Армия Запретного леса

Пятница, 27.05.2022, 09:40
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 21
  • 1
  • 2
  • 3
  • 20
  • 21
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
Отражённый блеск
alexz105Дата: Вторник, 02.10.2012, 13:28 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Название фанфика: Отражённый блеск
Автор: alexz105
Бета : senezh до 69 главы, Famirte c 70 главы
Гамма: senezh до 69 главы
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП и все-все-все.
Жанр: AU, ООС, приключения
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Сиквел к фанфику "Гарри Поттер и темный блеск". Не важно, что они найдут. Не важно, как они вернутся. Важно, что они никогда уже не будут прежними...
Предупреждения: ООС, глубокое AU, не в Хогвартсе
Диклеймер: всем владеет Ро




Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 02.10.2012, 13:49 | Сообщение # 2
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Пролог.
- Так! На сегодня все! Экономический совет может идти. Помощников прошу задержаться.
Несколько чиновников в темных мантиях вышли за дверь. Остались только свои.
Имевшие весьма бледный вид Люциус Малфой и Билл Уизли сидели в углу и нетерпеливо кусали губы. Они только что прибыли из Хогвартса, где осматривали место взрыва, и ворвались прямо на совещание. Люпин немедленно выставил всех лишних из кабинета.
- Что там случилось? – голос временного главы Эй-Пи выдавал неподдельное волнение. – Это то, чего мы боялись?
- Хуже! – хриплым голосом отозвался Малфой. Билл сокрушенно кивнул, подтверждая его слова. – Арки больше нет! Она просто взорвалась! Всю школу пришлось срочно эвакуировать, потому что под ее фундаментом непонятно как образовалась огромная воронка. Один из углов замка висит прямо над ней и просто чудо, что весь Хогвартс не провалился туда в первый же момент. Сейчас удалось подвести своды цокольного этажа к этому углу, но опасность не миновала. Если здание выдержит еще пару суток, то, может быть, удастся избежать обрушения.
- А… следы? Что-то осталось после взрыва? Осколки какие-нибудь? Есть хоть какая-то зацепка, которая помогла бы понять, что произошло и… Нет ли жертв?
Билл поднял с пола мешок, который принес собой, и вынул из него изуродованный почти до неузнаваемости кусок металла.
- Что это? – Люпин взял в руки искореженную вещь, пытаясь понять, что это такое. – Так это же…
- Омут Памяти, - мрачно договорил Малфой.
- Но ведь Поттер…
- Мы не знаем, был ли у Гарольда такой же, но совершенно точно известно, что подобный Омут похитил Фламель из кабинета профессора Макгонагал.
- А… - повернулся к Биллу Люпин.
- Минерва не смогла его опознать.
Ремус решительно кивнул головой.
- К Невыразимцам! Пусть снимут магические следы и всё, что там еще можно узнать по этим обломкам.
Малфой встал, взял искореженную чашу и вышел из кабинета.
- Как он? – спросил Люпин у Уизли.
Билл мрачно кивнул.
- Ничего, держался. Только руки у него тряслись сильно. Пока не убедились, что человеческих останков там нет, он готов был ногтями обломки царапать.
Люпин побарабанил пальцами по столу.
- Эльфийка из Поттер-мэнора сообщила, что у них все тихо. Арка цела. Да только мне известно, что Гарольд снимал с нее какие-то части. И пригодна ли она для возвращения - неизвестно. Давай, посылай туда кого-нибудь из своих армейцев. Пусть наблюдают. Я дам портключ, который мне оставил Поттер.
Бывший оборотень, а ныне руководитель Эй-Пи и временный глава правительства, встал, открыл сейф и, протягивая Биллу медальон на цепочке, невесело заключил:
- Полгода ожидания закончились неприятным сюрпризом. Надо думать, что делать с магическим миром. Видимо, пора свыкнуться с мыслью, что и похищенные маги, и сам Поттер в ближайшее время к нам не вернутся.
- Уходя в Арку, Поттер приказал ждать! – возразил Билл.
- Ждать – не значит бездельничать. Надо заканчивать переселение магов и поскорее вводить в полном объеме статут Секретности. Магический мир еще никогда не был так доступен и уязвим, как на протяжении этих шести месяцев. Собери завтра командиров отрядов, а я поручу Малфою ускорить выделение земель под застройку вокруг обоих мэноров. Мы слишком долго ждем и слишком мало делаем.
- И где-то сейчас Поттер? – задумчиво произнес Билл, наматывая на палец цепочку портключа.
- Вот именно. Где?



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
KoraanДата: Вторник, 02.10.2012, 15:47 | Сообщение # 3
Высший друид
Сообщений: 918
« 109 »
Урря, товаррищщи!!
Ага? happy



При плохой игре нужно иметь хорошую мину. И лучше не одну.

 
Set_SeverДата: Вторник, 02.10.2012, 17:37 | Сообщение # 4
Командующий NERV
Сообщений: 232
« 65 »
Зерг гут:) А то пока читал первую часть всё опасался, что продолжения может и не быть.
 
alexz105Дата: Вторник, 02.10.2012, 23:49 | Сообщение # 5
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 1.
Широкая река быстро несла свои бурные воды. Каменные берега, вылизанные водой до зеркального блеска, отражали черно-фиолетовое небо с редкими зеленоватыми облаками. Из-за этого казалось, что поток оторван от земли и несется по невидимому акведуку.
Что-то с этой водой было не так. Добби категорически отказался зачерпывать ее и использовать для питья. И сам Гарольд чувствовал в ней присутствие чего-то чуждого и враждебного. Он вытащил палочку Блэков, сделал круговой пасс и потянул её вверх. Неохотно отделившись от потока, в воздух всплыл шар мутной воды. Он немного просвечивал, и в его глубине угадывалось какое-то движение. Пытаясь рассмотреть подробнее, Гарольд приблизил шар к своему лицу, и Добби тут же предостерегающе пискнул. Но Поттер и сам уже понял, что это опасно, и резко отбросил мутный пузырь в сторону.
- Фу! Мерзость! – с отвращением следя за тем, как сфера скрывается в общем потоке, произнес он.
Это была не вода. Это был сгусток каких-то полупрозрачных существ, с непостижимой быстротой копошащихся и будто бы слипшихся друг с другом. И существа эти были хищными и опасными, почувствовал Гарольд. И не только он. Добби смотрел на реку, как будто что-то вспомнил. Что-то неприятное и гадкое.
- Знаешь, что это?
- Добби помнит, но плохо. Это хищная слизнянка. Она питается всем, что в нее попадает.
- Слизнянка, говоришь? Ну и что мы будем делать? Нам надо на ту сторону, а мои заклинания левитации не работают.
- Добби пытается вспомнить, но пока ничего не получается.
- Ладно. Время у нас есть. Заночуем здесь. Делай пещеру. Надо дать отдых аргамакам.
Гарольд поднялся вверх по склону и вывел из-за кургана двух лошадей. Точнее, они были лишь похожи на лошадей. Или лошади на них. Аргамаками он нарек их сам, вспомнив название древних лошадей из какой-то книги о Средней Азии. Потому что назвать обычным конем существо, которое везет на себе всадника и двести фунтов груза, делая по восемьдесят миль в день, язык не поворачивался. К тому же на них лежал явный след магического происхождения. Свечение силуэта в темноте, форма спины, удобная для всадника без всякого седла, способность видеть ночью, эти их фантастические прыжки по пятнадцать-двадцать ярдов с отчетливым зависанием в воздухе. Все это указывало, что когда-то эти звери носили на себе других хозяев. Возможно, бывшие наездники были и творцами этих великолепных животных. Возможно, ими были древние эльфы или Старшие, как их начал звать Добби.
Две недели в подземелье эльфов и два пройденных мира здорово изменили слугу Гарольда. Это был уже совсем не тот домовик, с которым он отправился в путь. Он превратился в наследника ныне ушедшего великого народа: его сила медленно оживала в одном из последних потомков вымершей расы, обладающем ретропамятью. Впрочем, обязанности свои эльф-репатриант выполнял добросовестно, не пытаясь переложить их на своего господина.
А вот взаимоотношения… Тут изменилось многое. Вся скрытая информация от новой магической среды сначала поступала к Добби, а потом уже через него усваивалась Гарольдом. Причем многое оставалось для человеческого мозга недоступным и непостижимым. Разные ментальные основы не позволяли полностью перевоплотиться в эльфа, и Гарольд становился все более зависим от стремительно растущих знаний и умений своего слуги.
К тому же многое из людской магии здесь не работало совсем. Например, отказал Левиос, так что летать Гарольд теперь не мог, а левитация вещей работала неустойчиво и ненадежно. Предметы отказывались копироваться. Невозможно было сотворить даже глотка воды. И что самое неприятное - в последнем мире полностью пропала способность к аппарации. Видимо, изменилось само пространство, и в нем теперь надо было применять совсем другую магию.
В общем, неприятных моментов добавилось, а решение задачи уводило путешественников все дальше и дальше от точки входа.
Гарольд остановился неподалеку от берега коварной реки, осматриваясь. Впереди с шумом осыпались камни, и домовик, выглянув из образовавшейся расселины, позвал хозяина и вновь скрылся в ее глубине. Пещера получилась стандартной. Добби всегда делал такие. Ярдов десять глубиной, с узким входом. Световая пика еще дымилась в руках у эльфа.
Гарольд снял с аргамаков ношу и занес ее в еще горячую пещеру. В этих четырех тюках была еда, питье. Хранилось в них и оружие, которым удалось разжиться в эльфийском подземелье. Он махнул рукой, и умные животные побрели на отдых, выщипывая по дороге какие-то желтые пучки травы, пробивавшейся через каменистую землю. Ночных хищников они почему-то не боялись, и для юного мага это было загадкой.
Как из-под земли появился Добби. Он сохранил способность к эльфийской аппарации, но жаловался на головную боль и слабость, если приходилось ей пользоваться много раз подряд. Домовик решительно взялся за распаковку тюков, как обычно, не подпустив к ним хозяина. Для Гарольда оставалось тайной, почему он сам не может залезть в тюки и взять то, что ему нужно. Все подобные попытки решительно пресекались домовиком, причем весьма неожиданными способами. Юный маг поворчал и в итоге оставил эльфу все дела, связанные с вещами и продуктами, лишь выражая ему свои пожелания по тем или иным вопросам.
Добби стоял над мешками, всем своим видом предлагая хозяину прогуляться, пока он приготовит пещеру для отдыха. Гарольд молча повернулся и вышел наружу: еще следовало разбросать вокруг их временного приюта охранные чары и сигнальные заклинания. А так же заложить ловушку прямо перед входом: нападение песчаного черта на краю пустыни было еще слишком свежо в памяти. Управившись с этими делами за три четверти часа, он вернулся к пещере и увидел распахнутый полог - это было традиционным приглашением войти. С предвкушением отдыха юный маг шагнул в немудреную роскошь походного жилища.
* * *
Главный жертвенник был погашен и уже остыл. Ночные фиолетовые тени сгустились в углах трапезной. Несколько женщин расстелили вокруг каменного стола свои красные плащи и, оставшись в тонких каласирисах, степенно ужинали, строго по рангу передавая друг другу блюда на подносах из жестких глянцевых листьев и напитки в каменных чашах.
- Мать Хранительница вызвала сегодня Стража западных врат и приказала отрезать ему два пальца на левой руке, - сообщила крупная седовласая дама с резкими чертами лица.
Молодая девушка поперхнулась питьем. Соседка снисходительно хлопнула ее по спине.
- Кулема! И что в тебе разглядел Оракул? Вы новенькие - все такие уродки!
- Сестра! Тебе не по рангу обсуждать решения Оракула. Придержи язык! – оборвала ее седая. – А ты ешь аккуратнее. У нас не так много еды, чтобы плевать ею за столом!
Ту, которую назвали сестрой, испугано замолчала, а новенькая закивала головой, вытирая брызги с камня.
- Так вот, - продолжала седая, - я не удивлюсь, если на днях объявят новое ристалище. Новеньких много, сортировка идет медленно, а кормить их нечем. Боги поручат самому провидению решить, кто достоин жизни, а кому пора петь последний гимн! Вина Западного стража заключалась лишь в том, что его козлоногие подопечные сумели вылезти за ограду и украли на жоме сосуд с маслинами. Воров поймали на две солнечных ступени позже восхода. Их четверо и все они из последнего каравана. Один - здоровый такой. Казнят, я думаю, двоих из них. Оставшихся отдадут нам. Сестра, приготовишь ошейники и клейма. Клеймить будет новенькая.
- Я? – испуганно вскинулась та.
Женщины вокруг грубовато рассмеялись.
- Это самое простое поручение. Есть дела и посложнее. Будешь исправно служить, года через два перейдешь на службу к Матери. Ты даже не понимаешь, как тебе повезло, дуреха!
Спустя два часа, когда ее новые наставницы уже спали - каждая в своей нише, новенькая, скорчившись и прикусив пальцы зубами, беззвучно рыдала. Самым сильным и статным в партии пленных, которых пригнали месяц назад, был ее парень. Ее Гарри! Неужели схватили именно его?
- Гарольд, Гарольд! Где же ты? Нам так нужна твоя помощь! Мы тут все погибнем! Гарольд, ну приди, пожалуйста…
Грива густых каштановых волос рассыпалась по плечам девушки, вздрагивающей от сдавленных рыданий.
* * *
Гарольд проснулся и резко сел.
- Что? – спросил он громко.
- Что хочет хозяин? – по привычке вскинулся Добби.
Тот уже поспешно копался в шкатулке с артефактами. Он нашарил один из амулетов и прижал его к уху.
- Это Гермиона! Она плачет! – воскликнул он и усилием мысли попытался связаться с девушкой. Тщетно. Ватная тяжесть разлилась под веками. Голос подруги постепенно удалялся.
- Добби! Направление! – юный маг сунул амулет в ладошку домовика.
Эльф, тараща глаза, прохрипел:
- Добби старается, хозяин. Сейчас. Сейчас.
Голос Гермионы пропал окончательно.
- Ну? – спросил Гарольд жадно.
Эльф молчал, сжимая артефакт. Видимо, он пока еще что-то слышал или чувствовал.
- Добби сможет…
Поттер вскочил:
- Надо спешить!
Добби кротко напомнил:
- Ночь. Пустыня. Слизнянка. Черти.
- Плевать, отобьемся! Как знать, а вдруг за ночь их уведут еще дальше? К тому же связь очень странная - односторонняя и сработала только сейчас, хотя мы уже несколько часов на одном месте. Может быть, это они приближаются к нам?
Добби вздохнул и начал собираться. Было видно, что он не одобряет затею с ночным рейдом, но по привычке подчиняется.
Для начала следовало направить по ложному следу всех местных чудовищ, если они толкутся недалеко от пещеры. Гарольд снял входной щит и с левой палочки выпустил наружу световой фантом. Яркое пятно, внешне напоминающее человека, запрыгало по барханам, удаляясь в ту сторону, откуда они приехали. Буквально через несколько секунд ночной зверь, выскочив из мрака, свирепо накинулся на него.
- Конфудус! – луч с правой палочки нырнул во тьму и врезался в хищника, насевшего на мнимую добычу. Бесформенная туша опрокинулась на спину и добродушно взревела, подбрасывая световое облако над собой. Туча пыли закрыла сцену игры оглушенного песочного черта с фантомом.
- Ты готов, Добби? Он один и я попал в него с первого раза. У нас есть около получаса, чтобы перебраться через слизнянку. Придется пожертвовать еще одной пикой.
Но на самом деле пришлось пожертвовать не одной, а двумя пиками. Когда первый фиолетовый луч завибрировал, разделив течение странной реки, отрезанная часть, которая должна была по их замыслу скатиться вниз, начала сопротивляться и выбрасывать длинные щупальца в направлении остановленного потока. Прохода не получилось. Пришлось ставить ниже по течению еще одну пику и еще раз подрезать непокорный поток. Лишь тогда обнажилась полоска дна, по которой можно было пройти. А время безжалостно утекало, как песок сквозь пальцы.
Держа под уздцы обоих аргамаков, Гарольд, оскальзываясь на полированном камне, начал переход хищной реки. В этот момент с бархана раздался разъяренный рев: песчаный черт, опомнившись от Конфудуса, заметил, что добыча уходит, и огромными прыжками ринулся к рукотворной переправе. Его мохнатая туша и желтые горящие глаза стремительно приближались.
И они с Добби уже не успевали достать и зажечь третью пику, а две действующих остались на берегу, обеспечивая переправу. Гарольд рассвирепел. Это ублюдочное создание представляло реальную опасность, а для защиты от него ничего нет! Бросив узду, он выскочил между аргамаками и приближающимся чертом и отчаянным усилием вызвал свою анимагическую форму.
Незадачливый песчаный черт и не заметил, когда его добыча превратилась в огромного зверя с горящими зелеными глазами. Не успев ни затормозить, ни отклониться в сторону, он получил тяжелый удар когтистой лапой альфина и, извиваясь в воздухе, рухнул прямо в жадный поток слизнянки. Жуткий рев огласил окрестности. Черт прыгнул вверх, обнажая кровоточащие язвы, образовавшиеся там, где его лишь на мгновение коснулись полчища плотоядных слизней. Но вырваться было уже невозможно. С жадным чавкающим звуком петли слизнянки втянули его обратно в поток, и копошащаяся масса накинулась на желанную добычу. Громадную кошку передернуло от отвращения. Она отряхнула лапу и начала обратную трансформацию.
Переведя аргамаков через ложе хищной реки, Поттер оглянулся. Там, где нашел свою страшную смерть песчаный черт, виднелось лишь размытое пятно, от которого расползались быстро тающие струи темной крови. С сожалением поглядев на оставленные на том берегу световые пики, Гарольд подсадил Добби в седло и сел сам.
- Хозяин опять может превращаться? – задумчиво спросил эльф.
- Как видишь. Надо спешить, Добби! До рассвета осталось часа три. К восходу солнца мы должны быть в тридцати милях отсюда!





Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
АзрильДата: Среда, 03.10.2012, 00:35 | Сообщение # 6
РетроПаладин

Сообщений: 547
« 67 »
Ура!!!


Вся жизнь игра...(с)
 
ShtormДата: Среда, 03.10.2012, 15:52 | Сообщение # 7
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
у вот и продолжение. Будем следить за новыми приключениями. Ура!


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Четверг, 04.10.2012, 00:05 | Сообщение # 8
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 2.
Неяркая зеленая луна виднелась в небольшую отдушину крепостной темницы. Ее свет правильным четырехугольником медленно полз по стене, немного разгоняя мрак в каменном мешке.
- Вода осталась?
- Есть немного. Сейчас зачерпну.
Что-то стукнуло и заскребло по дну деревянного ведра.
- Держи.
- Убери свою руку с моего лба, Поттер! Твоя забота мне уже надоела!
- Ты весь горишь, Драко.
- Не твоё дело, - сердитый шепот прервался шумными глотками и стуком упавшей плошки, - за воду спасибо.
В углу завозился еще один обитатель камеры.
- В нашем положении болезни – не самое страшное.
- Не стони! Знали, на что шли, - отозвался еще один узник. Судя по голосу, он был уже в возрасте.
- Ну, допустим, знали. И что? Все равно тот магл умер. А нас казнят за воровство. У них тут с этим строго. Мужчины людьми не считаются. Мы – козлы вонючие. Рабы и поставщики семени для продолжения рода. Тут всеми делами бабы заправляют.
- А Страж?
- А что, Страж? Я так понял, что он тоже раб - просто имеет привилегии.
Помолчали. Потом пожилой позвал:
- Слышишь? Как тебя? Гарри, что ли?
- Чего?
- Слушай, а почему тебя твой дружок Поттером называет? Ты чего, Избранному родственник?
- Однофамилец, - помолчав, ответил Гарри.
- Чудно, - отозвался тот.
Квадрат на стене начал бледнеть. Близился рассвет. Гарри очень опасался, что он может стать последним в их жизни: головы казненных, насаженные на ограду, недвусмысленно свидетельствовали о практикуемых здесь способах борьбы с преступниками. Чисто машинально он наклонился и вновь пощупал лоб Малфоя. Тот что-то протестующее замычал.
Послышались шаги и бряцание амуниции. Под дверью налилась узкая полоска света, заскрежетал ржавый засов, и в распахнувшемся дверном проеме показались силуэты вооруженных людей.
- Встать, скоты!
Ослепленные светом факелов, пленники поднялись, пытаясь разглядеть вошедших. Воины в кожаных доспехах грубо подняли их, завернув руки за спину.
В камеру неторопливо вошел Страж западных врат. Называли его так вовсе не потому, что он лично сторожил какие-то ворота. Его должность носила это название с незапамятных времен, и первоначальный смысл ее был давно утерян. Сейчас в понятиях человеческого мира это был комендант города и шериф полиции в одном лице.
Несколько минут он рассматривал пленников, как профессиональный оценщик антиквариата или торговец одеждой. Все ли цело? Нет ли изъяна? Наконец Страж принял решение и мотнул головой. Позади него писец заскрипел стилом по глиняной дощечке.
- Этого здорового завтра выпустим против чернокожего. Рост подходящий. Посмотрим, как он будет воровать, получив трезубец в брюхо! Копье в руках держать умеешь, придурок?
Гарри понял, что обращаются к нему. Наградив Стража мрачным взглядом, он неопределенно пожал плечами. Впрочем, от него и не ждали ответа. Местный начальник уже стоял напротив бледного до синевы Малфоя, скулы которого украшали пятна нездорового румянца.
- Странно. Молодой, а волосы как будто седые. Такой должен заинтересовать прорицателей. Они обращают внимание на всякие врожденные уродства. Посмотрим, как он будет воровать, когда ему выпустят кишки ритуальным ножом. Решено. К Оракулу его!
Потом уже мельком Страж оглядел остальных.
- А этих двух – к жрицам. Посмотрим, как они будут воровать, прикованные к вороту колодца Надежды.
Пожилого мага и его товарища схватили и вывели из камеры. Драко и Гарри швырнули обратно на вонючие тюфяки. Дверь темницы захлопнулась.
* * *
Когда на горизонте появился первый силуэт далекой башни, Гарольд остановил летящих широким галопом аргамаков. Привстав в стременах, он оглядел окрестности в поисках укрытия: к цели стоило приблизиться незаметно. А в том, что перед ними именно цель, он уже почти не сомневался. Таких совпадений в этом малонаселенном мире быть не может.
Гряда, состоящая из холмов и скал, обнаружившаяся слева, его вполне устроила. Она тянулась до самого горизонта и, видимо, огибала этот город. Или замок. Гарольд решительно повернул туда.
Рассеченный мелким трещинами такыр под копытами аргамаков сменился на россыпь камней. Животные замедлили свой ход и начали осторожный подъем вверх на холмистую гряду, спотыкаясь на осыпающихся склонах. Он занял около двух часов, и когда они достигли вершины ближайшего холма, местное солнце цвета бутылочного стекла уже уверенно ползло вверх по небосклону.
Прямо под ними раскинулся огромный пыльный мегаполис - с величавым замком в центре и путаными закоулками окраин. Никакой системы в застройке заметно не было - банальная толчея крыш из грубой черепицы, сквозь которую лишь изредка пробивались чахлые кроны деревьев. Замок, видимо, построенный из известняка, выделялся на этом невзрачном фоне ярким белым пятном.
Все это быстро отметил про себя Гарольд, рассматривающий подходы к городу. Совсем рядом с холмами, на которые они взобрались, петляла ниточка дороги, по которой еле ползли повозки, запряженные… Показалось – ослами, но присмотревшись, Гарольд понял, что это полуобнаженные люди.
Странные экипажи тянулись к городской черте, где тракт пересекала грубая загородка, собранная из кольев, рядом с которой стояла большая серая палатка и виднелись несколько лошадей на привязи.
Стоп! Лошадей. Это как? Повозки тащат люди, а охрана ездит на лошадях? И кто у них тут соглашается на такую работу? Волочить много миль груз по горячей, как сковородка, пустыне? Гарольд начал подозревать, что люди делают это вовсе не по доброй воле. Неизвестно, как это все тут называется, но похоже, здесь процветает рабовладение. И нравы, судя по всему, жестокие. А что это за колья там, у палатки? Великий Мерлин! Да на них же человеческие головы!
Да. Если Гермиона, действительно, здесь, то ее вера в человечество должна уже серьезно поколебаться.
- Добби, надо сделать пещеру и как следует замаскировать ее. Въезд в город охраняется, но я туда и не пойду. Напрямик быстрее, и аргамаки не боятся бездорожья. Надо только разгрузить их. Вдруг нас ожидает плохой прием?
- Добби все сделает. Но если есть въезд, который охраняют, значит, по-другому в город не попасть, - пропищал домовик, съезжая с крутого бока своего скакуна.
Поттер озадаченно уставился на него. А ведь прав лопоухий! Зачем охранять, если можно подъехать с любой стороны? Он снова осмотрел подходы к городу. Вот оно. Тонкая ниточка опоясывала город со всех сторон. Палатка на дороге стояла как раз там, где она ненадолго прерывалась. Непонятно, что это такое. Ограда? Из дерева или металла? Не похоже. Подобраться бы поближе ночью и посмотреть, да времени жалко. Гермиона где-то близко, и надо надеяться, что остальные тоже здесь. Значит, пойдем по дороге. Хотя Добби лучше с собой не брать. Пусть наблюдает – мало ли что…
* * *
Гарольд легкой рысью приближался к въезду в город. Учитывая, что охрана вряд ли будет ему рада, юный маг дополнительно приготовился к встрече. Меч Поттеров опоясывал его бедра, а в качестве платы за въезд он взял с собой мешочек с драгоценными камнями, найденными в подземелье эльфов. Ну и, разумеется, обе палочки и кинжал Блэков. Для стражи уже была заготовлена легенда: он явился, чтобы наняться на службу местному правителю. Ей вполне соответствовал и его внешний вид, и наличие оружия. Добби до поры скрывался за ближайшим холмом, не теряя Поттера из вида. Домовик должен был подстраховать его в случае серьезных неприятностей. Поклажу и второго скакуна укрыли в пещере, которую эльф привычно соорудил в каменном чреве холма.
Его заметили издалека. Хрипло рявкнула какая-то варварская дудка и из-за палатки высыпало два десятка стражников с дротиками и короткими грубыми мечами наперевес. Они выстроились поперек дороги, предварительно согнав с нее пару повозок, выезжавших из города.
«А боевая готовность у них на уровне, - отметил про себя Гарольд, - значит, враги у города есть».
Однако надежда договориться по-хорошему еще оставалась. И это был бы самый простой способ попасть в город. Гарольд поднял руки вверх, показав пустые ладони, палочки из которых послушно скользнули в нарукавные карманы. Универсальный жест миролюбия, однако, не возымел на стражников никакого действия. Ряд воинов стоял, крепко вцепившись в свое оружие, и уступать дорогу явно не собирался.
«Зря вы это, ребята! Мне надо здесь проехать и я здесь проеду, сколько бы вас тут не стояло».
- Эй! Где ваш командир? Я хочу говорить с ним!
Перед строем показался приземистый кривоногий воин с шипастой дубиной, который гаркнул сиплым голосом:
- Чужеземец! Слезь с лошади и положи меч на дорогу!
Предложение Поттеру решительно не понравилось. Ага. Может быть еще и руки подставить под веревку?
- Я прибыл издалека в ваш славный город, чтобы предложить свою службу вашему повелителю!
Воины в шеренге начали переглядываться, пожимая плечами. Кривоногий опустил дубинку и оперся на нее.
- Так ты, может быть, знаком с нашим правителем? Так говори, не стесняйся!
Тон, которым это было сказано, совсем не понравился Гарольду, однако еще не все было потеряно, и он решил блефовать до конца.
- Нет. Лично не знаком, но слышал о нем много хорошего.
Лицо кривоногого исказилось, как будто он собирался чихнуть. Он хлопнул себя лапищами по коленкам и гулко загоготал. Его воины тоже заржали, тыча в Поттера грязными пальцами. Будто в какое-то диво дивное.
- Нет, ну вы видели его? Эти слуги Люктума нас совсем за дураков держат или сами поглупели от голода? Убирайся отсюда!
Тем временем у коновязи заставы шла вполне определенная возня. Воины, вооруженные луками и свернутыми веревками, споро усаживались на лошадей. Вот их предводитель махнул рукой, и отряд вскачь помчался по дороге. Пешие воины на дороге ловко отпрыгнули в разные стороны, пропуская всадников.
Гарольд понял, что миновать заставу мирно не вышло. Можно было проехать, применив силу. Но идея скрываться потом на кривых улочках враждебного города показалось юному магу слишком рискованной. К тому же, реакция стражников на его слова заставляла предполагать, что он слишком многого не знает.
«Буду брать пленника!» - мысленно сообщил он Добби и, повернувшись, пустил своего скакуна в галоп.
Всадники засвистели и заулюлюкали. Аргамак в ответ прибавил ходу, но Поттер придержал его. Они пронеслись сначала по пыльной дороге, а потом выскочили на каменистую равнину. Надо было увести стражников достаточно далеко, чтобы к ним не подоспела помощь. Для этого преследователи должны быть поверить в то, что они вот-вот схватят незнакомца.
Конный отряд растянулся по пустыне. Вперед сразу вырвался предводитель на отличном тонконогом коне, а вот лошадки других воинов были явно похуже и сильно отставали. Гарольд хладнокровно держал дистанцию в восемь-десять корпусов, уводя командира всадников все дальше за собой. Правой рукой он держал повод, а левая сжимала черную палочку Блэков.
Наконец свистнул аркан, и тугая петля охватила грудь Поттера. Предводитель стражи резко осадил своего коня, рассчитывая сдернуть незнакомца на землю.
- Инкарцеро! – черные веревки выстрелили за спину Гарольда и прикрутили хозяина аркана к собственному седлу. Поттер ударил пятками в бока аргамака и тот полетел. Двойная связка из простой и магической веревки натянулась как струна. Могучий зверь под седлом юного мага паровым буксиром поволок вперед своего более слабого сородича с привязанным всадником на спине.
Вопль ярости и страха донесся от безнадежно отставшего отряда. Учитывая местные нравы, можно было предположить, что за пленение командира незадачливых подчиненных ждет суровое наказание. Но стражники уже не могли что-либо исправить. Их кони были не в силах продолжать гонку по адской топке пустыни и останавливались один за другим. Связанные между собой всадники последний раз мелькнули на гребне пологого холма и скрылись в знойном мареве. Все было кончено.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
KoraanДата: Четверг, 04.10.2012, 02:21 | Сообщение # 9
Высший друид
Сообщений: 918
« 109 »
Пока прочел только первую главу. Удивил один момент:
"оставленные на том берегу световые пики" - Добби может аппарировать. Почему ему не вернуться за пиками?



При плохой игре нужно иметь хорошую мину. И лучше не одну.

 
alexz105Дата: Четверг, 04.10.2012, 09:32 | Сообщение # 10
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Koraan, Да фиг его знает. Сам удивляюсь)))
А если серьезно, то ответ будет немного дальше. Но будет обязательно.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Четверг, 04.10.2012, 15:16 | Сообщение # 11
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
alexz, ту ты и придумал мир. Что же все вокруг такое кровожадное: реки, люди. Кстати когда прочитал по эту субстанцию в виде речки стразу вспомнил биомассу из фильма "Через тернии к звездам". Там такая же биомасса была плотоядная.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Четверг, 04.10.2012, 15:46 | Сообщение # 12
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Эх, где только люди не живут)

То была биомасса, а это - плотоядные слизни. Перекликается с каноном, кстати. Там кто-то для Стебль делал настойку для опрыскивания от подобных тварей)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 05.10.2012, 23:50 | Сообщение # 13
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 3.

Примерно через час Драко забрали двое стражников. Один схватил его за волосы и потащил к выходу, а второй наотмашь ударил вскочившего Гарри и приставил ему нож к горлу. Упав на спину и остро ощущая свою беспомощность, Поттер смотрел, как уводят Малфоя.
Спустя еще час ему принесли еду и ведро с водой.
- Жри! Через полступени за тобой придут.
Гарри уже знал, что солнечная ступень - это местная мера времени. Солнечные часы загадочной конструкции, располагавшиеся на площади, были оснащены отражавшими свет зеркалами, которые и называли ступенями. Всего ступеней было восемь, исходя из чего Гарри заключил, что каждая может соответствовать примерно полутора часам. Или двум – чувство времени он давно уже потерял.
По темнице распространился соблазнительный аромат. Гарри с недоумением поковырял еду в плошке. Странно. Ему принесли пищу из котла стражников – некое подобие каши с мясом, плавающей в жиру. Правда, все перченое – в рот не взять, но это же настоящая еда! Быстро очистив плошку и залив пожар во рту ковшиком воды, Гарри принялся раздумывать о том, что услышал во время утреннего визита Стража.
Его выпустят против какого-то чернокожего. От которого у него есть все шансы получить удар трезубцем в живот. Скверно. Ох, как неохота помирать. Еще страж сказал про копье, значит, ему тоже дадут оружие. И что? Надо будет убить этого чернокожего, чтобы спасти свою жизнь? Как же мерзко устроен этот мир!
Гарри вспомнил, как их пригнали в город…
…выжженная палящим зеленым солнцем глина на площади была утоптана до каменной твердости. Худые, заросшие грязными лохмами и бородами пленники затравлено озирались по сторонам. Местная охрана, состоящая только из мужчин, сменила всадниц на лошадях, которые неделю гнали их сюда от самого выхода из подземелья.
Легче не стало. Охранники смотрели на вновь прибывших с ненавистью и страхом. Окружившая их со всех сторон толпа мрачно переговаривалась. И только подошедший Страж громко сказал с досадой:
- Куда их столько? Только что последних рассортировали… Заводи давай!
А потом их целый месяц держали в специальном бараке за оградой. Каждый день кого-то уводили, как оказалось - навсегда.
Потом кого-то из пропавших заметили запряженными в повозки с бочками для воды. Еще двое замелькали среди стражников. Шептались, что кого-то отправили на ворот Надежды. Это был городской колодец на территории Храма, которым ведали жрицы. Другой воды в городе не было, и рабы храма день и ночь посменно крутили огромные колеса, поднимавшие из подземелья тяжкие бадьи с ледяной влагой. Говорили, что больше трех сотен дней там продержаться нельзя: храмовые рабы регулярно умирали от истощения и непосильной работы.
А потом начали говорить, что в городе кончается продовольствие. И без того скудная кормежка стала совсем плохой. Вдобавок ко всему у пленников стали распухать суставы и выпадать зубы. Первым этой странной болезнью заболел магл, который представился учителем. Гарри подозревал, что болезнь его заразная, но стража и сами заключенные проявили к этому вопросу полное равнодушие. Больных от здоровых никто так и не отделил. Прошел слух, что от этой лихоманки здорово помогают странные плоды, похожие на маленькие черные шишки, которые росли на трех неохватных деревьях у самой храмовой стены. Вот за ними-то как-то ночью они и отправились. Охраняли пленников не очень строго, потому что бежать из города было некуда - вокруг на четыре дня конного пути ни кустика, ни колодца. Справились они тогда на удивление быстро: кувшин с темными мелкими ягодами стоял прямо под заветными деревьями. И даже вернулись. Только вот в сосуде оказались не плоды неизвестного дерева, а просоленные до горечи маслины. Их разделили по-братски и, давясь, сжевали – все же какая-то еда.
Магл-учитель в ту же ночь умер. А утром их схватили и бросили в этот каменный мешок. Пожилой сказал, что без доноса не обошлось…
Заскрежетала дверь темницы.
- Выходи!
Странно, но руки связывать не стали. Гарри покорно поплелся за стражником, а его напарник топал сзади, поторапливая пленника уколами копья в спину.
Бесконечные каменные коридоры привели в помещение, похожее на конюшню. Длинный проход и на обе стороны - деревянные двери загонов. Поттера затолкали в первую же приоткрытую дверь и заперли снаружи.
- Сиди и жди! За тобой придут. Может быть, ты уже сегодня узришь Мать Прародительницу. А может быть, тебе и повезет. Хотя вряд ли!
Презрительный смех и шаги стражников удалились и затихли.
* * *
Чтобы сбить возможную погоню со следа, он сделал изрядный крюк и вернулся на холм, лишь когда начало вечереть и длинные тени скал стали совсем черными.
Гарольд слез с аргамака и направился к пленнику. Да… укатали сивку крутые горки! Изящный конь предводителя стражи был весь в мыле и раздувал бока, как кузнечные меха. Магические веревки попортили его атласную шкуру, а ноги были сбиты в кровь острыми камнями, о которые он постоянно спотыкался.
- Фините!
Как только магические путы исчезли, пленник кулем свалился прямо на Гарольда.
- Да чтоб тебя! – выругался тот, подхватывая его и опуская бесчувственное тело на землю.
Поттер забрал меч стражника и похлопал его по бокам, проверяя, нет ли при нем другого оружия. А потом присел на плоский камень и стал смотреть, как подбежавший Добби хлопочет над телом. Домовик быстро развязал грубую шерстяную накидку, раздернул в разные стороны ворот рубахи и вдруг испуганно ойкнул.
- Что такое?
- Хозяин! – уши эльфа изумленно поджались. – Это девушка!
Поттер вскочил.
- Не может быть!
Домовик поспешно задернул ворот рубашки и укоризненно посмотрел на Гарольда.
- Хозяин воюет с девушками?
Юный маг присел и откинул капюшон с головы своего пленника… пленницы. Густые медовые пряди рассыпались по камням. Девушка! В этом не могло быть сомнений. И, похоже, всего несколькими годами старше его самого. Вот это да!
Да уж, у мужчин не бывает таких длинных ресниц, тонких бровей и белой кожи. Да и Добби не мог ошибиться. Правда, лица толком не разглядишь – видны только лоб и глаза, а рот и нос девушки были закрыты полумаской кирпичного цвета, которая в зеленоватом свете местного солнца выглядела угрожающе. Гарольд попробовал снять ее, но, к его удивлению, подцепить маску не удавалось – она будто бы срослась с кожей.
- В пещеру ее! Бери за ноги! – скомандовал Гарольд.
Рукотворная пещера уже остыла и в ней царила приятная прохлада. А возможно, это была работа домовика, который всегда заботился о комфорте хозяина.
- Давай заноси. Кладем.
Гарольд положил голову девушки на один из тюков и тут же услышал сдавленный писк.
- Что? – вскинулся Поттер.
Домовик уже был тут как тут.
- Это я хотел предостеречь хозяина, что в этом тюке у меня очень хрупкая поклажа, - невозмутимо сообщил эльф и с неожиданной силой приподнял голову и плечи девушки, отодвинул в сторону мешок и подсунул вместо него толстое одеяло.
Гарольд недоуменно оглянулся по сторонам и даже поднял палочку, намереваясь что-то проверить, но домовик снова отвлек его.
- Юная мисс, которую хозяин взял в плен, приходит в себя.
И верно. Ресницы пленницы затрепетали. Поттер немедленно забыл о своих сомнениях и подозрениях. Сейчас самым важным был допрос этой амазонки местного розлива.
Он напустил на себя мрачный вид и с угрозой уставился на девушку, держа палочку наготове.
Вот она открыла глаза. Взгляд их еще совсем бессмысленный. Это лишь первая реакция на мягкий свет магического светильника, осознание того, что все еще жива. Длилось это лишь мгновение, но Гарольд подумал почему-то, что девушка должна быть очень милой и доброй. Но через миг она уже поняла, где и с кем находится: брови прыгнули к переносице, от уголков глаз разбежались некрасивые морщинки, на лбу прорезалась вертикальная складка.
- Слуга демона Траура и вся нечисть тобой приведенная – заклинаю вас сгинуть и трижды проклинаю! – закричала она пронзительно, вытягивая вперед правую руку.
У Гарольда, который, видимо, должен был являться слугой демона, и его нечисти, в качестве которой выступал Добби, от изумления открылись рты. Никакого замешательства, никаких сомнений – она была абсолютно уверена, что перед ней какая-то местная разновидность темных сил. Стражницу совсем не интересовало, кто они на самом деле и откуда взялись. Тяжелый случай.
- Тяжелый случай, - озвучил свою последнюю мысль Поттер и сокрушенно покачал головой. – Так значит, я слуга демона? А вы уверены, мисс?
Девушка напряженно приподнялась, следя за каждым движением Гарольда, но явно его не слыша:
- Ведомы нам твои коварные речи и сладкие слова! Темная бездна ждет того, кто польстится на них! Исчезни, отродье отчаяния! Возьми мою жизнь, но не тронь священного очага Матери нашей!
Гарольд хлопнул себя по лбу.
- Да у них же Мать! Твою мать! А я думаю, чего охранники ржут надо мной! Ну, правильно! Женщины превратились в служанок этой, как ее? Кибелы. А мужчин рабами сделали! А я-то, дурень, их правителя искал!
Неожиданно девушка легко вскочила на ноги и бросилась на Поттера.
- Протего! – на автомате сработала реакция магического бойца.
Служанку Матери швырнуло на каменную стенку пещеры. Отчетливо раздался ужасающий хруст сломанной кости.
- Фините! – заорал Поттер, но было уже поздно. Девушка лежала у стены с неестественно вывернутой левой ногой. Она страшно побледнела, ее лоб покрылся мелкими бисеринками пота, а из-под плотно сомкнутых ресниц потянулись дорожки слез.
- Черт! Добби! Быстро - зелья!
Домовик бросился к тюкам, а юный маг подбежал к девушке и тут же получил от нее здоровой ногой в живот. Отскочив, он понял, что добровольно пленница лечить себя не даст. Тогда он хладнокровно приклеил заклинанием обе ее руки к стене пещеры, а потом и здоровую ногу к полу. Для надежности.
Несмотря на то, что ей, видимо, было очень больно, девушка еще какое-то время не прекращала попыток освободиться. А потом застыла, гордо откинув голову, и всем своим видом показывая, что она уступила грубой силе, но не сломлена духом. Гарольд уже всерьез рассердился.
- Я все понял, мисс. Вы готовы лягаться и, не будь на вас маски, даже кусаться. Очевидно, во славу вашей Матери! Но дайте же мне залечить вашу ногу, которая хоть сломана и мной, но по вашей вине. Добби!
Эльф уже достал и раскрыл шкатулку с зельями. Гарольд покопался в ней, нашел Костерост и Укрепляющее. Повернулся к плотно сжавшей зубы пленнице и задумался.
- Хм. И как я вас буду поить этими достижениями человеческой магии? Может быть, вы все же откроете нам свое личико? Не сомневаюсь, что оно у вас достаточно уродливое, но вам сейчас явно не до кокетства…
С этими словами он попытался снять с девушки маску. Вот тут в ее глазах плеснулся откровенный ужас и она протестующе застонала, пытаясь отвернуть лицо и избавиться от рук Гарольда.
- Нет! Нет! Убей меня, но не губи мою душу!
- Да что за напасть такая! - ошеломленно выдохнул Поттер и отошел в сторону.
- Ладно, черт с тобой, служанка Матери. Давно я так не делал, но попробую. Добби, засучи ей рукав до локтя.
Домовик быстро выполнил поручения, глядя на девушку своими большими глазами, полными жалости. Поттер прижал флакончик Костероста к внутреннему сгибу локтя и взмахнул палочкой. Зелье с шипением всосалось под тонкую бледную кожу. Тело девушки обмякло и она уже с обреченным видом следила, как за Костеростом последовал пузырек Укрепляющего.
- Ну вот, - удовлетворенно сказал Гарольд, убирая пустые флаконы, - теперь займемся ногой.
Познания в колдомедицине у Поттера были весьма смутными, но здравый смысл подсказывал ему, что при сращивании костей нога должна быть выпрямлена и зафиксирована. Этим они с домовиком и занялись, а когда закончили, то обнаружили, что тело девушки сотрясают рыдания.
- Ты отравил меня, презренный демон. Мое тело терзает боль, но я не предам Мать матерей.
Поттер с невольной жалостью посмотрел на нее и заметил:
- М-да. Об этом я как-то не подумал. Эффект от Костероста, действительно, напоминает пытку. Но тут уж я ничего не могу поделать. Терпи, амазонка. За ночь кость срастется, а утром поговорим.
Добби устроил для пленницы вполне сносное ложе из запасных одеял и с помощью Гарольда уложил ее туда. Для того чтобы девушка не натворила глупостей, Гарольд снова привязал ее магическими веревками. Легли отдыхать, договорившись, что первую часть ночи караулит Добби, а вторую - Гарольд.
Перед тем, как уснуть, юный маг еще раз с подозрением покосился на мешки с поклажей, которые Добби умудрился незаметно перетащить в дальний угол пещеры.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Суббота, 06.10.2012, 06:03 | Сообщение # 14
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Интересный поворот. Пленница девушка - это многообещающе. biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Суббота, 06.10.2012, 14:44 | Сообщение # 15
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Shtorm,
Более чем)))
Хотя как всегда, без чудесатости не обойдется.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 07.10.2012, 00:07 | Сообщение # 16
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 4.
Долго ждать не пришлось. Щелкнул деревянный засов, дверь заскрипела и распахнулась. Вошло двое. Стражник был уже знакомым – одним из тех, кто вел его сюда. А второй визитер оказался холеным и хорошо одетым крепышом, с презрительно оттопыренной нижней губой и запахом винного перегара, который волной распространился по тесному закутку.
- Встань, жеребец! – скомандовал холеный. – Сними рубаху.
Гарри, горький опыт которого подсказывал, что спорить и медлить не следует, послушно поднялся и стащил через голову рубище, которое, оказывается, называлось рубахой. Крепыш брезгливо осмотрел его со всех сторон, потом схватил за нижнюю губу и оттянул ее вниз. Гарри попытался вырваться, но холеный тут же больно скрутил ему ухо.
- Тпру! Стоять, жеребец!
Поттер почувствовал острие упершегося в бок копья и покорился.
- Чего это такого молодого выставили против Мясника? – спросил холеный, морщась от изжоги.
- Вор, - коротко ответил стражник. - Ну, что скажете про него, ваше милосердие?
- Разрешение даю. А кто следующий?
- В соседней клетке, господин лекарь.
- Ну, пошли…
Стражник, подобострастно изогнувшись всем телом, проводил холеного на выход, а потом запустил к Гарри двух бледных стариков, которые держали в руках какое-то тряпье и копье, заляпанное темными пятнами.
- Одевайте его. Четверть ступени осталась до начала.
И вышел вслед за похмельным начальством.
Старики засуетились вокруг Гарри. Его быстро нарядили в длинные штаны, собранные из отдельных пластин толстой кожи, соединенных веревками. Эту странную одежду споро подогнали под размер и потуже затянули широкий пояс. Потом старики достали какую-то мазь и начали натирать Гарри грудь, плечи, спину и руки.
- Ты того… не бойся, - тихой скороговоркой забормотал один из них, - главное - берегись его трезубца. Бегай, понимаешь, от него. И отпрыгивай. Бывает, что останавливают бой. Редко, правда. И в глаза ему не смотри, даже и не вздумай, пусть орет, что хочет. А ты бегай и не подпускай к себе. Подпустишь ближе двух копий – считай, что пропал. Ты слышишь, парень? Чего ты, как неживой?
- Окостенел он со страха, - проворчал другой, - считай, что его уже убили.
Поттер очнулся. Все, что происходило вокруг, казалось липким ночным кошмаром. И только последняя фраза старика вывела его из ступора. В душе медленно, но верно нарастала клокочущая ярость и ненависть ко всему этому уродливому миру вместе с его погаными обитателями.
- Уже убили, говоришь? – зло спросил он у старика и выдернул из его рук копье.
- Ох, какой свирепый! Быть сегодня хорошему бою, брат Сулак!
- Может быть. Да только Мясника одолеть… - второй служка сокрушенно покачал головой.
- Сиди здесь и жди, - предупредили они парня. - Если раньше времени выйдешь – стража тебя зарубит или стрелами изрешетит без разговоров.
* * *
Разрывая барабанные перепонки, хрипели медные трубы. Два ряда стражников выстроились коридором при выходе на… арену. Давешний стражник подтолкнул Гарри копьем в спину.
- Иди! Да пребудет с тобой милость Матери.
На негнущихся ногах Поттер прошел через строй стражников и оказался почти в центре круглой площадки, которую окружала толпа зрителей. Здесь не было холеных лиц и красивых одежд: ремесленники, лавочники, слуги, пропойцы, бродяги, воины, стражники, калеки. Все они гомонили и шумели в ожидании кровавого зрелища. Появление Гарри встретили свистом и улюлюканьем.
- Баранья подстилка! Сын ослицы! Сучий потрох! – неслось со всех сторон вперемешку с взрывами грубого хохота.
«Что я сделал всем этим людям? Чему они так радуются? Тому, что меня должны убить? - горький комок предательски застрял в горле. – Ладно, гады! Раз нет другого выхода – я буду играть по вашим правилам».
Поттер заставил себя выпрямить спину, уперся копьем в землю и высокомерно осмотрел ряды разъятых в хохоте пастей. Насмешки полетели с новой силой, но он уже их не слышал - напротив него из коридора стражников появился противник.
«Значит, это и есть Мясник? Что ж мне так не везет-то?» - подумал парень, разглядывая звероподобную фигуру бойца, приближавшегося к нему. Был он семи футов роста и черен, как смоль. А изуродованная шрамами бритая голова и злобные красные глаза делали внешность Мясника совершенно ужасной.
Рев зрителей стал оглушительным. Но теперь они приветствовали своего кумира, ожидая от него кровавой потехи и новой победы. Мясник воздел в воздух обе руки, потрясая трезубцем самого зловещего вида и чем-то вроде длинной плетки на массивной ручке. Гарри, облокотившись на копье, внимательно рассматривал противника. Тот явно был здоров и силен, но массивная мускулатура вряд ли добавляла ему подвижности. Зато, наверняка, он опытен в драках, или как у них тут называют эту поножовщину. Совет старика не так уж и плох. Надо заставить побегать эту орясину за собой. Может, ему повезет ногу вывихнуть? Все равно, лишь бы бой прекратили.
Тем временем зрители утихли. На доме, который фасадом примыкал прямо к арене, распахнулись верхние окна, которые, оказывается, скрывали длинные лоджии со скамьями и козырьками от солнца. Там сидели… женщины, закутанные в белые плащи с объемными капюшонами! Это, видимо, те самые жрицы Храма, о которых так много говорят. Или служанки Матери, о которой говорят еще больше, но почему-то только шепотом. И теперь толпа почтительно молчала, словно чего-то ожидала.
Гарри получил удар под коленки. Больно ударившись о камни, которыми была замощена арена, он украдкой бросил взгляд на противника. Тот уже стоял на коленях, почтительно склонив голову. Поттер решил принять такую же позу. Стражник, стоявший над ним подышал злобно, но удара или окрика не последовало. Значит, он сделал все правильно.
По краю арены провели две группы пленников со связанными за спиной руками. Человек по десять. Одну группу поставили на колени за спиной у Гарри, а вторую - за Мясником.
Сверху с лоджий раздался певучий высокий голос:
- О великая Мать! Дочь Кибелы и Реи! Разреши провидению решить, кто из презренных достоин предстать пред твоими очами, а кого еще ждут труды земные во славу царствия твоего! В великодушии своем дай остриям и лезвиям напиться крови и вершить волю твою!
Единый вздох пронесся над ристалищем.
- Чего стоишь? – раздался над головой негромкий голос стражника. – Теперь сражайся, сопляк!
Поттер поднял голову. Стражники поспешно отступали к краю арены, растаскивая в разные стороны связанных пленников. Мясник уже поднялся с колен и развернул свой могучий торс в его сторону. Все. Теперь только драться! Мягко громыхнул невидимый гонг.
* * *
Ох, если бы не уроки Гарольда, то быть бы ему проткнутым в первые секунды боя. Недооценил Гарри соперника, совсем недооценил. Массивный чернокожий боец двигался неожиданно легко и быстро. Уже через три минуты пот катил градом с Поттера, а сердце стучало, как паровой молот. Свистящий хвост бича и острия трезубцев пролетали в опасной близости, не давая передышки. Мясник, видимо, оценил верткость противника и просто методично выматывал его в надежде, что сил у того хватит ненадолго. Да и откуда им взяться? Одной миской каши месяцы голодного пайка не восполнишь.
Итак, Мясник напирал, а Гарри, даже не пытаясь ударить врага копьем, уворачивался, отступал, отпрыгивал в сторону и уставал все больше и больше. Бутылочное солнце палило нещадно, выжимая из тела драгоценную влагу. Наконец, он запнулся, упал на одно колено и тут же пропустил стремительный удар трезубцем в бок. Гарри, еще не понимая, что произошло, вскочил и отпрыгнул в сторону. В ответ зрители громко ахнули – и тут же воцарилась напряженная тишина. А Поттер, не замечая ничего вокруг, во все глаза уставился на своего противника, ожидая нового нападения.
Но Мясник замер на месте и с крайним недоумением рассматривал свой трезубец. Гарри пригляделся: толстые остро заточенные зубья страшного оружия почему-то были покорежены и нелепо торчали в разные стороны. Гарри машинально схватился за бок. Ерунда! Синяком отделался!
«Как это он так? - удивился и обрадовался Гарри. – По камням что ли врезал?»
Мясник вновь двинулся в его сторону, но теперь как-то неуверенно. А толпа зрителей молчала, поглядывая на балкон с неподвижными белыми фигурами. Их ошеломила и сбила с толку красная вспышка, которая последовала за ударом трезубца в бок этого странного парня. И в воздухе висел запах, какой бывает после грозы.
Мясник, похоже, понял, что любая заминка в бою позволяет противнику передохнуть и ринулся в атаку. Теперь он держал изуродованный трезубец, как дубину. Свистящие удары обрушились на Поттера. И это было гораздо опаснее, чем выпады. Гарольд в свое время научил его уклоняться от колющих ударов, а рубящие и удары плашмя они еще не разбирали. В течение нескольких секунд он пропустил два сильных тычка импровизированной дубиной и упал на спину. Мясник рухнул на него всем своим весом сверху и схватил за горло. Удушье черным комком запечатало легкие. Кровавая пелена застлала глаза. И уже не было сил стряхнуть с себя эту тушу или хотя бы попытаться разжать мертвую хватку на горле. Гарри забился в предсмертной судороге.
Удар! Рывком исчезла тяжесть и стальные клещи на шее. Не свалились, не ослабли, а просто исчезли разом. Гарри ртом судорожно хватанул воздуха и закашлялся, отплевываясь. Нельзя лежать! И, собрав силы, он вскочил на ноги и подхватил с земли свое копье. Где чернокожий?
Мясник, шатаясь на полусогнутых ногах, стоял шагах в десяти от него и с ужасом смотрел на свою грудь. Она была раздавлена, будто по ней ударили кувалдой. Прорвав кожу, острые обломки ребер торчали наружу, и вокруг них пузырилась розовая пена. Изо рта чернокожего хлынула алая кровь, он захрипел и тяжело рухнул ничком на раскаленные камни ристалища.
Вся арена взревела. Зрители тыкали в Гарри пальцами, приплясывали от возбуждения и, вытаращив глаза, что-то друг другу орали и втолковывали. Стражники подскочили к Поттеру, выдернули из его рук копье и завалили на землю, набросив веревку на его многострадальную шею.
- Остановитесь! – раздался властный голос из лоджии.
Одна из жриц простерла руку и встала. Стража замерла, повернув головы в ее сторону.
– Страж западных врат! Провидение сделало свой выбор и дало нам знак. Исполни свой долг!
Начальник стражи склонился перед ней в глубоком поклоне. Затем вытащил меч и косолапо прошел на тот край арены, с которого выходил Мясник. Там, удерживаемые стражниками, стояли на коленях десять пленников, склонив головы к земле. Десять раз блеснул меч. Десять голов упало на арену. Десять обезглавленных тел забились в последних конвульсиях.
Онемевший от ужаса Гарри оглянулся на вторую группу пленников. Их как раз уводили с арены. Так вот что это за выбор провидения? Кто бы не победил в поединке – все равно казнят людей! Это уже превышало все пределы ужаса, который Поттер мог вынести. Он запрокинул голову и зловеще расхохотался…
* * *
За вечерней трапезой Гермиона с замиранием сердца слушала разговоры жриц. Весь день витали какие-то странные слухи о похищенной послушнице Матери. По углам шептали о ристалище, на котором неожиданно погиб лучший боец города. О таинственном пленнике, который победил его каким-то фантастическим способом. Стало известно и имя этого героя - Гарри. Это же ее Гарри! О, небо!
Старшие жрицы были возбуждены и говорили вещи, слушать которые младшим служительницам храма было вообще-то запрещено. Больше всего обсуждали решение Хранительницы, которая забрала этого бойца-победителя в обитель Матери. Не обошли вниманием и тот факт, что он прибыл в город с последней партией пленников.
- Такие удары нельзя отразить! Это было необъяснимо и выглядело очень угрожающе. Страж хотел сразу избавиться от мальчишки, но…
- Хранительница?
- Да.
- И самое главное, сестра, что эти красные вспышки очень похожи на те, что описываются в одной из легенд о победе Реи над силами Траура. Ведь Мясника просто расплющило этим ударом! Не удивительно, что козлика забрали в райские кущи. Разве может Хранительница упустить случай улучшить племя своих послушниц и привить ему, наконец, хоть некоторые качества победоносной Матери?
Старшие жрицы многозначительно переглянулись и заулыбались.
Сердце Гермионы сильно забилось. Это они про Гарри? Какое счастье, что он выжил! Но что же произошло на ристалище? Что помогло ее любимому так счастливо уцелеть? И куда его забрали?
Немного успокоенная радостным известием, но встревоженная новыми загадками, девушка только под утро забылась тяжелым сном.




Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Воскресенье, 07.10.2012, 05:07 | Сообщение # 17
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Поттер во всех мирах Поттер. ТОлько Волдя может его порешить, а не какой-то там негр-мясник. Думаю Гарольду нужно быстрее спасти Гарри и Ко, иустроить в этом мире путч biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Воскресенье, 07.10.2012, 12:52 | Сообщение # 18
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Shtorm,
Хе-хе. Гарри спасся за счет предусмотрительности Гарольда, которая была проявлена еще в Темном блеске)))
Но об этом позже.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Воскресенье, 07.10.2012, 13:24 | Сообщение # 19
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
alexz, понятно, что эта красная вспышка и кувалда в грудь это не просто так, а подарок Гарольда, но все равно интересно, какие еще сюрпризы будут впереди


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
АзрильДата: Воскресенье, 07.10.2012, 21:07 | Сообщение # 20
РетроПаладин

Сообщений: 547
« 67 »
alexz105, А можно небольшой спойлер?? Эта красная вспышка обусловлена артефактом или магией наложенной Гарольдом?


Вся жизнь игра...(с)
 
alexz105Дата: Вторник, 09.10.2012, 09:03 | Сообщение # 21
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Просто надо перечитать одну из последних встреч Гарольда с Гарри перед битвой в министерстве в Темном блеске. Там есть, даже не спойлер, а прямой ответ на ваш вопрос.)


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
АзрильДата: Вторник, 09.10.2012, 15:58 | Сообщение # 22
РетроПаладин

Сообщений: 547
« 67 »
alexz105, Хорошо) а то что то немного под забыл детали)) cry


Вся жизнь игра...(с)
 
alexz105Дата: Вторник, 09.10.2012, 23:36 | Сообщение # 23
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 5.

- Гаруспик или, если угодно – антропомант, должен точно понимать цель предсказания. Это определяет и объект гадания, и средства, которые жрец применяет. От банальной печени ягненка до разъятого чрева девственницы или младенца. От простого ритуального ножа до огненной клетки из прутьев ивы и каменной пентаграммы. Мои предки – кельтские друиды - тысячелетиями копили мудрость ритуального жертвоприношения, сочетая его с уместными магическими процедурами для предсказания важнейших событий и природных явлений.
Оракул и два его помощника важно наклонили головы в знак согласия со словами своего необычного собеседника.
Драко уже битый час рассказывал заинтересованным слушателям о магических приемах могучего мира, который он имеет честь здесь представлять. Он отвечал на вопросы неторопливо, тщательно строя фразы и подбирая термины. Его почти полузабытая манера растягивать слова пришлась на этот раз как нельзя более кстати.
Пришлось отвечать и на неприятные вопросы.
Как он попал в партию пленников? Если посмотреть со стороны – покажется, что произошла нелепая случайность, но на самом деле ему было предсказано попасть сюда. Да! Он знал об этом уже давно. И не в его привычках уклоняться от высшего промысла, ибо сила не в сомнении, а в соединении тайных предначертаний фатума и собственной магической энергии. Только это позволяет внутреннему оку друида пронзать пелену будущего и постигать высшие тайны божественного мироздания.
Драко почувствовал, что язык его начинает заплетаться и замолчал на полуслове, наклонив голову и как бы вслушиваясь в недоступное другим. Собеседники хранили молчание, задумавшись, или делая вид, что задумались над его словами.
- Я вижу, наш гость устал. Что не удивительно, если вспомнить, откуда он к нам попал.
Малфой тайком поморщился. Это был самый уязвимый момент в его легенде. Если не считать, конечно, того банального факта, что предсказывать он не умел вообще. Его собеседники, очевидно, принадлежали к самой верхушке местной власти, и им было трудно понять, как молодой друид-предсказатель из какого-то далекого мира, мог попасть к ним вместе со стадом пригнанных рабов. Впрочем, что-то подобное у них уже бывало. Это Драко заключил из многозначительных взглядов, которыми обменивался Оракул со своими подручными во время его долгих и путаных рассуждений о превратностях войны и опасностях длительных путешествий.
- Однако, прежде чем вы отправитесь на отдых, прошу оказать мне маленькую услугу.
- Все что в моих силах, почтеннейший! – склонил голову Драко в вежливом поклоне.
- О! Надеюсь, что с вашими дарованиями это - сущая безделица!
Оракул хлопнул в ладоши. Вошел служка и протянул ему глиняную дощечку. Повинуясь жесту своего господина, слуга положил ее перед Малфоем. Тот скосил глаза. На тебе! Отпечаток ладони на высохшей, а может быть и обожженной глине.
- Мы просим вас взглянуть и сообщить, что вы можете сказать о человеке, оттиск правой руки которого здесь видите?
Малфой похолодел. Вот и все. Сейчас его разоблачат.
- Предсказание судьбы по линиям на ладони - суть хиромантия. Мне не к лицу заниматься этим. Высший друид смотрит в будущее эпох и народов, а не одной жалкой жизни.
Оракул холодно улыбнулся.
- И все же окажите нам честь в решении этой маленькой загадки. Нам надо знать ответ лишь на один вопрос. Видно ли в линиях на ладони этого человека влияние высшего промысла?
- Влияние высшего промысла на… - вопрошающе произнес Малфой, пытаясь выиграть время.
Оракул переглянулся со своими помощниками и неохотно уточнил:
- Защита от врагов, например.
Драко взял со стола табличку и начал делать вид, что внимательно ее рассматривает. Он лихорадочно соображал. Пятерня явно мужская. Здоровая пятерня, можно сказать. Принадлежит, скорее всего, худощавому человеку. Шрамов или грубых складок не видно. Мозолей тоже нет. Значит, принадлежит молодому мужчине, который не занимается тяжелым физическим трудом. Так сказать, ничего тяжелее плетки в руках не держал. Или палки. Или палочки. Или волшебной палочки?
Малфой поднял глаза и увидел взгляд Оракула, устремленный на себя.
«С Окклюменцией у меня все было нормально, а вот выйдет ли с Легилименцией?» - подумал Драко и напрягся. Зрительный контакт сейчас был очень хорош, правда, нет палочки, но крестный говорил, что это не главное…
…перед глазами замелькали неясные образы. Наконец, как из тумана выплыла дородная женщина в белом балахоне с презрительно отвисшей губой. Она протягивала ему уже знакомую глиняную табличку.
«Возьми и ответь мне до ночи! Мне нужны точные предсказания, а не галиматья о положении звезд и чириканье птичек. Я должна понимать, мне возиться с этим юнцом дальше или прикончить его? Главное, чтобы на нем не оказалось Панциря Траура. Я жду ответа. И смотри! Я все меньше верю твоим пророчествам. Не разочаруй меня на этот раз!»
Драко закрыл глаза, разрывая зрительный контакт. Плохо дело! Оракул и сам толком не знает, о ком идет речь. Правда, был сегодня один любопытный разговор часа через два после того, как его привели из тюрьмы. По коридору мимо двери чулана, в котором заперли Малфоя, проходили местные служки или слуги, с жаром обсуждавшие какое-то недавнее происшествие:
«…Хошь верь, хошь – нет, а я своими глазами видел! В лепешку его раздавила неведомая сила! А Мясник до того два года не знал равных на ристалище! И как полыхнет, красным-то! А Хранительница и говорит, что, дескать, остановитесь, я его забираю. Ну парня этого. Не веришь? Ну, так у Хромого спроси, он тоже там был…»
Так. Попробуем сложить картинку. На ристалище убили местную знаменитость, туда ему гаду и дорога. Убили странно, с явным магическим следом. Оттиск руки на глине - видимо его победителя. И это может быть…
Драко открыл глаза. Оракул ждал ответа, слегка постукивая пальцами по подлокотнику кресла.
- Что же вы, почтеннейший, не сказали мне, что этот человек недавно появился вашем мире? Я потратил бы в два раза меньше времени.
Главный предсказатель города переглянулся со своими соратниками.
- Вы знаете ответ? – спросил он, не успев опустить жадно блеснувшие глаза.
- Разумеется, знаю, - небрежно бросил блондин. Вопрос Оракула подтвердил его догадку.
- Подите вон! – рявкнул старик на сподвижников, и те опрометью кинулись к дверям.
Двери захлопнулись и они остались вдвоем.
- Говори! – сухо потребовал Оракул.
«Ого! А он серьезно боится этой здоровой тетки. Возможно, это и есть Хранительница. А значит, жизнь этого новоявленного братца Поттера снова висит на волоске».
Драко вспомнил рассказ своего отца о предсказании сумасшедшей Сивиллы Трелони об Избранном и Темном Лорде.
- Близится тот, кто может победить силу Траура, - заговорил Малфой низким хриплым голосом. - Он пришел на исходе прошлого месяца. Он показал свой дар, но никто еще не знает его истинной силы. Он рожден теми, кто трижды бросил вызов темному владыке и носит на себе печать их защиты… Тот, кто в силах победить силу Траура, пришел на исходе прошлого месяца…
Драко обмяк в кресле, изображая обморок после чрезмерного напряжения магических сил. Но на самом деле сердце его колотилось, как во время игры в квиддич. Если он ошибся, то расплата будет жестокой.
- Ко мне! - закричал Оракул. В зал набежали слуги. Повинуясь знаку своего господина, они бережно подхватили блондина и положили на мягкое ложе. Прибежал лекарь и быстро пустил Драко кровь.
«Твою мать! – подумал Малфой, подсматривая через ресницы на темный ручеек, стекающий в серебряную чашку. – От такого лечения издохнешь еще быстрее, чем от болезни».
Оракул уже вызвал паланкин, чтобы следовать в обитель Матери. Пророчество получено. И какое пророчество! Этот молодой труид, или как его там – просто гениален! По одному оттиску ладони так точно прозреть будущее! И ведь как все сошлось! Нет, этого парня из рук выпускать нельзя! И никто не должен знать о его роли в этом деле. А лучше его совсем спрятать.
Он вызвал начальника своей тайной стражи, назначив ему встречу у выхода из замка.
- Заберешь новенького, которого сейчас пользует лекарь. Подбери рядом с городом пещеру, приспособь ее для жилья и ночью тайно отвези его туда. Поручаю тебе его кормить, поить, одевать. А главное - охранять и защищать! Разговаривать и отвечать на его вопросы – запрещаю. Завтра утром сообщишь Стражу западных врат, что он умер. Пусть пришлет другого на замену. И еще…
Оракул сделал паузу, давая тем самым знак отнестись к его словам с особым вниманием.
- Во время беседы с ним со мной в зале были два моих помощника. Знаешь, кто именно?
- Я все знаю, о мудрейший.
- Хорошо. Так вот. Мать матерей сегодня призвала их к своему престолу. Ты понял меня?
- Давно ли? – напрягся начальник тайной службы.
- Уже четверть ступени тому назад. Чего стоишь?
- Будет исполнено, - хладнокровно кивнул тот и поспешил обратно в замок.
Оракул забрался в крытый полотном паланкин. Восемь рабов осторожно подняли его и, мелко семеня, чтобы не растрясти господина, побежали в сторону обители Матери.
* * *
К утру Костерост прекратил свое действие и измученная девушка уснула. Чтобы не терять время, Гарольд оставил на охране Добби, а сам пешком осторожно спустился с холма, чтобы рассмотреть поближе таинственную ограду города.
Путешествие заняло неожиданно много времени. Казалось, вот она ограда - рукой подать. А на деле пришлось пробираться по осыпающейся каменной россыпи, потом преодолевать несколько оврагов, потом продираться через заросли каких-то колючих кустов. А потом город исчез.
Поттер похлопал глазами, потом протер их. Это не помогло. На месте города теперь простиралась выжженная солончаковая равнина, теряющаяся в знойном мареве.
- Тьфу! – юный маг сплюнул горько-соленую слюну.
Все было ясно. Город только казался открытым и доступным, а на деле был прекрасно защищен. Можно было, конечно, попытаться снять защиту, но для этого надо было хотя бы знать, на чем она основана.
- Ладно! Попробуем!
Гарольд встал, палочки привычно скользнули в ладони из нарукавных карманов.
- Гоменум Ревелио!
В ответ ни отзвука, ни шороха, ни дуновения.
- Что? – растерянно спросил он. – Ни одной живой души? Это явное преувеличение. Специалис Ревелио!
Марево мигнуло, на мгновение город стал виден и тут же исчез.
- Хм… Похоже на постоянные мощные магические помехи или что-то вроде Фиделиуса. И в том и в другом случае надо знать того, кто это наложил, или… или того, кто допущен к этой тайне. Значит, придется развязать язык нашей гостье.
Поттер недовольно скривился и повернул назад.
* * *
Гарольд стоял, уперев руки в бока, и с раздражением смотрел на пленницу. Ему уже надоело с ней церемониться. Они с Добби только что сняли повязки со сломанной ноги девушки, и домовик тут же получил от нее сильнейший пинок, от которого взмыл в воздух и с легким хлопком исчез, не дожидаясь встречи со стенкой пещеры.
- А тебе не кажется, что это уже слишком? – взорвался юный маг, который и в более благополучные времена не отличался ангельским терпением.
- Будь ты проклят, слуга…
- Силенцио! – заткнул он ей рот и обернулся на шорох. Это Добби, в полете аппарировавший куда-то недалеко от пещеры, вновь вошел в нее. Уши домовика были плотно прижаты к затылку, что свидетельствовало о его крайнем огорчении и расстройстве.
- Присядь, Добби. Мне эта мисс изрядно надоела. Сейчас она мне расскажет кое-что, потом я избавлю ее от лишних воспоминаний, и пусть валит на все четыре стороны, благо, нога ее в полном порядке.
Эльф только горестно вздохнул. Он был жалостливым, но спорить с хозяином было не о чем. Нога у пленницы, действительно, была в порядке. Даже слишком.
Гарольд вытащил из ничего стеклянный сосуд и подвесил его в воздухе. Девушка, приоткрыв рот, смотрела на него.
- Ну, что дочь Матери всех матерей, давай посмотрим, что ты знаешь. Легилименс!
Его медленно и как бы через силу втянуло в ее бездонные зрачки. Как всегда при жесткой и насильственной Легилименции, Гарольд работал обеими палочками. Первая листала страницы воспоминаний, вторая регулировала глубину и скорость проникновения. Правда, на этот раз ему хотелось избежать повреждения памяти и сознания, не говоря уж о сохранении жизни этой местной амазонки. Ее отвага и бескомпромиссность отталкивали и привлекали одновременно. И самое главное, она ему кого-то мучительно напоминала. Не обликом, не характером, а чем-то неуловимым и почти неощутимым, что невозможно было объяснить словами.
Короче, действовал Гарольд очень осторожно и бережно. Он сразу погрузился глубоко в пору ее детства и удивился его монотонной однообразности...
…Одни и те же помещения и дворы. Вокруг одни и те же равнодушные женские лица. Ни куклы, ни скакалки, ни мячика, ни доброй улыбки отца или матери. У Поттера защемило сердце. Кажется, это картина его собственного детства, только в варианте для девочки.
Потом пошли более взрослые воспоминания. Какой-то зал. Всплывает полузабытое слово – гимназиум. Огромная статуя с фонтаном. Дородная женщина с прямыми белыми волосами в парадном облачении. Табуретка и страх. Мучительный страх перед этой табуреткой, которая должна что-то решить в ее судьбе, направить по какому-то пути, определить и ближайшее, и отдаленной будущее…
…И вдруг сразу без перерыва яркая брызжущая радость! Сбылась мечта! Сбылись пожелания матрон и ее тайные надежды! Она встает с табуретки. Гулкий голос выкрикивает под звонкими сводами:
- Корпус матерей-хранительниц!
Она будет матерью-воином. Матерью-защитницей. Какое счастье! А вот рядом лучшая подруга - тоже из новеньких. Она виснет на ее шее и жарко шепчет: «Молодец, я так рада!»
А она так боялась попасть в корпус матерей-заместительниц. Ох уж эти скользкие повадки ящериц, вечно бегающих в поисках чего-то особенного. Противные, хитрые и властолюбивые послушницы. Это не для нее. Теперь она ученица самого любимого корпуса Матери матерей…
…Вот она уже проходит пятый сезон обучения. У нее есть заслуги перед корпусом. Она старшая в команде лучниц и ее вот-вот назначат Правой рукой хранительницы. Весь корпус завидует ей, сверстницы уважают, а учительницы удостаивают личных бесед. Она одна из самых ярких учениц гимназиума за последние сто лет, хотя и не отличница…
…Вот опять огромный зал и она стоит во главе шеренги обнаженных девушек. У них на головах венки. Или это золотые обручи, увитые цветами? Звучат торжественные слова какого-то речитатива. Это не песня, это не стихи, это как ветер, раздувающий счастливый парус судьбы, который понесет ее по жизни, наполненной счастьем и радостью служения великой Матери!
…В этом мире, как выяснилось, есть смертельные враги всеобщей гармонии. Силы мрака и хаоса объединились в борьбе с прекрасным миром Матери. Она знает им цену. Ее уже научили бороться с ними, и она готова к этому пути…
…Поймали вора на базаре. Это беззубый старик. Плачет и просит пощадить его. Проступок мелкий и она должна сама принять решение. Жалко старика, но закон - есть закон. Итак, приговор: «Пятьдесят ударов палкой по спине…»
…Она стоит у ямы, наполненной трупами. Это трупы зарезанных мужчин. Козлиное племя взбунтовалось по наущению шпионов Траура. Не стоит жалеть их, но сердце неспокойно, и старшая отряда успокаивает, что это у нее по первому разу. Что это пройдет…
- Хозяин! Берегитесь!
Истошный вопль Добби вырвал Гарольда из лабиринта памяти служительницы Матери. Все это время он вытягивал палочкой из ее головы нити воспоминаний и укладывал их в сосуд для более детального просмотра. Все, что касалось воинской службы корпуса матерей, требовало особого изучения. И он уже почти закончил. Что случилось-то?
Как будто время замедлилось, и он видит разъятый в беззвучном вопле рот девушки, которая как-то исхитрилась ухватить одну из палок, служившей шиной для сломанной ноги. Она уже замахнулась и ударила. И на пути ее слепого удара висит, переливаясь перламутровым блеском, сосуд, наполненный ее бесценными воспоминаниями!
- Не-е-ет!
Стеклянный треск. По пещере разлетаются сверкающие брызги вперемешку с обрывками и осколками воспоминаний одной из лучших учениц и служительниц Матери матерей.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
АзрильДата: Среда, 10.10.2012, 00:00 | Сообщение # 24
РетроПаладин

Сообщений: 547
« 67 »
Опа! Значит от "трелонизма" драко увезли? Супер))) Гарольд тоже лоханулся cool
П.С. Первый biggrin



Вся жизнь игра...(с)
 
alexz105Дата: Среда, 10.10.2012, 11:47 | Сообщение # 25
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Азриль, Самое интересное это последствия его промаха)


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Среда, 10.10.2012, 15:23 | Сообщение # 26
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
А чего Добби хренью занимался, а не следил за пленницей?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Среда, 10.10.2012, 16:08 | Сообщение # 27
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Shtorm,

М-да, раз вопрос задан, значит картинка не полная.
Мне это видится так:
Девушка отчаянно борется с ментальным насилием. Она чувствует, как жесткие клещи легилименции вытягивают из ее головы самое сокровенное. Ей страшно и стыдно. Она в отчаянии, но не может пошевелить ни рукой ни ногой. И вот в какой-то момент отчаянным усилием воли она обретает контроль над своим телом. Глаза залитые слезами нифига не видят, а рука уже нащупала дубину и схватила ее! Добби видит эту дубину и думает:
"Ногой она мне уже врезала, теперь еще и дубиной вмажет! Да что у эльфа три жизни что-ли?"
Он аппарирует на потолок и видит, что девушка вслепую наносит удар, который может зацепить Гарольда.
Он кричит. Поттер отшатывается. Бутылка с воспоминаниями вдребезги!

Ну как вам? Концептуально?



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Четверг, 11.10.2012, 14:07 | Сообщение # 28
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
alexz, сам то веришь в такое развитие событий? Но как вариант допустить можно, с натяжкой biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Четверг, 11.10.2012, 14:18 | Сообщение # 29
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Ладно, будем считать, что домовик в этот момент тайком кормил Луну капустой или морковкой)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 12.10.2012, 00:08 | Сообщение # 30
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 6.
Про обитель Матери все, включая охрану, говорили только шепотом. И ничего, похоже, толком не знали. Гарри так и не понял, как он очутился в этом, самом таинственном месте города. Его принесли сюда в наглухо закрытом портшезе и разрешили выйти только во внутреннем дворе.
После поединка на ристалище и бесчеловечной расправы над беззащитными пленниками все чувства Поттера притупились и он молча выполнял указания охраны, которая состояла исключительно из молодых женщин. Впрочем, кое-что он все-таки заметил, и это кое-что показалось ему странным. Вооруженные длинными кинжалами и короткими пиками охранницы держались настороженно, но без враждебности. Но они бросали на юного победителя взгляды, в которых естественное любопытство странно смешивалось еще с какими-то, непонятными пленнику, чувствами. Глаза охранниц не оценивали, а как бы ощупывали его со всех сторон. Их интерес был не плодом праздного любопытства, а скорее попыткой предугадать развитие неких событий, которые могут их коснуться.
Гарри решил, что ему показалось. Его впечатления об окружающем сейчас вообще складывались очень фрагментарно. Но зарубочка в памяти осталась.
Его повели все выше и выше по добротным каменным лестницам. Вскоре он оказался в просторной комнате с высоким потолком и двумя окнами. Услужливая память тут же подсунула ему воспоминание о последнем посещении клиники Святого Мунго - в тот момент, когда его старший брат еще только-только создал свою вторую ментальность и блестяще легализовал ее через мнимое отравление наркотиками. Что и говорить, голова у Гарольда соображает отлично. Уж брат точно нашел бы выход из сложившейся на данный момент ситуации. Он не пошел бы у судьбы на поводу, как это постоянно получается у самого Гарри.
- Ты будешь жить здесь. Окна открывать запрещено. Умывальная комната и туалет в углу за дверцей. Если не умеешь пользоваться, то спроси - тебе покажут. Кормежка утром, днем и вечером. В дверь не стучи – жди, пока тебе принесут. Тебе разрешены прогулки во внутреннем дворе. Одна ступень утром и полступени вечером. К послушницам не приставай, плохих слов не говори, а то будешь наказан палками. Просьбы передавай дежурной по караулу. Сегодня дежурная я. Меня зовут Айрин. Чем меньше проблем ты мне доставишь, тем больший кусок меда получишь на ужин. Ты понял, козлик?
Гарри понял, что ничего не понял. Но чтобы от него быстрее отвязались, утвердительно кивнул головой.
- Молодец! – ласково сказала Айрин. – Вымойся, прежде чем ложиться на кровать и трогать вещи, а то ты плохо пахнешь. Обед через полступени. После обеда к тебе придет лекарь.
Гарри опять механически кивнул. Айрин с легкой жалостью посмотрела на его отсутствующее выражение лица и вышла из комнаты. Дверь закрылась, тихо щелкнув замком. В коридоре послышались затихающие вдали голоса:
- Все-таки они какие-то ущербные все. Стройный юноша с крепкой мускулатурой, но с этим их ненавистным тупым выражением лица… Мыслительный процесс и эмоции явно замедлены и искажены его козлиной сущностью. Когда же наступит благословенные времена, когда для продолжения рода нам не потребуются эти гнусные твари?!
- Да, непорочное зачатие решило бы столько проблем…
Голоса отдалились и затихли. Гарри покрутил пальцем у виска и пошел овладевать премудростями местной умывальной комнаты.
* * *
- Как тебя зовут? – осторожно спросил Гарольд у девушки.
- Шаннах! Меня зовут Шаннах, и я послушница Матери седьмой ступени знания, - вслушиваясь в свой собственный голос, ответила она, сидя на камушке недалеко от выхода из пещеры…
После несчастья с разбитыми воспоминаниями Гарольду удалось собрать кое-что из перламутровых нитей, разлетевшихся по всей пещере. Но о том, чтобы вернуть это все в мозг владелицы, не могло идти и речи. Страшно представить, какой винегрет из событий и эмоций там теперь был. Он сразу погрузил девушку в крепкий сон и стал оценивать, в каком состоянии пребывала ее память. Результаты оказались плачевными. Разум девушки во время сеанса легилименции был настолько распахнут и нестабилен, что резкий выход после предостерегающего крика Добби разметал все, что можно, и даже то, что нельзя. И в самых ранних, и в более поздних воспоминаниях зияли зловещие провалы. Многое было перепутано, многое - рассеяно. К тому же, под ударом палки практически погибли самые важные и яркие воспоминания, которые он успел собрать для просмотра. Перед Гарри теперь предстала картина почти необратимо нарушенной психики. Поттер стиснул зубы и приступил к восстановлению.
Работа с самого начала показалась безнадежной, но юный маг с ослиным упрямством стал наводить порядок. Первую же сложную проблему он решил с простотой, граничащей с преступлением. Он начал восполнять блок детской эмоциональной памяти девушки, используя для этого дубликаты собственных воспоминаний…
Несколько раз он выныривал из сознания своей невольной пациентки, отдыхал, пил Восстанавливающее зелье и опять погружался в работу. В эту рваную паутину чужой личности, которую он либо бережно восполнял и восстанавливал, либо с отчаянием штопал нитками своей собственной судьбы. И так час за часом, блок за блоком, период за периодом…
Иногда ему попадались воспоминания, которые содержали императивы Матери. Для себя Гарри решил, что те из них, которые повреждены, он восстанавливать не будет. Была - не была. Если удастся воссоздать целостность психики, то эти провалы со временем заполнятся новыми или ложными воспоминаниями, но этой варварской идеологии в ее сознании останется меньше…
Наконец он закончил, ввел девушке целый букет зелий и понял, что шевелиться может уже с трудом.
- Видел бы все это Снейп, убил бы меня на месте развесистым пнем!
С этими словами он прошел в конец пещеры и завалился на ближайший к нему тюк с вещами. Тюк жалобно запищал, но Поттер этого не услышал – он уже заснул, не успев донести голову до подушки.
* * *
Вечером проснувшийся совсем на другом мешке Гарольд пытался решить, что им с Добби делать с девушкой дальше. Можно было попробовать вернуть ее в город, подкинув поближе к отряду, который сторожил въезд, но черт знает, как ее там примут. Домовик осторожно намекнул, что хозяин теперь в некотором роде отвечает за судьбу пленницы. Юному магу это очень не понравилось, но возразить было нечего.
Поэтому они решили дождаться пробуждения пациентки, чтобы понять, как обстоят дела с ее разумом. И только тогда уже что-то решать.
Это случилось на следующий день ближе к полудню. Девушка удивленно распахнула глаза:
- Где это я?
Гарольд переглянулся с Добби и решил, что говорить правду рановато. Вместо этого он сердечно поприветствовал пленницу и поздравил ее с тем, что она идет на поправку. Лечение оказалось успешным и вообще – все очень хорошо. Девушка удивилась еще больше и поинтересовалась тем, что же с ней, собственно, произошло.
- А ты ничего не помнишь? – ласково спросил Гарольд, ощущая себя последним мерзавцем.
Его пленница сдвинула брови, припоминая. Потом недоуменно похлопала ресницами и ответила:
- Нет, не помню. Я заступила в караул с конным резервом стражи и погналась за странным пришельцем. Это был ты? – голос ее был совершенно спокоен.
- Ну да. А что было потом, помнишь?
- Я упала… нет, меня ударило… нет… не помню.
- Вот! – наставительно заметил Поттер. – Сильные ушибы головы могут приводить к потере памяти. А ты очень сильно ударилась.
Девушка машинально коснулась рукой своей головы, словно пытаясь нащупать повязку или шрамы.
- Не ищи. Все зажило уже. Но тебе еще надо время, чтобы выздороветь окончательно. Вот познакомься, это мой друг - домовой эльф Добби.
- Какой милый, - улыбнулась девушка, а домовик стремительно покраснел. Весь, включая приветливо распахнутые уши.
Маска по-прежнему скрывала всю нижнюю часть лица юной стражницы, и Гарольд понял, что она улыбается, только по ласковому прищуру глаз.
- Что это у тебя, - поинтересовался он, как бы между прочим, - тебе не надоело носить этот намордник? Сними его. Я как раз хотел предложить тебе позавтракать.
Девушка пожала плечами.
- Я не могу снять то, что должно исчезнуть само, когда начнется моя главная служба Матери. А принимать пищу это не мешает.
Поттер удивился. Дела пленницы, вроде бы, не так уж и плохи. Вон как бойко излагает.
- Добби, подавай завтрак, - попросил Гарольд.
Эльф быстро отлевитировал им подносик с чашками и тостами, который, похоже, был подготовлен у него уже давно. Глаза девушки широко распахнулись. Она явно никогда не видела подобного волшебства.
Поттер жестом пригласил ее к трапезе и сам показал пример: взял с подноса и надкусил тост с маслом. Девушка поднесла ко рту чашку, и Гарольд отчетливо увидел, как край ее исчез, погрузившись в маску. Зрелище было, откровенно говоря, неслабое, и произвело на него не меньшее впечатление, чем на послушницу Матери – летающие подносы. Покачав головой, он продолжил расспросы:
- А что это у вас за главная служба такая?
- Продолжение рода, - ответила девушка без тени смущения.
Поттер поперхнулся и постучал себя ладонью по груди.
«Можно было догадаться, - подумал он, - женский мир. Мир, где доминируют женщины. Мир бесправных мужчин. Мир послушниц-амазонок, воспитанных для безусловной преданности свой богине - Матери. Значит, это и есть мир Любви в чистом виде? Упаси нас Мерлин от такого божества, ибо место ему в преисподней!»
- Как тебя зовут? – спросил Гарольд у девушки.
- Шаннах! Меня зовут Шаннах, и я послушница Матери седьмой ступени знания, - вслушиваясь в свой собственный голос, ответила она, сидя с чашечкой в руках на камушке недалеко от выхода из пещеры…
* * *
Худой высокий маг склонился над черной каменной плитой, парящей в воздухе. Полированная поверхность обсидиана отражала его сосредоточенное лицо, обрамленное черными как смоль волосами. По матовым стенам помещения плясали размытые блики от четырех голубоватых магических светильников, пристроенных на концах пик. Самопишущее перо зависло над большим исчерканным пергаментом, готовое добавить запись по первому приказу хозяина.
- Эксперимент номер восемьсот двадцать семь, - продиктовал волшебник, и поднял волшебную палочку.
Перед ним стояли два цилиндра. Таких же размеров и формы, как и в Арке Смерти. Только один из них был бесцветным, как будто пустым. Во втором мягко переливалось зеленым некое содержимое.
Маг замер, направив на прозрачный цилиндр палочку.
- Специалис джеминио!
Полупрозрачная дымка окутала оба магических сосуда и их связала почти невидимая искрящаяся нить. В пустом цилиндре заклубился зеленый дым, уплотняясь и как бы стекая вниз. Зеленая полоска жидкости сгустилась на донышке и медленно двинулась вверх. Сосуд наполнялся содержимым, по виду неотличимым от того, что было в соседнем - полном. Маг с видимым напряжением держал палочку, очевидно, подпитывая процесс собственной энергией.
Вот емкость почти полна.
- Фините! – пасс палочки в сторону оборвал процесс в нужный момент. Искрящаяся нить между сосудами исчезла.
Маг склонился, внимательно рассматривая результат эксперимента и тут же отшатнулся. Жидкость во вновь заполненном цилиндре стремительно меняла цвет на красный. Волшебник шарахнулся в дальний угол помещения, поспешно воздвигая щит между собой и каменной плитой.
- Протего!
Взрыв разметал по всему помещению мелкие осколки.
Маг убрал защиту и глубоко вздохнул.
- Эванеско! – заклятие упало машинально, словно отполированное годами многократного применения.
Он нашел пергамент и перо. Привел их в порядок и вновь подвесил в воздухе. Поднял с пола зеленый сосуд. Потом взял пику со светильником на конце и ткнул ей в боковую стену. Открылась глубокая ниша, наполненная пустыми цилиндрами. Он извлек один из них и поставил его рядом с полным.
- Эксперимент номер восемьсот двадцать восемь…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
  • Страница 1 из 21
  • 1
  • 2
  • 3
  • 20
  • 21
  • »
Поиск: