Армия Запретного леса

Понедельник, 23.09.2019, 00:37
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. В этом году реклама никому не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Наш форум теперь без навязчивой рекламы!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lady_Magbet  
Форум » Чаща » Проза » Крылья Ворона (Первая часть трилогии, слэш, NC-17, миди, закончен)
Крылья Ворона
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:20 | Сообщение # 1
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
Название: Крылья Ворона.
Автор: Падера.
Рейтинг: NC-17
Жанр: angste, romance, drama.
Размер: миди.
Статус: Закончен.
Серия: Крылья Ворона, часть 1.
Аннотация: Жизнь имеет смысл только тогда, когда есть что терять.(с)
Комментарии: Написано по просьбе Cruciatus.


Сообщение отредактировал Падера - Среда, 20.06.2012, 10:22
 
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:23 | Сообщение # 2
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
Цок-цок-цок. По асфальту часто стучали каблучки. Женщина в тёмном плаще спешит домой с вечернего дежурства. Дома её ждёт десятилетний сын, и женщина срезает дорогу через знакомый переулок. Вот только знакомый он днём, а ночью...
Три тёмные фигуры практически безмолвно вырастают на её пути. Двое пока стоят на месте, а третий небрежной походкой направляется к женщине.
- Весьма неосторожно - ходить одной по тёмным улицам, - он не угрожает, он просто преисполнен чувства собственного превосходства.
- Да, - согласился тихий голос откуда-то сверху. - Весьма неосторожно.
Четверо людей почти одновременно подняли головы. И тут же сверху рухнуло нечто тёмное и большое. Оно смело первого бандита, распластав его по асфальту. Женщина закричала, а двое оставшихся, ругаясь, выхватили оружие. Нечто выпрямилось во весь рост и приняло чёткие очертания. Это оказался высокий молодой человек, с тёмными длинными волосами, забранными в хвост и... с широкими крыльями, покрытыми чёрными перьями.
- Ну? - просто спросил он нападающих.
Один из них суеверно перекрестился и бросился прочь. Второй не обратил на побег товарища никакого внимания и с перекошенным лицом двинулся вперёд. Крылатый сделал аналогичное движение и распахнул крылья. Левое отошло за спину, а правое выпрямилось и, рассекая со свистом воздух, ударило бандита, откинув его на обшарпанную стену переулка. Удивительно, но такого удара хватило, чтобы вырубить здорового мужчину. Женщина за спиной крылатого тихонько всхлипывала.
- Мисс, идите домой, - он полуобернулся назад, сверкнули тёмные глаза.
Тишина. И - цок-цок-цок - стук каблучков по асфальту. Неожиданный спаситель хмыкнул и нагнулся к неподвижному телу. Пошарив по карманам, вытянул из кармана кошелёк. Точно также обчистил второго. А напоследок, с дьявольски лукавой улыбкой нарисовал на лбу каждого бандита схематичные крылья чёрными несмываемыми чернилами. Полюбовавшись на дело рук своих, крылатый сильным прыжком послал себя вверх, помогая взмахами крыльев. На несколько секунд поднялась пыль, а когда она рассеялась, тёмного силуэта уже не было.

* * *

- Мам, пап, я вернулся, - Адриан пригнулся, чтобы не задеть низкую притолоку лбом.
Он был в заброшенной ветке метро. Таких было великое множество под Нью-Йорком. Несмотря на отсутствие толковой канализации и множество крыс и прочих паразитов, здесь можно было жить. И группа бездомных из четырнадцати человек жили здесь уже двадцать один год. Они были афроамериканцами из района, некогда подлежавшего сносу. Теперь на месте их дома стоял уже порядком обшарпанный супермаркет. А две семьи без всякого обеспечения с бесчисленными сокращениями и увольнениями пытались выжить практически на самом дне общества. И в прямом смысле этого слова - тоже. Впрочем, когда было тепло и сыто, дети могли даже радоваться:
- Мы теперь как черепашки-ниндзя!
А взрослые только грустно улыбались.
- Аха! - тряпичная верёвка несильно ударила Адриана по бёдрам, чуть повыше колен. С картинным стоном парень повалился на пол и его окружили дети от семнадцати до четырёх лет.
- Ну всё, вы меня победили! - парень с очередным стоном закрыл глаза рукой.
- Адриан, ты принёс мне котёнка?
- А мне голубя? Ты обещал мне поймать белого голубя.
- Ниая, - убрав руку, парень искоса посмотрел на племянницу, - твои родители будут не в восторге от котят, и мы это уже обсуждали. Ты взрослая девочка, тебе уже девять лет, ты должна это понять. Сиам, - он посмотрел на племянника, - я ещё не поймал его. Подожди зимы. А теперь скажите, сорванцы, почему не спим?
Четверо детей скромно потупили блестящие глаза.
- Так завтра же Хеллоуин, - из вагона, превращённого в спальни, вышла сухонькая женщина с серебристыми нитями в волосах. - Они помогали кроить костюмы и ждали тебя, чтобы попросить сопровождать их.
- Попугать людей? - улыбнулся парень. - Это я завсегда, - он поднялся с пола, стараясь не наступить на крыло. - Ну, и кто из вас кем будет?
Хеммиты и Норсены старались делать всё для своих детей. Пусть они не могли обеспечить им должный уровень жизни, но не позволить ребятишкам повеселиться и попросить сладостей раз в год они тоже не могли. И шили костюмы из всех доступных материалов. А Адриан был отличным подспорьем в хеллоуинских маскарадах. Ему, почитай, вообще ничего не надо было выдумывать. Всё было его собственное - пронзительный взгляд чёрных глаз, прямые чёрные волосы, составлявшие поразительный контраст с белой-белой кожей. И пара широких чёрных крыльев за спиной.
Хеммиты нашли его здесь же, двадцать один год назад. Они не были подвержены суевериям и маленький ребёнок, едва научившийся ползать и путающийся в крыльях, покрытых мягким чёрным пушком, вызвал у них лишь желание позаботиться о нём. Так найденыш стал Адрианом Хеммитом, прозываемым Воронёнком. Правда, когда он вырос его всё чаще называли Вороном. Он учился летать по ночам, когда было меньше шансов, что его заметят. И никогда не появлялся на людях. Это недавно он начал охотиться по ночам на бандитов не столько защищая людей, сколько добывая деньги для своей семьи.
Его приёмные родители учили его не только читать и писать - они старались дать ему максимум знаний, доступных людям. В комнатке Адриана полки ломились от заботливо склеенных подержанных или вовсе найденных на свалке книг - литература, искусство, множество наук от медицины, до астрономии. Уже сейчас крылатый имел багаж знаний первокурсника практически по любым доступным предметам. Но вместе с тем, находясь среди многочисленной семьи, он был одинок. Ведь больше никто не мог понять его, не мог лететь рядом с ним, наслаждаясь то тёплыми, то холодными токами воздуха.
- Ты ведь пойдёшь, дядя Адди? - немного шепелявя спросил Джеймс, самый маленький карапуз.
- Конечно пойду, - Адриан ущипнул племянника за нос. - ведь это твой первый Хеллоуин, малыш. Кто будет охранять тебя от троллей из канализации и злых духов? - он весьма реалистично подвыл, вращая глазами.
- Я сам злой тролль! У-уу-ууу! - завыл в ответ Джеймс, запрыгав на месте.
- О! Ну тогда все конфеты будут наши! - крылатый подхватил на руки малыша и его семилетнюю сестру, Алию, и закружил и вокруг.

* * *

Смеясь, Адриан уворачивался от рук любопытной малышни. Они жутко хотели потрогать его крылья, а допускать подобное было нежелательно. Как и шевелить "бутафорскими" конечностями. Но повернувшись в очередной раз он неловко натолкнулся на светловолосого мужчину средних лет, тот, чтобы удержать равновесие, инстинктивно схватился за то, что было под рукой - за крыло. Адриан мгновенно вывернулся, но поздно. Голубые глаза незнакомца потрясённо расширились.
- Как настоящие, да? - улыбнулся крылатый. - Тяжёлые правда, да и мороки с ними много, но оно того стоит, - он весело подмигнул и, подхватив на руки Джеймса, направился к следующему дому.
- Дядя Майк, дядя Майк! - кудрявая малышка подёргала мужчину за рукав. - Пойдём!
- Да, Миранда, сейчас. Беги к тому дому, с зелёной дверью, а я за тобой.
Едва племянница радостно побежала за очередной порцией конфет, он вытащил из кармана мобильный и набрал короткий номер.
- Это Майкл Корвин, - он старался одновременно следить и за девочкой и за крылатым. - Я нашёл нашего ночного демона. Перекрёсток семдесят первой и сто шестнадцатой, направляется на юго-восток*. Одет под стилилизированное изображение архангела, крылья сложены за спиной. Сопровождает группу из четырёх темнокожих детей.

* * *

Адриан заподозрил неладное, когда в третий раз краем глаза заметил фигуру в тёмном камуфляже. Он нагнулся к Сиаму, старшему из племянников, как бы поправляя его костюм оборотня.
- Сиам, веди остальных домой. Идите среди остальных детей, очень осторожно. Я приду попозже. Все всё поняли? - он дождался утвердительных кивков от старших и тоже кивнул: - Бегите.
А сам, подождав, пока дети смешаются с небольшими группками школьников и их родителей, отошёл в тень. И уже оттуда поднялся в воздух, прежде чем люди в камуфляже успели подойти к нему ближе. Бутафорная броня архангела была хоть и лёгкой, но громоздкой. Зависнув на несколько мгновений, Адриан остервенело сорвал с себя костюм и бросил его вниз. Вдалеке послышался треск вертолёта. Оп, а вот ещё один. Адриан усмехнулся - ну, сколько там гражданские развивают, 65-67 метров в секунду? Не догонят. Только подняться повыше, а потом на разгоне вниз. На высотках тренировался.
Мимо просвистела, разворачиваясь, сеть на тросе. Крылатый заложил крутой вираж и завис, судорожно размахивая крыльями. В густых сумерках вырисовывались два стремительных силуэта. Но они только спереди были похожи на распространённые в штатах гражданские Беллы**. Но это и явно не скоростные апачи. Юноша скользнул вниз, к домам, направляясь в центр города. В этом районе Нью-Йорка был заброшенная фабрика, небольшая, но с множеством труб, закутков и переплетением металлолома. Каким бы быстрым и манёвренным не был вертолёт, он не сможет там летать и стрелять по цели. "Как они так быстро летают?" - недоумённо подумал Адриан, увернувшись от второй сети. И тут же угодил в другую и повис на тросе, спелёнатый синтетическими лентами как жертва паука. И сеть была клейкой, как паутина. Чем больше крылатый пытался выбраться, тем больше запутывался. И тем больше уплывало сознание. "Снотворное" - в панике подумал юноша, пытаясь стряхнуть дурман, но безрезультатно. "А как же...моя семья... Как..."
 
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:26 | Сообщение # 3
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
* * *

Майкл Корвин, ведущий биоинжинер военного проекта "Химера" стоял перед толстостенным кубом из пуленепробиваемого стекла. Внутри суетились трое в необъятных балахонах биохимической защиты. Они споро подключали к различным аппаратам распятое на широком столе тело. Безвольно поникшие черные крылья аккуратно подвешены на причудливой конструкции. По-женски тонкие запястья прикручены прочными ремнями к столу, безопасности ради обитому мягкой резиной. Лицо парня было повёрнуто в другую сторону, но Майкл хорошо разглядел его, когда крылатого привезли на базу. Но сейчас биоинжинера больше беспокоили красные полосы, проявляющиеся на теле парня, там где пропитанные препаратом ленты касались голой кожи. Химический ожог, непереносимость, аллергия? И что с этим делать? Было бы очень неприятно потерять этот экземпляр после почти десяти лет погони за ним.
- Кровяное давление выше нормы, но это видимо за счёт крыльев и нагрузки на сердце. Сердце, кстати, тоже увеличено. Позвоночник в грудном отделе и лопатки деформированы, а сама костная ткань плотная, хоть и тонкая. Таким образом он тяжелее среднестатистического человека лишь на 22-25 фунтов.
- Что с анализами?
- Мистер Корвин, Вы сами понимаете, что полный генетический...
- К чёрту генетику! - взъярился биоинжинер. - Если у него непереносимость препарата, нам его ДНК уже мало поможет. Это живая и здоровая на вид особь, способная лететь. Мы не должны его потерять!
- Доктор Корвин, - тихо позвала его молодая ассистентка. - Похоже это просто химический ожог. Особь уже обмыли специальным раствором и особой опасности нет. Полосы скоро исчезнут.
- Молодец Элизабет. Вот, вот как надо работать, Энтони! Ну почему тебе так сложно понять, что мне нужно? - он поднял глаза к потолку. - Сколько он ещё будет без сознания?
- Час-полтора.
- А что насчёт детей? - сзади подошёл высокий мужчина в военной форме.
- Лейтенант Кьюри, - Майкл повернулся и взглянул в холодные голубые глаза. - Они стремительно исчезли в толпе. Их ищут. Но...
- Но что?
- Он, - плавный жест в сторону объекта, - скрывался от нас чёртову уйму лет. А ведь он единственный в своём роде. А таких темнокожих детишек - на каждом шагу по десять.
Кьюри перевёл задумчивый взгляд на крылатого.
- Ничего, он расскажет, - и ушёл.
- Вояка, - фыркнул Майкл. - Ладно, закан...
- Доктор... - встревожено прервала его ассистентка.
Крылья в путах напряглись, слегка подрагивая. Парень дёрнул головой, пытаясь приподняться. Лаборанты быстро, но осторожно отступали к выходу.
- Вы же сказали, что они проспит ещё час, минимум? – биоинжинер смотрел то на объект, то на монитор компьютера.
- Очевидно препарат действует на него меньший срок, чем обычно при такой дозе.

* * *

Адриан медленно выплывал из неуютной темноты. Было жутко неудобно, крылья почти не двигались и он лежал на животе на чём-то твёрдом, причём голый как Адам до грехопадения. Ага, что-то держало не только крылья, но и руки, и ноги. Кожу стягивало что-то небольшое и прохладное. Адриан приподнял тяжёлые веки и тут же опустил их, потому что в глаза ударил слепящий свет. Со стоном он попытался тряхнуть головой, но с трудом приподнял её. Плечи и спину сводило от напряжения.
- Ты нас слышишь? - глухой мужской голос.
Судя по звуку, мужчина говорил через микрофон.
- Ты понимаешь, что я говорю?
Превозмогая боль и слёзы, Адриан открыл глаза и повернул голову. Всё расплывалось.
- Ты можешь говорить?
- Я что, в раю? - пытаясь вложить в слова максимум иронии, прохрипел Адриан.
- С чего ты так решил?
- А что, в Аду? - включил он "дурачка".
- Как тебя зовут?
- А не пошёл бы ты, дядя? - парню надоело разговаривать с непонятным белым пятном, маячащем в некотором отдалении. - Думаешь, поиграли в салочки, так я что-то кому ни попадя рассказывать должен. Одели хотя бы по человечески, коль это не последняя инстанция.
- Ответь сначала на несколько вопросов, - в голосе незнакомца послышался смешок. - Кто ты и откуда?
- Я незаписанный номер и адрес,
Я улетевший из пальцев листок,
Ничей ни ами....
- пересохшее горло не дало пафосно продекламировать стихотворение - он закашлялся. - Эй, узурпаторы, глоток воды подадите ошибке эволюции?

* * *

- Он шутит! - с некоторым возмущением заявил Энтони Мак-Лаген.
- И молодец, - отключив микрофон, ответил Майкл. - Между прочим это доказывает его интеллект и, - он наполнил стаканчик из баллона с дистиллированной водой, - умеренную степень агрессии.
- Стойте! - помощник метнулся к нему, поправляя очки. - Вы же не собираетесь к нему входить?!
- Ну почему же? – биоинжинер щёлкнул двумя замками шлюза - электронным и обычным.
- Да мы ещё не выяснили насколько опасным может быть это существо! Да на Вас нет элементарной защиты!
- Если бы он был столь опасен, как ты расписываешь, Энтони, у нас было бы на сотню трупов в год больше. Прекрати. Я не собираюсь его развязывать.
Майкл отодвинул надоевшего помощника и вошёл во внутрь. Мышцы крылатого зримо напряглись. Он открыл слезящиеся глаза и с усмешкой уставился на мужчину. Молча Майкл поднёс к его губам бумажный стаканчик.
- Тебе больно от света?
- Нет, я от счастья плачу, - съязвил он. - Конечно больно!
- Уменьшить яркость на две единицы, - громко и чётко сказал мужчина. Свет потускнел.
- И долго мне тут лежать с голой задницей?
- Пока все первичные анализы не будут сделаны. Может всё-таки назовёшь своё имя? Я Майкл.
- Адриан, - неохотно буркнул парень. - Извини, руку пожать не могу.
- Ну хорошо, хоть имя уже знаем, - улыбнулся биоинжинер. - И где ты жил всё последнее время? Ты один или есть и другие? Ты вообще человек?
- Хрена-с-два я ещё что-нибудь скажу, - оскалился Адриан, но не зло, а как-то устало.
Корвин поджал губы. Затем увидел маячащих за стеной ассистентов - они настойчиво показывали на телефон.
- Мы продолжим разговор, - пообещал он и вышел.

* * *

Неделю спустя.

POV Майкла.

- Корвин.
Я оглянулся и задержал дыхание. Два костолома-солдата тащили Адриана через лабораторию к клетке. Парень повис у них на руках сломанной марионеткой. Ну скажите, разве нельзя допрашивать нормально?
- Опять? Лейтенант, Вы его убьете. А он нужен нам живым.
- Эта тварь ничего не говорит. Мне нужны сведения. Даже я понимаю, что он - не жертва случайной мутации. Слишком правильный, ничего лишнего. Это не случайное смешение генов и я должен знать, откуда он. Подлечите его, доктор.
Я внимательно посмотрел на "объект". Адриан не проявлял агрессии и вёл себя в меру прилично. Только зубоскалил, да на вопросы отвечать отказывался. Его больше не прикручивали к столу-кровати, только приковали к дальней стене на длинную цепь. С тем расчётом, чтобы не подобрался к выходу. Но выдали штаны и поставили наполовину прозрачную кабинку. Для естественных потребностей. А через несколько часов под конвоем увели на допрос к лейтенанту Кьюри. И вернулся оттуда в состоянии, подобному сегодняшнему. Его не допрашивали - его пытали. С тем расчётом, чтобы на следующий день он более-менее пришёл в норму и вновь попал на "приватную беседу".
Мне было жаль парня. И не просто как ценный экземпляр для исследований. Раз за разом смывая кровь с его тела я видел в нём обычного человека. Молодого мужчину, стройного и лёгкого в кости, но с печальными морщинками вокруг глаз и на лбу, которые не разглаживались даже в беспамятстве. А одна его улыбка говорила о силе и воле её обладателя - грустная ли, насмешливая или ядовито-злобная. При том немногочисленно-нормальном общении я понял, что он очень начитан и умён. А его насмешка над всем вокруг было лишь ширмой за которой он прятал страх и отчаянье.
Как я это всё понял всего за неделю? Просто он до боли напомнил мне моего младшего брата. Джошуа рос любознательным авантюристом, а я всегда о нём заботился. Но так и не уберёг. Он погиб почти шесть лет назад, при выполнении какой-то секретной миссии в Скалистых горах. Тело его так и не нашли. Именно поэтому я так долго времени проводил в нашем шале, в сотне миль от восточной оконечности Щучьего пика. Но всё безрезультатно.
Я отвёл с лица Адриана влажную чёрную прядь и поудобней устроил крыло. Их костоломы Кьюри не трогали, справедливо боясь повредить. За эти восемь дней перья слегка потускнели, кончики их растрепались. Птицы всегда ухаживают за перьями, но мы ни разу не видели, чтобы Адриан их как-то чистил. Я вышел за мягкой тряпкой, но вода или просто сбегала с крыльев, либо просачивалась под плотный покров.
- Не так, - хрипло сказал Адриан.
От неожиданности я опрокинул чашку с водой, что стояла у меня на коленях.
- Я их щёткой чищу. Обувной.
- И маслом смазываешь, - улыбнулся я, чувствуя, что улыбка получилась вымучена. - Почему ты не расскажешь?
- Я не могу.
- Они прикончат тебя. Ты можешь просто не выдержать.
- И пусть, - он устало закрыл глаза. - Тогда хотя бы всё кончится.
- Ты сдался...
- Нет. Пока я жив, я борюсь. И прогибаться не собираюсь.
- Ты беспокоишься о своей семье? - догадался я.
Он молчит. И лишь когда я собрался уходить, он приподнялся.
- Майкл, спасибо.

Я ворвался в кабинет лейтенанта, отпихнув по дороге рядового.
- Чарльз, отмени допросы.
- Рядовой Робертсон, покиньте кабинет, - привстал из-за стола Кьюри. - Майкл, я тебе всё объяснил.
- Вы убьёте его! Он гордый, он только сломается, но ничего не скажет. Он такой же как Джошуа.
Мы молча смотрели друг на друга. Он - с хмурым взглядом, а я - тяжело дыша.
- И что ты можешь предложить?
- Дай мне три недели. Даже если я его не разговорю, у нас будет достаточно материала для исследований и ты получишь его в своё полное пользование.
Он молча сверлил меня взглядом, а потом вздохнул.
- Я знаю тебя уже много лет, Майкл. Я помню, ты меня никогда не подводил, но не переоцениваешь ли ты свои силы сейчас?
Я сел на стул и опёрся локтём на тёмную полированную поверхность стола. Зачем я вообще сюда кинулся? Да потому что...
- Потому что это моя работа. А свою работу я всегда выполняю.
Внезапно Кьюри раскатисто рассмеялся.
- Хорошо, считай, ты меня уговорил. Но только на три недели. - он хлопнул меня по тыльной стороне ладони и я едва не отдёрнул руку.
 
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:28 | Сообщение # 4
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
* * *
День первый.

Адриан безразлично скосил глаза в сторону вошедшего и снова уставился в потолок. Майкл скользнул взглядом по почти полной тарелке и сел на край кровати.
- Адриан, ты почти ничего не съел.
- Терпеть не могу морковь, - тоном капризного ребёнка ответил крылатый.
- Не будешь есть - совсем ослабнешь. А в моркови...
- ...содержится каротин, необходимый для зрения, волос и усвоения многих микроэлементов. Майкл, не держи меня за умственно отсталого или ребёнка.
- Но ведь ты ведёшь себя как ребёнок, - улыбнулся мужчина. - Слушай, я поговорил с Кьюри. Пару недель они тебя трогать не будут.
- Зачем? Продлить мою агонию? - фыркнул парень и отвернулся.
Майкл отклонился назад, чтоб его не задели крылья.
- Нет, завербовать тебя в армию США, - съязвил он и положил руку парню на плечо. - А я хитрый лазутчик. Вставай, надо пару тестов провести.
- Ну и что на этот раз? - всё ещё не поворачиваясь, поднялся Адриан.
- Полётные испытания, - биоинжинер лукаво подмигнул встрепенувшемуся парню. - Тут старый ангар для пробного пуска ракетных двигателей. Он высокий и достаточно просторный - есть где размахнуться.
- Ну это я позже скажу, - ухмыльнулся крылатый и нетерпеливо дёрнул плечом.

Майкл видел как парень летал - на записях его поимки. Но то, что он наблюдал сейчас было картиной мастера по сравнению с детским рисунком. Тогда Адриан просто пытался скрыться. А сейчас он... танцевал. Несмотря на размеры ангара, ему, выросшему на воле, было тесно, и он изворачивался в полёте как лента, как хвост воздушного змея. Это было похоже на стремительный полёт ястреба и грациозный - лебедя. Это было прекрасно. Когда слегка запыхавшийся Адриан опустился рядом с Майклом, тот не смог отвести от него восхищённого взгляда.
- Что, нет слов? - самодовольно улыбнулся парень - он знал, как прекрасен может быть его полёт.
- Только несколько, - ответил мужчина, осторожным движением убрав со лба крылатого непослушную влажную прядку. - Остановись мгновенье, ты прекрасно...
- Ты любишь поэзию?
- Скажем так, не чураюсь, - Майкл заметил заинтересованный блеск в глазах парня. - А ты?
Это прозвучало с вызовом. Адриан усмехнулся и закрыл глаза:
- Ты вновь и вновь найдёшь в моих стихах
Всё, что во мне тебе принадлежало.
- Шекспир? - приподнял бровь мужчина. - Сильно.
- Сонеты были первыми серьёзными стихами, что попали ко мне, - Адриан улыбнулся. - Мне тогда было семь.
Парень взял протянутое полотенце чтобы обтереть лицо и шею, а Майкл подумал:"Уже через десять часов он рассказывает мне не просто о своих предпочтениях, а чётко говорит о своём прошлом. Нет, Чарльз, ты просто не умеешь их готовить".
- А кому принадлежат те стихи, что ты пытался нам продекламировать?
С лица крылатого сразу слетела улыбка.
- Мои, - он сунул полотенце обратно в руки мужчине. - Ещё какие-нибудь тесты?
- Нет, - Майкл сразу отметил перемену настроения. - Аппетит налетал? - он хитро подмигнул парню.
- А ты меня в ресторан поведёшь? - хмыкнул Адриан кося глазами в сторону вооруженных парней у входа.
- Ну, - рассмеялся биоинжинер, - ресторана тебе не обещаю, но могу добыть что-то в нашем кафетерии.
- Я бы ещё подумал, если бы это что-то оказалось персиковым пирогом. Со взбитыми сливками, - серьёзно уточнил Адриан, но в глазах его сверкали смешинки.
- Чего нет, того нет, - развёл руками мужчина.
- Так и знал, - пожал плечами крылатый и покорно дал надеть на себя широкие наручники, достойные именоваться кандалами. Путь до стеклянной клетки они прошли молча.

День второй.
- Мы снова пойдём летать? - оживлённо спросил Адриан, едва Майкл переступил порог.
- Сегодня - нет, - био-инжинер что-то чиркал в медицинском блокноте. - Нам надо проверить твою скорость и ловкость на земле. Ты не против выдохнутся на беговой дорожке? - он по деловом посмотрел на парня и неожиданно подмигнул.
- Узурпаторы, - наигранно вздохнул Адриан и поднялся с кровати.
- Согласись - это хоть какое-никакое развлечение, - прикрепляя электроды рассуждал Майкл. Обычно это делали ассистенты, но мужчина хотел это сделать сам, завоёвывая доверие парня.
- Ну да, всё лучше, чем лежать и плевать в потолок. Ай, они же не должны проводить ток!
- А что ты знаешь о такой аппаратуре? - приподняв бровь закинул удочку Майкл.
- Ты опять за своё? - возмутился крылатый, начиная разбег. - Я может университетов не кончал, но литературы в городе полно. Не всё видят в книгах материал для растопки. Мне так родители всегда говорят, - добавил он совсем тихо, но наклонившийся в этот момент Майкл расслышал слова через прерывистое дыхание.
- Реакции чуть выше нормы, но это скорее хорошо, - тягуче выговаривая мужчина что-то отмечал в блокноте. - А вот уровень сахара упал. Ты ведь завтракал сегодня?
- Кашу, - скривился крылатый, пытаясь отдышаться.
- Но ты ведь её съел, - Майкл развернулся и откуда-то жестом фокусника извлёк тарелку с чем-то воздушным. - Тогда можешь съесть десерт.
- Это... - Адриан ошарашено смотрел на тарелку. - Это французские пирожные?
- Угадал, - Майкл широко улыбнулся и сел рядом. - Ешь.
Адриан осторожно взял безе и понюхал, а потом... Бросил на тарелку и вскочил.
- Ты меня за ребёнка держишь? - зло оскалился он на мужчину. - Пытаешься задобрить меня сладостями? Вроде: Ах, какой забавный зверёк из трущоб, дай-ка я его приручу. Так вот, ни хрена подобного! Мне, чёрт подери, двадцать пять, и хватит обращаться со мной как с недоразвитым! Хей, солдат, сотвори подвиг - отведи зверя в его клетку, пока он тут на ленточки для куколок не пустил одного наглого и нахального биоинжинера.

* * *

POV Майкл.

- Я слышал, он тебя отчихвостил, - засмеялся Чарльз, едва я переступил порог его кабинета.
- Зато с тобой он вообще разговаривать отказался, - не остался я в долгу. - И ты до сих пор о нём ничего не знаешь.
- А ты будто знаешь! - фырканье в ответ - он явно уязвлён.
- Ему двадцать пять лет, он живёт в трущобах или похожем месте, не считает себя человеком, весьма начитан, его родители образованы. Скорее всего одна из тех многочисленных афроамериканских семей, влезших в долги и не сумевшая расплатиться.
- Что ты сделал? - Кьюри побагровел.
- Всего лишь поговорил. Чарли, твой недостаток в том, что ты совершенно не умеешь разговаривать.
- Ты меня ещё не учил! Катись отсюда. Болтун...
Несмотря на суровость в голосе старого друга я знал, что он мной доволен. Мы с Чарльзом дружили ещё со школы. Он был старшекласником-задирой, а я тихоней-ботаником на три года младше. Как же мы тогда подружились? А просто когда Чарли решил "повеселиться" за счёт младших, то нарвался на неплохой такой нокаут. Я с семи лет ходил в секцию по вольной борьбе.
С тех пор мы оба успели отслужить и даже, представьте себе, помотаться по горячим точкам, но общались всё также тепло. Правда наша дружба не отменяла того, что он до сих пор считал меня лабораторной мышью, а я его безмозглым воякой.
А эта игра с Адрианом меня захватила. Жаль, что нельзя находиться всё время рядом с ним. Вот бы поселить его в моей квартире, хотя бы на базе... Нет, сейчас об этом думать рано.

* * *

День четвёртый.

- Может хватит на меня дуться? - Майкл присел на край кровати и тронул за плечо крылатого. - Ну извини. Я действительно был неправ.
- И ты извини, - не поворачиваясь пробормотал парень. - Я не должен был так срываться из-за каких-то пирожных.
- Надеюсь на следующий мой подарок ты не обидишься? - Майкл осторожно перегнулся, чтобы не помять крылья и положил на подушку прямо пред носом у Адриана маленькую книжицу.
- Сонеты? - удивился парень. - Спасибо, не ожидал.
- Не за что. Не хочешь прогуляться?
- В ошейнике? - скептически хмыкнул парень. Не дождавшись ответа он поднял глаза. - Ты серьёзно?
- Здесь зимний сад есть. Здесь верят, что хороший работник - довольный работник. Ну, поднимайся.
- Воистину, это самый странный плен, - пробормотал Адриан.
В саду крылатый превратился в восхищённого мальчишку. Он перебегал от одного экзотического растения к другому. Многих из них он не видел даже на картинках.
- Так почему ты решил поиграть в доброго полицейского? - спросил парень, буквально упав на скамейку рядом с Майклом.
- Просто я не выношу способов воздействия Чарли.
- Чарли?
- Чарльз Кьюри. Тот вояка, что тебя допрашивал. Мы с ним друзья ещё со школы...
- Друзья? - глаза парня угрожающе сузились, и он настороженно выпрямился, отодвинувшись.
- ...но несмотря на это я весьма не одобряю его методов, - закончил Майкл. - Да, порой Чарли та ещё заноза в заднице, но он верен стране и делает всё для блага государства. В нём очень сильно чувство долга. А твоё молчание - ещё и личный вызов ему.
- На каждую косу найдётся свой камешек.
Мужчина вдруг раскатисто рассмеялся.
- Ты не поверишь - я ему тоже самое говорю постоянно.
Адриан улыбнулся и пожал плечами, расслабившись.
- Ты действительно меня извини, я не думал, что пирожные тебя так заведут, - Майкл в смущении провёл рукой по волосам.
- Ничего, - мотнул головой крылатый и завозился, поудобней устраивая крылья. - Просто сам понимаешь, когда вдруг всё так поворачивается, нервы могут не выдержать из-за любого пустяка.
- А раньше ты часто выходил из себя?
- Случалось. Но домашние умели меня осадить. Дети сглаживали шуткой, мама шутя грозила ложкой.
- Ты скучаешь по дому, - Майкл не спрашивал - утверждал.
- И беспокоюсь, - парень забрался на скамейку с ногами и перебросил крылья за изогнутую спинку.
- А твоя девушка? - мужчина искоса взглянул на собеседника.
Неожиданно парень потерял равновесие и, широко раскрыв глаза, начал заваливаться. Зацепившиеся крылья не дали уме упасть. Адриан почувствовал резкую боль в спине и коротко вскрикнул. Майкл обеспокоено подхватил его и поднял на ноги, аккуратно освободив покрытые перьями конечности. Правое крыло повисло плетью.
- Больно, - простонал парень.
- Кажется вывих, - мужчина внимательно посмотрел место, где крылья соединялись со спиной. - Давай доберёмся до лаборатории, - он забросил левую руку парня себе на шею и осторожно поддержал его за поясницу.
Адреану было очень больно. Почти как на допросах, только там боль рассеивалась по всему телу, а сейчас она огненной спицей проходила через позвоночник, опаляя спину и крыло. Он лишь краем сознания отмечал, что нужно куда-то идти, что Майкл что-то ему говорил. Всё для него расплывалось под белой пеленой. "Как же больно!"
За каждым шагом этих двоих следили десятки глаз, поэтому к ним сразу подбежал медперсонал. Крылатого уложили на каталку на живот и увезли, осторожно придерживая крылья.
- Сделайте рентген, - отдал распоряжение Корвин, направившись в лабораторию.

Через пару часов Адриан пришёл в себя. Крыло ещё ныло, но как синяк, не более. В общем терпимо. Парень повертел головой. Он лежал на животе, крыло висело на ремнях.
- Ну, как ты? - ласково спросил Майкл, выйдя из-за спины парня. - Как я и говорил - вывих. Но на тебя он похоже оказывает более сильное воздействие.
- Это всегда было так. Мои крылья очень чувствительны. Я ловлю малейшие изменения токов воздуха, его температуры. Но травмы тоже воспринимаются острее. Но вывихов ещё не было. Майкл... - он нервно облизал губы. - Я... как ты думаешь, я.. смогу летать?
- Наверняка. Ты беспокоишься об этом?
- Не знаю как объяснить... Я летать научился раньше, чем связно говорить. Воздух - это моя жизнь. Зачем вообще нужны крылья, если ты не можешь летать?
- А почему ты так дёрнулся, когда я упомянул твою девушку? - внимательно посмотрел на парня Майкл.
- Потому что это был самый необычный вопрос, из тех, что я ожидал услышать. Ты действительно считаешь, что у меня может быть девушка?
- А что, - хитро приподнял бровь мужчина, - парень?
Крылатый покраснел.
- Да ну тебя. Я имел в виду, что я слишком отличаюсь от людей, чтобы иметь личную жизнь.
- Значит нет больше таких как ты?
- Вот что тебя интересует! - усмехнулся Адриан. - Нет, я единственный и неповторимый. Я приёмный ребёнок в семье. Меня нашли на помойке. Я всего лишь неудачная шутка эволюции.
- Не надо так. По-моему ты очень удачно удался. По всем законам биологии и механики ты не можешь летать, но ты летаешь. Ты уникален, и должен этим гордиться.
Адриан вдруг раздражённо мотнул головой.
- Я устал. Дай мне попить и уходи.
- Адриан...
- Пожалуйста.
Майкл подавил возражения и вздохнул. Несмотря на короткий срок знакомства, он уже выучил этот тон.
- Мы ещё продолжим этот разговор, - уходя, он оставил последнее слово за собой.
 
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:31 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
День седьмой.

POV Адриана.

Я подыхал.
Подыхал от тоски.
Третьи сутки валяться в постели - мой рекорд. Даже когда я простужался, мама не могла удержать меня в лежачем положении больше дня. А теперь этот вывих свалил меня. А Майкл не появлялся уже три дня. Неужели он обиделся, когда я так резко прервал наш разговор? Нет, не похоже. Тогда почему?
И почему я вообще так беспокоюсь об этом Корвине? Муть какая-то.
Открылась дверь. Наверно это пришла ассистентка Корвина, Элизабет. Она приходила всё это время и мазала спину и основание крыла мазью с резким запахом. После неё кожу приятно холодило. Шаг, два, три...
- Элизабет, оставь нас, я сам справлюсь, - раздался такой властный и одновременно мягкий голос.
- Что, неужели его величество наконец снизошёл до простых смертных? - нет, я просто не могу не язвить.
- О, а ты скучал? - он приподнял тонкую бровь. - Вообще я пришел чтобы обрадовать тебя. Сегодня ты сможешь пройтись.
Ура! Я едва не выскочил из постели.
- Подожди толь, надо сначала мазь нанести. А потом уже прыгай, - он присел на кровать и влажно-прохладными липкими пальцами прикоснулся к моей коже.
Это было... странно. Сотни маленьких иголочек, жалящих не больно, а даже приятно, промчались по моей спине. Как мурашки, но ощущения гораздо ярче. Кажется, у меня встопорщились перья.
- Что, холодно?
- Немного, - севшим голосом ответил я. Что такое? Когда так делала Элизабет, я ничего такого не чувствовал. А ощущения нарастали, расплываясь приятно-огненным теплом по позвоночнику, вниз... Я покраснел, поняв какую именно реакцию в моём организме вызывают эти уверенные, сильные движения пальцев. Блин! Я уткнулся лбом в сложенные руки.
- Больно? - участливо спросил Майкл.
Да-да-да!
- Н-нет.
- Слушай, если тебе неудобно, что я... Можно позвать Элизабет.
- Нет! - вырвался у меня категоричный вопль. - Просто... Я жду не дождусь, когда можно будет размять мышцы.
- Ну тогда ладно, - усмехнулся он.
- Скажи, а почему ты так долго не приходил? - я решил что разговор немного отвлечёт меня от моей... проблемки.
- Работа. Я занимаюсь не только этим проектом. Плюс семья.
- Ага. Жена, дочка. Кстати, она очень милая, - решил я сделать приятное Корвину.
- Ага, милая. Только не дочка - племянница. И жены у меня нет, - кажется, он смеялся.
- А почему? – не удержался я.
Майкл перегнулся назад и весело подмигнул мне.
- А меня женщины в этом плане не интересуют, - нет, он определённо смеялся. Надомной.
- Ну да, - фыркнул я, чувствуя, что снова краснею.
- А я вполне серьёзно, - он встал. - Ну вот и всё. Полежи пока, я сейчас приду и помогу тебе встать.
Серьёзно? То есть он... Меня пробил истерический смешок. Не то, чтобы я не знал о подобных отношениях, просто... Если честно я нечасто задумывался об отношениях вообще. Конечно, как у любого здорового парня, у меня со временем проявились определённые потребности, но я с детства понимал, что таких как я больше нет. А заводить роман с кем-то, кто знал о моей особенности, мне совершенно не хотелось. В конце концов они были членами моей семьи. Да и вообще этот вопрос интересовал меня не так часто, как моих ровесников. Если судить по книгам и журналам.
А сейчас... Сейчас моё либидо совершенно выходило из-под контроля. И признание Майкла странным образом заводило меня ещё сильнее.
Нет. Всё! Это просто усталость, перенапряжение... Мне просто надо отвлечься.
- Ну что, пойдём в сад? Или, может, в тренажерный зал? - занятый своими мыслями я не заметил как вернулся Корвин.
- Ну, а чтобы ты посоветовал? - спросил я, осторожно вращая крылом. Боль не возвращалась.
- Лёгкая прогулка среди цветов пошла бы тебе на пользу. Только обещай больше не выкидывать таких номеров - Чарли рвал и метал.
- О, ну да, конечно! Ведь я для него бесценное военное приобретение. И
И как только станет понятен механизм моего полёта со мной можно будет не церемониться. Я не сказал этого вслух, но, судя по выражению лица Майкла, всё было видно у меня по глазам.

* * *

POV Майкла.

Два дня. Я не видел его всего два дня, а уже весь на взводе. Когда он стал так дорог мне? Да и с какой вообще стати?
Может я просто привык к нему. Ведь он так напоминал мне брата. Поэтому я и привязался к нему. Всё объяснимо, всё логично.
Когда я вернулся в свою квартирку, в комплексе, мне позвонила Маргарет и попросила приехать. Миранда заболела, а невестке надо было быть на работе и наёмным няням она не доверяла. Да, нелегко быть вдовой с маленьким ребёнком на руках. Я, как мог, помогал им. Мы даже жили в одной квартире, чтобы снизить расходы. Впрочем, когда был жив Джошуа, я тоже жил с ними. Брат сам предложил, и в четырёхкомнатной квартире нам не было тесно или неудобно. А когда Джо не стало, я стал заботиться о семье.
Конечно Миранда не всегда оставалась со мной или матерью, но наша постоянная нянька, Карлита, тоже заболела. Кажется, они обе простудились, когда попали под дождь на прогулке, пару дней назад. И поэтому роль сиделки выпала мне. Впрочем, я был только счастлив взять выходной, а то и пару. Я не навещал семью с Хеллоуина.
Да... Перед глазами вновь встала картина того вечера. Молодой мужчина с крыльями так улыбался детям... За время плена (хотя бы самому себе не врать) Адриан ни разу не улыбался так. Тогда он сиял, он жил.
Мне внезапно захотелось вновь вызвать эту улыбку, но как? Я знал о нём уже достаточно, но ничего из этого не могло помочь мне. Даже возможности полетать он обрадовался не так, как своей семье...
Вот оно, я нашёл! Вот в чём крылатый и Джошуа так похожи. Семья. Семья всегда была и будет для них самым важным в жизни.
Но я не мог привести сюда приёмную семью парня. Это было бы слишком жестоко по отношению и к нему, и к людям.
В клетку я зашёл следом за Элизабет. Хорошая девушка. Старательная, ответственная... Умная, что немаловажно. И в Адриана не влюбилась, как эта дурёха из третьей бригады. Как она там разорялась в лаборантской? "Красивый как южная бархатная ночь", "сильный и гибкий, как пантера в облике человека", "опасный и притягательный, как демон"... Пришлось остановить её чересчур пылкие восклицания строгим выговором и отстранением на две недели.
Но присмотревшись к парню, я понял, что она имела в виду. Действительно "бархатная южная ночь". Только бордовые разводы, что остались на спине после отёка, портили вид. Отобрав банку с мазью я услал ассистентку и присел на край кровати. Бросив взгляд на крылья, понял что так и не принёс ему щётки. Перья совсем обтрепались и засалились. Надо сделать зарубку на память.
Осторожно втирая мазь, я заметил как парень начал учащённо дышать. Опа, а это что такое?
- Больно?
- Н-нет.
Не слишком уверенный ответ, но похоже не врёт. Может ему неприятно, что именно я его так касаюсь?
- Слушай, если тебе неудобно, что я... Можно позвать Элизабет.
- Нет!
Оу, а вопить то так зачем. Режут тебя что ли?
- Просто... Я жду не дождусь, когда можно будет размять мышцы.
- Ну тогда ладно.
- Скажи, а почему ты так долго не приходил?
Похоже паренек решил сменить тему. Значит его что-то всё же беспокоит. Будем искать.
- Работа. Я занимаюсь не только этим проектом. Плюс семья.
- Ага. Жена, дочка. Кстати, она очень милая.
Это что, комплимент?
- Ага, милая. Только не дочка - племянница. И жены у меня нет, - добавим немного добродушного ехидства в голосе.
- А почему?.
Много будешь знать - скоро состаришься. Хотя по результатам тестов, жить тебе лет до ста - ста двадцати. Ага, одному. Стоп! Так может в этом и кроется основа проблемы? Он один в своём роде. Девушки нет, парня - с чем чёрт не шутит - тоже. Я перегнулся, чтобы посмотреть ему в лицо. Глаза поблёскивают, на скулах красные пятна, губы пересыхают от частого дыхания и он их бессознательно облизывает кончиком языка.
- А меня женщины в этом плане не интересуют, - сильно рискую, конечно, но, как говорят в далёкой России - кто не рискнет, тот ездит на запорожце. Я правда до сих пор не понял, при чём тут бедный казак, но русским виднее.
- Ну да.
Ой, он опять покраснел. Теперь румянец разлился аж до шеи. Значит что-то есть. Я самодовольно улыбнулся, но вовремя стёр довольное выражение с лица.
- А я вполне серьёзно. Ну вот и всё. Полежи пока, я сейчас приду и помогу тебе встать.
За два дня он быстро пришел в норму. Значит можно его обрадовать. Я с лёгкостью уговорил его погулять в саду, но выражение лица у него было изумительное. Вроде: ах, я такой бедный и несчастный и скоро стану никому не нужным. Ну, может не совсем так, но о более мрачных темах мне думать не хотелось. И зачем только у него такая фантазия?

День восьмой.

Проворочавшись полночи без сна, я наконец придумал, как приподнять настроение парня. Осталось только уговорить Чарльза.
- Нет!
- Но Чарли, это...
- Я сказал нет!!!
Я поморщился. Ну зачем так орать. Все и так знают, что у тебя глотка что надо. Хоть вместо сирены вставляй.
- Чарльз. Просто выслушай меня для начала. Это стане важным шагом для его адаптации и акклиматизации на базе, в нашей среде...
- Ага, а потом он сбежит, разузнав, что здесь к чему. Хорошо ещё если не убьёт кого-нибудь.
- Ты видишь в нём монстра...
- А ты видишь в нём человека, и это твоя ошибка! - Кьюри резко поднялся из кресла и начал нервно расхаживать по кабинету.
- Всё будет под контролем. Можно установить круглосуточное наблюдение во всех помещениях. Ну пойми - это возможность понаблюдать за ним в почти естественных условиях, - я прибегнул к последнему средству: - Под мою ответственность.
Теперь пауза и...
- Разве я тебя когда-нибудь подводил?

* * *

День девятый.

Адриан читал сонеты лёжа на животе и медленно помахивал крыльями, гоняя воздух по своей стеклянной тюрьме. Он наслаждался тем, что наконец может двигаться свободно. Но на звук открывающейся двери он не повернулся - просто было лень.
- Ты так и будешь валяться? - недовольно спросил Корвин.
- А что, есть возражения? Мне всё равно заняться нечем, - парень демонстративно зевнул.
- Ну тогда могу подсказать пару дел. Вставай и собирай вещи.
Крылатый кубарем скатился с кровати и ошарашено посмотрел на мужчину, зло поджав губы.
- Зачем? - с угрожающим нажимом спросил он.
- Ты переезжаешь, - не дожидаясь, пока парень придет в себя, Майкл собрал умывальные принадлежности и полотенца. Впрочем, вещей у Адриана было не так уж и много.
- Куда? - голос крылатого дрогнул.
- Увидишь, - пообещал мужчина и, переложив вещи парня ему в руки, нагнулся, чтобы снять цепь. - Да не бойся ты, тебе понравится, обещаю.
- Чтобы мне понравилось, нужно больше, чем... - Адриан неловко переступил, разминая ногу, - ...жалкие крупицы информации.
- Пошли.
Майкл провёл парня по нескольким коридорам, вышел из здания, где их тут же встретила группа военных с сетями наготове. Под конвоем они прошли по асфальтовой дорожке метров пятьдесят до другого здания, поменьше. Оно отличалось обилием окон и наличием лоджий. Пока мужчина поднимался по лестнице, Адриан с любопытством оглядывался, следуя за ним. Судя по всему это был какой-то жилой блок. Майкл отпер ничем не примечательную дверь и сделал приглашающий жест, широко улыбнувшись.
- И что, - спросил парень, осторожно перешагнув порог, словно он был заминирован, - здесь я и буду жить?
- У многих служащих на базе есть такие квартирки, - объяснил биоинжинер, недовольно косясь на солдат, выглядывающих из коридора, и закрывая дверь. - Мы живём здесь время от времени.
- И кого попёрли с тёплого места ради меня? - осматривая узкий коридор с тремя дверьми.
- Вообще-то здесь жил, живу и буду жить я, - ухмыльнулся Майкл, а минуту спустя увернулся о пущенного в него полотенца.
- Ну знаете, это вообще не в какие рамки не лезет! - орал Адриан, швыряясь в мужчину чем под руку попадётся. - Да кем ты себя возомнил? Всю неделю подлизывался, а теперь и на квартиру переселил. Я тебе кто - зверюшка домашняя? Да лучше бы меня в той клетке оставили!
Когда в Майкла полетела баночка с обувным кремом, он понял, что его терпению пришёл конец. Он быстро, но плавно шагнул вперёд и, пользуясь преимуществом ограниченного пространства, вдавил крылатого в стену, прижав локтём горло. Они были примерно одинакового роста и он без труда посмотрел прямо в пылающие чёрные глаза.
- А теперь послушай меня, ще-енок, - процедил он злым, но каким-то уставшим голосом. - Я приложил кучу усилий, чтобы мне позволили поселить тебя в человеческих условиях. Я сделала это, чтобы порадовать тебя и я не потерплю таких вспышек агрессии с твоей стороны. Ты хоть понимаешь, мальчишка, что если ты на меня или кого-нибудь нападёшь, тебя запрут в такое месть, где ты с наслаждением будешь вспоминать свои первые часы плена. Ты понял? Ты. Здесь. Гость. Запомни это. Не нравиться? Могу отправить тебя обратно и вообще снять всю ответственность за твою дальнейшую судьбу.
Тут парень захрипел и Майкл понял, что пережал ему горло. Освобождённый Адриан упал на колени, тяжело дыша.
- А ты... оказывается... можешь быть... жёстким... - просипел он и каркающе рассмеялся.
Мужчина молча прошёл на кухню и вернулся со стаканом воды.
- Ты вывел меня из себя. С чего ты вообще заголосил, как нецелованная барышня?
- Я не барышня! - возмутился крылатый, расплескав воду. - Просто... меня это бесит.
- Что?
- Всё! - выкрикнул парень, яростно дёрнув головой. - Всё...это...
- Пока не вижу никаких причин для буйства, - прошипел Майкл, вновь теряя терпение. - Налево - гостиная, расположишься там. Направо - кухня и столовая, два в одном. А здесь моя спальня, чтоб я тебя там не видел без приглашения. Санузел совмещённый, выход и из спальни и из гостиной, учти. Обустраивайся, - он поднялся и бросил парню полотенце. - Обед в три.
Адриан обессилено вытер лицо и собрал свои вещи. Он сам не до конца понял, что на него нашло, но столь решительных действий от мягкого на вид мужчины он не ожидал. Но и позволить, чтоб тот таскал его как котёнка по всему комплексу, не мог. Имелась же у него гордость или нет?!
В принципе квартира, хоть и была не большой, так сказать "офисной", она была довольно уютной. Гостиная выдержана в осенних тонах с добавлением тёмного шоколада. Удобный мягкий диван-раскладушка, небольшой книжный шкаф в углу, а в противоположном - телевизор. Ничего лишнего, но и без аскетизма. Просто холостятская квартира клерка среднего достатка. Адриан поморщился: "А я-то думал, что таким как этот Корвин платят бешеные деньги".
На диване лежала небольшая стопка одежды. Несколько домашних брюк, разного фасона и нечто, напоминающее девичью кофточку с коротким рукавом и глубоким вырезом на спине. Крылатый недоумённо повертел её в руках.
- Там застёжки сбоку и на правом плече, - неожиданный голос напугал Адриана. Майкл подошёл и показал: - Вот, так можно одевать не мешая крыльям.
- Какая забота, - язвительно пробормотал парень.
- Брат как-то обгорел на солнце, - хмуро объяснил мужчина. - Тогда Маргарет переделала его футболку, потому что даже лёгкие касания ткани причиняли боль. А совсем не одетым он ходить не любил. Это было в первый год их семейной жизни.
- А твой брат тоже здесь?
Лицо Майкла стало непроницаемой маской.
- Он умер почти шесть лет назад, - глухо ответил он и вышел.
Адриан ещё некоторое время стоял, смотря на закрытую дверь, а потом направился в ванную.

POV Майкла.

Будь проклят мой альтруизм. Вот стараешься, что-то делаешь ради его же блага, а в ответ ни грана*** благодарности. Ну вот что, что это была за безобразная истеричная сцена в коридоре? А может ему просто не на что эмоционально разрядиться, вот и копится раздражение...
Нет, всё-таки я был неправ, когда чуть не придушил его. Фактически он у меня в гостях. Но почему он так старается вывести меня из себя? Ехидна. Ни одного разговора без яда пропустить не может.
Вспомнив, что обещал этому щенку обед, я направился в кухню. В принципе готовить я умею, хоть и не очень люблю. Маргарет часто шутит, что это всё из-за того, что я ещё не встречал того, кому захочу готовить.
Итак, что тут у нас? Я как-то давно не был в супермаркете и в холодильнике почти пусто. Кусок говядины в морозилке, молоко, без которого я не смыслю начало дня, мешок картошки, банка с фасолью (а она-то тут откуда?) ещё что-то по мелочи. Сварить мясо да под пастой из фасоли подать что ли? А сразу после обеда сходить в магазин. Благо тут на территории есть небольшой.
Залив мясо уксусом, я решил посмотреть, как там мой жилец. В комнате его не было, зато из ванной доносился шум воды. Я уже собирался выйти, как журчание душа перекрыли звуки ударов и приглушённого мата. Я постучал в дверь:
- Адриан, всё хорошо?
- Всё хорошо, - отозвался парень, и снова выругался.
- Может тебе нужна помощь?
- Нет! -как-то слишком категорично выкрикнул мой гость.
Я подёргал ручку - заперто. Но ведь в ванну ведут две двери. Я молнией метнулся в спальню и осторожно нажал на ручку. Так и есть - он забыл запереть эту. Я открыл дверь и замер. Адриан пытался намылить крылья, но они, скользкие и мокрые, выскальзывали из его рук и ударялись о стены. А он ругался сквозь плотно сжатые зубы и ловил их, но снова неудачно. Не удержавшись я фыркнул. Остановившись, парень ойкнул и отвернулся.
- Я же сказал - мне не нужна помощь.
- А по-моему - ещё как нужна, - я взял с полки второй кусок мыла и подошел к душу, взбивая на руках пену. - Как ты раньше мылся?
- В заливе, - буркнул парень, ссутулившись. И, кажется, покраснел.
Я осторожно провёл руками по крыльям равномерно распространяя пену сверху вниз. И снова плавно сверху вниз, чуть потирая. И старался не смотреть на очаровательный румянец, расплывающийся по шее и плечам, на плавные линии спины, поджатые ягодицы и бёдра. Я поскорее перевёл взгляд на мокрые чёрные перья, потому что мысли уводили меня уж очень далеко от границ приличия.
- Извини, - вышло как-то глухо, - Я совсем забыл про щётку. Завтра принесу. А масло какое предпочитаешь?
- Да какое под руку попадётся, - совсем тихо ответил парень.
- Ладно, добудем что-нибудь. Всё, иди под душ, я помогу смыть.
- Нет! - Адриан дёрнулся и вырвал у мне из рук крыло. - Ты... промокнешь.
- Да я и так уже мокрый, - усмехнулся я. - Хотя да, откуда ты можешь знать - у тебя глаз на затылке нет.
Есть! он купился на мою маленькую уловку и повернулся. Глаза блестят, губы приоткрыты. Я не удержался и скользнул глазами вниз.
Парень был гибким и жилистым. Сухие мускулы мягко и неярко выделялись под молочной кожей, покрытой капельками воды. Широкая безволосая грудь равномерно, но часто поднималась и опускалась. Живот крылатого напряжён и втянут. Выступающие косточки таза выглядят так трогательно. Как и притягательные ямочки под ними. Я опустил взгляд ещё ниже и удивлённо приподнял бровь. Его доказательство мужественности возвышалось над чёрными завитками этаким драконом северной ладьи****. Интересно...
- Тогда тебе лучше пойти переодеться, - высоким и категоричным тоном сказал Адриан, закрывшись крыльями. - Я и сам тут закончу.
Мне кажется, или я слышу истерические нотки? Парень не просто покраснел - его лицо пылало, как китайский фонарик.
- Хорошо, - я улыбнулся и понизил голос: - Но если тебе понадобиться помощь, - я сделал короткую, но многозначительную паузу и провокационно закончил, - ты всегда можешь обратиться ко мне, - и выскользнул из ванной.

POV Адриан.

Помощь?! Он что, издевается? Ну гад, а...
Я обессилено прислонился к стене. Сам хорош! Придурок озабоченный. Ну надо было мне возбудиться от одних только касаний?! Да и каких - он только помог мне намылить перья.
Ну ладно я, но его-то никто не просил так пялиться на меня, что аж перья дыбом встали, не только член.
Извращенец! Правда я еще не решил кто - я или он...
Внизу живота горячо и сладко тянуло. В горле пересыхало, стоило только вспомнить как Майкл аккуратно поглаживал мои крылья.
Душ. Холодный душ! Я выкрутил синюю рукоятку до упора и на меня обрушился ледяной шквал. Он немного притупил возбуждение и я почти с наслаждение подставил под колко-холодные упругие струи разгоряченное лицо. И тут меня как током тряхнуло - он ведь видел. Видел мою реакцию. И потом, эти его слова... Чёрт- чёрт, чёрт... Я ткнулся лбом в скользкую кафельную стенку. И как я теперь буду жить с ним? Опростоволосился даже не просто в первый день - в первый час.
А он что, сам же признавался, что с парнями крутит. Конечно, я не имею права его винить.
Всё, хватит заниматься самокопанием и пора вылезать из этого дерьма. Я жив и здоров, в человечных условиях - беспокоиться не о чем. Почти. И не буду я его ни о чём просить.
Но, выключив воду, я понял, что погорячился. Дома, когда я купался или просто перья намокали, мне кто-нибудь всегда помогал сушить крылья, ведь я не могу дотянуться. А сейчас у меня был только один помощник. Я встряхнулся как собака, надел брюки и нерешительно вышел в гостиную.
- Майкл? - мне пришлось позвать, поскольку в комнате его не оказалось, а брести через коридор с мокрыми крыльями мне не хотелось.
- Сейчас.
Он появился буквально через минуту, уже переодетый и, кажется, сияющий. Я бросил на него хмурый взгляд, но сразу же отвёл глаза.
- Мне крылья... высушить надо, - буркнул я, растопырив перья.
Губы Майкла дрогнули. Потом ещё раз и он резко рассмеялся.
- Извини, Адриан, - сказал он вытирая слёзы. - Просто ты сейчас так похож на мокрого попугая. Такой же встрёпанный и хмурый. Сейчас, подожди, я ещё полотенец принесу.
Он быстро вернулся с двумя махровыми полотнищами - у меня просто другого слова нет, чтобы их описать - способными сойти за простыни. Кажется, при виде этих монстров от мануфактуры у меня расшились глаза, потому что Майкл снова рассмеялся.
- Это из Египта. Думаю, на твои крылья хватит. Может тебе лучше сесть на пол?
Я бросил на него быстрый взгляд, но покорно сел на ковёр. Довольно мягкий, должен заметить. Судя по звукам, Майкл опустился на колени прямо за моей спиной. Я расправил правое крыло, чтобы ему было легче и сразу почувствовал мягкие касания. Мама сушила мне перья совсем иначе - она просто промакивала их. Майкл же раз за разом сгонял воду с крыльев, сильно и уверенно поглаживая их по направлению роста перьев. Эти властные, но в то же время и мягкие касания напоминали ласку.
- Ну как, сохнут? - нетерпеливо спросил я. Хотелось одновременно, чтобы он немедленно прекратил, и чтобы никогда не останавливался.
- Потихоньку. Потерпи, я же не специалист.
Готов поклясться, что его голос звучал более чем самоуверенно.
- Тебе не больно?
О да, мне больно! Мне больно мою гордость. Хотя... О какой гордости может идти речь в моём-то положении? А он заботливый...
- Нет. Просто... - я прикусил свой длинный язык.
- Просто что? - Майкл остановился.
- Ничего. Продолжай.
Ну не мог же я ему сказать, что мне до чёртиков нравятся его руки? То, как он касается меня ими, как большой палец продавливает слой жёстких перьев до самой плоти крыла. Не больно, но очень приятно, как массаж. В семье никто не догадывался сделать мне массаж крыльев. Мы даже не предполагали подобного. А вот его чуткие и цепкие пальцы добрались до сустава, слегка массируя его короткими круговыми движениями. М-м-м...
Внезапно я осознал, что простонал вслух и распахнул глаза. Губа немного ноет - я прикусил её, запрокидывая от удовольствия голову. Это удовольствие было сродни возбуждению, как в душе, но гораздо острее. Я судорожно сглотнул, а Майкл продолжал сушить мои перья. Он несомненно всё заметил, но ничего не сказал. Решил спустить всё на тормозах?
он как раз заканчивал с левым крылом, как из другой комнаты - кухни, кажется - раздалась резкая трель.
- О, мясо надо поставить, - он поднялся и повесил полотенце мен на плечё. - Ты подождёшь?
- Иди. Я тут уже и сам справлюсь, - не оборачиваясь ответил я. Голос звучал неожиданно хрипло, словно со сна. Как только он вышел, я как можно тише ушёл в ванную. Некоторые "проблемы" нельзя оставлять без внимания.
 
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:37 | Сообщение # 6
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
День десятый - двенадцатый.

POV Майкл.


День не задался с самого утра. Начнём хотя бы с того, что впервые за последние двадцать лет я проснулся с липкими пятнами на простыне. Да, я сплю голым, но проблема не в этом. А в том, что мне всю ночь снился этот несносный мальчишка. Его глаза, тонкие пальцы, крепкие бёдра, влажные губы, даже его чёртовы крылья. И лучше не вспоминать, в какой именно позиции я их видел.
Ну откуда, скажите на милость, у меня такие извращённые мысли?
Нет, согласен, они очень приятные, но... Ведь он - объект исследования! Где моя благоразумность и холодное спокойствие учёного?!
А всё из-за него. Кто над кем подшутил, называется. Сначала в душе, потом эта сушка. А ему очень понравилось. У него что, все крылья - это большая эрогенная зона? Нет, в принципе это понятно, ведь там столько нервных окончаний...
Нет, но как он смутился, когда понял, что стонет вслух. Это было так же очаровательно, как и сами стоны. Я решил сделать вид, что ничего не случилось, иначе, кто знает, одним вытиранием крыльев дело бы не ограничилось.
Нет, я всё же извращенец. Разве нормальный человек станет до безумия желать другого, всего через неделю после тесного знакомства? Ладно, согласен - если у другого ТАКОЕ тело, то будет. Ну а если у него крылья?
Кажется я теперь на птиц не смогу смотреть без возбуждения. Уф...
А выходка Адриана за обедом? Как он медленно пережёвывал мясо, а потом слизывал с губ капельки беловатого соуса... А как прикрывал глаза при этом... Я ведь тогда так и не досидел до конца - сослался на важный отчёт. Отчёт в самом деле имелся, но к нему я приступил только вечером. Когда окончательно успокоился. А Адриан, кажется, так ничего и не заметил. Хорошо. Всё-таки для него даже просто дружеское общение с посторонними ново. Что уж говорить о других сферах межличностного общения.
Хотя после вчерашнего у меня уже имеются подозрения насчёт его неосведомлённости. Ведь это была чистой воды провокация. Даже незапертая дверь в ванную.
И его сонно-потрёпанный вид утром. Боже! Так и хотелось прижать его к стенке. К счастью, я вовремя вспомнил, что вчера так и не сходил за продуктами. Мяса хватило даже на завтрак. Поэтому я быстро собрался и, предупредив обо всём, что только можно моего жильца (включая информацию о военных, расположившихся в шести квартирах вокруг нас), унёсся в магазин.
Стоя возле прилавков, я поймал себя на мысли, что впервые мучаюсь выбором - персиковый, яблочный или малиновый джем? Маргарет любила яблочный, я - малиновый, Миранда - персиковый. Это у неё от отца. Джошуа тоже любил такой джем. А ещё и персиковый пирог... У него вообще была болезненная страсть к персикам. И у крылатого, похоже, тоже.
Внезапно мне стало плохо. Я понял, что нахожу в Адриане всё больше и больше черт моего брата. Это было уже ненормально. Выходило так, будто я любил Джошуа отнюдь не братской любовью. Меня замутило. Я быстро выложил джем и взял клубничное варенье. И консервированные ананасы вместо персиков в сиропе. Всё, теперь в тележке не оставалось ничего, чтобы напоминало мне о пристрастиях брата. Надо с этим побыстрее разобраться.
Дома, разгружая пакеты я, как бы между прочим, сказал парню, любопытно глядящего на покупки:
- А вот персиков я не купил.
И чуть не вздохнул с облегчением, когда он отмахнулся:
- Ну и ладно, я их всё равно не люблю. А вот клубничное варенье я ещё не пробовал.
- Постой, но ведь когда ты летал, ты сказал...
- Да мало ли что я сказал. Я шутил, ты ещё не понял? - снова отмахнулся парень и подхватил со стола набор ароматических масел. Я долго стоял и не знал, какое же выбрать, вот и купил весь набор. О чём тут же сообщил Адриану.
- О... - выдохнул он и улыбнулся: - Спасибо.
И совсем он не похож на Джошуа!

* * *

Крылатый с почти детским восторгом смотрел передачу о животных. Крылья его возбуждённо подрагивали, а сам он ёрзал на полу перед телевизором. Майкл никак не мог уговорить его сесть на диван. Сейчас мужчина смотрел на непосредственность парня и тихонько улыбался своим мыслям. Но было видно, что что-то мучает его.
- Надо же, я видел кондоров на картинках, но книги не всегда могут передать это...
- Ощущение величия? - улыбнулся Майкл. - Теперь ты понимаешь, что я чувствовал, когда наблюдал за твоим полётом.
- Разве же это был полёт? - скривился Адриан. - Слушай, а когда мне можно будет снова размять крылья?
- Ну, сначала надо выбить разрешение, а потом... Крыло не болит?
- Нисколько! - энергично тряхнул головой парень.
Майкл рассмеялся.
- Ты настолько хочешь полетать?
Крылатый нахмурился.
- Небо - вся моя жизнь. Только в небе я чувствую себя живым. Это ощущение полёта, когда струи воздуха буквально омывают твоё тело. Когда воздушный поток несёт тебя вверх и вперёд... - парень мечтательно прикрыл глаза.
- А как высоко ты можешь подняться? - вдруг спросил Майкл, наклонившись вперёд.
- Ну, я не засекал. Но выше Нью-Йоркских небоскребов - точно. Один раз я поднялся настолько, что у меня волосы покрылись инеем.
- Зимой или летом?
- Ранней осенью.
- А ты наверху не слишком мёрзнешь? - покачал головой биоинжинер.
- Нет, - пожал плечами Адриан. - Я вообще гораздо легче переношу холод. Могу в таком виде и зимой разгуливать, - он показал на свой наряд.
- Хм, интересно, - Майкл задумчиво постучал пальцем по губам.
- Могу поделиться идеей, - парень развернулся на ковре. - Полёт требует сжигания огромного количества энергии и хорошего кровотока. Не знаю, что вы нашли, но крови из царапин и порезов у меня всегда текло больше чем у других. Следовательно, у меня больше капилляров, чем у людей. Поправь меня, если я ошибаюсь.
- Нет, в принципе ты прав. У тебя двойная капиллярная сеть. Да и вообще сосудов у тебя большее количество. Но, замерзаешь-незамерзаешь ты, это зависит ещё и от способности капилляров сужаться и расширяться. Поскольку у тебя два слоя капилляров - один под другим, у тебя совершенно другие реакции на температурные раздражители. Например, при воздействии холодом, верхние капилляры, как и положено, сужаются, а вот нижние наоборот - расширяются.
- Вот почему у меня кожа немеет в холод! - воскликнул Адриан, встопорщив перья. - А в тепле всё наоборот, не так ли? - приподнял он бровь.
- Совершенно верно, - кивнул Майкл с мягкой улыбкой. - А скажи-ка, что твои родители преподавали.
- Мама литературу, а папа... - начал было рассказывать парень, но тут же спохватился. - Стой! Откуда ты знаешь, что мама была учителем?
- Уровень твоего образования указывает именно на это, - не моргнув глазом ответил мужчина.
- Вот блин, - Адриан досадливо ударил кулаком по бедру. - Психология, мать её... Всё время забываю...
- Что? - насторожился Корвин.
- Ничего, - чуть не рявкнул в ответ крылатый и резко поднялся.
- Надо же, а так хорошо разговаривали, - иронично проронил Майкл, когда парень вышел.

* * *

POV Майкл.

У меня было уже достаточно материала, чтобы найти приёмную семью этого мальчишки. Анджела Хеммит, учитель литературы средней школы. Дениэл Хеммит, её супруг, бывший священник, неудачливый предприниматель. Такими они были двадцать лет назад. Я перебрал досье всех афроамериканцев, лишившихся дома и обеспечения двадцать лет назад. Это воистину был адский труд. Работал над этим я по ночам. Почему? Да потому что днём за нами следили, как адовы псы, а делиться такой информацией с Чарльзом мне не хот елось совершенно. Да и это была хоть и не лучшая, но предпочитаемая замена ночным сюрпризам в виде особо эротичных сновидений с участием одной крылатой личности. О том, что я поселил его в своей квартире, я пожалел уже на второй день. Его тело стало навязчивой идеей. И ещё...Как там я читал? "Выражение очаровательной невинности пополам с откровенным блядством"*****. Именно это я и наблюдал на лице Адриана каждый раз, когда смотрел ему в глаза. Ну невозможно быть таким... таким... сексуальным и даже не подозревать об этом.
Но, кажется, я отвлёкся. Итак, Хеммиты.
Исходя из того, где чаще всего видели Адриана, и относительно той улицы на которой он сопровождал детей, я значительно сузил район поисков. Где там могла прятаться семья с необычным ребёнком? Места скопления бездомных отметаются сразу. Плюс это должно быть достаточно изолированное место, тёплое и с удобными выходами на улицу. Но ничего такого там не было и в помине. Ни заброшенных зданий, ни задворок - ничего. Ну не могли же они жить прямо под носом у ничего не подозревающих горожан и ни разу не попадаться на глаза! Что-то здесь было нечисто. Я уже начал было подозревать, что вся эта история с Адрианом - подлог, если бы не был уверен, что он вырос в человеческой семье, не участвуя в общественной жизни. Нет, он многое знал и умел, но знать и применять знания на практике - не одно и тоже. Например он хорошо знал правила поведения за столом, что называется, в приличном обществе, но с вилкой чувствовал себя неудобно. Это не бросалось в глаза, но было видно тому, кто наблюдал за ним. А я следил за каждым его движением. Или то, что он мог непрерывно смотреть на закат и рассвет, хотя очень часто его глаза слезились от света.
Именно это и навело меня на мысль о подземельях. Ведь все пространство под Нью-Йорком перерыто разными туннелями, ранними и более поздними. Такие лабиринты были под каждым крупным городом мира, просто не о всех было известно. Тогда неудивительно, что я не могу найти их укрытие - на новых планах просто не отмечены эти туннели.
Но чтобы проверить эту догадку мне нужно было порыться в городских архивах подземных коммуникация. А это бы значило, что необходимо оставить Адриана на базе одного, возможно на весь день. Это не приемлемо. Значит нужно, чтобы кто-нибудь с ним посидел, или придётся перевести его обратно в стеклянную клетку. Я задумался над кандидатурой "няньки". Мужчины отпадали сразу. Из всего персонала, только я почти сразу нашёл общий язык с пареньком, да и то мы часто цапались. Элизабет? Вполне возможно, но что-то продолжало меня смущать. От раздумий меня отвлёк звонок телефона.
- Майкл, привет! - раздался в трубке весёлый голос моей невестки.
- Маргарет! Рад тебе слышать.
- Ну, - засмеялась она, - думаю видеть ты меня будешь рад больше. Не так ли?
- Это приглашение в гости?
- Это приход в гости. Открывай дверь, затворник.
- Что? - я едва не выронил телефон из рук.
- Что, что... Дверь, говорю, открывай.
- То есть ты сейчас на базе?
- Да, - подтвердила она уставшим голосом. - Я на базе, перед дверью в твою квартиру. И не смей говорить, что тебя нет лома. Во-первых, я слышу работающий телевизор. Во-вторых, мне тебя сдали солдаты. Ты что, опять в какой-то проект ввязался, что тебя так охраняют?
- Вообще-то ты права, - ответил я, судорожно соображая. - Но ты как вообще прошла?
- Аллё-о! - протянула она. - Ты забыл, что у меня бессрочный пропуск второго уровня? Я хоть и работаю военным консультантом, моё звание до сих пор выше твоего. Открывай дверь, не заставляй меня портить маникюр.
Она отключилась и я обречённо поплёлся к двери. Ураган по имени Маргарет игнорировать нельзя. Я не удивлюсь, если её ко мне проводили с фанфарами.
Она была старше Джошуа на восемь лет. Её отец - генерал, и она, единственная дочь, с детства старалась держать марку. Всегда и везде первая. Отличница, спортсменка. Маргарет дослужилась до старшего лейтенанта уже в двадцать восемь - нереальный срок для женщины-военного. С Джо они познакомились на учениях. А когда он погиб, и она узнала, что беременна, то ушла в отставку. Соответственно ей было присвоено ещё одно звание. А с пропуском второго уровня, которые не у каждого генерала были, вообще какая-то тёмная история. Она так и не рассказала о ней ни брату, не, естественно, мне. Как бы то ни было, её сегодняшнее положение существенно помогало ей отравлять мне жизнь.
- Маргарет, давай не сегодня, - начал я, открыв дверь. - Понимаешь, я не один и...
- Отлично! - просияла она, тряхнув гривой светлых волос. Увидеть меня остепенившимся - её давняя мечта. - Как зовут? - спросила она, отодвинув меня с порога сумками. - Зови, пусть помогает на кухне.
- Маргарет, я серьёзно! - повысил я голос и тут услышал, как скрипнула за спиной дверь. Дверь в гостиную. Адриан!
- О, - ослепительно улыбнулась моя невестка. - Молодой человек, очень приятно познакомиться. Я Маргарет, так сказать сводная сестра этого... - она скользнула по мне оценивающим взглядом, - отшельника. По мужу. А как Вас зовут?
О да, она умела быть лапочкой и делать невинные карие глазки. Посмотрев на неё, вы бы никогда не сказали, что эта "светская львица" мало чем уступает опытным бойцам. Судя по всему, она ещё не видела самого интересного.
- Адриан, - очень сухо отозвался парень. Я чувствовал, как его напряжённый взгляд сверлил мне спину.
- Какое интересное имя, - продолжала щебетать Маргарет. - Вы не поможете мне с пакетами. Я тут решила заскочить и побаловать моего деверя. А то он может заработаться и вообще забыть что есть такая вещь как еда.
Я повернулся. Адриан выглядывал из гостиной, чуть приоткрыв дверь, так что его крыльев не было видно. Я поймал его вопрошающий взгляд.
- Маргарет, ты не совсем верно поняла, - тихо, но твёрдо сказал я. - Адриан и есть тот.... проект, над которым я работаю. Адриан, будь добр, покажись.
Я увидел, как подобрался парень. Таких слов он от меня явно не ожидал. Но, ничего не сказав, он вышел в коридор. Я оглянулся на невестку, желая взглянуть на её реакцию, но был очень разочарован. Она всё восприняла как должное. (Хотя, может и не разочарован...)
- Красивые крылья, - улыбнулась она. - Так Вы поможете мне, Адриан?
- С удовольствием, Маргарет, только я совершенно не умею готовить, - мягко ответил парень.
- Ну, это не так уж важно, - отмахнулась невестка. - Майкл превосходно готовит.
Адриан приподнял бровь и внимательно посмотрел на неё, ожидая продолжения, но Маргарет развернулась и прошла в кухню. Тогда он перевёл взгляд на меня. Я пожал плечами.
- Не обращай внимания, чтобы понять, что именно она имеет в виду, необходимо знать её немного больше, чем пять минут.
Он мне ничего не ответил. Только одарил тяжёлым взглядом и удалился в кухню.
Спустя полчаса мы вполне мирно сидели за столом. Маргарет принесла с собой нарезку, сыр и разные закуски. Я, под её внимательным взглядом налогового инспектора, поставил бутылку красного вина. Подумаешь, завалялась несколько месяцев назад.
А Адриан, оказывается, совсем не умел пить. После второго бокала он начал клевать носом, хотя вино было не таким уж крепким.
- Адриан, может тебе лучше лечь?
- А я и сам знаю, когда мне пора, - он посмотрел на меня абсолютно пьяным взглядом и уставился в недопитый третий бокал. - И мне пора, - констатировал он очень серьёзно. Даже кивнул для убедительности. Маргарет с трудом сдерживала смех.
Я помог парню подняться и отвёл в гостиную. И пока я его укладывал на диван, он извернулся и обхватил меня за шею руками.
- Майкл, - сказал он, глядя мне в глаза. - Я хчу тебе сказать - ты саааамый странный челвек, кторого я встречал. Я бы даже сказал, что ты - чудо! - он потряс головой, видимо чтобы приветси в порядок мысли. - Знаешь. Ещё ни-икто не бу-удил в мне, тьфу! Во мне таааких чув-ств.
- Спать ложись, чудо, - вздохнул я, пытаясь расцепить сильные, но, надо сказать, нежные объятья.
- Только с тобой! - хихикнул Адриан и уронил меня на диван рядом с собой. Но на этом, видимо, силы его оставили и он, мазнув губами по моему подбородку, положил голову мне на плечо. Через мгновенье он уже спал, накрыв меня крылом. Я осторожно выполз из его объятий и вышел, от греха подальше.
Этот щенок когда-нибудь доиграется...
И если я ещё что-то понимаю в этом мире, завтра весь день он будет прятать глаза, виновато краснеть и просить прощения каждые пять минут. Ребёнок...
Я вернулся на кухню, где Маргарет уже не сдерживала смеха.
- Ну, - сказала она отдышавшись, - ты расскажешь мне, откуда взялся этот молодой человек?
За ужином мы не затрагивали тему нашего "знакомства".
- А ты как думаешь? - хмуро бросил я, убирая посуду в раковину. - С неба упал.
- Ой, вот только не надо язвить, - она стала помогать мне. - Знаешь, мне как-то жаль, что мы так мало поговорили. Я бы с удовольствием пообщалась с ним ещё.
Пообщалась бы она, как же! Хотя...
- Маргарет, а что ты делаешь завтра?
- А ты хочешь мену куда-нибудь пригласить? - она шутливо блеснула глазами.
- Хочу. Сюда. Нянькой для Адриана. Мне завтра в город надо, наверное на целый день, а оставлять его только с Элизабет...
- Это кто такая?
- Моя ассистентка. Так вот только с ней оставлять его не хотелось бы. А больше он никого к себе не подпускает. Ну, вот и с тобой сегодня очень тепло общался. Ну так как?
- что не сделаешь ради вашего счастья! - закатила она глаза и кивнула.
- Маргарет, я серьёзно.
- Я тоже, - она отложила полотенце и внимательно посмотрела на меня. От былого веселья не осталось и следа. - Ты нравишься мальчику.
- Я это от него уже слышал, - отмахнулся я. - Протрезвеет - сделает вид, будто ничего не было.
- А он и трезвый на тебя смотрел так, что... - она не договорила, неопределённо махнув рукой. - Послушай, что я скажу. Мальчик неглуп, довольно мил, но очень юн. Не важно, что ему под тридцать. Важно, что он почти не общался с посторонними, только с членами семьи, ведь так?
Я кивнул.
- Для него любые отношения внове, даже просто дружеские, а тут его тянет к тебе. Он, возможно, в панике. Будь с ним помягче.
- Я тебя не очень понимаю... - я прищурился.
- Всё ты понимаешь. Тебя ведь тоже тянет к нему? Так действуй. Поухаживай за ним, покажи, что это такое, когда тебя любят. Вы с ним неплохо смотритесь.
- Ты хоть соображаешь, что предлагаешь мне? - кажется, я сорвался на крик. - И вообще, он...
- Что "он"? Эксперимент? Часть проекта? Не человек?
- Ты всегда будешь пытаться свести меня с кем-нибудь?
- Майкл, - она вышла в коридор и стала обуваться, - я всё сказала. Я завтра зайду. С Мирандой посидит няня - она уже выздоровела. К девяти подойдёт?
- Вполне.
Я закрыл дверь за нежданной, но дорогой гостьей и прислонился спиной к гладкой деревянной поверхности. Как же я устал...

POV Адриана.

О. Мой. Бог.
Ну и зачем я пил?
Как же болит голова...
Нет, ну кто бы мог подумать, что меня поведёт после двух бокалов. Вот что значить - не уметь пить. Дома-то алкоголя не водилось. Ну как не водилось - лично я никогда не пил и не видел, чтобы старшие пили.
Но зато я теперь знаю, почему мама мне запрещала эту вольность. Вино вкусное, лёгкое, но по голове бьёт - будь здоров.
- Возьми, - в поле моего зрения оказалась рука с таблеткой и стакан воды.
- Спасибо, - просипел я, осторожно поднимая голову.
- Ну ты и уникум, - коротко рассмеялся Майкл. - Феноменальная реакция на алкоголь.
А то я будто не знаю. Уже.
- Ладно, буду в лаборатории, проведу пару тестов. Но пить ты больше не будешь. Я предупрежу девочек, но ты саам это помни.
- Девочек? - мне кажется, или я сто-то пропустил.
- Ах да, совсем забыл, - так, или он разучился врать, или я его уже знаю как облупленного, - сегодня к нам придут Элизабет и Марго. Мне надо отлучиться на весь день - они с тобой посидят. Ты не думай, что я тебя ребёнком считаю, - быстро добавил он. - Просто Кьюри не позволил бы тебя одного оставить. А Маргарет сама хотела с тобой ещё поболтать.
- Ладно, - желание возмущаться пропало вместе с головной болью. Я откинулся назад, аккуратно расправив крылья, и решил прозондировать почву:
- Майкл, послушай...
- Да?
- Вчера... Я, кажется вырубился ещё за столом?
Вырубился-то я позже, но пришлось бы признать, что я ВСЁ помню. И интересно было, что об этом думал Майкл.
- Э-э-э.. Нет, вообще-то, - он озадачено провёл рукой по волосам и, похоже, что-то для себя решил. - Я отвёл тебя в комнату... - он загадочно понизил голос.
- Да?
- Уложил на диван... - снова многозначительное молчание.
- Ну?!
- Ты обнял меня и уронил рядом...
Нет, я его точно убью!
- И??!
- И... - он внимательно посмотрел на меня и вдруг рассмеялся: - И уснул. Сначала конечно что-то говорил, а потом уснул, прижав меня к себе, будто я твой люб..
Резкий звонок в дверь прервал Майкла и он, бросив на меня лукавый взгляд, пошёл открывать.
Что за "люб"? Я вцепился в волосы. Нет, про любовь я вчера ничего не говорил. Я всё помню. И как он помогал мне не задеть крыльями дверные проёмы. И что я нёс, обхватив его за шею. Тогда, в полутьме, он казался таким притягательным. Мне так хотелось его поцеловать, но только нёс чушь и уронил его рядом с собой. От него так одуряюще пахло. Немного ванилью, немного лимонным мылом. Мускусом - его собственный запах. И что-то медицинское - впитавшееся амбре лаборатории. Даже от воспоминаний дрожь пробирает.
- Здравствуйте Адриан, - предельно вежливо сказала Элизабет. Кажется, она начинает меня раздражать. Я кивнул и отвернулся.
- Не обращай внимания, - сказал Майкл. - Он с утра немного раздражителен. Сейчас мисс Корвин подойдёт, не хочешь пока чаю?
- Не отказалась бы.
А это что такое? Тон совсем как у мамы, когда они с отцом вспоминают бурную молодость. И не сей так трогать его за плечо! Я двинулся за ними и случайно вмазался в косяк.
- Ау, - больно. Ну кто просил так лететь?
- Больно? Ну кто просил тебя так лететь? - Майкл осторожно взял меня за локоть.
Я не понял, он что, мысли мои читает? Или я его? Снова звонок в дверь.
- Я открою, - с досадой и смущением сказала девчонка.
- Привет мальчики! - Маргарет ворвалась в квартиру розовым ураганом с запахом роз. Я не понял, у меня что, с похмелья обоняние обострилось?
- О, вот и ты. Отлично. Маргарет - это Элизабет, Элизабет - это мисс Корвин.
- Можно просто Маргарет, - обворожительно улыбнулась она.
- Все знакомы, а я убегаю, - и чего он такой заполошный?
- Элизабет, до свиданья. Марго, Риан - не шалите!
Ага, как же, в тво... Стоп! Как он меня назвал?
Марго заливисто рассмеялась.
- Ладно. Кто хочет чаю? Я принесла каркаде. Риан, ты когда-нибудь пробовал чай из лепестков суданской розы?
Я молча покачал головой. Нет, я действительно что-то вчера пропустил. Я что, позволил им называть меня таким сокращённым вариантом? Видимо, я действительно был пьян.
- Не страшно. Вот сейчас и попробуешь. Элизабет?
- Нет спасибо, я за завтраком наелась, боюсь не влезет.
Вот кукла! А с Майклом влезло бы? Стерва!
- Как Ваша дочь, Маргарет? - я взял женщину под локоть и проводил на кухню.
- Спасибо, а как вы с Майклом?
Так, я спокоен, я спокоен.
- Не понимаю, о чём Вы.
Она обернулась.
- Ладно. Чем займёмся?
- Предполагалось, что мы будем наблюдать за Адрианом, пока мистера Корвина не будет.
И чего она всюду лезет?
- Ну Адриан уже взрослый мальчик, - улыбнулась Марго. - Ему нужны не няньки, а собеседники. Риан, в шахматы играть умеешь?
- Знаю основы, - уклончиво ответил я, косясь на недовольную Элизабет.
- Тогда может немного практики? - лукаво блеснула глазами Марго. - Сейчас я чай заварю и...
Надо признать, она неплохо играла. Очень неплохо. Я конечно, лукавил, когда говорил, что "знаю основы". В семье со мной никто не мог состязаться. А Марго задала мне жару. Четыре - ноль в её пользу. И одна ничья.
- Элизабет, Вы не могли бы оказать мне небольшую услугу? - закончив партию женщина обратилась к напряжённо наблюдающей за нами девчонке.
- Да?
Марго наклонилась к ней и что-то зашептала на ухо. Элизабет медленно менялась в лице. Наконец она кивнула и опасливо посмотрела на меня.
- Вы уверены, что можете остаться с ним наедине?
- Ну, мой зять ведь оставался, - хихикнула женщина. - И я справлюсь. Идите.
Как только дверь за девчонкой закрылась, всё веселье слетело с её лица.
- Ну вот, на полчаса минимум мы от неё избавились.
- А зачем? - спросил я поднимаясь. Как-то всё подозрительно.
- Сиди, - женщина опустилась обратно на кресло и усталым жестом потёрла виски. - Нам надо поговорить. О Майкле.
Я молчал.
- Я познакомилась с ними в учебном центре. Тренировала обоих. Потом Джошуа выбрал карьеру военного, а Майкл - учёного. Они были очень похожи, и в то же время такие разные. Майкл был мечтателем. Когда пропал Джо, он перестал улыбаться. Я не видела такого выражения на его лице уже много лет.
- Что Вы хотите этим сказать.
- Скажи, Адриан, что ты думаешь об однополых связях.
Я задумался.
- Ну, я никогда с этим не сталкивался. В принципе, я считаю, что каждый человек имеет право любить.
- Но не каждый находит свою любовь, - грустно улыбнулась Маргарет. - Я видела мало, но мне этого достаточно. Как он на тебя смотрит, как говорит о тебе. Подумай - что ты чувствуешь по отношению к Майклу?
Что чувствую? Да кучу всего. Злость, раздражение, тепло, лёгкость. Иногда он так и норовит вывести из себя, но с ним очень хорошо рядом.
- Я... не знаю, - честно признался я. - Он очень... С ним действительно легко. Легко и тепло, но...
- Для тебя всё это ново и ты боишься своих чувств? Он тоже боится. Боится напугать тебя, оттолкнуть, сделать больно. Он добрый и чуткий. Просто... дай ему шанс. Позволь ему показать свои чувства.
- Вы действительно считаете, что у него есть ко мне чувства? - фыркнул я. - Да он только и знает, что шутить и подкалывать!
- Майкл не имеет обыкновения просто играть. Поверь, он не такой человек. За последние лет десять он встречался только с двумя. Для него всегда всё было серьёзно, - она вдруг покачала головой и сухо рассеялась. - Майкл всегда говорит что я чересчур романтичная барышня, несмотря на мой опыт работы...
- А что за опыт?
- Поверь, - она махнула рукой, - ты не захочешь это знать. Извини, я, наверное, слишком давлю на тебя. Но я искренне желаю Майклу счастья. Старая сводница, - пробормотала она и снова рассмеялась. - Я до смерти, наверно, не успокоюсь и так и буду квохчущей наседкой.
- Ну что Вы! Вы совсем не похожи на курицу. Скорее на символ США.
- О, спасибо. Такого комплемента я ещё не слышала, - Марго покраснела. - Оказывается, это действительно приятно, когда тебя сравнивают с белоголовым орланом. И всё же, молодой человек, подумайте над моими словами.
 
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:38 | Сообщение # 7
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
* * *

Майкл закопался в бумаги по самую макушку. Старые планы ему не выдали, но зато у них имелись сносные копии. Сейчас мужчина по годам просматривал обозначенное им место. И, найдя нужный чертёж, не смог сдержать радостного вопля.
Заброшенная ветка метро. Кажется в военные годы несколько тоннелей обвалились и их запечатали. Так почему бы бездомным не облюбовать эти места?
Майкл пробирался вперёд со всей возможной осторожностью. Местами путь ему преграждали груды камней и мусора. Их было слишком много даже для аварийного тоннеля. Значит здесь поработали люди. Мужчина дошёл до кирпичной кладки перекрывшей проход. Примерно в середине, там где лежали рельсы, кирпичная стена была разобрана, а проход закрыт дверью. Вся работа явно была проделана намного позже консервации.
Подсвечивая себе фонариком, Майкл открыл тяжевую дверь и слегка пригнулся, чтобы не задеть притолоку. Проём был явно не рассчитан на его рост. Внутри было светло. Люди хорошо потрудились, вновь подведя питание к распределительному щитку, и теперь под потолком снова горели лампы. Дверь глухо стукнула.
- Воронёнок! - раздался сдавленный женский крик и из вагона, уже приварившегося от времени к рельсам, на перрон выбежала немолодая женщина. Она прижала руки к груди и резко остановилась.
- Кто вы?
- Успокойтесь, - Майкл примиряющее поднял руку и выключил фонарь. - Меня зовут Майкл Корвин. Вы миссис Хеммит?
- Откуда Вы? - хмуро спросил подошедший следом седеющий мужчина.
- Я от Адриана, - с мягкой улыбкой ответил биоинжинер. Мисс Хеммит вскрикнула и упала в обморок.

Хеммиты приняли Корвина очень тепло. Вся семья собралась вокруг неожиданного гостя. Всем хотелось услышать, что с Адрианом всё в порядке.
- Вы уверены, что с ним хорошо обращаются?
- На данный момент он живёт в моей квартире, - уклончиво ответил Майкл. - Он сильный, самостоятельный, гордый, но при этом...
- Такой ребёнок, - со всхлипом закончила Дана, приёмная мать крылатого.
- Знаете, - хрипло сказал Ивен, глава семейства, - Мы нашли его здесь, двадцать лет назад. Он был маленьким ребёнком. Неоперившимся птенцом. На вид ему было года три, но он не говорил, не умел ходить - только ползал. Однако он очень быстро всё наверстал. У Воронёнка талант к учёбе. Он не просто любознательный - он дотошный. Он уже взрослый, но он фактически не видел мира наверху. У него нет возможности общаться с другими людьми - мы не могли позволить, чтобы о нём узнали военные или врачи. Ведь тогда его свобода и жизнь оказались бы под угрозой. Он не родной нам. Мы даже не уверены, что он человек, но мы воспитали его как родного. Мы очень беспокоимся за него. когда он пропал, мы подумали, что у него большие неприятности, - он выделил последние слова и внимательно посмотрел на гостя.
Майк понял, что Ивен видит его насквозь, но не говорит об этом, чтобы не тревожить свою семью ещё больше.
- И вы были правы, - сказал он опустив глаза. - Я руковожу биологической частью военного проекта. Мы давно выслеживали существо, появившееся в городе. Мы боялись, но существо было поймано и страх ушёл. Не у всех, но у многих. Адриан чудесный юноша. Мы быстро нашли общий язык. Но в первую неделю... Я думаю, вы должны это знать. Его водили на допросы. Если вы не знаете, у военных в ходу очень... тяжёлые методы убеждения. Адриан не сказал ни слова. Тогда я забрал его к себе. Я не мог больше смотреть на это. И, буквально за пару дней я привязался к вашему сыну. Сначала он просто напоминал мне моего потерянного брата, но теперь... Я рискну сказать, что это нечто большее, чем просто симпатия, - он наконец поднял глаза. - Я обещаю вам, что сделаю всё возможное ради благополучия Адриана. Я не дам его в обиду. Больше нет...
- Знаете, как-то странно разговаривать с Вами, - нахмурился Ивен, поддерживая сжавшёюся жену. - Ведь фактически вы похитили нашего сына. Из-за Вас его пытали. Я даже боюсь представить, что Вы вытворяли в своих лабораториях. И Вы считаете, что мы должны верить такому человеку? А у Вас ведь даже хватило смелости прийти сюда в одиночку.
- Я пришёл сюда потому что Адриан беспокоится о своей семье. Он не знает, что я здесь. Он никому не хотел выдавать свой дом. Но если вас нашёл я, то найдут и другие. А они... В общем, вам лучше начать подыскивать другое убежище.
- В конце этого года мы хотели выкупить дом в пригородной полосе, - сказала Дана. - он достаточно простой и просторный для нас. Но на данный момент у нас нет всей суммы. Ночные полёты Адриана очень помогали нам.
- Хорошо. Просто скажите, сколько вам не хватает, и я помогу. Это меньшее, что я могу сделать.
- Просто позаботьтесь об Адриане.

* * *

POV Адриан.

Нет, и этот человек испытывает ко мне чувства? Да ни за что не поверю. Вчера прошлялся где-то весь день, а придя домой сразу закрылся в своей комнате. даже не поинтересовался, как я. Это было странно-обидно.
Я последовал совету Маргарет и весь вечер думал. Ну хорошо не вечер, а ночь, и не совсем думал... В одной книге по философии я как-то прочитал: "Если ты не можешь решить, что тебе нужно, попробуй всё и решишь". Или это был совет матери беременной дочке? Неважно...
Утром я встал пораньше, приготовил завтрак, так старался, а эта скотина не соизволила даже выйти из комнаты. Ладно, мы не гордые, постучимся.
- Майкл, уже утро. Вставай, кофе остынет.
А в ответ тишина, он вчера...
- Майкл! Всё в порядке?
Нет, как-то подозрительно тихо. А вдруг ему стало плохо? Не с чего, но вдруг? на кого тогда всех собак повесят? Я просто загляну и проверю.
Я ме-едленно открыл дверь. В конце-концов, он ещё не разрешал мне заходить к нему в спальню. А здесь мило. Интересно, он сам всё тут обустраивал, или специалиста пригласил? Ещё один книжный шкаф - обожаю книги. А эта штуковина, кажется, компьютер. Я их в живую, что говориться, не видел. Но слышал, что нельзя их ставить рядом с изголовьем. Ай-я-яй, как не хорошо.
Майклу не было плохо. Он просто спал мёртвым сном. Ё-моё, что нужно делать, чтобы так умаяться? Кошмар.
Но зато я теперь могу его спокойно рассмотреть. А то в бодрствующем состоянии как-то неловко.
Высокий лоб, лёгкий разлёт светлых бровей. На виске подрагивает синим то-о-оненькая жилка. Волосы растрепались. Сейчас, с утра, они кажутся темнее. Майкл забавно наморщил нос и повернулся на бок. Чтó-то ему снится? Уголки губ подрагивают, будто он улыбается. Мой рот внезапно наполнился слюной. По позвоночнику пробежалась остро-холодная дрожь и перья встали дыбом. Я медленно наклонился вперёд. Я только проверю...
Его губы были обжигающе тёплыми. Тёплыми и сухими. Набравшись смелости (или дерзости?) я быстро лизнул их и отстранился. Майкл продолжал спать. Тогда я вновь наклонился и всё также мягко, но более уверенно, прикоснулся к его губам. Я медленно провёл языком сначала по верхней, а потом по нижней. Корица... Имбирь... Он ночью пил свой любимый чай. Внезапно я почувствовал движение под собой и испуганно отшатнулся. Нет, Майкл всё ещё спал, но, судя по всему, его сон стал намного приятней. Он медленно зашарил рукой в воздухе и из его груди вырвался громкий вздох.
- Риан...
Ему снится... снюсь я? Я подался вперёд, позволяя его руке лечь мне на плечё. И тот же час он, счастливо вздохнув, притянул меня к себе, обхватив за шею. Я поддался и муже мои губы оказались в плену чужого исследования. Скажу сразу - целоваться я не умел. Но ведь лучшая учёба - практика, не так ли?
Язык Майкла мягко скользил по моим сомкнутым губам, словно уговаривая. Слабо понимая, что я должен делать, я приоткрыл под его нежным напором рот и совершенно потерялся в ощущениях, когда он мягко скользнул во внутрь. Переждав первую вспышку удовольствия, я робко коснулся его языка своим. Ох... Разумом я понимал, что мы ещё ничего такого даже не сделали, но уже и это было слишком. Застонав я отстранился, вырываясь из объятий и открывая глаза. Надо же, я даже не заметил, как я их закрыл.
И сразу наткнулся на пронзительный взгляд серо-голубых глаз. Так, не паникуй. Надо срочно что-то сказать, надо что-то сказать...
- Доброе утро! - выпалил я, поднимаясь. Блин, это ж надо так отвлечься, чтобы не заметить, что я буквально лёг на него! Бли-ин!...
- Это не доброе утро, - хрипло сказал Майкл и я замер. Даже дышать перестал. Тут он улыбнулся и продолжил:
- Это замечательное утро.
Фыркнув, я повернулся чтобы выйти из комнаты, но меня поймали за руку и буквально уронили на колени.
- И я не против того, чтобы меня каждый день будили таким замечательным образом, - мурлыкнул Майкл мне на ухо и мягко поцеловал в губы. Просто коснулся и сразу отстранился. Ну не садист ли?
- Я завтрак приготовил, - буркнул я и быстро встал.
- Звучит просто чудесно! - у него что, настроение повышается обратно пропорционально моему?
- Иди, я сейчас приду.
Я пулей вылетел из комнаты.

POV Майкл.

Я не спал. Я проснулся уже после третьего пинка в дверь. Разве так стучаться? Ох уж эта молодёжь. О, наглеем на глазах - я же запретил заходить сюда. Ну-ну, посмотрим что Вы будете делать, Мистер Любознательность. Прошёл по комнате, присвистнул возле компьютера, а потом неодобрительно цокнул. Ну что такое? Оп, присел рядом с кроватью. Я сплю, я сплю, я сплю... Блин, ну не могу я притворяться, когда меня так пристально рассматривают. Зачесался нос. Я перевернулся и только подумал: "Всё, не могу - сейчас улыбнусь", как почувстввал мягкое неуверенное прикосновение к губам. И ещё одно и ещё... Сладкая пытка. Нда, совершенно ясно, что мальчишка не умеет целоваться. Ничего, не умеешь - научим, не хочешь...
Он отстранился и мне не оставалось ничего иного, как изобразить счастливое сновидение. Адриан об этом никогда не узнает!
Я прижал его к себе. О, боги, сколько усилий мне пришлось приложить, чтобы не зайти слишком далеко. Хотя.. далеко в чём? В совершенно невинном поцелуе? Нет, я мазохист. Махровый мазохист. Его губы, твёрдые и такие нежные, как лепестки только-только распустившейся розы. И мысль, что я первый сорвал ту розу, первый почувствовал её вкус, заводила неимоверно. Вот чего уже не случалось ни с одни моим любовником или любовницей. Да, я любил их, я хотел их, но этот мальчик... Он заслуживает большего.
О боги, он так долго держал губы сомкнутыми, что я уже хотел с тоской отстраниться, не в силах продолжать умалять, продляя это пытку. Быть так близко и не насладиться им полностью. Но вот он поддался. Тело в моих руках дрогнуло, когда я нежно обвёл языком его зубы, коснулся нёба. И вдруг, он ответил. Наши языки встретились и... Он со всхлипом вырвался. Ну да, для него это всё в первый раз. Не будем торопиться. Он, кажется, и так напуган.
- Доброе утро.
Истерические нотки в голосе, н-да... Разрядим обстановку непосредственностью:
- Это не доброе утро. Это замечательное утро.
Кажется, он обиделся. Куда пошёл, я тебя не отпускал! От рывка парень упал прямо мне на колени. хорошо ещё боком, а не спиной, а то крылья мог повредить. Блин, надо быть осторожней.
- И я не против того, чтобы меня каждый день будили таким замечательным образом.
И загладить всё невинным поцелуем. Удалось?
- Я завтрак приготовил, - проворчало это чудо и сбежало из моих объятий
- Звучит просто чудесно! - надо подбодрить, он же старался. - Иди, я сейчас приду.
Не хотелось бы его сейчас смущать своим видом. Под тяжёлым одеялом то не так заметно, но сплю-то я без белья... Парадокс - от холода зарываюсь в толстенные одеяла, а одеть на себя пижаму - ни-ни. Но пока что это не создавало мне проблем.
Заперев обе двери я с наслаждением вытянулся под тёплыми струями душа. И, находясь на безопасном расстоянии от объекта своего желания, наконец смог дать волю фантазии, завладевшей мной, как только Риан коснулся моих губ.
Вот он так же несмело проводит языком по мой шее, пробуя на вкус кожу, а я зарываюсь пальцами в его такие мягкие волосы. Я приподнимаю его подбородок и впиваюсь в его губы требовательным, жадным поцелуем, поцелуем собственника. А он извивается в моих руках. Я усаживаю его на свои бёдра и провожу кончиками пальцев по обозначившимся под натянувшейся кожей рёбрам. А кожа натянулась потому что Адриан запрокинул голову и застонал. Требовательно. Просяще...
А мои руки уже на его бёдрах. Штаны? Какие штаны, откуда они в фантазиях?! Нет, ничего не скрывает прекрасной белой кожи. Такой упругой и гладкой на ощупь. Ничто не сдерживает его член, налитой, с блестящей темно-розовой головкой.
Закусив губу я представил, как бы Риан покраснел от возбуждения и смущения. Как заблестели бы его глаза, когда бы я мягко провёл по его стволу кончиками пальцев. О, это сильно, малыш. Интересно, ты долго бы продержался? Нет, думаю нет. Ты бы кончил, сильно и быстро, с отчаянным стоном...
Не выдержав, я обхватил собственный, уже болезненно ноющий от возбуждения член. Нескольких сильных движений запястьем быстро унесли меня на волне наслаждения. Я прокусил губу, силясь не кричать, но заметил это только когда пришёл в себя.
Отдышавшись, я вновь предался любимому делу, а именно - занялся самоанализом. Я никогда раньше не кончал от фантазии, где только мой любовник получал полное наслаждение. А это значит одно из двух: или я стал вуайеристом, или я действительно... влюбился. Причём влюбился не так, как в прошлые свои романы, а искренне, по настоящему, найдя свою половинку. Прекрасно! Просто замечательно!
В памяти всплыли слова брата: "Просто, когда любишь человека, ты всегда стараешься доставить ей удовольствие, а о себе, как правило, вспоминаешь уже потом". Говорил он, понятно, о своей, тогда ещё невесте, но смысл тут есть.
Что же, в какой-то мере это даже хорошо.
Сидя за столом Адриан в самом деле походил на воронёнка. Маленького взъерошенного воронёнка. Он проводил меня хмурым взглядом и вскочил, когда я сел.
- Пока ты плескался, кофе остыл. Мне пришлось по новой ставить.
- Извини. Я вчера работал допоздна. В конце концов, здесь постоянный контроль, - интересно, поймёт он намёк или нет?
- Ага, - фыркнуло это чудо. - Это у меня было шоу "За стеклом". Кому ты рассказываешь?
Не понял.
- Иногда в словах следует искать двойной смысл, - улыбнулся я. - Как вы вчера посидели?
Парень недовольно скривил губы.
- Марго милая, но эта Элизабет...
- А что тебе в ней не понравилось? Она ведёт себя очень даже профессионально, - хм-м, где он так наловчился готовить омлет?
- Ага, и профессионально на тебя вешается, - Адриан досадливо бросил вилку на стол. - Ты что, слепой, не заметить такое? Смотреть противно.
Опа! Да это же ревность! Какая прелесть.
- Ладно, успокойся, - я накрыл его кисть своей ладонью. Он вздрогнул, но руки не выдернул. - Кстати, тебе помощь с крыльями не нужна? А то они опять потускнели.
Он повернул голову и внимательно посмотрел на полурасправленное крыло.
- Да, - он очаровательно покраснел. - Похоже, что так.
Но заняться его перьями нам не дали. Ближе к обеду в дверь постучали. Кого там чёрт принёс?
- Майкл, ты отчёт не сдал.
Чтобы Чарли пришёл ко мне домой только из-за отчёта? Не верю!
- А я не обязан отчитываться за каждый день.
- А, Адриан! - просиял Чарльз насквозь фальшивой улыбкой. - Ну, как тебе здесь?
- Жить можно, спасибо, что спросили, - огрызнулся бесёнок.
- Ну, у тебя есть варианты для более комфортабельного проживания.
Ну как он умудряется делать голос сладким и тягучим, как мёд? Ему самому не противно?
- И быть вашим секретным оружием? Повышенная выносливость, способность переносить низкие и высокие температуры, крылья, в конце концов? - оскалился парень. Ох, зря он это, зря...
- Ну, учитывая, что пока что ты единственный живой... образец, скажем так - да. Для нашей армии очень важны твои физические данные. Мы можем поселить тебя в более удобном тебе жилище, и даже предоставить беспрепятственный доступ к небу...
Меня замутило от приторности...
- Бесплатный сыр только в мышеловке. Вы и так можете сделать со мной всё что угодно - так к чему такие траты?
- Адриан! - я попытался утихомирить парня, но безуспешно.
- Я Вам вот что скажу - мне нет дела до армии, мне нет дела до Соединённых Штатов Америки. Я здесь пленник, и всякие якобы поблажки с вашей стороны, пу-сто-е.
- Чтож, - с Кьюри слетела вся напускная доброжелательность. - Вижу, тебя не переубедить. Тогда я вас оставлю.
Но я знал, что так просто он не оставит его в покое.

* * *

День тринадцатый-четырнадцатый.

На следующее утро Адриан поднялся в ужасном настроении. Пришедший вчера Кьюри совершенно испортил всё. А крылатый предвкушал такой замечательный вечер. Но Майкл вновь заперся в своей комнате.
Адриан побрёл на кухню. Корвин уже во всю звенел там тарелками и даже не обернулся на тихий звук открывшейся двери. Он его просто не расслышал за шумом воды в раковине. Поэтому ничего удивительного, что он дёрнулся как ошпаренный, обернувшись.
- Уф, я думал ты ещё спишь, - выдохнул он.
Крылатый хмуро посмотрел на него и молча оседлал стул.
- Ты со мной не разговариваешь? - Майкл вернулся к посуде. - Чем же я так провинился?
- Кажется кто-то обещал помочь мне с крыльями, - как можно более едко ответил парень.
- Кажется кто-то проснулся сегодня не в духе, - кивнул мужчина. Как насчёт китайского печенья? - он положил на стол печенку и отвернулся. - Давай, посмотри, что тебе обещают звёзды.
С кислым выражением лица парень разломил печенье и достал свернутую бумажку. Однако там было не совсем предсказание:
"Адриан, в квартире прослушка. Везде, кроме моей комнаты. Нам надо поговорить".
Крылатый с трудом сохранил нейтральное выражение лица.
- Ну, что там? - голос Майкла был совершенно спокоен.
- Сегодня вы узнаете что-то новое, - он скомкал бумажку и метко кинул её в мусорку. - Может ты сегодня покажешь мне, как работать на компьютере? - он коротко улыбнулся.
- А что, это мысль. Я вообще-то планировал сводить тебя в ангар, полетать, но Кьюри запретил. Он считает, я слишком тебя балую. Ну так что, позавтракаем и начнём посвящать тебя в тайны технологического чуда?
Парень чуть нерешительно кивнул.

Майкл плотно закрыл дверь и включил музыку на компьютере. Затем сел на кровать и приглашающее похлопал по одеялу рядом с собой. Оглядевшись, парень осторожно присел.
- Музыка создаст фоновый шум. Извини, - на ухо Адриану сказал Майкл.
- Так что ты хотел мне сказать?
- Во-первых, нас прослушивают и просматривают. В квартире установлено семь оптических датчиков.
- И в ванной? - дёрнулся парень.
- Тихо. Нет, там только акустические. Я настоял. В конце-концов, это уже личное пространство. Так, а во-вторых, я виделся с твоей семьёй.
- Что, как?! - взвился крылатый.
- Я вычислил ваше убежище. Успокойся, сядь. Всё в порядке. Я поговорил с ними, передал что с тобой всё в порядке и ты тоже беспокоишься о них. Оставил им немного денег.
- И почему ты вообще решил мне это рассказать? Всё это? - Адриан махнул рукой и пытливо посмотрел на мужчину.
- Ты зря так разговаривал вчера с Кьюри. Я только-только начал убеждать его в твоей не агрессивности и способности идти на контакт, - Майкл покачал головой. - Он может отменить своё разрешение на твоё более-менее свободное проживание. Он и так запретил тебе выходить отсюда.
- Но ЗАЧЕМ ты это всё делаешь?
- А ты не понимаешь? Конечно, - мужчина потёр переносицу. - Адриан, за эти несколько недель ты стал для меня другом... Нет, больше чем другом. Ты очень дорог мне и я беспокоюсь. Я не хочу, чтобы ты снова попал в лапы Чарльза.
Майкл притянул крылатого в объятья. Парень не сопротивлялся, только напряжённо думал о чём-то своём.
- Но всё дело в том, что пока я что-то успею предпринять, он уже сделает всё, что ему нужно. И ему это сойдёт с рук.
- Значит, меня вновь могут забрать?
- И увезти, - кивнул Майкл, зарываясь носом в короткие пряди на макушке крылатого. Тот робко и неловко обнял мужчину за талию, ища тепла и защиты. Корвин чуть отстранился и, приподняв лицо парня за подбородок, нежно посмотрел в его широко раскрытые глаза. А затем припал к его губам в не менее нежном поцелуе. Адриан со вздохом прикрыл глаза и отдался на волю чувствам, что будили в нём эти осторожные касания. Кожей он чувствовал тело мужчины рядом с собой, его жар. И плавился в нём, как сахар в кипятке. Он чувствовал сильные, чуткие руки, поглаживающие его плечи, спину, рёбра, грудь. Пальцы, ласково теребящие соски, исторгающие короткие стоны из горла крылатого...
Адриан позволил себе провести ладонями по плечам Майкла. А тот с трудом сдерживался, не желая давить на парня. В какой-то момент он повернулся и осторожно уложил крылатого на кровать, поддерживая его под лопатками. Адриан покорно лёг на спину, приминая расправленные крылья, но в глазах его плескались страх и беспокойство.
- Тс-с-с, - прошептал Майкл, целуя его в лоб. - Всё хорошо.
- Просто... - парень покраснел и опустил глаза.
- Я всё понимаю, - Корвин начал подниматься, но Адриан внезапно решительно схватил его за воротник и опрокинул на себя.
- Нет, - прошептал он с лихорадочным блеском в глазах. - Поцелуй меня.
Майкл застонал, утопая в смоляных колодцах, и впился в покрасневшие губы, ласково прикусывая их и зализывая укусы. Он вжался в распростертое под ним тело и почувствовал такой желанный отклик. Возбуждение парня легко было ощутить через двойной слой тонкой ткани. Жар между их телами нарастал. Адриан извивался под мужчиной с тихими стонами подаваясь бёдрами вперёд, вжимаясь своим членом в чужой, такой же твёрдый и горячий. Он действовал инстинктивно, поддаваясь желанию. Ему было мало...
Майкл наклонился к шее крылатого, прикусывая тоненькую жилку. Его восхищало, с какой страстностью отдавался этот невинный мальчик. Он был совершенно чист и открыт. Ещё ни один его любовник не был так непосредственен. Внезапно мужчина почувствовал, как гибкое тело под ним тряхнуло судорогой. И ещё раз.
Майкл отстранился и внимательно посмотрел в запрокинутое лицо крылатого. Глаза зажмурены, на лбу выступили мелкие капельки пота, губа закушена... И напряженное тело, которое медленно расслабляется, превращаясь в тряпичную куклу. Корвин понял что произошло, и это понимание словно отрезвило его. Он слез с парня, стоически игнорируя собственное возбуждение.
- Прости, я...
- Не... надо, - тяжело дыша отозвался Адриан. Он попытался встать, но ему мешали придавленные крылья. Майкл подал ему руку.
- Ты... - крылатый окинул мужчину всё ещё мутным взглядом и, остановившись на весьма интересной и красноречивой выпуклости на брюках, сглотнул. - Ты так и не...?
- Пустяки, - выдохнул Майкл и попытался сесть поудобней. - Ты как, в порядке?
Парень облизнул губы.
- Ещё нет, - и наклонился вперёд. - Но скоро буду, - и впился в губы Корвина почти таким же требовательным поцелуем, как и тот, несколько минут назад.
"Господи, и это его я называл невинным мальчиком? - подумал Майкл, хватая любовника за плечи. - Откуда в нём только силы берутся?" Но все мысли исчезли из его головы, когда Адриан положил руку прямо ему на член, осторожно сжимая длинными пальцами. Хватило всего пары неловких движений кисти, чтобы мужчина глухо застонал, кончая.
- Вот чего я от тебя не ожидал, - усмехнулся он минутой позже, переведя дыхание.
- А я вообще полон сюрпризов, - хмыкнул крылатый и завалился на бок. - Как не охота двигаться.
- А тебе куда-то нужно? - спросил Майкл, пристроившись рядышком.
- Куда-то... - вновь фыркнул парень. - В ванную! - и, рывком поднявшись, выскользнул за дверь.
Майкл перевалился на спину и счастливо улыбнулся.
 
ПадераДата: Среда, 20.06.2012, 10:50 | Сообщение # 8
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
* * *

POV Адриана.

Заявление Майкла меня огорошило. Оказывается, он не просто так пытался сгладить мою грубость и язвительность. Хотя да, этого никто "просто так" не делает.
А это оказалось гораздо лучше, чем я думал. Конечно, было неловко, но... приятно. И если мы только потискались, то каким же будет секс? Я почувствовал, как по лицу расползлась улыбка и заподозрил, что сейчас очень напоминаю чеширского кота.
Но в тоже время меня терзало беспокойство. Я не знал куда кидаться. Я люблю его? Глупости! Но я его хочу... Что же, вполне нормальная реакция. Для двадцатипятилетнего парня, ещё даже не целовавшегося...
Если честно, я не строил иллюзий по поводу моей дальнейшей судьбы. С тех пор, как увидел этого Кьюри. Он так просто от меня не отстанет. Майкл может сколько угодно наивно полагать, сто может защитить меня от этого "маньяка от войны", но это бесполезные трепыхания. Единственное, чего я не знал - сколько? Сколько времени осталось нам быть вдвоём? Недели? Дни? Часы?..
Я тряхнул головой, отгоняя непрошенные чёрные мысли. Это нечестно. Как будто показали вкусный пирог, а съесть не дали.
Ну ничего. Я заберусь в буфет, и сам возьму свой пирог!

* * *

Весь день Адриан ходил притихшим. Несколько раз Майкл ловил на себе странные, как будто оценивающие взгляды, но каждый раз юноша успевал отвести глаза. Мужчина уже думал - а не сильно ли он навредил, пустив их отношения на самотёк? Не в силах понять поведение своего... подопечного?.. любовника?.. В общем, поведение парня, он сразу после ужина заперся в своей комнате. А Адриан ещё немного посидел над остывшим чаем, задумчиво покусывая сустав на указательном пальце, решительно направился в ванную.
Крылатый включил воду в душе и разделся, посмотрев на себя в запотевшее зеркало. Сегодня, сейчас!.. И приоткрыл (не он один, оказывается, забывает о смежных дверях) дверь в комнату Майкла, просунув в щель голову.
- Майкл, ты... не поможешь мне... с крыльями? - сказал он, стараясь не краснеть. - Пожалуйста-а...
Корвин тяжело вздохнул и отложил в сторону бумаги.
- Хорошо, я сейчас.
"И приспичило же ему сейчас в душ, - раздражённо подумал мужчина, снимая рубашку. - Кто-нибудь, пристрелите меня". Войдя в ванную, он был готов увидеть знакомую картину, но его ждал сюрприз. Крылатый стоял не под душем, а посреди комнаты, в пол оборота, отвернув лицо. Его правое крыло было немного развернуто под углом, так чтобы закрывать большую часть его тела. Получился эдакий полусложеный веер, из-за которого выглядывало контрастно-белое плечо, щиколотки с милыми ямочками сразу за суставом, икры с напряжёнными мышцами. За перьевым опахалом явственно проступала линяния спины и ягодиц. Майкл сглотнул, потирая разом вспотевшие ладони о брюки. Стало душно. Вот Адриан наконец повернул голову и пронзительно посмотрел на мужчину из-под чёлки. И немного расслабил крыло, приоткрывая тело ещё чуть-чуть. И этого хватило, чтобы у Корвина окончательно снесло крышу.
Он одним движением преодолел разделявшее их расстояние и развернул крылатого лицом к себе.
- Играться вздумал, щ-щенок?! – прошипел он на ухо обмершему юноше и, не дав тому перевести дыхание, впился в такие близкие, манящие губы. Не ожидая такого напора, Адриан покорно приоткрыл ров, впуская наглого захватчика и тихо застонал.
Именно этот тихий звук привёл Майкла в чувство. Он чуть отстранился и извиняющее лизнул юношу в губы.
- Carpe Diem, - выдохнул крылатый, полуприкрыв глаза. Лови момент. Это всё, что ему сейчас было нужно.
Майкл хотел что-то спросить, но так и не решился, скользя взглядом по сосредоточенному лицу Адриана. Было видно, что парень уже всё для себя решил, и мужчина отпустил себя. Его руки как бы сами собой скользнули на талию крылатого, притягивая его в горячие объятия. Губы заскользили поцелуями по лицу, нигде не останавливаясь подолгу.
Адриан с минуту неподвижно принимал ласки, но потом позволил своим пальцам принять участие в любовной игре. Запутаться в волосах, очертить линию лица, чуть нажать на затылок, притягивая голову Майкла ещё ближе к облизываемой шее. Главное – не потеряться в нарастающем удовольствии. Наклониться и, самому, первому, припасть к уже припухшим губам. И опять таки самому провести языком по чужим зубам. Шалея от собственной смелости и дозволенной дерзости, прикусить губу и погладить нёбо, прижавшись ещё ближе. Так близко, что между ними не остаётся ничего, кроме горячего желания, нарастающего, точно лавина.
Майкл всё ещё удерживал крохи воли на том, что для Адриана это всё только во второй раз. Не напугать, не оттолкнуть… Он почувствовал, как руки крылатого скользнули вниз, мимолётно огладив мышцы груди и напряжённого живота, и тонкие пальцы дрогнули на плотной ткани брюк. Мужчина оторвался от заманчивых ключиц и осторожно перехватил разгулявшиеся руки.
- Ты уверен? – одними губами спросил он, внимательно глядя в чёрные блестящие глаза.
Парень отчаянно кивнул и зажмурился.
"Мальчишка", - ласково подумал Майкл и отступил назад, утягивая крылатого за собой. Плотно закрыв дверь своей комнаты, он без церемоний снова впился в губы Адриана.
- Что ты со мной делаешь, - простонал он, пока парень несколько неуверенными движениями расстёгивал штаны.
- Я... - хрипло прошептал Адриан прямо в ухо своему любовнику, - ...хочу тебя.
Майкл снова застонал, притягивая его за шею, скользнув губами по часто бьющейся жилке. Он скорее почувствовал, нежели услышал судорожный полувсхлип-полувздох. Он знал, что внутри парня разгорается тот же самый огонь, что сжирает сейчас его самого.
Майкл опустил голову ниже, ловя в плен губ розовый сосок, чуть прикусив, от чего крылатый выгнулся и прижал растрёпанную светловолосую голову к груди. Мужчина упивался ароматом молодого, разгорячённого тела, лаская ладонями каждый его сантиметр.
Они были одного роста и стоять так, склонившись, было чертовски неудобно. Майкл с сожалением в последний раз лизнул припухший, покрасневший сосок и стал медленно опускаться на колени.
- Майк, ты... - выдохнул Адриан и вцепился в его волосы.
- Тс-с, - мужчина легонько тряхнул головой, освобождаясь от осторожного плена пальцев и легонько поцеловал парня в пупок. Его руки не останавливались ни на минуту, оглаживая напряжённые бёдра и ягодицы, даря мимолётную ласку трогательным выступающим косточкам. Не удержавшись, Корвин лизнул упругую солоноватую кожу над очаровательной ямочкой, извлекая глухой стон из горла крылатого. Прямо перед ним, слегка покачиваясь в такт ударам сердца, горделиво высился аккуратный член, блестя влажной от смегмы головкой. Майкл бросил быстрый взгляд наверх и накрыл напряжённую плоть губами, скользя языком по кругу. Одной рукой он придерживал ошалевшего от ощущений за бедро, а пальцы второй тем временем ласкали тяжёлую мошонку, мимолётным движением потирая чувствительную кожу позади. Крылатый стонал уже непрерывно и мужчина пил его стоны, как нектар чувственных симфоний.
- Майкл, - чуть слышно прохрипел парень и слегка потянул за светлые волосы. Вниз он перестал смотреть сразу, как только его член погрузился во влажное тепло - слишком сладосно-невыносимой была картина припухших губ и блестящей от слюны плоти между ними. Словно тугая пружина начала сворачиваться внизу живота, чтобы потом неотвратимо и резко развернуться...
- Макл, я сейчас... - простонал Адриан, откидывая голову.
Но Корвин только усилил нажим губ. Его пальцы нырнули в расщелину между ягодиц парня, слегка надавливая на морщинистый вход, и тут же в горло ему ударила тугая солоновато-терпкая струя. Руки Алриан взметнулись вверх и он с силой прикусил кожу на запястье, чтобы не кричать.
Когда туманная дымка оргазма рассеялась, крылатый почувствовал, что сидит на полу, прижимаясь спиной к груди абсолютно обнажённого любовника. Бедром он чувствовал всю силу желания мужчины и почти обиженно подумал: "И опять он сдерживается.. Что он хочет этим доказать?"
Майклу было очень необычно чувствовать упругие жёсткие перья голой кожей, но это не было неприятно. Скорее даже возбуждало. Как и ёрзанье пришедшего в себя парня.
- Ты всё ещё хочешь продолжения? - чувственно прошептал Корвин на ухо любовнику и чуть прикусил мочку. Из-за крыльев это было трудно сделать плавно, но он справился с заданием.
- А ты будто нет, - съязвил парень. - Ах-х-ш-щщ, - го вздох перешёл в неясное шипение, когда мужчина прикусил кожу на его шее. Его окатила волна возбуждения и обмякший после оргазма пенис снова начал приподниматься.
Почувствовав дрожь парня, Майкл столкнул его с колен на ковёр, ставя на четвереньки. Учитывая анатомические особенности любовника, это была одна из наиболее удобных поз.
- Ты сам напросился, - буквально прорычал он, одной рукой обхватывая парня за талию, а второй дотягиваясь до комода, в нижнем ящике которого хранилась смазка. "Как хорошо порой иметь маленькие комнаты" - подумал он, отвинчивая опять таки одной рукой крышечку на тюбике. Чуть зеленоватый гель с ароматом лайма тонкой струйкой потек на ложбинку между ягодицами Адриана. Когда тот вздрогнул, Майкл мысленно дал себе подзатыльника: "Надо было хоть немного согреть, она же холодная, балда". Наклонившись, он начал покрывать шею и спину крылатого поцелуями, там где мог дотянуться. Внезапно он обнаружил, что основание крыльев чуть ли не сплошная эрогенная зона и его губы и язык полностью переключились на них. Его пальцы тем временем настойчиво потирали сжатое колечко мышц, упрашивая расслабиться. И уже скоро один юркий гость осторожно проник во внутрь.
Адриан прерывисто вздохнул. Ощущения были... странные. Нет, не неприятные, но странные. Он закусил губу и опустил голову на сложенные руки. Он не был так уж наивен в этом вопросе - под рукой всегда была литература. Самого разнообразного характера. Так что он знал, чего примерно ожидать.
Но потерявший над собой контроль Кортнер его пугал. Пугал и завораживал.
- Всё в порядке? - тихо спросил Майкл, осторожно двигая рукой.
- Д-да, - прерывисто ответил парень, тяжело дыша.
Второй и третий пальцы не были неожиданностью. Как и дискомфорт. Но Все неприятные ощущения затмила короткая вспышка наслаждения, когда мужчина наконец добрался до маленького чувствительного бугорка. Крылатый резко выдохнул и, ещё больше выгнув спину, сам насадился на растягивающем его пальцы. И протестующе застонал, когда они покинули его тело. Но тут же почувствовал прикосновение нечто большего, чем пальцы. Он закусил губу, вспомнив не кстати (а может и кстати), что размерами Майкл был не обижен.
- Расслабься, - шепнул мужчина и, обхватив ладонью член Адриана, и начал входить, медленно и осторожно.
Адриан честно пытался расслабиться и дышать, но непроизвольно его тело зажималось, крылья неровно забились короткими взмахами. Было больно. Гораздо больнее, чем парень ожидал.
Майкл что-то забормотал и остановился, войдя примерно наполовину. Его руки не останавливались ни на секунду. Почувствовав, что тело под ним уже не так напряжено, он двинулся чуть назад и снова вперёд. Несколько мелких толчков - и он снова остановился, давая крылатому привыкнуть.
Когда Майкл замер, Адриан почувствовал, как боль начинает отступать, оставляя место странному ощущению заполненности. И сейчас он понял, что действительно принадлежит мужчине, полностью и окончательно. Но привыкшее уже тело требовало большего, и он почти неосознанно двинул бёдрами.
Это мимолётное движение окончательно снесло крышу Майклу и он уже не останавливался. Его рука на члене любовника двигалась в почти едином ритме, и очень скоро крылатый почувствовал наплывающую огненную волну оргазма. Повинуясь ласкающей его руке он, коротко вскрикнув, растворился в обжигающем белом мареве. Майкл, внезапно и сладко стиснутый напряжёнными мышцами, последовал за ним.
И, придя в себя через несколько минут, он приподнялся на локте над упавшим обессиленным парнем и хрипло пробормотал:
- Кажется, мы забыли выключить воду.

POV Адриан.

Когда я открыл глаза, я ещё долго не мог понять, где я нахожусь. Но потом вспомнил вчерашний вечер и со стоном спрятал лицо в подушке. Я лежал в кровати Майкла. А его самого рядом не было. Что бы это значило?
Надо вставать, нечего разлёживаться. Я потянулся и сел, поморщившись. Похоже Корвин был прав ночью - для второго раза рановато. Ничего, балет мне не танцевать, за день отхожусь как-нибудь.
На столе записка. "Вызвали в лабораторию, скоро буду. Завтрак на плите. Майкл." Перед слово "целую" именем тщательно зачёркнуто. Ни здрасте, ни до свидания. А чего я, собственно, ожидал - горячих признаний в любви? Ладно, где там завтрак...
Но до кухни я так и не дошёл. Входная дверь распахнулась как от удара, но без характерного треска. Рефлекторно я отшатнулся назад и сильно приложился спиной о стенку.
- Адриан, - улыбнулся Чарльз Кьюри, войдя в квартиру. - Извини, что так внезапно. Ты должен пойти с нами.
- Зачем? - а кто сказал, что я должен доверять.
А он продолжал как-то нехорошо улыбаться. И что-то рассматривая, толи на моей груди, толи на плечах.
- Ты пойдёшь сам или...
Я сильнее вжался в стену, понимая, что это не поможет. За спиной Кьюри стояли солдаты. Майкл в лаборатории. А ведь он предупреждал. У меня есть выбор: спокойно пойти в конвое, или продолжать рыпаться, пока меня отсюда не вынесут. Я оторвался от стены и шагнул вперёд, краем глаза зацепив отражение в зеркале. И остолбенел. Красные пятна вперемешку с явными следами укусов в живописном беспорядке разбросаны по плечам и шее. Понятно, что высматривал этот хмырь.
С трудом подавив желание прикрыться, я вышел из квартиры.
Меня провели в то же здание, где я находился раньше, но на этот раз мы спустились вниз. В какой-то комнате меня прикрутили к креслу, напоминающем электрический стул.
- И что это значит? - как можно холодней спросил я, старательно давя панику.
- Это значит, что нам надоели эти игры, - нагло ухмыльнулся Кьюри.
- Кому это "нам"?
- Мне, - он махнул рукой, - и Майклу...
Что?
- Это неправда, - процедил я.
- Правда-правда. Почему ещё он ушёл, получив от тебя всё, что ему нужно? И вообще, такому послаблению ты обязан его вниманию к твоей заднице. Или ты вообразил, что он тебя любит? Вот наивный, - Кьюри наклонился близко-близко к моему лицу. - А ведь он даже твою семью сдал.
- Ты врёшь!
Это неправда, это неправда, это неправда, это...
У меня перехватило дыхание, когда этот сукин сын небрежно подкинул в руке любимую куклу Ниаи. Малышка никогда с ней не расставалась. Они все...
- ТЫ ВРЁШЬ!
Кажется, я рванулся из пут, сдирая с запястий кожу. Кажется, я вырвал металлические штыри, что удерживали мои крылья. кажется, я что-то кричал, пытаясь добраться до ухмыляющегося ублюдка.
Человек... Теперь я в полной мере понял значение этого слова.
- И моему великодушию пришёл конец. Знаешь, что произойдёт завтра? Эти сутки ты проведёшь здесь, а потом мы промоем тебе мозги. Так или иначе, ты будешь служить на благо США.
Его голос ещё долго звенел у меня в ушах, когда я остался один, наедине со своей болью и рухнувшим миром.

* * *

POV Майкл.

Как я мог допустить подобное? Почему не заметил очевидного?
Сейчас уже поздно задаваться подобными вопросами. Единственный своевременный - что теперь делать?
- Чарльз, ты обещал!
- Прекрати орать, будто я забрал твою любимую игрушку.
- Прошло только две недели...
- И моё терпение уже кончилось. А знаешь, что было последней каплей? - он прищурился.
Я молчал.
- То, что ты не передал в наши руки его семью.
У меня перехватило дыхание. Как он узнал?
- Удивлён? Я тоже был удивлён, когда обнаружилось, что их уже нет в старом убежище. Я считал, что мы на одной стороне, Майкл, - он встал прямо передо мной. - Я подал рапорт. В обычном случае я бы отправил тебя под трибунал. Но сейчас ты просто отстранён. А об Адриане можешь забыть. Завтра приедет команда специалистов и мы его перепрограммируем его.
- ЧТО? Ты... - я вскочил и ударил его в челюсть. Или попытался ударить. И тут же удар в солнечное сплетение заставил меня согнуться. Я упал прямо к ногам Кьюри, пытаясь восстановить дыхание, а он смотрел, как я корчусь и усмехался. Он всегда усмехается, причиняя боль. Ещё в школе он любил мучить учеников. Я всегда удивлялся, как он проходит психологическое освидетельствование.
- Ты наивный мечтатель, Майкл. Этакий благородный рыцарь. Ты забыл, чему мы служим. Ступай домой.
Сегодня не мой день.
Единственное, что я придумал, это звонок Маргарет. Не знаю что я ожидал услышать, но её ответ, после долгого молчания, меня огорошил.
- Хорошо. Я постараюсь что-то сделать. Но сейчас вам обоим лучше убираться оттуда. Сегодня же, - так категорично её голос ещё не звучал. Я её не узнал.
- Но...
- Наш домик в горах. Никто не будет искать вас под боком у военной базы.
- Ага, особенно той, которая негласно находиться под твоим контролем. Ты серьёзно?
- Я так же серьёзна, как то, что ты звонишь мне по личному телефону о котором никто не знает и не может прослушать. Валите оттуда. Хотя... Подожди. Я сейчас приеду. Тебя отстранили, но мне закрыть доступ - это надо постараться. Жди.
Такой я её ещё не видел. Она вела себя как президент. К счастью мы не натолкнулись на Чарльза, иначе я не представляю, чем бы всё закончилось.
Адриана держали на одном из нижних уровней. Мне захотелось убить Кьюри, когда я увидел, в каком состоянии находится мой милый мальчик. Запястья ободраны, крылья с поломанными перьями безжизненно повисли на остатках настенных креплений. Он даже не поднял головы, когда мы вошли.
- Риан, - позвал я тихо.
- Отвязывай его, - велела Маргарет.
- Адриан, ты как?
Он наконец поднял на меня глаза и... Я получил сильный удар по грудной клетке.
- Не подходи ко мне! - прорычал крылатый разворачивая крыло, которое только что освободила Марго.
- Потом отношения будете выяснять, - она как школьника дёрнула Адриана за волосы. - Сейчас надо убираться отсюда. Обычный транспорт не подойдёт...
- Адриан может улететь.
- Не могу, - зло процедил парень. - Во-первых, здесь моя семья, а во-вторых я слишком ослаб. Вашими силами.
- С чего ты взял что твоя семья на базе? - нахмурился я. - Кьюри так и не отыскал их. Они ушли из убежища в самый последний момент.
- Но он...
- Я сказала - потом будете разбираться, - рявкнула моя невестка. - Вы оба улетите отсюда. На площадке стоит вертолёт. Адриан, вы должны уйти вместе.
Крылатый как будто задумался на секунду, но потом мрачно кивнул.
Уже на выходе нас попытались задержать. Солдаты получили конкретные указания. Я выдернул Адриана с линии огня, но сам потерял равновесие и крепко приложился головой об стену. И всё как в тумане.
Окончательно я пришёл в себя уже на полу в вертолёте. Крылатый с трудом помещался в кабине, с шипением нажимая на кнопки и дёргая рычаги.
- На этой "Белле" мы далеко не улетим.
Я буквально заполз в кресло второго пилота и включил зажигание. В обзорном зеркале было видно, как из здания выбегают люди. Где мы оставили Маргарет мне даже не хотелось задумываться.
- Этот вертолёт только выглядит как "Белла". На самом деле это новейшая разработка в авиации."Сикорски"****** самая быстрая лопастная машина. Где Маргарет?
- Осталась в здании. Она в порядке, не волнуйся. Ты умеешь этим управлять?
- Я налетал двенадцать тысяч часов.
Ага, только на тренажёре, но это парню знать не обязательно...

* * *
Несколько дней спустя


POV Адриан.

Кажется, у меня входит в привычку просыпаться в незнакомых местах. Как же всё болит. Всё, кроме крыльев. И это странно.
Что случилось?
Я помню, как Маргарет и... Корвин освободили меня. Как последний выдернул меня из-под автоматной очереди и сам потерял сознание от удара. Марго велела нам бежать к вертолётам и... Я старался не смотреть назад, почт таща на себе Корвина. Потом он всё же пришёл в себя и поднял вертушку. Понятно, почему они меня тогда поймали - эта махина развивает не хилую скорость. За нами погнался ещё один вертолёт. Я так и не понял, куда мы летели, но у Корвина была определённая цель. Потом...
Мы были уже над горами, когда по нам наконец открыли огонь. Я рассчитывал, что у преследователей терпение кончиться раньше. Естественно, нас подбили. Майкл совершенно не умеет летать. Мы начали стремительно терять высоту, когда он снова потерял сознание. Я закрепил рули высоты и, что называется, сошёл. раньше я никогда не поднимал в воздух больше сорока килограмм. Майкл был тяжелее. Мы падали, но мои крылья сработали как парашют. Потом по ним будто мазнуло жидким огнём и... Я отключился.
И вот теперь я лежу на животе в незнакомой комнате и у меня всё болит. за исключением крыльев. Я постарался ими осторожно шевельнуть, но вместо этого появилось странное ощущение...
- Адриан, слава Богу, ты очнулся.
Взволнованный голос Майкла. Я повернул голову и увидел его самого. С тёмными кругами под глазами, с загипсованной рукой и явно поврежденными ногами. Изнеможенный.
- Что случилось? - хрипло спросил я.
- Пить хочешь? - он поднёс к моим губам стакан, стоявший рядом на столике. - Мы разбились. Упали. Ты помнишь?
- Что с моими крыльями? - это волновало меня больше его гипотетического предательства.
- Ты их очень сильно повредил... - мрачно сказал Майкл и закрыл лицо здоровой рукой. - Их... Их пришлось... ампутировать, - совсем тихо закончил он.
Что же... Что-то вроде я и подозревал, когда понял, что не чувствую их.
- Оставь меня, - получилось как-то глухо и безжизненно.
- Но...
- Я просто хочу побыть один. Всё будет в порядке.
Что-то защекотало щёку. Слёзы... Я плачу? Мои крылья.
Я потерял свои крылья...

Эпилог.

Месяц спустя Адриан уже смог выходить на веранду своего нового дома.
Маргарет как-то смогла добиться того, чтобы Кьюри оставил парня в покое. вояку выслали на одну из африканских баз.
Майкл выяснил, что наговорил его любимому маньяк в мундире и привёз к Адриану его родителей. Они с парнем помирились.
В общем - сплошная идиллия, если бы не одно "но".
Потеряв крылья, Адриан начал угасать. Ведь он не мог жить без неба. Видя как страдает его любимый, Майкл мучился сам. Он считал себя виноватым во всем.
Тогда, когда они упали, он выжил лишь благодаря Адриану. Парень одернул вокруг них крылья, как-бы коконом. У каждой кости есть свой предел прочности. Множественные переломы крыльев могли убить парня, поэтому Майкл решился на меньшее из зол. Он не мог потерять Адриана. Не сейчас, когда понял, что значит любить.
А Адриан с каждым днём всё больше погружался в бездну отчаянья. Он стал раздражительным и часто просто сидел с закрытыми глазами. Только во сне он снова летал.
Теперь только во сне у него были крылья...

Конец.
‎27.02.2011 - 08.‎05.‎2011

*названия улиц взяты от фонаря, как и указания на местность(прим. автора).
** Вертолет Bell 222 является первым гражданским вертолетом в США с двумя ГТД и первым вертолетом фирмы Bell, спроектированным специально для гражданского применения в качестве административного пассажирского и многоцелевого вертолета.
*** Гран (от лат. granum — зерно, крупинка) — устаревшая единица массы, применявшаяся в русской аптекарской практике до введения метрических мер. Приравнивался весу среднего ячменного зерна. За 1 гран была принята масса, равная 62,2 мг.
****Имеется в виду боевые ладьи викингов, на носу котороых распологались тараны в виде драконей головы.(прим. автора)
*****Цитата из фанфика про Гамбита. "Неожиданный гость", автор - Besenok
******Sikorsky Х2. Конструкция X2 позволят аппарату разгоняться до скорости 288 миль в час (463 км/ч).
 
Форум » Чаща » Проза » Крылья Ворона (Первая часть трилогии, слэш, NC-17, миди, закончен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: