Армия Запретного леса

Воскресенье, 03.07.2022, 17:13
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
Отражённый блеск
alexz105Дата: Вторник, 02.10.2012, 13:28 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Название фанфика: Отражённый блеск
Автор: alexz105
Бета : senezh до 69 главы, Famirte c 70 главы
Гамма: senezh до 69 главы
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП и все-все-все.
Жанр: AU, ООС, приключения
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Сиквел к фанфику "Гарри Поттер и темный блеск". Не важно, что они найдут. Не важно, как они вернутся. Важно, что они никогда уже не будут прежними...
Предупреждения: ООС, глубокое AU, не в Хогвартсе
Диклеймер: всем владеет Ро




Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 10.02.2015, 00:02 | Сообщение # 571
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Факел Огня вдруг вспух перед ним малиновым клубком. Гарольд невольно отшатнулся, моргнул и в тот же миг обнаружил напротив себя преобразившегося собеседника.
Перед ним, небрежно положив ногу на ногу, сидел высокий худой мужчина, задрапированный в алую тогу. Его совершенно лишенный растительности череп поначалу неприятно напомнил Воландеморта. Но твердо и жестко высеченные черты лица мигом уничтожили это впечатление. Глаза его, правда, тоже отдавали краснотой, но это был не зловещий багрянец тлеющих углей, а ярко алый отблеск буйного пламени.
- Так вот, как ты выглядишь на самом деле? - удивленно пробормотал Поттер.
- И не мечтай. Я принял привычный для тебя телесный облик и не более того.
- И опять взял его из моей головы?
- Нет. Не из твоей. Но об этом потом.
- А о чем сейчас?
Собеседник Поттера нахмурился.
- У меня есть большое желание погонять тебя по залу, чтобы сбить твою спесь и наглость, но силы тебе еще понадобятся, поэтому просто заткнись и слушай!
У Гарольда вертелся на языке колкий ответ, но так можно было и не дотянуть до схватки с Дамблдором, поэтому он ограничился двумя вопросами:
- Спрашивать-то можно? И как к тебе обращаться?
- Обращайся ко мне - Мессир. Вопросы задавать можно, но только по делу и не слишком часто.
- Хорошо, Мессир, - с деланным смирением кивнул Поттер и не удержался, - а это имя или фамилия?
- Это статус, - непонятно ответил тот и уставился на Гарольда тяжелым взглядом.
Выждав пару мгновений и убедившись, что юный нахал наконец-то заткнулся, Мессир начал свой рассказ…
… Он не знает, кто и когда создал их артефакт. Возможно, они ровесники самого Мироздания. Он всегда осознавал себя половиной, как мысленно окрестил его Поттер, мегаартефакта. Половиной мощнейшей силы, которая сравнима с силой самой природы. Но проявляется эта сила лишь в периоды гармонии, когда обе половины слиты воедино. А так бывает не всегда. Впрочем, об этом позже…
Он не знает, если ли еще во Вселенной подобные мегаартефакты. Если нет, тогда все обитаемые миры, прошедшие через эпоху расцвета магии, ему известны. Но не исключено, что где-то совсем близко в соседней метагалактике пылает подобный им Огонь в Чаше. Они не чувствуют собратьев, а может быть они просто слишком далеко разнесены с ними в пространстве и времени.
Теперь об их предназначении.
Оно им неизвестно…
Тут Гарольд возмутился, в том смысле, что за такую прорву времени можно было и разобраться…
Да, неизвестно. По крайней мере, ни разу не наступало такое событие, которое можно было бы считать апофеозом какого-то свершения космического масштаба. Ни одна из цивилизаций, которые они сопровождали…
Тут Поттер, пробормотал про себя:
- Сопровождающие, блин…
…В своем магическом развитии не поднялась до уровня повелителей природы. Все они проходили этапы рождения, развития, расцвета золотого века и неизбежного заката. А на их месте оставались лишь более или менее развитые немагические цивилизации, замкнутые в своих тесных мирках законами природы, которые они не в состоянии ни изменить, ни отменить…
Тут Гарольд опять влез:
- Не понимаю, что значит, изменить законы природы?
Тем не менее, это довольно просто. Начинающая цивилизация изучает и использует законы окружающей ее природы, а цивилизация, достигшая вершин магического развития, превращается в сверхцивизацию. Она способна отменять или изменять те законы природы, которые мешают ее дальнейшему развитию и экспансии. Да-да, у сверхцивилизации по определению нет, и не может быть, иной задачи, чем менять природу самой природы.
Гарольд поморщился. Несколько замысловато, но основной смысл он уловил. Снейпа бы сюда…
- Я правильно понял, что ни одной сверхцивилизации так и не появилось?
- Именно так.
- А наша земная цивилизация? Вы уже ушли из нее. Это значит, что она находится на закате своего магического развития? Магия выродится и все станут маглами?
- Когда выслушаешь меня до конца, сам ответишь на свой вопрос…
Является ли отсутствие сверхцивилизаций таким же законом природы, только более высокого порядка, чем обычные механистические ограничения, этого я не знаю. Но очень хочу узнать, чтобы понять свое собственное предназначение. Заключается ли оно в вечном движении по кругу? Или это спираль, которая рано или поздно приведет к новому витку магического развития?
- А чем вас не устраивает вечное движение по кругу?
Ты - смертный и вряд ли поймешь, но я попробую объяснить. Вот представь себе, как год за годом, век за веком, сотни, тысячи и миллионы лет мы выкачиваем из окружающего мира магию мироздания и преобразуем ее в магию разума. Срок этот зависит от некоторых параметров мира, но в любом случае он в миллионы раз превышает срок жизни любого живого организма. Наконец, когда общий магический фон в этом мире повышается до определенного уровня - происходит качественный скачок. Наиболее развитый и приспособленный для развития вид живых существ этого мира заболевает разумом…
- Что? – ошарашено воскликнул Гарольд. – Заболевает разумом?
Болезнь эта протекает очень тяжело. Биологический вид обретает социальные навыки, но платит за это непомерную цену. Внутри вида начинается деление на ведущих и ведомых, на господ и рабов, на охотников и дичь! Да-да! Массовый каннибализм – один из самых частых симптомов этой болезни. Об обычных убийствах и тотальном насилии, можно и не вспоминать – это обязательный фон становления разума. Биологический вид перестает быть таковым, он перемещается на самый верх пищевой цепочки и начинает создавать вторую природу…
- Вторую природу? Хм. А есть и третья?
- Будешь язвить – поджарю!
Под второй природой принято понимать то, что создается с под руководством разума. Орудия для труда и охоты, одомашнивание животных, возделывание почвы, изготовление оружия, строительства жилищ и сооружения для защиты от животных и себе подобных. Короче, разумная деятельность, преображающая мир.
И как только разумный социум приобретает законченные черты, мы наносим ему следующий удар, заражая его персональной магией…
- Сплошные болезни… - пробормотал Гарольд, слушая все внимательнее. Только сейчас до него дошло, какую уникальную лекцию он слушает.
Да-да. Обозначая этот список болезней в масштабе космическом, можно сказать, что материя - это болезнь пространства, разум – это болезнью материи, а магия – это болезнь разума. Заражение происходит именно в таком порядке.
Теперь собственно о том, какой путь уже прошла цивилизация в вашем мире.
Их было две. Первая эльфийская, вторая – человеческая. Это, в общем-то, редкое явление, и произошло оно по нашей вине. Мы ошиблись в выборе расы. И первоначально выбрали для заражения разумом и магией не предков людей, а предков эльфов. Их цивилизация была очень мощной, но, к сожалению, очень недолговечной. На пике своего могущества она сумела потягаться даже с природой, создав средство перемещения между близкими мирами. Но потом, споткнувшись об какой-то изъян в собственной телесной структуре, этот вид очень быстро деградировал и почти полностью вымер.
Мы собирались уже покинуть ваш мир, предоставив его самостоятельному вялому развитию или гибели, как вдруг наше внимание привлекли предки людей - приматы. До сих пор не понимаю, что мы почувствовали в ваших волосатых и вонючих прародителях, но решили повторить заражение, совершенно упустив из вида тот факт, что повышенный фон эльфийской магии на планете еще не рассеялся.
Процесс пошел неплохо. Внешне все напоминало обычное развитие, но происходило оно быстрее, мощнее, резче и несравненно более жестоко. Получив разум, предки людей разбежались по всему миру гораздо быстрее, чем обычно. Они бежали от лютости себе подобных, пересекали моря и океаны, лезли через огнедышащие горы и брели через жаркие пустыни. За ними следовали их более жестокие и беспощадные собратья, настигали и превращали в своих слуг и рабов, оседая на освоенных землях. Когда пришло время заражать людей магией, все пошло наперекосяк. Она частично наложилась на эльфийскую магию, растянулась на огромные территории и в результате распространилась крайне неравномерно. Целые континенты оказались выброшены из магического развития, зато в отдельных местах концентрация магии превзошла все мыслимые пределы. И человеческая раса раскололась. Развитие разных стран и континентов пошло с разными скоростями и в разных направлениях. Магия стала уделом лишь меньшей части человечества, вызывая у большей лишь зависть и злобу. Мы проглядели этот момент. Ведь до этого ни в одном мире ничего подобного не случалось. А когда опомнились, то было уже поздно.
Большая часть населения полностью порвала с магией и нарекла ее злом. Все магические проявления воспринимались ей хоть и с трепетом, но враждебно. Среди немагического населения нашлось достаточно сильных вожаков и правителей, которые, опасаясь за свою власть, развязали против магов истребительную войну.
И это случилось в тот момент, когда мы считали, что вот-вот достигнем здесь Золотого века. А он требует очень высокого магического фона. Там где мы в это время находились, такой фон уже был, и превышать его по ряду причин было опасно. Мы, не догадываясь, что в большей части этой планеты фон еще крайне низок, начали сокращать его выброс в окружающий мир.
- А-а-а, так вы постоянно…это… излучаете фон этот?
- Когда соединены воедино.
- А если не прекратить его… это… излучать?
Как было уже сказано, при повышении уровня магического фона – наступает расцвет так называемого золотого века. Но постоянно повышать его нельзя. Бесконтрольный опьяняющий поток магии отравляет сознание его смертных носителей, и начинаются катаклизмы, войны, быстрое разделение социумов на касты. А это лишь ускоряет процесс все нового и нового вброса магии в окружающий мир. В мире стремительно возникают новые магические расы. Поначалу они еще пытаются сосуществовать мирно, но вскоре все скатывается в примитивное взаимное истребление. Нарастает неравномерность распределения магической энергии. От одних и тех же носителей магии рождаются и сверхсильные маги и особи совершенно её лишенные. Контраст между ними превышает допустимый уровень, и они обособляются, образуя разные ветви одной расы, отдаляющиеся друг от друга все дальше и дальше, расходящиеся разными путями развития, но имеющие при этом единую наследственную основу. Этот трагичный сценарий повторялся раз за разом во всех мирах, которые были до вас. Раса господ и раса рабов не застывали в гомеостазисе, потому что общий фон магии продолжал неконтролируемо повышаться, и катастрофа была неизбежна!
Вот почему мы остановили насыщение магией вашего мира. Мы стремились сгладить противоречия, не зная, что они и так уже фатально велики.
- Чтобы перестать излучать, вы разделились? – тихо спросил Гарольд.
Да. Но находясь в эпицентре высочайшего уровня магии, сами на короткое время стали игрушками в руках самого могучего местного мага. Он воспользовался нашим разделенным состоянием, что достичь своих целей и преуспел.
- Это был Мерлин?! – с блеском в глазах спросил Поттер.
- Мерлин? – сдвинул брови Мессир. – Не помню такого.
- Годрик Гриффиндор?
- Прекрати гадать, мальчишка!
Гарольд только разочарованно щелкнул зубами и превратился в слух.
Как ты уже понял, Огонь и Чаша это две части одного целого. Но мы способны и на раздельное существование и при этом обладаем индивидуальными качествами, отличными от соединенного состояния. К соединению нас толкает только одно – низкий магический фон. Тогда расстояния не имеют значения. Мы способны почувствовать друг друга и слиться воедино. Но тот маг сумел нас обмануть. Он действительно был великим волшебником, хоть и совершил большую ошибку.
Но обо всем по порядку.
Итак, мы разделились на срок, достаточный с нашей точки зрения для снижения магического фона. В разделенном состоянии мы не излучаем магию, а в основном поглощаем ее, хотя можем делать и небольшие локальные выбросы.
Ваш маг почувствовал, что магия в мире слабеет, и стал искать причины этому явлению. И представь себе - нашел. К сожалению, выводы он сделал неправильные. Считая нас ответственными за ослабление магии, он нашел способ удалить обе половины артефакта из мира людей. Отдаю должное его изворотливости, хитрости и настойчивости. Из него мог бы получиться великолепный новый бог для вашего мира. Жаль, что он мне так и не поверил.
- Блин, кто же это такой? – пробормотал себе под нос Гарольд.
Он воспользовался наследием древних эльфов, чтобы перенести нас в этот мир. И здесь разместил в разделенном состоянии, но в укрытиях с высочайшим магическим фоном.
- Хитро придумано, - кивнул головой Поттер, - это чтобы вы не смогли соединиться. Но зачем?
Он опасался, что в соединенном виде мы сможем вернуться в ваш мир. Он считал, что избавил расу людей от пожирателей магии. Он считал себя единственным защитником магического мира. Я разговаривал с ним, вот как сейчас с тобой, но убедить не смог.
- А что же ты его не погонял, как грозился мне.
- Есть вещи, которые можно делать с героями, но нельзя делать с богами. А в то время я еще надеялся, что он передумает и вернется.
- Что же такое можно делать со мной, чего нельзя делать с этими вашими кандидатами в боги?
- Над ними нельзя смеяться.
Гарольд недоверчиво смотрел на собеседника и тряхнул головой.
- Очень-очень-очень интересный рассказ! Ну, очень интересный! Только я не понимаю, зачем вы мне все это рассказываете? И как мне это поможет одолеть Дамблдора? Над ним смеяться нельзя, так я его должен буду застебать, так сказать, голыми руками?
- Я еще не закончил. Имей терпение выслушать до конца…
…Итак, он оставил нас здесь, а сам вернулся в ваш мир. Больше мы не встречались. Два разделенных очага магии со временем притянули к себе местных аборигенов, но ты сам видел, как криво пошло их развитие. Это и развитием назвать нельзя. Тем временем магия из наших убежищ понемногу просачивалась во внешний мир, наделяя его толикой магии, а фон в наших хранилищах снижался. Мы никогда не были разделены столь долгий срок, и выяснилось, что у наших половин есть достаточно сильные и неприятные побочные явления. Это и моя Красная сажа, питающаяся жестокостью и агрессией аборигенов, это и выбросы Чаши, превращающие обитателей ее мирка в бесполезных бездельников. Бороться с этим в разделенном состоянии мы были не в состоянии.
Это могло длиться еще не одну сотню лет, но тут появились люди. Сначала рабы, а потом и ты со своими соратниками. Первое же знакомство с вами показало, что люди стали слабее магически, а значит, процесс рассеивания магии в вашем мире продолжается. Более того, я даже почувствовал, что этот процесс подошел к некоторому критическому значению, при переходе которого он может многократно ускориться. И как только это произойдет, в вашем мире прекратят рождаться маги. Сразу и навсегда. Закат магической расы людей на этом завершится. Последние маги доживут отведенные им годы, и с ними вместе умрет магия твоего мира.
Поттер облизнул пересохшие губы.
- Это можно как-нибудь остановить?
- Можно. И в этом корень разногласий двух половин нашего артефакта.
- А как это можно остановить? – жадно спросил Гарольд.
- Надо вернуть объединенный артефакт в мир людей и повысить в нем магический фон, - несколько устало объяснил Мессир и сварливым голосом Снейпа добавил. – Поттер, ты правда такой тупой?
- Есть немного, - кивнул Гарольд, соображая, - А Дамблдор, значит, здесь в императоры и боги собрался? Ну, сука! Магическую Британию ему спасать уже не охота. Все продал, сволочь, нагадил как свинья, и теперь желает получить свежий и чистенький мирок взамен обосранного! Ах, ты, старый пидор!
- Готов даже согласиться с вашим последним утверждением, - кивнул Мессир, - правда я не понял, в прямом смысле вы его использовали, или в переносном?
- В обоих!
Мессир слегка развел руками, как бы соглашаясь, что с этим трудно спорить.
- Теперь вы уяснили цену победы и поражения в вашем с ним поединке? Чаша на его стороне. Она не верит в возможность второго шанса для твоего мира, Гарольд. А я верю. Понял?
- Понял, - медленно ответил Гарольд и уперся взглядом с собеседника, - только если вы мне сказали правду.
Мессир даже несколько восхищенно покрутил головой и с легкой ностальгией заметил:
- Ну совершенно, как он! Вот что значит - родство по духу. Оно живет даже через сотни поколений, когда уже никакое кровное родство и почувствовать почти невозможно.
- О чем вы? – резко спросил Поттер.
Мессир встал, взметнув полы своего словно пылающего плаща, и мощным голосом подвел черту в беседе:
- Он все-таки вернулся за нами! Вернулся в твоем облике, Гарольд! И в твоей душе. Он осознал свою ошибку. Теперь ты должен совершить то, что не смог или не успел сделать твой великий предок!
Он извлек из складок плаща Черную палочку Блэков, завернутую в невесомую ткань мантии-невидимки и положил на стол перед своим воином.
Гарольд наклонился за своим оружием, потом поднял глаза на собеседника и твердо потребовал:
- Я должен знать его имя!
- У меня уже нет причин скрывать его от тебя, Гарольд Поттер. Его звали - Салазар Слизерин!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 11.02.2015, 00:54 | Сообщение # 572
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 122
- Помни, что вы изначально в неравном положении.
Гарольд уже стоял у завесы.
- То есть?
- Он почти бог и ему нужно лишь остановить героя. А твоя победа может состояться только в том случае, если бог будет повержен. И это будет не просто поединок. Это ристалище высших сил. Далеко не все там решает боевое мастерство и мощь магии.
- А я-то какими высшими силами обладаю? – недовольно огрызнулся Поттер.
- Я очень надеюсь, что ты разберешься в этом сам. Я могу вмешаться в ваш поединок только один раз. Но после этого любая твоя ошибка станет последней. Таковы правила.
- А она, тоже может вмешаться на его стороне? – кивнул Гарольд в сторону занавеса.
- Да. И тоже один раз. Но наше вмешательство возможно лишь для помощи своему воину, чтобы спасти его один единственный раз и никак иначе.
- Понял уже. Иди и победи не знаю как… Вот ведь засада!
- Время, которое я просил для того, чтобы подготовить тебя, истекло. Ваше состязание начнется немедленно. Я уже чувствую, что сестра торопит меня. Ты готов? Учти, он начинает первым…
Звук голоса Мессира отдалился и смолк. Свет в зале погас.
«Драться в гостях при погашенной иллюминации – гиблое дело, - подумал Гарольд, вытаскивая палочку, - что он там плел насчет ристалища высших сил? Бог-отец, Бог-сын и Бог-Поттер! Ага, и белобородого мерзавца дедушку в компанию возьмем…»
Гарольд понял, что элементарным образом трусит. Как тогда на первом курсе в туалете с троллем. Тогда у него душа в пятки ушла, потому и бросился в бой без памяти, чтобы от своего страха убежать. Там он сражался за свою жизнь и жизни друзей, а точнее однокурсников. Настоящими друзьями они стали уже позже. Жаль, что ненадолго…
А сегодня все гораздо хуже. За его спиной целый слабеющий мир магии, который уже приговорен, только еще не догадывается об этом.
Поттер почувствовал, что руки его стали влажными от пота и обложил себя в душе последними словами.
На полу в центре зала появился яркий круг света.
- Началось, - гулкий голос Мессира раздался откуда-то сверху, - встань в центр круга и отправляйся!
- Куда?
- Не знаю. Первый ход делает сестра…
Гарольд сплюнул с досады и шагнул в ослепительный круг.
Свет затопил все вокруг белым сиянием, он почувствовал, что его неумолимо несет куда-то и невольно сгруппировался, ожидая новый удар об стену…
* * *
…шипящая волна ударила Гарольда по ногам, и от неожиданности он резко отскочил назад и боком упал на горячую гальку.
- Это еще что за сюрпризы?
Он заозирался по сторонам. Берег моря или океана. Песок и галька. Широкая полоса прибоя. Это другое море, настоящее. На губах сохнет соленая горечь. Да и место совсем не похоже на мир Матери. Родное желтое солнце низко над горизонтом.
Поздний вечер? Раннее утро?
На берегу пальмы и стройные деревья-пирамидки, названия которых он не знает. Сквозь негустую зелень просвечивают вполне современные домики или коттеджи. Несколько загнутых волноломов образуют закрытую бухту, в которой покачиваются лодки, катера, катамараны и небольшие яхты. Ну, прямо курорт!
Гарольд поднялся и осмотрел себя.
Забавно. У него стало очень загорелое тело, покрытое густой растительностью, какой никогда не было. Палочка превратилась в некое подобие жезла с трехгранной коронкой на конце. На плечах короткий плащ до пояса. Он обут в черные кожаные сапоги, плотно облегающие ноги. На подошвах что-то металлически звякает. Волосы до плеч и мелко вьются. Вьются!
- Что за идиотский маскарад? Это одежка для героя?
Никто ему не ответил. Гарольд нащупал в кармане штанов мантию-невидимку. Спасибо, что хоть штаны с него не сняли, ради этого костюмированного действа.
А магия слушается? Оглянувшись вокруг, он быстро проверил несколько заклятий. Все работало безукоризненно, и у него полегчало на душе. Оружие для поединка – первое дело!
Дамблдора нигде не было видно. Стоять здесь и ждать на жаре - было бессмысленно.
Поттер подумал и направился в сторону курортного городка. Если его хотели направить по конкретному маршруту, то давно бы уже направили. Видимо, состязание подразумевало изрядную свободу воли для его участников.
Пока он шел, светило заметно поднялось над горизонтом. Значит утро. Курорт оживал на глазах. Потянулись ранние посетители пляжей, на дорожках и аллеях забегали смуглые фигуры с коробками и охапками. Зафыркали небольшие грузовички, заскрипели педалями велорикши.
Индия, решил Гарольд. Или Япония.
Азия, в общем.
Или Африка, поправил он сам себя, разглядывая смуглых до черноты ребятишек на фоне дебелой европейской четы под цветастым зонтом.
Да какая разница? Делать-то что?
Тем временем он достиг населенной зоны курорта и начал ловить на себе настороженные взгляды. В основном на него обращали внимание смуглые аборигены. Отдыхающие видимо были уже пресыщены местными колоритами и воспринимали его, как часть курортного шоу. А вот местные им заинтересовались. И любопытство это было какое-то нехорошее. Негативное было любопытство. Его рассматривали так, как если бы он, будучи болельщиком ирландской сборной по квиддичу, приехал в Болгарию на второй день после финала Чемпионата мира! И с ирландским флагом в руках вломился в ночной бар, в котором сидят местные ультрас…
Так смотрят на человека, раздумывая, что с ним сделать в первую очередь, дать пинка или сразу в морду?
Не желая провоцировать недоброжелательно настроенных аборигенов, Гарольд повернул в сторону пляжа. Пара здоровых темнолицых мужчин правда увязалась за ним, но близко они не подходили и свое недовольство обозначали только вызывающими взглядами. В надежде, что они от него отвяжутся или появится, наконец, Дамблдор, Гарольд уселся под широким тентом, небрежно посматривая по сторонам. Палочку-стек он из рук не выпускал ни на мгновение и весь был собран, как сжатая стальная пружина.
На берегу у воды раздались удивленные возгласы. Гарольд мигом повернулся в их сторону и поначалу не понял, что там произошло. Он решил, что там нашли какую-нибудь раковину или краба, потому что все смотрели вниз на срез воды. Это было неинтересно, и Поттер отвернулся, осматривая пространство вокруг себя. Он уже разбросал по пути сюда несколько десятков ловушек с Обнаруживающими чарами, но слишком полагаться на них было бы неразумно.
На берегу шум и гам стал еще громче. Да что же там происходит? Гарольд снова обернулся и, наконец, понял причину переполоха.
Море отступало. Срез воды на глазах отползал в глубину, открывая мокрый песок, гальку и камни поросшие зелеными водорослями.
Хм. Это же отлив всего-навсего - нашли чему удивляться. Вон в Лондоне каждые сутки по два отлива и два прилива по пять метров высотой! И вообще все это ерунда. Пить хочется. Денег нет, из бассейна что ли напиться? Устроить «прилив», так сказать, а потом забраться кустики и там сделать «отлив», что тоже было бы кстати.
Мимо Поттера пробежало несколько местных мальчишек, что-то отчаянно вереща на своем тарабарском языке. Они тащили с собой плетеные корзины и какие-то бачки с ручками. Варвары. Посуду в океане моют?
Гарольд лениво взглянул им вслед.
Хм. А вода ушла от берега уже ярдов на двести! Что-то многовато даже для Лондона. Или здесь дно очень пологое?
А местные, оказывается не дураки. Носятся по обмелевшему дну и собирают с него дары моря. Но почему такой ажиотаж? Это же должна быть ежедневная рутинная, скучная и тяжелая работа, а они ведут себя так, словно первый раз в жизни дорвались до бесплатного. Странно.
Гарольд впился взглядом в море. Вода отступала. Чайки снялись с воды и без криков плотной стаей промчались вглубь суши. Это уже совсем непонятно! Для них такое халявное поле дна открылось. Жри и радуйся. А они куда?
Поттер встал, предчувствуя какую-то надвигающуюся беду.
Аборигены тоже вскочили и начали рассматривать горизонт, приставив ладони ко лбу. Потом один из них обернулся и громко закричал, что-то показывая на Гарольда указательным пальцем. Он явно обвинял в чем-то пришельца и призывал соотечественников разделить его негодование.
- Вообще-то указывать пальцем - это некультурно, дружище, - пробормотал Поттер, крепче сжав палочку.
Обвинительные вопли подхватил второй абориген, на их крики быстро сбежалась небольшая толпа. Устраивать с ними побоище с использованием магии было нельзя, а утихомирить не было ни малейшего шанса, учитывая то обстоятельство, что он не понимал ни слова из их воплей. Только раз у него мелькнула смутная догадка, когда первый скандалист указал на уступающее море, а потом ткнул пальцем вверх.
Уж не думают ли эти малограмотные дикари, что он является виновником того, что уходит море? Типа, он прогневил небо, а накажут всех остальных и кого попало? Ну и боженька тут у них… стоп! Боженька! Черт, да это же началось состязание!
Момент прозрения у Гарольда тянулся недолго. Толпа набросилась на него с воплями и кулаками!
Медлить нельзя было ни мгновения. Он мысленно повернулся и аппарировал на ближайшую возвышенность в полумиле от пляжа.
- Фу! – стряхнул он себя двух прицепившихся туземцев. – Ступефай! Ступефай!
Затащив оглушенных в тень дерева, чтобы не перегрелись на солнышке, Гарольд повернулся к морю и потерял дар речи.
Огромная серая полоса воды надвигалась на побережье, торопливо втягивая в себя остатки отливной волны! Она была еще не высока, но простиралась до самого горизонта, и, по мере приближения к берегу, становилась все выше и выше. Скорость ее была просто чудовищной. Расстояние в несколько миль она должна была сожрать за считанные минуты.
Гарольд на глаз прикинул высоту холма, на котором он стоял. Ярдов двести-двести пятьдесят. Здесь можно спастись, но как эвакуировать сюда сотни людей с пляжа и гостиничных домиков?
Поттер понял. Вот оно испытание! Вот деяние достойное и бога и героя! И для решения у него считанные мгновения! Первый шаг, который он сделает с этого холма, определит победителя первой схватки. Если она не станет и последней.
Из-за дерева вышел Дамблдор, одетый в причудливую хламиду. Поттер немедленно взял его на прицел.
- Нет, Гарольд! Схватка между нами исключена. Твой ход, герой!
Юный маг только яростно сплюнул! Сволочь белобородая, убить тебя мало!
Дамблдор спокойно ждал, с улыбкой превосходства наблюдая за соперником. Не было ни какого сомнения, что он точно знает, что будет делать, когда Поттер примет решение. И было ясно, что он практически не сомневается в том, какое именно решение примет его враг.
- Что бы тебе издохнуть, старый мерзавец! – выкрикнул Гарольд и аппарировал.
Почти одновременно с ним аппарировал и Дамблдор. Две дымные ленты следов аппараций рванулись с холма почти в одном направлении, но совершенно с разными целями!
* * *
За три минуты Поттер совершил почти невозможное – он аппарировал почти сто раз!
Наложив на себя заклятие Замедления времени и не обращая внимания на поднимающуюся над горизонтом свинцовую стену, он хватал то двух, а то и трех человек и мгновенно возвращался с ними на холм. Нетерпеливо отдирал от себя судорожно сжатые пальцы и, не обращая внимания на их удары, толчки, царапины и укусы, тут же аппарировал обратно на пляж за следующими.
Местные жители первыми поняли, что происходит, и побежали на берег, в надежде забраться на пальмы или пересидеть удар стихии на крышах высоких домов. А глуповатые и самодовольные европейцы с идиотскими улыбками на толстых рожах щелкали фотоаппаратами и новомодными цифровыми камерами, стараясь запечатлеть себя любимых, не подозревая, что делают последние снимки в своей жизни!
Наконец, побежали и они, когда до гигантской волны оставалось уже не более трехсот ярдов. Несясь со скоростью около пятидесяти ярдов в секунду, волна должна была нагнать их за считанные секунды.
И в этот Поттер понял, что выдохся окончательно. Он почувствовал, что если ему и хватит сил, то только на то, чтобы самому уйти от удара стихии. Он повернулся лицом к гигантской волне и обомлел.
Прямо на сверкающем от пены гребне высилась гигантская фигура седовласого старца с благообразным, но разгневанным лицом. В светлой одежде, с посохом и каким-то артефактом, напоминающем крест распятия, он возвышался над обреченным побережьем простирая руки, словно владыка моря, вышедший на берег для того, чтобы наказать свою непокорную паству! Миллионы тонн карающей стихии несли его словно на колеснице возмездия!
Присмотревшись, Гарольд понял, что сам Дамблдор действительно стоит на гребне волны, а огромное его изображение на полнеба дает магическая подсветка, летящая чуть ниже и выполняющая роль исполинского проектора.
- Ловко! – только и успел сказать Гарольд.
Огромная волна, несущая в себе крошево камней и массу песка, словно могучий таран обрушилась на тростинки пальм и скорлупки домов, сметая все на своем пути!
Гарольд аппарировал за мгновение до удара, ощутив на себе насмешливый взгляд коварного старца!
* * *
У него не было даже мгновения, чтобы задать направление, поэтому он просто выстрелил вертикально вверх. Стоило ему материализоваться в воздухе, как неумолимая сила притяжения повлекла его вниз.
- Левио! – собрал он последние силы и повис в воздухе, наблюдая страшную катастрофу на побережье.
Завороженный зрелищем земного катаклизма он не сразу заметил, что происходит на холме, на котором он оставил спасенных им людей. А когда заметил, то вначале не поверил своим глазам. Спасенные люди стояли на коленях вокруг седовласого старца, который, потрясая крестом над их головами, обращался к ним с речью!
Этот хладнокровный мерзавец, спокойно принявший участие в убийстве сотен, а может быть и тысяч людей, что-то проповедовал тем, кто спасся от уготованной им смерти. Точнее, кого спас он – Гарольд!
Ветер немедленно ударил ему в лицо. Холм приблизился и принял Поттера прямо на вершину.
С криками ужаса, спасенные Гарольдом люди бросились прятаться от него… за спину Дамблдора!
Старик повернул к нему суровое лицо.
- Презренный и лукавый враг рода человеческого! Пришел полюбоваться на дело рук своих? Здесь остались лишь спасенные и безгрешные! А души тех, кто внял речам твоим лукавым, уже горят в преисподней! Изыди прочь! Тебя я проклинаю!
Гарольд потеряв дар речи смотрел даже не на Дамблдора. Он смотрел на подагрические телеса европейцев, попавших в число «спасенных», на вывороченные губы туземцев и их стеклянные бусы, на «апостольские» лики звероподобных мужиков, которые могли быть грузчиками или вышибалами в публичном доме. На всех этих людей, которых он неимоверным магическим усилием выдернул из-под удара стихии.
Великий Мерлин! С каким обожанием и раболепием они смотрели в рот этому старому мерзавцу, принимая каждое его слово за истину в последней инстанции. Единственную и непогрешимую!
Таковы, значит, божеские приемчики.
Гарольд представил себя со стороны. Темнолицый, волосатый, в черном плаще и с жезлом в руке, напоминающем оторванную птичью лапу! Вот каким он предстал перед ними. Сущий дьявол!
А здесь нечестно играют, сэр. И цена ошибки слишком велика. Ну, если ты бог, Дамблдор, то может быть, заодно и оживешь на радость пастве? Надо попробовать.
Гарольд поднял палочку и наставил на Дамблдора. Он был уверен, что старик сумеет защититься. Камень поднимет или толпой своих апостолов прикроется. Неважно. Лишь бы сбить с него эту невыносимую божью спесь!
Дамблдор покачал головой.
- Нет, Гарольд! Схватка между нами исключена. Ты сделал свой ход, герой! И проиграл!
Поттер ощутил безмерную усталость. Старик прав. Пусть он мерзавец и негодяй, но сейчас он прав.
Гарольд опустил палочку.
Ослепительная вспышка затопила все вокруг белым сиянием. Он почувствовал, что его понесло в пространстве и… выкинуло в подземный зал под ноги разочарованному Мессиру…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Среда, 11.02.2015, 17:50 | Сообщение # 573
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
Алекс, почему продолжаешь спасать мерзавца?


Без паника!!!
 
alexz105Дата: Суббота, 14.02.2015, 01:06 | Сообщение # 574
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 123 часть1
Гарольд плюхнулся на банкетку и мрачно уставился в стол.
Мессир сел напротив него, пристально разглядывая подавленного парня.
- Вы на мне дырку протрете, - огрызнулся тот.
- Обидно?
Гарольд весь скривился от отвращения, потом пожал плечами.
- Глупо проиграл.
- Хорошо, что ты сам это понимаешь…
- Я отдал ему инициативу…
- Ты отдал ему все! Инициативу, скорость, моральное преимущество! О чем ты думал, кидаясь спасать людей, и давая ему тем самым полную свободу действий?
- О людях! – огрызнулся Поттер.
- Как можно думать о людях, фактически отдавая их во власть этому уроду? Почему ты поверил ему? Поверил дважды! Пустым словам! Почему не ударил его своей магией? Почему позволил ему устанавливать правила поединка? Что за детская покорность и простодушие?
Мессир замолчал, во взгляде его читалась почти жалость.
- Да ладно, понял я все, - почти с отчаянием махнул рукой Гарольд. – Делать-то теперь что? Я уже совсем проиграл? Или это ты меня вытащил оттуда, воспользовавшись своим правом, и теперь у меня остался последний шанс? Правильно я понимаю? А у Дамблдора их осталось два?
Мессир молча смотрел на него.
Гарольд вскочил и заметался по залу. Злость клокотала в нем все сильнее. Сильнейший удар по уверенности в себе, нанесенный ему Дамблдором, вызвал короткое состояние опустошенности в душе, но не сокрушил, а лишь смял и спрессовал его эмоции в тугой комок. Так удар молота не раскалывает булатный клинок, а лишь плющит его поверхность, придавая ей невиданную крепость и твердость. Вот и ненависть Поттера словно спрессовалась до твердого состояния, которое как стальной бандаж скрепило надлом в его душе.
- Ну, что ты молчишь, Мессир? – остановился он.
- Да вот думаю, говорить тебе или не говорить…
- Не тяни!
- Хм, ладно. В общем так. Шансы у вас все еще равны, потому что сестра не будет спасать Дамблдора, если тебе удастся победить его.
Гарольд обернулся на своего покровителя с нескрываемым изумлением.
- Не так уж он ей и интересен, - пояснил Мессир. - И вообще, по-настоящему ее интересует только само Слияние, а куда потом отправляться или оставаться здесь – для нее второстепенно. И кто из вас станет богом, ей не так уж важно, главное, чтобы это состоялось…
- А если я не соглашусь становиться богом?
- Найдется со временем другой, и она знает это.
Гарольд перестал метаться и сел на место.
- Блин, ты меня спасаешь! А почему ты решил мне это рассказать?
- Чтобы ты себя не слишком берег для третьей схватки. Третьей не будет. Сейчас или никогда. Или ты его, или он тебя.
Поттер зло улыбнулся.
- Никаких или. Я его.
- Вот и хорошо. Как самочувствие? Ты ведь изрядно потрудился.
Гарольд пошевелил всем телом, вслушался в себя и с удивлением отметил:
- Странно, но я полностью в форме. Хм-м-м… да, полностью. Даже невербальная магия слушается очень хорошо…
Столешница, которая находилась между ними, взлетела в воздух, потанцевала в нем немного и аккуратно приземлилась на старое место.
- Даже удивительно. После такой передряги я обычно дня два отхожу, а тут и часа не прошло…
Поттер с подозрением уставился на Мессира. Но тот и вида не подал, что понял вопрошающий взгляд своего воина. Тогда тот спросил в лоб:
- Это ты помогаешь мне?
- В части магических сил? Нет. В тебе их и так с избытком.
- А эта Чаша, ну… твоя сестра, она помогает Дамблдору магически?
- Тоже нет.
- А какие силы она ему дала?
- Ну, всякие божественные приемчики. Кое-какие ты уже видел, а остальные должен разгадать сам по ходу дела.
- Ага, - повеселел Гарольд, разглядывая Мессира словно в первый раз.
Потом улыбка сползла с его лица. Он начал понимать, хоть это и казалось совершенно невероятно…
- А я-то думаю, почему Дамблдор ко мне обращается, словно мы еле знакомы? – медленно произнес он, наблюдая за собеседником. - Ни одного личного выпада или намека... Так ты обманул меня… никакого поединка не было… Это было… это было…
- Ситуационное психомагическое моделирование, - кивнул Мессир.
Ни тени смущения не появилось на его лице.
- Говоря проще – цирковое представление? – с угрозой в голосе процедил Гарольд. – Я там жилы рвал и от отчаяния задыхался, а ты сидел здесь и хихикал, сволочь?
- Я не хихикал. Прекрати истерику. Тебе стало от этого хуже? Ты чувствуешь себя более слабым? – холодно перебил его Мессир.
Гарольд, не сводя глаз с оппонента, медленно произнес:
- Я чувствую, что сам стал хуже… грязнее, понимаешь ты это, дубина огненная? Я сам стал хуже! Я теперь не могу верить во многое из того, во что верил раньше.
Мессир холодно поморщился.
- В этом нет ни моей вины, ни моей заслуги. Ничего нового о своем мире ты не узнал, я помог тебе лишь переступить через окостеневшие предрассудки и благоглупости, которыми тебя пичкали всю твою юность. Ты стал не хуже, а сильнее. Ты сделал шаг над миром, чтобы понять мотивы своего врага.
- А зачем мне это нужно? – зло выкрикнул Поттер.
- А иначе ты его не победишь. Охотник должен знать повадки хищника, на которого он охотится!
Прозвучало это сильно, но Гарольд не сдавался.
- Получается, что за твой обман я тебя еще должен и поблагодарить?
- Плевать мне на твои благодарности! Сейчас начнется твоя главная охота в жизни, Поттер! Моей задачей было вооружить твою душу. Физической и магической силы у тебя более чем достаточно…
Эмоции Гарольда достигли точки кипения. Он встал.
- Когда начнется поединок? – почти рыкнул юный маг.
- Немедленно! Моя сестра уже действительно теряет терпение. Она ждет только моего сигнала. Ты готов?
- Да!
- Встань перед занавесом и жди, пока он откроется. Твой противник уже ждет тебя…
Раздосадованный, но готовый к борьбе Поттер проверил свою нехитрую экипировку и встал в указанное место…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 15.02.2015, 00:04 | Сообщение # 575
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 123 часть 2
Медный корабль завис над Обителью Матери.
- Нам здесь не рады, - констатировал Джонс, глядя, как гвардейцы Дамблдора разбегаются по укрытиям.
- А они успели приготовиться, - кивнул Снейп, разглядывая верхние окна замка. – Быстро учатся солдатики императора.
- Я думаю, что без какого-то вида ментальной связи здесь не обошлось, - заявил вдруг Драко. – Дамблдор знает, что происходит и подсказывает им, как защищаться.
Взгляд Снейпа, брошенный на него, показал, что блондин несколько вырос в его глазах. Серьезные умозаключения никогда не были сильной стороной Драко. Оставалось только порадоваться за крестника.
- Тем не менее, мы должны атаковать и выбить их из замка до того, как пойдем на посадку. Иначе они расстреляют нас сверху как куропаток.
Джонс согласно кивнул и скомандовал:
- Мистер Малфой и мисс Грейнджер, приступайте. Только по возможности щадите гражданских лиц.
- Добби! – крикнул Сириус. – Медленно вращай корабль на одном месте!
Началась пальба. Драко и Гермиона, наотрез отказавшиеся уступить свои места близнецам Уизли, начали методично запечатывать окна верхних этажей замка. Однако результаты оказались неожиданно скромными. Большинство окон было защищено заклятиями от физического проникновения, и пули рикошетили от них по стенам, не причиняя защитникам никакого вреда. Гранаты тоже тормозились и бессильно падали вниз вдоль стен, бесполезно взрываясь там.
- Стоп! Прекратить огонь! – скомандовал Десмонд. – Так дело не пойдет. Мы напрасно тратим боекомплект. Они сумели защититься. Какие есть идеи?
Добби остановил вращения корабля, отдыхая. Он уже разобрался, что основные его усилия тратятся на изменение положения корабля в пространстве и его ориентацию. А вот поддерживать судно в воздухе было совсем не трудно, и много сил не отнимало.
- Надо попробовать комбинированную атаку! – хором предложили близнецы. – И магией и огнестрельным оружием.
- Не думаю, что получится что-то путное, но попробовать можно, - поморщился Снейп.
Попробовали.
Вначале получилось, но, спустя несколько минут, враги разгадали фокус и начали защищаться и от магии, и от пуль с гранатами одновременно.
- Их там дофига за каждым окном, - признали неудачу Уизли. – Одни держат материальный щит, другие – магический. Нам их так не пробить.
Снейп, прищурившись, о чем-то размышлял.
Тем временем гвардейцы обнаглели и сами начали обстреливать медный корабль. Пришлось поднять его на высоту недоступную для заклятий.
- Есть мысль! – оживился Снейп. – Уизли и Джонс, идите сюда!
Сириус только поджал губы. Снейп старательно игнорировал его присутствие, что, в общем-то, было понятно, особенно если вспомнить обстоятельства их первой встречи в мире Матери. А если вспомнить всю предысторию, то становилось ясно, что вообще странно, что они еще не поубивали друг друга. Видимо боялись расстроить Гарольда.
Тем не менее, Сириус решил пренебречь условностями и подошел вместе остальными, словно и его позвали. Снейп выделываться не стал, и на том Сопливиусу спасибо.
- Я хорошо помню, что Поттер занимался разработкой боевых связок заклинаний для армейцев из Эй-Пи. И весьма успешно занимался, что признавал и покойный Грюм и его командиры. Фред и Джордж, вы самые главные любители сунуть свой нос в чужие дела. Вы помните какие-нибудь связки из тех, что использовались тогда?
Близнецы наморщили лбы.
- Это… энергетические вампиры, что ли?
- Ну да… связка номер три… или два…
- Использование магии вражеского заклинания, для уничтожения его самого! – выковал Снейп вспомнившуюся формулировку.
- Точно! – обрадовались близнецы. – И связки были вербальные и невербальные.
-- Бомбарда, Специалис Протего, Секо Максима, - без выражения продекламировала Гермиона.
Все с изумлением уставились на нее.
- Я помню, что именно эти заклинания орали армейцы, когда атаковали Гарольда в министерстве. Слитно так орали, как единое целое. И в конце огненное заклятие.
- О!
- Ага!
- Офигенно!
- Молодец, Гермиона!
Последний возглас издал Малфой.
Грейнджер лишь удивленно пожала плечами. Единственный взгляд, который она метнула на соратников, был адресован Джонсу. Тот смотрел на девушку с искренним интересом. Гермиона тут же отвела взгляд и скроила нарочито серьезное и мрачное выражение лица.
- Сразу пробовать будем или потренируетесь? – в пространство поинтересовался Снейп.
- Давайте сразу. К левой башне поближе подгребем и ахнем! – заявили близнецы.
Корабль развернулся и снизился напротив самой высокой башни замка.
Потирая запястья рук близнецы, Снейп, Блэк и Малфой приготовились к атаке. Грейнджер замерла за своим пулеметом, чтобы поддержать их.
- Бомбарда!
- Специалис Протего!
- Секо Максима!
- Фламаре!
Выкрикнули маги. Разноцветные лучи нырнули в цель. Тяжелая скороговорка пулемета поддержала их атаку.
Оранжевое пламя коротко полыхнуло в верхнем этаже замка. Огненный вихрь промчался в окнах и выбросил тугие клубы дыма.
- Отлично! – крикнул Снейп. – Теперь по нижним окнам замка! Огонь!
* * *
Гарольд отдернул завесу и с удовлетворением отметил, что Дамблдор уже тут.
Слава Мерлину! А то этот Мессир почти засрал ему мозги своими цирковыми представлениями. Воспитатель хренов.
Или не засрал?
Черт, пока не попробуешь – не разберешься.
В его мозгу всплыл картинка: оседлавший чудовищную волну бог раскинул над миром карающие длани...
Бред… ну точно бред.
Бредович!
- Привет, Дамби! Не желаешь ли огрести божественных пиздюлей? – заорал Поттер, приходя в злобно-игривое настроение. – На этот раз у меня нет Омута Памяти, что бы дать тебе возможность свалить в бульоне из мыслей!
- Щенок!
- Да ну? Я щенок? А кто ты тогда? Старый пес? Правильно! Я всегда это подозревал!
- Ты – мой неудавшийся проект. Уродство в гармонии логики, - презрительно бросил Дамблдор, кидая взгляд вокруг себя. Он вовсе не выглядел испуганным или неуверенным в себе.
- Бывает. Получается, что ты сам будешь жрать дерьмо своего неудавшегося проекта в смеси с гармонией логики?
Дамблдор не ответил. Клубящаяся мгла, как карусель вращалась вокруг центрального светила сферы, в которой они оказались после падения Завесы.
- Что же ты молчишь? Еще совсем недавно ты называл меня своим рабом, намекая на всякие мерзости. А теперь начинаешь понимать, что твоя собственная судьба может сложиться не самым лучшим образом? В любом случае, обещаю не покушаться на твои перезрелые старческие прелести! Ха-ха-ха!
Дамблдор почти неуловимо взмахнул палочкой.
Гарольд кинул перед собой чары Замедления и опознал заклинание.
Эксдиректор Хогвартса атаковал своего бывшего студента заклятием Разложения!
Если бы оно попало в Гарольда, то через пять минут его сгнившие конечности просто оторвались бы от туловища и в зловонной луже разлагающейся органики дергались бы на радость самому светлому магу столетия.
- Хотя нет! – скривился Поттер. – Отказываюсь от своего обещания! Ты не достоин жалости. Не желаешь прокатиться на цунами, Дамблдор?
- Твои попытки сбить меня с толку, выглядят очень жалко, Поттер! Какие еще цунами? Ты недостоин даже простого Пророчества! Жалкий предатель крови и родства!
Гарольд почувствовал горячий толчок крови в висок. Но тут же сработало противоядие в мозгу.
Дамблдору есть, что рассказать своему противнику, чтобы сбить его с толку, разоружить морально, заставить сожалеть или стыдиться…
Гарольд мрачно усмехнулся.
Спасибо тебе, Мессир, за прививку от совести!
Ты знал, о чем говорил…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Воскресенье, 15.02.2015, 23:19 | Сообщение # 576
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
Цитата alexz105 ()
Жалкий предатель крови и родства!

Сказал Дамби, но его противник был уже подготовлен и знал, что
Цитата alexz105 ()
Охотник должен знать повадки хищника, на которого он охотится!


Поэтому его ждал песец.



Без паника!!!
 
ShtormДата: Суббота, 21.02.2015, 06:30 | Сообщение # 577
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Хорошая это вещь - прививкаот совести


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Среда, 25.02.2015, 00:06 | Сообщение # 578
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 124
Гарольд сделал шаг вперед.
Он стоял в конце огромной овальной пещеры. Это был не зал Огня и не подземелье, в которое их когда-то заманила Шамира. Это вообще выглядело, как огромный пузырь, по неизвестным причинам возникший в сплошной толще скальной породы. Относительно ровная каменная поверхность в качестве пола и грубые изломанные выступы стен, теряющиеся в темноте свода.
Как он перенесся сюда, сделав всего шаг за завесу, было совершенно непонятно. И это очень не нравилось Поттеру. Лучше уж привычно-отвратительный подвздошный крюк портключа или тугой чулок аппарации. Неприятно осознавать себя щенком в руках высших сил.
Непривычно и неприятно.
Гарольд уже успел привыкнуть к своему магическому могуществу, и недавняя потеря магии произвела на него очень тяжелое впечатление, которое продолжало подпитываться опытом общения с Огнем-Мессиром. Впрочем, нечто подобное должен был испытывать и Дамблдор, общаясь с Чашей и выпрашивая у нее магию, на которую сам оказался неспособен.
Эта мысль странным образом успокоила Гарольда. Не он один находится в таком положении. Его противник тоже чувствует на загривке дыхание более мощной силы, которая фактически устроила здесь ристалище за право выжить и распорядиться бесхозным могуществом мегаартефакта.
Все так. Но на нем еще лежит ответственность за друзей и соратников, которых он сюда привел. А Дамблдор один и беспокоится ему не о ком. Это преимущество или слабость?
Время покажет.
Гарольд всматривался в противоположный конец зала. Там было темно. Мутный свет, словно проступающий сквозь сами стены, освещал лишь середину. Если с другой стороны находился Дамблдор, то, скорее всего, он тоже не видел своего противника. Ждет пока Гарольд не выйдет на середину и не подставится под удар? Не дождется!
- Люмос Максима!
Рукотворное светило взлетело вверх и залило все пространство беспощадным белым светом. Только теперь выяснились поистине титанические размеры пещеры. В нее свободно уместился бы стадион для квиддича, и еще осталось бы место для пары Астрономических башен Хогвартса.
Бах!
Встречный заряд взлетел из дальнего угла пещеры и врезался в светильник Поттера. Тот гулко взорвался, изрешетив все пространство пещеры мелкими ошметками магического огня! Гарольд еле успел прикрыться щитом. Несколько огненных сгустков врезались в него и повисли в воздухе на расстоянии пары футов. Он снял щит – сгустки упали на пол, продолжая ярко светиться.
- Однако! И вся эта хрень продолжает подпитываться моей магией? – недовольно проворчал Поттер, пытаясь прекратить действие своего Люмоса Максима.
Ближайшие к нему светляки погасли, а остальные продолжали сиять, как ни в чем не бывало. Вся пещера теперь напоминала звездное небо. Видимо, не зря он вспомнил об Астрономической башне. Как бы заодно и в квиддич не сыграть.
А что? Старый хрыч встанет в кольца, а он начнет его пробивать вместо квофла Авада Кедаврами. И пусть попробует хоть одну поймать!
- Чем тебе не понравился свет, Альбус? – крикнул Поттер, обнаружив, наконец, в противоположном углу пещеры бледный силуэт директора, тьфу, блин… его императорского величества.
- Слишком резкий для меня, Гарри мой мальчик.
- Я не твой мальчик, - рыкнул Гарольд со злостью. – Ищи своего мальчика в другом месте, извращенец.
- Как ты обывательски примитивен. Любые проявления любви достойны уважения, Гарри.
- Но совсем не любые проявления достойны называться любовью, - парировал Гарольд. – Впрочем, чем больше я о тебе узнаю, тем полнее и логичнее становится вся картина. С такими понятиями Любви и Доброты твое желание оттрахать весь мир, становится понятным.
- Ты по-юношески прямолинеен и не понимаешь нюансов…
- Знаю-знаю. Снейп мне на эту тему все уши прожужжал. Что я пень развесистый и прямолинейная дубина. Но при общении с тобой мне очень хочется быть именно дубиной и бить тебя беспощадно!
- Кто же тебе мешает, мой мальчик? Попробуй одолеть своего старого учителя. Ну же, приступай.
М-да. Такого непробиваемого мерзавца фиг смутишь. Хоть ссы в глаза – все божья роса. И зачем он сам затеял с ним беседу? Не удержался, блин.
- И то верно, - проворчал Гарольд и двинулся вперед.
В отличие от своих предыдущих дуэлей и сражений, на этот раз у него было некое подобие плана. Крайне ограниченный набор имеющихся боевых артефактов заставил его тщательно перебрать все свои козыри и вспомнить слабые места. Заодно он припомнил все, что знал о Дамблдоре из чужих рассказов и что видел сам. Общая картина была сложная, но Поттер был уверен, что должен справиться. В неизвестных величинах оставалось лишь то, чем снабдила своего протеже эта чертова Чаша. Но тут гадать бессмысленно. Ясно только одно: нужно максимально воздержаться от вербальных заклинаний.
Противники неторопливо сближались.
Гарольд вспомнил поединок Воландеморта и Дамблдора в министерстве магии на пятом курсе. Тоже подземелье, только не такое дикое. Тот же рассеянный свет, правда, не в виде этой идиотской звездной ночи. И тот же белобородый маг в старомодной мантии до пят, медленно, но неуклонно и неудержимо шагающий навстречу своему змеелицему врагу. Помнится, тогда хотелось крикнуть ему: «Не приближайтесь к нему! Это опасно!». Он ведь не знал, что участвует в любительском спектакле в роли анонимной жертвы, в которую один из трагиков должен поместить декрукс-убийцу под прикрытием второго актера-комика. Кстати, так до сих пор и непонятно, зачем они разыграли это представление, когда могли просто оглушить его и провести всю процедуру, так сказать в теневом режиме. Единственным объяснением и тогда и сейчас служит предположение, что для инициации декрукса он должен был быть в полном сознании…
Гарольд остановился. Злость полыхала в нем холодным ледяным пламенем.
Дамблдор продолжал семенить. Их раздело уже всего ярдов тридцать.
- Не приближайтесь ко мне, директор. Это опасно, - пробормотал сквозь зубы юный маг и взмахнул палочкой.
Черное лассо блестящей змеей скользнуло к Дамблдору. Тот взмахнул палочкой раз, два и, видимо, не в силах трансфигурировать оружие, созданное темной магией Блэков, взвихрил пространство вокруг себя, словно собирался аппарировать.
Но нет. Созданная им воронка лишь поймала в себя лассо и вывернула его в другую сторону от Дамблдора. Черная петля со свистом вспорола пустоту, схлопнулась и растаяла.
- Неплохо, мой мальчик, - снисходительно кивнул Дамблдор.
- Я рад, что вам понравилось, - сухо уронил Поттер, невербально добавляя к заклинанию петли заклятие множества.
Целый веер черных лент вырвался из его палочки и, закручиваясь спиралями, с разных сторон обрушился на врага. Дамблдор, весь окутанный смертоносными петлями, почти скрылся из глаз. Был слышен лишь свист воздуха, рассекаемого его палочкой и невнятные вскрики и возгласы.
- Попался, - холодно констатировал Гарольд.
Он изо всех сил держал заклинание палочкой Блэков в правой руке, а левой водил в воздухе, словно нащупывая незримые волны магии, которая на этот раз должна была подчиниться ему без магического посредника.
- Есть! – он, словно ухватил в воздухе невидимые концы лент и с силой потянул их на себя.
Петли на Дамблдоре начали затягиваться. В просветы между ними стало видно, как старый маг взмахами палочки рубит их на части, но они тут же срастаются и затягиваются все туже.
И вдруг директор выкрикнул длинное заклинание и замер. Внутри кокона из лент полыхнул яркий свет
Гарольд немедленно еще туже стянул петли. Поднял обе руки и потянул на себя. Ну, еще немного и можно будет полюбоваться чипсами из императора!
Банг!
Он почувствовал, что связь с лентами оборвалась, а сам он, словно держась за конец оборвавшегося каната, кубарем полетел навзничь. Быстро вскочив на ноги, он увидел, как ленты бессильно сползают на пол, а Дамблдор брезгливо стряхивает их с себя. И… и это уже не ленты и лассо… это гибкие прутья каких-то растений…
В три Мерлина душу мать! Этот чертов старик умудрился трансфигурировать создания темной магии Блэков в обычные Дьявольские силки! А потом ослепил их и заставил разомкнуть свои жадные объятия.
Гарольд, не медля, ударил по Дамблдору огненным шаром. Старик удивительно легко переступил через кучку рваных плетей на полу и уклонился от удара. Огненный шар врезался в противоположную стену пещеры. Раздался грохот взрыва и рушащихся камней. Среди огоньков «звездного неба» образовалась изрядная «черная дыра».
- Неаккуратно, мой мальчик! – покачал головой Дамблдор и взмахнул палочкой.
Гарольд почувствовал, что каменный пол под его ногами превращается во что-то зыбкое и податливое. Не было сомнений, что это какая-то высшая трансфигурация, но как ее остановить?
Перепрыгивая с места на место, чтобы ноги не утопали в размягченном камне, Гарольд продолжал обстреливать противника мощными заклятиями. Тот уклонялся и потихоньку отступал к середине зала. Там медленно поднималось небольшое возвышение, словно втягивая в себя каменный пол с остальной площади пещеры. Отступая шаг за шагом, старик поднялся в центр этого возвышения и сделал круговое движения палочкой вокруг себя. Гарольд подумал, что тот решил поставить мощный щит и отдохнуть от его атак, но это оказалось нечто иное.
Вокруг возвышения по поверхности пола возник бурун, от которого во все стороны побежала каменная волна!
За ней вторая!
За ней третья!
И каждая последующая выше предыдущей. Четвертая или пятая волна была уже высотой больше ярда! Вся поверхность каменного пола, за исключение центрального островка пришла в движение.
Гарольд пожал плечами.
- Левио!
Он взмыл в воздух над каменными волнами, насмешливо глядя на Дамблдора. Тот с непроницаемым лицом дирижировал волнами, не обращая на Поттера никакого внимания.
- Фламиос! – продолжил обстрел Гарольд и тут же провалился вниз на несколько ярдов.
Вот Мордред! С одной палочкой держать левитацию и бить мощными заклятиями не получается. Не хватает пропускной способности артефакта. А беспалочковая магия в таком деле ему не помощница.
В этот момент внизу раздался громовой треск. Это первая каменная волна, отраженная от стены пещеры, на полном ходу столкнулась с очередной волной, вспухшей вокруг островка. Кольцевой фонтан каменного крошева ударил вверх, как из кратера вулкана! Гарольд сначала получил порцию секущих ударов по ногам и заду, а потом камнями из этого же фонтана, но уже падающими обратно, по голове и плечам. Он взмыл резко вверх и убедился, что высота пещеры, хоть и изрядная, но недостаточная, чтобы взлететь выше, чем летят камни. Огромные каменные волны, гуляющие по полу пещеры, то и дело сталкивались с оглушительным треском и выбрасывали во все стороны мириады каменных осколков, летящих со скоростью шрапнели. Лишь островок по центру, на котором в позе дирижера стоял Дамблдор, оставался недоступен для этого каменного обстрела.
Гарольд был уже весь в крови. Рассечения были мелкие, но их было много. Особенно доставалось ногам и ягодицам. Голову он еще хоть как-то защищал свободной рукой, беспалочково поддерживая на ней слабенькие Отталкивающие чары. Держать полноценную защиту от них и одновременно левитировать было совершенно невозможно. Не хватало второй палочки для наложения щита.
Каменный шторм внизу все крепчал. Нужно было срочно найти защиту, иначе Дамблдор измотает его, а потом возьмет голыми руками.
Тут он вспомнил мелкого Глимми на его летающей дощечке. Мгновенно сорванная с плеч мантия раскинулась в воздухе на всю ширину.
- Дуро! Вингардиум Левиоса!
Окаменевшая ткань превратилась в приличную и прочную площадку, чем-то напомнив небольшой ковер-самолет. Он забрался на нее и скорчился, растирая затекшую руку с палочкой. Снизу глухо барабанили каменные осколки, но они сейчас, фигурально выражаясь, были ему по барабану. Кое-что падало и сверху, но это были уже мелочи. Камни, рикошетившие под углом, теряли скорость и слишком серьезных следов на коже не оставляли.
- Жопа, моя жопа, - пробормотал Поттер, ощупывая пострадавшую часть тела, - почему тебе всегда так не везет? То затычку в морге засунут, то дракон тебя поджарит, то самый светлый маг современности на тебя позарится, то камнями рассечет так, что мама не горюй! Ну что за невезение? Наверное, слишком много я ищу на тебя приключений…
К тому времени как слабенькие заклинания, которыми можно было подлечиться и снять боль, были использованы до отказа, Гарольд почувствовал, что удары камней снизу становятся все более редкими и слабыми. Он подполз к краю окаменевшей мантии и, наложив защиту, чтобы не получить камнем в глаз, заглянул вниз. Волны по-прежнему ходили по полу, но каменным крошевом выстреливали все реже. Каменный массив и крупные валуны уже раскрошились от соударений друг об друга, а образовавшийся щебень лишь перекатывался в волнах, все больше и больше измельчаясь.
- Я буду настойчив! - тряхнул головой Поттер.
Из волос посыпался песок и каменная крошка. Он спланировал вниз и ярдов с сорока от души залепил по Дамблдору.
- Энферфламиос!
Огненный шар с ревом обрушился на дирижерский островок в центре пещеры. Малиново-красная огненная трясина вспухла на его месте, и все подземелье глухо содрогнулось от удара. Спасаясь от огня и жара, Гарольд метнулся вниз в самый дальний угол, прикрывшись щитом. Тем не менее, ударная волна выбила окаменевшую мантию у него из-под ног и отбросила куда-то в сторону. Несколько секунд со всех сторон бушевало пламя, а потом погасло, оставив после себя ужасную черную копоть и сажу, хлопьями летающую в воздухе.
Поттер поспешно наложил на себя Пузыреголовое заклятие. Может быть, тут уже и дышать нечем?
Он поднялся на ноги и осмотрелся. Звездное небо погасло. Ну еще бы, такая сверхновая долбанула! Случись такая штука в настоящем космосе – целая галактика наебнулась бы!
Но сейчас гораздо интереснее, наебнулся ли Дамблдор? Жаль, если нет.
Зажигать Люмос нельзя. Если дедушка уцелел, то это может плохо кончится. Вот в анимагическом облике у него зрение намного лучше. Особенно ночное. Пробежаться, может быть?
Гарольд в раздумье откидывал ногой песок и гравий, как вдруг в пещере начало светлеть. Воспользовавшись этим, он первым делом нашел свою окаменевшую мантию. Она была разломана на два куска. Сняв заклятие окаменения, он с неудовольствием оглядел две рваные и продырявленные половины, кое-как связал их, склеил магией и набросил на плечи. Всматриваясь в редеющий сумрак, он с неудовольствием рассматривал каменные волны на полу. Старик задействовал такие силы, о которых он, Поттер, и знать не знает, и ведать не ведает. Уцелел он или нет? Энферфламиос – заклятие мощное, но небыстрое…
Гарольд зашагал к центру зала.
Пусто. Огромная воронка и хлопья черной сажи. Гадай теперь. Хотя, если бы поединок был окончен, то Мессир уже дал бы знать о себе.
Он стоял и терпеливо ждал. Наконец, из каменного бархана в противоположном углу пещеры вынырнула голова и плечи.
«Жив! – скривился про себя Поттер. – Живучий, сука!»
Дамблдор с палочкой наизготовку, как фехтовальщик четкой флаконадой двигался в его сторону. Все такой же невозмутимый и уверенный в себе. Хотя если присмотреться, то бороду ему здорово опалило, глаза красные и слезятся, левый рукав разорван и пятно на нем, весьма кровь напоминающее. Не железный у нас дедушка, не железный. И это хорошо.
Как только Дамблдор достиг своего края воронки, над ней вспыхнул факел Огня.
«Та-а-ак. Мессир пожаловал. Желает победителя объявить? Или соскучился?»
- Опустите палочки!
Раздавался ли голос по-настоящему или только в мозгу, Гарольд не разобрался.
Мессир жестко чеканил слова:
- Ваш поединок будет продолжен. Но в другом месте. Таково наше решение. Оно принято, потому что существует реальная опасность, что весь центр города просто провалится сюда. Сейчас я отправлю вас наверх, но чтобы быть уверенным, что поединок будет закончен, мы ставим вам условие.
От полыхающего факела отделились два небольших клубочка пламени и подплыли к соперникам.
- Возьмите их.
Ни Дамблдор, ни Поттер не выполнили приказ. Они настороженно смотрели на Огонь и друг на друга.
- Берите же.
- Зачем? И что это такое?
- Огненный Обет!
- ?
- Вы обязаны продолжать поединок, пока кто-то из вас не умрет или не признает свое поражение. Этот обет свяжет вас этим условием. Тот, кто откажется принять его – будет признан проигравшим и станет рабом победителя. Поэтому вам придется принять его. После принятия обета тот, кто скроется или прекратит поединок, не признав себя побежденным, умрет. Ваш выбор прост: победить или погибнуть, ну или попасть в пожизненное рабство. Вы сами сделали его задолго до того, как пришли сюда. Вам было это предсказано…
Поттер поморщился. Опять старая история. Свобода выбора. Или тебя вытаскивают на ристалище безысходностью пророчества, или ты сам выходишь на него с высоко поднятой головой… Стоп! Пророчество…
До Гарольда дошло, какую поразительную штуку сказал Мессир.
- Альбус! Сука ты старая! Так вот о чем было истинное пророчество? Не обо мне и Воландеморте, а о нас с тобой? Поэтому ты меня и сдал?
Директор-император в свою очередь тоже поморщился.
- Гарри, мальчик мой! Годы, проведенные в Хогвартсе, так и не привили тебе навыки культурной беседы…
- Отвечай прямо!
Дамблдор нехотя продолжил:
- Там было два пророчества. Первое о тебе и Воландеморте, а второе слишком невнятное, чтобы его можно было так уж прямо истолковать, но достаточно угрожающее по существу.
- И ты решил не рисковать. Моих родителей помог отправить на кладбище, родителей Невилла в психушку, а потом только ждал и наблюдал, у кого из двух детей проявится магическая связь или еще какое-нибудь указание на выполнение пророчеств. Так?
- Мальчик мой, ты как всегда все упрощаешь и излишне драматизируешь, хотя в целом уловил правильно.
Гарольд лишь скрипнул зубами в ответ.
Мессир неожиданно мягким тоном вклинился в их разговор:
- Прими обет, Гарольд. Другого выхода просто нет. Поверь мне.
Показалось или нет, что Мессир сказал это только ему? Похоже, Альбус не слышал последней фразы… стоит как каменный, глаза вниз опущены…
Юный маг несколько затравлено взглянул на пляшущий перед ним огонек. Опять им манипулируют. Опять им управляют. Опять он должен сражаться не потому, что решил сам, а потому, что это было кем-то и когда-то предсказано, а теперь в придачу его еще заставляют сражаться, только что не пихают в спину… заклинают именем Салазара Слизерина… божьей сущностью соблазняют… в рот бы ее нехорошо!!!
- А если мы оба откажемся от этого обета? – спросил вдруг Поттер, повысив голос.
Дамблдор поднял голову и с настороженным любопытством уставился на него…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Среда, 25.02.2015, 00:33 | Сообщение # 579
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
Алекс, видно, не просто так получится убить старика. И весь он такой скользкий и липкий одновременно. А как назидательно разговаривает с ГП, как легко его выводить из себя, возвращает его в первичное состояние придурка!
Все прекрасно написано, но как бесит! ... Одни эмоции просто.
Спасибо за проду!



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Четверг, 26.02.2015, 15:29
 
ShtormДата: Четверг, 26.02.2015, 13:05 | Сообщение # 580
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Спасибо за продолжение. Действительно, фраза "мой скользкий друг" больше в отношении Дамба подходит.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Пятница, 27.02.2015, 00:18 | Сообщение # 581
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 125

- А если мы оба откажемся от этого обета? – спросил вдруг Поттер, повысив голос.
Дамблдор поднял голову и с настороженным любопытством уставился на него.
Мессир ничего не ответил. Он был то ли ошарашен, то ли разочарован вопросом своего бойца. Повисла пауза. Альбус, не отрывая взгляда от юного мага, сделал умиротворяющий пасс руками и уже округлил губы, чтобы что-то сказать, но тут Гарольд, словно очнулся:
- Снимаю вопрос. Я в любом случае хочу прикончить этого ублюдка!
- Гарри, Гарри, - с делано-добродушным видом отозвался директор, с трудом пряча досаду и растерянность.
Поттер впился в него взглядом и шестым чувством легилимента «взял» эту растерянность врага, как ни прятал ее тот под тяжелыми блоками ментальной защиты.
Ага. А дедушка не так уж уверен в своих силах, раз пытается ухватиться за малейшую возможность прекратить поединок. Да и не возможность даже, а лишь намек на нее.
Поттер как можно более нагло улыбнулся в лицо своему противнику.
- Придется тебе умереть, Альбус. Или, может быть, пока не поздно сдашься и ко мне в рабы пойдешь?
Ласковая улыбка была ему ответом.
- Мы с тобой позже обсудим этот вопрос, мальчик мой. Если ты выживешь, разумеется.
Старик уже оправился и вновь демонстрировал уверенность в себе и отменные манеры.
- Ну-ну, - усмехнулся Гарольд и протянул руку к своему сгустку пламени.
Тот немедленно спрыгнул к нему на ладонь и желтой змейкой скользнул в рукав мантии. Горячий комок прополз по его руке, потом по плечу, перебрался на шею и устроился там под левым ухом. Гарольд покрутил головой. Вроде не мешает.
- Ну что же ты? – крикнул он Дамблдору.
Тот вздохнул с сокрушенным видом.
- Ты не оставляешь мне выбора, Гарри.
И протянул ладонь к своей части обета.
Стоило огоньку скрыться в складках императорского рукава, как каменный пол под их ногами вздрогнул и двинулся вверх. Мимо неторопливо проплывали грубые выступы стен, медленно приближался потолок, освещенный Огнем, который по-прежнему полыхал между ними. Вскоре стало заметно, что потолок над Огнем отступает вверх, вытягиваясь в огромную трубу. Еще минут десять томительного подъема и над ними блеснул солнечный свет. Каменная порода потолка исчезла, и они оказались в круглой яме, которая медленно выдавливала их наверх. Вот дно ямы сровнялось с поверхностью земли.
Все. Прибыли. Лифт дальше не пойдет.
Огонь выбросил последний длинный язык пламени и провалился вниз, словно впитавшись в землю.
Давайте, мол, начинайте убивать друг друга.
Гарольд быстро осмотрелся по сторонам. Они стояли на единственной большой площади города рядом с храмом Надежды…
* * *
После первого же подземного толчка гвардия императора, вопя от ужаса, побежала вниз, очищая верхние этажи один за другим. Они вырывались во двор обители и бежали через ворота на улицу, подольше от высоких стен замка.
Вначале на корабле решили, что это обстрел обратил врагов в бегство, но тяжелый вибрирующий гул и клубы пыли, быстро затянувшие весь город, выдали истинную причину паники в рядах гвардейцев.
Да что там гвардейцев! Весь город сошел с ума от ужаса и кишел, как муравейник. Как разбегающийся муравейник. Люди убегали из города. Они не пытались спасать свое добро. Они не пытались собрать даже самые необходимые вещи. Они даже не пытались грабить под суматоху! Все туземцы, кто в чем был, мчались к воротам, а жители окраин спасались через ограду, которая на этот раз, как ни странно, беспрепятственно пропускала всех желающих.
- Это похоже на землетрясение! – перекричал грохот Джонс. – Я такую штуку видел в Турции! Гудело, гудело, а потом как вдарило, и весь Стамбул в руинах!
Тут же в подтверждение его слов весь город содрогнулся от нового удара.
- Драко! Ты куда?
Истошный и почти истерический вопль Гермионы заставил всех обернуться на блондина, который с серым лицом и отсутствующим взглядом уже перекинул ногу через фальшборт с очевидным намерением спрыгнуть вниз. Близнецы тут же подскочили к нему и грубо под руки оттащили подальше.
- Ты охуел что ли, хорек,? – заорал испуганный Джордж.
- Что за фокусы, еблан серебристый? До земли ярдов тридцать! – крикнул растерянный Фред.
И хором:
- Извини, Гермиона!
Снейп, словно ощутив что-то неладное, заткнул уши пальцами, потом похлопал по ним ладонями и громко скомандовал:
- Быстро всем к мачте! Ближе к Добби! Теснее! Держите друг друга за руки и за плечи!
Тон зельевара был настолько категоричен, что все повиновались без лишних вопросов. Быстро сбились в кучку у грот-мачты, сцепились руками и прижались потеснее. Последним к ним присоединился Снейп и, взмахнув колышком, окружил всю группу радужной сферой защиты.
- Что ты делаешь? – не выдержал Сириус.
- Устанавливаю акустическую защиту, - невозмутимо ответил зельевар, приваливаясь к спине Джонса и вновь взмахивая артефактом.
- Зачем?
Снейп высокомерно хмыкнул и не ответил. Блэку только и оставалось, что прикусить губу.
Десмонд подвигал кожей на лбу.
- Кажется, я понимаю. Инфразвук?
- Неслышные человеческому уху колебания так называются?
- Так.
- Тогда, да.
После третьего наложенного слоя защиты воцарилась полная тишина. Слышно было лишь взволнованное дыхание.
- Ну, расскажите хоть вы, Десмонд, - не выдержал Сириус, - раз Сопливиус не считает нужным объяснять свои действия.
Зельевар, сидя затылком к своему школьному врагу, лишь мстительно улыбнулся.
- Это старая история, - начал эксагент, - долгое время не могли понять, почему во время некоторых землетрясений люди массово впадают в панику, гораздо более сильную, чем, например, при пожаре и наводнении. И только несколько десятков лет тому назад, когда появились мощные электроакустические системы во время экспериментов со звуком низкой частоты, выяснилось, что эти звуки подавляют психику человека и вызывают чувство тревоги или паники. Вы молодец, мистер Снейп. Я поначалу не сообразил.
Сириус нерешительно помолчал, а потом заметил:
- Я почувствовал что-то такое, но не слишком сильно. А вы, Десмонд?
- Людей моей профессии проверяют на устойчивость к таким вещам. А вы – моряк. Ваш мозг тренирован качкой. Мистер Снейп, видимо, прекрасный диагност, раз сумел понять присутствие инфразвука по каким-то признакам. Остальным, конечно, было тяжелее. А местные и вовсе обезумели. Вы видели, как они рванули в разные стороны? Черный звук – страшная вещь.
Опомнившийся Малфой слушал все эти объяснения, сгорая от стыда. Он повел себя хуже девчонки Грейнджер. Чуть не выпрыгнул из корабля. Какой позор, лорд Малфой!
Драко, не открывая глаз, еще крепче вцепился в чью-то костлявую спину, даже не подозревая, что держит в своих объятиях замершего от ужаса домовика Добби…
* * *
С городом было что-то не так.
На площади никого. На главной башне частично обрушился купол. Ворота храма, то есть нынешней резиденции императора как-то неряшливо распахнуты. Одна воротина покосилась и висит на нижней петле. Пыльный ветер гоняет по площади обрывки и сухие ошметки.
И ни души…
Краем глаза Гарольд увидел, что палочка Дамблдора резко дернулась.
Черная сеть раскрылась в полете к нему.
- Дуро! Дифиндо! Протего!
Рой каменных обломков просвистел мимо его головы. Вовремя успел. Еще бы чуть-чуть.
А Дамблдор не упускает ни единой возможности. Впрочем, сам виноват. Никто не сказал, что поединок надо начинать по удару колокола.
Гарольд отпрыгнул и вытянул руки вперед. Эх, вторую палочку бы!
Поток заклинаний из палочки Блэков полился непрерывной струей. Время от времени к нему добавлялись беспалочковые заклинания с левой руки. В нагрузку, так сказать.
Теперь об атаках Дамблдор и не помышлял. С неуловимой быстротой взмахивая палочкой, он громоздил защитную трансфигурацию. Чего тут только не было! Водяные струи, сверкающие щиты, причудливые растения и животные, стулья, скамейки, столы, табуретки, блюда и подносы, рыцарские доспехи и диванные подушки! Все это получало удары заклинаний Гарольда, горело, плавилось, рассыпалось на куски или разлеталось в пыль, падало на брусчатку площади и, не поддерживаемое магией своего создателя, медленно исчезало. Огромная мощь нападения встретила на своем пути не менее мощную оборону. Теперь многое зависело от того у кого больше запас магических сил.
Через пять минут после начала атаки Гарольд был уже мокрый как мышь. Сорванные с плеч остатки мантии пылились на земле, присыпанные исчезающими обломками трансфигурированного барахла. Пот заливал глаза, сердце неистово колотилось, словно желало сломать пару ребер и выпрыгнуть из груди.
Дамблдору тоже приходилось нелегко. Он отступал фут за футом, иногда оступался и это были самые опасные для него моменты. Борода его растрепалась и торчала во все стороны. Аккуратная шапочка давно свалилась и затоптанная валялась на земле. А темное пятно на левом рукаве становилось все больше.
Вот, наконец, он не выдержал.
Хлопок! И аппарация переносит его на другой край площади, где можно получить спасительную передышку.
Но Гарольд уже давно ждет этого маневра. Хлопок его аппарации почти совпадает с хлопком Дамблдора. Он уверен, что Дамблдор перенесется в дальний конец площади. И он метит туда же. Но только еще немного дальше, на улицу, которая выходит на площадь в этом месте. Тогда он окажется за спиной врага и сможет обезоружить его… Нет! Никаких обезоруживаний! Убить, нах, и забыть!
И вдруг под левым ухом вспыхивает боль! Чулок аппарации рвется чуть раньше задуманной точки, а Гарольд налетает на упругую и непреодолимую стену!
Хрясь! Его отбрасывает назад, прямо на спину Дамблдору и они оба кубарем катятся в пыли.
Хлопок!
Чертов старец! Успел аппарировать повторно.
Гарольд повернулся к тому месту, в котором планировал оказаться.
Все ясно! Поперек улицы на линии перехода ее в площадь в воздухе висят желтые полосы. Туда им нельзя. Это так сказать, канаты ринга! За них ни-ни, а то отбросят или поражение присудят. Не зря огонек шею обжег. Это предупреждение.
Гарольд аппарировал на центр площади.
- Ну что, продолжим? – крикнул он Дамблдору.
- Обязательно, мальчик мой!
На лице директора написана усталость, но держится он уверенно и спокойно. Притворяется? Это он умеет.
- У тебя хорошая палочка, Гарри.
- Что вы говорите? А я и не знал. Спасибо, что просветили.
- Жаль только, что она уязвима.
- Ну да, конечно. Что же вы раньше молчали? – издевательски улыбнулся Поттер.
- Я думал, что смогу завладеть ей, но видно не судьба. Ты слишком силен с ней, Гарри. И мне придется принять трудное решение.
Он сунул руку в карман и вытащил оттуда черный кожаный кружок.
- Знаешь, что это?
- Откуда нам знать, мы Хогвартсов не кончали, - продолжал блажить Поттер в уверенности, что Дамблдор пытается его обмануть.
- Это Черная метка Блэков. Мне удалось получить ее с помощью нашего любезного Сириуса. Хотя, справедливости ради надо отметить, что он не знал, что это такое. Видишь, как плохо, когда волшебник ссорится со своим родом.
Гарольд почувствовал неладное. В голове закрутились воспоминания. Что он такое читал, или Драко рассказывал…
Тем временем Дамблдор взмахом палочки отправил кожаную облатку в сторону Поттера. Тот поспешно поставил щит, но черный кружок беспрепятственно пролетел сквозь него и упал под ноги юному магу. От него не исходило никакой угрозы, но палочка Блэков вдруг раскалилась в его руке так, что обожгла кожу. Вскрикнув, он перехватил ее другой рукой.
- Все, Гарри. Все, мальчик мой. Твои права Главы магического рода оспорены ввиду наличия кровного Блэка мужского пола старше тебя по возрасту. Теперь, пока не пройдет процедура магического суда, эта палочка не будет слушаться никого.
- Болтай, болтай, - растерянно пробормотал Гарольд.
- А провести эту процедуру можно только в родовом замке Блэков.
- Ты лжешь! – крикнул Поттер, найдя, как ему показалось противоречие в словах старика. – Как ты тогда мог рассчитывать завладеть ей?
- Как правопреемник Сириуса, - спокойно пояснил Дамблдор, приятно улыбаясь. - Твой крестный в свое время, не читая, подписал и такую бумагу.
- Люмос! – охваченный легкой паникой выкрикнул Поттер.
Огонек исправно загорелся.
- Соврал, сволочь, - с облегчением вздохнул Поттер, - передохнуть решил, пока мне свою байку рассказывал? А черную метку эту я тебе еще кое-куда запихаю.
- Такой маг как ты Люмос может и через Лимонную Дольку зажечь. Палочка не уничтожена, она просто перестала тебя слушаться как хозяина. К сожалению, теперь она бесполезна и для меня.
- Экспелиармус! – выкрикнул Гарольд. – Фламио!!!
Палочка промолчала.
Гарольд выкинул вперед левую руку.
- Экспелиармус!
Луч заклинания вылетел из кончиков пальцев, и Дамблдор без труда отбил его.
- Вот видишь? Беспалочковая у тебя получается лучше. Правда, для продолжения нашей дуэли этого маловато.
- Ты нарушил правила, Дамблдор. Ты протащил с собой эту пакость!
Гарольд ногой откинул черный кружок.
- Правила не нарушены, Гарри. Один артефакт основной и один дополнительный. Ты выбрал мантию-невидимку, ну а я взял с собой эту метку.
- Ничего я не выбирал. Что мне сунули, с тем и пошел. И откуда ты знаешь про мантию?
Поттер продолжал спорить лишь для того, чтобы оправиться от удара.
- У тебя очень характерно оттопыривается левый карман штанов. Помнится, у Джеймса также оттопыривался.
- Не смей произносить имя моего отца!
Дамблдор, тем временем неспешно приближался к своему растерянному противнику.
- Разумеется, - добродушно согласился он, - если тебе это неприятно, то я не буду делать того, что тебе не нравится. А я ведь был готов согласиться на прекращение поединка. Там в подземелье. Но твоя горячность сыграла с тобой злую шутку. И палочку, конечно, жаль. Впрочем, почти никогда не выходит получить сразу все желаемое…
Он благодушно рассматривал обнаженного по пояс Поттера, и тот вдруг почувствовал себя товаром на витрине магазина. Или даже уже не на витрине, а в руках довольного покупателя.
- А ты не рано радуешься?
- Я даже не сомневаюсь, что ты будешь бороться и сопротивляться до конца, Гарри. Видишь, я даже не пытаюсь уговорить тебя сдаться. Но поединок должен быть продолжен. Таковы правила. Нападай или защищайся.
Легко сказать. Впрочем, еще побарахтаемся.
Не спуская глаз с директора, Гарольд легко отпрыгнул назад, уклонился от нескольких Оглушающих заклятий и попытался аппарировать. Фиг штанга! Беспалочковая на этот раз не справилась. Впрочем, как и раньше. Он отпрыгнул еще дальше и осмотрелся.
Из-за башни храма неторопливо выплыл медный корабль. Гарольд протер глаза и чуть не угодил под очередное заклятие. Бредовая картина все-таки. Корабль несло ветром прямо на него. Ни одной живой души на палубе не было видно. Черт, это шанс!
Гарольд ткнул себя пальцем в горло, шепнул Сонорус и громовым голосом крикнул:
- Эй, на палубе! Свистать всех наверх!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Пятница, 27.02.2015, 14:35 | Сообщение # 582
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Что-то меня этот Дамб уже притомил. Пора мочить


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Суббота, 28.02.2015, 01:10 | Сообщение # 583
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 126
— Эй, на палубе! Свистать всех наверх!
Корабль, лениво покачиваясь, летел как воздушный шар без руля и без ветрил.
Им никто не управляет. У Гарольда сжалось сердце. Неужели его спутники погибли?
Автоматически уклоняясь от заклятий Дамблдора, он еще несколько раз крикнул в надежде, что в первый раз его не услышали.
Тщетно. Медная чаша корабля пролетела над площадью и стала удаляться в сторону гавани.
Меж тем Дамблдор перестал испытывать ловкость противника и применил простейшую тактику ограничения свободного пространства. То есть то же самое, что проделали с ними Огонь и Чаша. Он начал отрезать участки площади защитными чарами, постепенно сужая пространство, на котором его враг мог находиться.
Гарольд понял, что пройдет совсем немного времени, и он окажется заперт на клочке земли, недостаточном для акробатических номеров, и тогда директор легко его одолеет. Поэтому он вернулся к своей тактике свирепых обстрелов с левой руки. Другое дело, что частота этих заклинаний не превышала трех-четырех в минуту и на них уходила прорва магической энергии.
— Энферфламиос!
Заклинание пролетело в опасной близости от директора и с грохотом врезалось в казармы Стража Западных Врат. Следующий заряд проделал среди домов новую улицу, широкую и ровную, но полную дыма и копоти.
Бесполезно. Этим заклинанием крепости обстреливать хорошо, потому что они бегать не умеют. А эта сука старая семенит себе и пригибается вовремя, дементор его так достанет!
— Корявый дементор! – зло выкрикнул Поттер, уклоняясь от очередного заклятия Дамблдора.
— Слушаю, хозяин! – раздалось откуда-то из глубины его штанов.
В этот момент Поттер решил, что он рехнулся. Сбрендил. Чокнулся, бля!
— Кто тут?
Более глупого вопроса, да еще и адресованного собственным яйцам и представить себе невозможно!
— Э-э-э, это твои слуги. Только темно тут у тебя, как в корнуольских пещерах.
Гарольд сообразил, наконец, и вытащил из-за пояса палочку Блэков, которую он засунул туда по причине ее полной бесполезности.
Так и есть! Из конца палочки торчал кусочек черного плаща дементора.
— Дементиос! – почти взревел Гарольд.
Он почти боялся поверить в такую удачу.
Черный плащ выстрелил из палочки, потом второй, потом третий, четвертый… девять созданий тьмы и ужаса выплыли и окружили Гарольда со всех сторон.
Дамблдор прекратил свои атаки и с неудовольствием заметил:
— Признаться, я забыл об этих тварях.
Поттер еле слышно спросил у старшего дементора.
— Вы откуда здесь? Я же расстался с вами еще в Блэк-мэноре.
— Эх, хозяин, — хрипло вздохнут тот в ответ, — к хорошему быстро привыкаешь. Видишь ли, те дементоры, что в Британии остались, сейчас все впроголодь живут. Маглами питаются, потому что от волшебников ни хороших эмоций, ни хороших воспоминаний не дождешься. Ну мы и того… как все закончилось, потихоньку пробрались к тебе обратно, харч конечно небогатый, но и не голодаем…
— Ладно-ладно, понял я. Хватит трепаться! Видишь, у меня тут дела нехороши. Раз вернулись, так служите и дальше. Окружите этого мага и попробуйте его обработать как следует.
Все дементоры как по команде развернулись на Дамблдора.
— Зря ты это делаешь, мой мальчик. Эти существа могли бы служить тебе и дальше. Они помогали бы тебе выполнять мои поручения.
— Чтобы я по ночам с их помощью запугивал верующих в боженьку Дамби? Хорошенькую роль ты мне приготовил.
— Надо отдать тебе должное, что простейшие умозаключения ты делать научился, Гарри. В человеческой жизни должен быть контраст. От кого же будет защищать бог, если нет его антипода – дьявола?
— Дьявол Поттер? Не звучит.
— Имя можно придумать, или дать возможность людям самим назвать его. Уверяю тебя, что они придумают самый зловещий вариант. Но мы отвлеклись. Убери своих слуг. Ты же понимаешь, что они не смогут причинить мне вред.
— Откуда ты возьмешь столько добрых воспоминаний, чтобы прогнать их?
— А не обязательно добрых, Гарри. Воспоминания должны быть счастливыми, а счастье это не только доброта. Они могут быть чувственным, например. Не находишь?
Тем временем Гарольд стягивал в левую руку все остатки темной магии, какие только мог. У него оставалось совсем немного магических сил на беспалочковую магию, и он не имел права на ошибку.
— Вперед! – скомандовал он дементорам, и те цепью двинулись на директора.
— М-да, Гарри. Я смотрю, твое упрямство приведет к тому, что все мои трофеи будут состоять только из тебя самого. Ты заставляешь меня повреждать ценные артефакты и уничтожать редких магических существ. Жаль. Тем труднее тебе придется на моей службе, мой мальчик…
Гарольд не стал отвечать. Он боялся пропустить момент для удара.
Дементоры неторопливо окружили Дамблдора полукольцом. Тот спокойно ждал их, держа палочку на изготовку. Жадные хрипы темных существ слились в единый рокот. Осталась какая-то пара ярдов!
— Экспекто Патронум!
Золотисто-красный феникс вырвался из палочки директора и с агрессивным клекотом бросился на дементоров. Те смешали строй и рваной толпой начали отступать.
И тут Гарольд кинулся в атаку. Оставаясь за спинами черных плащей и невидимый для директора, он бросился в сторону, чтобы обежать полукруг дементоров и выйти на прямой удар в директора. Ведь тот сейчас держит заклинание Патронуса! Его палочка занята. Он не сможет отразить одновременное нападение дементоров и удар заклятия. Такого заклятия!
Вот он момент! Поттер собрал все силы и метнул в незащищенного врага заклинание:
— Адеско Файр!
Огненные твари выпрыгнули из его ладони и ринулись на Дамблдора. На мгновение все застыло.
Яркий феникс, атакующий дементоров. Дамблдор с поднятой палочкой, но уже повернувший голову в сторону Поттера. Огненные чудовища, распластавшиеся в прыжке. Их отражения зловеще пляшут в глазах директора багровыми огоньками…
На этом картинка закончилась и началось кино.
Дамблдор резко крутанулся вокруг своей оси, словно пытаясь аппарировать, но нет… это была не аппарация. Это было анимагическое обращение! Патронуса втянуло в образовавшийся вихрь, и туда же в последний момент запрыгнули огненные твари Адского огня. Вспышка кроваво-красного света ударила по площади, обжигающей волной. Все вокруг задымилось, а кое-где и загорелось. Дементоров словно бурей унесло в самый дальний конец площади, где они начали лихорадочно метаться в поисках темного убежища. Все защитные чары внутри площади смело мгновенно. Лишь желтые полосы по периметру площади вспыхнули ярче, обозначая неизменные границы ристалища.
Гарольду обожгло плечи и грудь. Волосы и брови тоже опалило изрядно. Пот сразу начал заливать глаза. Этого только не хватало!
Огненный вихрь все еще крутился на площади, но все медленнее и медленнее. В нем начали проступать и угадываться красные пятна и линии, которые постепенно сливались во что-то до боли знакомое.
Наконец вращение остановилось.
— Твою дивизию! – только и смог произнести ошарашенный Поттер.
Возвышаясь ярдов на шесть, перед ним стояло существо чем-то напоминающее статую ангела, выкрашенного в ярко-алый цвет. Но вот оно встряхнулось, над сложенными сзади крылами поднялась птичья голова, сами крылья распахнулись на всю ширину, превратившись в огромный солнечно-красный веер, острый клюв блеснул вороненой сталью.
— Мать твою ети! Фоукс! Модель один к сорока трем! – потрясенно пробормотал Гарольд, отступая назад. – Дети, в нашу лавку поступила офигенная игрушка! Спешите купить!
Глаза Фоукса нашли на площади фигуру Гарольда и сразу загорелись ненавистью. Все понятно. Тут Фоуксом и не пахнет. Тут пахнет Дамблдором. Воняет!
Вспомнив, как эта птичка, когда была еще невеличкой, расклевала глаза василиска в Тайной комнате, Поттер невольно поежился. Такой дуре и клевать не надо. Может просто лапой наступить и капец.
Значит это анимагическая форма Дамблдора, которую он так удачно «доработал» Адским огнем. Тут его осенило:
«А чего я зассал, спрашивается? У меня анимагическая форма не хуже!»
Гарольд сосредоточился и с некоторым усилием обратился в Альфина. При этом что-то глухо звякнуло по камням. Зверь настороженно оглянулся, но ничего подозрительного не обнаружил…
* * *
Добби, сжимаемый в объятьях Драко, совсем растерялся и упустил управление медным кораблем. Заметили это только через полчаса, когда их снесло уже на добрую милю.
— Все по местам! Добби, скорее назад к Обители!
Домовик, растерянно улыбаясь, вцепился в мачту. Драко открыл глаза, ойкнул и отпустил его.
— Как трогательно, — не упустила съязвить Гермиона.
— В Г.А.В.Н.Э. не вступлю, и не упрашивай, — нашелся блондин.
Девушка в ответ только фыркнула.
— По местам, вам говорят. Фред, замени Гермиону, раз ей поболтать хочется.
— Фред, даже и не думай! – тут же отпрыгнула к пулемету Грейнджер. – Это единственное оружие для девушки на этом корабле!
Все так и покатились со смеху.
— Почему? – мотая головой, поинтересовался Сириус.
— Его на весу держать не надо! – без тени улыбки ответила девушка. – Все остальные ваши железяки весят целую тонну!
— Хм. Она права, — поддержал ее Десмонд.
— Не подлизывайтесь, мистер Джонс, — отвергла его помощь девушка, — вам это не идет. Вы — мистер Брутальность. Вам надлежит иметь стальные мышцы, стальные нервы, стальную убежденность и…
— Стальные яйца! Извини, Гермиона.
Можно даже не пояснять, кто были авторами последней реплики.
По лицу эксагента мелькнула легкая тень. То ли растерянности, то ли какого-то сожаления. Близнецы ржали, а Гермиона почувствовала себя вдруг как-то неловко, словно случайно подсмотрела в этом терминаторе черты, которые явно выбивались из образа «стальных яиц».
— Повеселились и хватит! – холодный голос Снейпа подействовал на всех, как душ той же температуры. – Чтобы Добби было легче, мы зайдем над Обителью с другой стороны. Там ветер огибает гряду холмов и будет помогать нам, а не мешать, как сейчас. Лево руля!
— Из тебя бы капитан вышел, Нюньчик.
Снейп покосился на Блэка. Издевается, как всегда? Вроде нет.
— Это предложение перемирия? – поднял он бровь.
— В какой-то степени. Смотря, кто из нас выживет. Для пользы дела.
— Ну, если для пользы дела… хорошо. Но только перемирие. Вы мне еще за Дракучую Иву ответите, львята зассанные.
— Всегда к твоим услугам… змееныш обдристанный.
Блэк и Снейп переглянулись. От старых школьных смертельных оскорблений повеяло вдруг таким теплом и ностальгией, что оба невольно улыбнулись…
Быстро посовещались на троих с Джонсом.
Решили, что вниз пойдут втроем, оставив на борту близнецов, Малфоя и Гермиону. Те, было, возмутились. Все, кроме Гермионы. Девушка задумчиво стояла, ухватившись за свой пулемет, и ласково поглаживала кнопку спуска.
Причалили к башне Обители. Тройка, уходящая в поиск, без лишних слов спрыгнула на площадку и побежала вниз по лестнице.
Чтобы не рисковать, они отплыли от башни ярдов на пятьдесят и зависли над пустынным двором Обители. Драко, глядя вниз, вдруг вспомнил, как в этом дворе ритмично двигались сотни женских обнаженных тел под мерный рокот барабанов. Как все изменилось. Он окинул глазами город. Пыль, грязь, дым, кое-где руины. Только домашние животные бесцельно бродят по улицам и дворам и тычут свои морды в сухие поилки. Вдали что-то мелькнуло у башни храма Надежды. Он всмотрелся.
— Добби! Разворачивай корабль! Живее!
— Что случилось? – хором – значит близнецы.
— Там! Смотрите! Там Гарольд! Он в анимагии сейчас! Видите?
— Точно! – крикнула Гермиона. – Добби, быстрее! Что ты возишься?
— Добби не возится… Добби старается…
Белки глаз у домовика казались сейчас самой большой частью тела. Он с усилием повернул судно и, что было сил, погнал его к храму Надежды…
* * *
Феникс недолго рассматривал своего клыкастого и шипастого противника. И не таких превращали в груду истерзанной плоти!
Он быстро подпрыгнул вверх, в два удара крыльев взлетел ярдов на двадцать и сверху обрушился на эту пародию из смеси кошки и дракона.
Гарольд даже в анимагическом виде прекрасно помнил, насколько опасен феникс. Но большую часть бед ожидал от его клюва. Тем неожиданнее и коварнее получилась атака феникса, когда он завис над бескрылым врагом и начал беспощадно рвать его когтями с длинными острыми шпорами. Ответное махание лапами, напоминало борьбу медведя с пчелами и никакого вреда фениксу не принесло.
Получив полтора десятка ударов по гребню, морде и спине, Альфин отпрыгнул в сторону и по широкой дуге бросился бежать по площади. Феникс преследовал его неутомимо и страстно, вкладывая в удары всю свою ненависть к этим ничтожным бегающим и ползающим тварям. Прыжки врага то влево, то вправо его не смущали. Наоборот, казалось, он испытывал удовольствие, как при игре в кошки-мышки. Это и сыграло с ним злую шутку. В какой-то момент феникс так увлекся своим зверством, что пропустил ответный выпад врага. Альфин вдруг встал на задние лапы, сравнялся на мгновение со своим врагом по высоте и передними страшными изогнутыми когтями вспорол ему брюхо!
Жуткий вой разорвал полуденный зной. Феникс в луже крови рухнул на площадь и вспыхнул ярким пламенем!
Альфин прыгнул было к нему, но попятился назад от невыносимого жара. Спустя пару минут все было кончено. Лишь серая горка пепла пару футов высотой осталась от красно-желтого монстра.
Альфин вновь двинулся вперед. Хотел ли он развеять этот пепел или сожрать его, так и неизвестно, но пепелище оказалось недосягаемо. Страшные когти Альфина скребли в каком-то футе от него, но ближе не могли продвинуться ни на дюйм.
Тем временем, кучка пепла зашевелилась.
Альфин отпрянул назад, перекатился на бок и обратился в Гарольда. Спина его была залита кровью, голова рассечена в нескольких местах, но, не обращая на это внимания, он бросился к оживающему пеплу, наставил на него левую руку и выкрикнул:
— Энферфламиос!
Магия промолчала.
Поттер сел, пустым взглядом уставившись перед собой. Пока эта тварь оживает можно передохнуть. Когда она оживет, можно помереть…
Или еще поборемся? Что осталось у него в запасе?
Дементоры не в счет, палочка не работает. Ничего у него нет. Даже мантию-невидимку и ту потерял где-то. Сейчас при солнце ее и не найдешь. Да и не поможет она.
Голова у птенчика уже поднялась на пару футов над землей.
— Сволочь ты пернатая, — сказал он устало, и дал ей в лоб щелбан.
Стоп! Получается, что без магии и без агрессии этого монстра потрогать можно? Интересно. А что это дает?
— На, тебе! – врезал он кулаком по птичьей голове и чуть не отшиб пальцы.
Магическая защита отразила его удар.
— Вот, черт. Пакость какая, — пробормотал он и побрел по площади подальше от врага.
Птичка росла быстро, и оставаться рядом с ней было уже небезопасно.
Еще минут десять прошло, пока возрожденный монстр не достиг своих кондиций. Гарольду даже казалось, что он их превзошел и стал еще крупнее.
Оставалось только ломать голову над вопросом, специально ли Дамблдор остается в этом облике или по каким-то причинам действительно не может обратиться обратно в человеческий. Впрочем, этому оставалось только радоваться. Уклоняться от заклятий в своем нынешнем состоянии Гарольд просто не смог бы.
Хлопанье крыльев возвестило следующий раунд продолжение поединка. Поттер с трудом обратился в Альфина, отошел к самому краю площади и прилег, наблюдая зелеными глазами с вертикальным зрачком за пернатым врагом.
Феникс то ли не запомнил ничего из того, что произошло с ним накануне, то ли его это не пугало, но нападал он такой же агрессией, что и в первый раз.
Альфин уже немного приспособился к противнику. Вместо того чтобы метаться по кругу, он активно прыгал вперед и назад, заставляя птичку разворачиваться всем корпусом. Это позволяло уменьшить количество получаемых ударов и продлевало агонию, но ни на шаг не приближало к победе. Скорее наоборот. Альфин слабел. Его движения теряли резкость и скорость. Прыжки становились все ниже, а удары лап все слабее. Феникс клекотал все победнее, и Альфин ничего не мог ему противопоставить. Несколько попыток повторить первую удачную атаку полностью провалились. Феникс не подпускал его к себе ближе удара острыми когтями птичьей лапы. Постоянное движение бередило свежие раны, и Альфин терял все больше крови.
Вот в очередной раз он отпрыгнул в сторону, но ослабевшие лапы не удержали его и грозный зверь, как беспомощный щенок повалился на спину, открывая врагу для удара беззащитное брюхо!
Феникс налетел на него, как ураган. Последним движением Альфин успел поднять навстречу врагу передние лапы со страшными изогнутыми когтями. Они сцепились коготь к когтю, и тут феникс пустил в ход свое самое страшное оружие. Удары клюва обрушились на беззащитную голову Альфина. Тому оставалось только опрокинуться еще ниже, откинув голову почти к самой земле. Но тщетно! Взмахнув крыльями и перенеся цент тяжести вперед, феникс приник к своему врагу и начал наносить ему жестокие расчетливые и ритмичные удары, словно затянутый во все черное палач беспощадным кнутом!
Это был конец! Последние силы оставили Альфина и он, бессильно огрызаясь, терял все больше крови, хлещущей из ран.
Вдруг сбоку мелькнула серебристая тень. Раздался хруст костей и дикий вопль феникса. Хватка когтей птицы ослабела, и она неловко свалилась рядом с Альфином, слегка придавив его своим телом.
«Р-р-р-р-ва-а-а-у-у-у!»
Великий Мерлин, кто это? С трудом вытащив из-под феникса свое израненное туловище, Альфин перекатился на бок и обратился в человеческий облик. Точнее, в этом облике уже почти не оставалось ничего человеческого. Весь израненный клювом и когтями, залитый кровью и сукровицей, Гарольд был страшен.
На нетвердых ногах он встал, не понимая, что происходит.
Рядом с ним, дергаясь в последних конвульсиях, лежал феникс со свернутой на бок шеей с белым пышным воротником.
Капец! Галлюцинации!
Гарольд всмотрелся. Воротник вдруг сполз с затихшей птицы и прыгнул в его сторону.
— Луна, — улыбнулся он окровавленными губами, — это ты, девочка моя. Беги отсюда. Все кончено. Сейчас эта сволочь оживет и прикончит меня, потому что я не сдамся. А ты уходи. Второй раз он тебе шанса не даст.
Он гладил огромную кошку, пачкая ее белоснежную шкуру своей кровью, а она жадно с испугом старалась зализывать его раны.
Тем временем феникс вспыхнул. Зловещее пламя еще разгоралось, когда откуда-то сверху раздался крик:
— Гарольд! Гарольд! Мы здесь!
Он с трудом взглянул вверх.
Огромное медное днище висело над ними. Он слабо помахал им рукой.
— Мы не можем спуститься! Нам что-то не дает. И палочку тебе отлевитировать не получается! Что делать? Мы пробовали стрелять по этой твари, но пули отскакивают от щита. Здесь все прикрыто щитом! Гарольд, не молчи! Что можно сделать?
А что можно сделать? Нихера нельзя сделать. Улететь можно, чтобы не смотреть, как его будут убивать. Сохранить о нем добрую память можно. Кольцо Луны подобрать можно, когда все закончится. Если Дамблдор разрешит.
Феникс догорал. Все больше пепла осыпалось в горку, из которой вскоре возродится новое злобное чудовище, чтобы добить его и Луну. А потом Дамблдор найдет способ вернуть себе человеческий облик. Или Чаша ему поможет. Как победителю.
А ведь Луна не уйдет, понял вдруг Поттер. Она примет смерть вместе с ним. И там, в далекой Британии человеческая сущность его любимой девушки тоже неминуемо погибнет. Как он не подумал об этом раньше? Как он мог столь безрассудно рисковать ее жизнью?
Сердце Гарольда ожило и быстрее погнало по венам остатки крови. Да и Луна постаралась, уже не так течет, а кое-где и свернулась…
Поттер встал. Последние искорки и огоньки бежали по куче пепла феникса.
Оружие бессильно, магия не пробьется, артефакт не пройдет через защиту ристалища.
Что осталось?
Правильно.
Не оружие, в прямом смысле этого слова, не магия и не артефакт.
— Гермиона! – закричал он из последних сил. – Мой пояс и мешок у вас?
— Да! Где-то здесь.
— Ищи скорее!
На медном корабле поднялась суета. Что-то загремело по медному днищу, потом с дребезгом рассыпалось.
— Гарольд, тут все высыпалось. Что ты хотел?
Наблюдая, как остывает пепел феникса и, боясь обнаружить в нем первое движение, Гарольд спокойно попросил.
— Там банка есть. Пинты на две. Кинь ее мне, пожалуйста.
Что-то снова загремело. Потом.
— Ты пить хочешь?
— Гермиона, ты банку нашла?
— Нашла. Кидать? А то у нас вода во флягах есть.
— Кинь мне банку, пожалуйста, — вежливость Гарольда была неописуема.
— Лови!
Легко сказать.
Пантера вскочила и бросилась ловить. Подхватив банку в пасть, Луна в два прыжка вернулась к Поттеру.
— Спасибо, киска моя, а теперь отойди подальше.
Гарольд шагнул вперед, отвинчивая крышку герметичной емкости. Высыпав ее содержимое в кучу пепла феникса, он собрался с духом и, стараясь думать о светлом и радостном, руками перемешал ее. Куча не возражала. Ее защитная магия промолчала, не поняв и не почувствовав угрозы.
— Уф! Смотри-ка, получилось. Только неизвестно, к добру это или к беде. Жаль, что маловато осталось, в подземелье много истратил. Но это ничего. Гермиона! – слабо махнул он в сторону корабля. – Достань мою палочку некроманта!
Гарольд на нетвердых ногах отошел на несколько шагов в сторону.
— Достала!
— Прицелься в пепел.
— Прицелилась!
— Жди!
Потянулись мгновения. Вот пепел зашевелился. Появилась голова чудовищного птенца. Потом туловище. Все выше и выше. Это вообще какой-то супермонстр получается. Уже семь ярдов высотой и все растет и растет. Серый пух на нем начал стремительно краснеть. Это значит, что феникс уже почти взрослый. Ну. Еще немного.
Монстр начал расправлять тяжелые крылья с серыми прожилками. Был он весь какой-то уродливый, словно птичий Франкенштейн, слепленный из чертовой тучи птичьих тушек пополам с серыми вкраплениями чужеродных органов и тканей.
— Какой ты симпатичный, Дамблдор! Хоть сейчас в королевский зоопарк. Жаль, что у меня другие планы.
И, собрав последние силы, Гарольд крикнул:
— Гермиона! Повторяй за мной: «Оболочки зажечь!»
— Оболочки зажечь!
Ослепительное оранжевое пламя вспыхнуло пятнами по всему телу монстра. Несколько мгновений он стоял неподвижно с распахнутыми крыльями, словно силился понять, что происходит, а потом взревел, изогнулся и начал клювом рвать собственную плоть!
Поздно! Клюв тоже вспыхнул и отвалился, рассыпая искры. Тут же подломилась одна из лап и, нелепо взмахнув разваливающимися крыльями, жуткая тварь рухнула на землю, извиваясь в агонии!
Инфери — огненные монстры некроманта, насильственно структурированные в ткани феникса при его возрождении, вспыхнули по команде палочки и сейчас беспощадно выжигали все чужеродные для них магические ткани. Никакая магия не могла остановить этот процесс. Созданные из пепла сожженных узников Азкабана, подвергнутые двум магическим и некротическим превращениям, эти существа были страшнее Адского Огня и всех Непростительных заклятий вместе взятых. И в тоже время не являлись ни элементами чистой магии, ни магическими артефактами.
Условия поединка были соблюдены!
В этот момент исчезло защитное поле ристалища, и медный корабль почти грохнулся на площадь. Лишь в самый последний момент Добби удалось слегка притормозить его стремительное падение.
Близнецы выпрыгнули на землю. Гермиона сверху сбросила им тюк с медикаментами и вылезла сама. Уизли подскочили к Поттеру, распаковывая целебные салфетки, Противоожоговые мази, Кровевостанавливающее, Болеутоляющее, Ранозаживляющее и прочие зелья. Гермиона уже осторожно промокала специальным тампоном рваные борозды на его спине, а Гарольд все смотрел на догорающие останки своего врага, медленно погружающиеся в расплавленную брусчатку площади, и в голове его негромко крутилась, как заезженная пластинка, лишь одна мысль:
«Прощай, самый светлый маг современности. Олух… Пузырь… Остаток… Уловка… Олух… Пузырь… Остаток… Уловка…»



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 28.02.2015, 20:19 | Сообщение # 584
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Эй! Дамбоненавистники! Не слышу аплодисментов!)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 28.02.2015, 23:10 | Сообщение # 585
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
ShtAl, плохо, что мозгов некомплект)


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Вторник, 03.03.2015, 12:47 | Сообщение # 586
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Alex, clap clap clap , надеюсь Дамб помер окончательно, или потом он как бы из последних сил


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
kraaДата: Среда, 04.03.2015, 00:25 | Сообщение # 587
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
alexz105, честно?
Радуюсь с опаской.
Убить монстра Дамблдора, который, после каждой сметри возрождается сильнее, непросто.
angel apple



Без паника!!!
 
alexz105Дата: Четверг, 05.03.2015, 00:02 | Сообщение # 588
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 127
Гарольд пришел в сознание только через трое суток.
Магическое перенапряжение и сильная кровопотеря заставили его поддаться на уговоры и принять лекарство. Остальное для Снейпа было делом техники, тем более, что вся его тщательно подобранная аптечка уцелела стараниями Добби. Зельевар дал израненному парню зелье, а когда тот уснул, грозно заявил, что Гарольд будет спать не менее семидесяти двух часов. И точка.
Сириус заикнулся, было, по поводу перестраховщиков, но получил такую ледяную отповедь, что поспешил откланяться, тем более что дел у него было по горло. Он сразу кинулся в порт, приводить в покорность очумевшие от последних событий экипажи эскадры.
Джонс, для которого плеск волн был слаще рок-музыки, увязался за ним. Он звал с собой и Гермиону, но та сурово отказалась. Она сутками сидела у скорбного ложа Тома Реддла. Его нашли в подземелье и подняли наверх, но он находился в глубокой коме и только заклинания Снейпа поддерживали угасающий огонек его жизни.
Так все думали. Кроме самого Снейпа. Он точно знал, что от смерти лекарства нет.
Зельевар регулярно осматривал Тома и каждый раз недоверчиво хмурился, пожимая плечами. Измерял напряженность магического поля вокруг больного и еще более недоверчиво качал головой. Впрочем, он и не думал озвучивать свои подозрения и сомнения окружающим. Очевидно, ожидал исцеления Поттера от ран, чтобы посоветоваться только с ним.
Кстати о Поттере. О младшем Поттере. О Гарри.
Он <s>очень изменился за лето</s> почти в одиночку закончил кампанию по приведению к покорности гвардейцев Дамблдора, остававшихся в подземелье. Собрал их в кучу. Переназначил командиров и привел всех к присяге через Непреложный обет, благо, что все старые клятвы со смертью императора прекратили свое действие. С их помощью он согнал обратно разбежавшихся горожан и начал первую в истории этого мира перепись населения, с выдачей именных амулетов, которые по совместительству играли роль паспорта, пропуска, ксивы, мандата и следящего артефакта.
Айрин и Фират попробовали было таскаться за ним всюду, но тот сурово пригрозил своему гарему заточением в Светлых покоях до самых родов и приставил обеих, как и полагалось беременным, к легкому труду. Айрин занялась организацией гимназии для подрастающего поколения, а Фират с утра до вечера составляла описи и следила за тем, как перетирают и раскладывают по сундукам ценности храма и обители. Гарри возжелал создать королевскую сокровищницу.
Удивленный Снейп изменил своему правилу, не общаться с младшей репликацией Поттера, и поинтересовался, как это он додумался заняться столь важными и действительно необходимыми для молодой монархии делами?
Гарри немного смутился, но честно ответил, что многое ему подсказал Реддл, во время совместного сидения в камере, но кое-что он придумал сам.
Снейп отпустил юного монарха, уяснив для себя три момента. Во-первых, тот факт, что Гарри намерен остаться в мире Матери. Во-вторых, появилась надежда, что теперь Гарольду будет уже не так страшно его тут оставить. И наконец, что отсидка за решеткой в исключительно редких случаях идет человеку на пользу.
Даже если он монарх.
И вообще, к политической деятельности желательно допускать только того, кто хоть пару месяцев посидел в кутузке.
Все это время близнецы Уизли шастали по городу с самоуверенностью шведских пиратов. Когда-то они обещали сами себе, что по-мародерствуют на славу, вот и пришло время исполнять обещание. Как ни странно, но Драко Малфой частенько составлял им кампанию. Слухи об их похождениях нет-нет, да и достигали ушей Снейпа, но он не хотел заниматься ни воспитанием этих авантюристов, ни слежкой за крестником, предоставив идти всему своим чередом. Скоро Гарольд выспится и поправится, вот тогда пусть и разбирается со своими волонтерами.
И вот пришло время будить Поттера.
Снейп осмотрел его в последний раз, удовлетворенно хмыкнул и взмахнул палочкой, развеяв остатки сонных зелий и заклинаний.
Гарольд вздрогнул, ресницы его задрожали.
- Где я? – спросил он тихо и тревожно.
- Ты лежишь в храме Надежды, - серьезно начал объяснять зельевар. - Храм Надежды это такой замок в городе Матери…
- К дементору подробности! – строго перебил его Поттер, не открывая глаз. – В каком я мире или на каком свете?
- Удивительная способность, в любой ситуации и после любой передряги цитировать бородатые анекдоты! – недовольно проворчал Снейп.
Гарольд открыл глаза и широко улыбнулся, потягиваясь всем телом.
- Здравствуй, Северус! Кажется, ты меня неплохо подлатал. Неужели удалось сложить в кучку тот фарш, в который меня превратил милейший директор?
- Как видишь, удалось. Конечно, с некоторыми отметинами на твоей физиономии еще придется разбираться, но это дело времени и некоторых зелий, которых у меня здесь нет.
Гарольд сел на ложе, рассматривая свои руки, предплечья и грудь, покрытые розовыми шрамами.
- Круто это он меня отделал.
- Ты его еще круче. Твои-то раны заживут, а его уже никогда.
- Он мертв?
- Мертв. Мертвее не бывает.
Гарольд закрыл лицо руками.
- Ты чего? – встревожился Снейп.
- Повтори, - трагическим срывающимся шепотом, непонятно попросил Поттер.
- Что? – растерялся зельевар.
- Повтори еще раз, - не отрывая рук от лица, напряженным тоном опять попросил Гарольд. - Повтори то, что ты сказал еще раз.
Снейп в недоумении поднял брови и членораздельно произнес:
- Дамблдор мертв, Гарольд. Он мертв!
- Эх! - проникновенно вздохнул юный маг. – Век бы слушал!!!
Гарольд оторвал ладони от лица, глаза его смеялись.
- Да ну тебя! - рассердился Снейп, - Я смотрю, ты проснулся в веселом расположении духа. Займись тогда делами, пока близнецы с Малфоем весь город не перетрахали.
- Дорвались Мародеры? – удивился Гарольд. – Честно говоря, не ожидал. Особенно от Драко. А ты чего же?
- Я не понял вопроса, - ядовито уточнил Северус, - что я, чего же? Почему не присоединился к ним или почему не прекратил их похождения? Занимайся этим сам.
- Ладно, ладно, - примирительно пробормотал Гарольд, - просто даже не верится, как-то. Я займусь сам, но потом. Рассказывай, что тут происходит.
Выслушав рассказ Снейпа, Гарольд задумчиво уточнил:
- Вниз с тех пор никто не спускался?
- Нет. Как Реддла принесли, так и все. Я запретил.
- Наверное, это правильно, - кивнул Поттер задумчиво. – Но я должен туда попасть.
- Стоит ли еще раз рисковать? – недовольно спросил Снейп.
- Стоит, Северус, еще как стоит. Наши дела здесь еще не закончены.
- Может быть, расскажешь?
Гарольд только помотал головой.
- Там есть личные моменты, в которых я еще сам не разобрался до конца. Но знаю только одно: мне надо срочно спуститься в подземелье Огня.
- Может ты сначала соизволишь хотя бы…
- Добби, завтрак!
- Давно бы так, - проворчал Снейп, - только это будет ужин. Вечер на дворе…
* * *
«Ничего еще не кончилось, - бормотал Гарольд про себя, спускаясь в подземелье Огня, - Надо еще разобраться в магическом родстве и прочей чертовщине».
Загадочные россказни Мессира о Салазаре Слизерине весьма заинтриговали Гарольда, так как подозрительно пересекались с данными, полученными им в свое время от директора. Впрочем, трактовка там была естественно другая.
По версии Дамблдора Гарри Поттер не являлся прямым наследником Салазара Слизерина. Никаких исторических или генеалогических свидетельств или данных в пользу такого предположения не было. Зато была фамильная наследственная способность к парселтангу у мужчин рода Поттеров. Несколько веков назад, когда эту способность начали приравнивать к темным искусствам, Поттеры взяли за правило блокировать эту способность у всех наследников мужского пола в десятилетнем возрасте до наступления периода возмужания. Само собой, Гарольд, который в те годы был еще просто Гарри, не прошел эту родовую процедуру, о которой, кстати, Дамблдор был прекрасно осведомлен. Из этого следовало, что директору требовался Поттер, говорящий и понимающий язык змей.
Зачем? Можно только догадываться. В воспоминании Дамблдора какие-либо объяснения на этот счет отсутствовали. Хотя кое-что можно было сообразить и так.
Ну, например: доступ в Тайную комнату, подозрения однокурсников, отчуждение ложного темного принца для более точного и успешного формирования заданных качеств характера, гарантированная ревность и ненависть Воландеморта… Таков далеко не полный список соображений, которыми мог руководствоваться самый светлый маг современности.
Что касается Тома Реддла, то его родство с младшей ветвью, отпочковавшейся от того великого Салазара, вроде бы не подвергалось сомнению, но… но, согласно воспоминанию директора, тот сам выучил Реддла языку змей на первых курсах Хогвартса, когда маленький Том еще не умел защищать свой разум от старого махинатора. Зачем это было нужно Дамблдору, опять можно было только гадать.
Выглядело это все явно нелогично. Наследника Слизерина старательно обучают парселтангу, а Гарри Поттера – Мальчика-Который-Выжил – берегут от обряда, чтобы он наоборот, не дай Мерлин, не разучился разговаривать на парселтанге!
Ну, где логика?
Помнится, Гарольд тогда немного поломал голову, да и плюнул. Главное, что он не принц Слизерина, а остальное – мелочи.
И вот эти «мелочи» таким странным образом всплыли при общении с Мессиром. Тот фактически прямо объявил Гарольда пусть и не кровным, но магическим наследником Салазара. Это было непонятно. Это злило и выводило из себя, но на тот момент чем-то самым важным не являлось. Нужно было выжить и победить.
Вот он выжил и победил. И спускается в подземелье Огня, чтобы получить ответы на свои вопросы.
Тук-тук! Холодно тут у вас. Пускают погреться?
* * *
Пламенный артефакт висел по центру зала.
«Они уже слились воедино, - отметил про себя Гарольд, наблюдая, как пламя равномерными толчками вырывается из Чаши, - возможно ли теперь общаться с Мессиром?»
«Возможно!» - прошелестел в его голове тот холодный бесплотный голос, которым Огонь общался с ним при первых столкновениях у ограды города.
Язык пламени вырвался из чаши выше обычного и озарил весь зал алым всполохом.
«Присаживайся, Гарольд».
Тугой порыв ветра ударил Поттеру в лицо.
Подобное приглашение в пустом зале с единственным постаментом выглядело странно, но Гарольд оглянулся и увидел позади себя солидное кресло, больше напоминающее трон. Только балдахина с короной сверху не хватало…
Еще порыв ветра. Над креслом-троном появился заказанный балдахин. С короной.
- Зачем ты это делаешь? – пожал плечами Гарольд, усаживаясь на атласное сидение.
«Я делаю? Мне это даже как-то не к лицу, - бесплотно усмехнулся Мессир, - это ты сам делаешь».
Гарольд мельком взглянул на свою палочку в нарукавном кармане. Вот значит как. Творить колдовство одной мыслью? Заманчиво?
Он протянул руку, вытащил из воздуха ожерелье из крупных черных жемчужин и хмыкнул про себя:
«Хм. Луне должно понравиться».
- Это только в вашем присутствии так получается или там, - он поднял глаза к потолку, - тоже так будет?
«Это зависит от решения, которое ты примешь».
Гарольд понял.
Артефакт после слияния начал выделять чистую магию, которая пока накапливается в объеме этого зала. Он вошел сюда и сразу начал творить принципиально новую магию. Магию, которая не нуждается в вербальных и невербальных заклинаниях. Магия, которая слушается силы его мысли. Которая мгновенно меняет свойства материи и пространства. Порыв ветра – это всего лишь превращенный воздух, который мгновенно уплотнился и превратился в атлас, золото и черное полированное дерево, холодное и твердое как камень.
- Вот это умели наши древние маги?
«Да».
- А потом, по мере ослабления магии потребовались заклинания, артефакты, палочки?
«Правильно. И последним магом, умевшим творить силой воли, был Он».
- Кто? – спросил Поттер, уже зная ответ и начиная до конца понимать, перед каким выбором его поставили.
Артефакт плясал языками пламени и хранил молчание. Все было понятно и так. Теперь последнее слово оставалось за ним.
Или он оставит артефакт Огня и Чаши в этом молодом мире, или заберет его в слабеющий мир магической Британии, чтобы дать ему второй шанс на возрождение и вечный триумф магии. Но сам при этом станет заложником артефакта. Он будет Богом, явно или тайно правящим этим магическим миром, пока тот не окрепнет для самостоятельного существования. Пока не родятся новые сильные волшебники, готовые принять у него эту тяжкую ношу…
- Так я все-таки Его наследник? – выдавил из себя Гарольд, разрываясь от противоречивых чувств.
«Насколько я понимаю, Салазар Слизерин не умирал подобно другим смертным магам вашей расы. Он провел ритуал, послав свой неукротимый дух через столетия, чтобы тот нашел того, кто станет его преемником на пути спасения магического мира. А бренное тело его рассыпалось прахом, не оставив следов».
- Так я – это не я, а это он? – совсем запутался упавший духом Гарольд.
«Ты – это ты! – возразил ему бесплотный голос, в котором звучала почти что насмешка. - В тебе воплотилась не личность Салазара Слизерина, а лишь его чаяния. Его страстное желание защитить и спасти магический мир. Именно поэтому ты стоишь здесь сегодня, а я разговариваю с тобой и чуть ли не упрашиваю!»
Фу-у-у! Уже легче. А то от этих хоркруксов, переселения душ и прочей чертовщины уже голова кругом идет.
- У меня хоть какая-то нормальная жизнь будет? – сварливо спросил Гарольд, медленно приходя в себя. - Или я всю эту вечность буду таскаться с тобой, как единорог с колокольчиком?
«У тебя будет все, что ты пожелаешь. Ты же теперь бог! Единственное ограничение и условие – это хранить меня и не мешать магическому развитию своей расы».
- Откуда ты знаешь, что я согласен?
Вопрос повис в воздухе.
Артефакт уже знал, что он согласился.
Знал это и Гарольд, но пока еще боялся себе в этом признаться.
«Трудно ли стать богом? – подумал он про себя. - И трудно ли быть богом? Боюсь, что это совсем не одно и то же. Но… поживем-увидим…»



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Четверг, 05.03.2015, 17:28 | Сообщение # 589
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Тяжкое это бремя быть богом


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Пятница, 06.03.2015, 23:23 | Сообщение # 590
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 128
Гарольд вернулся только под утро.
Снейп уже весь извелся от тревоги. Его плотно сжатые губы не сулили Избранному ничего хорошего.
— Что ты творишь, Поттер? Тебе надо каждые два часа принимать зелья! Ты хоть понимаешь, что…
Он запнулся, рассматривая юного мага. Все шрамы на лице Гарольда исчезли.
Бесследно!
— Сними мантию! – приказным тоном потребовал зельевар.
Гарольд, не понимая, что собственно произошло, пожал плечами и потянул с плеч указанный предмет облачения.
Снейп подскочил к нему, осматривая грудь, предплечья и спину. Потом крякнул, отошел к столу и залпом выпил Успокаивающее зелье, приготовленное им вообще-то для Поттера.
— Как это понимать, Гарольд?
Юный маг посмотрел на чистую от следов ранений кожу своих рук, сразу понял причину удивления зельевара и понял, что теперь тот так просто от него не отстанет.
— Раны, нанесенные магическим существом, или не лечатся вообще, или заживают очень долго и трудно. Требуются дорогие зелья с редкими ингредиентами и сложнейшим приготовлением. То, что произошло в твоем случае — это не в человеческих силах, Поттер. Ты не находишь, что тебе стоило бы посоветоваться с кем-то? Сдается мне, что ты опять влез в какую-то опасную игру, Гарольд?
Зельевар скрестил руки на груди и возвышался как живое воплощение неодобрения и тревоги.
Поттер понял, что дальше держать Северуса в неведении нельзя. Он уже и так достаточно долго испытывал терпение своего гордого советника. К тому же он был единственным человеком, которому он в принципе мог открыться. Точнее таких людей было два, но… но об этом пока даже не хотелось думать. Пока речь шла только о Снейпе.
Взмахом палочки Гарольд накинул на двери Заглушающие чары и начал свой рассказ. Повествуя о своих первых стычках с Мессиром и излагая всю прелюдию к поединку, Гарольд искоса посматривал на своего внимательного слушателя, ожидая увидеть на его лице гримасу разочарования, неприятия или отвращения. Но лицо Снейпа было непроницаемо. Лишь почти незаметные движения бровей выдавали, с каким вниманием и напряжением он слушал рассказ.
Гарольду пришлось рассказать и о воспоминаниях Дамблдора, полученных еще в Хогвартсе. Вот тут на мгновение у Снейпа проступила гримаса неудовольствия, но быстро исчезла.
Под конец Гарольд передал свой ночной разговор с Мессиром и замолчал, ожидая реакции слушателя.
Снейп молчал, сдвинув брови. Потом задал всего один вопрос. Точнее даже не вопрос, а уточнение:
— У тебя с собой ожерелье, которое, по твоему утверждению, было создано тобой во время последней встречи?
— Да.
— Покажи.
Снейп долго рассматривал и катал в пальцах черные шарики с перламутровым блеском.
— Редчайшая вещь! И явно не из этого мира. Тебя покупают с размахом, Гарольд!
— Ты подозреваешь злой умысел?
— Почему обязательно злой? Я не оцениваю действия этого твоего артефакта с такой точки зрения. Понятия зла очень относительны, как ты знаешь не хуже меня. Я лишь отметил, что силы, предоставленные тебе этим артефактом, превосходят все мыслимые границы современной магии.
— Законы Гэмпа?
— В том числе. Хотя если разобраться, то Гэмп и его законы по сравнению с этим – просто мелочь. Мне надо подумать, Гарольд. Ты бы не был так любезен, скинуть свое воспоминание об этом рассказе?
— Э-э-э-э… Снейп, там много личных моментов, право мне не хотелось бы…
— Гарольд, научись слышать собеседника. Я не прошу воспоминаний о самых событиях. Я прошу мыслезапись твоего рассказа и не более того. Колышком гвардейца я сам это сделать не могу, а моя палочка пока что так и не нашлась.
— А-а-а-а, — сообразил Поттер и потянул из виска серебристую нить.
— Твой рассказ не объяснил еще одну странность, — пристально глядя в лицо Гарольду, протянул Снейп, — что за чертовщина творится с телом Реддла? По всем признакам – его мозг мертв, но сердце бьется с частотой два удара в минуту, ректальная температура держится на допустимом минимуме, и вокруг него обнаруживается небывалая напряженность магического поля, словно это не бездыханное тело, а живой и бодрый Мерлин в приступе напряженного творчества!
— Видишь ли, я об этом умолчал, потому что пока сам не знаю, как к этому относиться. Но ты прав, если уж рассказывать так все до конца. Дело в том, что жизнь Тому Реддлу спас Мессир. Он почувствовал в нем отдаленное родство со Слизерином и оставил его, если так можно выразиться, про запас.
— То есть, если бы ты не справился с Дамблдором, то он мог рассчитывать на Реддла?
Взгляд зельевара красноречиво выражал, что он обо всем этом думает.
— Примерно так, — кивнул Гарольд. – Мессир закрыл от меня сознание Реддла, потому что именно я являюсь носителем магии Амрита, которая убивает его. И теперь получается…
— Что Реддл, если выживет, обречен остаться здесь?
— Именно. И защита с него будет снята, как только я покину мир Матери. И он останется жить здесь.
— И что тебя смущает?
Гарольд поскучнел лицом под проницательным взглядом зельевара.
— Ты боишься оставлять потенциально опасного мага в одном мире со своим относительно простодушным братом?
— Каково излагаешь, — поморщился тот. — Ну, в общем, да.
— Согласен, тут есть проблема. Это тоже надо обдумать. Ложись отдыхать, позже поговорим.
Зельевар закупорил флакон и вышел из зала.
Гарольд с готовностью улегся на ложе, снял с пальца кольцо Луны и приложил к губам. Спустя несколько мгновений белая пантера лизнула его в нос, а потом свернулась калачиком и уютно заурчала…
* * *
На следующий день состоялся разговор, который на долгие годы определил судьбу мира Матери, как по привычке называл его Гарольд.
После общего завтрака, прошедшего несколько в скованной и принужденной атмосфере, за столом остались сидеть Гарри и Сириус. Гарольд понял, что они хотят поговорить с ним. И даже догадывался о чем.
— Я останусь с ним, — напрямик заявил Блэк.
Тут Гарри порывисто вздохнул и схватил его за руку.
— Спасибо, Сириус! Я так рад!
Блэк так широко улыбнулся обрадованному парню, что Гарольда даже немного кольнула ревность. Все-таки это его крестный, а не этой, блин, как ее… репликации младшей.
Но с другой стороны он понимал, что так будет намного лучше для всех и в чем-то даже честнее и правильнее. Сириус уже никогда не будет относиться к нему, как тому Гарри из Хогвартса. Всё слишком изменилось и прошлого не вернуть. А Гарри… с Гарри совсем другая история. Здесь Сириусу достаточно привыкнуть к внешности здоровяка, а душа у того один в один, как из воспоминаний прошлых лет. Вот только проблема рода…
— Вы взрослые и совершеннолетние маги, и я не могу вас заставить, — пожал он плечами, напряженно обдумывая последнюю мысль. – Но есть одна проблема, которую надо решить…
— О чем ты?
Гарольд встал, прошелся по залу.
Вот оно! Есть решение.
— Сэр Сириус Блэк, преклоните колено! – повернулся он к крестному.
— Ты пожалуешь меня в рыцари? – полушутливо спросил тот. – Это по статусу должен сделать Гарри, как король здешних мест.
— Каждый должен заниматься своим делом. Гарри пожалует тебя рыцарем, герцогом, принцем и повесит тебе орденскую ленту на грудь, одну или пять или десять! Это его дело. А я должен сделать то, что могу и должен сделать именно я – Гарольд Поттер.
Крестный, неуверенно улыбаясь, встал на одно колено.
Гарольд извлек из нарукавного кармана Черную палочку Блэков, встал напротив Сириуса и провозгласил:
— Я, Гарольд Джеймс Поттер, магический глава рода Блэков, находясь в здравом уме и полной памяти, передаю свой титул главы рода и все связанные с ним права и обязанности сэру Сириусу Блэку — старшему магу рода Блэков по праву рождения. Оглашено в присутствии свидетеля и старшего артефакта рода Блэков!
Он рассек воздух палочкой Блэков и протянул ее Сириусу рукояткой вперед.
Глядя на палочку широко раскрытыми глазами, тот неуверенно пробормотал:
— Меня же лишили… меня выжгли… с родового древа… я же проклят собственной матерью… это неправильно… невозможно!
— Возьми палочку, взмахни и рассеки ей воздух! — не хуже Макгонагал приказал Гарольд.
Блэк вдохнул, как перед прыжком в воду и протянул руку. Пальцы его неуверенно сомкнулись на черной полированной рукоятке.
— Ну же!
Взмах! И сноп разноцветных искр осыпал их дождем!
Новый глава рода Блэков медленно встал с колена и обратил взгляд на Гарольда. В глазах его блестели слезы
— Чем я могу отблагодарить тебя?
Поттер пожал плечами и ответил просто, кивнув на Гарри:
— Сделай моего брата магическим членом своего рода и помогай ему, чем сможешь. И помни, что если у тебя когда-нибудь появится наследник, то он должен будет хотя бы на время вернуться в магическую Британию. Иначе Блэк-мэнор не примет его.
— Мы пошлем его учиться в Хогвартс! — непринужденно ляпнул Гарри, дружески хлопая Сириуса по плечу.
Они дружно поржали над этим предложением.
— А почему бы и нет? – уже серьезно заметил Гарольд. – Для возможности своего возвращения держите под контролем оба входа в подземелье эльфов. Хранителя Глимми я предупрежу. Вдруг эти края покажутся вам негостеприимными?
— Вот! – вскинулся Сириус. – Мы ведь в том числе и об этом хотели поговорить! Мы с Гарри решили уехать отсюда.
— Вот как? А королевство как же?
— И королевство с собой заберем! После того, как в пустыню прорвалось море, город и все население все равно обречено! – выпалил Гарри.
Гарольд невербально очистил стол от остатков завтрака и жестом пригласил:
— Садитесь и рассказывайте, что вы тут накопали и что придумали.
Гарри и Сириус, постоянно перебивая друг друга, поведали примерно следующее:
Той пахотной земли, что осталась на острове, хватит, чтобы прокормить лишь небольшую деревушку, но никак не город. Перепись населения дала внушительную цифру уже перевалившую за десять тысяч. Вместе с экипажами корветов это будет тысяч двенадцать ртов. Еды для них хватит месяца на три-четыре. Это Джонс сосчитал, Гарольд, и не надо махать на нас руками. Мы дело говорим. Пресная вода есть, но одной водой сыт не будешь. Море еще мертвое. Пока его освоят морские обитатели в таких количествах, чтобы рыбалка прокормила людей, пройдет не один год. Рассчитывать на торговлю не приходится. Нечем платить за товары, а, значит, купцов сюда не заманишь. Сокровищница есть и неплохая, но проедать ее содержимое без возможности пополнения – глупо. Воевать и грабить в округе пока тоже некого. В общем, куда ни кинь – полная жопа!
— Ну и что вы предлагаете? – спросил Гарольд, с удовлетворением оценив основательность доводов.
Предлагают они линять отсюда и как можно быстрее. И есть куда. Сириус знает малонаселенные императорские земли, которые можно было бы потихоньку отжать. Как раз и камень – вход в подземелье эльфов – аккурат тоже там. Но есть одна загвоздка – нехватка плавсредств. На пяти корветах больше трех тысяч не разместишь, хоть гроздьями их на мачтах развешивай. Да и плыть туда недели две-три при попутном ветре… В общем, та еще проблема.
Гарольд с подозрением уставился на них.
— Ну и что вы предлагаете, колонизаторы? Я с вами вашу Америку открывать не собираюсь.
— Портключ бы нам многоразовый или портал, — намекнул Сириус, — ты же в этом неплохо разбираешься…
— Ты уже тоже неплохо должен разбираться, — кивнул Гарольд на Черную палочку Блэков.
— Пока я с ней освоюсь, а потом то да сё, народ начнет от голода пухнуть. Вон Десмонд говорил, что уже видел цинготных больных. Помоги, Гарольд.
Начали соображать. Гарольд потребовал карту здешнего мира. Лучше бы сразу глобус, но дементор с ним, пусть будет хотя бы схема мелом на столешнице.
— Слушаю, хозяин!
Из палочки высунулся край плаща дементора, и Блэк с воплем отшатнулся от стола, опрокинув банкетку.
— Ух, ты! Хозяин сменился, — расстроено прохрипел слуга палочки.
— Кыш на место! – шикнул на него Гарольд.
Конец плаща исчез. Гарольд помог Блэку подняться, попутно извиняясь, что не предупредил его об обитателях артефакта.
— В борьбе с немагическими противниками эти существа будут вам крайне полезны. Это идеальная охрана, способная навести ужас на чужую армию и остаться невидимой! — напомнил он, опасаясь, что Блэку не понравится такое соседство.
— Мерзкие твари, — с отвращением заявил бывший узник Азкабана с тринадцатилетним тюремным стажем, — но превратить своих бывших тюремщиков в послушных наемников, охо-хо! Эта идея мне нравится своей абсурдностью!
Они вновь присели за стол и, наконец, разработали совместный план.
Согласно ему, Гарольд должен был изготовить мощный многоразовый двухсторонний портал. Одна его часть должна остаться у Гарри, а вторую заберет Сириус, и на одном из корветов отвезет к месту нового проживания. Как только портал активируется, между городом и местом нового поселения возникнет переход, который будет выглядеть как еще одни городские ворота. В один прекрасный день люди выйдут из них и попадут на свою новую родину. И совершенно не обязательно устраивать дикую давку и толкотню. Можно небольшими партиями по мере строительства жилья и распашки земель переводить туда людей и гвардию на постоянное место жительства. Не торопясь перевозить имущество и строительные материалы. Разбирать и отправлять в новую страну не только самое нужное и ценное, но вообще, все что надо.
Как только переселение города будет закончено, Гарри возьмет с собой свою часть портала и пройдет с ней в воротах последний раз. Портал захлопнется, раз и навсегда отрезав безжизненный каменистый остров от нового королевства.
А через тысячелетия местные ученые будут спорить и недоумевать, не в силах понять, как за считанные годы под самым носом у империи появилось мощное королевство, подписавшее смертельный приговор древней династии метрополии!
По блеску глаз Сириуса, Гарольд уже понял, кто метит в новые императоры и порадовался, что, по крайней мере, из-за власти эти двое не поссорятся.
В дверь постучали.
— Войдите! – весело крикнул Гарольд.
Его собеседники, возбужденные свалившимися на них радужными перспективами, уже спорили о частностях, через фразу повторяя, как мантру:
«А по этому вопросу нам надо срочно посоветоваться с Десмондом!»
Вошла усталая Гермиона с кругами под глазами, с недоумением проводила взглядом взбудораженных мужчин и присела за стол.
— Я к тебе.
— Я рад. Слушаю.
— Я с просьбой.
— За твой меткий выстрел – проси, что хочешь!
Гермиона равнодушно улыбнулась, но было ясно, что она не приняла шутки.
— Я хочу, чтобы ты как можно скорее вернулся в магическую Британию.
Сзади к девушке неслышно подкралась пантера и положила голову ей на плечо. Гермиона машинально потрепала ее по шее, не сводя глаз с Поттера.
Гарольд сложил в уме два плюс два.
— Торопишь момент оживления Реддла?
— Да, — просто ответила Гермиона.
— Значит, ты тоже остаешься здесь.
Это был не вопрос, а утверждение. Очевидно, что Снейп объяснил ей ситуацию. Не исключено, что зельевар сделал это, чтобы у девушки было время подумать. Вот только думать она не хотела. Она хотела быть рядом с Томом Реддлом.
— Ты уверена, что он герой твоего романа?
— Я уверена, что хочу, чтобы ты уехал отсюда возможно скорее, — повторила она устало.
Она не будет откровенничать с ним, понял Поттер. Прошли те времена.
— Не беспокойся, я и сам не собираюсь здесь задерживаться. Последние дела и приготовления займут не больше недели. Только помни, что дорога ДОМОЙ открыта для тебя всегда, Гермиона.
Здесь был и намек на то, что ее выбор не одобряется, и легкое напоминание о родителях в Австралии и просто грусть грядущего расставания.
— Спасибо, — просто ответила она. – И еще, я нашла на площади вот это.
Она выложила на стол волшебную палочку и вышла из зала.
Гарольду не надо было брать в руки и рассматривать находку Гермионы.
Он узнал сразу.
На столе лежала волшебная палочка покойного директора Хогвартса и по совместительству самого светлого мага столетия – Альбуса Дамблдора…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Суббота, 07.03.2015, 03:20 | Сообщение # 591
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Налаживается мирная жизнь и это хорошо


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Среда, 11.03.2015, 23:23 | Сообщение # 592
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Неожиданно для многих Десмонд Джонс выразил желание остаться в мире Матери на некоторое время, чтобы помочь Гарри и Сириусу подготовить перемещение населения города, как он туманно выразился: «подстраховать ситуацию от нежелательных событий».
Гарольд, естественно, не возражал, но со своей стороны тоже решил подстраховаться от «нежелательных событий». Кроме портала для Гарри и Сириуса он решил изготовить еще два портала для возвращения в мир магической Британии. Один для тех, кто решил остаться здесь навсегда, в качестве последнего шанса на спасение, если дела у них пойдут совсем плохо. И второй для Десмонда Джонса, которым тот сможет воспользоваться, когда решит, что он уже не нужен в этом мире.
Разумеется, требовалось заручиться еще согласием Глимми на переброску. Но Гарольд надеялся, что отцу и кормилице удастся договориться с Хранителем подземелья эльфов.
Кормилицей Глимми он про себя называл Снейпа. Хотя разок он кажется оговорился и при зельеваре, и теперь тот заметно напрягался, когда речь заходила о его выкормыше. Гарольда это веселило несказанно, но страшно было и подумать, чтобы пошутить над Снейпом на эту тему еще раз.
В довольно веселом расположении духа Поттер принялся за работу и через пару часов, изрядно выжатый магическими усилиями, обнаружил на столе перед собой шесть предметов, блин, ну просто не отличимых от крышек для унитаза.
— Что это? – вытаращил глаза Сириус Блэк, забежавший в это время к нему по какому-то мелкому вопросу.
Вслед за ним в зал вошел Снейп и в свою очередь с подозрением уставился на стол.
— Пытаетесь привить местному населению культурные навыки, Гарольд? – с сарказмом спросил зельевар, приглядываясь к крышкам. – Или решили облагодетельствовать членов нашей команды, чьи аристократические зады устали смотреть в не эстетичные дырки в каменном полу?
— А дементор знает, почему так получилось? – смущенно ответил Поттер, прикидывая, чем бы прикрыть от срама эти шедевры высшей магии. – В момент создания я думал об их магической составляющей, а не о внешнем виде. Сам не понимаю, почему вдруг так получилось.
Сириус громко рассмеялся своим лающим смехом, взял одну из крышек и покрутил в руках.
— Держать удобно, — пожал плечами он, — и много рук могут схватить одновременно.
Снейп встретился глазами со смущенным Поттером. Было ясно, что юный маг никак не ожидал от своих изделий столь непрезентабельной формы, но вот в его глазах блеснула искорка понимания. А точнее, воспоминания. И Северус тут же вспомнил сам…
…Дикая суета в его старом доме в Паучьем тупике. Гарольд (тогда еще Гарри), растерян и ошеломлен картиной десятков трупов Упиванцев, расстеленных кровавой дорожкой к соседнему зданию. Он сам в бешеном темпе отправляет свою библиотеку и зелья, теребит парня, заставляет его вытащить из подвалов своих родственников, а потом заскакивает в дом и выламывает в туалете крышку унитаза, потому что она круглая и сделана из дерева, а материала удобней для создания многоместного портала и придумать нельзя…
— Поттер, — тихо спросил зельевар, — почему вам не пришла в голову, например, форма штурвала? Или банной шайки, в конце концов? Для создания приличного портала у вас был широчайший выбор форм.
— Не знаю, — растеряно пожал плечами тот, — кажется, это называется темной ассоциацией.
— Ну почему все ваши темные ассоциации вечно издеваются над хорошим вкусом и эстетическими приличиями? – скривился Снейп.
— О-о-у! Это порталы такие? – поразился Сириус, который только это и понял из разговора Снейпа с Гарольдом. – Круто! Я так и вижу эту величественную картину, как зеленые лучи закатного солнца подсвечивают распахнутые портал-ворота. Вся гвардия в торжественном строю встречает своего короля Гарри Первого! И тот выходит в сопровождении ближайших вельмож во всем блеске своего великолепия в парадном одеянии и… с крышкой от унитаза в руках!
Все трое разразились хохотом.
В этот момент, не дав им досмеяться, в зал вошел Гарри.
Сириус увидел его и заржал еще громче, мотая головой в разные стороны, как лошадь.
Гарольд поспешно накинул на свои не эстетичные изделия материализовавшуюся из воздуха накидку.
— Вы чего тут смеетесь? – улыбнулся Гарри. Вид у него был изрядно замороченный.
— Гарольд изготовил порталы, — посмеиваясь, объяснил Снейп, — сейчас он их тебе покажет, а я, пожалуй, пойду.
Сириус продолжал ржать как лошадь. Как конь, блин!
О-о-о-о! Конь! Гарольду пришла в голову спасительная идея. Он поспешно взмахнул палочкой раз и еще раз, и еще раз… и еще раз!
Снейп поднял брови в ожидании, как вывернется старший Поттер.
Гарри взялся за край накидки.
— Можно посмотреть?
— Конечно! – как ни в чем не бывало, пожал плечами Гарольд.
Накидка соскользнула со стола.
На нем лежало три пары огромных конских подков. Золотые, серебряные и бронзовые. На круто изогнутых пластинах благородных металлов выделялись стилизованные шляпки гвоздей.
— Здорово! – оценил Гарри.
Сириус с трудом прекратил ржать, скроил серьезное лицо и важно подтвердил:
— М-да. Весьма благородно и символично, я бы даже сказал!
Снейп с неопределенной усмешкой добавил:
— Древний символ удачи, — потом перевел взгляд на Гарольда, — а у тебя неплохой художественный дар и воображение на месте, как выяснилось.
— Когда припрет, любой художником станет, — покривился тот в ответ. У юного мага явно отлегло от сердца. – Забирай, Гарри. Ваша пара вот эта – золотая. Дотронуться до них смогут только свои. Так что смело вешай его хоть в тронном зале.
— Том Реддл входит в понятие своих? – напрямик спросил Снейп.
— Нет. Ему вообще противопоказано общение с моей магией. Но провести его через портал вы сможете, если сочтете нужным.
— Четко! — оценил предусмотрительность Гарольда Сириус Блэк. – Мы посмотрим на его поведение.
— Я оставлю ему письмо. Вряд ли Реддлу понравится его содержание, но выбирать ему не приходится. Его жизнь будет зависеть от ваших жизней. Потому что мое возвращение в этот мир неминуемо убьет его. А вернуться я могу, только чтобы выручить вас из беды.
— Не беспокойся, мы справимся, — бодро заверил Сириус.
А Снейп кисло усмехнулся в знак некоторого сомнения.
— Забирайте свой портал, — кивнул Поттер.
Король и будущий император взвалили на себя крышки от унитазов подковы и, весело переговариваясь, покинули зал.
— Тяжеловато им, — заметил Снейп.
— Вообще-то эти порталы можно уменьшить простым заклинанием, — мстительно улыбнулся Гарольд, — но пусть потаскают, пока сами сообразят.
Снейп прошелся по залу.
— Получается, что ты уже принял решение о возвращении артефакта? – повернулся он к Поттеру.
— У тебя есть серьезные возражения?
— Возражения есть, — холодно кивнул зельевар, — но, к сожалению, несерьезные. Все мои опасения касаются не магического мира Британии, который, несомненно, только выиграет от поддержки магического фона, а лично тебя, Поттер. Твоей дальнейшей судьбы. И дальнейшей судьбы тех людей, которым дорог ты и тех, кто дороги тебе.
Холодок в груди подсказал Гарольду, что Снейп попал в цель. Он сам уже думал об этом, но не мог придумать ничего путного.
— Я не боюсь за тебя сегодня, завтра, через год или через пятьдесят лет. Я боюсь того, что станет с тобой, когда все твои друзья и близкие неминуемо состарятся и начнут покидать этот свет.
— Может быть, мне удастся с твоей помощью воссоздать Философский камень? — быстро возразил Гарольд.
— Видишь, ты уже думаешь об этом. Уже сейчас! А что будет потом, можешь себе представить? До философского камня уже додумался. Ну, допустим. И что дальше? Ведь у каждого, кого ты решишь облагодетельствовать, будут свои родные и близкие. И их поить эликсиром? Но это невозможно! Не могут быть бессмертными все. Значит, ты своими собственными руками создашь в магическом мире касту бессмертных стариков?
Гарольд несогласно мотнул головой.
— А как же другие магические долгожители? Вампиры, например! Они же бессмертные, но не старые?
— Нет. Ты правильно сказал, что они долгожители, но они не бессмертные. И ужас их смертности заключается в том, что они погибают от рук своих же соплеменников. Неминуемо погибают. Поэтому и объединяются они в строгие иерархические кланы, со строгим подчинением и правилами. Но даже это тщетно. Рано или поздно что-то щелкает в мозгу кого-нибудь из более юных соплеменников, и он убивает главу клана, на которого еще вчера смотреть без страха не мог. И так по кругу смерть забирает даже тех, кто, казалось бы, практически бессмертен.
— Если я не заберу Огонь и Чашу в магическую Британию, то я себе этого никогда не прощу! — Гарольд прижал ладони к глазам.
Снейп подошел к нему и по-отечески, положил руку на голову.
— Знаю. Но если ты решил для себя этот главный вопрос, то будь готов, что тебе придется решать и дальше. Все и за всех. Отныне и навсегда!
Гарольд нерешительно покивал и возразил:
— А как же свобода воли? Свобода выбора?
— Разумеется, она существует, но лишь в граничных условиях, которые задаешь ты.
— Но я же не смогу заниматься всем и всеми? Это никому не под силу.
— Откуда мы знаем, какие силы станут подвластны тебе, после того, как артефакт обоснуется в Британии? Но в чем-то ты прав, обратить внимание бога на себя нелегко. А избавиться от его внимания – еще тяжелее. К тому же это может оказаться смертельно опасно.
— Не вмещаю! – честно признался Гарольд. – Но Огонь и Чашу здесь не оставлю!
— Решено! Готовь артефакт в дорогу. Ты уже решил, каким способом мы будем возвращаться?
— Пока артефакт был разделен, с его частями можно было аппарировать. А сейчас уже нельзя. Так что возвращаться будем на медном корабле, а дальше пешком через подземелье эльфов.
— Это займет недели две. Значит надо запастись провизией.
— Попробуем пополнить запасы магией. Не так уж много нам и надо.
— Хорошо, Гарольд. Я пошел готовить корабль и снаряжение.
— Пришли ко мне Десмонда. Я отдам ему половины порталов и объясню, как с ними управляться…
* * *
Гарольд вынес Огнь и Чашу из подземелья и поместил ее на корме медного корабля в защитном коконе. Этого никто не заметил.
Никто!
Все были здесь, все суетились, занимались множеством разных дел, но никто не заметил, как Гарольд открыто пронес артефакт внушительных размеров и закрепил его на палубе судна.
Более того. С этого момента на корму никто не заходил, словно ее и не было.
Это была магия артефакта. Он скрыл свое присутствие от всех, кроме того единственного мага, который имел право и обязанность доставить его в магическую Британию.
Единственный посвященный в суть дела Снейп поинтересовался, здесь ли уже артефакт? Получив утвердительный ответ, он долго расхаживал по кораблю, хмурился и присматривался, но так и не заметил того, что сам же старательно обходит стороной участок палубы в тридцать квадратных футов.
— Какая мощь, — с уважением признал он, — но он точно здесь? Ты меня не мистифицируешь?
Гарольд заверил зельевара, что артефакт здесь и об обмане не может быть и речи.
Тут его внимание привлекли приближающиеся близнецы в компании с Драко.
— Малфой, соблаговолите уделить для беседы со мной четверть часа.
Гарольду надоели блядские непонятные отлучки этой компании. Последний день перед отбытием, а им все не угомониться. Глядя, как близнецы скалятся на них, Гарольд затолкал блондина подальше на нос. Приспущенный стаксель удачно скрыл их от остальных.
— Драко, у тебя совесть есть? – напустился он на блондина. – Нафига я ритуал Верности проводил для тебя и для Джинни? Чтобы ты лазал по девкам вместе с этими долбоебами?
Гарольд был зол и в выражениях не стеснялся.
— Да погоди, ты, — пробормотал ошарашенный Малфой, — ты все неправильно понял, Гарольд.
— Учти, что я на тебя ни магию, ни время больше тратить не буду! Совесть — это тебе не гондон, чтобы его штопать каждые месяц!
— Какой, гондон? О чем ты?– офигел от натиска блондин.
— Все о том же! Всех баб в городе поимели, или остались нецелованные?
— Ничего не понимаю! – взмолился Драко. – Какие бабы? Я только билеты продавал.
— Какие билеты? – с разбегу запнулся Поттер.
— Какие-какие, обыкновенные. На лекции.
— Какие лекции? Ты лекции читал?
— Не я, а Фред с Джорджем. Они просветительством занимались, а я помогал.
Гарольд медленно остывал. Занятие, конечно странное. Особенно для близнецов, но то, что Драко ему не врет, не вызывало сомнений.
— Что еще за лекции? На какую тему?
— Это… как его… «Вред алкоголизма и культура половых отношений в сельской местности».
Гарольд обалдел. А Драко продолжил объяснения.
— Они там большой сарай сняли между кабаком и этим, как его… домом терпимости. Ну и стали отвлекать народ от низменных удовольствий и развлечений.
— И как народ? – насторожился Гарольд. – Валом повалил на ваше культурное мероприятие? Все перестали пить вино, бросили своих блядей и пошли на вашу лекцию?
— В первый вечер народу было не очень много, — охотно рассказывал Драко, довольный уже тем, что Поттер остыл, — на второй собралось больше. А вчера и сегодня просто сарай по швам трещал!
— На лекцию, значит, давка. Ага! Понимаю. Вот ведь какова сила ораторского искусства, — деланно удивился Гарольд, — ты сам-то её послушал?
— Нет. Я у калитки стоял, билеты продавал. Шумно там. Это от сарая шагов пятьдесят. Но народ там внутри время от времени ревел одобрительно, значит, понравилось.
— И почем билеты? Сколько стоит культура в массы? – быстро спросил Гарольд, ища взглядом близнецов.
— Я не силен в здешних деньгах. Увесистая такая монета серебряная. Или же золотая, но тогда маленькая. Кажется, четверть золотого называется.
Гарольд, кусая губы, отступил и примирительно произнес:
— Ладно, Драко. Извини, что я о тебе нехорошо подумал.
— Не обо мне одном, — со значением пожал плечами Малфой и с гордо поднятой головой отчалил в сторону.
Фреда и Джорджа Поттер нашел в прохладном вестибюле замка. Они сидели в уголке и раскидывали монеты на три кучки. Кучки были внушительные.
— Привет, махинаторы! Кого ограбили?
— У нас честный бизнес! Несем просвещение в массы, — хором ответили Уизли и заржали.
Гарольд наклонился. Близнецы не сразу поняли, что его заинтересовало, а когда поняли, то было уже поздно. В руках Поттера оказался извлеченный из холщового мешка компактный видеопроектор.
— Sony, — прочитал он медленно, — первоклассная техника маглов, доработанная умниками Уизли, надо понимать. И что этот аппарат делает? Лекции читает или кино показывает?
— Осторожнее, Гарольд, — с легкой паникой в голосе воскликнул Фред.
— Ты же не умеешь им пользоваться, — поддакнул ему побледневший Джордж.
— Ничего, соображу как-нибудь, — с недоброй усмешкой ответил Гарольд, развернул аппарат стекляшкой объектива на белую стену темноватого помещения и приказал, — Акцио кино!
Яркий луч вырвался из проектора и близнецы горестно застонали.
Несколько секунд обалдевший Поттер разглядывал, как голый усатый мужик своим причиндалом длиной полтора фута нанизывает жизнерадостную белокурую даму с шелковым платочком на шее, который, кстати, является единственной деталью ее туалета, а потом швырнул несчастный проектор об стену и повернулся разъяренным ликом к незадачливым культуртрегерам. В руках его неизвестно откуда появился толстый жгут длиннющей крапивы зловещего темно-зеленого окраса.
— Только не это! – ахнул Фред.
— Мамочки! – по-девчоночьи взвизгнул Джордж.
Вихрь жгучих ударов обрушился на близнецов. Гарольд загнал их в угол и беспощадно охаживал по плечам спинам и всему, что подвернется. Крапива не ломалась, не махрилась и не теряла своей злобной жгучести. Такой даже у мамы Молли на заднем огороде не росло!
— Довольно, Гарольд! Меня уже как в печку засунули! – взмолился Джордж.
Поттер кинул крапивный веник на пол.
— У-у-у-у, ё-ё-ё-ё, — подвывал Фред, держа руки так, чтобы не коснуться ими своих ошпаренных боков, — ну ты садист, Гарольд! Такого я не чувствовал с тех самых пор, как мы с братом осиное гнездо расковыряли в пятилетнем возрасте!
— Жаль, что вы с тех пор так и не поумнели! – констатировал все еще злой Поттер. – Крутить порнографию за деньги в древнем мире! Ну как вы додумались до такого идиотизма?!
— Так ведь прибыльное дело! За три вечера заработали почти шестьсот галеонов в пересчете на наши деньги!
— А Драко зачем впутали?
— Так ведь вдвоем там не справиться. Один за аппаратурой должен следить, а другой буйных дураков от экрана отгонять. А Драко чистенькая работа досталась. Аристократ, как-никак!
— Ну, уроды! – Поттер безнадежно покачал головой и пошел на выход. – Не дай Мерлин, если Драко узнает! Тогда, я вам покажу, «культуру сексуальных отношений в сельской местности»! В дороге у меня со швабрами в руках на палубе сгниете!
Близнецы, шипя от боли, ответили, когда он уже был в дверях.
— Да не узнает ничего Драко! Мы же не совсем тупые, чтобы ему говорить. Да и старались, можно сказать, ради него. На свадебный подарок деньги зарабатывали!
Гарольд обернулся на них, покрутил пальцем у виска и в сердцах погрозил кулаком…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Четверг, 12.03.2015, 01:24 | Сообщение # 593
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
Ой, как хорошо! Пу-пу, сгинь нечистая!
Алекс, спасибо за прекрасную главу, в которой нашла вот такой вот текст:
Цитата alexz105 ()
До философского камня уже додумался. Ну, допустим. И что дальше? Ведь у каждого, кого ты решишь облагодетельствовать, будут свои родные и близкие. И их поить эликсиром? Но это невозможно! Не могут быть бессмертными все. Значит, ты своими собственными руками создашь в магическом мире касту бессмертных стариков?

Этими словами я пытаюсь вдолбить в головах студентов, что не всякое лекарство - панацея.
И за слова спасибо.



Без паника!!!
 
ShtormДата: Четверг, 12.03.2015, 12:56 | Сообщение # 594
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
А что вообще происходит сейчас в маг Англии, пока они в мире матери разборки устраивали?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Вторник, 17.03.2015, 00:08 | Сообщение # 595
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 130
Гарольд стоял, вцепившись в штурвал медного корабля, хотя никакой особой необходимости в этом не было. Блестевшее на солнце судно с легким свистом резало воздушный поток, унося их все дальше и дальше от одинокого острова.
На корме полыхал артефакт. Он был заключен в овальную оболочку, которая удерживала внутри себя все магические выбросы и, по сути, являлась сгустком чистой магии невообразимой плотности. Там скопилась вся энергия, выделенная Огнем и Чашей после воссоединения. Гарольд в подземелье Огня собрал ее всю. Он решил ничего не оставлять миру Матери. Ни к чему, чтобы там спонтанно появлялись местные маги. Пусть этим миром правят пока выходцы из магического мира Британии, а потом посмотрим. Артефакт был по-прежнему невидим и неприкасаем для всех кроме него.
На палубе царило молчание. Все как-то притихли после церемонии прощания и разбрелись по палубе, кто куда. Вот ведь ситуация. Спешили сюда, чтобы спасти друзей. Всех спасли, но на родину возвращается меньше, чем было вначале похода.
Гарольд оглядел палубу.
Добби вцепился в грот-мачту — не оторвешь! После того случая, как он потерял управление кораблем над обителью, домовик начал относиться к своим обязанностям еще ревностней, хоть это и казалось невозможным.
Снейп присел у борта на сложенный плащ. В руках его свиток и перо. Этот ученый муж нигде не заскучает. Поттер понаблюдал, как зельевар нехотя читает, время от времени поднимая взгляд к облакам, и заподозрил, что тот просто коротает время в пути, а сам ждет не дождется, когда вернется к своей Лили. То есть Шаннах. Пусть будет Лили-Шаннах для определенности. Мамочка, реконструированная его собственной гениальной глупостью и чудовищной магией Чаши. А ведь ничего не попишешь. У него каждый раз дыхание перехватывает, когда он ее видит. А уж как она его с ложечки кашкой кормила. Кайф обалденный!
Гарольд невольно рассмеялся в голос, вспомнив выражение лица зельевара в тот момент.
Снейп перестал грызть перо и покосился на юного мага с подозрением. Поттер сделал отстраняющий жест, дескать, сэр, это я не про вас. И перевел взгляд на близнецов.
Здорово он их крапивой отметелил. Хотя, если разобраться, то вроде и зря. Кого они там могли развращать? Тоже мне — воскресная школа в Дублине! Этих пидоров в кожаных фартуках? Солдат этих с пропитыми рожами? Матросов из абордажной команды? Их сколько не развращай, им все мало. Даже и непонятно, почему они вообще клюнули на это развлечение, если рядом было гнездо разврата, в котором можно было сделать все то же самое, так сказать, не глазами, а вживую. Какие-то выверты психологии…
Вот один из близнецов, судя по ушам — Фред, встал и направился к Малфою с тяжеленьким мешочком в руках. Все понятно. Ваша доля, сэр, за вклад в культурное развитие аборигенов. Драко мешочек взял, что-то говорит, отсюда не слышно, но видно, что хорек доволен. Двести галеонов. Мелочь, но приятно.
Вот и вся его команда. Остальные остались в этом мире. Надолго. Может быть навсегда…
Гарри Поттер — король обремененный заботами о своем королевстве. Видно, что ему нравится. Он хочет благоустроить и облагодетельствовать этот мир. И сделать его своим. Что ж, не малую роль в этом сыграло то, что его отринула родовая магия Поттеров. Он считает, что нашел свой жизненный путь и с этим трудно спорить. Мальчик многое прошел и многое повидал, значит кое-чему научился. Вот только жены у него.
Гарольд вспомнил этих двух ревнивых, жадненьких и простодушно-жестоких девушек и невольно покачал головой. Нахлебается он с ними еще, но одного у них не отнять — девки верные и самоотверженные. А остальное придет или притрется.
Мысли Гарольда невольно перескочили на крестного. Сириус так и не вернул ему место в своем сердце. Для него превращение Гарри в Гарольда так и осталось загадкой сродни переселению душ. Зато теперь он обрел своего настоящего Гарри. Слушать, как эти двое общаются друг с другом, было невыносимо. Уже через несколько минут Гарольду начинало казаться, что он самозванец, укравший тело Гарри Поттера, а тот — настоящий Поттер выжил и нашел-таки своего крестного. Чудовищная ностальгия! Причем не очень приятная, сродни той, которая бывает, когда родители при гостях рассказывают о своем взрослом чаде, как тот в неразумном возрасте обкакался на весь белый свет или прищемил себе пиписку прищепкой для белья. Пальцы ног поджимаются от неловкости от такой ностальгии!
Но они нашли друг друга, и так ему будет спокойнее. Особенно с учетом фактора Тома Реддла.
М-да. Том Реддл — неизвестный и загадочный член уравнения силы, которое остается в мире Матери. Чего от него ждать? Юный Том уже в Хогвартсе искал путь к бессмертию и власти. Вряд ли он так легко откажется от своих устремлений юности. Правда бессмертие ему уже не грозит. Да и повидал он много, включая то, в кого он превратился в своей, если так можно выразиться, первой жизни. Ведь не стал же он сотрудничать с Воландемортом. Хотя, может быть потому и не стал, что не терпит быть в подчинении. Дементор его знает! Ясно только одно, жизнь Тома у него в руках и при первой же недоброй вести Гарольд может вернуться сюда, чтобы одним своим присутствием добить несостоявшегося властителя. И Том Реддл узнает об этом, как только очнется из комы. Остается рассчитывать на его здравомыслие. К тому же рядом будет Гермиона. И Джонс.
Гарольд поморщился.
Еще одна проблема. Классический любовный треугольник. Гермиона запала на Реддла. Джонс запал на Гермиону. Осталось только Реддлу очнуться от комы и запасть на Джонса! И маразм окрепнет до алмазного состояния!
Ладно. Разберутся как-нибудь. Хотя неопределенности это явно добавит. К тому же он рассчитывал на Десмонда в магическом мире Британии. Просто идеальная кандидатура на пост главы Аврората. Тем более что функции его придется расширять на весь мир, включая магловский, а потом и на всю Галактику!
Гарольд поймал сам себя за хвост и погрозил пальцем. Еще не бог, а только учусь, а планы наружу лезут как тесто из квашни!
Он всмотрелся в зеленоватую даль по курсу корабля.
— Свистать всех наверх! Вижу на горизонте скалы, за которыми находится вход в подземелье эльфов!
* * *
Вопреки опасениям Глимми не переродился в одного из своих далеких предков, а остался веселым и приветливым эльфенышем, правда, изрядно повзрослевшим. Тем не менее, стало окончательно ясно, что он нечувствительно полностью прошел курс обучения Хранителя подземелья. Он четко знал, понимал или чувствовал, что можно в его владениях, а что нельзя.
Но в начале встречи детские эмоции били ключом. Папа Добби и дюдюка Снейп получили свою долю обнимашек и целовашек. Кажется, эльфеныш уже задним числом правильно оценил опасность, исходящую от лже-Гермионы, и очень беспокоился за отца и кормилицу. Остальных он знал гораздо хуже, но заметил-таки, что многих не хватает.
Гарольд подробно рассказал ему о порталах и тех, кто может ими воспользоваться. Во время его рассказа Глимми что-то чертил палочкой на блестящем кристалле, словно записывал, потом сунул его в карман своей курточки с категорическим писком:
«Глимми все запомнил, Глимми все сделает!»
Теперь пришло время решения главного вопроса. Гарольд внес через Арку артефакт в оболочке. Глимми немедленно насупился. И тут случилось странное. Хотя, может быть, и нестранное, если подумать. Все спутники Гарольда, включая Добби и Снейпа, смотревшие на эльфеныша влюбленными глазами, дружно отвернулись. Драко вытащил из кармана квадратный кусочек золота с дыркой по центру и ни к селу, ни к городу громко заявил:
— Посмотрите, какая интересная монета!
Они столпились, внимательно разглядывая находку Драко, потеряв интерес ко всему остальному. Артефакт работал четко и безошибочно.
— Им нельзя видеть? — спросил Глимми.
Его вопрос, перебил громкий выкрик Джорджа:
— А у меня шестиугольная монета есть! Только она серебряная.
Сборище новоявленных нумизматов продолжало игнорировать все происходящее вокруг.
— Да, они не могут видеть его. А ты видишь?
— Вижу, — еще сильнее насупился малыш.
— И что видишь?
— Что надо, то и вижу. Этой штуке нельзя здесь находиться. От нее запах может быть и эти, как их там… злые испарения.
Гарольд понял, что тот говорит о магии, испускаемой артефактом.
— Она вся внутри кокона, Глимми. Сейчас опасности нет. Мне очень надо пронести его через подземелье. Поможешь?
«Нумизматы» уже спорили над двумя серебристыми монетами, пытаясь на ощупь и на зуб отличить серебро от платины.
— Точно, запаха не будет? А то эти, — он мотнул головой куда-то вглубь подземелья, — опять мне прохода давать не будут.
— Чем быстрее пронесем, тем больше гарантии, что все будет хорошо, и никто ничего не заметит, — быстро проговорил Гарольд под звон монет.
Его спутники уже играли в орлянку, а может проводили эксперименты по теории вероятности.
— Ладно, — сдался эльфеныш. — Я вас на доске отвезу, чтобы всё разом перепрыгнуть. А потом за ними вернусь.
— Отлично, — обрадовался Поттер.
Широкая овальная доска повисла над полом. Глимми запрыгнул сам и сделал знак Гарольду. Тот с артефактом в руках, кое-как влез на упруго качающуюся опору, балансируя Огнем с Чашей, как эквилибрист на канате. Он ожидал услышать что-то вроде: «Фу-фу-ха ды-лу-ха!». Но вместо этого Глимми выхватил из воздуха небольшую эльфийскую пику и громко свистнул!
В черной базальтовой стене подземелья раскрылось зеленоватое отверстие, втянуло в себя дощечку с наездниками и завертело в ослепительном калейдоскопе внепространственного перемещения…
* * *
Они вышли из Арки в подземную пустоту под Хогвартсом. Дополнительные крепления фундамента замка высились здесь циклопическими колоннами и постаментами. Пролом в фундаменте и боковая лестница привели их на нижний уровень подземелья замка. Холодные и сырые ходы, запахи тления и смерти. Таким встретил их Хогвартс, взятый штурмом антимагической армии Воландеморта. Таким он и оставался до сих пор. Ослабевшему магическому сообществу было не под силу восстановить древний оплот образования, защиты и магии. Хорошо, если хотя бы верхние этажи приведены к приемлемо чистому состоянию. А ведь там повсюду были еще и разрушения…
Гарольд попросил Снейпа вывести остальных спутников на главную лестницу, а сам направился в сторону подъема к Большому залу. Северус покосился на Поттера, упорно не замечая пылающего артефакта в его руках, но спорить не стал.
— Уизли и Малфой, нам сюда.
— А он?
— Много будете знать — скоро состаритесь, — подтолкнул их Снейп и, обернувшись к Гарольду, негромко добавил. — Смотри не перестарайся там, боженька.
— Будь спок! — ответствовал Поттер и твердым шагом удалился по галерее.
Шестым чувством мага он ощущал, что магические оковы защитного кокона держатся из последних сил. Нужно было спешить.
— Левио!
Он подхватил артефакт и полетел с ним под низкими сводами галереи и сходу ввинтился в спираль каменной лестницы. Вот и вход в Большой зал. Одна из створок болтается на одной петле. Вторая просто валяется на полу. Пыль. Сумрачно. Холодно и промозгло. Знаменитый потолок погас, обнажив облупленную штукатурку свода. Столы и скамьи факультетов беспорядочно раскиданы по залу, сломаны, а местами и обуглены.
— Здравствуй, Хогвартс! Я вернулся и принес назад твое сердце, которое билось здесь тысячу лет тому назад!
Еле слышные стоны раздались из темных углов Большого зала. Что-то проступило там белесыми и серебристыми пятнами.
— Кровавый Барон?
— Да, Ваша Сумрачность. Мы услышали вас, и пришли все.
Поттер осмотрелся по сторонам.
Серая Дама, Толстый Монах, Почти-Безголовый Ник, Пауль Ивзер, Клуб обезглавленных охотников во главе со своим бессменным предводителем сэром Патриком Делэйни-Подмором, профессор Бинс и даже Эдгар Клоггс, полтора века слоняющийся по полю для квиддича. Они пришли все.
Они приветливо взмахивали шляпами или делали книксены, салютовали оружием. Они смотрели на него с какой-то невысказанной надеждой и ожиданием.
— Знаете, что это такое? — взмахнул Гарольд в сторону Огня и Чаши.
— Я ушел из мира живых через сто с лишним лет после того, как исчез этот артефакт, но память людская еще хранила воспоминания о нем и подробные описания. Не ошибусь, если скажу, что возвращение его в мир магической Британии является самым великим подвигом за последнюю тысячу лет!
Барон обнажил и склонил голову перед Гарольдом. Его примеру последовали все привидения мужского пола. А женщины склонились в глубоком поклоне.
— Сэр Гарольд Джеймс Поттер, Хогвартс признает вас своим единственным повелителем и господином!
Поттер немного потемнел лицом. Оказывается он ничего не забыл.
— А если завтра вдруг заявится какой-нибудь уцелевший кусочек души Воландеморта, Хогвартс опять примет нейтралитет? И будет ждать, пока мы не поубиваем друг друга?
Голос его прозвучал холодно и отчужденно.
Барон смущенно зазвенел доспехами и кольцами кольчуги.
— Все не так, сэр. Хогвартс действительно не мог выбрать повелителя, потому что вы с мистером Реддлом обладали практически равными правами, да еще и полученными от одного и того же Основателя.
— Вот как? — разозлился Гарольд. — Так вы с самого начала знали, что я наследник Слизерина? Когда стало это известно?
— Как только вы переступили порог школы, ваша Сумрачность.
Поттер чуть не задохнулся от возмущения.
— И ты знал, сэр Николас?
— Увы, да, — голова привидения затряслась и откинулась набок, открыв неаппетитный обрубок шеи.
— И ты, Пивз?
Это прозвучало, как: «И ты, Брут?»
— Я — нет. Мы полтергейсты народ грубый и неотесанный. Нам бы оплевать кого-нибудь с головы до ног. А как про высшие тайны Хогвартса, так нам, значит, не положено. Так ведь, ваше баронство? — в голосе рыцаря звучала неподдельная обида. — Я узнал, а точнее догадался, когда вы, ваша Сумрачность, изволили директора посетить в позапрошлом годе.
— Году, — машинально поправил его Гарольд. — Но я так и не услышал ответ на свой вопрос, барон.
— Ваши заслуги перед Хогвартсом, ваша Сумрачность, ставят вас вровень с Основателями школы. И ваше положение в школе отныне никем не может быть оспорено. Еще раз прошу принять наши извинения.
Привидения опять склонились перед юным магом.
— Хорошо, — коротко кивнул Гарольд, — будем считать вопрос исчерпанным. А сейчас пора приниматься за дело, пока накопленная магия не вырвалась самостоятельно и не наделала тут бед. Не знаю, может ли вам повредить магия, поэтому примите меры предосторожности самостоятельно.
— Пауль Ивзер! Укройтесь в какой-нибудь из башен, чтобы мне потом не пришлось выковыривать ваши уши из кирпичной стены. И всех остальных дам, мессиров и рыцарей прошу разойтись по привычным местам пребывания. И поскорее.
Они остались вдвоем.
— А вы Барон?
— Если бы со мной что-нибудь могло случиться, то поверьте, что я этому был бы только рад. Я застрял здесь почти на тысячу лет!
— Хм. Ладно. Мы еще как-нибудь вернемся к этому разговору. А сейчас мне предстоит весьма серьезное колдовство.
Гарольд показал знаком, что разговор окончен. Он потер руки, накапливая в них заряд магии. Потом осмотрел потолок и прилегающие к нему части стен. Как раз по центру одной из них была большая ниша в кирпичной кладке.
— Левио!
Он взмыл вверх с артефактом в руках и установил его в нишу.
— Да, ваша Сумрачность! Именно там он и стоял. На пару ярдов левее!
Гарольд переставил артефакт и мысленно шепнул: «Надеюсь, вам тут будет удобно, Мессир!»
«Знакомое место, — бесплотно донеслось в ответ, — Салазар тоже выбрал бы его».
«Потому и магический потолок? Я должен был догадаться».
«Так ты и догадался».
Гарольд медленно опустился на пол.
— Ну что же. Приступим.
Он опять потер руки, почувствовал в них нарастание привычного покалывания и, собрав свою волю в тугую пружину, аккуратно проколол защитный кокон…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Вторник, 17.03.2015, 20:27 | Сообщение # 596
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
alexz105, спасибо за проду. Еще днем прочитала, но освободилась только сейчас, чтобы отметиться.
Мне все понравилось. Жду восстановление Хогвартса.



Без паника!!!
 
alexz105Дата: Воскресенье, 22.03.2015, 01:09 | Сообщение # 597
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 131
Снейп почувствовал, как весь Хогвартс ощутимо содрогнулся.
- Это еще что такое? – насторожился Малфой. – Мне показалось или…
Что именно Драко показалось, так и осталось невыясненным. Со стороны Большого зала раздался рокочущий раскат и мощный удар грома!
«Дорвался боженька!» - с веселым отчаянием подумал Снейп, а ноги уже несли его к входу в Большой зал.
Близнецы Уизли и Драко пыхтели позади него. Вот промелькнула лестница и колонны вестибюля, ломаный проем входа, полступеньки на площадку и… и они замерли на входе в Большой зал, с тревогой уставившись на зловещую черную тучу, клубящуюся под потолком.
Гарольд стоял под ней с воздетыми вверх руками, то ли пытаясь обуздать ее ярость, то ли обращаясь к ней с каким-то требованием. Они расслышали только конец фразы, сквозь ворчание громовых раскатов и вой неизвестно откуда взявшегося ветра.
- …Очищающей и животворящей стихии, с которой все начиналось и которой все продолжится! Поток! Поток очищения, обновления и нового рассвета!
Гарольд словно в ораторском порыве драматично уронил руки. Туча заклубилась еще сильнее, хотя, казалось, что это уже невозможно.
- Гарольд! – громким, но нарочито спокойным голосом позвал его Снейп. – Уходи оттуда, там небезопасно!
- Это лучше вы уйдите, пока вас не смыло, - не оборачиваясь, отозвался Поттер довольным голосом.
- Э-э-э… - начал Снейп, но закончить не успел.
Сверху обрушился настоящий водопад! Тяжелые струи воды с ревом и шипением рухнули вниз, мгновенно скрыв из вида силуэт Поттера. Вода хлынула им под ноги сначала небольшим, но все усиливающимся потоком.
- Гарольд! – для очистки совести крикнул Снейп в сплошную стену воды, прекрасно понимая, что Поттер его не услышит.
Тем временем поток воды стал им уже по колено и скорость его все увеличивалась. В мутной пелене воды вновь сверкнула молния, и тяжелый гром, разрывая барабанные перепонки, начал волнами гулять по Большому залу.
И вдруг что-то изменилось. Сплошная пелена превратилась в несколько крутящихся водяных вихрей, которые с нарастающим гулом начали крутиться по залу, становясь все выше мощнее, словно набирая силу для какой-то своей задачи. Стало видно, что Гарольд стоит в центре зала и управляет этими ожившими водяными монстрами.
- Срочная эвакуация! – весело рявкнул Снейп.
- Что? – растерянно спросили близнецы и Малфой хором.
- Бежим отсюда! Быстрее, придурки!
«Придурки» разинули рты от удивления, но Снейп мигом развернул их к дверям и энергичными толчками придал ускорение. Благо, что бежать по течению было легко.
- Вон из замка! Скорее! – задыхаясь, крикнул зельевар, видя, что Уизли хотят бежать к лестницам.
Они выскочили из замка на каменное крыльцо, по которому уже катились перекатные волны из входных дверей, и отбежали подальше. Краем глаза, Снейп заметил, что по дороге к замку бегут жители Хогсмита, но сейчас ему было не до них.
Жалобно зазвенели стекла первых этажей, осыпаясь вдоль стен, из пустых окон донесся рев и полетели брызги, а потом и фонтаны воды. Очевидно, Поттер выпустил вихри из Большого зала, и они принялись гулять по лестницам, переходам, классам, комнатам и спальням.
- Ой-ёй-ёй! – ошарашено застонали близнецы, глядя, как водяные вихри выбивают стекла по всему замку, поднимаясь все выше и выше…
- Что творит, паршивец! - с оттенком зависти восхитился Снейп.
- Поттер может, - спокойно кивнул головой не слишком удивленный Драко.
«Вообще-то, просто Поттер такого не может, - подумал Снейп, - а вот начинающему богу Поттеру такое вполне по плечу. Вот только знать это Драко Малфою совсем не обязательно. Впрочем, как и всем остальным».
Тем временем водяные вихри стали бить уже из донжонов. Самый мощный фонтан ударил из Астрономической башни, омывая сверху весь замок. Грохот и рычание стихии не уменьшались, и казалось, что дрожат и шатаются сами стены Хогвартса. Но это была, конечно, лишь иллюзия, навеянная зыбким сиянием водяной пыли.
Тем временем поток воды из выходных дверей прекратился, а та вода, что вытекла, как-то удивительно быстро впиталась и даже высохла. Потом прекратили бить фонтаны из окон первого этажа, и в них загадочным образом заблестели совершенно целые стекла. Потом такая же участь постигла окна второго этажа. И пошло, и пошло. Все выше и выше отступала фонтанирующая полоса рассеянной в воздухе воды. Наконец, остался лишь фонтан воды из вершины Астрономической башни. Вот и он ослабел, но потом, словно собрав остатки воды со всего замка, выстрелил ею в проясняющееся небо.
Первый луч солнца ударил из редеющих туч, и над замком заиграла невиданная семихвостая радуга…
* * *
Снейп оставил близнецов Уизли и Малфоя на радостное растерзание толпе жителей Хогсмита, а сам скрылся в Хогвартсе. Он шел по преображенному замку и переживал дежавю. Замок встретил его, как первокурсника. Да-да. Была какая-то особая магия Хогвартса, которой он встречал в первый день своих новых учеников. Добрая и чистая магия, которая на всю жизнь делала из мага хогвартца. Разные дороги и судьбы выбирали себе потом ученики этой школы, а преданность ей была у них у всех одна. Единая и неделимая.
И сейчас Снейп почувствовал ее вновь. Хогвартс возродился из заброшенных и изгаженных руин и помолодел лет на триста. А может быть и на пятьсот.
Он нашел Гарольда в его спальне.
Юный маг, а точнее юный бог возлежал на своей кровати прямо в ботинках.
- Добби на тебя нет, - проворчал Снейп, дергая ручку своей спальни.
- Я его в Поттер-мэнор услал, - отозвался Поттер устало.
- А чего сам туда не торопишься? – насторожился зельевар.
Гарольд неопределенно пожал плечами и уставился в потолок.
- Трусишь? – прямо спросил Снейп.
Поттер дернулся, как от пощечины, хотел вспылить, но сдержался.
- Нет. Жалею, - ответил он после длинной паузы.
- Не поздновато? – прокурорским тоном поинтересовался зельевар.
- Чего тебе надо от меня, Северус? – проникновенно спросил Гарольд, играя желваками. – Я не знаю, что делать, и честно тебе об этом говорю.
Снейп присел к нему на кровать и вздохнул.
- Ты ее любишь?
- Да, - коротко ответил Поттер и, словно не удержавшись, добавил. - Очень!
- Тогда плюнь на всё и люби ее, - пожав плечами, предложил Снейп.
- Но это же нечестно с моей стороны. Я не могу обещать ей судьбу равную моей!
Гарольд рывком сел на постели.
Снейп раздумчиво пожал плечами.
- В конце концов, боги всегда любили земных женщин, и даже изгонялись за это со всевозможных Олимпов. Чем ты хуже их? Они делали для земных возлюбленных то, что было не под силу ни одному земному мужчине, каким бы героем он не был. Разве не так?
В глазах Гарольда появилось понимание.
- Ты хочешь сказать, что наше неравенство по судьбе можно как-то исправить тем, что она будет жить жизнью более яркой, счастливой и радостной, чем другие?
- Хм. Иногда ревнивые и самовлюбленные боги превращали жизнь своих избранниц в серое, скучное и пустое времяпровождение.
- То есть, это зависит от меня?
- Да, Поттер, это зависит от тебя! А сейчас быстро подъем!
Гарольд с неуверенной улыбкой сбросил ноги на пол.
- Парадный костюм! Парикмахера! Букет! Тебе не помешал бы еще пинок в зад! Но это уже в идеале. И живо мне, Поттер, а то я сейчас вылью на тебя пару ведер настоящей воды, а не той волшебной субстанции, которой ты промывал Хогвартс!
С хлопком материализовался Добби в обнимку с огромным сундуком.
- Парикмахер сей секунд будет, сэр! Букет везут из Лондона на фестрале! А на счет пинка, Добби не понял…
У Гарольда с плеч гора свалилась. Да неужели же он не сделает все, что в его силах для любимого человека? Еще как сделает! А время подумать еще будет.
- Спасибо тебе, Северус.
- Не стоит благодарности, - неожиданно голосом сухим и неприятным отозвался Снейп, отвернувшись от Гарольда, - и вообще, некогда мне тут с вами. У меня своих дел по горло…
Он быстро прошел в свою спальню, и плотно закрыл за собой дверь. Впрочем, все равно было слышно, как там скрипит дверца шкафа и хлопает крышка его холостяцкого сундука…
* * *
Новость о возвращении Гарольда мгновенно облетела магический мир Британии. В Хогвартс и Хогсмит ринулись сотни магов, желающих лично убедиться, что их последняя надежда, главный и единственный герой и спаситель вернулся домой живым и невредимым.
Гарольд разрешил свободный вход в Хогвартс всем желающим, и ликующая людская волна затопила замок и его окрестности.
Глядя на преобразившийся замок глазами полными слез и радости, маги и колдуньи с облегчением вздыхали, Гарольд здесь, теперь все будет хорошо. Теперь можно вздохнуть спокойно. Какая радость, что он вернулся. ОН вернулся. ОН ВЕРНУЛСЯ!
Гарольд понял, что должен выйти к этим людям, которые так ждали его, несмотря на то, что война закончилась еще три месяца назад. Кстати, и Добби предупредил его, что «мисс Лавгуд покинула мэнор и прибыла сюда, дабы приветствовать сэра Гарольда Поттера».
Добби, да не пошел бы ты в жопу со своей вымученной высокопарностью. Где его Луна? Он так соскучился!
Они встретились недалеко от входа. Девушка как бежала по аллее от ворот, так и уткнулась в грудь Гарольду, пряча лицо у него на груди. Он обхватил ее обеими руками, словно желая защитить от всего мира, и сумбурно заговорил:
- Ну что, ты. Все хорошо. Все хорошо. Я вернулся и все живы здоровы. Все хорошо.
- Это просто замечательно! И все получилось, как я хотела, - улыбнулась ему девушка.
- Э-э-э?
- Я представляла, как буду бежать тебе навстречу, как буду бояться, чтобы это не было сном, а потом ты поймаешь меня, и все сразу станет хорошо!
Она снова уткнулась ему в грудь лицом.
- И все стало хорошо? – осторожно уточнил Поттер.
- Угу, - покивала они, не поднимая головы.
- Есть предложение, чтобы стало еще лучше, - широко улыбнулся юный маг.
Он ласково приподнял ее подбородок и наклонился. Их губы встретились.
- О-у-у-у!
- Эх-хой!
- Смотри, целуются!
Все вокруг разразились приветственными и сочувственными возгласами и зааплодировали.
Сверху раздалось хлопанье крыльев. Иссиня-черный фестрал, коротко пробежался после приземления и остановился рядом с целующейся парой.
- Букет, хозяин! – по-суфлерски свистнул Добби.
Гарольд повернулся к посыльному и, спустя миг, охапка золотисто-желтых роз оказалась в его руках.
- Это тебе, - просто сказал он, - я рад вернуть на законное место твой щедрый дар.
Столпившиеся вокруг маги и волшебницы с некоторым недоумением увидели, как Гарольд снял с мизинца кольцо и надел его на безымянный палец Луны.
- Хм. И что это значит?
Гарольд обернулся.
Рон Уизли собственной персоной в невообразимых бриджах, с клюшкой для гольфа в одной руке и с сачком для ловли бабочек в другой, безмятежно улыбался старому другу. Хм. Скорее, бывшему другу. Тем не менее, их слушали сотни людей, на вопрос следовало ответить, и Гарольд не колебался ни секунды:
- Это значит, что период моего сватовства к мисс Луне Лавгуд закончен, и я надеюсь в самом ближайшем будущем назвать ее своей женой! Если она сочтет меня достойным этой чести!
- Э-э-э… а она сочтет?
За спиной Рона выросли близнецы. До Поттера донеслось вполголоса:
- Ронни, шел бы ты на… х… Хогсмит бабочек ловить!
- Ага, пока мы тебе твою клюшку в качестве хвостового оперения в зад не засунули!
Рон обернулся к ним с неудовольствием.
- Злые вы, какие-то. И некультурные. Надо вас младшими сквайрами определить, хоть какой-то толк будет…
Гарольду были уже неинтересны внутриуизлевские разборки. Пусть хоть они все друг другу клюшки в жопу запихают!
Он вернулся к Луне! И самое главное, что она его по-прежнему любит! Чертяка Снейп! И откуда он все знает о девушках? Не такой уж он и ловелас, если вдуматься, просто выбирает из всех решений самое доброе, хоть это и не вяжется с его желчным характером. А вот, поди ж ты!
Вокруг раздавались одобрительные возгласы и шумный многоголосый гомон. Светило солнце, сиял великолепием обновленный Хогвартс, а неподалеку Снейп бережно вел по дорожке Лили-Шаннах. И счастливая избранница зельевара осторожной походкой уточки, приближалась к входу в замок.
Луна приблизила губы к уху Поттера и тихонько сообщила:
- Гарольд, сегодня в мэнор пришло странное письмо от Амрита. Мне кажется, что ты его должен прочитать, как можно скорее.
Поттер выпрямился, как пружина. Тема Амрита была болезненной изначально, а в отношении Луны болезненной вдвойне. Чего опять надо этому индийскому магу? До рождения этого, как его, Бабера… или Бабра, еще полгода. Чего нужно Амриту? Хочет вернуть магию, которую дал против Реддла? Или будет исподволь шантажировать его этим ребенком, зачатым в двойном магическом ритуале? В любом случае, это была недобрая весть.
- Успеется, - нарочито равнодушно отмахнулся он.
- Ты же не боишься его?
Вопрос Луны застал Гарольда врасплох. О чем она? Магически одолеть Амрита он сможет без проблем, но, кажется, она не об этом. Попробуй, объясни, что у него на душе. Но, кажется, она ждет именно этого…
- Боюсь! - прямо ответил он. – Боюсь, что мое участие в этом обряде и этот ребенок… что все это может бросить тень на твое отношение ко мне. Что у меня будет чувство вины и пред тобой и перед этим будущим ребенком и перед его матерью, которую я толком не знаю и к которой не питаю никаких чувств. Я этого боюсь, Луна. И вся надежда на тебя, хоть это и не очень честно с моей стороны. Понимаешь, так получилось, что я кругом виноват перед тобой и что теперь с этим делать, я не знаю.
- Если не знаешь, что делать – не делай ничего. Время само расставит все на свои места. Но это письмо… оно какое-то неправильное… так не пишут. Будто это и не он писал. Тебе нужно срочно прочитать его, Гарольд.
- Хорошо. Сейчас я скажу собравшимся несколько энергичных и ободряющих фраз, и мы сбежим отсюда в мэнор. И вообще я соскучился. Честное слово!
- Сначала письмо, - кротко, но твердо напомнила Луна.
«Что-то она уж слишком настойчива из-за этого Амрита и его дел, - с неудовольствием отметил про себя Гарольд, - нет бы, пожалеть любимого, прибывшего из дальних краев. Да только до свадьбы я ей и намекнуть на это не решусь.
Он вздохнул и пошел на крыльцо Хогвартса, чтобы сказать народу несколько «энергичных и ободряющих фраз»…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 22.03.2015, 21:55 | Сообщение # 598
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
kraa, ваш заказ выполнен. А хотите на прощание с этим фанфиком еще один Вотэтоповорот?)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 24.03.2015, 00:40 | Сообщение # 599
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 132
Добравшись до менора, Гарольд первым делом направился в Ритуальный зал.
- Глава рода Гарольд Джеймс Поттер, мессиры!
Он вежливо поклонился портретам.
- Ого! Вы видите, мессиры? В его ауре произошли серьезные изменения!
Портреты загалдели, строя свои предположения на этот счет.
- Общий магический фон еще утром начал повышаться.
- Да-да и я заметил!
- Вы думаете, что эти изменения взаимосвязаны?
- Да пусть он сам расскажет, чего гадать, мессиры…
Заговорил самый уважаемый предок и все немедленно замолчали.
- Гарольд, произошло нечто, чего мы - твои предки - не видали за последние восемьсот лет. Повышение магического фона – событие беспрецедентное. Изменения в твоей ауре тоже очень серьезны и вызывают сильную обеспокоенность. Не угодно ли тебе рассказать, что явилось причиной этого?
- Для этого я и пришел, сэр, - кивнул Поттер.
Устроившись в кресле, он добрых полчаса рассказывал своим предкам события, случившиеся в их походе в мир Матери. Гарольд рассказывал подробно, не скрывая своих ошибок и просчетов, описывая, как видимую часть событий, так и свои ментальные контакты с артефактом, который в конечном итоге был доставлен в мир магической Британии и спустя тысячелетие занял в нем свое старое место. Не скрыл он и условие, поставленное артефактом, в части становления его божественной сущности. А так же рассказал о своих опасениях из-за Луны и всего, что связано с их будущим браком.
Если бы портреты были живыми, то уместно было бы сказать, что они слушали затаив дыхание. Только неторопливый рассказ Гарольда нарушал полную тишину, упавшую на Ритуальный зал Поттер-мэнора.
- Вот все, что я хотел вам рассказать, мессиры.
Гарольд закончил и замолчал в ожидании, что портреты затеют бурное обсуждение, но все они молчали. Наконец старший предок задумчиво кашлянул и вынес вердикт:
- Это самый поразительный рассказ из всех, что я слышал и при жизни и после смерти, сударь! Старая легенда о магическом Огне, питающем магией весь свет, получила неожиданное воплощение и, несомненно, усилит магический мир. И выбор артефакта в отношении тебя далеко не случаен. Самый сильный маг современности, повергнувший всех своих врагов, не мог бы остаться незамеченным и при менее благоприятных обстоятельствах. А вас провидение, можно сказать, столкнуло лицом к лицу в ситуации, когда ни у него, ни у тебя не было выбора. Поэтому нам надо готовиться к скорой смене Главы рода Поттеров!
Гарольд с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть от неожиданности. У портретов вердикт старшего возмущения или удивления не вызвал.
- Почему? – хриплым голосом поинтересовался Гарольд. В горле у него вдруг пересохло.
Старик на портрете пожал плечами.
- Это, в общем-то, несложно. Ты станешь, если так можно выразиться, Главой рода человеческого. Вряд ли это возможно совмещать с обязанностями Главы фамильного рода. Это все равно, как если бы полководец армии в дополнение к своим обязанностям полководца, командовал бы еще одним из эскадронов.
- В сражениях так бывает, - через силу возразил Гарольд.
- И даже в этом случае, полководец остается полководцем и не превращается в командира одного конного отряда.
- И как же я буду жить? – растерялся Гарольд.
- Это ты решишь сам, - улыбнулся старик, - ты еще просто не прочувствовал масштаб той роли, которую сам же согласился играть. Когда это со временем придет, все твои вопросы и сомнения отпадут сами по себе. Но это произойдет не завтра. И не послезавтра. Ты сам примешь это решение, когда поймешь, что оно неизбежно. Но думать об этом нужно уже сейчас.
Гарольд вздохнул с облегчением. Он почему-то вообразил, что ворота Поттер-мэнора вот-вот захлопнутся перед ним навсегда. Что ему тогда, в Большой зал Хогвартса переселяться? Под потолок.
- Есть еще проблема моего брака…
- Это как раз не проблема, - живо перебил его старший из предков, - проблема как раз в том, что вы еще не в браке. Или ты собираешься назначать наследника не по кровному наследованию, а по магическому? Это крайне нежелательно.
- На вас не угодишь, - проворчал Гарольд, медленно приходя в себя и обретая утраченное душевное равновесие. – Что же мы должны были с Луной в шестнадцать лет пожениться, чтобы уже наследником обзавестись? ПотЕрпите, мессиры.
- Слово Главы рода – закон, - хитро улыбнулся старик, - нам остается лишь терпеливо ждать, сэр Гарольд Поттер! И не испытывайте больше терпение своей невесты, хоть оно и кажется безграничным.
Гарольд понял намек. Мессиры в курсе того, что Луна узнала про его индийские похождения. А может быть, они с ней даже общались на эту тему? Стыд-то какой!
«Все! Больше без Луны никуда ни ногой до самой свадьбы!»
Юный маг коротко поклонился и покинул Ритуальный зал под негромкое шушуканье портретов.
* * *
- Я, наверное, пойду? – приподнялась Луна, когда Добби принес послание из Индии.
- Я хотел бы, чтобы ты осталась.
Девушка кротко кивнула и опустилась обратно на пуфик.
Гарольд извлек из шкатулки свиток дорогого веллумного пергамента, осмотрел сломанную печать и развернул письмо.
- Это я сломала печать. Извини.
- Отныне и навсегда разрешаю тебе читать всю почту приходящую в мэнор! – торжественно, но с улыбкой провозгласил Гарольд. - Аминь!
Он постучал палочкой по каракулям на индийском языке и они послушно превратились в текст на английском языке.
Гарольд быстро прочитал.
Крякнул и принялся читать заново, медленно и тщательно вчитываясь в каждое слово:
«Уважаемому сахибу Поттеру!
Исполняя повеление богини нашей, призываем тебя на тризну по последним жертвам коварства ленты сахиба Реддла, обернувшейся в агонии змеей. Приди за тем, кому помогал выйти в этот мир, но коготь богини от себя не отпустил. Приди и реши его судьбу.
По поручению Верховного жреца Амрита, преклонившего колени перед богиней нашей Кали».
- Ничего не понимаю! Посланец еще здесь?
- Да. Я просила его обождать. Я собиралась снова отправиться туда. Никто же не знал, что ты так вовремя вернешься.
- Расскажи подробно о своей первой поездке, - попросил Поттер.
Во время рассказа мысли Гарольда приняли другое направление.
А что, если коварный Амрит решил таким хитроумным способом избавиться от Луны? Заманить и убить. Или по дороге какое-нибудь несчастье подстроить. Но как он мог узнать, что Гарольд еще не вернулся? Хотя не исключено, что у него здесь есть шпионы. Собирал же он информацию о нем после поездки Люциуса. Если это так, то он вернулся исключительно вовремя.
- Добби! Зови сюда посланца Амрита.
Вопреки ожиданиям, на этот раз вместо мрачного бородатого сикха, посланцем оказался молодой человек интеллигентной внешности, имеющий лишь намек на индусское происхождение.
Метис, понял Гарольд.
Посыльный прекрасно владел английским, но толку от этого оказалось мало. Ничего нового он не сказал. Лишь подтвердил, что ему велено вручить послание и подождать ответ. Буде адресат решит принять приглашение, то он должен доставить его (или их, кивнул он в сторону Луны) к определенному месту в Лондоне, где их встретят служители великой богини. Больше он ничего не знает. Он живет и учится в Лондоне по культурному обмену, сэр.
- Я приму приглашение, - решил Гарольд, - когда надо отправляться?
- Чем быстрее, тем лучше, сахиб. И так полдня потеряли.
Добби увел посланца подкрепиться в дорогу, чем Мерлин послал, а Гарольд подсел к Луне и приобнял ее за плечи.
- Может быть, останешься? Это небезопасно.
- Я хотела бы отправиться с тобой, - улыбнулась девушка, - а то мне уже кажется, что однажды утром я проснусь не в своей постели, а на каком-нибудь гобелене или картине замка. Здесь очень одиноко, Гарольд.
Мысленно пообещав себе, что однажды утром она точно проснется не своей постели, Гарольд поцеловал ей (увы, пока только) руку и кивнул.
- Собирайся.
Луна подошла к небольшому шкафу и извлекла из него небольшой, но увесистый магловский чемодан.
- Я готова.
* * *
До Лондона они добрались почти мгновенно. Гарольд только заглянул в воспоминания посланца, чтобы уточнить точку прибытия и через несколько мгновений они оказались на заднем дворе какого-то странного здания.
- Что это?
- Тайный храм Кали. Вам вот сюда вниз по ступенькам.
Гарольд напряг все свои способности, пытаясь заблаговременно распознать враждебные намерения, но таковых не оказалось.
Их действительно встретили. Тихо и вежливо. Никто не удивился, что они вдвоем. Им не задавали никаких вопросов. Пергамент с печатью великого Амрита выполнял роль золотой пайцзы великого хана.
Вскоре, Гарольд понял, что им предстоит воспользоваться порталом для особых случаев.
- Где расположен выход?
- Храм Кали в Голконде, - был вежливый и равнодушный ответ.
Поттер кивнул. Эти места ему знакомы. И Луна там была.
Сопровождавшие их жрецы храма в отменных выражениях простились с ними и указали на проем в стене. В нем клубился туман, полностью скрывая все, что находится за ним.
Гарольд еще раз вслушался в настроения жрецов, не нашел ничего угрожающего и, взяв Луну под руку, шагнул в портал…
… следующий шаг они сделали уже за пять тысяч миль от Лондона.
* * *
Жрец представился Амаром и сразу провел их в боковой придел храма, где на огромных поленницах лежали тела в пышных одеяниях, усыпанные цветами и украшениями.
Гарольд узнал Амрита и дочь его Чанду…
Он искоса посмотрел на Луну. По щекам девушки потекли слезы.
Жрец холодно произнес:
- Похороны верховного жреца богини Кали проводят по специальному церемониалу, который вам видеть нельзя. Но воля Амрита для меня закон. Я оставлю вас на несколько минут, и вы можете проститься с усопшими по законам вашего мира. Потом я вернусь с участниками обряда, а вас попрошу находиться вон на той скамье и не произносить ни слова. По окончании церемонии я, согласно воле Амрита, расскажу вам все, что у нас произошло, отвечу на ваши вопросы и буду ждать вашего решения по существу дела, ради которого вы сюда приглашены.
Гарольд и Луна переглянулись.
- Хорошо, уважаемый Амар. Мы сделаем, как ты просишь.
Жрец наклонил голову в знак признательности и удалился.
Они подошли к погребальным кострам. От древесины, пропитанной маслами, шел оглушающий запах сандаловой смолы.
Гарольд коснулся скрещенных рук Амрита и негромко сказал:
- Покойся с миром. Я еще не знаю, что с тобой произошло, но сердце мое уже горит жаждой мщения. Ты спас мне жизнь и помог мне спасти сотни других жизней. Я в долгу перед тобой и этот долг я тебе обязательно отдам. Еще раз скажу, покойся с миром.
Луна коснулась губами лба мертвеца, поправила на его шее воротник и, утирая слезы, перевела взгляд на тело девушки. Потом посмотрела на Гарольда и все поняла.
- Это она? – с ужасом спросила Луна.
- Ее звали Чанда, - кивнул Гарольд, - королева-тигрица, последняя дочь Амрита, его последняя надежда. Видимо, она погибла вместе с ним. И в этом как-то замешан поганец Воландеморт. Только не пойму, как это могло произойти. Но это нам Амар скоро расскажет.
Он последний раз посмотрел в юное лицо своей невольной наложницы, скованное маской смерти, тяжело вздохнул и направился к скамье.
- Иди сюда, Луна, - позвал он, - кажется, я слышу звук шагов. Сюда идет погребальная процессия, надо выполнить обещание данное жрецу…
* * *
Амар провел их в бывшую келью Амрита.
Похоронный обряд произвел на Гарольда и Луну тяжелое впечатление, а страшные почти вкусные запахи погребальных костров вызывали перманентное чувство тошноты.
- Вина?
- Не откажусь, - кивнул Поттер.
- А ваша леди, сахиб?
- Мне просто холодной воды, если можно.
- Можно, - кивнул Амар и хлопнул в ладоши.
- Вы голодны?
- Нет! – категорически и в один голос, как близнецы Уизли, отказались гости.
Слуга довольно быстро доставил напитки и разлил их по бокалам под внимательным взглядом Поттера.
- Не бойся, сахиб, - криво усмехнулся Амар и первым сделал глоток.
- Я жду обещанный рассказ, почтеннейший.
Жрец допил вино из бокала, дождался, пока слуга наполнит его вновь, взмахом руки удалил его из кельи и начал.
Амрит и его дочь Чанда стали жертвой покушения. Они ехали по одному из магических маршрутов, проложенных в джунглях, попали в засаду и в схватке с врагами получили смертельные ранения. Вызванная Амритом подмога пришла слишком поздно. Они покарали убийц, но судьба верховного жреца и его дочери была уже решена. Они прожили в мучениях еще почти сутки и скончались один за другим прошлой ночью. Амрит отдал распоряжения по своему преемнику и продиктовал письмо для сахиба Поттера. Он точно знал, что часы его сочтены. Все указания верховного жреца выполнены и он, Амар, рад, что сахиб Поттер счел возможным прибыть сюда, чтобы выполнить последнюю волю усопшего. Вот, в общем-то, и все.
Жрец замолчал и припал к своему бокалу.
Гарольд остался весьма недоволен краткостью рассказа и отсутствием подробностей.
- Задавайте вопросы, - пожал плечами Амар.
- Кто их убил?
- Черные гендхарвы.
Гарольд аж застонал от злости и ненависти.
- Зачем?
- Они выполнили Обет, пятьдесят лет тому назад данный ими сахибу Реддлу. Они обещали убить верховного мага Амрита, если получат известие о смерти Реддла. Это посмертная месть.
- А зачем убили Чанду?
- Она защищала своего отца, сахиб. Ее убили потому, что она была с ним рядом. Любой из нас мог оказаться на ее месте.
- Откуда это стало известно?
- Мы устроили облаву и уничтожили всех или почти всех. Несколько гендхарвов были взяты в плен для допроса.
- И они сами рассказали? – с подозрением уточнил Поттер. Он помнил, насколько непримиримыми были полукровки гендхарвов в Британии. Неужели здесь они менее горды и фанатичны?
- Мы намешали им сильнодействующее пойло из смеси гашиша и млечного сока мака, а потом насильно напоили. Они сами все разболтали в наркотическом трансе, хвастаясь своей хитростью и жестокостью.
- Они еще живы?
- Нет. Платок богини послал их прислуживать Амриту на том свете.
Жрец замолчал.
Гарольд, закрыв глаза, покачивался в кресле.
- Почему защитные руны не предупредили его?
- Защитных рун от гендхарвов просто не существовало. Они еще ни разу не нападали на служителей богини. Реддл точно рассчитал свой удар.
- Это большая потеря для вашего магического мира.
- Да, сахиб. Но у нас есть надежда.
- Какая?
- Она зависит от решения, которое ты должен принять.
- Я должен?
- Так сказал Амрит. Ведь ты обязан ему, сахиб?
- Да.
- Тем не менее, он дал тебе право выбора.
- Ничего не понимаю!
Жрец встал, привычно закинул на плечо румаль.
- Идем, сахиб.
Они спустились по каменным ступеням в подземный этаж храма. На стенах пылали огненные факелы, у дверей застыли стражники с пиками в руках. Было видно, что это место тщательно охраняется жрецами богини.
Проход вывел их в овальный зал. Вдоль стен его сидели на корточках или стояли на коленях люди. По центру на невысоком постаменте был раскинут небольшой шатер. Вход в него был прикрыт пологом.
При виде Амара и его спутников все встали. Кампания была пестрая. Совершенно дикие рожи с кривыми зубами и шрамами на щеках причудливо перемешались с вполне благообразными бородками и холеными прическами восточных мудрецов.
- Сахиб Гарольд Поттер прибыл сюда, чтобы выполнить последнюю волю Верховного жреца Амрита и решить судьбу рожденного под гневом Кали!
Взгляды аборигенов впились в них с такой силой, что Гарольд явственно ощутил на лице обжигающие лучи магии.
Амар твердыми шагами приблизился к шатру и откинул его полог.
- Заходите, сахиб.
Приглашение касалось только Поттера, но ему и в голову не могло придти, оставить Луну с этими бандитами. Они двинулись вместе. Никто не протестовал.
В шатре под потоком полыхал холодный белый шар магического огня. По углам были навалены какие-то одеяла и валики подушек, а по центру стояла детская колыбелька, накрытая разноцветной кисеей.
Глаза Гарольда прилипли к колыбельке, а по коже поползли мурашки.
- Не понимаю. Прошло всего около трех месяцев! Амар, что все это значит?
- Тигрица носит своего детеныша сто дней, сахиб.
- Что? Она вынашивала его в анимагическом облике? Чудовищно!
- У нас так принято. Ребенок получается физически сильнее. Перед родами мать обращается в человеческий облик вместе с плодом, и рожает полноценного ребенка. Сильного и живучего. А короткий срок беременности уменьшает опасности для матери.
Гарольд оглянулся на Луну, глаза у которой совсем округлились от любопытства, шагнул к колыбельке и отодвинул кисейную занавеску.
В детской люльке лежал и вздрагивал всем телом крупный слепой котенок темно-рыжего окраса.
- Кто? Что это? – срывающимся голосом спросил Поттер.
- Амрит вез дочь рожать, сахиб. У нее уже начались родовые схватки, когда на них напали. Чанда была отравлена ядом стрелы гендхарвов. Она не смогла принять человеческий облик и рожала в анимагическом виде. Человеческий облик к ней вернулся уже после смерти. Ребенок родился в своем анимагическом виде и не сможет сам обратиться в человека. По нашим законам, такой новорожденный подлежит умерщвлению, но Амрит своей последней волей оставил право выбора и решения за тобой, сахиб!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 25.03.2015, 00:52 | Сообщение # 600
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 133
Гарольд застыл в растерянности.
- Я должен решить, жить ему или нет? И что потом?
- В зависимости от твоего решения. Если ты сохраняешь ему жизнь, то обязан забрать его с собой и взять на себя всю заботу и ответственность. Если нет, то мы закончим дело в соответствии с нашими традициями.
Все.
Больше выяснять было нечего. Гарольду было совершенно не интересно, топят здесь неправильных котят или душат. Такой выбор для него изначально не существовал. Этот звереныш, этот клочок беспомощной живой плоти отныне стал его ношей и его головной болью.
Гарольд встретился глазами с Луной. В ее взгляде он прочитал столько мольбы и надежды, что тянуть с ответом было просто нелепо.
- Я решил сохранить ему жизнь!
Амар вздохнул.
- Вряд ли ты понимаешь, на что согласился. Тигр, наделенный магическим даром, может превратиться в твой кошмар и кошмар твоего рода. А осознание им своей ущербности по отношению к людям превратит его со временем в монстра! Но ты сделал свой выбор! Думаю, на это и надеялся Амрит. В чем, в чем, а в даре провидения нашему Верховному жрецу было не отказать. Он и смерть свою предвидел, только не смог понять, откуда будет нанесен удар.
Жрец повернулся и, выйдя из палатки, громко выкрикнул фразу на незнакомом гортанном языке. Шатер исчез, открыв колыбельку всем взорам. Все местные повскакивали на ноги и хором затянули какой-то варварский речитатив, с многократными повторами фраз и дикими выкриками по завершению каждой строфы или куплета.
- Что это значит?
- Они поют заклятия Изгнания богини Кали, чтобы зверь никогда не вернулся в Индию.
Меж тем от холодного воздуха «страшную зверюгу», свернувшуюся пушистым комочком на тощей подстилке, начала бить крупная дрожь.
Луна быстро подошла к колыбельке, нащупала носик котенка и решительно заявила:
- Он совсем замерз. Хватит издеваться над маленьким! И не стыдно вам, такие большие и бородатые собрались толпой, чтобы смотреть, как малыш, потерявший маму, мерзнет в этом мерзком подземелье! Он же может простудиться! Гарольд, мне скоро потребуется рожок с теплым молоком, попроси уважаемого Амара распорядиться. А сейчас я буду отогревать маленького. И пусть эти люди поют потише. Может быть, они знают какую-нибудь колыбельную песню? Это было бы очень кстати.
Губы жреца растерянно округлились. Он посмотрел на Поттера. Поттер посмотрел на Амара.
Пока они переглядывались, на месте где стояла Луна, взвихрился воздух, и появилась белая пантера во всем своем великолепии. Индийские маги с воплями отшатнулись в разные стороны. Пантера в ответ огляделась по сторонам и грозно рыкнула на них, как бы призывая присутствующих к тишине. После этого она в несколько прыжков и ударов лапами сбила в одну кучу несколько одеял и подушек и тщательно примяла их своим телом. Потом голова ее нырнула в колыбельку и вынырнула из нее с котенком, аккуратно прихваченным клыками за загривок. Тот жалобно запищал.
В зале раздались крики гнева и ужаса. Гарольд решил, что пора обеспечить тишину самостоятельно.
- Силенцио! Кроме вас, уважаемый Амар.
Пантера уложила тигренка на подготовленное ложе, и улеглась сверху сама, поместив его между своей грудью и лапами. Голова ее поворачивалась из стороны в сторону, а серые глаза с вертикальным зрачком недобро рассматривали потрясенных аборигенов.
- Белая пантера, - пораженно прохрипел жрец, во все глаза рассматривая анимагическую форму Луны.
- Между прочим, этот облик подарен ей Амритом, - многозначительно заметил Гарольд, исподволь присматривая за присутствующими.
- Верховный жрец передал эту анимагическую форму вашей невесте, сахиб? – удивленно воскликнул жрец и тут же, повернувшись к своим соплеменникам, обратился к ним с речью, сопровождавшейся бурной жестикуляцией.
Его слушали в полной тишине, а потом вразнобой поклонились и, пятясь задом, покинули зал.
- Выходит, Амрит предвидел и это, - непонятно пробормотал Амар.
Тем временем Луна начала с неудовольствием посматривать на магический светильник.
- Нам нужно безопасное место, где они смогут пробыть некоторое время, - потребовал Гарольд и тут же спохватился, - да, и рожок с теплым молоком.
Амар с трудом оторвал взгляд от пантеры, и копошащегося в ее шерсти тигренка.
- Что? А-а-а, да-да, конечно. Сейчас принесут носилки…
- Не надо носилки, я сам справлюсь. Лучше распорядитесь о молоке и показывайте мне дорогу.
Гарольд очертил круг и заклятием левитации поднял в воздух ложе вместе с Луной и тигренком.
- Куда прикажете? – обернулся он к растерянному жрецу.
* * *
Пришлось связаться со Снейпом и предупредить его о том, что они здесь немного задержатся. Тот встревожился и предложил прислать подкрепление или отправиться к ним самому, но Гарольд отговорил его. Он был совершенно не готов обсуждать, с кем бы то ни было, ту деликатную ситуацию, в которую попал. Сначала они должны решить все вместе с Луной.
Но она и не думала обращаться обратно, отвечая на все его уговоры сердитым фырканьем и ворчанием. Она занималась тигренком. Грела его, вылизывала, катая с боку на бок огромным розовым языком, или просто терпеливо лежала часами, охраняя его сон. И лишь каждые три часа издавала негромкий горловой звук, давая знать Поттеру, что котенка пора кормить.
Гарольд послушно вытаскивал очередной рожок с буйволиным молоком, осторожно подогревал его заклинанием и давал попробовать пантере. Та либо одобрительно фыркала, либо недовольно ворчала. Причем Поттер довольно быстро научился распознавать смысл претензии, перегрел он молоко или недогрел. Если с температурой все было в порядке, то в обязанности юному отцу вменялось деликатно просунуть рожок между лап пантеры к самому носу тигренка. Тот смешно, двигая бусиной носа, унюхивал запах пищи и, тыкаясь мордочкой, быстро находил соску. После этого громкие чмокающие звуки сигнализировали о том, что мелкий и пока еще не полосатый хищник, жадно усваивает новую порцию жиров, белков и углеводов.
И так трое суток подряд!
Амар несколько раз навещал их в келье. Спрашивал, не надо ли чего. Слуги приносили питье и пищу. Как для Гарольда, так и для пантеры. Поттер проверял как мог каждый кусок и кормил ее сам.
Он все не мог понять, почему Луна не обратится в человеческий облик, хотя бы на пять минут. Складывалось впечатление, что она ушла с головой в заботу о тигренке, совершенно забыв, что они находятся в чужой стране, в опасном храме страшной и жестокой богини мщения.
Гарольд уже весь извелся от недосыпа и неопределенности, как вдруг поведение пантеры изменилось. Она повернулась на бок, оставив тигренка на расстоянии нескольких дюймов от себя. Тот недовольно запищал. По расчетам Поттера, как раз приближалось время очередного кормления. И недовольство малыша было вдвойне острым. Мало того, что холодно, так еще и есть хочется!
Он заворочался и начал тыкаться мордочкой в разные стороны, рассчитывая, что там, где будет тепло, там его и покормят. В принципе такой стереотип за эти трое суток уже стал вполне устойчивым. Его чуткий нос довольно быстро обнаружил правильное направление на тепло, и он пополз к Луне, изо всех сил скребя лапами и попискивая от напряжения. Пантера внимательно следила за тигренком, поглядывая время от времени и на Гарольда, чтобы он не отвлекался. Еще не понимая, что она затеяла, Поттер вытащил волшебную палочку и удостоился одобрительного кивка.
Вот нос малыша уткнулся в теплое и почти безволосое брюхо пантеры и зашарил по нему в поисках еды. В рот ему попал один из плоских и пустых сосков, но он ухватился за него с отчаянием оголодавшего.
Пантера тут же прикрыла его лапой, обернулась к Потеру, распахнула свою клыкастую пасть и неожиданно громко взвыла!
Чего она хочет? Что он должен сделать? Лихорадочно начал соображать Поттер и заметил неясную дымку, начавшую окутывать пантеру. Великий Мерлин! Она же пытается обратиться! И тащит в это превращение за собой и малыша! Единственное, чем он может ей помочь – это добавить свою мощь к ее магии, и видимо именно этого она от него и ждет!
- Аксилиум Тритмент!
Луч, вырвавшийся из палочки Гарольда, сплел вокруг пантеры кружевную паутину. Сквозь нее было видно, как дымка вокруг нее тяжело и медленно начала свое вращение. Он добавил магического усилия. Луна тоже вся напряглась и в огромных глазах ее появились слезы.
- Великий Мерлин, да тут никакой мощи не хватит! Луна прекрати! Ты убьешь себя!
Пантера коротко отрицательно мотнула головой. Вращение не останавливалось, но и не ускорялось. Сила, противодействующая их магии, уравновесила общие силы Гарольда и Луны. Поттер понял, что если он что-то не предпримет, то это может закончиться очень плохо!
В этот момент вращение начало замедляться, а из уголка пасти пантеры потекла струйка крови из прокушенной щеки.
- Мессир! – в отчаянии заорал Гарольд. – Салазар Великий! Где вы, суки! На помощь!!!
Что-то мигнуло в келье, воздух уплотнился, и стал вязким, как кисель. Невидимые струи магии скользнули к сетчатому кокону и впитались в него. Хватая воздух широко открытым ртом, Гарольд увидел, как набирает скорость поток вокруг пантеры и прохрипел:
- Держись, Луна, держись, девочка моя!
Вихрь набрал скорость и раздался во все стороны, отшвырнув Поттера на стену, загрохотала опрокинутая мебель, зазвенели выбитые стекла, в разные стороны полетели одеяла, подушки и диванные валики, входную дверь в келье сорвало с петель и швырнуло вниз по лестнице. Гарольд вцепился свободной рукой в какой-то крюк, вбитый в стену, и держал и держал Заклинание Обращения, потому что чувствовал, что дополнительная сила пришла сюда именно через него.
И вдруг на полном ходу вихрь остановился и на глазах остекленел. Полная тишина упала на келью, как нож гильотины на шею преступника. Только еле слышное позвякивание и потрескивание доносилось с поверхности этого невообразимого сосуда.
Гарольд отдернул руку с палочкой, и остекленевший вихрь взорвался изнутри.
Он не успел закрыться щитом, и его всего посекло кусочками странной стекловидной массы, которая тут же на глазах начала испаряться и исчезать.
Гарольд вытряхнул из волос осколки и уставился на центр кельи, не обращая внимания на ручейки крови, стекающие по его лицу и груди.
- Луна, с тобой все в порядке?
Девушка сидела на полу спиной к нему полностью обнаженная. Голова ее низко склонилась на грудь, словно она разглядывала там что-то, а локти рук были плотно прижаты к бокам.
- Луна, ты как?
Она обернулась, и Гарольд с огромным облегчением увидел на ее лице выражение нежной радости. Глаза ее просто сияли от счастья.
- Иди сюда, посмотри, - почему-то шепотом позвала она его.
Не чувствуя себя способным принять вертикальное положение, Гарольд прямо по стеклянным осколкам вплотную подполз к девушке и со спины склонился над ней, чтобы посмотреть, что она там держит. И испытал одно из самых сильных потрясений в своей не такой уж скучной жизни!
Луна держала на руках младенца с ярко рыжими, почти оранжевыми волосиками на лысеватой головке. Был он какой-то совсем маленький, беззащитный и почти игрушечный, с пухленькими перетяжками на ручках-ножках. И ротик его был сомкнут на бусине девичьей груди в тщетных попытках извлечь оттуда хотя бы каплю молока…
Горло Поттера перехватило, он коснулся лба младенца своей окровавленной рукой и тут же отдернул ее, испугавшись.
- Сын! – выдохнул он потрясенно, чувствуя приближение счастья, но еще не смея в него поверить…
* * *
В переговорах с Амаром Гарольд был категоричен.
Его сын отправится вместе с ним в Британию и лишь по достижении десятилетнего возраста он, Гарольд, примет решение по его дальнейшему обучению. И почти наверняка это будет Хогвартс.
Амар был настолько подавлен невероятным обращением младенца, что спорил вяло и только для проформы. Он был далеко не глуп и понимал, какая сила сосредоточена в руках его пока еще вежливого собеседника.
К тому же жрецы уже публично отреклись от ребенка Чанды, когда он был еще зверенком. Это имело силу магической клятвы, и вероятному преемнику Амрита вовсе не улыбалось получить проклятие от своей же богини.
- Я прошу тебя, уважаемый сахиб, со временем рассказать Баберу о его настоящей родине и его матери.
- Стоп! Не применяй это имя. Я еще не решил, как назову его. Если он решит когда-нибудь вернуться с Индию, тогда сам и примет то имя, которое покажется ему уместным или которое подскажет ваша богиня.
Откровенно говоря, Гарольд просто сластил пилюлю. Он был уверен, что его мальчик никогда не захочет вернуться в эту опасную и коварную страну, но… никогда не говори никогда. Пока рано думать об этом.
Хитрован Амар приготовил целую шкатулку оберегов и артефактов для младенца. Поттер вежливо принял подношение, одним универсальным невербальным заклинанием сняв с него все Следящие и прочие чары.
- Безопасен ли ваш портал для новорожденного? – десятый раз переспросил Гарольд и Амар в десятый раз уверил его, что портал безопасен и для детей и для беременных женщин и для тяжелораненых людей. Его устанавливали одни из первых индийцев, переселившихся в метрополию, а тогда уровень магии был очень высок.
- Это хорошо, - кивал Гарольд.
И через пять минут спрашивал снова.
- Так ваш портал безопасен для грудных детей?
- Безопасен, уважаемый сахиб, - тонко улыбался Амар. - И для грудных детей и для кормящих матерей.
Гарольд чувствовал в его тоне невысказанную усмешку, смущался, но через некоторое время снова задавал этот вопрос.
И вот настал момент возвращения.
- Безопасен, уважаемый сахиб, - с оттенком усталости в стопицотый раз ответил жрец и подвел их к проему в подземелье.
Гарольд энергично кивнул.
- Хорошо! Тебе не тяжело, Луна? Хочешь, я понесу его?
- Он совсем не тяжелый, - улыбалась девушка, тоже явно не первый раз отвечая на этот вопрос, - а у тебя руки должны быть свободными.
- А… да, ты права. Я как-то не подумал.
Гарольд поспешно вытащил палочку, грозно посматривая на провожающих.
- Удачи и силы вам, уважаемый сахиб! Удачи и терпения вашей леди, уважаемый сахиб! Удачи и силы вашему сыну!
Вашему сыну!
Каждый раз при этих словах на лице Поттера проступало выражение удивленной радости. Ну, надо же! У него есть сын!
- Удачи и силы вам и всем служителям великой богини, - вежливо вернул пожелание Гарольд и, осторожно придерживая Луну за рукав, шагнул вместе с ней в проем…
… Следующий шаг они сделали уже в Лондоне за пять тысяч миль от храма Кали.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
Поиск: