Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 04:44
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и кровь дракона (Thriller/Action/Humor/Adventure +NEW 29 глава (от 28.05.13))
Гарри Поттер и кровь дракона
Mr_FalconДата: Суббота, 16.06.2012, 20:12 | Сообщение # 1
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Гарри Поттер и кровь дракона
Автор: Palladin(SelenXIX)
Беты: Anna Karoline Первичное редактирование, стилистика , Allex Профессиональная вычитка текста
Пэйринг: Гарри Поттер/Флер Делакур/Дафна Гринграсс
Новый Мужской Персонаж, Северус Снейп, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый Женский Персонаж.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Thriller/Action/Humor/Adventure
Размер: Макси
Статус: В процессе
События: Пятый курс, Летом, Анимагия, Экзотическое место действия, Тайный план Дамблдора, Сильный Гарри, Независимый Гарри
Саммари: На носу пятый год обучения Гарри Поттера в Хогвартсе. Волдеморт возродился и готовится к ответным действиям. Вокруг Гарри собирается клубок запутанных событий – непонятная политика Министерства Магии, Дамблдор явно скрывает какую-то информацию, касающуюся его и Волдеморта, неожиданно всплывают отголоски Турнира Трех Волшебников, новая невероятная информация, которая откроется Гарри, и столкновение с редчайшей и неизведанной магией. Гарри впервые задается вопросом о том, как Дамблдор и Волдеморт смогли получить такую несоизмеримую магическую мощь…
Предуп-ние: Мир прописан основательно. Фик лёгкий для чтения, но ожидается крайне объёмным.
От автора: Данный фанфик является экшеном с юмором. Это необычный коктейль для идеи фанфика, за которую я решил взяться. Основная идея фика показать альтернативное развитие 5 года учебы в Хогвартсе.

Коллаж к фанфику -





Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.


Сообщение отредактировал Mr_Falcon - Четверг, 24.12.2015, 17:34
 
Mr_FalconДата: Воскресенье, 15.07.2012, 22:55 | Сообщение # 181
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
к 11 главе
. happy



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
ShtormДата: Понедельник, 16.07.2012, 16:36 | Сообщение # 182
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Замечательное продолжение. Я уж думал Гарри сейчас устроит ядерный взрыв, но вроде обошлось временной потерей магии. Или не временной?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Mr_FalconДата: Вторник, 17.07.2012, 15:39 | Сообщение # 183
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Shtorm,

скорей всего полным временным магическим опустошением, оного субъекта.



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
Алексис_))Дата: Четверг, 19.07.2012, 20:22 | Сообщение # 184
Химера
Сообщений: 521
« 53 »
Когда будет продолжение?
 
Mr_FalconДата: Четверг, 09.08.2012, 02:11 | Сообщение # 185
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Глава 10. Брюнеты и блондинки.

Глава без белового редактирования. Полностью отбечена будет завтра.

В доме, находящемся по адресу “Косой Переулок, 78. Вторая линия”, примерно в пять пополудни произошло странное происшествие – прямо из воздуха на пол вывалился герцог Певерелл-Поттер, а по совместительству и папка Анны-Мари, и едва не приземлился на голову собственной дочери. Любой человек, который увидел бы в этот момент Гарри Поттера, мог бы предположить, что он вернулся как минимум из ада, где лично играл в карты на раздевание с половиной чертей. Или, если объяснить попроще, то выражение на лице юноши слабо поддавалось описанию.

Например, дико вытаращенные глаза, которые совершенно не сочетались с практически безэмоциональным выражением лица, дорогая и потрепанная одежда, вся в белой мелкой пыли, словно герцог лично разгружал вагоны с цементом, и уставший вид, как-то непонятно контрастирующий с немножко наглым и явно довольным взглядом. Постояв секунд десять в своеобразном ступоре, Гарри Поттер попытался одним глазом сфокусироваться на дочери, а вторым посмотреть на часы. Наконец, поняв, что данная миссия относится к разряду невыполнимых, если ты не являешься хамелеоном, юноша вздохнул и устало бросил дочери, что он поднимется отдохнуть. Девочка кивнула ему, не задав ни одного вопроса.

Наверху особняка, восседая в своём кабинете на стуле из дорогого красного дерева, аки на троне, герцог судорожно терзался рядом вопросов, а теперь ко всему прочему еще и совестью. Вопросов накопилось много и на них требовалось ответить немедленно. Итак, по порядку.

Во-первых, Волдеморт занимает позицию абсолютного лидера во главе списка. Чем он занят и что сейчас делает? Определенная информация наверняка есть у Дамблдора и той компании, о которой он мельком упоминал в больничном крыле. Самым простым способом будет задать ряд вопросов непосредственно директору Хогвартса, а заодно и поинтересоваться явлением столь систематического отсутствия писем в свой адрес. Представив себе такую ситуацию, герцог заерзал на стуле и почесал ухо. У директора к нему вопросов сейчас наверняка не меньше. В мыслях у Гарри на мгновение мелькнуло, что по-хорошему на директора следовало бы смертельно обидеться и закатить вселенскую истерику по поводу своей изоляции и всего прочего. Однако, как ни странно, такого желания у него не было. Да и вопросы ему пора бы уже научиться решать по-взрослому без криков и соплей.

Оно ведь как получается. Орал в своей жизни Гарри часто и много, а толку в итоге — ноль. Где-то даже вышел в минус. Все свои летние каникулы он как проводил взаперти из-за загадочной фразы Дамблдора о том, что ”так нужно, Гарри”, так и проводит. Не поступи он тогда по-своему, также бы и сидел на Тисовой улице и сходил с ума от безделья. Информацией с ним не делятся абсолютно никакой, да и вообще – более-менее серьезно к нему и относился только Дамблдор, да и тот по своим личным мотивам. Иногда возникало ощущение, словно директор искал внутри него что-то такое, что пока не смог найти.

Герцог устало откинулся на спинку стула, а затем попробовал качнуться на двух ножках. Бумс! Через три секунды благополучно оказавшись на полу, Гарри потер затылок (точно будет шишка), и сконцентрировал своё внимание на проблеме номер два.

Надо что-то решать со своей бешеной родословной, и чем быстрее, тем будет лучше конкретно для него. Если даже Брайан начал говорить серьезно, то это повод задуматься. Пораскинув мозгами, Гарри решил, что нужно для начала перечитать дневник прапрадеда и наведаться в родовой сейф, чтобы забрать ритуальные инструменты. По всему выходило, что от ритуала ему не отвертеться, значит, придется сделать его максимально точно и безопасно.

Все его проблемы на этом только начинались. Самое важное на повестке дня – потеря собственной магии. Безопасно или как там говорил Брайан? Ну-ну… Еще нужно было срочно решать, что делать дальше с собственным титулом. Вчера перед сном Гарри отметил две очень интересные книги в своей рабочей библиотеке, посвященные правильному этикету в светском волшебном обществе и всем титулам, в общем и целом. Сама идея стать настоящим герцогом, то есть тем, кто умеет себя грамотно вести и подать, начинала нравиться парню всё больше и больше. В конце концов, есть очень хорошая поговорка, в которой упоминаются слова “груздь” и “кузов”.

Гарри встал со стула и подошел к окну, теперь все его проблемы навалились скопом. Что ни говори, а натворил он за эти пару дней много. Просто слов нет. Теперь всю эту кашу ему надо разгребать. Герцог попытался выстроить в голове примерный план. Во-первых, прочитать запланированные книги. Во-вторых, надо бы наведаться в свой сейф и забрать нужные вещи. В-третьих, … вот тут Гарри виновато заёрзал, вспомнив про Анну-Марию.

Хороший из него папочка выходит. Забрал девочку, протаскал по всем магазинам, накупил кучу разных дорогих вещей, засунул всё это дело к ней в комнату и свалил спать. Утром исчез, а когда вернулся через столько часов, еще и Бог знает в каком виде, даже не поговорил с дочкой по-нормальному и опять убежал к себе в комнату. Что о нем сейчас вообще думала девочка, не хотелось даже представлять. Гарри потер переносицу и наморщил лоб. Вот и еще один пунктик к проблемам, которые требуют решения — скоро ему уезжать в школу, а девочку одну не оставишь.

И вот по всему выходит, что сейчас ему нужно предпринимать какие-то очень и очень решительные действия. Количество дел, за которые Гарри Поттеру нужно было держать ответ, пребывали не по дням, а по часам – и с катастрофической скоростью.

Теперь можно продолжить разбор полётов с самим собой. Директор Хогвартса наверняка уже знает, что его нет у Дурслей, значит теперь ведутся интенсивные поиски Гарри Поттера. И ему придётся (а придётся ли?) объясняться и держать ответ перед директором за все свои действия – за побег, за удочерение, за принятие титулов, за свой новый дом. Потом всё тоже самое заново объяснять перед разгневанной Гермионой (в оправдательном тоне), перед Сириусом (в виноватом), перед Роном (тут можно и самому наехать) и прочее-прочее-прочее.

Новый дом, да будет это замечено, тоже требовал деловой руки хозяина. На этой мысли Гарри Поттер даже открыл рот от возмущения. Вчера ночью, когда юноша хотел как следует отдохнуть и набраться сил, к нему в спальню с громким хлопком аппарировал старый домой эльф, и понес какую-то околесицу, о том, что из родового замка Поттеров ему нужно непременно взять в прислугу пяток-другой домовых эльфов. С одной стороны сия логика была железная – не будет же герцог своими двумя руками чистить весь дом, в котором, кстати, три этажа, готовить еду и следить за порядком. С другой стороны на резонный вопрос Гарри о том, почему всё это ему нужно сообщать в два часа ночи, эльф как-то непонятно покраснел и пробормотал нечто неразборчивое. В итоге данная тема была закрыта. Теперь завтра утром население особняка должно будет увеличить свою популяцию на семь домовых эльфов, которых, кстати, еще нужно будет пристроить к делам хозяйственным. Да и по делам хозяйственным не всё гладко. Тут еще надо с отоплением проблемы решать, кстати, где-то тут недалеко и бумажка нужная была…

Юноша вздохнул. Человек может делать бесконечное множество вещей. “Жаловаться самому себе” в этот список входит.

За подобного рода мыслями Гарри травил свою душу и индульгировал еще добрых полчаса, отправил письмо с совой и даже перелистал одну книгу. Наконец он слегка успокоился и даже замер в своём кресле, словно ему в голову пришла какая-то необычная мысль. Складки лба разладилась, а взгляд янтарно-желтых глаз обрел стальную твёрдость. Правая рука сама по себе сжалась в кулак. Слова “решительность” и “действие”, судя по всему, у парня были явно среди первых позиций в списке жизненных приоритетов.

— Хватит ныть, — приказал сам себе юноша, - и не смей раскисать. Раз никто тебе ничего не должен, то и ты — аналогично. Разберись с первоочередными делами, удостой себя чести наконец познакомиться со своей дочерью, и закрой вопрос со своей кровью. Если Дамблдор при встрече заведет свою старую песню, про то, что ты мальчик, который постоянно требует опеки и не должен никуда лезть, то молча развернись и уйди. Тебе есть куда идти и есть что делать дальше. Друзьям, которые не пишут тебе всё лето по непонятным причинам, ты тоже ничего не должен. А вот со своим крестным есть резон переговорить, причем очень серьезно.

Самоанализ и самовнушение оказало на парня очень благоприятное впечатление. Настроив себя подобным образом, молодой герцог даже как-то приосанился и приобрел вид человека, который знает, чего он хочет от жизни и всенепременно добьется этого. Но вместе с тем на лице парня было выражение легкой озадаченности. Еще с конца лета у юноши возникли определенные недоумения касательно нынешней ситуации и Волдеморта конкретно. Гарри очень надеялся, что его крестный сможет хоть темного рассеять тьму его незнаний.

В итоге после всех размышлений, концентраций и процессов мозга, простой план на сегодня выстроился сам по себе – перелистать уже отмеченные книги, а затем отправиться с дочерью на прогулку, по пути зайдя в парочку магазинов и банк Гринготс. Плюсы в этом положении такие, что можно будет сразу убить двух зайцев – улучшить отношения с Мари, узнав свою дочь получше и познакомившись с ее внутренним миром, а так же завершить некоторые пунктики из своего списка задач. Уже на вечер было запланировано посетить вместе с Анной-Марией небольшой ресторанчик на углу Косого Переулка, который герцог уже давно для себя приметил.

* * *
Как ни странно, не одному Гарри Поттеру в этот день лезли в голову мысли, терзающие совесть и рвущие ее на куски.

Рыцарь уже давно канувшей в лето Гильдии Золотой Звезды и родовитый баронет, мастер зельеварения, шпион Дамблдора в стане врага, ужас всех студентов с первого по седьмой курс, и просто сэр Северус Тобиас Принц-Снейп сидел на стуле в своей школьной алхимической лаборатории, и кисло смотрел на то, как варится полуготовое зелье странного цвета. Его обычно непроницаемое лицо сейчас выражало вполне считываемые человеческие чувства и эмоции, всегда грязные и сальные волосы были вымыты и тщательно уложены, а густые брови непроизвольно хмурились. Сейчас мы попробуем незаметно заглянуть к нему в мысли.

— Поттер — это моё проклятье. – Сам себя изводил профессор. — Или карма. Или заноза в одном месте. Чем я вообще это заслужил? Вроде не слишком много натворил в своей жизни, чтобы так жестоко расплачиваться. А может, и много… Что я тут могу сказать. Уже третий день об этом думаю. Сегодня весь день прошел Мерлин знает как. Чертов Поттер! Под вечер бы хоть освободиться. Всё равно хотел идти в Косой переулок. Может заглянуть к ней? Хотя нет, только зря обрадую девочку. Но ведь я у нее уже около полугода не был, а она всегда с такой радостью встречает меня. Стоп, Северус! Соберись! С возрастом ты становишься сентиментальным.

Вот так вот, сидя в подземельях Хогвартса перед котлом и приготавливая странно булькающую смесь, признанный ужас Хогвартса думал о своей родной племяннице Анне-Марии, чьи родители около четырёх лет назад были убиты каким-то ненормальным магом-психом. Девочку же передали на попечение к своей тётке, пытающейся воспитать её по «своим правилам». Несмотря на свою внешнюю бесчувственность, Снейп искренне жалел свою племянницу и даже как-то по-своему любил ее.

— Если бы по правилам, — усмехнулся своими тонкими губами Снейп, — увольте меня от такого воспитания. Вполне в духе моего покойного папаши.

За этими мыслями мастер Зельеварения разыскивал глазами сосуд с красной жидкостью. Наконец найдя его стоящим почему-то рядом со смесью из прессованных глаз дракона, он вылил в котёл остатки. Оценив взглядом количество ингредиентов, зельевар отметил, что запасов осталось катастрофически мало, и значит, сегодня придётся отправиться в Косой переулков, и прикупить некоторые вещи для варки зелий. Собственно, на это был и расчёт. Поттер пропал, вокруг творится полная неразбериха, Орден Феникса находится в полной прострации, полностью захваченный подготовкой к предстоящей партизанской работе и противостоянии двум враждебным лагерям, а он тут сидит вторые сутки, корпя над котлом. Тем временем молодой обалдуй Поттер свалил в неизвестном направлении, начихав и на хваленую охрану, и на защиту директора против себя самого, и уже третий день предоставлен сам себе. Зельевар в очередной раз всё обдумал и окончательно утвердился во мнении, что ниточки нужно искать в Косом Переулке. С другой стороны, вчера, надо думать, Косой Переулок члены ордена перешерстили вдоль и поперек — и результат был нулевой.

Доварив зелье и разлив по сосудам сиреневую жидкость, сэр Северус Снейп направился было в свой кабинет для перемещения в Косой переулок с помощью каминной сети, но неожиданно остановился и резко сменил направление. Для начала следовало зайти к директору по поводу вопроса, так-с сказать, ”финансирования”, так как легенду надо поддерживать. А в Косом Переулке можно будет уже использовать и собственные связи. До кабинета директора Хогвартса профессор зельеварения шел недолго.

— Добрый вечер, Северус, – приветливо обратился к нему восседающий на своём директорском “троне” Дамблдор, одетый в явно дорогую фиолетово-золотую мантию, — ты направляешься в Косой переулок?

— Да, Альбус, — зельевар присел на стул.

Как и предполагал Снейп, освободиться ему удалось только через несколько часов. Кроме покупки новых ингредиентов, пришлось досконально обсудить вопросы составления учебного расписания, клятвенно заверить директора, что он больше постарается не допустить стычек между Слизерином и Гриффиндором, выслушать замечания, что пора уже, наконец, прекращать детские споры между ним и профессором МакГонанагалл (за завтраком два профессора опять едва не подрались), и около трёх раз отказаться от предложения скушать лимонную дольку.

В вопросе касательно лимонных долек, Северус, не смотря на всё своё уважение к директору, стоял грудью и насмерть. Он до сих пор помнил, как в первый раз по незнанию рискнул взять кисло-сладкое угощение ужасающего вкуса. Первый приступ нагнал его на втором этаже Хогвартса. Скорость, которую развил профессор зельеварения, мчась к туалетной комнате, была достойна гепарда. Потом эта же туалетная комната на ближайшие пять часов стала его лучшим другом. Что было дальше — уже неинтересно…

Северус даже вздрогнул, выходя из директорского кабинета. На всякий случай он прислушался к своему организму, с тем всё вроде было в порядке. С его работой в школе никогда не соскучишься, взять хотя бы тот случай три года назад, когда какие-то шутники перед летними каникулами подменили семена в испытательной лаборатории. Тогда лабораторию восстанавливали около двух недель, когда в ней вместо золотистых духоловок выросли кактусы-извращенцы…

* * *
Кончилось всё тем, что в Косой переулок профессор попал уже в шестом часу. Воспользовавшись летучим порохом и переместившись посредством каминной сети, зельевар оказался в небольшом книжном магазине. Сухо кивнув хозяину, он вышел на улицу и оказался в самом сердце Косого Переулка.

Баронет некоторое время постоял на улице и дышал полной грудью. Он очень любил Косой Переулок за его особую атмосферу и воздух, которым невероятно легко дышится. Еще маленьким, когда он часто убегал из дому от вечно пьяного отца, Северус гулял по переулку и смотрел на витрины магазинов, в которых продавались самые разные вещи. Увы, благосостояние его семьи всегда оставляло желать лучшего. Во время учебы в Хогвартсе он всегда ходил в подержанных мантиях и покупал подержанные старые учебники. Естественно, что такой имидж никогда не добавлял ему популярности в школе и среди факультетов. Именно из-за внешности к нему постоянно цеплялись Джеймс Поттер и Сириус Блэк, которые сами исходили из богатых родов и всегда имели всё самое лучшее и дорогое. В принципе, именно из-за этого Северус начал обращаться к той единственной вещи, которая всегда была у него в избытке — своему интеллекту. Это очень пригодилось ему в дальнейшей жизни, когда он в кратчайшие сроки смог стать одним из самых лучших специалистов в своём деле.

А с его родом и даже баронетством судьба была абсолютно ясна. Всё родовое золото было растрачено еще за несколько поколений до его рождения, и теперь некогда богатый род Принцев медленно уходил в забвение. Из прямых наследников мужского пола остался только он, а с его образом жизни и работой шпиона… Нужно быть честным с самим собой: он вряд ли доживет до конца этой войны. Из близких родственников у него осталась, пожалуй, только пятилетняя племянница, о которой он никогда никому не говорил. Северус чувствовал сильную симпатию к девочке, хотя никогда не афишировал этого (в принципе, как и любое проявление своих чувств), но старался периодически заглядывать к ней в гости и по возможности брать с собой прогуляться. Племянницу, живущую у своей тетушки-горгоны, ему было жалко, но зельевар понимал, что девочке будет безопаснее рядом с вечно орущей теткой и двумя такими же сестричками, чем рядом с двойным шпионом, вечно находящего на грани лезвия и лавирующего между молотом и наковальней.

Зельевар шагал по Косому Переулку и смотрел на витрины магазинчиков, многие из которых были ему знакомы еще с детства. Справа от него прошла очень молодая красивая блондинка лет семнадцати-восемнадцати. Северус окинул её равнодушным взглядом, признал прошлогоднюю чемпионку Шармбатона и, не останавливаясь, пошел дальше. В мире явно творится что-то непонятное, если и французы уже начали перебираться в Англию. Зельевар даже покачал головой. Неожиданно взгляд профессора упал на белую кошку, которая сидела на ступеньке магазина и с очень сосредоточенным видом вылизывала себе шерсть.

Губы Северуса расплылись в непроизвольной улыбке. Он с детства любил кошек, и всегда хотел завести себе ее в школе. Но, увы, тогда такая покупка была ему не по карману.

Оглянувшись вокруг и убедившись, что на нём никто особо не заострил внимание, зельевар присел на корточки.

-Кис-кис-кис,— позвал он животное.

Кошка недовольно глянула на профессора и, расслабленно потянувшись, ушла по своим важным кошачьим делам.

Вздохнув, Северус встал и направился в сторону аптеки, которой управлял его хороший знакомый, закупать ингредиенты. Там же зельевар рассчитывал найти первые ниточки, которые помогли бы выйти на Поттера. Потому что, если быть честным с самим собой, где иначе начинать искать проклятого гриффиндорца, он просто не имел понятия.

* * *
К вечеру ощутимо похолодало. Ремус Люпин в заметном напряжении шел по Тисовой улице и зябко кутался в потертую и видавшие виды мантию. Расспросы родственников Гарри Поттера по поводу таинственного исчезновения мальчика ни к чему не привели. Яростные крики мистера Вернона по поводу ”чертового мальчишки”, который ”куда-то свалил — и слава Богу”, подкрепляемые внушительной монтировкой в правой руке, все-таки говорили о том, что семейство и в самом деле не знает куда мог деться их племянник. Когда оборотень уже уходил, из дома вышла миссис Дурсль и отдала Люпину записку, сказав, что нашла это на столе ее пропавшего племянника.

Время идёт, а отношение ко мне так и не меняется. Не нужно делать из меня человека, годного лишь для определённых целей, но при этом не считать нужным делиться со мной какой-либо информацией. У вас теперь свои цели, а у меня своя – провести хотя бы одно лето по-человечески в нормальной обстановке, подальше от постоянного недоедания, недосыпания, криков, оскорблений и тяжелой домашней работы в доме и саду. Не стоит меня искать – я заслужил право хотя бы на небольшую передышку после событий этого лета.

Первое. Люпин далеко не думал, что сын Лили и Джеймса Поттеров голодает летом и гнёт свою спину, выполняя тяжёлую домашнюю работу. Второе. Пункты насчёт «недоедания» и всего прочего стоило тоже прояснить. Дамблдор никогда про это не упоминал. Третье. Юноша, видимо, действительно обиделся, раз решился на такой безрассудный поступок. Интуитивно оборотень чувствовал, что с мальчиком всё в порядке, но определить его местоположение не смог даже Северус со своим поисковым зельем. В итоге варианта напрашивалось два: либо Гарри Поттер находится не в Англии, либо он в магически очень защищенном месте. И оба эти варианта выглядели крайне маловероятными. Люпин нахмурился. Юноша даже не подозревал, в какой он сейчас находится опасности после возрождения Волдеморта.

Кроме пропажи Гарри Поттера у Люпина были и другие проблемы. Вот уже второй год после преподавания в Хогвартсе он не мог найти себе постоянную работу. Сущность оборотня словно поставила на нем метку неприкасаемого в магическом мире, и в любом месте, где бы ни узнали о его второй сущности, люди сразу отворачивались от него и меняли своё отношение.

Новые законы Министерства Магии все больнее и больнее ударяли по волшебным существа – эльфам, оборотням, вампирам, кентаврам, вейлам и прочим. И они даже не догадывались, что Волдеморт, играя на слабости угнетенных народов и обещая им свободу, с каждым днем и с каждой неделей мог всё больше и больше увеличивать свою армию для захвата власти, ибо только за свою свободу любое существо будет биться насмерть и стоять до конца.

* * *
Переезд в Англию у Флер выдался весьма сложным. С переездом Билл помочь ей не смог, а с родителями она рассорилась окончательно – с papa по-тихому, с maman громко. Отпускать ее естественно никуда не хотели, однако упёртости Флёр тоже можно было позавидовать. Ее отец заявил, что дочь конечно может ехать куда ей угодно, но без поддержки родителей она в чужой стране она долго не протянет. Кроме того глава семьи ненавязчиво поинтересовался, на что она собирается жить в Лондоне, и не связан ли такой шаг с романтическими причинами. Успокоив отца заверениями о том, что она уже большая девочка, Флёр начала сражение с матерью. Тут было уже хуже – отец по крайней мере старался руководствоваться логикой, а вот у ее мамы появился явный бзик выдать свою дочь замуж за кого побогаче и родовитее. В итоге, за вечер девушка заплакала три раза, maman раз пять, а papa, конечно плакать не стал, ибо не той закалки мужчина но зато несколько раз повысил голос и на свою дочь, и на свою жену.

Уже через несколько дней девушка собрала чемодан с небольшим количеством вещей, купила билет на самолёт и сняла личные сбережения с банковской ячейки. Сбережений было не особо много, но на первое время должно было хватить. Хотя Апполин Делакур наотрез отказалась помогать своей дочери, коли та решилась пойти против ее воли, со стороны отца девушка все же получила небольшую финансовую помощь. Флер знала, что семейный бизнес в последнее время переживал далеко не лучшие времена, и свадьба старшей дочери вполне могла решить большую часть трудного финансового вопроса семьи. Однако жертвовать ради этого своей семенной жизнью… увольте!

Теперь что касалось собственно переезда. Во-первых, плавание на магловском корабле было достаточно страшным — техника плохо реагировала на магическую энергию. Однако выходов было не особо много – либо полет на метле (несколько тысяч километров!), либо межконтинентальные порталы (а это несколько недель подготовки документов, долгая регистрация и огромная цена за портал), либо частные межконтинентальные порталы (а это уже «черный рынок» и еще дороже раза в два), либо трансгрессия на свой страх и риск (а вот трансгрессировать на большие расстояния крайне опасно, мало кто рисковал путешествовать таким образом). Поэтому вариант использования магловской техники был самым оптимальным с точки зрения времени, цены и возможностей.

Таким образом Флер вначале добиралась на поезде до северного побережья Франции, затем на самолете пересекла границу с Великобританией, и уже там на такси она доехала до Лондона. Таксист, всю дорогу буквально пускающий слюни, глядя на ослепительную девушку, сделал ей огромную скидку и даже пытался пригласить на обед. Флер мило отказалась и поскорее побежала к пабу «Дырявый Котел». Постоянное мужское внимание давало не только определенные бонусы, но так же доставляло и немало проблем. Иной раз проблем от своей красоты было много больше чем пользы. Постоянно привлекать к себе внимание, знаете ли, тоже не так приятно, как это может показаться со стороны.

В Дырявом Котле Флёр остановилась на несколько дней. Там же ее нашел Билл Уизли, который, к сожалению, не смог встретить её, как на это рассчитывала девушка. Билл оказался очень приятным в общении и умным парнем. Полувейла с радостью отметила тот факт, что первое впечатление летом оказалось полностью правильным.

Мужчина помог получить ей работу в магическом банке Гринготс и занять должность младшего статиста. В обязанности девушки входило ведение учета банковских ячеек, проверка заклинаний на этих самых ячейках, а так же ряд более узкоспециализированных заданий, которые она получала уже непосредственно от своего начальника. В общем и целом работа ей нравилась, хотя иногда обилие бумажной работы утомляло.

* * *
Флер зашла в свою квартирку и устало села на мягкий диван. День выдался тяжелый, нудный и просто скучный – сплошная работа с ценными векселями и клиентскими договорами.

Девушка расслабила плечи и вытянула ноги. Уже больше месяца она прожила в Англии, а реальность оказалась немного иной, чем она рассчитывала. В своих мечтах Флёр мечтала о приключениях, опасностях и тайнах. Девушка была натурой страстной и увлекающейся – ей хотелось движения, авантюр и чего-то нового. Сейчас же весь ее жизненный график сводился к работе, сну и небольшому количеству свободного времени, которая она проводила гуляя по улицам Лондона – иногда одна, иногда в компании Билла. Билл был очень необычным молодым человеком, в чем Флёр уже убедилась. Он много знал, обладал привлекательной внешностью, был весьма сильным и умным магом. Кроме того он, судя по легким намёкам, участовал в неком движении под руководством директора школы Хогвартса.

Флер уже успела нажаловаться ему, что устала от рутины и хочет делать нечто действительно полезное – девушка даже с долей кокетства осведомилась насчет того какие требования предъявляют к поступающим в Аврориат. Француз бы заохал и заахал, начал говорить много разных слов, размахивать руками и вообще проявлять чрезмерную эмоциональность. Билл охать и ахать не стал, но взял девушку за руку и предложил поговорить в менее людном месте. Сидя в кафе, он кратко рассказал ей об Ордене Феникса, их целях, войне, которая уже началась, и опасностях. Флер же, в противоположность Биллу, который во время своего рассказа хмурился всё больше и больше, хотелось просто визжать от радости. Наконец-то у нее начинается богатая событиями жизнь!

Билл обещал поговорить с профессором Дамблдором по поводу рассмотрения её зачисления в Орден, а Флер на радостях поцеловала его в щеку. После чего они немного погуляли по вечернему Лондону и разошлись по своим домам.

* * *
Ближе к девяти вечера Флёр сидела как на иголках. Сегодня в небольшом ресторанчике, находящемся в Косом Переулке, равно в девять часов вечера её должен был встретить некий Ремус Люпин и сопроводить до штаба тайного ордена. Флёр отпросилась с работы на вторую половину дня, купила новую кофточку, приготовила обед, вытерла везде пыль, вымыла полы, да и вообще навела идеальный порядок в квартире, но, не зная, чем еще себя занять, в шесть вечера уже была в Косом Переулке. Там она встретила знакомого преподавателя из Хогвартса, хотя и не знала его имени (высокий, хмурый брюнет с большим носом и длинными тонкими волосами), успела пробежаться по всем одежным магазинам (не Франция, конечно, но сойдет) и даже попить чаю в уютной кафешке.

Ближе к девяти вечера Флер, стараясь казаться спокойной и не выдавать своего волнения, шла по направлению к ресторану с оригинальным названием «На Углу». Подходя к ресторану, девушка услышала спор, ведущийся на довольно повышенных тонах, затем всё на какое-то мгновение смолкло, и послышался детский голос, после чего снова зазвучало несколько мужских голосов, показавшихся девушке смутно знакомыми.

Флёр глубоко вдохнула и решила не заморачиваться чужой жизнью – у ней итак впереди предстоял серьезный экзамен. Девушка вошла в кафе и оглянулась в поисках своего провожатого. И тут перед её глазами предстала удивительная картина…

* * *
В девятом часу вечера профессор зельеварения освободился и, относительно довольный тем, что выполнил практически всё, что запланировал, решил немного развеяться и отдохнуть в каком-нибудь приятном ресторанчике. Его любимым был тот, который располагался на самом углу Косого Переулка.

Кстати, ресторанчик так и назывался: ”На Углу”. Там великолепно готовили очень вкусную и недорогую домашнюю кухню на вкус любого гурмана, даже самого притязательного. Поттер, не смотря на все усилия зельевара, так и не нашелся. Северус с одной стороны удивился такой способности мальчишки провалиться словно сквозь землю, с другой стороны он расслабился. Где Поттер, не знает никто – значит нужно просто держать руку на пульсе и следить за мелкими деталями. Так или иначе, этот вечер он проведет в тихой и спокойной обстановке – поесть, немного прогуляться, почитать перед сном и на боковую. Хорошее завершение этого дня.

Войдя в помещение, зельевар убедился, что народу там немного. Это более чем устраивало Северуса, который никогда не любил большие скопления людей и шум. Кстати, спокойную атмосферу можно было отнести к еще одному несомненному плюсу данного ресторана. Сейчас было занято лишь два столика с самого края у окна, и посередине прохода спиной к нему стоял молодой человек среднего роста и маленькая прыгающая девочка лет пяти. Юноша определённо относился к высшей аристократии магического общества. Об этом буквально кричал весь его внешний вид.

Зельевар, мельком оглядев аристократа, на секунду вскинул брови. Новенькая черная мантия, сделанная из кожи дракона, стоила очень дорого. А легкая броня ультрамаринового цвета, которая проглядывала из-под мантии, обычно использовалась как отличное средство против защиты от холодного оружия и имела стоимость наверняка равную всему его годовому доходу. На левой руке у юноши (зельевар инстинктивно понял, что перед ним подросток) было два кольца, украшенных большими драгоценными камнями. В общем, ясно – чей-то богатый сыночек. Хотя вся эта ситуация выглядела слишком абсурдно.

Приняв обычное невозмутимое выражение лица, зельевар направился было к своему любимому месту в углу. Но в этот момент девочка, одетая в симпатичное светлое платье из шелка, взвизгнула и бросилась нему.

— Дядя Сев! — и пока Северус пытался что-либо сообразить, что-то теплое и маленькое уже висело у него на шее.

— Анна-Мария, — зельевар сдавленно прохрипел, по-прежнему не веря своим глазам, да и ушам впридачу. – Как ты здесь оказалась?

Его племянница, одетая в красивое шелковое платьишко, и в восемь вечера радостная прыгающая в ресторане около молодого титулованного аристократа, одетого в дорогую одежду… Это было что-то из ряда вон выходящее. Зельевар наконец опомнился и удобнее перехватил племянницу, всё еще болтающуюся у него на шее, взяв ее на руки.

— Мари, — Северус в крайнем изумлении посмотрел на девочку, – что ты здесь делаешь? И с кем ты?

В следующее мгновение профессор приблизительно смог понять, что чувствует и ощущает человек, когда у него случается сердечный приступ.

— А я здесь с папой, — девочка скромно потупила взгляд и вытянула руку в направлении юноши в черной мантии.

Молодой человек, до этого стоявший к нему спиной и, видимо, услышавший радостные возгласы его племянницы, повернулся. После чего он и зельевар молча взирали друг на друга в течение полных десяти секунд. Северус сразу отметил необыкновенные яркие сияющие глаза цвета золота, черные коротко стриженные волосы, знакомое лицо и шрам в виде молнии точно посередине лба.

ПОТТЕР!!!

Коллаж к главе — http://s43.radikal.ru/i101/1208/c0/e39ab06034ec.jpg



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
Леди_СелестинаДата: Четверг, 09.08.2012, 08:18 | Сообщение # 186
Капризная Леди
Сообщений: 1478
« 373 »
А следующая скоро будет или по одной главе в месяц, а то позже?


Если удача повернулась к вам задом, не расстраивайтесь. Пните её! Она обязательно повернётся, чтобы посмотреть, кто это сделал.
 
Mr_FalconДата: Четверг, 09.08.2012, 12:45 | Сообщение # 187
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Леди_Селестина, автор в больнице лежал, проблемы с сердцем были.
PS: сарказм не к месту здесь.



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.


Сообщение отредактировал mrFalcon_Slav - Четверг, 09.08.2012, 12:54
 
МельгорДата: Четверг, 09.08.2012, 12:49 | Сообщение # 188
Демон теней
Сообщений: 277
« 97 »
Прода. biggrin


 
Mr_FalconДата: Четверг, 09.08.2012, 12:56 | Сообщение # 189
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Мельгор, именно так, мой друг. happy


Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
ЛордДата: Четверг, 09.08.2012, 12:57 | Сообщение # 190
Посвященный
Сообщений: 36
« 13 »
Никто к автору притензий не имеёт(наверное) прода порадовала. Буду ждать дальше, кстати, посмотрел шапку на ПФ, намечается любовный треугольник, это круто.
P.S. А скандалы интриги и расследования будут?
P.P.S. На ваше лично сайте был коллаж к 11 главе, это значит прода будет скоро?
 
Mr_FalconДата: Четверг, 09.08.2012, 13:17 | Сообщение # 191
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Лорд,
Quote (Лорд)
Буду ждать дальше, кстати, посмотрел шапку на ПФ, намечается любовный треугольник, это круто.


исправил шапку happy кто знает, кроме автора, как оно всё будет.

Quote (Лорд)
P.S. А скандалы интриги и расследования будут?


надеюсь, стоит только подождать. happy

Quote (Лорд)
P.P.S. На ваше лично сайте был коллаж к 11 главе, это значит прода будет скоро?


в группе то, так он там с прошлого месяца висит, tongue как только так сразу.



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
ГелендвагенДата: Четверг, 09.08.2012, 13:19 | Сообщение # 192
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Насчет треугольника сказать немогу - автор видимо из джена сделал полноценный гет. А так фанфик вроде больше экшн - а дальше что уже автор придумает))
 
Mr_FalconДата: Четверг, 09.08.2012, 13:29 | Сообщение # 193
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Гелендваген,
Quote (Гелендваген)
из джена сделал полноценный гет

ну да, куда ж ещё полноценней happy



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
ShtormДата: Суббота, 11.08.2012, 17:15 | Сообщение # 194
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Ну вот, не вовремя произошла встреча. Особенно учитывая, что Анна племянница Севы tongue


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
МельгорДата: Суббота, 11.08.2012, 17:19 | Сообщение # 195
Демон теней
Сообщений: 277
« 97 »
Shtorm
А по моему вовремя, как бы сразу раставить приоритеты.
Интересно, кто Северус теперь Гарри?





Сообщение отредактировал Мельгор - Суббота, 11.08.2012, 17:19
 
ShtormДата: Суббота, 11.08.2012, 18:05 | Сообщение # 196
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Мельгор, прям вот так? Не думаю, что Гаррик готов их тут же расставлять


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Mr_FalconДата: Суббота, 11.08.2012, 20:51 | Сообщение # 197
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Глава 11. Лямур и все дела.


День у Гарри Поттера, как и всегда, начался за здравие, а кончился… вернее, он ещё не кончился и как раз собирался с силами, чтобы блеснуть перед парнем всей красой непредсказуемой судьбы нашей жизни. На этом моменте нам придётся сделать небольшой скачок назад в прошлое и уточнить некоторые детали того, чем занимался молодой герцог со своей дочерью днём шестого июля.

Итак, свалившись на шею собственной дочери, вернув фокус глаз в надлежащее состояние и что-то буркнув Мари, Гарри поднялся в свой кабинет на третий этаж особняка и заперся там. Немного посидев в своём любимом кресле, стремительно разваливающийся на куски герцог наконец смог собраться в единое целое и устроил самому себе тотальную промывку мозгов. Определив свои ближайшие жизненные приоритеты, юноша приступил к достижению оных. То есть для начала он нагрузил себя дополнительным чтением, благо небольшая библиотека в доме была и, надо сказать, неплохая библиотека. Листая параллельно две книги и ежесекундно зевая и вращая головой, он неожиданно наткнулся взглядом на толстый фолиант под названием “Классическая теория магии”, стоявший на книжной полке в шкафу.

Спустя два часа значительно поумневший молодой герцог, узнавший всё об октанах, обращениях по титулам, а также освоивший небольшую часть положенного светского этикета, спустился вниз. Тут ему в голову пришла замечательная идея. Гарри решил немного поиграть со своей дочерью, которая радостно запрыгала, увидев его. Полчаса спустя, разбив три дорогих вазы и уронив дубовый шкаф, Гарри, дышавший так, словно лично привёз телегу угля, и абсолютно неуставшая Анна-Мария по-быстрому привели себя в порядок и отправились на прогулку.

Косой Переулок жил своей неспешной, хотя и шумной жизнью. Поход по двум книжным, хозяйственному и одному магазину игрушек прошёл вполне спокойно. На удивлённые взгляды людей, которые смотрели на странную пару, состоявшую из маленькой девочки и молодого юноши, одетого в кожаный костюм аквамаринового цвета, Гарри просто не обращал внимания. На безумные глаза тех, кто узнавал в этом парне мальчика-который-выжил, юноша предпочитал не смотреть вообще и, взяв свою дочь за руку, старался поскорее ретироваться.

В общем, несмотря ни на что, безумное утро сменилось достаточно спокойным днём, который затем, по идее, должен был плавно перейти в тихий вечер и ужин в ресторане в кругу семьи. Ключевая фраза в последнем предложении – «по идее». Так как задумывалось одно, а вышло в итоге как всегда.

* * *
Герцог Певерелл-Поттер со своей дочерью вошёл в небольшой ресторанчик, расположенный в Косом переулке, под названием ”На Углу”. Уютная атмосфера, неяркий свет, минимум посетителей – всё что нужно для тихого домашнего ужина. Пока Гарри стоял в центре прохода и внимательно читал меню, Анна-Мария времени не теряла. До уха молодого герцога донеслось вначале пыхтение, потом радостный вскрик девочки и чей-то сдавленный голос. В этот момент шарики в голове у Гарри неожиданно встали на своё место, что-то щёлкнуло, и юноша обернулся назад, чтобы посмотреть на причину радости своей дочки. А обернувшись, он долго и упорно смотрел прямо в глаза ”дяде Севу”.

Профессор и ученик молчали и разглядывали друг друга долго. Секунд десять как минимум. Затем со стороны вышеупомянутого дяди Сева раздалось какое-то раскатистое, хотя и неуверенное, низкое рычание, сменившееся полным отчаяния воплем: ”ПОТТЕР!”.

Для полноты восприятия всей этой картины нам придётся попеременно обращаться к каждому участнику этой необычной и волнующей дружеской встречи.

[Со стороны Гарри Поттера]

Поттер мысленно чертыхался и клял про себя всё подряд, что приходило ему в голову. Ну это надо ТАК вляпаться! Встретиться – да ещё с кем! – в месте, которое по всем законам магии для этого было никак не предназначено. Профессор Зельеварения, и дядя Сев по совместительству, в девятом часу вечера ужинает в ресторане Косого Переулка? Такое кому сказать, ни за что не поверят. Тем более если уточнить детали его внешнего вида: чистые волосы, хорошая и качественная чёрная мантия, отсутствие выражения на лице, словно его сейчас вырвет. Молчаливый диалог явно заканчивался, а судя по какому-то непонятному рычанию со стороны профессора Снейпа, тот явно готовился к тому, чтобы прямо высказать всё, что он думает конкретно о Поттере, его поведении, внешнем виде и прочем-прочем-прочем…

План пришлось выстраивать срочно, оперативно, импровизируя на ходу. В обычное время Гарри, скорее всего, выслушал бы, как на него наорёт профессор, затем бы наорал в отместку сам, затем они уже оба наорали бы друг на друга, после чего остались бы каждый при своём мнении и разошлись с чувством полного внутреннего удовлетворения. Такой шаблон вот уже пятый год устраивал обоих, однако, как говорится, всё меняется со временем. Но данная ситуация, в которую угодили золотоглазый молодой герцог, его дочь, а заодно и знакомая зельевара, и собственно сам зельевар, который, судя по всему, уже стремительно доходил до последней стадии закипания, требовала очень нестандартного подхода. Гарри судорожно перебирал информацию, которую почерпнул из книги о светском этикете, и наконец решил воспользоваться самым эффективным приёмом, который в просторечии назывался “разрыв шаблона”. Для этого требовалось действовать крайне нестандартно и сразу ошарашить своего оппонента, тем самым сбив его с предполагаемого настроя на ситуацию. Гарри, мысленно вдохнув, бросился буквально наперерез мыслям профессора.

[Со стороны Северуса Снейпа]

Сказать, что Северус был удивлен – это значит не сказать ничего. Даже если бы в своё время Джеймс Поттер вдруг бросился с рыданиями ему на шею и признался в вечной дружбе, это бы не так сильно выбило его из колеи. Постоянная привычка скрывать свои мысли и эмоции, помноженная на ситуацию, которая буквально выбила из-под профессора твёрдую почву, привела к тому, что у зельевара случился банальный ступор. Около десяти секунд он молча смотрел на Поттера, наотрез отказываясь принимать действительность. Тем временем, судя по виду мальчишки, тот что-то сосредоточенно просчитывал. И наконец, к тому моменту, когда зельевар уже открыл рот, чтобы сказать этому миру и лично Поттеру всё то, что он о них думает, Поттер очень лихо вклинился в самое начало его монолога. Как-то приосанившись, откинув голову немного назад и приняв бравый и несколько лихой вид, парень шагнул вперёд.

[Со стороны Гарри Поттера]

– Гарри Джеймс герцог Певерелл-Поттер и моя дочь, Анна-Мария герцогиня Певерелл-Принц, моё почтение, – Гарри засунул левую руку за спину, правую, согнув, вытянул вперёд и слегка склонил голову вперёд и вбок, делая приветственный знак.

Мгновение – и в ресторане наступила оглушительная тишина. Официанты, посетители и даже сам хозяин ресторанчика молча рассматривали странную группу людей, которые только в одной им понятной манере собрались выяснять между собой отношения. О том, что делать дальше, Гарри не имел ни малейшего понятия, поэтому сейчас он просто стоял, не меняя положения тела. Сама поза была крайне неудобная: у него мгновенно затекла шея, зачесалась нога и вспотела спина. Также предательски захотелось чихнуть. Однако на профессора Зельвеварения это, кажется, подействовало. На его лице, которое по своему эмоциональному диапазону вполне могло соперничать с кирпичом, по-прежнему ничего не отражалось, зато рот, чуть дёрнувшись, закрылся. Потом он опять открылся и закрылся снова. После чего профессор, видимо, всё-таки собрался с духом.

[Со стороны Северуса Снейпа]

Услышав герцогский титул и обращение по всем правилам со стороны несносного и высокомерного мальчишки, Северус удивился так, что впервые в жизни не смог сказать ничего достойного и язвительного. Вместо этого, раза два непроизвольно открыв и закрыв рот, он вполне мирно ответил:

– Сэр Северус Тобиас Принц-Снейп, моё почтение герцогу.

Сказал… и рассердился сам на себя. Он только что выразил своё почтение! И при этом кому?! Самому сыну Джеймса Поттера в лицо! Нужно было срочно восстанавливать собственную репутацию. Хотя в глубине души зельевар был даже немного доволен такой ситуацией – впервые за много времени представился случай назваться полным именем и титулом по всем правилам этикета.

[Со стороны Гарри Поттера]

Услышав вежливый ответ со стороны ненавистного преподавателя Зельеварения, молодой герцог на секунду растерялся. Однако, собравшись с мыслями, он слегка улыбнулся и, смело глядя прямо в чёрные глаза профессора, жестом предложил пройти немного и сесть за свободный столик. Спорить никто не стал, и все трое – Гарри Поттер и зельевар с Анной-Марией, по-прежнему сидевшей у него на руках, – вскоре заняли столик в углу ресторана. Уже расположившись на стуле, зельевар, коротко оглядевшись по сторонам, нагнулся к юноше и тихо прошипел, глядя на него: ”Рассказывайте, Поттер, во что вы опять вляпались?”

[Конец повествования со стороны участников словесной дуэли]

* * *
Диалог начался вполне мирно. Обменявшись приветственными репликами, два аристократа и одна маленькая аристократка заняли свободный столик. Девочке мужчины сразу же заказали пирожных, а сами начали дружескую задушевную беседу, периодически шипя что-то друг другу в лицо. Однако в какой-то момент установившаяся нить взаимопонимания начала рваться. Фразы стали произноситься всё громче и громче, тон становился всё резче и язвительнее, а лицо девочки постепенно меняло своё выражение с радостного на испуганное. Наконец настал момент, когда беседа, доносившаяся от столика в углу, тихо-мирно превратилась в разговор, состоявший из тех фраз, которые обычно говорятся лишь на повышенных тонах. Попытаемся примерно воспроизвести их смысл.

Из всего разговора можно было разобрать, что Гарри Поттер настоятельно советовал профессору Зельеварения не лезть не в свои дела, а если последнему больше нечем заняться, то он вполне может пойти по своим делам куда подальше, за что лично он, герцог Певерелл, был бы на него совсем не в обиде. На это сэр Снейп очень пылко возражал, говоря, что не может бросить герцога в столь ответственный момент, и хотя сам он лично не сомневается в умственных способностях Поттера, но по его, сэра Снейпа, мнению, пора бы уже герцогу включить голову и начать думать о последствиях своих действий. Молодой герцог с таким суждением категорически не соглашался, и диалог, совершив своеобразный круг, опять возвращался к своему началу.

Вот таким вот образом, переругиваясь, перебрасываясь язвительными замечаниями и с каждой секундой повышая тон разговора, профессор и ученик продолжали выяснять, кто кому и что именно должен. При этом вся ситуация как-то незаметно скатилась к тому, что Гарри Поттер весьма точно назвал ”старым шаблоном”.

– Поттер! – ревел профессор Зельеварения.

– Барон! – возмущённо кричал Гарри.

– Поттер! – возмущённо ревел зельевар от такого обращения.

– Барон! – ещё более возмущённо кричал Гарри от такого обращения уже к себе.

– Поттер! – Снейп опасно побелел.

– Барон! – Гарри, напротив, покраснел.

– Анна-Мария! – вклинилась белокурая девочка.

Все переглянулись. Нахмурились. И начали всё заново. Конец у этого всего был вполне предсказуемый и чисто прозаический. Анна-Мария, вот уже пять минут переводившая взгляд со своего папы на своего дядю и обратно, громко и в полный голос разревелась.

* * *
[Повествование со стороны Ремуса Люпина]

Утро и день у оборотня выдались достаточно муторные и скучные. Проснувшись около семи утра, Ремус провёл необходимые водные процедуры, выпил чашку кофе, надел свою старую потёртую мантию и вышел из дома. Жил он в небольшой квартирке в Тупичке – так назывался район на окраине Лондона, где можно было недорого купить или снять жилплощадь. Район этот был очень бедным и крайне непрезентабельным на вид – серые и низкие, покосившиеся дома, повсюду грязные лужи, мусор, крысы и шныряющие личности странного вида. Даже небо в этой части города всегда было серым и мёртвым, иногда даже возникало ощущение, что это не небо, а огромный стальной утюг, зависший в воздухе.

Квартиру здесь Люпин очень давно получил в наследство от своего двоюродного дяди. Сама квартирка представляла собой помещение, состоявшее из двух небольших комнат, крошечной кухни и ванной. Из мебели были только узкая кровать, старый покосившийся диван бордового цвета, древний стол, два стула и пара шкафов, которые уже давно были все в трещинах. Однако, учитывая положение Ремуса, можно было сказать, что живет он ещё в царских условиях. Многие оборотни, которых Министерство Магии просто исключило из списка человеческой расы, были буквально выброшены на улицу без еды, денег и крыши над головой.

Постоянной работы у Ремуса не было уже около двух лет. Приходилось, проглотив свою гордость, принимать денежную помощь со стороны Дамблдора и Ордена, а также перебиваться случайными заработками. Диагноз оборотня стал приговором на всю его оставшуюся жизнь – бедность, отсутствие работы, страх людей и невозможность завести семью и детей. Иногда Ремус вполне честно признавался себе, что если бы не начавшаяся война, которую он не может проигнорировать, и не обещание, данное самому себе по поводу заботы о сыне Джеймса Поттера, в этом мире его бы ничто не задержало.

Уже второй день оборотень посещал десятки, сотни мест, стараясь разыскать Гарри Поттера, который бесследно исчез. Разговор с его родственниками и прямая угроза, подкрепляемая размахиванием зажатой в руке дяди Вернона железной палкой, убедили оборотня в том, что Дурсли либо действительно не знают, где их племянник, либо между ними существовал своеобразный сговор, в ходе которого Гарри просто тихо-мирно ушёл, не сказав никому ни слова. Так или иначе, полезной информации посещение коттеджа на Тисовой улице не дало никакой.

Утро сменилось днём, а день мягко перешёл в вечер. Посетив все мыслимые и немыслимые места, где намеренно или случайно мог оказаться Гарри Поттер, оборотень был готов сдаться. На парне было несколько следящих чар, которые перестали действовать, а его волшебная палочка не отзывалась, словно её не существовало вовсе. Неудивительно, что это привело в бессилие даже самого Дамблдора. Орден Феникса – организация, возглавляемая директором Хогвартса, – встала на уши, и все свободные человеческие ресурсы были брошены на поиски парня. Но всё было бесполезно. Сын Джеймса Поттера исчез, а о самом вероятном варианте Люпин отказывался даже думать и потому продолжал свои поиски.

Вечерело. Волею случая оборотень трансгрессировал в Косой Переулок. Это место он любил с детства и всегда восхищался им – кусочком полноценного магического мира. Кроме того, сегодня он должен был встретить Флер Делакур и сопроводить её в штаб Ордена. Девушка выразила желание войти в его состав, и Дамблдор захотел лично увидеть её, как и каждого нового кандидата до этого. Неспешно шагая по мощённой мостовой, Ремус был целиком поглощён своими грустными мыслями, когда внезапно до его ушей донёсся громкий спор. Будучи оборотнем, он умел великолепно разбираться в модуляциях человеческого голоса. И в этих криках, несмотря на явную агрессию, слышались слегка приглушённые дружественные нотки. Так обычно ссорятся друзья, которые, несмотря ни на что, уважают друг друга и готовы пойти на мировую. Люпин огляделся. Спор внезапно сменился плачем. Он раздавался из небольшого ресторанчика, в котором ему как раз и предстояло встретить новую кандидатку. Видимо, всё шло один к одному. Расправив плечи, оборотень вошёл в помещение, и его глазам предстала невероятная картина.

Маленькая девочка сидела на стуле и громко завывала. Вокруг неё сидели двое мужчин и, судя по всему, отчаянно пытались её успокоить. В ход шло всё: соблазнение вкусным пирожным, ласковые слова и поглаживания по голове.

Один из мужчин, одетый в классическую черную мантию, обладал статной фигурой (это было ясно видно, хотя он и сидел сейчас) и тонкими длинными чёрными волосами. Второй мужчина был гораздо моложе. Одетый в необычную кожаную одежду чёрно-фиолетового цвета, этот брюнет с короткими волосами, насколько было видно, находился в гораздо большей степени отчаяния, чем его друг. Наконец мужчины, судя по всему, исчерпали лимит своих дипломатических приёмов и устало откинули головы. Они синхронно встали и вдруг обернулись, словно почувствовав, что на них кто-то смотрит.

На Люпина смотрели две пары глаз. Чёрные и бесстрастные глаза на практически белом, словно сделанном из воска, лице со слегка крючковатым носом и тонкими губами, на которых играла странная усмешка – фирменные приметы Северуса Снейпа. Вторая пара глаз, которая, словно две гаубицы, неотрывно смотрела на оборотня, была невероятного ярко-золотого цвета. Татуировки в виде драконов по бокам шеи, чёрные волосы, которые аккуратно лежали на голове, красивые черты лица и шрам в виде молнии на лбу. Идентификацию Гарри Поттера можно было считать успешной.

* * *
[Повествование со стороны Флер Делакур]

Первым, что бросилось девушке в глаза, когда она зашла в кафе, была странная группа людей, разительно отличавшихся друг от друга. За столом сидела небольшая симпатичная девочка лет пяти, одетая в красивое и дорогое платье. Флер могла сразу сказать, что из этой малышки в будущем вырастет девушка, от одного взгляда которой все мужчины будут впадать в ступор и глупо ухмыляться. В общем, так же как и от неё самой сейчас, хотя девочка и не вейла.

По бокам от девчушки сидело двое мужчин. Вернее, один мужчина и один юноша, даже, скорее, мальчик. Юношу со спины было оценить сложно. Флер лишь подняла правую бровь, оценив ткань его одежды и кольца на левой руке. Мужчина же был высоким, худощавым и темноволосым. Он сидел, внешне неподвижный, и лишь напрягал мышцы лица, бледнея всё больше и больше. Признав в нём профессора Снейпа, девушка не удержалась и издала лёгкий смешок – уж больно комичное выражение лица было у мужчины.

От смеха, прозвучавшего в притихшем ресторанчике довольно громко, вся группа как-то разом вздрогнула и обернулась. Обернулся и стоявший неподалёку мужчина. На Флёр внимательно уставились четыре пары глаз. Девушка мгновенно признала и своего будущего провожатого, исходя из данного Биллом описания, и самого юношу, который как-то слишком сильно изменился за этот небольшой промежуток времени.

– Оу, – девушка замялась, – здравствуйте, мистер Люпин!

Возникла короткая пауза. Мужчины переглянулись.

– Гарри! – девушка попыталась улыбнуться, но улыбка вышла неестественной и слегка жалобной.

* * *
[Повествование со стороны Гарри Поттера]

В тот момент, когда в ресторане неожиданно появился Ремус Люпин собственной персоной, Гарри захотелось застрелиться. Снейп, Люпин… кто ожидается дальше? Хагрид вместе с мадам Максим? Хрупкая ниточка мира, едва установившаяся между ним и профессором Зельеварения, была безвозвратно утеряна. Однако этот факт волновал сейчас юношу меньше всего…

Гарри не был готов раскрывать хоть какие-нибудь детали своего летнего похождения. Для этого требовалось продумать необходимые слова и составить более-менее правдивую легенду. Импровизировать же в таком деле – значит идти к провалу. Однако появление профессора Снейпа разом спутало молодому герцогу все планы. Как прикажете объяснить Ужасу Хогвартса факт удочерения его собственной племянницы?

Только Гарри отошёл от столь предательского удара судьбы и даже попытался наладить определённые взаимоотношения со своим самым нелюбимым преподавателем, ему нанесли очередной удар прямо под дых. Обернувшись, юноша увидел перед собой внимательно разглядывавшего его Ремуса Люпина. Вот теперь можно сказать сразу, что вечером ему придётся отчитываться за всё непосредственно перед Дамблдором. Гарри с огромным трудом сохранил остатки самообладания и даже попытался вновь взять ситуацию в свои руки – в конце концов, всегда можно договориться. Например, применить очередную схему по «разрыву шаблона». Для этого вполне подойдёт его новый дом.

Шарики в голове у Гарри быстро завертелись. Итак, Снейп знает о факте удочерения. Значит, этот вопрос придётся решать лично с ним. С другой стороны, при всех своих недостатках профессор Зельеварения не тот человек, который скажет хоть одно лишнее слово. Значит, есть вероятность того, что в ближайшее время факт его отцовства народным достоянием не станет. Далее Ремус. Тут уже сложнее. С другой стороны, он ничего не слышал, значит, стоит идти ва-банк. Вопрос в том, кем прикинуться, старым Гарри или независимой личностью. Второй вариант лучше – можно ничего не объяснять и напирать на личный разговор с директором Хогвартса. Это позволит выиграть необходимое время. Теперь же нужно увести всех в место, где можно будет спокойно поговорить без лишних ушей – и его особняк отлично подойдёт для этой цели.

План был создан. Нужно было срочно реализовать его, пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля.

Гарри уже было открыл рот, когда сзади раздался негромкий смешок. Юноша машинально обернулся и увидел перед собой ослепительно красивую блондинку. Полувейлу. Флер. Его знакомую, которая каким-то непонятным образом оказалась здесь в самый неподходящий момент и теперь взирала на него с изумленным видом.

Это был нокдаун. Гарри почувствовал, как ему резко поплохело.

* * *
[Повествование со стороны Северуса Снейпа]

Тот факт, что его племянница называет Поттера папой, Северус анализировать даже не пытался. Он решил его на время проигнорировать. Важнее было узнать, что случилось с мальчишкой и откуда такие радикальные изменения.

После вопроса, заданного в лоб, вежливость Поттера сдуло, словно муку со стола после чиха. Нацепив на свою физиономию дурацкую ухмылку, мальчишка попросил его не лезть не свои дела. Пришлось надавить. Поттер, надо отдать ему должное, вместо того чтобы орать, начал выкручиваться. Причём делал это весьма успешно и даже успевал отпускать колкости.

С одной стороны, зельевару было даже жаль парня. Он видел, как резко Поттер изменился в лице, увидев его. Наверняка сейчас он усиленно придумывал, что сказать и как сказать. В принципе, Северусу было на это ровным счётом плевать. Ему нужны были правдивые детали летних приключений мальчишки. Зельевар применил тот же приём, который использовал и с Дафной Гринграсс, однако не добился ровным счётом ничего. Во-первых, Поттер перевозбудился, и его эмоции зашкаливали за все мыслимые рамки, а во-вторых, было это странное родовое кольцо. Оно защищало разум парня и не оставляло лазеек для проникновения внутрь его головы.

Так как их совместный громкий разговор кончился плачем Анны-Марии, зельевару пришлось временно прекратить диалог и попробовать успокоить племянницу. Поттер, надо отдать ему должное, в кои-то веки повёл себя по-взрослому и попытался успокоить девочку. Пока суть да дело, Северус почувствовал на себе пристальный взгляд и обернулся. Вот так сюрприз! Ремус Люпин собственной персоной. Случайно оказался здесь или по делу Дамблдора? Есть ли вероятность, что старик решил перестраховаться? Или он здесь сам по себе? Конечно, интересно, но оборотень здесь явно лишний. С Поттером предстоит личный, приватный разговор. А уже после директор может делать со своим золотым мальчиком всё, что ему угодно.

Как ни странно, но Поттер, видимо, пришёл к такому же выводу. Увидев Ремуса, мальчишка как-то разом позеленел и с силой сомкнул губы. Затем у него заблестели глаза – определённо, он в очередной раз придумывал какой-то план и готовился к его реализации. Но на него самого в этот момент стоило посмотреть. Вид думающего мальчишки с зелёным лицом в красный горошек – это было что-то с чем-то. И Северусу вдруг захотелось расхохотаться.

В этот момент молодой балбес, видимо, до чего-то додумался, так как уже открыл рот. А затем резко закрыл. Северус повернул голову вправо и смог лицезреть молодую блондинку. Чемпионку из Шармбатона, которая, словно по закону подлости, тоже оказалась в данном ресторане. Если уж Ремус в этой ситуации был лишним, то француженка, которая сейчас слишком любопытно разглядывала мальчишку, тут была не нужна абсолютно никаким боком.

“Чёртов Поттер, – с тоской подумал зельевар, – к нему неприятности липнут словно мухи к…”

Мысли Северуса были сбиты тем же Поттером, который за несколько секунд стремительно посинел. Зельевар забеспокоился. С мальчишки вполне станется – возьмёт да и помрет тут от перенапряжения. А ему потом отдувайся перед Дамблдором, почему его золотого мальчика хватил инфаркт от излишне нервной обстановки.

* * *
[Повествование со стороны Гарри Поттера]

Стремительно синеющий Гарри наконец вспомнил, что он всё ещё герцог, аристократ и просто сильная личность. Поэтому помирать юноша прекратил, через силу улыбнулся и поднялся из-за стола. Обменявшись рукопожатием с изумленным Люпином, он подошёл к Флёр и поцеловал её руку.

– Мадмуазель, – Гарри слегка согнул голову, – не соблаговолите ли вы присоединиться ко мне и моим друзьям?

– Благодарю, Гарри, я с радостью присоединюсь, – девушка, судя по всему, с интересом ждала развязки ситуации и пояснения некоторых моментов.

Гарри вздохнул. План как всегда не удался, и, значит, ему сейчас придётся импровизировать. Снова…

* * *
Население столика в углу ресторанчика увеличилось на одну персону в старой мантии и с седыми волосами и одну светловолосую персону женского пола. Все пятеро вот уже десять минут сидели, молчали и лишь изредка сверлили друг друга взглядом. Правда, отметим, причины для этого у каждого были разные.

Анна-Мария, сидевшая за столом, едва не сияла от радости. Её папа и дядя перестали ругаться, погладили по голове и доверху завалили разными вкусностями. Таким образом, миротворец Мари сейчас пожинала (в прямом смысле этого слова) плоды своего труда.

Гарри Поттер сидел, подперев подбородок рукой, и наблюдал, как по потолку ресторанчика ползает муха.

“Муха... Муха на потолке... Как же она держится?” – думал парень.

О чём думал профессор Зельеварения, неизвестно, уж больно таинственного склада ума был мужчина. Но, судя по всему, его мысли носили явно не восторженный характер по отношению к определённым людям, сидевшим неподалёку от него. Но, несмотря на это, где-то глубоко-глубоко в глазах зельевара светилось тщательно скрываемое любопытство.

Люпин же не знал, как начать диалог. Юноша за эти дни преподнёс больше сюрпризов, чем за все четыре года обучения в Хогвартсе. Кроме того, он явно не собирался откровенничать и изливать свою душу. И вообще Гарри, судя по его хитрому виду, опять что-то задумал.

Флер же с интересом изучала обстановку. Девушке, конечно, было ясно, что она попала в немного необычную ситуацию, где её персона была явно лишней. С другой стороны, в полувейле взыграло обыкновенное женское любопытство. Как никак, совместная встреча явно несовместимых друг с другом людей, её проводник, который в этом тоже замешан, мальчик-который-выжил, открывшийся с совершенно новой и неожиданной стороны, таинственная маленькая девочка, которая попеременно дёргала за рукава Гарри и профессора – эта ситуация явно относилась либо к таинственному Ордену, либо к предстоящей магической войне. А так как Флер считала, что в обоих случаях она так или иначе замешана, то, значит, и какую-то долю информации получить она обязана. Поэтому девушка сидела и ждала. Она несколько раз заметила, как Гарри коротко бросил взгляд на мужчин, сидевших сбоку от него, и несколько раз посмотрел на неё. Флер захотелось улыбнуться – настолько детским выглядел этот взгляд. Хотя и изменения за этот небольшой срок были явно налицо. Новый стиль, богатая одежда, чуть более жёсткий взгляд – с точки зрения девушки это был уже не мальчик, а молодой юноша. Не лишённый, кстати, определённой доли харизматичности.

Вообще взгляд у Гарри был сейчас не жёсткий, а злой. Злился Гарри на всё и всех подряд – на судьбу, на себя, на зельевара, на Ремуса, на Флер и опять на судьбу. Затем молодой герцог пришёл к выводу, что молчание нужно срочно прерывать и направлять беседу в нужное ему русло. Решив так, Гарри встал со стула, небрежным жестом откинул свою мантию назад, запутался в ней и едва не упал под стол. Все озадаченно на него посмотрели.

– Господа и дамы, я предлагаю продолжить беседу у меня дома, здесь недалеко. – Молодой герцог с ухмылкой посмотрел на лица Ремуса, Флер и Северуса. – Мистер Люпин, сэр Северус Снейп, мадемуазель Делакур.

Обращение к зельевару далось юноше с трудом. Однако он был на сто процентов уверен, что профессор откажется, так как их взаимная неприязнь с первого курса постепенно достигала своего апогея. Но профессор Снейп, видимо, ещё полностью не отошёл от шока, так как лишь кивнул, судя по его виду, даже не уяснив, на что он согласился и от кого поступило предложение. Оборотень, с изумлением посмотрев на зельевара, тоже не замедлил высказать своё одобрение. Флер, естественно, присоединилась к ним. Во-первых, её всё ещё должны были доставить в штаб, а во-вторых, ситуация становилась всё интереснее и интереснее.

Ресторанчик покидали все вместе и небольшой процессией. Впереди всех шел полудовольный-полуозадаченный герцог Певерелл-Поттер, за ним еще более озадаченный Ремус Люпин, за ним шла Флер, которая что-то обдумывала про себя, а замыкал шествие вконец обалдевший сэр Снейп с хитро улыбающейся Мари на руках.

* * *
До особняка дошли быстро, благо было недалеко. Всё самое интересное началось внутри. Начать с того, что их встретили семь домовых эльфов, одетых в полотенца с гербом Певереллов. Пока юный герцог, постепенно повышая тон голоса от ласкового до раскатов грома, срочно распихивал своих эльфов по делам хозяйским, гости внимательно осматривали дом. Потом долго с чувством, толком и расстановкой рассаживались в гостиной. Эльфы, видимо, в порывах благодарности к новому суровому хозяину, натаскали гостям несколько бутылок вина, разные сладости и закуску.

Гарри закусил нижнюю губу. Действовал он по-прежнему экспромтом, и действовать надо было крайне быстро.

– Флер, – Гарри назвал девушку по имени, показывая своё дружеское расположение, – у меня с этими двумя джентльменами ожидается небольшой важный разговор, касающийся только нас. Ты бы не могла подождать нас на кухне? Домовой эльф проводит тебя, а после я бы хотел сказать тебе несколько слов.

«Господи, что я неcу?» – с тоской подумал Гарри.

Флер, надо отдать ей должное, справилась с собой быстро. Она улыбнулась хозяину дома, кивнула и отправилась вслед за домовиком.

Затем молодой герцог обратил внимание на свою дочь, которая тихо стояла у лестницы и старалась привлекать к себе минимум внимания. Юноша подошёл к девочке и опустился на одно колено.

– Мари, – Гарри взял дочь за руку, – мне нужно очень серьезно поговорить со своими… друзьями. Окажи мне услугу, до тех пор, пока я тебя не попрошу, не говори ничего о том, что ты видела за эти дни. Совсем ничего, так как это очень большая тайна. Хорошо?

– Хорошо, папочка, – еле слышно прошептала девочка.

– Молодец, – Гарри надеялся, что Анна-Мария сдержит своё слово, – у нас ведь с друзьями такая… игра. Понимаешь? В секреты.

Анна-Мария внимательно посмотрела на своего ярко-розового папу, который явно был на взводе. Утром он вернулся в таком же состоянии… или даже хуже. Так что на игру это явно было не похоже.

– Папа, случилось что-то плохое? – девочка расстроилась и опустила плечи.

– Да нет, Мари, что ты, – Гарри сделал усилие и выдавил вполне правдоподобную улыбку. – Просто кое-что пошло немного не по плану. Но всё будет хорошо. Ты пока поднимайся наверх, а скоро я приду и прочитаю тебе сказку.

Глядя на убегавшую на второй этаж девочку, Гарри вздохнул и вернулся в зал к оставшимся гостям. По-прежнему ошарашенный Люпин и спокойный Снейп, у которого глаза не моргали уже пятую минуту, внимательно посмотрели на хозяина дома.

– Ну что же, мистер Поттер, – зельевар специально выделил обращение, показывая этим, что его мнение к этому “мальчишке Поттеру” ничуть не изменилось, – мне кажется, я уже давно задал вам вопрос. Коль вы так стремитесь к исполнению правил хорошего тона, может быть, вам не стоит тогда так явно игнорировать этикет? Спрошу ещё раз, мистер Поттер, во что вы в очередной раз вляпались?



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
Mr_FalconДата: Суббота, 11.08.2012, 20:51 | Сообщение # 198
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
* * *
Спустя час Гарри Поттер закончил своё повествование, специально упустив некоторые ключевые моменты. А именно свою магическую нестабильность, драконью природу и Брайана. Долго и упорно герцог мялся и заикался лишь на одном моменте. Рассказывать про удочерение Анны-Марии при Люпине не хотелось абсолютно. А учитывая, что Снейп, как ни странно, не заводил об этом разговора, Гарри решил, что профессор тоже не желает выносить семейные споры из избы. Поэтому факт удочерения Гарри тоже проигнорировал, сказав, что это его дело и обсуждать его сейчас он не намерен.

Когда он рассказывал про ситуацию с Анной-Марией, то от взгляда Снейпа юноше захотелось застрелиться или, на худой конец, выброситься из окна. Однако потом Гарри принял невозмутимый вид и дальше вёл повествование своей истории таким образом, будто ему каждый день приходилось становиться лордом, удочерять девочек и разбираться с жилищным хозяйством.

– Гарри, мы так за тебя волновались. – Под конец рассказа Люпин поднялся. – Я должен немедленно сообщить обо всём Дамблдору.

Молодой герцог со скучающим видом пожал плечами.

– Я думаю, уже сегодня он отправит тебе письмо и расскажет, что делать дальше. – Люпин сделал несколько шагов в сторону Гарри. – А теперь извини, но мне нужно будет покинуть тебя. Я должен немедленно рассказать всем, что ты нашёлся. Ты даже не представляешь, сколько людей ищут тебя.

– Профессор Люпин, это ваше право, – Гарри скучающе пожал плечами. – Письма я, пожалуй, дождусь.

Ремус на тон своего студента не обратил никакого внимания и засобирался уходить. Герцог Певерелл-Поттер сидел с по-прежнему скучающим видом и внимательно следил за оборотнем. Незаметно он достал кристалл, который всегда носил с собой и последовательно навёл его сначала на зельевара, а потом на Люпина. В случае со Снейпом кристалл окрасился чистым жёлтым цветом, а на Люпине тот же жёлтый цвет приобрёл красноватый оттенок. Перехватив взгляд профессора зельеварения, юноша сразу же убрал кристалл в карман мантии и попытался расслабиться.

В этой ситуации его немного нервировало то, что Снейп постоянно пытался поймать его взгляд. Однако когда ему всё-таки это несколько раз удалось, он сразу же успокоился, а его лицо приняло крайне задумчивое выражение. Решив оставить проблему странного поведения зельевара на потом, Гарри вполуха слушал слова Ремуса о том, что ему сейчас нужно делать, когда ждать письма, и готовиться к тому, что его, возможно, заберут в одно тайное место. Всему этому юноша внимал с очень благочестивым выражением лица, давно решив про себя, что если что-то из планов многоумного директора ему не понравится, то он пошлёт их всех к чертям собачьим или ещё куда подальше.

Наконец Ремус ушёл через каминную сеть. Вслед за ним поднялся зельевар и молча, не сказав ни единого слова, тоже подошёл к камину. На секунду он обернулся и осмотрел Гарри с головы до ног, словно пытался найти в нём что-то неизвестное.

– Профессор, – Гарри понял, что нерешённый вопрос нужно было решать сейчас. – Тот факт, о котором я умолчал…

Снейп молча посмотрел на нахмурившегося юношу.

– Я думаю, это стоит оставить между нами. – Гарри смело посмотрел в глаза зельевару. Взгляд золотых и черных глаз скрестился. – Боюсь, сейчас не время это обсуждать, но если чуть позднее… Мы сможем поговорить лично?

Снейп на секунду застыл, затем едва заметно кивнул и с таким же каменным выражением лица повернулся к камину, достал из кармана чёрный порошок и исчез во вспышке ярко-зелёного цвета.

Зельевар был крайне неболтливым человеком, а значит, в ближайшее время за сохранность тайны можно было не волноваться. Гарри от злости пнул каменную подставку для зонтиков и больно ушиб большой палец. Однако предаваться собственным слабостям времени не было. Вначале следовало разобраться со светловолосой девушкой, которая сейчас ждала его на кухне и чёрт знает о чём думала.

Гарри уже в который раз за этот день вдохнул, выдохнул и отправился на кухню.

По пути юноша вспомнил, что сегодня они с дочерью ещё не ужинали. Затем вспомнил о куче писем, которые лежали наверху и требовали его немедленного ответа. Кроме того, домовик, отвечающий за порядок в доме, уже успел подсунуть ему письмо касательно какого-то магического домашнего отопления. В общем, дел было невпроворот. Нужно было ещё раз основательно перечитать дневник Альфреда Поттера, рассчитать бюджет, ответить на все письма и прочесть слишком уж много разной литературы. В частности, касательно теории октанов, поведения в разных ситуациях. Также нужно было ознакомиться хотя бы с основами магических законов, которые относились не только к аристократии, но и к магическому миру в общем.

С каждым шагом юноша загружал себя всё больше и больше. Пробелов в знаниях было слишком много, и все их нужно было заполнять в кратчайшие сроки. Кроме того, нужно было что-то решить с ритуалом пробуждения крови дракона. Ко всему прочему, нужно как-то лично объясниться со Снейпом и разрулить возникшую ситуацию, плюс в ближайшее время нужно ещё ждать письмо от Дамблдора и решать ситуацию уже с ним. Клубок возник такой, что хотелось орать «караул». Однако проблемы сами решаться не будут, это Гарри понимал, поэтому решительно вошёл на кухню и застал там Флер, пившую чай с гренками в лучших английских традициях.

* * *
– Флер, – Гарри устало сел напротив девушки, – как твои дела?

– Спасибо, Гарри, – блондинка улыбнулась, – всё нормально. Как ты сам? Сегодня у тебя, видимо, выдался не самый легкий день.

– Сойдёт, – юноша махнул рукой, – бывало и похуже. Гораздо хуже. Ты не голодна? Я могу попросить домовика приготовить ужин.

– Нет, спасибо, – Флер отодвинула от себя чашку и внимательно посмотрела на юношу. – У тебя всё в порядке?

На этот вопрос Гарри задумался, поковырял пальцем деревянный стол и слегка поморщился. Нужно было найти такие слова, которые бы не вызвали лишних вопросов.

– Флер, – юноша на секунду замолчал, – сегодняшняя встреча была из разряда тех, которые приводят к взаимному неудовольствию всех сторон. Однако нам пришлось подстраиваться друг под друга и разрешать возникшие вопросы. Я бы очень хотел тебя попросить – всё, что ты сегодня увидела и услышала, пусть останется между нами. Я могу на это рассчитывать?

– Гарри! – Флер искренне возмутилась. – О таком ты бы мог даже и не спрашивать. Я зауважала тебя после второго испытания, когда ты спас мою сестру. В конце турнира ты в одиночку прошёл третье испытание. А в конце года ты был единственным, кто смог спасти меня от полного душевного расстройства. Вот уж для кого, а для тебя я сделаю всё! И ты тут смеешь задавать мне такие вопросы касательно сохранения личных секретов?! Это, знаешь ли, очень обидно! Я думала, мы с тобой достаточно хорошие друзья, чтобы не просить о таких вещах.

Гарри даже слегка улыбнулся, слушая гневную речь француженки. Флер ему определённо нравилась – сейчас в ней не было ничего от той полувейлы, которую он впервые увидел вначале четвёртого курса.

– Всё понял и каюсь, – юноша улыбался глазами, – я рад, что у меня есть такие друзья.

Флер довольно улыбнулась. Такие слова ей ещё никто и никогда не говорил.

– А как дела у тебя? Мне показалось или ты ждала Ремуса? – поднял брови Гарри.

– Ах, ты про это? – девушка слегка погрустнела. – Мистер Люпин должен был доставить меня в штаб-квартиру Ордена Феникса, ну ты, естественно, знаешь про него. Сегодня у меня должно было состояться собеседование касательно вступления в этот Орден.

– Ну что же, – юноша сцепил пальца рук в замок, – я думаю, тебе стоит написать Люпину письмо и перенести встречу на другой день. А как у тебя в остальном дела? Сказать честно, я не ожидал увидеть тебя в Англии.

Флер кратко описала ему поездку домой, план своих родителей, а затем собственно обратный пусть в Англию. Юноша внимательно слушал её, иногда вставляя комментарии. Чаще всего ругательные. Когда Флер, жалуясь, описывала ему, как её хотели сосватать за богатого старика, внутри у Гарри что-то треснуло – последние события существенно подточили нервную систему парня.

– Арчи, – Гарри щёлкнул пальцами и дождался, пока перед ним появится домовой эльф. – Принеси нам с дамой выпить. Ну, что-нибудь такое. Из подвала. Да, и скажи Ренни, чтобы покормил Анну-Марию. Разрешаю ей поесть в комнате.

Юноша повернулся к Флер и, чуть склонив голову, улыбнулся ей уголками губ, показывая, что готов слушать дальше. Флер едва заметно вскинула брови вверх. Услышать прорезавшиеся командные нотки в голосе юноши был как минимум необычно.

«Гарри, видимо, окончательно довели», – сделала вывод Флер.

Затем девушка успела сказать только несколько предложений, как перед ними в очередной раз материализовался домовик с бутылкой красного вина и двумя бокалами. Гарри с Флер переглянулись.

– Гарри, – Флер постаралась мягко возразить юноше, – а ты уверен, что…

Гарри начисто проигнорировал обращение и подал домовику знак открыть бутылку и разлить вино. Затем, подав бокал девушке и взяв свой в правую руку, юноша поднялся со стула.

– Я предлагаю тост за встречу, – Гарри посмотрел на девушку, – и за прекрасную леди, которая сейчас сидит передо мной и внесла хоть что-то приятное в сегодняшний день.

Флёр едва пригубила вино, тогда как Гарри практически залпом выпил целый стакан и налил себе ещё.

– Флер, я тебя отлично понимаю, – Гарри грустно посмотрел на девушку. – Поверь мне. Но семью, как бы она иногда к тебе не относилась, нужно любить. Будь у меня выбор, я бы согласился на что угодно, лишь бы мои папа и мама были рядом.

Полувейла внимательно посмотрела на хозяина дома. Услышать рассказ о настоящем детстве мальчика-который-выжил было интересно. В воображении Флер Гарри вырос в любящей приёмной семье, которая всеми силами заботилась о нём. Эту же мысль девушка не преминула озвучить вслух. Услышав об этом, Гарри хрипло засмеялся и, сжав левую руку в кулак, несильно постучал им об стол.

– Гарри, – Флер уже давно хотелось спросить об одном моменте, – а что у тебя за кольца? Это же родовые перстни, да?

– Родовые, Флер, родовые, – Гарри залпом выпил второй стакан вина и налил себе третий, – самые что ни на есть родовые. Позволь представиться: Гарри Джеймс герцог Певерелл-Поттер.

– Ты герцог? – поражённо прошептала Флер.

Насколько она помнила, выше герцогов стояли только члены королевских семей.

– Именно, – юноша выпил ещё полбокала и откинулся на спинку стула. – Наследство вот мне не досталось, пока я об этом сам не побеспокоился.

– Что ты имеешь в виду? – девушка нахмурилась.

Юноша промолчал, затем резко выпил остатки вина в бокале, налил себе ещё и снова выпил его залпом.

– Гарри, тебе уже хватит, – полувейла попыталась взять юношу за руку, но он убрал её.

Молодой герцог откинул голову назад и закрыл глаза. Вино на голодный желудок сильно стукнуло в голову, и юноша почувствовал, что очень и очень быстро опьянел. Если в состоянии алкогольного опьянения часть людей приходит в блаженное и спокойное состояние, то Гарри, наоборот, почувствовал, что его конкретно «понесло».

– Хочешь знать правду? – Гарри с трудом выпрямился на стуле и притянул всю бутылку к себе. – Ну так послушай о волшебном мире и некоторых волшебниках, чей мотив мне не совсем ясен.

Гарри рассказал Флер о своём детстве, о Дурслях, побоях, унижениях, голоде, старой одежде, отвратительном отношении. Затем о директоре, который не считает нужным делиться с ним какой-либо информацией и лишь командует им, и остальных волшебниках, для которых он лишь маленький мальчик, которого нужно защищать. Девушка слушала этот монолог молча и лишь нахмурилась.

– А этим летом я сбежал, – Гарри полубезумно рассмеялся. – Не мог больше выдержать лета у Дурслей, их отношение ко мне. Я понял, что только собственными силами смогу изменить свою жизнь. Я сбежал из их дома, пришёл в банк, принял статус рода, титул, наследство. Теперь я герцог и высший титулованный аристократ. А потом… потом я не смог удержаться и взял к себе Мари – она слишком напоминала мне себя в детстве.

Флер с жалостью посмотрела на Гарри и затем недоуменно свела брови.

– Мари? – девушка посмотрела на Гарри. – Эта та девочка, которая была с тобой в ресторане? А разве она не племянница того хмурого человека? Я думала, она и твоя родственница.

– Родственница? – Гарри почувствовал, что сейчас надо бы и остановиться, но поделать с собой уже ничего не мог. – Она моя дочь! Моя семья! Я удочерил её… принял в род!

Флер с силой сжала бокал и не мигая уставилась на юношу. Сегодня Гарри Поттер снова открылся ей с совершенно новой стороны. Это оказался человек, который мог совершить совершенно… экстравагантный и нереальный поступок. Пойти против всех, принять на себя столь высокие титулы и личную ответственность перед магией, принять в род девочку из жалости к ней… А ведь ему было всего пятнадцать лет. Флер была ненамного его старше, однако она сомневалась, что нашла бы в себе силы на такие поступки.

-Значит т-так, – Гарри с трудом принял вертикальное положение, покачнулся и едва не упал, в последний момент схватившись за угол стола. – Оно такое дело. И это… делаем так.

Флер вскочила на ноги, стараясь поддержать юношу, но была отодвинута в сторону резким движением руки.

– С-слушай меня, – Гарри с трудом сфокусировался на девушке. – Учитывая то, что завтра мне всё равно будет назначено рандеву вместе с проро… поро… профиро….ну этим как его! Доро… Дара… Даламдорам! Ну ты меня поняла! Ты моя гостья на весь этот за..завт…завтрашаний день. И никаких возражений!

Юношу стукнул кулаком по столу и едва не улетел вслед за своим кулаком. Флер, в принципе, и не возражала. В большом и просторном особняке, находившимся в центре магической жизни Англии, было гораздо лучше, чем в её небольшой квартирке, до которой ещё нужно добраться.

Гарри между тем в очередной раз выпрямился и продолжил являть радушие хозяина. Он несколько раз щёлкнул пальцами, затем закачался и собрался падать. Флер едва успела подскочить к нему и обхватить за талию. Её руки проскользили по жёсткой броне, которая моментально словно затвердела под её прикосновением.

– Ажчи, П-п-п-рэнни, Кэрри! – Гарри, судя по всему, немного перепутал имена домовиков, так как перед ним никто не появился. – Да появись уже кто-нибудь, окстись вы все на четыре стороны! С-с-с-гною всех! Одежду выдам!

Перед юношей моментально возникло три домовика в одежде с гербами, которые мелко затряслись при виде грозного хозяина.

– Значит, так, слушай меня, рота, – уж потерявший все контакты с этой реальностью Гарри вынырнул из цепких объятий девушки и наставительно поднял палец вверх. – Это моя … эта… гостья. Вы трое… это самое… да-да… должны выполнять её лу.. лу… любое ж-желание. Па-па-па-поняли меня?!

Трое домовиков синхронно кивнули.

– Гостью обустроить! По этому… разряду…. высшему! – Гарри постучал ладонью по стене. – Са-са-совсем разленились. Займусь вот я вами. И эта…. как его… накормите уже людей! Никто не ел ещё.

Гарри сделал несколько шагов, вышел в коридор, сделал ещё несколько шагов, запнулся о подставку для зонтиков и полетел на пол. На какой-то момент всё стихло. Флер и домовики пулей вылетели в коридор и увидели, как Гарри Поттер уютно устроился на полу и, накрывшись зонтиком вместо одеяла, заснул. Флер постаралась мягко разбудить юношу, ровным счётом ничего не добилась и знаком показала домовикам, чтобы они отлевитировали хозяина в его спальню.

Перед девушкой возник главный домовик Джумбо и осведомился, какие будут указания. Флер вспомнила фразу Гарри о том, что сегодня ещё никто не ужинал, а это значит, что маленькая девочка сидит наверху одна и голодная. Полувейла слегка улыбнулась – вот ей и выпал шанс познакомиться с дочкой Гарри Поттера.

Коллаж к главе — http://s55.radikal.ru/i148/1208/39/15ca6342f296.jpg



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
ГелендвагенДата: Суббота, 11.08.2012, 20:56 | Сообщение # 199
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Ептить.... ну и размерчики. У некоторых авторов такой объем на 3-4 главы идет))
 
Леди_СелестинаДата: Суббота, 11.08.2012, 21:42 | Сообщение # 200
Капризная Леди
Сообщений: 1478
« 373 »
Довольно мило, но хочется поскорее удивить что-то новенькое. Примерно такое же было написано и в прошлом варианте, да здесь слегка расширено и всунута Флер, но все же предсказуемо все.


Если удача повернулась к вам задом, не расстраивайтесь. Пните её! Она обязательно повернётся, чтобы посмотреть, кто это сделал.
 
ShtormДата: Воскресенье, 12.08.2012, 08:25 | Сообщение # 201
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Да, слабоват Гарька еще для такого количества спиртного.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
HommitДата: Воскресенье, 12.08.2012, 21:20 | Сообщение # 202
Подросток
Сообщений: 15
« 0 »
Сюжет все таки на быстрый конфликт с дамби?
 
Mr_FalconДата: Воскресенье, 12.08.2012, 23:39 | Сообщение # 203
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.


Сообщение отредактировал mrFalcon_Slav - Воскресенье, 12.08.2012, 23:41
 
МельгорДата: Понедельник, 13.08.2012, 02:47 | Сообщение # 204
Демон теней
Сообщений: 277
« 97 »
mrFalcon_Slav
Мать моя родина... кто это такие?



 
ГелендвагенДата: Понедельник, 13.08.2012, 03:17 | Сообщение # 205
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
хмм... приписочки надо)))
 
Mr_FalconДата: Понедельник, 13.08.2012, 16:43 | Сообщение # 206
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Гарри, Флер, Дафна, мама Дафны, Дамби, Тонкс, Ремус, Кингсли. happy


Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
ДеметрисДата: Понедельник, 13.08.2012, 17:18 | Сообщение # 207
Снайпер
Сообщений: 100
« 22 »
о_О а девушки, я так понимаю, слева направо: Флер, Дафна, Нимфадора, мама Дафны? По тому как первую и третью играли другие девушки и не много не понятно становится кто где)


Я знаю пароль, я вижу ананас,
Я верю, что енот придёт спасать нас!
Я знаю бобров, я вижу бабуин,
Нельзя с амфитамином мешать кокаин!
 
Mr_FalconДата: Понедельник, 13.08.2012, 17:30 | Сообщение # 208
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Кингсли-Нимфадора-Ремус-Флер-Гарри-Дафна-мама Дафны-Альус


Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
МельгорДата: Понедельник, 13.08.2012, 17:49 | Сообщение # 209
Демон теней
Сообщений: 277
« 97 »
Кингсли негр? О_о. Мир начинает рушится.)))


 
NomadДата: Понедельник, 13.08.2012, 19:50 | Сообщение # 210
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Мельгор, А Дин Томас по твоему кто? Чистокровный англичанин с курчавыми волосами! tongue

Основатели все в гробах дергаются, в Хоге теперь и мавры и арабы и фиг знает кто. Гриффиндор плачет горькими слезами и умоляет Слизерина простить его...



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Понедельник, 13.08.2012, 19:52
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и кровь дракона (Thriller/Action/Humor/Adventure +NEW 29 глава (от 28.05.13))
Поиск: