Армия Запретного леса

Пятница, 21.02.2020, 19:30
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 21 из 21
  • «
  • 1
  • 2
  • 19
  • 20
  • 21
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
Отражённый блеск
alexz105Дата: Вторник, 02.10.2012, 13:28 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Название фанфика: Отражённый блеск
Автор: alexz105
Бета : senezh до 69 главы, Famirte c 70 главы
Гамма: senezh до 69 главы
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП и все-все-все.
Жанр: AU, ООС, приключения
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Сиквел к фанфику "Гарри Поттер и темный блеск". Не важно, что они найдут. Не важно, как они вернутся. Важно, что они никогда уже не будут прежними...
Предупреждения: ООС, глубокое AU, не в Хогвартсе
Диклеймер: всем владеет Ро




Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 17.03.2015, 00:08 | Сообщение # 601
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 130
Гарольд стоял, вцепившись в штурвал медного корабля, хотя никакой особой необходимости в этом не было. Блестевшее на солнце судно с легким свистом резало воздушный поток, унося их все дальше и дальше от одинокого острова.
На корме полыхал артефакт. Он был заключен в овальную оболочку, которая удерживала внутри себя все магические выбросы и, по сути, являлась сгустком чистой магии невообразимой плотности. Там скопилась вся энергия, выделенная Огнем и Чашей после воссоединения. Гарольд в подземелье Огня собрал ее всю. Он решил ничего не оставлять миру Матери. Ни к чему, чтобы там спонтанно появлялись местные маги. Пусть этим миром правят пока выходцы из магического мира Британии, а потом посмотрим. Артефакт был по-прежнему невидим и неприкасаем для всех кроме него.
На палубе царило молчание. Все как-то притихли после церемонии прощания и разбрелись по палубе, кто куда. Вот ведь ситуация. Спешили сюда, чтобы спасти друзей. Всех спасли, но на родину возвращается меньше, чем было вначале похода.
Гарольд оглядел палубу.
Добби вцепился в грот-мачту — не оторвешь! После того случая, как он потерял управление кораблем над обителью, домовик начал относиться к своим обязанностям еще ревностней, хоть это и казалось невозможным.
Снейп присел у борта на сложенный плащ. В руках его свиток и перо. Этот ученый муж нигде не заскучает. Поттер понаблюдал, как зельевар нехотя читает, время от времени поднимая взгляд к облакам, и заподозрил, что тот просто коротает время в пути, а сам ждет не дождется, когда вернется к своей Лили. То есть Шаннах. Пусть будет Лили-Шаннах для определенности. Мамочка, реконструированная его собственной гениальной глупостью и чудовищной магией Чаши. А ведь ничего не попишешь. У него каждый раз дыхание перехватывает, когда он ее видит. А уж как она его с ложечки кашкой кормила. Кайф обалденный!
Гарольд невольно рассмеялся в голос, вспомнив выражение лица зельевара в тот момент.
Снейп перестал грызть перо и покосился на юного мага с подозрением. Поттер сделал отстраняющий жест, дескать, сэр, это я не про вас. И перевел взгляд на близнецов.
Здорово он их крапивой отметелил. Хотя, если разобраться, то вроде и зря. Кого они там могли развращать? Тоже мне — воскресная школа в Дублине! Этих пидоров в кожаных фартуках? Солдат этих с пропитыми рожами? Матросов из абордажной команды? Их сколько не развращай, им все мало. Даже и непонятно, почему они вообще клюнули на это развлечение, если рядом было гнездо разврата, в котором можно было сделать все то же самое, так сказать, не глазами, а вживую. Какие-то выверты психологии…
Вот один из близнецов, судя по ушам — Фред, встал и направился к Малфою с тяжеленьким мешочком в руках. Все понятно. Ваша доля, сэр, за вклад в культурное развитие аборигенов. Драко мешочек взял, что-то говорит, отсюда не слышно, но видно, что хорек доволен. Двести галеонов. Мелочь, но приятно.
Вот и вся его команда. Остальные остались в этом мире. Надолго. Может быть навсегда…
Гарри Поттер — король обремененный заботами о своем королевстве. Видно, что ему нравится. Он хочет благоустроить и облагодетельствовать этот мир. И сделать его своим. Что ж, не малую роль в этом сыграло то, что его отринула родовая магия Поттеров. Он считает, что нашел свой жизненный путь и с этим трудно спорить. Мальчик многое прошел и многое повидал, значит кое-чему научился. Вот только жены у него.
Гарольд вспомнил этих двух ревнивых, жадненьких и простодушно-жестоких девушек и невольно покачал головой. Нахлебается он с ними еще, но одного у них не отнять — девки верные и самоотверженные. А остальное придет или притрется.
Мысли Гарольда невольно перескочили на крестного. Сириус так и не вернул ему место в своем сердце. Для него превращение Гарри в Гарольда так и осталось загадкой сродни переселению душ. Зато теперь он обрел своего настоящего Гарри. Слушать, как эти двое общаются друг с другом, было невыносимо. Уже через несколько минут Гарольду начинало казаться, что он самозванец, укравший тело Гарри Поттера, а тот — настоящий Поттер выжил и нашел-таки своего крестного. Чудовищная ностальгия! Причем не очень приятная, сродни той, которая бывает, когда родители при гостях рассказывают о своем взрослом чаде, как тот в неразумном возрасте обкакался на весь белый свет или прищемил себе пиписку прищепкой для белья. Пальцы ног поджимаются от неловкости от такой ностальгии!
Но они нашли друг друга, и так ему будет спокойнее. Особенно с учетом фактора Тома Реддла.
М-да. Том Реддл — неизвестный и загадочный член уравнения силы, которое остается в мире Матери. Чего от него ждать? Юный Том уже в Хогвартсе искал путь к бессмертию и власти. Вряд ли он так легко откажется от своих устремлений юности. Правда бессмертие ему уже не грозит. Да и повидал он много, включая то, в кого он превратился в своей, если так можно выразиться, первой жизни. Ведь не стал же он сотрудничать с Воландемортом. Хотя, может быть потому и не стал, что не терпит быть в подчинении. Дементор его знает! Ясно только одно, жизнь Тома у него в руках и при первой же недоброй вести Гарольд может вернуться сюда, чтобы одним своим присутствием добить несостоявшегося властителя. И Том Реддл узнает об этом, как только очнется из комы. Остается рассчитывать на его здравомыслие. К тому же рядом будет Гермиона. И Джонс.
Гарольд поморщился.
Еще одна проблема. Классический любовный треугольник. Гермиона запала на Реддла. Джонс запал на Гермиону. Осталось только Реддлу очнуться от комы и запасть на Джонса! И маразм окрепнет до алмазного состояния!
Ладно. Разберутся как-нибудь. Хотя неопределенности это явно добавит. К тому же он рассчитывал на Десмонда в магическом мире Британии. Просто идеальная кандидатура на пост главы Аврората. Тем более что функции его придется расширять на весь мир, включая магловский, а потом и на всю Галактику!
Гарольд поймал сам себя за хвост и погрозил пальцем. Еще не бог, а только учусь, а планы наружу лезут как тесто из квашни!
Он всмотрелся в зеленоватую даль по курсу корабля.
— Свистать всех наверх! Вижу на горизонте скалы, за которыми находится вход в подземелье эльфов!
* * *
Вопреки опасениям Глимми не переродился в одного из своих далеких предков, а остался веселым и приветливым эльфенышем, правда, изрядно повзрослевшим. Тем не менее, стало окончательно ясно, что он нечувствительно полностью прошел курс обучения Хранителя подземелья. Он четко знал, понимал или чувствовал, что можно в его владениях, а что нельзя.
Но в начале встречи детские эмоции били ключом. Папа Добби и дюдюка Снейп получили свою долю обнимашек и целовашек. Кажется, эльфеныш уже задним числом правильно оценил опасность, исходящую от лже-Гермионы, и очень беспокоился за отца и кормилицу. Остальных он знал гораздо хуже, но заметил-таки, что многих не хватает.
Гарольд подробно рассказал ему о порталах и тех, кто может ими воспользоваться. Во время его рассказа Глимми что-то чертил палочкой на блестящем кристалле, словно записывал, потом сунул его в карман своей курточки с категорическим писком:
«Глимми все запомнил, Глимми все сделает!»
Теперь пришло время решения главного вопроса. Гарольд внес через Арку артефакт в оболочке. Глимми немедленно насупился. И тут случилось странное. Хотя, может быть, и нестранное, если подумать. Все спутники Гарольда, включая Добби и Снейпа, смотревшие на эльфеныша влюбленными глазами, дружно отвернулись. Драко вытащил из кармана квадратный кусочек золота с дыркой по центру и ни к селу, ни к городу громко заявил:
— Посмотрите, какая интересная монета!
Они столпились, внимательно разглядывая находку Драко, потеряв интерес ко всему остальному. Артефакт работал четко и безошибочно.
— Им нельзя видеть? — спросил Глимми.
Его вопрос, перебил громкий выкрик Джорджа:
— А у меня шестиугольная монета есть! Только она серебряная.
Сборище новоявленных нумизматов продолжало игнорировать все происходящее вокруг.
— Да, они не могут видеть его. А ты видишь?
— Вижу, — еще сильнее насупился малыш.
— И что видишь?
— Что надо, то и вижу. Этой штуке нельзя здесь находиться. От нее запах может быть и эти, как их там… злые испарения.
Гарольд понял, что тот говорит о магии, испускаемой артефактом.
— Она вся внутри кокона, Глимми. Сейчас опасности нет. Мне очень надо пронести его через подземелье. Поможешь?
«Нумизматы» уже спорили над двумя серебристыми монетами, пытаясь на ощупь и на зуб отличить серебро от платины.
— Точно, запаха не будет? А то эти, — он мотнул головой куда-то вглубь подземелья, — опять мне прохода давать не будут.
— Чем быстрее пронесем, тем больше гарантии, что все будет хорошо, и никто ничего не заметит, — быстро проговорил Гарольд под звон монет.
Его спутники уже играли в орлянку, а может проводили эксперименты по теории вероятности.
— Ладно, — сдался эльфеныш. — Я вас на доске отвезу, чтобы всё разом перепрыгнуть. А потом за ними вернусь.
— Отлично, — обрадовался Поттер.
Широкая овальная доска повисла над полом. Глимми запрыгнул сам и сделал знак Гарольду. Тот с артефактом в руках, кое-как влез на упруго качающуюся опору, балансируя Огнем с Чашей, как эквилибрист на канате. Он ожидал услышать что-то вроде: «Фу-фу-ха ды-лу-ха!». Но вместо этого Глимми выхватил из воздуха небольшую эльфийскую пику и громко свистнул!
В черной базальтовой стене подземелья раскрылось зеленоватое отверстие, втянуло в себя дощечку с наездниками и завертело в ослепительном калейдоскопе внепространственного перемещения…
* * *
Они вышли из Арки в подземную пустоту под Хогвартсом. Дополнительные крепления фундамента замка высились здесь циклопическими колоннами и постаментами. Пролом в фундаменте и боковая лестница привели их на нижний уровень подземелья замка. Холодные и сырые ходы, запахи тления и смерти. Таким встретил их Хогвартс, взятый штурмом антимагической армии Воландеморта. Таким он и оставался до сих пор. Ослабевшему магическому сообществу было не под силу восстановить древний оплот образования, защиты и магии. Хорошо, если хотя бы верхние этажи приведены к приемлемо чистому состоянию. А ведь там повсюду были еще и разрушения…
Гарольд попросил Снейпа вывести остальных спутников на главную лестницу, а сам направился в сторону подъема к Большому залу. Северус покосился на Поттера, упорно не замечая пылающего артефакта в его руках, но спорить не стал.
— Уизли и Малфой, нам сюда.
— А он?
— Много будете знать — скоро состаритесь, — подтолкнул их Снейп и, обернувшись к Гарольду, негромко добавил. — Смотри не перестарайся там, боженька.
— Будь спок! — ответствовал Поттер и твердым шагом удалился по галерее.
Шестым чувством мага он ощущал, что магические оковы защитного кокона держатся из последних сил. Нужно было спешить.
— Левио!
Он подхватил артефакт и полетел с ним под низкими сводами галереи и сходу ввинтился в спираль каменной лестницы. Вот и вход в Большой зал. Одна из створок болтается на одной петле. Вторая просто валяется на полу. Пыль. Сумрачно. Холодно и промозгло. Знаменитый потолок погас, обнажив облупленную штукатурку свода. Столы и скамьи факультетов беспорядочно раскиданы по залу, сломаны, а местами и обуглены.
— Здравствуй, Хогвартс! Я вернулся и принес назад твое сердце, которое билось здесь тысячу лет тому назад!
Еле слышные стоны раздались из темных углов Большого зала. Что-то проступило там белесыми и серебристыми пятнами.
— Кровавый Барон?
— Да, Ваша Сумрачность. Мы услышали вас, и пришли все.
Поттер осмотрелся по сторонам.
Серая Дама, Толстый Монах, Почти-Безголовый Ник, Пауль Ивзер, Клуб обезглавленных охотников во главе со своим бессменным предводителем сэром Патриком Делэйни-Подмором, профессор Бинс и даже Эдгар Клоггс, полтора века слоняющийся по полю для квиддича. Они пришли все.
Они приветливо взмахивали шляпами или делали книксены, салютовали оружием. Они смотрели на него с какой-то невысказанной надеждой и ожиданием.
— Знаете, что это такое? — взмахнул Гарольд в сторону Огня и Чаши.
— Я ушел из мира живых через сто с лишним лет после того, как исчез этот артефакт, но память людская еще хранила воспоминания о нем и подробные описания. Не ошибусь, если скажу, что возвращение его в мир магической Британии является самым великим подвигом за последнюю тысячу лет!
Барон обнажил и склонил голову перед Гарольдом. Его примеру последовали все привидения мужского пола. А женщины склонились в глубоком поклоне.
— Сэр Гарольд Джеймс Поттер, Хогвартс признает вас своим единственным повелителем и господином!
Поттер немного потемнел лицом. Оказывается он ничего не забыл.
— А если завтра вдруг заявится какой-нибудь уцелевший кусочек души Воландеморта, Хогвартс опять примет нейтралитет? И будет ждать, пока мы не поубиваем друг друга?
Голос его прозвучал холодно и отчужденно.
Барон смущенно зазвенел доспехами и кольцами кольчуги.
— Все не так, сэр. Хогвартс действительно не мог выбрать повелителя, потому что вы с мистером Реддлом обладали практически равными правами, да еще и полученными от одного и того же Основателя.
— Вот как? — разозлился Гарольд. — Так вы с самого начала знали, что я наследник Слизерина? Когда стало это известно?
— Как только вы переступили порог школы, ваша Сумрачность.
Поттер чуть не задохнулся от возмущения.
— И ты знал, сэр Николас?
— Увы, да, — голова привидения затряслась и откинулась набок, открыв неаппетитный обрубок шеи.
— И ты, Пивз?
Это прозвучало, как: «И ты, Брут?»
— Я — нет. Мы полтергейсты народ грубый и неотесанный. Нам бы оплевать кого-нибудь с головы до ног. А как про высшие тайны Хогвартса, так нам, значит, не положено. Так ведь, ваше баронство? — в голосе рыцаря звучала неподдельная обида. — Я узнал, а точнее догадался, когда вы, ваша Сумрачность, изволили директора посетить в позапрошлом годе.
— Году, — машинально поправил его Гарольд. — Но я так и не услышал ответ на свой вопрос, барон.
— Ваши заслуги перед Хогвартсом, ваша Сумрачность, ставят вас вровень с Основателями школы. И ваше положение в школе отныне никем не может быть оспорено. Еще раз прошу принять наши извинения.
Привидения опять склонились перед юным магом.
— Хорошо, — коротко кивнул Гарольд, — будем считать вопрос исчерпанным. А сейчас пора приниматься за дело, пока накопленная магия не вырвалась самостоятельно и не наделала тут бед. Не знаю, может ли вам повредить магия, поэтому примите меры предосторожности самостоятельно.
— Пауль Ивзер! Укройтесь в какой-нибудь из башен, чтобы мне потом не пришлось выковыривать ваши уши из кирпичной стены. И всех остальных дам, мессиров и рыцарей прошу разойтись по привычным местам пребывания. И поскорее.
Они остались вдвоем.
— А вы Барон?
— Если бы со мной что-нибудь могло случиться, то поверьте, что я этому был бы только рад. Я застрял здесь почти на тысячу лет!
— Хм. Ладно. Мы еще как-нибудь вернемся к этому разговору. А сейчас мне предстоит весьма серьезное колдовство.
Гарольд показал знаком, что разговор окончен. Он потер руки, накапливая в них заряд магии. Потом осмотрел потолок и прилегающие к нему части стен. Как раз по центру одной из них была большая ниша в кирпичной кладке.
— Левио!
Он взмыл вверх с артефактом в руках и установил его в нишу.
— Да, ваша Сумрачность! Именно там он и стоял. На пару ярдов левее!
Гарольд переставил артефакт и мысленно шепнул: «Надеюсь, вам тут будет удобно, Мессир!»
«Знакомое место, — бесплотно донеслось в ответ, — Салазар тоже выбрал бы его».
«Потому и магический потолок? Я должен был догадаться».
«Так ты и догадался».
Гарольд медленно опустился на пол.
— Ну что же. Приступим.
Он опять потер руки, почувствовал в них нарастание привычного покалывания и, собрав свою волю в тугую пружину, аккуратно проколол защитный кокон…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Вторник, 17.03.2015, 20:27 | Сообщение # 602
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
alexz105, спасибо за проду. Еще днем прочитала, но освободилась только сейчас, чтобы отметиться.
Мне все понравилось. Жду восстановление Хогвартса.



Без паника!!!
 
alexz105Дата: Воскресенье, 22.03.2015, 01:09 | Сообщение # 603
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 131
Снейп почувствовал, как весь Хогвартс ощутимо содрогнулся.
- Это еще что такое? – насторожился Малфой. – Мне показалось или…
Что именно Драко показалось, так и осталось невыясненным. Со стороны Большого зала раздался рокочущий раскат и мощный удар грома!
«Дорвался боженька!» - с веселым отчаянием подумал Снейп, а ноги уже несли его к входу в Большой зал.
Близнецы Уизли и Драко пыхтели позади него. Вот промелькнула лестница и колонны вестибюля, ломаный проем входа, полступеньки на площадку и… и они замерли на входе в Большой зал, с тревогой уставившись на зловещую черную тучу, клубящуюся под потолком.
Гарольд стоял под ней с воздетыми вверх руками, то ли пытаясь обуздать ее ярость, то ли обращаясь к ней с каким-то требованием. Они расслышали только конец фразы, сквозь ворчание громовых раскатов и вой неизвестно откуда взявшегося ветра.
- …Очищающей и животворящей стихии, с которой все начиналось и которой все продолжится! Поток! Поток очищения, обновления и нового рассвета!
Гарольд словно в ораторском порыве драматично уронил руки. Туча заклубилась еще сильнее, хотя, казалось, что это уже невозможно.
- Гарольд! – громким, но нарочито спокойным голосом позвал его Снейп. – Уходи оттуда, там небезопасно!
- Это лучше вы уйдите, пока вас не смыло, - не оборачиваясь, отозвался Поттер довольным голосом.
- Э-э-э… - начал Снейп, но закончить не успел.
Сверху обрушился настоящий водопад! Тяжелые струи воды с ревом и шипением рухнули вниз, мгновенно скрыв из вида силуэт Поттера. Вода хлынула им под ноги сначала небольшим, но все усиливающимся потоком.
- Гарольд! – для очистки совести крикнул Снейп в сплошную стену воды, прекрасно понимая, что Поттер его не услышит.
Тем временем поток воды стал им уже по колено и скорость его все увеличивалась. В мутной пелене воды вновь сверкнула молния, и тяжелый гром, разрывая барабанные перепонки, начал волнами гулять по Большому залу.
И вдруг что-то изменилось. Сплошная пелена превратилась в несколько крутящихся водяных вихрей, которые с нарастающим гулом начали крутиться по залу, становясь все выше мощнее, словно набирая силу для какой-то своей задачи. Стало видно, что Гарольд стоит в центре зала и управляет этими ожившими водяными монстрами.
- Срочная эвакуация! – весело рявкнул Снейп.
- Что? – растерянно спросили близнецы и Малфой хором.
- Бежим отсюда! Быстрее, придурки!
«Придурки» разинули рты от удивления, но Снейп мигом развернул их к дверям и энергичными толчками придал ускорение. Благо, что бежать по течению было легко.
- Вон из замка! Скорее! – задыхаясь, крикнул зельевар, видя, что Уизли хотят бежать к лестницам.
Они выскочили из замка на каменное крыльцо, по которому уже катились перекатные волны из входных дверей, и отбежали подальше. Краем глаза, Снейп заметил, что по дороге к замку бегут жители Хогсмита, но сейчас ему было не до них.
Жалобно зазвенели стекла первых этажей, осыпаясь вдоль стен, из пустых окон донесся рев и полетели брызги, а потом и фонтаны воды. Очевидно, Поттер выпустил вихри из Большого зала, и они принялись гулять по лестницам, переходам, классам, комнатам и спальням.
- Ой-ёй-ёй! – ошарашено застонали близнецы, глядя, как водяные вихри выбивают стекла по всему замку, поднимаясь все выше и выше…
- Что творит, паршивец! - с оттенком зависти восхитился Снейп.
- Поттер может, - спокойно кивнул головой не слишком удивленный Драко.
«Вообще-то, просто Поттер такого не может, - подумал Снейп, - а вот начинающему богу Поттеру такое вполне по плечу. Вот только знать это Драко Малфою совсем не обязательно. Впрочем, как и всем остальным».
Тем временем водяные вихри стали бить уже из донжонов. Самый мощный фонтан ударил из Астрономической башни, омывая сверху весь замок. Грохот и рычание стихии не уменьшались, и казалось, что дрожат и шатаются сами стены Хогвартса. Но это была, конечно, лишь иллюзия, навеянная зыбким сиянием водяной пыли.
Тем временем поток воды из выходных дверей прекратился, а та вода, что вытекла, как-то удивительно быстро впиталась и даже высохла. Потом прекратили бить фонтаны из окон первого этажа, и в них загадочным образом заблестели совершенно целые стекла. Потом такая же участь постигла окна второго этажа. И пошло, и пошло. Все выше и выше отступала фонтанирующая полоса рассеянной в воздухе воды. Наконец, остался лишь фонтан воды из вершины Астрономической башни. Вот и он ослабел, но потом, словно собрав остатки воды со всего замка, выстрелил ею в проясняющееся небо.
Первый луч солнца ударил из редеющих туч, и над замком заиграла невиданная семихвостая радуга…
* * *
Снейп оставил близнецов Уизли и Малфоя на радостное растерзание толпе жителей Хогсмита, а сам скрылся в Хогвартсе. Он шел по преображенному замку и переживал дежавю. Замок встретил его, как первокурсника. Да-да. Была какая-то особая магия Хогвартса, которой он встречал в первый день своих новых учеников. Добрая и чистая магия, которая на всю жизнь делала из мага хогвартца. Разные дороги и судьбы выбирали себе потом ученики этой школы, а преданность ей была у них у всех одна. Единая и неделимая.
И сейчас Снейп почувствовал ее вновь. Хогвартс возродился из заброшенных и изгаженных руин и помолодел лет на триста. А может быть и на пятьсот.
Он нашел Гарольда в его спальне.
Юный маг, а точнее юный бог возлежал на своей кровати прямо в ботинках.
- Добби на тебя нет, - проворчал Снейп, дергая ручку своей спальни.
- Я его в Поттер-мэнор услал, - отозвался Поттер устало.
- А чего сам туда не торопишься? – насторожился зельевар.
Гарольд неопределенно пожал плечами и уставился в потолок.
- Трусишь? – прямо спросил Снейп.
Поттер дернулся, как от пощечины, хотел вспылить, но сдержался.
- Нет. Жалею, - ответил он после длинной паузы.
- Не поздновато? – прокурорским тоном поинтересовался зельевар.
- Чего тебе надо от меня, Северус? – проникновенно спросил Гарольд, играя желваками. – Я не знаю, что делать, и честно тебе об этом говорю.
Снейп присел к нему на кровать и вздохнул.
- Ты ее любишь?
- Да, - коротко ответил Поттер и, словно не удержавшись, добавил. - Очень!
- Тогда плюнь на всё и люби ее, - пожав плечами, предложил Снейп.
- Но это же нечестно с моей стороны. Я не могу обещать ей судьбу равную моей!
Гарольд рывком сел на постели.
Снейп раздумчиво пожал плечами.
- В конце концов, боги всегда любили земных женщин, и даже изгонялись за это со всевозможных Олимпов. Чем ты хуже их? Они делали для земных возлюбленных то, что было не под силу ни одному земному мужчине, каким бы героем он не был. Разве не так?
В глазах Гарольда появилось понимание.
- Ты хочешь сказать, что наше неравенство по судьбе можно как-то исправить тем, что она будет жить жизнью более яркой, счастливой и радостной, чем другие?
- Хм. Иногда ревнивые и самовлюбленные боги превращали жизнь своих избранниц в серое, скучное и пустое времяпровождение.
- То есть, это зависит от меня?
- Да, Поттер, это зависит от тебя! А сейчас быстро подъем!
Гарольд с неуверенной улыбкой сбросил ноги на пол.
- Парадный костюм! Парикмахера! Букет! Тебе не помешал бы еще пинок в зад! Но это уже в идеале. И живо мне, Поттер, а то я сейчас вылью на тебя пару ведер настоящей воды, а не той волшебной субстанции, которой ты промывал Хогвартс!
С хлопком материализовался Добби в обнимку с огромным сундуком.
- Парикмахер сей секунд будет, сэр! Букет везут из Лондона на фестрале! А на счет пинка, Добби не понял…
У Гарольда с плеч гора свалилась. Да неужели же он не сделает все, что в его силах для любимого человека? Еще как сделает! А время подумать еще будет.
- Спасибо тебе, Северус.
- Не стоит благодарности, - неожиданно голосом сухим и неприятным отозвался Снейп, отвернувшись от Гарольда, - и вообще, некогда мне тут с вами. У меня своих дел по горло…
Он быстро прошел в свою спальню, и плотно закрыл за собой дверь. Впрочем, все равно было слышно, как там скрипит дверца шкафа и хлопает крышка его холостяцкого сундука…
* * *
Новость о возвращении Гарольда мгновенно облетела магический мир Британии. В Хогвартс и Хогсмит ринулись сотни магов, желающих лично убедиться, что их последняя надежда, главный и единственный герой и спаситель вернулся домой живым и невредимым.
Гарольд разрешил свободный вход в Хогвартс всем желающим, и ликующая людская волна затопила замок и его окрестности.
Глядя на преобразившийся замок глазами полными слез и радости, маги и колдуньи с облегчением вздыхали, Гарольд здесь, теперь все будет хорошо. Теперь можно вздохнуть спокойно. Какая радость, что он вернулся. ОН вернулся. ОН ВЕРНУЛСЯ!
Гарольд понял, что должен выйти к этим людям, которые так ждали его, несмотря на то, что война закончилась еще три месяца назад. Кстати, и Добби предупредил его, что «мисс Лавгуд покинула мэнор и прибыла сюда, дабы приветствовать сэра Гарольда Поттера».
Добби, да не пошел бы ты в жопу со своей вымученной высокопарностью. Где его Луна? Он так соскучился!
Они встретились недалеко от входа. Девушка как бежала по аллее от ворот, так и уткнулась в грудь Гарольду, пряча лицо у него на груди. Он обхватил ее обеими руками, словно желая защитить от всего мира, и сумбурно заговорил:
- Ну что, ты. Все хорошо. Все хорошо. Я вернулся и все живы здоровы. Все хорошо.
- Это просто замечательно! И все получилось, как я хотела, - улыбнулась ему девушка.
- Э-э-э?
- Я представляла, как буду бежать тебе навстречу, как буду бояться, чтобы это не было сном, а потом ты поймаешь меня, и все сразу станет хорошо!
Она снова уткнулась ему в грудь лицом.
- И все стало хорошо? – осторожно уточнил Поттер.
- Угу, - покивала они, не поднимая головы.
- Есть предложение, чтобы стало еще лучше, - широко улыбнулся юный маг.
Он ласково приподнял ее подбородок и наклонился. Их губы встретились.
- О-у-у-у!
- Эх-хой!
- Смотри, целуются!
Все вокруг разразились приветственными и сочувственными возгласами и зааплодировали.
Сверху раздалось хлопанье крыльев. Иссиня-черный фестрал, коротко пробежался после приземления и остановился рядом с целующейся парой.
- Букет, хозяин! – по-суфлерски свистнул Добби.
Гарольд повернулся к посыльному и, спустя миг, охапка золотисто-желтых роз оказалась в его руках.
- Это тебе, - просто сказал он, - я рад вернуть на законное место твой щедрый дар.
Столпившиеся вокруг маги и волшебницы с некоторым недоумением увидели, как Гарольд снял с мизинца кольцо и надел его на безымянный палец Луны.
- Хм. И что это значит?
Гарольд обернулся.
Рон Уизли собственной персоной в невообразимых бриджах, с клюшкой для гольфа в одной руке и с сачком для ловли бабочек в другой, безмятежно улыбался старому другу. Хм. Скорее, бывшему другу. Тем не менее, их слушали сотни людей, на вопрос следовало ответить, и Гарольд не колебался ни секунды:
- Это значит, что период моего сватовства к мисс Луне Лавгуд закончен, и я надеюсь в самом ближайшем будущем назвать ее своей женой! Если она сочтет меня достойным этой чести!
- Э-э-э… а она сочтет?
За спиной Рона выросли близнецы. До Поттера донеслось вполголоса:
- Ронни, шел бы ты на… х… Хогсмит бабочек ловить!
- Ага, пока мы тебе твою клюшку в качестве хвостового оперения в зад не засунули!
Рон обернулся к ним с неудовольствием.
- Злые вы, какие-то. И некультурные. Надо вас младшими сквайрами определить, хоть какой-то толк будет…
Гарольду были уже неинтересны внутриуизлевские разборки. Пусть хоть они все друг другу клюшки в жопу запихают!
Он вернулся к Луне! И самое главное, что она его по-прежнему любит! Чертяка Снейп! И откуда он все знает о девушках? Не такой уж он и ловелас, если вдуматься, просто выбирает из всех решений самое доброе, хоть это и не вяжется с его желчным характером. А вот, поди ж ты!
Вокруг раздавались одобрительные возгласы и шумный многоголосый гомон. Светило солнце, сиял великолепием обновленный Хогвартс, а неподалеку Снейп бережно вел по дорожке Лили-Шаннах. И счастливая избранница зельевара осторожной походкой уточки, приближалась к входу в замок.
Луна приблизила губы к уху Поттера и тихонько сообщила:
- Гарольд, сегодня в мэнор пришло странное письмо от Амрита. Мне кажется, что ты его должен прочитать, как можно скорее.
Поттер выпрямился, как пружина. Тема Амрита была болезненной изначально, а в отношении Луны болезненной вдвойне. Чего опять надо этому индийскому магу? До рождения этого, как его, Бабера… или Бабра, еще полгода. Чего нужно Амриту? Хочет вернуть магию, которую дал против Реддла? Или будет исподволь шантажировать его этим ребенком, зачатым в двойном магическом ритуале? В любом случае, это была недобрая весть.
- Успеется, - нарочито равнодушно отмахнулся он.
- Ты же не боишься его?
Вопрос Луны застал Гарольда врасплох. О чем она? Магически одолеть Амрита он сможет без проблем, но, кажется, она не об этом. Попробуй, объясни, что у него на душе. Но, кажется, она ждет именно этого…
- Боюсь! - прямо ответил он. – Боюсь, что мое участие в этом обряде и этот ребенок… что все это может бросить тень на твое отношение ко мне. Что у меня будет чувство вины и пред тобой и перед этим будущим ребенком и перед его матерью, которую я толком не знаю и к которой не питаю никаких чувств. Я этого боюсь, Луна. И вся надежда на тебя, хоть это и не очень честно с моей стороны. Понимаешь, так получилось, что я кругом виноват перед тобой и что теперь с этим делать, я не знаю.
- Если не знаешь, что делать – не делай ничего. Время само расставит все на свои места. Но это письмо… оно какое-то неправильное… так не пишут. Будто это и не он писал. Тебе нужно срочно прочитать его, Гарольд.
- Хорошо. Сейчас я скажу собравшимся несколько энергичных и ободряющих фраз, и мы сбежим отсюда в мэнор. И вообще я соскучился. Честное слово!
- Сначала письмо, - кротко, но твердо напомнила Луна.
«Что-то она уж слишком настойчива из-за этого Амрита и его дел, - с неудовольствием отметил про себя Гарольд, - нет бы, пожалеть любимого, прибывшего из дальних краев. Да только до свадьбы я ей и намекнуть на это не решусь.
Он вздохнул и пошел на крыльцо Хогвартса, чтобы сказать народу несколько «энергичных и ободряющих фраз»…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 22.03.2015, 21:55 | Сообщение # 604
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
kraa, ваш заказ выполнен. А хотите на прощание с этим фанфиком еще один Вотэтоповорот?)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 24.03.2015, 00:40 | Сообщение # 605
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 132
Добравшись до менора, Гарольд первым делом направился в Ритуальный зал.
- Глава рода Гарольд Джеймс Поттер, мессиры!
Он вежливо поклонился портретам.
- Ого! Вы видите, мессиры? В его ауре произошли серьезные изменения!
Портреты загалдели, строя свои предположения на этот счет.
- Общий магический фон еще утром начал повышаться.
- Да-да и я заметил!
- Вы думаете, что эти изменения взаимосвязаны?
- Да пусть он сам расскажет, чего гадать, мессиры…
Заговорил самый уважаемый предок и все немедленно замолчали.
- Гарольд, произошло нечто, чего мы - твои предки - не видали за последние восемьсот лет. Повышение магического фона – событие беспрецедентное. Изменения в твоей ауре тоже очень серьезны и вызывают сильную обеспокоенность. Не угодно ли тебе рассказать, что явилось причиной этого?
- Для этого я и пришел, сэр, - кивнул Поттер.
Устроившись в кресле, он добрых полчаса рассказывал своим предкам события, случившиеся в их походе в мир Матери. Гарольд рассказывал подробно, не скрывая своих ошибок и просчетов, описывая, как видимую часть событий, так и свои ментальные контакты с артефактом, который в конечном итоге был доставлен в мир магической Британии и спустя тысячелетие занял в нем свое старое место. Не скрыл он и условие, поставленное артефактом, в части становления его божественной сущности. А так же рассказал о своих опасениях из-за Луны и всего, что связано с их будущим браком.
Если бы портреты были живыми, то уместно было бы сказать, что они слушали затаив дыхание. Только неторопливый рассказ Гарольда нарушал полную тишину, упавшую на Ритуальный зал Поттер-мэнора.
- Вот все, что я хотел вам рассказать, мессиры.
Гарольд закончил и замолчал в ожидании, что портреты затеют бурное обсуждение, но все они молчали. Наконец старший предок задумчиво кашлянул и вынес вердикт:
- Это самый поразительный рассказ из всех, что я слышал и при жизни и после смерти, сударь! Старая легенда о магическом Огне, питающем магией весь свет, получила неожиданное воплощение и, несомненно, усилит магический мир. И выбор артефакта в отношении тебя далеко не случаен. Самый сильный маг современности, повергнувший всех своих врагов, не мог бы остаться незамеченным и при менее благоприятных обстоятельствах. А вас провидение, можно сказать, столкнуло лицом к лицу в ситуации, когда ни у него, ни у тебя не было выбора. Поэтому нам надо готовиться к скорой смене Главы рода Поттеров!
Гарольд с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть от неожиданности. У портретов вердикт старшего возмущения или удивления не вызвал.
- Почему? – хриплым голосом поинтересовался Гарольд. В горле у него вдруг пересохло.
Старик на портрете пожал плечами.
- Это, в общем-то, несложно. Ты станешь, если так можно выразиться, Главой рода человеческого. Вряд ли это возможно совмещать с обязанностями Главы фамильного рода. Это все равно, как если бы полководец армии в дополнение к своим обязанностям полководца, командовал бы еще одним из эскадронов.
- В сражениях так бывает, - через силу возразил Гарольд.
- И даже в этом случае, полководец остается полководцем и не превращается в командира одного конного отряда.
- И как же я буду жить? – растерялся Гарольд.
- Это ты решишь сам, - улыбнулся старик, - ты еще просто не прочувствовал масштаб той роли, которую сам же согласился играть. Когда это со временем придет, все твои вопросы и сомнения отпадут сами по себе. Но это произойдет не завтра. И не послезавтра. Ты сам примешь это решение, когда поймешь, что оно неизбежно. Но думать об этом нужно уже сейчас.
Гарольд вздохнул с облегчением. Он почему-то вообразил, что ворота Поттер-мэнора вот-вот захлопнутся перед ним навсегда. Что ему тогда, в Большой зал Хогвартса переселяться? Под потолок.
- Есть еще проблема моего брака…
- Это как раз не проблема, - живо перебил его старший из предков, - проблема как раз в том, что вы еще не в браке. Или ты собираешься назначать наследника не по кровному наследованию, а по магическому? Это крайне нежелательно.
- На вас не угодишь, - проворчал Гарольд, медленно приходя в себя и обретая утраченное душевное равновесие. – Что же мы должны были с Луной в шестнадцать лет пожениться, чтобы уже наследником обзавестись? ПотЕрпите, мессиры.
- Слово Главы рода – закон, - хитро улыбнулся старик, - нам остается лишь терпеливо ждать, сэр Гарольд Поттер! И не испытывайте больше терпение своей невесты, хоть оно и кажется безграничным.
Гарольд понял намек. Мессиры в курсе того, что Луна узнала про его индийские похождения. А может быть, они с ней даже общались на эту тему? Стыд-то какой!
«Все! Больше без Луны никуда ни ногой до самой свадьбы!»
Юный маг коротко поклонился и покинул Ритуальный зал под негромкое шушуканье портретов.
* * *
- Я, наверное, пойду? – приподнялась Луна, когда Добби принес послание из Индии.
- Я хотел бы, чтобы ты осталась.
Девушка кротко кивнула и опустилась обратно на пуфик.
Гарольд извлек из шкатулки свиток дорогого веллумного пергамента, осмотрел сломанную печать и развернул письмо.
- Это я сломала печать. Извини.
- Отныне и навсегда разрешаю тебе читать всю почту приходящую в мэнор! – торжественно, но с улыбкой провозгласил Гарольд. - Аминь!
Он постучал палочкой по каракулям на индийском языке и они послушно превратились в текст на английском языке.
Гарольд быстро прочитал.
Крякнул и принялся читать заново, медленно и тщательно вчитываясь в каждое слово:
«Уважаемому сахибу Поттеру!
Исполняя повеление богини нашей, призываем тебя на тризну по последним жертвам коварства ленты сахиба Реддла, обернувшейся в агонии змеей. Приди за тем, кому помогал выйти в этот мир, но коготь богини от себя не отпустил. Приди и реши его судьбу.
По поручению Верховного жреца Амрита, преклонившего колени перед богиней нашей Кали».
- Ничего не понимаю! Посланец еще здесь?
- Да. Я просила его обождать. Я собиралась снова отправиться туда. Никто же не знал, что ты так вовремя вернешься.
- Расскажи подробно о своей первой поездке, - попросил Поттер.
Во время рассказа мысли Гарольда приняли другое направление.
А что, если коварный Амрит решил таким хитроумным способом избавиться от Луны? Заманить и убить. Или по дороге какое-нибудь несчастье подстроить. Но как он мог узнать, что Гарольд еще не вернулся? Хотя не исключено, что у него здесь есть шпионы. Собирал же он информацию о нем после поездки Люциуса. Если это так, то он вернулся исключительно вовремя.
- Добби! Зови сюда посланца Амрита.
Вопреки ожиданиям, на этот раз вместо мрачного бородатого сикха, посланцем оказался молодой человек интеллигентной внешности, имеющий лишь намек на индусское происхождение.
Метис, понял Гарольд.
Посыльный прекрасно владел английским, но толку от этого оказалось мало. Ничего нового он не сказал. Лишь подтвердил, что ему велено вручить послание и подождать ответ. Буде адресат решит принять приглашение, то он должен доставить его (или их, кивнул он в сторону Луны) к определенному месту в Лондоне, где их встретят служители великой богини. Больше он ничего не знает. Он живет и учится в Лондоне по культурному обмену, сэр.
- Я приму приглашение, - решил Гарольд, - когда надо отправляться?
- Чем быстрее, тем лучше, сахиб. И так полдня потеряли.
Добби увел посланца подкрепиться в дорогу, чем Мерлин послал, а Гарольд подсел к Луне и приобнял ее за плечи.
- Может быть, останешься? Это небезопасно.
- Я хотела бы отправиться с тобой, - улыбнулась девушка, - а то мне уже кажется, что однажды утром я проснусь не в своей постели, а на каком-нибудь гобелене или картине замка. Здесь очень одиноко, Гарольд.
Мысленно пообещав себе, что однажды утром она точно проснется не своей постели, Гарольд поцеловал ей (увы, пока только) руку и кивнул.
- Собирайся.
Луна подошла к небольшому шкафу и извлекла из него небольшой, но увесистый магловский чемодан.
- Я готова.
* * *
До Лондона они добрались почти мгновенно. Гарольд только заглянул в воспоминания посланца, чтобы уточнить точку прибытия и через несколько мгновений они оказались на заднем дворе какого-то странного здания.
- Что это?
- Тайный храм Кали. Вам вот сюда вниз по ступенькам.
Гарольд напряг все свои способности, пытаясь заблаговременно распознать враждебные намерения, но таковых не оказалось.
Их действительно встретили. Тихо и вежливо. Никто не удивился, что они вдвоем. Им не задавали никаких вопросов. Пергамент с печатью великого Амрита выполнял роль золотой пайцзы великого хана.
Вскоре, Гарольд понял, что им предстоит воспользоваться порталом для особых случаев.
- Где расположен выход?
- Храм Кали в Голконде, - был вежливый и равнодушный ответ.
Поттер кивнул. Эти места ему знакомы. И Луна там была.
Сопровождавшие их жрецы храма в отменных выражениях простились с ними и указали на проем в стене. В нем клубился туман, полностью скрывая все, что находится за ним.
Гарольд еще раз вслушался в настроения жрецов, не нашел ничего угрожающего и, взяв Луну под руку, шагнул в портал…
… следующий шаг они сделали уже за пять тысяч миль от Лондона.
* * *
Жрец представился Амаром и сразу провел их в боковой придел храма, где на огромных поленницах лежали тела в пышных одеяниях, усыпанные цветами и украшениями.
Гарольд узнал Амрита и дочь его Чанду…
Он искоса посмотрел на Луну. По щекам девушки потекли слезы.
Жрец холодно произнес:
- Похороны верховного жреца богини Кали проводят по специальному церемониалу, который вам видеть нельзя. Но воля Амрита для меня закон. Я оставлю вас на несколько минут, и вы можете проститься с усопшими по законам вашего мира. Потом я вернусь с участниками обряда, а вас попрошу находиться вон на той скамье и не произносить ни слова. По окончании церемонии я, согласно воле Амрита, расскажу вам все, что у нас произошло, отвечу на ваши вопросы и буду ждать вашего решения по существу дела, ради которого вы сюда приглашены.
Гарольд и Луна переглянулись.
- Хорошо, уважаемый Амар. Мы сделаем, как ты просишь.
Жрец наклонил голову в знак признательности и удалился.
Они подошли к погребальным кострам. От древесины, пропитанной маслами, шел оглушающий запах сандаловой смолы.
Гарольд коснулся скрещенных рук Амрита и негромко сказал:
- Покойся с миром. Я еще не знаю, что с тобой произошло, но сердце мое уже горит жаждой мщения. Ты спас мне жизнь и помог мне спасти сотни других жизней. Я в долгу перед тобой и этот долг я тебе обязательно отдам. Еще раз скажу, покойся с миром.
Луна коснулась губами лба мертвеца, поправила на его шее воротник и, утирая слезы, перевела взгляд на тело девушки. Потом посмотрела на Гарольда и все поняла.
- Это она? – с ужасом спросила Луна.
- Ее звали Чанда, - кивнул Гарольд, - королева-тигрица, последняя дочь Амрита, его последняя надежда. Видимо, она погибла вместе с ним. И в этом как-то замешан поганец Воландеморт. Только не пойму, как это могло произойти. Но это нам Амар скоро расскажет.
Он последний раз посмотрел в юное лицо своей невольной наложницы, скованное маской смерти, тяжело вздохнул и направился к скамье.
- Иди сюда, Луна, - позвал он, - кажется, я слышу звук шагов. Сюда идет погребальная процессия, надо выполнить обещание данное жрецу…
* * *
Амар провел их в бывшую келью Амрита.
Похоронный обряд произвел на Гарольда и Луну тяжелое впечатление, а страшные почти вкусные запахи погребальных костров вызывали перманентное чувство тошноты.
- Вина?
- Не откажусь, - кивнул Поттер.
- А ваша леди, сахиб?
- Мне просто холодной воды, если можно.
- Можно, - кивнул Амар и хлопнул в ладоши.
- Вы голодны?
- Нет! – категорически и в один голос, как близнецы Уизли, отказались гости.
Слуга довольно быстро доставил напитки и разлил их по бокалам под внимательным взглядом Поттера.
- Не бойся, сахиб, - криво усмехнулся Амар и первым сделал глоток.
- Я жду обещанный рассказ, почтеннейший.
Жрец допил вино из бокала, дождался, пока слуга наполнит его вновь, взмахом руки удалил его из кельи и начал.
Амрит и его дочь Чанда стали жертвой покушения. Они ехали по одному из магических маршрутов, проложенных в джунглях, попали в засаду и в схватке с врагами получили смертельные ранения. Вызванная Амритом подмога пришла слишком поздно. Они покарали убийц, но судьба верховного жреца и его дочери была уже решена. Они прожили в мучениях еще почти сутки и скончались один за другим прошлой ночью. Амрит отдал распоряжения по своему преемнику и продиктовал письмо для сахиба Поттера. Он точно знал, что часы его сочтены. Все указания верховного жреца выполнены и он, Амар, рад, что сахиб Поттер счел возможным прибыть сюда, чтобы выполнить последнюю волю усопшего. Вот, в общем-то, и все.
Жрец замолчал и припал к своему бокалу.
Гарольд остался весьма недоволен краткостью рассказа и отсутствием подробностей.
- Задавайте вопросы, - пожал плечами Амар.
- Кто их убил?
- Черные гендхарвы.
Гарольд аж застонал от злости и ненависти.
- Зачем?
- Они выполнили Обет, пятьдесят лет тому назад данный ими сахибу Реддлу. Они обещали убить верховного мага Амрита, если получат известие о смерти Реддла. Это посмертная месть.
- А зачем убили Чанду?
- Она защищала своего отца, сахиб. Ее убили потому, что она была с ним рядом. Любой из нас мог оказаться на ее месте.
- Откуда это стало известно?
- Мы устроили облаву и уничтожили всех или почти всех. Несколько гендхарвов были взяты в плен для допроса.
- И они сами рассказали? – с подозрением уточнил Поттер. Он помнил, насколько непримиримыми были полукровки гендхарвов в Британии. Неужели здесь они менее горды и фанатичны?
- Мы намешали им сильнодействующее пойло из смеси гашиша и млечного сока мака, а потом насильно напоили. Они сами все разболтали в наркотическом трансе, хвастаясь своей хитростью и жестокостью.
- Они еще живы?
- Нет. Платок богини послал их прислуживать Амриту на том свете.
Жрец замолчал.
Гарольд, закрыв глаза, покачивался в кресле.
- Почему защитные руны не предупредили его?
- Защитных рун от гендхарвов просто не существовало. Они еще ни разу не нападали на служителей богини. Реддл точно рассчитал свой удар.
- Это большая потеря для вашего магического мира.
- Да, сахиб. Но у нас есть надежда.
- Какая?
- Она зависит от решения, которое ты должен принять.
- Я должен?
- Так сказал Амрит. Ведь ты обязан ему, сахиб?
- Да.
- Тем не менее, он дал тебе право выбора.
- Ничего не понимаю!
Жрец встал, привычно закинул на плечо румаль.
- Идем, сахиб.
Они спустились по каменным ступеням в подземный этаж храма. На стенах пылали огненные факелы, у дверей застыли стражники с пиками в руках. Было видно, что это место тщательно охраняется жрецами богини.
Проход вывел их в овальный зал. Вдоль стен его сидели на корточках или стояли на коленях люди. По центру на невысоком постаменте был раскинут небольшой шатер. Вход в него был прикрыт пологом.
При виде Амара и его спутников все встали. Кампания была пестрая. Совершенно дикие рожи с кривыми зубами и шрамами на щеках причудливо перемешались с вполне благообразными бородками и холеными прическами восточных мудрецов.
- Сахиб Гарольд Поттер прибыл сюда, чтобы выполнить последнюю волю Верховного жреца Амрита и решить судьбу рожденного под гневом Кали!
Взгляды аборигенов впились в них с такой силой, что Гарольд явственно ощутил на лице обжигающие лучи магии.
Амар твердыми шагами приблизился к шатру и откинул его полог.
- Заходите, сахиб.
Приглашение касалось только Поттера, но ему и в голову не могло придти, оставить Луну с этими бандитами. Они двинулись вместе. Никто не протестовал.
В шатре под потоком полыхал холодный белый шар магического огня. По углам были навалены какие-то одеяла и валики подушек, а по центру стояла детская колыбелька, накрытая разноцветной кисеей.
Глаза Гарольда прилипли к колыбельке, а по коже поползли мурашки.
- Не понимаю. Прошло всего около трех месяцев! Амар, что все это значит?
- Тигрица носит своего детеныша сто дней, сахиб.
- Что? Она вынашивала его в анимагическом облике? Чудовищно!
- У нас так принято. Ребенок получается физически сильнее. Перед родами мать обращается в человеческий облик вместе с плодом, и рожает полноценного ребенка. Сильного и живучего. А короткий срок беременности уменьшает опасности для матери.
Гарольд оглянулся на Луну, глаза у которой совсем округлились от любопытства, шагнул к колыбельке и отодвинул кисейную занавеску.
В детской люльке лежал и вздрагивал всем телом крупный слепой котенок темно-рыжего окраса.
- Кто? Что это? – срывающимся голосом спросил Поттер.
- Амрит вез дочь рожать, сахиб. У нее уже начались родовые схватки, когда на них напали. Чанда была отравлена ядом стрелы гендхарвов. Она не смогла принять человеческий облик и рожала в анимагическом виде. Человеческий облик к ней вернулся уже после смерти. Ребенок родился в своем анимагическом виде и не сможет сам обратиться в человека. По нашим законам, такой новорожденный подлежит умерщвлению, но Амрит своей последней волей оставил право выбора и решения за тобой, сахиб!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 25.03.2015, 00:52 | Сообщение # 606
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 133
Гарольд застыл в растерянности.
- Я должен решить, жить ему или нет? И что потом?
- В зависимости от твоего решения. Если ты сохраняешь ему жизнь, то обязан забрать его с собой и взять на себя всю заботу и ответственность. Если нет, то мы закончим дело в соответствии с нашими традициями.
Все.
Больше выяснять было нечего. Гарольду было совершенно не интересно, топят здесь неправильных котят или душат. Такой выбор для него изначально не существовал. Этот звереныш, этот клочок беспомощной живой плоти отныне стал его ношей и его головной болью.
Гарольд встретился глазами с Луной. В ее взгляде он прочитал столько мольбы и надежды, что тянуть с ответом было просто нелепо.
- Я решил сохранить ему жизнь!
Амар вздохнул.
- Вряд ли ты понимаешь, на что согласился. Тигр, наделенный магическим даром, может превратиться в твой кошмар и кошмар твоего рода. А осознание им своей ущербности по отношению к людям превратит его со временем в монстра! Но ты сделал свой выбор! Думаю, на это и надеялся Амрит. В чем, в чем, а в даре провидения нашему Верховному жрецу было не отказать. Он и смерть свою предвидел, только не смог понять, откуда будет нанесен удар.
Жрец повернулся и, выйдя из палатки, громко выкрикнул фразу на незнакомом гортанном языке. Шатер исчез, открыв колыбельку всем взорам. Все местные повскакивали на ноги и хором затянули какой-то варварский речитатив, с многократными повторами фраз и дикими выкриками по завершению каждой строфы или куплета.
- Что это значит?
- Они поют заклятия Изгнания богини Кали, чтобы зверь никогда не вернулся в Индию.
Меж тем от холодного воздуха «страшную зверюгу», свернувшуюся пушистым комочком на тощей подстилке, начала бить крупная дрожь.
Луна быстро подошла к колыбельке, нащупала носик котенка и решительно заявила:
- Он совсем замерз. Хватит издеваться над маленьким! И не стыдно вам, такие большие и бородатые собрались толпой, чтобы смотреть, как малыш, потерявший маму, мерзнет в этом мерзком подземелье! Он же может простудиться! Гарольд, мне скоро потребуется рожок с теплым молоком, попроси уважаемого Амара распорядиться. А сейчас я буду отогревать маленького. И пусть эти люди поют потише. Может быть, они знают какую-нибудь колыбельную песню? Это было бы очень кстати.
Губы жреца растерянно округлились. Он посмотрел на Поттера. Поттер посмотрел на Амара.
Пока они переглядывались, на месте где стояла Луна, взвихрился воздух, и появилась белая пантера во всем своем великолепии. Индийские маги с воплями отшатнулись в разные стороны. Пантера в ответ огляделась по сторонам и грозно рыкнула на них, как бы призывая присутствующих к тишине. После этого она в несколько прыжков и ударов лапами сбила в одну кучу несколько одеял и подушек и тщательно примяла их своим телом. Потом голова ее нырнула в колыбельку и вынырнула из нее с котенком, аккуратно прихваченным клыками за загривок. Тот жалобно запищал.
В зале раздались крики гнева и ужаса. Гарольд решил, что пора обеспечить тишину самостоятельно.
- Силенцио! Кроме вас, уважаемый Амар.
Пантера уложила тигренка на подготовленное ложе, и улеглась сверху сама, поместив его между своей грудью и лапами. Голова ее поворачивалась из стороны в сторону, а серые глаза с вертикальным зрачком недобро рассматривали потрясенных аборигенов.
- Белая пантера, - пораженно прохрипел жрец, во все глаза рассматривая анимагическую форму Луны.
- Между прочим, этот облик подарен ей Амритом, - многозначительно заметил Гарольд, исподволь присматривая за присутствующими.
- Верховный жрец передал эту анимагическую форму вашей невесте, сахиб? – удивленно воскликнул жрец и тут же, повернувшись к своим соплеменникам, обратился к ним с речью, сопровождавшейся бурной жестикуляцией.
Его слушали в полной тишине, а потом вразнобой поклонились и, пятясь задом, покинули зал.
- Выходит, Амрит предвидел и это, - непонятно пробормотал Амар.
Тем временем Луна начала с неудовольствием посматривать на магический светильник.
- Нам нужно безопасное место, где они смогут пробыть некоторое время, - потребовал Гарольд и тут же спохватился, - да, и рожок с теплым молоком.
Амар с трудом оторвал взгляд от пантеры, и копошащегося в ее шерсти тигренка.
- Что? А-а-а, да-да, конечно. Сейчас принесут носилки…
- Не надо носилки, я сам справлюсь. Лучше распорядитесь о молоке и показывайте мне дорогу.
Гарольд очертил круг и заклятием левитации поднял в воздух ложе вместе с Луной и тигренком.
- Куда прикажете? – обернулся он к растерянному жрецу.
* * *
Пришлось связаться со Снейпом и предупредить его о том, что они здесь немного задержатся. Тот встревожился и предложил прислать подкрепление или отправиться к ним самому, но Гарольд отговорил его. Он был совершенно не готов обсуждать, с кем бы то ни было, ту деликатную ситуацию, в которую попал. Сначала они должны решить все вместе с Луной.
Но она и не думала обращаться обратно, отвечая на все его уговоры сердитым фырканьем и ворчанием. Она занималась тигренком. Грела его, вылизывала, катая с боку на бок огромным розовым языком, или просто терпеливо лежала часами, охраняя его сон. И лишь каждые три часа издавала негромкий горловой звук, давая знать Поттеру, что котенка пора кормить.
Гарольд послушно вытаскивал очередной рожок с буйволиным молоком, осторожно подогревал его заклинанием и давал попробовать пантере. Та либо одобрительно фыркала, либо недовольно ворчала. Причем Поттер довольно быстро научился распознавать смысл претензии, перегрел он молоко или недогрел. Если с температурой все было в порядке, то в обязанности юному отцу вменялось деликатно просунуть рожок между лап пантеры к самому носу тигренка. Тот смешно, двигая бусиной носа, унюхивал запах пищи и, тыкаясь мордочкой, быстро находил соску. После этого громкие чмокающие звуки сигнализировали о том, что мелкий и пока еще не полосатый хищник, жадно усваивает новую порцию жиров, белков и углеводов.
И так трое суток подряд!
Амар несколько раз навещал их в келье. Спрашивал, не надо ли чего. Слуги приносили питье и пищу. Как для Гарольда, так и для пантеры. Поттер проверял как мог каждый кусок и кормил ее сам.
Он все не мог понять, почему Луна не обратится в человеческий облик, хотя бы на пять минут. Складывалось впечатление, что она ушла с головой в заботу о тигренке, совершенно забыв, что они находятся в чужой стране, в опасном храме страшной и жестокой богини мщения.
Гарольд уже весь извелся от недосыпа и неопределенности, как вдруг поведение пантеры изменилось. Она повернулась на бок, оставив тигренка на расстоянии нескольких дюймов от себя. Тот недовольно запищал. По расчетам Поттера, как раз приближалось время очередного кормления. И недовольство малыша было вдвойне острым. Мало того, что холодно, так еще и есть хочется!
Он заворочался и начал тыкаться мордочкой в разные стороны, рассчитывая, что там, где будет тепло, там его и покормят. В принципе такой стереотип за эти трое суток уже стал вполне устойчивым. Его чуткий нос довольно быстро обнаружил правильное направление на тепло, и он пополз к Луне, изо всех сил скребя лапами и попискивая от напряжения. Пантера внимательно следила за тигренком, поглядывая время от времени и на Гарольда, чтобы он не отвлекался. Еще не понимая, что она затеяла, Поттер вытащил волшебную палочку и удостоился одобрительного кивка.
Вот нос малыша уткнулся в теплое и почти безволосое брюхо пантеры и зашарил по нему в поисках еды. В рот ему попал один из плоских и пустых сосков, но он ухватился за него с отчаянием оголодавшего.
Пантера тут же прикрыла его лапой, обернулась к Потеру, распахнула свою клыкастую пасть и неожиданно громко взвыла!
Чего она хочет? Что он должен сделать? Лихорадочно начал соображать Поттер и заметил неясную дымку, начавшую окутывать пантеру. Великий Мерлин! Она же пытается обратиться! И тащит в это превращение за собой и малыша! Единственное, чем он может ей помочь – это добавить свою мощь к ее магии, и видимо именно этого она от него и ждет!
- Аксилиум Тритмент!
Луч, вырвавшийся из палочки Гарольда, сплел вокруг пантеры кружевную паутину. Сквозь нее было видно, как дымка вокруг нее тяжело и медленно начала свое вращение. Он добавил магического усилия. Луна тоже вся напряглась и в огромных глазах ее появились слезы.
- Великий Мерлин, да тут никакой мощи не хватит! Луна прекрати! Ты убьешь себя!
Пантера коротко отрицательно мотнула головой. Вращение не останавливалось, но и не ускорялось. Сила, противодействующая их магии, уравновесила общие силы Гарольда и Луны. Поттер понял, что если он что-то не предпримет, то это может закончиться очень плохо!
В этот момент вращение начало замедляться, а из уголка пасти пантеры потекла струйка крови из прокушенной щеки.
- Мессир! – в отчаянии заорал Гарольд. – Салазар Великий! Где вы, суки! На помощь!!!
Что-то мигнуло в келье, воздух уплотнился, и стал вязким, как кисель. Невидимые струи магии скользнули к сетчатому кокону и впитались в него. Хватая воздух широко открытым ртом, Гарольд увидел, как набирает скорость поток вокруг пантеры и прохрипел:
- Держись, Луна, держись, девочка моя!
Вихрь набрал скорость и раздался во все стороны, отшвырнув Поттера на стену, загрохотала опрокинутая мебель, зазвенели выбитые стекла, в разные стороны полетели одеяла, подушки и диванные валики, входную дверь в келье сорвало с петель и швырнуло вниз по лестнице. Гарольд вцепился свободной рукой в какой-то крюк, вбитый в стену, и держал и держал Заклинание Обращения, потому что чувствовал, что дополнительная сила пришла сюда именно через него.
И вдруг на полном ходу вихрь остановился и на глазах остекленел. Полная тишина упала на келью, как нож гильотины на шею преступника. Только еле слышное позвякивание и потрескивание доносилось с поверхности этого невообразимого сосуда.
Гарольд отдернул руку с палочкой, и остекленевший вихрь взорвался изнутри.
Он не успел закрыться щитом, и его всего посекло кусочками странной стекловидной массы, которая тут же на глазах начала испаряться и исчезать.
Гарольд вытряхнул из волос осколки и уставился на центр кельи, не обращая внимания на ручейки крови, стекающие по его лицу и груди.
- Луна, с тобой все в порядке?
Девушка сидела на полу спиной к нему полностью обнаженная. Голова ее низко склонилась на грудь, словно она разглядывала там что-то, а локти рук были плотно прижаты к бокам.
- Луна, ты как?
Она обернулась, и Гарольд с огромным облегчением увидел на ее лице выражение нежной радости. Глаза ее просто сияли от счастья.
- Иди сюда, посмотри, - почему-то шепотом позвала она его.
Не чувствуя себя способным принять вертикальное положение, Гарольд прямо по стеклянным осколкам вплотную подполз к девушке и со спины склонился над ней, чтобы посмотреть, что она там держит. И испытал одно из самых сильных потрясений в своей не такой уж скучной жизни!
Луна держала на руках младенца с ярко рыжими, почти оранжевыми волосиками на лысеватой головке. Был он какой-то совсем маленький, беззащитный и почти игрушечный, с пухленькими перетяжками на ручках-ножках. И ротик его был сомкнут на бусине девичьей груди в тщетных попытках извлечь оттуда хотя бы каплю молока…
Горло Поттера перехватило, он коснулся лба младенца своей окровавленной рукой и тут же отдернул ее, испугавшись.
- Сын! – выдохнул он потрясенно, чувствуя приближение счастья, но еще не смея в него поверить…
* * *
В переговорах с Амаром Гарольд был категоричен.
Его сын отправится вместе с ним в Британию и лишь по достижении десятилетнего возраста он, Гарольд, примет решение по его дальнейшему обучению. И почти наверняка это будет Хогвартс.
Амар был настолько подавлен невероятным обращением младенца, что спорил вяло и только для проформы. Он был далеко не глуп и понимал, какая сила сосредоточена в руках его пока еще вежливого собеседника.
К тому же жрецы уже публично отреклись от ребенка Чанды, когда он был еще зверенком. Это имело силу магической клятвы, и вероятному преемнику Амрита вовсе не улыбалось получить проклятие от своей же богини.
- Я прошу тебя, уважаемый сахиб, со временем рассказать Баберу о его настоящей родине и его матери.
- Стоп! Не применяй это имя. Я еще не решил, как назову его. Если он решит когда-нибудь вернуться с Индию, тогда сам и примет то имя, которое покажется ему уместным или которое подскажет ваша богиня.
Откровенно говоря, Гарольд просто сластил пилюлю. Он был уверен, что его мальчик никогда не захочет вернуться в эту опасную и коварную страну, но… никогда не говори никогда. Пока рано думать об этом.
Хитрован Амар приготовил целую шкатулку оберегов и артефактов для младенца. Поттер вежливо принял подношение, одним универсальным невербальным заклинанием сняв с него все Следящие и прочие чары.
- Безопасен ли ваш портал для новорожденного? – десятый раз переспросил Гарольд и Амар в десятый раз уверил его, что портал безопасен и для детей и для беременных женщин и для тяжелораненых людей. Его устанавливали одни из первых индийцев, переселившихся в метрополию, а тогда уровень магии был очень высок.
- Это хорошо, - кивал Гарольд.
И через пять минут спрашивал снова.
- Так ваш портал безопасен для грудных детей?
- Безопасен, уважаемый сахиб, - тонко улыбался Амар. - И для грудных детей и для кормящих матерей.
Гарольд чувствовал в его тоне невысказанную усмешку, смущался, но через некоторое время снова задавал этот вопрос.
И вот настал момент возвращения.
- Безопасен, уважаемый сахиб, - с оттенком усталости в стопицотый раз ответил жрец и подвел их к проему в подземелье.
Гарольд энергично кивнул.
- Хорошо! Тебе не тяжело, Луна? Хочешь, я понесу его?
- Он совсем не тяжелый, - улыбалась девушка, тоже явно не первый раз отвечая на этот вопрос, - а у тебя руки должны быть свободными.
- А… да, ты права. Я как-то не подумал.
Гарольд поспешно вытащил палочку, грозно посматривая на провожающих.
- Удачи и силы вам, уважаемый сахиб! Удачи и терпения вашей леди, уважаемый сахиб! Удачи и силы вашему сыну!
Вашему сыну!
Каждый раз при этих словах на лице Поттера проступало выражение удивленной радости. Ну, надо же! У него есть сын!
- Удачи и силы вам и всем служителям великой богини, - вежливо вернул пожелание Гарольд и, осторожно придерживая Луну за рукав, шагнул вместе с ней в проем…
… Следующий шаг они сделали уже в Лондоне за пять тысяч миль от храма Кали.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Среда, 25.03.2015, 21:03 | Сообщение # 607
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
alexz105, спасибо за проду, прочитала ее еще вчера.
Спасибо, что угодил и избавился от ту девушку, хотя и при таких странных обстоятельств.
Ненавижу принуждения ни при каких обстоятельств.



Без паника!!!
 
alexz105Дата: Среда, 25.03.2015, 23:10 | Сообщение # 608
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
kraa, м-да. Индийская ветвь фанфика закончена и вообще мы близки к финишу, как никогда)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 27.03.2015, 20:55 | Сообщение # 609
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 134
- Итак, на подготовку школы к новому учебному году у нас осталось чуть больше месяца. Прошу всех приступить к исполнению своих обязанностей.
Гарольд сделал общий поклон, давая понять, что совещание педагогов и попечителей Хогвартса закончено.
Заскрипели отодвигаемые стулья и кресла. Кто-то окликал коллег для отдельного разговора, кто-то собирал на столе свитки смет и записей. Царила спокойная, деловая и деятельная суета. И никому в голову не приходило возмутиться тем фактом, что Главный Попечитель Хогвартса сам является недоучившимся студентом даже не седьмого, а шестого курса. И это в том случае, если можно назвать учебой те три месяца, когда Поттер носил в себе две ментальности и без передышки воевал, то Дамблдором, то с Воландемортом.
- Мистер Поттер, - остановил его Снейп уже на выходе из Большого зала. – Есть несколько нерешенных вопросов, если ваше Попечительство располагает временем, конечно.
Снейп находился в прекрасном настроении, а, следовательно, был привычно ядовит и саркастичен. Гарольд знал или догадывался обо всех «нерешенных вопросах» зельевара, и старательно избегал этого разговора все последние дни. Но поговорить все-таки придется.
Поттер обреченно вздохнул:
- Да, мистер Снейп, я к вашим услугам. Пройдемте в мой кабинет.
Совещание происходило в Большом зале, который к удивлению многих и многих стал любимым местом пребывания Избранного. Кабинет директора школы он недолюбливал и полностью уступил его Макгонагалл. А сам оборудовал себе новый в одной из пустот замка, подсказанной ему Кровавым Бароном. Попасть в него можно было только по приглашению Главного Попечителя или в его сопровождении.
Туда и направились Поттер и Снейп.
Вид преображенной школы уже успел примелькаться за те последние две недели, прошедшие с тех пор, как он вернулся из Индии. Хотя до сих пор казалось, что сами стены источают неуловимую, но такую узнаваемую магию Хогвартса.
Дверь предупредительно щелкнула и распахнулась перед ними.
Снейп с любопытством осмотрел просторный кабинет, который был уменьшенной копией Главного зала в Поттер-мэноре. Он еще не бывал здесь, и знал об этом кабинете лишь со слов Люпина.
- Ты чего прячешься? – взял быка за рога Снейп. – В мэнор к тебе не попасть. Здесь под любым предлогом от разговора уклоняешься. Я могу узнать, чем закончилась твоя поездка к Амриту или это страшная тайна?
- Это действительно тайна, Северус, - почти жалобно вздохнул Гарольд, - но не страшная. Просто я даже и не знаю, как тебе об этом рассказать.
- Словами!
- Тьфу, на тебя! Тогда слушай, раз сам напросился!
И Гарольд вывалил на зельевара все индийские новости в строгой хронологической последовательности. Тот слушал внимательно, не задавая вопросов, заложив ногу на ногу и покачивая острым носком туфли. Время от времени в особо ударных местах повествования он кривил губы и хватался за подбородок. Когда Поттер закончил, он долго молчал, а потом пожал плечами.
- Даже если бы ты сам управлял всеми этими событиями, то вряд ли они выстроились бы так, в общем-то, удачно для вас, Гарольд.
Юный маг с изумлением посмотрел на Снейпа.
- Почему ты удивляешься? Посуди сам, если отвлечься от самого факта трагической гибели Амрита и его дочери, то все остальное для вас более чем благоприятно. Ваш ребенок теперь только ваш и индийская сторона не имеет никаких претензий, потому что сама создала такое положение. Твоя девушка по собственной инициативе приняла самое горячее участие в спасении твоего сына, а сейчас, по твоему же собственному рассказу, души в нем не чает. Я знаю мисс Лавгуд, как очень своеобразную, но сильную и цельную натуру. Она не из тех, кто может наиграться ребенком, как с игрушкой, а потом остыть.
Гарольд жадно слушал зельевара. Тот фактически отвечал на вопросы, которые медленно кипели у него под черепом, все это время.
- Вы с Лавгуд одним махом решили такую проблему, которая иным семьям отравляет существование на десятилетия, а то и приводит к распаду! И чем ты недоволен?
Гарольд почесал в затылке.
- Э-э-э… я не знаю. Меня беспокоит Луна. Она меня почти не замечает. Да я ее и вижу только тогда, когда прихожу в детскую! Она ест там! Она спит там! Она оттуда выходит только на прогулку с коляской! Увидит меня, улыбнется вот так, - Гарольд показал, как Луна, по его мнению, улыбается. Получалось, что-то вроде подмигивания двумя глазами с незначительным подъемом уголков рта, - и снова к нему оборачивается. Мне кажется, что я для нее совсем не существую. Все поручения она раздает эльфам, ко мне не обращается.
«Добби, подогрей воду! Добби, где молоко? Добби, сколько раз тебе говорить, что чепчики крахмалить не надо!»
Последние фразы, передразнивая Луну, Поттер почти проорал. Лицо Северуса сморщилось, плечи затряслись, он не выдержал и рассмеялся.
- Чего смешного? – взбеленился Поттер. – Я пробовал убирать эльфов, но тогда все эти поручения по Сквозному зеркалу начинают сыпаться на меня, и ей неважно сижу ли я на совещании в министерстве или принимаю посланника из Франции! Для нее существует только этот младенец, а все остальное – это лишь средство для удовлетворения его потребностей. Чего ты смеешься? Мне страшно, Северус. А вдруг она меня разлюбила?
- А ты спроси у нее, – с серьезным видом предложил Снейп.
- Думаешь? – с надеждой спросил Гарольд и поежился. – Страшно как-то. Хотя может быть ты и прав. Если выбрать время после девятичасового кормления… - забормотал он лихорадочно.
- Да погоди ты, Гарольд, - с досадой остановил парня Снейп. То, как юный маг вел себя сейчас, настолько разительно отличалось от совещания, закончившегося десять минут назад, что зельевару всерьез стало казаться, что он беседует с младшей репликацией Поттера.
Эх, женщины, женщины, что вы делаете с нами, покачал он головой про себя.
- Погоди. Сделаем по-другому.
Снейп вытащил из кармана Сквозное зеркало, поскреб по нему пальцем, одними губами называя адресата и, дождавшись ответа, громко спросил:
- Мисс Лавгуд! Это Снейп вас беспокоит. Вам удобно говорить?
- Мистер Снейп? Да. Я только выйду из детской, - голос девушки отдалился.
- Ты чего затеял? – запаниковал Поттер.
- Сиди спокойно, боженька, - углом рта ответил ему Снейп, не отрывая взгляда от зеркала.
- Я слушаю вас, мистер Снейп.
- Заранее прошу извинить меня за бестактный вопрос, но прошу ответить: вы любите Гарольда Поттера?
- Ты чего делаешь, змей слизеринский? – почти зашипел на него Гарольд в отчаянии.
- Кто бы говорил, наследничек, - парировал зельевар, - лучше слушай ответ своей невесты.
- Конечно, люблю, мистер Снейп, - просто ответила, девушка ни капли не удивившись, какое собственно зельевару до этого дело. – Я его очень сильно люблю и сильно скучаю.
- Да? – поразился Гарольд. – Ну, надо же!
- Только сейчас я его редко вижу. То он в министерстве, то в Хогварте, то на стройках. Но я уверена, что он помнит обо мне, просто у него сейчас очень много дел.
- Спасибо, мисс Лавгуд. Еще раз извините меня за бестактность.
Снейп погасил зеркало и, выразительно скривившись, уставился на Гарольда.
- Ты меня просто возвращаешь к жизни! – оживился тот. – А я-то думал.
- Поменьше эгоизма, Поттер. Она вся в ребенке, ты весь в устройстве магического мира. И оба недоумеваете, где из вас второй. Надо уважать чужие заботы, а не только свои.
- Главное – любит, - невпопад ответил Гарольд с идиотской улыбкой.
«Великий Мерлин! – подумал про себя Снейп. – Я ему морали читаю, а сам с Лили, временами веду себя точно также! Ну что поделаешь, если мы еще не умеем делить своих любимых женщин даже с их заботами. Но учиться-то надо».
- Так вот, Гарольд, - назидательно закончил Снейп, - чем больше ты будешь думать о своей любимой и меньше о себе, тем крепче будет ваше взаимопонимание. У Луны сейчас непростой период и ей очень нужна твоя поддержка.
- Так. Надо отменить на сегодня визит китайского посла. Пошел он в жопу! – энергично вскочил Гарольд. – Я должен, наконец, сделать ей предложение!
- Э-э-э-э, - ошарашено протянул Снейп, не ожидавший от своей нотации такого быстрого практического результата.
- Я знаю, что ты рад за меня, Северус, - не дал рта открыть Гарольд своему советнику. – Я побежал!
Он выскочил из кабинета.
Снейп пожал плечами. Вообще-то он собирался сообщить Поттеру, что вчера они с Лили, тихо, скромно и без особой огласки вступили в брак. Но теперь он узнает это от своей Лавгуд, которая сегодня к вечеру получит приглашение на небольшую вечеринку в узком кругу, посвященную этому событию…
* * *
Гарольд развернул нешуточную деятельность.
Из клиники им. Святого Мунго, которая располагалась теперь в предместьях Блэк-мэнора, была вызвана бригада колдомедиков-педиаторов. Заодно пригласили представителя министерства из вновь образованного комитета по вопросам детства. Этот комитет с легкой руки Ремуса Люпина уже окрестили «родилкой».
Пока колдомедики вместе с Луной возились с малышом, сдержано умиляясь и восторгаясь его активностью и прекрасным состоянием здоровья, немолодой представитель «родилки» с важным видом заполнял родительский свиток на ребенка. Он чувствовал гордость, что именно ему выпала честь оформить ребенка Избранного в этом славном замке!
- Имя мальчика? Выбрали?
- Да. Мы назвали его Джеймсом.
- Прекрасный выбор, сэр! В честь вашего батюшки, надо полагать.
Час назад Гарольд предложил это имя Луне, и она не стала возражать.
- Мой Джейми, - улыбнулась она малышу и на этом обсуждение было закончено.
Перо продолжало скрипеть по пергаменту. Когда дошло дело до графы «Родители», чиновник притормозил и в полном соответствии с процедурой спросил:
- Отец?
- Гарольд Джеймс Поттер.
Чиновник наставил на него палочку, проверяя подлинность заявления. Палочка выбросила подтверждающие искры.
- Отлично, мистер Поттер, - воскликнул министерский клерк, внося запись в свиток.
- Мать? – и, не дожидаясь ответа хозяина мэнора, наставил палочку на Луну.
Как в замедленном кино Поттер смотрел, как палочка, помедлив, выбросила из себя сноп красных искр, по плотности не уступающий тому, что был при проверке отца.
- Мисс Луна Лавгуд, если я не ошибаюсь? Насколько я знаю, эта семья всегда отказывалась от вторых имен, - добродушно улыбнулся чиновник, не подозревая, какая буря эмоций бушует сейчас в душе Гарольда.
- Стойте! – схватил тот клерка за руку.
- Осторожнее, молодой человек, - испугался чиновник, - я же мог посадить кляксу, а эти чернила не удаляются!
- Запишите, пожалуйста, в графу «Мать» - Луна Поттер.
Представитель «родилки» с острым интересом взглянул на Гарольда.
- Но, сэр. Я не слышал известия о том, что ваш брак заключен. Ведь на документе надо поставить правильную дату.
- Ставьте. Дата будет правильная. Я обещаю!
Клерк покряхтел нерешительно, посмотрел Избранному в глаза и взялся за перо.
- Конечно. Только не подведите меня, сэр. Это вообще-то серьезное нарушение, но если вы гарантируете…
Он еще что-то ворчал, заполняя пергамент, но Гарольд уже не слушал его. Он смотрел на Луну с сыном на руках в окружении колдомедиков. Как она осторожно и в тоже время уверенно держит маленького, как чудесно улыбается своей отрешенной улыбкой, и сердце его захлестнула волна любви и нежности…
* * *
Когда поздно вечером вошли в Ритуальный зал мэнора, там шло жаркое обсуждение дневных событий. Гарольд притормозил на пороге, чтобы послушать.
- А я говорю вам, мессиры, что все дело в магической мощи Гарольда. Анимагическое превращение состоялось под его контролем, поэтому родовые признаки матери перешли на младенца!
- Мне кажется, что вы упрощаете, коллега, Гарольд, конечно, помог произойти обратному магическому превращению, но какое отношение это имеет к магии рода и крови? Я утверждаю, что мы являемся свидетелями беспрецедентного случая, главной героиней которого является мисс Лавгуд, а не наш легкомысленный преемник!
- Господа, вы совершенно игнорируете кельтские традиции передачи материнства, а это огромный пласт культуры, который…
- Когда я слышу слово культура - я хватаюсь за стилет!
- Великий Мерлин, да заткните кто-нибудь этого солдафона! Как он надоел своим оголтелым милитаризмом!
- Но наиболее вероятным является комплексное воздействие. Все воздействия совпали таким парадоксальным образом, что получился тот результат, который мы имеем.
- Превосходный результат, мессиры!
- Ну, в ваших рассуждениях есть что-то от утверждения, что веревка есть вервие простое…
Гарольд решил, что услышали они достаточно и, ласково поддерживая девушку под локоть, вошел с ней вместе в Ритуальный зал.
Портреты немедленно замолчали.
Гарольд и Луна переглянулись и, как они договорились заранее, поклонились предкам Гарольда.
- Ну и ну, - присвистнул пират на портрете, - неужели это то, что я думаю?
На него зашикали.
- К-хм. Мессиры! – прочистил горло Гарольд. – Мы пришли к вам с просьбой. Не могли бы вы провести малую родовую церемонию заключения брака?
Портреты начали переглядываться.
- А что, за стенами мэнора снова полыхает война? – оживился «предок-солдафон».
- Нет. Упаси Мерлин, - улыбнулся Гарольд.
- Тогда может быть мор или голод? – осторожно поинтересовался кто-то из портретов.
- Да нет же, - замотал головой Поттер.
- Тогда в чем необходимость в столь простенькой и незрелищной церемонии?
- Поверьте, она есть, - кивнул Гарольд, - мы хотим оформить наш брак сегодня. А пышную церемонию для магического мира устроим месяца через два, когда наш малыш немного подрастет.
- М-м? – все головы на портретах перевели взгляд на Луну.
- Поверьте, так будет лучше, - улыбнулась девушка, - это и моя горячая просьба к вам. Для меня Гарольд станет мужем сегодня, а для всех остальных – через два месяца.
Ей ответил старец, самый уважаемый из предков Поттеров.
- Мадемуазель, я думаю никому не нужно, чтобы Гарольд стал мужем для всех остальных через два месяца. У нас в Британии принята строгая моногамия. Будет довольно, если все остальные узнают о вашем браке и поздравят вас, когда пройдет указанный срок.
Девушка поняла свою оговорку и очень мило смутилась, а портреты негромко и беззлобно рассмеялись.
- И в тоже время я не вижу причин для отказа, мессиры. То, что мы обычно делаем в день официальной церемонии для каждого урожденного Поттера, мы можем сделать и для главы Рода. Никаких ограничений на это не существует.
- Итак! Молодые, встаньте перед алтарем!
- Одну минуту! – остановил его Гарольд. – Я хочу заключить с мисс Лавгуд брак с Обязательством с моей стороны.
Портреты негромко ахнули, переглядываясь.
Старейшина на портрете пожевал губами, раздумывая.
- Вот вы о чем. Понимаю. В сложившейся ситуации, возможно, это и выход. Хорошо. Итак! Молодые, встаньте перед алтарем!
Гарольд выхватил из воздуха букет, вложил его в руки Луне, подвел свою невесту к алтарю и пристроился у нее за правым плечом.
- Хранитель Книги Рода! Явите нам ее для вписания очередной страницы в историю славного рода!
В воздухе вспыхнуло золотистое свечение, уплотнилось и, приняв форму тяжелого фолианта, опустилось на алтарь. Щелкнула золотая застежка, и родовая книга раскрылась на совершенно пустой странице.
- Хранитель Родового Пера! Подайте сей артефакт новобрачным, да не убоятся они пролить несколько капель своей крови на родовой пергамент!
Над страницей медленно сконденсировалось ярко алое перо. Острейший кончик его блеснул, как бриллиант.
- Протяните вперед руки! Добровольно ли вы пришли сюда, дети мои?
- Да! – твердо ответил Гарольд.
- Да, - улыбнулась Луна.
- Гарольд Джеймс Поттер! Родовая магия свидетельствует твой законный брак с мисс Луной Лавгуд!
- Мисс Луна Лавгуд! Родовая магия свидетельствует твой законный брак с Гарольдом Джеймсом Поттером и принимает тебя в Род твоего мужа. Отныне твое имя – Луна Поттер!
- Родовое перо! Брачную запись в Книгу Рода внести!
Родовое перо прыгнуло на ладонь Гарольду и от души полоснуло по ней своим концом. Потекла кровь. Обильно обмакиваясь в ладонь, как в чернильницу, оно вывело на странице имя новобрачной.
Ту же процедуру прошла и невеста.
- А теперь впишите в Книгу Рода Обязательство Гарольда Джеймса Поттера перед Луной Поттер!
Перо опять нырнуло в окровавленную ладонь жениха и заскрипело по пергаменту.
После этого перо перевернулось и своим пушистым концом смахнуло остатки крови с их ладоней. Порезы сразу затянулись, оставив лишь маленькие белые шрамы.
- Магия Рода Поттеров объявляет вас мужем и женой! – провозгласил старейший из предков и все портреты заразились криками ликования и громкими аплодисментами.
Молодые поклонились предкам. Потом Гарольд подхватил молодую супругу на руки и под овацию вышел из Ритуального зала.
- Извини, что здесь не было твоего отца. Это оказалось не их и не в моих силах.
- Не надо извиняться, Гарольд. Мой папа всегда со мной. Я ему все рассказала.
Уже оказавшись в спальне и неторопливо раздеваясь под завороженным взглядом юного супруга, Луна спохватилась.
- А как же Джейми?
Гарольд ждал этого вопроса, поэтому тут же ответил:
- Не беспокойся! Целая армия эльфов и дежурный колдомедик стерегут его сон в соседнем крыле замка! Там все такое чистое-пречистое, сонное-пресонное, доброе-предоброе, молочное-премолочное! Там ему будет очень хорошо!
- Какой ты милый и заботливый!
Она стояла рядом с огромной кроватью уже без платья и казалась такой тоненькой и хрупкой, что у Гарольда защемило сердце.
- А мы сейчас будем исполнять супружеский долг? – с любопытством спросила Луна, поглядывая на огромную перину.
- К-ха-а, - даже поперхнулся Гарольд от неожиданности, - в общем, да. А что-то не так?
- Тогда я трусики тоже сниму, - как ни в чем не бывало, заявила Луна, скинула лифчик, стянула с себя указанную деталь туалета и нырнула под одеяло.
Гарольд тут же последовал за ней. Некоторое время она шутливо отталкивала его руки, а потом сдалась, и немного ежась от смущения при его все более смелых прикосновениях, шепотом сказала:
- Как странно, меня еще никто так не трогал.
- Я помню одну зверюгу, которая тебя языком вылизывала, я потом неделю спокойно спать не мог!
- Это не то. Там все было как в сказке, как будто понарошку, а сейчас все по-другому.
Чувствуя нежную податливость Луны, Гарольд медленно и нежно «разворачивал» ее, как небывалой сладости конфету, завернутую в сто оберток. Не давая своему желанию выплеснуться так, чтобы это могло обидеть, он ласково исследовал и приучал ее восхитительное тело к своим прикосновениям и поцелуям. Каждая складочка, каждый изгиб тела, каждый укромный уголок…
А она словно купалась в его объятиях, чувствуя и его скрытую страстность и осторожную деликатность, время от времени отстраняемую импульсами страсти. Он обволакивал ее со всех сторон ласково и терпеливо. И девушка раскрылась навстречу его желанию, как раскрывается цветок перед настойчивостью добродушного шмеля.
Она закинула ему руки на плечи и нежно потянула на себя. Уже слегка придавленная его тяжестью, она посмотрела в его глаза, полные любви и желания и потянулась к нему полураскрытыми устами.
И их губы и тела соединились в старом как мир танце гармонии и страсти…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 30.03.2015, 23:43 | Сообщение # 610
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 135
Сюрпризы начались примерно через месяц.
Первым из них стал Омут Памяти.
— Мистер Поттер! Мистер Поттер!
Сквозное Зеркало подпрыгивало на столе. Так и казалось, что из него сейчас появятся губы Минервы Макгонагалл!
— Что-то случилось, директор?
— Вы мне очень срочно нужны в моем кабинете!
Прозвучало несколько двусмысленно, и если бы это был кто-то другой, то Гарольд отшутился бы с удовольствием. Но не тот случай.
— Я сейчас буду, миссис Макгонагалл.
Прибыв на место, Гарольд быстро понял причину столь срочного приглашения.
Из большого шкафа, обычно заставленного серебристыми приборами, нагло торчал огромный пузатый бок какого-то сосуда или кастрюли или паровоза! Все остальные серебряные поделки, а заодно расколотые полки валялись на полу.
— Ого, здесь побывали тролли?
— Мне не до смеха, мистер Поттер! Вы не могли бы помочь мне уменьшить этот артефакт? Я не понимаю, что произошло, но за ночь он увеличился раз в десять! И изволите видеть, что произошло.
Гарольд подошел ближе. Так и есть! То, что претендовало стать котлом Хогвартс-экспресса, на самом деле оказалось чудовищно раздутым Омутом Памяти.
Поттер мгновенно вспомнил, что артефакт этот имеет двойную природу и изменить его никто из магов просто не в состоянии. Это могли бы сделать эльфы, но они вымерли, если не считать пары ретропатов, возможности которых в эльфийской магии воспринимать слишком серьезно не приходилось. Значит единственный, кто мог это сделать, пылает сейчас в нише над магическим потолком Большого зала. И ухмыляется, блин.
— Я забираю его, мэм, — решительно заявил Гарольд и магией потащил распухший Омут в свой кабинет.
При этом он снес косяк дверей кабинета директора, ободрал горгулью и сломал перила на двух лестницах. Позади него бежал завхоз Дурсль и горестно вскрикивал:
— Ой-ёй-ёй! Правее давай, зацепляешься! Левее! Ой-ёй-ёй, вдребезги! Ремонта-то сколько! Ну, где тут на вас стройматериалов напасешься!
Гарольд хмуро отругивался, нехотя цедил «Репаро» и тащил Омут дальше.
Затащив артефакт в распяленные донельзя двери своего кабинета, Поттер грозно посмотрел на дядю, и тот счел за благо ретироваться.
Юный маг оставил Омут стоять прислоненным боком к стене и сел в кресло напротив него. Огромное жерло артефакта нацелилось прямо ему в лицо.
— Ну и какого кляпа, Мессир, тебе потребовалось делать из этой серебряной кастрюли целый бассейн? — вопросил он в пространство.
Мутноватая субстанция Омута, вдруг уплотнилась и приобрела стеклянный блеск.
— Где-то я уже нечто подобное видел, — пробормотал Гарольд, припоминая остекленевший вихрь при анимагическом обращении Луны с Джеймсом.
Поверхность Омута потемнела. Гарольд молча ждал. Вот по ней побежали какие-то искры, а потом по спирали забегал тонкий луч света, все ускоряя и ускоряя свое движение. Его бег слился в мутноватое белое дрожание, еще посветлел и превратился в яркое белое круглое пятно. Оно пару раз вспыхнуло и погасло.
Гарольд встал и подошел вплотную. Твердая зеркальная поверхность, затянувшая артефакт вровень с краями, безмятежно отразила его озадаченную физиономию.
— М-да-а-а… зеркало, значит… что-то не верится. Ну, подождем.
Идти за разъяснениями к Мессиру, как по-старому называл его про себя Поттер, решительно не хотелось. Тот стал неразговорчив и неприветлив. То ли считал, что его ставленник должен уже разбираться во всем сам, то ли по окончанию слияния Огня и Чаши утратилась та псевдоличность, которая могла и хотела с ним общаться.
— Ладно. Подождем, — повторил Поттер предчувствуя дальнейшие сюрпризы.
И точно.
Второй сюрприз преподнес снова Омут Памяти.
Через несколько дней, посреди ночи из него ударил яркий свет, и комнату наполнили истошные вопли.
Гарольд подскочил до самого потолка, вообразив себе все ужасы одновременно. От нападения заблудившихся в подземелье антимагических нюхлеров, до торжественного возвращения в очередной раз ожившего Дамблдора в обнимку с Воландемортом!
Но оказалось, что это сработал преображенный Омут. Он показывал кино! В ярком круге, с позволения сказать, экрана метались какие-то темнокожие люди, ловко режущие друг другу глотки каменными ножами и колющие все, что шевелится какими-то короткими палками с острыми шипами на конце.
Кино о древнем мире? Гарольд удивился и расположился поудобнее. Жаль что нет попкорна. Изображение напоминало обычный магловский телевизор, но с круглым экраном. Вот только звук не регулировался и программа была только одна. В какой-то момент Гарольда осенила титаническая идея, что это наверняка колдовидео близнецов. И вообще вся эта дурацкая канитель с распухшим артефактом — это их рук дело. Дурацкая шутка в стиле Уизли. Уж если они даже Малфоя пристроили билетером при порновидеосалоне, то Макгонагал облапошить — для них пара пустяков.
Гарольд для проверки кинул в экран пару заклинаний, но они не сработали. Нет, это не Уизли, с некоторым сожалением отбросил он версию розыгрыша. Значит надо этим заниматься всерьез.
Он присел вплотную к артефакту, и картинка распахнулась перед ним, словно он высунул голову из окна. Вот как? А еще ближе?
Еще ближе действительно получалось еще ближе. Причем ближе именно к тому месту, которое он рассматривал. Таким образом, можно было заглянуть даже в те места картинки, которые были загорожены деревьями или складками местности.
Итак, ему показывают что-то важное. И явно не из древнего мира. Видимо это аборигены одного из уголков нашего мира, на который еще не повлияла европейская цивилизация.
Что же там у них происходит?
Он начал внимательно наблюдать за происходящим. Вслушиваясь в вопли дикарей, он с удивлением обнаружил, что понимает общий смысл фраз. Вникая, наблюдая и суммируя полученную информацию, он пришел к следующему заключению: большая и хорошо вооруженная группа туземных воинов под предводительством вот этого козла с бубенчиками вершит расправу над большой, но беззащитной группой безоружных людей. Среди них тоже есть мужчины, но меньше… уже меньше… и много женщин и детей. Напавшие воины проверяют своих жертв по одной, и если при проверке им что-то не нравится, то они на месте творят кровавую расправу.
А что не нравится? Они суют им в лицо какой-то корешок или ветку? И что? Вот очередную жертву потащили к столбу, вокруг которого уже валяется десяток бездыханных тел.
Гарольд нащупал на столе свою палочку.
Вмешаться? Но как? И где это? Австралия? Африка? Океания? Сам черт не разберет!
— Эй вы, уроды, как к вам попасть-то?
Очередному проверяемому сунули корягу к самому лицу, Гарольд придвинулся вплотную к поверхности экрана и увидел-таки, как с конца деревяшки полетели искры. Искры!
Это проверка магии, или проверка на магию! Так вот в чем дело! Не для того, чтобы услаждать его видами варварской резни, превратил Мессир в экран древний эльфийский артефакт! Это персональный экран для него, для Гарольда, чтобы предупреждать его, где, кто и как наносит удар по магии и по ее носителям. И неважно, что цвет кожи у этих аборигенов черный, и они знать не знают, что такое туалетная бумага! Это маги и их почемуто истребляют!
Если Мессир смог показать само событие, то должен был озаботиться и тем, чтобы его ставленник попал куда нужно.
— Где? Ну, где тут чего? Портал или портключ? Должна же быть возможность попасть туда! — выкрикнул он, направив в центр зеркала палочку.
Артефакт выбросил клубок световых нитей, который окутал Гарольда, и втянул в себя!
* * *
Он вылетел на поляну с такой скоростью, как будто спрыгнул с Хогвартс-экспресса на полном ходу!
— Стоять, гады! Остолбеней! — рявкнул он во все горло, подбегая к толпе
Широкий конус красного луча обездвижил всех. И правых и неправых, и жертв и палачей.
Итак, первое сошествие бога на землю состоялось, отметил про себя Гарольд.
Он встал напротив всей окаменевшей компании, уперев руки в бока. Заодно с неудовольствием оглядел себя. М-да. Кровавая мантия с белым подбоем была бы более кстати, чем трусы в горошек и тапочки «ни шагу назад». Ну, ничего. Тут климат жаркий, можно и в трусах вершить божественное правосудие. А можно и без трусов!
Он оглядел застывших аборигенов. Вот этот самый козел с бубенчиками. Он главный среди тех, кто вершит расправу. Вот с него и начнем.
— Здравствуй, чмо болотное! Дай-ка я погляжу, что ты тут затеял, скотина!
Гарольд схватил вождя за огромное хрящеватое ухо и впился взглядом в его глаза.
Быстро пролистав тупые, злобные и однообразные мысли местного царька, он сморщился от отвращения.
— Обливиэйт Максима!
Очистив сознание и память вождя от планов перебить всех, кто вдруг начал творить странные и необъяснимые вещи, Гарольд насильно втолкнул в него психический комплекс поклонения всем проявлениям магии и снял заклятие Окаменения.
Вождь с минуту постоял, приходя в себя, а потом бухнулся перед Гарольдом на колени.
— Кто тут твои главные помощники? Показывай!
Тот покорно повел его от воина к воину. Стерев память и поправив мозги изрядному числу местных авторитетов, Гарольд снял заклинание со всех и отступил на несколько шагов, наблюдая, как племя приходит в себя после сеанса принудительной реморализации.
— Запомните! Магия — это величайшая драгоценность нашего мира! Вы должны поклоняться ее носителям и считать их существами неприкосновенными!
Он был уверен, что его поймут и слова его запомнят. Теперь что-нибудь эффектное на прощание.
Он развел руки ладонями вверх и грациозно взлетел вверх под восхищенные и испуганные вопли племени.
«Сейчас, самое время вернуться», — мелькнула мысль, и тут же сгусток световых нитей оплел его и швырнул обратно в кабинет.
Потрясенные аборигены увидели лишь ослепительную вспышку в том месте, где находился взлетевший, как птица белый человек. Белый, ослепительно белый бог, сошедший к ним с небес и обратно на небеса вознесшийся!
Вождь трясущимися руками поднял с земли старшего мужчину семьи, которая два дня назад во время страшной засухи начала вдруг добывать воду из сухой палки, воткнутой в землю. Снял со своего пояса нож и, склонив голову, протянул его, в знак глубокого уважения и раскаяния…
* * *
С этого дня и началось.
Распространяющиеся по земле волны магии будили дремавшие в людях волшебные умения, и далеко не каждому из них хватало ума, осторожности и здравого смысла, не показывать их. Они простодушно демонстрировали проявления магии окружающим и исправно попадали в психлечебницы, тюрьмы, в специализированные клиники спецслужб, а то и прямиком на кладбище. Обыватели немагического мира могли простить своему ближнему все, кроме его личного превосходства. Да еще такого диковинного превосходства. Особенно страшные трагедии происходили в изолированных мирках отсталых племен, религиозных общин и национальных гетто огромных мегаполисов.
Теперь редкая ночь обходилась без вызова. Иногда доходило до пяти тревог в сутки. И далеко не всегда все заканчивалось так благополучно и быстро, как в первый раз.
Сначала Поттер перестал ночевать в Поттер-мэноре, а потом и вовсе перестал покидать Хогвартс. Удивленная Луна, сначала пробовала выяснить причины столь странного поведения своего молодого супруга. А потом в один из поздних вечеров просто прибыла в Хогвартс и угодила аккурат на начало «кино». Оставаясь тихой и безмолвной зрительницей всего процесса, она видела, как Гарольд, облаченный на этот раз вполне по божественному, исчез в зеве зеркала, а потом вернулся оттуда усталый, с налитыми кровью глазами.
Молодая супруга кротко и спокойно попросила отчитаться мужа о «проделанной работе». Тот пытался отшутиться, но обычно покладистая Луна, на этот раз затвердела как камушек и проявила настойчивость. Понимая, что она имеет на это право, Гарольд рассказал ей часть правды. Что он привез в мир людей источник магических сил. И сейчас идет непростой процесс пробуждения магии, сопровождаемый многочисленными нарушениями Статута о Секретности. И на него свалилась огромная работа по поддержанию Статута и защите магии везде, где ее бедную обижают.
— Здорово! Ты прямо самый главный на планете, — прокомментировала юная супруга и тут же поинтересовалась. — А было так, что бы ты вошел к себе в кабинет, а зеркало уже включено?
— Э-э-э-э… нет. А к чему ты клонишь?
— А я к тому, что оно, видимо, ждет, пока ты появишься здесь. Может быть, даже тормозит события, чтобы ты всегда к ним успевал.
— Кто тормозит? — оторопело спросил Гарольд.
— Зеркало, — спокойно пояснила Луна. — А сейчас мы отправимся в мэнор. Тебе надо выспаться.
— А как же вызовы? А меня тут не будет? — запротестовал Поттер.
— Никуда твои вызовы от тебя не денутся. Сейчас ты устал немного, поэтому и сам тормозишь.
— Я торможу? — возмущенно спросил Гарольд.
Впрочем, мысль Луны он уловил и должен был признаться, что она, скорее всего, права.
— Так Джинни любит говорить. Пошли в мэнор. Палочку бери.
— Моя палочка всегда со мной, — задумчиво отмахнулся Гарольд.
— Я про волшебную, — невозмутимо уточнила Луна.
— Вообще-то и я про нее, — отозвался Гарольд смущенно, потом встрепенулся и с намеком продолжил, — но раз уж мы идем в мэнор, то я и подумал, что может быть и другая палочка пригодится?
Юная супруга улыбнулась и подставила мужу щеку, которую тот немедленно чмокнул, принимая ее молчание за знак согласия…
* * *
Гарольд проспал почти до полудня. Сказалось постоянное недосыпание последних дней. Да и вечерняя нежная ламбада, исполненная ими с чувством, тактом и расстановкой, подействовала не хуже фирменного снотворного зельевара.
Ах ты, чертушка, только помяни тебя и ты тут как тут. Сквозное Зеркало уже скрипело.
— Приветствую, Северус. Что? Совесть? Моя совесть? Сейчас посмотрю. Не-а. Нету. Кое-что другое есть, а совести нету. Видимо как-то незаметно вместо нее выросло… Настроение? Не жалуюсь. А-а-а-а… э-э-э-э-э… да, видишь ли… э-э-э-э-э… ладно, уговорил. Во сколько? Договорились!
Вошла Луна.
— Колдомедика надо вызывать, — озабоченно почесал затылок Поттер.
— Доброе утро! Зачем?
— С Джейми сидеть. Мы в гости приглашены к Снейпам. Говорит, что это свинство с моей стороны, и Лили уже пять раз приглашала.
— Наконец-то ты согласился. Я все сделаю и подготовлю сама. А Джейми можно взять с собой. И объявить заодно о том, что мы поженились
Гарольд сел на постели, свесив ноги.
— Но как же? Никто же не знает. Мы же никому ничего не говорили. А тут вдруг, бац! Они же обидятся.
Она села рядом и взяла его за руку.
— А если мы протянем еще месяц, то они обижаться не будут? Тем более, что мне кажется, что они всё знают.
— Да ты что? Откуда? Я никому и ничего не говорил.
Луна, взъерошила ему волосы и принялась загибать пальцы.
— Детское молочное питание покупаем. В Мунго обращались три раза. Чиновник из «родилки» приходил. Детское белье, коляску, колыбельку покупали. Зелья и снадобья для грудных детей заказывали. Ну и то обстоятельство, что я живу в твоем доме. Нас здесь трое. Мы и малышка Джеймс. Хватит или еще?
— Хватит, — насупился Поттер. Как-то он об этих мелочах не подумал. Секрет Полишинеля получается. Все всё знают, но помалкивают, чтобы не показаться навязчивыми, а за спиной хихикают. Вот, блин! — Снейпу я сам рассказал, когда он ко мне привязался.
— Ты не расстраивайся. На самом деле, еще немного кто знает. Продавцов, колдомедиков и чиновника я сама просила пока никому не рассказывать. А мистер Снейп все знал еще до твоего рассказа. Он покупал коляску в том же магазине, что и ты. И продавец под большим секретом рассказал ему, кто был его недавним покупателем. Тебе надо было покупки Добби поручить.
— Да что твой Добби понимает в колясках?! — пылко возразил Гарольд и пробормотал про себя. — Значит, Северус уже коляски покупает? Я не пожалел бы поменять пару материков с чернозадыми, на возможность посмотреть на его физиономию в этот момент!
— Так что пока о нас и Джейми знает лишь несколько человек, но ты понимаешь, что за месяц…
— Уговорила! — поднял руки вверх Гарольд.
— Пойдем, я тебя завтраком накормлю, пока ты опять не убежал спасать магический мир на всей планете.
— Э, нет! Сначала я хочу, спасти тебя. Хотя бы понарошку.
И он потянул супругу в постель.
— Зачем же понарошку? — улыбнулась та, наблюдая, как Гарольд ищет пуговицы на ее халатике. — Представь, что ты только что вытащил меня из лап кровожадного японского дракона! И у моего халатика все пуговицы оборваны!
— Правильно! — с чувством одобрил Гарольд, одну за другой отрывая непокорные пуговицы. — А в Японии есть драконы?
— Не знаю. Тогда китайского. Пуговицам ведь все равно.
— Такой есть! Точно помню, — подтвердил Гарольд, с восторгом зарываясь головой в ее распахнутый халатик…
Шторы на окнах с шелестом сомкнулись, а дверь захлопнулась, давая понять прислуге, что у их хозяев еще некоторое время будет продолжаться ночь.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Вторник, 31.03.2015, 00:25 | Сообщение # 611
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Интересное продолжение.


Без паника!!!
 
ShtormДата: Вторник, 31.03.2015, 11:42 | Сообщение # 612
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Просто прелесть. Сначала ребенок, а потом тюм-тюрюм)))


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Вторник, 31.03.2015, 12:01 | Сообщение # 613
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
kraa, Спасибо!

Shtorm, Так ведь у Поттера все не как у людей)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Вторник, 31.03.2015, 15:19 | Сообщение # 614
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Й
Цитата alexz105 ()
Так ведь у Поттера все не как у людей))

Как всегда



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Вторник, 31.03.2015, 23:24 | Сообщение # 615
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 136
Продолжение дня оказалось не столь приятным, как утро.
Гарольда срочно вызвали в Хогвартс. С предчувствием, что какой-нибудь артефакт «опять раздуло», он прибыл в свой кабинет в тот момент, когда дядюшка Вернон с помощью домовиков затаскивал в двери здоровенную раму, закутанную в серую дерюжку.
— Это что такое?
— Велено к вам отнести, — отдуваясь, доложил завхоз и заорал на эльфов. — Живее, нелюди! Заноси быстрее! Сколько можно держать на весу эту тяжесть!
Занесли, прислонили к стене напротив Омута Памяти. Дядя, хрустя позвоночником и невнятно жалуясь на жизнь, выгнал из кабинета эльфов и, отвесив поклон инвалида, поспешил исчезнуть сам.
Гарольд сдернул дерюжку.
— Вот тебе, на! Еиналеж! Зеркало Желания!
Он поспешно встал перед зеркалом, предвкушая узнать, изменилось ли за эти годы его главное желание? Фиг штанга! Зеркало теперь вообще ничего не отражало, а по его поверхности уже ползал зигзагами тот самый белый луч, который он видел на экране Омута Памяти.
— Еще один телевизор? — схватился за голову Поттер. — Мне и за одним-то не угнаться!
Как и следовало ожидать, никто ему не ответил. Луч продолжал ползать, оставляя за собой полированную поверхность.
В этот момент в кабинет вошла рассерженная и совершенно расстроенная директриса Минерва Макгонагалл.
— Сэр Гарольд Поттер! Вы могли бы поставить меня в известность о ваших экспериментах! Пусть я стара и глупа, чтобы быть вам полезной, но артефакты хотя бы не падали мне на голову!
С этими словами она посторонилась, и в кабинет влетело четыре огромных серебряных блюда с гладкими сияющими поверхностями.
— Понятно, — пробормотал Гарольд, — еще четыре телевизора. Спасибо, что хоть размерами поменьше.
— Что? Не понимаю! — Минерва в волнении сгибала и разгибала пальцы.
Гарольд понял, что все его попытки сделать удивленное лицо, будут восприняты как откровенное издевательство, и решил притворно признать свою вину и покаяться.
— Прошу извинить меня, миссис Макгонагалл. Это всё проявления совершенно новой ветви магии и я еще недостаточно уверенно с ней управляюсь. Видимо сказывается недостаток базового образования. Но вы же знаете, что это не моя вина, а моя беда. Так уж получилось.
Он надеялся, что вид имеет достаточно виноватый и покаянный. И точно. Директриса тут же сменила гнев на милость.
— Разумеется, я несколько расстроилась из-за всех этих м-м-м… событий. Могу ли я вам чем-то помочь?
Гарольд был уверен, что справится сам, но в такой ситуации отказываться от предложенной помощи было бы неразумно. Тем более что он уже понял, во что хочет превратить свой кабинет, в связи с массовым появлением артефактов и необходимостью набирать помощников.
— Если бы вы помогли мне увеличить и несколько изменить форму этого помещения, то я был вам весьма благодарен. Предлагаю поработать вместе.
Щеки у Минервы порозовели.
— Разумеется, мистер Поттер, я готова помочь. Как именно вы хотите изменить форму кабинета?
Они работали вместе до самого обеда. По ходу дела к ним присоединился профессор Флитвик. А потом подошла и Помона Стебль.
В результате, когда профессора пошли на обед, Гарольд стоял посредине огромного круглого зала. Артефакты он расположил в виде шестиугольника и приклеил их к стенам. Напротив каждого для удобства будущих сотрудников стоял ряд столов и кресел. Оставалось решить, где расположиться самому.
Педагоги соблазняли его кулинарным искусством эльфов и звали на обед, но Поттер решил воздержаться, держа в уме грядущую вечеринку у Снейпа.
— Ничего себе, братец Фред!
— Вот это да, братец Джордж!
В проеме двери лыбились нахальные физиономии близнецов Уизли.
— Вы вовремя, — кивнул Гарольд, — заходите.
Выслушав просьбу Поттера, близнецы испарились из замка и вернулись примерно через час.
С собой они притащили огромный ящик. Даже и непонятно, как они умудрились протащить его по узким коридорам Хогвартса. Распаковав и соорудив по центру зала что-то вроде невысокого подиума, они водрузили свою ношу в его центр и стащили полиэтиленовую пленку.
— Это что такое? — удивился Гарольд, разглядывая исполинское кресло, с широченными подлокотниками и высоченной спинкой, водруженное на вращающееся основание.
— Кресло главнокомандующего!
— Чего? — растерялся Гарольд. — Вы генштаб Британии ограбили?
— Нет. Туда у нас пока нет пропуска. Мы с Голливудом, так сказать, договорились. Это реквизит со съемок какого-то магловского фильма. Название еще такое напыщенное и дурацкое. Не помнишь, Фред?
— Кажется, «Звездные войны», — отозвался тот, что-то подкручивая в механизме спинки кресла, — маглам ведь всегда что-то гигантское или космическое подавай. Сами еле-еле на орбиту планеты выбрались, а уже со звездами воевать хотят.
— Да ладно тебе, это же фантастика. Пусть простецы развлекаются. Там у них, говорят, народ большими тыщами по этому кино с ума сходит. Это кресло в Лондон на аукцион привезли. Для богатых фанатов. Ну, ничего. Обойдутся копией!
Под болтовню братьев Гарольд осмотрел этого одра, потыкал пальцем в серебристую обшивку и с удивлением понял, что это натуральная кожа, только изощренно окрашенная. Он уселся в кресло, слегка поерзал в нем, потом попрыгал задом на сидении и благосклонно заметил:
— А ничего. Сидеть удобно. А ну-ка! — он оттолкнулся ногой от пола и крутанулся вместе с креслом. — Действительно неплохо. Спасибо, ребята!
— Пользуйся на здоровье! — довольно переглянулись те.
— Это, — спохватился Гарольд, — заплатить же, наверное, надо?
— Они никогда не платят, — непонятно отозвался Фред.
А Джордж пояснил:
— Бартером махнулись. Поменялись, то есть. Мы у них с рук такую партию электронной рухляди взяли, что они нам готовы были руки целовать! У них там очередная техническая революция. Компьютеры пошли нового поколения. А старые куда девать? Только близнецы Уизли и могут выручить!
— Жулики вы оба, — беззлобно заметил Поттер.
— Без этого никак, — сокрушенно признались братья, — чтобы торговать и при этом еще зарабатывать прилично, надо крутиться. А что это ты тут затеял? Неужели, один будешь тут всем управлять?
И они махнули рукой по сторонам на экраны, уже засветившиеся молочным белым светом.
— Поживем-увидим. Может быть, я вас позову. Придете?
— Ну, если дело интересное… — начал Фред.
— … и прибыльное, — перебил его Джордж.
— Ну, завели шарманку, — махнул на них рукой Поттер, — нет бы, даром потрудиться для блага магического мира.
Близнецы вдруг смущенно переглянулись.
— Да ты не подумай, мы всегда рады помочь, — заговорил Фред. — А деньги… с деньгами, конечно, веселей. Мы ведь от своей доли наследства отказались. Но если для магического мира, то можно и даром…
— За еду! — поправил его брат, алчно принюхиваясь к обеденным запахам Хогвартса.
— А это — пожалуйста! — раздался у них за спинами голос Макгонагалл.
Они с Помоной Стебль вернулись с обеда и слышали последнюю часть разговора.
— Идите за стол преподавателей. До начала учебного года еще неделя, поэтому эльфы обслуживают только наш стол. Мистер Флитвик будет рад видеть своих любимцев и творцов образцового колдовства.
Близнецы Уизли весело и дружно поклонились профессорам и потопали на обед.
— Неплохо, — кивнула Минерва, рассматривая Гарольда в кресле. — Но на мой вкус, вот так будет еще лучше.
В несколько пассов она трансфигурировала оставшуюся не удел мебель, превратив ее в стол. Он имел форму разомкнутого кольца. Теперь кресло Поттера окружал высокий стол с одним единственным проходом в сторону дверей.
— Наблюдатели и исполнители у экранов будут нести свою вахту, а вы можете наблюдать за всеми и в случае необходимости собирать совещания за круглым столом.
— Так вы догадались о назначении этого зала? — усмехнулся Гарольд. — Да это будет центр управления магическим миром.
— Думаю, что не только магическим, — проницательно улыбнулась директриса Хогвартса, — и вы правильно сделаете, если сохраните это в секрете от нашей общественности. Общественность не любит, когда у власти есть от нее такие секреты.
— Вы правы, — серьезно ответил Гарольд, — я ограничу доступ сюда, по примеру отдела Тайн.
— Трудитесь, Гарольд. Я уверена, что то, чем вы занимаетесь, преследует благородные цели.
Не желая вдаваться в подробности, Поттер со значительным видом поклонился…
* * *
Покидая свой новый центр управления, Гарольд уже точно знал назначение трех новых экранов из пяти. И ему было, о чем подумать. Новых вызовов сегодня к счастью не последовало, и он подозревал, что эта передышка дана ему не просто так. Надо было срочно создавать структуру центра управления. Буквально на пустом месте! Структуру, все задачи которой он еще и сам до конца не понимал. Веселенькое дело…
<empty-line>
Такими они и прибыли на вечеринку к Снейпам. Улыбающаяся Луна, безмятежно сопящий Джеймс и мрачный, задумчивый Гарольд.
Видя эту мрачность, Северус без колебаний пустил в ход тяжелую артиллерию в форме трехлитровой бутылки выдержанного Огневиски. Гостей встречали в саду у небольшого опрятного домика в предместье Блэк-мэнора. Поттеры пожаловали одними из первых. Гарольд прошел в сад, а Луна с малышом направилась в дом и попросила супруга о них не беспокоиться. Она здесь уже все знает. Ну, правильно, раз пять приглашений уже было.
— Эх, Гарольд, учу я тебя, учу и все бестолку. Главный гость должен приходить последним! — усмехнулся Снейп, взмахнув бутылкой.
— Перебьюсь! — отмахнулся Гарольд. — Я настолько главный, что меня все эти тонкости саморекламы не интересуют. Что это ты в руках держишь? Зелье новое сварил?
— Да. Сейчас дам тебе попробовать.
— Знаю я твои деликатесы. Драко придет, вот на нем и ставь эксперименты.
Снейп с усмешкой разлил огневиски по бокалам. Юный маг пошевелил носом.
— Неужели у тебя первый раз в жизни получилось что-то съедобное? — он принял бокал и вдохнул густой терпкий аромат напитка.
— Огневиски в этой бутылке не меньше ста лет, Гарольд! Старик винодел прослезился, когда расставался с ней за кругленькую сумму в сорок пять галеонов!
— Удивительно, как меняет человека семейная жизнь. Ты становишься хвастлив, Северус!
— Не язви, у тебя плохо получается. Лучше попробуй.
Они сдвинули бокалы. Гарольд сделал приличный глоток. Вязкий горячий комок медленно пропутешествовал сверху вниз и растворился где-то в районе солнечного сплетения. Густой аромат ударил в нос, заставив задержать дыхание. Благородная горечь запечатала рот длительным послевкусием.
— Ну как? — улыбнулся Северус.
— Я понимаю твоего винодела, — слегка севшим голосом отозвался Поттер, — я и сам прослезился. Сильная штука.
— Ну вот и хорошо. Сиди, расслабляйся. А я пойду гостей встречать.
Гарольд кивнул и откинулся в легком плетеном кресле, осматриваясь по сторонам.
Это место, где живет темный мастер зельеварения Северус Снейп? Позвольте не поверить!
Легкий ажурный дом. Море света, море зелени и цветов. Светлые беседки, ажурные столики, белая ограда высотой не выше колена...
М-да, Северус очень изменился за лето.
<empty-line>
Гарольд видит, как по песчаной дорожке идет та, благодаря которой произошло это чудесное превращение зельевара. Идет осторожной походкой, уже виден изрядный животик, а все равно она как будто парит над землей. Губы его против воли округляются, благо, что уже от огневиски немного шумит в голове.
— Мам-ма, — шепчет он одними губами, но она слышит.
— Что, маленький мой? — она, то ли приняла его игру, то ли говорит всерьез. Как и он.
Ее тонкие пальцы погружаются в его непокорную шевелюру, нежно перебирают волосы, ласково касаются висков. Как будто и впрямь ожила его мать и ласкает своего взрослого, но для нее вечно маленького сына.
— У тебя все хорошо, Гарри?
Странно. Казалось бы у него все плохо. Куча дел, куча артефактов, куча проблем, но он кивает головой:
— Да, мам. Все хорошо, — и сам верит этим словам.
— Как Луна? Вы ладите? Как маленький?
— Мы с Луной оформили брак, мам. Извини, что я тебя не предупредил. Так уж получилось. Только ты пока никому не говори. Мы расскажем всем за ужином.
— Хорошо, — улыбается Лили. Гарольд не видит этого, но он уверен, что она улыбается. Тонкая ниточка родства, натянутая сейчас между ними, превращает этот разговор во что-то большее, чем просто игра. Сейчас они действительно чувствуют себя, как мать и сын.
С крыльца дома на них, закусив губу, смотрит Снейп. Он ревнует, но не как мужчина. Он расстроен, но не как муж. Он сам себя не понимает и от этого злится еще больше. Чертов Поттер! Значит, ему не показалось тогда, когда она кормила его кашкой. Они действительно связаны материнской и сыновьей любовью, и с этим придется мириться. С этим, клянусь зубами оборотня, я буду мириться! Но почему так ноет сердце?
— Мистер Снейп?
— Да, мисс Лавгуд?
Интересно, она его специально отвлекает, чтобы он не смотрел, или случайно подошла?
— А вы с Лили ждете мальчика или девочку?
Он поворачивается к девушке. Все-таки она окликнула его специально. Почему-то он понимает это сразу.
— Я жду девочку, мисс Лавгуд, потому что сыт по горло нахальными, бестолковыми, надоедливыми и упрямыми мальчишками! — он отворачивается, чтобы не наговорить лишнего.
— Но почему?
Вот так тебе все и объясни. Впрочем, если хочешь — получай. Он оборачивается к ней и, понизив голос, чтобы не услышал еще кто-нибудь из гостей, обреченно шипит:
— Потому что, если родится мальчишка, и если в результате известных вам событий он будет похож на этого вашего Гарричку, то единственное, что мне останется — это удавиться, мисс Лавгуд!
Луна шагает к зельевару, протягивает руку и маленьким гребешком расчесывает ему спутавшиеся волосы.
— Вы очень добрый, мистер Снейп. Можно я буду называть вас по имени? Мы ведь уже дружим семьями.
Снейп так огорошен, он даже не отводит ее руку, хотя понимает, что со стороны они выглядят несколько комично.
— Вот оно что? — медленно произносит он. — Так я к вам неправильно обращаюсь, миссис Поттер?
— Тс-с-с-с, — улыбается девушка, — мы объявим о нашем браке чуть позже.
Как ни странно, но эта новость, хорошая сама по себе, действует на него успокаивающе. И дело не в ревности, почвы для которой и так нет, а в том, что Гарольд решился на этот шаг, приняв окончательное решение о себе и своем месте в этом мире…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Среда, 01.04.2015, 14:27 | Сообщение # 616
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Прям какое-то умиротворение от прочтения главы


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Пятница, 03.04.2015, 18:18 | Сообщение # 617
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 137
В конце вечеринки Гарольд обнаружил себя за столом в обществе Северуса Снейпа, Драко Малфоя и Ремуса Люпина.
Все тосты были уже подняты, все речи сказаны, все брачные новости объявлены и поздравления выслушаны. Сейчас они просто беседовали. А женская часть общества обособилась в доме, потому что малышу вечером на воздухе было уже прохладно.
Наверное, не стоит уточнять, что Малфой пришел на вечеринку в сопровождении Джинни. Уже было объявлено, что они собираются пожениться на Хеллоуин, потому что Драко не успевает с перестройкой и ремонтом своего мэнора.
Зато спутница Люпина вызвала общее одобрительное удивление. Ею оказалась Нимфадора Тонкс, которая сразу категорично потребовала, чтобы ее называли исключительно Нимфи! Уменьшенная вариация, придуманная когда-то Поттерам, видимо решала вопрос ненависти девушки к своему полному имени. Разумеется, никаких возражений не последовало, так как постоянно называть человека по фамилии, тоже не комильфо.
Теперь эти четверо сюсюкали с младенцем в доме, а мужчины, предоставленные сами себе, неспешно потягивали виски со льдом и вели свои разговоры. Раритетная бутылка Снейпа похудела уже больше чем наполовину, но применять к ней заклятие Пополнения Северус решительно запретил, под витиеватым предлогом, что «рафаэлей не штампуют!»
Кстати, сам зельевар находился под впечатлением от признания Поттера. Брачное обязательство Гарольда, о котором мельком упомянула Луна, рассказывая Лили о малой родовой брачной церемонии, весьма заинтересовало Снейпа. Он задал ему наедине прямой вопрос, и Поттер не стал увиливать от ответа. Обязательство оказалось ни много ни мало магическим обетом о равном делении жизненных и магических сил между супругами. Короче, «они жили долго-долго и умерли в один тот же день». Вот что этот пень развесистый удумал! Рассчитывает, что его божественной силы хватит на их обоих. Как знать, как знать. Тут есть о чем подумать…
Меж тем неторопливая беседа текла сама по себе.
- Через неделю начнутся занятия в Хогвартсе, - заметил Малфой. – Я разговаривал с Макгонагалл. Она хочет сделать экстернатуру для тех, кому не удалось доучиться в Хогвартсе.
- А кто из наших доучился в этом году? – пожал плечами Гарольд. – Второго семестра, можно сказать, вообще не было.
- Это не то. Семикурсники доучатся к Рождеству и будут сдавать Жаба. Остальным откорректируют программу, и дадут нормально отучиться оставшиеся годы. Речь идет о тех, кто был лишен возможности учиться и шестой и седьмой курс.
- О нас с тобой, что ли? – поднял брови Гарольд и все рассмеялись.
Драко пожал плечами.
- По подсчетам директрисы по разным причинам таких, как мы набирается на целую группу. Ну и, конечно, ты среди них самый главный неуч!
Снова поржали. Люпин мечтательно закинул руки за голову.
- Я бы с удовольствием вернулся снова в Хогвартс, а то от этой канцелярщины голова идет кругом.
- Не нравится командовать? – прищурился на него Снейп.
- Какое там командовать! Пашу как раб на галерах!
- Паши, паши. Когда-нибудь тебе поставят памятник. С веслом!
Под веселую и неторопливую дружескую пикировку расплескали по бокалам еще на два пальца огневиски.
- А что вообще поделывают наши сокурсники? - спросил Гарольд. - Я как-то совсем их из виду потерял.
- Наши? – уточнил Малфой. – Или ваши?
- И наши и ваши, - кивнул Поттер.
Все кроме него, видимо, были более в курсе событий, потому что переглянулись, как бы решая, кто будет отвечать на этот вопрос.
- Э-э-э-э… видишь ли, Гарольд, - начал Люпин, посчитав, говорить следует ему, - среди студентов Хогвартса погибших почти нет. Были раненные, пропавших без вести полдесятка, но так чтобы хоронить – от этого Мерлин миловал. Поэтому единственной жертвой остался Дин Томас, тело которого похитил Воландеморт, а потом как-то видоизменил Дамблдор. Но довольно много ребят потеряли своих родных или родителей, поэтому пришлось просить уцелевших магов, брать их в приемные семьи. Ну а тех, кто постарше поселили в министерском жилье.
Увидев вопросительный взгляд Поттера, Люпин пояснил:
- Мы построили несколько десятков небольших домов и поселили туда тех, кто остался без крова и средств. Как поддержка от министерства. Вся отчетность по строительству у меня в порядке. Я тебе покажу.
- Да я не об этом, - безразлично махнул рукой Гарольд, - нужны мне твои отчеты, как ежу футболка! Как дела у ребят, чем занимаются? Мне скоро помощники понадобятся. Так лучше из старой гвардии приглашать, чем начинать все сначала.
- А-а-а-а, вот ты о чем. Да нормально они живут, хотя… - он заколебался, - хотя одна странность есть. Странность или аномалия магическая – называй, как хочешь.
- Уже интересно, - насторожился Гарольд. Знает он эти аномалии, век бы их не видать. – Давай рассказывай.
- Видишь ли, тут такое дело, помнишь тех ребят, которых Воландеморт похитил?
- Ну, еще бы. Конечно, помню, а что с ними не так?
- Не так с ними то, что все пары, созданные лордом, так и остались парами. Ни одна не распалась.
- Заклятие? Внушение?
- Да в том-то и дело, что ничего подобного мы не обнаружили.
- А кто обследовал? – с оттенком пренебрежения поинтересовался Поттер.
- Я обследовал, - вдруг отозвался Снейп, - ментально и по твоей методике, между прочим.
Да-а. Это было серьезно.
- И как же они… это… распределились?
- Лонгботтом с Боунс, - вступил в разговор Драко, как самый информированный. От Джинни, разумеется.
- Блейз с Аббот, Нотт с Дафной Грингасс, Кребб с Падмой Патил, Гойл с ее сестрой. Макмиллан, который с Хаффлпаффа с Асторией - младшей сестрой Дафны. А твой Рон с Лавандой Браун.
Поттер помолчал, переваривая информацию.
- Бон-Бон значит с Лав-Лав, - кивнул он, - ну надо же? И что сами ребята ничего странного не чувствуют?
- Почему не чувствуют? Чувствуют, что жить друг без друга не могут!
Все опять рассмеялись.
- Надо их все-таки посмотреть, - озабоченно откинулся на спинку кресла Поттер.
Он имел виды как минимум на троих брачных крестников из этих пар.
- Не трать напрасно время. Воландеморт был гением зла, но при этом оставался чрезвычайно сильным волшебником. Он задействовал в своих целях мощную светлую магию и добился результата. Он же должен был быть уверен в крепости семейных уз для своих избранных родов. У каждой постели с плеткой стоять не будешь. Поэтому без всяких остаточных следов эта магия уже сделала свое дело. И не имеет смысла пытаться что-то изменить.
- Ну, уж Рону я точно ничего менять не буду, - пробормотал Гарольд себе под нос, и громко добавил, - не собираюсь оспаривать твои выводы, Северус. Пусть все так и остается.
Немного помолчали, потом Снейп спросил:
- А зачем это тебе помощники потребовались?
- Для дела.
- И много надо?
- Ну, если на каждое направление хотя бы по два, то двенадцать.
- Я так и понял, - заметил Снейп с легкой усмешкой, - апостолов набираешь?
- Северус!
- Молчу, молчу. Но на меня не рассчитывай. У меня есть дело поважнее, чем составлять твое окружение.
- Расскажешь?
- Со временем – да. И даже попрошу министерского финансирования.
Люпин тут же выпрямился в кресле, извлек записную книжку и, приняв деловой вид, изрек:
- Сколько надо? Бюджет этого года уже расписан до кната, но могу включить в финансирование на следующий.
- Когда у меня будет смета, заверенная древними эльфами, я подам тебе заявку, Ремус, - снисходительно улыбнулся Снейп.
- Это то, что я думаю? – прищурился Гарольд.
- При той подсказке, что я дал, догадаться не сложно.
- Эликсир… неужели возможно?
- То, что удалось одному магу, сможет повторить и другой. Моя задача создать не то же самое, а продукт с совершенно новыми свойствами. Над этим стоит поработать.
- Буду благодарен по гроб жизни!
- Как раз тебе это не грозит.
- Что, не грозит?
- Гроб жизни.
Гарольд и Снейп рассмеялись. Люпин и Малфой переглянулись.
- Эй, вы о чем тут говорите? Можно узнать непосвященным?
- Пока нельзя, - улыбнулся Гарольд, - но скоро будет можно. А что, Северус, может быть, так и рождаются сверхцивилизации? Восходящий магический фон и вечная мудрость носителей, которым становится тесно в их маленьком мире?
- Поживем – увидим, Гарольд, - философски пожал плечами Снейп и потянулся за бутылкой…

* * *
Через месяц в центре управления жизнь била ключом. Кстати, центр управления теперь называли лаконично – Центр.
Да. И писали его с большой буквы.
Ради его создания пришлось даже отложить начало учебного года. Слишком много было неконтролируемых и опасных выбросов магии. Как это стерпела Макгонагалл - на все времена останется страшной тайной Хогвартса.
Гарольд осваивал экран за экраном, накладывал сложные многослойные чары, которые выполняли функции пульта управления, и сажал к ним добровольцев, которых сам же и приглашал в зависимости от их личных пристрастий, увлечений и предпочтений.
Так бывшее зеркало Еиналеж, превратившееся в огромный обзорный телескоп, постоянно наблюдало за планетой и ее околоземным пространством. Список угроз и объектов для наблюдения здесь еще только составлялся. Но уже было ясно, что одной планетой дело не ограничится. И магловские искусственные спутники, напичканные опасными веществами, и всевозможные небесные тела, все они по-своему представляли опасность для магического мира, который медленно, но верно распространял свое влияние на всю планету. У руля этого важного пульта уверенно встала Сьюзен Боунс.
Вторым новым рабочим пультом стал экран наблюдения за флорой и фауной планеты. Разобравшись в его принципе действия, Гарольд неосторожно рассказал о нем Луне, и тут же был наказан за это. Теперь всё максимально возможное время она проводила перед этим экраном. С Джейми на руках, между прочим. Так что пришлось заводить в центре управления не только сантехническую кабинку, но и комод для распашонок, пеленок и памперсов! Гарольд подозревал, что Луна ведет поиски своих Морщерогих Кизляков, хотя супруга в этом и не признавалась.
Неизменным ее соратником и первым главным оператором биологического пульта стал Невилл Лонгботтом. С ним по сменам дежурили еще двое энтузиастов, переведенные сюда из Эй-Пи. Забот у них был полон рот. Погибал ли какой-нибудь райский уголок планеты из-за преступного головотяпства маглов, или рвалось стадо китов выброситься на берег, все это было в зоне их ответственности. Уже было понятно, что группу надо срочно расширять, а может быть и снабжать вторым пультом и экраном.
Руководителем третьего нового пульта был Эрни Макмиллан. Он отвечал за геологические процессы. Точнее не за процессы, а за эксцессы вроде землетрясений и извержений вулканов. Отдельным пунктом его программы было слежение за пассивностью замороженных големов, а так же поиски удравшего голема острова Азкабан. Было подозрение, что он скрывается где-то в районе Марианской впадины Тихого океана, но туда ребята еще не добрались.
Тем более что водной стихией занимался пятый пульт. И из ревности тормозил обследование этой самой глубокой трещины на теле планеты. Дескать, на больших глубинах и сверхвысоких давлениях плохо работают заклинания. Ясно, что это были отговорки, и Гарольд уже дважды делал руководителю пульта мягкие внушения. Впрочем, они грозили перейти в более жесткие меры, вплоть до ментального принуждения. Вам интересно, кто был руководителем пятого пульта? Конечно, интересно! Им стал хитрожопый Блейз Забини. И Гарольд уже проклинал тот день и час, когда согласился взять его на эту работу!
Шестой пульт оказался настолько сложен, что Гарольд долго не мог понять, зачем он вообще нужен и что он показывает. Для этого пришлось собрать консилиум и ставить диагноз общими усилиями. Наконец, разобрались, что пульт фиксирует нарушения и возмущения временного потока магического мира и планеты в целом. Чтобы понять, какую угрозу это представляет, пригласили единственного в магическом мире специалиста по хронокатаклизмам, некоего Банне Р. Джекила. Или наоборот Джекила Р. Банне? Что обозначает буква «Р» в его имени, так и осталось тайной покрытой мраком, но специалист он оказался просто замечательный. Быстро написал заключение на полтора свитка, в котором Гарольд разобрал только плюсы и минусы, затребовал гонорар в две тысячи галеонов и скрылся под покровом ночи, заверив, впрочем, что если потребуется, то он приедет снова. Разочарованный Поттер послал ему вслед легкое чесоточное проклятие и решил на досуге заняться шестым экраном самостоятельно. Пока что на нем ничего особо срочного и страшного не происходило.
Кроме персонала этих специализированных пультов в Центре постоянно дежурила группа поддержки. Кто умом и сообразительностью, кто академической памятью, а кто и крепкими кулаками, как в случае с Креббом и Гойлом, они помогали операторам при возникновении каких-либо неожиданных происшествий.
Каждое утро Гарольда начиналось с обхода Центра. Руководители или дежурные операторы докладывали ему о том, что произошло, и о том, какие меры были приняты. Жаловались на неправильную работу заклинаний или просили улучшить те или иные параметры своих рабочих мест. Поттер внимательно выслушивал, что-то делал сразу, а над чем-то обещал подумать.
Центральным и самым напряженным местом работы оставался самый первый пульт. Пульт магической безопасности. Гарольд так и не нашел для него приемлемого руководителя и держал в Центре в группе поддержки несколько операторов, за каждым из которых были закреплены определенные виды происшествий. Все остальные он брал на себя.
Вот и сейчас. Не успел он остановиться, чтобы пожать руку Невиллу, как с противоположной стороны доносится скороговоркой:
- Нападение на мага! Футбольные фанаты. Группа восемь человек. Вооружены складными дубинками и кастетами. Маг без сознания – оглушен ударом по голове. Дежурные на выезд!
Среди группы поддержки воздвигается монументальная фигура Гойла.
- Помочь? – это голос Кребба.
- Сиди уж! Засекай время, брателло!
Гойл кидается на экран, как бык на тореадора. Где-то в ярде от зеркальной поверхности серебристые нити хватают его тело и втягивают вовнутрь. Все не занятые своей работой с интересом смотрят на экран. Видно, как Гойл врезается в кучку гопников, взмахом палочки укладывает их на газон, стирает им верхнюю память, легко подхватывает оглушенного мага и аппарирует вместе с ним. Еще несколько мгновений и клубок нитей выплевывает его из экрана, прямо на пол, где заботливые Патил уже давно приклеили толстый упругий коврик.
- Ну как? – потирая задницу, интересуется Гойл.
- Восемнадцать секунд! – звонко кричит Колин Криви, прогульщик чертов. – Рекорд!
Гарольд видит, как довольная Парвати, показывает своему суженому большой палец, а разочарованная Падма с укором смотрит на мужа.
- Ничего, - басит Кребб снисходительно, - до конца дежурства я от этого рекорда только мокрое место оставлю!
Поттер, улыбаясь, отворачивается и идет к своему креслу по центру зала. Сегодня много дел. Одних срочных вопросов накопилось десятка два.
Время летит незаметно.
Ближе к вечеру приходит Северус. Тоже усталый, круги под глазами. Занят своим Эликсиром с утра до вечера. Лили на него уже не раз жаловалась. Пока что в шутку.
Хотя, если Лили начнет жаловаться не на шутку, то она… то она… то она и жаловаться не будет, а сама разберется с зельеваром, да так, что тот забудет на пару недель, как на обед опаздывать! «Клюв цыпленка», понял? А еще бывает супружеский болевой прием «От-Постели-Отворот-Поворот». Действует наповал! Так что не забалуешь. Но пока у них все хорошо.
- Ну как у тебя двигается, Северус?
- Заканчиваю систематизацию исходных данных.
Гарольд закатывает глаза. Систематизация. Месяц прошел! Он бы уже сам за это время Эликсир сварганил. Тяп-ляп и готово!
В том-то и дело, что тяп-ляп. Ну и получится, как у Фламеля. Что, вроде и бессмертие, но только в роли глубокого старика, немощного и бессильного. А Снейп задумал другое. Он хочет создать Эликсир, который будет консервировать расцвет организма и духовного развития мага, пока его еще не коснулись миазмы старческого тления.
Хорошая идея. Правильная. Вот только ждать долго.
- Давай заканчивай свою систематизацию, - ворчит все же Гарольд, - а то тебе и поработать уже пора.
Снейп возмущенно вскидывает голову… и в этот момент двери зала распахиваются.
Гарольд поворачивается и превращается в соляной столб.
На пороге с довольной улыбкой стоит Десмонд Джонс и за его плечом видно бледное и настороженное лицо Гермионы…
Вернулись, черти! Гарольд вздыхает с облегчением и тут же напрягается, а что с остальными?
- Все в порядке, командор! Дела в империи Блэка и в королевстве Поттера идут просто прекрасно!
Гарольд заключает его в объятия, потом передает Снейпу и оказывается лицом к лицу с Гермионой.
- Ну, здравствуй, Герми, - говорит он очень серьезно и проникновенно. - Без тебя и Хогвартс - не Хогвартс и магическая Британия - не магическая Британия. Молодец, что вернулась!
Она вспыхивает вначале его фразы, хочет что-то возразить, но потом вдруг всхлипывает и на ресницах повисает непрошеная слеза. Гарольд наклоняется и по-братски целует ее в щеку.
Она смущенно улыбается.
Два шага назад. На Гермиону налетает вихрь, словно первенец земли и неба пятидесятиголовый и сторукий Бриарей схватил ее в объятья. Половина дежурных и операторов, включая группу поддержки, столпилась вокруг нее с радостными восклицаниями. Громче всех вопит Криви. Дождался засранец свою актрису заглавной роли.
Гарольд поворачивается к Десмонду.
- А что с Реддлом?
- Он не захотел жить в мире Матери под вечной угрозой твоего возвращения и ушел через вариатор второй Арки подземелья в другой мир.
- Какой?
- Кто же это знает? Он выбирал сам и с нами не советовался. Возможно, эльф Глимми знает. Он его отправлял.
- А что у него произошло с Гермионой?
Вопрос неприятен Джонсу, но он отвечает.
- Мне кажется, они объяснились. Возможно, она его слишком идеализировала. Но Том не из тех, кто стесняется откровенно высказать свое мнение. Насколько я знаю, никаких бурных сцен между ними не было. Конечно, это для нее травма, но…
- Время лечит! – кивнул Гарольд и хитро прищурился на Джонса. – Особенно, если ему помочь!
Десмонд сделал вид, что не слышит и провел рукой вокруг себя.
- А что это такое? Прямо центр управления космическими полетами!
- Нет, Десмонд. Это гораздо круче. И в этом Центре ты можешь возглавить один из главных пультов. Пульт магической безопасности всего мира!
Глаза эксагента заблестели. Он-то думал, что на профессии придется поставить жирный крест, а тут судьба кидает такой жирный кусок!
- Спасибо, Гарольд!
Снейп стоит рядом, по его лицу скользит неопределенная усмешка.
- Вот и расселись по креслам. Могучий, как древний бог, Гарольд и два его помощника.
- Ум и Сила, - кивнул Поттер.
Комплимент более чем прозрачный, даже несколько пафосный, но оба прекрасно поняли, что имел в виду Гарольд. Один человек, даже наделенный божественной мощью, ни черта не стоит. И они готовы подставить свое плечо под часть его божественной ноши.
- Помнишь, Северус, ты как-то сказал, что я – маг с отчетливым темным блеском? Я не забыл эти слова и хочу тебе возразить. Нет больше ни темного блеска, ни светлого блеска. Есть только блеск возрождающегося Мира Магии. И мы стоим в его величественном Отражении!
И он провел рукой, указывая на ярко сияющие экраны Центра управления магическим миром.
И на экране №6, отслеживающем временные катаклизмы мира, ярко вспыхнула строчка:
«1998 год – 2015 год. Возвращение. Конец режима».

Конец



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Воскресенье, 05.04.2015, 13:54 | Сообщение # 618
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Alexz, спасибо тебе за этот огромный и великолепный труд clap clap clap beer


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Воскресенье, 05.04.2015, 20:49 | Сообщение # 619
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Shtorm, спасибо, сэр! Вы были с нами до конца!)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Воскресенье, 05.04.2015, 23:19 | Сообщение # 620
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Ага, до победного)))


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Среда, 27.05.2015, 00:25 | Сообщение # 621
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
И это все?
Модератор, переместите фик в архив. Все уже закончилось, если кто-то заметил)



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
nutДата: Среда, 27.05.2015, 19:34 | Сообщение # 622
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
Что все закончилось, все заметили. Но НЕ ВЕРЯТ. Как-то пустынно стало на просторах фандома. Хочется продолжения или равного по мощности произведения.
 
kraaДата: Среда, 27.05.2015, 20:03 | Сообщение # 623
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Как в большом космическом корабле. Хороший конец, alexz105, спасибо. Все герои на своих же местах, каждый получил по заслугам. Огромнейший труд, это заслужило отдельную похвалу. Опоздала с отзывом, потому что были (и еще есть) неразрешимые проблемы, которые давят и не позволяют сразу среагировать.
Спасибо, alexz105, спасибо!



Без паника!!!
 
LordДата: Среда, 27.05.2015, 20:49 | Сообщение # 624
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Ух, он закончен. Оо Наконец-то можно будет прочесть. XD




"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
alexz105Дата: Четверг, 28.05.2015, 00:14 | Сообщение # 625
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
nut, Хм... Равного по мощности... Боюсь меня на такой подвиг уже не хватит)
Хотя зарекаться не буду)

kraa, Спасибо. Не покидайте нас надолго.

Lord, я даже немного завидую вам) Большая была работа. Я и сам бы с удовольствием перечитал, но любое аффторское прочтение превращается в вычитку, при которой сам себя грызешь: тут не то, здесь не так, а в этом абзаце и вовсе тролль ночевал))) Короче, это не для меня. Разве что, лет через десять...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
LordДата: Четверг, 28.05.2015, 11:57 | Сообщение # 626
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2730
« 168 »
Цитата alexz105 ()
Разве что, лет через десять...

Ну вот, оставьте на будущее, детям на ночь читать будете.))





"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
  • Страница 21 из 21
  • «
  • 1
  • 2
  • 19
  • 20
  • 21
Поиск: