Завтра же позвоню адвокату.
Гарри на секунду приоткрыл заспанные глаза:
– Чего?
Драко извернулся, чтобы погасить свет:
– Ничего. Спи уже, несчастье мое.
Он перевернулся на бок, притянув Поттера поближе и уткнулся лицом в растрепанную черную макушку. Через несколько минут в тишине комнаты различалось только размеренное дыхание двух спящих людей.



Мы сами творцы своей судьбы
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » После седьмой книги (ГП/ДМ, мини, закончен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: