Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 05:55
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и кровь дракона (Thriller/Action/Humor/Adventure +NEW 29 глава (от 28.05.13))
Гарри Поттер и кровь дракона
Mr_FalconДата: Суббота, 16.06.2012, 20:12 | Сообщение # 1
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Гарри Поттер и кровь дракона
Автор: Palladin(SelenXIX)
Беты: Anna Karoline Первичное редактирование, стилистика , Allex Профессиональная вычитка текста
Пэйринг: Гарри Поттер/Флер Делакур/Дафна Гринграсс
Новый Мужской Персонаж, Северус Снейп, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Новый Женский Персонаж.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Thriller/Action/Humor/Adventure
Размер: Макси
Статус: В процессе
События: Пятый курс, Летом, Анимагия, Экзотическое место действия, Тайный план Дамблдора, Сильный Гарри, Независимый Гарри
Саммари: На носу пятый год обучения Гарри Поттера в Хогвартсе. Волдеморт возродился и готовится к ответным действиям. Вокруг Гарри собирается клубок запутанных событий – непонятная политика Министерства Магии, Дамблдор явно скрывает какую-то информацию, касающуюся его и Волдеморта, неожиданно всплывают отголоски Турнира Трех Волшебников, новая невероятная информация, которая откроется Гарри, и столкновение с редчайшей и неизведанной магией. Гарри впервые задается вопросом о том, как Дамблдор и Волдеморт смогли получить такую несоизмеримую магическую мощь…
Предуп-ние: Мир прописан основательно. Фик лёгкий для чтения, но ожидается крайне объёмным.
От автора: Данный фанфик является экшеном с юмором. Это необычный коктейль для идеи фанфика, за которую я решил взяться. Основная идея фика показать альтернативное развитие 5 года учебы в Хогвартсе.

Коллаж к фанфику -





Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.


Сообщение отредактировал Mr_Falcon - Четверг, 24.12.2015, 17:34
 
ГелендвагенДата: Понедельник, 13.08.2012, 20:11 | Сообщение # 211
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Черный - Кингсли, Красноволосая - Нимфадора, Люпина все узнали, блондинка - Флер, Гарри он и есть Гарри, темноволосая - Дафна, светловолосая дама - ее мама, ну и Дамби.
 
ГелендвагенДата: Среда, 22.08.2012, 00:08 | Сообщение # 212
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Глава 12. Гарри и компания.

Утро следующего дня выдалось жарким. Хотя — кто бы сомневался? А если кто-то ещё и сомневается, то мы сейчас устроим небольшой экскурс по дому герцога Певерелла-Поттера, находящемуся по адресу Косой Переулок, 78, вторая линия.

Время как раз подходило к девяти часам утра, когда спавший мертвецким сном черноволосый юноша наконец начал шевелиться и подавать признаки жизни. Гарри зевнул, слегка потянулся и поморщился от дикой головной боли. Голова гудела словно колокол, во рту было такое ощущение, словно там находилась выгребная яма, язык, судя по всему, свернулся в узел и засох, а уж что касается запаха перегара… этот момент мы вообще опустим.

Гарри хотел позвать эльфа, чтобы тот принёс ему водички, но голосовые связки выполнять свои функции отказывались наотрез. Гарри пару раз прохрипел что-то невразумительное и оставил попытки. Юноша заворочался, повернул голову влево и обмер. С одной стороны, казалось бы, чему тут удивляться? Спал он на шикарной кровати, на которой можно было вполне уместить ещё пять человек его комплекции. Однако недалеко от него, уютно устроившись на мягких подушках и вытянув руку в его сторону, спала Флер, одетая в широкие домашние штаны и красный пушистый свитер. Девушка была настолько красива, что у юноши перехватило дыхание. Вдруг Гарри что-то вспомнил. Юноша резко похлопал себя по груди – его костюм и брюки были расстегнуты, из-за чего тело не болело от долгого ношения неудобной одежды.

«Вот черт! – только и смог подумать Гарри. – Ядрёный Мерлин! Что тут вчера произошло?»

Юноша попробовал напрячь память, однако после третьего бокала вина события застилала густая дымка неведения. Гарри, правда, немного помнил, что он говорил девушке, вспомнил проявленное «гостеприимство», и ещё в памяти всплыл зонтик-одеяло. Всё. На этом события вчерашнего вечера исчерпывались.

— Джумби! – с трудом прохрипел Гарри. – Джумби, живо сюда!

С лёгким хлопком около него появился домовик, державший в лапках какое-то зелье в тёмно-красном пузырьке.

— Хозяин изволил проснуться, — эльф поклонился. – Не желает ли он противопохмельного зелья?

— Тихо ты, — шикнул на него Гарри, — девушку разбудишь. Давай сюда зелье.

Герцог одним глотком осушил весь пузырёк и прислушался к своему телу. Жизнь резко стала определённо лучше, хотя полностью все симптомы утреннего похмелья не исчезли. Юноша кашлянул, свесил ноги с кровати и обхватил голову руками. Домовик стоял рядом с ним и терпеливо ожидал дальнейших указаний.

— Джумби, — Гарри как-то жалобно посмотрел на эльфа, — расскажи, что было вчера.

* * *

Что было вчера. Частично восстановлено со слов домового эльфа.

…Флер постаралась мягко разбудить юношу, ровным счётом ничего не добилась и знаком показала домовикам, чтобы они отлевитировали хозяина в его спальню. Трое домовиков рьяно кинулись выполнять приказание, совместными усилиями подняли Гарри Поттера в воздух и благополучно пронесли его до второго этажа. На лестничном пролёте, ведущем на последний, третий этаж, хозяина дома основательно приложили головой об перила.

Мальчик-который-выпил-целую-бутылку-вина, до этого мирно спавший в пьяном неведении, получив по голове, как пьяный человек, начисто проигнорировал причиненный урон, зато проснулся и с чего-то решил, что началась война. Со второго этажа послышались очередные бравые призывы к построению роты, ругань и какой-то шум.

Когда Флер на максимальной скорости взлетела вверх по лестнице, Гарри успел достать свою белую волшебную палочку с сапфиром на конце и размахивал ей, словно саблей.

«Какая красивая волшебная палочка», — мимолетом подумала Флёр.

Однако времени предаваться чувству прекрасного не было, так как Гарри на секунду застыл и о чём-то задумался. Видимо, рычаг из положения «идём на войну» переключился в какую-то другую сторону, так как юноша неожиданно прослезился, а потом полез обниматься с домовым эльфом.

— Гарри, — сказала Флер, мягко стараясь оттащить юношу от остолбеневшего домовика, — я думаю, тебе надо отдохнуть. Пойдём в постельку.

В этот момент с лестницы спустилась Анна-Мария, которая долго слушала весь шум внизу и наконец не утерпела.

— Папа, — девочка нахмурилась, — ты заболел?

— Нет, Мари. — Флер уже с трудом удерживала юношу. – Папе просто надо отдохнуть. Он очень устал сегодня.

— Тогда папе надо поспать, — на полном серьёзе заявила девочка и взяла Гарри за руку.

— Идём, Гарри. – Обе девушки потащили хозяина дома на третий этаж. – Тебе надо отдохнуть.

Гарри вначале заартачился, затем вдруг опять резко прослезился. В свою собственную спальную герцога сопровождали, вернее, тащили уже под запевания оного. Гарри спел ровно две строчки, после чего забыл остальные слова и начал сначала. Юноша успел пропеть этот отрывок ровно восемь раз, когда Флер и Анна-Мария наконец завели его в спальню и насильно уложили в кровать. Парень ужасно возмутился столь вопиющему нарушению собственной свободы и даже открыл было рот, но случайно заснул на середине вдоха.

Девушки синхронно вздохнули и посмотрели на спавшего герцога. Мари, негромко напевая ту же самую песенку, что и Гарри, залезла на кровать и стащила с юноши правый ботинок.

— Папе в туфлях неудобно, — веско заявила девочка и начала стаскивать левый ботинок, — а спать в одежде нельзя!

Флёр вздохнула. В одежде, больше напоминавшей лёгкую броню, спать и в самом деле было невозможно. Девушка слегка наклонилась и провела руками по груди юноши, нащупывая шов. Но оказалась, что одежда цельная. Тогда девушка, покраснев, просунула руки под одежду, коснувшись горячего тела юноши. Нащупав изнутри шнуровку, которая стягивала кожаную броню, заставляя её облегать тело и принимать его форму, девушка расслабила её, сразу почувствовав, что Гарри стал дышать легче. Правда, оставался ещё один вопрос – брюки. Стараясь не смотреть, Флер нащупала ремень на поясе и расстегнула его, после чего расслабила зажимы на брюках.

Наконец девушка закончила и, обойдя кровать, буквально упала на неё от усталости. Это был слишком необычный день, и у Флер была единственная надежда, что к утру Гарри не обратит внимания на свой гардероб и не будет думать о том, кто и как помог ему ночью перед сном.

За всеми действиями полувейлы очень сосредоточенно наблюдала Анна-Мария. Когда француженка закончила и прилегла на кровать, девочка что-то сообразила для себя. Она перебралась поближе к Флер и села рядом с ней.

— А ты моя мама? – напрямую спросила она.

— Что?! – Флер буквально подскочила с кровати. – Милая, с чего ты это взяла?

— Ну, только мама может трогать папу, — нахмурилась девочка, — и спать рядом с ним.

— Нет, Мари, — Флер погладила её по голове, — я просто очень хорошая знакомая твоего папы.

— Жаль, — искренне расстроилась Анна-Мария, — ты очень красивая. А ты знаешь, где у папы вся одежда? Нет? Вон в тех шкафах. Папа ещё долго жаловался, что у нас много одежды для девочек.

Флер закусила губу, стараясь не рассмеяться от всей этой ситуации, и подошла к шкафу. Там и правда оказалось очень много женской одежды, что называется, на любой вкус и цвет. И уж коли ей предстояло на некоторое время задержаться в этом доме, девушка решила одеться по-домашнему, например, в какой-нибудь красивый свитер. Вдруг полувейла кое-что вспомнила и обернулась.

— Мария, — обратилась она к дочери Гарри Поттера, — тебе уже тоже нужно ложиться спать. Пойдём, покажешь мне свою комнату.

Девочка радостно спрыгнула с кровати и взяла Флер за руку.

— А ты расскажешь мне сказку? – проверещала она. – Папа недавно рассказывал мне сказку, но очень страшную и неправильную! Таких сказок не бывает, и там всё неправда! Ему, наверно, когда он был маленький, мама никогда не рассказывала правильные сказки.

* * *

Включив неяркий ночник, светивший мягким красноватым светом, Флер уложила девочку в постель и заботливо подоткнула одеяло. А затем настал черёд сказок. Их было несколько, и, когда спустя полчаса девушка тихонько выходила из спальни, Анна-Мария уже сладко сопела во сне.

Сама Флер устала так, что больше всего на свете ей хотелось лечь в кровать и проспать как минимум до вечера. Девушка уже хотела позвать домовика, чтобы он проводил её в гостевую спальню, но на третьем этаже опять послышался какой-то шум. Вздохнув, девушка в очередной раз поднялась в спальню к молодому герцогу. Оказалось, Гарри проснулся, по крайней мере, наполовину, и теперь с завидным упрямством пытался залезть на подоконник – что в его состоянии было явно невыполнимой миссией.

Девушка подхватила юношу за плечи и силой уложила в кровать. Молодой герцог не особо сопротивлялся, однако зачем-то тщательно обнюхал руку Флер, довольно промурчал что-то под нос и заснул. На всякий случай Флер прилегла рядом – девушке нужно было убедиться, что на сегодня все приключения закончены. В принципе, так оно и было. Гарри ещё пару раз проскулил что-то жалобное и отрубился уже до утра. Флер хотела встать с кровати, но случайно слишком расслабилась, приняв удобную позу, и заснула недалеко от герцога.

* * *

Пока злой на весь мир, зелёный, помятый и невыспавшийся Гарри зевал со сна, косился на спавшую Флер, пытался выгнать из головы лишние мысли, почёсывая её, а затем, шатаясь во все стороны, шёл по направлению к ванной комнате, домовые эльфы на кухне спорили о том, что стоит сделать с доставленной цистерной, на которой была написана загадочная надпись ”топливо”.

Тут стоит прерваться и рассказать о том, как вчера перед занимательным походом в ресторан юный герцог Певерелл-Поттер решал многочисленные проблемы, связанные с управлением домом.

Для начала Гарри весьма лихо пристроил домовых эльфов к ведению домашнего хозяйства. Одна пара была привязана к совершению различных покупок, другая – к процессу готовки, третья – к уборке дома, а последний седьмой эльф должен был выполнять разные мелкие поручения. Всё бы ничего, но вот семь эльфов на три этажа и подвал (на самый нижний уровень ни-ни) было явно чрезмерным количеством. И эти создания, вся их жизнь которых была связана с трудом и служением волшебникам, от переизбытка свободного времени начали ссориться друг с другом и дебоширить.

Всё это на фоне извечной проблемы волшебников о “погоде в доме” навело молодого герцога на уникальную мысль, а именно сделать дома небольшой ремонт, дабы он больше напоминал собой жилище богатого аристократа, а заодно избавиться и от лишней влаги, так как в доме было явно сыровато. И вот какой-то чёрт дёрнул его язык сообщить об этом Джумби, главному из семи домовых эльфов. Фраза о том, что хозяин желает видеть свой дом в настоящем аристократическом обличии, открыла, похоже, какие-то скрытые эмоциональные шлюзы старого домовика.

Подвал, в который должен был быть установлен котёл, для такого дела явно не предназначался. Однако хозяина дома успокоили, что это легко решаемая проблема, и буквально за несколько минут подземный этаж превратился в стройплощадку.

Всё это сопровождалось жуткой неразберихой: повсюду летали тряпки, вещи, ведра с водой и банки с жидкостью непонятного назначения, на кухне из всех кранов текла вода, и даже на верхнем этаже слышался угрожающий грохот – это эльфы, похоже, постепенно осваивали магический перфоратор. В общем, ремонт, перестройка и уборка подвала находились в самом разгаре… Точнее, в самом разгроме.

Среди руин недавно целого дома в полнейшем ужасе бегал молодой герцог и пытался хоть как-то повлиять на разошедшихся эльфов. Однако Джумби, которого ему удалось поймать, клятвенно заверил хозяина, что всё будет закончено в ближайшие сроки, и сразу же убежал на кухню, откуда тут же послышался звук удара и раздалась многоэтажная ругань на эльфийском языке.

— Хозяин, — прокричал Джумби, высунувшись из двери, — пара часов, и всё будет закончено. Вечером можно хоть прием устраивать.

Дома волшебников ещё издревле отапливались каминами, вернее, конечно, не каминами, а дровами, которые в них сжигали. У такого топлива, несмотря на все его плюсы, имеется ряд существенных недостатков: оно быстро сгорает, даёт не очень много тепла, и всё это приводит к тому, что обычно под утро в больших домах разве что не леденеет одеяло. Но там, где есть проблема, там всегда найдётся и её решение, поэтому в последнее время богатые аристократы наловчились устанавливать в своих домах котлы отопления. Вот Гарри Поттер и решил воспользоваться этим способом. Отослав вечером три письма (одно касательно доставки котла и необходимого оборудования, второе насчёт оплаты в банк и третье касательно наследства), молодой герцог с чистой совестью отправился с дочерью в ресторан. В течение недели заказ должен был прийти, и Гарри искренне наделся, что к этому времени домовики соберут его дом обратно. Не учёл юноша только одной вещи: как мальчику-который-выжил и как особо важной персоне, его заказ был обработан в мгновение ока и отправлен в кратчайший срок. А так как для таких важных клиентов любая фирма работает в любое время, то уже в восемь утра, разбудив и подняв на ноги всех домовых эльфов, громадная посылка была доставлена в дом.

Эльфы всегда отличались сообразительностью в делах домашних, типа приготовить-почистить-убрать, и технических, наподобие собрать-разобрать. Но не в этом случае. Переместив котел в подвал, все семь домовиков столпились вокруг непонятной цистерны, на которой красовалась единственная надпись: ”Топливо. Пропан”. Домовики простояли битый час, сверля цистерну глазами, но ровным счётом ничего не добились. Наконец самый смелый эльф подошёл к таинственному агрегату и чуть-чуть приоткрыл имевшийся на нём вентиль…

Тем временем зеленоватый мальчик-который-выжил, уже причёсанный, умытый и одетый, спускался вниз в предвкушении настоящего английского завтрака. В тот момент, когда Гарри поставил ногу на последнюю ступеньку лестницы, прогремел взрыв.

Молодой герцог орлом взмыл вверх и улетел назад на второй этаж, откуда только что спустился. Вслед за ним также полетели стул, какие-то чашки, продукты, предметы быта и прочее-прочее-прочее. Разъяренный как тысяча гиппогрифов юноша вообразил, что на него напали Пожиратели смерти и устроили массовую облаву. С криком вскочив на ноги, он тут же наступил на что-то мягкое, поскользнулся и опять повалился на пол.

Вначале юноша решил, что умер. Но затем он потыкал себя пальцем, помахал рукой перед глазами и убедился, что всё ещё жив. С трудом поднявшись, Гарри осмотрел поле битвы. Везде лежали обломки мебели, ошмётки продуктов, битые стекла, а под ногами растёкся лужицей зверски раздавленный лимон, на который он перед этим так удачно наступил. Из-за угла комнаты, находившейся на первом этаже, боязливо выглядывали рожицы домовых эльфов, а с третьего этажа с криком “Папа, с тобой всё в порядке?” торопливо сбегала Анна-Мария. Сразу же за ней с криком «Гарри!» неслась Флер.

Подробности дальнейшего получаса мы опустим. Для начала юноша успокоил девушек, заверив их, что с ним всё в порядке. Затем молодой герцог так наехал на своих домовиков по поводу их полной безответственности и незнания техники безопасности, что те в наказание самим себе собрались устроить массовый суицид. В итоге следующие полчаса Гарри лично успокаивал эльфов, уговаривал их не расстраиваться и предложил поскорее заняться беспорядком. Уговоры помогли, и домовики успокоились. Лишь у самого младшего ещё какое-то время наблюдались остаточные симптомы истерики.

Для Флер такое «жаркое» начало утра уже даже и не было чем-то из ряда вон выходящим. У Гарри Поттера, судя по всему, не могло быть тихой и спокойной жизни. Просто если некоторые люди либо очень шумные и непоседливые, либо вечно ищут приключений, то рядом с этим юношей можно было смело вводить военное положение и вешать знак «опасно для жизни».

Однако, глядя на бледное, зеленоватое, хмурое и очень расстроенное лицо юноши, Флер испытала необъяснимый приступ жалости и, улыбнувшись Гарри, поскорее ушла наверх. Ей нужно было срочно переместиться в гостевую комнату.

«Совсем один, — думала девушка, поднимаясь по лестнице и при каждом шаге хрустя осколками, — он совсем один. И рядом с ним никого нет. Но так в жизни не должно быть».

Юноша между тем был занят делами хозяйскими. Подрядив домовиков на уборку дома, успокоив всех и наведя образцовый порядок, юноша направился в сторону кухни, или, правильнее будет сказать, того, что от неё осталось, и отдал должное великолепному поджаренному кофе и свежесваренному бекону. Так и не поняв, что именно он съел на завтрак, юноша направился назад на третий этаж в свой кабинет. Потому что, во-первых, смотреть на разгром и безобразие, творившиеся вокруг, сил просто не было — эльфы буквально вырывали друг у друга мётлы из рук и ссорились из-за совков, — а во-вторых, вчера Люпин сказал, что письмо от Дамблдора должно прийти как раз к обеду. Значит, до этого времени он должен был сходить в этот чёртов магазин отопительных приборов и договориться, чтобы ему прислали нормальных мастеров и новый котёл, а затем зайти в банк, чтобы забрать некоторые вещи. Оставить Мари одну на пару часов вполне можно, Флер найдет, чем себя занять, а домовики обещали все прибрать в кратчайшие сроки.

С такими мыслями молодой герцог накинул на себя чёрную дорожную мантию и вышел на улицу.

* * *

На улице было холодно – дул северный ветер и моросил мелкий дождь. Настроения юноше этот факт, понятное дело, не добавил.

Первым делом Гарри зашёл в лавку к мистеру Олливандеру, где задал мастеру несколько важных вопросов. Затем Гарри Поттер дошёл до здания «Котлы и Патерсоны», где купил этот чёртов отопительный котёл, и зашёл туда с явным намерением устроить громкий скандал. Однако это и не потребовалось. После первой его фразы «ваш чёртов котёл к чёрту взорвался…» хозяина бизнеса едва не хватил удар. Герцога десять минут успокаивали, обещали всё уладить, бесплатно прислать лучших мастеров и даже сделать скидки на возможные будущие покупки.

Юноша хотел было сказать, куда они могут засунуть свои «будущие покупки», однако решил промолчать. Засунув руки в карманы, он развернулся на каблуках и вышел из кабинета. После чего юноша направил свои стопы в банк Гринготс. Поздоровавшись с гоблинами и вызвав своего управляющего, Гарри на бешеной труболётной тележке съехал вниз к родовому хранилищу Поттеров.

Там юноша очень долго что-то искал и наконец извлёк из недр дальнего угла небольшую серебряную коробку. Открыв её, он долго рассматривал содержимое и, видимо, остался удовлетворён увиденным, так как одобрительно хмыкнул, сунул коробку под мышку и кивнул гоблину, что он готов подниматься наверх.

* * *

Семейство Дафны Гринграсс полным ходом готовилось ко дню рождения их старшей дочери, который наступал через два дня. Должен был собраться весь цвет магической элиты Англии, а так же часть знакомых виконта Джулиана Гринграсса из других стран, в частности Шотландии, Северной Ирландии, Франции и Германии. День рождения был отличным поводом, ко всему прочему, встретиться со своими старыми друзьями и обсудить многие важные вопросы.

Дафну политические и экономические дела семьи интересовали мало. Конечно, в отличие от своей младшей сестры-блондинки, голова Дафны не была забита одними мальчиками, платьями и сплетнями. Девушка интересовалась историей, боевой магией, дуэлями, верховой ездой, немного владела холодным оружием и тактикой магического поединка. Такие знания она потихоньку получала от своего отца, который, поняв, что сына ему уже, скорее всего, не дождаться, обучал свою старшую дочь «мужским» вещам.

Однако сегодня у Дафны была одна-единственная мысль. Она хотела выпросить у своих родителей подарок загодя. В ювелирном магазине она увидела замечательные серёжки, инкрустированные бриллиантами чистейшей воды. Отлично зная, что стоит слегка зазеваться, и такая вещь будет мгновенно куплена, девушка поставила ультиматум. Пусть родители делают и решают, что хотят, но эти серьги должны быть её и только её.

Джулиан и его жена не имели ничего против, и вот сейчас, в этот самый дождливый полдень, довольная как стадо гиппогрифов и сияющая как солнце Дафна уже шла вместе со своей мамой Джулией Гринграсс по Косому Переулку, а заветная коробочка с серёжками была надёжно упрятана во внутренний карман мантии девушки. И всё вокруг казалось ей просто замечательным. Проходя мимо банка по направлению к магазину, где располагался нужный им портал, Дафна боковым взором уловила необычного юношу, одетого в чёрно-синюю броню из драконьей кожи. У её отца был похожий комплект, который, как он утверждал, был идеальным вариантом для ведения сражения, особенно такого, где противник не считал нужным придерживаться классических дуэльных правил.

У юноши были коротко стриженые волосы и — это было видно даже издалека — необычные ярко-золотые глаза. Так как разглядывать незнакомых мужчин было абсолютно не по правилам этикета благородной волшебницы, Дафна специально даже слегка повернула голову вбок, чтобы не искушать себя. Тем более парень как раз шёл по направлению к ним. Они уже буквально разминулись, как Дафна почувствовала, что её мать остановилась.

— Миледи, — услышала девушка знакомый, но очень хриплый голос, — какая приятная встреча для меня.

Небольшая пауза.

— Мисс Гринграсс, — обращение уже к ней. – Вы сегодня прекрасно выглядите.

Дафна обернулась и увидела перед собой Гарри Поттера собственной персоной. Вернее, то, что от него осталось, ибо на лохматого подростка он сейчас был похож мало. Дорогая броня, дорогая мантия, жёсткий взгляд, красивые кольца на руке. Только вид у юноши был слишком помятый, на лице преобладали зелёные оттенки и ещё «новоиспечённый» аристократ явно старался дышать в сторону. Дафне было, что сказать, но если разговор начался по всем правилам этикета, то ей сейчас следовало помолчать. Говорить должна была мама.

Джулия Гринграсс сориентировалась мгновенно. Скользнув взглядом по левой руке юноши, она на мгновение практически незаметно подняла бровь и очень приятно улыбнулась, сделав вид, что не заметила никаких симптомов вчерашнего весёлого вечера.

— Ваша светлость, — миссис Гринграсс протянула руку для поцелуя, – рады вас здесь встретить. Очень неожиданно и приятно для нас с дочерью.

Дафна поперхнулась. Она не ослышалась и её мама назвала Поттера «ваша светлость»? Но ведь это обращение только к герцогам. Ладно, мама в таких вещах профессионал, вот пусть и проверяет, из какого теста сделан Поттер.

Между тем герцог Певерелл-Поттер тоже решал для себя сложную моральную дилемму. Во-первых, ему пришлось остановиться для приветствия. Во-вторых, этикет ясно говорил, что при встрече с дамами кавалер обязан пригласить их на обед в свой дом. Откажутся дамы или нет, это уже второй вопрос. Но пригласить надо.

* * *

Дамы не отказались, и теперь внутренне проклинавший всех богов и духов Гарри Поттер, слегка шатаясь, шёл рядом с двумя дамами и мучительно пытался поддерживать светский разговор, завязанный Джулией Гринграсс. Дафна пока молчала и, скорее всего, анализировала новую информацию. Они поговорили о погоде, ценах и уже коснулись обучения в Хогвартсе, когда впереди замаячил особняк молодого герцога.

Судя по виду аристократок, проверка на финансовое обеспечение требуемого уровня было более чем пройдена. Юноша вздохнул и, раскрыв перед дамами дверь, пригласил всех войти.

* * *

Флер между тем крутилась в ванной комнате. Девушка уже успела принять душ и выполнить все остальные необходимые водные процедуры. Полувейле в этом особняке нравилось всё – и огромная площадь особняка и собственно всех комнат, и уютная отделка в светло-золотых тонах, и большая ванная комната, и, конечно, гостеприимство. Откуда в доме взялось столько разных свитеров, халатов и футболок, Флер не знала, однако домовики щедро выдали ей всю необходимую домашнюю одежду, «с иголочки» новую, как ей было сообщено.

Вот и сейчас Флер намотала полотенце на мокрые волосы и вспоминала выражения лица Гарри за последний день. Жизнь у молодого аристократа била ключом, тут не поспоришь. Гарри Поттер, учитывая сюрпризы его жизни, каждую минуту испытывал новые эмоции, часто диаметрально противоположные. Однако вот что странным показалось девушке. За всё время молодой герцог ни разу не улыбнулся. Ни разу. Не было даже никакого намёка на улыбку. И от этого во Флер в очередной раз просыпалась совершено излишняя жалость.

Гарри был… необычным мальчиком. Слишком необычным и экстраординарным. Вчера в ресторане он явно был центром какого-то важного события, очень необычно пообщался с двумя мужчинами, а затем совершенно открыто рассказал Флер о своей жизни. И не важно, что тут решающим фактором оказалось чрезмерное количество спиртного. Тяготы, лишения, сложности, сражения – вот и вся жизнь. Флер вздохнула, а затем внимательно посмотрела на своё отражение в зеркале.

— В принципе, — улыбнулась девушка, — слишком он хмурый. Можно попробовать хотя бы немного поднять настроение юноше. А что может поднять настроение парню лучше, чем вид красивой полувейлы в халате?

Внизу хлопнула дверь и раздался неразборчивый голос Гарри.

«Наверно, это пришли друзья Гарри из Хогвартса», — подумал девушка.

* * *

Заходил назад в свой дом Гарри с опаской и каменным выражением лица. Однако страхи мальчика-который-выжил не подтвердились. В прихожей, конечно, всё ещё наблюдались лёгкие следы недавнего взрыва, но домовые эльфы своё дело знали хорошо. Лёгкий беспорядок и мешки стройматериалов скорее указывали на то, что дом новый и сейчас активно обживается хозяином. На входе их сразу же встретил домовик, прикреплённый Гарри к первому этажу.

Леди Джулия Гринграсс орлиным взглядом обвела всё вокруг и, видимо, увиденная обстановка произвела на неё вполне благоприятное впечатление. Гарри успокоился: наконец-то всё наладилось, затем поднапрягся, вспомнив, что наверху Флер и Анна-Мария, и затем по полной переключился на соответствие образу герцога.

— Герцог Поттер, — Джулия уже успела скинуть дорожную мантию, — у вас замечательный дом. Очень уютный и выполненный в гармоничном стиле. Мне всегда нравились преобладающие золотые и светло-коричневые цвета в дизайне дома. А какие у вас замечательные мягкие ковры! Вы должны сказать мне, где их приобрели! Третий этаж, надо полагать, в данной планировке целиком принадлежит хозяину дома, а остальные жилые помещения вынесены на второй этаж?

— Вы абсолютно правы, миледи, — Гарри слегка поклонился, — и благодарю за комплименты. Этот дом и я как единое целое. Могу ли я пригласить вас и вашу дочь в обеденную комнату провести ланч в моей компании? Там я с радостью отвечу на все вопросы. Конечно, по мере возможности.

Гарри провёл своих гостей в обеденную комнату и по пути незаметно посмотрел вверх по лестнице. Очень бы не мешало предупредить Флер, чтобы она на всякий случай не спускалась вниз. Гринграссы, конечно, вроде бы не Пожиратели смерти, однако стопроцентные слизеринцы. Гарри не хотелось бы перед всеми оправдываться ещё и в том, что мальчик-который-выжил «живёт вместе с вейлой». Но наверху всё было тихо, и юноша решил пустить дело на самотёк.

Сидя за большим дубовым столом, Гарри из кожи вон лез, стараясь принять свободную и независимую позу. Однако его тело было словно деревянным и чувствовать себя свободным отказывалось наотрез. Джулия и Дафна между тем чувствовали себя словно рыба в воде. Леди Гринграсс смотрела на юношу вполне мягким и приветливым взглядом и свободно вела ни к чему не обязывающий диалог. Дафна, как ни странно, за всё время не сказала ни слова, но зато буквально прожигала юношу взглядом, от которого Гарри уже не раз и не два нервно дёрнулся.

— Знаете, ваша светлость, — продолжила между тем Джулия Гринграсс свою мысль, — у вас и правда очень уютно в доме. Полное отсутствие аберрации в планировке, что не вызывает лишней аверсии и не фраппирует, как это часто бывает, когда дизайнер филистер. Вы уж не сочтите это за апологию, ваша светлость. Мне просто удивительно, что, прошу прощения, мужская рука может создать столь комфортную атмосферу. Знаете, оценив ваш вкус, я теперь очень зауважала вашу калокагатию.

После такой фразы молодой герцог конкретно завис, так как мозги у него резко закипели. Вместо ответа Гарри покачал головой, пробурчал что-то неразборчивое и поскорее взял в руки чашку с чаем. Последовало короткое молчание.

— И ещё, — Джулия неожиданно стала серьёзной, а Гарри в страхе глянул на неё, — я так и не поблагодарила вас за спасение моей старшей дочери. Это был очень храбрый поступок, и я рада, что вас не трогают натянутые отношения между факультетами в школе.

— Миледи, о чём вообще разговор? — Гарри нахмурился и посмотрел на Дафну. — Я не сделал ничего особенного. Просто поступил так, как и положено джентльмену.

При этих словах миссис Гринграсс с интересом посмотрела на юношу, из чего последний сделал вывод, что Дафна утаила некоторые особенности летнего злоключения.

— Герцог, — Джулия слегка улыбнулась, — прошу прощения за такую фамильярность. Но вам ведь уже пятнадцать лет? Думаю, в вашем положении, особенно учитывая нынешнюю… политику, вам стоит быть осторожнее с поиском второй половинки. Знаете, сейчас девушки за редкими исключениями стали совсем не те, что были раньше.

«А то я не знаю, — уныло подумал про себя герцог. — Мне сейчас только вот жениться осталось, а потом можно спокойно пойти застрелиться».

— Да и нравы стали не те, — теперь миледи уже нахмурилась. – Молодежь допускает конкубинат, магические порядки родов не чтятся, я уже просто молчу про дистинкцию! А те, кто живут, как того требуют законы рода, мгновенно становятся девиантами в своём окружении. У молодежи стало не мышление, а сплошная вампука. По мне, такой подход к столь тонким материям – это всё равно что делать купажирование, не имея никакого понятия об основополагающих законах. Не сочтите это за пуризм, ваша светлость. А что об этом думаете вы?

Думал Гарри только матами и никак иначе. Но на деле герцог лишь многозначительно покивал головой и во всём согласился с миледи. Наступило очередное молчание, нарушаемое лишь звуками с кухни, где эльфы готовили пищу. Между тем Гарри сообразил, что теперь ему первому пора заводить разговор.

Однако прежде чем юноша успел открыть рот, на лестнице послышались лёгкие шаги и шуршание ткани. Немного зависнув от излишне подлого Закона Подлости, в следующую секунду молодой герцог уже хотел сорваться с места, но не успел.

— Гарри, милый, — в дверном проёме возникла Флер, одетая лишь в банный халат и пахнущая лесной земляникой, с какой-то чересчур хитрой улыбкой на губах, – я уже заждалась тебя.

Девушка запнулась на последнем слове, увидев компанию, в которой находился Гарри Поттер. Далее последовала немая сцена. Дафна, забыв о Гарри, теперь прожигала злым взглядом ослепительно красивую блондинку, Джулия Гринграсс хотя и улыбалась, но в её глазах была слишком явная растерянность, сам Гарри угрожающе покраснел, а Флер, слегка раскрыв свой ротик, извиняющимся взглядом смотрела на Гарри.

— Ваша светлость, — Джулия пришла в себя на удивление быстро и, как истинная леди, ни на секунду не забыла о манерах, — почему же вы не представите нам вашу очаровательную супругу?

«Точно застрелюсь, — с тоской подумал Гарри, — вот всех провожу из дома и застрелюсь».

— Миледи, — вклинился Гарри наперёд Флер, которая уже открыла было рот, — это моя… э-э-э… невеста леди Делакур. Флер, позволь представить тебе леди Гринграсс и её дочь мисс Гринграсс.

— Очень приятно познакомиться с будущей маркизой, — ослепительно улыбнулась Джулия Гринграсс. - Герцог Поттер, вы определённо нашли жемчужину, берегите её.

« Нет, — Гарри захотелось постучать лбом об стол, — утоплюсь. В тазике».

— Прошу прощения, миледи, — Гарри улыбнулся так, будто у него разом заболели все зубы, — мой титул — герцог Певерелл или герцог Певерелл-Поттер, в знак уважения ко второму производному роду. А сейчас, если позволите, я бы хотел сказать своей невесте пару слов.

Юноша встал и подошёл к девушке, которая растерянно переводила взгляд с него на Дафну и Джулию.

— Флер, — прошипел Гарри ей на ухо, — прошу тебя, уйди и не выпускай Анну-Марию из её комнаты. Пусть сидит тихо. Это очень важно, мне теперь и так осталось только повеситься.

* * *

После такого эпичного ланча Гарри изо всех сил старался держать себя в руках. Флер молчала, Дафна тоже молчала, леди Гринграсс ещё раз поблагодарила Гарри за спасение их дочери и немного порасспрашивала юношу об участии в Турнире трёх волшебников, очень тонко обойдя тему, касающуюся возрождения Волдеморта.

После чего Гарри устроил миледи небольшую экскурсию по дому, показал каждый этаж, похвастался новым котлом и заслужил всяческое одобрение Джулии Гринграсс. После чего юноша постарался побыстрее и максимально тактично распрощаться. Умная дама, впрочем, и сама отлично ощущала, как накалилась обстановка в доме.

«Бедный юноша, — подумала женщина, — в одиночку выдерживать такие сражения. Неудивительно, что он никому не хотел говорить о такой замечательной девочке. Видимо, скоро в роду Поттеров и Певереллов появятся вейлы».

«Бедный юноша» между тем стремительно сжигал последние крохи своего спокойствия. Дафна и Флер, которые больше не проронили ни одного слова, обменялись на прощание яростными взглядами. Гарри попрощался, как и положено гостеприимному хозяину, после чего его гостьи покинули особняк посредством камина.

— Гарри, — извиняющимся тоном начала Флер, — извини, пожалуйста…

Юноша оборвал её резким взмахом руки.

— Ничего страшного, — Гарри даже не обратил внимания на извинения девушки, — всю эту кашу заварил я. Скорее, это мне надо извиняться, что я втравил тебя в свою жизнь.

— Нет, что ты! – Флер возмутилась, и в ней мгновенно вспыхнул её темперамент. – Не смей винить себя! Да я за эти дни в первый раз вдохнула воздух жизни, впервые почувствовала её вкус! Не надо киснуть, Гарри. Если у тебя есть какие-то проблемы, то ты всегда можешь поделиться ими со мной.

— Флер, — молодой герцог по-прежнему хмурился. – У меня к тебе есть просьба. Мне должно придти письмо, на которое я должен буду дать ответ. Завтра мы, скорее всего, навестим штаб этого чёртового Ордена, о котором ты говорила. Но до этого времени мне нужно сделать одно очень важное дело.

— Какое дело, Гарри? – спросила девушка. – Я могу тебе помочь?

Юноша устало прислонился к стенке. Флер Делакур находится в его доме, провела ночь рядом с ним, простила его пьяное поведение, помогает ему и ещё искренне благодарит за то, что он втравил её во всю эту чертовщину. О времена! Сейчас хотя бы денёк спокойной жизни, чтобы разобраться во всем, что происходит вокруг. Но нет времени, катастрофически нет. Этого ресурса у него сейчас в обрез.

— Флер, — юноша подошёл к полувейле, — мне нужна твоя помощь. Сейчас вы соберётесь и вместе с моей дочерью отправитесь на прогулку. Я дам тебе золото, не жалейте его и купите всё, что считаете нужным. У меня просьба – успокой Мари. Девочке за эти дни досталось больше всех. Скажи ей, что… что скоро папа заберёт её и у нас будет спокойная жизнь.

— Но, — начала Флер, — Гарри, ты же сам сказал, что…

— Да черти их всех дери, — вспылил юноша, — знаю я всё. Флер, ситуация на самом деле гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. И глубина этих событий такова, что об этом не знает даже сам Дамблдор. И я надеюсь, что всё это останется между нами.

— Гарри, — умышленно напустила на себя важный вид Флер, — мы, кажется, уже говорили об этом. Право, я сейчас обижусь.

— Не надо, — впервые за всё время Гарри немного посветлел лицом, — я знаю, что могу доверять тебе. Поэтому бери Мари и идите, прогуляйтесь на пару-тройку часиков. У меня ту


Сообщение отредактировал Гелендваген - Среда, 22.08.2012, 00:09
 
ГелендвагенДата: Среда, 22.08.2012, 00:08 | Сообщение # 213
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
* * *

Великолепный огненно-красный феникс в полном расцвете сил уже ждал Гарри Поттера в его кабинете. Рядом с птицей лежало запечатанное письмо. Молодой герцог, взяв запечатанный свиток, сломал печать и сразу увидел знакомый косой почерк. Рассеянно поглаживая феникса, Гарри начал читать послание от Дамблдора.

Дорогой, Гарри!

Как ты провёл лето? Надеюсь, ты сейчас в уютном и безопасном месте и про себя посмеиваешься над стариком, которого смог обвести вокруг пальца. Хотя твоя шутка стоила многим людям большого количества нервного напряжения, я искренне надеюсь, что тобой двигали только самые благородные мотивы и чувства. Но поверь мне, убегать от своих родственников только из-за того, что ты считаешь, будто после возрождения Волдеморта им опасно находиться рядом с тобой, не очень разумно. С другой стороны, после визита Ремуса я рад, что с тобой и твоей дамой всё в порядке. И ещё, дорогой Гарри, он упоминал, что ты немного изменился внешне, и особенно изменились твои глаза. Я надеюсь, что любовь к магловской моде и цветным искусственным глазам (насколько я помню, у маглов это называется линзы?) никак не отразится на твоём внешнем виде в Хогвартсе.

Однако я понимаю, что моё старческое ворчание тебе не интересно. Собери все свои вещи, и завтра в полдень за тобой прибудут, чтобы отвести в одно безопасное место. Гарри, я надеюсь, ты сможешь понять меня, но нам придётся на какое-то время вернуть тебя назад к родственникам. Поверь, это необходимо, хотя я понимаю, как тебе тяжело воспринять этот факт. Я не могу объяснить на данный момент больше, но если не поступить подобным образом, то много людей может пострадать, включая тебя и твоих друзей.

Надеюсь на скорый личный разговор по твоему прибытию.

Альбус Дамблдор

* * *

Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор закончил письмо для мальчика-который-выжил и привязал его к лапе Фоукса. Дождавшись, пока феникс исчезнет во вспышке пламени, директор тяжело вздохнул и устало опустился на стул.

Неожиданный фортель, выкинутый его подопечным, существенно повлиял на дальнейшие планы Дамблдора. Вчера поздним вечером в его кабинет ворвался взъерошенный Люпин и поведал прелюбопытную историю. Гарри Поттер, исчезнув на три дня, объявился в ресторанчике Косого Переулка, где вдохновенно спорил с хогвартским зельеваром в компании таинственной маленькой девочки и француженки-вейлы, а затем он отвёл их в свой особняк, расположенный в том же Косом переулке. Уже в доме он со скучающим видом выслушал Люпина и не вставил не единого замечания. Со слов оборотня, мальчик очень изменился: носит странную одежду, ведёт себя по-другому и откуда-то обзавёлся собственной недвижимостью.

Дамблдор задумался. Многие вопросы придётся задать ученику лично. В своём письме ему пришлось специально написать несколько фраз, которые должны были ножом резануть душу мальчика и вынудить его на ответные действия. Директора очень интересовало, что сейчас превалирует в юноше: благородство, ум или хитрость. Хотя, что было бы крайне маловероятно, возможно, всё это наконец-то стало выстраиваться у мальчика в нужной пропорции.

* * *

Стул полетел в другой угол кабинета, ускоренный мощным пинком молодого герцога. Прочитав письмо, Гарри по-настоящему разъярился и начал стремительно накручивать круги в кабинете. Невозмутимый Фоукс с интересом за ним наблюдал.

Директор мало того, что превратно понял истинные мотивы его поведения, так он ещё и решил, что сможет дальше управлять им. Ну и для большего удобства его, Гарри, было решено упрятать назад к родственникам. Ни слова о Волдеморте, его планах и планах самого директора. Ещё можно понять, что такие вещи в письме никогда не пишутся. Но не было даже намёка, что такой информацией хотя бы частично соблаговолят с ним поделиться. В письме было прямо указано, что ему следует собрать вещи, ждать своего сопровождения и не задавать вопросов.

«Прямо как овца на бойню», — пришла мысль в голову юноше.

Первой идеей было высказать в лицо директору всё, что он думает о своей изоляции от всего мира, полной безинформативности и директорских планах на своего «золотого мальчика». Но затем эмоции поутихли, и на место чувствам пришла холодная логика.

С Дамблдором ему не потягаться ни логикой, ни разумом, ни дальновидностью. По крайней мере, на данный момент. Однако пару козырей в рукаве он директору продемонстрировать может. Хотя… какие к чёрту козыри? Нужно думать о реальной обстановке и о том, как он собирается вести себя. Гарри быстро просчитал в голове расклад партии.

С одной стороны — директор со своей властью, человеческими ресурсами, влиянием и авторитетом. С другой стороны – он, Гарри Поттер, к которому все относятся как к объекту, которого нужно охранять всеми возможными способами, ничего не рассказывать и ничем не делиться. Расклад на первый взгляд был крайне невыгодный. Зато на второй взгляд – ещё ничего. Ведь юноша знал, на что он идёт, что у него есть, и, кроме того, ему было за что сражаться. Ну хорошо – оба расклада были невыгодные до безумия. Значит… тяжелые времена требовали нестандартных решений. Очень нестандартных, опасных, но зато таких, которые могли дать реальные и уникальные козыри. Гарри Поттер сжал руку в кулак и напряг мышцы предплечья. Пора было пробудить свой внутренний потенциал.

«Хорошо птичке в золотой клетке, а того лучше на зелёной ветке». Молодой герцог принял бой.

* * *

Гарри Поттер достал пергамент, перо и чернила. Написав пару строчек, он прикрепил письмо к лапе феникса и легонько погладил его по клюву. После того как птица исчезла в яркой вспышке огня, молодой герцог отправился в свою спальню, снял любимый костюм-броню и остался лишь в одних домашних штанах.

— Чёрт, — зябко поёжился юноша, — холодно! Пора разжигать этот несчастный котёл отопления.

Молодой герцог подошёл к кровати и вытащил из-под неё небольшую кожаную сумку и серебряную коробочку, которую принёс из Гринготса. Затем Гарри спустился вниз, на первый этаж. Вызвав главного домовика Джумби, юноша велел ему ни в коем случае не соваться в подвал ни при каких раскладах. Потом, окинув грустным взглядом свой дом, Гарри сделал вдох и подошёл к двери, ведшей в подвал.

* * *

Феникс доставил письмо директору Хогвартса как раз в тот момент, когда тот пил чай с молоком в лучших английских традициях. Раскрыв конверт, Альбус Дамблдор не смог сдержать лёгкой улыбки.

Жду сопровождающих завтра. В три часа дня. Не раньше.

Г.П.

Мальчик решил проявить самостоятельность. Директору было любопытно, что последует дальше. Единственное, чего он боялся, так это вред, который его подопечный мог нанести сам себе. Альбус написал коротенькое письмо Люпину, где попросил, чтобы тот забрал Гарри завтрашним днём в три часа дня вместо ранее обговорённого времени.

* * *

Гарри Поттер спустился на минус второй этаж своего особняка. Это было достаточно большое помещение с вымощенными камнем полом, стенами и потолком. В углах комнаты ярко горели факелы. Больше всего она напоминала сильно уменьшенный в размерах дуэльный зал в замке Брайана Кордоса.

Гарри Поттер вынул из своей сумки дневник Альфреда Винсент Поттера и пролистал его с крайне задумчивым видом. Потом, видимо, найдя то, что искал, молодой герцог довольно хмыкнул и вынул из своей сумки ту таинственную серебряную коробку, которую он забрал из своего сейфа в банке. Немного изучив находившиеся в ней предметы, Гарри достал что-то, отдалённо напоминавшее кусок мела. Взяв в левую руку открытый дневник, а в правую мелоподобную вещь, светившуюся мягким серебряным светом, юноша начал делать правой рукой необычные движения. Постепенно на полу стала проявляться пятиконечная звезда, заключённая в круг.

На этом приготовления не закончились. Гарри начал разрисовывать пентаграмму лишь одному ему понятными символами. После окончательного завершения рисунка пентаграмма тускло засияла белым светом.

Удовлетворившись результатом своего творчества, Гарри опять залез в серебряную коробку и достал пять кристаллов разного цвета. В самый верхний луч звезды он разместил прозрачный кристалл, дальше по часовой стрелке шли красный, жёлтый, зелёный и синий кристаллы. Когда он поставил последний кристалл, вся магическая структура пятиконечной звезды на мгновение словно вздрогнула и затем испустила огромное количество энергии. Воздух вокруг стал словно сгущаться от переизбытка магии, даже факелы в зале стали гореть совсем тускло.

— Спокойно, Гарри, — юноша попытался успокоить себя. – Кому-то же нужно доверять. Брайан знал, о чем говорил. Это единственный человек, который воспринял меня как равного себе.

Гарри ещё раз перечитал дневник, шевеля губами, словно повторяя что-то. Затем, взяв в руку серебряный нож, Гарри вошёл в центр пентаграммы. Он сел на пол, скрестив ноги, и вытянул вперёд левое предплечье. Вдохнув и выдохнув воздух, Гарри стал медленно покачивать головой взад-вперёд и читать что-то наподобие мантры: ”aoe iiaeos oiiuo eoe aoae iios eiiye”. С каждым повторением юноша всё больше и больше впадал в транс. Наконец он резко прервался и ножом стал вырезать у себя на левом предплечье особый рунический символ. Рука сразу закровоточила, но при этом на его правом предплечье стали проявляться точно такие же символы. Кровь капала на пентаграмму, и с каждой каплей та начинала сверкать всё ярче и ярче.

Примерно через десять минут Гарри закончил. Каждое его предплечье украшали три руны, которые после завершения начали сиять мягким золотым светом. К этому времени молодой герцог был весь потный и мелко дрожал от боли. Пентаграмма, насытившаяся кровью, стала сверкать таким же мягким золотым светом, как и руны на его предплечьях.

Он положил нож рядом с собой, затем, вытянувшись, лёг на пол и буквально сразу же отключился. Секунду спустя его окутали лучи разных цветов и начали пронзать всё тело. Магическая энергия, похожая на дымку, потоком проходила сквозь юношу, раны на руках быстро затягивались, прекратилась дрожь в теле, лицо стало приобретать нормальный розовый цвет. Вокруг юноши постепенно образовывалась красно-оранжевая сфера, которая словно целиком состояла из пламени дракона.

* * *

Гарри резко очнулся, словно вынырнув из сна. Юноша с трудом поднял гудящую голову от пола и огляделся. Пентаграмма уже потухла, магия из помещения пропала, кристаллы не излучали энергию. Кряхтя, юноша поднялся с пола.

Судя по дневнику его предка, первый ритуал по пробуждения крови дракона был самым неприятным, обладал кучей побочных действий и не давал никаких явных преимуществ. Как писал Альфред Поттер, единственными плюсами были возможное усиление органов чувств и небольшое усиление физических возможностей тела. Сама же цель ритуала – внутренне встряхнуть кровь для её подготовки к зову крови дракона.

Плюсов Гарри пока не замечал, но вот спектр побочных явлений был на лицо. Голова была словно отлита из чугуна, во рту не осталось ни капли слюны, желудок скрутило узлом. Кроме того, жутко заболели все мышцы, и в теле ощущалась противная слабость. Гарри поднялся на один этаж вверх и вошёл в свою подвальную лабораторию. На этом этаже юноша задержался, так как ему срочно понадобился тазик….

* * *

Выполз на свет Божий Гарри Поттер на своих четверых, то есть на коленках. Распрямиться не было никакой возможности, так как шатало юношу нещадно, и при любой попытке принять положенное вертикальное положение тела в глазах резко темнело и сознание норовило отключиться. И теперь ему как-то предстояло подняться на третий этаж. Несмотря на дикую головную боль и усталость, Гарри обуял гнев – он теперь ещё и собственному телу стал не указ? Гарри чуть-чуть приподнялся и понял, что это, видимо, конец. Юноша подполз к ступеньке и положил на неё голову.

В таком состоянии его и нашла Флер, которая, оказывается, уже вернулась с прогулки и теперь шла на кухню выпить чаю.

— Гарри! — девушка почему-то кричала шепотом. — Что с тобой? Скажи, что ты не пил!

В ответ на её вопросы со стороны Гарри Поттера пошло очень яростное шипение. Слышно было плохо, но, видимо, вконец доведённый молодой герцог на яркие слова и эпитеты не скупился.

— Флер, — Гарри прекратил ругаться и слегка приподнял голову, — ты, во-первых, что здесь делаешь, а, во-вторых, лучше просто уйди. Ты не должна была этого видеть. И не спрашивай меня ни о чём.

Юноша, сделав огромное усилие над собой, смог подняться на ноги, ухватившись за перила лестницы, постоял так несколько минут, сделал один шаг и рухнул на пол. Флер, которая, подняв брови, наблюдала за мальчиком-который-выжил, негромко вскрикнула и подбежала к юноше, опиравшемуся на локти и уткнувшему голову в пол.

— Где Мари? – неожиданно спокойным голосом спросил Гарри. – И ты сама как?

— Всё нормально, Гарри, — Флер села на пол рядом с ним, — я уложила Мари спать.

В ответ на эту фразу Гарри почему-то скривил губы в кривой усмешке и хрипло рассмеялся.

— Флер, — юноша помотал головой, — скажи мне честно. Ты, наверно, ангел с неба, который пришёл помочь мне, дабы я тут точно не наложил на себя руки. Не поверишь, со вчерашнего дня хочется послать всё и всех к чертям подальше. Мало мне проблем с собственным… в общем хватает мне развлечений.

Флер пододвинулась ближе к юноше, мягко взяла его за виски руками и, слегка подтолкнув, положила голову Гарри к себе на колени и закрыла глаза. Юноша впервые за последние дни шумно выдохнул и расслабился.

— Спасибо, Флер, — пробормотал Гарри. – Я не знаю, что будет дальше, но поверь – пришло время нового Гарри Поттера.

— Гарри, — полувейла негромко рассмеялась, — когда мужчины так говорят, это означает, что нужно либо готовиться к войне, либо к чему-нибудь ещё похуже.

Флер опустила голову вниз и встретилась с жёстким и не моргающим взглядом Гарри Поттера.

— Как знать, — пробормотал юноша, — всё может быть. Дорога проложена, и назад пути уже нет.

* * *

Гарри Поттеру было очень плохо. Его тошнило, не было никакого настроения, все его внутренности словно завязались в узел, а ко всему прочему, ему каждые десять минут хотелось в туалетную комнату. Таким образом, у него наблюдались все симптомы классической женской беременности, без имения оной.

Гарри Поттеру было очень тошно. Не было никакого желания сползать с удобного кресла и тем более идти куда-то и готовиться к выяснению отношений с Дамблдором.

Гарри Поттеру было просто хреново. Когда зелёный в синюю точечку молодой герцог с трудом выполз, в прямом смысле слова, из подвала, в доме было создано экстренное совещание, состоявшее из Флер и семи домовых эльфов. По итогам совещания Гарри Поттер был препровождён в зал, посажен на кресло, укутан тёплым пледом, напоен чаем и оставлен в покое. После этого относительно пришедший в себя юноша даже взял оставленную на столе книгу ”Светский этикет” и продолжил чтение с последнего момента.

* * *

За этот вечер Гарри, который более-менее пришёл в себя, успел даже поиграть с дочкой в магические карточки, поболтать с ней о всякой чепухе, научил девочку складывать про себя числа до десяти и — самое главное — не показал своё отвратительное самочувствие.

С Флер было легче. Девушка интуитивно понимала, что юноша не хочет распространяться и показывать кому-либо свою слабость. Они втроём сидели за столом, Флер рассказывала ему об учёбе в Шармбатоне, о своих приключениях, политической обстановке во Франции, о том, как она уехала из дому, как работала в Гринготсе, рассказала о Билле Уизли и прочих моментах её жизни.

Ближе к вечеру Гарри с трудом поднялся вместе с Мари на второй этаж, уложил её спать и отправился к себе в спальню. Молодой герцог решил как следует отоспаться. В спальне он обнаружил решительную Флер, которая, глядя на бледного и шатавшегося во все стороны герцога, категорически отказалась оставлять его одного. Сил спорить у Гарри просто не осталось.

— Флер, — Гарри стянул футболку, обнажив худое и костлявое тело, — завтра у меня архитяжёлый день. Я спать. Тебе рекомендую то же самое.

После чего юноша повалился на мягкую кровать, натянул на себя одеяло и моментально заснул.

* * *

Ближе к полудню Гарри проснулся также в компании Флер, которая сладко сопела на другой половине кровати. Девушка была одета в простую домашнюю футболку и спала, закрыв лицо своими длинными светлыми волосами. Гарри стиснул зубы. Во-первых, организм стал выдавать абсолютно ненужные реакции, после чего воспринимать девушку как друга становилось очень сложно. Во-вторых, Гарри стал привыкать к такому раскладу. Достаточно извращённо, но эта ситуация была похожа на то, о чём он всегда мечтал – семья, дети, собственный дом.

«Осталось только жениться на Флер, — усмехнулся про себя юноша, — и будет полная идиллия».

От таких крамольных мыслей Гарри помотал головой и поскорее убежал в ванную под прохладный душ.

* * *

В три часа дня из камина особняка во вспышке ярко-зелёного света появилось трое волшебников – двое мужчин и молодая девушка с розовыми волосами. Двое из них начали с интересом разглядывать обстановку дома. Гарри Поттер, к этому времени мобилизовав всю свою силу воли и затолкав куда-то глубоко в себя слабость, поднялся с кресла. Недалеко от него сидела Флер, обняв Анну-Марию.

Увидев его внешний вид и лицо, девушка и чернокожий мужчина удивлённо уставились на него и даже перестали моргать. Чёрно-фиолетовая броня, золотые глаза, татуировки на шее, пристальный взгляд, спокойное и безмятежное выражение лица – это мог быть кто угодно, но только не Гарри Поттер. Юноша по всему сейчас должен был мерить шагами комнату, громко ругаться и задавать вопросы, а не выглядеть так, будто является хозяином положения.

— Гарри, рад видеть тебя, ты уже собрался? – Ремус сделал шаг вперёд. – Мы сопроводим тебя в наш штаб.

— Спасибо, мистер Люпин, — Гарри, расправив плечи, стоял перед тремя волшебниками. – Во-первых, я готов, и мы можем выходить. А во-вторых, меня не нужно сопровождать, меня можно лишь проводить.

— Извини меня, Гарри, пожалуйста, — Люпин явно смутился, — мы пришли проводить тебя. Знакомься, это Кингсли Брустер и Ним… вернее, просто Тонкс.

Девушка с розовыми волосами на миг скривилась, а затем с любопытством посмотрела на Гарри.

— У тебя очень интересная одежда, Гарри, — девушка даже подошла поближе. – Можно потрогать?

— Давайте оставим это на потом, — Кингсли говорил мягким, но весьма внушительным басом, — нам нужно ещё добраться до дома.

Обстановка в комнате стала немного накаляться. Гарри по прежнему с ничего не выражающим выражением лица стоял и молча разглядывал волшебников. Казалось, что ему нет никакого дела до происходящего. На самом же деле юноша лихорадочно просчитывал линию своего поведения.

— Место, куда мы направляемся, принадлежит чистокровному семейству? – задал молодой герцог необычный вопрос, которого от него явно не ждали.

— Да, Гарри, — ответил Люпин после мгновения замешательства, — но это не имеет значения. Ты уже собрал свои вещи?

— Нет, — юноша на миг скривил губы в лёгкой усмешке. – Я согласен лишь на разговор с Дамблдором и не больше.

— Гарри, это невозможно. Дамблдор дал чёткие указания, и ты должен их выполнить, — Кингсли с укором посмотрел на него. – Так будет лучше, он желает тебе лишь добра.

— Да, Гарри, ты должен собрать все свои вещи, и мы выходим, — Люпин поддержал своего напарника.

Флер нахмурилась. Судя по поведению Гарри, в этой ситуации не всё было гладко, так как юноша явно искусственно демонстрировал излишний снобизм. Тонкс между тем молчала. Её явно больше заинтересовал сам дом, прихожая, похожая на место бомбёжки, ругань эльфов и личико девочки, которая уже несколько минут выглядывала из-за двери. В это время Гарри продолжал выяснять отношения с Ремусом и Кингсли.

— Кажется, я выразился более чем ясно, — впервые Гарри подпустил в свой до этого безразличный тон угрожающие нотки, — и я настоятельно не рекомендую настаивать и давить на меня. Не нужно. Дом вышвырнет по моему желанию любого неугодного посетителя. А если надо, то потом и не впустит его.

Оборотень растеряно посмотрел на юношу. Этот Гарри Поттер разительно отличался от того мальчика, с которым он познакомился на третьем курсе. Выросший, возмужавший, с более острыми чертами лица, золотыми глазами и горделивой походкой – это был абсолютно другой Гарри Поттер. Более того, за последние два дня произошли новые изменения. Юноша даже двигаться стал немного по-иному, более уверенно и с какой-то странной животной грацией. Полностью поменялась его манера общения – голос стал ниже и слегка увереннее.

— Итак, господа и дама? – Гарри опять начал говорить спокойным, но уже чуть насмешливым тоном. – Мы выходим? Если да, то прошу дать мне адрес.

Кинглси и Ремус переглянулись, а Тонкс насмешливо подмигнула ему. Наконец Ремус протянул ему какую-то бумажку.

— Там адрес, Гарри, написанный лично Хранителем доверия, — Люпин посмотрел на юношу, — мы можем воспользоваться твоим камином.

Молодой герцог улыбнулся и развернул бумажку. ”Площадь Гриммо, 12, штаб-квартира Ордена Феникса”, – прочитал он. С неизменившимся и абсолютно невозмутимым выражением лица Гарри аккуратно вернул записку Люпину. После этого он встал, кивнул Флер, показывая, что пора выступать, взял на руки свою дочку и повернулся к камину.

-Ну что же, — юноша скривился, — значит, на площадь Гриммо.

Коллаж к главе — http://s017.radikal.ru/i411/1208/77/e3c45ca79a17.jpg
 
АзрильДата: Среда, 22.08.2012, 00:41 | Сообщение # 214
РетроПаладин

Сообщений: 547
« 67 »
Интересно... happy


Вся жизнь игра...(с)
 
МельгорДата: Среда, 22.08.2012, 03:30 | Сообщение # 215
Демон теней
Сообщений: 277
« 97 »
А я уже думал кричать - проду-проду!)


 
kaaДата: Среда, 22.08.2012, 15:40 | Сообщение # 216
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
Класный фик.спасибо автору что главы большие
 
Леди_СелестинаДата: Среда, 22.08.2012, 18:01 | Сообщение # 217
Капризная Леди
Сообщений: 1478
« 373 »
Прикольно, но мало на таком месте прервали. А следующая глава скоро будет?


Если удача повернулась к вам задом, не расстраивайтесь. Пните её! Она обязательно повернётся, чтобы посмотреть, кто это сделал.
 
ГелендвагенДата: Четверг, 23.08.2012, 23:11 | Сообщение # 218
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Нифигасе мало...
 
Леди_СелестинаДата: Четверг, 23.08.2012, 23:16 | Сообщение # 219
Капризная Леди
Сообщений: 1478
« 373 »
Quote (Гелендваген)
Нифигасе мало...

Мало!!! Когда кстати следующая. Быстрей бы уже дошел до того места где остановили, прошлый вариант.



Если удача повернулась к вам задом, не расстраивайтесь. Пните её! Она обязательно повернётся, чтобы посмотреть, кто это сделал.
 
ГелендвагенДата: Четверг, 23.08.2012, 23:48 | Сообщение # 220
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Поскорей бы Брайан)) интересно что будет нового
 
ErutanДата: Суббота, 25.08.2012, 21:50 | Сообщение # 221
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
надеюсь в этом варианте гарри не получит дополнительные пары рук biggrin
 
NomadДата: Суббота, 25.08.2012, 21:52 | Сообщение # 222
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Erutan, Вот только тоже хотел сказать. В прошлой версии меня они сильно напрягли, хоть автор был им рад будто родным. Мол, как удобно, что я раньше без них делал? tongue


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
МельгорДата: Воскресенье, 26.08.2012, 03:45 | Сообщение # 223
Демон теней
Сообщений: 277
« 97 »
Nomad, Erutan
OMGFMB! Не думал что в старом варианте такие приколы встречались!
З.ы. Когда прода то будет? dry



 
ErutanДата: Воскресенье, 26.08.2012, 06:26 | Сообщение # 224
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Nomad, не уверен что автор смог бы управляться 4 руками, все таки без магии или развитых технологий это просто жуть...
 
DarrenDirtyДата: Воскресенье, 26.08.2012, 09:47 | Сообщение # 225
Посвященный
Сообщений: 53
« 1 »
По поводу четырех рук: В старом варианте, в последней главе была сцена, где Поттер зажимал Дафну Гринграссс в пустом кабинете - и что, она не почуствовала лишней пары рук? smile
 
NomadДата: Воскресенье, 26.08.2012, 09:54 | Сообщение # 226
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
DarrenDirty, Ну, ей тогда было несколько не до этого... happy
Erutan, Вот, вот. Мозг просто не приспособлен управлятся с этими причиндалами. Ладно ещё хвост, вроде давным-давно он у нас присутствовал.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
ГелендвагенДата: Воскресенье, 26.08.2012, 16:17 | Сообщение # 227
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Автор вроде придумал что-то иное... то есть нас ждет нормальный Гарри)) разве что подкаченный
 
Алексис_))Дата: Воскресенье, 26.08.2012, 19:32 | Сообщение # 228
Химера
Сообщений: 521
« 53 »
Когда будет новая глава?
 
ГелендвагенДата: Воскресенье, 26.08.2012, 19:43 | Сообщение # 229
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Вроде сегодня в полночь. На ПФ так сказано.
 
Леди_СелестинаДата: Воскресенье, 26.08.2012, 19:52 | Сообщение # 230
Капризная Леди
Сообщений: 1478
« 373 »
Quote (Гелендваген)
Вроде сегодня в полночь. На ПФ так сказано.

А почему в полночь, то какой-то ритуал?



Если удача повернулась к вам задом, не расстраивайтесь. Пните её! Она обязательно повернётся, чтобы посмотреть, кто это сделал.
 
ГелендвагенДата: Воскресенье, 26.08.2012, 20:36 | Сообщение # 231
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Кто раньше, тот потом весь день в топе висит))) а так как автор висит на ПФ, то собственно оттуда уже потом фанфик и попадает на другие сайты.

Сообщение отредактировал Гелендваген - Воскресенье, 26.08.2012, 20:37
 
Алексис_))Дата: Воскресенье, 26.08.2012, 20:48 | Сообщение # 232
Химера
Сообщений: 521
« 53 »
Quote (Гелендваген)
Кто раньше, тот потом весь день в топе висит))) а так как автор висит на ПФ, то собственно оттуда уже потом фанфик и попадает на другие сайты.

Будем ждать и надеяться что этот вариант наконец-то доведется до конца.
 
ГелендвагенДата: Воскресенье, 26.08.2012, 21:29 | Сообщение # 233
Снайпер
Сообщений: 142
« 11 »
Будем надеятся - пока что за дело взялися рьяно. вон даже аудиоверсию собрались делать кажись..
 
KishirДата: Понедельник, 27.08.2012, 11:37 | Сообщение # 234
Посвященный
Сообщений: 59
« 15 »
Ура, спасибо за 13 главу, очень интересно. С нетерпением жду проду. Автор, спасибо.
 
Mr_FalconДата: Понедельник, 27.08.2012, 11:58 | Сообщение # 235
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Глава 13. Приключения начинаются.

В небезызвестном кабинете профессора Дамблдора происходила битва между огнём и льдом. В роли огня выступал злой Северус Снейп, который постепенно распалялся всё больше и больше. А в роли льда был сам директор Хогварста, который взирал на разбушевавшегося зельевара с поистине королевским спокойствием и всем своим видом напоминал холодный айсберг. Причина разговора, естественно, была одна – Гарри Поттер.

Вернувшись из дома Поттера, декан Слизерина незамедлительно отправился давать отчет – правильнее даже сказать, ябедничать – к директору Хогвартса. Северус, как и обещал, своё слово и намерение сдержал, умолчав о некотором важном факте, но зато в красноречивых выражениях описал новый стиль одежды Поттера, его безответственность и безалаберность. Так же он не забыл отметить, что для золотого мальчика правила не писаны – гуляет, где хочет, не думает о том, как долго и упорно его искала куча людей, плюёт на опасности, решил в очередной раз выделиться, весь пошёл в своего отца и прочее, прочее, прочее.

– Ну и ко всему прочему, Дамблдор, – под конец решил окончательно выговориться зельевар, – ваш золотой мальчик как-то рановато стал проявлять излишнее внимание к женскому полу. Хотя во вкусе ему, конечно, не откажешь.

– Ты о чём, Северус? – встрепенулся директор, который едва успевал обрабатывать ворох информации, излагаемой его коллегой.

– О той красотке-француженке, которая участвовала в Турнире в прошлом году, – хмуро просветил его зельевар. – Странное и неожиданное знакомство, как по мне.

Пока Дамблдор хмурился и стучал пальцами по столу, Северус размышлял. С парнем, чтобы он там не скрывал, он должен разобраться прежде всего сам. Если этот балбес полностью «чист», то дальше с ним пусть разбирается многоумный директор, так как это как раз его профиль – решать душевные проблемы эмоционально нестабильных подростков. Если же нет… В глубине души зельевар понимал, что новые золотые глаза, татуировки, два кольца на пальце – это ещё куда не шло, и с этими проблемами Поттер вполне может разобраться сам. Или, на крайний случай, пусть учится. Но вот его «дочка» и собственно само поведение – это совсем не та информация, которой он будет делиться с директором. По крайней мере, не сегодня.

Так что пусть лучше Дамблдор решает проблемы с ранними гормонами своего ученика, чем лезет в дебри, в которые пока никому соваться не следует… кроме самого Снейпа. Таким образом, сэр Северус Снейп мысленно объявил своеобразную монополию на внутренний мир Гарри Поттера.

«Да, кстати, – вспомнился важный момент зельевару, – не помешало бы выяснить у Дамблдора, в каком часу Поттер будет доставлен в штаб-квартиру Ордена. Мальчишку придётся встретить и лично проконтролировать».

Чутьё подсказывало, что без проблем с Поттером будет никак не обойтись.

* * *
От запоминающегося ужина с Поттером, Люпином и его собственной племянницей Северус отходил долго. Когда он вернулся к себе в жилище, то долго пытался успокоиться и разобраться с тем, что именно увидел. Противное сознание упорно вытаскивало из памяти воспоминание о богато одетом и невозмутимом Поттере, который с каким-то непонятным аристократизмом приветствовал его.

Северусу даже на какой-то момент захотелось ущипнуть себя и проверить, не спит ли он. Даже последняя перебранка с Поттером прошла не так, как всегда – мальчишка словно выявил для себя некие невидимые рамки, которые не переходил. А что касается его племянницы… Северус раз сто обошёл свой кабинет по кругу и не смог найти ответа на задаваемый себе вопрос.

– Дочь? У Поттера дочь? – зельевар буквально подскакивал на стуле. – Да и какой это Поттер? Это теперь Певерелл. Герцог!

В итоге зельевар решил сделать как всегда: логически пораскинуть мозгами над очередным малоприятным варевом. Это всегда помогало сосредоточиться. Поставив котел на огонь, он начал нарезать необходимые ингредиенты. Итак, что мы имеем? Бездарный мальчишка, который каждый свой проведённый в Хогвартсе год доставляет всем и вся неприятности. Этакое стихийное бедствие локального характера, грозящее со временем перерасти в глобальное. И при этом он как-то умудрялся выбираться из всех передряг сухим, едва ли не заставив поседеть зельевара.

Везунчик судьбы и любимец фортуны, как мог бы сказать любой человек. Хотя Снейп сильно подозревал тут руку Дамблдора, которому, с одной стороны, невыгодно недовольство мальчика, а с другой стороны, выгоден излишний авантюризм своего подопечного. Зачем? Зельевар не знал, но то, что директор, как опытный гроссмейстер, ведёт свою личную партию, было ясно как дважды два. Но вел директор свою игру скрытно и непонятно – сути Северус не понимал, как ни пытался. С другой стороны, Поттер от такой «любви» директора Хогвартса окончательно охамел и уверился в собственной безнаказанности. От этой мысли Северус даже скривился. Ведь нужно беречь тонкую и нежную психику Золотого Мальчика. Альбус изо всех сил, из года в год старался завоевать расположение Золотого Мальчика. Причём вполне успешно. Знать бы ещё, в чём был основной план игры…

А вот насчёт бездарности Поттера Северус стал уже не столь уверен… актерские таланты были по достоинству оценены лично им буквально вчера. От воспоминаний невольно дрогнула рука, и в котёл полетело на полторы унции толчёных жуков больше, чем это было нужно, а зелье в итоге стало безнадёжно испорчено. Снейп выругался, очистил котёл заклинанием и начал заново.

Чёртов Поттер! Даже сейчас из-за него всё летит к чёрту! Столько ценных ингредиентов к книззлу под хвост! Ладно, продолжим. Он вспомнил, с каким похвальным упорством мальчишка пытался при неожиданной встрече нос к носу предотвратить катастрофу, которая неминуемо вспыхнула бы. И начал бы её, не без горечи будет признано, именно он, Северус.

Он по старой памяти наорал бы на Поттера, забрал Анну-Марию и снова отвёл её назад к своей сестре. Плюс самого Золотого Мальчишку самолично приволок бы к Альбусу, с довольной и язвительной интонацией перечислил бы все детали сходства Поттера с его папашей и с видом сожаления намекнул, что ещё нельзя снять баллов и назначить отработку. А потом в итоге всю ночь бы ворочался в кровати и не мог заснуть от мук совести от жизни племянницы и от воспоминаний о Лили. Да и чего греха таить – от того, что опять влез туда, куда его не просили.

– Меняться тебе надо, старина, – сам себе сказал Северус, – опять едва не опростоволосился. С подобным подходом можно многовато ошибок совершить. А в нашем деле такие долго не живут.

Потом опять вспомнился Поттер, который с гордым видом вышел навстречу. Это чёртово официальное самопредставление на тот момент полностью выбило зельевара из колеи. Что-то в Поттере кардинально изменилось. Появился некий внутренний стержень… Даже нет, не стержень, а внутренняя уверенность в своей правоте. И вот это уже было страшно. Зельевар содрогнулся. Полностью уверенный в себе Поттер, который словно дракон ломился к своей цели, – катастрофа почище любого природного катаклизма.

Кстати, об изменениях. Золотые глаза! Мерлин, Моргана и все остальные!.. Даже здесь кровь Певереллов вмешалась! И отняла у Снейпа то единственное, что было хоть какой-то отдушиной. Все эти четыре года он с затаённой грустью и ностальгией вглядывался в эти зелёные глаза. Пытался разглядеть в них хоть что-то, что всегда было во взгляде Лили, но ничего не находил. У Лили всегда была нежность, желание помочь, спокойствие. Во взгляде её сына никогда ничего подобно не проступало. Лишь ненависть и неприязнь. А теперь… Поттер сам на себя не похож. Хотя какой он теперь Поттер? Пусть пропало то единственное сходство с Лили, но зато и исчез образ Джеймса Поттера в детстве. Чёртов мальчишка стал абсолютно другим человеком, и разум зельевара теперь наотрез отказывался видеть сходство золотоглазого юноши с его заносчивым папашей. А раз так, то теперь вроде как и цепляться не к чему.

Вот таким вот образом запутав сам себя, сэр Северус Снейп едва опять окончательно не испортил зелье.

Вздохнув и поставив почти готовое зелье на медленный огонь томиться, зельевар решил подвести промежуточный итог вчерашним событиям. Поттер изменился. И этот непонятный факт отрицать было нельзя. Изменился он так радикально и за столь короткий срок, что это даже вызывало невольный интерес. И за этим любопытно будет понаблюдать.

Летнее событие с дочкой Джулиана, титул и, ко всему прочему, эта невероятная история удочерения. Снейп горько усмехнулся. Если Поттер – отец его двоюродной племянницы, то получается, что чёртов мальчишка в каком-то роде ему брат. Породниться с Поттером! Этого даже в самом страшном кошмаре не могло привидеться, однако благополучно свершилось в реальности.

В любом случае, глядя на счастливое лицо племянницы, он со скрипом на зубах и тяжёлым сердцем признал, что Поттер сейчас – её единственная возможность выбраться в свет и чего-то добиться в жизни. Опять мальчишка сможет сделать то, о чём он сам всегда лишь несбыточно мечтал. Однако зельевар, при всей своей нелюбви к новоявленному герцогу, испытал невольную благодарность, которую он, естественно, никогда не выразит. Ни в какой форме. Поэтому Северус быстро придумал ещё как минимум три причины, из-за которых он должен не любить Поттера. Первая: Поттер как был балбесом, таким и остался. Вторая: мальчишка в очередной раз во что-то влип и, возможно, нарочно. Третья: спасать шкуру народного героя и подставляться самому, конечно же, в очередной раз придётся ему, Северусу.

Теперь нужно разобраться с собственным свободным временем. После того как он и Люпин оповестили Дамблдора, что Поттер-таки нашёлся, директор развернул бурную деятельность и, слава Мерлину, временно от зельевара отстал. Ну, естественно, теперь главное блюдо на повестке дня – разговор непосредственно с Золотым Мальчиком.

– Ну и славно, – в какой-то мере даже обрадовался Северус, – значит, сейчас можно уйти в тень и расслабиться хотя бы на некоторое время. И заодно можно спокойно продолжить наблюдения за мальчишкой.

Зельевар покачал головой. Директор, судя по всему, сам не имел никакой информации о последних похождениях Поттера, руководствуясь рассказами Люпина и зельевара. А так как оборотень владел ещё меньшей информацией, то и картина выходила более чем неполная.

Надо думать, что мальчишку вытащат в штаб-квартиру, где Дамблдор, тонко используя метод кнута и пряника, вытащит из своего золотого мальчика всю необходимую информацию и заставит действовать так, как это нужно для его планов. Северус скривился. Он уважал директора и не любил Поттера. Однако зельевар, несмотря на свою внешнюю непробиваемость, был человеком весьма импульсивным и любопытным, хотя и великолепно скрывал в себе эти качества. Судя по всему, наилучшим вариантом для него будет присутствие при допросе Поттера, ну или хотя бы его подслушивание, а потом уже можно будет наедине задать заносчивому мальчишке пару вопросов, на которые ему придётся ответить.

* * *
Во вспышке зелёного света из камина дома, находившегося по адресу плошадь Гриммо, 12, по очереди появилось шесть волшебников. Первым из камина буквально выпорхнул Гарри Поттер. Едва не улетев куда-то в угол, молодой герцог едва успел принять гордую и независимую позу, когда вслед за ним появился Люпин с Мари на руках, затем Кингсли, Тонкс и последней – Флер, которая тоже приземлилась не самым мягким образом. Как джентльмен, Гарри подошёл и подал девушке руку, помогая выпрямиться.

– Ты в порядке, Флер? – Гарри дождался от девушки кивка и повернулся к Люпину. – Мари, всё нормально?

– Да, – слегка закашлялась девочка.

Юноша нахмурился, подошёл к Люпину и забрал у него с рук свою дочь.

– Мари, – Гарри едва слышно зашептал девочке на ухо, – никому ничего не говори. Вообще ничего. Ни про меня, ни про Флер, ни про наши прогулки, ни про наш дом. Ничего не говори.

– Хорошо, папочка, – так же тихо прошептала ему на ухо Анна-Мария.

Гарри опустил девочку на пол и выпрямился – этот вопрос был улажен. Слегка дернув уголками губ при виде задумчивых лиц Кингсли, Люпина и Тонкс, Гарри ненавязчиво пошевелил левой рукой с родовыми перстнями и, словно забыв о своих сопровождающих, огляделся, отмечая окружавшую его обстановку.

В своё время видный и огромный особняк сейчас, судя по всему, переживал далеко не лучшие времена. Множество пыли, тёмные закоулки, старинные предметы, мебель и подсвечники, преобладание тёмных и чёрных оттенков цвета, мрак, сырость и затхлость воздуха – Гарри именно так представлял себе жилище тёмного волшебника.

Привлечённый необычным портретом, на котором была изображена аристократичного вида леди лет шестидесяти, Гарри сделал несколько шагов влево. В это время с лестницы, ведущей на второй этаж, кто-то спустился, и между группой волшебников завязался какой-то разговор.

– А вот, видимо, и Флер, – прозвучал чей-то бас, – мы ждали тебя раньше.

– Возникли накладки, – это уже голос Люпина, – раньше было никак.

– А что это за прелестная девочка? – произнёс чей-то женский голос лет сорока.

Окончания разговора Гарри не расслышал, так как в это время дверь в конце длинного коридора открылась и оттуда вышла полная женщина с рыжими волосами. Она подошла к группе споривших людей. Юноша предусмотрительно двинулся в сторону тёмного угла и благодаря своей чёрно-синей броне стал практически невидимым.

-Где Гарри? – в полголоса осведомилась она.

-Он был где-то здесь, – так же тихо произнёс Люпин. – Директор на месте?

-Да, он на кухне, – Молли слегка нагнула голову. – Что случилось, Ремус? Я никогда не видела Дамблдора таким озадаченным.

Гарри между тем тщательно анализировал ситуацию и выстраивал линию дальнейшего поведения. Однако слушать дальнейший диалог у юноши не было ни малейшего желания. Пусть не хотелось, но пришлось выйти из тени.

– Миссис Уизли, – Гарри появился так неожиданно, словно аппарировал, – рад вас видеть!

– Гарри, милый! – миссис Уизли с искренней радостью заключила юношу в свои объятия. – Великий Мерлин, как же ты нас всех напугал. Профессор Дамблдор не находил себе места и поднял всех на твои поиски.

На этот счёт у юноши были мысли о том, что лучше бы уделять больше времени более полезным вещам, чем искать человека, ясно давшего понять о желании уединения. Однако свобода выбора, видимо, в приоритеты наблюдавших за Гарри Поттером не входила. Ясное дело, что вслух юноша озвучивать эти мысли не стал. Кроме того, он очень порадовался царившему в помещении полумраку – ему очень бы не хотелось в этот момент озвучивать причины изменения собственной внешности.

– Миссис Уизли, – Гарри высвободился из объятий, – поверьте, со мной всё отлично. Не нужно было беспокоиться. А сейчас мне бы хотелось встретиться с профессором Дамблдором, у нас назначена встреча.

– Ох, Гарри, да, конечно, – рыжеволосая женщина улыбнулась, – проходи на кухню. Там уже все собрались и ждут тебя. А ты очень изменился за лето. Как-то повзрослел. Вот только кожаная одежда тебе совсем не идёт. Зря ты берёшь пример с Билла, дорогой.

– Я на кухню, – развёл руками молодой герцог. – Нужно побыстрее заканчивать наше рандеву. Если честно, у меня ещё сегодня дела.

Миссис Уизли неодобрительно посмотрела на юношу, который, по её мнению, стал слишком самостоятельным. Но тут внимание женщины переключилось на Люпиным, который представлял остальным Флер и Анну-Марию. Судя по фразам наподобие «племянница нашего зельевара», кое-кого сегодня ждали очень интересные расспросы. Гарри хихикнул про себя, представив, как нелюдимый профессор зельеварения окажется в центре всеобщего внимания.

Но времени на лишние мысли не было – юноша быстро прошёл в сторону кухни, куда ему указала миссис Уизли. На данный момент у гриффиндорца не было ни малейшего желания сталкиваться ни с кем из своих знакомых и друзей. Любой такой контакт (пожалуй, разве что кроме Сириуса) кончился бы охами и ахами, заявлениями и заверениями, что всё это делается лишь для его пользы и безопасности, дальше в ход пошли бы классические фразы о том, какой он ещё маленький, неопытный и несамостоятельный.

Прокрутив данные мысли в своей голове, Гарри судорожно сжал пальцы в кулак. Его начал душить неконтролируемый гнев. Обида и злость на всех медленно начала застилать его разум.

Однако молодой герцог не позволил эмоциям полностью овладеть собой. Сделав глубокий вдох и выдох, сконцентрировавшись на поставленной перед собой цели, он остановился перед приоткрытой дверью и нацепил на своё лицо маску холодного безразличия.

Перед тем как войти, Гарри сунул руку во внутренний карман своей кожаной куртки и вытащил оттуда новую волшебную палочку, подаренную Брайаном. Ослепительно белая, с вырезанными готическими символами и огромным сапфиром на кончике, палочка словно тускло мерцала в полумраке коридора. Её вид успокоил юношу.

Наконец собравшись духом, Гарри почесал кончик носа, вдохнул и решительным шагом вошёл в комнату, из которой слышались приглушённые голоса.



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.


Сообщение отредактировал mrFalcon_Slav - Понедельник, 27.08.2012, 11:59
 
Mr_FalconДата: Понедельник, 27.08.2012, 12:00 | Сообщение # 236
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
* * *
Ретроспектива. Те несколько минут, на которые Гарри забежал к мистеру Олливандеру.

– Просто поразительно, герцог Певерелл, – мистер Олливандер кинул мимолетный взгляд на кольца Гарри и продолжил рассматривать его новую волшебную палочку. – Я знал, что Брайан иногда занимался похожим творчеством, но никогда не видел этого лично своими глазами.

Мастер необычайно оживился.

– Видите ли, юноша, ваша палочка длиной в двенадцать дюймов – это кость чёрного дракона весьма высокого качества с очень, очень и очень необычной сердцевиной. Боюсь, я не могу её идентифицировать.

Гарри удивлённо посмотрел на Олливандера. Это был, скорее всего, первый раз, когда тот признался, что не может определить составляющую волшебной палочки.

– Однако я могу точно сказать, – мастер улыбнулся, – что в сердцевине её находится кровь. Но чья… я не знаю. Посмотрите на этот великолепный сапфир, герцог Певерелл. Это символ тех видов драконов, которых никто никогда не видел, но о которых уже тысячелетия слагают множество легенд.

– Например, кристальные драконы? – невинно поинтересовался Гарри.

– Возможно, это лишь легенда, – уклончиво ответил мастер, – тем более судя по тому, что данных об этом никаких нет. Но в любом случае это великолепная ученическая палочка.

– Прошу прощения, – искренне удивился молодой герцог, – в каком смысле ученическая?

Мистер Олливандер несколько минут внимательно смотрел на юношу, а затем молча достал откуда-то из-под прилавка старую потрёпанную тетрадку.

– Мастер Брайан попросил передать вам его записи, – изготовитель волшебных палочек нахмурился. – И ещё он просил передать, что скорая встреча с ним возможна в крайне необычных обстоятельствах.

Вручив тетрадь юноше, мастер странно посмотрел на своего посетителя и, качая головой, ушёл куда-то в служебные помещения магазинчика. Немного постояв на месте, Гарри понял, что на сегодня диалог закончен. Спрятав тетрадку к себе за пазуху, он в очень озадаченном состоянии духа покинул магазинчик изготовителя волшебных палочек.

Почему озадаченном? Потому что Гарри неожиданно понял одну простую вещь. Сейчас он один. Нет никого, кто мог бы подставить ему плечо без лишних вопросов. Помочь словом, не читая нотаций. Сделать дело, не давая лишних обещаний. Наконец, отнестись как к взрослому и самостоятельному человеку. Рон отпадал, Гермиона тоже. Сириус… вариант плохой, так как любая проблема будет решаться посредством директора Хогвартса. А Гарри не хотел ничем делиться с человеком, который не считал нужным делиться информацией с ним. Флер показала себя с лучшей стороны, как настоящий друг, но и это было не то. Сейчас юноше нужен был сильный, мудрый, умный и развитый маг, который бы ничем не уступал Альбусу Дамблдору. И, кажется, такой вариант был. Брайан Кордос.

Юноша неожиданно осознал, что есть человек (хотя, вернее, получеловек), который в курсе практически всех его проблем и может помочь ему решить их. Ну или по крайней мере дать совет.

План выстроился простой. Отчитаться перед директором Хогвартса, выбить определённую личную свободу, ибо хватит уже сидеть в четырёх стенах, решить проблемы с зельеваром и вплотную заняться установлением контакта с человеком-драконом.

Конец ретроспективы

* * *
По прибытии домой Дафна дежурно поблагодарила своих родителей, переоделась, а затем решила сходить к большому озеру, находившемуся рядом с их поместьем. Девушке надо было обдумать то, что она увидела.

Гарри Поттер. Гарри Певерелл. Герцог Певерелл-Поттер. Полная чушь, не укладывавшаяся в рамки хода вещей. Дафну отец уже подготовил к тому, что в скором времени будет очередная война между Тёмным Лордом и Альбусом Дамблдором. Война – она и есть война, со всеми вытекающими последствиями. По словам отца, который в таких делах не ошибался практически никогда, Гарри Поттер должен выступить в роли победителя и героя – недаром этот юноша каждый год был замечен в каком-либо знаменательном событии. То первый курс с какой-то полосой препятствий, то второй курс с замешанной в нём Тайной комнатой, то третий курс и Сириус Блэк в придачу, и как апофеоз – Турнир Трёх Волшебников на четвертом курсе. Странно это всё.

– Интересный день, дочка? – сзади к ней незаметно подошёл отец. – Я уже поговорил с мамой.

– Да, папа, – даже не обернулась Дафна, – есть над чем подумать.

– Гарри Поттер. – Отец подошёл и встал рядом. Он даже не спрашивал, а утверждал. – Расскажи, что думаешь?

– Ты мне говорил совсем о другом, – брюнетка посмотрела на отца. – Ты говорил: если начнётся война, то нам придётся бежать из страны, потому что столкнутся две стороны, а наш род всегда держал нейтралитет и не лез ни в чьи споры и делёж интересов.

– Правильно, – кивнул Джулиан, – а что изменилось теперь?

– Директор Хогватса – явный маглолюб, – нахмурилась девушка. – Но либо чересчур современный, либо что-то скрывает. Но как может быть, что Гарри Поттер до одиннадцати лет рос вне магического мира, до четвёртого курса был полноценным гриффиндорцем, а теперь… Теперь это герцог с двойной фамилией, собственным домом и собственными замашками в непонятные дебри. Ах да, у него ещё и невесточка есть. Смазливая блондинка, и что в таких парни находят?

– А что ты думаешь об этом? – улыбнулся отец.

– Не знаю, папа, – Дафна покачала головой. – Но всё это странно, необычно и немного нервирует. Как ты считаешь, что происходит? Появилась третья сторона?

– А вот этого я не знаю, – нахмурился отец, – хотя подобное маловероятно. Этот юноша слишком мал, чтобы играть самостоятельно. С другой стороны… Наша задача сейчас внимательно следить за тем, куда и откуда дует ветер.

Девушка покачала головой. Судя по всему, этот год в Хогвартсе будет интересным.

* * *
Войдя на кухню, Гарри остановился ровно посередине комнаты. Та представляла собой достаточно просторное помещение, оформленное в тёмно-зелёных тонах, со старинным камином и множеством деревянных потрескавшихся шкафов. Посередине стоял большой стол, за которым сидела небольшая группа людей: сам директор Хогвартса, небезызвестный зельевар, который притаился где-то в уголке, профессор МакГонагалл, Сириус Блэк, Артур, Билл и Чарли Уизли, Грозный Глаз Грюм и ещё четыре человека, которых Гарри не знал

Гарри мгновенно просчитал ситуацию. Судя по всему, атака будет грубая и массивная, в ход пойдут все приемы, включая давление на его совесть, жалость, воззвание к благоразумию, умасливание его гордости, а возможно, даже указание в приказном тоне. Молодой герцог начал мгновенно выстраивать тактику. Главный и опытный здесь именно Дамблдор, значит, все силы нужно сконцентрировать непосредственно на лидере.

– Гарри, – со стола вскочил худой человек с длинными чёрными волосами и, подбежав к юноше, крепко обнял его, – как я рад тебя видеть!

– Я тебя тоже, Сириус, – искренне улыбнулся юноша, который, оказывается, сильно соскучился по своему крёстному, – надеюсь, ты не сильно беспокоился?

– А то я не помню себя в молодости, – рассмеялся Сириус. – Сам был ещё тем подарочком для взрослых. Дай хоть тебя рассмотреть.

Гарри сделал лицо попроще, представив следующую реакцию.

– Великая Моргана, – крёстный не обманул его ожиданий, – Гарри, что с твоими глазами? И откуда эта одежда?

За столом начались переговоры. Билл что-то прошептал Чарли на ухо, мистер Уизли почесал правую бровь, зельевар старательно буравил его взглядом, остальные о чём-то переговаривались. В это время Сириус опустил взгляд чуть ниже, увидел руку с родовыми перстнями и нахмурился окончательно. Гарри уже открыл было рот, чтобы явить в мир своё веское слово, но был перебит главным участником сегодняшней встречи.

– Здравствуй, Гарри, мы рады тебя видеть. – Очень необычно, но улыбка Дамблдора была искренней и не наигранной. – Ты заставил нас немного поволноваться.

Молодой герцог в ответ тоже начал усиленно улыбаться, показывая всем, как он рад их видеть. В ответ на слова директора послышался еле слышный шёпот, профессор МакГонагалл сжала свои тонкие губы, а Грюм нацелил на него свой волшебный глаз.

«Так, – юноша внутренне приготовился, – а теперь наш эффектный выход».

Гарри слегка расправил плечи и чуть откинул голову назад. После чего подошёл к столу и занял свободное место. Когда сидевшие за столом увидели его лицо, наступило резкое молчание.

– Добрый вечер, профессор Дамблдор, – остальным Гарри лишь кивнул. – Я так понимаю, что все с нетерпением ждут моего рассказа. Причём с таким, что меня едва ли не насильно заставили, прошу прощения, пытались доставить в этот дом.

Юноша улыбнулся про себя. Он одним предложением сразу ограничил рамки своей частной жизни и личного пространства. Неудивительно, что после его слов сразу поднялся недовольный шум и градом посыпались вопросы. Однако молодой герцог по-прежнему старательно хранил бесстрастное выражение лица. Это был словесный поединок между ним и директором, остальные лишь мешали и были только для фона. Директор, судя по всему, придерживался такого же мнения, так как одним жестом прекратил шум и весь обратился в слух.

Гарри между тем спрашивал сам себя, почему было не выждать ещё один денёк. Его состояние тела, основательно ослабленное после ритуала, стремительно ухудшалось с каждой секундой. От ритуала он ещё явно не отошёл, а личные силы переоценил. На данный момент молодой герцог функционировал лишь на честном слове.

«Лучше бы я отсыпался в своей кровати, – с тоской подумал юноша, – а не сидел тут и не готовился врать с три короба».

Итак, дождавшись лёгкого жеста руки директора, после которого недовольный шум сразу смолк, Гарри перешёл к своему повествованию, упустив некоторые ключевые моменты. А именно: про кровное наследие своих предков, вторую фамилию, свою новоявленную дочь, путешествие к Брайану, разговор с Олливандером и проблему с волшебной палочкой. Снейп тоже помалкивал, отчего Гарри даже почувствовал лёгкое чувство благодарности к профессору зельеварения. В этот момент к присутствовавшим на собрании присоединилась Молли Уизли.

В целом же, со слов Гарри, он просто немного погостил у родственников, соскучился в одиночестве, а затем пошёл в Гринготс снять денег. Там ему сказали о наличии собственного дома, куда он и решил переехать. Далее поход в ресторан, встреча со всеми – и вот он здесь.

Под конец своего повествования юноша сделал умышленно простоватый вид и не стал заострять внимание на своей одежде и внешности. Естественно, директор Хогвартса ему не особо поверил, однако обратил внимание на другие моменты.

– Гарри, надеюсь, ты понимаешь, что не должен был так делать? – директор начал с очень мягкого и ласкового тона. Впервые молодой герцог почувствовал эти нотки в голосе директора: складывалось ощущение, будто тот общается с очень эмоционально нестабильным человеком. Почувствовал и устыдился самого себя – дожили. Вот, значит, о нём какого мнения.

Делать было нечего, к тому же вечерело, поэтому молодой герцог лишь моргнул своими вызывающими золотыми глазами, а затем с доброй улыбкой на лице пожал плечами.

– Директор, я лишь решил начать думать своей головой, – Гарри спрятал свою улыбку и внимательно посмотрел на всех, чтобы увидеть какое впечатление произвела его реплика.

Реакция людей была предсказуема.

– Мальчишка, что ты понимаешь в этой жизни! – это прохрипел Грозный Глаз. – Ты даже не представляешь, что сейчас творится!

– Как же ты мог так уйти, Гарри, мы так за тебя волновались, – начались причитания Молли Уизли.

Юноша не позволил лишним эмоциям отразиться на лице, но ситуация совсем не радовала. Его что, в самом деле держат за какую-то овцу в стойле?

– Гарри, мы искали тебя несколько дней, – встрял неизвестный человек с короткими седыми волосами.

– Может, дадите ему сказать? – Сириус ринулся в поддержку своего крестника. – Или будете атаковать его все скопом?

Ему кто-то начал возражать. Чарли и Билл лишь нахмурились. А Артур виновато посмотрел на свою жену (как выяснилось позднее, мистер Уизли был тоже в немилости, попытавшись провести в доме электричество, – подвал и самого мистера Уизли восстановили лишь сегодня.)

– Поттер, вы стали слишком много себе позволять, – реплика профессора МакГонагалл отличалась особой строгостью. – Вы хоть представляете, сколько людей вас искало и сколько времени?

Профессора по трансфигурации Гарри слишком уважал, поэтому решил просто проигнорировать её фразу. В конце концов, Минерва Макгонагалл не в курсе многих деталей и не может судить о возникшей ситуации объективно.

Самое интересное, что зельевар в этой необычной ситуации сидел молча и, видимо, пытался не привлекать к себе внимания.

Молодой герцог мысленно сосчитал до десяти, потом прикинул, что он напишет Брайану, вспомнил, что надо бы накормить Анну-Марию и поинтересоваться у Джумби, когда, наконец, его дом перестанет напоминать полигон после испытания ядерного оружия. Юноша слегка дёрнул плечом и встал со стула.

– Профессор, – молодой герцог сделал удивлённый вид, – а если человек хочет побыть один и просит дать ему возможность побыть в одиночестве, то зачем делать всё с точностью до наоборот?

– Гарри, – профессор Дамблдор, видимо, понял, что его ученик не особо вслушивается в то, что ему сейчас говорят, и потому решил взять ситуацию в свои руки, – я понимаю, что тебе очень не хочется возвращаться к своим тёте и дяде. Но, поверь мне, так нужно. Я даю тебе свою слово, что в конце июля мы заберём тебя, и ты сможешь провести остаток каникул здесь.

– А если я не захочу возвращаться? – Гарри сказал это умышленно безмятежным и безразличным тоном. – Может, у меня своих дел хватает? Об этом кто-нибудь подумал?

– Гарри, милый. Какие у тебя дела? – встряла Молли Уизли. – Я бы очень хотела, чтобы ты сейчас остался с нами, но ты должен послушать, что тебе говорит профессор Дамблдор.

– То есть мнение парня уже никому не интересно? – саркастически вклинился в разговор Сириус.

– Но это обязательно. И так нужно, – мгновенно приготовилась к бою Молли. – Ты это знаешь не хуже меня.

Гарри лишь вздохнул. Судя по всему, вариант, когда у него были свои планы на собственное будущее, никому не приходил в голову.

– А может, для начала стоит объяснить ему, что это вообще за место? – Гарри получил неожиданную поддержку от мистера Уизли. – Иначе мы поступаем не совсем честно.

– Гарри, – Дамблдор опять обратился к своему ученику максимально доброжелательным тоном, – я тебе обещаю: мы заберём тебя в конце месяца и расскажем всё об этом месте. Но… сейчас ещё не время, пока не время. Поверь мне на слово.

– То есть то, что тут находятся его друзья, это нормально, – начал заводиться Сириус, удостоившись сурового взгляда от директора, – а моего крестника надо обязательно тащить назад к этим полоумным маглам?

– То есть Рону с Гермионой здесь находиться можно? – пробормотал юноша так, чтобы его все услышали. – Как всегда, я как в изгнании. Просто замечательно.

Молодой герцог вздохнул и посмотрел в окно. На улице было пустынно, за исключением нескольких человек в тёмной одежде, которые почему-то внимательно следили за домом. Нехорошее предчувствие кольнуло Гарри. Директор между тем посмотрел на свои необычные часы с одиннадцатью планетами и слегка кивнул Грозному Глазу.

Молодой герцог понимал, что в очередной раз ищет приключений на свою пятую точку. Сейчас стоило окончательно расставить все точки над «i» и идти назад в свой особняк. Всё равно остановить его никто не сможет. Вот только нужно было завершить разговор как-то… грациозно и без лишних взаимонепониманий. Да и, пожалуй, вести себя стоит менее вызывающе. Всё равно на Дамблдора отсутствие лишних эмоций не особо подействовало – он даже не заметил изменений в юноше.

Пока Гарри Поттер обдумывал над «грациозным концом» переговоров, события стремительно развивались дальше.

– Итак, мальчик, сейчас ты пойдёшь со мной к своим родственникам, – суровым голосом прохрипел Грозный Глаз. – Пора слушаться старших.

Все планы юноши касательно более мягких переговоров и более спокойного поведения рухнули как карточный домик. Прямую агрессию он терпеть был не намерен и начал заводиться.

– А если я не пойду? – молодому герцогу начала нравиться эта игра. – Примените силу?

– Аластор, – предупреждающе сказал Дамблдор.

Однако Грюм, кажется, был сильно обеспокоен столь явным покушением на его репутацию самого сурового аврора. Он с невероятной для его деревянной ноги скоростью вскочил из-за стола, подбежал к Гарри и крепко схватил его за предплечье. Прошло несколько секунд.

– Аластор, – на этот раз в голосе Дамблдора были явно слышны приказные нотки. – Отпусти его руку.

Старый аврор подчинился и отошёл от молодого герцога. Все сидевшие за столом переглянулись. Дамблдор внимательно посмотрел на юношу. Гарри вздохнул и устало потёр глаза. А затем сказал совершенно лишнюю фразу, чем только сделал себе хуже.

– Никто не может умышленно или неумышленно перемещать главу рода без его личного на то согласия, – молодой герцог ухмыльнулся. – Поэтому, профессор Дамблдор, сейчас мы на более-менее равных условиях. Я же просил учитывать и моё мнение. По-моему, я прошу не так много.

– Гарри, дорогой, – неуверенно начала Молли, – ты что-то путаешь. Ты не можешь быть главой рода, ты ещё лишь школьник и к тому же несовершеннолетний.

– Ну почему же, – юноше очень не хотелось этого делать, но он не смог удержаться. – Это даже обидно, когда тебя считают столь незначимым человеком.

Нацепив на лицо надменную маску (главное, не перестараться, а то от всех этих ухищрений Гарри давно вспотел), слегка откинув мантию и выставив ногу вперёд, он вытянул руку, на которой были одеты кольца.

– Гарри Джеймс герцог Певерелл-Поттер к вашим услугам, господа и дамы. – Юноша сцепил пальцы в замок. – Собственной персоной.

Возможно, даже Станиславский не смог бы употребить в этот момент свою коронную фразу. Уж больно значительно и необычно выглядел со стороны Гарри в этот момент. Резкому и синхронно наступившему молчанию за столом мог бы позавидовать любой режиссер, ставящий заключительную сцену ”Ревизора”.

«Это я перегнул палку, – между тем подумал юноша. – И не жилось мне спокойно... Сам же хотел это скрыть до поры до времени и сам же все и разболтал. Ну и что теперь делать?».

Пока Гарри Поттер собирался с мыслями и придумывал следующую искрометную фразу, ситуация разрешилась без его участия. Крик за окном Avada Kedavra и вспышка зелёного света будто послужила своеобразным сигнальным знаком. Все сидевшие за столом выхватили волшебные палочки и ринулись вон из кухни.

– Гарри, чтобы не случилось, оставайся здесь, – директор внимательно и без улыбки посмотрел на юношу. – Извини, но выйти ты не сможешь. Скоро мы все вернёмся и договорим. Северус, проследи, чтобы он остался здесь.

Сказав это, Дамблдор спешно выбежал за остальными.

– Я скажу остальным, чтобы остались дома. – Молли подошла к Северусу. – Гарри, тебе, наверно, лучше подняться наверх к Рону и Гермионе.

Молодой герцог пожал плечами, а затем спокойно сел за стул и пододвинул к себе чашку с чаем. Молли несколько секунд смотрела на него, а затем вышла из кухни. Снейп, напротив, сделал шаг по направлению к юноше. Странное спокойствие и молчание его ученика было слишком подозрительным.

Для Гарри его собственное поведение было тоже достаточно неожиданным. Вся злость и взбудораженность резко улеглись, от плохого самочувствия не осталось и следа, а в голове наступила блаженная пустота и ясность мысли. Юноша почувствовал, как его переполняет сила и желание действовать.

«Значит, сиди тихо и жди? – Гарри двумя глотками выпил чашку крепкого чая и резко поднялся со стула. – Сижу и жду. Даже словечка против не скажу».

– Мистер Поттер, – раздался резкий голос зельевара, – позвольте полюбопытствовать, куда вы собрались?

– Пойду навстречу, – Гарри ухмыльнулся, – может, что нового узнаю.

– Глупый мальчишка, – прошипел зельевар, – ты думаешь, это всё шутки? Хочешь пойти и бессмысленно положить свою голову? Ведёшь себя, как твой папаша?

– Я даже не знал своего отца, – спокойно пожал плечами Гарри. – Больше скажу. Я его даже не видел. Как меня после этого можно с ним сравнивать? И отойдите с моего пути, сэр.

Зельевар напрягся и вплотную подошёл к юноше. Сравнение было невыигрышным. С одной стороны Гарри Поттер, чей вес был около сорока пяти килограмм при росте около метра шестидесяти, а с другой стороны Северус Снейп, который был на голову выше и раза в два тяжелее. Правда, юношу это ничуть не смутило. События последних дней, постоянные нервы, стрессы, приключения, ритуал – кровь у юноши буквально закипела и требовала выхода энергии. Гарри отлично понимал, что поступает глупо, неадекватно и просто нелепо. Но поделать с собой ничего не мог. В нём опять начала подниматься та же сила, которая проявилась в критический момент в конце четвёртого курса.

По телу, начиная с ног, пошли электрические разряды, мышцы стали словноиз стали и наполнились силой, появилась уверенность в собственной непобедимости, спокойствие сменилось непонятной радостью и решимостью. Сейчас остановить собственное тело, которое начало производить бешеное количество всех возможных и невозможных гормонов, Гарри бы не смог, даже если бы очень захотел.

– Сэр, – Гарри подошёл к зельевару и упёрся плечом ему в грудь, – в последний раз прошу: уйдите в сторону.

– Поттер, – взбешённый зельевар достал волшебную палочку, – это ты сделал зря. Ты можешь не уважать директора, но позволять себе подобное поведение со мной не следует. Меня тебе бояться стоит…

Услышать финальную фразу Снейпа Гарри было не дано. Вся его энергия словно сконцентрировалась в солнечном сплетении, и затем произошёл взрыв. Как и в прошлый раз, возникло такое ощущение, словно мощнейшие потоки магии хлынули в его тело. Возможности его тела опять стали запредельными. Юноша слегка отвёл плечо назад и резким круговым движением ударил зельевара грудью. Сила удара была такова, что Северус отлетел на несколько метров и основательно приложился об стенку. Послышался глухой удар и звук падающего тела.

Гарри в несколько скачков вылетел в коридор и столкнулся нос к носу с Флер, Роном и Гермионой.

– Гарри? – удивлённо воскликнула Гермиона. – Ты здесь?

– Гарри? – ещё больше удивился Рон. – А почему нам не сказали, что ты здесь?

– Гарри, – у Флер тон был злой, – что тут происходит?

Юноша остановился и долгим немигающим взглядом обвёл присутствующих. Затем он вытащил свою белую волшебную палочку и подошёл к выходной двери.

– Сидите тут, – юноша приоткрыл дверь, – у нас там идёт взрослая и непонятная игра. Флер, если что, я рассчитываю и надеюсь на тебя.

Игнорируя вопросы, юноша выбежал на улицу и закрыл за собой дверь. Из дома напоследок послышался громкий крик Молли Уизли, яростный ор Рона и голос Флер.

Коллаж к главе — http://s43.radikal.ru/i102/1208/0d/6b3697af21b1.jpg



Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
ErutanДата: Понедельник, 27.08.2012, 12:03 | Сообщение # 237
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Allex в коментах на ПФ написал что в переправленном фике у гарри не будет 4 рук, ура товарищи biggrin
 
NomadДата: Понедельник, 27.08.2012, 12:12 | Сообщение # 238
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Quote
Allex в коментах на ПФ написал что в переправленном фике у гарри не будет 4 рук, ура товарищи

А будет шесть? tongue



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
Mr_FalconДата: Понедельник, 27.08.2012, 13:37 | Сообщение # 239
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Erutan, так автор уже давно решил, как только собрался переписывать, что 4 рук не будет, непрактично знаете ли =) но есть и свои плюсы=)


Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
Mr_FalconДата: Понедельник, 27.08.2012, 13:41 | Сообщение # 240
Warrior of conscience, honor, will and force
Сообщений: 127
« 16 »
Nomad, это не человек-дракон, а человек-паук тогда какой-то получится=)


Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.
Честь – это невидимая кость, которая не позволяет сгибаться шее.
Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и кровь дракона (Thriller/Action/Humor/Adventure +NEW 29 глава (от 28.05.13))
Поиск: