Армия Запретного леса

Вторник, 16.10.2018, 18:33
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Пещера Акромантулы » Архив тем » Большая игра профессора Дамблдора (Исследование проведенное энтузиастами еще в 2005 году.)
Большая игра профессора Дамблдора
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:00 | Сообщение # 1
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Название фанфика: Большая игра профессора Дамблдора
Автор: http://big-game.livejournal.com/
Персонажи: Рассматриваются почти все персонажи.
Жанр: Исследование
Размер: макси
Саммари:
Это - исследование книг о Гарри Поттере, проведенное энтузиастами из ЖЖ еще в 2005 году. Суть исследования (или литературной игры) - доказательство того факта, что все, происходящее с Гарри - многолетняя и многоходовая интрига, затеянная Дамблдором с целью уничтожения Волан-де-Морта. "Большая игра", БИ. Написана БИ была еще до выхода книги "Гарри Поттер и Дары смерти", блестяще подтвердившей выводы авторов. Написано интересно, увлекательно, строго логично и психологично, с любовью и уважением и к героям и к Роулинг.
Разрешение на размещение:
Цитата Авторы

Мы не имеем ничего против цитирования/копирования нашего текста, просим только сообщать нам об этом, давать ссылку на этот ЖЖ и выставлять копирайты.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:01 | Сообщение # 2
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
БОЛЬШАЯ ИГРА ПРОФЕССОРА ДАМБЛДОРА

Введение

Чем дальше в лес, тем больше дров, или Немного о постмодернизме.

После выхода "Кубка огня" (в дальнейшем КО) с представлением о ГП как прикольной детской сказке пришлось расстаться. "Орден Феникса" (в дальнейшем ОФ) уже выруливает на полноценный триллер, в то время как впереди еще две книги. Приходиться признаться, что ГП есть вполне образцовое постмодернистское произведение, неотъемлемой частью которого является тщательно продуманная и не менее тщательно построенная игра с читателем.

В основе игры лежат три основных компонента.

1. Скелет, в роли которого выступает схема сюжета. Так как она повторяется пять раз, с некоторыми изменениями, но практически в полном объеме, следует думать, что в шестой и седьмой книгах будет так же. И вообще, похоже, это одна из основ игры, затеянной с нами Роулинг.

2. Спираль. Раскрутка сюжета осуществляется по нарастающей - во всех смыслах, вплоть до объема печатных изданий. От традиционной, подчеркнуто наивной сказочки об очередной Золушке (на сей раз в ее роли Гарри Поттер, который старательно преодолевает громоздящиеся на пути препятствия и добивается общей любви, мира, дружбы и жвачки) сюжет пошагово усложняется, углубляется, драматизируется и модифицируется в нечто совсем уж недетское, ненаивное - даже трагическое. Последняя из вышедших на данный момент книг является почти полноценным триллером с включением элементов политических игр высокого уровня.

3. Психология. Тонко нюансированные отношения между взрослыми персонажами книги показаны глазами подростка, который многое видит, но далеко не все понимает. По мере взросления он видит все больше, но понимает по-прежнему не все, предоставляя читателю возможность поработать мозгами. Игра, хорошо знакомая по "Имени розы", где с помощью "фотографической памяти подростка" Умберто Эко изначально задал неслабый диапазон возможных трактовок происходящего. Можно ассоциировать себя с Адсоном - или, как у Роулинг, с Гарри. Можно попробовать пройти поглубже. И у Эко, и у Роулинг это "поглубже" оказывается практически неисчерпаемым и открывает головокружительные перспективы.

Впрочем, до психологии еще надо добраться - ее время по-настоящему приходит в книге третьей (в дальнейшем УА). А вот о схеме и ее раскрутке следует сразу поговорить поподробнее.

Итак, составные части скелета следующие.

1) Период у Дурслей. Гарри с ними собачится, все делают друг другу взаимные гадости, а потом с каким-нибудь ущербом для Дурслей, с каждым разом все более серьезным, он театрально вылетает за пределы Прайвет-Драйв.

2) Обязателен контакт Гарри с магическим миром вне стен Хогвартса (Диагон-аллея, дом Уизли, матч по квиддичу, судилище в министерстве). Для этого периода характерно обозначение автором той формы, которую примет в данной книге столкновение со злом (камень, узник, кубок, орден). Хуже всего форма проявлена в части второй. Однако и там Малфой подбрасывает Джинни книжку на дошкольном этапе.

3) Дорога в Хогвартс с каким-нибудь приключением. В трех случаях из пяти в поезде появляются новые друзья (Рон с Гермионой и Невиллом; Люпин; Луна Лавгуд), которые обязательно сыграют в дальнейших событиях важную роль.

4) Начало учебного года. Включает стычку со слизеринцами, знакомство с новым преподавателем по DADA, наезды Снейпа, особенности квиддича et cetera. По сравнению с тем, что будет дальше, это довольно мирный, почти идиллический период.

5) Напряжение начинает нарастать. Один за другим следуют кризисы, связанные с основной формой борьбы со злом. Данная форма обязательно декларирована в названии соответствующей книги (приближение к загадке философского камня, очередные жертвы василиска из Тайной комнаты, набеги звезды-из-Азкабана на Хогвартс, этапы борьбы за Кубок Огня, тайная и явная борьба против Волдеморта членов Ордена Феникса). Количество кризисов с каждой следующей книгой неизменно увеличивается. Все идет к тому, что в седьмой части они будут плавно и безостановочно перетекать один в другой, вполне в духе военного времени.

6) Катастрофа. Гарри из общего любимца превращается в козла отпущения, от которого все шарахаются. Следует оговорить, что с каждой новой книгой обструкция наступает все раньше, а длится все дольше. Если вообще когда-нибудь завершается. Не исключено, что в седьмой книге Гарри по прибытии в Хогвартс встретит залп отряда однокурсников-огнеметчиков - так сказать, для профилактики.

7) Финальная схватка.

8) Обязательная душевная и/или кабинеторазгромительная, но всегда воспитательная беседа с Дамблдором. Во всех случаях без исключения оставляет четкое ощущение недосказанности и недоговоренности.

9) Некоторое успокоение, подведение итогов, конец школьного года, отъезд домой. Что на этом этапе важно: к Гарри вроде как все благоволят, но до конца общественность не знает и не понимает его деяний, причем степень непонимания и незнания все возрастает. Так что в финале Гарри чувствует себя все более и более отделенным от остальных учащихся. Даже от друзей.

Развитие схемы от книги к книге напоминает спираль с расширяющимися кругами. Всякий раз процесс идет вширь - и обязательно вглубь. Проблемы становятся все более серьезными. Усиливаются эмоциональные качели - юмор смешнее, трагедии трагичнее. Что касается сквозных персонажей, то для них характерно одно общее свойство, которое можно обозначить фразой из "Твин Пикс": "Совы - вовсе не те, кем кажутся".

Принципиальный злодей первой книги Снейп, в самом имени которого заложен насмешливый подтекст, оборачивается едва ли не Штирлицем, рискующим жизнью в опасной игре с Волдемортом.

Недобрая и агрессивная Петунья Дурсль, занимающая экологическую нишу злой мачехи, оказывается хотя и неохотной, но хранительницей и спасительницей жизни Гарри.

Смешные и трогательные супруги Уизли выступают как бесстрашные бойцы Ордена Феникса, рискуя при этом не только собой, но и своими детьми.

И так далее, и тому подобное.

А вот кто на самом деле "добрый дедушка" Альбус Дамблдор, чудаковатый, временами смешной, неизменно "великий человек" для Хагрида, заботливо пестующий Гарри? Этот одновременно грустный, мудрый и страшный человек, сложный, одинокий, непонятый и настойчиво преследующий из книги в книгу свои цели, никогда и никому не раскрывая их до конца?

Возможно, если присмотреться к этой едва ли не ключевой фигуре эпопеи, удастся приблизиться к ответам на те вопросы, которые неизбежно возникают при прочтении книги.

В чем суть ежегодных приключений Гарри и кто за ними стоит?

К чему именно готовят Гарри вот уже пятую книгу Дамблдор и его помощники?

И, наконец, кто он такой на самом деле, этот Гарри Поттер, потенциальный спаситель мира от Волдеморта?
 
xXxStasxXxДата: Четверг, 14.11.2013, 21:14 | Сообщение # 3
Посвященный
Сообщений: 33
« 6 »
Сакердос, интересная вещь,читал уже,но действительно поразило то,как смогли спрогнозировать замыслы Роулинг)будет интересно почитать еще раз,спасибо за выкладку)
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:24 | Сообщение # 4
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
БОЛЬШАЯ ИГРА-1: СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

К пятой книге доверие внимательного читателя к педагогическим методам Дамблдора начинает давать трещину. После прочтения пятой книги надо либо ослепнуть и оглохнуть, либо разбираться с этими методами конкретно, либо решительно перейти в стан противников оных. Например, в лагерь Малфоя.

Собственно говоря, методику воспитания Дамблдором Гарри можно грубо охарактеризовать бессмертной фразой: "Дай им веревку и не мешай повеситься на ней самим".

Любопытно, что дети все сразу поняли правильно - это потом, взрослея, они об этом забыли.

"- Как ты считаешь, он знал, что ты поступишь так, как поступил? - спросил Рон. - И поэтому послал тебе плащ-невидимку и все прочее?

- Ну, знаешь, - взорвалась Гермиона, - если он знал - я хочу сказать - это ужасно - ты же мог погибнуть.

- Нет, это не ужасно, - задумчиво протянул Гарри. - Он странный человек, этот Дамблдор. Мне кажется, он хотел дать мне шанс. По-моему, он более или менее в курсе всего, что здесь происходит, понимаете? Видимо, он догадывался о том, что мы затеваем, но, вместо того, чтобы останавливать, решил нас кое-чему научить и пришел на помощь в нужный момент. Не думаю, чтобы это было случайностью - то, что он позволил мне узнать, как действует Зеркало. Кажется, он считал, что я вправе встретиться с Волдемортом лицом к лицу, если смогу...

- Ну точно, никаких винтиков, - гордо произнес Рон".


Однако то, что воспринимается в первой книге одиннадцатилетками с пониманием, гордостью и восторгом, в дальнейшем имеет нехорошую тенденцию усугубляться.

Если происходящее с Гарри в первых трех книгах, еще можно - чем дальше, тем более с натяжкой - причислить к более-менее контролируемым Дамблдором тестам, то с КО ситуация явно выходит из-под контроля Директора. Вплоть до человеческих потерь.

Одновременно количество багов от книги к книге возрастает, а в последней из книг начинает превышать любые допустимые пределы.

Ну например.

Почему Гарри на Прайвет-Драйв охраняют такие люди Дамблдора, которым поручать что-либо серьезное нет никакого смысла - а именно нечистый на руку, ненадежный и крепко поддающий Мундугнус Флетчер и Арабелла Фигг, которая вообще лишена волшебной силы?

Зачем мистер Уизли ведет Гарри для разбирательства в Министерство через весь Лондон и показывает ему, как войти через телефонную кабину, если можно воспользоваться, скажем, каминной сетью?

Почему Дамблдор допускает появление в Хогвартсе Амбридж, которая последовательно выживает из школы как Директора, так и неугодных ей преподавателей, если всего-то и было нужно что найти человека (или даже не человека) на место преподавателя защиты от Темных Сил?

Далее, что это за шизофреническая история с дежурствами фениксовцев в Министерстве у Отдела тайн? Сначала они торчат там едва ли не посменно, причем стараются скрыть это от детей вообще и Гарри особенно. Однако после новогоднего нападения на мистера Уизли, между прочим, едва не погибшего, когда уже ежу понятно, что Волдеморт что-то там себе присмотрел и этого дела так не оставит, дежурные - в пику здравому смыслу - из Министерства исчезают. Это известно точно, потому что когда Тимур, пардон, Гарри с его командой появляется в Отделе тайн, фениксовцами там и не пахнет, и подростки вынуждены противостоять волдемортовским палачам и головорезам без всякой защиты Ордена.

И наконец, что за бред Occlumency? Кроме неприятностей со Снейпом и адской боли в шраме, она оказывает на Гарри только одно реальное действие: усиливает, а не ослабляет его связь с Волдемортом. В тексте не раз и очень прямо говорится, что ухудшение началось с первого же урока этой, с позволения сказать, Блокировки чужих мыслей. Кроме того, поскольку мы находимся в образцовом постмодернистском произведении, вспомним, что именно в пространстве фэнтези-фантастики традиционно означает совет "очистить свой мозг", который все время дает - и настойчиво требует его выполнения не только на уроках, но и в другое время, например перед сном, - Снейп. Очистить свой мозг значит сделать его доступным для чуждого проникновения. Особенно перед сном (см., например, Урсулу Ле Гуин с ее телепатами). Но ни в коем случае не установить ментальный барьер!

Либо Роулинг рушит все каноны... либо?

Можно попробовать логически объяснить каждый отдельный баг (забыл - не додумал - ошибся - просмотрел - старый маразматик - и по жизни такой...), списав его на несовершенство персонажей Роулинг или же недостатки мастерства самой писательницы. Но что, если мы с водой выплескиваем и ребенка, если на самом деле ни один из багов таковым не является, все они тщательно продуманы автором и проведены в жизнь одним из его персонажей, так сказать, человеком, любящим находиться не на шахматной доске, а за доской, двигать фигуры, играть партию?

И что, если по тому же закону повторяемости единой сюжетной схемы в каждой из книг имеет место не только и не столько цепочка случайностей и совпадений (хотя и без них, конечно, не обходится), сколько умная, точная и тонкая, поистине гроссмейстерская игра, все нити которой сходятся в руки одного человека?

Мы имеем в виду, конечно, директора Хогвартса Альбуса Дамблдора.

Игра людьми - это не какая-нибудь там шахматная партия, пусть даже у Роулинг фигуры не совсем неживые. Поэтому данный вид игры авторы предлагают уважительно назвать Большой Игрой.

К последовательному рассмотрению которой они и предлагают сейчас обратиться

То, что надо объяснить

Вопросы, которые можно предъявить по первой книге, включают явные баги, неявные баги (они проявляются при перечитывании, скажем, первой книги после пятой), странные психологические несостыковки и вопросы, на которые в принципе ответы даны, и даже сразу после вопроса. Но если подумать, то станет ясно, что никакие это не ответы, а скорее любимая фраза Дамблдора - "очевидно, так", которую он говорит, когда ответить надо, но отвечать нельзя, а ложь, как известно, недопустима.

Итак.

1. Зачем вообще нужно спасать философский камень, если его потом уничтожают? Теоретически камень в безопасности, Волдеморт надолго нейтрализован, и даже если он потом появится снова, несколько лет Фламел с Дамблдором выиграли. Но нет - почему-то после успешного спасения камня Фламел решительно выбирает смерть. Или это инициатива Дамблдора по типу "Спасти-то мы спасли, но вдруг на него кто-нибудь еще поохотится - так что, дорогой Николас, время умирать"? Как минимум нелогично.

2. Зачем Гарри присутствует при получении из Гринготтса философского камня? Еще одну командировку нельзя было Хагриду организовать?

3. Зачем брать в школу Квирелла, которому Хагрид сразу дает нелестную характеристику труса, и уроки которого к тому же - "просто какая-то пародия"?

4. Зачем миссис Уизли спрашивает у сыновей, с какой платформы отправляется поезд, если она там волшебная всего одна, а детей Молли провожает уже лет 10 каждый год?

5. Почему за весь год никто из учителей не поинтересовался, кем пахнет из-под тюрбана Квирелла? Что, никто, включая Дамблдора и Снейпа с Черной Меткой, не в состоянии почувствовать присутствие Волдеморта?

6. Зачем Снейп публично наезжает на Гарри при первой же встрече и без всякого со стороны Гарри повода? Обычно Снейпу нужен повод. Иногда он просто умоляет, чтобы ему повод предоставили (см. "Узник Азкабана", в дальнейшем УА, сцена встречи с Сириусом) - но только не в этом случае. И отчего сам Дамблдор ни разу Снейпа не остановил?

7. С какой целью Директор делает для Гарри, которого продержал у Дурслей десять лет, дабы тот не вырос в избалованного принца, исключение за исключением? Например, зачем публично вручать Гарри метлу за столом при всех, но при этом предупреждать, что никому об этом говорить не следует?

8. Зачем у Хагрида на столе лежит вырезка из "Пророка" об ограблении Гринготтса?

9. Очень странный момент с поведением Хагридова дрессированного трехглавца. Пушок рвет Снейпу ногу, и достаточно серьезно, за крайне непродолжительное время. Это при том, что Снейп бывалый Пожиратель и сильный маг с отличной реакцией, но жалуется, что уследить за всеми тремя головами совершенно невозможно.

Между тем детишки, ворвавшись в комнату, где Пушок сидит на люке, вчетвером слушают довольно длинную перепалку Филча с Пивзом, а потом таращатся на собачку, пока она не говорит робко "Ррр?" - не иначе чтобы они наконец смотались подальше. (Это, кстати, из серии вопросов объясненных. Только когда внимательно читаешь объяснение - ("Собака стояла довольно спокойно, неподвижно уставив шесть глаз... Гарри было абсолютно ясно, что все они до сих пор живы только потому, что своим неожиданным появлением застали чудовище врасплох"), видишь, что оно на самом деле мало что объясняет.

10. Зачем Хагрид дарит на Рождество Гарри флейту? Чем-чем, а камерной музыкой Поттер-младший в отличие от Директора никогда не увлекался.

11. Зачем Дамблдор все время присылает Гарри мантию? Сопроводительную записку "На всякий случай" опять же вряд ли можно считать объяснением.

12. Почему Квирелла не вышибли из Хогвартса после того, как он пытался сбросить Гарри с метлы? По крайней мере Снейп знал об этом, ибо пытался помешать. И что, он ничего никому не говорит из вредности?

13. Зачем, собственно, Снейпу выходить из Хогвартса, откуда он почти не выходит, и, хромая, тащиться в лес, чтобы сказать Квиррелу ровно пять фраз, на которые Квирелл мямлит что-то невнятное? Тем более что затем Снейп решительно прерывает разговор и удаляется, а Квирелл долго стоит неподвижно, явно пытаясь понять, в чем глубокий экзистенциальный смысл данного эпизода.

14. Почему Гарри с Гермионой не ловят на верхушке башни в ходе передачи дракона? Ведь Драко знал, где, что, кому и когда. И наверняка сообщил наверх. И безо всякого эффекта - преподаватели словно ничего и не знают о башне.

15. Почему такое жесткое наказание за ночную прогулку - 50 баллов с каждого из учеников? Почему за подобное нарушение, совершенное в ту же ночь Драко Малфоем, со Слизерина снимают только двадцать баллов?

16. Зачем детей вести в Запретный Лес, куда, между прочим, ученикам ходить строго запрещено? Тем более что там бродит кровопийца-Волдеморт. Ничего себе наказание за довольно заурядную ночную прогулку... Что, Хагрид не мог один разыскать единорога? Вообще чем ему в этом поможет компания из Гарри, Гермионы, Драко и особенно Невилла? И почему Хагрид отправляет Гарри с Драко, одних, навстречу совершенно реальной опасности, - только с Клыком?

17. Снейп знает, что детки собираются в Хранилище защищать камень. Почему возле камня нет никого из преподавателей?

18. Ну и на закуску - крайняя абсурдность препятствий по пути к ФК. С одной стороны, все чрезвычайно примитивно - уровень первоклассников. С другой стороны, все невероятно переусложнено и запутано. Как будто рассчитано на знание шахмат Роном, логику Гермионы, квиддичную подготовку Гарри и его же знание особенностей работы зеркала.

...И вот если принять за рабочую гипотезу, что все неувязки объясняются именно рассчитанностью ситуации на уровень первоклассников, все вдруг становится на свои места. Явные и скрытые баги таковыми не являются, абсурдные ответы сменяются настоящими и довольно забавными, а психологическая нюансировка поступков взрослых дядей и тетей оказывается действительно психологической и довольно тонкой. Все, что происходит в книге, происходит не только с соизволения и ведома Директора - он организует практически все происходящее и крепко держит в руках все ниточки.

Попытаемся поглядеть на происходящее, так сказать, изнутри.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:25 | Сообщение # 5
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Расстановка фигур

Не станем отвлекаться на вполне постмодернистский антураж - страдания Золушки и тонкости ее взаимоотношений со злой мачехой / сестрами. Оставим это для одного из лирических отступлений. С точки зрения Большой Игры (в дальнейшем БИ) гораздо продуктивнее попробовать представить себе ситуацию перед днем рождения Гарри с точки зрения Дамблдора.

Кроме прочего, это интересно.

Итак, Дамблдор знает, что Волдеморт собирается похитить философский камень (ну, хотя бы потому, что камень спрятан в Гринготтсе, а затем перевозится в Хогвартс, якобы для лучшей сохранности). Однако перемещение камня в школу вызывает массу проблем - прежде всего притягивая к Хогвартсу Волдеморта как магнитом. Согласно нашей рабочей гипотезе, камень больше не нужен Фламелу, который готов умереть и рассматривает смерть как не более чем интересное приключение. Тем более что ему на будущий год стукнет 666... нехорошее какое-то число. И вот Фламел, приготовив достаточно эликсира, чтобы успеть привести в порядок свои дела, отдает камень старому другу Дамблдору - пусть использует в Игре, если надо.

Камень - интересная штука, отличная приманка как для Волдеморта, так и для Гарри. Ну а Дамблдор как самый сильный маг современности сумеет проследить за тем, чтобы остатки Темного Лорда, упаси Бог, не завладели камнем по-настоящему.

По задумке Директора, Гарри и Волдеморт должны пройти лабиринт, чтобы встретиться в финальной точке возле камня лицом к лицу. И если для того, чтобы приманить Волдеморта в Хогвартс, достаточно наличия камня как такового, то для Гарри все организовывается куда более тонко и интересно. И, так сказать, поступенчато.

Но для организации и проведения Игры необходимы люди, которые будут работать непосредственно с Гарри. Это доверенные лица Дамблдора, из тех, кто наиболее близок к нему. И притом это, под стать руководителю, яркие, своеобразные личности, которых Директор использует мудро, с максимальной пользой для дела, но и с учетом сильных и слабых сторон.

Так что присмотримся к команде.

За официальную часть отвечает Минерва МакГонагалл, декан факультета, на который попадает Гарри. Тайными пружинами Большой Игры занимаются два человека, которых Гарри воспринимает примерно как хорошего и плохого следователей.

Добрым следователем по отношению к Гарри является Хагрид. Создается впечатление, что он ничего не знает ни о Волдеморте, ни о БИ - так, увалень с нежной душой, верный, хотя и часто смешной, неуклюжий и даже ошибающийся. Он выбран как человек, которому Гарри станет доверять (и, не без удовольствия, то и дело чувствовать себя умнее бестолкового Хагрида).

Злым следователем выбран Снейп, нежностью души не страдающий и к Волдеморту с его опасностями привычный. Он как минимум отлично осведомлен о Темном Лорде и его приспешнике Квирреле (Черная Метка же) и внимательно следит за их действиями, особенно в отношении Гарри.

Дамблдор знает как минимум столько же, сколько Снейп (а скорее, как всегда, намного больше).

Вопрос о том, насколько Директор в курсе внедрения Темного Лорда в затылок незадачливого преподавателя DADA, оставим пока открытым. В любом случае Волдеморт (особенно в тогдашнем состоянии) для Директора не соперник, хоть в Хогвартсе, хоть за его стенами.

Для полноты картины упомянем планы на первый сезон Волдеморта (с ними Гарри и читателей любезно ознакомил лично Темный Лорд в кладбищенской сцене КО). Волдеморт планировал похитить философский камень из Гринготтса, с его помощью вернуть себе силу, Квирелла держать тем временем в Хогвартсе в качестве своего шпиона, и, по всей вероятности, напасть на Гарри, когда появится удобный момент. Возможно, Квирелл бы сделал нечто похожее на то, чем терпеливо занимался Крауч-мл. в КО.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:26 | Сообщение # 6
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Нулевой этап

На Прайвет-Драйв Гарри находится под пристальным наблюдением. Скорее всего, не только за пределами дома Дурслей, но даже и внутри него (как иначе объяснить чрезвычайную точность адреса на письмах, приходящих из Хогвартса?). ОФ порадовал нас внезапным раскрытием одного из стационарных агентов Дамблдора - Арабеллы Фигг. Она живет рядом с Дурслями, дружна с Петуньей и разыгрывает сумасшедшую старуху, у которой Гарри невыносимо скучно. Собственно, поэтому Дурсли и оставляют мальчика под ее присмотром по крайней мере раз в году, в день рождения Дадли.

Надо думать, Дамблдор следит и за теми неконтролируемыми проявлениями магической силы, которые регулярно появляются у Гарри (типа самоперекрасившегося парика учительницы или буйного роста волос за одну ночь).

Если присмотреться внимательно, порядок вещей начинает рушиться не за неделю до дня рождения Гарри, а в день рождения Дадли (не случайно с этого действие и начинается - если рассматривать первую главу как вводную). И запускает лавину незначительное, казалось бы, обстоятельство: Арабелла Фигг ломает ногу.

Сей баг из разряда тех, который понимаешь, читая первую книгу после пятой. Казалось бы, ничего особенного. Однако миссис Фигг тесно связана с магическим миром, пусть она и сквибб. У волшебников это не сложно - помнится, вылечить перелом руки у Гарри берется даже неумеха Локхарт, а опытной мадам Помфри требуется всего ночь для выращивания 33 костей. К тому же Арабелла находится на должности агента Дамблдора. Нет уж, если бы Директору понадобилось, чтобы все шло своим чередом, к миссис Фигг доставили бы специалиста, и к часу Х она была бы готова привычно вгонять Гарри в тоску запахом капусты и фотографиями покойных кошек.

Так нет же. Миссис Фигг официально извещает Петунью, что не может сидеть с мальчиком. У Дурслей переполох - все произошло в последнюю минуту и слишком неожиданно. Так что в конце концов они берут Гарри в зоопарк, где так называемые странности Гарри приобретают неожиданный характер. А именно - он начинает беседовать со змеей. Причем инициатива с любой точки зрения принадлежит не Гарри - в контакт первым и весьма настойчиво вступает боа-констриктор.

Приведем цитату.

"Вдруг змея открыла круглые глаза. Медленно, очень медленно поднимала она голову, пока ее взгляд не пришелся вровень с глазами Гарри.

Она подмигнула.

Сначала Гарри не мог отвести глаз. Потом быстренько огляделся вокруг, чтобы убедиться, что никто не смотрит. Никто не смотрел. Тогда он повернулся к змее и тоже подмигнул ей.

Змея качнула головой в сторону дяди Вернона и Дадли, а после возвела глаза к потолку. Она посмотрела на Гарри взглядом, ясно говорившим: "И так все время".

"Понимаю, - пробормотал Гарри в стекло, хотя и не был уверен, что змея услышит его, - ужасно надоедает".

Змея согласно закивала".
Только после этого Гарри задает змее первый вопрос - надо думать, уже на парселтонге.

Надо признаться, боа-констриктор весьма профессионально вовлекает мальчика в беседу. Причем не сомневаясь, что Гарри его поймет... а почему, собственно? Что, у Гарри на лбу написано, что он владеет парселтонгом?

И еще вопрос - кто на самом деле убрал стекло? Гарри? И сам того не понял?.. Нет, конечно, все может быть, но, наверное, он должен был хотя бы этого захотеть. Что змея поблагодарила, не доказательство - она, строго говоря, могла благодарить Гарри и за то, что он подал ей идею навестить Бразилию...

В любом случае после этой истории Гарри больше не может делать перед самим собой вид, что он такой же, как все. Кстати, как и Дурсли. Скорее всего, Директор того и добивается - теперь известие о магах, волшебном мире и школе чародейства и волшебства обрушится на Гарри не как снег на голову, а будет подготовлено.

К моменту прихода писем у Гарри сформировано нужное настроение. Во-первых, он нуждается в спасении от Дурслей, жизнь у которых для него действительно невыносима. А во-вторых, он начинает понимать, что он в чем-то очень важном - особенный.

Вот в обоих этих направлениях и станет действовать Директор.

Начнем, пожалуй

Итак, за несколько дней до дня рождения Гарри начинают приходить письма из Хогвартса. Они явно от Дамблдора - прикол с письмами внутри яиц из серии дразнилок в его стиле. Количество писем все возрастает и возрастает, а заканчивается все приходом одного - но очень большого - Хагрида... как это по-дамблдоровски, право.

На данном этапе вряд ли стоит жалеть Дурслей - Золушкины родственники сами себя подвели под проявления Дамблдоровского юмора. К тому же комедия с письмами затеяна не просто увеселения ради - и определенно не для того, чтобы письмо дошло до Гарри. Понятно, что если Вернон первое письмо не отдал, то зажмет и остальные. Так что на самом деле происходящее есть нечто вроде компенсации для ребенка за проведенные у Дурслей годы. От происходящего Гарри откровенно тащится - наконец-то тиран дядя Вернон в смешном и неудобном положении.

Вероятно, это также нечто вроде скрытого извинения со стороны Дамблдора, столько лет продержавшего Гарри у родственничков. Но что гораздо более важно - письма и большой сильный Хагрид, пришедший как защитник, создают у мальчика нужное настроение и ненавязчиво, деликатно, но вполне конкретно фиксируют импринт доверия. Теперь Гарри твердо и надолго уверен, что Хогвартс и Хагрид (а потом и Дамблдор, который пока за кадром) много-много сильнее Дурслей, и в магическом мире Гарри найдет защиту и спасение от проблем магловского мира.

Короче, игры Дамблдора одновременно готовят Гарри к чудесному открытию, дают ему возможность оттянуться и несколько расплатиться с десятилетними угнетателями, а также вызывает доверие к тем, кто в Хогвартсе.

И поведение Хагрида надо рассматривать прежде всего именно с этой точки зрения.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:28 | Сообщение # 7
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Так ли прост Хагрид, как он сам себя малюет?

Обстановку, конечно, частично создал лично дядя Вернон - необитаемый остров, некого звать, никто не придет на помощь и все такое, но Хагрид, надо сказать, использует ситуацию не без блеска. Уже то, что он является в ореоле спасителя, расправляющегося с ненавистными Дурслями, есть безошибочное воздействие на чувства Гарри. Мальчик недоверчив, но к Хагриду, раздавшему сестрам по серьгам, с порога испытывает самые теплые чувства. Хагрид - чудо, спаситель, добрый великан, с которым можно чувствовать себя в полной безопасности... и, само собою, Гарри не замечает, что все действия Хагрида - тоже форма воспитания, возмездия и аккуратнейшей манипуляции.

Вот например. Хагрид чрезвычайно возмущен тем, что Дурсли, оказывается, ничего не рассказали Гарри о его родителях, Хогвартсе и т.д. и т.п. Нет, понятно, что Вернон и Петунья повели себя нехорошо. Но действительно ли для Хагрида поведение Дурслей - ряд открытий чудных ("Как, ты и это не сказал? Но это-то сказал обязательно? Что, и это тоже? Нет, каков негодяй!")? Можно ли думать, что тщательнейшая слежка за Гарри не касалась вопросов того, что знает и чего не знает будущий спаситель мира? О чулане или самой маленькой спальне Дамблдор знает, а о том, что Гарри не в курсе о магическом мире и принадлежности к нему своих родителей, почему-то не осведомлен?

Все, что говорит и делает Хагрид в командировке, рассчитано, обсуждено и - не побоимся этого слова - прорепетировано заранее. Ведь чувства чувствами (несомненно, Хагриду самому очень хочется защитить Гарри, и он при этом испытывает к мальчику неподдельную любовь), но завоевание доверия Гарри - дело тонкое.

Наезд Хагрида на Вернона следует считать театрализованным представлением, не исключающим, впрочем, искренних (и очень сильных) чувств. Более того, это одно из важнейших заданий Хагрида - сообщить Гарри правду о родителях. Выполнено оно вполне профессионально, громко и на хорошем эмоциональном уровне, и если не знать о предыстории, не заподозришь, что это не только удовольствие, но и самое что ни на есть дело.

Хогвартсовский лесник имеет еще несколько заданий: отвести Гарри на Диагон-аллею, введя его в мир волшебников; подкинуть ряд фактов для осмысления в рамках подготовки к Игре настоящего года; сформировать у мальчика некоторые стойкие предубеждения; ну, само собой, помочь приготовиться к школе. И не последнее дело - забрать из Гринготтса ФК, акцентировав на этом внимание ребенка.

Посмотрим на поведение Хагрида с этой точки зрения. Для начала он очень грамотно строит отношения с Гарри - сразу говорит, как он похож на папу с мамой (в противовес Дурслям), дарит подарок (в противовес Дурслям), кормит (в противовес Дурслям) и вообще в открытую ставит Дурслей на место (только мужчин - Петунья как дама и защитница по крови неприкосновенна). Может ли в принципе после этого Гарри не быть преданным новому другу всеми фибрами души? Ни в жизнь.

Далее. Хагрид пытается это скрыть, но на самом деле отлично осведомлен о жизни Гарри у Дурслей. Вот яркий пример.

"-Хагрид, мне кажется, вы ошибаетесь. Я не думаю, что могу быть волшебником.

К его удивлению, Хагрид только хихикнул.

- Не можешь быть волшебником, значит? И что, никогда ничего не делалось по твоему желанию, ну, к примеру, когда ты сердился или пугался?"
То есть о том, что у Гарри регулярно проявляются способности мага (особенно когда он напуган или сердит, то есть теряет над собой контроль), Хагрид знает. И можно ли после этого верить, будто Хагрид действительно считает, что Дурсли осведомили Гарри насчет волшебного мира и Лили с Джеймсом? Искренность Хагрида неподдельна. А вот простота - частенько напускная, и это надо всегда иметь в виду.

Импринт за импринтом

Маленькая речь Хагрида ("Ежели чего прятать, "Гринготтс" - самое надежное место на земле... ну, может, еще Хогвартс. Между прочим, мне в "Гринготтс" так и так надо было. Дамблдор велел. Школьные дела. - Хагрид приосанился. - По важным делам он обычно меня посылает. Тебя вот привезти - или там всякие штуки из "Гринготтса" - доверяет, понимаешь") явно затеяна с целью фиксации внимания ребенка на том, что Хагрид заберет из Гринготтса. Типа дурак я, проговорился... Все отрепетировано.

Попутно у мальчика формируется на подсознательном уровне недоверие к министерству магии - "сваляли дурака, ну впрочем, как всегда". С подробным разъяснением отношений Дамблдора и Фаджа. Отныне и навсегда Гарри в этом вопросе на правильной стороне (правильная - это та, которая нужна Директору, само собою).

Спору нет, игры Хагрида и Дамблдора - жизненно необходимые игры. Даже по дороге в Лондон Гарри еще сомневается в том, что происходит. "Если бы Гарри не знал, что в семье Дурслей напрочь отсутствует чувство юмора, он бы заподозрил розыгрыш; и все же, невзирая на то, что сказанное Хагридом было совершенно неправдоподобно, он не мог ему не верить". Очень недоверчивый ребенок, и Дамблдор отлично это знает. А между тем доверие Гарри к Дамблдору - залог успешного воспитания на годы вперед.

Так что игры морально оправданы. Но надо всегда помнить о том, что они есть

Далее Хагрид ведет Гарри в "Дырявый Котел", где явно привлекает к мальчику внимание - и на Гарри обрушивается лавина рукопожатий и восторгов. Очень хорошо. У затюканного ребенка поднимется самооценка. Кроме того, это несколько подготовит его к тем восторгам, которые ждут его в Хогвартсе. Однако основная цель визита скорее всего иная: в "Котле" еще находится Квирелл, которому Хагрид, между прочим, дает убийственную характеристик ("Несчастный парень. Был в порядке, пока учил по книжкам, а потом уехал на год, на практику... Говорят, встретил вампиров в Чернолесье, и еще была какая-то темная история с ведьмой... С тех пор такой. Боится учеников, боится даже собственного предмета...").

Это один из необходимых кусочков мозаики, которую Гарри предстоит собрать. Правда, именно этот кусочек уложится одним из последних: ФК забирают из ячейки точно накануне ограбления, а Квирелл присутствует рядом с банком, в отличие, например, от Снейпа... такой далеко идущий намек.

Кстати, о своей миссии Хагрид не болтает никому, кроме Гарри. Так что и трепотня напускная, и загадочный вид с намеками на жуткую секретность и необыкновенную важность своей миссии тоже игра: Волдеморт заглотнул крючок, теперь очень важно, чтобы Гарри свою приманку не пропустил. Действительно, как можно не заинтересоваться тем, что находится в очень маленьком свертке, который лежит себе одиноко в большой-пребольшой банковской комнате?

На том, что в "Котле" находится старый член Ордена Феникса Дедалус Диггл, внимание Гарри не акцентируется. А нам не мешало бы Диггла заметить. И с Гарри-то он все эти годы сталкивался. И рядом с Квиреллом находится... Дамблдор не может не присматривать за своим новым преподавателем (и особенно его хозяином). Вполне возможно, что наблюдение осуществляет именно Диггл.

Кстати, после визита в "Гринготтс" Хагрид оставляет Гарри покупать робу в одиночестве и заходит в "Дырявый Котел" - официально пропустить стаканчик, а на самом деле вполне возможно, что на Квирелла посмотреть и / или с Дигглом перемолвиться.

Еще один человек, реакция которого крайне интересна, - мистер Олливандер. Во-первых, он знает, что Гарри к нему зайдет. "Ну разумеется, - сказал продавец. - Разумеется. Я предполагал, что вскоре увижу вас, Гарри Поттер. - Это не был вопрос". Потому что он в контакте с Дамблдором? Во-вторых, вряд ли длинная интермедия - много палочек, сейчас поглядим, какая тебя выберет, - устраивается Олливандером для каждого приходящего. Скорее, это проверка именно для Гарри. Именно поэтому Олливандер с каждой неудачной попыткой все более цветет и сияет. А когда заветная палочка таки попадает к Поттеру, вместе с нею мальчик получает первое, отчетливое и довольно грозное предупреждение о его родстве / сходстве с Волдемортом.

Надо помнить: их палочки - не просто родные сестры. Конечно, в них перья одного и того же феникса, что само по себе необычно. Но при этом оба пера принадлежат не просто какому-нибудь фениксу, а вполне конкретному - великолепному Фоуксу, домашнему фениксу Директора... Так что родство палочек, так сказать, инспирировано сверху. Скорее всего, Дамблдор с Олливандером приготовили нужную палочку заранее - один предоставил перо, другой сделал работу, и теперь оба проверяют, сработало или не сработало. Тем, что сработало, Олливандер очень доволен - и поделится радостью с Дамблдором.

Между прочим, проникшись к Гарри и утешая его после встречи с Драко, Хагрид произносит неслабую фразу, которая заставляет думать о том, сколько же ему-то на деле известно про частицу Волдеморта в ребенке - "Ты избранник, а это завсегда тяжко". Но вообще эта тема пока на периферии. По-настоящему ей еще предстоит зазвучать.

Еще один импринт на уровне подсознания - "Слизерин есть плохо!". Хагрид не имеет ничего против остальных факультетов. Но фраза "Только не в Слизерин!", которую Гарри упорно твердит шляпе, подсказана, несомненно, Хагридом в тот момент, когда мальчик завоеван окончательно и мнение нового друга для него очень и очень значимо.

И на закуску - когда Гарри уезжает, он пытается следить за Хагридом из окна поезда... но тот почему-то исчезает, как только Гарри моргнул. Странно. Такой большой и выделяющийся из всех Хагрид... кстати, как там у него насчет аппарирования?

Некоторые итоги

Хагрид сработал отлично: контакт с мальчиком налажен, возникла взаимная симпатия. Гарри доверяет новому другу - и будет доверять дальше.

В ночь с 31 июля на 1 августа, то есть сразу после визита Хагрида и Гарри, происходит попытка ограбления Гринготтса. Камень Волдеморт не получил, но, очевидно, понял, что искомое теперь в Хогвартсе. Он раздражен, наказывает Квирелла, переселяется ему в голову и едет с ним в Хогвартс.

Теперь Квирелл ходит только в тюрбане, от которого к тому же исходит "странный запах". Нам предлагается считать, что никто из опытнейших профессионалов-преподавателей Хогвартса, и прежде всего Снейп с Дамблдором, не в состоянии почувствовать присутствие Волдеморта или хотя бы попытаться выяснить, что же такое ароматное засело в тюрбане нового преподавателя DADA. Причем о сомнительных встречах Квирелла с разнообразными представителями Темных Сил знает даже Хагрид в его наивной ипостаси... Итак, это либо баг Роулинг, либо доказательство того, что Директор в курсе всего и сознательно допускает Квирелла и его затылок в свою школу практически на целый учебный год.

Насколько меняются планы Дамблдора? Да практически не меняются. В каком виде Волдеморт попадет в Хогвартс - его, Волдемортовы, проблемы. Если Директор в состоянии запросто справиться с Темным Лордом, обретшим тело, сторонников и силы, в ОФ, то в ФК то, что осталось от Тома Реддла, он размажет одним движением мизинца. Снейпу поручено специально приглядывать за Квиреллом и его затылком, и, пожалуй, все.

Насколько меняются планы Волдеморта? В общем, тоже незначительно. Вместо того чтобы действовать через Квирелла, находясь снаружи, он будет действовать через Квирелла, находясь внутри.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:29 | Сообщение # 8
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Дорога в Хогвартс

Важно не только то, что Хагрид говорит, но и то, о чем он умалчивает. Зачем нужен билет на Хогвартс-Экспресс, который никогда и никому больше не понадобится, да и у Гарри его никто не спросит? В принципе понятно: сделали объяснение для Дурслей и напоминание для мальчика. А вот почему Хагрид, так тщательно и скрупулезно доносящий до Гарри информацию, пропускает именно то, что должен был сообщить обязательно - как попасть на платформу 9 Ў? Весь остальной разговор построен настолько виртуозно, что и это умолчание зачем-то нужно...

Зачем - становится понятно на платформе.

Разберем сцену подробно. Гарри двадцать минут не может ничего понять. Спрашивает вокзального служащего, мечется, потом стоит посреди платформы с сундуком и совой (полярной, белого цвета). Мальчик с подобным багажом, конечно, смотрится на платформе более чем необычно. Тем не менее, мимо него проходит, не привлекая к себе внимания, довольно много учеников и их родителей - когда Гарри все ж таки попадает на нужную платформу, там полно народу. Итак, все с привычной аккуратностью конспирируются от глаз маглов. И вдруг рядом с Гарри оказывается живописная группа - вполне колоритная мама с пятью очень колоритными детьми и четырьмя огромными сундуками, причем мама громко говорит, что маглами все забито. Что делать Гарри, как не идти за семьей Уизли?

Это бы еще ладно, может, совпадение. Но далее Молли, которая десять лет провожает детей в Хогвартс, останавливается и спрашивает у сыновей (не у Джинни, это бы еще как-то объяснимо, а у мальчиков) -

"Ну, какая платформа?".

Либо это крупный баг. Либо платформ и в самом деле много... хотя в Хогвартс поезд упорно отправляется в течение пяти лет с одной и той же... Либо это подсказка для нас - с Молли все тоже не так просто.

Посмотрим далее, как Молли руководит отправлением детей: сначала Перси, потом по очереди - близнецы. На этом месте Гарри наконец не выдерживает и вежливо извиняется, прежде чем спросить. Молли опережает его.

"Здравствуй, милый, - радушно откликнулась та, - первый раз едешь в Хогвартс? Рон тоже новичок".

"Да, - сказал Гарри, - и понимаете, я... понимаете... я не знаю, как..."

"Как попасть на платформу? - доброжелательно подсказала женщина, и Гарри кивнул. - Не волнуйся, - успокоила она, - тебе нужно просто идти прямо на барьер между платформами девять и десять. Не останавливайся и не бойся врезаться, это очень важно. Лучше всего сделай это с разбегу, если ты нервничаешь. Давай, иди сейчас, перед Роном".


Любопытно, что позже, в подслушанном Гарри разговоре, Молли говорит детям - он спросил у меня, как попасть на платформу. Но именно этого Гарри у нее и не спрашивал! Она сама предположила - быстро и правильно. И помогла мальчику решить явно не решаемую самостоятельно проблему.

Оставим пока за рамками тот факт, что Молли явно хочет, чтобы Гарри с Роном подружились. Может, просто материнский инстинкт. Вежливый порядочный мальчик... Но нельзя по крайней мере не предположить, что ей поручено приглядеть за успешным отправлением Гарри в Хогвартс. Вспомним, что братья Молли были в Ордене. Кроме того, она замужем за Артуром Уизли, который с Дамблдором давно и хорошо знаком и, как мы увидим позже, все время старается принять участие в тех делах, к которым не имеет прямого отношения по профилю работы, но которые были бы интересны Дамблдору.

Мозаика складывается без швов. Хагрид не говорит Гарри, как попасть на платформу, чтобы ему помогли попасть на платформу Уизли, с которыми Гарри хорошо бы завязать дружеские контакты. Вполне возможно, что Молли знает не так уж и много - допустим, Артур по поручению Директора попросил ее помочь данному одинокому ребенку. Но сам Дамблдор, по-видимому, имеет далеко идущие цели. Уизли, все без исключения гриффиндорцы, достаточно резко настроены против Слизерина. А именно против Слизерина совсем недавно осторожно, но упорно предупреждал Гарри Хагрид...

Сам по себе Слизерин не так уж и плох - но для Гарри с самого начала Слизерин воплощение всяческого негатива. Почему? Потому что так говорит Хагрид, а потом в этом же уверен лучший друг Рон. Но это же не ответ. Тогда уж надо думать, для чего у ребенка упорно создаются антислизеринские настроения? Собственно Слизерин, конечно, имеет свои недостатки, как и прочие факультеты, но и не более...

Позже, в четвертой и особенно пятой книгах, напротив, будет подчеркиваться необходимость объединения всех факультетов. Однако это дело будущего. А сейчас главная задача - чтобы Гарри, несущий в себе, так сказать, прививку Волдеморта, не повторил его путь, попав в Слизерин. Ведь именно в Слизерин его хочет определить Шляпа. И лишь его внутренний отчаянный вопль определяет иной выбор.

На то, что знакомство с Уизли не случайно, указывает немало мелких деталей. О Гарри по крайней мере много говорят в семье. Откуда Рон знает, что Гарри жил у маглов? "Я слышал", - говорит он. То есть в семье Уизли это обсуждается при детях...

Возможно, что-то знают очень осведомленные близнецы, вечно подслушивающие и подглядывающие. Для них совершенно не характерно кого-то опекать, а вот Гарри они упорно опекают с первой минуты - и это будет продолжаться многие годы. Почему - сказать сложно. Попросил отец? Узнали по шраму?

В любом случае все складывается удачно для Директора - тут еще подвернулся Драко со своим высокомерием, хотевший как лучше, а в результате настроивший Гарри если не на веки вечные, то очень надолго против Слизерина вообще и себя в частности.

С Роном, напротив, полный контакт. И если Хагрид создает у Гарри нежелание идти в Слизерин, то Рон предопределяет выбор Гриффиндора.

Так что распределение проходит пусть и с заминкой, но как надо.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:29 | Сообщение # 9
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Первый вечер. Распределение

Вообще это очень важный момент - вспомним, что Дамблдор совершенно сознательно продержал ребенка десять лет у Дурслей, не дав ему сделаться "избалованным маленьким принцем" (ОФ). Оставим пока (и довольно надолго) обсуждение вопроса о том, откуда Дамблдор заранее так хорошо знает, что Гарри сделался бы "избалованным маленьким принцем", не пройди он суровую школу Дурслей. Может, это так, жизненный опыт. Вообще эта тема (сколько Волдеморта в Гарри) пока лишь намечена и развернется позже. Но любопытно, что практически все темы более поздних и более серьезных книг исходят из тех намеков, которые разбросаны в такой простой и как бы наивно-детской книге первой.

А пока отметим небольшие странности в речи Дамблдора. Он громко и доходчиво объясняет, чего нельзя делать школьникам - само собой, дальше остается только отследить, как много времени понадобится Гарри, чтобы нарушить абсолютно все перечисленные Директором запреты. Что-то Дамблдор, как та английская леди из пословицы, слишком протестует. Даже Перси просек нечто необыкновенное и недоумевает по поводу Директорских нарочитых предупреждений:

"Странно, обычно он объясняет, почему нам нельзя куда-то ходить".

Действительно, странно. Но не объясняет, и все. И нельзя отрицать, что намек подкинут так же ненавязчиво, как таинственный сверток в Гринготтсе - и настолько же разжигает любопытство.

БИ началась.

Ну и напоследок: в первую же ночь в Хогвартсе Гарри снится сон - ох уж эти его сны... мимо них проходить не следует.

"У него на голове сидел тюрбан профессора Квиррелла, и этот тюрбан все говорил с ним, доказывая, что ему нужно немедленно перевестись в Слизерин, потому что это - его судьба. Гарри спорил с тюрбаном, говоря, что не хочет идти в Слизерин; тюрбан становился все тяжелее и тяжелее; Гарри попытался снять его, но тот только стал теснее и до боли сжал голову".

Первое документированное свидетельство о связи Гарри с Волдемортом? Или - чего не приснится на непривычно сытый желудок? Нет, вероятнее всего, это действительно реакция на контакт. Как и боль в шраме, возникшая, когда Гарри встретился взглядом со Снейпом (а по сути дело не в Снейпе, но в том, что Гарри смотрел в затылок Квиреллу - то есть прямо на то, что осталось от лица Волдеморта).

Кроме того, в том же сне подсознание Гарри ассоциирует Снейпа с Малфоем... ого ж себе у ребенка умное подсознание. До Мародеров, в которых Снейп влюблен так же безответно и упорно, как Драко в Гарри, еще очень далеко. Но тема заявлена, и ее следует запомнить.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:29 | Сообщение # 10
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Первые шаги

В течение первой недели ничего особенного не происходит. Хотя Гарри и Рона Филч в какой-то момент ловит у двери, ведущей в тот самый коридор третьего этажа. Но они там оказались случайно (а может, и не случайно, может, какая-нибудь лесенка их туда специально завела, дабы показать дорогу и напомнить об этом интересном местечке). Вообще всю первую неделю Гарри и Рон потратили на то, чтобы научиться ориентироваться в Хогвартсе. И это совершенно естественно.

Дамблдор вначале занимает выжидательную позицию. Однако уже в пятницу за завтраком Гарри получает приглашение от Хагрида. И в пятницу же - первый урок у Снейпа.

Итак, следователи начали работу. Игра поделена между ними четко. Хагрид отвечает за то, где он силен: увлечь Гарри, поразить, привязать и т.д. Вообще занимает нишу друга - и несколько, пожалуй, клоуна. Снейп играет (с не меньшим, чем Хагрид, удовольствием) иную роль - кнопки в стуле, то есть не дает мальчику расслабляться и расцвести пышной розой от успехов в школе и всеобщего внимания. В принципе это эквивалент воспитанию Дурслей - кнопка-Снейп не даст Гарри сделаться избалованным принцем. И это не лишнее: если прицельно поглядеть, то Гарри пользуется в Хогвартсе огромным успехом.

"Шушуканье преследовало Гарри с того самого момента, как он вышел из спальни на следующее после банкета утро. Дети, выстроившиеся в линейку перед входом в свои классы, вставали на цыпочки, чтобы получше рассмотреть его, или перебегали в конец очереди, чтобы еще раз пройти мимо него"
. Все, что делает Снейп, все нарочитые наезды, все не совсем справедливые (но пока небольшие) снятия баллов с Гриффиндора явно разрешены Дамблдором - в качестве противовеса общим восторгам по поводу Мальчика-Который-Выжил. А что Снейп шпыняет Гарри не без удовольствия (ну, сублимирует человек... впрочем, об этом мы узнаем еще очень не скоро), это уже другой вопрос. Старый хитрый Дамблдор, видимо, любит давать сотрудникам такие поручения, в которых приятное сочетается с полезным.

Чаепитие у Хагрида назначено сразу же после знакомства со Снейпом - то ли снять напряжение от наездов крутого зельедельца, то ли проверить, как там все прошло и что Гарри об этом думает. Хорошее и плохое должны быть уравновешены.

Хагрид открыто предупреждает Гарри насчет Филча и миссис Норрис - что они могут серьезно мешать в перемещениях по школе, особенно незаконных. Сообщать информацию как бы невзначай он не умеет: его стиль - "Слышь, Гарри, Николас Фламел - повторяю еще раз для глухих, Фламел! - в этом никак не замешан". Впрочем, пока все работает. А еще Гарри считает Хагрида безнадежно наивным и очень скоро будет думать, что понимает в том, что происходит, много больше простоватого великана. Ну-ну.

Но главное, для чего Гарри пригласили попить чайку: на столе у Хагрида удивительно кстати лежит чудесная газетная вырезка о попытке ограбления Гринготтса, написанная как будто специально для Гарри (и нельзя, зная Директора, решительно утверждать, что так не может быть). Тот самый сверток, важность которого все время подчеркивал Хагрид, оказывается, пытались похитить.

Стимуляция мыслительного процесса началась. Гарри высказывает свои предположения - Хагрид реагирует просто, но артистически.

"Хагрид! - воскликнул Гарри. - Этот взлом в "Гринготтсе" случился в мой день рождения! Может быть, это происходило как раз тогда, когда мы там были!"

На этот раз не оставалось сомнений - Хагрид спрятал глаза. Он чертыхнулся и предложил Гарри еще булочку".


Вот эту реакцию Хагрида следует запомнить - примерно так он будет вести себя каждый раз, когда якобы невзначай что-то сболтнет.

Резюме встречи: "Гарри подумал, что пока еще ни один урок не вызывал у него столько разных мыслей, как это чаепитие с Хагридом". Ну еще бы. На то и рассчитано.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:30 | Сообщение # 11
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Ночные приключения

Следующий вторник отмечен инцидентом с Малфоем на первом уроке полетов, в результате чего Гарри не только не вылетает из школы, но, напротив, в невиданно юном возрасте попадает в сборную Гриффиндора. Директор идет на нарушение школьных правил ради Гарри - далеко не в последний раз. Но нельзя не признать, что для адаптации Гарри среди сверстников квиддич - вещь незаменимая.

Другим результатом инцидента является долженствующая состояться той же ночью дуэль с Драко. На самом деле, конечно, имеет место не дуэль, а подстава: Драко, пользуясь методами Малфоя-отца, пытается вышибить любимого и ненавистного Поттера из Хогвартса. Бедняга. Во-первых, его дело абсолютно безнадежно. А во-вторых, как бы он тосковал...

Впрочем, вернемся к БИ. Драко наябедничал наверх, причем, конечно, не Филчу, а собственному драгоценному декану. А если знает Снейп, значит, знает Дамблдор. И ночная прогулка, на которую выходят Гарри с Роном, сразу используется в целях БИ: детей ведут знакомить с охраной камня. То бишь с цербером-Пушком.

Гарри уже подбирают команду - само собою, Рон имеет много достоинств, но желательно включить в команду кого-нибудь продвинутого и владеющего заклинанием открывания дверей. Гермиона, читая мораль, выходит вслед за мальчиками из башни... и не может вернуться обратно. Полная Дама исчезла с портрета. Само собою, нам объясняют, что она решила воспользоваться свободным временем и пошла в гости погулять. Оно, конечно, как говорит Дамблдор, очевидно, так... но все-таки каких-нибудь две реплики могла и подождать. Уж как-то очень быстро она погулять удалилась.

Кроме Гермионы, в команду четко намечен Невилл, причем если Гермиона проявляет инициативу, то Невилла в команду едва ли не навязывают. Он лежит себе в изоляторе, причем мадам Помфри, по его собственному признанию, вылечила его руку за одну секунду; но отпускают его из изолятора только поздно вечером, когда гриффиндорцы из башни уже не выходят, и он, бедолага, как всегда забыв пароль, спит неподалеку от дверей. Гарри с Роном не могут на него не наткнуться. Они бы его с собой и не взяли - но Невиллу тоже некуда деваться. А почему - опять же потому, что Полная Дама ушла с портрета...

И все четверо идут на стрелку.

Кстати, заметим как бы в скобках, что предполагаемая команда есть сочетание всех четырех факультетов. Гарри, которого Шляпа упорно прочила в Слизерин, Гермиона, которой, как много позже выяснится, светил Равенкло, истый гриффиндорец Рон (вот уж кого никуда больше не засунешь) и Невилл, добрый, верный, терпеливый, которого тоже Шляпа долго не знала, куда определить, не иначе в Хаффлпафф... но это так, примечание на полях. Вернемся к БИ.

На стрелке нет никого - кроме миссис Норрис и Филча, от которых совсем недавно предостерегал Гарри Хагрид (возможно, именно для того, чтобы Гарри от Филча в должный момент быстро и без оглядки побежал - в нужную сторону). Между тем Филч дружен со Снейпом, вскоре ему будет рану бинтовать... Похоже, Северус попросил приятеля последить за местом встречи в трофейной.

Отважная четверка в панике дает деру, прорывается через какой-то гобеленовый занавес и сама не понимает, как оказывается в заветном коридоре, перед запретной дверью. Сюда их явно привели. Но мало того - теперь они должны попасть в Ту Самую Дверь. И их буквально загоняет туда Пивз. Что любопытно, он активно выкликает завхоза - но только до тех пор, пока умненькая Гермиона не открывает дверь Аллохоморой, а далее полтергейст отделывается от Филча издевательской шуткой и сматывается.

С Филчем они там пререкаются довольно долго - Гарри слушает, не дыша от ужаса, и, конечно, не замечает, как Невилл все это время дергает его за рукав. А чего дергает? А потому, что перед ними сидит Пушок.

Прелестная сценка - стоят, значит, около минуты или даже больше дети, стараются не очень громко дышать и прислушиваются к перебранке Филча и Пивза. Потом, когда Пивз с хохотом сматывается, а Филч - надо думать, с руганью - уходит тоже, Гарри наконец обращает внимание на то, что они не одни. Колоритно описанный монстр ведет себя необычайно деликатно. "Собака стояла довольно спокойно, неподвижно уставив шесть глаз. Тем не менее, Гарри было абсолютно ясно, что все они до сих пор живы только потому, что своим неожиданным появлением застали чудовище врасплох. Однако оно быстро приходило в себя - не было никаких сомнений относительно того, что означают громовые раскаты, доносящиеся из самых недр невообразимого туловища" В переводе на нормальный язык это означает, что собачке выдали команду сидеть. Что она и делает. Но у любой собаки когда-нибудь начинает заканчиваться терпение, и она недвусмысленно рычит, давая понять, что не слишком довольна тем, кто перед ней маячит. С другой стороны, рык рыком, а если бы команды сидеть не было, три головы порвали минимум троих из отважной четверки как Тузик грелку... или как вскоре одна из голов - ногу Снейпа.

Гм. Надо думать, приказ отдал хозяин... а для собаки хозяин - тот, кто ее дрессировал. Или же надо пользоваться у нее невероятным уважением, чтобы она послушалась. Итак, либо Хагрид, либо Дамблдор - кто-то здесь незримо присутствует.

Наконец очнувшись, дети вылетают из двери - где уже нет разъяренного завхоза. "Филч, должно быть, решил искать их в другом месте, его нигде не было видно". Ага, еще одно объяснение, которое ничего не объясняет. Скорее уж следует считать, что умный Хогвартс перенес их куда-то в другое место, а не в запретный коридор. Тем более что они довольно быстро прибегают куда надо, а именно - в безопасную гриффиндорскую спальню. Полная Дама благополучно вернулась на портрет и пропускает их внутрь. Ночной вояж по школе завершен.

Основным его результатом является включение у Гарри мыслительного процесса, давшее неплохие результаты."Забираясь в постель, он напряженно думал, что же такое охраняет эта собака? Как там говорил Хагрид? "Гринготтс" - самое надежное место на свете, когда нужно что-то спрятать - за исключением, разве что, Хогвартса....Кажется, мятый сверток из ячейки номер семьсот тринадцать нашелся".

Очередная ступенька преодолена.

Возьмите дольку, Поттер

Через неделю после знакомства с охраной философского камня Гарри получает от школы метлу - при весьма любопытных обстоятельствах. За завтраком "внимание всех присутствующих привлекла длинная, тонкая коробка, которую несли сразу шесть здоровенных, громко ухавших на лету, сов. Гарри, как и все остальные, с любопытством глазел на коробку, гадая, что там внутри, и вытаращил глаза, когда совы отвесно опустились прямо перед ним и опустили посылку к его ногам. Не успели птицы отлететь в сторону, как еще одна сова бросила поверх коробки письмо.

Гарри нетерпеливо разорвал конверт, решив сначала прочитать письмо - и это оказалось правильно, потому что там было сказано: "НЕ ВСКРЫВАЙТЕ ПОСЫЛКУ ЗА СТОЛОМ. В ней находится "Нимбус 2000", но я не хочу, чтобы ребята знали о том, что у вас теперь есть метла, иначе все тоже захотят".


МакГонагалл как минимум нелогична. Уж если она действительно не хочет, чтобы о метле знали (хотя в Хогвартсе любая тайна стремительно переходит в разряд "не секрет"), могла бы тихо вызвать Гарри к себе в кабинет и вручить ему метлу с соответствующим напутствием, не привлекая внимания. Но нет - для вручения метлы выбрана именно та обстановочка, в которой узнают действительно все. Тогда зачем письмо, резко противоречащее ситуации?

Скорее всего, это публичное поощрение и еще одна мера, облегчающая вхождение ребенка в круг сверстников. А письмо - так, напоминание, что, невзирая ни на какие успехи, следует таки ж быть скромным. В любом случае это яркий пример игр, которые ведутся вокруг Гарри. Он находится под пристальным наблюдением, и никакие поступки преподавателей по отношению к нему не являются случайными.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:30 | Сообщение # 12
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Вокруг Хэллоуина

За квиддичными тренировками время летит быстро. Гарри в Хогвартсе уже как дома, чего, собственно, и добивается Дамблдор. И как-то незаметно наступает Хэллоуин - а вместе с ним первое крупное действие со стороны тандема Квирелл - Его Затылок.

Охрана ФК, как мы уже говорили, проста и сложна одновременно. Препятствия, установленные МакГоганалл, Снейпом, Флитвиком и Спраут (четыре декана), явно рассчитаны на прохождение тест-контроля первокурсниками. Следует думать, что профессорам вполне по силам сделать что-нибудь посложнее, но уровень задан Директором - и они придерживаются заданных условий. С другой стороны, имеют место два настоящих препятствия: финальная задача с Зеркалом, поставленная Дамблдором и, как он без ложной скромности подчеркивает, решенная гениально (от скромности Директору скончаться не грозит) - без подсказки ее не решишь, а подсказку получает только Гарри. И второе препятствие, непосредственно на входе в лабиринт: трехглавый Пушок Хагрида, которого опять же не обойдешь, не зная, как это делается.

Все просто. Но простота на самом деле весьма обманчива.

Мы не имеем точной информации о том, кто еще кроме Пушка охраняет камень на момент Хэллоуина. Финальные препятствия установлены, по всей видимости, позднее, когда Гермиона проявила себя блестящим логиком, Рон - шахматистом, Гарри в совершенстве овладел полетами на метле и получил подсказку от Дамблдора насчет зеркала. Впрочем, Квиреллу не пройти и Пушка - пока уже он не получит подсказку от Хагрида. Пушка не пройти даже Снейпу...

Итак, Квирелл, по его собственному признанию, собирается посмотреть (то есть, надо понимать, увидеть собственными глазами), как охраняется философский камень. В Большом Зале праздник - присутствуют все, кроме Гермионы, рыдающей в туалете, и Квирелла, который занят тем, что приводит в школу тролля. В Зал он вбегает в перекошенном тюрбане, оповещает всех, что тролль в подземелье (естественно, тролль совсем не в подземелье), и театрально валится на пол как бы в глубоком обмороке.

Вообще, если подумать, заговорщик из Квирелла аховый. Из всех преподавателей именно он лучше всех управляется с троллями ("У меня особый дар в отношении троллей - ты, должно быть, видел, что я сделал с тем, который охранял вход сюда?"). И вызвать тролля было бы ему проще всего, и справиться он тоже должен был сам, безо всяких обмороков... Впрочем, Дамблдор частенько предпочитает делать вид, что он дедушка старый, придурковатый и бестолковый, ибо так много удобнее. Он поступает как должно Директору, веля старостам увести всех в спальни (Правда, в УА, помнится, он реагировал еще острее, собрав всех в Большом Зале. Впрочем, какой тролль может быть опаснее Сириуса после отсидки?..). Преподаватели отправлены на троллеловлю - естественно, кроме Квирелла, который, за кадром восстав из обморока, отправляется на третий этаж прямо к цели.

Однако даже Гарри сразу заботит вопрос, как тролль мог попасть в школу. Неужели этим вопросом больше никто не задался? И неужели никто не подумал на Квирелла? Вряд ли. Можно сказать точно, что по крайней мере Снейп сразу просекает, куда метит Квирелл, и бежит наверх проверять обстановку. На сей счет мы располагаем признанием самого Квирелла ("К несчастью, пока все без толку гонялись за троллем, Снейп - он к тому времени уже подозревал меня - отправился прямиком на третий этаж. Он опередил меня... этот трехголовый болван не смог как следует откусить ногу Снейпу!") Да, профессор зельеделия получает "страшную рану", а ведь совсем недавно первоклассники торчали перед шестью очами Пушка довольно долго и без всяких последствий... Так что либо Хагрида поблизости не случилось, чтобы дать псу команду "Сидеть!", либо Марс, надо думать, выдался ночь Хеллоуина слишком ярким.

Нужны ли еще доказательства, что Снейп с Дамблдором знают, куда и зачем хотят преподаватель DADA и его затылок? Разве что допустить вариант, при котором Снейп и есть главный злодей. Чем и занимается всю дорогу Гарри - и мы вроде как должны верить, так как смотрим на происходящее его глазами. Но, право же, невозможно в это верить после финала первой книги, а также предоставленных в следующих книгах многочисленных доказательств преданности Снейпа Дамблдору (не говоря уже о личной, ревнивой и страстной привязанности Северуса к Директору).

Впрочем, вернемся к Хэллоуину. Крутые детки разбираются с троллем. На шум прибегают Макгонагалл, Снейп и Квирелл. Минерва не то в ярости, не то в ужасе - даже губы побелели. Снейп "склонился над троллем" (очень разумно - проверяет степень обездвиженности) и "кинул на Гарри быстрый, пронзительный взгляд" (а вот это уже явно проверяет - случайно они оказались здесь или тоже пытались на третий этаж пробраться). Квирелл, придушенно стеная, отдыхает на унитазе. Гермиона врет, герои ею восхищаются, и это есть начало большой и крепкой дружбы. Короче, все при деле.

Нет доказательств, что детей во время поединка с троллем прикрывали - может, и нет, нельзя предусмотреть абсолютно все. Но абсолютно точно учителя просекли вранье Гермионы. И - ничего. МакГонагалл, как истая ученица Дамблдора, не замечает того, чего замечать не следует. Главное, что Гермиона теперь в команде, и это хорошо.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:30 | Сообщение # 13
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Первый квиддичный матч

Как бы ни язвил Снейп в первой и последующих книгах на тему о том, что Поттер считает себя знаменитостью, на деле Гарри и близко не представляет себе, как он нужен, важен и под каким неусыпным наблюдением постоянно находится. Кстати, именно Снейп в первых рядах тех, кто по-настоящему понимает, насколько важен Гарри, и - о ирония - среди тех, кто наиболее тщательно следит за мальчиком.

Ну, например, он засекает Гарри с друзьями, когда они греют спины о банку с голубым огнем, так хорошо наколдованным Гермионой. Стандартные пять баллов с Гриффиндора - оно понятно, а вот почему в тест-контроле необходимо применить колдовской огонь против хищных растений Спраут?

Кроме наблюдения, Снейп отвечает и за безопасность Гарри, что проявляется совершенно открыто на первом матче по квиддичу. Квирелл пытается сбросить Гарри с метлы, Снейп проводит контр-заклятия, причем весьма действенно. Кстати, это еще одно подтверждение: про Квирелла все известно и Снейпу, и Дамблдору.

Между прочим, это косвенное подтверждение того, что Дамблдор не считает Квирелла серьезным противником: Директор даже не присутствует на первом матче сам, предоставляя действовать Северусу. Хотя в качестве группы поддержки Снейпа на трибуне находится Хагрид и проявляет избирательную слепоту, достойную его горячо любимого великого человека Дамблдора. Хагрид пришел на матч якобы потому, что "среди людей веселее", следит за Гарри в бинокль и очень переживает, но не делает никаких попыток защитить мальчика ни от Снейпа (допустим на мгновение, что он не знает истинного виновника кульбитов метлы), ни от Квирелла. Более того, он пропускает мимо ушей и глаз форменное нападение Гермионы на Снейпа - вероятно, слишком занят утешением рыдающего Невилла. А когда Рон ему объясняет по принципу "для тормозов", что произошло, Хагрид отрицает все - не видел, не знаю, и вообще не может быть, потому что не может быть никогда.

("Это был Снейп, - объяснял Рон. - Мы с Гермионой все видели. Он наложил проклятие на твою метлу, он все время бормотал и не сводил с тебя глаз".

"Чепуха, - отрицал Хагрид, который не заметил ничего из того, что совсем недавно происходило рядом с ним на трибуне. - С какой же это радости Снейп станет такое творить?"
)

Снейп, кстати, действительно ничего такого не творил, и вообще он в данном случае несправедливо пострадавшая сторона. Он трудился, спасал Гарри... а тем временем... впрочем, здесь следует дать цитату - уж очень хороша ситуация.

"Добежав до Снейпа, Гермиона села на корточки, вытащила волшебную палочку и произнесла несколько слов. Из кончика палочки вылетел сноп ярко-голубого пламени, прямо на подол длинной мантии Снейпа. Учителю понадобилось примерно тридцать секунд, чтобы понять, что он горит. Громкое "оух!" лучше всяких слов сказало Гермионе о том, что она справилась со своей задачей. Собрав огонь с профессора в маленькую баночку и бросив ее в карман, девочка помчалась обратно - Снейп никогда не догадается, что случилось".

Наивность Гермионы, считающей, что Снейп ее не вычислит, сравнима только с наивностью тех читателей, которые не могут понять, почему Снейп Гермиону на дух не переваривает еще много-много лет и книг. А как иначе? Он человек болезненно самолюбивый и весьма злопамятный, а тут - такое унижение... и за что? За спасение жизни Гарри? Какова людская неблагодарность...

(Не исключено также, что Хагрид (и не только он) по-дружески выдал несколько комментов типа "Ну чего, Северус, мантия-то у тебя не вся сгорела?", или, допустим, при обсуждении финального тест-контроля команду Дамблдора поразила эпидемия вежливых улыбок, когда речь зашла о применении голубого огня. Но это так, в скобках).

Что возьмешь с Хагрида, который до такой степени наивен и простодушен? Вон, пожалуйста, после матча: "Гарри, Рон и Гермиона посмотрели друг на друга, взвешивая про себя, что можно рассказать Хагриду. Гарри решил сказать правду" (очень великодушно с его стороны). Как удобно, право же, чувствовать себя умным... И, конечно, дети, упоенные собственной крутостью и мощью мыслительного процесса, не замечают, как топорно выдает им Хагрид прямые подсказки - одну за другой. Уронив чайник (через две книги будет кувшин - механизм всегда примерно одинаков) при известии о трехглавом псе, он подробно рассказывает детям, что это его собака, по кличке Пушок, намекает, что он ее дрессировал, и в общем за информацией о том, как к ней справиться, надо обращаться к нему, а Дамблдору она потребовалась, чтобы охранять нечто важное... тсссс! "Ты меня ничего не спрашивай, сверхсекретно, понимаешь"" - самая такая фраза, чтобы отбить интерес.

Ну и на сладкое роняет имя Николаса Фламела, о котором уж точно никто не спрашивал. Далее "Хагрид был зол сам на себя, что проговорился". Как же иначе - он ведь такой дурачок...

Через несколько лет вся его довольно грубая работа пошла бы насмарку и вызвала массу подозрений. А пока, напротив, дети глотают приманку - и кидаются в библиотеку на поиски информации о Николасе Фламеле.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:30 | Сообщение # 14
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »

Рождество и после Рождества


Пока Гарри и Ко роют носом землю... то есть библиотечные полки, приближаются каникулы. В качестве вполне рождественского юмористически-развлекательного момента Волдеморт многократно получает по морде от Джорджа и Фреда ("Близнецы Уизли были сурово наказаны: они заговорили снежки, чтобы те повсюду преследовали Квиррелла, ударясь и отскакивая от его тюрбана"). Надо думать, Дамблдор со Снейпом, а может, и Хагридом, немало повеселились.

Хагрид узнает, что дети перерыли всю библиотеку, но так ничего пока и не нашли. В своем неповторимом стиле он подогревает их интерес: "С тех пор, как ты проговорился про Николаса Фламела, мы хотим узнать, кто это такой". - "Слушайте-ка - я ж говорил - оставьте вы это. Не вашего ума дело, чего этот пес сторожит".

Трудно сказать, как нормальный ребенок одиннадцати лет может после такого "оставить это". Так что накануне каникул Гарри бродит у Запретной секции, бросая на нее жадные взгляды, за чем его и застает библиотекарша (и, вполне возможно, не только она).

Кстати о мадам Пинс. В принципе можно было спросить у нее - и она что-то бы подсказала. А может, и нет. Скорее, напротив, Гарри и Ко влипли бы в неприятности, потому что спросить у кого-то из взрослых - значит осведомить взрослых, в то время как затеянное ими дело требует строгой конспирации. К счастью, вся команда согласна, что "госпожу Пинс лучше не вмешивать в поиски Николаса Фламела. Без сомнения, она подсказала бы, где найти нужную информацию, но тогда слухи об их изысканиях могли бы дойти до Снейпа, и друзья почли за благо не рисковать".

Очень хорошо. Дамблдор наверняка ими гордится.

На Рождество Гарри получает подарки. Это прекрасно само по себе, после многих лет жизни у Дурслей, ребенок счастлив. Но подарки от Хагрида и Дамблдора - совершенно особенные и тесно связаны с БИ.

Хагрид дарит флейту. Задолго до того, как Гарри узнает о том, что Пушок, наподобие Директора, любитель камерной музыки, мальчик получает от Хагрида в подарок простой музыкальный инструмент, чтобы в нужный момент иметь под рукой то, на чем можно без особых усилий сыграть собачке колыбельную.

Дамблдор передает Гарри мантию-невидимку Джеймса. Это подарок с перспективой, на многие годы вперед. А пока что - и при первом удобном случае, то есть в ту же ночь - Гарри надевает мантию и мчится в библиотеку искать в Запретном отделе, кто такой Фламел.

Рождественская ночь, но никто из участников БИ не дремлет. Полная Дама чувствует, что Гарри вышел из гриффиндорской башни, и, надо думать, передает позывной по форме один общий, так что все разбегаются по боевым постам.

Филча явно используют вслепую, как и в ту ночь, когда в трофейной Гарри должен был встретиться с Малфоем - а встретился с Пушком в запретном коридоре. Снейп поручает Филчу - исключительно по дружбе, надо думать - посмотреть, кто же там шарится по ночам в библиотеке. Далее повторяется то, что один раз уже было: Гарри снова бежит от Филча, которого очень боится, и точно так же не понимает, как очутился там, где очутился; неизменный Филч появляется неподалеку ("Где бы он сейчас не находился, Филч, должно быть, знал некий потайной ход к этому же месту, потому что его вкрадчивый, липкий голос становился все слышнее, и, к ужасу Гарри, ответил Филчу Снейп"), и совершенно аналогично прошлому разу ребенок как-то совершенно случайно оказывается именно там, где нужно Дамблдору. Только на этот раз дверь в нужную комнату приоткрыта, Аллохомора не потребуется (так и Гермионы рядом нет). И загоняют Гарри в комнату не Пивз в компании с Филчем, а Снейп в компании с Филчем - они идут прямо на Гарри, и он воленс-неволенс оказывается там, где надо. Далее Снейп, опять же как Пивз, уводит Филча подальше - ибо цель достигнута, и Гарри доставили в нужное место.

Возможно, при этом присутствует невидимый Дамблдор.

Гарри приходит к Зеркалу еще раз. Потом еще... и неизвестно, чем бы это кончилось, но на этом ставится точка. Ибо Дамблдор появляется открыто и прямо говорит, что наблюдал за его действиями в течение последних трех дней, будучи невидимым без всякой мантии. Далее следует маленький шедевр непрямых предупреждений: "Завтра зеркало будет перенесено на новое место, и я прошу тебя, Гарри, больше не искать его. Если ты случайно наткнешься на него в будущем, ты знаешь, чего ждать". Слово "случайно" выделено Роулинг, и трудно представить себе более четкую подсказку для читателя. Ибо когда Дамблдор говорит "случайно" и произносит это слово курсивом, ни о каких случайностях речь, конечно, уже не идет.

Встреча с Зеркалом, как всегда бывает с лучшими задумками Дамблдора, есть игра многофункциональная: это и тест, и воспитательный момент, и встреча с семьей, ну и, наконец, один из важнейших кусочков мозаики. Гарри теперь единственный человек в Хогвартсе (не считая Дамблдора, естественно), который знает, в чем именно состоит секрет Зеркала. Теперь он сможет достать философский камень - если, конечно, до него доберется.

Больше к Зеркалу не допущен никто. Разве что Рона Гарри приводит на вторую ночь, и все. Заметим мимоходом, что Филч приходит к Снейпу ночью куда-то в помещение рядом с комнатой, где стоит Зеркало. Кабинет это зельедельца или его личная спальня, но идея блестящая - Снейп присмотрит, чтобы к Зеркалу не сунулся кто-нибудь, кому совсем не нужно его видеть.

На следующий день после беседы Дамблдора с Гарри Зеркало убирают - надо думать, где-то в это время как раз и организуется полоса препятствий. Четыре декана, Квирелл, Хагрид и Дамблдор... семь ступеней к философскому камню организованы.

Гарри остается разобраться с тем, что именно он ищет, и узнать, как пройти мимо Пушка. Квиреллу - как пройти мимо Пушка и как решить загадку Дамблдора. Оба они в ближайшее время будут настойчиво решать стоящие перед ними задачи. С разной степенью успеха.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:31 | Сообщение # 15
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
После каникул

Гарри наконец - и случайно - натыкается на имя Фламела, но подобные полезные случайности у Роулинг есть обычно следствия каких-нибудь бескорыстных хороших поступков. Утешая раздерганного Невилла, Гарри дает ему шоколадную лягушку и узнает, наконец, ответ: в карточке Дамблдора упоминается его друг Фламел, ценитель оперного пения и создатель философского камня. Гермиона сводит концы с концами.

Что Фламел - старый друг Дамблдора, как-то никто и не заметил. Молодые еще, наивные.

Тем временем за мальчиком усиливается контроль: "У Гарри создалось впечатление - хотя уверенности, конечно, не было - что Снейп повсюду ходит за ним. Надеется застать врасплох?.. Иногда Гарри с ужасом думал, что Снейп умеет читать мысли". Явная тень будущего из пятой книги...

Снейп чрезвычайно ответственно подходит и к другой своей обязанности - обеспечению безопасности Гарри. Он даже берется судить матч по квиддичу, хотя сильно портит себе этим репутацию (подсудить хочет, считает весь Хогвартс - и, как говорит в конце Квирелл, так думали даже преподаватели). Да и на метле Северус, сколько помнится, никогда не блистал.

Однако на матче появляется Дамблдор. Не полагается на Снейпа или очень сильно тревожится за Гарри? Или они заранее распределили роли - один на поле, другой на трибуне, так что враг не пройдет? Нет, последнее вряд ли - Дамблдор появился неожиданно, так что Снейп очень зол. С другой стороны, если вспомнить, как Гермиона в прошлый раз обошлась со Снейпом, можно предположить достаточно неожиданный вариант: Дамблдор защищает не столько Гарри от Квирелла, сколько Снейпа от друзей Гарри. Если в первый раз верному сотруднику всего-то подпалили мантию, то теперь продвинутая Гермиона с Роном готовят для самозваного судьи Петрификус...

Короче, в присутствии Дамблдора всем будет спокойнее и безопаснее - и Гарри, и его команде, и Снейпу. Но в любом случае, кого бы ни защищал Дамблдор, это в какой-то степени демонстрация недоверия к способностям крайне самолюбивого зельедельца, и тот, конечно, в обиде. Вообще Снейп, бедняга, в полном пролете - он даже подсудить Хаффлпаффу не успел, да еще и неслабо получил бладжером от Джорджа Уизли.

Бедный, бедный смешной Снейп. Впрочем, это не последняя забавная сцена с его участием.

После матча Снейп уводит Гарри в лес (дефилируя перед ним в плаще с капюшоном - типа меня не надо замечать) - это он-то, кабинетный затворник, почти не покидающий пределов Хогвартса... надо думать, он вышел в лес по очень важному делу. О да. Он выслушивает от Квирелла целых четыре фразы - они так хороши, что их следует привести дословно:

1) "... н-н-не знаю, з-з-зачем вам п-п-понадобилось встречаться с-со мной именно з-з-здесь, Северус..." (кстати, какой хороший вопрос...)

2) "Н-н-но, Северус, мне..."

3) "Я н-н-не з-з-знаю, что в-вы..."

и 4) "Н-н-но я н-н-е..."

Право же, бездна информации. Самое время, чтобы Снейп перебил Квирелла и, натянув капюшон на голову, стремительно удалился, а Квирелл остался неподвижно стоять на месте, видимо, вопрошая Затылок на тему "ЧТО ЭТО ВООБЩЕ ТАКОЕ БЫЛО???" Надо думать, Затылок тоже в недоумении.

Поведение Снейпа необъяснимо - если не объяснять его с точки зрения БИ. И вот тогда все становится на свои места. Он привлекает внимание Гарри, уводит его за собой в лес и подкидывает ему информацию для размышления (не так, как Хагрид, конечно, ну так он и не Хагрид, а совсем другой человек).

Итак, что узнает Гарри из реплик Снейпа? Потому что реплики Квирелла можно, как мы уже убедились, во внимание не принимать.

1) "Учащимся не положено знать о философском камне" - да, Гарри, твои умозаключения правильны, речь действительно идет о философском камне, но держи язык за зубами, потому что тебе этого знать не положено. Одновременно дается понять, что о философском камне знает Квирелл - и что он держит это в секрете.

2) "Вы уже выяснили, как можно пройти мимо этого животного, которое держит Хагрид?" - Квирелл желает заполучить камень, и мешает ему в этом Пушок. Как нейтрализовать собачку, Квиреллу пока не известно.

3) "Вам не понравится, если я стану вашим врагом, Квиррелл" - а вот это прямым текстом о том, что Снейп собирается противодействовать Квиреллу, то есть находится на стороне хороших.

Вообще явно планировалось, что подслушанный разговор приведет к оправданию Снейпа в глазах Гарри - и правильной расстановке акцентов: не зря же Гарри в свое время показали Квирелла в "Дырявом Котле". К сожалению, ребенок уже ослеплен эмоциями и однозначно считает, что Снейп - плохой. Частично в этом виноват, между прочим, Директор, который дал Снейпу немножко спустить пар на Гарри - а привело все к тому, что и для Снейпа отношения с Гарри приняли чрезвычайно серьезный и личный оттенок, и Гарри раз и навсегда записал Снейпа во враги - ох, как это аукнется, например, через пять лет в ОФ...

Итак, Гарри понял происходящее так, как будто оно не опровергает, а напротив, подтверждает его теорию - и соответствующим образом изложил друзьям. Дело, конечно, идет к финалу, но правды мальчик не видит. Впрочем, будет настороже. И то хлеб.

Время подбрасывать подсказку насчет Пушка - как Квиреллу, так и Гарри.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:31 | Сообщение # 16
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »

История с драконом


Подсказку получает сначала Квирелл, и лишь потом - дети. Очень самоуверенный человек Дамблдор все-таки. Типа ну и пусть Квирелл с Его Затылком знают - все равно, пока я в Хогвартсе, ничего не осмелятся предпринять.

Тем временем Хагрид отправляется к Гарри и команде. Пасхальные каникулы. Первый по-настоящему весенний день. Дети сидят в библиотеке, никому не мешают, готовятся к экзаменам - и тут появляется Хагрид, чтобы обшарить отдел драконологии.

"Хагрид шаркающей походкой вылез из-за полок, пряча что-то за спиной. Признаться, в своем кротовом тулупе он выглядел крайне неуместно.

- Да глядел тут кой-чего, - сказал он деланно-равнодушно, стараясь отвлечь внимание ребят, что незамедлительно вызвало у них жгучий интерес".


Как он, право же, незаметен, этот Хагрид, пытающийся тихонечко найти сведения о драконах. Как трудно его засечь... и как трудно догадаться, что за яйцо лежит у него "в самом центре очага под чайником"...

Но зачем, собственно, Хагрид зовет детей к себе в хижину? Похвалить, что такие умные? Ну, еще после некоторого колебания он отвечает на не такой уж важный вопрос - кто ставил защиту ("Это, наверно, не страшно, ежели я вам скажу..."). Защищает Снейпа - как водится, безуспешно. И, собственно, все. Если не считать двух как бы побочных мотивов: а) никто, кроме Дамблдора и Хагрида, не знает о том, как пройти мимо Пушка, б) Гарри узнает о том, как Хагрид добыл яйцо норвежского зубцеспина. И это именно те кусочки головоломки, без которых Гарри паззл не сложить.

Развитие истории с драконом очень подозрительно. Особенно если вспомнить, сколько народу об этом знает. Ну, Гарри, Гермиона и Рон - оно понятно, они и на вылупление драконеночка смотреть бегают, и помогают его кормить, и отправляют в Румынию. Но, кроме того, с момента вылупления обо всем знает Малфой. А значит, Снейп. И, само собою, тогда Дамблдор тоже.

И что? А ничего. Никто ни о чем не спрашивает детей, никто не останавливает Хагрида. Директор в очередной раз страдает упорной и избирательной слепотой. Даже после того, как Рон попадает в больничное крыло с укушенной драконом рукой. Надо отметить, что он трогательно боится, как бы мадам Помфри не опознала, чей это укус. Но мадам Помфри должным образом слепа - в точности как ее непосредственный начальник...

Рассмотрим историю с ночной отправкой дракона по порядку. В письме Чарли, которое вместе с книгой забрал у Рона Драко, черным по белому написано "в полночь на вершине самой высокой башни". Казалось бы, вот там Филч (неизменный Филч) и должен их ловить тепленькими.

А что происходит на самом деле? Дети абсолютно без проблем поднимаются на башню, отправляют Норберта, и только НА ОБРАТНОМ ПУТИ их ловит Филч. И отводит к Макгонагалл. Так почему Филч не поднялся на башню и не поймал детей с поличным, то есть с Норбертом?

Включим мыслительный. Драко пошел доносить Снейпу, больше некому - во-первых, к своему декану, во-вторых, к старому другу папы. А Снейп не менее однозначно отправился к Директору. Итак, руководство стопудово в курсе.

А вот Филч не слишком осведомлен. Знай он обо всем, рванул бы в полночь на башню и словил преступников тепленькими, причем с немалым удовольствием.

Единственное разумное объяснение - все совершается в соответствии с решением Директора. Гарри и Ко следует дать отправить дракона. Поэтому Снейп (в третий раз на протяжении года) сообщает Филчу ровно столько, чтобы тот сработал на благо БИ, а именно бродил внизу и поджидал, не натворят ли детки оплошностей. Если они будут внимательны и осторожны, не забудут закутаться на обратном пути в мантию-невидимку и смогут тихо пройти мимо Филча - молодцы. А вот если их поймают - наказать по полной программе, чтобы раз и навсегда усвоили: это не игрушки. И если предпринимаешь противозаконные действия, то надо думать головой, чтобы хотя бы других не подставлять.

Так что возникает МакГонагалл (в ярости) и снимает 50 баллов с каждого. Нет, это не за какую-то прогулку по школе во внеурочное время. Это за недопустимое разгильдяйство.

Что до подвернувшегося Минерве под горячую руку Драко, то он, видимо, не выдержал и побежал смотреть, как Гарри заловят и выгонят с позором. Скорее всего, бежал в башню, ну и чтобы не помешал процессу отправления дракона, его по дороге замели за бесспорное нарушение правил. Кстати, вполне разумный штраф - двадцать баллов, в 2,5 раза меньше, чем с собственных гриффиндорцев...

Логически вытекает, что МакГонагалл хотя бы частично в курсе БИ и имеет определенные инструкции от Директора (вообще надо заметить, что и Снейп, и Хагрид, и МакГонагалл - именно те люди в Хогвартсе, которые преданы Дамблдору до гробовой доски, по-настоящему ЕГО люди). Оно и видно - остальные задания на тест-контроле, так сказать, неспецифические, а вот МакГонагалл и Снейпу заказаны совершенно конкретные тесты совершенно конкретного уровня. Минерва, разумеется, могла бы обыграть Рона в шахматы, но должна соразмерить шахматную задачу с уровнем мальчика. То же самое делает Снейп в отношении Гермионы.

Напоследок отметим трогательный момент: МакГонагалл вынуждена объяснить детям, что именно им следует врать в сложившейся ситуации, поскольку они сами в ступоре и сочинить ничего не могут, а спасать репутацию учительского коллектива необходимо. Конечно, она в курсе, но приемлемое объяснение дает возможность преподавателям сохранить лицо и впаять детям за ночную прогулку. Попутно прилетает Невиллу - чтобы он почувствовал себя членом команды? Или за то, что не в состоянии придержать язык?

Наутро грядет всеобщая обструкция. И, надо думать, она тоже рассчитана заранее Директором - чтобы Гарри узнал не только вкус славы, но и каков он, вселенский позор. Очень будет ему полезно.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:31 | Сообщение # 17
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Запретный Лес

Любопытно, что с наказанием довольно долго тянут - пока Гарри не убеждает друзей ни во что не соваться, в связи с тем, что они все равно ничего не докажут.

("Если мы немного разведаем обстановку..." - "Нет, - сказал Гарри без выражения, - мы уже наразведывались". Он придвинул к себе карту Юпитера и стал заучивать названия его лун.
На следующее утро за завтраком Гарри, Гермиона и Невилл получили записки одинакового содержания: "Ваше наказание будет иметь место сегодня в одиннадцать часов вечера. Мистер Филч будет ожидать вас в вестибюле. Профессор МакГонагалл".
)

Вот так. Есть острая необходимость вдохнуть в мальчика энтузиазм и желание спасти мир.

С этой целью детей и ведут в Запретный Лес, где Хагрид разбивает их на группы (за одну отвечает он сам, за другую Клык - что Клык страшный трус, это, конечно, на самом деле шутка такая хагридовская) и отправляет по кровавому следу раненого единорога. Причем говорит: "Кто-то ранил единорога... ВТОРОЙ РАЗ ЗА НЕДЕЛЮ. ПРОШЛУЮ СРЕДУ УЖЕ НАШЕЛ ОДНОГО МЕРТВОГО..." Надо понимать, Дамблдор с первого раза понял, зачем Волдеморту кровь единорога, и просто стимулирует мыслительный процесс Гарри.

Между прочим, первого единорога убили, пока Хагрид возился с Норбертом. Дракона отправляют в субботу, а единорог погибает в среду. Заметим также, что Дамблдор при желании мог бы предотвратить гибель второго единорога. На него за это четко в сильной претензии кентавры - Дамблдор тут со своими играми фактически разрешает Волдеморту разбойничать и губить бедных единорогов... Ронан по этому поводу произносит крайне многозначительную фразу: "Невинные всегда становятся первыми жертвами". Что это, если не упрек?

И правда - нехорошо. Когда Дамблдор заигрывается, он начинает жертвовать кем-то, как пешками на доске, забывая, что речь-то идет о живых существах... впрочем, эта тема тоже прозвучит в следующих книгах гораздо отчетливее.

Гарри оставляют вдвоем с Малфоем - может, чтобы все-таки они перед лицом опасности помирились? Если так, то зря. Гарри на это не способен. Сформировав негативное мнение о ком бы то ни было, он будет упорно придерживаться его до конца - что о Снейпе, что о Малфое... правда, если завоевать у него хорошую репутацию, он тоже многое спишет. Сложная натура у мальчика, конечно, и нелегкий характер.

Гарри преследует чувство, что за ними следят. Так и есть - и следит за ними Фиренц. После ОФ нам известно, что они с Дамблдором старые добрые знакомые... Так что становится понятным, на кого Хагрид оставляет в опаснейшей ситуации Гарри. Когда Волдеморт-Квирелл решительным шагом идет к Мальчику-Который-Выжил, он неслабо огребает от Фиренца. А кентавр следил и защищал по просьбе Сами-Понимаете-Кого.

Наконец, именно Фиренц подкидывает Гарри необходимый - и последний - кусочек мозаики, прочитав краткую лекцию о свойствах единорожьей крови и наконец-то приведя мальчика к мысли о том, что за всем происходящим стоит лично Волдеморт.

Итак, Гарри предстоит спасти мир, и ему не дают остаться в стороне. А чтобы Гарри поверил, что у него есть для этого все возможности, Дамблдор вторично присылает ему мантию.

Грядет финал.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:31 | Сообщение # 18
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Выход на финишную прямую

Однако завершающая схватка заботливо откладывается до момента окончания экзаменов. Что само по себе показательно. Игра Игрой, а учеба учебой.

Что сдерживает все это время Квирелла и его затылок? То, что Дамблдор находится в Хогвартсе. Все ж таки Реддл по старой памяти и боится, и сильно уважает Директора.

А до каких пор Директор находится в Хогвартсе? Это можно сказать абсолютно точно: он уезжает из школы ровно через десять минут после того, как Хагрид пробалтывается Гарри насчет того, как обойти Пушка.

А почему Хагрид пробалтывается Гарри? Потому что Гарри наконец-то сложил два и два - и догадался, где и как Хагрид мог проболтаться о совершенно аналогичных вещах Квиреллу.

"Хагрид мечтает о драконе, и ему неизвестно откуда подворачивается незнакомец, у которого как раз кстати в кармане оказывается яйцо? Покажи-ка мне хоть одного человека, который разгуливал бы с драконьим яйцом в кармане? Учитывая, что это против колдовских законов? Как удачно, что ему посчастливилось встретиться именно с Хагридом, тебе не кажется? Почему я раньше этого не понял?"

Цепочка построена очень четко. Гарри, который наконец догадался о якобы фатальном проколе Хагрида (в БИ обязан был наличествовать демонстративный прокол, дабы главный злодей узнал то, что без чего ему, злодею, никак не дойти до финала), несется выяснять отношения. Хагрид послушно подтверждает его догадки и привычно приходит в ужас от того, что проболтался. Дети мчатся в Хогвартс к Дамблдору, без которого теперь не обойтись. Но Директор уже в курсе (от Хагрида), и их встречает строгая МакГонагалл с известием о том, что им придется все делать самим. Н-да, не сказать, что им очень этого хочется и что они не боятся. Но выбора у команды уже нет. Час Х пробил.

Тем временем за ними по-прежнему приглядывает Снейп, который застает их во дворе за громким обсуждением обстановки и предупреждает, чтобы они вели себя потише. Впечатление создано, фигуры расставлены, Снейп следит за процессом в отсутствие Дамблдора... если допустить, что Дамблдор действительно отсутствует. Потому что кратковременное отсутствие Дамблдора в Хогвартсе - сигнал специально для Квирелла: можно попытаться пойти за камнем.

Все готово, в том числе и тест-контроль для детей. Собственно, это вроде как выпускной экзамен, только на более высоком уровне. Дети пройдут его только в том случае, если а) придут все вместе (дружба и единение - конек Директора, красной нитью проходит через все книги) и б) напрягут присущие каждому способности.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:32 | Сообщение # 19
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Финишная прямая

Иммобилизовав Невилла, который пытался их остановить, трое укрываются мантией-невидимкой и идут на дело.

Мимо Пушка они проходят, пользуясь присланной Хагридом флейтой. Гарри схватил ее в последний момент - потому что у него, видите ли, не было настроения петь

Силки Спраут подпаливает Гермиона с помощью голубого огня, который весь год так прекрасно у нее получается (в принципе возможно, что задание было рассчитано на Невилла, увлекающегося гербологией - но Невилл в команду Гарри не попал, хотя вознагражден в конце все же был... впрочем, о Невилле позже).

Гарри ловит летающий ключ, пользуясь своим выдающимся талантом игрока в квиддич.

Следующее испытание - для Рона, шахматная задача плюс проверка самоотверженности (возможно, в решении задачи жертва со стороны Рона была предусмотрена специально).

Тролль любезно нейтрализован Квиреллом, хотя для команды Гарри, свалившей аналогичную зверюгу на Хэллоуин, и это пройденный этап.

Предпоследнее испытание - специально для логика Гермионы. Причем все построено так хитро, чтобы предусмотреть возвращение девочки на помощь к Рону - и, естественно, встречу Гарри с опасностью один на один.

Что до схватки лично с Квиреллом и Его Затылком, то это не так опасно, как кажется. Дамблдор знает, что Квирелл не сможет вынести физического контакта с Гарри, защищенным жертвой и любовью матери. До определенного момента мальчик в безопасности. А дальше подоспеет лично Директор, ведь Гермиона встретила его по дороге, когда спешила позвать помощь. "Едва добравшись до Лондона, я понял, что должен вернуться туда, откуда только что прибыл" - очень вежливо и по-дамблдоровски уклончиво сказано.

Когда Дамблдор появляется в подземелье, Квирелл, возможно, еще жив. Напрашивается вывод, что Директор позволяет Волдеморту уйти, не только не уничтожая его, но и не задерживая. Скорее всего, Дамблдор и Квирелла бы спас, если мог - но, судя по тому, что Волдеморт говорит в КО на кладбище, когда он бросил Квирелла, жизнь оставила того бесповоротно.

Чем сердце успокоится

После беседы с Волдемортом, который, как всегда, отдает себе должное, Гарри беседует с Дамблдором, который тоже (и с большим основанием) очень собой доволен. А больше всего Директор рад тому, что Гарри во всем разобрался. Походя он упоминает, что философский камень уничтожен - как будто это совершенно ничего не значит по сравнению с процессом воспитания Гарри.

Хотя, возможно, в Игре ставки настолько велики, что так и есть.

Кроме того, Гарри узнает, что Директор не намерен пока с ним особенно откровенничать - "Увы, первый же твой вопрос я вынужден оставить без ответа". Впрочем, упоенный первой в жизни настоящей победой мальчик не слишком переживает по этому поводу. К тому же он и так многое понял. В беседе с Роном и Гермионой Гарри делает совершенно правильный и довольно тонкий вывод - "По-моему, он более или менее в курсе всего, что здесь происходит, понимаете? Видимо, он догадывался о том, что мы затеваем, но, вместо того, чтобы останавливать, решил нас кое-чему научить и пришел на помощь в нужный момент. Не думаю, чтобы это было случайностью - то, что он позволил мне узнать, как действует зеркало. Кажется, он считал, что я вправе встретиться с Волдемортом лицом к лицу, если смогу..."

И ведь так есть, от слова до слова. Мальчик не понимает нюансов, но в целом в Дамблдоре разобрался. А вот в Хагриде, что интересно, нет. Вот тебе и простодушный дурачок Хагрид... Право же, полезно казаться глупее, чем ты есть.

Напоследок частный триумф оборачивается публичным: Дамблдор фактически дарит победу Гриффиндору, подчеркивая, что ее обеспечили Гарри, Рон, Гермиона и - главное - Невилл. Что-то за этим стоит. Невилл в каждую бочку затычкой назначается не просто так.

Победа не так уж несправедлива - если подсчитать, Дамблдор просто возвращает Гриффиндору то, что сняла у него МакГонагалл за прогулку на башню, плюс десять баллов Гарри за подвиг плюс десять баллов Невиллу за его подвиг. И только-то. Все честно: в ходе БИ баллы потеряли - в ходе БИ и набрали. Так что негодование слизеринцев объясняется в основном их неосведомленностью.

Итак, победу Гриффиндора обеспечивает Гарри, который долго и тяжело для этого трудился в течение всего года и выдержал схватку с Волдемортом, и Невилл, который в БИ по-настоящему так и не вовлечен (или мы просто этого не видим) и который выдержал схватку разве что с собственными одноклассниками, вышедшими на финишную прямую.

Не исключено, что это заявка на финал саги в целом.
 
СакердосДата: Четверг, 14.11.2013, 21:32 | Сообщение # 20
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Итоги первого года

Суровое воспитание у Дурслей дало свои результаты - Гарри не избалован, скромен, попросил Шляпу не определять его в Слизерин, где он может поддаться соблазну нечестными путями идти к славе. Скорее всего, это первый из целой цепочки выборов, которые определят жизненный путь Гарри.

Мальчик хорошо принят в школе, социально адаптировался, нашел себе отдушину - квиддич.

За год определились сильные и слабые стороны Гарри - умный, добрый, мужественный и терпеливый, умеет дружить, явно лидер, стремится защищать слабых; при этом достаточно замкнут, мрачноват, злопамятен, склонен к предубеждениям, склонен позволить предубеждениям влиять на свои поступки.

Сформирована хорошая и устойчивая команда - Рон и Гермиона. Они не просто верные друзья, к тому же отлично дополняющие друг друга, - они еще и друг к другу питают большую симпатию. А еще они не из тех, кто будет рвать Гарри на части из ревности. Потенциал у команды отличный.

БИ года завершилась успешно - на всех этапах, вплоть до встречи Гарри с Волдемортом. Защита действует, ребенок проявил самоотверженность и опять же нравственность, получил очень важные жизненные уроки - например, с Зеркалом.

Попутно отметим, что планы Волдеморта разрушены, он опять слаб и вынужден скрываться. Фактически сам он ничего не сможет предпринять до четвертой книги, да и там действует в основном Петтигрю. Правда, это не значит, что Волдеморта можно сбрасывать со счетов.

Настораживающие моменты:

- Не слишком ли много рядом с Гарри медных труб?

- Оба главных помощника Дамблдора в результате ролей, сыгранных ими в БИ-1, в представлении Гарри в разной степени скомпрометированы и занимают место, не адекватное начальному: Хагрид - за якобы простодушную глупость, а Снейп, формально невиновный, несомненно, за придирки. Так что плохого Снейпа в БИ-2 можно будет использовать с равной, если не большей степенью эффективности. А вот в плане хорошего Хагрида могут возникнуть затруднения.

Как положено в постмодернистском произведении, воздействие обоюдно. Не только БИ, созданная для воспитания Гарри, влияет на Гарри, но и он сам начинает воздействовать на ход БИ. Пока понемногу.

Выкладываться будет в несколько дней, так как многие моменты надо отдельно выделять курсивом.
 
LampergДата: Четверг, 14.11.2013, 22:27 | Сообщение # 21
Демон теней
Сообщений: 243
« 67 »
Вот это - хороший, годный анализ! Всем, кто хочет ваять качественный Дамбигад - читать, учить, понимать!
 
YogeДата: Четверг, 14.11.2013, 23:01 | Сообщение # 22
Ночной стрелок
Сообщений: 87
« 55 »
Любителям дамбигуда, тоже читать в обязательном порядке. Для того, что бы не спорили когда им говорят, что они пишут AU. =)
 
СветомракДата: Пятница, 15.11.2013, 02:25 | Сообщение # 23
Химера
Сообщений: 390
« 74 »
Цитата Сакердос ()
Статус: закончен

Эм, разве? БИ, вроде, здесь http://hollywood-youngstars.de/publ/16-1-0-231 оборвалось, подхватившие флаг тоже сдулись.



Нет границ, кроме тех, что есть ты сам! (с) я
 
МихДата: Пятница, 15.11.2013, 12:26 | Сообщение # 24
Посвященный
Сообщений: 56
« 20 »
А не проще ли было чуток погуглить и найти ссылку на весь текст БИ? smile
http://samlib.ru/e/erik_a/bi.shtml
 
СакердосДата: Пятница, 15.11.2013, 13:37 | Сообщение # 25
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Светомрак, я вообще не собирался ставить статус, исследованию нет конца)) Наверное осталось, когда я копировал шапку сюда.
Мих, в каком смысле весь текст? Я и так выложу все что имеется, просто не сразу, гемор с выделением курсивом и жирным)) А эту ссылку знаю, именно наткнувшись на нее решил выложить сюда...
 
МихДата: Пятница, 15.11.2013, 14:24 | Сообщение # 26
Посвященный
Сообщений: 56
« 20 »
Сакердос
Цитата
в каком смысле весь текст? Я и так выложу все что имеется, просто не сразу, гемор с выделением курсивом и жирным)) А эту ссылку знаю, именно наткнувшись на нее решил выложить сюда...

В смысле- не выкладывать много-много постов,а просто дать ссылку на СИшный текст БИ.
 
СакердосДата: Пятница, 15.11.2013, 14:32 | Сообщение # 27
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
БОЛЬШАЯ ИГРА-2: В ТАЙНОЙ КОМНАТЕ.
Травку каждый курит сам — глюком можем поделиться
С прискорбием должны признать, что выявление БИ сильно развращает неокрепшие души авторов: хочется вообще всякое происходящее событие приписывать БИ. Увы, когда степень осведомленности Дамблдора взлетает до небес, на анализе можно смело ставить жирный крест. При подобном подходе любой эпизод можно толковать как следствие искусной игры хитрого, всеведущего и всемогущего Дамблдора (народная хогвартсовская примета: "Сажает Спраут мандрагоры — Директор Василиска ждет...").
Между тем позиция Роулинг обозначена четко: Директор не Гэндальф, он только им подрабатывает, а вообще, как и все прочие персонажи книги, всего лишь человек. Когда прав, а когда и нет. Что-то знает, о чем-то не в курсе. Где поступил верно, а где и прокололся... Приписывать ему всеведение крайне непродуктивно. Уж если браться за разбор его поступков, то надо честно попытаться понять, где он слаб, смешон или ошибается.
Это с одной стороны.
С другой — Дамблдор, несомненно, самый закрытый персонаж саги. И, честно говоря, авторы настоящей работы то ли интеллектом не вышли, то ли не всегда располагают достаточным количеством подсказок, чтобы понять, где, когда и что он знает / не знает.
Так что после длительных дискуссий авторы приняли за основу принцип минимальной возможной осведомленности Директора. Считается, что он о каком-то событии знает, если из текста следует, что не знать о нем он не может. Правда, авторы, женщины слабые и увлекающиеся, не всегда смогут устоять против заманчивых догадок, красиво объясняющих происходящее. Но они обещают работать над собой и осведомлять доверчивых читателей о бездоказательности оных предположений сразу же после их высказывания.
Само собою, с выходом шестой и седьмой книг уровень минимальной осведомленности Директора повысится (а что, кто-то сомневался?). Однако авторов это нисколько не пугает. Они ведь никоим образом не претендуют на знание истины, а лишь предлагают некую концепцию, которая, с их точки зрения, способствует объяснению большого количества неувязок логическим образом. Одновременно она позволяет найти в саге Роулинг второй, достаточно мощный, пласт содержания... но об этом когда-нибудь потом.
Помимо прочего, авторам еще и очень интересно.
Напоследок, пожалуй, следует предупредить, что с каждой следующей книгой БИ все более важна не просто как собственно БИ. Так уж устроен мир Роулинг, что, выявляя скрытые пружины событий, обнаруживаешь суть человеческих взаимоотношений. И, между прочим, наоборот: уже не БИ дает возможность понять людей, а особенности людей дают ключ к расшифровке БИ.
И что, в конце концов, есть БИ, как не работа с людьми?
Так что без расшифровки поступков, характеров и вообще разговора о конкретных персонажах в анализе ТК обойтись сложно. А с УА вообще не справиться.
Всех предупредили.
До поднятия занавеса: Privet-Drive
На сей раз Дурсли заслуживают... ну, еще не жалости, но хотя бы попытки понимания. Мало того, что они до чертиков боятся Гарри с его колдовской силой. Есть еще сова, которая через утро не дает выспаться дяде Вернону, а ему, между прочим, на работу. Есть метла, которую злые родственники заперли в чулане, и горькая дума Гарри по этому поводу - "Какое было Дурслям дело до того, что Гарри выгонят из команды, если он не будет тренироваться и за лето потеряет форму?". Эээ... а ребенок, похоже, в Литтл-Уининге тренироваться собирался... нет, уже можно хотя бы попытаться встать на точку зрения взрослых, которые все снаряжение племянника решительно заперли в чулане.
"Семейство Дурслей было в ужасе от перспективы провести с ним лето, но их чувства не шли ни в какое сравнение с тем, что испытывал сам Гарри". Вполне справедливо — если с точки зрения Гарри. Но одной точкой зрения мир Роулинг не ограничивается. А если наоборот? Ну, скажем, так: "Гарри испытывал тоску при мысли провести с Дурслями лето, но его чувства не шли ни в какое сравнение с тем ужасом, что испытывали сами Дурсли". Вот она, любимая игра Роулинг: читатель привык на автомате воспринимать как истину точку зрения того, кто рассказывает историю. Однако если присмотреться, можно увидеть и другие точки зрения...
Посмотрим на ситуацию непредвзято. У Дурслей форменный невроз. У всех сразу, а особенно у дяди Вернона, который обращается с Гарри так, "как будто он был бомбой, готовой в любую минуту взорваться". Гарри, само собой, обидно. А Вернону? Для не слишком умного и весьма возбудимого человека проще простого поплыть крышей, проведя лето рядом с бомбой, готовой в любую минуту взорваться...
Заметим как бы в скобках, что в конце концов бомба таки взорвалась.
Общая тенденция такова: сказка о Золушке с каждой следующей книгой все ближе к реальной жизни. Злые мачеха и сестры перестают казаться однозначно злыми. Вернон, например, чем дальше, тем больше не столько противен, сколько смешон. Как и Петунья с Дадли, в бесподобно комической сцене репетирующие свое поведение перед Мейсонами. Это двенадцатилетнему Гарри родственники кажутся едва ли не воплощениями мерзкого интриганства. Между тем интриганы из Дурслей аховые — они люди в общем наивные и простодушные, хотя, конечно, раздражающе ограниченные. Что ж, бывает. Это не самый страшный грех на свете.
И после ОФ не следует забывать, что Петунья, пусть с большой неохотой, все же не отказывает Гарри от дома, то есть терпит эту белую ворону в своем уютном скворечнике. Чем фактически спасает племяннику жизнь.
Золушка тоже начинает терять сказочную идеальность. Мальчик злопамятный и не хочет налаживать отношений с Дурслями — он предпочитает посчитаться, отомстить. "Первую пару недель по возвращении домой Гарри доставляло удовольствие бормотать вполголоса всякую ерунду и смотреть, как Дадли на своих жирных ножищах в панике выкатывается из комнаты. Но, из-за отсутствия известий от Рона и Гермионы, мальчик почувствовал себя настолько далеко от колдовского мира, что даже издевки над Дадли потеряли свою прелесть". Неплохая, надо сказать, заявка на будущее.
Конечно, страдает Гарри совершенно искренне и по делу. Даже письмо от Драко его бы обрадовало. Право же, вот опять бедняга Малфой-младший упустил свой шанс. Чем надоедать папе все каникулы нытьем ("А Гарри больше люююююбят... а ему метлу подарииииили..."), надо было любовное письмецо черкнуть. И послать с собственным домовым эльфом — точно бы дошло...
Впрочем, шутки в сторону. Гарри не просто тоскует по школе — он скучает по тем местам, где знаменит."Гарри занял подобающее место в колдовской школе, где он сам и его шрам были знамениты... но теперь учебный год кончился, и он на лето вернулся к Дурслям, и с ним опять обращались как с дурной собакой, которая к тому же извалялась в чем-то вонючем". Все это естественно и наивно, однако именно из таких наивных сожалений способны вырасти очень нехорошие вещи.
А еще мальчик ждет от Дурслей поздравлений с днем рождения. Он свято убежден, что изменения в его жизни должны вызвать изменения в отношении к нему Дурслей... какой он еще ребенок, право же.
Тем временем жизнь в магическом мире не останавливается — и странно было бы от нее этого ожидать.
До поднятия занавеса: Большая Игра.
Если БИ первого года состоялась в полном объеме, то БИ-2 претерпела значительные модификации в связи с вмешательством извне. Однако данных вполне достаточно, чтобы вычислить по крайней мере одну цель первоначального варианта Игры.
Очевидно, Директора беспокоит, что Гарри после десяти лет забитости у Дурслей в одночасье стал всеобщим любимцем. И правда — на подростковую психику подобные перепады действуют крайне негативно. В планах Дамблдора показательная демонстрация того, куда именно приводит неумеренное стремление к славе. Так что преподавателем DADA на второй год БИ становится карикатурно влюбленный в себя Гилдерой Локхарт.
Нельзя не отметить, что при этом Директор второй год подряд рубит под корень учебный процесс. Если Квирелл еще хоть что-то знал, то Локхарт разве что живые картины из собственных книг способен представить.
"-Взвой-ка как следует — вот так, очень хорошо — и тогда, представьте себе, я бросился — вот так — придавил его к земле — вот так! — одной рукой сумел удержать его — а другой приставил волшебную палочку ему к горлу — потом геройски собрал остатки сил и выполнил чрезвычайно сложное Хоморфное заклятие — он жалобно застонал — ну, давай же, Гарри — жалобней, жалобней — отлично — и тогда шерсть исчезла — зубы уменьшились — и он превратился обратно в человека. Просто, но эффективно — и вот жители еще одной деревни вечно будут благословлять героя, который избавил их от ежемесячных нападений оборотня.
Зазвонил колокол, и Локхарт поднялся с пола.
— Домашнее задание — сочините поэму о том, как я победил оборотня Вагга-Вагга! Автору лучшего произведения — экземпляр книги "Волшебный я" с автографом!"
Бедные старшекурсники.
"— Я очень надеюсь, что Эндер Виггин — тот, кто нам нужен, потому что это сломает всю нашу систему подготовки на много лет вперед.
— Если Эндер — не тот... то дальнейшее существование вашего драгоценного метода подготовки окажется совершенно бесполезным для человечества" (О. С. Кард).
О да, "Игра Эндера" в чистом виде. Будем надеяться, что интертекстуальная цитация сработает, и целью Большой Игры тоже является по меньшей мере спасение мира.
Расстановка фигур
Что касается команды, то замеченные в БИ-1 будут продолжать участвовать и в БИ-2.
Снейп справился неплохо (гм... учитывая острую эмоциональную реакцию Поттера-младшего, успех даже несколько чрезмерен). Профессор зельеделия остается раздражающим и стимулирующим фактором для Гарри, участвует в БИ без ограничений и пользуется из всей команды, по всей вероятности, наибольшим доверием Директора — особенно там, где Игра становится опасной.
С Хагридом сложнее. Инцидент с драконом ему сильно повредил в глазах детей, и Хагрид как конфидент Гарри перестает быть значимым участником БИ. Доверять-то ему Гарри по-прежнему доверяет, но говорит уже не все, считая его несколько непутевым и вообще психологически младшим. Через несколько книг Гарри дозреет до такого же отношения к Сириусу. Мальчик властный, любит вести...
Макгонагалл, как декан Гриффиндора, по-прежнему отвечает в основном за внешнюю, официальную часть БИ и контролирует Гарри в тех областях его хогвартовской жизни, которые находятся на виду.
Что до лагеря противников Директора, то собственно Волдеморт слишком слаб, чтобы что-нибудь затеять. Дамблдор скорее всего отслеживает его перемещения до лесов Албании и оставляет там под наблюдением, особо не беря в расчет.
Но в расчет приходится брать Люциуса Малфоя.
Весь второй год обучения Гарри в Хогвартсе тема противостояния Дамблдора и Люциуса будет звучать мягко, ненавязчиво, но постоянно, как бы контрапунктом. То, что происходит между Директором и Малфоем-старшим, иначе как политической борьбой не назовешь. Люциус действует, имея в виду не просто дестабилизацию обстановки в Хогвартсе, но прежде всего удаление Дамблдора с поста Директора и перераспределение власти. Само собой, в интересах себя любимого.
Следует отметить, что политика, раз вмешавшись в повествование, уже никуда из него не уйдет.
Пока, правда, почти все за кадром. Кто не захочет, тот не заметит.
До поднятия занавеса: Политическая игра.
Конечно, борьба Люциуса с Дамблдором в контексте волшебной сказки напоминает тот случай, когда бодался теленок с дубом. А если допустить, что мы уже не в волшебной сказке? Что тогда? С чего началась длинная и напряженная партия, приведшая, как-никак, к временному отстранению Дамблдора с его поста?
Кто делает первый ход, понять сложно. Мы не имеем данных о том, когда именно Малфой начал задумывать свой чуть было не закончившийся успехом план. Добби знает об этом несколько месяцев. Ясно, что для воплощения плана в жизнь Люциус, избегающий контактов с останками собственно Волдеморта ("Люциус, мой скользкий друг..." — КО), как минимум тесно общается, чтобы не сказать — обсуждает совместные действия, с отпечатком личности шестнадцатилетнего Тома Реддла на страницах дневника.
По расчетам Люциуса (и, возможно, Тома), Дневник-Реддл с помощью Малфоя попадает в Хогвартс, находит себе, будучи по существу паразитом, хозяина-носителя, сосет из него кровь / энергию, открывает ТК, натравливает Василиска на полукровок (а сам-то кто?..), устраивает в школе переполох и предоставляет таким образом Люциусу возможность скинуть наконец Дамблдора.
Молчаливо подразумевается, что остановить Василиска старенький дедушка Дамблдор не в состоянии.
Выгода для Малфоя-старшего кристально ясна. Что с этого будет иметь Реддл, сказать сложнее. Скорее всего, реализацию долгожданной возможности "в один прекрасный день, если повезёт... провести кого-то другого по своим следам и закончить благородное дело, начатое Салазаром Слизерином". Восхитимся тем, как Темный Лорд в любой своей ипостаси неизменно доводит до сведения общественности собственные гениальные планы — и не менее гениальное их выполнение. Очень полезная для читателей привычка.
Возможно также, что Реддл стремится к, так сказать, физическому воплощению самого себя: вспомним, что чем больше энергии он вытягивает из Джинни, тем он ближе к возвращению в материальный мир. Больше Волдемортов, плохих и разных!
Почему Люциус начинает действовать именно этим летом? Не исключено, что он почувствовал себя как на горячей сковороде. Вспомним: пока Гарри мечтает о метле и свободе на Privet-Drive, Министерство устраивает аврорские рейды по домам бывших Пожирателей.
Активным участником кампании является почему-то Артур Уизли, хотя в ведение его отдела подобные акции никаким боком не входят. Но для хорошо осведомленного Люциуса вопрос участия Артура в рейдах сомнению не подлежит ("Говорят, в Министерстве полно работы? — с фальшивой заинтересованностью спросил мистер Малфой. — Все эти рейды... сверхурочные-то платят?"). А поскольку чем дальше, тем больше у нас данных, что Артур — человек Дамблдора, следует думать, что хорошо осведомленный Люциус считает главным ответственным за обыски у Пожирателей Директора.
Однако действительно ли Дамблдор сам спускает себе на голову данную лавину?
Вряд ли. Политические игры ОФ строго и неизменно подчинены интересам БИ, которая, несколько забежим вперед, является главной целью жизни могущественнейшего мага современности. А чем могут помочь БИ обыски у бывших соратников Волдеморта?
Зато есть человек, который крайне заинтересован в том, чтобы отвлечь от Дамблдора и обратить на себя восхищенное внимание магического мира.
Это министр магии Корнелиус Фадж.
После того, как схватка Гарри с Волдемортом состоялась, и о ней, уж будьте уверены, через родителей хогвартсовских студентов осведомлен весь магический мир, финал ФК наверняка воспринимается чем-то вроде очередной победы Дамблдора над Волдемортом. Может ли Фадж с его вечно уязвленным самолюбием (почему это Дамблдора считают круче, если я министр, а он нет??) с этим смириться? Ни в коем случае. Политик всегда думает о том, как он выглядит в глазах избирателей, и вот именно сейчас Фаджу следует срочно найти что-нибудь такое, чтобы выглядеть хорошо. Если общественное мнение против Волдеморта, разумно предпринять шумный наезд на сторонников Темного Лорда. Вплоть до обысков.
Люциус, конечно, Фаджу приятель, ибо пожертвования вносит щедрые. Но уж если даже Люциус взбешен и напуган настолько, что начинает избавляться от сомнительных вещей, дело пахнет керосином. Проще говоря, Малфой-старший не уверен, что ему удастся откупиться. Фадж не заинтересован ни в дружбе, ни в торжестве справедливости, это для него слишком абстрактно. Но отдадим министру должное: взятки для него тоже не абсолют. По-настоящему он хочет одного: сохранить кресло.
Со своей стороны Артур Уизли наверняка принимает участие в рейдах по зову сердца ("У нас абсолютно различные взгляды на то, что позорит имя колдуна"). Но если вспомнить, что через год он будет так же активно участвовать в поимке Сириуса Блэка (которая уж точно никоим боком не входит в его функциональные обязанности), нельзя не задаться вопросом: может быть, это Дамблдор заинтересован, чтобы его человек не просто находился в Министерстве, но был как можно ближе к событиям, небезразличным Директору?
Так что все при деле.
Фадж окапывается. Люциус, чувствуя себя загнанным в угол, готовится перейти в нападение. Директор наблюдает за всем происходящим из школы, надо думать, через посредство Артура Уизли.
Никто из этих людей, несомненно, относящих себя к элите и сильным мира сего, не обращает внимания на то, чем мучается в это лето ничтожный червь, сиречь домовой эльф Малфоев по имени Добби.
Начало
Конечно, Добби не блещет интеллектом, неуклюж и смешон, уж не говоря о том, что действия его вечно приводят совсем не к тому результату, которого он добивается. Однако есть ли в мире Роулинг (да и в нашем тоже) хоть один персонаж, которому не случается быть неуклюжим; смешно проколоться, проявив неожиданную тупость; наконец, внезапно получить за свои труды не то, чего он добивался, а что-нибудь совсем иное и неожиданное? Страшно сказать, но от подобного не избавлен и сам Директор. Впрочем, об этом еще рано говорить. А пока заметим, что Добби, конечно, частенько вызывает раздражение, но обладает добрым и любящим сердцем и проявляет истинную храбрость, идя против собственных хозяев.
Попробуем рассмотреть ситуацию изнутри. Добби из высоких побуждений ("...взошла новая заря, сэр, Гарри Поттер засиял как путеводная звезда для нас, тех, кто боялся, что черные дни никогда не минуют...") решает помешать хозяину и обезопасить Гарри. Очевидно, тут играет та же самая небрежность, что и в случае с Кричером: Добби запрещают рассказывать о подробностях плана Малфоя, но он находит какую-то лазейку, позволяющую действовать в интересах Гарри.
По-своему новоявленный защитник Гарри рассчитал неплохо. Мальчик прожил много лет с заботливыми родственниками, у него наверняка были в магловском мире друзья и всякие радости, к которым он привык. А в Хогвартсе он всего один год. Да, там интересно, и друзья появились — но если Гарри подумает, что они за все лето о нем ни разу не вспомнили, то среди привычной домашней обстановки ему будет это легче пережить, и он решит вообще остаться дома. Наивно, но достаточно логично.
Однако на Privet-Drive Добби видит совсем другое. Под завязку несчастный Гарри в собственный день рождения сидит один-одинешенек, горестно уставившись в живую изгородь (то есть прямо на визитера), и поет сам себе поздравление. Дальше над ним довольно гадко издевается кузен ("Сегодня твой день рождения, — осклабился Дадли. — Почему же тебе не прислали открыток?"), а тетя замахивается сковородкой, отказывается кормить и нагружает объемами работы, поистине достойными Золушки ("помыл окна в доме, помыл машину, подстриг газон, прополол клумбы, обрезал и полил розы, а также подкрасил садовую скамейку"... настоящая Золушка, даже сорок розовых кустов...).
Вот тут бедняга Добби понимает, насколько реальность не соответствует его представлениям. Шел он смотреть на счастливого героя, а увидел хрупкого мальчика, который вкалывает аки домовой эльф и третируется аналогично.
Добби решается, потому что жалеет Гарри. И, несомненно, с его стороны это акт мужества. Особенно если вспомнить, что дальше он за это прищемит себе уши дверцей духовки. Это не только смешно — больно тоже...
К сожалению, Гарри игнорирует попытку намека: заговор не касается Того-Кто-Не-Должен-Быть-Помянут, однако при этом домовый эльф "расширил глаза и явно всячески пытался на что-то намекнуть. Гарри, тем не менее, никак не мог понять, на что". Жаль. Мог бы и подумать, опыт есть, а подсказки Добби немногим сложнее, чем у Хагрида. Хотя, конечно, в двенадцать лет сложно представить, что Темный Лорд когда-то был человеком, имел свою судьбу, свои сложности, свое имя... в этом возрасте кажется, что взрослые такими сразу и родились.
В этом году Гарри предстоит узнать, что Волдеморт имел детство и юность.
А еще мальчик узнает, что, так сказать, бытовое зло немногим менее опасно, чем стремление к мировому господству. Люциус ничем не лучше Волдеморта. Даже хуже, ибо мотивы имеет более мелкие. В общем, добро пожаловать в реальную жизнь, мистер Поттер.
Конец трагикомичен: Добби с сердечным сокрушением устраивает кавардак, подведя Гарри (и Дурслей) под крупные неприятности, и смывается. Дурсли, лишившись надежды на удачную сделку и летний домик на Майорке, узнают из предупреждения Минмагии, что колдовать племяннику запрещено, и запирают Гарри наверху, вставив решетки в окна. Сова изолирована от внешнего мира вместе с хозяином.
Тем не менее всего через три дня у окна Гарри появляются на летающей машине близнецы и Рон.
 
СакердосДата: Пятница, 15.11.2013, 14:38 | Сообщение # 28
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Некоторые аспекты спасательной операции в свете БИ
С точки зрения Гарри, ситуация выглядит очень просто. Он лежит в комнате угнетенный и голодный, делит скудную еду с Хедвигой и задается вопросами — "Что произойдет, если он не приедет в Хогвартс? Пришлют кого-нибудь узнать, что с ним случилось? Смогут ли они заставить Дурслей отпустить его?". Хороший, добрый мальчик. И очень наивный мальчик, не имеющий никакого представления о БИ. Как, собственно, и должно быть.
Как-то нелогично считать, что раньше за Гарри на Privet-Drive следили, причем очень тщательно ("...откуда они могли узнать, где он спит? Ты же не думаешь, что за нами следят?" — "Следят — шпионят — может быть, даже подглядывают"), а теперь перестали. Скорее Дамблдор по-прежнему присматривает за всем, что происходит в доме Дурслей, когда у них гостит VIP-племянник. Но предположим на минуточку, что это не так. Допустим, Директор не знает, что Гарри не отвечает на письма Рона и Гермионы. Но ведь Гарри не отвечает и на письма Хагрида тоже! Само по себе это уже должно было команду сильно насторожить. И уж наверняка Дамблдор заинтересуется тем, что происходит, после того как Гарри получает официальное предупреждение от Минмагии...
В любом случае — команде все известно. Гарри не придется долго голодать и тосковать. Подготовка спасательной операции занимает всего три дня. Учитывая привходящие трудности, это не так много.
Трудность первая: помощь должна быть организована так, чтобы спасатели быстро и эффективно извлекли Гарри с его сундуком, совой, метлой (корзиной-картиной-картонкой...) из-за решетки на окне, по возможности не вступая в конфликт с Дурслями. Тетя мальчику еще пригодится. Родная кровь.
Трудность вторая: нельзя дать Гарри понять, что за ним следят. Все должно выглядеть максимально естественно.
Естественно — это значит Уизли.
Действительно, выглядит все хорошо. Гарри не отвечает на письма Рона, который приглашает его в гости. Рон долгое время достает родителей, причем в какой-то момент (об этом позже говорит Молли) мистер и миссис Уизли сами чуть ли не собираются на Privet-Drive. Но не успевают: младший сын просит близнецов, и мальчишки втроем организуют спасательную экспедицию. Никаких подозрений.
Кроме нескольких мелких обстоятельств.
"Почему ты не отвечал на письма? Я тебя раз двенадцать приглашал в гости! А потом папа сказал, что тебе послали официальное предупреждение за колдовство на глазах у маглов...
— Это не я... А он откуда узнал?
— Он же работает в Министерстве, — объяснил Рон".
Вряд ли Артур знает обо всех случаях неправомочного использования колдовства, так что, надо думать, он интересуется Гарри специально. Впрочем, Рон, как и Гарри, не разбирается в этих взрослых профессиональных тонкостях. Спасатели и сами не очень много знают о БИ. Хотя близнецам, несомненно, известно больше, чем Рону.
Разбор операции начнем с того, что трое братьев Уизли не прилетают, допустим, на метлах — нет, появляются на летающей машине. Зачем? А потому что так технически удобнее провести извлечение Гарри из его комнаты. На Privet-Drive никто из них не был, где комната Гарри, они не знают, что решетка поставлена на окно — тем более. Тем не менее, у Фреда наготове веревка, чтобы можно было выломать решетку. А у Джорджа — шпилька, чтобы открыть запертую дверь и взять из чулана вещи Гарри... впрочем, шпилька менее показательна, чем веревка. Может, Джордж действительно крупный спец по взлому дверей и не расстается с орудием производства. Хотя все эти мелочи в сочетании дают картину хорошо продуманной подготовки спасательного рейда.
Близнецы подводят фордик к зарешеченному окну второго этажа, выдергивают решетку, открывают запертую дверь и вызываются притащить сундук Гарри из чулана без его участия. Конечно, понятно, что чулан находится под лестницей. Но все-таки чужой дом, где близнецы ни разу не были...
На прямой вопрос - "А ваш папа знает, что вы взяли машину?" — Гарри получает довольно уклончивый ответ:"Ммм, нет, ему пришлось пойти на работу сегодня вечером. Если повезет, мы вернем машину в гараж, и мама даже не заметит, что мы ее брали". Хороший ответ. Переводится он так: мистер Уизли физически не видел, как близнецы брали машину, потому что в этот момент его не было дома. Если им повезет, они скроют факт взятия машины от миссис Уизли... от Молли, но не от Артура.
Из чего следует, что Молли в данном случае не в курсе — а вот Артур вполне себе. И еще: у Артура с близнецами полный контакт, настолько, что им можно поручить подобное дело без особых объяснений, и они сохранят небольшую общую тайну. Рона же держат на расстоянии. И правильно. Он очень близок к Гарри, а Гарри мальчик недоверчивый. О существования БИ он не должен подозревать как можно дольше...
Напоследок отметим слова Рона - "Фред с Джорджем летали на этой машине раз пять, а то и шесть, и их ни один магл не заметил". Да, потому Артур и поручает им вызволить Гарри от Дурслей, что близнецы умеют проворачивать подобные вещи по-умному. Даже может быть, что именно они предложили отцу осуществленный вариант.
Некоторые аспекты семейной жизни в свете БИ
Что на самом деле знает Молли, сказать сложно. Близнецы однозначно считают, что она не в курсе, и очень боятся ее реакции. Однако если посмотреть, какие именно упреки Молли обрушивает на головы провинившихся, картина складывается неоднозначная.
"Вы себе представляете, как я волновалась? — произнесла миссис Уизли страшным шепотом. — ...Кровати пустые! Записки нет! Машины нет — могли разбиться — чуть с ума не сошла от беспокойства — вам наплевать? — никогда, за всю мою жизнь — вот придет отец, он вам покажет — ни Билл, ни Чарли, ни Перси, никогда ничего подобного...
— Безупречный Перси, — пробормотал себе под нос Фред.
— А ТЕБЕ НЕ МЕШАЛО БЫ ВЗЯТЬ С НЕГО ПРИМЕР! — завопила миссис Уизли, уперев палец в грудь Фреду. — Вы могли погибнуть, вас могли увидеть, отец мог потерять из-за вас работу...
Казалось, что это продолжалось много часов. Миссис Уизли успела охрипнуть, прежде чем повернулась к Гарри — и тот попятился.
— Я очень рада, что ты приехал, Гарри, дорогой, — сказала миссис Уизли. — Заходи, съешь чего-нибудь с дороги".
Такое впечатление, что Молли озабочена тем, что а) дети рванули на дело, ее не предупредив, б) они могли по дороге попасть в какую-нибудь историю, в) их безалаберность может плохо отразиться на Артуре. Ни малейшего удивления при виде Гарри. Ни единого упрека в том, что сыновья совершили нечто неправильное — Молли согласна с тем, что они сделали, она только категорически против их методов. Далее она упоминает, что они с Артуром очень о Гарри беспокоились (?) и хотели его поскорее забрать (?? Только потому, что друг сына, пусть даже сирота, применил магию и получил предупреждение от министерства, надо бежать его забирать?). Нельзя не признать, что Молли частично в курсе. Другой вопрос — что ей сообщают не все, а главное, решительно исключают из собственно спасательной операции. Так что, похоже, сидела она всю ночь возле своих замечательных часиков, наблюдая за детьми...
Кстати, Молли в претензии (вплоть до кочерги) не только на детей, но и на Артура. Позже ор разражается формально из-за того, что супруг поколдовал над машиной. А на самом деле жена разгневана скрытностью мужа: не дал ей самой отправиться к Дурслям, вызволить Гарри из-за решетки, ну и, попутно, вероятно, высказать кое-что Вернону и Петунье.
"...вчера вечером мы говорили о том, что поедем и заберем тебя сами, если к пятнице Рон не получит от тебя ответа", — говорит Молли. В принципе, зная супругов Уизли, можно представить себе, как был разговор. "Артур, мы ОБЯЗАНЫ выручить Гарри!" — "Да, дорогая, конечно, но..." — "Артур, мы ДОЛЖНЫ НЕМЕДЛЕННО отправиться за мальчиком! Его там обижают!" — "Эээ... да, дорогая, конечно, и если Рон не получит к пятнице ответа, то мы обязательно туда отправимся сами...". Это называется "муж успокаивает жену", и не более. Если Артур в курсе того, что Гарри за решеткой, а, судя по организации экспедиции, он в курсе, как он может не понимать, что никакого ответа к пятнице не будет? Тем более что все не может быть не согласовано с Директором. Но Молли нельзя пускать на Privet-Drive. Она там остро лишняя, и дело не только в БИ: как ей объяснишь, что Петунья на самом деле хранительница жизни Гарри, и никак нельзя слишком уж перетягивать струну — ведь надо Гарри лето проводить там, где есть его родная кровь...
Так что Артур притормаживает супругу, не говоря ей ни слова неправды: просто умалчивает о том, что этой же ночью за Гарри с его подачи отправятся близнецы и с ними Рон. Не говоря уж о том, что Молли никогда бы их одних не отпустила.
Разборка между супругами замечательно точно описана и очень смешна. Является совершенно никакой Артур, сидит с закрытыми глазами (между прочим, ночка выдалась жуткая еще и потому, что некий "старик Мундугнус Флетчер попытался меня заколдовать, стоило повернуться к нему спиной..." — это, конечно, не великолепная стычка старых школьных друзей на кухне в ОФ, но тоже неплохо), делится производственными сложностями с близнецами (похоже, они у него любимые дети). Нормальный папа, пришедший после тяжелого дежурства и отдыхающий в лоне семьи. Глаза он открывает, когда появляется грозная Молли, и деликатнейшим образом пытается смягчить жену, играя с ней в известную семейную игру "Один наш общий знакомый..." — "Может быть, у него есть некоторые оправдания?..". Он, в отличие от Молли, конспиратор неплохой. Ну, может быть, немного слишком поздно заметил Гарри, может быть, слишком удивился, увидев его... но усталость после напряженного дежурства все списала. Вот если бы он еще хотя бы формально ругнул близнецов, якобы без спроса взявших машину, все вообще было бы тип-топ. Но Артур немного не попадает в тон — видимо, все-таки очень устал.
"-Твои сыновья [знаменитая семейная формула подобных разборок — ну, разумеется, Молли не имела к появлению на свет близнецов и Рона ни малейшего отношения...] летали сегодня ночью на этой мерзкой машине за Гарри и обратно! — прогремела миссис Уизли. — Что ты на это скажешь, а?!
— Неужели? — с восторгом спросил мистер Уизли. — Ну и как, нормально? То... то есть... — он срочно переменил тон, потому что из глаз миссис Уизли полетели молнии, — это было... очень неосмотрительно с вашей стороны, дети... ужасно неосмотрительно..."
Дословно фраза мистер Уизли звучит так - Did it go all right? Возможно, речь здесь идет не только и не столько о машине...
На задворках Диагон-аллеи
Через неделю из Хогвартса приходит письмо, и мистер Уизли считает нужным восторгнуться тем, как быстро Дамблдору все стало известно. Нет, Артур не лицемер, но в плане БИ ведет себя очень и очень аккуратно. И вообще, похоже, что магловские изобретения ("Ах, как интересно! Как чудно работают эти эскапаторы / автобусные обстановки!") для него, сдержанного и уравновешенного, не просто хобби, — несколько излишние восторги по поводу ухищрений не-магического мира есть хитрый и весьма действенный способ разрядить обстановку.
"Значит, по-твоему, я должен бояться Люциуса Малфоя? — возмутился мистер Уизли, но практически сразу же отвлекся при виде родителей Гермионы. Те смущенно жались к протянувшейся вдоль всего мраморного зала мраморной же стойке и ждали, когда Гермиона их представит. — Да ведь вы же маглы! — восторженно вскричал мистер Уизли. — Мы непременно должны где-нибудь вместе посидеть! А что это у вас такое? Ах, вы меняете магловые деньги. Молли! Смотри! — он в экстазе показал на десятифунтовую банкноту в руках у мистера Грейнджера".
Гарри не совсем успешно осваивает каминную сеть и оказывается в лавке Борджина. И вот это, надо думать, совершенно случайно. Потому что сцена между Драко и Люциусом остро не предназначена для чужих ушей.
Простая с виду книга построена очень тонко. Гарри (и мы с ним) имеет отличную возможность сравнить две семьи. Разборки язвительно-самовлюбленных и скрытных Малфоев, которым сильно недостает душевного тепла, поставлены Роулинг как бы в пару и в противовес разборкам семьи Уизли, где и любви, и открытости, и горячности душ хоть отбавляй.
Оба Малфоя находятся во взвинченном состоянии, но причины их переживаний лежат даже не в параллельных, а в перпендикулярных мирах. Понять друг друга отец с сыном не способны, и каждый свято убежден, что другой а) совершенно не прав б) вообще эгоист.
Право же, по-своему Малфои даже более забавны, чем Уизли.
Драко изнывает от любви, обиды и зависти. "Гарри Поттер в прошлом году получил "Нимбус 2000". И специальное разрешение от Дамблдора играть за Гриффиндор. А он не так уж и хорош, это все потому, что он знаменитость... знаменитость с идиотским шрамом на лбу... — Драко наклонился, чтобы поближе рассмотреть полку с черепами. — Все считают его таким умным, ах, супер-Поттер с его шрамом, с его метлой...".
Люциус считает, что все это нервное желе совершенно ничего не значит по сравнению с мировой революцией — то есть политической ситуацией и благополучием дома Малфоев в целом.
"Ты говоришь мне это в сотый раз, как минимум, — не дослушал мистер Малфой, раздраженно глянув на сына. — И я должен напомнить тебе, что это не - предусмотрительно — показывать, что ты не в таком бешеном восторге от Поттера, как все остальные..."
Что бы там ни говорил Драко в ФК, рисуясь перед Гарри ("Надо будет все-таки заставить отца купить метлу..."), хозяин в доме Люциус. Правда, после ядовитейших замечаний в адрес Драко (надо думать, не первый и не последний раз) папа все-таки купит сыночку партию метел — и тем самым право играть в команде Слизерина. Хотя возможно, что отцовским чувствам Люциуса сильно способствует представление о победе Слизерина над Гриффиндором как важной политической акции. Малфой-старший — сугубый практик.Но тогда надо ему верить, когда он намекает, что за наездами на Пожирателей стоит именно Артур Уизли. Ибо Люциус не из тех, кто припишет врагу, пусть и заклятому, все грехи просто потому, что хочется в раздражении кого-нибудь лягнуть...
Впрочем, Политическая Игра еще только начинается, и пока перевес явно на стороне Директора.
В свете этого очень любопытно, что по Knockturn-Alley бродит старый добрый Хагрид. Вряд ли он ищет здесь только средство от плотоядных слизняков. Вполне возможно, что он наблюдает за Люциусом. Во всяком случае, позже он стопроцентно делает именно это, потому что когда Артур с Малфоем-старшим затевают драку, Хагрид появляется буквально через несколько секунд ("Тихо, мужики, вы чего?..").
Гарри говорит с лесником недолго, но о Добби ему рассказать успевает. Кстати, с этого момента Директору наверняка известно о визите Добби и о его предупреждениях. Как и о том, что некий недоброжелатель что-то затевает... Северус, вы, случаем, не знаете, у кого из ваших старых соратников есть домовой эльф по имени Добби?
Правда, с нашей точки зрения, еще более вероятно, что Дамблдор отследил визит Добби и задал соответствующий вопрос Снейпу несколько недель назад. Так что наблюдение за Люциусом Хагрид осуществляет не только из-за Политической Игры, но и из-за Игры Большой.
В конце концов все заинтересованные стороны сходятся возле Локхарта, который сам по себе ничтожество, но чутье имеет выдающееся. Уизли сюда приходят в этот день с подачи Гермионы, которая влюблена в Локхарта, а еще из-за того, что Молли тоже жаждет видеть Гилдероя вживе (ах, эта платоническая женская любовь...), Малфои — потому, что Люциус собирается кому-нибудь подсунуть Дневник, пользуясь многолюдьем... и вдруг такая удача, семья Артура. Далее Малфой-старший явно провоцирует драку, вплоть до оскорблений в адрес ни в чем не повинных родителей Гермионы, и не потому, что действительно хочет подраться с Артуром (он предпочитает другие способы сделать больно), а просто обеспечивая себе прикрытие. Он и в глаз получает ("Энциклопедией поганок"... какова символика, однако), скорее всего, потому, что отвлекся от собственно рукопашной и засовывал книжечку в учебник Джинни...
Заметим на полях, что вход в ТК находится в женском туалете, и Люциус подсовывает дневник именно девочке. Случайность? Или еще одно косвенное доказательство предварительных контактов между Люциусом и дневниковым отпечатком его бывшего хозяина?
В любом случае, дело сделано. Дневник у Джинни, и Том вскоре начинает ее обольщать. К Дневнику и Гарри-то чувствует тягу с первого взгляда. А уж Джинни и подавно приходит в ужас, забыв бумажного друга при отъезде в Хогвартс, и кидается за ним сломя голову.
Очень скоро она будет отдавать свои жизненные силы отпечатку-Реддлу и делать то, что он хочет. Хотя и не без сопротивления.
Некоторые аспекты прибытия в Хогвартс в свете БИ
На вокзале Добби закрывает барьер, и Гарри с Роном не могут попасть на платформу.
Честно говоря, у нас недостаточно данных, чтобы понять, наблюдали или нет на этот момент за Добби, можно ли было его остановить и почему мистер и миссис Уизли не вернулись из-за барьера за детьми, если они умеют аппарировать. Скорее всего, Добби до последнего момента и сам не знал, что собирается сделать. Он же не мог предположить, что Гарри с Роном пойдут последними. Но наблюдатели от Дамблдора на платформе, конечно, есть. И очень в духе Директора дать детям решить самим, как вести себя в данной ситуации, потому что несамостоятельный человек хуже невоспитанного.
Если бы, как предложил Гарри, мальчики вернулись в переулок и подождали у машины, — хорошо. Если бы додумались послать Хедвигу в Хогвартс — еще лучше. Да и само по себе решение лететь в Хогвартс на машине не так уж страшно. А вот неумение подумать, под какие неприятности они подставляют Артура, и тем более сохранить конспирацию (как в ФК), должно быть наказано.
Между прочим, в свободный полет они отправляются в основном потому, что так хочет Рон. Самый младший мальчик Уизли, находящийся в тени братьев всю свою жизнь, увидел возможность быть крутым, как близнецы. Поэтому и не думает ни о чем, а сразу предлагает самый заманчивый и, как ему кажется, славный выход — лететь на машине. Он поведет, как Фред. А Гарри будет сидеть рядом, как Джордж...
Что любопытно — захватывающее приключение постепенно оборачивается очень скучным времяпрепровождением. Нарушать правила ради их нарушения на самом деле далеко не так интересно, как кажется.
Взрослые еще впаяют, а пока недоволен фордик: он бастует, так что дети едва не разбились, и только десяток апперкотов от Дракучей Ивы пробуждает в нем энергию. Выкинув сначала хозяев, а потом их багаж, машинка улетает на волю в пампасы, сиречь в Запретный лес. Нельзя не пожелать ей большого семейного счастья с мотоциклом Сириуса, который так и не вернулся к хозяину, оставшись у Хагрида. А также семи маленьких мопедиков — в духе семьи Уизли...
Тем временем что происходит на платформе? По идее, гипотетические наблюдатели должны были отследить, кто именно заблокировал барьер. Но уж точно Молли с Артуром обнаруживают, что мальчики исчезли вместе с машиной, — а затем они наверняка извещают Дамблдора.
Одновременно информация о летающей машине попадает в газеты. Полный скандал. Артур подпадает под служебное расследование, и это серьезно осложнит положение Дамблдора в Политической Игре. Впрочем, мы об этом узнаем только зимой, на Рождество. А пока грядет воспитательный момент.
Шалость Директор спустил бы, а вот за нежелание работать головой он считает нужным наказать. Кроме того, вся школа будет в диком восторге от того, что мальчики прилетели на машине. Так что надо быстро и четко заниматься профилактикой звездной болезни у Гарри.
Есть абсолютно точное доказательство того, что Директор знает о вояже: Гарри и Рона у стен школы поджидает Снейп.
Что он именно поджидает, а не прогуливался там случайно, чтобы воздухом подышать, совершенно ясно: газета наготове, о Дракучей Иве он осведомлен — следовательно, видел прибытие во всех его подробностях. Распределение в зале идет своим чередом, Макгонагалл при Шляпе, Хагрид и Дамблдор за столом... в общем, никто как будто и не сомневается, что Гарри с Роном долетят благополучно. Надо думать, Снейпа отрядили не только плеваться ядом и шипеть, но и присмотреть за прибытием. Вполне вероятно, он был готов немножко поколдовать, однако, в общем не потребовалось. Напротив, профессор зельеделия неожиданно насладился дивным зрелищем — как получают друг от друга Гарри и Дракучая Ива. Ведь у него счеты к обоим.
Выход Снейпа красиво театрален, но одновременно и комичен — ведь Снейп, кипя от злости, вынужден слушать, что именно думают о нем Рон и Гарри (ну и многие другие ученики тоже, кстати). Между прочим, реакцию "Я это слушать не способна" (с. Собака на сене") он выдает, когда Рон с энтузиазмом рассказывает, что профессора зельеделия никто не любит... а любви-то Снейпу хочется... впрочем, ладно, не о нем сейчас речь.
Следует прочистка мозгов, которая начинается с программной фразы - "Итак, поезд недостаточно хорош для знаменитого Гарри Поттера и его верного оруженосца Уизли. Своим прибытием надо наделать как можно больше шуму, так?". Небольшой, но звездный момент — Снейп, ненавидящий Иву со школьных лет, выражает свои сожаления по поводу того, что кто-то хорошо ей впаял. Он потом не выдержит и еще раз вернется к этой сладостной теме, когда придет Директор ("Вот так бы весь день стоял и слушал", Вовочка о сгоревшей школе). Экзекуцию завершает суровая угроза: "Весьма прискорбно, что вы учитесь не на моем факультете и право принимать решение о вашем исключении принадлежит не мне. Мне придется пойти и пригласить тех, кому дарована эта счастливая привилегия". Яд каплет сквозь его кору... Между прочим, Снейп угрожает детям самым страшным наказанием, которое может быть и для него самого. Но об этом тоже как-нибудь потом. Снейп того стоит.
Конечно, профессор зельеделия отлично знает, что никто Гарри не исключит, что бы он ни натворил. Но, во-первых, немного помечтать не вредно, а во-вторых, его для того и прислали, чтобы он поработал плохим следователем. Ибо Дамблдор так обеспокоен и рассержен на мальчиков, что спускает на них свою цепную змеюку с командой "Фас!". Далее и Макгонагалл пытается играть роль плохой, но она так хорошо быть плохой не умеет. Что ж поделать, не всем это дано... Наконец, происходит впечатляющий выход начальства, которое, как и положено начальству, может позволить себе быть грустно-упрекающим, при этом частично сняв напряжение — чтобы его должным образом любили.
Классическая психологическая игра.
Отдельно отметим разочарование в глазах Дамблдора. Он действительно разочарован — Гарри сделал худшее, что мог. Он не просто решил понтануться и не включил мыслительный. Он НЕ ВЫУЧИЛ УРОК. Рон в конце прошлого семестра в больнице лежал, а вот Гарри на пару с Гермионой учили (путем снятия 50 баллов с носа), что при нарушении правил надо думать о последствиях, особенно если эти последствия могут навредить третьим лицам. Ну что ж... есть и смягчающее обстоятельство: Гарри со стыдом, но стойко излагает коленям Директора все как было, но стойко молчит о том, что может повредить Артуру. Поздновато, конечно, но хоть какие-то зачатки соображения проявились. Так просто Директор это не спустит, но, как всегда, будет действовать не напрямую. А сейчас пойдемте, Северус, есть замечательный торт (забавно, что у Дамблдора в таких случаях всегда присутствует стремление подсластить пилюлю — "ешьте торт", "возьмите лимонную дольку" и так далее), а профессор Макгонагалл (Минерва, вы слышите?) тем временем решит, как она накажет учеников своего факультета, ибо это ее право и обязанность.
Макгонагалл сначала пытается продолжить сдирание шкуры, начатое Снейпом, но Гарри обезоруживает и ее — совершенно искренним беспокойством за свой факультет. "Профессор, мы взяли машину, когда семестр еще не начался, поэтому... Гриффиндор не должен терять из-за этого баллы, правда? Ведь не должен? — закончил он, обеспокоенно заглядывая ей в лицо". Кто бы тут устоял? Разве что Снейп. Но его увели к торту.
Кстати, о торте. Северусу пополам со сладким, надо полагать, будет выдан воспитательный момент, то есть объяснение, что атаковать Гарри в лоб есть не самое продуктивное занятие. Но вы, Северус, не расстраивайтесь. Вы хорошо поработали сегодня, и у вас еще будет случай себя показать.
Ибо Гарри еще плохо знает Дамблдора. Глобальная обработка с целью профилактики звездной болезни только начинается.
Один за всех. И все на одного
Сначала Гарри наказан стыдом — Уизли были к нему так добры, а он не меньше Рона виноват в неприятностях, предстоящих Артуру. Мальчик даже Вопиллер от миссис Уизли воспринимает едва ли не на свой счет. Кстати, Молли в ходе ора упоминает о письме, полученном от Дамблдора, — и что Артуру было до смерти стыдно. Гм. А за что? Вряд ли Директор выругал за сам факт существования машины. Затеять что-нибудь такое, прикольное и слегка хулиганское, вполне в его собственном духе... За то, что не сумели научить Рона правильно отреагировать? ("РАЗВЕ ТЕБЯ ТАК ВОСПИТЫВАЛИ?!.") Или за топорную работу, которая повлечет за собою крупные осложнения в Политической Игре? Скорее всего, и за то, и за другое.
Между тем Гарри продолжает сокрушаться, видя забинтованные руки профессора Спраут, которая пострадала от дракучей пациентки. Вообще Спраут куда больше страдает от того, что Локхарт ее учит, как надо работать, чем собственно от боевых ранений... но в принципе Гарри идет правильным путем. А чтобы помочь ему на этой нелегкой дороге, Директор, похоже, дает команде распоряжение пораскинуть мозгами и проявить инициативу.
Что команда тут же и делает, причем в полном соответствии с характером каждого.
Первым на Гарри спускают Локхарта. Он, самовлюбленный и ограниченный человек, вряд ли может самостоятельно дойти до того, что Гарри хочет ему подражать, и тем более из-за этого сколько-нибудь переживать. Локхарт вообще не способен думать ни о ком, кроме себя. Кто бросил фразу, Снейп или Директор? Кто-то из них. "Гилдерой, вам не кажется, что вы несколько перегнули палку, когда фотографировались с Гарри для "Пророка"? Посмотрите, он уже пытается идти по вашим стопам...".
Естественно, Локхарт, как обычно, приписывает возникновение этой мысли себе. "Прилететь в Хогвартс на машине! Разумеется, я сразу понял, почему ты так поступил. Это так ясно...". Да, ему неплохо внушили чувство вины по этому поводу. Локхарт, насколько он способен, извиняется, и, насколько он способен, пытается объяснить Гарри, что так негоже. И, конечно, отталкивает мальчика от себя — и заодно от жажды славы — прочно и надолго. Отличный импринт от противного.
Скорее всего, Снейп поработал и с любимым учеником. Дополнительное указание, чтобы наехать на Гарри, Драко вряд ли требуется, а вот фразу, которая направила бы творческую энергию мистера Малфоя в нужное русло, Снейп, по всей вероятности, обронил. Вот один из плюсов его имиджа — он может своими саркастическими замечаниями направить мысли и действия людей в желательном направлении, причем почти никто не поймет, как с ним поработали.
Вскоре свою лепту в воспитательный процесс внесет второй член команды — Хагрид.
Возобновляются квиддичные тренировки. У Гарри появляется преданнейший поклонник Колин, и Гарри ничего так не хочет, как чтобы этого поклонника не было. Собственная слава раз и навсегда приобретает для него привкус карикатуры и воспринимается как нечто крайне досадное.
В конце концов мальчик начинает себя чувствовать виноватым даже в том, что Гриффиндор в прошлом году проиграл матч. Право же, вот это ерунда... а впрочем, чем больше в Гарри ответственности за других и перед другими, тем лучше — учитывая его грядущую миссию по спасению мира.
Рон, строго говоря, тоже не отделался Вопиллером: весь этот год он будет расплачиваться за отсутствие мыслительного процесса неприятностями, которые доставляет ему сломанная палочка. В этот раз его рвет слизняками, и Гарри с Гермионой тащат друга к Хагриду. И нарываются на упрек. Ну да, могли бы и раньше зайти, по-дружески, а не из необходимости. С другой стороны, Хагрид сам виноват, что дети к нему относятся не слишком серьезно — меньше надо было дурачком прикидываться. Теперь они считают, что умнее его, откровенничать с ним не будут, просить совета — тем более.
Да, надо, надо Дамблдору нового и умного конфидента.
В ходе беседы Хагрид в своем неповторимом стиле вспоминает о необходимости проявить инициативу."Гарри, — сказал Хагрид, так, будто вдруг вспомнил о чем-то, — а я на тебя в обиде! Говорят, ты автографы раздаешь, а про меня-то и забыл...". Само по себе не так чтобы очень сильно, но на общем фоне сойдет. Помимо воспитательного момента, лесник еще и проверяет реакцию Гарри. И вполне ею доволен: мальчик все понимает правильно.
Очень любопытно, кстати, что Хагрид совершенно не педагогично кроет Локхарта. По-видимому, Локхарта крыть можно? Ибо "Хагриду было совсем не свойственно критиковать преподавателей Хогвартса, поэтому Гарри посмотрел на него с огромным удивлением. Гермиона же в ответ на эту реплику произнесла более высоким, чем обычно, голосом:
— Мне кажется, ты несправедлив. Ведь сам профессор Дамблдор посчитал Локхарта лучшим претендентом на эту должность...
— Скажи лучше, единственным претендентом".
Фраза имеет отличный второй смысл — и правда, каждый год лично Дамблдор решает, кого именно он возьмет на должность профессора DADA. Отбор четко идет в соответствии с интересами БИ. Правда, Хагрид, сболтнув крупицу правды, начинает, как водится, сразу отыгрывать назад — дескать, нету ни единого претендента, кто ж захочет... И действительно. Кому вообще надо преподавать в каком-то захолустном Хогвартсе?
Последний гвоздь в крышку гроба забивает суровая Макгонагалл, выждавшая нужное количество времени, чтобы Гарри побольше пообщался с Локхартом и смог оценить бесценное общество последнего по достоинству.
"— А вы, Поттер, поможете профессору Локхарту отвечать на письма поклонников, — добавила профессор Макгонагалл.
— Какой кош... Профессор, а можно мне тоже в трофейную? — отчаянно взмолился Гарри.
— Разумеется, нет!".
Забавно, "Гарри, как, впрочем, и Рон, был уверен, что именно его наказание — самое непереносимое". О да. Директора со товарищи лучше не гневить — прилетит быстро, эффективно и по самому больному месту...
Все это прекрасно и очень педагогично. Но в тот же вечер Гарри слышит Василиска, ползущего по трубе, голодного и злого. Кажется, это первое появление монстра. И оно, помимо прочего, значит, что Реддл уже контролирует Джинни настолько, что открыл Тайную Комнату... а ведь на дворе всего-навсего конец сентября.
Джинни плохо выглядит, и Перси (при всех недостатках он очень любит сестру и о ней заботится) заставляет ее принимать средство мадам Помфри — так что у носительницы образа Реддла несколько часов из ушей идет дым.
Бедный Волдеморт. Что только эти Уизли с ним не делают... а ведь прогулка по унитазу в женском туалете ему еще только предстоит...
Хэллоуин
Вечером 30 октября все нормальные ученики идут на праздник в Большой зал, а Гарри, Рон и Гермиона — в подземелье к Нику, на его крутой юбилей, пятисотую годовщину смерти. Естественно, это отмечено наверху.
Надо полагать, Джинни в Большом Зале тоже отсутствует, потому что Реддл через девочку выпускает Василиска (надо так понимать, это разовый процесс, и каждый раз рептилия совершает единичный вояж). Заметил ли кто-нибудь из команды отсутствие Джинни в Зале? Сложно сказать. Скорее всего, нет.
На сей раз Василиск далеко не уполз. Гарри слышит его, когда тварюга по трубам ползет из подземелья вверх, в сторону туалета Миртл. Никто не видит, что вызывает его Джинни, потому что самой Миртл в момент вызова нет на месте: она внизу, на празднике у Ника, где Пивз ее знакомит с Гарри и Роном, а затем, добрый, доводит до слез и дум о вечном ("Прыщавая! Прыщавая!").
Гарри и Ко мчатся к месту происшествия, разминувшись с Василиском совсем чуть-чуть, и наталкиваются на Окаменевшую кошку.
Тут очень вовремя заявляется вся толпа учеников и преподавателей. Любопытна первая реакция Драко — торжествующий вопль, горящие глаза и вообще чрезвычайное оживление по типу: "Вау, наконец!". Добби, конечно, знает больше, но и при Драко, видимо, что-то обсуждалось. Хотя в детали интриги наследник Малфоев явно не посвящен. Конечно, возможно, что любимый декан сумел вытянуть из Драко больше, чем тот считает нужным сказать лже-Краббе и лже-Гойлу. Но Гарри, к сожалению для нас, читателей, из внутрислизеринских обсуждений исключен.
Дамблдор в кабинете Локхарта осматривает кошку и выясняет, что она Окаменела. Если это не Василиск, то черная магия высокого класса, ученикам Хогвартса недоступная, хотя в принципе возможно, что кто-то из детей бывших Пожирателей нечто такое умеет. Однако позже устами Гермионы Роулинг объясняет для тупых:"Дамблдор не смог расколдовать миссис Норрис, и это наводит на мысль, что тот — или, скорее, то — что на нее напало, не было... ммм... человеком". Да, какой уж там ученик Хогвартса, как бы он ни был хорош, способен произвести Окаменение так, чтобы его не снял Директор... Следовательно, версию об инсценировке нападения Василиска следует отставить. Что тогда?
Реакция команды Дамблдора весьма выразительна: пока Директор производит тщательнейший осмотр кошки, Макгонагалл стоит, "сузив глаза", а Снейп кривится так, "словно он с трудом сдерживал ухмылку". Для них происходящее явно что-то значит.
Подойдем к вопросу логически. Что можно вывести из обстоятельств хэллоуиновского кризиса? Он тесно связан: а) с участием человека — явно человеческая рука оставила на стене надпись; б) с канализацией — о чем говорит лужа воды вокруг Окаменевшей кошки. Канализация выводит нас на туалет, из которого натекла вода... и вот тут становится остро интересно, потому что это туалет Миртл.
Туалет для девочек на втором этаже — очередная (и не последняя) обманка Роулинг. Гермиона говорит:"Туалет весь прошлый, да и этот, год не работал, потому что у Миртл постоянные припадки, и она устраивает потопы". Однако запущен он настолько, что это уже не случайность, и дело не в Миртл. Ну неужели у домовых эльфов руки не доходили хоть зеркала протереть... нет, видимо, запущенность в данном случае есть сигнал: "Шли бы вы, ребята, в другое место, а здесь вам делать нечего".
Причем указание, скорее всего, дано с самого верха. Вряд ли Дамблдор может забыть о деталях кризиса пятидесятилетней давности. Пусть он не был тогда Директором, но находился в Хогвартсе, когда погибла ученица, а где она погибла — знали тогда все, это даже Арагог знает. До Миртл Василиск, как сообщает Гарри Дневник-Реддл, напал на нескольких учеников, — то есть и Окаменение как таковое Директору хорошо знакомо. Наконец, всегда неподалеку как живое напоминание Хагрид, которому тогдашние события сильно поломали жизнь...
Дамблдор должен как минимум догадываться, что в Том Самом Туалете находится вход в ТК. Есть там неработающий кран... и на нем такая змейка конкретная нарисована... Ну хорошо, пока оставим это. Что место нехорошее, Дамблдор не может не считать — и не может не добиваться, чтобы ученики держались отсюда подальше. Причем, как обычно, не прямыми методами, а косвенными, но от того не менее эффективными. Забитая дверь туалета, из-за которой надрывно воет Миртл, вызвала бы бурное любопытство всякого нормального хогвартсовского ученика, не говоря уже о близнецах Уизли. А так общую позицию опять же озвучивает Гермиона: "Я вообще туда никогда не хожу; это же невозможно, когда у тебя над ухом кто-то завывает...".
Итак, тот, кто напал на кошку, каким-то образом связан с канализацией в туалете, где пятьдесят лет назад погибла Миртл. Так что команда Дамблдора вполне имеет основания сужать глаза и думать нехорошее.
Все сходится на Тайной Комнате — особенно с учетом обещания самого худшего врагам Наследника Слизерина. Уж если весь Хогвартс кидается после инцидента читать легенду о ТК, то преподаватели, и Дамблдор особенно, должны были сообразить все прямо на месте происшествия.
Остается выяснить, при чем тут Гарри.
Комната открывается тем, кто знает парселтонг. Знает Волдеморт — но он в Албании. Гарри не мог открыть комнату: он был на смертенинах, а пот
 
СакердосДата: Пятница, 15.11.2013, 14:48 | Сообщение # 29
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
Следствие ведут Гарри и Ко
После Хэллоуина Джинни сама не своя (ярко выраженный синдром "местами помню... местами не помню..."). Жалуется она только другу-Дневнику — то есть пока его не подозревает. Ах, как долго и подробно Роулинг описывает ее переживания: губы дрожат, бледная, вообще все приняла как-то слишком уж близко к сердцу, — и как наставляет тут же "обманок": попросту любит девочка кошек, боится, что Филча в камень превратят (а что ей Гекуба?.. то есть Филч), да и на Гермиону "история с кошкой тоже подействовала" — вроде как общедевичья истерика.
На самом деле такие как бы несущественные описания в ГП, как положено в детективе и рядящемся под него постмодернизме, всегда крайне существенны. Роулинг — наследница всей английской литературы. Не только Диккенса, Остин или Толкиена, но и Агаты Кристи тоже.
о наследниках: по школе расползаются слухи, что Гарри в родстве со Слизерином. Однако на сей раз обструкция не носит тотальный характер. Близнецы, например, с их здоровым черным юмором получают от ситуации массу удовольствия.
Тем временем решительная Гермиона добивается от профессора Биннза рассказа о любопытных подробностях насчет ТК, которым следует верить, ибо Биннз, даром что призрак, до тошноты скучен и точен и вообще признает только факты. С другой стороны, Биннз, рассказав о ТК, как мы полагаем, сущую правду, далее делает поворот оверштаг и начинает все более жестко утверждать, что комнаты не существует. Право же, как это... по-исторически.
Впрочем, авторы полагают, что Биннз тоже та еще твинпиксовская сова. Этому ружью еще предстоит выстрелить. А пока отметим, что у Биннза не то своеобразное чувство юмора, не то до странности точный вид рассеянности — он называет каждого из учеников, казалось бы, им не замечаемых, фамилией не настоящей, но очень похожей и сходной по происхождению. И вообще, он компетентный преподаватель, который умеет хорошо говорить и держать внимание класса. Но отчего-то страшно раздражается, когда это происходит...
Итак, истинный наследник Слизерина "один будет способен снять печать с Тайной Комнаты". Надо полагать, Гарри, раз уж он смог открыть вход в Том Самом Туалете, несет в себе часть свойств наследника Слизерина. Как любит говорить Дамблдор, "наиболее вероятное объяснение", что это случилось после контакта в годовалом возрасте с Волдемортом.
Но это сейчас не главное. Важно, что если об этой легенде знает Биннз, то знает и Дамблдор. Если директор действительно считает нападение на кошку результатом действий Василиска, выползшего из канализации, то он должен а) предпринимать какие-то действия по защите детей; б) искать, кто в Хогвартсе способен работать истинным наследником Слизерина.
Что он и делает. А как — станет ясно, если присмотреться к последующим событиям.
Начнем с мер демонстративных: Филч дежурит возле Того Самого Туалета. Его стул стоит прямо под не поддающейся никаким чистящим средствам надписью (признак подозрительно высокого профессионализма злоумышленника: Реддл был одним из лучших учеников Хогвартса). Но ведь Филч сквиб. Подставлять его под встречу с Василиском как минимум неразумно. Кто-то дежурит в самом туалете?
Сама собой напрашивается кандидатура Миртл. Конечно, она балбеска, но раз уж она обитает в тамошнем унитазе...
Как бы то ни было, Гарри и Ко дают в очередной раз самим вести расследование. Они засекают пауков, удаляющихся из замка подальше от Василиска. Много позже Хагрид напрямую отправит юных следователей за пауками — лишнее доказательство, что команде Дамблдора уже все известно. Но команда Гарри и тогда поймет не сразу, а уж сейчас и подавно ничего не понимает.
Гермиона пытается составить логическую цепочку: в комнате Слизерин заключил нечто, способное помочь выгнать из Хогвартса всех полукровок — кто-то открыл комнату, потому что хочет выгнать полукровок — Драко обозвал Гермиону магродьем — наследником Слизерина может быть Драко. Хорошая цепочка, хотя и несколько наивная. В реальной жизни все сложнее. Настоящий Том Реддл сам полукровка и использует Комнату и Василиска уж скорее для получения власти, чем для очищения школы от нечистой крови.
Поскольку Гермиона на уроках слушает внимательно, она предлагает применение Оборотного Зелья. Для этого, правда, надо нарушить массу школьных правил, но когда Гермиона загорается какой-нибудь идеей (защита полукровок, права домовых эльфов — подчеркнуть нужное), она кентавра на скаку остановит и Снейпу мантию подожжет. Уж не говоря о каком-то ограблении шкафа.
Правда, она, как год назад, даже не подумает, что ее могут отследить. Между тем если Гарри и Ко обосновываются в Том Самом Туалете и начинают там потихоньку варить Оборотное Зелье, то Дамблдору это известно. Потому что он за туалетом следит.
А если не следит, то он выжил из ума. Либо Роулинг плохой писатель.
Некоторые аспекты квиддича в свете БИ
В середине ноября — первый матч по квиддичу, Гриффиндор играет со Слизерином. И поскольку за Слизерин не только Малфой-младший, но и Малфой-старший, вполне возможно, что результат матча, прямо как на византийском ипподроме, приобретает политический оттенок. Против Гарри (и Дамблдора) выходит Люциус.
Малфой-старший, надо признать, не пожалел усилий. Бесспорно, что он покупает наследнику право играть в команде Слизерина. В памятной стычке, когда слизеринцы хвастаются метлами, никому, кроме умницы Гермионы, не приходит в голову совершенно правильный взгляд на вещи: по-настоящему стыдно не быть бедным, а пытаться купить победу (какая английская мысль — о правоте честной игры...). Там, где Рон будет страшно стыдиться собственных родителей (заслуживающих между тем всяческого уважения, ибо тащат семерых детей, забыв о себе и сохраняя при этом в неприкосновенности моральные устои), Гермиона врежет так, что Драко иначе как эквивалентом колдовского мата и отреагировать не сможет.
Но возможно, что Люциус не ограничился покупкой метел. Нам хорошо известно, что Добби заколдовал бладжер, и мы знаем, что он сделал это из благих побуждений — тех самых, которыми вымощена одна интересная дорожка. Но была ли это очередная гарриубийственная инициатива Добби? Или приказ Малфоя-старшего?
Мы не нашли ничего, что бы противоречило данному предположению. Для себя Добби может сколько угодно объяснять свои действия интересами Гарри. Но для Люциуса, никогда не брезгующего грязной игрой, по крайней мере очень выгодно вывести из строя Ловца гриффиндорцев — при том, что отпрыску он купил именно место слизеринского Ловца. А вот и косвенное доказательство: Добби довольно подробно перечисляет разнообразные наказания, которым подверг себя за действия по защите Гарри. Но он ни слова не говорит о наказании, которое ему вроде бы автоматически следует над собой произвести за околдовывание бладжеров — ведь делал-то с благой целью удаления Гарри из школы...
Отрадно, что Драко получил хороший жизненный урок: даже крупные деньги (как-никак, семь хороших метел) и крупная подлость (а что еще есть затея с бладжерами?) иногда не в состоянии дать тебе то, что ты очень, очень хочешь. Ему влетает от Флинта ("Маркус Флинт орал на Малфоя. Что-то насчет того, как некоторые не могут заметить снитч, даже когда он у них на голове. Сказать по правде, вид у Малфоя был не слишком-то радостный"), а далее, надо думать, еще и от собственного отца.
Впрочем, вернемся к БИ. И зададимся естественным вопросом: а мог ли Дамблдор, которому не может не быть известно о визите Добби на Privet-Drive, пропустить визит именно этого домового эльфа на свою территорию?
Следует думать, что за Добби в школе как минимум присматривали. Разговор с Гарри в больнице не может пройти незамеченным. ТК открыта в результате каких-то действий Люциуса, и работать надо в этом направлении.
Впрочем, мы почти уверены, что Директор ничего нового из разговора Гарри с малфоевским домовиком не узнал. Но об этом чуть позже. Потому что пока визит Добби к больному прерывают Директор Хогвартса и декан Гриффиндора.
Некоторые аспекты языкознания в свете БИ
Эпизод крайне интересен по двум причинам: серьезной и хулиганской.
Начнем со второй. Давно подмечено, что строгая Макгонагалл и чудаковатый Директор Хогвартса относятся друг к другу очень, очень тепло. Кажется, кроме Минервы, никто в Хогвартсе не называет Директора просто по имени. Уж не говоря об интермедиях типа:
"...летом я слышал отличный анекдот! Значит, так: тролль, колдунья и лепрекон пришли в бар...
Профессор МакГонагалл громко закашляла. [В переводе — Альбус, немедленно заткнись, ты смущаешь детей своими выходками!]
— Э-э-э... сейчас, возможно, не время... м-да... — стушевался Дамблдор. — О чём бишь я?"
Короче, они — пара, и это заметно.
Но встретить их в ночных рубашках... а уж тем более когда далее Минерва, взвинченная происходящим, откровенно признается мадам Помфри, что Альбус надумал спуститься вниз за горячим шоколадом, который, как известно, есть один из распространенных афродизиаков...
Круче этого, пожалуй, только озлобленная собственной недоцелованностью Амбридж, которую в ОФ вполне постмодернистски уволокут с собой кентавры.
А Роулинг — хулиганка.
Несколько отведя душу, перейдем к причине серьезной.
Как-то не согласуется все это.
"— Еще одно нападение, — ответил Дамблдор. — Минерва нашла его на лестнице.
— Рядом с ним лежала гроздь винограда, — сказала профессор Макгонагалл. — Мы думаем, он хотел тайком навестить Поттера".
То есть нашла Колина Макгонагалл по дороге к больнице. Но при чем здесь тогда Альбус, который спустился вниз за горячим шоколадом? Более того, ночная прогулка Дамблдора имеет очень важное значение.
"— Обратился в камень? — прошептала мадам Помфри.
— Да, — подтвердила профессор Макгонагалл. — Но мне страшно подумать... если бы Альбус не спустился вниз за горячим шоколадом... кто знает, что бы могло случиться..."
И вот тут авторы не могут не выдвинуть предположение, прямых доказательств которого не имеют — но в картину происходящего оно укладывается очень хорошо.
Перед каждым нападением, когда Василиск ползет по трубам, его слышно. Надо думать, его вообще слышно, так сказать, физически. А Гарри, владеющий парселтонгом, просто понимает смысл этих странных звуков.
Нет причин думать, что перед нападением на Колина Василиск ведет себя как-то иначе. Всегда ползет, жалуясь себе самому на жизнь свою тяжелую, голодную, — и в этот раз делает то же самое.
Вот это, по всей видимости, и услышал Альбус, пойдя ВНИЗ за горячим шоколадом.
Да, предположение спорное. С другой стороны, во-первых, тогда становится ясным, почему Макгонагалл в ночной рубашке нашла Колина — да потому, что Дамблдор поднял команду по тревоге, сдернув с постелей. А во-вторых, есть эпизод в зоопарке в ФК, который был бы непонятен, не знай мы, что Арабелла Фигг не имеет права сломать ногу просто так.
Бразильский боа-констриктор вызывает Гарри на разговор. Но ведь кто-то должен был с ним об этом уговориться...
И, в конце концов, почему бы Дамблдору, который за свою долгую жизнь и при своих исключительных данных научился едва ли не всему, что возможно для колдуна, не знать парселтонга? Что он из соображений нравственности установил жесткие самоограничения, Роулинг уже нам дважды намекнула: об этом говорят Минерва в вводной главе ФК ("Вы мне льстите, у Волдеморта есть такие возможности, которых у меня никогда не будет". — "Только потому, что вы слишком — ммм — благородны, чтобы ими воспользоваться") и Добби в своих предупреждениях ("Но, сэр... — голос Добби упал до настойчивого шепота, — есть силы, которыми Дамблдор не может... силы, которыми ни один приличный колдун...").
Добби — это еще ладно, он вполне может иметь в виду что-нибудь другое. Но Минерва, хорошо знающая Альбуса, знает, о чем говорит. Дамблдор мог бы делать все, что делает Волдеморт, но никогда не станет.
Охранял ли этой ночью кто-то вход в ТК? Если охрана действительно возложена на Миртл, понятно, почему случилось то, что случилось: меланхольная девица увлеклась сладостным самоистязанием и прокололась. Колина выручил фотоаппарат. Директор не повторит ошибки — надо думать, куда более ответственный, чем Миртл, Почти Безголовый Ник спас Джастину жизнь не случайно. Установить дежурство привидений в коридорах логично, эффективно и безопасно, потому что привидения и так мертвы, а, стало быть, вторично умереть не могут.
Напоследок Минерва и Альбус обмениваются репликами, которые для Гарри явно не предназначались. Ибо из них понятно, какова степень информированности Директора на самом деле.
ТК вновь открыта, подтверждает Дамблдор. В самом деле открыта (то есть это как минимум обсуждалось). Не сказать, чтобы Макгонагалл так уж удивлена. Зато она выпадает в осадок, услышав мнение Директора.
"— Но, Альбус... помилуйте... кто же это?
— Вопрос не в том, кто, — задумчиво пробормотал Дамблдор, — вопрос в том, как...
Насколько Гарри мог видеть по выражению лица профессора МакГонагалл, во всей этой истории она понимала ничуть не больше его самого".
Ну, это мальчик, положим, сильно преувеличивает.
Впрочем, ход мыслей Директора вполне понятен. Гарри в больнице, выращивает всю ночь тридцать три кости. Так что вариант, как в случае с назначением преподавателя DADA, один из одного: Том Реддл, он же Волдеморт. Но если не через "прививку Волдеморта" у Гарри, то каким образом?
Так что можно считать доказанным: в это время Дамблдор про Джинни не знает. И это сильно утешает авторов. Им, авторам, было бы трудно продолжать любить великого, забавного и страшного Директора, буде он, Директор, мог бы хладнокровно подвергнуть одиннадцатилетнюю девочку подобному испытанию.
Некоторые аспекты дуэлей в свете БИ
В свое время Гарри со змеей в зоопарке друг друга неплохо поняли. Нет оснований считать, что парселтонгу можно разучиться — это, по всей видимости, сродни езде на велосипеде, и вообще, опыт не пропьешь. Однако раз уж Директор планирует в свете открывшихся обстоятельств изменение БИ и финальный поединок Гарри с Василиском, то надо бы Гарри каким-то образом подготовить... Северус, кажется, вы, будучи Пожирателем, баловались дуэлями?
Грядет Дуэльный Клуб.
Но будем придерживаться порядка событий. Отрастив 33 кости, Гарри выходит из больницы и прямиком направляется в Тот Самый Туалет, где на "компактном, портативном, водонепроницаемом костре", создание которых является коньком Гермионы, варится Оборотное Зелье. Напоминает о голубом огне, с которым так не повезло Снейпу в ФК. Мелочь, казалось бы, но на самом деле у Роулинг таких мелочей чрезвычайно много. И это не слишком согласуется с распространенным взглядом на ее мир как нечто, имеющее много проколов в построении. Напротив! Она очень скрупулезна.
Логически напрашивается вывод, что Дамблдор позволяет подросткам побаловаться с Оборотным Зельем — как в рамках расследования, так и в целях воспитания инициативы. Именно поэтому Снейп не поднимает бучу по поводу пропажи компонентов у него из шкафа. А мог бы. Урок сорван, у Драко вырастает нос-дыня (чем хуже огромных зубов Гермионы через некоторое время? Дети есть дети...), сама Гермиона потрошит шкаф Снейпа... а Северус тем временем совершенно четко знает, кто виновник. Более того, он смотрит прямо на Гарри — а тот пытается ответить ему чистым, невинным, озадаченным взглядом. Оба делают все, что, как мы знаем из ОФ, облегчает процесс заглядывания в мысли...
Завершающая фраза Снейпа - "Если я когда-нибудь узнаю, кто ее [петарду] бросил, я не успокоюсь, пока этого человека не исключат" — на самом деле довольно беспомощное заявление. Конечно, он знает. И угрожает Гарри исключением (как после прибытия на фордике — до боли знакомая кнопка). Однако на самом деле Снейп может шипеть (не более определенного уровня), придираться (не более определенного уровня), даже бить (в довольно ограниченных пределах и не ногами), но добиться исключения Гарри, что бы тот ни сделал, невозможно. Более того: Снейп знает — кто, после осмотра шкафа совершенно точно просекает — что и зачем... и он обязан проглотить эту историю, сделав вид, что он придурок. Потому что так надо в интересах БИ. И Северус глотает — надо полагать, с горчайшей обидой...
Ничего, дальше Директор позволит ему немножко оттянуться.
Сама идея Дуэльного Клуба явно возникла у людей, знающих, что Гарри в дуэлях ни в зуб ногой, а на первом курсе уже на одну, памятную, чуть не нарвался, — так что и он, и вместе с ним Рон в клуб обязательно запишутся.
Странно, что к Клубу не имеет никакого отношения чемпион по дуэлям Флитвик (ай да маленький кроткий Флитвик!.. Вот еще один, кто не так прост, как кажется...). Зато имеют Локхарт — и неизменный Снейп. Гм. Похоже, что Снейп использует Локхарта примерно как Филча в ФК: прикрытие и вывеска одновременно.
Если внимательно вчитаться в текст, сразу понятно, что Снейп не просто "немножечко знаком с дуэльным делом и согласился по-товарищески помочь кое-что продемонстрировать" (кстати, какова песня...). Снейп ведет, однозначно. Очень скоро он перехватывает у Локхарта даже видимость руководства, не говоря уж о подспудном постоянном владении ситуацией. И не без удовольствия прикладывает Гилдероя мордой об стол.
Вот, кстати, о прикладывании. Зачем Директор разрешает одному из преподавателей высококлассной школы выставлять себя на подобное позорище? Даже если Локхарт обратился к Дамблдору с идеей о Дуэльном Клубе сам, зачем разрешать-то? И почему другой преподаватель позволяет себе публично, при учениках, обращаться с коллегой подобным образом? Пусть в каждом коллективе обязательно есть паршивая овца, но демонстрировать таковую перед учениками как минимум непедагогично.
Разумный ответ один: так надо для БИ. Дурачка Локхарта весь этот год используют для демонстрации простого факта, до чего доводит слепая самовлюбленность. Ну и для более тонких манипуляций, конечно.
Снейп в схватке с Локхартом никому особенно ничего не демонстрирует (вроде как Локхарт заявляет, что договаривались именно об этом?..), а явно стремится раскатать героя-Гилдероя слоем возможно потоньше. Трудно отделаться от мысли, что Снейп не просто сводит счеты (будьте уверены, Локхарт к этому времени достал абсолютно всех), но еще и демонстрирует Гарри, какой он, Снейп, крутой. Не попытка ли это добиться понимания?
Увы, Гарри отлично все видит и даже оценивает по достоинству... и все это ни в малейшей степени не влияет на отношение мальчика к нелюбимому преподавателю. Младший Поттер в большой степени человек первого впечатления. А стало быть, склонен к предубеждениям.
Тем временем Локхарт, встав после перелета, с чудной детской непосредственностью, сквозь которую сквозит легкая обида, обращает ситуацию в свою пользу. Да, надо признать, самоуверенность Локхарта — явление почти клиническое. Но даже он вынужден подчиниться указаниям Снейпа. А тот открыто ставит Гарри против Драко и буквально навязывает именно эту пару для второй схватки — при этом мимоходом, но злобно пройдясь по Невиллу.
Заметим в скобках, что за свои нескончаемые нападки на Невилла он огребет через год в особо крупных размерах и с тех пор станет осторожнее... но об этом в следующей серии.
Тест готов: Снейп подсказывает Драко шепотом заклинание — СЕРПЕНЦОРЦИЯ, вызывающее появление перед Гарри огромной черной змеи.
"Не шевелись, Поттер, — лениво бросил Снейп, очевидно наслаждаясь испугом мальчика, оказавшегося с глазу на глаз с разъяренной змеей. — Сейчас я уберу ее...". Ясно, что Снейп тщательно отслеживает реакцию подростка. А уж эмоциональная окраска ситуации принадлежит самому Гарри, который (и не без оснований, надо признаться) всегда уверен, что профессор зельеделия ему первейший враг.
Но тут вмешивается Локхарт. Ох, дураки, конечно, могут оказаться полезными при должном с ними обращении. Но они имеют нехорошее обыкновение встревать не вовремя и многое портить. Раздраженная нежданным полетом и шмяканьем об пол змея кидается на Джастина Финч-Флетчли. Снейп просто не успевает ничего предпринять — специально подчеркивается, что Гарри действует очень быстро, на инстинкте ("Он не успел обдумать решение, пришедшее ему в голову. Он только почувствовал, как ноги, будто на роликах, понесли его вперед, и он самым глупым образом закричал на змею: "Оставь его в покое!".." ).
Каков итог? Гарри рептилий не боится и всегда готов перемолвиться с ними словечком. Ну и, помимо знания парселтонга, мальчик обладает совершенно четкой властью над змеями - "Он знал, что змея больше не будет ни на кого нападать, хотя и не смог бы объяснить, откуда ему это известно". Неплохо так, если учесть, что он вроде бы никакой не наследник Слизерина...
Окружающие реагируют сложно: в основном испугом, неприятием и даже злобой пополам с отвращением. Кроме Снейпа, который "тоже смотрел на Гарри со странным выражением: настороженным, угрюмо-проницательным, что-то про себя вычисляющим". О да. Тест дал неожиданный, но очень интересный результат: Гарри для змей что-то вроде хозяина... Сложно сказать, но все-таки: а если бы в подземелье Гарри вместо того, чтобы паниковать, решительно приказал Василиску на парселтонге: "Фу!", кого бы послушалась змея — его или Реддла? Но в любом случае, когда Дамблдор отправит Гарри в подземелье навстречу страшному монстру, мальчик будет далеко не столь беззащитен, как кажется с первого взгляда.
На этом Дуэльный Клуб решительно прекращает свое существование. Первое заседание оказывается последним. И с позиций БИ совершенно ясно почему — зачем продолжать, если цель достигнута?
Последствия Дуэльного Клуба — и не только
Тема сходства Гарри и Волдеморта/Реддла/наследника Слизерина и далее муссируется более чем настойчиво. Само собой, это пришло в голову не только Рону, и грядет очередное обострение обструкции. Как хорошо, что у мальчика уже есть опыт. Попутно мы узнаем, что в зоопарке Гарри вовсе и не собирался выпускать змею — само как-то вышло ("...этот самый боа-констриктор рассказал мне, что никогда не был в Бразилии, и я его как бы освободил, только я не хотел"). Мелочь, но в подтверждение того, что в зоопарке уже имела место БИ, и кто-то убрал стекло специально, чтобы Гарри со змеей могли друг друга услышать.
Находясь в разобранном состоянии, подросток бежит по коридору и натыкается на Хагрида. Лесник идет к Дамблдору по поводу очередного задушенного петуха (все признаки Василиска, как по Гермиониной книге) и, увидев Гарри, прямо спрашивает, в чем дело ("Ты точно в порядке? Видок у тебя — потный какой-то, злой"). Гарри только отмахивается. Да, нужен, срочно нужен новый конфидент.
Сразу после этого по дороге в гриффиндорскую башню Гарри натыкается на Окаменевшего Джастина и почерневшего, потерявшего сознание Почти-Безголового-Ника, принявшего основной удар на себя. Защитные мероприятия Дамблдора себя оправдали.
Гарри попадает в кабинет Директора (в первый, но не в последний раз). Отметим, кстати, что теперь он знает принцип, по которому подбирается пароль входа: название сладостей. В будущем пригодится.
Подросток напуган, но ведет себя так, как он вообще себя ведет, когда остается один: быстренько убеждает себя, что ничего страшного не случится, и засовывает свой любопытный нос, куда ему хочется. Кабинет Филча и письмо на столе. Кабинет Дамблдора и Шляпа. А впереди кабинет Снейпа и Думоотвод... но это так, пока заметка на будущее.
Шляпа настаивает на Слизерине, Гарри, которого этот ответ совершенно не устраивает, решительно возражает ("Вы не правы") и торопливо снимает Шляпу. Донести до него правду достаточно сложно. Он долгое время будет от нее отворачиваться, когда она, правда, уже громко и настойчиво стучится в дверь...
Тем временем появляется Директор.
 
СакердосДата: Пятница, 15.11.2013, 14:48 | Сообщение # 30
In bonus veritas
Сообщений: 566
« 133 »
На данный момент совершенно ясно, какое решение он принял. БИ-2 будет продолжена, но модифицирована с учетом новых обстоятельств. И все бы хорошо. Но пока Директор позволяет Гарри вести расследование и проявлять инициативу, готовя мальчика к финальной схватке, Малфой продолжает свои подкапывания. И вот уже Драко откровенно заявляет: "Дамблдора уволят, если это скоро не прекратится".
Между тем Директор не всеми аспектами БИ делится с командой. Например, возможно, что Снейп был не в курсе лингвистических познаний Поттера-младшего. И Хагрид мало что знает. А иначе бы не ворвался в кабинет в попытке защитить Гарри от обвинений, считая, что Дамблдор подозревает мальчика...
Знакомство с Фоуксом приводит к краткой лекции Дамблдора об особенностях фениксов: "Они способны носить тяжелые грузы, их слезы обладают целебной силой, а еще — они очень преданные домашние животные". Первое и второе подтвердится достаточно скоро. А вот почему Дамблдор выделяет курсивом слова о преданности? Это что значит? Так просто он курсивом не выражается.
На самом деле Гарри вызван в кабинет Дамблдора для одного-единственного вопроса - "Я должен спросить тебя, Гарри, есть ли что-то такое, о чем ты бы хотел рассказать мне. Неважно, что именно. Всё что угодно". При этом Директорский "светло-голубой взор пронзал Гарри насквозь". Следует ли считать, что только Снейп в Хогвартсе умеет заглядывать в человеческие мысли? ОФ свидетельствует об обратном.
Так что Гарри чрезвычайно кстати прокручивает в голове все, что мог бы сказать (вопли Малфоя, Оборотное Зелье, кровожадные шипения Василиска...) и — не говорит. Но Дамблдору не требуются факты — он их уже знает. Как явствует из контекста, он хочет доверия.
Возможно, в этот момент он предлагает Гарри на роль конфидента самого себя. Но пропасть между ними слишком велика. С теми, кто настолько выше, не откровенничают.
Ах, как же нужен новый конфидент. И побыстрее. Но это — потом. Пока же отметим, что в финальной схватке возникнет любопытный нюанс: Фоукс появится только тогда, когда мальчик продемонстрирует преданность и верность Дамблдору.
Вот так, и не меньше.
Некоторые аспекты веселого рождественского праздника в свете БИ
Интересно, почему Драко остается в Хогвартсе на Рождество? В прошлом году он громко и многозначительно намекал, что уж ему-то есть куда на каникулы отправиться. Из-за трений с отцом? Из-за желания быть поближе к объекту страсти нежной? Недаром ему свитер Гарри на рождественском ужине жить не дает. И когда Малфой-младший усвоит, что любое ядовитое замечание в адрес Гарри на самом деле выдает его не разделенную, но упорно не проходящую любовь?
Не менее интересно, увидит ли Гарри когда-нибудь, что для Драко, как для многих душ непросвещенных, ненависть есть форма проявления любви.
Бедный, бедный богатенький Драко. Гарри не любит, папа наказал (что-то вроде "Я зря выбросил столько денег на твой квиддич — теперь проведешь в школе зимние каникулы и подумаешь, что именно позорит имя колдуна"). Драко среди тех немногих, кого домой не забирают. Может быть, Люциус уверен в безопасности сына, ибо Малфои чистокровные из чистокровных. А еще вполне может быть, что он хочет иметь в Хогвартсе кого-то, кто регулярно сообщал бы ему последние вести с полей.
Вестей, однако, пока нет, и на полях спокойно. Джинни с Дневником остается в школе — потому что родители уезжают к Биллу в Египет (потом Уизли поедут туда же всей семьей летом, и это откроет головокружительные перспективы УА... впрочем, не будем забегать вперед). Возможно, девочка уже пытается бороться с властью Реддла. Во всяком случае, с Рождеством Василиск в Хогвартсе никого не поздравил.
Наступает праздник. А с ним и час Х. Гермиона вкладывает столько энергии в план с Оборотным Зельем, что он почти полностью осуществляется (если не считать обрастания кошачьей шерстью главной заговорщицы). Команде Директора постадийное выполнение плана, несомненно, доставило массу удовольствия.
Впрочем, результаты не совсем те, которых ждала команда Гарри. Главную информацию оценить по достоинству подростки вообще не способны. Но читателям следует внимательно отнестись к вырезке, которую Малфой показывает Гарри и Рону в обличье Краббе и Гойла. Ибо теперь ясно, какие последствия истории с летающей машиной предвидел Дамблдор. Артур не просто влип в неприятности. Штраф в пятьдесят галеонов для семьи Уизли очень, очень некстати, но, в конце концов, это не смертельно. Да и с работы Артура не уволили, невзирая на старания Люциуса.
Однако Политическая Игра приобретает нежелательный оборот.
Фадж явно играет роль каната, который напряженно тянут каждый в свою сторону Дамблдор и Малфой. Некоторое время назад у Малфоев был обыск — к счастью для них, мало что нашли (интересно, сообщил ли Рон отцу, что у Малфоев под гостиной находится секретная комната? Вроде собирался). Это большое достижение Дамблдора. Однако из-за Артура забуксовали Акт о защите маглов и законодательные акты против бывших соратников Волдеморта: а вот это уже отыгрыш Люциуса...
Картина неприглядная: по школе ползает Василиск, дело дошло до человеческих потерь (только представить себе, как взвились — и совершенно по делу — родители Колина Криви и Джастина Финч-Флетчли), наступление на бывших Пожирателей провалено по недосмотру Артура Уизли, и Малфой все ближе и ближе подбирается к заветной мечте — сбросить Дамблдора с поста хогвартсовского Директора. Если летом перевес был явно в пользу Дамблдора, то теперь Директор висит на волоске.
При этом он совершенно сознательно не прекращает БИ, фактически терпит Василиска ради воспитания Гарри, и вообще рискует — ладно бы собственным креслом, еще и учащимися. Будем надеяться, БИ того стоит. Собственно, если идти от обратного, именно вникнув в создавшуюся ситуацию, можно по-настоящему оценить важность БИ...
Напоследок озадачимся вопросом о том, какие последствия имело применение Оборотного Зелья, повлекшее за собой сверхурочную работу для мадам Помфри в самое Рождество.
Ответ ошеломляющий — никаких. Поводов для скандала между тем сколько угодно. У Снейпа распотрошили шкаф, в Том Самом Туалете команда варила зелье несколько недель (неужели хотя бы Миртл ни разу не сунула туда нос?), мадам Пинс видела, на какую именно книгу Локхарт подписал Гермионе разрешение. Краббе и Гойл на глазах Малфоя начали изменять внешность, а затем вывалились без ботинок из шкафа вестибюля, не помня, что с ними целый час было. Наконец, Гермиона на несколько недель обросла черной шерстью, причем пол-Хогвартса шлялось вокруг больницы, пытаясь вызнать, в чем дело... и — ничего. Никто из преподавателей ничего не предпринимает. Никто ничего не знает. И даже Малфоя, похоже, сумел заткнуть / успокоить любимый декан...
Если это не следствие БИ и мощного влияния Директора на подведомственное учреждение, то пусть кто-нибудь объяснит, что это все значит.
Проблемы Дневника и проблемы с Дневником
Проходит несколько недель с Рождества, начинается семестр — надо понимать, это конец января / начало февраля. И тут с Темным Лордом, уже получившим снежками по физиономии в первой книге, случается второе и еще менее приличное приключение: его выбрасывают в унитаз. Ну хорошо, не его лично, а его отпечаток на страницах дневника, но все равно — не слабое снижение демонического образа мирового зла.
Гарри и Рон узнают о происшествии по воплям Филча, который, "как всегда, дежурил на своем добровольном посту... в том месте, где была атакована миссис Норрис".
Всех тонкостей взаимоотношений Джинни и Тома мы не знаем и, скорее всего, никогда не узнаем. Но даже Реддл вынужден признать, что Джинни перестала ему доверять и попыталась избавиться от Дневника (нет, не только Дамблдор сумел не поддаться якобы неотразимому обаянию Реддла). А вот почему Джинни выкинула Дневник именно в туалет Миртл? Потому что Том ее туда тянул, и там разыгралось нечто вроде решающей схватки? Или потому, что Тот Самый Туалет почти не посещается — чтобы больше никто эту нехорошую книжечку не нашел?
Впрочем, не суть. Гораздо важнее, что ситуация есть очень толстый намек Роулинг для недогадливых: Филч дежурит ТАМ ЖЕ, где Окаменела кошка, и после затопления туалета Миртл из-за дневника из-под дверей НА ТО ЖЕ САМОЕ МЕСТО натекает ТАКАЯ ЖЕ БОЛЬШАЯ ЛУЖА. Ну как, все всё поняли?
Не похоже, чтобы Филч был посвящен в БИ — его заботит главным образом, кому вытирать лужу (сама по себе чистота — это прекрасно, но в данном случае, вероятно, все же это вопрос второго ряда). Не поддадимся соблазну увидеть БИ в том, что Филч заставлял Рона раз пятьдесят чистить именно кубок с именем Реддла. В конце концов, никто не заставлял Рона извергать слизняков конкретно на эту посудину. Конечно, в принципе Гарри надо знать, кто такой Волдеморт, и когда-нибудь ему бы это имечко подкинули. Но вряд ли сейчас.
Что до Миртл, то с ней сложнее, чем с Филчем. Если привидения не способны умнеть и взрослеть со временем, то от нее успешного участия в БИ ждать не следует. На момент смерти ее волновали лишь она сама и ее собственные дражайшие комплексы. Может, конечно, что-то и изменилось... но вряд ли. Если же Миртл притворяется, то способна дать фору по придуриванию самому Хагриду, не говоря уж о Директоре. Вот сидела она себе в изгибе, размышляя о смерти, вдруг — на тебе! — через нее пролетает ежедневник... Правда, в любом случае она теперь в курсе, что дневник принадлежал Т. М. Реддлу — об этом громко сообщает Гарри Рон, и Миртл это слышит. Надо думать, она могла сообщить Дамблдору... в том случае, естественно, если вообще обратила на этот разговор внимание.
В любом случае, Джинни, бесспорно, удается на время избавиться от влияния Тома, а сам Реддл, выступающий в роли паразита, должен искать себе нового хозяина-носителя.
Гарри, несмотря на длинное и разумное предупреждение, а также даже определенное физическое противодействие Рона, таки ж берет книжечку, листает и даже прячет в карман (только что из унитаза?.. Правда, соображения гигиены вроде у Гарри на первом месте никогда не стояли). Конечно, он сопоставил даты. Но нельзя исключить, что этого в какой-то мере хочет сам наделенный магической силой предмет ("Возьми меня!").
Впрочем, с подчинением Гарри у Дневника-Реддла некоторые проблемы. Это странно, и об этом обязательно нужно поговорить подробно.
Все любят Гарри, или Валентинов день.
14 февраля Джинни видит дневник у Гарри при весьма драматических обстоятельствах. Бедная девочка пришла посмотреть, как Гарри будет радоваться ее открытке (обычная обманка Роулинг - "Вспотев с головы до ног и побагровев от ужаса перед перспективой получить валентинку на глазах у целой толпы первоклашек, среди которых ПО СЛУЧАЙНОСТИ оказалась и Джинни Уизли, Гарри попытался удрать"). Да, действительно, чисто случайно... то-то Малфой сразу все просек...
Джинни на самом деле в ужасном положении. Детская трагедия первой любви, осмеянной всеми, включая предмет увлечения — толпа рыдает от смеха, а сам Гарри, "призвав на помощь всё своё мужество, смеялся вместе с остальными". Что ему самому, мягко говоря, несладко, Джинни, естественно, не понимает. Да, открытка дурацкая и беспомощная, но доброты к девочке никто не проявил. К тому же чертик выскакивает из табакерки: в руках Драко оказывается Тот Самый Дневник — и Джинни "с ужасом переводила взгляд с блокнота на Гарри" (вторая подсказка, после упоминания о том, что Джинни страшно переживала из-за кошек).
Малфой выдает тайну Джинни — и за такие вещи заслуживает мучиться от неразделенной любви (между прочим, к тому же самому Гарри... а может, он ревнует?.. завидует, что сам валентинку не написал...) до самого конца обучения в Хогвартсе. Что пока и происходит. А для Джинни, само собою, жизнь кончена навсегда, и ни единого понимающего человека рядом. Так что она вспоминает о чутком Томе. Тем более что теперь отлично знает, где находится выброшенный ею дневник. Через некоторое время, когда Реддл захочет вернуться к ней, Джинни окажется не в состоянии ему сопротивляться.
Да, мы считаем, что возвращения к Джинни захотел сам Реддл. В разговоре с Гарри он припишет Джинни достаточно низкие побуждения — она, дескать, попросту боялась разоблачения. Но тогда почему Джинни крадет Дневник далеко не сразу? Если ее основным мотивом был страх разоблачения, то она немедленно побежала бы копаться в вещах Гарри. Гриффиндорская башня у них общая, и доступ в спальню мальчиков, в отличие от девичьих спален, традиционно ничем не защищен. Но Джинни почему-то довольно долго этого не делает.
Скорее похоже, что причина в абсолютном одиночестве девочки, которой не с кем поделиться муками неразделенного чувства. Ну не с братиками же... даже Перси на роль конфидента не слишком подходит. Так что в какой-то момент Джинни, видимо, уже готова и с Томом снова подружиться.
Паразит-Реддл, со своей стороны, какое-то время не хочет возвращаться к первой хозяйке-носительнице, потому что нашел объект поинтереснее. Ему хочется поработать с Гарри.
Вечером 14 февраля Гарри случайно обнаруживает, как общаться с Дневником. Ну наконец-то! Реддл показывает Гарри события, случившиеся 13 июня пятьдесят лет назад. В принципе он играет с Гарри в ту же игру, что и с Джинни: завоевание доверия с последующим подчинением. Сразу обеспечено сочувствие одного полукровки-сироты другому полукровке-сироте, ненавязчиво проведена параллель между невыносимостью сиротского приюта для Реддла и нелегким существованием у Дурслей для Гарри. Мы с тобой одной крови, ты и я, видишь? Давай дружить...
Сам повод, используя который, Реддл затаскивает Гарри в свои воспоминания, подобран тщательно и, возможно, заранее: ужасные, любопытные и захватывающие события, в которые Гарри давно сунул свой нос и совершенно не способен устоять перед возможностью что-то выяснить.
Однако любопытно: почему Том так легко околдовал Джинни, а с Гарри у него ничего не вышло? По логике должно быть наоборот. Реально к моменту попадания Дневника в руки Гарри призрак-Реддл набрал от Джинни уже довольно много сил, и потому Гарри сломить должен быстрее и проще.
К тому же мальчика давно и упорно тянет к Дневнику. "Даже самому себе Гарри не мог объяснить, почему он не выбросил ежедневник Реддла. Наоборот, несмотря на то, что он знал, что в нем нет никаких записей, он всё равно то и дело рассеянно брал блокнотик в руки и перелистывал страницы, так, как будто в нём содержалась история, которую он хотел дочитать. И, хотя Гарри был уверен, что никогда раньше не слышал имени Т.М. Реддла, всё-таки оно что-то значило для него, как будто бы Реддл был полузабытым приятелем младенческих лет". Еще одно, на сей раз довольно пугающее указание на то сродство, которое, несомненно, существует между Гарри и Волдемортом.
Но подчинения не происходит. Так Реддл не может или не хочет подчинить Гарри?
Пока предположим, что в годовалом возрасте Гарри получил от Волдеморта какие-то качества, усиливающие иммунитет к воздействию Волдеморта же, но в более раннем, реддловском варианте. А может быть, Реддл, узнав историю о своем несчастном будущем от Джинни, побаивается Поттера и поэтому не форсирует ментальные игры? Во время финальной схватки он говорит: "Теперь я вижу, в тебе самом нет ничего особенного". Из чего, само собою, следует, что до этого он был уверен: в Гарри нечто особенное и опасное присутствует.
Возможно, действуют оба фактора одновременно. Какое-то воздействие было, но малая восприимчивость к нему Гарри могла Реддла насторожить и укрепить в нем мысль о неординарности подростка.
Но вообще Том допустил большую ошибку. Начал-то он очень хорошо, а вот с демонстрацией короткометражки из прошлого крупно промахнулся. Хагрид не может хладнокровно убивать однокурсников с помощью монстра, сколько бы свидетелей ни утверждало обратное. Не может — и все. Это противоречит самой природе Хагрида. Гарри даже не хочет оскорбить лесника подобным вопросом, иначе рванул бы к нему в хижину с той же скоростью, что и в конце ФК.
Конечно, Волдеморт уже в фазе Реддла редкий подонок. Сначала выпустить Василиска, убившего Миртл, а затем подставить Хагрида, чтобы он отдувался за твое преступление. И ведь все, казалось бы, по-человечески объяснимо — подросток шестнадцати лет сначала хочет власти, а потом не хочет на каникулы в детский дом ("Я скажу — пусть мир гибнет, а мне чтобы каждый день чай пить!", герой Достоевского).
Гарри этих тонкостей еще не понимает. Но у него хорошие устои и светлая голова — и он отлично чувствует отвратительную расчетливость Реддла. Либо ты хочешь разоблачить человека, который выпускает монстра, и не жди за это награды — само деяние благородно; либо ты разоблачаешь из выгоды, и тогда ты тип, с которым общаться противно.
Какое-то время Реддл ждет возвращения Гарри, с которым так хорошо началось. Потом наконец теряет терпение — и в марте Джинни крадет у Гарри дневник.
Знает ли об этом Дамблдор?..

Кризис власти
Сразу же вслед за исчезновением Дневника возобновляются визиты изголодавшегося по обществу Василиска: Гарри его слышит, а Гермиона и Пенелопа, девушка Перси, с ним встречаются. Видимо, из-за шока, вызванного Окаменением Гермионы, Гарри не догадывается сопоставить факты и понять, что Дневник и есть причина происходящего.
Теперь ситуация действительно очень, очень серьезна.
В любом случае, на этот момент присутствие Василиска в Хогвартсе для Дамблдора и команды абсолютно неоспоримо. Ибо Макгонагалл делает заявление, в котором настоятельно просит всех, кому что-то известно, сообщить об этом, а кроме того, произносит крайне странную фразу: "В классы, а также в туалет, вас будут сопровождать учителя". Но позвольте, при чем здесь туалет? Мало ли куда ходят ученики — почему туалет, почему не библиотека, возле которой, между прочим, только что нашли Окаменевших Гермиону и Пенелопу?
Ответ единственный: Директор знает о Василиске. Детей надо обезопасить. И не только: учителя, которые сопровождают детей в туалет, должны предупредить открытие ТК учеником, околдованным Волдемортом.
Кроме того, преподаватели, старосты и привидения парами дежурят в коридорах.
Сам Дамблдор на грани отстранения от должности — что очень скоро и происходит. Ведь что бы ни было в Хогвартсе, а Политическая Игра идет своим чередом. Люциус, узнав о новых жертвах, наверняка ликует, идет к старому другу Корнелиусу и использует ситуацию в свою пользу на всю катушку.
Хагрид явно знает, что ему предстоит арест, потому что встречает Гарри и Рона с арбалетом и не может внятно объяснить почему. Понимает ли он, что отправляется в Азкабан не только за старые грехи, но еще и потому, что Дамблдор жертвует им, как фигурой, в интересах Большой Игры? Хотя главным для Директора являются, видимо, другие соображения: Игра опасна, но ее надо доиграть до конца, в том числе и чтобы добиться по-настоящему полного оправдания Хагрида. Теперь на Гарри, помимо прочего, возложена обязанность восстановить доброе имя лесника. Надо сказать, это доставит мальчику много удовольствия и войдет у него в привычку.
Что до Фаджа, то он прекрасно понимает, что с Дамблдором надо дружить, да и, наверное, в целом тоже не слишком верит в виновность Хагрида. Хотя во что верит или не верит Фадж, совершенно не важно. Небольшая речь обрисовывает его характер исчерпывающим образом — независимо от того, как на самом деле, он обязан отправить Хагрида в Азкабан, чтобы "люди видели, что я принимаю меры". Ну а если поймают кого-нибудь другого (читай — найдут иного козла отпущения), Хагрида отпустят "с надлежащими извинениями". Фаджа не заботят ни жизни детей, ни установление истины, вообще ничего, кроме его собственного поста. Часто встречающийся и очень реалистично нарисованный тип политика. Простенькая детская сказка, говорите?..
Люциус чувствует себя победителем: он не только натравил Фаджа на Хагрида, он еще и обработал правление школы и добивается (а вот это явно против желания Фаджа) отстранения Дамблдора. Тот вроде как не сопротивляется. Но...
"-Однако, — продолжал Дамблдор, произнося слова медленно и раздельно, чтобы никто ничего не пропустил, — я действительно покину эту школу только тогда, когда здесь не останется ни одного преданного мне человека. Кроме того, в стенах Хогвартса те, кому нужна помощь, всегда смогут найти её.
Какую-то долю секунды Гарри был почти уверен, что Дамблдор бросил молниеносный взгляд в угол, где стояли они с Роном".
БИ в чистом виде. Как и — чуть позже — реплика Хагрида насчет пауков.
Дамблдор знает, что Гарри и Рон здесь. Очевидно, он способен видеть их под мантией-невидимкой, потому что Хагрид со своим заявлением в пространство насчет пауков и Клыка выступает позже. Или когда дети пробирались по коридорам, патрульный-Снейп не просто так чихнул именно в тот момент, когда Рон споткнулся и выругался?
В любом случае, Дамблдор знает — и дает Гарри обещание, на которое можно положиться.
Следом за Дамблдором (раз Директор подал пример, значит, можно...) к пустому углу обращается Хагрид. Но момент — а откуда Хагрид знает о тех поисках, которые предпринимают Гарри с Роном? Это всего-навсего предложение пойти туда, где мальчики смогут убедиться в Хагридовой невиновности? Но тогда почему он уверен, что для них это важно — они еще ничего не успели сказать? Формально Хагрид не знает о том, что они его подозревают. Не очередная ли это подсказка на пути к раскрытию секретов Того Самого Туалета, вызова Василиска, событий пятидесятилетней давности и вообще Тайной Комнаты?
Похоже на то.
И еще похоже, что профессионала БИ не способны сбить с пути БИ такие мелочи, как горящая мантия, отстранение от должности или даже отправка в Азкабан.
Какова команда. Богатыри, не мы.
Без Дамблдора и Хогвартс сирота
Проходят две малособытийные недели. Гарри и Рон пытаются найти каких-нибудь пауков. Мальчикам тоскливо — даже к Гермионе их не пускают.
"Мы больше не можем рисковать, — суровым голосом сообщила мадам Помфри, совсем чуть-чуть приоткрыв дверь. — Нет-нет, извините, но мы боимся, что преступник может проникнуть в палаты и прикончить этих несчастных..."
Что за чушь. В кармане они Василиска пронесут, или он, а-ля Чужой, вырвется из груди кого-нибудь из посетителей? Всего лишь отговорка, и сам факт имеет какой-то второй смысл.
Как имеет прелестную подоплеку и разговор на уроке зельеварения, когда торжествующий Драко распинается насчет того, как классно, что наконец спихнули Дамблдора.
О, это стоит разобрать отдельно.
Собственно, все как будто идет своим чередом. Малфой, "даже не делая попыток понизить голос" (обнаглел, паршивец), поносит Дамблдора и не просто предлагает Снейпу занять место Директора, но обещает при этом свою неоценимую поддержку - "Но вы, сэр, вы бы обязательно получили папин голос, если бы захотели выставить свою кандидатуру на этот пост — я обязательно скажу папе, что вы самый лучший учитель в школе, сэр...".
Гм. Снейп кривит губы, что Гарри воспринимает как довольную улыбку, и продолжает расхаживать по классу,"к счастью, не заметив, как Симус Финниган притворился, будто его вырвало в котел". Эээ... а вообще как, такие припадки слепоты по части гриффиндорцев у Снейпа часто бывают? Впрочем, мало ли. Может, съел что-нибудь.
Но Драко не остановить — кстати, он в очередной раз проговаривается, как ненавидит Гермиону ("Малыш, я же лучше, лучше собаки!"). На этом месте слепота Снейпа принимает патологический характер.
"При последних словах Малфоя Рон соскочил со стула, но, в общей суматохе окончания урока, его попытка треснуть Драко по роже прошла незамеченной.
— Пусти, я его урою, — рычал и рвался Рон, а Гарри и Дин висели у него на руках. — Мне плевать, мне даже палочка не нужна, я его голыми руками удавлю..."
Вот так.
И что же Снейп, у которого на уроках даже муха не пролетит? А ничего. Он рявкает ПОВЕРХ ГОЛОВ -"Поторопитесь, я должен отвести вас на гербологию", и ведет детей к теплицам, как будто Рона не держат трое (не семеро, как в поговорке, но тоже неплохо) до самого выхода из замка.
Нет, со Снейпом определенно что-то не то. Вот десять / двадцать / пятьдесят баллов с Гриффиндора и строгать на молекулы каких-нибудь слизней — это было бы нормально. А здесь...
Что из этого следует? Что Снейп сам с удовольствием отделал бы Драко как Бог черепаху за подобные разговорчики о любимом Директоре. Но БИ не позволяет. И надо с Малфоями дружить. Все, что бедный преданный змей может, так это дать зеленую дорогу чувствам гриффиндорцев, с которыми он полностью солидарен...
И еще: Гарри пока совершенно не понятно, что именно он видит. Опасную улыбку Снейпа он упорно трактует как довольную. Правда, дело касается именно Снейпа, а с пониманием этой личности у Гарри неизменно напряженка.
В теплице Спраут мальчики наконец видят уходящих в лес пауков. Гарри, в раздражении на Локхарта и в обиде за Хагрида (а вроде же недавно его подозревал?), и Рон, бросающий грустные взгляды на пустое место Гермионы, решаются и той же ночью идут в Лес, предусмотрительно взяв с собой Клыка. Вояж совершается под плащом-невидимкой. Несмотря на оптимистические заявления Локхарта, учителя продолжают патрулировать школу, да так, что мимо них пройти незамеченными сложно даже в невидимом состоянии. Рука Директора по-прежнему незримо простерта над Хогвартсом.
И, кстати, над Запретным Лесом тоже. А именно: в ФК за Гарри в Лесу незаметно присматривал Фиренц. В этот раз его роль выполняет форд "Англия".
Гигантские пауки (привет, "Хоббит"!) уволакивают добычу в глубь леса, где проходит важное собеседование с Арагогом, завершившееся благополучно исключительно благодаря бдительной машине. Фордик уверенно выруливает по сложной местности из паучьего логова - "Ветви деревьев били по окнам, но машина ловко рулила по наиболее открытым местам. Видимо, она хорошо знала дорогу", что опять же наводит на мысли о БИ. Сотрудники Дамблдора, как правило, компетентны — даже если они и не люди. Просить кентавра о защите от пауков было бы абсурдно — а вот железной машине пауки, хоть какого размера, но хитиновые, ничего не сделают...
Итоги вечера мальчики суммируют вдвоем:
"— Зачем было нас туда посылать? Что мы такого выяснили, хотел бы я знать?
— Что Хагрид никогда не открывал Тайной Комнаты, — сказал Гарри, укутывая Рона плащом и слегка подталкивая его, чтобы тот начал двигаться, — что он невиновен".
Это правильно. Но неполно. Теперь Гарри еще знает, что тело погибшей девочки нашли в туалете (ну же, ну!.. до раскрытия входа в Тайную Комнату остался один шаг...). И наконец, сначала расстроившись от сознания, что поиски зашли в тупик по всем направлениям, Гарри догадывается, что погибшая пятьдесят лет назад школьница — Миртл.
Все. Впереди финишная прямая.
Смена темпа
Однако немедленно, как в ФК, помчаться на место финала Гарри не может. Даже под плащом-невидимкой."Пробраться в туалет прямо рядом с местом первого преступления нечего было и мечтать". А почему, собственно? Потому, что его жестко охраняет команда Дамблдора, причем не как "место первого преступления", но как вход в ТК.
Выход на развязку на сей раз тормозят. Не все подготовлено для финала. Вот когда все будет готово, вам, дорогие ведомые, дадут знать дополнительно...
И действительно, за три дня до первого экзамена происходит перелом. До сих пор в рамках БИ ситуацию тормозили — теперь ее форсируют. Макгонагалл делает объявление о том, что мандрагоры созрели и что одна из жертв, очевидно, знает, кто на них напал. Классический следовательский прием, по поводу которого Манька Облигация, помнится, говаривала: "Не бери на понт, мусор!".
Блеф срабатывает безошибочно. Открытие ТК неизбежно и спровоцировано действиями Макгонагалл. А значит, якобы отсутствующего Дамблдора.
Попутно отметим, что на этот момент Директор, возможно, уже знает про Джинни. А может, и нет. Поскольку Макгонагалл делает объявление для всех учеников Хогвартса сразу...
Гриффиндорцев из одного класса в другой ведет по коридорам Локхарт, от наблюдения которого, в отличие от других преподавателей, избавиться можно (не исключено, что это тоже сделано специально, но опять же не обязательно). Естественно, Гарри и Рон пытаются дать деру. "Но, как раз в тот момент, когда они поздравляли друг друга с великолепно удавшейся операцией", мальчиков ловит все та же Макгонагалл, находящаяся в крайнем напряжении — "Губы ее были сжаты в самую узкую из всех узких полосок". А где она стоит? По пути в Тот Самый Туалет.
Нет, лазейка оставлена не для Гарри с Роном. Для того, кто действительно находится под влиянием Волдеморта-Реддла — и может открыть ТК...
Гарри находчиво врет, что они хотели навестить Гермиону... а дальше следует странная реакция. "Профессор Макгонагалл продолжала неподвижно смотреть на них, и Гарри, на какую-то секунду, показалось, что она сейчас разразится криком, но вместо этого суровая дама заговорила странно надтреснутым голосом". Странно. Уж Макгонагалл никогда не отличалась дешевой сентиментальностью в духе Трелани. В ее духе скорее отреагировать как мадам Помфри - "Какой смысл разговаривать с Окаменевшим человеком?".
Присмотримся к тому, что фактически делает декан Гриффиндора. Собственно говоря, она:
а) не дает Гарри и Рону пойти в туалет Миртл, куда они явно хотят попасть — и куда, судя по хронометражу, сейчас идет Джинни, чтобы открыть ТК;
б) отправляет мальчиков прямиком к Гермионе, в руке которой, "лежащей поверх одеяла", Гарри обнаруживает бумажку с подсказкой про Василиска.
Столько времени прошло, и никто не заметил бумажку, особенно когда руку поверх одеяла перекладывали? Похоже, к Гермионе все это время Гарри не пускали вот из-за этой, несколько несвоевременной, подсказки.
Назовем вещи своими именами: Директор решил отпустить Джинни в ТК и отправить Гарри ее спасать. Так что Макгонагалл своими действиями выводит БИ к финалу — несомненно, следуя указаниям Директора. Она в напряжении (до слез! Это Макгонагалл-то!), ибо знает, ЧТО предстоит мальчику, и вынуждена это допустить. Позже она — при всей ее безграничной преданности Дамблдору — потребует от Гарри едва ли не подтверждения того, что он был в ТК в безопасности... Но об этом ниже.
Что могло спровоцировать кризис? Положим, это только догадка. Но очень скоро в Хогвартсе вместе с Люциусом появится Добби — и будет весь в бинтах. Надо полагать, натворил он что-то беспрецедентное. Возможно, он, устав спасать героического Гарри Поттера, который упорно не желает спасаться, отыскал Дамблдора (скорее всего, не без подсказки со стороны последнего), а тот оказался настолько чуток и вообще хорош, что Добби не прекращает свуниться по его поводу все следующие три книги?
Следует собрание в учительской. Кто-нибудь может заметить, что Гарри с Роном скрываются в гардеробе?
Теоретически возможно. Хотя бы потому, что незадолго до того всем ученикам приказано разойтись по комнатам, а в башне Гриффиндора ни Гарри, ни Рона нет. И у Гермионы их нет. В принципе кто-нибудь невидимый мог бы и отследить.
А вообще то, что говорит Макгонагалл, вполне может быть рассчитано на уши мальчиков. Особенно фраза о том, что завтра надо всех отослать по домам. Если Минерва в БИ, а она явно в БИ, значит, должна знать, что Дамблдор держит ситуацию под контролем. Ну, скажем так: он считает, что держит ее под контролем. Впрочем, поскольку Фоукс позже оказался в ТК, значит, есть какой-то способ и для Директора туда попасть... короче, закрытие Хогвартса и глобальная трагедизация ситуации — не более чем спектакль.
Однако остальные учителя, кроме Снейпа, явно не в курсе.
Все с редким единодушием — под предводительством того же Снейпа — немножко спускают пар на Локхарте. Теперь Гилдерой даст деру, и хорошо, потому что для БИ больше не нужен, а Снейпу и Макгонагалл, да и всем остальным, надоел страшно.
Что продвинутые подростки потащат его в подземелье, никто из учителей на тот момент не знает. Да, сколько опасностей таит профессия педагога вообще и преподавателя Хогвартса в частности...
Орфей спускается в ад
Гарри и Рон возвращаются в башню, где все сидят убитые и никакие. Перси берет на себя трудную обязанность известить родителей, а затем прячется даже от братьев. Он, как и прочие персонажи Роулинг, не олицетворение порока, а достаточно сложно прописанный и неоднозначный образ. Любимая сестра, любимая девушка... Бедняга.
На закате Гарри с Роном наконец выходят из гриффиндорской башни — пока только к Локхарту, самостоятельного посещения ТК на повестке ночи нет. Однако же вопрос ребром: объявлено, что деканы присматривают за учениками и никому не дадут выйти из спален. Почему же Гарри с Роном это удается? Абсолютно необъяснимо, если это не БИ. Но тогда тот, кто следит, знает, что Гарри с Роном пошли к Локхарту и утащили его в подземелье с собой... Впрочем, Дамблдор не будет останавливать БИ из-за Локхарта. Уж если он считает, что сможет адекватно обеспечить безопасность детей, то прикрытие взрослого мужика, объявившего себя суперкрутым, его должно заботить в гораздо меньшей степени.
Между тем Гарри с Роном тащат Локхарта с собой в Тот Самый Туалет все-таки как защиту на крайний случай. Он же взрослый, а в двенадцать лет еще кажется, что взрослые сумеют защитить.
Неработающий кран в туалете Миртл сам по себе не мог не быть замечен Дамблдором, пусть даже он пятьдесят лет назад и не был Директором. Но змейка?.. Кстати, кто ее выгравировал? Не очередная ли это подсказка Директора — последний указатель на длинном пути?
С помощью парселтонга Гарри открывает ТК.
И вот тут у авторов возникает трудно доказуемое, но очень четкое ощущение, что в подземелья за ними спускается кто-то еще.
То движение, которое в тишине "неожиданно послышалось сзади", могло быть звуком, который производит Локхарт, упавший на колени. Но ситуация на подступах к ТК выстраивается так четко и хорошо, что это мало похоже на случайное стечение обстоятельств.
План Локхарта, отнявшего у Рона палочку, несложен и очень подл. "Я отнесу кусок этой шкуры обратно в школу, скажу, что было поздно спасать девочку, и что вы двое, к несчастью, потеряли память при виде её изуродованного тела — всё, скажите своей памяти "до свидания!". Вообще-то он не первый раз занимается такими вещами. Случалось ему уже, и неоднократно, лишать людей памяти о том хорошем, что они совершили, и забирать их подвиги себе. Но на сей раз у кого-то наверху закончилось терпение, и Гилдерой наказан потерей памяти и безумием.
Однако это совпадение, воля свыше? Или все-таки кто-то прикрыл детей, заодно рассчитавшись с подонком?
Далее, завал приходится чрезвычайно кстати — он отделяет Гарри от Рона, так что Гарри получает возможность встретиться в ТК с Волдемортом один на один. Рон в ТК остро лишний. Локхарт — тем более.
Технически кто-то вполне может находиться рядом с детьми. Более того, это было бы необходимым и достаточным прикрытием со стороны Директора. Некто из команды в мантии-невидимке спускается в подземелье вслед за Гарри, Роном и их неверным Гилдероем, чтобы уж окончательно вывести ситуацию к нужному финалу...
Кроме Снейпа, некому. Макгонагалл и Дамблдор — наверху, из текста ясно, что они к моменту появления детей уже некоторое время находятся в кабинете. Хагрид в подземелье попросту не поместится и уж наверняка очень нашумит. А вот Снейп умеет передвигаться бесшумно, да и в финале книги блещет своим отсутствием.
Может быть, он и не отсутствует вовсе, но в очередной раз спасает Гарри жизнь?
Как было бы красиво. И в свете сложных отношений Гарри со Снейпом. И психологически: устроить Локхарту подобный прикол с обломом — именно в стиле мстительного и горящего жаждой справедливости Снейпа. Профессор зельеделия, как он ни старается это скрыть, очень любит детей. Подонок получит по заслугам, ибо дал Повод с большой буквы...
Увы, недоказуемо. Во всяком случае, пока.
 
Форум » Пещера Акромантулы » Архив тем » Большая игра профессора Дамблдора (Исследование проведенное энтузиастами еще в 2005 году.)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: