Армия Запретного леса

Среда, 25.05.2022, 19:44
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 8
  • 1
  • 2
  • 3
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Избранник Смерти (ГП/ТР, ГГ; макси; R-NC; Романс, Драма; замерз)
Избранник Смерти
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 13:54 | Сообщение # 1
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Название: Избранник Смерти
Автор: Маришка
Пейринг: Гарри Поттер/Том Риддл; Гарри Поттер/НМП; НЖП; Гермиона Грейнджер/Виктор Крам;
Рейтинг: NC-17
Тип: слеш
Жанр: Романс, Драма
Размер: Макси
Статус: В работе
Дисклаймер: Герои не мои!
Аннотация: Гарри Поттер прыгнул за своим крестным в Арку Смерти. Когда молодой человек проснулся, то понял, что его всю жизнь обманывали, и что половина его друзей - предатели. Гарри жаждет мести! В общем, все банально!
Предупреждение: Дамбигад, Волдилапа, Уизлибуки, и умный Гарри, а так же - СЛЭШ! Ну, и куда без АУ и ООС?



Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 14:04 | Сообщение # 2
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 1.

Сириус падал целую вечность: сначала его тело медленно изогнулось грациозной дугой, а потом, как в замедленной съёмке, он стал падать спиной на ветхую занавесь, свисавшую с арки.
Все время, пока продолжалось это немыслимо долгое падение, измождённое, некогда столь прекрасное лицо Сириуса выражало испуганное изумление. Потом он исчез за завесой; ткань затрепетала, словно от сильного ветра, и успокоилась.
До меня донёсся торжествующий вопль Беллатрикс Лестрандж. Дура! Сириус просто провалился в арку, сейчас он появится с другой стороны...
Но его не было.
- СИРИУС! - закричал я. - СИРИУС!
Я соскочил на пол. Дыхание вырывалось из груди болезненно, толчками. Сириус там, за завесой, сейчас я помогу ему выбраться...
Я бросился к помосту, но Люпин перехватил меня и удержал.
- Ничего нельзя сделать, Гарри...
- Достаньте его, спасите, он просто упал туда!
- ...поздно, Гарри.
- Его надо достать... - я рвался изо всех сил, жестоко, неимоверно, но Люпин не пускал...
Неистово извернувшись, я вырвался из крепких рук оборотня и пулей влетел в арку.
Я слышал, что мне что-то кричали вслед, но слов разобрать не мог.
Темно-серый туман Арки принял меня на удивление мягко, будто я плюхнулся на пуховую перину. Сначала было тепло и приятно. Но вдруг все изменилось. От тепла и уюта не осталось и следа. Тело окутал мертвенный холод, а затем я и вовсе перестал ощущать свою телесную оболочку. «Душа отделилась от тела» - внезапно понял я.

Пожиратели, члены Ордена и школьники с ужасом смотрели, как Герой Магического Мира влетает в арку.
Бой прекратился. Все взгляды были устремлены на арку. И даже Вольдеморт, который до этого с удовольствием наблюдал за бойней из тени, забыл, как дышать, когда увидел, что сделал мальчишка.
Но это длилось не более десяти секунд, так как случилось невероятное. Туманная гладь арки затрепетала. Сначала сильно, а потом, успокоившись, она взорвалась. От яркого света все как один зажмурились, а когда открыли глаза, то не смогли сдержать пораженных возгласов.
В шаге от арки лежал Гарри. Или, теперь, только хладное тело, как многие предполагали.
Ремус первым бросился к мальчику и перевернул его на спину. Глаза Гарри были открыты, но ни зрачка, ни радужки не было. Просто белок. И сердце не билось. В наступившей тишине оборотню это было прекрасно слышно.
- Мертв… - прошептал Люпин, но все это услышали.
Но не успели окружающие и вздохнуть, как тело, казалось, мертвого парня выгнулось дугой, а он судорожно вдохнул воздух, широко открыв рот. Ремус прекрасно видел, как глаза Гарри из полностью белых становятся черными, без белка. Затем парень моргнул, и они стали полностью обычными. Зелеными, как у Лили. Сердце в его груди бешено заколотилось.
- ОН ОПЯТЬ ВЫЖИЛ?!! – заорал во все горло Темный Лорд, выходя на свет.
В этот самый момент, как по заказу, в зал ворвались авроры во главе с Фаджем.
Пожиратели, бросив напоследок несколько заклятий, аппарировали, а Вольдеморт, с обезображенным гневом лицом, исчез, растворившись в огненном смерче.

Я проснулся резко, как от толчка. Рывком сел на кровати. Вокруг были люди, но я их не узнавал. Более того, я даже не знал, кто я такой.
- Гарри! – воскликнула пожилая женщина в белом чепчике. – Наконец-то, ты очнулся!
- Кто вы? – отстраненно спросил я.
Люди вмиг затихли, внимательно глядя на меня.
- Гарри, ты нас не узнаешь? – спросил старик в странном балахоне с длиной седой бородой. Он мне почему-то не понравился, хотя и выглядел довольно безобидно и приветливо.
- Гарри? Это мое имя? – вновь спросил я.
Теперь на лицах окружающих отразились шок и непонимание.
Я хотел еще что-то спросить, но голову пронзила дикая и яркая вспышка боли. И я вновь погрузился во тьму.

- Альбус, что с ним?! – завопил оборотень, когда юноша воскликнул, ухватившись за голову, а потом потерял сознание.
- Не знаю! – покачал головой директор. – Я впервые вижу человека, который выбрался из арки Смерти живым! Да что там живим! Я вообще впервые вижу человека, который оттуда выбрался! Такого никогда не было, и быть не могло! Это не возможно! Было невозможно… - говорил старый волшебник, но уже скорее себе, чем окружающим.

С той памятной ночи прошел всего день. Гарри никак не могли привести в чувство. Но сегодня он очнулся. Смерть мальчишки могла попутать Дамблдору все карты. Он был ему еще нужен. Пока что нужен…
Мысль Альбусу не дала додумать колдомедик. Она выпроводила всех из палаты, заверив, что с Гарри, все будет в порядке.

Второй раз я очнулся, когда за окном уже было темно. Сначала я, как и в прошлый раз, ничего не вспомнил, но потом голову опять пронзила боль, и я вспомнил и понял ВСЕ.
А вспомнить, как оказалось, было что! Из-за арки, наверное, с моего мозга слетели все блоки и все наложенные когда-либо заклятия забвения - Обливиате.
Ведь это заклятие не удаляет воспоминания. Оно слишком слабо для этого. Обливиате закрывает то или иное воспоминание своеобразным щитом, который невозможно обнаружить легилименцией или просто так сломать. Но, тем не менее, этот щит можно снять ритуалами, или специальным, очень сложным в приготовлении, зельем, и тогда воспоминания вернутся. Так же при Обливиате можно создать новое воспоминание, которое человек будет считать подлинным. Если щит ломается или слетает, настоящее воспоминание возвращается.

Итак, первое воспоминание, которое вырвалось из-за щита, было первым, которое закрыли и изменили.

«… В уютной гостиной сидели четверо. Мужчина в очках-велосипедах с серьезным выражением лица, и темно-коричневыми, почти черными непослушными волосами, нервно крутил в руках волшебную палочку. Молодая женщина с густыми темно-рыжими волосами и зелеными глазами держала годовалого ребенка. Волшебник с седой бородой и добродушной улыбкой медленно допивал чай.
- Пророчество указывает на вас! – заверял он, делая при этом грустное лицо. – Он будет искать! Но, думаю, здесь, под моей защитой, вам ничто не угрожает!
- Спасибо, директор, за все! – слабо улыбнулся Джеймс Поттер, пожимая старику руку.
Последний поднялся из мягкого кресла и, попрощавшись, аппарировал.
Буквально через минут десять-пятнадцать замок входной двери щелкнул, открываясь.
- Неужели… - Лили не успела договорить. Муж выхватил палочку и кинулся в коридор, уже оттуда крикнув ей уходить.
Коридор осветил золотой свет от заклятия. Затем послышался звук падающего тела.
Лили быстро поднялась по лестнице с сыном на руках и, вбежав в детскую, стала накладывать на дверь разные запирающие заклятия.
Женщина поставила сына в кроватку, когда дверь за ее спиной распахнулась, чуть не слетев с петель.
Мать заслонила собою ребенка, готовясь защищать до последнего вздоха.
- Отойди, девчонка, я не хочу тебя убивать! – прошипел мужчина в капюшоне.
- Нет! – воскликнула она. – Я не позволю тебе убить моего сына!
- А я не позволю, чтобы он вырос и убил меня! – проорал Вольдеморт. – Уйди с дороги, и я оставлю тебе жизнь!
- Нет! Ты убил моего мужа, но сына я не отдам! – уже откровенно рыдала мама.
- Не убивал я твоего мужа! – прошипел Темный Лорд. – Я его просто оглушил! Вы сможете завести еще много детей, а этого мне придется убить!
- Ты лжешь!
- Темный Лорд никогда не лжет! – воскликнул мужчина, потеряв остатки терпения. – Мне незачем лгать! Я могу убить тебя и тогда покончу с ребенком, но я дарую тебе шанс на жизнь! Просто отойди!
- Никогда! – женщина взмахнула палочкой и произнесла какое-то заклятие.
Из палочки Темного Лорда в туже секунду сорвался зеленый луч смертельного проклятия.
Красное пламя из палочки Лили столкнулось с лучом непростительного.
Палочка женщины под напором дрогнула, и заклятие Вольдеморта полетело в ребенка. Но, вопреки ожиданиям, с ним ничего не случилось. Луч будто оттолкнулся от мальчика, оставив на лбу шрам в виде молнии. Темному Лорду повезло меньше. Авада двигалась в два раза быстрее заклятия Лили, так что когда зеленый луч, отразившийся от ребенка, попал в своего хозяина, огонь заклятия женщины сжег в миг уже мертвое тело.
От Лорда Вольдеморта не осталось даже пепла.
Лили пораженно и одновременно радостно смотрела на плачущего сына.
- Вот видишь, он Избранный из пророчества! – в комнату неспешно вошел Альбус Дамблдор с той самой приветливой улыбкой.
- Директор, но как такое возможно? – воскликнула Лили, успокаивая ребенка.
- О, я знаю только про один такой случай! – заулыбался старик. – В записях Рейвенкло я нашел упоминание о том, что Гриффиндор мог не бояться смертельно проклятия «Авада Кедавра». Оно впитывалось им или отражалось. Гарри второй с таким даром. И нет, это не передается с кровью, хотя Джеймс, по-моему, имеет какое-то очень далекое отношение к Гриффиндору. Просто такое случается. Я, если честно, и не надеялся когда-либо увидеть подобный случай!
- Джеймс! Он жив? Вольдеморт убил его? – взволновано спросила она.
- Нет, Вольдеморт его не убивал! – Улыбнулся старик. – И он был бы жив, но Избранному родители только помешают! Авада Кедавра!
Зеленая вспышка, и Лили упала на пол.
- Мой мальчик, у тебя большое будущее! – радостно воскликнул Дамблдор, чуть ли не хлопая в ладоши. – Но это воспоминание я, пожалуй, исправлю! Мало ли!…»

Второе воспоминание пришло сразу за первым.

«… Я стоял у зеркала Еиналеж. Рядом со мной Квирелл. Он убеждал меня отдать камень и присоединиться к нему, стать союзником. Он говорил, что я тону во лжи.
Не знаю, что бы было дальше, но в моей голове прозвучал голос Дамблдора. Он говорил, чтобы я не верил ни единому слову Вольдеморта, который убил моих родителей и убьет меня.
А Вольдеморт тем временем рассказывал мне о том, что не убивал молодую чету Поттеров.
Когда я почувствовал в кармане камень, из-за колонны вышел директор и попросил отдать ему его. И я отдал. После чего Дамблдор уничтожил Квирелла, и то, что тогда было Вольдемортом. Они оба были слишком слабы, чтобы бороться с Дамблдором.
Затем директор стер мне память, заменив другой…»

Снова воспоминание. Третье по счету.

«… Двенадцатилетний я пришел к Дамблдору в кабинет. Но, услышав голоса, замер, не осмелившись помешать.
- Ты уверен, что все пройдет нормально? – холодно осведомился какой-то мужчина, сидящий напротив директора. – А не так как в прошлый раз?
- Прошлый раз не повторится! Тогда я просчитался лишь в одном, недооценив ум Тома! Он видел меня насквозь, а я думал, что смогу добиться его доверия. Но Поттер совсем другой! Мальчишка наивен и верит мне беспрекословно!
- Я вот не пойму, почему ты не вошел в Тайную комнату вместе с девчонкой?
- В Тайную комнату может войти либо тот, кто владеет парселтангом, либо тот, кого пригласили! А меня дневник Тома не приглашал, и девчонке пригласить не позволил бы! Он хочет возродиться. Я доверю это дело Поттеру, когда он убьет Василиска… если он убьет, я либо проведу ритуал Мертвой Крови и сам овладею парселтангом, либо мальчишка сам меня туда пригласит.
- Угу, ты так и о Риддле говорил! – фыркнул незнакомец. – И что получилось? Это ты создал Темного Лорда. Если бы не ты и твоя жажда власти, он бы не стал таким! Он бы даже не узнал, что является потомком Слизерина.
- Ой, вот только не надо все сваливать на меня! – скривился старик. – Ты, между прочим, тоже принимал в этом участие!
- Да не наделай ты тогда столько глупостей с Томом Риддлом, мы бы уже давно были обладателями артефактов и книг, что хранятся в Тайной комнате!
- Тихо! Кто-то подслушивает!
Двери открылись перед моим носом, и в меня явно попало какое-то заклятие…»

Потом были немного перекрученные события в Тайной комнате. Но, по-моему, Дамблдор так и не нашел артефакты и книги.

Четвертое воспоминание было опять же подслушанным разговором.

«… - … но если пророчество, как ты говоришь, полнейший бред, то, как ты собираешься победить Темного Лорда? – спросил незнакомый мне мужчина, тот же, что был в кабинете Дамблдора на моем втором курсе.
- Бред то оно, конечно, бред, но неужели ты думаешь, что такой дар, как у Поттера, может получить слабый волшебник? В будущем мальчишка может стать сильнейшим магом, каким был Гриффиндор или Том. – Усмехнулся Дамблдор.
- И что?
- В битве один из них убьет другого. Если победит Поттер, то можно будет его немного использовать, не убивая сразу. Тем более что Уизли очень хотят заполучить его деньги через свадьбу с Джиневрой. Она его уже второй год любовным зельем поит. Ну, а если победит Том, то уж я его добью. Ведь если немного обучить мальчишку, бой утомит Риддла.
- Ты все продумал! – хмыкнул незнакомец.
- А как же! – недобро усмехнулся директор. – Ты снова подслушиваешь!
В меня опять полетело заклятие…»

Было еще несколько не столь важных воспоминаний, но я на них почти не обращал внимания. Все в голове перемешалось. Все спуталось. Но я все прекрасно понимал. Хоть и не хотел верить. Не хотел потому что…
Они меня использовали! Все эти годы они только то и делали, что лгали и стирали мне память!
Осознание собственной наивности, глупости и беспомощности как удар тупым ножом. Прямо в сердце.
Исчезло все, что удерживало меня здесь, в этом мире. Исчезло желание жить.
Тело само по себе опустилось на подушку. Глаза сами закрылись. Магия сама сделала мне подарок, укутав беспробудным сном. Если я захочу, то проснусь, а если же нет, то умру.
Я желал собственной смерти. И тело и душа и магия были заодно.
Я уже чувствовал знакомый холод. Чувствовал, как душа отделяется от тела. Но это продлилось всего мгновение. Странный рывок, который заставил бессознательное тело, выгнутся дугой, и душа вернулась обратно. Стала на место и тихо заплакала. А мне хотелось кричать. Кричать от боли, которая заставила душу плакать.
«Я ХОЧУ УМЕРЕТЬ!!!» - беззвучно кричал я.
- Подумай… - послышался тихий шепот, и я оказался в темноте.
Полная, пугающая и умиротворяющая темнота. В ней не было ничего. Даже себя я там не ощущал. Я не чувствовал тела и окружающей его среды. Были только мысли. Я остался с ними наедине. И это пугало больше всего. Я не хочу вспоминать. Я не хочу помнить их предательства, их лживости.
Как только эта мысль посетила меня, темнота исчезла. А на ее месте появились воспоминания. Те самые, которые вернулись. Их предательство. Подтверждение моей глупости и наивности. Я просматривал картинку за картинкой. Потом все по второму кругу.
- Подумай… - опять этот шепот.
О чем мне думать?! О том, что, человек которого я считал родным, которому я верил, убил моих родителей и испоганил мне жизнь?! О том, что лучшие друзья лицемерно лгали мне все эти года?! О том, что семья, которую я считал почти своей, строит за моей спиной козни?! О том, что девушка, которую я мог полюбить жаждет только моих денег, и ей не важно, умру я или нет?!
Уизли… Рон так хорошо и умело прикидывался другом. Джинни так блестяще играла роль влюбленной. Мистер и миссис Уизли были так заботливы. Но все это было ЛОЖЬЮ! Самой горькой и мучительной ложью.… Хотя, нет. Ложь была сладкой, а вот правда оказалась действительно горькой, как полынь, и ударила больнее Круциатуса.
Я им верил, я их любил, черт побери! А они.… Это даже предательством назвать нельзя. Они ведь никогда не были мне друзьями по настоящему, а значит, и дружбу не предавали.
Теперь у меня никого нет. Сириус, тот, кого я считал отцом, умер. Дамблдор, который был мне как дедушка, оказался убийцей моих родителей. Уизли, которых я считал почти семьей, всегда лгали.
Сириус… Господи, Сириус, как я надеялся, что мы станем семьей! Я полюбил тебя, как только узнал, что ты мой крестный. А то, что ты, как я тогда думал, предал моих родителей, отошло на второй план. Честно. А сейчас так больно, так одиноко…
Сначала, ты двенадцать лет провел в Азкабане. Из-за меня. Теперь ты умер. Из-за меня. И это еще больнее. Я погубил тебя, любимого и родного человека. Я виноват в твоей смерти. Только я…
Все только из-за меня! Из-за меня… Все из-за меня…
Я не хочу жить! Мне незачем жить!!!
Почему я не сдох тогда, от Авады Риддла, вместе с родителями?!
Родители… Они желали защитить меня и защищали. А я улыбался их убийце. Я клялся в верности их убийце.
Я жалок. Мне незачем жить.
Подобные мысли не прекращались. Они повторялись снова и снова. И я чувствовал, что прошло много времени.

Жалость к самому себе, обида и горечь окутали меня прочнее магии, не отпуская. Теперь уже не уверен, проснулся бы я, если б захотел. Но я не хочу. Я не смогу жить. Я слабый. И жалкий. Мне незачем жить.
- Подумай… - шепот.
Да думаю я! И от этих дум сдохнуть хочется еще больше!
ОТПУСТИТЕ МЕНЯ!!! Дайте умереть…
Я плакал, но слез не было. Я кричал, но из горла не вырвался даже звук.
- Не время… - опять шепот. Но слова другие.
Не время? Для чего не время? Для моей смерти?! А я считаю, как раз наоборот! Самое время.
- Живи…
Да зачем мне жить?! Бога ради, зачем?!
- Месть… - ответил шепот.
Месть?.. Я как-то не подумал…
Раньше я хотел отомстить Вольдеморту за смерть родителей… Очень хотел. И был готов ради этой мести практически на все.
Да, причина мести осталась той же, но вот человек изменился. Что я должен делать, чтобы отомстить ему?
- Жить…
Все так просто? Хотя, нет. Это сейчас самое трудное, что может быть.
Но месть… Я всю сознательную жизнь стремлюсь кому-то отомстить. Сначала Дадли, за то, что он получал подарки, и имел игрушки, о которых я мог лишь мечтать. Потом, когда я подрос, масштабы мести тоже возросли. Я хотел отомстить Дурслям. За все, что они делали со мной. За голод, за физическую и моральную боль. Затем, Вольдеморт. Я хотел отомстить за родителей. Детская обида на родственников на фоне Риддла померкла столь сильно, что ее можно было не увидеть.
Десять лет с Дурслями просто-напросто не могли пройти бесследно. Я рано повзрослел. Рано понял, что полагаться можно только на себя. Я слишком рано научился лицемерить и лгать.
Я подавлял в себе чувства. С самого детства. Я прятал слезы, боль и обиду. Прятал за маской. Я не хотел, чтобы они видели как мне больно от их действий. Гордость, непонятно откуда взявшаяся гордость, не позволяла реветь при родственниках. Я прятался.
А со временем ко всему привыкаешь. Я привык носить маску. Я привык прятаться. Я привык быть одиноким. Я замкнулся в себе. Но в моем придуманном мире я мечтал отнюдь не о семье и не о счастье. Я мечтал о мести.
Тот парень, которого так радушно принял Хогвартс, был лишь маской. Но со временем маска стала парнем. Я оставил свои одиночество, боль и месть где-то далеко, наверное, в доме номер 4, на Тисовой улице. Но с друзьями и видимостью счастья пришла глупость и наивность. Я забыл свое главное правило, свой девиз: «Всегда полагайся только на себя!». Я открылся совершенно чужим людям. За что теперь расплачиваюсь.
Но ведь я был всего лишь ребенком. И мне тоже хотелось тепла и любви.
Почему я тогда не послушал Шляпу? Ведь она хотела отправить меня в Слизерин не просто так, а за дела. Я ведь был хитер и изворотлив. Этому пришлось научиться с малых лет. И я знал, что на змеином факультете мне будет самое место. Но вот глупое желание потянутся за Уизли, с которым я уже тогда успел подружиться, не дало сделать правильный выбор.
Кое-какие привычки с детства остались и по прибытию в Хогвартс. Я часто надевал мантию-невидимку и ночью шел в Запретную Секцию. Иногда я мог просидеть там до самого утра, увлеченно читая запретные книги. Я прятался, и прятал те знания, которые удалось почерпнуть из старых библиотечных фолиантов. Почему я прятал знания? Не знаю. Просто, мне казалось, что все хотят видеть меня глупым и несмышленым. Как выяснилось, правильно мне тогда казалось, и крестится не надо.
Я вспомнил все от первого по пятый курс. Вспомнил, как было весело и хорошо. С закрытыми глазами мне жилось легче, но как всегда бывает, когда не видишь куда идешь, можно споткнутся, упасть, и вовсе не подняться. Я не раз спотыкался, и не раз падал. И всегда поднимался. Но не теперь. Боль от падения оказалась слишком сильной, рана смертельной. И так не хочется подниматься. С такими повреждениями не возможно жить.
- Лечи… Живи… Для мести… - послышался уже знакомый шепот.
Для мести… За родителей, которые отдали за меня жизнь… За Сириуса, который жил и не сошел с ума ради меня… Для мести… Стоит подняться! Стоит идти дальше! Только с высоко поднятой головой! Только твердым шагом! Да, я решил!
Я буду жить! Я хочу жить!
- Молодец… - шепот.

Толчок…
Ощущение тела…
Чувства заполнили меня. И я говорю отнюдь не о голоде. Я говорю о боли. О душевной боли. Слезы катились по щекам, а я беззвучно всхлипывал, свернувшись калачиком на больничной койке.
Не знаю, сколько времени прошло. Не знаю, сколько я плакал. Но в конце слезы кончились, и я уснул. Уснул спокойным и безмятежным снов. Как давно уже не спал. Еще с возрождения Риддла.

Проснулся я от шума вокруг себя. Нащупав очки, я надел их и огляделся. Орден Феникса во главе с Дамблдором, семейство Уизли в полном составе, и несколько членов ОД. Хм, вот и разберись теперь, кто предатель, а кто нет.
На счет Орденцев я ничего сказать не мог, ведь на них Дамблдор влияет большего всего. Кто их знает? Даже того же Люпина! Из семейки Уизли я не сомневался в честности только близнецов и Чарли (с последним мы только один раз виделись). ОД.… Думаю, Луна Лавгуд самый честный человек из всех тут присутствующих. А вот Гермиона.… Не знаю.… Хотелось бы верить, что она действительно дружила со мной, но с Роном они тоже были близки. Ладно, с ней потом разберусь!
Я постарался, как можно теплее улыбнуться и не смотреть в глаза Дамблдору.
- Гарри! Мерлин, ты проснулся! – всплеснула руками мадам Помфри.
- Что случилось? – невинно хлопая глазами, спросил я.
- После падения в Арку Смерти, ты очнулся и ничего не помнил, потом ты потерял сознание, и не просыпался целую неделю! Мы так волновались! Мы ничем не могли привести тебя в сознание! – причитала колдомедик.
Я пробыл в отключке целую неделю?! Ну, ничего себе! Бью собственный рекорд. Хотя, мое состояние можно было назвать магической комой. Да, по-моему, так.
- Сириус.… Где Сириус? – переступив через ноющую боль в груди, спросил я.
- Гарри, мой мальчик! – с вселенской скорбью в голосе начал Дамблдор. – Сириус упал в Арку Смерти… - Старик, медленно, растягивая удовольствие, рассказал мне о том, как кончились посиделки в Министерстве. Почему-то, я почувствовал удовольствие, всматриваясь в, на минуту, исказившееся в непонятной гримасе лицо директора, когда он говорил лично мне, какой я необычный, и что я первый (и теперь последний, так как Арка взорвалась) кто выжил после Арки Смерти. Сразу видно – завидует моей… уникальности?
Нервы в очередной раз сдали, и я закатил истерику. Было больно. Было больно вспоминать Сириуса и слушать эти их неискренние сожаления. Было больно слушать их ложь. Мерлин, почему я раньше не замечал, с каким призрением на меня смотрит Рон?!
Удержать меня на месте и успокоить смогли только всем скопом. Лишь МакГонагалл и Грейнджер стояли в стороне, тихо всхлипывая. Да, я даже представить себе не могу, какое зверское у меня было лицо, что даже Люпин побледнел.
Упав на кровать, я накрылся одеялом с головой.
- Мальчик мой! – директор коснулся моего плеча.
- Уходите! – простонал я. – Уходите, я хочу побыть один!
Послышались сочувственные вздохи и удаляющиеся шаги.
- Друг, я всегда рядом, если что! – сказал Рон и сразу вышел.
Опять ложь… Да сколько этому еще продолжаться! Сколько можно меня мучить?!
Не позволю! Больше никому не позволю играть с собой!
В ту ночь, 31 октября 1981 года, Дамблдор вырыл себе могилу, создав второго Темного Лорда. Нет, я не настолько жесток и к власти не стремлюсь, но я отомщу. Отомщу за все. За разрушенную жизнь, за отсутствие детства, и за юность, окутанную болью.
Вольдеморт, оказывается, такая же жертва, как и я. И если верить новоприобретенным воспоминаниям, Том Риддл не такой уж и плохой. Моих родителей он убивать не собирался. А меня.… Ну, я бы тоже испугался, если бы узнал, что меня хотят убить. Он поступил так, потому что боялся. Боялся смерти. Да и сейчас, наверное, боится.
А еще, внутри был холод. Отпечаток Арки Смерти. Мне было одиноко, как никогда в жизни. И это отнюдь не от понимания того, что меня предали. Просто чего-то не хватало. Чего-то важного.
Я сел в кровати и задумался. Что делать? Показывать, что я все знаю, нельзя. А то опять память сотрет, маразматик старый. Пока придется оставить маску, которая приросла к коже за эти пять лет.
Собравшись с мыслями и отогнав все лишние чувства, закутав их в ледяной холод, который поселился в моей душе, я решил, что буду делать. Мне нужно научится. То, что я знаю, не достаточно, чтобы выступать против такого противники как Альбус Дамблдор.
Директор сам сказал, что я силен, и если подучится, то смогу сравниться силой с Гриффиндором, ну или Вольдемортом. Главное - научиться.
Одев очки и мантию я тихо позвал Добби, молясь, чтобы никто не услышал хлопок, с которым тот появился через минуту.
- О, Гарри Поттер позвал Добби! Гарри Поттеру, сэру, что-нибудь нужно? – сразу запричитал эльф.
- Тише, Добби! – шикнул я, озираясь. – Мне нужна помощь!
Я не боялся что Добби предатель, потому что если эльф говорит, что он верен, значит, так оно и есть. И тем более, такое как освобождение, от несносного рабства, не забывают.
- Все что угодно для доброго Гарри Поттера, который спас Добби! – с готовностью закивал он.
- Ты можешь тихо переместить меня на третий этаж в туалет Плаксы Миртл?
- Конечно! – эльф взял меня за руку, и я еле успел захватить палочку.
Миртл в туалете не оказалось. Видно, тетушка Удача сегодня была особо благосклонна ко мне.
- Добби, я попрошу тебя пойти со мной, но об этом никто знать не должен!
- Хорошо! Как пожелает Гарри Поттер! – опять закивал эльф.
Я подошел к раковине со змеей и прошипел на парселтанге «Откройся». Все, как и в прошлый раз. Я поспешно обошел все преграды, и вошел в зал со змеями и головой Слизерина. От разлагающегося трупа Василиска страшно несло, но Добби что-то поколдовал, и запах тут же исчез.
Эльф боязливо косился по сторонам, но ничего не говорил. А я, тем временем, стал обыскивать все стены, приказывая им открыться на парселтанге. Мне нужно было найти тайник, который так усердно искал Дамблдор.
После получасового метания по залу я так ничего и не нашел. Подойдя к голове Основателя, я яростно сжал зубы.
- Где же ты спрятал свои сокровища, Слизерин? – не надеясь на ответ, прошипел я и развернулся, чтобы уходить.
- Зачем они тебе, мальчишка? – послышалось приглушенное шипение. Казалось оно идет от самих стен.
- Кто здесь?! - я затравлено посмотрел вокруг. Пусто. Кто же тогда шипел?
- А к кому ты пришел? – уже насмешливо зашипели в ответ.
- К… Да ни к кому… Я пришел сюда, чтобы найти книги Салазара Слизерина.
- Зачем тебе мои книги?
- Чтобы… Ваши книги?! Вы… Вы Салазар Слизерин?!
- я не поверил своим ушам. Это же… Как же это?! Он ведь умер более 1000 лет назад!
- Да, мальчишка, я один из Основателей этой школы. Так зачем тебе мои книги?
- Что бы научится!
- смело ответил я, вскинул голову.
- Чему научится? – спросил Основатель.
- Бороться! Мне нужно научится бороться!
- Зачем?
- Меня предали!
– с неподдельной горечью в глоссе ответил я. – Предали родные люди, и я хочу отомстить!
- Месть сладка, мальчишка. Но по зубам ли она тебе?
- Я должен попробовать! Ведь ради мести я вернулся к жизни. Кроме нее меня здесь ничего не держит.

- Кому ты хочешь отомстить? – казалось, Слизерин заинтересовался.
- Дамблдору и его приспешникам!
- Дамблдор…
- задумчиво прошипел он. – Помню-помню… Он доставил много неприятностей. Как мне, так и моему потомку…
- Да, мы с Томом оба пострадали в одной и той же игре!
– усмехнулся я.
- Ты знаешь моего потомка?
- Да, мы знакомы. И очень хорошо, должен заметить.
- Он давно здесь не был. Как он там? Родил наследника нашему роду?
- Нет, о наследнике я ничего не слышал. Да и слишком занят он. Все мир завоевывает.
- Глупый.
– Вздохнул (или мне показалось?) Основатель. – Зачем ему мир? Зачем бессмертие?
- Он слишком сильно боится смерти. А мир… Ну, скажем так, вжился в роль страшного и ужасного Лорда Вольдеморта.
- Печально! Я не хочу, чтобы мой род прервался из-за глупости этого мальчишки.

Повисло молчание. Я ждал разрешения хотя бы взглянуть на книги. Но Слизерин молчал.
- Так, вы позволите… - Я запнулся, не зная как правильно сказать: «Взять книги» или «Посмотреть книги».
- Я позволю тебе взять отсюда все, что ты захочешь, но за одним условием. – Прошипел Слизерин.
Меня посетило крайне неприятное предчувствие, но я все же согласился выслушать это самое условие.
- Поклянись, что защитишь моего потомка! – прозвучало как гром средь ясного неба.
Я? Защищать Вольдеморта? Да вы, наверно, шутите, о Основатель!
- Клянусь! – тем не менее, ответил я. – Я клянусь тебе, Салазар Слизерин, что защищу твоего потомка – Тома Марволо Риддла!
- Твоя клятва принята, Гарри Поттер! – возгласил Основатель. И на мгновение меня окутал яркий свет. – Если ты предашь клятву, случится страшное. Так что будь внимателен, мальчишка!
Возле статуи головы Слизерина открылась потайная дверь, которую я бы в жизни не заметил.
В небольшой и ужасно пыльной комнате была настоящая библиотека.
Над книгами я просидел как минимум час, может полтора. Время от времени пришлось посылал Добби посмотреть, не хватились ли меня. Но, видимо, моего отсутствия пока никто не заметил.
Книг я взял много. Пять увесистых фолиантов о беспалочковой невербальной магии и об управлении стихийной магией. Это я уже позже так их назвал, а тогда я советовался со Слизерином. Так же три книги по легилименции и окклюменции. Точнее, об «управлении мозгом человека», но думаю, это и есть та самая наука, которой меня пытался обучить Снейп. Я же не хочу, чтобы директор заранее понял, «ху из ху». И еще, я прихватил четыре учебника по древним ритуалам, заклятиям и зельям, которых сейчас уже не помнят.
Из артефактов я взял только несколько самых полезных, на мой взгляд, вещей. Медальон из клыка Василиска, который являлся чем-то вроде портключа. Откуда угодно я мог беспрепятственно попасть в Хогвартс, и никакие защитные барьеры мне не мешали. Ну и, конечно, обратно или на указанное мною место я тоже мог перенестись, но только если оно не защищено чарами. Все-таки Хогвартс был детищем создателя этого медальона, а такое поместье, как Малфой-Мэнор, к примеру, защищено другой магией, и портключ над ним не властен. И на всякий случай я решил прихватить парочку браслетов, которые не позволяют влиять на мозг. Ни заклятия вроде Империуса и Обливиате, ни зелья, такие как Веритасерум и Любовное, не подействуют на человека, если на нем этот браслет.
Уменьшив книги, я сердечно поблагодарил Салазара, и мы с Добби вернулись в больничное крыло, перед этим закрыв вход в Тайную Комнату. Книги и артефакты я как мог, защитил магией и запихнул во внутренний карман мантии.
А теперь спать! Завтра трудный день.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

Сообщение отредактировал Маришка - Суббота, 15.05.2010, 14:06
 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 14:05 | Сообщение # 3
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 1 (продолжение)

- Гарри! – кто-то не сильно тряс меня за плечо. – Гарри, проснись, пожалуйста! – настаивала Гермиона.
Просыпаться не хотелось. И одна из причин этого неизвестность. Я не знал, можно ли верить Гермионе или же она тоже предатель, как остальные. И так хотелось верить, что она друг. Ведь то, что мы обсуждали временами с Мионой, не знал даже Рон. Я мог поговорить с ней обо всем на свете. Она знала обо мне, наверное, все.
Открыв, наконец, глаза я сфокусировал взгляд на лохматой девушке, выяснив заодно, что очки перед сном снять забыл.
Она несмело взяла мою руку в свою, и опустила взгляд к полу. На спинке кресла, в котором сидела подруга, я заметил мантию-невидимку отца.
- Нам не разрешили навестить тебя, но мне нужно с тобой поговорить. Я не могу сидеть и ждать, если знаю что тебе плохо. Прости, что взяла без спросу.
Я не ответил, молча, разглядывая ее. А в голове крутился всего один вопрос: «Верить или нет?».
- Я… Я не могу сказать, что понимаю тебя. – Начала Гермиона. – Не могу, потому что я не теряла родных людей. Но мне очень жаль! Я думала, что у тебя, наконец-то, все наладится! Я думала, что ты будешь счастлив, когда поселишься с Сириусом. Я бы хотела это увидеть. Не уверена, что ты поймешь, но даже Джин мне не так близка, как ты. И это не потому, что ты всегда поддержишь и защитишь, а потому, что с тобой необыкновенно легко. Я могу рассказать тебе все, все самое тайное и сокровенное! Ты мне даже не брат, а скорее как старшая сестра.… Ой, не обижайся! Это я в самом хорошем смысле! И…
Я не дал ей продолжить мысль, приподнявшись на локтях.
- Поклянись! – тихо потребовал я, аккуратно наложив заглушающие и отталкивающие чары.
- Что? – не поняла девушка, которая явно такого не ожидала.
- Я хочу тебе верить. Но не могу. Дай Непреложный обет, поклянись, что ты меня не предашь, что ты мне действительно друг, а не предатель!
Гермиона с минуту всматривалась в мое лицо, в глаза, и, не знаю, что она там такого увидела, но она кивнула и протянула мне руку.
- Добби! – позвал я. Эльф появился сразу же. – Скрепи нашу клятву!
- Хорошо! – радостно закивал эльф. – Как пожелает Гарри Поттер!
- Гермиона, повторяй за мной! Если ты сомневаешься или по каким-то причинам не доверяешь мне, уйди сейчас, потому что свидетельство эльфа в клятве людей очень сильно! И если ты предашь клятву, может случиться что угодно!
- Не предам! – Гермиона решительно сжала мою руку.
- Клянешься ли ты, что не предашь меня по собственной воле? – проговорил я.
- Клянусь! – ответила подруга.
- Да будет так! – пробормотал Добби, и из его ладони вырвался серебряный луч, оплетая наши с Мионой руки.
- Клянешься ли ты, что не доверишься и не подчинишься Дамблдору, доверяя мне, а не ему?
Гермиона удивленно посмотрела на меня, но затем ответила:
- Клянусь!
- Да будет так! – второй, золотистый, луч оплел руки поверх первого.
- Клянешься ли ты никому не раскрывать мои тайны?
- Клянусь!
- Да будет так!
Третий луч был белым. Он оплел золотой и серебряный, и они вместе впитались в наши сцепленные руки, подтверждая и закрепляя клятву.
- Гарри, скажи, что все это значит? И Дамблдор…
- Гермиона, я обязательно тебе все расскажу! Но не сейчас. Если ты узнаешь сейчас, то будешь в большой опасности. А я так рисковать не хочу! Ты самое ценное, что у меня сейчас есть!
- Но, Гарри…
- Послушай! Не доверяй никому! Особенно Ордену Феникса, Дамблдору и Уизли! Не смотри директору в глаза, старайся не думать обо мне и о том, что сегодня произошло! – я порылся в мантии и выудил оттуда браслет, который взял у Слизерина. – Надень! Он защитит тебя от некоторых зелий и заклятий, с помощью которых можно управлять человеком или влиять на его мозг. Ни Сыворотка правды, ни Любовное зелье, ни Обливиате с Империусом на тебя не подействуют, но если что-то такое заметишь, веди себя соответственно! Ты все поняла?
- Да. Но зачем? – на глазах у подруги заблестели слезы.
- Затем, что предатели на каждом углу. Они повсюду, самые добрые – это зло, и наоборот! Я обязательно тебе все расскажу, но только когда у меня будет возможность защитить нас.
- Гарри, а ты точно, ну… Может, тебе плохо? – неуверенно спросила Гермиона, явно усомнившись в моем психическом здоровье.
- О, нет, мисс, нет! – нахмурившись, запротестовал Добби. – Гарри Поттер прав! Они не хорошие!
Подруга еще раз внимательно посмотрела на нас двоих и кивнула.
- Хорошо, я постараюсь быть предельно осторожной!
- Слушай, а почему студентов кроме меня нет? Учеба вроде еще не закончилась. – Оглядевшись спросил я.
- Да, сегодня только 17 мая, но всех студентов отправили домой. Благо пятый и седьмой курс уже сдал экзамены! – девушка чмокнула меня в щеку и собралась уходить, но вдруг обернулась. – Завтра с утра мы с Дамблдором переместимся на Площадь Гриммо, 12. А уже послезавтра нас отправят домой с охраной. Министерство настояло на том, чтобы тебя защищали авроры при транспортировке на Тисовую улицу, 4. Кстати, Фадж признался прессе, что был глупцом, потому что не хотел слушать тебя, и сам отказался от должности Министра Магии.
- Да ты что!? – поразился я. – Он это явно под Империусом говорил!
- Нет, проверяли! – усмехнулась Миона и вышла из больничного крыла.
А на меня накатило облегчение. Она со мной. Она мне верна. Теперь я буду жить не только ради мести, а и ради нее. Подруга-сестра.

Проснулся я на удивление рано. Не знаю, что послужило этому причиной, но я решил не терять времени даром, оделся и пошел в гриффиндорскую башню. Мадам Помфри мне на пути не встретилась. Что странно, так как она очень тщательно следила за своими пациентами. Решив не обращать на это внимания, я беспрепятственно попал сначала в гостиную, а потом и в спальню.
Ученики уже разъехались, как и сказала Гермиона, о чем говорили пустующие коридоры и три свободных кровати в спальне мальчиков пятого курса. Три, потому что на четвертой спал Рон, а пятую я не считал, так как она была моей собственной.
Тихо, чтобы не разбудить «друга», я собрал свои вещи в чемодан и спустился с ним в гостиную. Там я решил подождать, пока проснутся остальные. То есть двое Уизли и Гермиона.
А вот мне интересно, почему она не предатель, как остальные? Неужели директор не подумал, что столь умная и находчивая девушка как Гермиона не была бы лишней в этой игре? Или именно из-за ее ума он побоялся впутывать ее в игру под названием «Задури голову наивному Поттеру»?
За своими мыслями я не заметил, как в отверстие за портретом почти с разбегу запрыгнули Дамблдор и мадам Помфри. Меня они не заметили, хотя я и не прятался. Быстро поднявшись по лестницам, они разбежались в разные стороны. Колдомедик в спальню для девочек, а директор - для мальчиков.
Уже через две минуты в гостиную спустились впятером.
- Как пропал? – с истеричными нотками в голосе завопила младшая Уизли.
- Кто пропал? – поинтересовался я.
Пять пар глаз воззрились на меня. И только во взгляде Гермионы было тепло, и на лице сияла улыбка.
- Гарри, мальчик мой! – воскликнул Дамблдор. Меня, в который уже раз, чуть не передернуло. – Мы уже подумали, что с тобой что-то случилось! Где ты был?
- Я проснулся и пошел собирать вещи, а мадам Помфри не было, поэтому я решил, что выходить мне можно! – все таким же добрым и наивным голосом как когда-то объяснил я. А на самом деле хотелось схватить старика за бороду и бить головой о каменный пол, пока череп не расколется. От представившейся картины меня не передернуло, мне не стало плохо или стыдно, а наоборот, было чувство завершенности.
Директор с укором посмотрел на Помфри. Если она с ним заодно, то так ей и надо! Ну, а если нет, то мне, правда, очень жаль!
- Профессор, сэр, а когда вы доставите меня к Дурслям? – опять как бы невзначай спросил я.
- Гарри, мы сначала побываем на Гриммо, 12, а уже завтра к твоим родственникам. Министерство настояло на том, чтобы тебя сопровождали авроры.
Я скривился не таясь.
- А без этого никак?
- Боюсь, что нет, мой мальчик! – вздохнул Альбус, вполне ожидающий такой моей реакции.
- Этот дом… Он будет напоминать мне о Сириусе! – я постарался сделать лицо понесчастней, хотя, особо стараться было не надо, боль и так давала о себе знать с каждым воспоминанием о крестном, и для большего эффекта судорожно запустил пальцы в постоянно торчащие волосы. – Это моя вина, профессор! Это я подверг его опасности! – может еще одну истерику закатить?
- Гарри, Гарри! Прошу, успокойся! – запричитал директор, прямо таки подбегая ко мне. – Я понимаю, как тебе сейчас тяжело и больно, но постарайся не винить себя. Ведь ты ни в чем не виноват, это все козни Вольдеморта!
Да? Хм, а я и не задумывался над этим вопросом с такого ракурса! Значит ли это, дедуля, что именно ты послал мне то видение?
Интересно, ему доставляет удовольствие убивать моих родных и смотреть, как я мучаюсь? Так, нужно прикинуться, что я люблю Дурслей, может, он и их убьет к чертовой бабушке! Было бы здорово! Хоть я и не люблю смерть, но Дурсли мне откровенно осточертели, и если бы у меня была возможность, я бы уже давно от них избавился.
Пребывая в стране грез, я не заметил, как Дамблдор закончил свою проникновенную и скорбную речь и теперь ждал от меня чего-то.
- Я… Я понимаю, но… - невнятно промямлил я, не зная, попаду ли в точку.
- Я все понимаю, Гарри! – кивнул старик. – Могу лишь сказать, что время лечит!
- Спасибо! Спасибо вам за все! – я порывисто обнял директора, стараясь вложить в эти объятия всю силу, которая была. Пусть помучается!
Когда старик уже откровенно хрипел, я нехотя, ОЧЕНЬ нехотя, разжал руки.
- Ой, простите! Я не знаю, что на меня нашло! – я пристыжено опустил глаза, на самом деле пытаясь скрыть смех от созерцания посиневшей рожи старика.
- Ничего, мой мальчик! Я все понимаю! – прохрипел он и на всякий случай отодвинулся подальше.
Вот-вот! Бойся меня, трепещи предо мной! Сейчас бы еще по сумасшедшему рассмеяться, как Беллатрикс, та, что в девичестве Блэк, и был бы копией Вольдеморта. Разве что я не такой страшный.
Поймав себя на подобных мыслях, я содрогнулся. Что со мной? Даже когда меня терроризировали родственники, я не думал в подобном тоне. Откуда взялась эта жестокость? А сарказм? Наверное, я все-таки кое-чему научился у Снейпа. И у Вольдеморта.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
неканонДата: Суббота, 15.05.2010, 15:54 | Сообщение # 4
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
Удалено. Флуд


когда придумаю что тут написать-напишу
 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 18:19 | Сообщение # 5
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Запросто=))


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 18:21 | Сообщение # 6
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 2

Спустя час мы уже сидели в гостиной на Гриммо, 12. Дом Блэков был все таким же грязным, темным и угрюмым. Не могу поверить, что в этом доме могли воспитываться дети. Тем более что один из детей, выросших здесь, стал настоящим гриффиндорцем, верным и отчаянным другом.
Как только мы с Дамблдором вышли из камина, в коридоре послышались ругательства Вальпургии Блэк. Кричала она не слишком разборчиво, но я понял несколько слов вроде «предатели» и «гнусные лжецы». Так-так-так! Неужто миссис Блэк осведомлена о делах директора и Ордена? Интересно! Хотя, чего я удивляюсь? Последний разговор Дамблдора и незнакомца, который я вспомнил, был подслушан мною именно на кухне этого дома.
- Дети, дорогие! – заголосила миссис Уизли, вбегая в гостиную.
Она подходила к каждому из нас и крепко обнимала. Особенно долго она мучила меня. А я.… А что я? Я улыбался и делал лицо попроще. Хотя было противно и невыносимо.
- Девочки, идите на кухню! Поможете мне! Рон, тебя звал отец, а ты Гарри иди наверх, отдохни! Тебе нельзя сейчас переутомляться!
И так, меня банально выставили за дверь, хорошо хоть не за парадную. Медленно бредя по лестнице, я ругался сквозь зубы. Вальпургия все еще орала, и насколько я знаю, это будет продолжаться ближайшие пару часов.
Увидев уже с лестницы, как в комнату, где остался Рон, входят директор и Артур, я чуть было не кинул в них проклятием.
- Су*и! – некультурно, грубо, но тихо высказался я.
- И я так думаю! – послышался внезапно приятный и приглушенный женский голос.
Я нервно заозирался в поисках говорящей, но вокруг никого не было. И тут я понял, что чего-то не хватает. Но чего? Моя голова резко повернулась в сторону портрета Сириусовой матери, около которого я сейчас и проходил. Ну, конечно! Она молчит. И смотрит на меня, вполне разумными глазами.
- Это вы только что сказали? – почти что шепотом спросил я.
- Я! – кивнула женщина. – Вижу, ты прозрел! Жаль, что мой непутевый сын не успел, может, в живых остался бы!
- Вы… Никогда не думал, что вы можете… ну, нормально разговаривать! – с трудом выдал я.
- Ну, я что зверь какой-то, чтобы не уметь разговаривать!? – обиделась женщина.
- Нет, ну что вы! Простите, я не так выразился! – я легонько, в лучших традициях аристократов, наклонил голову, прося прощения.
- Ладно, забыли! – кивнула Вальпургия, с усмешкой смотря на мои действия. – Я так понимаю, тебя вытурили из комнаты, и подслушать возможности нет?
- Да. – Я скривился, поджав губы.
- Не имеют права, между прочим! – фыркнула женщина. – Ты хозяин этого дома, и никто не смеет тебе приказывать!
- То есть, хозяин? – не понял я.
- Как? Ты не знаешь? – удивилась миссис Блэк. – Дамблдор заходит слишком далеко! Если бы ты не узнал и не признал бы этот дом своим в течение семи месяцев, то завещание утратило бы силу! – шипела Вальпургия.
- Леди, прошу, объясните все точнее! – вежливо попросил я, вкладывая в слово «леди» как можно больше почтения.
- Мой старший сын, твой крестный, в своем завещании все передал тебе. И этот дом, и домового эльфа и банковские счета. Если в течение семи месяцев ты не признаешь дом и эльфа своими, и не заверишь документы на деньги в Гринготтсе, все перейдет последнему, кто заключал договор с сыном и домом. Угадай, кто это?
- Дамблдор! – сквозь стиснутые от злости зубы прошипел я. Леди на портрете хищно усмехнулась и кивнула.
- Я послала Критчера подслушивать, так что иди в комнату и жди своего эльфа. И еще, мальчик, скажешь эльфу, что признаешь его, и он будет тебе служить.
- Благодарю за помощь, миледи! – я учтиво поклонился.
И откуда такая внезапная дань этикету?
- И приведи себя в порядок, ты ведь наследник моего рода!
- Как скажете, леди!
Я бегом поднялся в выделенную мне комнату и принялся ждать. Через пятнадцать минут в комнате появился Критчер.
- Я признаю тебя! – сказал я, прежде чем эльф успел открыть рот.
Чудище, которое называли домовым эльфом, расплылось в подобии счастливой улыбки и поклонилось мне в ноги.
- Благодарю, молодой хозяин! – прокаркал он.
- И так, Критчер, давай расставим все точки над «ё»! – начал я. – Во-первых, остальные не должны знать, что я знаю, что дом принадлежит мне, и что я признал тебя своим. Так что, при посторонних зови меня, как звал прежде. И, во-вторых, подслушивай все, что будет говориться в этом доме. Особенно прислушивайся к Дамблдору! Два, нет, лучше, три раза в неделю ты будешь приходить ко мне, и рассказывать, что подслушал. Только перед тем как придти ко мне, убедись, что я один. Понял?
- Да, молодой хозяин, Критчер все понял! – закивал эльф.
- Прекрасно! А теперь, я хочу узнать, о чем говорили Рон, Артур и Дамблдор. И еще, называй их по именам, когда пересказываешь мне их разговоры!
- Как пожелает молодой хозяин! – Критчер опять поклонился, а затем начал рассказывать. – Дамблдор спрашивал Рона, как вы себя чувствуете и что говорите. Он ответил, что вы мало говорите, и постоянно выглядите печальным. Дамблдору это очень понравилось. Затем, Артур Уизли, этот предатель крови, сказал, что на вас плохо действует Любовное зелье, которое Джиневра подливает вам уже три года. Директор сказал, что сегодня же принесет ей зелье, выпив которое вы все лето будете думать о ней, а когда, наконец, встретите, то влюбитесь бесповоротно. Так же Рональд жаловался на грязнокровку…
- Не смей называть Гермиону грязнокровкой! – перебил его я. – Она, между прочим, единственная из них, кто не предал меня!
- Простите, молодой хозяин! – эльф уже было хотел наказать себя, но я категорически запретил это.
- Продолжай!
- Как пожелает молодой хозяин! Рональд жаловался, что подруга молодого хозяина Гермиона пристает к нему, и что он больше не может терпеть ее. И он спрашивал, как долго ему еще придется «ломать комедию» перед молодым хозяином и подругой молодого хозяина Гермионой. Директор ответил, что ему придется потерпеть до последней битвы, а подругу молодого хозяина Гермиону он может «послать, только не очень далеко».
- Это все? – спросил я, обдумывая, как именно мне убить Уизли: четвертовать или скормить мантикоре? Вот в чем вопрос!
- Да, молодой хозяин, это весь их разговор! – закивал Критчер.
- Хорошо! Можешь идти!
Холодная ярость медленно занимала место боли от предательства. Жажда мести становилась все сильнее.

Время до вечера я провел в комнате. Ко мне никто не заходил, что меня безумно порадовало. И так забот многовато, а мысли путаются, и бегут одна вперед другой.
Сейчас меня заботило Любовное зелье Дамблдора. А если браслет не поможет? Смогу ли я бороться с ним? Тем не менее, не смотря на все мои сомнения и страхи, выбора у меня не было. Пришлось надеяться на артефакт.
- Гарри, спускайся ужинать! – послышался голос миссис Уизли.
Горестно вздохнув, я натянул на лицо приветливую улыбку и спустился на кухню.
Все были уже в сборе. Даже директор решил отужинать с нами. Я сел между Джини и Гермионой. Одна стреляла в меня глазками, а вторая тепло улыбалась.
Поужинав, я глотнул тыквенного сока и чуть не подавился. Сок был горьким, а это значило, что в нем есть «яд». Проглотив противный напиток под пристальным взглядом директора, я выждал минуту, а затем обернулся к Джиневре и широко улыбнулся.
- Ты сегодня невероятно красива! – тихо шепнул я девушке. Она противно захихикала.
Господи, дай выдержать и не поубивать их всех сию же минуту!
- Гарри, что с тобой? – тихо спросила Гермиона, когда мы поднимались по лестнице.
- Любовное зелье! – так же тихо ответил я.
- И ты…
- У меня такой же браслет, как у тебя. А теперь, иди! И помни, никому нельзя доверять!
- Спокойной ночи, Гарри! – уже громче произнесла девушка и пошла в свою комнату.
- Сладких снов! – ответил я, но подруга уже не слышала.

Часы в холле пробили полночь, когда в мою комнату заявился Критчер. Слава Мерлину, сегодня я спал отдельно от всех.
- Любимая госпожа просила передать молодому хозяину, чтобы тот спустился в подвал и признал дом своим. Критчер проводит!
Без лишних вопросов, накинув мантию-невидимку, я тихо выскользнул в коридор. По моим сведениям (Критчер рассказал) Дамблдор ушел сразу после ужина, а раз его нет, то я в относительной безопасности. Из Ордена в доме остались только Уизли и Тонкс, что очень радовало.
Эльф провел меня в подвал и, вручив ритуальный атамэ, указал на немного выступивший вперед камень. Я скривился, порезав ладонь резким движением. Окропив камень кровью, вытекающей из раны, я повторил за эльфом заклятие, заканчивая его словами:
- Я признаю тебя! – дом тряхнуло. Не знаю, почувствовал ли это кто-то еще, но я пошатнулся, столь сильным был толчок.
- Здравствуй, молодой хозяин! – прошелестел мелодичный мужской голос в голове.
Это, оказывается, дом меня приветствовал и признавал, что он теперь мой.
Понимание того, что у меня теперь действительно есть собственный дом, согревало и заполняло ту пустоту, которая образовалась после Арки Смерти. Нет, не полностью. Казалось, что даже ожившие родители не смогли бы заполнить ее. И это пугало. Ведь в последние годы я жил чувствами. Я отдался своим эмоциям. Я стал истинным гриффиндорцем – импульсивным, вспыльчивым и чувствительным. Но все опять рушилось.
Может, это к лучшему? Ведь чувства, которые делают нас сильными, в тоже время делают нас неимоверно слабыми и уязвимыми. Ненависть дает силы идти вперед, дает силы кричать, когда уже нет воздуха в легких, дает силы подняться на ноги, когда кости переломаны… Но ненависть может толкать нас вперед так сильно, что мы забываем о прошлом, о том что было. А когда оборачиваемся, то содрогаемся от ужаса, понимая, что уже поздно что-то менять.
Любовь, в какой-то мере, тоже дает силы, но она еще и ранит, и приводит к ненависти и боли гораздо чаще, чем к счастью. Когда ты любишь, ты становишься уязвимым. Ведь если бы враги взяли в плен Гермиону и потребовали бы от меня сломать свою палочку прямо на поле боя, я бы подчинился.
И любовь, и ненависть убивают. Только если любовь убивает нас, то ненависть убивает наших врагов.
В смешанных чувствах я, незаметно даже для себя, дошел до библиотеки. Книги в этой комнате, конечно, не сравнятся с теми, что сейчас покоились в моей мантии, но я все-таки решил взять что-нибудь о темной магии авторства более современных волшебников. Между книгами по темным искусствам каким-то образом обнаружилась книга о трансфигурации. Более сложной, конечно, чем мы изучаем в Хогвартсе. Сначала я отложил книгу за ненадобностью, но затем вспомнил свою комнату у Дурслей и решил взять фолиант с собой. Может, пригодится.

- Гарри! Просыпайся! – заорал кто-то под дверью.
Приподнявшись на локтях, я взглянул на наручные часы. Восемь утра. Ууу, Мерлин, как рано!
- Гарри, пора завтракать! – не унимался голос. Это Рон или кто-то из близнецов?
Надо было ложиться раньше, а то до трех в библиотеке проторчал! Голова болела так, будто вчера всей гриффиндорской башней похороны Снейпа отмечали. Горестно вздохнув, я все-таки поднялся с кровати и, приведя себя в относительный порядок, спустился на кухню.
Позавтракав, я разыграл спектакль для «друзей» и Дамблдора. Со слезами на глазах я прощался с Уизли, уже откровенно рыдая, просил директора не отправлять меня к Дурслям, ибо мне там плохо. После такого заявления старый маразматик стал еще активней убеждать меня, что там самое безопасное место, ибо на доме родной сестры моей матери стоит защитное заклятие любви, благодаря которому я выжил, когда Вольдеморт хотел убить меня… В общем, наша песня хороша, начинай сначала!
Я улыбнулся краешком губ и незаметно подмигнул Гермионе перед тем, как вместе с Дамблдором и кучей авроров аппарировать на лужайку дома Дурслей. Служащие министерства рассредоточились по территории дома, а мы с директором направились к входу. Двери нам открыл дядя Вернон.
- Вы… - зловеще прошипел он, чем напомнил мне змею Вольдеморта. Как там ее? Нагайна?
- Мы! – добродушно улыбнулся директор, проходя в узкий коридорчик. – Гарри, иди, посмотри, все ли твои вещи на месте, а мне нужно поговорить с твоими родственниками.
- Конечно, профессор! До свидания, и спасибо за все!
Я поспешил на второй этаж, дабы не слышать противных напутствующих речей старого маразматика. Распахнув дверь своей комнаты, я огляделся. Вещи есть. Хорошо. Нарочно громко захлопнув дверь, я тихонько подобрался к лестнице, с которой удобней всего подслушивать. Если в прошлые разы я подслушивал совершенно случайно, то теперь я делал это нарочно.
Голоса Дурслей и Дамблдора были приглушенными и довольно тихими, но, напрягшись, я услышал все, что меня интересовало.
- У мальчика в этом году были большие проблемы. Его постоянно ловили на прогулах и хулиганстве. – Вещал Дамблдор. – Я хочу, чтобы из этого мальчика вырос нормальный человек, но как педагог никак серьезно наказать его не могу. Вы же понимаете! Я меньше всего этого хочу, но в этом году вам особенно хорошо нужно постараться. Робота всегда хорошо влияет на испорченных молодых людей!
- Конечно! Мы все понимаем! – заверил старика дядя Вернон. – Все-таки, он пошел по стопам преступника-отца?
- Боюсь, что, да! – «горестно» вздохнул Дамблдор.
- Не понимаю, как милая и хорошая Лили могла так ошибиться?! Как она могла выйти замуж за преступника?! – тетя Петуния всхлипнула и, по-моему, даже заплакала.
- Все мы ошибаемся! И тем более, этот Поттер умел убеждать! – со знанием дела заметил директор.
В груди вспыхнул огонь. Да как он смеет?! Как смеет этот убийца клеветать на моих родителей, которых сам и убил?! Как смеет он очернять их память?! Они верили ему, а он без сожаления и с добродушной улыбкой на лице поднял палочку на безоружных!
Мерлин, если бы не волна холодного расчета, которая потушила огонь ярости, я бы не усидел на месте, а кинулся бы на Дамблдора с Авадой.
Ну, мразь, ты мне за все ответишь! Уж о твоей мучительной и долгой смерти я позабочусь! Ты будешь молить меня об Аваде! А я, как настоящий гриффиндорец, смилуюсь и подарю тебе смерть. После жутких пыток, конечно!
Хм, мне этот мысленный монолог что-то напомнил… Не важно! Сейчас меня интересует то, что Дурсли, оказывается, действовали по наводке Дамблдора. Вот, мне интересно, как бы они ко мне относились, если бы старик ничего подобного им никогда не говорил? Я, конечно, сомневаюсь, что они бы любили меня как родного сына, но думаю, голодом морить бы не стали, да и работой бы так не нагружали.
Итак, насколько я понял, с завтрашнего дня я буду завален работой, по самое «не хочу». А может и с сегодняшнего. Как же учиться-то? По ночам, что ли?
Снизу раздался тихий скрип запирающейся двери, а с улицы хлопки аппарации. Значит, старик ушел вместе с аврорами. Хоть это радует.
- Поттер! Поттер, негодный мальчишка, спускайся немедленно! – заорал во все горло дядя.
- Да, дядя Вернон, что-то случилось? – с участием в голосе и милой улыбкой на лице поинтересовался я, спускаясь в гостиную.
- Собирайся! Мы уезжаем! – приказал он.
- Куда? – озадачено спросил я.
- В Борнмут, графство Дорсет. Дадлику нужно на пляж. – Строго ответил дядя, непонятно зачем объясняясь.
Так, я ехать никуда не хочу! Это не входит в мои планы! Мне нужно заниматься, и каждый час у меня теперь на вес золота!
- Я… Я не могу поехать! – тихо проговорил я. Весь мой мозг был занят процессом мышления. Как избавиться от нежелательной поездки?!
- Что ты сказал?! – зло рявкнул дядя.
- Я не могу поехать, потому что на мне заклятие слежения! Если я покину наш район, об этом сразу же узнают и примчатся, чтобы вернуть обратно! У меня нет специального разрешения! – на ходу придумывал я. Боже, сделай так, чтоб они поверили, пожалуйста!
- О, только этого не хватало! – зло воскликнула тетя Петунья. – Куда мы его денем, Вернон?
Поверили?! Они поверили!!! Боже, спасибо тебе!
- Думаю, Фигг согласится остаться с парнем на неделю.
Хм, миссис Фигг, говорите? Ну, из двух зол выбираем меньшее! Думаю, я смогу как-то ускользнуть от старой кошатницы.
За своими размышлениями я не заметил, как Дурсли все решили и пошли собираться.
В небольшой рюкзак я сложил только немного одежды и мантию-невидимку. Надеюсь, я скоро сюда вернусь.

После обеда тетя Петунья лично отвела меня к Фигг, и, рассказав трогательную историю о том, как Дадлику нужен курорт, ускакала к машине, уже поджидающей ее.
- Гарри, мой хороший! Как ты вырос! – воскликнула миссис Фигг. – Ну, чем займемся? У меня есть куча новых фотографий.
- Ну, тогда я бы попросил чашечку чая! – задорно улыбнулся я, мысленно застонав.
Весь следующий час я активно себя жалел, а на лице рисовал заинтересованность. Миссис Фигг, как ребенок, радовалась нашему общению. Она растрогалась до глубины души моим умилением ее кошечками. Мерлин, как я ненавижу кошек!
Время до вечера я провел в саду, придумывая план действий. Как можно избавиться от старухи? Нет, я ее убивать не собирался, просто ее нужно было удалить с Тисовой улицы на ближайшие две недели. Но как?
Просидев в одной позе до ужина, я так ничего и не придумал. Была, конечно, идея подпилить стремянку, на которую Фигг ежедневно взбирается, дабы полить цветы, но я счел это слишком жестоким. Да и есть большая вероятность, что женщина может сломать себе шею. А мне этого не надо. Все же жестокостью я не отличался.
Поужинав, я поднимался по мало освещенной лестнице на второй этаж, где располагалась моя временная комната. Весь ужин пожилая кошатница трепалась о благодетеле Дамблдоре, и к концу этой трапезы я пересмотрел свое отношение к «несчастному случаю». Фигг было жаль, конечно, но как говорят магглы: «Не мы такие, жизнь такая».
Ступив на очередную ступеньку, я чуть было не покатился обратно, наступив на что-то. Лишь хваленый рефлекс ловца со стажем позволил мне ухватиться за перила и не упасть. Отдышавшись и восстановив равновесие, я нагнулся к ступеньке, чтобы посмотреть, что же чуть не послужило моей преждевременной кончине. Это оказалась простая кошачья игрушка на колесиках. Вот смеху бы было. Вольдеморта пережил, а угробился, наступив на игрушку.
Подняв эту маленькую «Аваду Кедавру для героя», я уже хотел было поставить ее на полку, когда в голове появилась мысль. Скривившись от всей банальности этой идеи, я хотел откинуть ее, но еще раз подумав, поставил игрушку на предпоследнюю ступень, прямо по центру, и пошел спать, надеясь на лучшее. То есть, на то, что Фигг на нее все же наступит, упадет, и не сломает себе при этом шею, а всего лишь ногу или руку.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 18:24 | Сообщение # 7
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 2 (продолжение)

Утро началось с того, что я проснулся от дикого ора миссис Фигг. Вскочив с кровати, я быстро запрыгнул в брюки и, накинув рубашку, помчался на первый этаж. Именно оттуда были слышны стоны.
В коридоре на меня ждала прелестная картина. Миссис Фигг лежала на полу, держась за ногу. Та, по всей видимости, сильно болела.
- Миссис Фигг, мэм, что случилось?! – обеспокоено залепетал я, сбегая вниз и падая на колени возле женщины.
- Ой, Гарри, я с… с лестницы упала! – всхлипывала она.
- Я вызову скорую! Это может быть перелом! – я на это надеюсь!
Закинув руку женщины себе на шею, я поднял ее и перенес на диван. Благо, она оказалась более-менее легкой ношей.
Скорая приехала в течение 15 минут и госпитализировала женщину, заверив меня, что все будет хорошо. Я оставил им номер телефона Дурслей и попросил сообщить мне, что с пострадавшей.
Миссис Фигг не хотела оставлять меня одного, но я заверил ее, что сам со всем справлюсь, что это не в первый раз, и что она скоро поправится. Женщину увезли, а я торопливо покормил кошек, подлил воды в вазоны и, собрав вещи, запер дом, в котором гостил, и пошел к дому номер 4.
Открыв заднюю дверь спрятанным под коврик ключом, я первым делом заглянул в холодильник. Ну, конечно! Пусто! Ругаясь сквозь зубы, я взял маггловские деньги, которые всегда имел про запас, и пошел в магазин. Быстро купив необходимые продукты и вернувшись домой, я состряпал легкий завтрак и пошел к себе.

Следующие двое суток пролетели незаметно. Я полностью погрузился в книги, отрываясь только, чтобы сбегать в туалет, поесть или подремать. Позвонили из госпиталя и сообщили, что у миссис Фигг сложный перелом, и она пробудет в больнице месяц, а то и два. Женщину, конечно, было жаль, но то, что мне не придется с ней жить, очень радовало. И эта радость убивала на корню чувство вины. Да, без совести жить проще!
То, что я иногда думаю, как Вольдеморт, меня совсем не пугало. Да, я узнал о нем много нового, и… хорошего? Да, я понял, что он не делал половины тех ужасных вещей, что ему приписывают. Но все же, он оставался убийцей и в некотором роде монстром. Особенно если вспомнить его внешность! Думаю, сейчас Риддл немного не в себе. А точнее, он сошел с ума. Но раньше, я просто уверен в этом, он был относительно нормальным, мог адекватно мыслить, и не стремился убивать все и вся.
«Если бы можно было вернуть ему рассудок, он мог бы стать отличным союзником! – подумалось как-то мне».
А почему бы и нет? Мстить мне ему особо не за что. Ну да, он хотел меня убить в младенчестве. Ну и что? Не убил ведь. И к тому же, я бы тоже, наверное, пошел убивать того, кто предположительно должен был стать причиной моей смерти. А Том Риддл тогда уже, вроде, был не слишком в себе. Жажда власти и бессмертия могли легко породить паранойю и убедить разумного мужика, что годовалый ребенок придет его убивать и ему обязательно это удастся.
Насколько я понял, Трелони была то ли под каким-то заклятием, то ли действительно хорошо разыграла приступ видения. А вот мне интересно, Снейп знал, что вообще происходит? То есть, был ли он замешан в интриги старика сознательно, или Дамблдор сделал из него марионетку? Было бы хорошо, если второе. Такой союзник как Снейп всегда пригодится.
Так, о чем я вообще сейчас думаю? Кандидатуры союзников нужно подбирать тогда, когда есть намеченный план и, что важнее, цель. Хотя, цель у меня довольно таки проста. Уничтожить Дамблдора вместе с его Орденом и открыть его истинную сущность для Магического мира. Ну, убить директора в страшных пытках, это я бы еще смог, но вот как с остальным? Как заставить Волшебный мир поверить в то, что их обожаемый Дамблдор, как они думают Светлый маг, не такой уж и Светлый, а точнее совсем не Светлый?
И вообще, я думаю сплошными штампами. Светлые, Темные… Нужно уже бы понять, что мир не делится на черное и белое. Есть еще серый, и куча цветов кроме него. И тем более, Темное – это еще не зло. Я же изучаю Темную магию, и что? Я пока не жажду поубивать всех магглов и магглолюбцев, я желаю только отомстить за смерть моих родителей, и за испорченную жизнь людей, которые ни в чем не виноваты.
Как написано в одной из книг Салазара Слизерина: «… Когда-то магия была едина. Никто не делил ее на Темную и Светлую. Такие предрассудки пошли от магглов и грязнокровок. Они уничтожают наши традиции, принципы по которым мы жили столетия. Из-за них на нас скоро начнется охота. И волшебникам придется прятаться…»
В чем-то, а точнее, во всем, он был прав. Ведь люди боятся того, чего не понимают. И страх превращается в ненависть. А магглы магию не понимают и, наверное, никогда не поймут. Не дай Мерлин, им о нас узнать напрямую, и мир содрогнется от второй Инквизиции.
Теперь я понимаю, почему Салазар так настойчиво не хотел, чтобы магглорожденные учились магии. Но сейчас уже ничего не изменить. Разве что поубивать магглов и магглорожденных. Но это не выход. И это еще не все причины ненависти Слизерина к магглорожденным.
В книгах, которые я взял, черным по белому написано, что до прихода грязнокровок в магический мир магия была другой.
В фолианте, написанном неким сильным волшебником, жившим до Основателей, сказано, что магии детей учили с самого рождения, и ни о какой палочке речь не шла.
В каждом человеке, даже в магглах, есть некое Ядро. Это ядро есть источник магической энергии. У сквибов оно мертво, а у магглов закрыто. У магов же оно живое, но работает далеко не в полную силу из-за палочек. У кого-то оно открыто наполовину, такие маги очень сильны. У кого-то открыто на 75 процентов, такие маги могут в минимуме пользоваться беспалочковой магией, к ним относятся Дамблдор и Вольдеморт. У некоторых же оно открыто меньше чем на половину, и эти маги посредственны или слабы.
Задолго до Основателей, еще во времена Мерлина и Морганы, маги не пользовались палочками, так как с детства учились управлять своей стихийной магией, которая проявляется от двух до одиннадцати лет, и в более зрелом возрасте могли нормально пользоваться ею. Но для этого нужно было контролировать свои эмоции. Если учиться этому с детства и взять свое ядро под контроль, угрозы в будущем не будет.
Но в Магический мир, который тогда только развивался, и в котором только начали образовываться первые чистокровные роды, пришли магглорожденные. Их никто не учил магии, и никто не учил контролировать ядро, что становилось крайне опасно. Для этого были придуманы проводники – волшебные палочки. Чистокровные ими не пользовались, так как их учили контролю.
Знания о контроле ядра передавались из поколения в поколение в чистокровных родах. Но они стали слишком часто разбавляться кровью магглов и магглорожденных. Знания забывались. Возможно, все сложилось бы по-другому, и грязнокровки тоже переняли бы науку контроля, но некая четверка молодых и довольно амбициозных магов решила создать школу магии. Только двое из них были из древних чистокровных семей и владели беспалочковой магией – Салазар Слизерин и Ровена Рейвенкло. Когда стал вопрос об обучении в Хогвартсе магглорожденных, четверка разделилась. Ровена и Салазар были против этой затеи, а Годрик Гриффиндор и Хельга Хаффлпафф только «за».
Как рассказывает сам Слизерин в своей книге, они с Ровеной до последнего отстаивали свое мнение, но, в конце концов, победила дружба. Салазар не принимал на свой факультет магглорожденных, но ничего не говорил остальным по этому поводу. Он слишком сильно дорожил дружбой с Годриком. А Ровена после нескольких лет сдалась, заметив в толпе первоклашек-магглорожденных одаренных и умных детей.
С годами знания о контроле ядра канули в лету, так как чистокровные ополчились против грязнокровок и отказались делиться с ними знаниями.
По всему выходило, что в моем возрасте учиться контролю очень и очень опасно. Мои эмоции могут оказаться слишком сильными, и если они вырвутся, будет плохо.
Да и практически не возможно это. Мое ядро в подчинении палочки.
Есть, конечно, один ритуал, с помощью которого можно открыть ядро полностью и начать учится брать его под контроль. НО! Во-первых, ритуал очень болезненный. Во-вторых, если ядро откроется не правильно, а это вполне возможно, то я сгорю изнутри. Ну, и, в-третьих, у Дурслей ритуал проводить нельзя, так как всплеск силы в незащищенном месте заметит Министерство. И если с двумя первыми пунктами я был еще согласен рискнуть, то пережить болезненный ритуал и попасться Министерству и Дамблдору не хотелось!
Но, Госпожа Удача была благосклонна ко мне и в этот раз. Моясь в душе, я случайно зацепил уже забытый артефакт в виде клыка Василиска. Ну, конечно! В Хогвартсе столько магии, что никто не заметит всплеск энергии от ритуала, да и на Тайную комнату наложено столько защитных чар, что даже директор школы не может знать, что там происходит.
С этим вопросом я все решил, дальше нужно собрать все необходимое.
- Критчер! – позвал я. Эльф незамедлительно появился предо мной.
- Молодой хозяин звал Критчера, Критчер пришел! – пролепетал он, кланяясь.
- Критчер, принеси из дома один ритуальный атамэ, пучок сушеной лаванды, две черные и три белые свечи, красную розу и кровь русалки! А, и еще, набери немного пепла из камина. – Не заморачиваясь приветствиями, приказал я.
- О, молодой хозяин готовит ритуал, чтобы разбудить магическое Ядро! – радостно воскликнул эльф. – Молодой хозяин будет великим магом! – Критчер упал на колени, целуя мне ноги.
Да уж, такого я не ожидал!
- Критчер! Подожди, остановись! Ты знаешь об этом ритуале?
- Да, Критчер знает! Критчер видел! – закивал эльф.
- Видел? Когда он был проведен?
- Род Блэков - старинный род! Последний такой ритуал был проведен триста лет назад! Критчер тогда еще был молодой!
- И? Как прошел ритуал?
- Салем и Руфина Блэк – брат и сестра, близнецы, проходили ритуал под присмотром старших рода. Госпожа Руфина выжила и стала очень сильной ведьмой, а господин Салем умер во время третьей – последней – стадии. Его Ядро сгорело, убив носителя.
- Бля! – не сдержался я. – Как думаешь, у меня есть шанс пережить ритуал?
- Да! Молодой хозяин пройдет ритуал. У молодого хозяина великий покровитель!
- Покровитель? Какой покровитель? – настороженно спросил я.
- О! Критчер плохой эльф! Критчер плохой! Критчеру не нужно было это говорить! Критчер не может сказать! Будет плохо! – заголосил он.
- Ладно! Остановись! Покровитель несет мне угрозу? Только честно!
- Нет! Покровитель защищает!
- Хорошо. Иди! – рыкнул я.
Настроения не было совершенно. А все из-за снов. Каждую ночь я видел один и тот же кошмар. Их предательство. Их презрительные взгляды. Видел, как они наносят удар в спину. Как смеются надо мной и моей доверчивостью. И это было так невыносимо, так больно, видеть эти зверские выражения на их, когда-то родных, лицах. Так больно быть преданным… А чаще всего я видел, как он с улыбкой убивает моих родителей.
А, просыпаясь, я боялся самого себя. Это уже не был я. Я просыпался каждое утро другим. Совсем другим. Что-то исчезало, что-то появлялось. И пугали меня не перемены, а то, что мне они нравились. Хладнокровие, расчет, ехидство, подозрительность, тщеславие, гордыня, гнев… Все это поглощало меня. Но все это было таким соблазнительным. Я окунулся в эти чувства с головой. Как не мог сделать этого раньше. Даже тот Поттер, которого я прятал последние пять лет, не смог бы сравниться с той дрянью, в которую я превращался сейчас. Если так пойдет и дальше, Темному Лорду придется потесниться. Я все-таки моложе и сильнее…
Через пару минут вернулся Критчер со всем необходимым для ритуала.
Взяв в руку артефакт, я пожелал оказаться в Тайной комнате. Мягкий рывок, не такой как при переносе обычным портключом, и я оказался в главном зале, напротив статуи Слизерина.
- Приветствую тебя, о великий Основатель! – зашипел я.
- Гарри Поттер… - послышалось в ответ. – Что ты здесь делаешь? С моим потомком что-то случилось?
- Нет, с Томом все в порядке. Я пришел просить разрешения провести здесь ритуал Пробуждение Ядра.
- Ты отважишься на это?

- Да. Мне нужна сила.
- Это очень опасно, мальчишка! С этим не все справляются! Даже Гриффиндор не справился.
- Гриффиндор? Я так понимаю, он прошел ритуал уже после создания Хогвартса?
- Да, после. Он был необычным магом, и очень сильным. Но его силы не хватило бы на борьбу с Великим.
- Великий – это Темный маг?
- Да, мальчишка. Очень сильный и умелый.
- А почему именно Гриффиндор должен был сражаться с ним? Пророчество?
- Нет, дитя. Годрик сам решил выйти против него. Как я уже сказал, он обладал странной магией. Его невозможно было убить.

- А! Дамблдор говорил об этом! Авада Кедавра отбивалась от него, будто от щита!
- Да, именно так. Но откуда директор знает об этом?
- Он нашел упоминание об этой странности в записях Рейвенкло. Я такой же.
- Даже так? Что ж, думаю, ты пройдешь ритуал. Но не главное пройти ритуал, главное – потом удержать контроль, научиться. Годрик быстро научился, и, сразившись с Великим, одержал победу. Но, вернувшись домой, он нашел свою семью мертвой. Наш противник приказал своим слугам убить их в случае его поражения. Этого мой друг не смог пережить. Похоронив жену и младшую дочь, он сорвался. Его сила уничтожила все на многие мили вокруг, затем он сам сгорел.
– Последние слова Слизерину было тяжело произносить. Хоть шипение его почти ничего не выражало, я смог это различить. – Главное, мальчишка, держать эмоции в узде. Образованному магу ничего не стоит научиться колдовать без палочки. И даже взять под контроль Ядро не так сложно. Но если ты не сдержишь эмоции, контроль исчезнет, и может случиться что угодно.
- Я все понял, спасибо. Так ты разрешишь мне провести ритуал здесь.
- Да. Можешь проводить. С правой стороны от головы пятого змея есть дверь в мою спальню. Там ты найдешь зеркало. Тебе ведь будет нужно начертить руны на своей груди.

Сначала я решил приготовить все для ритуала, а потом готовить уже себя.
Начертив на полу пентаграмму – пятиконечную звезду в круге – пеплом из камина, я расставил свечи. Две черные на нижние лучи, которые идут на запад, и три белые свечи на верхние лучи пентаграммы. Круг и саму звезду я осыпал измельченной лавандой и лепестками розы. Затем пришел черед разукрашивать себя. Сняв рубашку, я встал перед зеркалом в пыльной спальне Основателя. Резать себя было гораздо больнее, чем когда это делал кто-то другой. Тем более, руны были очень сложными и витиеватыми. Но прерываться было нельзя ни на секунду. Когда кровь уже почти ручьями стекала к ремню брюк, а голова немного кружилась, я закончил последнюю, пятнадцатую руну. Дальше нужно было разрисовать лицо кровью русалки. Несколько рун на щеки, парочку на лоб, и смочить губы, которыми произносишь заклятие. Черная жижа, которую называли кровью, была крайне противной на вкус, но к счастью не опасной для здоровья. И даже наоборот, полезной для кожи.
Кривясь от боли, я зажег палочкой, которой я мог пользоваться в стенах школы, свечи, и, став в круг пентаграммы, я начал распевать заклятие на древней латыни, читая по книжке.
Первые пять минут не происходило ровным счетом ничего. Но потом… Пламя свечей начало медленно подниматься высоко в воздух, оплетая круг и меня ровным коконом. Внутри же этого огненного кокона поднялся ветер, кружа лаванду и лепестки розы вокруг меня. Если бы не очки, я бы вообще ничего не видел, но те хоть немного защищали глаза. Когда заклятие пошло по пятому кругу, и я мог читать его по памяти, тело содрогнулось от легкой волны боли. Через минуту боль усилилась. Она росла с каждым словом заклятия, и к последнему, седьмому разу, я уже кричал, надрывая горло. Но заклятие было завершено, а боль умножилась стократ. Мне казалось, что кости ломаются, а кожу кто-то не очень аккуратно срывает. В те минуты, что я корчился и кричал от боли, мне хотелось испытать Круциатус, лишь бы эта пытка прекратилась. Повалившись на спину, я продолжал извиваться, но все впустую, пока… Пока из груди не вырвалось белое свечение, которое окутало тело. Сначала было невероятно приятно, так как вся боль исчезла. А затем я понял, что чувствовали ведьмы на костре инквизиции, когда твою плоть медленно пожирает пламя. К счастью, это закончилось довольно быстро. По сравнению с предыдущим разом. Свечение исчезло.
Я уже думал провалиться в спасительный обморок, как понял, что совершенно ничего не болит, а в теле и голове ощущалась удивительная легкость. Осторожно открыв глаза, я огляделся. Тайная комната. Я на полу. И мне хорошо, как никогда в жизни.
- Поднимайся, дитя! Ты прошел ритуал. Твое ядро полностью открыто. Теперь ты должен учиться. – Прошипел до боли знакомый голос Слизерина.
- Сколько времени я тут корчился? – флегматично, в лучшей манере Луны Лавгуд, спросил я.
- Без малого пять часов, мальчишка! – мне показалось, или Основатель хмыкнул?
Да уж, пять часов. Мне, если честно, показалось, что намного меньше.
Поднявшись, наконец, на ноги, я понял, что жутко хочу спать. Попрощавшись со Слизерином, я взял свою рубашку, книгу, артефакт, и вернулся обратно в дом Дурслей.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
неканонДата: Суббота, 15.05.2010, 21:14 | Сообщение # 8
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо!!!!
можно я немнога понаглею? А ещё проды?))))



когда придумаю что тут написать-напишу
 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 21:16 | Сообщение # 9
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Только для Вас, и если будут новые комменты=))


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 21:18 | Сообщение # 10
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 3

Проснулся я непривычно поздно. Этой ночью меня не мучили кошмары. Но настроение было не из лучших. Стараясь ни о чем не думать, я поплелся в душ. Смотреть на себя в зеркало, да и вообще, на свое тело, не хотелось. Я ведь знал, что у меня на груди кровавое месиво и довольно глубокие порезы, точнее, целое ритуальное заклятие рунами.
Но посмотреть вниз, на грудь, все же пришлось, так как нужно было раздеться. Не идти же в душ в одежде. Какое же меня ждало потрясение, когда я обнаружил чистую гладкую кожу, даже не испачканную кровью, не говоря уже о ранах. Обрадовавшись, я, уже напевая, принял душ. Магия, все-таки, великая вещь.
Сходив в дом миссис Фигг, чтобы покормить кошек, я сел за книги. В принципе, мне нужно было только научиться самоконтролю. Это сейчас главное - не дать выйти наружу эмоциям. Последние изменения, в которые вошли такие черты характера как хладнокровие и пофигизм в этом очень помогали, но это не все. Нужно уметь очищать сознание, расслабляться. Что было крайне сложно. Как и утверждал Снейп, я этого не умею. Решение пришло из той самой книги, в которой я нашел ритуал. Медитация!
Первый день медитаций прошел крайне сложно. Нужно было найти такую позу, в которой могли бы расслабится все мышцы, но ложиться было нельзя, так как это приведет ко сну. Позу «Лотоса» пришлось немного подкорректировать, но благодаря тетиной брошюрке о йоге, я сумел таки сесть в удобную мне позу. Дальше нужно было очистить мозг. И хоть Снейп утверждал, что очищать у меня нечего, я сумел таки добиться нужного эффекта.
В медитации прошли двое суток. И если я говорю что в медитации, это значит, что я не сдвинулся с места ни на дюйм. Усталости в мышцах не было, благодаря укутавшей меня магии. Ни тело, ни сознание не заметили, как истекло время.

Неделя прошла быстро и незаметно. Я все читал и медитировал. Пару раз бегал в дом миссис Фигг, дабы покормить кошек, полить цветы и занести в дом почту. Одно из писем, которое пришло совсем недавно, было от тети Петуньи. В телеграмме она сообщала, что они задержатся еще на неделю, так как на курорте Дадлику очень понравилось. Чему я безумно обрадовался. И чуть не снес своими эмоциями входную дверь. Но, быстро взяв себя в руки, решил вернуться в дом номер 4 и заняться практикой.
Бояться, что меня засекут, было не нужно. Министерство отслеживало только стихийные выбросы магии, или использование несовершеннолетними полочки. Так как палочкой я не пользовался, а больших стихийных выбросов не было, меня они не заметят.

Сказать, что дальше обучение и практика пошли лучше и быстрее – ничего не сказать!
При правильном контроле эмоций я мог вытворять со стихийной магией что угодно. Ядро быстро подчинилось мне, а эмоциями я хорошо управлял. Не скажу, что это было легко, так как держать определенный контроль приходилось даже во сне.
Правда, некоторые заклятия давались с трудом. Например, при заклятиях Агуаменти или Инсендио ощущался легкий дискомфорт, так как вода или огонь практически вырывались из кожи, конечно, не причиняя ей вреда. А еще я научился работать левой рукой. Правой нападать, а левой ставить щит. Очень удобно, кстати.
На середине второй недели я взялся за книги по «управлению разумом».
Ну, по этому поводу я могу говорить долго. А если в двух словах, то теперь Дурсли мне не страшны. Без заклятий и палочки можно очень легко пробраться в мозг, особенно магглов. Они и не поймут, что кто-то посторонний роется у них в голове. С магами может быть сложнее.
В одной из подобных книг была описана техника, которая помогала концентрировать флюиды собственного тела, выделяющиеся через ауру. Если направить их в нужном тебе направлении, например, сделать видимость слабости, люди, а в особенности маги, подсознательно будут считать тебя слабым. Таким способом можно запугивать людей, или навевать им чувство собственной привлекательности. Управлять флюидами можно с помощью тех самых эмоций, только со временем человек может менять поток флюидов по своему усмотрению только по желанию. Проще говоря, с помощью флюидов можно внушить человеку страх и любое другое чувство. Главное - научиться и привыкнуть.
А еще, посмотрев как-то вечером телевизор, я решил создать себе пару «спецэффектов». Например, небольшой торнадо вокруг тела или просто ветер, который поднимает меня в воздух. А еще несколько безобидных молний из глаз пустить могу. Очень красиво получается. Правда, очки мешают.
Критчера чуть удар не хватил, когда я продемонстрировал ему несколько таких «спецэффектов».

Весь день до возвращения Дурслей мы с Критчером занимались уборкой. Мне же не нужно, чтобы горячо любимые родственники поняли, что я во время их отсутствия жил в доме номер 4.
Следующим утром я поел и отправился в дом миссис Фигг, решив дождаться родственников именно там, как пай-мальчик. До обеда я откровенно скучал, практикуя некоторые заклятия на кошках. Я даже попытался влезть в голову к одной из них, применив беспалочковый Легилименс. Мне это удалось. Правда, увидел я немного, и потом целый час вместо слов изо рта вылетало мяуканье. Ненавижу кошек!
Да уж, в следующий раз буду знать, что в голову зверей лезть не следует. А вот, интересно, что будет, если применить Легилименс к МакГонагалл, когда та в анимагической форме? Хм, нужно будет как-то попробовать, на досуге.
За своими мечтаниями я не заметил, как возле дома остановилась машина. Дядя Вернон раздраженно посигналил и поехал дальше. Усмехнувшись, я поднялся и побрел к дому номер 4. Ну, что ж, начнем, пожалуй.
- Отнеси сумки в дом! – приказал дядя Вернон. Я удивленно моргнул. А где же оскорбления?
- Не стой! Делай, что сказано! – крикнула с порога тетя.
Я повел рукой. Чемоданы приподнялись над землей, а я, пока никто не заметил, взял их за ручки и медленно пошел в дом, делая вид, что мне тяжело. Проделав такое со всеми сумками, я спустился в гостиную.
- Что-нибудь случилось, пока нас не было? – поинтересовалась тетя Петунья.
- Миссис Фигг упала с лестницы и попала в больницу. У нее перелом ноги. – Нейтральным голосом ответил я и огляделся в поисках Дадли, которого еще не видел.
Искомый нашелся быстро. Ну, что я могу сказать? Курорт явно пошел ему на пользу. Со своих 120 килограмм он похудел до ста. Конечно, умнее он вряд ли стал, но и то прогресс.
- С лестницы упала, говоришь? А не ты ли ей в этом помог? – сощурив поросячьи глазки, поинтересовался старший Дурсль.
- Если вам говорят, что я преступник, то это еще не значит, что говорят правду. – Тихо ответил я, пожимая плечами. И не ложь, и не правда.
- Ну да, ну да! – фыркнул дядя. – Ты еще скажи, что твой отец был честным человеком.
- Был! – с улыбкой кивнул я. – Он был аврором. То есть, магическим полицейским. И умер он только потому, что был слишком доверчив.
- Что за бред ты несешь!? – воскликнула тетка.
- Только правду.
Я еще раз открыто улыбнулся и пошел к себе в комнату.
Сначала я думал хорошенько напугать Дурслей, чтоб неповадно было. Но, они же не виноваты, что один старый маразматик запудрил им мозги. Они такие же марионетки, какой был я. И посему, я решил открыть им глаза на правду. Хотя, от мести я не собираюсь отказываться. Слишком долго я об этом мечтал.
Почитывая, я на ходу старался заучивать заклятия. Как подкрался вечер, я честно не заметил, за своими стараниями. Не сказать, что мне все удавалось с первого или даже второго раза. Особенно это относилось к заклятиям на древнелатинском. Единственное, что мне помогало в этой ситуации это хорошая память. И даже не смотря на то, что меня часто били по голове, память меня не подводила.
Отложив книгу, я привязал к лапке Хедвиг маленький мешочек с парой галлеонов и оправил на магическую почту за «Ежедневным Проком».
- Поттер, иди ужинать! – проорал с первого этажа Дадли. Да, как я и говорил, мозгов у него не прибавилось.
Весь ужин Дурсли старательно не обращали на меня внимания. Я, в принципе, и не пытался завести разговор.
Не успел я доесть, как в окно влетела моя сова с газетой. Отправив Хедвиг на охоту, чтобы Дурсли не сердились, я раскрыл прессу. Так-так, что тут у нас? Надеюсь, именно то на что я надеялся.
«… Бывший министр магии Корнелиус Фадж сегодня официально покинул кабинет…»
- Давно пора! – в голос фыркнул я. Клюнут?
- Что пора? – переспросила тетя.
- Да вот, министр, наконец, освободил свое нагретое место. – Ответил я, не отрываясь от статьи. – Интересно, кто будет следующим министром?
- Как? Министр? – возгласил дядя.
- Да. Корнелиус Фадж, министр магии. Уже бывший.
- А, ты о своих…. Об этих… - облегченно вздохнул старший Дурсли. – Почему ушел?
Клюнули!!!
- Да вот, в прошлом году возродился самый сильный и ужасный волшебник столетия, а он не поверил. Настаивал на сумасшествии Золотого мальчика, и на том, что Дамблдор хочет забрать его место. И если со вторым подозрением я согласен, то с первым - нет! А теперь, значит, Вольдеморт напал на министерство, и Фаджу ничего другого не оставалось, как извиниться и добровольно уйти с должности министра.
- Подожди, как это «возродился»? – не понял дядя Вернон.
- Долгая история! – буркнул я. Ну вот, они заинтересовались. Это хорошо. Они же должны знать, что их племянник-преступник самый известный парень в Магическом мире!
- Так давай покороче! – настояла тетя Петунья, которой тоже стало интересно.
- Если короче, то слушайте! – Я втянул в легкие побольше воздуха, и с немалой иронией в голосе начал: - Вольдеморт – самый страшный и сильный волшебник столетия. Он называет себя Темным Лордом Вольдемортом, а Магический мир с замиранием сердца называет его – Тот-Кого-Нельзя-Называть, или Вы-Сами-Знаете-Кто. Эти придурки боятся его имени, будто само оно появится из воздуха и укусит произносящего. И бред все это, что на имя наложены следящие чары! Так вот, Вольдеморт лет двадцать терроризировал Магический мир, пока шестнадцать лет назад одна чокнутая провидица не произнесла пророчество, что мол, родится ребенок, тогда-то и тогда-то, и убьет Темного Лорда. Вольдеморт узнает о пророчестве и идет убивать годовалого мальчика. Посылает в него смертельное заклятие, которое отбивается от ребенка и попадает в самого Темного мага. Он умирает, а мальчик, который незнамо как выжил от самого страшного заклятия в мире, становится самым знаменитым ребенком. Его и называют Золотым мальчиком или Мальчиком-который-выжил. В прошлом году Темный Лорд воскрес, с помощью крови своего заклятого врага, то бишь Золотого мальчика. Было сражение между ними, но Мальчику-который-выжил опять удалось выжить. Но мало кто поверил, что Вольдеморт возродился, и все газеты писали, что Золотой мальчик - чокнутый псих. А три недели назад в самом Министерстве было сражение Пожирателей Смерти – это прихвостни Вольдеморта – и Золотого мальчика с группой поддержки. Потом появился сам Вольдеморт, и как раз тогда на место встречи прибыли авроры с министром во главе. Все! – я устало выдохнул. Я решил рассказать всеобще принятую историю. Нахватало еще, чтобы Дамблдор с помощью Легилименс узнал что-то не то.
- А откуда ты все это знаешь? – после длительной паузы спросил дядя Вернон, прищурив свои поросячьи глазки.
Я опять устало вздохнул, мысленно усмехаясь, и развернул газету, где во всю страницу красовалось мое фото с Турнира Трех Волшебников, а сверху была надпись огромными буквами: «Не осталось сомнений, Гарри Поттер – Герой Магического мира! Он победит Того-Кого-Нельзя-Называть!».
Тетя, дядя и даже Дадли пораженно переводили взгляды с газеты на меня.
- Шрам в виде молнии остался от смертельного заклятия, которым меня хотел убить Вольдеморт. – Тихо сказал я.
Старший Дурсль икнул и приоткрыл рот, но так ничего и не сказал.
- Не верю! – воскликнула тетя Петунья.
- Да мне то что? Хотите, верьте, хотите – нет. Вы спросили, я ответил.
Я поставил газету на стол и, поднявшись, вышел из комнаты. Пусть почитают, им полезно.
Полистав еще немного книгу, я лег спать.
Уснул я почти сразу, чтобы очутится в своих кошмарах. Чтобы рыдать над их предательством. Чтобы опять стать жалким, жалеющим себя подростком. Боги, как это больно! Как я их НЕНАВИЖУ!

Как только зеленый луч из палочки директора коснулся моей матери, я с рыком проснулся. Была глубокая ночь, но я понимал, что не смогу уснуть. Мне было больно, и слезы безостановочно катились по щекам. Именно в такие моменты я забывал про месть и хотел сдохнуть. Ведь это так легко: умереть и забыть обо всем этом. Забыть предательство. Забыть боль. Обрести, наконец, покой.
Но кто меня отпустит? Обладатель тихого шепота, который появляется с легким, приятным, но холодным ветерком явно не желает моей смерти. И делает все, чтобы я остался жить. И эти кошмары…. Иногда мне кажется, что это не шутка моего подсознания, а продуманный ход того, кто нашептал мне про месть. Про жизнь ради мести.
А мне всего лишь хотелось спокойной жизни. Любящей жены, уютного домика, верных друзей и нескольких смешных ребятишек, которые при виде меня с криком «Папа» кидались бы мне в объятия. Но сейчас…. Сейчас я хочу только свободы.
Поднявшись с кровати, я решил отправиться в дом Блэков, чтобы посоветоваться с леди Вальпургией по поводу моих дальнейших действий.
- Критчер! – тихо позвал я. Эльф незамедлительно появился предо мной и молча, следуя моему жесту, поклонился в ноги. – Кто сейчас в доме на Гриммо?
- Никого, молодой хозяин! Все разошлись еще вчера на какое-то задание! – тихо прокряхтел эльф.
- Как мне везет в последнее время! – вяло заметил я. – Хорошо! Перенеси меня к портрету леди Блэк.
Уже через несколько мгновений мы стояли на лестнице.
- Почтенная леди, приношу вам свои извинения за столько поздний визит, но мне нужно с вами посоветоваться! – учтиво, удивляясь самому себе, проговорил я, легко поклонившись, когда Вальпургия открыла глаза.
- А, это ты, мальчик! – усмехнулась женщина на портрете. – Критчер мне много рассказывал о твоих занятиях. Поздравляю с удачным провидением ритуала!
- Спасибо! – скромно, чего уже давно не было, улыбнулся я.
- Так что ты хотел?
- Ну, я не знаю, что мне делать. То есть, я сейчас учусь новым заклятиям, и прочему…. Так же собираюсь немного подправить мозги своим родственникам-магглам, но что мне еще делать?
- Для начала тебе следует зайти в Гринготтс и заверить наследство Блэков. Ты получишь титул лорда и официальное подтверждение, что ты наследник моего дома. А затем ты должен привести себя в порядок! Что это за очки? А одежда? В общем, купи себе нормальную одежду. И я говорю не просто одежду твоего размера, а что-то аристократическое. Я хочу, чтобы все в тебе соответствовало аристократу. И прическа, и манеры и одежда. Ты все понял?
- Да, леди, я все понял и постараюсь уладить все в ближайшее время. – Смиренно ответил я.
- Молодец. И еще одно, держи эмоции в узде. С этим нельзя шутить. Ты сильный маг, но если сорвешься, погубишь и себя и пол Лондона в придачу. Я вижу, как ты изменился. – Вдруг очень ласково и тихо сказала женщина. – Магическим портретам это виднее чем людям. Посмотри на себя в зеркало, даже черты лица изменились. Это пойдет тебе на пользу. Не стоит бояться. Если хочешь выжить, прими это как дар, а не как проклятие. Будь тем, в кого тебя превращает собственная магия.
- Спасибо, миледи! – охрипшим голосом пробормотал я.
Если честно, то не все из слов миссис Блэк было мне понятно, но настала пора принять решение. Пора прекращать эти ночные кошмары. Я ведь знал, я чувствовал, что если откроюсь на встречу изменениям и поддамся таинственному шепоту, то прекратятся кошмары. Я знал, что смогу вновь стать сильным духом, и я знал, что смогу найти свою дорогу.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 21:19 | Сообщение # 11
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 3 (продолжение)

Проснулся я самостоятельно, что, несомненно, меня удивило. Никто не стучал в дверь и не орал. Не уж то Дурсли решили не трогать Героя Магического мира? Было бы здорово!
Пройдя в ванную, я заглянул в зеркало. Раньше как-то не особо обращал внимания на свой внешний вид, но сейчас мог с уверенностью сказать, что леди Вальпургия была права, когда попросила привести себя в порядок. Следовало бы! Дадлина одежда, круглые, сломанные очки и торчащие во все стороны длинные волосы меня явно не красили. Когда я стригся в последний раз? В прошлом году? Наверное, ибо волосы уже закрывали шею. А на счет изменений… Ничего конкретного я не заметил. Разве что черты лица заострились и приняли какой-то хищный вид. Или показалось?
Нужно сходить в Гринготтс, а затем по магазинам. Да уж, это будет долгий день.
Покопавшись в своем довольно таки маленьком, но очень загруженном шкафу, я вытянул школьную форму. Это единственная одежда в моем гардеробе, которая является новой и полностью мне подходит. Надев брюки и рубашку, я еще раз оглядел их на наличие эмблем отличия. Не найдя оных, я спустился в кухню и, сделав себе бутерброд, перекусил. Выйдя в гостиную, я столкнулся там с тетей, которая куда-то собиралась. Дяди и кузена видно не было.
- Уходите? – осведомился я.
- Да, мы уезжаем в Лондон. – Ответила тетя, к моему удивлению, довольно нейтральным голосом.
- А можно мне с вами? Нужно кое-что прикупить.
- За какие деньги? – раздраженно спросила тетя.
- Родители не оставили меня без наследства. – Пожал плечами я.
- Хорошо, только, не дай Бог, ты что-то выкинешь! – поджав губы, согласилась она.
- Славно! Я только возьму мантию!
Быстро сунув в рюкзак мантию-невидимку отца, я спустился в низ.
Проезжая недалеко от Дырявого котла, я попросил дядю остановиться.
- Спасибо, что довезли! Вернусь сам. – Я вынул мантию и, под ошарашенные взгляды родственников, стал невидимым. – Буду поздно! – предупредил я, захлопывая дверь автомобиля.
В Дырявый котел я проник никем незамеченным, проскользнув внутрь за каким-то магом. На Косую алею, попал так же. Эх, как же я все-таки люблю свою мантию-невидимку!
Пока добрался до банка, сбил с ног четверых волшебников. Извиняться не стал, они меня и так не видят. В банк в мантии войти, к сожалению нельзя, так что, осмотревшись и убедившись, что за мной никто не следит, я снял мантию и вошел. Стараясь ни на кого не смотреть, я подошел к ближайшей кассе.
- Здравствуйте, я хотел бы подробней узнать о своем наследстве. – Предельно вежливо заговорил я, улыбаясь гоблину. Представляться не стал, зачем? Меня и так все знают.
- Вы хотите узнать только о наследстве Поттеров? – осведомился гоблин.
- Нет. Я хотел бы подтвердить наследство Блэков.
- Конечно. – Кивнул он и попросил следовать за ним.
Я послушно поплелся следом. Сопровождающий привел меня в небольшой, но дорого обставленный кабинет. За столом сидел, конечно же, гоблин.
- А, мистер Поттер! – прокаркал он. Довольно приветливо, должен заметить! – Проходите, садитесь. Чаю?
- Не откажусь, спасибо!
На столе передо мной появилась чашка горячего напитка. Глотнув чаю, я с наслаждением почувствовал, как тепло расходится по всему тело. Хорошо!
- Меня зовут Кагарус Зарулис! – для начала представился он. – И так, мистер Поттер, вы пришли, чтобы заверить, наконец, наследство Милен? – спросил гоблин.
- Нет, я…. Простите, какое такое наследство Милен? – сощурившись, спросил я.
- Ну, как же, разве вы не знали, что ваша бабушка оставила все вам? – гоблин выглядел крайне удивленно.
- Старый маразматик! – зло прошипел я. Надеюсь, Дамблдору икается.
- Я так понимаю, это относится отнюдь не ко мне. – С усмешкой спросил собеседник.
- Не к вам! – кивнул я. – И так, прошу рассказать мне подробней о наследстве и бабушке.
- Конечно! Александра Милен была вторым ребенком в семье, и все по наследству досталось ее брату, и поэтому, когда подписывался брачный контракт с Карлусом Поттером, об объединении родов речь не шла. Но, так случилось, что двадцать лет после свадьбы Александры и Карлуса брат вашей бабушки погиб, и все наследство перешло к ней, за неимением других наследников. Ваша бабушка все завещала вашему отцу, но он не успел подтвердить наследство, так как погиб через три месяца после смерти матери. Так что, наследство автоматически ваше.
- А что вы говорили об объединении родов?
- Ах да! Если бы роды Поттер и Милен объединились, то ни вы, ни ваш отец ничего бы не получили. Понимаете, когда ваш отец женился на вашей матери, Карлус Поттер лишил его наследства и титула лорда. Не подумайте, не потому что он был против магглорожденных, а потому, что такие правила в вашем роде. Ведь Поттеры почти такой же древний род, как Нотты.
- Понимаю. – Медленно кивнул я, переваривая информацию. - Значит, мне нужно заверить наследство Миленов и Блэков!
- И так, с наследством Блэков проблем не будет. Вам всего лишь нужно подписать документы и получить печать рода. А вот с наследством вашей бабушки будут некоторые затруднения, так как наследство может вас попросту не принять. Род Милен также очень древний и богатый, и все его представители были чистокровными, и Артефакт Рода может отклонить вас из-за нечистоты крови.
- Хорошо. - Задумчиво вздохнул я. - Ну, не примет, то так оно и будет! Давайте, для начала разберемся с Блэками.
- Конечно! Мне нравится ваш оптимизм! - гоблин достал из стола бумаги и протянул мне. - Подпишите вот здесь, и здесь. Хорошо! Держите кольцо и ключ от сейфа. С помощью кольца-печати вы сможете перемещаться в дом Блэков без каких-либо трудностей, где бы вы ни были.
- Отлично! - я искренне порадовался такому подарку. Вдруг попаду в какую-то передрягу! - Я так понимаю, мне нужно просто очень захотеть оказаться в доме и дотронуться до печати?
- Да, именно так.
- Прелестно! - я противненько усмехнулся. Это решает много затруднительных моментов.
- Вот и проявляется ваше родство со змеями. - Хмыкнул гоблин.
- Что, простите? - не поняв, переспросил я.
- Говорю, ухмылка у вас, как у слизеринцев. Темный Лорд удавился бы от зависти. - Не знаю, какое было у меня выражение лица, но гоблин от души рассмеялся.
Да уж, хотелось бы мне посмотреть, как Вольдеморт давится от зависти! Хотя, нет, не хотелось бы. Потом еще перед Слизерином пришлось бы ответ держать.
- Мистер Поттер, прошу, пройдите за мной к сокровищнице рода Милен! – как-то торжественно произнес гоблин.
Ненавижу кататься на этих вагонетках. Я трижды чуть не вылетел из кресла, и дважды меня чуть не вырвало! И это все за какие-то десять минут езды. Но, что ни говори, этот способ передвижения нравится мне куда больше каминной сети!
Наконец, поездка окончилась, и я с удовольствием ступил на твердую землю. Гоблин подвел меня к массивной двери «сейфа» и, проведя ключом в нужных местах, отошел. Дверь медленно, но без единого скрипа открылась, и моему взору предстала удивительная картина. Столько золота, артефактов и книг я еще в жизни не видел.
- Это главная сокровищница рода Милен. – Уловив, наверное, мой взгляд, проинформировал гоблин. – Проходите внутрь, мистер Поттер!
Мистер Зарулис несколько минут копался в массивном ящике с драгоценностями, пока не выудил оттуда красивый перстень из белого золота.
- Вот он – Артефакт Рода! Капля крови, мистер Поттер, и мы будем знать, приняло ли вас наследство леди Милен или нет.
Я, не отводя взгляда от кольца, взял какую-то шпильку, лежащую на купе золота, и даже не поморщившись, порезал палец. Несколько красных капель упали на перстень. Некоторое время ничего не происходило, и я уже подумал, что меня не приняли, но тут кольцо засветилось. Все произошло настолько быстро, что я даже не успел понять, какого цвета было свечение.
- Поздравляю с вхождением в род, лорд! – гоблин пожал мне руку и всунул небольшой мешочек. – Этот кошелек напрямую связан с сокровищницей, и если вам понадобятся деньги, вам не придется идти в банк, стоит только пожелать, и тут появится нужная сумма. Мешочек невозможно украсть, он всегда будет возвращаться к вам, а для вора он будет пустым. Очень удобная вещь!
- Спасибо, это действительно удобно! – я улыбнулся той открытой улыбкой, которой уже давно не было на моем лице. Все складывалось как нельзя лучше.
- Предлагаю вернуться в кабинет и обсудить еще кое-какие детали. У меня для вас есть хорошие новости.
- Даже так! Действительно хорошие, или мне еще кого-то надо убить, кроме Вольдеморта? - осведомился я.
- Ну, что вы, лорд! - рассмеялся мистер Зарулис. - Никого не нужно убивать! Это будут действительно хорошие новости, особенно для такой работы как у вас!
- Работы?
- Герой Магического мира - тоже работа!
- Ну да, ну да! - кивнул я, надевай печать Миленов на средний палец.
Уже через пятнадцать минут мы сидели в кабинете гоблина. Он налил мне что-то спиртное, а я, не возражая, выпил. Столько открытий за один день…
- И так, лорд, вы глава сразу трех родов, а это не просто так. Теперь, когда вы приняли наследство и стали главой таких древних родов как Милен и Блэк, вы официально считаетесь совершеннолетним!
От этого заявления я поперхнулся воздухом.
- Совершеннолетним?! - переспросил я, не веря собственному счастью.
- Да! К сожалению, на возможность колдовать вне стен школы это не распространяется, но теперь вы не нуждаетесь в опекуне. Вы можете жить один и самостоятельно располагать своими деньгами. Это хорошая новость?
- Это замечательная новость! - воскликнул я, не сдержав эмоций, за что и поплатился. Массивный стол мистера Зарулиса подпрыгнул в воздухе, и я еле сумел удержать его от пируэта.
- Хм, как интересно! - заметил старый гоблин. - А я то думаю, почему вы так сдержаны и холодны! А вы, оказывается, держите стихийную магию! Да, давно я не видел такого. И, признать, не ожидал увидеть у подростка искусство стихийной магии. Могу с уверенностью сказать, что вы превосходно держитесь! И не волнуйтесь! Скоро вы привыкнете, и постоянный контроль будет не нужен.
- Еще одна замечательная новость! - заметил я.
- Да-да! И это не последняя! Кроме денег, драгоценностей и всего прочего, что лежит у нас в банке, у вас теперь есть несколько собственных домов. Дом Блэков, на Гриммо 12, думаю, о нем вам известно. И родовое гнездо недалеко от Лондона. Об остальной недвижимости вы можете узнать по желанию. Сейчас ее перечислять, думаю, нет смысла.
- Это…. Даже слов не хватает!
- В общем, вы в восторге!
- Да!
- Чудесно! Печать действует так же, как и перстень Блэков.
- Мистер Зарулис, спасибо большое, вы мне очень помогли! - искренне поблагодарил я. - Я бы хотел, что бы обо всем этом никто не узнал, как можно дольше! Ведь мой опекун проверяет состояние счетов?
- Да! Альбус Дамблдор не только проверяет счета, он ими пользуется. Но о наследстве Милен он явно даже не подозревает. И так, вы хотите, чтобы все осталось в тайне? Хорошо, это не проблема! Для Дамблдора все останется по-прежнему. Но вы же понимаете, что через полгода все вылезет наружу?
- Да, это я понимаю. Но думаю, это уже не будет иметь значения. Полгода - довольно большой строк.
То, что гоблин совсем не в восторге от Дамблдора, меня не удивило. Они всегда были умными. Жаль только, что они не вмешиваются в политику. Все было бы намного проще.
- Есть еще какие-то пожелания, лорд?
- Да. Мне нужно перевести довольно большую сумму в маггловские деньги.
- Конечно, как пожелаете! Сейчас же все оформлю!
Пока гоблин еще раз проверял документы и переводил галлеоны в фунты, я думал обо всем случившемся. Слишком много информации на мою голову. Хотя вся она была более чем благоприятной, мозг все равно не воспринимал все это всерьез до конца. Это ж надо! Наследство бабушки, о которой я, между прочим, впервые слышу. Да и еще, какое наследство! Я теперь почти как Малфой! ТАК просто НЕ может везти! А значит, скоро случится что-то плохое. Так всегда бывает. Сначала все хорошо и почти безоблачно, а потом БАХ, и все летит под хвост Церберу! И этого я боюсь. Ей-Богу боюсь! С моим везением этот «БАХ» не просто плохая оценка в школе, это попытка убить меня или моих близких. И это еще в лучшем случае! То плохое, чего я сейчас ожидаю, может быть настолько катастрофичным, что… Что даже думать об этом не хочу!
От волнения, что меня сейчас охватывало, хотелось выть. Предатели на каждом шагу, и нужна «постоянная бдительность». А мне еще требуется как-то справляться с эмоциями, чтобы те не вышли из-под контроля и не снесли пол Лондона.
- Мистер Поттер…. Или, вы предпочитаете, чтобы вас называли лорд Милен-Блэк? – озадачился гоблин.
- Нет, пока можно Поттер. – Улыбнулся я. – Скажите, вы же продолжите вести мои дела? Я имею в виду, со всеми наследствами?
- Да, конечно. Но если вы желаете…
- Нет-нет, вам я доверяю.
- Хорошо! – тоже заулыбался мистер Зарулис. – Так вот, мистер Поттер, хочу разъяснить некоторые детали, о которых, признаться, совершенно позабыл. Дом Блэков принял вас, потому что вы прямой наследник по завещанию, а это не мало значит. Но дом Миленов принадлежит вам кровно, а не по завещанию, так как в нем ваше имя не указано, и это еще не значит что он вас примет. Как только вы появитесь там и коснетесь самого дома непосредственно, это выяснится. Но должен вас предупредить. Чтобы такой дом подчинился вам, а не подчинил вас, что вполне возможно, вы должны соответствовать роду аристократов. И не только духовно, что, конечно, не мало важно, но и внешне! Не поймите не правильно…
- О, я все понимаю. О моем внешнем виде меня уже просветили, и сейчас я собираюсь отправиться за покупками. К сожалению, по магическим магазинам я ходить не могу. Сами понимаете, мой шрам узнает даже мелкий ребенок, но я постараюсь привести себя в порядок в маггловской части Лондона. – Заверил я гоблина.
- Шрам? Да, это проблемно. Но, я могу вам помочь. Понимаете, этот знаменитый знак на вашем лбу скрыть или удались магическим путем невозможно. Но это относится только к некоторой магии. Я в силе скрыть его на время. Не больше десяти часов, правда, но думаю, вам этого хватит, чтобы привести себя в порядок. А волосы я бы порекомендовал привести в подобающий вид именно в магическом салоне, так как они у вас не от недостатка расчески так торчат. Это передается по генной линии в родах анимагов. К сожалению, вам этот дар не передался, но ген то никуда не делся!
- Значит, мне не быть анимагом? – огорчился я.
- Нет, ну почему же? Этому можно поспособствовать некоторыми зельями, а затем научиться. Но вы не природный анимаг, какими были ваш отец, дед, прадед и так далее.
- Спасибо вам большое! Вы мне так помогли! Даже не знаю, как вас отблагодарить…
- О, поверьте, то, что я веду ваши дела, приносит мне немалую прибыль, так что лишней благодарности не надо! – по-моему, скромненько отказался гоблин. – И так, посидите смирно! Это заклятие может вызвать временный дискомфорт, но это лишь потому, что, во-первых, магия гоблинов вам все-таки чужда, а во-вторых, ваш магический знак захочет побороться с моим заклятием. Но, думаю, оно того стоит!
- Безусловно! – согласился и, прикрыв глаза, стал слушать тихое бормотание мистера Зарулиса.
- Все! – возгласил гоблин по истечению пяти минут. – Если вам что-то понадобится, можете прислать сову лично мне или же приходите прямо сюда, в мой рабочий кабинет! Если что-то случится, я в свою очередь, напишу вам прямо в Родовое Гнездо Миленов. Вы же собираетесь там поселиться?
- Да, думаю, перееду туда, если дом меня примет!
- Вот и прекрасно! И еще, на счет очков, нужно просто правильно настроить нити магии от Ядра.
- Спасибо, учту!
Попрощавшись с мистером Зарулисом, я накинул мантию-невидимку и уже с маггловскими фунтами вышел из банка.
Центр Лондона радовал глаз разнообразием магазинов с кричащими о шике витринами, салонами красоты, дорогими отелями и прочими роскошными заведениями.
В одежде и моде я, мягко говоря, не разбирался, так что решил пойти в самый дорогой торговый центр. Там, во-первых, почти вся одежда модная, а во-вторых, работники дорогих бутиков чаще всего знают толк в своей работе и за хорошие чаевые сделают для своего клиента все, что тот попросит.
Если не считать прически и очков, то выглядел я довольно сносно. По крайней мере, одежда была моего размера и выглядела прилично.
В первом бутике, в который я заглянул, мне удивились, но никто ничего не сказал, только охранник странно покосился.
- Вас что-то интересует? – терпеливо и довольно вежливо поинтересовалась одна из консультантов.
Еще перед входом в торговый комплекс я постарался скопировать манеру разговора и выражение лица Люциуса Малфоя, когда он ходит по Косой аллее. Получалось не очень убедительно, но держаться помогали только мое личное сумасшествие в виде новоприобретенных черт характера и сдерживание эмоций.
Как можно более холодно посмотрев на девушку, я еще раз оглядел красивую одежду на вешалках и, кивнув, ответил:
- Да. Вы знаете, я хочу полностью обновить гардероб.
Охранник тихо хмыкнул себе поднос. Что меня разозлило. Ну да, я нервный в последнее время. А почему бы и нет? Блин, да у меня вся привычная и дорогая сердцу жизнь рушится прямо на глазах! Меня предали те, кого я любил! Да и люблю еще… Я вообще удивляюсь, как я еще не свихнулся! Хотя, то, что я чуть не покончил с собой, думаю явное начало психоза и сумасшествия. Почему я собственно удивляюсь своим столь стремительным изменениям? Тут нечему удивляться. После всего пережитого есть только два пути: покончить с жизнью, или забыть все то что было до… ИХ я забыть никогда не смогу. А вот свою доброту и наивность…. Не стоит удивляться, что я становлюсь бесчувственным чудовищем. В конце концов, что-то хорошее во мне будет всегда. Например, любовь к Гермионе. Память о родителях и Сириусе. Воспоминания о крестном до сих пор причиняют боль, а значит, не такой уж я и бесчувственный. И не такое уж чудовище. Я просто изменился, чтобы выжить и жить дальше.
Презрительно скривив губы, я сложил руки на груди и чисто снейповским взглядом уставился на консультанта. В ауру я постарался вплести флюиды собственной силы, чтобы магглы боялись меня. Взгляд, наверное, получился что надо, и флюиды не подвели, так как девушка еле заметно вздрогнула и сразу же предложила мне кофе.
Усевшись в кресло, я начал листать предложенные каталоги с разными фасонами одежды. Стараясь вспомнить, как одевается золотая молодежь Слизерина, типа Малфоя, Нотта и Забини, я выискивал все классическое, дорогое, шелковое и, по словам девушек, модное.
В течение следующих трех часов на меня водопадом сыпались костюмы, брюки, рубашки, водолазки, туфли, аксессуары и чеки с бешеными суммами денег.
Боги, Мерлин и Моргана, я никогда не думал, что это будет ТАК ужасно!!! Да уже после часа примерок и показов я был согласен на битву с Василиском, и поход по лабиринту заселенному разными тварями, из Турнира. Чуть не плача я старался «держать лицо».
Я никогда раньше не думал, что мне может понадобиться такое количество одежды, обуви и аксессуаров. Зачем мне, спрашивается, по новому костюму на каждый день на два года вперед?! Да лучше бы я Дадлины обноски носил! Если бы не обещание, данное леди Вальпургии, и жизненно необходимый аристократический внешний вид для подчинения дома, я бы уже давно плюнул на все это и убежал бы домой! Но неееет… Я же хочу выглядеть аристократом? Вообще-то, не очень хочу, но надо.
Все что я примерил, мне однозначно не нравилось! Шелк не грел и пропускал холодный ветерок. Брюки были тесными в области филейной части. Разные манжетики натирали кожу с непривычки. А чего стоит белье?! Ладно, я еще понимаю шелковые боксеры, в которых не так уж и не удобно, но вот эти миниатюрные плавки вызывали у меня нервный тик! Лишь уверения консультантов, что выгляжу в этом всем я очень хорошо и богато, давали мне силы терпеть.
Вырвавшись из того бутика, оставив там кучу денег, я направился купить несколько джинсов и простых рубашек. Ну не буду же я, в самом деле, каждый день мучиться в этих аристократических шмотках! А джинсы мне привычны хотя бы на ощупь.
Так же в том торговом центре нашелся магазинчик оптики. Свои, уже родные, круглые очки, я сменил на прямоугольные в тонкой серебряной оправе.
Наложив отталкивающее и заглушающие чары, я вызвал Критчера и отправил его со всеми покупками в свою маленькую комнатку в доме Дурслей.
Наконец, мои мучения закончились!

На Косую аллею я возвращался уже полностью приодетый и изменившийся.
Теперь узнать меня мог, хоть и с большим трудом, только тот, кто знаком со мной лично, и очень хорошо. Конечно, в полностью обновленном гардеробе, без очков и в элегантной кепке я сам себя не узнал, когда глянул в зеркало.
Следующей моей целью был магический салон красоты. Он нашелся довольно быстро. Усевшись в кресло перед зеркалом, я позволил миловидной ведьмочке делать со мной, что ей вздумается, главное, чтобы моя прическа была красивой и элегантной. Девушка, наверное, признала во мне аристократа и пообещала сделать все в лучшем виде.
Со стороны я, наверняка, выглядел расслабленным, а на самом деле я концентрировал всю магию на глаза. Без очков я, конечно, не слепец, но вижу очень плохо и расплывчато, а нити магии, подключенные к зрению, помогали мне видеть так же хорошо, как в очках. Правда, было довольно тяжело, так как при таком напряжении даже нормально дышать трудно.
Час прошел на удивление быстро. Я даже не чувствовал, что же там делает с моей головой девушка. Я вообще почти ничего не чувствовал, уйдя в себя, дабы контролировать стихийную магию и эмоции.
- Можете взглянуть в зеркало! – как сквозь вату услышал я.
Собравшись, я поднял голову и застыл от удивления. Непослушные волосы, которые всегда жили своей жизнью, то есть торчали в разные стороны, как бы я их не расчесывал, теперь были гладкими и шелковистыми. Черные пряди лежали одна к одной. Челка была длиннее остальных прядей и красиво закрывала правую часть лба и глаз, что было как нельзя кстати.
Волосы теперь закрывали уши, и были пострижены «лесенкой». Новая прическа смотрелась так изящно и мужественно одновременно, что я даже приоткрыл рот от восхищения. И сразу же потерял контроль над нитями Ядра, которые так долго держал. Конечно, перед глазами сразу все расплылось, и мне понадобилась целая минута, чтобы вернуть на место нити, а с ними и зрение. Оглядев прическу еще раз, я понял, что она мне нравится.
Поблагодарив девушку и расплатившись, я пошел в магазин одежды. Все-таки маггловские шмотки отличаются от магических. Прикупив мантий, и еще всего по мелочам, я, наконец, решил возвращаться домой.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
неканонДата: Суббота, 15.05.2010, 22:18 | Сообщение # 12
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
ааааааааааааааааааааааааа!!!!!!!!!
вот собственно и все))) автор волшебник))
Гарри аристократ, блин, Волдя обзавидуеться!!!!!! поделитесь, какие у вас планы по поводу Малфоев и Снейпа?)
проды)))))) happy
спасибо



когда придумаю что тут написать-напишу

Сообщение отредактировал неканон - Суббота, 15.05.2010, 22:20
 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 22:56 | Сообщение # 13
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Ну... Малфой со Снейпом сыграют не последню роль в фике. Люциус скоро появится, главе к пятой или шестой. А Северус чуть позже.
Ладно, еще одна глава, и спокойной ночи tongue



Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 22:58 | Сообщение # 14
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 4

Такси остановилось возле дома номер 4, по Тисовой улице. Постучав в дверь, я поудобней перехватил пакеты с покупками и стал дожидаться, когда мне откроют. Дверь открылась, и на меня, с немым вопросом в глазах, уставился Дадли.
- Вам кого? – наконец спросил он, оглядев меня с ног до головы.
- Нет, я, конечно, понимаю, на улице уже темно, и у тебя не очень хорошая память, но мы все-таки долгие годы живем под одной крышей, как ты можешь меня не узнать? – поинтересовался я, когда прошел первый шок.
- Поттер? – удивленно воскликнул кузен.
- Нет, Лорд Вольдеморт! – раздраженно кинул я, протискиваясь в прихожую.
- В… Вольдеморт? – заикаясь, переспросил парень. Видно на Дурслей хорошо повлияла моя вчерашняя история, и они тоже стали бояться моего когда-то злейшего врага.
- Дадли, я пошутил! Том, наверное, сейчас в Малфой-Мэноре икает!
Не дожидаясь ответа, я пошел в свою комнату и бросил пакеты к остальным. Разгребать все это барахло сегодня у меня не было настроения. Да и устал я.
Я отпустил нити Ядра и надел новые очки. Этот сверхконтроль очень утомляет. Нужно будет поискать какое-нибудь заклятие или зелье в старых фолиантах Слизерина для улучшения зрения.
- Поттер, иди ужинать! - пробегая возле моей комнаты, заорал Дадли и для верности пнул дверь ногой.
Мне уже прям не терпится увидеть, как на меня нового отреагируют старшие Дурсли.
- Добрый вечер! - вальяжно войдя на кухню, проговорил я.
Дядя Вернон подавился тем, что ел, а тетя Петунья просто в шоке смотрела на меня.
- Что-то не так? - обеспокоился я.
- Поттер? - переспросила тетка.
- Да, тетя, это я. Знаете, Дадли меня тоже не сразу узнал! Богатым буду! - я широко улыбнулся родственникам. - Ну, как вам? - покрутившись немного на месте, я все-таки соизволил сесть за стол.
- Ты изменился… - Наконец, выдала тетя.
- Спасибо. – Важно кивнул я.
Размышляя, я принялся за ужин. Так, нужно будет взять несколько уроков этикета. Гермиона когда-то, конечно, учила нас с Уизли пользоваться всеми приборами, и большинство из них я даже запомнил, но вот попрактиковаться как-то не доводилось.
Дурсли искоса поглядывали на меня, но молчали.
Когда закончилась трапеза, меня довольно вежливо запрягли за мойку посуды, а само семейство дружной кучкой переместилось в гостиную, к телевизору. Щелкнув пальцами, я понаблюдал за тем, как посуда сама моется и складывается в буфет. Да, все-таки быть магом круто!
А теперь, мой дебют! Нужно промыть мозги любимым родственникам, и думаю, сейчас самое подходящее время. Да, это не приятно убеждать других людей магией, но мне сейчас на это искренне наплевать.
Войдя в гостиную, я загородил собой телевизор и встал напротив Дурслей. Те возмущенно воззрились на меня. Добавив в свою ауру соответствующие флюиды, я наблюдал за изменяющимися лицами родственников. От возмущения не осталось и следа. Место этого чувства занял страх. Подсознательный, а значит, неконтролируемый.
- Смотрите мне в глаза! – твердо приказал я.
Дурсли и не думали сопротивляться. Их мозг медленно укутывала метко посланная мною магия.
- Слушайте и запоминайте! – продолжил я. – Теперь вы полностью будете подчиняться мне! Что я скажу, то вы и делаете! Никто не должен знать, что вам известно, кто я в Магическом мире. Вы не будете сообщать кому-либо из Магического общества, что я изменился, или что я делаю. На людях вы будете вести себя как обычно, и ваше ко мне отношение будет прежним. Если вас кто-то спросит обо мне или о том, как я себя веду, вы ответите, что все, как и в прошлом году. Вы все поняли?
Семейство дружно закивало головами, смотря на меня остекленевшими глазами.
Я удовлетворенно хмыкнул и, проведя рукой над головами родственников, закрыл эту часть воспоминаний. Небольшой щит от Легилименции или зелий. Они не будут помнить, что я им это говорил, но зато будут делать, что я им сказал, хотят они этого или нет.
Это чем-то напоминает массовый гипноз. Только сейчас заметил.
Щелкнув пальцами, помогая родственникам придти в себя, я пошел к себе в комнату.

Следующие два дня прошли в тренировках возле зеркала. Как бы смешно это ни звучало, я тренировался говорить, ходить и даже есть, наблюдая за собой. По дому я ходил как важный павлин, с ровной спиной и задранным к потолку носом. Не могу сказать, что все у меня получалось. Держаться было крайне тяжело. Нужно было контролировать каждый мускул своего тела, а еще эмоции.
Признаться, я жутко боялся того, что может произойти в Родовом Гнезде. И боялся я не того, что дом может не принять меня, я боялся, как бы дом не подчинил меня себе. Мысль о том, что я могу стать чьим-то рабом, тем более рабом дома, убивала. Как только я думал об этом, что-нибудь стеклянное недалеко от меня разлеталось на осколки.

Проснувшись от очередного кошмара, я огляделся. Возле письменного стола, переминаясь с ноги на ногу, стоял Критчер. Ну да, я еще вчера попросил его разбудить меня пораньше, но видимо, восьми еще нет. Эльф тоже присутствовал при моих тренировках с маленьким портретом леди Блэк. Они вместе напутствовали меня и указывали на ошибки. Вальпургии очень понравился мой новый внешний вид. Понравилось ей все, кроме очков. Она настоятельно просила найти в старых книгах зелье для улучшения зрения.
- О, молодой хозяин уже проснулся! – затараторил эльф. – Критчер волновался! Молодому хозяину снились кошмары! Молодой хозяин должен принять себя! – тихо бубнил он себе под нос, но я все прекрасно слышал.
- Критчер, приготовь лучшую мою одежду. Думаю, ты сам разберешься!
Быстро приняв душ и высушив теперь удивительно послушные волосы, я вернулся в комнату. На кровати уже была разложена одежда. Черные классические брюки, белая шелковая рубашка и темно синяя шелковая же мантия. И ботинки из драконьей кожи. Одевшись, я посмотрел на себя в зеркало. Выглядело довольно неплохо. Богато и серьезно. Ничего лишнего. На шею я надел артефакт из клыка Василиска, запрятав его под рубашку. На пальцах фамильные перстни Блэк и Милен. Браслет-артефакт я никогда не снимал. Ну, вроде все.
- Как я выгляжу? – не оборачиваясь, через плечо спросил я у эльфа.
- Прекрасно, дитя! То, что надо! – послышался чуть насмешливый, но ласковый голос леди Вальпургии.
- Благодарю, миледи! – улыбнулся я. – Скажите, вы могли бы назвать меня сыном? – внезапно спросил я. Если честно, даже не знаю, зачем.
- Я бы не могла, я бы хотела назвать тебя сыном. Даже, несмотря на твою грязную кровь. То есть, не совсем чистую. Сильный маг и сильная личность. Красивый мальчик. Да, хотела бы! – рассуждала леди.
- Спасибо! Если уж вы бы смогли назвать меня сыном и принять в род, то думаю, дом тоже не откажется!
- Это ты правильно заметил! – хмыкнула женщина. – Будь внимателен, дитя! Дом будет смотреть не только на твою внешность, но и на твою душу. Он заглянет в твои мысли. Будь сильным, не дай себя сломать! Прими себя, и дом подчинится тебе! – напутствовала она напоследок.
- Я все понял! Буду действовать по обстоятельствам!
- Гриффиндорец! – как-то обреченно прошипела она.
Спустившись с Критчером на первый этаж, я огляделся в поисках Дурслей. Нужно было дать им указания, как вести себя в мое отсутствие.
- Дядя, тетя, Дадли! Скорее сюда! – загорланил я, на весь дом.
Из кухни появилась запачканная по локти в муке Петунья, а из второго этажа бегом спускались толстяки.
- Ты чего орешь?! – взревел дядя.
- Стали передо мной, и слушайте внимательно! – повелевающим голосом проговорил я, стараясь по очереди заглянуть каждому в глаза, чтобы активировать «гипнотическое действие».
Магглы почти незаметно вздрогнули и застыли как соляные статуи. Я удовлетворенно хмыкнул.
- Итак, - заговорил я, - мне придется на неопределенное время покинуть ваш гостеприимный дом. Если кто-то придет сюда и спросит обо мне, вы поднимаетесь на второй этаж, без гостя, и трижды зовете Критчера по имени. Это, кстати, он. – Эльф, презрительно кривясь, вышел из-за моих ног. – Знакомьтесь, это Критчер, мой домовой эльф. Так вот, трижды зовете Критчера, говорите ему, что случилось, и он зовет меня. Если обо мне будут спрашивать соседи, скажете, что я что-то делаю по дому. Ведете себя как обычно. Все понятно? – наконец, спросил я.
Дурсли закивали головами. Отправив эльфа на Гриммо 12, я щелкнул пальцами, снимая оцепенение родственников, и, покрутив на пальце перстень Миленов, сам исчез.
К моему удивлению, никаких рывков не было. Я просто растворился в воздухе, чтобы через мгновение появиться перед массивными коваными воротами с высокой каменной оградой. В двухстах метрах от ворот был виден дом. Точнее небольшой замок. Далеко не Хогвартс, конечно, но уж точно не маленький.
Я стоял, неотрывно смотря на Родовое Гнездо семейства Милен, ничего не предпринимая, чтобы войти. Но уже через минуту ворота сами открылись, пропуская. Я медленно шел по вымощенной широкой дорожке, которая тянулась от ворот до дверей поместья. Вокруг были клумбы с самыми прекрасными цветами, которые я только видел, зеленые лужайки, аккуратные деревья.
Подойдя к двери, я замер в нерешительности. Было страшно. Я не знал, что сейчас произойдет, и это неведенье пугало больше всего.
Вплетя в ауру флюиды силы и решительности, я дотронулся до двери. Сначала ничего не происходило, но затем на меня обрушилась темнота. Я чувствовал, как что-то чужое проникает в сознание. Проникновение было безболезненным, но довольно неприятным. Я сконцентрировал на своей силе все внимание, пытаясь побороть и выкинуть чужого из себя.
Перед глазами замелькали воспоминания: о неприятном детстве, о болезненном предательстве. Мои кошмары поглощали меня.
- Какой же ты наследник? – шептал неопределенного пола голос. – Ты жалок. Ты никчемен. И ты слаб. Твоя магия не поможет тебе, мальчишка. Я поглощу тебя…
Нет! Только не это! Я могу сопротивляться!
- Не можешь! Ты ничего не можешь. Ты слаб! – убеждал меня голос.
Нет, я не слаб!
- Ты никто! Ты ничего не можешь! Ты просто жалеющий себя подросток! Сдайся! Я поглощу тебя, и ты все забудешь. Ты найдешь покой.
Покой?
- Ты ведь хочешь этого?
Да…
- Тогда сдайся, и я поглощу тебя. Ты забудешь предательство, забудешь боль…
Я хочу забыть…
- Сдайся. Тебе нет больше смысла существовать.
Нет смысла…
- Тебя никто не ждет, и никто не любит...
Никто не ждет… Леди Вальпургия… Она меня ждет. Она бы назвала меня сыном.
- Она тебя не любит, глупый мальчишка! Ей просто нужен сильный наследник!
Да, не любит… Меня никто не… Гермиона. Она меня любит. И ждет.
- Да кто она тебе? Просто грязнокровка, которая ищет место под солнцем!
Нет! Неправда! Она меня любит! Она меня не предаст! Ради нее стоит жить! Я должен отомстить! За родителей. За Сириуса. Я не могу просто так уйти. Она была готова отдать за меня жизнь. Я не могу не отомстить за мать!
- Месть… А сможешь ли ты? У тебя сильный противник и умелый. А ты всего лишь жалеющий себя, слабый и никчемный мальчишка!
Я не слабый! Я могу противостоять тебе! Хватит! Я сильнее, черт побери! А что ты такое?! Просто архитектурное сооружение! У тебя нет души, ты просто магия! Я не собираюсь становиться твоим рабом!
- Ты жалок! Вспомни свои кошмары, вспомни, как ты ревешь каждой ночью! Сдайся!
Я не собираюсь сдаваться! Я смогу выжить, и я буду жить!
Стихийная магия вырвалась наружу, окутывая меня и дом. Я поглощал магию, которая секунду назад убеждала меня сдаться. Поглощал, подчиняя дом себе. Он теперь мой полностью. Я чувствую его, а он меня. Магия дома становится сильнее благодаря мне, и защита на нем усиливается. Сквозь нее никому не пробиться. Если я умру, моя магия не растворится в пространстве, она воссоединится с домом, чтобы защищать моих кровных родственников, либо наследника.
Еще не до конца оправившись от магического выброса и соединения с домом, я решил войти внутрь. Дверь только по одному моему желанию открылась. Я медленно вошел в огромный светлый холл, пол и потолок которого были из белого начищенного до зеркального отражения мрамора. Красиво, да. В массивных вазах стояли огромные букеты свежих цветов, а повсюду блистала чистота. Ни одной пылинки, будто в доме все эти годы кто-то жил.
- Приветствую, милорд! – с широкой лестницы, что напротив двери, спускался человек лет двадцати восьми. Он грациозно поклонился мне, подойдя ближе.
Светлые длинные волосы были стянуты в хвост на затылке. Тонкие губы сейчас были растянуты в приветливую и уважительную улыбку. Но вот голубые глаза оставались холодными. Этого мужчину в аккуратном черном костюме можно было бы назвать красивым. Только болезненно бледная кожа немного отталкивала.
- Эээ… А вы кто? – единственное, что смог выдать я. Почему-то думать было неимоверно тяжело. Я не мог отвести взгляда от мужчины, а желание прикоснуться к этой бледной коже становилась болезненным. Такое ощущение, что я под Империо или чем-то Приворотным. Стараясь бороться с непонятным влечением, я с последних сил сжал руки в кулаки и отвел взгляд в сторону. – Прекрати! – сквозь стиснутые до боли зубы прорычал я.
- О, милорд, Мерлина ради, простите! – мужчина побледнел еще сильнее, хотя это казалось невозможным, и влечение мгновенно прекратилось. Дышать стало легко, но я опять упустил нити силы и практически ослеп.
Полминуты я потратил на то, чтобы вернуть себе зрение. Мужчина с до крайности обеспокоенным лицом стоял неподвижно и рассматривал меня.
- А теперь, я бы хотел узнать, кто ты, что делаешь в моем доме, и что только что сделал?! – Стараясь говорить, как можно более спокойно, я прислушивался к своим ощущениям. Опасности я от мужчины не чувствовал. Точнее, именно для меня он был не опасен.
- Милорд, я еще раз хочу попросить прощения! – он слабо улыбнулся бледными тонкими губами. – Прошу, пройдемте в малую гостиную, и я вам все объясню.
Я некоторое время смотрел на мужчину. Он опасен. Это я почувствовал еще когда увидел его на лестнице. Но вот в чем загвоздка: я прямо таки знал, что мне он вреда не причинит. Как бы опасен ни был.
Медленно кивнув, я сделал жест рукой, мол, веди.
Малая гостиная была не так уж и мала. Все оформлено в лиловых тонах, на полу мягкие ворсистые ковры, роскошная мебель, большой камин, дорогие картины и гобелены. В общем, все очень красиво, шикарно, но в тоже время уютно и по-домашнему.
Я по-хозяйски уселся в мягкое кресло напротив камина и выжидающе уставился на мужчину. Тот стоял неподвижно и, по-видимому, не собирался садиться. Выглядел он очень виновато и радостно одновременно.
- И так, я слушаю! – как можно более холодно проговорил я.
- Милорд, мое имя Уильям, и я служу роду Милен. Я, как бы, управляющий.
- Хорошо, это понятно. – Удовлетворенно кивнул я. – Теперь, объясни, что ты со мной сделал? И сядь, не стой над душою!
- Я думаю, сначала нужно объяснить кто я…
- И кто ты? – нетерпеливо спросил я.
- Я вампир.
Скажу честно, я удивился. И не потому, что в доме моей покойной бабушки служит вампир, а потому, что считал вампиров вымершими. Что я и не замедлил сообщить Уильяму.
- Да, милорд, вампирам выгодно чтобы их считали вымершей расой, особенно в военное время. Нас было мало. У вампиров редко рождаются дети, а превращать людей нам не выгодно, так как укушенные это всего лишь жалкая пародия на вампиров. И чтобы выжить, иногда нужно просто исчезнуть. Сначала война с Гриндельвальдом в конце прошлого века, которая и заставила нас скрыться, затем, не успели похоронить первого ненормального, пришел второй – Вольдеморт – с новой войной. Годы сменяли друг друга, и люди подумали, что нас больше нет.
- Вольдеморт не ненормальный! – зачем-то сказал я. Сам не пойму зачем. Хотя, теперь я действительно не чувствовал к нему ненависти, или даже неприязни, были только любопытство, выгода и… понимание?
- Что, простите? – переспросил вампир. В его голосе слышались угрожающие нотки, но опасности для себя я, по-прежнему, не чувствовал. – Вы один из…
- Нет, я не Пожиратель. – Покачал головой я, усмехнувшись. Он же, по всей видимости, не знает кто я. Интересно, почему?
- Тогда, почему?..
- Просто я знаю о Вольдеморте нечто такое, что делает его в моих глазах почти белым и пушистым. Но мы говорили не об этом.
- Да… - мужчина подозрительно покосился на меня, но ничего не сказал. – Так вот. Ваш прадед в свое время спас мне жизнь, и я поклялся служить его роду верой и правдой ровно сто лет. Мне осталось отслужить еще 37. Пятнадцать лет назад у рода Милен остался всего один наследник. После двух лет ожидания я решил погрузить в спячку наследство, поместья, домовых эльфов и себя, до того времени, как кровь Миленов не коснется Родовой Печати. Несколько дней назад это свершилось! Я сразу же пробудился вместе с наследством и приказал приготовить все к вашему приходу, милорд.
- Давай ближе к тому, что ты сделал со мной!
- Как вы наверно знаете, милорд, вампиры обладают особой магией, которая чем-то похожа на магию вейл, эльфов и, наверное, русалок. После долголетней спячки я плохо себя контролирую, и от переизбытка чувств наружу вырвалась магия. Но не какая-то, а… Ну, это что-то среднее между магией Подчинения и Приворотной. Я не могу понять, как вам удалось избавиться от таких сильных пут, ибо выброс был стихийным, но я благодарю за это всех святых. Я же не могу причинять вам намеренный вред, ни прямой, ни косвенный, а если бы вы пострадали от моего стихийного выброса, и неважно, случайного или нет, я даже представить боюсь, что могло бы быть. В лучшем случае вы бы стали полностью моим рабом, а в худшем, вы бы сошли с ума. И я говорю, что стать моим рабом вам было бы лучше потому что, я мог бы приказать вам жить прежней жизнью и не выполнять мои приказы…
- В общих чертах я все понял. – Задумчиво проговорил я, прервав вампира. Все, что я хотел услышать, я услышал.
Значит, и эта магия каким-то образом действует на меня не так, как должна. Или это из-за родства с Империусом выброс не подействовал, точнее мне удалось выбраться из трясины подчинения. Нужно будет в этом разобраться. Но позже.
- Милорд, простите, что прерываю ваши размышления, но вы не представились. – Мягко напомнил Уильям.
- Ах да, точно! Гарри Поттер! – я приподнялся в кресле и по привычке протянул вампиру руку.
Тот ошалелыми глазами смотрел на меня и не сразу заметил протянутую ладонь.
- Но… У Гарри Поттера должен быть шрам… И Вольдеморт…
Я приподнял челку и показал шрам в виде молнии.
- Но, все же, почему вы говорите, что Вольдеморт в ваших глазах белый и пушистый, если он убил ваших родителей?! – воскликнул вампир.
- Том, он же Темный Лорд, не убивал моих родителей! И половину тех преступлений, которые на него повесили, он не совершал! – терпеливо объяснил я.
- Но, как же?..
- Что ты знаешь о Дамблдоре? – спросил я.
- Ну, вампиры его недолюбливали, даже не смотря на то, что он, якобы, победил Гриндевальда. Он всегда стремился заполучить наши реликвии и артефакты. Мало приятного в человеке, который идет по трупам и при этом мило улыбается.
Я кивнул и широко улыбнулся новому знакомому и рассказал все, что вспомнил, и все, до чего додумался. Предать он меня и так не может…
- Но зачем Дамблдору все это нужно? – спросил Уильям, дослушав.
- Думаю, не только из-за артефактов и всего прочего, что хранится в Тайной комнате Слизерина. Тут либо есть еще что-то, что важнее, либо из-за власти. Дамблдор всегда выбирал место Серого Кардинала. Манипулировать он умеет превосходно. После его победы над Гриндевальдом он был на верхушке всего магического мира, но это не длилось долго. Всего несколько лет. Я думаю, что когда Альбус начал терять власть, он и придумал эту игру в Темного Лорда. Он говорил, что недооценил Тома, а значит, я был придуман тогда, когда Риддл полностью вырвался из-под контроля. Знать бы кто тот человек, который бывал в кабинете Дамблдора… Думаю, его имя многое бы прояснило!
- И что вы будете делать, милорд? – спросил мужчина.
- Уильям, прошу, зови меня Гарольдом, хотя бы когда мы наедине. Для всех кто посетит этот дом я лорд Гарольд Милен. Мне не нужна огласка. У меня есть время до Рождества. Через шесть с лишним месяцев Дамблдор узнает, что я подтвердил наследство Блэков, закрыл ему доступ к счетам Поттеров и стал практически совершеннолетним. Как мой бывший магический опекун он мне ничего сделать не сможет, и власти у него надо мной не будет. Но мне не нужно, чтобы он начал действовать слишком рано. Я пока не готов к войне с Дамблдором. А то, что он начнет войну против меня, когда поймет, что я, как и Риддл, освободился от его пут, нет никаких сомнений. Думаю, он для начала обольет меня грязью. Чужими руками, конечно. Скажет, к примеру, что я сошел с ума и перешел на сторону Вольдеморта. Нужно заручиться поддержкой, скажем, Министерства. И с Томом следовало бы поговорить. Нас двоих даже Дамблдор не потянет. Но нужно все это провернуть тихо и незаметно. С милой мальчишеской улыбкой на губах, и воинственным кличем «За Магический Мир!».
- Вы очень правильно мыслете, мил… Гарольд! – вампир улыбнулся краешком губ. – Я помогу вам, чем смогу.
- Спасибо, думаю, твоя помощь мне обязательно пригодится!
- Вы сегодня переедете сюда? – спросил Уил.
- Ну, я не совсем перееду. Мне нужно будет часто наведываться в дом Дурслей, где я живу со смерти родителей. Но, да, вещи я бы перенес сюда сегодня.
- Понятно. Тогда давайте, пойдем в хозяйские апартаменты, и если вам что-то не понравится, переделаем.
Хозяйские апартаменты состояли из гостиной, спальни, кабинета, ванной комнаты и гардероба. Гостиная была выполнена в бежевых и коричневых тонах, чего я решил не менять. Кабинет мне тоже понравился. Все в нем было исполнено в фиолетовых и золотых цветах. А вот спальню я переделал. Светлые тона в этой комнате мне не понравились, и я решил изменить их на более темные. Черный, серый и серебряный теперь украшали комнату. Выглядело эффектно, красиво и, как ни странно, уютно. Ванная оказалась огромной. Почти как ванная старост в Хогвартсе.
Гардероб пустовал, ибо в нем осталась только верхняя одежда и некоторые аксессуары прежнего хозяина. Я тут же решил позвать Критчера, чтобы тот перенес мою новую одежду и самые нужные вещи сюда.
Вампир решил устроить мне экскурсию и показать, что где находится. Больше всего мне понравились библиотека и сад. Хотя этот самый сад был в несколько раз больше квиддичного поля.
За высоким забором по обе стороны от моего дома были видны поместья соседей.
- Уил, скажи, а кто у нас в соседях? – незамедлительно поинтересовался я.
- Паркинсоны и Рэйбены. – Сразу ответил мне мужчина.
- С одной стороны Пожиратели, а с другой - немцы.
- Вы все еще не привыкли к тому, что Вольдеморт не такой уж и плохой. – Усмехнувшись, заметил вампир.
- С чего ты взял?
- А с того, что вы произнесли слово «Пожиратели», как последнее ругательство.
- А, ну… Да, еще не привык. Но зато предательство друзей я как-то сразу уяснил. Даже не знаю почему. Просто поверил. А вдруг это все лишь фальшивки насланные Вольдемортом…
Хотя, нет. Критчер служит мне, а значит, говорит правду.
- Это очень тяжело, когда тебя предают. – Понимающе кивнул вампир. Я уже было открыл рот, чтобы спросить, предавали ли его, но он сам ответил, будто прочел мои мысли. – Да, предавали. Шестьдесят три года назад меня предали.
- Ты прочел мои мысли? – сразу же спросил я.
- Нет, у вас все на лице было написано.
- Да, с этими нитями о контроле мышц лица я совсем забыл!
- Стихийная магия? – спросил вампир. Я кивнул, не поворачиваясь к нему. Закат зачаровывал. – Значит, вы сильный маг. А сразу и не скажешь.
- Почему? – поинтересовался я, провожая последние лучики солнца.
- Вы такой хрупкий, что сразу кажетесь безобидным и беззащитным. Это если не приглядываться. И еще, возникает желание защитить из-за девичьей тонкости.
- Да, я постарался над тем, чтобы мои флюиды говорили о моей слабости. Недооценивающий тебя противник всегда слабее.
Вампир одобряюще хмыкнул и предложил отужинать. Только вот он со мной ужинать не собирался, хотя вампиры и едят простую пищу. Он, видите ли, слуга и не может ужинать с хозяевами. Еле уломал. Точнее, вконец разозлившись, приказал есть со мной в малой столовой.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Суббота, 15.05.2010, 22:59 | Сообщение # 15
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 4 (продолжение)

Это утро было, наверное, самым лучшим в моей жизни. Никто меня не будил и никто не храпел где-то сбоку. Но когда я проснулся, меня ждал крепкий кофе с круасанами на серебряном подносе. Да, вот это жизнь! И почему, почему я раньше не прыгнул в эту Арку?! Ну, наверное, потому, что банально не знал о ее существовании. Но не суть важно! Боги, сколького же меня лишил Дамблдор. Только за такие пробуждения, точнее, их отсутствие, его нужно зверски убить. Перекусив и еще немного понежившись в кровати, я, наконец, соизволил поднять свой, теперь уже аристократический, зад с постели и, сладко потягиваясь, поплелся в ванную комнату. Темные тона моей спальни нисколько не угнетали. Даже наоборот, согревали.
Спустившись в низ, я задумался о том, что сегодня буду делать. Заниматься чем-то серьезным, откровенно говоря, не хотелось.
- Милорд.
От вежливого и совсем неожиданного голоса подкравшегося сзади Уильяма я автоматически поставил вокруг себя мощные щиты и резко развернулся.
- Хорошая реакция, милорд! – улыбнулся вампир, притягивая мне «Ежедневный пророк» на красивом серебряном блюдце.
- Ты чего подкрадываешься?! – взвыл я, ибо с перепугу меня чуть удар не хватил. – Я мог превратить тебя в пепел, и никакое бессмертие не спасло бы!
- Милорд, простите, я не хотел вас напугать… И мне очень приятно, что вы думаете обо мне… - Тут мужчина запнулся. – Я имею ввиду, что вы не хотели бы причинить мне боль… То есть…
- Я понял, что ты хочешь сказать! – я по-дружески похлопал сконфузившегося вампира по плечу и взял газету. – Так, что тут у нас?
«… Магический мир готовится к выборам министра! Кто же займет этот важный пост?!»
А действительно, кто?
«… Пожиратели смерти под началом Того-Кого-Нельзя-Называть атаковали Тихий переулок…»
- Что за Тихий переулок? – спросил я.
- Это недалеко от Косого, милорд. – Ответил Уил.
- О, Мерлина ради, Уильям! Зови меня по имени и на «ты»! Это приказ! – рявкнул я.
- Хорошо, как скажешь. – Вздохнул вампир. – Но мне как-то не привычно…
- Не привычно говорить на «ты» шестнадцатилетнему подростку?
- Нет, не подростку, а господину, которым вы… ты сейчас являешься. Лорд Берет, брат вашей бабушки, очень четко следил за поведением прислуги.
- Уил, я может, и изменился, но равенство не забыл. Я бы хотел подружиться с тобой. Роль хозяина мне не очень близка. И тем более, насколько я понял, ты согласился на службу добровольно, а это значит, что я твой работодатель, а не господин. А между работодателем и рабочим могут быть дружеские отношения!
- Я подумаю над этим! – кивнул вампир.
Ну да, у таких древних рас как вампиры есть свои законы, и принять дружбу значит принять что-то важное, и так просто это не делается.
- Вот и хорошо. – Улыбнулся я. – А теперь вернемся к нашим баранам, то есть, Пожирателям. Зачем они напали на Тихий переулок, а не на Косой? Просто так Том ничего не делает, а это значит, что ему было что-то нужно там. Только что?
Об этом стоит задуматься, ведь война это большая политика, в которой я пока полный ноль.
- Гарольд, скажи, у тебя есть точно намеченный план действий? Я так понимаю, ты хочешь отомстить. И в первую очередь Дамблдору. Что собираешься делать?
- Плана, как такового, у меня нет. Сперва я хочу обзавестись сторонниками в лице Тома и, возможно, Министерства. Чуть позже я думаю влиться в жизнь аристократов и поискать сторонников там. А потом, в школе, буду действовать по обстоятельствам. Нужно узнать, что планирует Дамблдор.
- Да, это правильно. Темный Лорд в свое время тоже не высовывался до тех пор, пока не собрал сторонников.
- Угу. – Кивнул я. – Так вот, Уил, ты можешь узнать, на кой Пожиратели напали на этот переулок? Куда заходили, может, что-то взяли. В общем, нужно узнать подробности, которые в газете не сообщают. Сможешь?
- Да, конечно. Только я бы предпочел отправляться в разведку вечером. У меня тогда будет больше преимуществ. – Серьезно кивнул вампир.
- Хорошо, как тебе будет удобней. Пойду в библиотеку, посмотрю, что там, да как.
- Какие-нибудь указания будут?
- Нет. Отдыхай.

Я быстро нашел библиотеку в этом огромном особняке, в котором вполне можно заблудиться, и вошел. Однако, переступив порог, я замер. В центре огромной круглой библиотеки в несколько этажей стояла девушка. Хотя нет, не девушка. Богиня. Такой красоты я еще в жизни не видел. И я говорю не про красивое лицо и не про вызывающую красоту, я говорю про идеальную прекрасность. Все в ней сочеталось как нельзя лучше. Каждая клеточка тела была как на подбор. Каждая деталь одежды подходила идеально.
Черты лица незнакомки были правильными и аристократичными. Большие черные глаза обрамляли пушистые длинные ресницы. Алые губки были призывно приоткрыты. Черные как смоль волосы небрежно распущены, но на ней это выглядело так аккуратно. Одета была девушка в черное платьице ниже колен из дорогого мерцающего шелка, что очень эффектно сочеталось с мраморно белой кожей. А маленькие ступни были босыми.
Я разглядывал гостью, наверное, минут пять. Я был не в состоянии оторвать от нее глаз. Она зачаровывала без грамма Приворотной магии. Богиня в ответ осматривала меня с ног до головы.
- Гарольд, ангел мой, здравствуй! – проговорила девушка необычно взрослым и умным голосом. Она подошла к затаившему дыхание мне и нежно коснулась губами моего лба. И как только достала, ведь она ниже меня почти на голову?!
От нее веяло спокойствием, заботой и, почему-то, холодом. Хотя мне было тепло.
- К-кто… Кто вы? – хрипло спросил я.
- Мой ангел, я та кто дал тебе жизнь. – Нежно улыбаясь, сказала она.
- Что? – не понял я. – Мама?
- Нет, мой ангел! – приятно рассмеялась она. – Я не рождала тебя. Я дала тебе жизнь.
- Не понимаю…
- Я, мой избранник, та, которую боятся. Но я не зло. И не добро. Я просто есть. Я была создана еще до сотворения миров. Но сейчас не об этом, мой ангел.
- Как вас зовут?
- О, у меня много имен. Разные народы называют меня по-разному. Мое имя много тебе прояснит, мой ангел. Я Смерть.
Тело машинально отшатнулось от девушки, а мозг впал в ступор.
- Смерть? – переспросил я, надеясь, что ослышался. – Та самая?
- Да, радость моя. Та самая. Но не стоит меня бояться. Особенно тебе. Ведь я не убиваю людей. Я просто прихожу, чтобы забрать их души и перенести в Иной мир.
- Вы пришли, чтобы… забрать меня? – догадался спросить я.
- Нет, мой драгоценный, я пришла поприветствовать тебя и ответить на некоторые твои вопросы.
Я смотрел на Смерть, пытаясь понять: реальность это или бред моего мозга. Богиня, тем временем, вязла меня за руку и усадила на небольшой диванчик. Сейчас вся она источала ласку и нежность. Это было почти осязаемо.
- Спрашивай, мой ангел. – Улыбнулась она.
- Арка. Как я выжил после… Вашей Арки? – после минутного молчания спросил я.
- Да, правильный вопрос, мой дорогой! Я расскажу тебе. – Смерть взобралась на диван с ногами, став похожей в этот момент на маленькую девочку и, не отводя от меня глаз, начала: – Как я уже говорила, я не добро и не зло. Я соблюдаю нейтралитет. Такие правила. Мне нельзя вмешиваться. Но мир меняется и часто стоит на грани Конца. Чтобы уберечь его рождаются Избранные Смерти. Такие, как ты, Гарольд. Избранный может родиться как магом, так и магглом. В зависимости, что ему предначертано изменить. Сейчас, например, в мире двое Избранных. Ты и еще одна маленькая девочка. Она маггла, и ее время еще не пришло. Гриффиндор, о котором ты знаешь, тоже был Избранным. И много до и после него. Ваша магия не отличается от тебе привычной, разве что вы очень сильны, но это скорее не Избранные сильные, а Избранными становятся сильные маги. Сила ваша велика. Но очень опасна, и в первую очередь для вас самих. Эмоции ключ к хаосу. Или смерти. Убить таких, как вы, практически невозможно. Но об этом никто не знает. Физические раны, нанесенные обычным ножом или заклятием, заживут. Авада Кедавра на тебя вообще не подействует. Если твое тело, например, не будет успевать регенерировать, то магия посчитает, что это самая крайняя опасность, и ты перенесешься в безопасное место. А теперь ответ на твой вопрос. И заодно ты узнаешь, что должен сделать.
Я напрягся и весь подобрался. Надеюсь, это будет не что-то типа: отправься в Антарктиду и найди сред тысяч пингвинов заколдованную принцессу методом поцелуя.
- Нет, в Антарктиде пока все спокойно. – Усмехнулась Смерть, верно, прочитав мои мысли. – Так вот, мой ангел. Я бы не смогла спасти тебя от гибели, попади ты в мою Арку. И мне удалось выбросить тебя назад только потому, что в твоем теле было две души. Одна твоя, а вторая – Тома Риддла.
- Душа Вольдеморта?! – переспросил я.
- Да. Точнее, не душа даже, а ее осколок. Понимаешь, Том больше всего на свете боится меня. И в молодости он сделал большую глупость, которая, впрочем, спасла его. Он поделил свою душу на части, сделав Хоркруксы. Поверь, ритуал этот не из приятных. Боль, когда ты делишь свою душу гораздо сильнее той, что бывает, когда заживо режут твое тело. Мало кто ее выносит и не сходит сума.
- Ну, он-то сошел!
- Нет, Гарольд, Том выдержал ритуал и не один раз, и остался при своем рассудке. Но раскол души даже на две части не может остаться незамеченным. Том совсем не сумасшедший. Просто с кусочками души исчезала человечность. Он терял эмоции. Терял возможность чувствовать. Он не мог чувствовать ничего кроме ярости. И вел себя соответственно чувствам. Вот и решили, что он не в своем уме.
- Понятно. – Вяло кивнул я, переваривая информацию. – Я так понимаю, это можно изменить?
- Я к этому и подхожу! Моя Арка, которую, кстати, сделал один из Избранных за столетие до Основателей, отделяет душу от тела, которое превращается в прах, и та автоматически попадает ко мне. Тело твое удалось спасти только потому, что твоя душа вернулась обратно до его гибели. Душа же Тома тоже не осталась при мне надолго. Частица вернулась к хозяину. Итого, у Тома уже 4 части своей души, если считать вместе с той, что осталась после ночи на Хэллоуин 1981 года. Осталось еще 4. Кстати, когда ты уничтожил дневник Риддла, который и являлся первым из хоркруксов, тот осколок души, что был там заперт, не умер, он вернулся к своему господину, а клык Василиска уничтожил только темную магию, в которой тонул данный артефакт.
- И что мне делать? – осторожно спросил я.
- Тебе нужно соединить душу Тома. – Нежно улыбнулась Смерть и провела холодной рукой по моей щеке.
- И что это даст? Риддл станет нормальным?
- Да… Конечно, ненависть к магглам и его врожденная жестокость никуда не уйдут, но он станет человеком. Уже сейчас он может чувствовать эмоции. Совести у него пока не так уж много, но сочувствие проявить вполне может. А еще к нему вернулся разум. Если ты соединишь его душу, мой ангел, то, скажем так, я возьму себе отпуск. – Богиня загадочно улыбнулась и поднялась.
- Где мне искать остальные хоркруксы? – спросил я. А что? Риддл нужен мне в здравом уме и твердой памяти.
- Один сейчас у Дамблдора, думаю, о нем можно не беспокоиться. Еще один ты достанешь, позвав своего слугу, а остальные два ищи сам или спроси самого Тома. – Быстро ответила Смерть и виновато улыбнулась. – Прости, мой ангел, больше ничего я сказать не могу. И так уже слишком много рассказала. И помни, каждый раз, когда ты будешь уничтожать физическую оболочку хоркрукса, кусочек души будет возвращаться к Тому. Но не забывай, мой драгоценный, о своих врагах, и помни о своих друзьях. Они у тебя будут верными…
- Вы уже уходите? – с нескрываемым огорчением в голосе спросил я, надув губы как ребенок.
- Да, мой ангел. Работа не ждет. Но ты не печалься, мы еще встретимся! – с этими словами Смерть поцеловала меня в лоб и исчезла. А я остался сидеть на диванчике, ни о чем не думая. Мой мозг решил отдохнуть. Его бедного и так в последнее время мучили, как хотели.
Конечно, долго посидеть мне не удалось, так как в библиотеку с грохотом ворвался вампир, чуть не сорвав массивные и, безусловно, тяжелые двери с петель, и начал судорожно озираться. Его взгляд наткнулся на удивленно таращащегося меня, и он облегченно вздохнул.
- Милорд, с вами все в порядке? – обеспокоено затарахтел он, мгновенно появившись возле меня.
- Да, Уильям, я в полном порядке, а вот тебе, наверно, нужно отдохнуть. Ты неважно выглядишь.
- Я просто очень испугался! – объяснил он.
- Чего ты испугался? – не понял я. Особняк очень хорошо защищен, так что проникнуть сюда кому-то не предстояло возможности.
- Здесь была Вечная Леди. – Тихо сказал он. – Я почувствовал ее присутствие.
- Вечная Леди? – не понял я, но потом меня озарило. – Смерть?
- Да…
- Она приходила. – Кивнул я. – Прекрасная девушка. Идеальная.
- Милорд, вы…
- Она приходила поговорить. – Ответил я на незаданный вопрос.
- Я уже думал, что с вами что-то случилось, и Миледи пришла за вами… О чем вы могли говорить?
Я молча смотрел на вампира, раздумывая, рассказать или нет. Но колебался я недолго, вспомнив слова Смерти о друзьях, которые будут мне верны, а в том, что Уил станет мне другом, я был уверен. После минутной паузы я вкратце пересказал Уилу нашу беседу со Смертью.
- Да, я слышал об этом жутком ритуале от одного из старших вампиров. Он в свое время искал вечную жизнь, но вместо того чтобы так глупо подставлять себя и делить душу, ему удалось уговорить вампиров на проведение очень сложного и дорогого ритуала, который делает человека полноценным вампиром. Правда, сейчас подробности этого ритуала забыты. И мало кто о нем знает, а те, кто знают, молчат.
- Как Том в свое время до этого не додумался? Я уверен, он бы нашел и подробности ритуала, и вампира который согласился бы провести его, но он, наверное, по молодости лет, решил избрать ритуал который проще, но опаснее. Да, лоханулся Риддл, однако!
- Гарольд, а что за слугу нужно звать? – спросил он.
- Понятия не имею. Тут несколько кандидатур. Либо ты, в чем я сомневаюсь, либо домовые эльфы и, скорее всего, Критчер. Но об этом я позабочусь чуть позже. Мне нужно расслабиться!
- Сделать ароматизированную ванную? – с готовностью спросил Уил.
- Нет, спасибо, это чуть позже. Сейчас я полетаю. Это успокаивает меня куда лучше.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
неканонДата: Воскресенье, 16.05.2010, 01:15 | Сообщение # 16
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
!!!!!!!!!!!!! вот! clap pray
Quote
автор волшебник))
wizard
Quote
отправься в Антарктиду и найди сред тысяч пингвинов заколдованную принцессу методом поцелуя
расмешило)))
очаровашка смерть это так понятно для Гарри)



когда придумаю что тут написать-напишу
 
Ржавая_КрысаДата: Воскресенье, 16.05.2010, 14:17 | Сообщение # 17
Подросток
Сообщений: 11
« 5 »
Проду! Замечательный фик! biggrin
 
МаришкаДата: Воскресенье, 16.05.2010, 14:18 | Сообщение # 18
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Спасибо большое biggrin Проду скоро выложу!


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

Сообщение отредактировал Маришка - Воскресенье, 16.05.2010, 14:18
 
МаришкаДата: Воскресенье, 16.05.2010, 16:02 | Сообщение # 19
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 5

За полетами я провел почти полдня. Было так хорошо. Я чувствовал себя свободным в небе. Так было всегда. Вот только хотелось летать не на метле, а самому. Распахнуть руки и взлететь. Парить в небе как птица. Забыть о войне, о мести… Забыть обо всем что было и просто утонуть в свободе. Но это были лишь мечты. Пока что, только мечты.
Остальную часть дня я потратил на более углубленное исследование дома. Побывал в подземельях, познакомился с несколькими местными приведениями, пообщался с портретами предков и домовыми эльфами, коих в доме было шесть штук.
В общих чертах, Родовое Гнездо было большим, и, к счастью, довольно светлым зданием. Чтобы обойти замок кругом вдоль стен мне понадобилось всего двадцать минут. Что сравнительно мало, если вспоминать Хогвартс. О том, сколько мне понадобилось времени, чтобы пролететь на метле по всем этажам и коридорам внутри Гнезда я умолчу. А были же ещё и балконы, галереи, башни и башенки замка. Подземелья меня впечатлили, но не пыточными и камерами, которые тоже были в наличии, а винными погребами. Такого обилия пыльных бутылок я еще не видел. Боюсь, оценить уникальность вкусов я не смогу, так как никогда не пробовал чего-то действительно стоящего. Как уже было сказано прежде, больше всего мне понравился парк. Мощеные дорожки, тысячи цветов, прекрасные статуи, фонтаны, зеленые ковры газона, пруды и беседки, опутанные вьющимися растениями. По размерам сад не уступал трём полям для квиддича.
Так же было принято решение написать господину Зарулису, чтобы тот прислал несколько бездонных кошельков. Один из них я отдал Уильяму, разрешив пользоваться деньгами в свое удовольствие. Это было бы своеобразной оплатой его работы. Вампир, конечно, сначала возмущался, но затем, дав обещание не тратить много, принял кошелек.
Вечером, после ужина, Уильям пошел на разведку. Дожидаться его я решил в библиотеке, которую так и не смог исследовать. После шокирующей встречи с Богиней, я сразу пошел расслабляться с Молнией.
Вампир появился перед кушеткой, на которой я расположился, совершенно бесшумно и неожиданно. Его перемещение не было похоже на аппарацию, он просто «перемещался по теням». К сожалению, научится этому невозможно. Только вампиры владели таким способом перемещения.
- Гарольд, я выяснил все, что было возможно. – Его тихий голос заставил меня вздрогнуть, даже, несмотря на то, что я уже заметил его появление.
- Прекрасно… - протянул я, усаживаясь поудобнее. – Рассказывай!
- На первый взгляд это просто нападение с целью запугать. Но, если присмотреться, то пока десяток Пожирателей жгли дома, заметь, не убивая при этом, несколько из них, посетили пору книжных магазинов. Вроде ничего необычного, просто нападение. Но они что-то искали. А из одного магазина даже взяли кое-что. Думаю, об этом никто не узнал, так как старый владелец магазинчика заметил пропажу только недавно.
- Что украли? Какой-то старый фолиант?
- Нет. – Покачал головой вампир. – Они взяли две простые, маггловские книги, которые не продавались, и были из личной библиотеки владельца магазина. Я порылся в его голове. В этих книгах не было ничего необычного. Даже капли магии в них не было. Просто книги с картами мира, и описанием стран и городов.
- Простые маггловские книги по географии?! – не поверив, воскликнул я.
- Да.
- Но зачем Тому эти книги? Он мог купить такие же где угодно!
- Вообще-то, этим книгам более пятидесяти лет. Их уже давно нет в производстве.
- А может, дело совсем не в книгах, а в том, что в этих книгах.
- Вероятней всего. В книгах по географии могла быть карта к чему-то. Или эти книги принадлежали кому-то, и этот кто-то делал там какие-то пометки.
- Остановимся на карте к чему-то. Значит, Том что-то ищет. Или же… Не знаю. Эти книги всегда принадлежали владельцу магазина?
- Не знаю. К сожалению, старик стал владельцем семейного дела только десять лет назад, когда умер его старший брат. Эти книги уже были в магазине.
- Ладно. Сейчас это не слишком важно. Главное, чтобы Том не влез во что-то опасное. Если с ним что-то случится, я, в лучшем случае, умру.
- Я чего-то не знаю? – сощурившись, спросил вампир.
- Я дал клятву самому Слизерину, что защищу его наследника.
- Салазару Слизерину? – переспросил Уил.
- Ему, родному.
- Но он, по-моему, умер тысячелетие назад.
- Умер. Но в Тайной комнате есть либо его дух, либо портрет. Во всяком случае, магия подтвердила мою клятву.
- Но зачем ты дал ее?
- Если бы я тогда знал о покровительстве Смерти, и о наследстве бабушки, то, возможно, не давал бы ее. Но я не знал, и мне нужны были книги и артефакты. Хотя, сомневаюсь, что в нашей библиотеке есть что-то хоть наполовину стоящее книг Слизерина.
- Ну да, это точно. – Задумчиво качнул головой вампир. – Будут какие-то указания на завтра?
- Нет. Пока что, нет. Завтра нужно будет поискать что-то для улучшения зрения. Не хочу, чтобы от наличия очков на носу зависела моя жизнь.
- Да, это правильно. По-моему, в библиотеке есть книжечка о зельях, которые могут тебе помочь.
- Ну, тогда поищешь ее завтра. А сейчас, спать!
Этой ночью мне не снились кошмары. Я спал спокойно, забыв обо всем. Дом защищал меня. Я принял себя и узнал свою цель. Да и Смерти больше незачем инкогнито подталкивать меня к новой жизни. А в том, что это была ее работа с кошмарами и шепотом, я ни на секунду не сомневался.

Опять чудесное утро, и снова кофе в постель. Мерлин, я умер и попал в рай!
Нежась в горячей воде, я четко чувствовал тот самый холод. Что же это? После Арки Смерти он почти никогда не отпускал меня. И днем и ночью я чувствовал холод внутри. Хорошо, что на него можно не обращать внимания.
Когда я вернулся в комнату в одном полотенце на бедрах, меня ждал полноценный завтрак на балкончике. Вид оттуда был великолепным. Весь мой сад, как на ладони и немного территории соседей.
- Доброго утра! – послышался за спиной голос.
Подпрыгнув на месте и уронив стакан с соком, я медленно обернулся, зло прищурив глаза.
- Ты это специально?! – чуть ли не на парселтанге прошипел я.
- Ну что вы, милорд! – показово возмутился вампир, пряча довольную усмешку. – Хотя, мне, безусловно, нравится твой злой прищур! – рассмеялся он.
- Эх, к Снейпу бы тебя, на отработку без магии! – вздохнул я.
- Кхм, Гарольд, я нашел зелье. Оно корректирует зрение, не затрагивая магическую сетчатку.
- Не знаю, что такое магическая сетчатка, но, наверное, что-то важное, раз ты ее упомянул.
- Да, именно благодаря ней маги могут видеть луч заклятий. У магглов обычная сетчатка, так что, они видят только последствия того или иного заклятия, а не его луч.
- Понятно. – Кивнул я и поднялся. – Ингредиенты для этого зелья у нас есть?
- Нету. – Покачал головой вампир.
- Нужно в Косой переулок.
- Вообще-то, это зелье изобрели довольно давно, и сейчас половина из ингредиентов для него запрещена. Так что, нужно в Лютый переулок. А туда я пойду один. Тебе пока не безопасно гулять по таким местам, тем более одному.
- Как скажешь! – я махнул рукой, давая зеленый свет на действия Уила. – А я пока пойду, осмотрю лабораторию, и подготовлю все что нужно. Готовить зелье придется тебе, так как я в этой науке полный ноль. Ну, по крайней мере, так утверждает Снейп, а ему лучше знать.
- А это мы еще посмотрим! – сказав это, вампир отступил в тень стены и исчез.

Уильям вернулся через два часа со всеми нужными ингредиентами.
- Пришлось изрядно побегать. Там многое изменилось с момента моего последнего визита. Но, я нашел хороший магазинчик, в котором есть много чего полезного и запрещенного. Когда придет время, я покажу его тебе. Мне нельзя часто там показываться, если в Косом переулке меня мало кто распознает, то в Лютом могут.
- Да. Этого бы нам не хотелось.
- А теперь, милорд, прошу за мной! – пафосно проговорил вампир.

К моему огромному удивлению, варить зелье мне понравилось. Этому способствовало отсутствие стоящего над душой и оскорбляющего тебя Снейпа, и помощь Уила. Как объяснил вампир, моей главной проблемой является неприязнь к преподавателю. Благодаря этой самой неприязни я не учил, как следует, материал, и постоянно отвлекался на уроке. Из-за этого я плохо знаю ингредиенты и их свойства, и не умею концентрироваться на рецепте. Уильям пообещал это обязательно исправить.
Зелье, которое мы собирались варить, было определенно сложным, и долгим в приготовлении, так что в ближайшую неделю я буду занят проверкой его состояния, и различными этапами варки, во время которых нужно добавлять те или иные ингредиенты.
Все свободное от варения зелья время я проводил с пользой. То есть, учился. В этом занятии мне активно помогал Уильям. На нем я тренировал определенные заклятия, то есть те, которые он может отбивать или те которые не причиняют ему вреда.
Последние пару дней я углубленно изучал болевые проклятия, и искренне недоумевал, почему Круцио сделали Непростительным. Ведь было столько заклятий, которые причиняли гораздо больше боли. Заклятие Круцио – это «воображаемая» боль. Само заклятие только посылает головному мозгу человека сигнал о том, что ему больно. От этого, кстати, можно при желании избавится, как от Империуса, но такое уже давно не практиковали, явно забыв. А были заклятия, которые на самом деле причиняли боль, сокрушая и выкручивая кости, и тому подобное. Уильям и на это дал объяснение. Не каждый, далеко не каждый, может произвести подобное заклятие. Магу попросту не хватит силы или определенных эмоций. А Круцио научиться гораздо проще. Именно поэтому его и запретили.

Утром седьмого дня моего пребывания в Родовом Гнезде Миленов случилось мною непредвиденное, но весьма приятное, событие.
Я был в лаборатории, помешивал зелье для коррекции зрения, которое было уже на предпоследнем этапе приготовления. За эту неделю я отучил вампира появляться неожиданно, и поэтому, сейчас он постучал в дверь, прежде чем войти.
- Милорд! – неожиданно очень официально позвал он.
- Что-то случилось? – сразу же спохватился я.
- У нас гости. – Кивнул он.
- Гости?! – нервно переспросил я потому, что фраза вампира прозвучала, как в Голливудском боевике, когда под фразой «у нас гости» имелось в виду, что нагрянули преследователи или недруги.
- К нам пожаловала леди Паркинсон.
- Паркинсон?! Что здесь нужно этой мопсихе? – не понял я, вспомнив самую ярую поклонницу Малфоя-младшего.
- Почему мопсиха? – переспросил вампир.
- У нее лицо такое. А прозвище ей в школе придумали.
- Милорд, по-моему, мы говорим о разных девушках! – заметил Уил. – Леди Камилла Паркинсон ничуть не похожа на мопса и, по-моему, училась в Шармбатоне.
- Камилла Паркинсон? – переспросил я, на что Уил кивнул. – Да, ее я не знаю. Но знаком с Панси Паркинсон, Слизеринкой и якобы невестой Драко Малфоя.
- Персефона Паркинсон младшая дочь Паркинсонов.
- Хорошо. Тогда, проведи леди в малую бежевую гостиную, и займи чем-нибудь. Я спущусь через десять минут. И не забудь о конспирации!
- Конечно, милорд. – Вампир с достоинством и почтением поклонился и вышел.
Я же быстро пошел в свою комнату, дабы переодеться из спортивного костюма во что-то более подходящее лорду при знакомстве с леди.
Порывшись немного в шкафу, я решил, что светлые брюки и темно изумрудная шелковая рубашка подойдут идеально. Точнее, решил это не я, а Уил, который как-то раз подметил мое неумение подбирать одежду, и тут же принялся это исправлять. Причесавшись и убедившись, что шрам скрыт чарами вампира, я спустился в мою любимую бежевую гостиную.
Уильям стоял возле двери, а наша гостья сидела в кресле возле камина. Когда я открыл дверь, вампир представил меня как подобает:
- Лорд Гарольд Джеймс Милен!
Девушка тут же поднялась и повернулась ко мне лицом. Что ж, леди Камилла явно отличалась от Панси. Хотя бы внешне. Гибкая фигурка с правильными формами, светло русые, ниже пояса волосы, теплые карие глаза, тонкие черты лица, полные губки…
- Леди Камилла Пенелопа Паркинсон! – представилась девушка нежным голоском сирены и присела в легком реверансе.
- Леди, рад приветствовать Вас, в моей скромной обители! – я быстро пересек расстояние между нами и поцеловал протянутую ручку.
- О, не надо скромности! – улыбнулась девушка. – Меня всегда поражал красотой Ваш дом. Он отличается от обычных поместий светлыми и уютными тонами.
- Да, это его особенность. – Я жестом предложил сесть. Уильям, как и полагалось, уже подал закуски и вино.
- Извините, если я оторвала Вас от чего-то важного, но мне не терпелось познакомиться с новым соседом. Я очень рада, что в этом прекрасном доме, спустя столько лет вновь кто-то живет, тем более что этот кто-то кровный владелец.
- Ну что Вы, я рад гостям, тем более таким очаровательным! К сожалению, обстоятельства сложились так, что раньше я не мог жить здесь. Этот дом принадлежал моему дяде.
- Да, мой отец был знаком с Беретом Миленом.
- Леди, скажите, а как Вы узнали, что я здесь поселился? – вспомнив, что меня насторожило, спросил я.
- О, окна моих комнат выходят в Ваш сад, и я увидела, как вы летали! – заулыбалась девушка. – Я тоже люблю летать, но ни в школе, ни дома это не приветствовалось. Сами понимаете, девушка на метле у древних аристократов вызывает возмущение. Хотя, даже не так, они просто против чтобы их дочери, которые, как они полагают, выше этого, и с превосходным образованием, занимались подобным. Как говорила мадам Максим: «Настоящая леди никогда не возьмет в руки метлу!». Я, по всей видимости, не настоящая леди, так как летать люблю безумно!
Должен признать, она мне понравилась. Никакой холодности, и показного аристократизма. Никакой напыщенности и тому подобного. Она не была похожа ни на свою сестру, ни на родовитую аристократку. То есть, конечно, каждый ее жест кричал об аристократизме, впитанном с молоком матери, но по характеру девушка была простой, и я уже знал, что мы поладим, и возможно, даже подружимся.
- Возможно, мы перейдем на «ты»? Сомневаюсь, что я намного моложе Вас. – Чуть смущенно улыбнулась она.
- О, это было бы замечательно! И знаешь, я просто уверен, что это как раз я младше.
- Да? Я только в прошлом году закончила школу.
- О, неужели мне можно дать двадцать? – искренне удивился я.
- Ну, внешне, конечно, нет. – Засомневалась она. – Но, почему-то, у меня возникло такое ощущение, что ты старше, чем выглядишь.
- Уверяю тебя, мне столько, на сколько я выгляжу.
- То есть, шестнадцать-семнадцать? – переспросила девушка.
- Да. – Я важно кивнул, и решил перевести разговор на другую тему. Незачем Камилле знать, что шестнадцать мне будет только через полтора месяца.
Еще несколько часов мы говорили ни о чем. Просто болтали. Даже немного поспорили, так как болели за разные квиддичные команды. Настоящего спора, конечно, не получилось, так как я не хотел спорить с этим очаровательным созданием. Ее улыбка так походила на улыбку Гермионы.
Но время обеда наступило незаметно, и девушка заторопилась домой, так как предупредить, о том куда идет, она никого не удосужилась. Я взял с нее обещание зайти завтра и открыл камин, по которому она добралась домой.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Воскресенье, 16.05.2010, 16:03 | Сообщение # 20
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 5 (продолжение)

- Гарольд! – кто-то аккуратно потряс меня за плечо.
- Да? – буркнул я, высунув голову из-под одеяла.
- Извини, что бужу, но, во-первых, уже пол-одиннадцатого, а, во-вторых, когда ты собираешься искать того слугу, у которого есть хоркрукс Вольдеморта?
- Мм.…Уже встаю! – я сладко потянулся в кровати. Эх, а мне такой сон снился. Эротический…
Давно мне не снился Диггори. Ни на кладбище, ни в постели.
Да, мы били любовниками. Правда, не долго, но были.
Впервые это произошло, когда Седрик решил проводить меня в ванную для старост. Ничего серьезней секса и дружбы у нас не было, но встречались мы почти каждую ночь до третьего испытания Турнира. И хотя инициатором всегда был Седрик, иногда он любезно разрешал мне быть сверху. Сначала мне было не по себе, так как я никогда не думал, что мне могут нравиться парни, и когда я уже смирился с тем, что я гомосексуалист, мне на пути повстречалась Чоу Чанг, которою требовалось утешить. О том, что мы с ней спали, и не единожды, не знала даже Гермиона. Так же, были близнецы Уизли, которые как-то застали нас с Седриком на четвертом курсе. Именно поэтому я уверен в их верности. Я знаю, что они мне друзья.
Так, я что-то отвлекся…
Накинув на себя шелковый халат, я поплелся в ванную. Уже через полчаса я был готов к поискам. Хотя, думаю, долго искать не придется.
- Критчер! – громко позвал я. Уил от неожиданности вздрогнул.
- Критчер приветствует молодого хозяина! – появившись с громким хлопком, эльф раскланялся мне.
- Критчер, скажи, у тебя есть что-то драгоценное и очень черномагическое?
- Критчер прячет некоторые артефакты по приказу любимой госпожи. – Несмело сказал он.
- Нет, этот предмет должен источать темную магию, и он не принадлежит Блэкам. Это может быть какая-то реликвия, или что-то в этом роде.
- Хозяин Регулус подарил Критчеру медальон, и просил беречь его.
- Кто такой Регулус? – не понял я. Что-то знакомое, но вот, что?
- Младший сын любимой госпожи. – С готовностью ответил эльф.
- Родной брат Сириуса! – догадался я. – Расскажи о нем.
- Хозяин Регулус был очень добр к Критчеру, и любимая госпожа его очень любила. Он был темным магом и служил Тому-Кого-Нельзя-Называть.
- Медальон принадлежал ему?
- Нет, он достал его в той страшной пещере. Он приказал Критчеру сберечь его и уходить. И Критчер больше не видел хозяина.
- Принеси мне его! – приказал я.
На мордочке эльфа отобразилась печаль и нежелание слушаться, но я его хозяин и он должен выполнять мои приказы. Через минуту Критчер появился и с огромным сожалением протянул мне медальон. Я сразу понял, что это он. Хоркрукс. Меня так и тянуло прикоснуться к нему, но я приказал Уильяму взять его самому.
- Критчер, мне нужно уничтожить то, что есть внутри медальона, и если он сам останется относительно целым, я верну его тебе, как память о Регулусе. Хорошо?
- Молодой хозяин вернет Критчеру медальон? – с трепетом переспросил эльф.
- Я обещаю! – я улыбнулся эльфу и уже по привычке протянул ему конфету, которыми подкармливал еще в доме Дурслей. – Что творится в доме?
- Эти мерзкие захватчики пытаются снять портрет любимой госпожи! – воскликнул эльф.
- Хм, слушай, леди Блэк может перейти на какую-то картину в этом доме.
- Если молодой хозяин разрешит Критчер принесет сюда другую картину любимой госпожи, чтобы она могла путешествовать.
- Конечно! Если леди не против, пусть приходит. Картину можешь повесить в библиотеке, там есть много портретов, с которыми леди будет рада пообщаться.
- Спасибо, молодой хозяин! – пискнул Критчер и исчез.
- Как ты собираешься уничтожить этот хоркрукс? – осведомился вампир.
- Не знаю. Потом спрошу Слизерина, может у него есть еще клык Василиска с ядом. – Задумчиво ответил я, и пошел в лабораторию. У меня там несколько зельев готовится.

Увлекшись работой, я не заметил, когда в лаборатории появился вампир и вздрогнул, когда тот заговорил.
- К вам леди Паркинсон! – официально произнес он.
- Прекрасно! – искренне улыбнулся я.
Сняв перчатки и фартук, я уже было, направился к двери, как почувствовал знакомый холодный, но ласковый ветерок.
- Мой ангел, протяни руку… - попросил нежный шепот мой Госпожи.
- Конечно, миледи! – улыбнулся я, и вытянул вперед руку ладонью к верху.
Тут же на ней появились какие-то две бумажки.
- Развлекайся… - посоветовала шепотом Богиня, и ветерок исчез.
Я взглянул сначала на замершего и поежившегося Уила, а потом на ладонь.
- Что это? – просил я. Вампир, наконец, отмер и взглянул на подарок Смерти.
- Это билеты в театр. В Лондон пожаловала трупа вейл, они дают замечательные постановки! Я так понимаю, это для вас и леди Паркинсон.
- Но зачем Смерти…
- Думаю, она ищет вам верных друзей.
- Друзей? – переспросил я, глупо хлопнув ресницами.
- Последователей. – Поправился Уил. – В свое время вы узнаете. Да, кстати, я спрятал медальон в сейф в вашей комнате.
- Опять ты на «вы»? – заметил я.
- Извини.
- И так, билеты на завтрашний вечер. Хорошо. – Я отдал их вампиру, а сам поспешил в бежевую гостиную, где меня ожидало русоволосое чудо.

Отступление в Малфой-Мэнор, к Тому =))

Жизнь странная и загадочная леди, которую никогда нельзя в чем-либо упрекать, так как не знаешь, что она может выкинуть в следующий миг.
Еще в «светлом» детстве, в приюте, я понял, что, во-первых, можно полагаться только на себя, во-вторых, нельзя никому доверять и, в-третьих, жизнь немилосердна ни к кому, а слабых она и вовсе не щадит. Этим я и жил.
Затем пришел Дамблдор. На какой-то короткий миг, я поверил, что, возможно, не все так мрачно в этой жизни, как я полагал. Но, это чувство я подавил на корню, заметив поблескивание голубых глаз гостя. Этот блеск я, уже тогда, мог узнать где угодно. Жажда выгоды.
Слушая сказки о прекрасном волшебном мире, я лишь кивал, не веря ни единому слову. Почему я не поверил? Не знаю, просто была уверенность в том, что люди, в независимости от того, маги они или магглы, везде одинаковы. И я не ошибся. Попав в магический мир, я быстро разобрался, что к чему.
Лишь одно оставалось для меня загадкой почти шесть лет моего пребывания в Хогвартсе: какая выгода от меня может быть у Дамблдора? Этого я не понимал, но всегда очень осторожно относился не только к преподавательскому составу, но и к своим однокурсникам. Я не верил никому. Затем я «совершенно случайно» узнал о своем родстве с Салазаром Слизерином, и о его Тайной Комнате. Все тут же встало на свои места. Дамблдору нужно было туда попасть. И в этом мог помочь ему я.
Вот только я не собирался помогать Дамблдору. И его это злило. Затем я открыл Тайную комнату, и у меня появились проблемы, при которых я попросту забыл о, тогда еще, профессоре трансфигурации. А зря!
Пока я разбирался с не в меру буйным от скуки Василиском, который в первый же день освобождения случайно вышел «погулять» и убил студентку Хаффлпаффа, Дамблдор строил свои планы и осуществлял их. А я так наивно подставился с этим самым Василиском! Чтобы не угодить в Азкабан (а именно это хотел сделать со мной Дамблдор) я перевел стрелки на полувеликана Рубеуса Хагрида. Его было жаль, искренне жаль, потому что такого действительно доброго, пусть и не совсем, человека, я не встречал.
В итоге, я остался чист, как первый снег, но разозлил Дамблдора еще больше. Некоторое время было затишье. Как я понял позже, перед бурей.
Я довольно давно планировал встретиться с отцом и все-таки разъяснить, что к чему. Когда все разъехались на пасхальные каникулы, я незаметно покинул школу и аппарировал в небольшую маггловскую деревушку.
Отец меня не узнал, а когда понял кто я, то жутко разозлился. Слушать его оскорбления и проклятия было невыносимо больно. После очередного проклятия в нашу с мамой сторону, я не выдержал и воспользовался легилименцией, которой тогда владел практически идеально, как и оклюменцией. Увиденное повергло меня сначала в шок, а затем в ярость. Никогда не думал, что могу так злиться. И я убил родного отца. Когда его тело с глухим стуком упало на пол, я будто очнулся. Смотря в карие пустые глаза, я заплакал. Я оплакивал отца, который меня не любил, и даже ненавидел, но все же был родным, и свою душу, которая теперь была проклятой. Это был последний раз, когда я кого-то оплакивал.
Собравшись с мыслями, я уничтожил все улики своего пребывания в доме отца, и пошел искать дом матери, который увидел в воспоминаниях Тома Риддла старшего. Что не говори, а слизеринская выдержка и хладнокровие помогли мне тогда не угодить в Азкабан.
В стареньком домике жил мой дядя, родной брат матери. Морфин сразу же узнал меня. Он неприятно кривился, но все же поприветствовал меня со словами: «Сильный, хоть и полукровка!». Дядя был немного не в себе, и уже забыл человеческий язык, общаясь только на парселтанге. Но именно он вызвал во мне доверие, и я рассказал ему о том, что случилось в доме Риддлов. Он сразу засуетился, собрал какие-то книги, и отдал их мне вместе с перстнем и, тогда еще, маленькой змейкой Нагайной. «Я тебе помогу, потому что род Слизерина не должен прерваться!» - сказал он тогда, прежде чем попрощаться и выпроводить меня из дому.
Уже через пару дней я услышал об аресте Морфина Мракса по обвинению в убийстве маггла. Дядю было жаль, и я был ему благодарен, а поэтому поклялся оправдать его доверие.
Затем со мной стали происходить странные вещи. Меня пытались убить. Я сразу догадался, что это Дамблдор, но легче не становилось. Я не мог ему ничего сделать, так как действовал он не оставляя улик, и все так же добродушно улыбаясь. А мне было страшно. Я не боялся ничего, кроме смерти. У меня даже Богарт был в виде «старухи с косой». Так что, увидев в одной из подаренных дядей книг ритуал, который делает человека бессмертным, я был счастлив, как никогда.
Однако, самой огромной ошибкой в своей жизни я считаю создание хоркруксов. Хоть и не совсем жалею об этом. Ошибкой я считаю это событие потому, что разделенная душа это далеко не то, что целая. После создания первого хоркрукса мне было хорошо. Я был уверен в себе и считал себя всемогущим. Когда через несколько лет это чувство прошло, я решился на ритуал повторно. Наверное, именно потому, что мне не хватало того обманчивого чувства могущества. Зачем я создал третий, и четвертый хоркрукс, я уже не знаю. Не помню. После того как я потерял еще два кусочка своей души, я понял, что схожу с ума. С душой уходила и возможность чувствовать, испытывать эмоции. И если сначала я мог жить как прежде только из-за привычек, то потом этот брак в чувствах начал сводить с ума. После того как я создал два последние хоркруксы, я перестал чувствовать даже вкус пищи. Все, что было - это ярость, страх перед смертью и сумасшествие. Я уже не мог нормально мыслить, поэтому сильно прислушивался к своим слугам. Много из того, что я делал, в нормальном состоянии я бы не позволил делать даже другим. Но Дамблдор будто задался целью выводить меня из себя. Были у меня, правда, моменты просветления, в которые я понимал, что меня просто-напросто подставляют. Ведь я даже не заметил, когда именно стал Темным Лордом, а выдуманный в детстве псевдоним «Вольдеморт» стал вызывать всеобщую дрожь.
Только теперь я понимаю, что это все лишь четко продуманная игра. Дамблдор сам создал из меня Темного Лорда. Как же, победа над еще одним Лордом сделала бы его властелином мира на ближайшее сто лет.
Затем это пророчество. Мой страх завладел ситуацией. Если бы не он, хрен бы я пошел убивать годовалого ребенка.
Из-за этого я почти на девять лет потерял тело. Я скитался не то духом, не то призраком по миру. И тут мне повезло. Это действительно было простым везением. Квирелл – глупый мальчишка – самостоятельно проводил какой-то идиотский ритуал, связанный с духом и телом. Толи он там что-то напортачил, толи что-то еще случилось, но меня буквально притянуло к нему и засунуло в его тело.
Все что я испытывал тогда это магический голод и ярость. Эти, с позволения сказать, чувства, быстро подавили самого Квирелла. То, что я узнал, подчас исследования моей кончины, меня удивило даже в том состоянии, в котором я был. В доме Поттеров, которой и стал мне «могилой», нашли мертвую чету и ребенка со шрамом на лбу, который остался от моего смертельного проклятия. В принципе, все так и было, с тем отличием, что я не убивал старших Поттеров. Как сейчас помню, Джеймса, по-моему, его так звали, я с порога шарахнул Ступефаем, и после этого даже наклонился к бессознательному телу, чтобы проверить дышит он или нет. В тот вечер у меня как раз было маленькое и слабенькое просветление, и приплыв милосердия. Женщину же не коснулось ни одно мое проклятие. Я действительно не хотел им смерти, ведь даже в сумасшедшем виде я старался не слишком много убивать. Последнее что я помню, это Авада Кедавра, которая отбилась от плачущего мальчика и полетела в меня. Я точно видел, что младенец остался жив. Почему так случилось, я не знаю до сих пор. Бредни Дамблдора о том, что мальчишку защитила любовь умирающей матери, я откинул сразу по техническим причинам. А другого объяснения я так и не нашел.
К сожалению, тогда возродиться мне не удалось. Я только еще больше настроил против себя мальчишку. А ведь я тогда действительно желал, чтобы он стал мне соратником. Почему-то так всегда складывается, что мы с Поттером встречаемся тогда, когда я не совсем адекватен и соответственно хочу его убить, за старые обиды.
Над событиями, которые произошли в Тайной Комнате в 1992 году, я вообще был не властен. Мой собственный хоркрукс, созданный в семнадцать лет, притянул меня, выгнанного из тела Квирелла, к себе. Он как бы поглотил меня. Но и там я потерпел поражение. Мой семнадцатилетний хоркрукс от пятидесятилетнего ожидания поторопился и выбрал неверную жертву. Возможно, если бы это была не сестра лучшего друга Поттера, он бы не дрался так яростно, и я бы смог возродится. Но нет, он и тогда сумел изгнать меня еще на два года.
Ровно год я искал путь обратно к живым. Этим путем стал один из моих хоркруксов. Я смог завладеть кусочком души, который находился в моей любимице Нагайне, и приобрести что-то типа тела, с которого позже был возрожден.
План Крауча был тупым, ибо Дамблдор, я уверен в этом, вмиг раскусил его, но другого выхода тогда просто не было, так как мне плохо думалось в том жалком состоянии, в котором я находился. Но Дамблдору было выгодно мое воскрешение, и он даже и не думал раскрывать моего слугу. В то время, я, правда, еще не понимал всего плана уважаемого директора по отношению ко мне. И причем здесь Поттер я тоже понять в тот момент не мог. Но, сейчас не об этом.
Настал день моего возрождения. Все было сделано правильно, и я вылез из котла похожим на эмбрион. И, конечно, безмозглый эмбрион следовал только своей ярости. Я опять попытался убить парня. Должен признать, мальчишка меня поразил. Во-первых, он храбро сражался. Сомневаюсь, что Дамблдор по своей воле вышел бы со мной на бой, он ведь слабее, а это четырнадцатилетнее чудо встало напротив меня, готовясь к дуэли. Во-вторых, его заклятие хоть и было простеньким, но все же очень сильным. И, в-третьих, ему удалось сбежать. И я даже не думаю спихнуть это на ту нелепую пародию на Приори Инкантатем, ибо этого эффекта на самом деле не было (я однажды стал свидетелем подобного, и точно знаю, как оно выглядит!), но Поттера все же что-то защитило. И я уверен, это не имеет никакого отношения к той «театральной постановке» с Приори, которую для нас устроил, без сомнений, Дамблдор.
Уже через три месяца я полностью пришел в себя. Следы ритуала исчезали ежедневно, и через девяносто два дня я выглядел как сорокалетний харизматичный, и даже возможно красивый мужчина. Мозг тоже пришел в относительную норму. Я был не настолько сумасшедшим, как перед своей первой смертью. Конечно, множество эмоций и чувств ко мне не вернулось, но я был хотя бы примерно здравомыслящим, и идей убить всех и вся не было. Но об этом знали только Люциус и Нарцисса Малфои, так как я у них жил. При остальных же Пожирателях я носил иллюзию, того монстра, которого они увидели в день воскрешения.
Когда я уже подумал, что жизнь пришла в относительную норму, и я смогу немного отдохнуть, у меня обнаружилась другая проблема. Даже две. Во-первых, мальчишка Поттер мог заглядывать в мой мозг. И, во-вторых, я чувствовал его эмоции. Это было так непривычно, и пугающе.
Как сейчас помню первый приступ мальчишеских эмоций:
«Я привычно спустился на ужин в малую столовую, где присутствовали только Нарцисса и Люциус.
- Как прошел день, Люциус? – вежливо спросил я, чтобы поддержать беседу. – Что слышно в Министерстве?
Чета Малфоев меня не боялась. Они были единственными, кто знал, что я вернул себе не только тело, но и здравомыслие. Поэтому атмосфера, в которой мы общались, была довольно таки непринужденной.
На середине Люцисового рассказа о тупости министра я понял, что что-то не так. Грудь сдавило, и я с шумом уронил вилку. Малфой тут же заткнулся и обеспокоено спросил, что случилось. А я не мог вымолвить ни слова. Глаза заслезились, и я, согнувшись пополам, начал ржать. Мне было смешно, как никогда в жизни. Я просто не знал, что со мной творится, но я смеялся и не мог остановиться.
- Милорд, что с вами?! – взвизгнула Нарцисса, которая бегала вокруг нас с Лициусом. Последний поддерживал меня, чтобы я не свалился со стула.
- Не… Не… Не зна… Не знаю!!! Аха-ха-ха-ха-ха!!!
Отсмеявшись и приведя себя в порядок, я понял, что чувствую. Я чувствовал. И чувствовал я радость. Самую чистую и искреннюю радость.
- Это не могут быть мои чувства! – сообщил я обеспокоенным супругам. – Это не мои эмоции!
- Но кого? – не понял Люциус.
- Мальчишки! Это он сейчас чему-то радуется!»
С тех пор, я почти регулярно мог попросту заржать или воскликнуть, например, от боли. Я возбуждался, когда мальчишка занимался сексом с какой-то азиаткой, и почти мог видеть это. Он же во сне мог рыться в моих мыслях, или даже становится мною, то есть, видеть и ощущать то, что и я.
И, если честно, мне это нравилось. Мне нравилось снова чувствовать, тем более так ярко. Мне нравились чувства этого парня, даже когда он грустил. И должен заметить, грустил он намного чаще, чем радовался. В такие моменты мне хотелось убить того, кто расстраивает Поттера. Сначала я думал, что это только потому, что сам хочу снова ощутить радость. Но вскоре понял, хоть и не хотел признаваться даже себе, Гарри Поттер стал частью меня самого. Он стал мне родным человеком и мне это, черт побери, нравилось!
Но все изменилось лишь за одну минуту.
Я не знаю, какого хрена Поттер забыл в Министерстве и тем более, именно в тот день, когда туда проникли мои Пожиратели, чтобы забрать пророчество, но он явно обвинял в этом меня. Затем еще Малфой и Белла что-то начали о снах и реальности ему говорить, и тот, наверное, подумал, что это действительно я его заманил в Министерство. Хотя я этого не делал! Зачем мне там мальчишка, спрашивается?! Люциус бы тихонько забрал пророчество, и все, никаких проблем. А так оно разбилось. И я теперь не узнаю, можно ли как-то избежать его. Неохота убивать Поттера, но и самому в могилу не хочется.
Я наблюдал со стороны за происходящим и честно восхищался Гарри и вышколенными им же подростками. Они хорошо дрались, хоть заклятия и были довольно простыми. Затем прибыл Орден этой курицы! Я же следил только за Поттером. И содрогался каждый раз, когда заклятие неслось в него. «Только бы не убили» - это все о чем я тогда думал.
Затем произошло то, что перевернуло все с ног на голову. Я видел, как Белла попадает каким-то заклятием в Блэка, и видел как Поттер никого, не слушая, несется к Арке Смерти, когда его крестный падает туда. И только я облегченно вздохнул, когда оборотень поймал парня, как тот вырвался, и все-таки прыгнул в Арку.
Все внутри похолодело. В прямом смысле этого слова. Похолодело, будто что-то живое исчезло. Я больше не чувствовал. Не чувствовал Поттера. Не чувствовал его эмоций. Я не успел даже подумать о том, что парня больше нет, что он умер, так как знал, что из Арки Смерти еще никто не возвращался. Ни живой, ни мертвый. Но, опять-таки, произошло нечто совсем неожидаемое и невероятное. Арка взорвалась, выбросив из себя Гарри Поттера.
- Мертв… - как приговор для меня прозвучало из уст оборотня.
И только я успел ощутить всепоглощающую боль утраты, и не только источника чувств, но и самого парня, как тело «мертвого» выгнулось дугой, и он задышал!
Я так обрадовался и одновременно удивился, что вышел из своего укрытия и заорал первое, что пришло в голову:
- ОН ОПЯТЬ ВЫЖИЛ?!!
Как всегда не вовремя явились авроры и министр, и мне пришлось срочно покидать поле боя. Но это уже было не важно, я был счастлив, что мальчишка снова выжил.
Прибыв обратно в Малфой-Мэнор и успокоившись, я понял, что его нет. Гарри больше нет в моей голове. Я не чувствую его. Это было больно. Больно потерять дорогого тебе человека. Ведь сейчас я даже предположить не мог, что с ним. Может, он все-таки умер…
С горя и беспокойства я напился. А, проснувшись на следующий день, понял, что я изменился. И это я еще к зеркалу не подходил. А изменился я тем, что мог чувствовать. Я чувствовал радость, жалость, печаль… Но, к сожалению, это были не Гаррины чувства, только мои. Не такие яркие как у него. Взглянув же в зеркало, я сначала шарахнулся от него, ибо оттуда на меня смотрел помолодевший на лет десять Томас Риддл. Да, именно так я выглядел в тридцать лет. И глаза уже были не красными, как раньше, а синими.
Не зная даже что думать, я накинул мантию и широким шагом направился в столовую. Люциус и Нарцисса были уже там и мирно завтракали. Когда я вошел, оба поприветствовали меня, мельком окинув взглядом. Я ждал реакции, ведь я все-таки вчера был очень другим, чем сегодня утром. Реакция не заставила себя ждать. Уже через несколько секунд супруги с удивлением воззрились на меня.
- Милорд? – тихо переспросила женщина.
- Да, я. – Подтверждающе закивало головой мое Темнейшиство.
- А что с вами случилось? – спросил уже Люциус.
- Не знаю! – рыкнул я. – Проснулся, посмотрел на себя в зеркало, а там… Я за одну ночь помолодел на десять лет!
- Ой, как здорово! – радостно взвизгнула аристократка.
- Чего тут здорового? – не понял я.
- Ну, как же? Это просто замечательно вот так просто молодеть: бах и нет десяти лет! – объяснила она нам.
- Да если еще два раза так бахнет, то я буду десятилетним ребенком! Не дай Мерлин! – взвыл я, только теперь в полной мере осознав, что может случиться.
- Мой Лорд, подождите! Нужно сначала понять, почему произошел подобный казус. Вы никаких ритуалов в последнее время не проводили?
- Нет, никаких! – немного успокоившись и подумав, ответил я.
- Тогда, вам нужно обследование! – решительно заявил Малфой. – Может, целители смогут сказать, почему вы помолодели. Ведь не могло же это произойти просто так!
- Может, это из-за Поттера? – тихо спросила Нарцисса, которая уже сидела на своем месте и, жуя тост, читала журнал.
- Нарцисса, заткнись и не говори глупости… - предупреждающе и снисходительно проговорил Пожиратель.
- Почему ты считаешь, что это из-за Поттера, Нарцисса? – спокойно спросил я.
- Вы же сами вчера орали на все поместье о том, что что-то изменилось, что вы не чувствуете парня, и что-то не так… - не отрываясь от чтива объяснила она.
Люциус закатил глаза, говоря этим самым: «Дура!», я же задумался. Мы были связаны с мальчишкой. До вчерашнего дня. До его почти смерти. А ведь он действительно умер на некоторое время. Наша связь исчезла. И хоть это не объясняет, почему я помолодел, но нужно взять на заметку.
- Думаю, это возможно! – серьезно кивнул я. – Как это возможно, я пока еще не понял, но… Мы же о Поттере говорим! С этим мальчишкой все возможно!
Следующая неделя прошла как в тумане. Я свыкался с СОБСТВЕННЫМИ эмоциями, проходил обследование у колдомедика, который так и не смог сказать, что со мной случилось. Домой из школы приехал Драко. Их в этом году отпустили почти на месяц раньше. О Поттере не было никаких известий, умер ли, жив ли.…На девятый день я не выдержал и призвал Северуса. Он прибыл, как всегда, с задержкой в час.
- Вызывали, мой Лорд? – спросил он, входя в мой кабинет. Действительно в мой, а не Люциуса. Я скромненько занял только небольшую башенку в Малфой-Мэноре.
- Да, Ссссеверусссс, входи! – стараясь косить под свою иллюзию, которая сейчас была на мне, прошипел я. Зельевар предсказуемо вздрогнул. – Ссссадисссь! И рассссскажссси мне, как там Поттер!
- Впервые, после того как его выбросило из Арки, он проснулся через день, и ничего не помнил. Потом, он закричал, схватился за голову и отключился. Он неделю был в коме. Его никто не мог пробудить. Что мы только не пробовали, он не приходил в себя. Сегодня утром он проснулся, и устроил истерику, так как директор рассказал ему о смерти Блэка. – Без всяких эмоций отрапортовал зельевар, скривившись лишь на последнем предложении.
- Как мальчишшшшка сссебя чувссствует? – как можно более безразлично поинтересовался я.
- Эээ, вроде, нормально. Физически он полностью здоров. Даже истощения нет. А вот, на счет, его психики ничего сказать не могу. Поттеру был очень дорог его блохастый крестный. Наверное, он считал его отцом. – Неуверенно и с издевкой, сказал зельевар. – Это может объяснить его поступок в Министерстве. Арка своей аурой отталкивает от себя людей на подсознательном уровне, и просто так в нее прыгнуть не отважится никто. Только за дорогим человеком.
Я кивнул и отпустил Снейпа, приказав ему сообщать обо всем немедля.
- Динки! – позвал я одного из эльфов.
- Да, господин? – дрожа, эльф поклонился.
- Позови ко мне Беллу!
- Сию секунду, господин! – пролепетал он и исчез.
Через пять минут в дверь постучали и после моего приглашения, вошла улыбчивая полусумасшедшая женщина.
Признаться, Белла мне никогда не нравилась. Только ее преданность спасает ее от смерти.
- Мой Лорд! – она глубоко поклонилась мне.
- Белла, знаешшшь зачем я тебя позвал? – растягивая слова и шипя, спросил я.
- Нет, милорд! – покачала головой женщина, смотря на меня щенячьими глазами.
- Ты заставила меня грустить, Белла. – Тихо и ласково проговорил я, от чего та заметно вздрогнула и немножко нахмурилась, верно, вспоминая, что она в последнее время такого плохого делала.
- Я не понимаю, мой Лорд!
- Факт остается фактом, понимаешь ты это, или нет. – Я направил палочку на нее, желая чтобы ей было больно также как мне и Гарри. – Круцио!
Она кричала и извивалась. Но удовольствия от этого не было. В здравом уме это не может приносить удовольствие. Но я не прекращал пытать ее.
Через полчаса криков в кабинет прямо таки ворвался Люциус.
- Мой Лорд? – подал голос Малфой, оглядевшись.
Я снял проклятие, с уже хрипящей женщины.
- Убери это отсюда! – приказал я Люциусу, указывая на Беллу, все еще прибывая в каком-то меланхолическом настроении.
Люциус, кажется, понял, за что именно я наказал женщину, поэтому молча убрался вместе с ней.
- Что же ты сейчас чувствуешь, Гарри? – спросил я пустоту, не надеясь на ответ. – Как мне не хватает твоих эмоций…


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
неканонДата: Понедельник, 17.05.2010, 09:57 | Сообщение # 21
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо за отступление про Тома) радует что он нормальный)
ну, знаете?) о что он был лысый понять ещё можно, но отсутствие носа настораживает)))
только подумать! сама Смерть выбирает Гарри друзей))) прикольно)
что там с книгами то? я не очень поняла, карта скровищ?)
проды)))



когда придумаю что тут написать-напишу
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 17.05.2010, 23:53 | Сообщение # 22
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Маришка, спешу выразить свою благодарность за великолепный фик) Идея хоть и не новая, но мне очень нравится, как вы ее развиваете. Есть парочка новых идей, этим вы и подкупаете) Фик читается быстро, на одном дыхании. Уместный юмор и "не тупые" реплики персонажей. Иными словами, все что нужно для хорошего произведения.
Хочу отметить первую главу. На мой взгляд, она особенно удалась. Аж мурашки по спине побежали) Хитрый кукловод с неизменной "ласковой" улыбкой...Дамб получился отменный)
Понравился вампир-дворецкий, теперь у меня при виде его имени идет стойкая ассоциация с анимэ "Темный дворецкий")) (идея, случайно, не оттуда взята?)))
Не понятна ситуация с Люпином, предатель он или нет. Или я пропустила, или Гарри еще не определился по отношении к оборотню.
Хотелось бы разъяснений про книги с картами. Но, видимо, всему свое время)
Если не ошибаюсь, Гарри так и не объяснил Гермионе всю ситуацию, ограничившись просты "верь мне, никому не доверяй". Может поговорить с девочкой и переселить ее в поместье, так сказать, к себе поближе. Дабы соратники под боком были?
И ситуация с новым Томом. Внешность вернули, чувства вернули...для полного счастья чего-то не хватает. Не Гарри ли?)) Может их столкнуть как-нибудь уже? А то клятву Салазара исполнять надо,создать противо дамблдоровскую коалицию надо...да и к более тесным отношениям подвести не мешало бы(а то у меня осталось ощущение скорого гета))
В заключение, а сколько примерно глав планируется? И удачи вам, автор.

(неканон, вы так настойчиво просите проды, что меня это уже настораживает) Прошу вас не писать это в каждом сообщении)


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
МаришкаДата: Вторник, 18.05.2010, 00:05 | Сообщение # 23
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Lash-of-Mirk, неканон спасибо большое за отзыв! Мне безумно приятно=)
Отвечаю на первый вопрос. Нет, идея с Уилом пришла случайно, но в одном комменте на другом сайте тоже заметили схожесть, и уже тогда я посмотрела анимэ (сама их очень люблю).
Второй вопрос о Люпине. Нет, вы ничего не пропустили. Гарри сам еще не разобрался в этой ситуации, времени было маловато. Но, скоро этот вопрос решиться.
Дальше. Книги и карты не играют большую роль, но это тоже будет немного позже.
Гета НЕ будет! Том будет появляться в главах, но встретятся они к 7 главе.
А на счет Гермионы. Она тоже скоро будет! И в поместье ее поселю, чтоб под боком была, и коалицию создам... В общем, все будет!
Еще раз спасибо! 6 глава завтра biggrin



Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

Сообщение отредактировал Маришка - Вторник, 18.05.2010, 00:06
 
OlusikДата: Вторник, 18.05.2010, 06:08 | Сообщение # 24
Подросток
Сообщений: 16
« 0 »
Огромное спасибо, автор, за фанфик. Смерть в вашем представлении очень понравилась, надеюсь вы и дальше будете писать такие же интересные и захватывающие главы.


Quid pro quo
 
МаришкаДата: Вторник, 18.05.2010, 14:28 | Сообщение # 25
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 6

- Камилла, дорогая, рад приветствовать тебя! – возгласил я, расцеловывая нежные ручки гостьи.
- Гарольд, здравствуй! – заулыбалась она, сбрасывая с себя аристократическую холодность, и расцеловав меня в обе щеки.
- Надеюсь, ты согласишься отобедать у нас? – вежливо поинтересовался я.
- Было бы неплохо!
Я тут же увлек девушку за собой в малую столовую, где уже ждал Уильям с накрытым столом.
- Милорд, будут еще указания? – важно спросил он.
- Да, будет одно. – Кивнул я, отодвигая стул для Камиллы. – Садись!
- Но, милорд… - Слабо возразил вампир, выразительно глянув на Камиллу.
Девушка же даже ухом не повела, увлеченно разглядывая гостиную, старые гобелены, и НЕ живые картины, коих во всем замке так же много, как и живых.
Я жестом указал на стул слева от себя. Уильям еще пытался что-то возразить, но вскоре заткнулся и принялся за еду.
Подчас трапезы мы в основном молчали, стуча столовыми приборами. Краем глаза я заметил, с каким научным интересом на Уила поглядывает Камилла. Наевшись, она все-таки, спросила, подтвердив мои догадки:
- Вампиры все-таки не вымерли?
Уильям подавился вином, которое пил.
- Прощу прощения? – скромно переспросил он, откашлявшись.
- Ты когда ешь, клыки показываются. – Просто ответила она.
- Да, я тоже это заметил. – Кивнул в подтверждение я. Вампир прикрыл рот ладошкой и, по-моему, даже немного покраснел.
Не удержавшись, я прыснул со смеха, за что тут же поплатился разбитым бокалом. Камилла от звука бьющегося стекла сдавленно пискнула, а возле моих ног тут же появился чистенький домовой эльф.
- О, извините, я слишком сильно сдавил хрупкое стекло. – Начал бормотать я, пряча руку, кровавые порезы на которой затягивались прямо на глазах.
Уильям, к счастью, не успел почуять кровь. Он увлеченно раздавал приказы эльфам.
- Камилла, Уил, думаю, десерт нам подадут в гостиную.

За окном темнело. А мы все болтали, слушали смешные и не очень истории из долгой жизни вампира. Я сидел на диване, потягивая из бокала вино, Камилла по-домашнему свернулась калачиком у меня под боком, Уильям сидел возле зажженного камина, который являлся единственным источником света в этой комнате.
- Гарольд, Уильям, а давайте полетаем! – внезапно, встрепенувшись, предложила девушка.
- Нет, спасибо, я пас. – Сразу же отказался вампир. – Высоты боюсь!
- А я бы с радостью! – согласился я.
Связавшись с домом, я поставил несколько заклятий иллюзии, чтобы для соседей сад казался пустым, и сделал небольшую подсветку, чтобы мы могли видеть, куда летим.
Я позвал метлу из своей комнаты, а Камилла гордо увеличила свою.
- Я ее постоянно с собой ношу! – пояснила она. – Мало ли, вдруг никого рядом не будет, и я смогу спокойно полетать.
- Гарольд, не забудь о завтрашнем вечере! – напомнил вампир, когда мы вышли в сад.
- Ах да, точно!
- А что завтра вечером? – с интересом спросила Камилла.
- У меня есть два билета в театр, куда я, собственно, хотел тебя пригласить. – Пояснил я.
- Спектакль ставят вейлы.
- О, я слышала, что к нам приезжает труппа «Amour»! – радостно взвизгнула девушка. – Я их обожаю! Раз в год они посещают Шармбатон!
- Я так понимаю, ты согласна? – спросил я с улыбкой.
- Конечно! Спасибо за приглашение! – Камилла повисла у меня на шее, расцеловав в обе щеки. От чего я немного опешил.
- Прекрасно, тогда я зайду за тобой в семь.
- Прикажу эльфам настроить на тебя камин. – Решительно кивнула она.
- А твои родители ничего не скажут, если ты пойдешь с еле знакомым парнем… в театр?
- Нет, ну что ты! И тем более, я представлю тебя им.
- Вот этого я и боюсь. – Тихо буркнул я, но девушка услышала.
- О, не волнуйся, я тебя представлю, и мы сразу же уйдем! Идет?
- Да, конечно. – Слабо кивнул я.
- Тогда, по метлам! – воскликнула девушка и сорвалась в небо. А она красиво летает!

Весь следующий день я жутко волновался. И не надо удивляться! Победить Василиска – запросто! Встретится с Темным Лордом – пожалуйста! Это для меня не ново. Но вот знакомство с родителями девушки, которую я пригласил в театр, можно сказать, на свидание, да еще девушка старше меня на пару лет, это вам не шутка! Это, во-первых. А во-вторых, родители девушки являются Пожирателями Смерти, и пока еще, жаждут моей скорой кончины.
- Гарольд, успокойся! – бродя за мной по замку словно тень, говорил вампир. – Во-первых, никто не заметит, что тебе еще и шестнадцати нет. Во-вторых, с твоими обычными манерами никто не усомнится, что ты аристократ в Мерлин знает каком поколении, и, в-третьих, в тебе практически невозможно узнать того Гарри Поттера, фото которого красуется на первой странице «Пророка».
- Да я это все прекрасно понимаю. Но все равно волнуюсь… - Надуто буркнул я.
К свиданию Уильям подготовил меня от А до Я. Черные брюки, белая накрахмаленная рубашка и темно изумрудная мантия сидели на мне идеально.
- Билеты это портключ. Ровно в семь они перенесут вас в холл театра. – Напутствовал вампир, по дороге к камину. – Я заказал лучший столик в ресторане «Философский камень». Это недалеко от театра, думаю, ты сразу его увидишь.
- Философский камень? У меня не очень приятные воспоминания связанны с этим артефактом.
- Помню, ты говорил. А теперь, вперед, тебе еще предстоит знакомство с родителями.
- О, не напоминай! – простонал я.
- Лицо кирпичом, спина прямо… И будь предельно вежлив.
Я кивнул и растворился в зеленом пламени. И только уроки вампира по равновесию не дали мне позорно вылететь из камина, как мешок с г… картошкой, то есть.
Очистив себя от золы, я огляделся. В шикарной, но слишком мрачной гостиной меня уже ждала Камилла. Девушка выглядела роскошно. Темно-бирюзовое шелковое платье струилось легкими волнами по ее стройному стану, светло-русые волосы были аккуратно уложены в высокую прическу, легкий вечерний макияж выделял теплые карие глаза.
- Вы прекрасны, миледи! – проворковал я, целуя ручку в шелковой перчатке. Мгновенно увеличив букет белых роз, я протянул их моей спутнице.
- Спасибо, Гарольд, ты великолепен! – заулыбалась она, положив довольно тяжелый букет на столик рядом.
- Кхм! – послышалось требовательное покашливание со стороны двери. Я весь подобрался и, натянув на лицо легкую вежливую полуулыбку, развернулся туда.
Как и предполагалось, это были лорд и леди Паркинсоны. Мужчина выглядел годиков на сорок пять, и в темных волосах была видна редкая седина, а вот женщине я бы не дал и тридцати.
- Maman, papa, хочу представить вам моего друга – лорд Гарольд Милен. Гарольд, это мои родители – лорд Оскар Паркинсон, и леди Пенелопа Паркинсон.
- Очень приятно! – я пожал руку отцу Камиллы, и поцеловал ладошку ее матери. – Леди, вы обворожительны!
- Нам так же очень приятно с вами познакомится, лорд Милен! – кивнул лорд Паркинсон. – Надеюсь, наша дочь – наследница – будет в надежных руках!
- Конечно, я буду оберегать ее, как драгоценное сокровище, коим она и является! – серьезно заверил я, взяв руку девушки своей.
- Приятного вечера! – улыбнулась леди Паркинсон, умиленно глядя на нас.
Мы как раз успели попрощаться с родителями Камиллы, когда часы пробили семь, и сработал портключ.

Пьеса мне понравилась, даже не смотря на то, что вейлы активно пользовались своей магией, и мне постоянно приходилось одергивать себя. Конечно, как и Империо их магия действовала на меня очень слабо, но все же, некоторое влечение было. Привыкшая к влечению Камилла не обращала на него никакого внимания. В Шармбатоне вейл было предостаточно, и к их магии у нее выработался некий иммунитет.
- А на тебя что, магия вейл не действует? – немного удивилась девушка, когда я просто спокойно похлопал в конце представления, когда же все остальные мужчины и женщины чуть не бросались на сцену.
- А у меня тоже иммунитет. – Улыбнулся я.
- О, тогда, пошли, я познакомлю тебя со своей подругой, она играла младшую дочь герцога в первом акте.
Мое знакомство с вейлой произвело ажиотаж между остальными членами труппы. Они были очень удивлены, что я не пускал слюни как последний идиот, и не ползал на коленях за прекрасными девушками и юношами. Камилле пришлось в скором порядке прощаться с подругой, так как все вейлы решили выпустить на меня магию одновременно, и ее это тоже задевало. Влечения я почти не чувствовал, но ядро пришлось напрягать основательно, а это очень утомляло.
Поужинав в ресторане под названием «Философский камень» Камилла уговорила меня пройтись по ночному маггловскому Лондону. Она там еще не бывала, да и я, в принципе, тоже, и очень хотела его увидеть.
Конечно, по той причине, что каждый из нас был в городе впервые, мы вскоре заблудились. Ни я, ни Камилла, понятия не имели, как добраться хотя бы до Дырявого котла. А наша одежда уже вызывала нездоровый интерес у местных, бандитской наружности, жителей. Да, мы заблудились отнюдь не в центре.
Когда нам на встречу вышла такая себе небольшая банда парней с кастетами на руках, я плюнул на приличия и, завернув за угол, прижал к себе Камиллу и покрутил перстень на пальце. Парни, верно, очень удивились, когда в проулке с тупиком в конце не обнаружили своих богатеньких жертв.
А мы тем временем переместились прямо в… дом Блэков?! От удивления я даже рот открыл.
Мы стояли в потрепанной гостиной дома на Гриммо 12. Обстановка не изменилась, здесь было все так же мрачно и пыльно, как несколько недель назад.
- Гарольд, где мы? – шепотом спросила Камилла, оглядываясь. Она в отвращении наморщила свой миленький носик.
Я уже собирался ответить, как перед нами с тихим хлопком появился Критчер.
- Хозяин! – благоговейно протянул эльф, кланяясь.
- Тише, Критчер! – шикнул я. – В доме кто-то есть?
- Да. Эти предатели крови на кухне. – Закивало существо уже мало напоминающее домового эльфа. – Любимая госпожа хотела поговорить с добрым хозяином!
- Хорошо. Скажешь леди, что я буду ждать ее в библиотеке через полчаса в Родовом Гнезде. – Кивнул я, и, обняв девушку, покрутил уже верный перстень. Мы тут же появились в бежевой гостиной моего дома.
- Гарольд, объясни, где мы только что были? – попросила девушка, с облегчением втянув чистый воздух.
- Это был еще один мой дом, но сейчас он немного занят людьми, которых видеть я не желаю. – Проговорил я, надевая перстень Блэков на другую руку, что бы вновь не перепутать. В другой раз может не повезти так, и меня могут увидеть. Чего мне, конечно, не хотелось.
Домой Камилла переместилась через камин, подарив мне напоследок короткий, но сладкий поцелуй. Улыбнувшись, все еще глядя на камин, я пошел в библиотеку. Леди Блэк уже хорошо обосновалась в моем Гнезде, и перезнакомилась со всеми своими соседями по картинам.
- Леди, рад приветствовать! – я легонько поклонился в знак почтения.
- Мальчик, здравствуй! – манерно протянула Вальпургия.
- Вы хотели поговорить? – я решил перейти сразу к делу.
- Да, хотела. Недавно я подслушала разговор, из которого следует, что некий Люпин, оборотень, целиком и полностью на твоей стороне. То есть, он не в курсе истинного облика Дамблдора. И я подумала, что это может тебе помочь.
- О, леди, спасибо! – заулыбался я. – Вы даже представить себе не можете, как облегчили мне жизнь!
«Люпин не предатель!» - это все о чем я мог думать. Знать, что остался человек, который тебя не предал, было очень приятно. Теперь от прошлой жизни у меня остались только Ремус и Гермиона.
За подругой следил Критчер и почти каждый день рассказывал, что с ней происходит. Уизли ничего плохого не затевали против моей Гермионы и этим я пока был доволен, но все же хотелось, чтобы она была рядом.

Следующее пару дней пролетели очень спокойно и умиротворенно. Я тренировался, доваривал кое-какие зелья, общался с Камиллой. Зрение я себе благополучно исправил, и теперь не приходилось в обществе девушки напрягать нити Ядра.
Но вот случилось то, чего я не ожидал.
Ранним утром меня разбудил приятный, но холодный ветерок. Я сразу смекнул, что это моя Богиня. Рывком сев на кровати я увидел прекрасное черноволосое существо. Она сидела на краешке кровати, одетая во все черное, и с интересом разглядывала меня.
- Доброго утра, мой ангел! – улыбнулась Смерть.
- Миледи! – я почтительно и с трепетом поклонился, насколько это было возможно в сидячем положении. – Что-то случилось?
- Да, уже случилось. – Кивнула она, кинув взгляд на прикроватные часы.
- Что-то серьезное? – нахмурившись, спросил я.
- Не достаточно, для того чтобы я появилась здесь. – Улыбнулась она. – Но я очень хотела тебя увидеть, мой ангел. Уильям уже сказал, что я собираю тебе друзей. А точнее соратников. Верных и преданных. Зачем, пока останется для тебя тайной. Но только пока. Не расстраивайся, мой ангел, скоро ты все узнаешь.
- Хорошо, миледи. – Покорно кивнул я, приготовившись слушать.
- Так вот, Камилле будет нужна твоя помощь, и она скоро придет за ней. Хотя, нет, она придет к другу чтобы, вероятно, поплакать, но ты должен принять ее.
- Принять? – не понял я.
- В свой дом, мой избранный. – Пояснила Богиня. – Думаю, ты и так бы пригласил ее к себе, но я решила предупредить. Тем более, это повод чтобы поговорить с тобой. – Она проказливо улыбнулась. – Мне нельзя часто видеть тебя. Правила.
- Правила существуют для того, чтобы их нарушать. Гермиона всегда убеждала себя этим, когда мы собирались на очередную вылазку. – Улыбнулся я. Наверное, печально улыбнулся.
- Да, согласна, мой ангел. Позже придет еще один, думаю, ты поймешь когда. А теперь мне пора! – Смерть нежно поцеловала меня в лоб и исчезла.
- Прощайте, моя леди! – проговорил я в след.

Приняв душ, я оделся и спустился в бежевую гостиную дожидаться прибытия Камиллы. Чтобы не скучать прихватил небольшой томик по заклятиям, что сейчас изучаю. Но почитать толком не удалось, так как камин вспыхнул зеленым пламенем, и оттуда вышла Камилла. Лицо ее было как мраморная маска. Никаких эмоций, и сплошной холод. Но, оглядевшись и увидев меня, девушка сбросила маску, и по ее нежным щекам тут же заструились слезы. Я поднялся и, обняв девушку, крепко прижал к себе. Я ничего не говорил, просто дал ей возможность выплакаться.
Когда слезы иссякли, что случилось довольно быстро, она попросила двойной виски, который я сразу же ей предоставил, и села на диванчик.
- Что случилось? – спросил я, когда Камилла одним махом осушила стакан и даже не поморщилась.
- Родители решили выдать меня замуж. – Замогильным голосом выдала она и, поднявшись, опять наполнила стакан.
- Ты его не любишь? – осторожно спросил я.
- Я его вообще не знаю! – рявкнула она. – Они просто поставили меня перед фактом. Я устроила скандал, и они сказали, что если я не выйду замуж, то они лишат меня наследства, выпалят мое имя из родового древа и вообще отрекутся! И я не знаю, что мне делать! Ведь я практически ничего не умею, а без денег не получу никакого нормально высшего образования и… И вообще…
Девушка опять разрыдалась, но теперь довольно буйно и громко. На грохот в гостиной появился обеспокоенный вампир, но я жестом приказал ему молчать и не мешать девушке бить дорогущие вазы.
Когда энергии у Камиллы поубавилось, а в гостиной не осталось ни одной целой стеклянной посуды, и был разбит чайный сервиз, я смел заговорить:
- Что намереваешься делать?
- Я уже сделала. – Устало вздохнула она. – Я сбежала из дому. Хорошо хоть успела приказать эльфам собрать вещи.
- Понятно. – Кивнул я. – Уил, приготовь комнату для Камиллы.
- Ты… Гарольд, ты серьезно? – с надеждой переспросила она. – Я даже не смела просить тебя об этом…
- Камилла, пожалуйста, не надо. Я, как только увидел тебя, сразу понял, что мы поладим. Но тогда я не думал, что у меня может возникнуть такое чувство, будто мы всю жизнь дружим. Прости, если сочтешь это наглостью, но я действительно считаю тебя хорошей подругой, и не намерен отпускать, да еще и в таком состоянии!
- Спасибо! – взвизгнула уже счастливая девушка, и повисла у меня на шее, расцеловав щеки. - Камилла, у меня есть только одна просьба. – Отстранив девушку, сказал я. – В этом доме есть тайны, у меня есть тайны, и я прошу, не пытайся их разгадать. Ты все узнаешь, но позже.
- Конечно, я понимаю! – серьезно кивнула девушка.
Вскоре вернулся Уильям и проводил Камиллу в ее комнату, которая располагалась на втором этаже, в секторе близких друзей, то есть, недалеко от комнат хозяев.

Следующий день, как и несколько дней после, был полон приключений. Сначала стая сов с письмами от родителей Камиллы. Угрозы от отца, и просьбы от матери. Они просили (требовали) дочку вернуться, но она даже не стала им отвечать. Почти на каждой сове было поисковое заклятие, но как только они влетали на территорию моего дома, заклятия сами собой дезактивировались.
Вскоре, лорд и леди Паркинсон наведались ко мне. Они аккуратно интересовались, когда в последний раз я видел их дочь. Я честно ответил, что не видел девушку довольно давно, и спросил, что же случилось. Они мне, конечно, не ответили, и отбыли искать дальше.
Уже через неделю страсти улеглись, и даже письма стали приходить реже.
Но после еще одного нашествия сов утром, Камилла ушла через камин и не возвращалась целых четыре часа. Мы с Уилом уже серьезно беспокоились, как бы чего не случилось. Ведь оба привязались к девушке, даже вампир принял ее дружбу.
Наконец, когда мы уже было, хотели идти на поиски, камин вспыхнул зеленым пламенем, и оттуда вышли Камилла и парень примерно моего возраста. Стройный юноша с широкими плечами и явно армейской подготовкой смотрел с опаской. Он нервничал, так как несколько раз провёл рукой по короткому ежику светлых волос, чисто механическим движением. Тонкие черты лица сейчас были напряжены, и красивое загорелое лицо выглядело чересчур строго. Они с Камиллой были чем-то неуловимо схожи. Наверно глазами. У юноши они тоже были карими.
Парень уверенно держал Камиллу за руку чуть выше локтя и выглядел довольно грозно, так что я тут же поднялся на ноги, а за моей спиной встал вампир, готовый защищать.
- Если хочешь жить, отойди от Камиллы! – почти прорычал я. Мне совсем не нравилось, как собственнически он держал ее за руку, и я уже приготовился отбивать подругу у этого нахала.
- Гарольд, нет, что ты! – рассмеявшись, воскликнула девушка. – Гарольд, это мой кузен, его не нужно убивать или калечить! Дорогой, это мои друзья!
Камилла высвободила руку у немного опешившего кузена и села в кресло, вызвав домового эльфа.
- Трилли, принеси мен вина! – приказала она, не глядя на эльфа. – И так, знакомьтесь. Кузен, это мой друг – лорд Гарольд Джеймс Милен. Гарольд, позволь представить, мой любимый кузен – лорд Стефан Диметрий Эгреш. Он сын маминой сестры. – Щебетала девушка.
Я подошел ближе и протянул парню руку. Тот принял ее с какой-то странной усмешкой.
- Эгреш – это ведь одна из ветвей чистокровных семей Болгарии, не так ли? – спросил я, получив мысленный отчет вампира.
- Да, это так! – усмехнулся парень. – А вы, лорд Милен, неплохо осведомлены. – Заметил он.
- Положение обязывает. – Тихо ответил я. Стефан это, конечно же, услышал, но вопросов задавать не стал. – И так, Камилла, я думаю, ты хочешь что-то сказать.
- Я?! – удивилась девушка. Но ее удивление было по большей части притворным.
- Ты! – кивнул я. – Насколько мне известно, ты последние четыре дня бегала от своих родственников. Что же изменилось?
- Ах, ты об этом! Ну, тут все просто! Стефан не просто мой родственник, он мой любимый кузен, которому я полностью доверяю. Да и тетя не одобряет браков по расчету. И вот, Стефан здесь чтобы убедится, что я в безопасности.
Девушка широко улыбнулась нам и принялась потягивать вино, ожидая моей реакции.
- Ситуация мне понятна. Могу заверить вас, лорд Эгреш, ваша кузина в надежных руках и мы не дадим ее в обиду. Но мы всегда будем рады вам. Друзья Камиллы – наши друзья! – торжественно закончил я.
- Да, теперь я действительно верю, что моя старшая сестренка в порядке. – Удовлетворенно кивнул парень.
- Надеюсь, вы согласитесь отобедать с нами? – поинтересовался я.
- Ну конечно он согласится! – воскликнула Камилла и, поднявшись, повела своего кузена в сторону малой столовой. – И вообще, что это вы заладили такой светский разговор, будто у Малфоев на приеме?! Быстро переходите на «ты», вы ведь ровесники!
- Думаю, ты права, Камилла. – Благосклонно кивнул я, и опять протянул руку юноше. – Гарольд!
- Стефан! – ответил на рукопожатие он.
- Вот и чудно! – прощебетала подруга. – А теперь, Гарольд, ты не будешь против, если Стефан немного поживет с нами?
- Конечно, эльфы подготовят комнату. – Согласился я. Думаю, если бы это был неверный ответ, Богиня бы мне подсказала. – Кстати, Стефан, этот молчаливый блондинистый мужчина, который хочет казаться предметом интерьера – Уильям. Он у меня друг, но честно считает себя дворецким.
- Но, мой лорд, я действительно работаю у вас дворецким! – возмутился всегда невозмутимый, на публике, по крайней мере, вампир.
- О, Гарольд, ты посмотри какой прогресс! Он уже не говорит, что служит тебе, а только работает! – воскликнула Камилла.
- Да, это похвально! – улыбнулся я.
Вампир смутился, но ничего не сказал.
В столовой стол уже был накрыт и мы расселись по своим местам.
- А где твоя семья? – спросил Стефан.
- В данный момент, моя семья это Уил, Камилла и еще одна прекрасная девушка, моя сестра, с которой я надеюсь познакомить вас в скором времени. – Спокойно ответил я.
- Насколько мне известно, с Камиллой вы знакомы очень короткое время, но уже считаете друг друга семьей. Могу ли я предположить, что вы любовники? – рассуждал парень.
- Нет. Знаешь, я никогда не думал об этом. – Честно признался я, надеясь, что этими словами не обижу подругу.
- Почему? Ты считаешь мою кузину недостаточно красивой?
- Ни в коем случае! Камилла прекрасна как вейла, но она мне друг… Это сложно объяснить. Недавно кое-что случилось, и я узнал, что все кто был мне дорог предатели. Поэтому к людям у меня больше нет доверия. Но с Камиллой все сложилось по-другому. Как только я увидел ее, то понял, что мы подружимся, а уже после часа общения в душе появилось тепло. Скажем так, я чувствую ее как близкого человека. Может, я сейчас ошибусь, и со временем все изменится, но именно сейчас я знаю, что могу доверять Камилле, и что она меня не предаст.
- Я принимаю и понимаю такое положение дел! – удовлетворенно кивнул Стефан. – Могу сказать даже больше. Друзья и семья – это состояние души. Если она говорит что вы родные, то так оно и есть, и неважно какой вы крови.
- Мудро сказано. – Улыбнулся Уильям.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
МаришкаДата: Вторник, 18.05.2010, 14:30 | Сообщение # 26
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Глава 6 (продолжение)

После того дня у меня появился еще один друг. Что и подтвердила чуть позже Богиня.
Сама она предупредила, что близится Час. Какой Час я тогда так и не понял, но спрашивать не стал. Что, конечно, противоречит моей упертой натуре истинного Поттера. Так же Смерть предупредила, что не сможет появляться некоторое время, так как у нее много работы, да и еще сборы какие-то…
Во всяком случае, Стефана она не просто одобрила, а записала в круг моих близких соратников. И намекнула на то, что Стефан может быть не только другом, но и любовником. Сначала я как-то не задумывался об этом, но с каждым днем стал присматриваться к пареньку. Он без сомнений был красив. Таким, наверное, рисуют Аполлона. Эгреш учился в Дурмстранге, так что физическая форма у него была что надо.
К тому же, невозможно было не заметить взглядов, которые бросал на меня Стефан. Что и не удивительно. Он ведь пять лет учился в школе для мальчиков, и с уверенностью могу сказать, что там однополые связи были обыкновенным делом.
Но, как бы то ни было, ни один из нас не спешил делать первый шаг. Я, потому что хотел еще приглядеться к парню и немного поиграть, наблюдая за ним, а Стефан, думаю, не был уверен в моих предпочтениях.

К концу недели, со дня нашего знакомства с Эгрешем, он и Камилла отправились на дипломатические переговоры с семьей последней. Все это должно было происходить в доме Стефана, так что родственники отправились туда рано утром, даже не завтракая.
Мы же с Уилом проводили их до камина и приступили к утренней трапезе.
- Ты же знаешь, что это за Час такой близится, не правда ли? – спросил я, намазывая тост джемом.
- Знаю. – Кивнул вампир, чинно пережевывая еду.
- Но не скажешь.
- Не скажу. – Соглашаясь, кивнул он. – Но могу уверить, ничего страшного этот Час не принесет.
- Ладно. Я склонен верить тебе и моей Богине.
- И горький опыт тебя ничему не научил? – усмехнулся Уил.
- Научил, почему же? – пожал плечами я. – Но, тут ситуация несколько другая. Ты меня по любому не предашь, а Смерть.… Ну, даже если она играет со мной, в чем я собственно и не сомневаюсь, ничего поделать нельзя. Это не Дамблдор. Я не того полета птица, чтобы противоречить Высшим Силам. И я не собираюсь противоречить им даже словом, пока наши планы совпадают и мне хорошо.
- Это правильно. – Важно кивнул вампир. – Своего Избранного Смерть в любом случае в обиду не даст.
На этом разговор был завершен, и мы продолжили завтракать в непринужденной обстановке. А меня все не покидало чувство тревоги, которое появилось вчера вечером, закрывая собой даже холод. Вчера я отчетливо чувствовал чью-то боль и отчаянье, а затем появилась тревога. И сейчас вместо того чтобы наслаждаться отменным кофе, я слушал, как червь тревоги гложет меня. Медленно, но с удовольствием.
В конец, не выдержав, я стукнул чашкой о стол, а окно за спиной тихо треснуло.
- Гарольд? – вопросил удивленный вампир.
- Что-то не так. – Выдал я через силу. – Что-то должно случиться.
- А Смерть…
- Нет, она не являлась. – Ответил я на незаданный вопрос. – Перенеси меня к Дурслям!
- Думаешь, кто-то может нагрянуть с проверкой? – встревожено спросил Уильям.
- Не знаю, но я привык доверять своей интуиции, а она сейчас прямо вопит о том, что мне нужно именно туда.
- Хорошо. – Кивнул вампир и поднялся, не закончив завтрака. – Четко представь себе место, в которое мы должны перенестись.
Уильям приобнял меня, становясь за спиной, а я, закрыв глаза, постарался представить себе маленькую, обжитою мною, спальню на Тисовой улице. Дальше вампир немного отклонился назад, мягко потянув меня за собой. Вхождение в тень было схоже с первыми мгновениями падения в Арку Смерти, но дальше не последовало холода, мы просто вышли в комнатке, где я жил в доме Дурслей. Никакого дискомфорта не последовало.
- Прикольно! – с уважением произнес я.
- Благодарю. – Улыбнулся в ответ Уил.
- И так, сейчас мы спускаемся на первый этаж. Думаю, ты должен понравиться Дурслям! – подмигнул я, вытянув из шкафа растянутую и поношенную рубашку Дадли. Накинув ее поверх своей, я пошел к лестнице, ведущей на первый этаж.
Дурсли как раз завтракали, когда мы вошли на кухню. Завидев наши физиономии, тетя чуть было не подавилась овсянкой, а дядя как хамелеон, мгновенно изменил цвет лица на пронзительно красный.
- Приятного аппетита! – мягким, обволакивающим сознание, голосом проговорил Уильям.
Дядя тут же забыл все оскорбительные слова, которыми хотел обозвать меня и моего друга, тетя мило зарделась, и даже Дадли оторвался от просмотра своего любимого утреннего шоу, чтобы улыбнулся вампиру.
Да уж, прикольное умение! Мне лучше удаётся нагонять страх.
- Мистер Дурсль, уезжайте на работу и ни о чем не беспокойтесь! – продолжал говорить вампир.
Дядя заглотнул последний тост, допил кофе и, поцеловав жену, вышел из кухни. Как только за ним захлопнулась входная дверь, лицо тети изменилось. Она побледнела и, поднявшись, отошла к сыну.
- Дадли, бери тарелку и иди досматривать шоу в гостиную! – приказала она. В голосе слышались нотки паники и страха.
Но кузен этого не заметил и исполнил слова матери, улыбнувшись напоследок вампиру.
- Я не знаю, что ты с нами делаешь, мальчишка, но мне это не нравится! – гневно воскликнула тетя, поджав губы. Да, она была сердита, но по большей части в ней говорил страх.
Я удивленно посмотрел сначала на тетю, а потом на Уила. Тот в смятении пожал плечами.
- Тетя, присядьте. Думаю, разговор будет не слишком приятным. – Сказал я, тоже опускаясь на стул. Вампир остался стоять за моей спиной. – Я буду выражаться самыми понятными терминами и предельно честно и надеюсь, что вы не станете меня перебивать.
- Хорошо! – кивнула Петунья.
- Да, я кое-что сделал с вами. Можно сказать, я вас загипнотизировал. На это у меня были весомые причины. Мне нужно было уйти, и для этого мне понадобилась ваша помощь. Да, я смог бы договорится с вами, но думаю, ни Дадли, ни тем более дядя не стали бы меня слушать и помогать. Но, гипноз был нужен не только для этого. Если бы стали что-то проверять, то ни сыворотка правды, ни проникновение в мозг никаким образом не выдали бы правды. Вы, будучи уверенны в том, что я провел все лето в работе и вел себя, как обычно говорили бы это даже под сывороткой правды.
- То есть, никто бы не смог узнать, что тебя не было в доме, даже если бы заглянули в наши мозги? – переспросила тетя.
- Да, абсолютно верно. И поверьте, это не только безопасно для меня, но и для вас. Если никто не узнает о моих похождениях, то я смогу защитить вас. Когда я буду ехать в школу, я наложу на вас троих заклятие, которое в случае угрозы для ваших жизней перенесет вас в безопасное место. Как бы вы не относились ко мне, и чтобы не чувствовал к вам я, вы моя семья. Мама не хотела бы, чтобы с ее родной сестрой что-то случилось.
- С-спасибо… – Неуверенно пробормотала тетя.
- Всегда, пожалуйста! – улыбнулся я. – Сейчас Уильям, мой друг, поработает с вами. Он сделает так, чтобы вы все помнили, но чтобы никто этого узнать не мог. Вы не сможете об этом говорить с кем-то кроме нас двоих.
- Хорошо. Но скажи, зачем тебе это?
- Идет война, тетя. И я в этой войне представляю одну из сторон. Пока что все спокойно в мире магглов, но скоро думаю, будет то, что по новостям назовут терактами. Не стоит ехать в Лондон и бывать в местах скопления людей. Особенно важных людей.
- Хорошо! – согласно закивала тетя. – А это будет больно? – спросила она.
- Что?
- Ну, работа с моими мозгами.
- А, это! Нет. Уил, сделай все аккуратно!
- Как прикажете, милорд! – важно ответил друг. Исправлять его сил уже не было.
Обернувшись к окну, я понял, что пока мы говорили, погода окончательно испортилась. Лил просто сумасшедший дождь. Магглы называют такой «как из ведра». Небо, которое еще утром было нежно голубым, заволокли темные тучи. То тут, то там сверкали молнии, а гром сотрясал стекла. Под бушующим ветром гнулись даже столетние дубы. Казалось, непогода предвещает что-то столь же страшное как моровое поветрие. Люди сидели в уютных и тёплых домах, не рискуя высунуть нос на улицу. Их можно понять, нескольких секунд под таким ливнем хватит, чтобы не осталось и сухой нитки…
От раздумий отвлек дверной звонок.
- Я открою! – послышался звучный голос кузена из гостиной, а затем и топот шагов.
- Думаю, стоит приготовить зелье для похудения. – Заметил я. – Тетя, вы бы хотели видеть худым только сына или мужа тоже?
- Если можно, то обоих. – Не смело улыбнулась она.
- Хорошо, я займусь этим…
- Поттер! – крикнул недовольный Дадли. – Это к тебе! Какая-то девчонка! – доложил он, заглянув на кухню.
Сердце пропустило удар. Гермиона!
Я тут же сорвался с места и помчался к двери. На пороге стояла замерзшая и промокшая до нитки подруга-сестра. Тушь черными пятнами катилась по щекам, и я сильно сомневался, что это от дождя.
- Гермиона! – взволновано позвал я, прижимая девочку к груди. Она была холодной как лед, и промокшей насквозь, но я продолжал прижимать ее к себе, не обращая внимания, что одежда на мне тоже становится мокрой.
Очнувшись от мыслей, я закрыл дверь и, подхватив всхлипывающую девушку на руки, понес в кухню.
- Тетя, сделайте горячего чая! – крикнул я еще с порога. Миссис Дурсль сразу засуетилась возле плиты.
Сев в ближайшее кресло еще крепче прижал к себе подругу, которая не переставала всхлипывать и что-то невнятно бормотать.
- Гермиона, радость моя, пожалуйста, успокойся, все хорошо! Ты со мной, и все будет в порядке! – нежно говорил я, укачивая девушку как ребенка. – Что случилось? Почему ты здесь?
- Он… Он… - начала заикаться Гермиона, не в силах говорить нормально.
- Уизли! – зло прошипел я.
- Да… Он прикасался.… Ко мне… Он… Я… Мне было… Страшно… - далее последовал плачь отчаяния.
- Милая, сейчас все хорошо! Ты со мной, я рядом. Я никому не дам тебя в обиду! Я убью любого, кто посмеет прикоснуться к тебе, без твоего на то согласия! Слышишь? Все хорошо!
- Честно? – всхлипнула она.
- Конечно!
- Я посушу вас? – спросил Уильям, тем временем как тетя уже накинула на волосы Гермионы полотенце и пыталась хоть немного просушить их. Думаю, миссис Дурсль даже забыла что перед ней ненавистные маги.
- Да, будь добр! – кивнул я, между успокаивающими словами.
Вампир клацнул пальцами, и одежда на нас с Гермионой высохла. Тетя даже не заметила этого. Она продолжала вытирать волосы девушки, поглаживая ее по голове, тоже, наверное, пытаясь успокоить. Но это мало помогало, у Гермионы была сильная истерика. Она то бормотала что-то и всхлипывала, то в голос рыдала.
- Милорд, позвольте мне. – Попросил Уильям, понимая, что такую истерику можно прекратить только магией. Я уверенно кивнул. – Гермиона, послушайте, вы в безопасности! Все в порядке, все хорошо! Вам нужно успокоиться. Не стоит портить столь красивое личико слезами. Я уверен, что никто их не заслуживает, тем более тот, кто спровоцировал их. Успокойтесь. Вы в безопасности. – Мягко говорил Уил, а девушка в моих руках затихала.
Вскоре слезы иссякли, и Гермиону перестала бить дрожь.
- Гарри, это было ужасно! – тихо проговорила девушка, смотря в пространство.
- Гермиона, я все понимаю, тебе сейчас тяжело говорить, но, пожалуйста, нам нужно знать что случилось.
- Вчера вечером в Норе остались только мы с Джини и Рон. Старшие пошли на собрание Ордена Феникса. Джини сидела на кухне, и что-то читала, а я поднялась наверх, в нашу комнату. Там был Рон, он рылся в моем белье. А когда я вошла… - Девушка опять всхлипнула, но не заплакала. – Он набросился на меня! Понимаешь? Набросился, как животное! – в сердцах воскликнула она, и прижалась ко мне, уткнувшись носов в шею.
Тетя пораженно вздохнула и опустилась в кресло, прижав к губам руки, будто ее сейчас вырвет. Но было понятно, что ей стало страшно за девочку, которая как маленький котенок свернулась на моих руках.
- Все хорошо, я убью его, и все будет хорошо! – уверенно произнес я, пытаясь не выпустить нити Ядра.
- Я кричала, чтобы он отпустил меня… Потом заплакала и он ударил меня по лицу. Но отпустил. А, отдышавшись, он ругнулся и попытался стереть мне память Обливиате. Я сделала вид, что упала в обморок и попыталась успокоиться. Твой браслет подействовал, я чувствовала, как по телу расплывается магия. Она меня и успокоила. Если бы не это, я бы не выдержала еще ночи под крышей того дома. – Говорила Гермиона. – Всю ночь я думала, что делать. План был до банальности прост, но у них там сейчас какие-то проблемы так, что когда я, утром, улыбаясь, заявила, что родители хотят забрать меня на каникулы в Штаты, никто даже слова не сказал. Нимфадора сопроводила меня домой. Посидев немного там, я уверилась, что никто за мной не следит и села на поезд в Суррей. А к вам уже на такси.
- Ты все правильно сделала! – кивнул Уильям.
Гермиона тут же спохватилась и, подскочив на ноги, огляделась.
- Извините, я… Я Гермиона Грейнджер! Приятно познакомится! – она протянула руку сначала тете, которая безропотно ее пожала, а затем и Уильяму, который поцеловал маленькие пальчики, чем немного смутил Гермиону.
- Я Петунья Дурсль! – улыбнулась тетя.
- Можете звать меня Уильям! – улыбнулся вампир.
Гермиона кинула встревоженный взгляд на меня, а затем на Уила.
- Не волнуйся, он… маг. – Улыбнулся я, правильно поняв замешательство подруги.
- А… Ну, тогда хорошо, а то я уже было подумала, что взболтнула лишнего! – натянуто и как-то нервно засмеялась Гермиона.
- Милорд, если чувство тревоги покинула вас, то думаю, нам следует возвращаться домой. – Пафосно проговорил Уил.
- Почему он называет тебя «милорд»? – одновременно воскликнули пришедшая в себя тетя и Гермиона.
- Потому что я служу роду, к которому принадлежит мой лорд, и ваш друг и родственник. – Пояснил за меня вампир.
- Вообще-то это так, но по большей части Уил выпендривается! – беззлобно улыбнулся я.
- Ничего я не выпендриваюсь! Это просто ты не хочешь принять старые обычаи! – возмутился друг.
- Ну вот, я же говорил! – важно кивнул я.
- Ну, все! – рыкнул он. – Буду ждать вас дома! – вампир отступил в тень и растворился.
- Обиделся. – Вздохнул я.
Гермиона и тетя с приоткрытыми ртами смотрели на то место, где недавно стоял Уильям.
- Итак, тетя, если что - сразу зовите Кричера, и я приду! Невзирая на его внешность, он верен мне, поэтому придет и позовет меня. – Напутствовал я напоследок.
- Хорошо. Я все сделаю. – Кивнула она.
- Прекрасно. Тогда, до свидания! Гермиона, пошли.
- Куда? То есть, как? – вопросила она, немного шокировано.
- Сейчас все увидишь! – я обнял девушку за талию и повернул перстень. Мы тут же перенеслись в Родовое Гнездо.
- Где мы? – оглядевшись, спросила Гермиона.
- Это Родовое Гнездо семьи Милен. Мой дом. – Пояснил с улыбкой я.
- Но…
- Я все сейчас объясню! Где твои вещи?
- Я их уменьшила в Норе. Там ведь можно.
- А как ты бы их увеличивала поза пределами Норы?
- Я нашла такое заклинание, с помощью которого можно уменьшить вещи, а потом без помощи палочки увеличить их. – Гордо пояснила Гермиона.
- Ты в своем репертуаре! – улыбнулся я. – Сейчас Уил приготовит тебе комнату, и когда ты приведешь себя в порядок, я тебе все объясню.
Мысленно я уже отдал приказ вампиру приготовить комнату исключительно в секторе хозяев дома.


Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 18.05.2010, 17:08 | Сообщение # 27
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Рада, что пока все складывается как нельзя лучше.
Девочек приютили, крышу над головой дали. И конечно не забыли прихватить кузена-апполона, дабы не скучно было) Молодец, Гарри)
Связь Лорд-Поттер, как оказалось, все же двусторонняя. Гарри что-то улавливает, но пока не понимает, от кого же исходят эти чувства. Или это его великолепная интуиция?
Надеюсь на скорейшую встречу Тома и новоявленного Милорда.
Ну и конечно же что-нибудь про Северуса с Малфоями. Голосую всеми лапами "за" то, что Сев хороший и они с Гарри сумеют сработаться. Также как и с Малфоями)
Мне вот что интересно, юный Аполлон появился в качестве промежуточного любовника, или он будет играть какую-то важную роль в сюжете, к примеру, Гарри может на протяжении всего фика метаться от Тома к Стефану?



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
OlusikДата: Вторник, 18.05.2010, 17:20 | Сообщение # 28
Подросток
Сообщений: 16
« 0 »
Уважаемый автор как я понимаю и у Гарри, и у Гермионы будут уже известные нам пары, а с кем будет Камилла?
спасибо за скорое продолжение smile



Quid pro quo

Сообщение отредактировал Olusik - Вторник, 18.05.2010, 17:21
 
МаришкаДата: Вторник, 18.05.2010, 18:29 | Сообщение # 29
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 14 »
Lash-of-Mirk, Olusik, спасибо за отзывы biggrin
Связь с Томом у Гарри на данный момент отключена (та что была через шрам, ведь Поттер уже не хоркрукс), но это временно. 7 глава даст объяснения.
На счет Стефана. Да, он будет играть важную роль в фике, но он не постоянный любовник, а как Вы выразились, промежуточный.
Если честно, то на счет Камиллы я еще не решила, но если есть предложения, я готова их выслушать biggrin



Credendo vides - Поверив увидишь!

Моя милая, любимая, вторая половинка, ты, бля, где?!

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 18.05.2010, 19:27 | Сообщение # 30
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Quote (Маришка)
на счет Камиллы я еще не решила, но если есть предложения, я готова их выслушать

А может ей Малфоя младшего?



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Избранник Смерти (ГП/ТР, ГГ; макси; R-NC; Романс, Драма; замерз)
  • Страница 1 из 8
  • 1
  • 2
  • 3
  • 7
  • 8
  • »
Поиск: