Армия Запретного леса

Воскресенье, 24.10.2021, 05:12
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг продлен на 2021 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг продлен на 2021 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вальпургиев рассвет (Гет, G, AU/G, макси, в процессе)
Вальпургиев рассвет
kraaДата: Пятница, 22.11.2013, 22:21 | Сообщение # 91
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Цитата Таис ()
Мы с вами — Вальпургиевы рыцари, господа.

Надо Вальбурге узнать это название.
Спасибо за проду Автору, спасибо Таис за выкладку.



Без паника!!!
 
ТаисДата: Среда, 27.11.2013, 23:36 | Сообщение # 92
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXIX. За кулисами

Гарри Поттер проснулся среди ночи и завыл от боли в полный голос. Шрам пульсировал, как будто в него вогнали со всего размаху гвоздь и подергали шляпку.

Он увидел поле, расчерченное всполохами заклятий. Перед ним крутились Тонкс, крестный и мадам Блэк. Всполохи заклятий, взмахи палочки и три фигуры смешались в какой-то невообразимый вихрь. Он видел оскаленное лицо Сириуса, и тут же его взгляд перескакивал на Тонкс: он размахивал палочкой, отбивая летевшие со всех сторон заклинания.

Но больше всего внимания доставалось мадам Блэк. Гарри впервые видел Беллатрикс такой, хоть и наблюдал сейчас за ней чужими глазами. Он запомнил ее по «Ночному рыцарю» и дому на Гриммо. Там госпожа Блэк осталась в его памяти уставшей немолодой женщиной. Он знал, что она поймала Петтигрю, он слышал, что на ее совести многое из прошлой войны, но все это не очень увязывалось с ее увядшим обликом. Да, он знал, что госпожа Блэк — сильная волшебница, но и профессор МакГонагалл — сильная волшебница. Гарри не мог представить своего декана, ломающую человеку ноги.

А вот госпожу Блэк теперь он такой представить мог. Беллатрикс больше всего напоминала хищную птицу. Плащ и резкие движения палочки, похожей на коготь, создавали такое впечатление. Их с Волдемортом заклятия столкнулись, и вспышка осветила волшебницу. Гарри мельком увидел на пряжке ремня Беллатрикс странные расходящиеся стрелы, и тут же взгляд Волдемотра метнулся вверх. Всего лишь миг Гарри видел лицо Беллатрикс. В его память намертво впечатались горящие безумием глаза на бледном лице.

Гарри не знал, что было дальше — он проснулся и перебудил свою комнату. Когда он увидел мир своими, а не волдемортовскими, глазами, над ним уже склонились Рон и Невилл.

— Рон! — Гарри вскочил, — Рон, там Сириус! Там…

— Что там? Опять шрам?

— Надо к Дамблдору, — Поттер еще не перевел дух. — Скорее!

* * *

Гарри удивился, что по пути к кабинету Дамблдора так никого и не встретил. Они с Роном прошли под мантией-невидимкой, но шумели так, что Снейп, будь он в коридоре, обязательно бы их услышал.

Директор почему-то не спал. Гарри увидел его прямо за столом. Дамблдор просматривал какой-то документ. Поттер не снял мантию, но директор поднял взгляд, едва парень вошел в кабинет.

— Гарри? — мантия полетела на пол. — Мистер Уизли, подождите нас в коридоре.

— Профессор Дамблдор! — зачастил Гарри, — Там Сириус! Они сражаются!

— Где, Гарри? Что ты видел? — директор пристально посмотрел поверх очков на мальчика.

— Я не знаю, где! — Поттер чуть не плакал. — Там Сириус, там Тонкс! Они вместе с мадам Блэк сражаются с Волдемортом!

— Они живы?

— Да, да, когда я видел, они были живы!...

Гарри застыл. В комнату влетел большой, яркий пес. Патронус приземлился на стол и заговорил голосом Сириуса.

— Господин директор, — Гарри затаил дыхание. — Во… фальшивый Волдеморт попробовал напасть на дом Яксли. Атака отбита, мы с Тонкс целы, у Беллатрикс потерь нет. Нам бы хотелось встретиться в ближайшее время.

— Видишь, Гарри, они все живы. Все хорошо.

Поттер всмотрелся в хмурое лицо директора. Очень долгую секунду Дамблдор о чем-то размышлял, будто принимал какое-то важное решение. Наконец, старый маг прошел к столу, собрал бумаги в ящик и достал вазочку с леденцами.

— Гарри, — очень мягко сказал Дамблдор. — Останься пока здесь, я скоро вернусь и отведу тебя к мадам Помфри.

* * *

Оставшись один, Гарри прошелся по кабинету. Он уже бывал у Дамблдора, но не осмотрел и половины приборов, расставленных по комнате. Фоукс провожал парня взглядом, но сгорать или как-то еще шокировать Поттера не собирался. Гарри подошел к столу, съел лимонную дольку, и осмотрелся. Потреты директоров сделали вид, что их нет. Почтенные волшебники отсыпались, кое-кого в рамах не было. Гарри быстро нашел раму Финеаса Найджелуса Блэка. Старика в ней не было. «Наверное, он дома», — подумал парень.

Внимание Поттера привлек один из шкафов. Створки оказались раскрыты, и сквозь проем Гарри увидел большую чашу. Парень аккуратно подошел к полке. Он догадывался, что это думосброс, похожий на тот, который он видел в доме крестного. Чаша мерцала: в ней плавало воспоминание. Искушение оказалось слишком велико, и Гарри рискул туда заглянуть…

…В кресле сидел Дамблдор. Это совершенно точно был Дамблдор, только заметно моложе. Тихо, но слышно закрылась дверь. Гарри дернулся. Отчего-то ему показалось, что директор сейчас поднимет голову и его увидит. Но Дамблдор читал большое письмо. Прошло то ли тридцать секунд, то ли целая минута. Наконец, директор поднял взгляд. Именно в тот момент Гарри понял, что никто его не видит.

Поттер прошел вперед и с интересом посмотрел на собеседницу директора. Густые черные волосы, знакомые черты. Высокие скулы, прямой нос, тонкие губы… Вот, значит, как выглядела Беллатрикс Блэк, когда ей было столько, сколько Поттеру сейчас. Белла Блэк в юности выглядела очень симпатичной. И при этом затравленной.

Гарри видел, как девушка смотрит на письмо, будто собирается прожечь в нем дырку. В отличие от самого Гарри, волшебница не ждала покорно, когда Дурсли успокоятся.

— Хотите лимонную дольку, мисс Блэк? — Дамблдор отложил письмо на стол.

Девушка мотнула головой, но потом будто спохватилась и торопливо ответила.

— Нет, профессор Дамблдор, спасибо, — еж свернулся и растопырил колючки.

— Вы, наверное, догадываетесь, по какому поводу я вас пригласил.

— Да, профессор, я догадываюсь, — Беллатрикс быстро глянула на письмо и снова уставилась на директора; ее взгляд был направлен на Дамблдора, но не ему в глаза.

— Ваша мама очень обеспокоена вашими увлечениями, — Дамблдор протер очки; он выглядел чуть ли не виноватым. — Она опасается за вас из-за Дуэльного клуба. Конечно, я не могу вас заставлять, но… вы не хотите пересмотреть свое решение?

Девушка еле заметно укусила себя за губу. Гарри обошел стул, на котором сидела Беллатрикс. Пока он описывал круг, слизеринка выпрямилась и расположилась на стуле с высокой спинкой, как королева на троне.

— При всем уважении нет, профессор Дамблдор, — Белла ответила очень ровным голосом. — Это занятие прилично для чистокровных волшебников, у меня получается, и мне это просто нравится.

Дамблдор поднялся и подошел к окну.

— Ну что же, — медленно произнес директор. — Я не вижу формальных причин запретить вам посещать Дуэльный клуб. Я напишу вашей матери, что вы твердо намерены продолжать эти занятия… дальнейшее, пожалуй, сугубо в ваших руках.

Беллатрикс крепко сплела пальцы. Что было дальше, Гарри увидеть не успел. Что-то подняло его прямо из кабинета, и он снова оказался в реальном мире.

— Гарри, — очень мягко произнес нынешний Дамблдор. — Разве прилично смотреть в чужие воспоминания?

* * *

— И вы разрешили ей? — Гарри с удивлением посмотрел на директора.

— Да, — Альбус кивнул.

— Вы знали, что будет, и разрешили?

— И да, и нет, Гарри, — вздохнул директор. — Я знал, что она общается с теми, кто сочувствует Волдеморту, но не думал, что она превратится в ту, о ком ты знаешь.

— Но… — Поттер подбирал слова. — Но если вы догадывались, то почему?!

Дамблдор медленно прошел к окну и уставился в ночное небо. Точно так же, как смотрел во время разговора с молодой Беллатрикс. Точно так же он подождал перед тем, как заговорить.

— Потому что это ничего бы для нее не меняло, Гарри, — наконец, произнес Дамблдор. — Пусть даже она бы ушла из Дуэльного клуба. Ты думаешь, что у волшебника мало возможностей заняться черной магией?

Поттер промолчал.

— Гарри, — Дамблдор еще раз назвал его по имени и посмотрел парню прямо в глаза. — Как только ты пытаешься повлиять на судьбу, ты должен быть готов за это отвечать. Я мог бы поставить побольше преград, но госпожа Блэк сама выбрала свою судьбу. Я не мог изменить ее самый главный выбор.

— И поэтому вы ей разрешили? Потому что не могли повлиять на ее другие решения?

— Именно поэтому, — кивнул директор. — Есть много людей с похожими способностями, много людей с похожим происхождением, но их отделяет друг от друга выбор, который они делают в жизни.

* * *

Белла прошлась вдоль полки, поигрывая палочкой. Она давно намервалась посетить магазин Борджина, но руки банально не доходили. Сначала — авроры, потом — кузен, потом — фальшивый Волдеморт. Однако, визит к Цезарю Самуиловичу, долго и упорно косившему под итальянского ростовщика, откладывать было уже невозможно.

В Лютный переулок они пришли вчетвером. Малфой тихо-мирно стоял у прилавка и о чем-то разговаривал с хозяином. Яксли стоял чуть поодаль и заинтересованно разглядывал беседующих. Селвин шатался по залу, как и Беллатрикс. Роль госпожи Блэк еще не была разыграна.

Белле хватало ума, чтобы не пытаться все делать самой. Лорд Малфой, который полтора десятка лет вертелся во множестве дел, и Яксли с его профильным образованием могли решить проблему гораздо лучше. Вместо того, чтобы разговаривать с Борджиным, Беллатрикс прохаживалась у полок, рассматривала изделия и нагнетала атмосферу одним своим видом.

Страшные и ужасные темные артефакты, о которых мечтают восторженные юные девочки, Белла называла очень просто — изделиями. Покупка подходящих изделий была заявлена как вторая цель визита в этот магазин. Первая цель была поставлена куда проще.

Склонить Борджина к сотрудничеству.

— …Мистер Борджин, — до Беллы донессы голос Люциуса. — Вы лично мне очень симпатичны и только поэтому я подробно вам объясняю всю серьезность ситуации и пытаюсь с вами договориться по-хорошему.

— Это вы называете «по-хорошему»? — хмыкнул владелец магазина.

— Именно по-хорошему, — Беллатрикс не видела, но была готова поспорить: Малфой улыбается. — В противном случае с вами бы сейчас говорила мадам Блэк, а она очень не любит долгие уговоры. Вы же ее знаете.

— Допустим.

Беллатрикс развернулась лицом к беседующим и еле заметно ухмыльнулась. Похоже, Люциус уже дожимает Борджина.

— Допустим… — протянул Малфой. — Это все равно, что сказать: «Допустим, бубонтюберы выделяют гной». Допустим, за пыточное проклятие, примененное к человеку, пожизненно сажают в Азкабан.

— И тем не менее, вы предлагаете сложные условия, лорд Малфой.

— В сложных обстоятельствах, мистер Борджин.

— Как вы мне предлагаете ничего не продать половине клиентов?

— У вас остается более щедрая половина, которая готова многое скупить.

— Но тем не менее…

Яксли вздохнул и повернулся к Белле. Беллатрикс сделала шаг к прилавку. Борджин ощутимо вздрогнул.

— Хорошо, хорошо, я согласен.

* * *

Кнут и пряник, примененные вместе — страшное сочетание, от которого многие люди проявляют чудеса мотивации. Весь вопрос в том, что надо найти подходящий кнут и вкусный пряник, на который у клиента нет аллергии. Кнутом был Яксли, у которого хватало компромата, чтобы устроить магазину большие проблемы. Малфой с Беллой славно сыграли в хорошего и плохого аврора. Борджин знал, а если и не знал, то догадывался, что там, где Малфой пойдет аккуратно и вдумчиво, Беллатрикс может наломать дров — хоть и остаться самой без выигрыша, но осложнить жизнь капитально.

Борджин знал и кое-что другое. Министерство может молчать, но слухи уже пошли. Малфой, как ни крути, гораздо более приятный покупатель, чем Крауч-младший. Крепкий кнут и сладкий пряник сделали свое дело.

— Руку славы стоит взять, — распоряжалась Белла. — Ожерелье не надо, а вот это… постойте-ка…

Ведьма с интересом подошла к старому шкафу, который до этого ей казался обыкновенным предметом мебели.

— Действительно, очень древняя и интересная вещь. Достался мне из одного выморочного имения. Я так понимаю, вы знаете, что это? Тогда, полагаю, мы начнем с восьмисот галлеонов.

— Двести, — отрезала Беллатрикс. — Он неисправен.

— Но это устранимо. Хорошо, шестьсот.

— Ремонт стоит денег или времени, которое тоже стоит денег, мистер Борджин. — Беллатрикс сложила руки на груди. — Исключительно из-за вашей благоразумности, двести пятьдесят галлеонов.

— Я не могу работать себе в убыток. Пятьсот, — покаянно произнес Борджин.

Остальные волшебники подошли поближе.

— Сейчас мы говорим о недополученной сверхприбыли. Триста и это мое последнее повышение.

Владелец магазина долго думал, смешно наморщив лоб.

— Хорошо, — наконец, произнес Борджин. — Триста так триста.

Беллатрикс стала счастливой обладательницей одиночного сломанного Исчезательного шкафа.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
kraaДата: Четверг, 28.11.2013, 20:45 | Сообщение # 93
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Таис, я очень довольна продолжением.
Поттер такой наивняк, что становится жалко его.
Белла, своей непоколебимостью превратилась в столп Волшебного мира. Когда она усыновит Поттера?



Без паника!!!
 
ТаисДата: Четверг, 12.12.2013, 21:52 | Сообщение # 94
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXX. Сделка

— Я опасаюсь, что Борджин мог что-то задумать, — поделилась Пенелопа.

— Любопытно знать, что, по-вашему, он мог предпринять.

— Ну… например, обратиться к аврорам.

Беллатрикс повернулась к невестке — она привыкла уже считать Пенелопу невесткой — и усмехнулась.

— Видите ли, юная леди… — Белла сделала небольшую паузу, — леди Блэк, возможно, вы не очень хорошо представляете, что такое Борджин. Вот что, по-вашему, представляет из себя его заведение?

— Магазин, который торгует специфической продукцией, но все остается в рамках закона, — пожала плечами Пенелопа. — Я не слышала, чтобы у него были проблемы.

— Это все? — приподняла брови Беллатрикс; дождавшись кивка, она уселась на диван и показала Пенни на место рядом.

Какую-то секунду Белла молчала, рассматривая младшую Блэк. Пожалуй, что Пенелопа Блэк уже начала заметно отличаться от той Пенелопы Кристал, которая впервые пришла на Гриммо. Все это время после свадьбы в ее облик медленно, по капле, добавлялось спокойствие и уверенность; Пенни не выглядела гостьей, она, наконец, ощутила, что это теперь и ее дом тоже.

— Во-первых, обращаться ему пришлось бы не в аврорат, а к ударникам. Но дело в том, что Борджину толком нечего сказать, — Белла откинулась на спинку дивана. — Ну хотел бы он не пойти нам навстречу, ну побежал бы он к властям, и что бы он им сказал? Что господин Малфой и господин Яксли настойчиво просили его не продавать по-настоящему серьезные изделия сторонникам фальшивого Волдеморта, угрожая прийти к кому надо и про кое-что рассказать?

— Кажется, что я что-то совершенно не представляю, — покачала головой Пенелопа. — Хотя да, стоит упомянуть фальшивого Сами-Знаете-Кого, как его поднимут на смех.

— Разумеется, — Беллатрикс широко улыбнулась, показав свои плохие зубы, — дело в том, что мы кое-что знаем за Борджиным. Про то, что он скупал краденое, только слышала, не знаю точно, а вот некоторые другие вещи нам доподлинно известны.

Пенелопа прищурилась и еле заметно улыбнулась. Умная девочка сразу поняла, что вопрос «Откуда?» будет очень и очень глупым.

— Поэтому никуда он не побежит. А даже если побежал бы — растерял львиную долю клиентов, которые от ударников побегут, как дементор от Патронуса.

— Тогда можно не беспокоиться, — улыбнулась Пенни.

Младшая Блэк погладила живот, чисто машинальным, автоматическим движением. Белла поерзала и поднялась. Ей резко захотелось курить.

* * *

Бродяга где-то шатался весь день. Беллатрикс с Пенелопой успели пообедать, сделать множество дел, поболтать, изучить гобелен, и, наконец, дождаться Сириуса Блэка. Сириус появился только к ужину вместе с Люпином. Оборотень выглядел помятым. Впрочем, он каждый раз так выглядел, когда попадался Беллатрикс на глаза. Белла колебалась примерно полсекунды, но в итоге Люпин ужинал вместе с Блэками.

Винки испуганно косилась на оборотня, но больше своих эмоций не выдавала. Этим она и отличалась от Кричера. Старый домовик нашел бы способ одновременно исполнить приказ хозяйки и испортить Люпину настроение. О серьезных вещах во время еды никто не говорил. Беллатрикс равнодушно поглощала пищу и время от времени поглядывала на Люпина. Оборотень ел очень аккуратно; его можно было смело назвать воспитанным. Белла помнила Фенрира, который отчаянно пытался казаться союзником, а не подчиненным. Выглядело это как истерика маленького мальчика в магазине. Полная невоздержанность только усугубляла такое впечатление.

Римус казался полной противоположностью Сивого, и это по-настоящему пугало. От зверья вроде Фенрира не ждешь ничего хорошего. Сивый оставался дикой тварью что при полной луне, что при новой. Темный Лорд посадил его на поводок, но ручным Фенрир не стал. Люпин же был образован, воспитан, спокоен. Требовалось сделать над собой небольшое усилие, чтобы вспомнить: в полнолуние он превратится в чудовище, которому лучше не попадаться на глаза

Только когда дело дошло до чая, волшебники заговорили.

— Сивый исчез, — Люпин сразу перешел к делу. — Я побывал в нескольких местах, но его нигде нет. Он как в воду канул.

Белла поцокала языком. Сириус, по-видимому, уже все знал и почти никак на эту новость не отреагировал.

— Значит, скрылся, — протянула Беллатрикс. — Что же, это явно не от страха перед нашей общей проблемой.

Ведьма сделала маленький глоток чая.

— Вы сами понимаете, что там со мной никто не был слишком откровенен, — добавил Люпин.

— Разумеется. Вы все же для них не свой, — Беллатрикс не подкалывала и не унижала. Она просто констатировала факт. — Не думаю, мистер Люпин, что это вас расстраивает.

Оборотень кисло улыбнулся.

— Я помню Фенрира, — сказала Белла. — Он считал себя ценным союзником, мы считали его пушечным мясом. Может, какие-нибудь идиоты потом будут рассказывать про Сивого, который собрал свою армию против Дамблдора и Волдеморта, но факт есть факт. Если он ушел, то ушел к фальшивому Волдеморту.

— Сколько оборотней он сможет притащить? — спросил Сириус.

— В моей молодости мог немало. Но заслуживают внимания единицы. В любом случае, вряд ли мы смогли бы убедить Фенрира остаться в стороне. Никто из нас не даст Сивому то, что его по-настоящему интересует.

Волшебники переглянулись.

— И Темный Лорд бы не дал, — ухмыльнулась Белла; она ощутила невысказанный вопрос. — Но не будем об этом. В любом случае, мы знаем, что Сивый уже в игре.

— Насколько реально его выследить и убить? — спросил Сириус.

— А есть ли сейчас в этом смысл? — пожала плечами Белла. — Если Сивый и умрет, то найдется кто-то другой, кто приведет стаю к фальшивому Волдеморту. Ты гораздо лучше меня знаешь, каково живется оборотню.

Люпин кивнул.

— Меня сейчас волнует другой вопрос, — Белла резко сменила тему, — где будет жить летом Гарри Поттер?

Повисла пауза. Люпин и Сириус переглянулись. Пенелопа посмотрела на Беллатрикс. На Сириуса. Снова на Беллатрикс.

— Мы еще не говорили с Дамблдором, — Люпин взял слово, — но ему точно придется побыть у тетки.

Сириус выразительно поморщился.

— Все лето? — непринужденно спросила Белла. — Достаточно двух недель. Где он будет потом? Я догадываюсь, что мальчик может пожить у тех же Уизли, которые охотно его примут. На месте Дамблдора я бы поступила точно так же — доверила ребенка нормальной семье их своих людей. Но ситуация несколько изменилась.

Волшебники смотрели на Беллатрикс.

— Мнение и чувства кузена я знаю. Пенелопа, — мягко произнесла Белла, — не будешь ли ты против, если мы примем летом Гарри Поттера.

Младшая Блэк молчала примерно полсекунды.

— Не вижу ни одной причины для возражений, мадам Блэк, — Пенни говорила небыстро, тихо и твердо. — Мой муж сейчас самый близкий для него человек. Ребенок будет счастлив жить со своим крестным.

Сириус кивнул, соглашаясь.

— Я полагаю, что Поттер должен проводить лето у нас, — подытожила Белла. — По праву.

— Госпожа Блэк, — Люпин говорил очень аккуратно, будто искал вслепую какую-то вещь, — могу ли я задать один щекотливый вопрос?

— Вы — можете, — Беллатрикс приподняла бровь и устроилась удобнее.

— Я понимаю, почему этого очень хочет Сириус. Но вы знаете, что первый же вопрос, который вам зададут, будет звучать так: «В чем ваш интерес?»

Люпин замолчал.

— Мой интерес — честь нашей семьи, — Беллатрикс положила локти на стол и выставила перед своим подбородком сплетенные пальцы; это выглядело чуть ли не маггловским микрофоном на трибуне. — Он наш дальний родственник. Он крестник моего кузена. И с каждым днем, который он проводит у каких-то магглов, очередной человек задается вопросом. Блэки забыли о крестнике? Блэки не могут пригласить к себе мальчика? Безусловно, нам не очень интересно чужое мнение, но то, что с нами не живет ребенок, для которого мой кузен — ближайший родственник по нашу сторону Статута… это уже не мнение. Это факт — самая упрямая в мире вещь. Гарри Поттер должен жить в доме Блэков.

— А прежде всего он не должен жить у Дурслей! — резко произнес Бродяга.

— Дамблдор воспримет это с недоверием, — грустно сказал Люпин.

— Я не буду удивлена.

* * *

— Куда прешь, олень?! — заорал Нотт и подскочил с места.

Пьюси несся вперед, к воротам, как олень во время гона — не видя ничего, кроме трех колец. Сбоку зашел один из близнецов Уизли, но охотник не отворачивал. То ли он ничего не замечал, то ли он надеялся на свое умение — с трибуны было непонятно. Пьюси бросил квоффл и через долю секунды охотника ударил бладжер. Нотт и Паркинсон охнули, когда Пьюси пару раз повернулся на месте; удар оказался чувствительным, но не фатальным.

— Квоффл у сборной Гриффиндора! — надсаживался Джордан. — Белл! Джонсон! Удар! Го-о-о-о-л!

Нотт поерзал на месте. Счет стал уже восемьдесят-ноль в пользу Гриффиндора. Уизли, разумеется, взял и этот отчаянный квоффл. Мало того, что у Слизерина было втрое меньше атак на ворота, так еще и вратарь сильно уступал Рону.

Выиграть матч для Слизерина мог только ловец; но Драко и Джинни Уизли нарезали круги на большой высоте и высматривали снитч. Малфой висел на хвосте у гриффиндорки. Джинни отправилась на игру на своей метле: то ли Поттер не дал «Молнию», то ли Уизли ее не захотела брать — Нотт не знал.

Он знал только то, что хочет увидеть победу команды Слизерина. Да, у него почти снейповское отношение к квиддичу, да он сам не играет, но… просто хотелось, и все. С хорошей метлой у Драко были все шансы.

Спиннет внесла еще один квоффл в ворота, когда Уизли что-то увидела и начала снижаться. Малфой повис у Джини на хвосте, как привязанный. «Он не видит снитч», — понял Нотт. — «Он просто идет за ловцом». Может, это финт? Но тогда Уизли попробовала бы войти в пике. Нотт и Панси забыли про все, что творилось внизу — они, не отрываясь, смотрели ввысь, туда, где двое ловцов начали гонку.

Белл внесла еще один квоффл, но ловцы уже синхронно вошли в пике. Теперь Драко не летел за Джинни — он тоже видел снитч. Уизли была чуть ближе. У Малфоя была лучше метла. Драко почти догнал гриффиндорку, но Джинни резко увела метлу в сторону — Малфой был вынужден притормозить, чтобы не столкнуться. Джинни осталась впереди, но Драко мог ее обойти по дуге — ему хватало скорости. Ловцы почти поравнялись, и Уизли еще раз дернулась в сторону Малфоя.

Слизеринец и гриффиндорка сшиблись с оглушительным грохотом. Нотт не понял, что в точности произошло. Он слышал грохот, свист Поттера, видел двух столкнувшихся подростков, но вниз потелела только одна метла.

Как это получилось у Малфоя, Теодор так и не понял. Но Драко спускался вместе с Уизли: он смог втащить девушку на метлу.

— Малфой поймал снитч и ловца Гриффиндора! — возопил Джордан после секундной паузы.

* * *

Для кого-то квиддич — вещь исключительной важности. Для кого-то еще — просто забавная игра. Для третьих — вообще бессмысленное времяпровождение. Беллатрикс обошла всех. Квиддич оказался для нее поводом встретиться с Дамблдором. Когда белокурый рыцарь спустился с прекрасной дамой на метле, и половина трибун ринулась качать игроков, Белла поднялась и двинулась в замок. Снейп встретил ее в условленном месте и провел к директорским покоям по самым настоящим закоулкам. По меньшей мере, ни единой живой души им не встретилось.

— …Северус, пожалуйста, оставь нас вдвоем, — произнес директор.

Дверь закрылась и Белла уселась в кресло. Фоукс посмотрел на гостью и снова перевел взгляд на директора. Дамблдор сложил бумаги и поднялся с места. Беллатрикс никак не могла отделаться от ощущения дежа вю.

— Итак, мадам Блэк, — Дамблдор медленно прошел к окну, — Сириус и Ремус сказали, что у вас есть серьезный разговор. Я вас внимательно слушаю.

— Тогда вы, вероятно, знаете, что я хочу обсудить, — Белла выпрямилась; сказывалась ее давняя привычка скрывать нервозность за демонстративной царственностью. — Я считаю, что мальчик должен летом жить у крестного. У нас дома. В самом безопасном месте Британии за стенами Хогвартса.

— Все это хорошо и правильно, госпожа Блэк, — Беллатрикс почувствовала, что сейчас будет безупречно аргументированное «но», — но скажите, пожалуйста, почему вести этот разговор пришли вы, а не Сириус?

— Очень просто, — Беллатрикс не возмущалась; директор спрашивал, но не отказывал. — Проблемы в том, чтобы отпустить Гарри к Сириусу, нет, если, конечно, я правильно понимаю ваши отношения. Проблема в том, чтобы отпустить Гарри в дом, в котором живу я, и мы с вами оба это знаем.

— Безусловно, — кивнул Дамблдор. Беллатрикс не видела его выражения лица.

— Поэтому я рассчитываю, что вы не будете препятствовать ребенку побыть с самым близким для него человеком.

— И одновременно с этим в одном доме с вами, — Дамблдор повернулся, и его глаза показались Белле двумя льдинками. — Вы чудесно знаете, чем это чревато для мальчика.

— О, я догадываюсь, что вы опасаетесь за шкалу ценностей Поттера…

— Неверно. Я просто вам не доверяю, — холодно ответил Дамблдор.

— Если бы вы сказали, что доверяете мне — я бы увидела очень серьезный повод для беспокойства, — Беллатрикс тоже немного подпустила холода в голос, — и начала бы искать подвох.

Директор и ведьма посмотрели друг на друга чуть оттаявшим взглядом.

— Что поделать, — Дамблдор вернулся за свой стол. — Говорят, что здоровое недоверие — хорошая основа для совместной работы. Что вы мне можете сказать по этому поводу?

— Если бы мы говорили о взрослом человеке, то я бы сказала: «Что это за убеждения, которые не выдержат легкого сомнения?» — Белла не могла не подпустить легкую шпильку. — Но это ребенок, поэтому я отвечу проще — нормальные отношения с братом и выгода семьи для меня важнее, чем агитация Поттера…

— …К тому же он все равно с вами пообщается, оказавшись на Гриммо, — Дамблдор побарабанил пальцами по столу. Секунду или две старый маг молчал. — Хорошо. Мадам Блэк, вы же не легилимент, но окклюменцией владеете, я прав?

— Вы и так это чудесно знаете, — Беллатрикс впервые с начала разговора позволила себе расслабиться.

— Тогда я попрошу вас о небольшой услуге, — директор чуть подвинул вазочку с леденцами, — Хотите лимонную дольку?

Белла взяла лакомство, откусила небольшой кусочек и чуть подержала его на языке. Она до сих пор не могла определиться, что ей больше нравилось после Азкабана — табак или сладкое. Она старалась обходиться без сахара, чтобы не испорить окончательно зубы. Но что им сделается от лимонной дольки?

— Вы знаете о странной связи Гарри с фальшивым Волдемортом, — директор чуть подался вперед. — Я считаю, что эту проблему надо решать и немедленно. Я мог бы обратиться к Северусу, но вы знаете главную проблему.

— Отец Поттера, — Беллатрикс пошевелила половинкой дольки, которую еще держала в пальцах; лакомство оказалось неожиданно вкусным.

— Не только. Северус способен на очень многое, он сильный и искусный маг, но, как многие хорошие специалисты, он не всегда понимает, как можно не понять то, что он сам считает элементарным. Мальчика надо научить окклюменции. Вы можете обучить его азам за лето?



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
kraaДата: Четверг, 12.12.2013, 22:53 | Сообщение # 95
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Цитата Таис ()
Вы можете обучить его азам за лето?

Огого? Дамблдор, в кои-то века, стал вменяем. Или это просто пыль в глазах?



Без паника!!!
 
матросДата: Пятница, 13.12.2013, 00:36 | Сообщение # 96
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
скорее-пыль.интриганишка.


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
kraaДата: Пятница, 13.12.2013, 03:10 | Сообщение # 97
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
матрос, скорее всего. У Дамблдора есть виды на каждого, не упустит он своего золотого мальчика.


Без паника!!!
 
Lady_MagbetДата: Пятница, 13.12.2013, 13:41 | Сообщение # 98
Ночь темна перед рассветом...
Сообщений: 1088
« 198 »
Другое дело, что уже трудно понять какой он реально. Вечные маски и гра на публику( Даже в каноне...


Ты никогда не узнаешь, когда начнется твоя шизофрения.
 
ТаисДата: Вторник, 17.12.2013, 00:27 | Сообщение # 99
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXXI. Открытые карты

Беллатрикс помолчала секунду, переваривая услышанное. Ведьма взяла еще одну лимонную дольку.

— Вы совершенно серьезны? — уточнила Белла.

— Абсолютно.

Обучение окклюменции — вещь полезная, но не очень приятная. Белла задумалась: может, Дамблдор, как всегда, строит планы внутри планов? Или разгадка гораздо проще?

— Хорошо, — кивнула головой Беллатрикс. — Я готова взяться за обучение Поттера. Я даже больше скажу: я не буду препятствовать тому, чтобы он общался летом с друзьями.

— Вы ведь догадываетесь, что в кругу друзей Гарри есть разные дети, — полуспросил-полунамекнул Дамблдор; его взгляд потеплел.

Белла вздохнула.

— Да, конечно, — ведьма пожала плечами. — Я догадываюсь, что Поттер захочет увидеться с Роном Уизли.

— И не только, — очень мягко сказал Дамблдор.

— И не только, — согласилась Беллатрикс. — Но эта Гря…йнджер отличается небывалым везением. Видите ли, мы с Сириусом в свое время поспорили — найдется ли хоть один волшебник из семьи магглов, который сможет хорошо учиться без помощи друзей.

— Простите за бестактность, какова же была ставка? — прищурился Дамблдор.

— Если такой волшебник найдется, то мне придется его, в нашем случае ее, воспринимать как обычную ведьму, — Белла чуть наклонила голову. — В нашем случае, как обычную бестактную непоседливую ведьму. Кроме того, я хочу проверить некоторые свои предположения о восприятии такими, как она, волшебного мира.

— Я бы не был так категоричен, но вы в своем праве, мадам Блэк.

Беллатрикс доела лимонную дольку и сплела пальцы. Отчего у нее складывалось ощущение, что Дамблдор заранее знает, о чем она еще хочет говорить? Ее не легилиментили — она должна была бы почувствовать. Оставалось только принять, что директор очень хорошо знает, с кем имеет дело. Опыт и ум вполне способны заменить легилименцию.

Дамблдор сидел ровно, не показывая беспокойства. Он терпеливо ждал, когда же Беллатрикс заговорит и скажет вторую вещь, не менее, а может, и более важную, чем летний дом Гарри Поттера.

— Теперь, господин директор, я говорю от имени организации. Сириус должен был поставить вас в известность о нашем решении, — Белла снова «села на трон».

— Да, я слышал. Вы взяли себе старое название. И что же мне хотят сказать Вальпургиевы рыцари? — Дамблдор остался спокоен. Даже с интересом поглядел поверх очков.

— В сложившейся ситуации Вальпургиевы рыцари хотят обсудить планы дальнейшего сотрудничества.

— И, разумеется, речь идет о планах «после»? — мягко улыбнулся Дамблдор, и его глаза напоминали не льдинки, а мартовское небо: еще не летнее, но теплое. — Я ведь знаю, мадам Блэк, что слов «я раскаиваюсь» от вас не дождутся никогда.

— Именно так, — Беллатрикс улыбнулась; злобно, хищно, похоже на оскал. — Вы знаете, и я знаю, что нас свело вместе только одно. Фальшивый Волдеморт всем нам одинаково омерзителен. Это заставило нас отложить в сторону наши… разногласия.

— Наши, за неимением лучшего слова, разногласия вновь станут важными после победы, — Дамблдор говорил спокойно, без эмоций, он просто излагал факт. — Но если я вас правильно понял, вы хотите обсудить их сейчас? Заранее?

— Чтобы не обесценить победу, господин директор. Братства и любви между нами быть не может. Но мы допускаем, что между нами возможно взаимопонимание и компромисс.

— Вы думаете, что мы сможем принять ваши взгляды на кровь?

— А чем наши взгляды отличаются от нынешних? — рассмеялась Беллатрикс. — У грязнокровок не отбирают палочки? Так и Темный Лорд не собирался так делать. Гр…хорошо, магглорожденные, — Белла откровенно забавлялась, — могут сделать карьеру? Покажите мне хоть кого-то, не считая Крессвелла. В глазах Министерства все равны, но вот беда: некоторые гораздо равнее. Разве вы будете спорить с тем, что мы просто честнее?

— И что же вы предлагаете обговорить сейчас? Поделить шкуру неубитого медведя? — Дамблдор то ли признал, что спорить бессмысленно, то ли пропустил вопрос мимо ушей.

— Фадж показал свое лицо. Он теперь наш враг и мы вряд ли сможем быть спокойны, пока он сидит в кресле министра. У нас есть реальный шанс сбросить Фаджа и когда это случится, так или иначе, нам всем достанется большая доля власти и ответсвенности. А что до шкуры неубитого медведя… вы читали истории про пиратов?

— Нет, — покачал головой Дамблдор.

— А я вот много такого прочитала в детстве. Почти всегда они отправлялись за кладом, и когда они его выкапывали, начинался дележ. Те, кто не договаривался ни о чем заранее, обычно заканчивали очень и очень плохо. Поэтому я думаю, что нам стоит попытаться найти компромисс сейчас. Клад уже перед нами, господин директор.

Дамблдор помолчал. Беллатрикс сейчас вспомнила, что говорит с человеком, который несколько раз отказывался от поста министра. Дамблдор о чем-то задумался, едва лишь услышал слово «власть». Наконец, он посмотрел на Беллу поверх очков.

— Хорошо, что вы увязываете власть с ответственностью, — из уст старика это выглядело похвалой за выученный урок. — Я свяжусь с Эммелиной, и мы попробуем посмотреть, могут ли у нас быть хоть какие-то точки соприкосновения. Мисс Грейнджер вам нужна для проверки именно таких предположений?

— Да, — сухо ответила Беллатрикс. — Я хочу поглядеть, что в ней от крови, а что — от воспитания, раз уж так сложилось.

* * *

От Дамблдора Белла вышла в смешанных чувствах. Уже и эльф сбегал за профессором, уже они со Снейпом прошли пару коридоров, а Беллатрикс обдумывала прошедший разговор. Дамблдор очень легко согласился. Она ожидала, что придется уговаривать, настаивать, чуть ли не требовать. Но реальность выкинула очередной фортель. Почему все прошло так быстро и гладко? Ее замыслы не мешали планам Дамблдора или вообще оказались их частью?

— Знаешь, Северус, — произнесла Белла, когда они дождались лестницу, — похоже, нам стоит встретиться не в Хогвартсе, чтобы ты не стал ассоциироваться у меня с лимонными дольками и головоломкой.

Снейп помолчал. Белла не была в курсе, знал ли он про грядущее обучение Поттера или нет. Но говорить она в любом случае не собиралась. Даже если оставить в стороне предупреждение Снейпа — вокруг находилась школа с кучей детей и взрослых с большими любопытными ушами.

Снейп потер подбородок и поглядел по сторонам. Белла тоже осмотрелась и прислушалась. Вроде никого рядом нет, даже портретов.

— Есть еще один хороший фильм, — сказал он. — Старый, но интересный. Можем посмотреть его на пасхальных каникулах.

— Только днем, а не вечером, — ухмыльнулась Беллатрикс. — Я ночевать у тебя не планирую.

Они прошли по лестнице, еще по нескольким коридорам и выбрались к мосту. Школьники развлекались в гостиных, преподаватели тоже не показывались навстречу. Белла уже подумала, что они скроются незамеченными, но, по закону подлости, на мосту на них вынесло того, кого ведьма ждала меньше всего.

Навстречу Снейпу и Беллатрикс шел Каркаров. Игорь заметил их, но так получилось, что волшебники стояли как раз на его пути. Разворачиваться и уходить Каркаров не спешил, обойти по дуге тоже не собирался.

— Здравствуй, Игорь, — голос Беллатрикс можно было намазывать на хлеб вместо варенья.

— Блэк. Снейп, — Северус только кивнул головой в ответ на приветствие Каркарова.

— Ты не подумал о предложении Дамблдора? — вопрос буквально пригвоздил Игоря к месту.

— Я не буду вести с вами диалог в присутствии Снейпа, — отрезал Каркаров и сделал шаг в сторону, с дорожки в траву.

— Хорошьо, — размеренно произнесла Беллатрикс. — Северус не умеет говорить на русском языке. Вы можьете говорить по-русски, но медленно.

— Пусть будет так, — заговорил Каркаров. — Я сомневаюсь, что вы можете предложить вариант, который мог бы меня заинтересовать.

Снейп совершенно невоспитанным образом прислонился к опоре мостика и смотрел на Игоря. Судя по его взгляду и движению уголков губ, профессор забавлялся. Он действительно не знал русского языка, но понимал, что Игорь демонстрирует обширный словарный запас и богатство образов. Проще говоря — выделывается.

— Поэтому сожалею, но я вынужден отклонить любые приглашения к сотрудничеству, — медленно и отчетливо произнес Каркаров.

Беллатрикс покивала головой, осмысливая словесную эквилибристику Игоря.

— Я могу стереть твою Черную метку, Каркаров, — Беллатрикс медленно, отчетливо произнесла эту фразу, и с лица Игоря слетело все его самодовольство.

— Что? — спросил он.

— Я повторю целиком эту фразу, чтобы ты понял, Каркаров, — Белла со стороны могла бы показаться большой черной вороной. — Я. Могу. Стереть. Твою. Черную. Метку.

— Как? — выдохнул Каркаров.

— О, я вижу, что теперь ты не вы… вы-де-лы-ва-ешь-ся, — Беллатрикс с довольным видом сложила руки на груди. — Итак. Я хочу, чтобы ты подтвердил появление фальшивого Волдеморта.

* * *

Каркаров, конечно же, не сказал ничего определенного. Впрочем, Беллатрикс и не ждала от него каких-то решительных шагов. Она просто показала сочную, вкусную морковку. А пойдет ли за ней ослик — его дело. Заявление Каркарова может служить лишним доказательством, в подкопе под Фаджа или в мобилизации — не суть важно. Уже не суть важно.

Это Белла и изложила Снейпу у самой границы антиаппарационного купола.

— …Проблема Каркарова в том, что он нас боится меньше, чем фальшивого Волдеморта. Инсендио, — Беллатрикс подожгла сигарету, и Снейп демонстративно создал воздушный пузырь вокруг носа. — А пугать его в Хогвартсе некому. Но вот такое предложение может на него повлиять.

— Не исключено, — согласился Снейп.

— Каркаров трус, но не дурак. Он должен хотя бы попробовать уцепиться за соломинку.

Снейп кивнул. Они простояли в тишине еще минуту.

— Северус, — Белла затоптала окурок в траве, — И все же, я с удовольствием приду смотреть кино во второй раз.

— В третий, — поправил Снейп.

— Да, точно, в третий.

Беллатрикс аппарировала на крыльцо дома. Она специально не стала перемещаться через камин. Министерским незачем знать, когда и из какой точки он покинула Хогвартс. Ведьма открыла дверь и вошла в прихожую. Кричер уже ждал ее; старый эльф принялся вешать ее пальто на крючок. Беллатрикс почти не вслушивалась в его болтовню — да, младшие хозяева уже вернулись, да хозяин Сириус уже ее ждет, да, хозяйка Пенелопа довольна… это все Беллатрикс знала, а если и не знала, то догадывалась. Она переобулась в домашние туфли, поправила хвост волос и уже собралась подниматься, когда в прихожую свалился Сириус.

— Ну как? — с ходу спросил Бродяга.

— Ты не поверишь, — покачала головой Белла. — Дамблдор совершенно не против.

Белла предполагала, что Сириус будет рад. Она даже предполагала, что он будет очень рад. Но она не догадывалась, что Сириус будет бурно радоваться перед портретом Вальбурги. От громкого, совершенно мальчишеского клича Бродяги шторки распахнулись. Вальбурга Блэк посмотрела перекошенным лицом на сына и племянницу… и мгновенно завелась.

— Ты-ы?! Опять от полукровки?!

— Мама, я женат, — назидательно произнес Сириус, уже примеряясь к шторкам.

Но Вальбурга его и не слышала.

— Ладно этот… позор моей плоти, но ты?!

Шторки закрылись, и в прихожей повисла звенящая тишина.

— Беллс? — Сириус говорил негромко, но его слова казались чуть ли не криком.

Беллатрикс зачем-то поправила волосы.

— Она про Снейпа, — сказала Белла обычным, будничным голосом.

Сириус открыл и закрыл рот, как рыба, выброшенная на берег. Неизвестно, что бы он сказал и в каких выражениях, но к ним двоим пришло спасение. Спасение остановилось наверху и заговорило голосом Пенелопы.

— Сириус? Она успокоилась? Что случилось? Мадам Блэк пришла?

— Иди, жену успокаивай, — грустно произнесла Белла. — Потом поговорим.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
матросДата: Вторник, 17.12.2013, 00:41 | Сообщение # 100
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
Lady_MagbetДата: Вторник, 17.12.2013, 20:00 | Сообщение # 101
Ночь темна перед рассветом...
Сообщений: 1088
« 198 »
Благодраю за проду)


Ты никогда не узнаешь, когда начнется твоя шизофрения.
 
ТаисДата: Суббота, 04.01.2014, 23:20 | Сообщение # 102
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXXII. Погода в семье

Беллатрикс и Сириус сидели за кухонным столом. Они оттянули неприятный разговор до позднего вечера. Они поужинали, Белла написала письма Нотту и Малфою, Пенелопа легла спать. И только после этого двоюродные брат с сестрой, не сговариваясь, спустились вниз.

Блэки уселись за стол. Не напротив, рядом. Включили на полную мощность свет. Сириус откуда-то достал початую бутылку огневиски и пару стаканов. Он разлил напиток, и Белла молча взяла свой стакан в руки.

— Беллс, — Блэк говорил раздосадованным, совершенно убитым тоном, — Но как? Почему?

Беллатрикс пригубила виски и чуть посмаковала крошечную порцию.

— Так вышло, — ответила она и в паре предложений описала, как такое вышло.

— Значит, кино? — Сириус, как никогда, напоминал грустного пса.

— Да, — Беллатрикс сделала еще один маленький глоток огневиски.

Бродяга подержал в руке стакан и выпил его залпом, без всякого уважения к напитку. Сириус поморщился, вытер несуществующие слезы и поднял взгляд на Беллу.

— Беллс, ты понимаешь, что Сопливус поимел весь род Блэков?

— Да? — удивилась Беллатрикс. — А тебе он какое кино показывал?

Сириус сердито уставился на кузину, но его рот против воли скривился в усмешке.

— Или ты в переносном смысле? — Белла сделала третий глоток. — Тогда у меня встречный вопрос. А тебя это настолько сильно волнует? По-моему, я уже не маленькая девочка.

Сириус помолчал. Потянулся к бутылке, даже схватил ее за горлышко, но остановился. Блэк тихонько подергал себя за патлы, будто собрался рвать на себе волосы.

— Безусловно, — наконец, произнес он и с силой отодвинул стакан.

— Тогда какие могут быть проблемы? — Белла опять пригубила огневиски.

Блэк опять замолчал.

— Глупо это все, — наконец, заговорил он. — Я понимаю, что ты старше, и все прочее, и запрещать тебе что-то я не вправе…

Беллатрикс молча кивнула. Похоже, Бродяге нужно было выговориться.

— Нет, ты на самом деле в своем праве, — продолжил Сириус; похоже, стакан без закуски на него уже подействовал. — Но мне неприятно, что вот этот вот — и тебя…

— Без подробностей, — тихо, но твердо произнесла Беллатрикс.

— Угу, — Бродяга подпер руками подбородок. — Пусть будет без подробностей. Знаешь, мне сейчас хочется орать, возмущаться и просто… взвыть. А не получается. Вроде уже готов, а так думаю: «Зачем?» И сразу все желание шуметь пропадает.

Сириус притянул бутылку и начал ее пристально рассматривать.

— Мы просто уже откричали свое друг на друга, — Беллатрикс аккуратно коснулась пальцами плеча кузена.

— Думаешь? — фыркнул Блэк и наполнил свой стакан. — Да нет, все проще. Ты помнишь, как ты кричала, когда пришла ко мне? И что, мне орать так же из-за какого-то… Сопливуса? — Сириус собрался выпить, но передумал и поставил стакан. — Ты думаешь, что я буду орать из-за Снейпа, когда не орал из-за Волдеморта? Я не моя матушка.

Блэки, не сговариваясь, чокнулись стаканами и сделали по глотку огневиски.

— Знаешь, я подумал сейчас, — продолжал Бродяга. — Кажется, я понял, отчего матушка так себя вела. У нее просто в жизни не было ничего серьезного. Гриндевальдовскую войну она застала еще школьницей, Волдеморта застала под самый закат… вот и орала одинаково, что из-за незастеленной кровати, что когда я в девять лет полез на чердак и чуть не убился.

— Я знаю, — кивнула Белла.

Сириус осмотрелся. Нашел взглядом флакон отрезвителя и успокоился; даже в самом пиковом случае можно быстро прийти в себя.

— Вот и получилось то, что получилось. Мне никогда не нравилось в этом доме. Каждое лето возвращался, как… даже не знаю куда. Мне было десять, и мама гордо говорила, что я настоящий Блэк. А потом попал на Гриффиндор и меня стали ругать, — Сириус ухмыльнулся, — за то, что веду себя как настоящий Блэк.

Беллатрикс еще раз пригубила огневиски.

— А самый противный момент — когда вьезжаешь в Лондон.

— Именно, — очень серьезно согласился Бродяга. — А сейчас мне тут хорошо. Тут мой дом. Семья, жена…

— А жена как? — поинтересовалась Беллатрикс. — Ты с ней больше общаешься, чем я.

Сириус огляделся и пару секунд прислушивался. Наконец, он склонился к уху кузины и жарко зашептал, обдав ведьму запахом перегара.

— Пенни тебя опасается.

— С чего ей меня опасаться? — удивилась Белла.

— В самом деле, с чего полукровной волшебнице опасаться тебя? — Сириус чуть отстранился и заржал. — Покажи хоть кого-то, кто тебя не опасается.

— Ты, — Беллатрикс без церемоний показала пальцем на Бродягу; то ли алкоголь сделал свое дело, то ли еще что.

— Может быть. По меньшей мере, запри нас двоих в одной камере — остался бы только кто-то один, — Сириус помрачнел и сделал глоток огневиски.

— А потом я бы сошла с ума. Или ты.

— Наверное, да, — очень медленно проговорил Бродяга; его язык еще не заплетался, но Блэк смело шагал к опьянению. — И не было бы ничего этого. Знаешь, я часто удивляюсь, как так получилось, что мы вообще стали разговаривать. Ты ведь все знаешь про нас до восемьдесят первого.

Беллатрикс помолчала пару секунд, собираясь с мыслями. Бродяга нависал рядом и тоскливо рассматривал полупустой стакан. Повисла неприятная, тяжелая тишина, будто оба думали, что делать с чемоданом без ручки — нести тяжело, а выбросить жалко.

— Знаю, — односложно ответила Белла.

— А знаешь, когда я понял, что буду с тобой говорить? — Сириус бросил взгляд на огнвиски и уставился на кузину. — Когда тебя притащили из карцера. Ты еле ворочалась, и я понял — если ты будешь буйствовать, тебя выпьют досуха. И тогда мне стало страшно, Беллс. Своими подколками и шутками я мог бы тебя убить. Тогда мне жалко не было, — Блэк посмотрел прямо в глаза Беллатрикс. Он дождался еле заметного кивка и продолжил. — Но убить вот так… нет, я такого сделать не мог. Сошлись бы мы в бою — тогда да, но не там, в Азкабане.

— Там забывают старые дела… — медленно произнесла Беллатрикс. — Нет, не забывают, просто откладывают в сторону. А я побоялась сойти с ума. Я чувствовала, что меня там надолго не хватит. Вот с этого все и началось. Знаешь, даже странно. Мы оба — Блэки, оба, прямо скажем, не любимые дети, оба похожи. И так все по-разному сложилось, — ведьма помолчала. — Хорошо, что мы осознали себя братом и сестрой.

Не сговариваясь, Белла и Сириус стукнулись кулачками и залпом выпили свои стаканы.

— Слушай, — Беллатрикс поморщилась от выпитого, — объясни хоть ты: зачем она покрасилась?

— А ты почему носки снимаешь только в ванной? Вот то-то же. Ты знаешь, что на Пенни наорала матушка, а она побоялась закрыть шторки?

— Что? — вот теперь Беллатрикс удивилась по-настоящему.

— То, Беллс, то. Пенни — полукровка, хорошая, милая, но она все равно еще не до конца освоилась с этой ролью. К тому же прапрабабка чудесно с ней возилась, но внушила ей, что до первенца… в общем, ты все понимаешь.

Беллатрикс кивнула.

— Надо поговорить с теткой, — сказала она после небольшой паузы. — Но утром. На трезвую голову. Сириус, — Белла потерла лоб, — Пойдем по кроватям, пока я могу ходить нормально.

Обычно Беллатрикс почти не пила спиртного. Неожиданно большая доза огневиски уже действовала на нее; Белла вроде как еще могла думать, говорила не заплетающимся языком, могла спокойно ходить… и при всем этом понимала — еще немного алкоголя, и она окажется в насквозь омерзительном состоянии.

* * *

…Взрослые — очень странные люди. В их жизни столько интересного и серьезного, а они обсуждают какую-то ерунду. Белла никак не могла понять, почему они так себя ведут. Она тихонько прокралась к дверям комнаты, чтобы подслушаь дедушек и папу. У них была магия, интересная работа, даже война с Гриндевальдом. В представлении маленькой девочки, они могли хоть всю ночь обсуждать разные важные дела… а они слушают дедушку Арктуруса, который рассказывает про своего книззла.

Обидно.

Белла разработала целую операцию. Когда дети легли спать, а мама отправилась к мелкой Нарцисске, Беллатрикс выбралась из кровати. Она тихо прокралась к дверям комнаты. Девочка думала, что трое дедушек и папа будут говорить о чем-то очень интересном. Когда тебе еще долго до Хогвартса, начинаешь внимательно слушать всякие рассказы о колдовстве.

Но ни папа, ни дедушка Поллукс, ни дедушка Арктурус не рассказывали ничего такого, что Белла бы хотела послушать. Она надеялась, что о чем-то скажет дедушка Регулус, который видел вживую самого Гриндевальда. Но Регулус Блэк, старый и сухой, почти все время молчал.

И это тоже обидно. Дедушка Регулус появлялся в гостях очень редко. Он казался очень старым, на войне он потерял глаз, и Белла никак не могла поверить, что он младше дедушки Арктуруса. Но дедушка Регулус даже ранил Гриндевальда! И он про это никогда ничего не рассказывал, а сама Беллатрикс хотела его спросить, но не решалась.

-…Как она? — спросил из-за двери Регулус своим скрипучим голосом.

— Боггарт жены, — Белла удивилась, услышав грустный голос; папа никогда не казался настолько… младшим.

— Об этом стоило думать раньше, сын, — Белла узнала деда. — Теперь с этим надо работать.

Повисла противная, тяжелая пауза. Девочка за дверью не до конца понимала, но догадывалась, о чем папе надо было думать раньше.

— Неудивительно, — проскрипел Регулус Блэк. — Но эта девочка — какая надо девочка. Я считаю, что ее стоило узаконить. Такой девочке ни к чему судьба бастарда…

Что такое боггарт, Белла знала, а что такое бастард — нет. Но узнать она не успела; девочка настолько увлеклась подслушиванием, что не услышала бабушку. Бабушка цапнула ее за ухо — крепко, но не больно — и увела спать. Так бы никто и не узнал о том, что Беллатрикс подслушивала поздние беседы взрослых, если бы не ее неуемное любопытство…

— …Папа, а что такое бастард? — спросила шестилетняя Белла на следующее утро, не слишком понизив голос.

…Госпожа Беллатрикс Блэк проснулась и села в кровати. Она часто просыпалась по ночам. Белла с ее привычкой к теплу и попытками натянуть одеяло до самого носа регулярно оставляла открытыми ноги. Чаще всего она сама во сне поправляла одеяло. Но иногда ногам, несмотря на носки, становилось холодно, и ведьма просыпалась.

Беллатрикс, не глядя, нащупала палочку и наколдовала неяркий огонек. По опыту она знала, что снова заснет, стоит ей согреться. При свете «Люмоса» ведьма поправила одеяло и закуталась поудобнее, так, чтобы не раскрыться из-за неосторожного движения. Уже улегшись в коконе и погасив свет, она вспомнила тот вопрос шестилетней девочки.

Она спросила отца после завтрака. Белла говорила не так уж и громко, но вся семья это расслышала. И каждый из них отреагировал по-своему. Девочка действительно не знала, что значит это слово; но оно было сказано про нее, про судьбу, которой она избежала. И она хотела узнать. Но отец даже покраснел. Отвел взгляд дедушка Регулус. Белла тогда поняла, что сказала что-то очень неприличное, такое, что говорят только взрослые и только тогда, когда думают, что дети их не слышат. По меньшей мере, дедушка и лорд Блэк мрачно переглянулись.

А еще она расстроила бабушку. И маму. Но маму больше. Друэлла своим взглядом чуть не прожгла на дочери дырку. Уже позже, чуть повзрослев, Беллатрикс поняла, что этот взгляд означал простую мысль: «Бастард — это ты!»

Беллатрикс негромко рассмеялась. Даже забавно, что сейчас судьбу дома решают она и Сириус. Нет других Блэков. Только эти двое. И Пенни, но она не урожденная Блэк. И ее будущий ребенок. Нет Друэллы, нет по-настоящему сильных внуков директора Блэка, а вот Вальбурга еще есть в облике портрета. И вопрос с ней надо бы решить.

Беллатрикс согрелась и заснула: утро надо будет начать с тетушки.

* * *

За завтраком она больше всего опасалась, что Сириус каким-либо образом взбрыкнет и начнет свежевать прошлое. Но Бродяга ни словом не упомянул Снейпа. Они спокойно поели, болтая одновременно обо всем и ни о чем. Сейчас Белла присмотрелась к супруге Сириуса и обратила внимание на некоторую скованность невестки. Если бы не замечание Сириуса и не внимание к мелочам, она бы и не увидела мелких деталей.

Сейчас она заметила, как Пенелопа аккуратно берет столовые приборы и еле заметно поправляет хват. «Она все еще не считает себя молодой госпожой Блэк, — подытожила Белла. — Будем над этим работать».

После завтрака, Сириус и Беллатрикс, стараясь не шуметь, спустились в прихожую. Портрет был закрыт шторками: Вальбурга безмятежно спала. Блэки встали по разные стороны от портрета. На первом этаже они были одни. Пенни эти двое вообще заботливо отправили на третий этаж и попросили не высовываться полчасика.

— Ну? — тихо спросила Белла.

Сириус молча кивнул, и брат с сестрой одновременно взялись за шторки и резко их дернули. Нарисованная Вальбурга дернулась и захлопала глазами.

— Мы вас разбудили, тетушка? — невинным тоном спросила Беллатрикс. — Просим прощения. А у нас к вам разговор.

— Серьезный разговор, — добавил Сириус.

Вальбурга молчала, приоткрыв рот. Она привыкла орать; она привыкла поднимать шум из-за любого звука. Но вот к тому, что кто-то внезапно заявится для разговора — к этому слепок личности Вальбурги Блэк оказался не готов.

— Итак, тетушка, — Беллатрикс приблизилась к портрету. — Нам пора всерьез обсудить ваше поведение.

— Ч… что-о?! — Вальбурга открыла рот от изумления.

— Нам. Пора. Обсудить. Ваше. Поведение, — отчетливо и по слогам повторила Белла.

Старуха открыла и закрыла рот. Потом снова открыла. Она опешила от такого начала разговора и как никогда напоминала рыбу, выброшенную на берег.

— Хотя «обсудить» — в корне неверное слово, — продолжила Беллатрикс.

— Предупредить, — Сириус предложил свой вариант.

— Да, пожалуй. Так вот, тетушка. Я вас предупреждаю. Жена моего кузена носит наследника нашей семьи, — Беллатрикс не повышала голоса, но от ее тихих слов отчетливо веяло железом и холодом Азкабана. — И если мы узнаем, что вы решили сорвать на ней свою злость или просто на нее покричали. Или даже хоть как-то обидели…

— …То клянусь Мерлином, — подхватил Сириус. — Я раздолблю эту стенку, матушка, и перевешу ваш портрет в гараж прямо перед маггловским мотоциклом. Я-то привык к вашим воплям, но вот портить жизнь семье я не дам.

— Что ты знаешь о семье… — Вальбурга зашипела, не заорала. Первый шок еще действовал на нее.

— То, что семья Блэк — это я! — отрезала Беллатрикс. — И те, на кого я укажу. Я укажу, а не вы. В животе у этой девочки наследник нашей семьи и ваш внук. Хотя уже мой, как уверяет Сириус.

— С вас хватит одного Регулуса, — добавил Сириус.

Белла покосилась на Бродягу. Куда пропал младший Блэк, Беллатрикс не знала. Сириус утверждал, что его убили сами же Упивающиеся, Белла была уверена, что его убили орденцы и скрыли от Блэка правду.

— Регулуса? — Вальбурга впервые на памяти Беллы выглядела не истеричной старой женщиной, а отчаявшейся матерью. — Если бы ты хоть что-то знал. Орион окружил дом всеми защитными чарами, какие только знал. Я ему помогала. Мы превратили дом в самое безопасное место, чтобы спрятать сына… и все пошло прахом. Он исчез. Я даже не знаю, где он лежит. Когда на гобелене появился череп, муж слег. Ты это понимаешь? Орион прожил неделю. Ты это понимаешь?! Мы хотели спасти сына, нашего наследника, а… а все пошло прахом.

Вальбурга заплакала. Беллатрикс и Сириус мрачно переглянулись. Белла ждала, что тетка будет орать, угрожать, да что угодно делать — но не беззвучно и страшно плакать.

— Тетушка, — Белла набрала в грудь воздуха и заговорила. — Вы меня поняли?

— Уйдите оба, — старуха не подняла взгляда. — Уйдите оба сейчас же. Делайте, что хотите, только оставьте меня в покое.

— Мне нужен ответ, — что-то шевельнулось в душе Беллатрикс, но тут же затихло. — Тетушка?

— Мама?

— Да, — покачала головой Вальбурга. — Пусть будет так, как вы хотите.

— Вот и хорошо, — Сириус резко захлопнул обе шторки.

* * *

Беллатрикс ни разу не была в комнате Регулуса. Отчего-то так вышло, что она обходила эту комнату стороной. Сириус поселился подальше от своего старого угла и — так вышло — подальше от брата. Даже во время большой уборки Блэки туда не заглядывали. А вот сейчас, не сговариваясь, зашли и осмотрели полное запустение.

У Регулуса было пыльно и грустно. Пахло запустением и чем-то еще. Все указывало, что хозяин давно ушел и ни разу не возвращался. Отчего-то находиться тут не хотелось, но Беллатрикс прошлась по комнате. Ведьме казалось, что она что-то упускала из виду, но что? Пока это не было понятно. Возможно, потом стоит навести порядок и тут. Но не сейчас.

Блэки закрыли дверь со стороны коридора. На носу были пасхальные каникулы. А значит, на носу был и визит Уизли.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
ТаисДата: Четверг, 09.01.2014, 00:29 | Сообщение # 103
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXXIII. В любви и на войне

— Он что, астматик? — удивилась Беллатрикс.

— Нет, там просто фильтр такой, — пояснил Снейп.

— Ну ладно.

Беллатрикс поерзала и продолжила смотреть фильм. Почему магглы вообразили, что в космосе слышны звуки? Может, чисто ради зрелищности? Белла отпила чай и попыталась представить, как выглядела бы погоня за корабликом без единого звука. Получилось, в самом деле, бледнее.

«Но тем не менее», — мысленно заключила ведьма.

Беллатрикс восседала на разложенном диване. Под ней и за ней были подушки, рядом с ней стояла чашечка чая с молоком, перед ней разворачивалось действо. Еще в самом начале Белла поняла — будет что-то эпичное. Хотя этот фильм был интересен тем, что и магглы, и чистокровная ведьма одинаково не имели представления о том, как будет устроена техника будущего.

— Понятно, что форм жизни там не было. Голем, то есть дроид, не живой, — глубокомысленно заметила Беллатрикс. — Вообще, интересно, что они даже не обращают внимания на этих механических слуг. Они для них как предметы быта… стоп, что это?

Картинка на экране остановилась.

— Это пауза, — пояснил Снейп.

— В смысле пауза? Как в биноклях, что ли?

— Ну да, примерно так.

Профессор сидел не в кресле, как в прошлый раз, а рядом на диване. Снейп поигрывал черной коробочкой с кучей кнопок. По всей видимости, этот прибор управлял машиной для просмотра.

— Включи, — потребовала ведьма. На экране снова появилась картинка.

Пустыня, два робота, диковинная машина… Белле казалось, что и магглы, делавшие этот фильм, не особо верили в реальность таких механизмов. Как у них вообще получились роботы? Белла решила для себя, что это фокусы типа цирковых и успокоилась…

— О, а это Дамблдор-неудачник, — Белла прокомментировала явление старика Бена.

Снейп чуть не поперхнулся.

— Нет, ну серьезно, — Беллатрикс сделала широкий жест. — Ну ты сам погляди. Избранный, просьба о помощи, только Хогвартса нет.

Профессор закатил глаза…

— …О, вылитый Сириус, — ведьма кивнула на экран, полюбовашись на экипаж «Тысячелетнего сокола».

— Мохнатый, что ли? Да, похож, — согласился Снейп. — Даже поведением.

— Да нет же, который контрабандист!

— Я думал, что это Люпин, — невозмутимо ответил профессор. — Ну ладно, пусть Блэк будет Соло, а Люпин — Чубаккой...

…— Все-таки подорвал, — задумчиво сказала Белла, когда пошли финальные кадры. — Знаешь, мне кажется, что все вот эти вещи — просто классический сюжет в стиле «Давид против Голиафа»

— Не исключено, — Снейп приподнялся и взял палочку.

— Да, Северус, — ухмыльнулась Беллатрикс, — ты все правильно понял. Опусти шторы.

* * *

Рон приподнялся на метле и в очередной раз оглядел командирским взглядом лес. Под кронами было пусто. Если что-то там и пряталось, то точно не металлический автомобиль.

— Пусто, — Панси подлетела к Уизли; они оба продолжили свой неспешный полет.

— Куда он мог деться? — в сердцах спросил Рон.

— В чащу?

— Вряд ли, он там не проедет.

— Тебе виднее, — Паркинсон своим видом выражала извечное женское «нет, я буду рядом, и даже не буду действовать тебе на уши, но только и исключительно из-за компании».

Школьники продолжили свой полет. Запретный Лес большой, но они примерно понимали, где нужно искать фордик. Сами они знали, где он не может проехать. От Хагрида они знали, где машину не встречали. Район поисков был очерчен достаточно хорошо. На поиски машины вылетело семь человек. Никто не знал, что Гарри еще до того, как все завертелось, пообещал тренироваться с Тонкс. Но вместо Поттера к их компании прибилась Джинни.

Вообще, трезво рассуждая, во всей этой авантюре виноват Малфой. Белобрысый твердо решил, что маггловскую машину трясет еще сильнее, чем «Ночного рыцаря». В конце концов, в автомобилях есть ремни, которые намертво прихватывают пассажира. А в «Ночном рыцаре» простые кровати. Ясно же Малфою, что болтанка в волшебном автобусе меньше. Сравнение скоростей и впечатления Грейнджер, которая наездилась в отцовской машине, его не особо убеждали. Так, слово за слово, школьники договорились до дикой авантюры — выловить фордик и проверить на практике.

— Слушай, Панси, — заговорил Рон минут через пять, когда деревья успели ему опять поднадоесть. — А что со Снейпом происходит?

— С профессором Снейпом, Рон, — заметила Паркинсон. — Я же не зову профессора МакГонагалл МакКошкой.

— Хорошо, с профессором Снейпом, — Рон закатил глаза. — Хоть ты скажи, с чего он подобрел и стал иногда мыть голову? Может, бабу нашел?

— Рон!

— Нет, ну а что? — Уизли не понял, чем Паркинсон возмущается. — Смотри сама: если человек за собой следит и прихорашивается, то он хочет кому-то нравиться. Нравиться, например, женщине. Все логично, нет? Я, правда, не понимаю, кто на него мог позариться, но…

— Знаешь, что?! — Панси начала закипать. — Знаешь, что, Рональд Уизли?! Вот теперь вечером возьми и вымой голову!

Рон не успел придумать, что ответить на такое, но его спасла металлическая крыша, мелькнувшая между кронами деревьев.

— Нашел! — выдохнул Рон. — Нашел!

— Где?

— Да вот же! — Уизли показал на фордик. — Надо свистеть остальным.

— Дай я свистну, — Панси прищурилась.

Рон снял с шеи тренерский свисток и осторожно, как величайшую ценность, передал его девушке.

* * *

— По-моему, он на нас сердит, — Панси держалась поодаль от машины, вместе с остальными девочками.

Даже после того, как школьники ступефаями и хворостиной пригнали фордик к хижине Хагрида, вид автомобиля не внушал доверия. Машина пофыркивала двигателем и изредка хлопала дверцами; если бы фары фордика были глазами, он бы косился на Рона и Гарри.

— Ты бы тоже сердилась, если бы на тебе врезались в Иву, — прокомментировал Малфой, обходя фордик.

Вплотную к автомобилю приблизились только двое: Гарри и Рон. Гермиона, для которой такая техника была не в новинку, о чем-то беседовала со Сьюзи. Похоже, им двоим было уже не до фордика. Джинни сидела рядышком с Панси, пила хагридовский чай из огромной кружки и наблюдала больше не за машиной, а за Малфоем и Ноттом. Зрелище было по-настоящему забавным. В обоих слизеринцах боролись природный интерес к любой сложной вещи и впитанные с рождения предрассудки про маггловскую технику.

— Слушай, Уизли, — подал голос Малфой. — Ты сам не в курсе — это твой отец его так заколдовал или это злится какой-то маггловский машинный дух?

— Малфой, — Гермиона отвлеклась от беседы и произнесла с какой-то укоризной, — у магглов нет никаких духов, ты что?

— Расслабься, — Малфой махнул рукой, — я называю вещи всем понятным языком.

— Да, похоже, что папа перестарался, — грустно сказал Рон; парень коснулся приоткрытой дверцы, и фордик тут же ее захлопнул.

— Может, его как-то успокоить, что ли? — неуверенно предложила Сьюзан. — Ведь за машиной как-то ухаживают…

— Заправить, залить масло вроде можно… — начала Гермиона — Но я не знаю…

— То есть как это не знаешь? — удивился Нотт.

— Не все маги умеют делать метлы, — пояснила Грейнджер.

— А по-моему, его надо просто почистить, — вмешалась Джинни. — Поглядите, какой он грязный. И краска кое-где облупилась. Его бы еще покрасить.

— И перекрасить, — оживилась Панси. — Например, в красный цвет.

— Зачем в красный? — хором спросил Малфой и Рон.

— Гриффиндорский же, — пожал плечами Нотт.

— Зато красиво, — Джинни, судя по выражению лица, уже представила красный фордик.

— Да нет, — Панси помотала головой. — Ведь красная машина должна ехать быстрее.

Грейнджер и Поттер посмотрели на Паркинсон со смесью изумления и непонимания.

— Как от цвета может зависеть скорость машины? — Гермиона чуть не захлопала глазами. — Так не бывает, ведь внутри у нее ничего не меняется.

— А я видела, как едут маггловские машины, — парировала Панси. — И красные машины чаще обгоняли остальные.

— Паркинсон, — устало сказала Грейнджер. — Это от того, что обычно на красных машинах ездят лихачи. Вот они и гоняют…

— …Но все равно же она едет быстрее! — вздернула нос Панси.

И не поспоришь.

* * *

Визит Уизли меньше всего напоминал приход гостей. Скорее это вылядело приходом делегации на переговоры. Фред и Джордж напялили костюмы: Беллатрикс опытным взглядом заметила, что близнецы немного скованы. Непривычная одежда, непривычный формат встречи, непривычная обстановка. Даже сопровождавшего их Перси эти двое воспринимали не как занудную обязаловку, а как ценного советника. Уизли были одеты небогато, но аккуратно.

И это Белле понравилось.

Высокие договаривающиеся стороны собрались в одном из кабинетов. Всего беседовали пятеро. Фред, Джордж и Сириус имели общий интерес, Перси и Андромеда оказались в роли экспертов. Беллатрикс во всем этом не участвовала: она догадывалась, что это обсуждение должно проходить между теми, кто не связался с Упивающимися.

По-хорошему, ей и нечего было делать на этой встрече. Цинично выражаясь, Сириус уже большой мальчик, и ему пора заняться чем-то самостоятельно. В финансовых вопросах Андромеда соображает очень хорошо: средняя из сестер Блэк долго и успешно трудилась бухгалтером.

Нет, пусть эти вопросы они решают без участия госпожи Блэк.

* * *

— Мадам Блэк, — Перси остановился на входе в кабинет Ориона Блэка.

— Садитесь, — Беллатрикс указала взглядом на кресло перед собой. — Я так понимаю, решение уже принято?

— Да, уже, — Уизли улыбнулся; со своей рыжей шевелюрой он напоминал лиса. — Остались некоторые технические детали, не более того. Я пришел сообщить вам новости из министерства.

«Сообщить мне? — подумала Беллатрикс, — Или передать что-то, что уже сказал Дамблдору?» Ведьма не доверяла людям; вряд ли Перси решил помочь ей без ведома директора. Но уже в следующую минуту она забыла обо всех мотивах Перси.

— Фадж надавил на Боунс и Скримджера, — вкрадчиво произнес Уизли, подавшись вперед. — Мне стало известно, что возможности дементоров по охране Азкабана расширены.

— Что? — Беллатрикс на секунду не справилась с собой.

Если и существовало что-то, что вызывало у Беллатрикс настоящее, бескомпромиссное, пробирающее до мозга костей отвращение, так это дементоры.

— Он что, совсем не дружит с головой? — процедила ведьма.

— Как я понимаю, — Перси прищурился, — министр видит все как политическую интригу, которую силовики разыгрывают против него. Что-то вроде догадок о том, что Боунс и Скримджер хотят чрезвычайного положения, чтобы усилить свое влияние и пошатнуть кресло министра. В этих рамках все действия Фаджа выглядят донельзя логично.

— Если бы все было так, — Беллатрикс поморщилась.

— Увы, — серьезно кивнул Перси. — Но боюсь, что министра сейчас больше волнует не проблема Сами-Знаете-Кого, а как замостить плиткой Косой переулок.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
kraaДата: Четверг, 09.01.2014, 13:22 | Сообщение # 104
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Эпическая расстановка - герои ведут свои игры, семья Блэк мне все больше импонирует.
Но, Беллатрикс - бастард? Странно.
В школе нет противостояния Сл-Гр, зато Фадж боится потерять поста.
Красивый фик, очень нравится. Взрослый, придуманный, поздравления Автору.
И тебе, Таис, спасибо, что выкладываешь.



Без паника!!!
 
матросДата: Четверг, 09.01.2014, 20:16 | Сообщение # 105
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду. Белла и звездные войны


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
ТаисДата: Четверг, 16.01.2014, 12:00 | Сообщение # 106
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXXIV. Пакт Дамблдора-Блэк

Нотт зачитывал проект пакта медленно, тщательно выговаривая слова, так, чтобы у всех собравшихся было время обдумать сказанное. Со своими роговыми очками и галстуком-бабочкой старый волшебник выглядел очень торжественно. Беллатрикс никак не могла отделаться от ощущения, что Фредерик Нотт весьма горд собой. Идеи подавали и Малфой, и Яксли, и сама Белла, но именно Нотт выразил все эти мысли на бумаге. Беллатрикс уже знала содержание документа. До того, как зачитывать его в Малфой-мэноре на общем собрании, Нотт дал ознакомиться с ним госпоже Блэк. Беллатрикс знала содержание и могла себе позволить немного отвлекаться.

Вот сидит мрачный и очень серьезный Флинт. Ведьме казалось, что Маркус до самого появления в Малфой-мэноре не понимал до конца, в какую игру ввязывается. Парень очень внимательно слушал, стараясь не упустить ни слова.

Первое явление Беллатрикс на собрании Упивающихся было, конечно, зрелищнее. Маски, плащи с глубокими капюшонами, глушь, величественный, даже царственный Волдеморт — единственный, кто стоял с открытым лицом — все это, конечно, надолго запомнилось молодой ведьме. Сейчас Беллатрикс повзрослела, если не постарела, и ее куда сильнее впечатляло то, что они замахиваются на решение судьбы целой страны, просто сидя за столом и попивая чай. Может быть, Флинт это поймет раньше. Может, чуть позже. Но, скорее всего, поймет, раз не удивляется, а старается вникнуть.

Яксли слушал, помаленьку отпивая чай и делая пометки на бумаге. Юрист принимал живое участие в обсуждении тезисов, но работу Нотта целиком слышал только сейчас. Яксли всегда отличался непроницаемым выражением лица, но, насколько Беллатрикс его знала, маг был скорее доволен, чем нет. Видимо, он пишет замечания, а не разгромную критику.

Малфой внешне мало чем отличался от Яксли. Люциус сидел неподвижно, время от времени кивая. Если юрист конспектировал неочевидные моменты, то казначей организации, по всей видимости, прикидывал, как распорядиться финансами.

Пакт был полем деятельности для Беллы и этой троицы. Роули и Селвин при всех их достоинствах не обладали познаниями Яксли, Нотта и Малфоя.

— Вот и все, — Нотт дочитал и отложил пергамент. — Что скажете, господа?

Беллатрикс пристально посмотрела на Флинта, Селвина и Роули. Первыми, по логике, должны говорить они, пока на них еще не давит авторитет более опытных в таких играх соратников.

— Это раздел сфер влияния с Дамблдором, — произнес Роули.

— Если не союз, — мрачно добавил Селвин. — Но фальшивый Лорд все равно опаснее.

— Интереснее, — Беллатрикс ухмыльнулась и подперла подобродок руками. — Гораздо интереснее. Неужели вы еще не видите?

Теперь все внимание досталось ей.

— Подумайте сами, — тихо произнесла Беллатрикс. — Мы стоим там же, где стояла Организация перед войной. Мы осознаем опасности, которые подстерегают наш мир, мы имеем богатство, влияние, знания и силу. У нас есть все то, с чего начинал Темный Лорд. И у нас есть нечто большее. У нас есть опыт, — Беллатрикс сделала паузу. — У нас есть отрицательный опыт, но он — самый ценный.

Малфой потер подбородок и пристально посмотрел Беллатрикс прямо в глаза. «У тебя его больше, безусловно», — показывал его взгляд.

— Сама судьба дает нам второй шанс, — голос Беллатрикс стал громче, — мы можем добиться своих целей другим путем. Можно, конечно, попробовать по-старому, попытаться взять власть силой или через министра — но вот только потом нам придется опять бороться с оппозицией и пройти тем же путем.

Роули еле заметно кивнул.

— Наша кровь — не вода, ей нельзя разбрасываться! — припечатала Беллатрикс. — Нас и так стало слишком мало. Победа будет пиррова. Но вот с этим, — она показала взглядом на листы пакта, — мы не противопоставим себе Дамблдора, а уступим в малом, чтобы выиграть в большем. Да, мы признаем грязнокровок социальной, решаемой проблемой, дадим им теоретическую возможность встать с нами на одну доску. Но этим мы платим за то, что против нас не будет играть Орден. Лорд Малфой при желании расскажет, сколько крови попортили ему Венс и Джонс.

Люциус кивнул.

— Мы не смиримся с маггловским засильем, и все это знают, — заметил Селвин, и Флинт еле заметно кивнул.

— Нет и никогда, — оскалилась Беллатрикс. — Они, будут знать, что пришли в мир, который живет по другим правилам. Они будут осознавать, что им надо многое понять и постичь. Именно этого мы добьемся от Хогвартса, вместо лицемерного кудахтанья. Мы не сделаем грязнокровок трупами или рабами. Мы сделаем их нашими вассалами, потому что учиться они будут прежде всего у нас. Увы, время, когда можно было отгородиться от грязнокровок, прошло. Последний шанс уже упущен пятнадцать лет назад.

— Осмелюсь заметить, госпожа Блэк, — Селвин чуть склонил голову, — что еще ваш почтенный прапрадед не подпускал грязнокровок к Хогвартсу на выстрел.

— Я говорила с его портретом. Он до последнего момента не хотел пускать к нам людей из мира, где гремела мировая война. Но вторая мировая пришла и в наш мир, — пояснила Беллатрикс. — Диппет уже сдался, и моему прапрадеду трудно его винить.

— Я понял, госпожа Блэк.

— Этот пакт — наш второй шанс. Шанс получить через Визенгамот то, что не удалось взять силой. Это не союз, и не раздел сфер влияния. Это воля Темного Лорда, — Белла помолчала. — Не фальшивого гомункула, а настоящего Темного Лорда, которому мы остались верны.

Вальпургиевы рыцари молчали, но их молчание было не настороженно-недоверчивым. Беллатрикс только сейчас начала осознавать, что эти люди, после того, как их свяжет пакт, будут принадлежать ей так, как принадлежали только Волдеморту.

— Если у нас нет возражений по идее документа, давайте обсудим технические детали…

* * *

— Я им не доверяю, — сказала Эммелина Венс, прохаживаясь по кабинету директора.

Фоукс поворачивал голову вслед за волшебницей. Получался настоящий маятник. Феникс ничего не говорил, но по настороженноу курлыканью можно было понять: умная птица соглашается.

— Я тоже, — буднично заметил Дамблдор, как будто речь шла о просьбе подать чаю.

— Но тогда… почему?

В одно короткое «почему» Вэнс вложила целое множество подтекстов. Но директор молчал.

— Она не исправилась и не раскаялась, — добавила Эммелина после небольшой паузы. — Она не раскается, я слишком хорошо ее знаю.

— Не раскается, — согласился директор. — Я очень хорошо знаю, кто такая Беллатрикс Блэк.

— Но тогда почему, Альбус? — не унималась Венс. — Зачем нам иметь с ней дело?

— Потому что сейчас с ней можно иметь дело, — спокойно ответил Дамблдор.

— Но…

— Не так давно, еще до того, как я говорил с Гестией, здесь сидела Беллатрикс Блэк. И она просто рассмеялась мне в лицо, сказав, что Волдеморт просто честно выразил то, что делает Министерство. Она права не везде и не во всем, но… Эммелина, скажи мне: с кем еще сейчас остается иметь дело? С Фаджем? Это бесполезно, — Венс мрачно кивнула. — С Боунс? Со Скримджером? Они министерские люди и стеснены в возможностях. У нас нет другого выбора.

— Этот союз недолговечен и опасен. Он не переживет войну, — тихо произнесла Венс.

— Я не думаю, что союз будет так уж необходим после войны, — улыбнулся Дамблдор в бороду, и Венс удивленно приподняла брови. — Эммелина, вы с Гестией очень многое понимаете, но упускаете из виду серьезную деталь. Это не союзнический договор. Это пакт о ненападении, или, что вернее, об ограничении средств борьбы. Я не хочу, чтобы после победы началась третья война.

— Но разногласия никуда не денутся.

— Никуда. Но решать их мы будем не силой. Увы, при нынешнем курсе Фадж никак не удержит ситуацию. Так или иначе, но у власти окажутся те, кто одолеет Волдеморта. Именно поэтому нам нужен пакт. Чтобы решать наши проблемы не войной, а переговорами. Если компания Блэк признает, что проблема магглорожденных не в крови, а в знаниях — все это признают. Если Блэк будет готова к диалогу — к диалогу будут готовы все те, кто не имел с нами дела.

— Я опасаюсь другого, — покачала головой Эммелина. — Она предаст нас.

— Тогда ей останется только посочувствовать, — холодно заметил Дамблдор. — Блэк и так оказалась наверху из-за проблемы Волдеморта. Еще неизвестно, что с ней будет после победы.

Альбус и Эммелина выразительно промолчали.

— К тому же, ты права, — Дамблдор прикрыл глаза, — Она не исправилась и не раскаивается, но она поумнела и это делает ее более предсказуемой. И перед нами история с Сириусом.

— При всем уважении, один хороший поступок не исправляет множество плохих.

— Безусловно, — глаза Альбуса блеснули за очками-половинками. — И именно поэтому я прошу вас с Гестией проработать наши предложения по пакту как следует. Беллатрикс будет исполнять это соглашение, если не захочет в третий раз оказаться в Азкабане.

Эммелина Венс еле заметно кивнула. Фоукс, все это время следивший за ведьмой, успокоился и начал чистить перья.

— Итак, я могу надеяться, что к концу каникул все будет готово? — мягко спросил Дамблдор.

— Разумеется, мой Лорд.

* * *

— Так, — Беллатрикс открыла полки. — Сириус любит цукаты. Уже знаешь? Умница. Но сегодня обойдемся без них.

Белла и Пенелопа наведались на кухню незадолго до полудня, почти сразу же после того, как Сириус ушел в Косой переулок осматривать здание под магазин.

— Кроме этого, Сириус любит мясо. Вообще, — Беллатрикс развивала мысль дальше, — на свете есть мало вещей вкуснее хорошо приготовленного ростбифа и мы его будем готовить сами, не полагаясь на эльфов.

— А… — неуверенно начала Пенни.

Белла повернулась и оглядела с ног до головы невестку. Да, похоже, именно невестку.

— Я могу предположить, что ты задаешься одним из трех вопросов, — мадам Блэк снова повернулась к полкам. — Отвечаю на все три сразу. Сириус может есть жареное без последствий и его стоит кормить мясом почаще. Мне ростбиф нельзя, как и все жареное, но это не причина его не готовить. Что же до третьего…

Белла вытянула нож и машинально взяла его в руку так, будто держала орудие убийства, а не кухонный инструмент. Чтобы осознать это и взять нож нормально, ей потребовалось полсекунды.

— Да, так вот, что касается третьего вопроса. Приготовление по-настоящему вкусной еды — это по-своему очень увлекательный и интересный процесс. За готовкой, кстати, хорошо думается. И именно поэтому любая чистокровная леди время от времени должна выгонять эльфов с кухни и творить что-то сама. Вот помню, я… впрочем, ладно, тебе это пока незачем слушать.

Белла вовремя осеклась. Рассказывать про свой опыт семейной жизни и откармливание Рудольфуса ей не хотелось.

— Кричер, фартуки для нас! — скомандовала Беллатрикс в пустоту. — У меня, конечно, не доходят руки, но любимые семейные блюда я тебе покажу. И начнем мы как раз с ростбифа, который любил дедушка…

— …И как твои успехи? — поинтересовалась Белла, когда мясо отправилось в духовку.

— Я прочитала черновик и ваши заметки, — Пенелопа перевернула большие песочные часы и присела рядом. — Сейчас я пробую изложить все в виде тезисов.

— Хорошо.

— Когда все будет готово, я намерена показать это лорду Нотту, но хотела бы согласовать с вами.

— Лучше сначала Нотту, — Беллатрикс понизила голос. — В старые времена, — она выделила голосом слово «старые», — Нотт был главным пропагандистом. И очень хорошим пропагандистом, как ты можешь оценить по количеству людей с меткой. Поэтому лучше сразу к нему.

— Ясно, мадам Блэк, — Пенелопа кивнула с очень серьезным видом.

— То, что ты хочешь заниматься полезным делом, я всецело одобряю. И то, что ты обратила внимание Нотта на то, что нас уже сейчас должны понимать не только в узких кругах, но и вообще во всей Британии — одобряю отдельно. Вот и занимай это поле, раз у остальных не доходили руки. Согласовывай сразу с Ноттом, не надо решать такие вопросы через его голову.

— Мне приятно это знать, — тихо, но твердо заговорила младшая Блэк. — Но все же, хотя я согласна с тем, что проблема социальная, я считаю, что ее должно решать государство, и не только через Хогвартс.

— Запиши и покажи, — Беллатрикс потерла подбородок. — Я не хочу слушать обрывки идей, я хочу их читать целиком.

* * *

Они чинно вышли из камина. Дамблдор, Венс, Гестия Джонс и Муди, глаз которого завертелся, как волчок, едва аврор ступил на пол Малфой-мэнора. Зал очень сильно изменился за сутки. Нарцисса потрудилась на славу — орда малфойских домовиков вынесла большую часть мебели и все зеркала. Остались лишь стол и восемь кресел — по сиденью на каждого из делегатов.

Помещение обставили до предела минималистично. Убрали все, что могло бы спровоцировать волшебников. Такой уж была ситуация: не стоило делать резких телодвижений. Все заранее решили, что совместного банкета не будет. Люди Дамблдора сделают свое дело, скрепят контракт и уйдут. Это выглядело логичным: между Орденом и Вальпургиевыми рыцарями не могло быть дружбы. Но могла быть общая цель.

Школьники готовятся к учебному дню — заканчиваются пасхальные каникулы.

Фадж думает, как сохранить свой пост и задавить то, что ему кажется интригой силовиков.

Фальшивый Волдеморт скрывается где-то в Британии.

Дементоры кружат вокруг Азкабана — вахты человеческого персонала сокращены, чтобы урезать зарплаты кому-то из ведомства Боунс и намекнуть Амелии на линию Министерства.

В Малфой-мэноре Альбус Дамблдор и Беллатрикс Блэк вдумчиво изучают два экземпляра пакта, перед тем как скрепить магический контракт.

Они вдумчиво перечитали то, что им было давно известно. Все согласовано. Все обозначено. Медленно, не сговариваясь, Беллатрикс и Дамблдор взяли перья и вывели свои подписи. Обменялись папками и подписали вторые экземпляры.

— Дело сделано? — спросила Беллатрикс; они с директором сидели друг напротив друга.

— Да, — медленно произнес Дамблдор. — Дело сделано.

По залу пронесся еле слышный вздох облегчения. Волшебники встали с мест.

* * *

— Не могу отделаться от противного предчувствия, — сказал Малфой, когда пламя снова стало оранжевым.

— Какого же? — хмыкнула Беллатрикс.

— Пройдет лет двадцать. А может, тридцать. А то и все шестьдесят, и тогда, — Люциус показал взглядом на папку с пактом, которую Белла до сих пор держала в руках, — найдутся идиоты, которые скажут: «С этого пакта началась вторая магическая война».

Беллатрикс фыркнула.

— С каких пор нам интересно мнение идиотов?

Конец второй части.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
матросДата: Четверг, 16.01.2014, 19:38 | Сообщение # 107
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду. интересные параллели : пакт молотова-риббентропа... не друзья и не враги на время. что бы дамби сдох-не вызывает у меня симпатии в этом фанфе этот прсонаж.


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
kraaДата: Суббота, 18.01.2014, 23:08 | Сообщение # 108
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Цитата Таис ()
— С каких пор нам интересно мнение идиотов?

Четкое замечание умного человека.
Очень нравится фик, очень. читаю его с превеликим удовольствием - он из тех, которых не забываешь сразу после закрытия странички. Спасибо Автору, спасибо, Таис.



Без паника!!!
 
Al123potДата: Понедельник, 20.01.2014, 04:09 | Сообщение # 109
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Таис, а Вы какую машину задумали взять для поездки семейства Блэк за Гарри? Я предлагаю Вам взять
Цитата
Rolls-Royce Flying Spur («Летящая Шпора») — модель была выпущена в 1994 году, к 90-летию компании, ограниченной серией в 50 автомобилей. Является модернизированным вариантом Rolls-Royce Silver Spur.

или
при виде такой машины все точно поймут, что
Цитата Таис
едет воспитанник древнейшего и благороднейшего дома.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Понедельник, 20.01.2014, 04:42
 
ТаисДата: Понедельник, 20.01.2014, 11:36 | Сообщение # 110
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
Al123pot, Ваши идеи просто замечательны, но к сожалению автор этого чудесного произведения не я. Я только стараюсь сделать так, что бы как можно больше людей могли насладиться этим бесподобным фиком.


«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
kraaДата: Понедельник, 20.01.2014, 13:58 | Сообщение # 111
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Знает Al123pot толк в машинах, знает! biggrin
Я бы тоже захотела бы прогулятьса на таком бижу, но не по нашим дорогам, где дыра за ямой. По ихним.
Даже представляю себя выходящей из Ролс-Ройса, сперва ножку в каблучке-шпильке, потом головка, покрытая пышной рыжеватой блестящей шевелюрой до пояса, потом вся я, а все вокруг балдеют ...
Таис, скажи что-то, может и тебе такое видится по ночам. smile

Флуд развожу, но фотки классные.



Без паника!!!
 
Al123potДата: Понедельник, 20.01.2014, 19:15 | Сообщение # 112
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата Таис ()
Al123pot, Ваши идеи просто замечательны, но к сожалению автор этого чудесного произведения не я. Я только стараюсь сделать так, что бы как можно больше людей могли насладиться этим бесподобным фиком.
Таис, сейчас отредактирую своё сообщение и скопирую его на ФФ.ру. А Вы выложите здесь главу LXXXV. Последние приготовления.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Понедельник, 20.01.2014, 19:16
 
ТаисДата: Понедельник, 20.01.2014, 21:31 | Сообщение # 113
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
Часть третья. Путь над мрачной бездной. LXXXV. Последние приготовления

— Как? — тихо спросила Гермиона. — Вот почему? Перси, я не понимаю. Я в самом деле не могу понять.

— Это политика, — пожал плечами Перси.

Уизли и Грейнджер сидели в «Трех метлах». Перси сразу обратил внимание, что Гермиона, когда он ее встретил, шла одна. Рядом с ней не было гриффиндорской компании, и это его насторожило.

— Политика? — Герми то ли кривилась от боли, то ли шипела, как выдра, то ли и то и другое сразу. — Что же это за политика, если она позволяет миловаться с такими, как…

— …Как кто? — Перси улыбнулся своей лисьей улыбочкой. — Как Блэк, которой вы искали преценденты?

— Это другое, — сразу парировала Грейнджер.

— Почему? — Перси удивился по-настоящему.

— Потому что одно дело — не дать отправить в Азкабан человека за то, чего он не совершал, — девушка даже наставила палец на Уизли. — А совсем другое — договариваться о союзе с такой, как Беллатрикс Блэк.

Перси демонстративно подпер ладонью подбородок.

— Гермиона, — примирительно начал он, — во-первых, и вы, и директор не союзничают, а сотрудничают. Во-вторых, Сама-Знаешь-Кто гораздо хуже, чем мадам Блэк. Нет? Ты разве не знаешь случаев, когда двое врагов вступали в союз против третьего?

— Знаю, — неохотно согласилась гриффиндорка.

— К тому же, как я знаю, вы даже общаетесь хоть с тем же Малфоем.

— Все равно эти союзы долго не живут. И одно дело — общаться, а другое — союзничать.

— Гермиона, — Перси грустно назвал ее по имени. — Беда в том, что тут нет выбора между хорошим и плохим. Есть выбор между плохим и худшим. Неужели хоть одна смерть, которой можно избежать, будет лучше, чем такой договор?

Гермиона сосредоточенно отпила из кружки свое сливочное пиво. Девушка держала ее двумя руками, почти не отрывая от лица. Грейнджер смотрела только на напиток. Прошло несколько секунд перед тем, как Гермиона поставила кружку на стол и заговорила, глядя прямо на Перси.

— Нет, не будет лучше, — ответила гриффиндорка.

— Слушай, откуда тебе известно про соглашение? — Перси прищурился.

— Гарри говорил, — бесхитростно сказала Гермиона. — Ему писал Сириус, Малфою и Нотту написали отцы. Так что вот. А сегодня узнала от Малфоя, что пакт подписали.

— А где все остальные-то? — осторожно спросил Уизли.

Он не сказал это открыто, но вопрос прозвучал как: «Почему ты одна?», и Гермиона это поняла.

— Гарри с Тонкс что-то опять отрабатывает, со слизеринцами мне делать нечего, а Рон… Рон вообще в Хогсмид не пошел. Думаю, что сейчас он учит Паркинсон водить машину. Мистер Уизли ее заберет назад?

— Фордик? Наверное, нет. оставит в Хогвартсе, а то ты сама знаешь…

— А, — Гермиона опять отпила сливочное пиво. — Ты в курсе, что выкинул Малфой?

— Нет, — Перси подобрался.

— Он приглашает в мэнор на пару дней всю нашу компанию. Всю — это не только Нотта и Паркинсон, но и Гарри, Рона, меня и Джинни.

«О как, — подумал Перси. — Надеюсь, ты не стала отказываться сразу же…»

Гермиона помолчала, собираясь с мыслями.

— Это будет формальный, до ужаса официальный прием, если я хоть что-то знаю о Малфое. Даже не знаю, как на него идти… ведь отказываться — это не просто невежливо, это оскорбительно. А Малфой такого не заслуживает.

* * *

Тапочки остались на полу. Беллатрикс устроилась в кресле, скрестив по-турецки ноги; длинная и широкая юбка закрыла ее светлые носки, которые ведьма все равно надевала даже поверх чулков. Любой пол — холодный. Это после десяти лет Азкабана воспринималось как аксиома. Поэтому Белла, придя в гостиную, первым делом сбросила шлепанцы и устроилась в кресле с ногами. Так ей было гораздо уютнее и удобнее. Даже ее любимое домашнее кресло-качалка отличалось важным достоинством: у него была подставка для ног, чтобы не касаться пола.

— Северус, — сказала ведьма. — Я все же хочу понять. Слизерин совершенно спокойно отнесся к такому поступку Малфоя?

— Я бы больше волновался за реакцию старших Малфоев, — пожал плечами профессор.

Они сидели рядом в креслах. Их разделял небольшой столик, на котором уже стояли чашечки чая. Белла до сих пор не могла понять, как в Снейпе сочетается такая неряшливость в повседневной жизни и пунктуальность в самых разных мелочах. Ее любимый чай, заранее поставленная с другой стороны пепельница, темно-зеленые, а не абы какие тапочки — и все это в сочетании с кое-как почищенными от пыли полками.

Беллатрикс достала сигареты и откинула крышку зажигалки: как всегда, ведьма избегала пользоваться палочкой возле маггловской техники. Снейп молчал. Ведьма затянулась и выпустила под потолок кольцо дыма. Снейп молчал. Ведьма покосилась влево. Вот он, сидит, мрачный, как ворон и неподвижный, как статуя.

— Реакцию старших Малфоев я могу узнать и от них самих, — Белла сделала паузу. — А вот про дела племянника в школе надо спрашивать у декана, разве нет?

— На Слизерине тишина, — медленно произнес Снейп. — Дети уже слышали, что вы с Дамблдором заключили договор, но именно что слышали. Возможно, что факультет скоро… разделится на два лагеря, и у меня появится нешуточная головная боль.

— Скорее всего, — Беллатрикс затянулась еще раз.

Слизерин расколется, как пить дать. Крэбб и Гойл, Керроу… найдется немало детей, чьи родители примкнут к фальшивому Волдеморту. И немало идиотов. Но это, действительно, пока проблема Северуса. Возможно, когда у Пенелопы выйдет что-то интересное, можно будет прийти на помощь профессору.

— Да не скорее всего, — поморщился Снейп. — Если ты про реакцию на приглашения грязнокровки, то у всех рыльце в пушку. Того же Крессвелла принимали у себя Гринграссы, так что прецеденты приглашения грязнокровок есть.

— Понятно.

— Ну да, — согласилась Беллатрикс. — Но тем не менее…

— В нынешних реалиях возмущаться из-за магглорожденной ученицы означает пытаться быть святее папы Римского. Насколько я могу судить, это сочли допустимым уровнем общения с магглами.

«Магглорожденная, а не грязнокровка», — мысленно отметила Белла.

— Кстати, о магглах, — Беллатрикс резкосменила тему разговора. — Знаешь, Северус, мне кажется, что с этими фильмами есть подвох. Ты показывал только то, что похоже на настоящее искусство. Но ведь на одну хорошую книгу есть тонна бульварного чтива, разве нет?

— И?

— Я думаю, что сейчас я могу попросить показать мне тот фильм, который я выберу. Хочу сама составить мнение, а не смотреть через шоры. Вот та… кассета, правильно? Да, так вот, хочу посмотреть… да, во-от ту, черно-красную.

— Эту? — Снейп подошел к полке и вытянул кассету.

— Именно, — Беллатрикс прищурилась, — Название подходящее, красавица на обложке… все признаки налицо. В конце концов, могу же я узнать, что соответствует Локхарту? Или у тебя коллекция искусства?

— Беллатрикс, — Снейп приподнял бровь. — Там ругаются матом.

— Напугал гоблина галлеоном, — ведьма пожала плечами.

* * *

— Слушай, Северус, будь так любезен, дай чем писать и на чем писать, — попросила Беллатрикс; от избытка чувств ведьма облокотилась на подлокотник. — И перемотай назад, когда он начал говорить…

— Белла? — Снейп приподнял бровь, но паузу уже включил и подался вперед.

— Я запишу, — Беллатрикс прищурилась.

— …Путь праведника труден… — волшебница быстро записывала пафосный монолог. — …и совершу над ними свое великое мщение и наказание яростное…

— …А где их костюмы? — удивилась Беллатрикс.

— Скоро увидишь, — протянул Снейп.

Профессор ожидал чего угодно, но не такой реакции. Беллатрикс, глядя на происходящее действо, посмеивалась.

— Нет, вот приемы давления правдоподобные, — поделилась она мыслями, когда маггл с серьгой в ухе гнал красную машину по ночному городу. — Но, Мерлин мой, какие же они идиоты… они даже помещение не проверили.

— Белла, это простительно в кино.

Ведьма просто пожала плечами и продолжила смотреть фильм.

— Отличная комедия, — высказалась Беллатрикс, когда пошли финальные титры. — Бедняга Марселлас!

* * *

Вальбурга, услышав шаги в прихожей, почла за лучшее не высовываться. Беллатрикс с довольным видом прошлась по коридору, проворачивая в пальцах палочку.

— Путь праведника труден, ибо препятствуют ему себялюбивые и тираны из злых людей, — Белла чуть ли не мурлыкала. — Блажен тот пастырь, кто во имя милосердия и доброты ведет слабых за собой над бездной тьмы, ибо именно он и есть тот самый, кто воистину печется о ближних своих…

Вальбурга открыла шторки и с безграничным удивлением уставилась на племянницу.

— И совершу над ними великое мщение и наказание яростное, — повысила голос Беллатрикс, и Вальбурга тут же скрылась за шторками, — над всеми теми, кто задумал отравить братьев моих, и узнаешь ты, что имя мое — Господь, когда совершу над ними свое мщение, — Белла фыркнула, — А дальше полагается что-то непростительное…

Пара смутных мыслей, наконец, окончательно оформилась во что-то дельное.

* * *

Она нашла Сириуса в кабинете. Кроме рабочей комнаты Ориона Блэка, на Гриммо располагалось несколько кабинетов. Сириус облюбовал себе место подальше от спальни матери. Бродяга уже начал обживать помещение. Белла увидела стопку книг и пергаменты с расчетами.

— Привет, — Белла не стала наглеть и дождалась ответного кивка перед тем, как пройти и сесть на стул. — Сириус, знаешь, у меня неожиданно появилась идея.

— Насчет? — Бродяга отложил перо и поднял взгляд.

— Насчет крестника, — Беллатрикс закинула ногу на ногу. — Помнишь, мы долго и усердно обсуждали, как нам его забрать?

— Помню. И? — Сириус сделал приглашающий жест.

— Только сейчас до меня дошло. Ты хочешь забрать парня так, чтобы он отыгрался за годы унижений, — Сириус кивнул. — Но вот в чем беда. То, что ты хотел, по сути — хулиганство.

— Я это уже слышал, — кивнул Блэк.

— Это будет недостойно нас, — пожала плечами Беллатрикс. — Но и наш визит в рамках Статута тоже не произведет впечатления по двум причинам. Во-первых, Статут — явиться тайком означает испортить впечатление. А во-вторых, вряд ли эти магглы оценят всю ситуацию.

— Я это уже слышал, — прищурился Бродяга.

— А я тебе напоминаю, чтобы ты оценил мою мысль. Чтобы Гарри Поттер ощутил себя отомщенным, мы должны забрать его так, чтобы Дурсли лопнули от зависти. Значит, они должны оценить, чему завидовать. Мы должны приехать на машине лучше, чем у них, мы должны прислать мальчику костюм, тем более, что он едет в гости к Драко этим летом… улавливаешь?

Сириус осклабился.

— Улавливаю ли я?

— Да-да, улавливаешь ли ты. Пиши крестнику. Он должен уехать из своего Прайвет-драйва так, чтобы каждая собака понимала — едет воспитанник древнейшего и благороднейшего дома. Пусть пришлет свои размеры, а если не знает — пусть его обмерят. И еще — нам нужно подобрать автомобиль.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
kraaДата: Понедельник, 20.01.2014, 22:22 | Сообщение # 114
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Аааааааааааааааааааааааааахххххххххххх! Месть моя ты гадкая,
до чего ты мне любимая и сладкая!
Я жду тебя со страстью в каждой клетке,
и наслажусь тобой,
не побоясь криками, что радость от тебя мелочна и шатка.

Браво, брависимо!
Алексей, твое предложение было принято - овации!!!



Без паника!!!
 
ТаисДата: Суббота, 25.01.2014, 10:43 | Сообщение # 115
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXXVI. Рейд

Кубок Турнира Трех Волшебников выиграл Виктор Крам. Болгарин опередил Диггори и Поттера на считанные секунды — когда они вбежали на поляну, Виктор уже схватил кубок и мгновенно оказался у точки старта.

Газеты изощрялись по-разному. Кто-то писал про «большой снитч», кто-то писал, что Крам взял реванш за поражение сборной на кубке, кто-то вообще воспринимал весь Турнир как декорацию для шекспировских страстей. Финал соревнования вообще превратился в звездный час Риты Скитер.

Белла бегло просматривала газеты, не особо вчитываясь в дела школьников. Ее волновало другое. Фальшивый Волдеморт залег на дно — его точно не было ни у Макнейра, ни у Кребба, ни у Гойла. Что-то готовилось, Беллатрикс всерьез предполагала, что готовится побег из Азкабана, но когда он планируется — она не знала.

Особых иллюзий Белла не испытывала. Будь Волдеморт хоть трижды фальшивым, покажи он всю свою неадекватность в первые три секунды — приговоренные к пожизненному заключению останутся с ним. Просто потому что деваться им особо некуда. Была бы Беллатрикс не у себя дома, а в одной камере с Рудольфусом — встала бы и пошла к фальшивому Лорду, стараясь не думать и не сравнивать. Долохов четко обозначил ситуацию — Блэк не может ему ничего предложить.

А вот фальшивый Волдеморт может предложить ему свободу. А кому-то еще он может обеспечить шанс отвести душу. Нет, иллюзии — крайне вредная вещь и стоит послушаться совета Долохова. И попробовать найти запасное решение, пока ставки еще не выросли.

На неделю все затихло. Министерство помпезно отмечало окончание Турнира. Дамблдор заканчивал учебный год. Дурмштранговцы уезжали домой без Каркарова; Игорь все-таки не внял голосу разума и сбежал, едва подвели итоги и наградили победителя. С точки зрения Беллатрикс, выйдет даже забавно, если Каркаров попробует найти помощь у «красных».

О делах Поттера Беллатрикс узнала от Сириуса — Бродяга встречал парня на вокзале и провожал его до машины Дурслей. Со слов Блэка, парень не особо подавлен — он не взял Кубок, но и не ощущает себя проигравшим. Даже когда речь зашла про Виктора, Гарри и его друзья вспоминали прежде всего беседу после товарищеского матча по квиддичу.

* * *

Беллатрикс привыкла считать, что у них на Гриммо огромный гараж. По меньшей мере, мотоцикл Сириуса выглядел в нем, как маленькая корочка в пустой хлебнице. Но теперь, когда посреди помещения встало это маггловское чудовище, Белла решила немножко пересмотреть свои представления о размерах.

Автомобиль появился в гараже за день до отправки в Литтл-Уининг. До этого Сириус с Флинтом долго обсуждали что-то непонятное, Бродяга даже попробовал расспросить жену, но Пенелопа сразу сказала, что с детства жила по волшебную сторону Статута и в машинах понимает только то, что им нужен бензин и уход.

Обходя большой черный автомобиль, Беллатрикс не могла отделаться от ощущения, что Блэк с Флинтом что-то напутали. Конечно, эта машина выглядела прилично, но все, что Белла видела в кино или за окном, было просто меньше по размерам. Железное брюхо чудовища высоко поднималось над полом — как могла судить волшебница, это было сделано для проходимости. Ведь маггловские машины не умеют летать.

Беллатрикс еще раз обошла машину. Рассмотрела тонированные задние стекла. Острожно потрогала носком туфли внушительные колеса. Увидела трехлучевую звезду впереди. Наконец, она решила задать вопрос, не покидавший ее с того самого момента, когда она вошла в гараж.

— Сириус, — настороженно спросила волшебница. — Ты точно уверен, что это машина для людей, а не для грузов?

Бродяга заржал в голос.

— Беллс, прости, — Блэк ухмылялся, привалившись к стене, — у тебя был просто уморительный вид, когда ты ее осматривала. Это совершенно точно легковая машина, то есть, для людей.

— Слушай, я в них не разбираюсь! — Белла сердито сложила руки на груди. — И знаешь ли, я точно вижу, что она не похожа на обычную.

— Это внедорожник, — пояснил Сириус. — Автомобиль с повышенной проходимостью. Это очень хорошая машина и да, статусная.

— Потому что может ездить без дорог? — удивилась Беллатрикс.

— Точно может ездить по плохой дороге, — пояснил Сириус. — Если очень подробно объяснять, то на нем можно не только ехать на работу, но и выбираться за город, например, что и предполагает…

— Погоди-погоди-погоди, — Беллатрикс приподняла палец. — То есть это легковая машина?

— Да.

— На ней можно приехать в… ну, например Малфой-мэнор? Там грунтовая дорога.

— Совершенно верно.

— И это та машина, которая нужна для поездки к Гарри Поттеру?

— Абсолютно.

— А это интересно… — чуть рассеянно протянула Белла. — А что это у нее за звезда?

— Это? — Сириус кивнул на мерседесовскую звезду. — Это знак производителя. Она сделана в Германии.

— В Германии? — Беллатрикс подошла поближе к кузену и посмотрела на машину спереди. — Ну, если автомобиль считается точным прибором, то, наверное, немецкие автомобили хорошие. А как его зовут?

— «Гелендваген» его зовут, — откликнулся Сириус.

Беллатрикс обошла машину еще раз. Все-таки этот «Гелендваген» выглядел куда внушительнее красного фордика, который она вдоволь видела на фотографиях. И удобнее — например, Белла с трудом представляла, как пролезть на заднее сиденье машины, когда у нее с каждого боку только одна дверь.

Накладки начались, как только ведьма решила поглядеть автомобиль изнутри. Она подергала ручку, чтобы открыть дверь. Дверь не открывалась. Сириус терпеливо объяснил, что на двери есть фиксатор и открыл ей дверцу. Беллатрикс забралась на заднее сиденье и принялась осматриваться. Наверное, точно так же ощущал бы себя маггл, попади он в Хогвартс: много странных вещей, назначение которых совершенно непонятно. Беллатрикс достаточно быстро разобралась со стеклоподъемниками и ремнями безопасности. Сириус старательно сдерживался, но все же рассмеялся от недоуменного: «Так это что — тут трясет сильнее, чем в Ночном рыцаре?! Надо привязываться к креслам?!»

— Беллс? — тихо позвал Сириус, когда ведьма молча просидела пару минут, о чем-то раздумывая.

— А? Что? — Белла настолько ушла в себя, что даже вздрогнула от вопроса.

— Все в порядке?

— Да… — Беллатрикс еще раз осмотрелась и решительно взялась за ручку. — Вот что, пойдем отсюда.

* * *

Брат с сестрой тихо поднялись на третий этаж. Волшебники старались не шуметь: неподалеку спала Пенелопа. Маленькая Блэк сразу после обеда сказала, что машину смотреть не пойдет, потому что не выносит запахи гаража. Конечно, не так давно она спокойно туда заходила, но беременной женщине положены разные причуды. Хорошо еще, что Пенелопу не тянет на странное. Люциус в свое время замучился, пока Нарцисса носила Драко.

Блэки прошли в небольшую комнатку, и Беллатрикс очень тщательно закрыла дверь и даже наложила на помещение «Квиетус». Только после этого ведьма уселась напротив сосредоточенного Сириуса.

— Значит, так, — начала Белла. — Сейчас у нас будет очень серьезный разговор. Во-первых, ты сказал Гарри дату нашего приезда, но не время, как я просила?

— Да.

— Хорошо. Я сказала Флинту при тебе, что мы поедем утром. Но это не так. Мы поедем после обеда и по другой дороге.

Сириус медленно кивнул с очень… понимающим видом.

— Я ничего не смыслю в автомобилях, — Беллатрикс поднялась и начала мерить шагами комнату. — Поэтому ты аккуратно просчитаешь маршрут.

Сириус кивнул еще раз.

— Теперь вот что, — Белла потерла подбородок. — Мы оба понимаем, почему машину надо было арендовать, а не покупать. У нас хватает золота, но не настолько, чтобы им разбрасываться.

— Будем сорить деньгами — не хватит на уплату долгов, — ухмыльнулся Сириус.

— Именно. Но есть еще кое-что. Я бы назвала это инерцией мышления. Никто не ждет от нас того, что мы будем пользоваться маггловской машиной. У Министерства есть автомобили, даже у кого-то из чистокровных они есть, но Блэк и внедорожник вместе не связываются. И это, если подумать — преимущество. Я хочу понять для себя, насколько это удобный транспорт и задействовать его.

— Тайно, — добавил Сириус.

— Именно. — Беллатрикс снова опустилась в кресло. — Если такая машина окажется для нас удобной и полезной, то я хочу иметь в гараже средство, которое может тайно отвезти боевую пятерку в любую точку Британии так же быстро, как приличная метла. Как минимум один раз никто не свяжет маггловскую машину и нашу компанию — будут искать людей на метлах, теребить каминную сеть или аппарацию. Но не искать автомобиль. Поэтому, если нам понравится машина, мы должны приобрести такую же. Это возможно?

Сириус задумался.

— Так, — начал он, явно отсчитывая что-то в уме. — У меня есть чистые маггловские документы. Всю процедуру я могу проделать без участия Флинта или кого еще, в одиночку. Но нужно будет обменять приличную сумму галлеонов. Такой внедорожник в пересчете на наше золото стоит, как десяток «Молний».

— Это уже будет моя проблема, — Белла помедлила. — И да, если ты сейчас задашь вопрос в стиле Вальбурги — это будет самый идиотский вопрос, который можно придумать.

— Да и не подумаю, — пожал плечами Блэк. — Все и так ездили в Хогвартс на маггловском поезде, в чем проблема с машиной?

— Кстати, — добавила Беллатрикс. — Если окажется, что у этого «Гелендвагена» плавный ход, можно свозить на нем Пенелопу в Мунго. Сам знаешь, как ей не нравится камин.

* * *

Драко Малфой появился на Гриммо на следующее утро. Племянник твердо вознамерился тренироваться всерьез и без скидок — желание, в котором трудно отказать.

Наблюдая за тем, как Малфой дуэлирует с Сириусом, Беллатрикс не могла не отметить, как своевременная взбучка и личный пример делают из избалованного мальчика толкового юношу. Племянник был однозначно неплох. Конечно, тягаться с Блэком у него еще не выходило, но и легкой прогулкой дуэль с Сириусом уже не выглядела.

— Вот что, племянник, — тихонько спросила Беллатрикс, когда они с Драко остались наедине. — Позволь полюбопытствовать — к тебе в августе приедет вся ваша компания?

— Да, госпожа Блэк, — Малфой посмотрел на нее — спокойно, открыто, с уверенностью. — Конечно, пришлось объясняться с мамой и папой, но все одобрено.

— Это хорошо, — кивнула Белла. — Я догадываюсь, с кем возникла основная проблема.

— Если взрослые договорились о пакте, то и нам надо сейчас собраться вместе, — пожал плечами Драко. — К тому же, я гарантировал, что Грейнджер не опозорится.

Беллатрикс задумалась, машинально потирая подбородок.

— Собираешь Организацию? — спросила она.

— Только молодежную часть, госпожа Блэк, — ответил Малфой.

— Хорошо, — кивнула Белла и потерла подбородок еще раз. Происходящее требовало некоторого обдумывания.

— Госпожа Блэк? — заговорил Драко, когда пауза стала неприличной.

— Нет, — покачала головой ведьма. — Теперь — тетя Беллатрикс.

* * *

— Так, я прилично выгляжу? — в очередной раз спросила Белла.

— Вроде как да… — Тонкс обошла тетушку.

— Вроде или точно?

— Точно.

Беллатрикс погляделась в зеркало и поправила пару еле заметных складок. Жакет и длинная юбка весьма консервативно смотрелись на фоне брючного костюма Тонкс. Хотя с их разницей в возрасте подобного можно было ожидать — племянница выглядела сейчас самое большее на двадцать лет.

Нимфадора подошла к делу творчески. Кого-то она Белле очень сильно напоминала — разве что угольно-черные волосы вместо аккуратного каре доставали Тонкс до плеч. Дора оставила типично блэковские черты лица. Любой, лишь поглядев на нее рядом с Беллой, сказал бы, что эти двое — тетя и племянница, если не мать и дочь.

— Все в порядке, тетушка, — добавила Тонкс, — вам даже положено быть консервативной. Все в рамках Статута.

— Ну да, — поморщилась Беллатрикс. — самое волшебное маггловское платье.

Ведьма еще раз посмотрелась в зеркало. Может, расплести косу? Или не стоит? Беллатрикс представила себя с вороньим гнездом на голове. Нет, все-таки не стоит, лучше все оставить так, как она уже привыкла — тяжелую и длинную косу.

— Поехали, племяшка, — Белла вложила палочку в плечевую кобуру и взяла тонкие перчатки.

«Хорошо, что на улице не так жарко», — мысленно отметила Беллатрикс. Не показывать же посторонним людям, к тому же магглам, шрамы на запястьях.

* * *

Дадли Дурсль, в общем-то, не был идиотом. Мальчику вредило в жизни не отсутствие мозгов, а крайняя избалованность. Он привык с детства, что все проблемы можно решить нытьем. Он привык с детства, что для родителей милый Дадличек никогда и ни в чем не виноват. С тех пор так и повелось — Дадли так и не научился напрягаться для решения своих проблем. Читать он тоже не любил — для этого тоже надо напрягаться. Книжки ему заменял телевизор и комиксы — младший Дурсль мыслил категориями боевиков.

Именно поэтому его не привыкший к нагрузкам разум мог воспринять визит Блэков одним-единственным образом. В прошлом году его ненормального кузена забирал чудаковатый мужик с кучей рыжих детей. Дадли ждал чего-то похожего, скорее всего, вечером — не будут же волшебники позориться днем. Дурсль уже почти было собрался пойти погулять с пацанами, когда увидел паркующийся «Гелендваген».

Сначала он добросовестно попытался вспомнить, кто мог приехать к папе на такой машине. Потом он не менее добросовестно таращился на девицу в костюме и солнечных очках. Девица выбралась с переднего сиденья и подошла к задней двери. Когда она уже взялась за ручку, Дадлик увидел, что ее левый локоть как-то очень интересно оттопыривается.

— Пушка, — прошептал Дадли одними губами. — Точно, пушка.

За рулем машины оказался высокий черноволосый мужик. Он тоже носил дорогой костюм. У него, когда он вышел из машины, тоже оттопыривался левый локоть. Дадлик затаил дыхание. Целую секунду он боялся пошевелиться. Дурсль даже с каким-то облегчением выдохнул, когда наверху что-то засуетилось и забегало. «Это что — к Гарри?» — Дадли похолодел от страха. А ну как кузен им пожалуется? Одно дело — те чудаки, и совсем другое — крутые люди в дорогих костюмах. Вот как этот мужик осматривается — сразу видно, что побывал в чем-то серьезном.

Девушка открыла заднюю дверь. Дадлик таращился во все глаза, даже не представляя, кто оттуда появится. Из внедорожника вышла женщина в старомодном, но элегантном костюме. Кто это такая — Дадли даже побоялся предполагать. Она точно не выглядела юной, но и не старухой.

— …Так, племяшка, побудь на улице, — тихонько сказала Беллатрикс, шагая к дверям. — Обрушишь что-то — убьешь очарование момента.

Белла и Сириус подошли к входной двери. Ведьма помедлила полсекунды, высматривая звонок. С другой стороны их уже ждали; дверь открылась сразу же, как ведьма прикоснулась к кнопке. Им открыл толстый маггл: его взгляд бегал с Беллатрикс на Сириуса и обратно

— Вы… мистер Вернон Дурсль, так? — Беллатрикс умела так говорить: вежливо, но холодно, показывая свое превосходство, но строго в рамках вежливости.

— Он самый… — медленно произнес Вернон.

Толстый маггл, по-видимому, был удивлен и озадачен. Он явно ждал чего-то другого. Не людей, которые по любым меркам будут выглядеть солидно.

— Я Беллатрикс Блэк, — представилась ведьма. — Моего кузена вы уже знаете. Вас должен был предупредить директор, что мы сегодня забираем Гарри. Я могу войти?

— А… да-да, конечно, — толстяк посторонился и даже сделал приглашающий жест.

Беллатрикс, подняв очки, вошла в маггловское жилище и остановилась посреди прихожей. В зеркало она видела, как Сириус встал в шаге позади нее со скучающим видом. Чем-то это жилье напоминало Белле домик Тонксов. Но именно что напоминало: Андромеда отличалась аккуратностью, но не доводила это до фанатизма. Казалось, что кто-то здесь постоянно наводит порядок.

В доме оказалась маггла, которая могла быть только Петунией Дурсль. Худая женщина с длинной шеей и лошадиными зубами идеально подходила под описание. Белла отметила, что тетка Поттера смотрит на Сириуса с изумлением. Складывалось ощущение, что таким она Бродягу не видела никогда.

— Может… вам лучше пройти в гостиную, не ждать в прихожей? — маггла обратилась к Беллатрикс.

— Нет-нет, — покачала головой волшебница. — Мы не будем задерживаться.

— Вы его забираете? — вмешался маггл.

— Сейчас мы решаем вопрос с опекой, — пояснил Сириус. — Но даже если он приедет следующим летом сюда — вряд ли он задержится. О, а вот и Гарри.

— Крестный! — на лестнице появился мелкий Поттер в совершенно невозможной толстовке и джинсах. — Мадам Блэк!

— Юный Поттер… — Белла поцокала языком. — Вы едете к нам в дом, а не на пикник. Отдайте чемодан крестному, переоденьтесь в костюм и переобуйтесь. И спускайтесь к нам, мы подождем у машины…

— …Ну вот, теперь вы похожи на нормального человека, — еле заметно улыбнулась Беллатрикс, когда Поттер вышел к машине. — Поедем?

— Не совсем, — покачала головой Тонкс.

Девушка быстрым движением сдернула с Гарри его старые очки и вытянула из кармана футляр.

— Вот теперь — совсем похож, — сказала Нимфадора, когда Гарри примерил новые очки.

* * *

Горескоп, который Сириус подвесил на лобовое стекло, не крутился. Ничего подозрительного они так и не заметили. Беллатрикс устроилась на заднем сиденье рядом с Гарри и старательно пристегнулась ремнем безопасности. Она никак не могла отделаться от ощущения, что за ними наблюдает весь городок и, как только "Гелендваген" двинется с места, толпа девиц сбежится целовать его следы на асфальте.

— Ну что? — ведьма покосилась на сидящего рядом Поттера. — Едем домой?

Сириус завел двигатель, и огромный внедорожник тронулся с места. Дадли Дурсль печально смотрел, как «Гелендваген» уезжает от дома. В его голове уже звучала подходящая музыка, но Дадлик понимал, что играет она совсем не ему.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
матросДата: Суббота, 25.01.2014, 11:08 | Сообщение # 116
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду. о какое же лишение для Дадли, которое он смутно понимает. мафия волшебная в действии.жду приключений.


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
kraaДата: Суббота, 25.01.2014, 19:02 | Сообщение # 117
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Браво!
То, то было нужно Поттеру - побыть, наконец, в центре внимания достойного окружения, а не того нищеброда, доставшегося ему при помощи Дамблдора. Надеюсь, у него будут мозги, которые заценят жеста Блэков и проникнется важности своего происхождения, которого не надо бросать в лапках предателей крови.

Таис, спасибо! Передайте Автору мой привет и мою благодарность за выдающейся работы.



Без паника!!!
 
Al123potДата: Суббота, 25.01.2014, 23:27 | Сообщение # 118
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата kraa ()
Таис, спасибо! Передайте Автору мой привет и мою благодарность за выдающейся работы.
Валя,а сама, что не можешь у тебя же есть там акаунт: http://www.fanfics.ru/index.php?section=profile&id=36287



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
kraaДата: Воскресенье, 26.01.2014, 19:12 | Сообщение # 119
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Al123pot, ха! У меня там подписчики появились! Порадовать их чем-то еще, чтолэ?


Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 26.01.2014, 19:13
 
ТаисДата: Четверг, 30.01.2014, 07:42 | Сообщение # 120
Нет! Не пробуй. Сделай...
Сообщений: 195
« 118 »
LXXXVII. Спецкурс

Сириус ускорился, едва они выбрались из города. Беллатрикс даже подалась вправо и глянула на спидометр. Прибор показывал, что они движутся даже медленнее, чем можно выжать на хорошей метле, но ведьма никак не могла избавиться от ощущения, что они едут слишком быстро. Наверное, дело было в том, что она привыкла к большой высоте, и все это мельтешение за окном создавало неправильное ощущение.

Похоже, такое ощущение было только у нее. Гарри сидел рядом и с довольным видом таращился в окно. Тонкс со спокойным видом следила за тем, что происходит справа. Дора почти не обращала внимания на дорогу. Беллатрикс снова повернулась к обочине. Вообще говоря, они сделали все, чтобы свести риск к минимуму. Внезапно изменили маршрут. Внезапно изменили время отъезда. Предупредили Гарри только перед самым выездом.

И все равно риск оставался. Технически машину можно догнать на метлах. У Беллатрикс в свое время получилось догнать Фенвика, правда, Сириусу знать это незачем. Другое дело, что Белла, которая тогда была еще Лестрейндж, ждала машину орденца в засаде и в несусветную рань, когда на дороге пусто. Засада и погоня без минимальной подготовки — вещи совершенно разные. Надо не дружить с головой, чтобы устраивать средь бела дня погоню за машиной. Вот только там имелись люди, не дружащие с головой. И поэтому риск оставался, а Белла и Тонкс держали руку на палочках.

Больше всего Беллу удивляло поведение Сириуса. На таких скоростях надо крепко держать метлу. Да и руль мотоцикла Блэк держал крепко: ту поездку на чемпионат Беллатрикс никак не могла забыть. Сейчас за рулем большого «Гелендвагена» Сириус чуть только не развалился в водительском кресле. Бродяга небрежно держал руль одной рукой, и внедорожник его слушался. «Наверное, здесь какая-то другая система управления», — мысленно отметила ведьма. Сириус не выглядел напряженным — он явно получал удовольствие от управления мощной машиной. Интересно, где и когда он научился водить автомобиль? Беллатрикс могла ничего не смыслить в маггловской технике, но вот в том, что такая расслабленность говорит об опыте, она была уверена.

То ли Гарри прочитал ее мысли, то ли сам он думал о том же, но парень задал тот вопрос, который у самой Беллы уже вертелся на языке:

— Сириус, — заинтересованно спросил Поттер. — А откуда ты умеешь водить машину?

— Я? Умею? — Блэк хохотнул. — Да ты что?

Внедорожник поехал чуть быстрее.

— На самом деле, если бы не дядя Альфард, я бы так и летал на метле, — разглагольствовал Сириус. Видимых усилий для управления ему не требовалось. — Но метлу давно и прочно занял за собой Джейми, а ты сам понимаешь, Гарри, парням всегда охота хоть как-то повыделываться. Небось, самому-то нравится не просто летать, но и ловить снитчи?

— Есть такое, — Гарри подался вперед.

— Ну так вот, — продолжил Блэк. — Дядюшка заметил, что я даже немного переживаю по этому поводу и предложил мне научиться водить не метлу, а мотоцикл или автомобиль.

— Ого! Ты мне не рассказывал.

— Ну и ты не спрашивал. Тот мотоцикл, на котором я ездил — дядюшкин подарок мне на шестнадцать лет, летом после СОВ. Дядя меня заставил сдать на права, — Блэк помолчал.

— А сам дедушка Альфард умел? — удивилась Тонкс.

— Сам — умел. У него даже была маггловская машина... как ее… БМВ, вот. Беллатрикс не даст соврать, дядюшка был тем еще человеком.

— Факт, — Беллатрикс отвлеклась и первым делом поглядела на горескоп. Прибор висел неподвижно. — Дядя Альфард всегда был на отшибе от семьи. Редко приходил на семейные сборы, — ведьма повернулась к окну. — И хобби у него были, конечно, те еще — чего стоит макет корабля, который он склеил и покрасил без магии. Я его почти не помню. Даже дома у него до девяностых не была. Помню, что работал он в отделе по связям с кентаврами. Даже странно. Дед говорил, что Альфард сдал ТРИТОН исключительно на «Превосходно»…

* * *

Дадли выскочил из комнаты, как только «Гелендваген» скрылся из виду. Парень на всякий случай осмотрелся. Нет, вроде никаких сюрпризов. Снизу доносился тихий голос отца.

— Даже странно, с виду очень приличная женщина, — говорил Вернон. — Ты видела, как он себя вел? Стоит такой, как статуя.

— Да, я тоже удивилась, что кто-то даже Блэка приструнил…

«Да вы что, не понимаете?» — Дадли хотелось взвыть в голос. Мать с отцом кормили его идиотскими сказками целых пятнадцать лет. Алкоголики, конечно же! Ага, разбились на машине! Дадлик увидел вживую Сириуса Блэка и представлял себе, на кого похожи лучшие друзья вот такого дяденьки.

Парень присел на корточки у стены и прикрыл глаза. Он как наяву представил тетю Лили — веселую, смеющуюся, такую же, как на фотографии, которую он видел у Гарри. Тетя Лили и Джеймс Поттер сидели в машине с открытым верхом и мчались по ночной трассе.

Дадли открыл глаза. Вот каким надо было быть придурком, чтобы верить во всю эту чушь про алкоголиков? Не бывает алкоголиков с такими лицами.

Снизу доносилось бормотание про приличный вид и умение себя держать. Дадли, не в силах это больше слушать, прошмыгнул к выходу.

— Мам, я к Полкису, — сказал он, уже стоя в дверях, и, не слушая ответа, зашагал на площадку.

Дадлик, наверное, впервые в своей жизни почувствовал настоящую опасность. Все прошлые встречи с волшебниками заканчивались хвостиком или конфеткой с сюрпризом — в сущности, мелочами, которые не несли никаких последствий. Но вот эта вот компания, похоже, не разменивалась на хвостики. Мозг парня пронзила страшная догадка: а что, если вот этот вот визит — последнее предупреждение от Директора? Или вообще — недвусмысленный намек на то, что шутки кончились?

Дадли Дурсль не был придурком от рождения. Но воспринимал информацию очень специфически.

…— Ну типа я понял, что тетя Лили выскочила замуж за кого-то из ихних, — объяснял Дадли. — Поттер особо не болтал, но типа его крестный — какой-то там его папке дальний родственник, а та дама — кузина крестного.

— Ага… — Полкис разразился смачной матершиной, — знаем мы этих родственников. Семья называются.

— Во-во, — Малкольм посмотрел на Дадли, напрягая немногочисленные извилины. — И чо они сделали?

— Да просто забрали… — неуверенно начал Дадли, но тут Гордон просто взорвался.

— Что? Большой Ди, ты что нам тут втираешь?! — завопил парень. — Что к твоей хате на танке приехали дядя и тетя с пушками, и просто забрали этого очкарика? Вот так, типа, пришли, забрали? Какого хрена, Ди? Какого хрена ты тут нам втирал, что этот пацан нам вместо груши? Ты вообще… — Гордон выругался, — вообще понимаешь, что будет, если он припомнит все наши хохмочки?!

— Да какого ты из меня крайнего делаешь? — взвыл Дадли, но Гордон его не слушал.

— Волшебники, говоришь, их зовут? А что, если эта мадам послушает, как мы лупцевали ее родственника и пришлет сюда пару крутых… волшебников? Ну, чисто, чтобы поговорить о том, как плохо бить маленьких? Чем ты вообще думал?!

— Да… — протянул Полкис. — По ходу, если нам просто набьют морды, мы будем еще рады, что дешево отделались.

— Хуже будет, если заставят отработать… — прошептал Деннис.

Дадли огляделся. Они сидели на детской площадке. Никого из мелкоты не было: все привыкли держаться подальше от места, где гуляет Большой Ди с пацанами. Вот только сейчас Дадли почувствовал себя таким же младшеклассником, к которому не спеша, с предвкушением, приближается хулиган — бить еще не начали, но что будет, уже понятно. Почему-то Дурслю казалось, что их разговор слышит весь Литтл-Уининг…

…К вечеру Дадлик ощутил совершенно неожиданный побочный эффект. Девчонки, с которыми он пересекался, как одна, задавались вопросом: кто приезжал за Гарри? После пятого допроса за день Дадли Дурсль осозналл, что девчонкам Литтл-Уининга он стал неинтересен отдельно от своего кузена.

* * *

Они приехали на Гриммо достаточно быстро. Конечно, в городе пришлось сбавить скорость. Как объяснил Сириус, этого требуют правила дорожного движения. Белла сделала из этого простой вывод — хорошо, что они ехали в выходной. Раз у магглов для машин столько правил, столько знаков и столько разметок дороги, то машин в будние дни там не просто много, а очень много. Разумеется, каждый захочет ехать на своем автомобиле, а не на автобусе. Сириус не стал никого высаживать — Блэки въехали в гараж и уже оттуда прошли в дом. Конечно, горескоп не крутился, но техника безопасности сейчас была важнее правил приличия.

Беллатрикс выбралась из машины и прошлась, разминая ноги. Она не хотела сама себе признаваться, но поездка ей даже понравилась. Они приехали, Поттер на Гриммо, все хорошо.

Бродяга, едва заглушив мотор, отправился в коридор.

— Сириус, — донеслось оттуда, — как все прошло? Я за вас волновалась…

Когда вся компания вышла в коридор, их встречали Сириус и Пенни. Бродяга с нахальным видом обнимал жену за плечи.

— Беллс, ну как поездка? — спросил Сириус, как только все обменялись приветствиями.

— Неплохо, — пожала плечами Беллатрикс. — Почти не трясет, ощущения лучше, чем от камина. Но метла маневреннее.

— Обрати внимание, крестник, — Бродяга громко прошептал заговорщическим тоном, — если бы «Гелендваген» делали маги, а метлу магглы, то госпожа Блэк отметила бы удобство сиденья и плавность хода.

— Естественно, — Белла ответила с совершенно серьезным видом.

— Может, стоит тогда свозить завтра Пенелопу в Мунго на машине? — уточнил Сириус.

* * *

— Гарри, — сказала Беллатрикс, — ты ведь в курсе, о чем меня попросил директор?

Поттер чуть помедлил. Вопрос Беллы застал его в дверях, когда Блэки, Тонкс и Гарри расходились после ужина. Сириус остановился.

— Окклюменцией? — Гарри повернулся и посмотрел на волшебницу.

— Именно. Идем со мной, — Беллатрикс прошла в коридор и очень тихо зашептала на ухо кузену. — Удели Пенелопе внимание.

Белла шагала к библиотеке, и Гарри держался за ней, как привязанный. Ведьма почти не смотрела на мальчика. Он рядом и этого достаточно. Хватает и того, что Сириус не отходил от него весь день. Беллатрикс все понимала, но как на это отреагирует Пенелопа? От беременной женщины можно ожидать чего угодно; Люциус в свое время приходил на собрания с нервным тиком. До рассказов Финеаса Найджелуса Блэка Белла вообще была уверена, что у Малфоев один ребенок из-за тяжелой беременности сестры.

У Пенелопы начал обозначаться живот — самое время для капризов и перепадов настроения. Тут не угадаешь, как она себя поведет.

Гарри помалкивал: мадам Блэк явно была не в духе. Впрочем, сколько раз мальчик ее видел — столько раз она была не в духе. Гарри удивился лишь тогда, когда они прошли библиотеку и остановились перед еще одной дверью.

— Ого, — сказал парень, войдя внутрь.

Он и Беллатрикс оказались бок о бок в прохладном и просторном помещении. Вокруг в полумраке стояли стеллажи, от которых пахло книгами и временем — эти ароматы смешивались и превращались в запах Запретной секции Хогвартса. Поттер мало что мог разобрать при таком освещении, но он увидел знак. На противоположной входу стене красовались две звезды — серебряные диски, раскинувшие хищные лучи-стрелы. Вокруг них ползли руны, которых Гарри не знал.

— Нравится? — спросила Беллатрикс и, не дожидаясь ответа, продолжила. — Это семейное хранилище. Там, где ты занимался, у нас читальный зал. Серв, сюда.

Гарри обернулся на движение. Из темноты к ним выплыл череп — самый обыковенный человеческий череп, если не считать красноватого сияния в глазницах. Парень от неожиданности даже не сказал ни слова.

— Найди нам «Введение в окклюменцию», — распорядилась Белла.

— Что это? — еле слышно спросил Поттер.

— Это серв. Ты же видел бладжеры. Они летят к ближайшему игроку. Этот ищет подходящие под вопрос книги. Он так заколдован, — Беллатрикс двинулась к стеллажам. — Почему тебя это удивляет?

— А… это настоящий череп?

— Нет, конечно, — хмыкнула ведьма. — Но выглядит похоже. Такие есть во многих старых домах с большими библиотеками.

— А… а в Хогвартсе такого не было.

— Дай мне колонию в сотню эльфов, и тут тоже будут работать домовики. Кстати, мы пришли.

Беллатрикс повернула в проход между стеллажами. Череп парил перед какой-то толстой книгой; на ее корешок падал красный свет.

— Свободен, — распорядилась волшебница. — Если бы мы не пошли, он бы отправился за нами, показывать дорогу. Умный… Что такое окклюменция? — резко спросила Белла.

— Ну… — помялся Поттер. — Окклюменция — это искусство защиты разума.

— От чего? — отрывисто спросила Беллатрикс.

Ведьма взяла с полки книгу и сдула с обложки пару невидимых пылинок.

— От чтения мыслей, вообще от нежелательного проникновения. А… а книга новая?

— Разумеется, — фыркнула Беллатрикс. — А что? А-а-а… не вяжется с обстановкой. Так это дом у нас старый. А книги — новые, хотя нет, не совсем новые, шестидесятых годов. Даже классические вещи можно преподать по-новому, гораздо лучше.

Гарри кивнул. Беллатрикс отследила взгляд парня; Поттер смотрел на книгу, которую Белла прижимала к груди. Ведьма тут же опустила «Введение в окклюменцию» к поясу, чтобы длинные и широкие рукава платья оставили открытыми только ладони. Но Поттер стал смотреть ей в лицо, ожидая, что скажет ведьма.

— Дед и бабка Кассиопея говорили, что окклюменция — одна из нескольких вещей, которые должен знать каждый серьезный волшебник.

— Что же это за вещи? — тихо спросил Поттер.

— Шесть приемов окклюменции. Семь смертельных ядов. Восемь боевых стоек. И девять основных движений палочкой. Помню слова двоюродной бабушки, как сейчас. Здесь, Поттер, основные приемы, которые мы будем изучать этим летом…

* * *

Целитель размешивал зелье очень медленно, но с исключительной аккуратностью. Снейп бы оценил и остался доволен. В большой стеклянной колбе плескалось бледно-зеленое варево — судя по его виду, ведьме предстояло терпеть еще около минуты.

Волшебники из старых семей имеют множество стойких предубеждений насчет крови. Именно из-за этой причудливой смеси наблюдений и предрассудков в Мунго не переливают кровь, а используют кроветворные зелья. По этой же причине анализы крови делают редко и на пятом этаже, всецело посвященном магическим травмам. И, наконец, образцы анализа сливаются в специальное зелье, а пробирка с остатками крови уничтожается в присутствии пациента. Маги не разбрасываются кровью — это правило. Для тех, кто знает, сколько зелий и обрядов делается на капле крови, это правило безупречно обосновано.

Беллатрикс поехала в больницу вместе с Сириусом и Пенни. Конечно, последнюю пару лет она чувствовала себя в полной силе. Те дни, когда она ощущала себя сквибом, давно прошли. Но здоровье и волшебная сила — это те вещи, к которым нельзя относиться с пренебрежением. В конце концов, Поттер дома, изучает книгу, за ним приглядывает Тонкс. А Беллатрикс нужно знать, что происходит с ее волшебной силой. В прошлом году все было в порядке. В этом — еще надо смотреть.

Наконец, целитель вылил в колбу пробу крови. Беллатрикс еле заметно кивнула — зелье связало ее кровь и окрасилось в синий цвет. Точные результаты придут не сразу, но уже видно, что патологий нет. Пробирка, в которой остались частицы крови, вспыхнула.

Белла вышла в коридор. Сириус, наверное, сидит внизу и ждет, когда Пенелопу закончат обмерять, взвешивать, брать анализы и что там еще полагается. Ведьма сделала пару шагов и внезапно остановилась. В другом конце коридора стояла старушка в шляпе с птицей. Августа Лонгботтом пришла вместе с внуком навестить сына и невестку.

Прямо из палаты к ним вышла растрепанная женщина, в которой с огромным трудом можно было узнать Алису Лонгботтом. Она медленно приблизилась к парню. В вытянутой руке женщина держала какую-то ерунду — фантик или что-то наподобие. Беллатрикс не видела. Зато Алиса Лонгботтом увидела ее.

Едва повернув голову, женщина замычала что-то нечленораздельное. Алиса впилась своими худыми руками в нподвижно стоящего Невилла и попыталась втащить сына себе за спину.

— М-мать моя Розье… — прошептала Беллатрикс и быстро зашагала на лестницу.

В коридоре зашумели, послышался топот ног, сбивчивая речь. Но это все перекрывал вопль до ужаса перепуганной матери. Даже сойдя с ума, Алиса узнала Беллу. Блэк остановилась на клетке. Громкие вопли и топот почти стихли.

— Значит, Блэки всегда платят свои долги? — кто-то произнес за спиной Беллатрикс.

Белла медленно обернулась. Пролетом выше стоял бледный, как смерть Невилл.

— А вы уже готовы выставить мне счет, юноша? — прищурилась ведьма.

— Нет, — очень серьезно сказал парень. — Пока не готов.

Беллатрикс и Невилл целую секунду стояли, буравя друг друга взглядами.

— Если я правильно догадываюсь, то скоро на свободе окажется человек, которому можно предъявить ваши счеты, юноша.

Беллатрикс медленно пошла вниз по лестнице.

* * *

Гарри, может, и не все понимал, но человеческие эмоции он чувствовал хорошо. То, что в Мунго что-то случилось, он понял сразу. Но парень добросовестно помалкивал весь вечер, пока они отрабатывали приемы защиты. И только после того, как Беллатрикс закончила занятие, Поттер, наконец, решился.

— Мадам Блэк, — очень острожно произнес мальчик. — Скажите, что-то случилось?

— Лонгботтом случился, — просто и бесхитростно ответила Беллатрикс.

— Лонгботтом? — Гарри удивился.

— А ты не знаешь? — Поттер помотал головой; Белла поставила думосброс на полку и уселась на стул. — С Лонгботтомами очень давняя история. Если коротко, то после того самого Хеллоуина мы не поверили, что Темного Лорда одолел годовалый ребенок. Мы решили, что об его исчезновении могут знать Френк и Алиса Лонгботтомы, авроры, члены дамблдоровского Ордена. Мы предположили, что Темный Лорд мог после твоих родителей пойти к ним и… это давало хоть какое-то объяснение.

— Их убили? — очень тихо спросил Гарри.

— Хуже. К ним пришли муж, деверь и Крауч-младший, ты его видел. Их пытали, стараясь добиться хоть какого-то ответа, но так ничего и не вышло. Они лишились рассудка и до сих пор в Мунго. Мог бы подумать, отчего твой одноклассник живет с бабушкой.

— А…

— А почему меня с ними не было? — Беллатрикс горько усмехнулась. — Потому что в самый последний момент Рудольфус пытался запретить мне идти с ними. Акваменти, — ведьма наполнила водой стакан и тут же осушила его залпом. — Ты вряд ли поймешь до конца, что тогда со мной было. Рабастан утверждал, что я сошла с ума. В конце концов, они просто скрутили меня и оставили в поместье. А дальше ты уже догадываешься.

Гарри поерзал на своем стуле и осмотрелся, будто раздумывал, куда бы спрятаться.

— Дай я угадаю. Твой следующий вопрос будет таким: «А если бы вы пошли с ними?». Я бы сделала все то, что делали они трое. Это война. На ней убивают, Поттер, и делают такие вещи, от которых мирные люди приходят в ужас. Нет?

— Я не могу понять одного, — Гарри потер виски. — Вы дружите с Сириусом. Вы пытались его спасти. Почему вы вообще пришли к Волдеморту? Кем он таким был, что вы делали такие вещи?

— А кем для тебя был Дамблдор? — пожала плечами Беллатрикс. — Ответишь на этот вопрос? Ты ведь понимаешь сейчас своим умом, что тебя отправили к Дурслям, чтобы работала защита твой матери. И для того, чтобы ты не стал марионеткой в политике Министерства. Но все равно тебя отправили к людям, которые тебя, мягко выражаясь, недолюбливали. Но ты готов простить Дамблдору это решение. Ты можешь возразить, что это совсем другие вещи, но и я была далеко не ребенком, когда принимала Метку.

— Каким он был? — очень серьезно спросил Гарри.

— Могущественным. Умным. Человеком, который знает, чего хочет, и может вести других за собой. Когда он исчез… — Беллатрикс поглядела Гарри в глаза. — Да, когда он исчез, мне показалось, что рухнул весь мир. Я долго не верила в то, что он умер. И в то, что увижу его фальшивую тень, я тоже не верила.

— Я до сих пор не могу понять, как вас простил Сириус.

— Он не прощал, — Беллатрикс покачала головой. — А я не каялась. Потому что я не представляю, в чем мне надо покаяться. Но мы десять лет провели напротив друг друга в Азкабане и не дали друг другу умереть. Это тоже не забывается.

Белла помолчала.

— Десять лет, Поттер. И каждый вечер в коридор приходили дементоры. Можешь представить, что это такое? Вижу, что можешь. Там за столько-то времени научишься терпеть друг друга. К тому же ты сам знаешь, что у нас двоих общий враг.

— Жалко Невилла, — невпопад сказал Гарри.

— Жалость — глупое чувство, — Беллатрикс заговорила тише. — Оно ничего нам не стоит, ни к чему нас не обязывает, и ничем не помогает тому, кого мы жалеем. Хороший совет или помощь стоят гораздо больше. А теперь иди. Я хочу побыть одна.



«Господа, я прекрасно знаю, что в космосе звук не распространяется. А теперь — ваши вопросы!» Джордж Лукас

В конце концов все будет хорошо! А если сейчас все плохо, значит это просто еще не конец.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вальпургиев рассвет (Гет, G, AU/G, макси, в процессе)
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: