В качестве подарка (11) - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Понедельник, 27.02.2017, 12:05
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 11 из 11«1291011
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, в работе)
В качестве подарка
alexz105Дата: Четверг, 19.09.2013, 20:52 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Автор: alexz105, PrinzConsul (до 10 главы)
Бета: senezh до 3 главы, Секира с 4-ой главы
Пейринг: Гермиона Грейнджер/Гарри Поттер, Люциус Малфой, Драко Малфой, Луна Лавгуд
Рейтинг: R
Жанр: AU/Romance
Размер: Макси
Статус: В процессе
События: ПостХогвартс, Волдеморт побежден, Сильная Гермиона
Саммари: Великий подвиг совершен, но главный герой вновь в опале. Магический мир отравлен страхом и подозрительностью. Пропал мощнейший артефакт. Беды сыплются одна за другой. Можно впасть в отчаяние, а можно все как следует организовать вплоть до подарка на День Рождения себе любимой...
Продолжение следует!)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Пятница, 15.01.2016, 01:55 | Сообщение # 301
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2715
« 1580 »
Хехехех!
Ну, чтож, будем уничтожать лепроханов?



Без паника!!!
 
alexz105Дата: Суббота, 19.03.2016, 00:34 | Сообщение # 302
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 42
Переночевав в гостинице, они покинули ее рано утром. Аптечный киоск был еще закрыт, что избавило Гарри от лишнего стыда, а веселую продавщицу-провизора от могучего Обливиэйта между глаз!
В поворотных дверях гостиницы они накинули на себя заранее подготовленные Маскировочные чары, и как выяснилось, сделали это не напрасно.
За гостиницей наблюдали.
Несколько худощавых типов в темных куртках и плащах с не менее темными кругами под глазами караулили вход и улицу перед гостиницей.
Пара пожилых магов, вышедшая из гостиницы рано утром, не привлекла их особого внимания, но старший из караульщиков, помедлив, все же махнул рукой, и за ними увязался один из этих типов.
Протащив его за собой несколько кварталов, ребята поняли, что сам он не отвяжется. Следовало найти такое место, куда этот доходяга-вампир не смог бы за ними последовать.
Поттер загримированный под старика старательно горбился, поглядывая на вывески.
— Дорогая! А на какое время у тебя абонемент в солярий?
«Дорогая» вытаращила глаза, но вовремя сообразила.
— Как ты внимателен, дорогой! Действительно, я и забыла, что у меня утренний абонемент.
Их соглядатая всего передернуло от отвращения, и когда пожилая пара свернула к вывеске с ненавистным светилом, он с облегчением повернулся и быстрыми шагами понесся обратно к гостинице.
— В любой момент они могут узнать, что в номере нас уже нет. Тогда этот холерик в нарисованных очках вернется сюда в сопровождении десятка своих соплеменников.
— Отобьемся, — шепнул Гарри в ответ.
— Так вместе с ними может еще и дядюшка Лаогэр пожаловать со Струпьяром под ручку.
— Тогда — удерем.
— Если успеем…
Откуда-то снизу раздался полузнакомый скрипучий голос.
— Эй, волшебники! Вам не надо заходить в солярий. Из него нет другого выхода.
Гарри и Гермиона замерли на месте, обшаривая глазами пространство вокруг себя, и не в силах понять, откуда доносится до них странный голос.
— На отдушину в фундаменте посмотрите! — раздраженно подсказал голос.
— Гоблин? — удивился Гарри.
— Угадал, блин! Обойдите этот дом с черного входа. Вход в подвал открыт.
— А можно ли тебе доверять?
— А у вас есть выбор? В гостинице только что стало известно, что вы тайно покинули номер. У вас на раздумье секунд тридцать. Или двадцать.
Со стороны было забавно наблюдать, как два пожилых человека быстрым и энергичным шагом поспешили за угол дома и скрылись за ним…

Гоблин не пожелал рассказывать, откуда он их знает и почему помогает. Свой запас людских идиоматических выражений он тоже пояснять не стал. Вместо разговоров он усадил магов в какое-то подобие бобслейных саней, залез сам, и сани помчались по извилистым катакомбам подземного Дублина.
— Однако, в Дублине гоблины живут очень интересной жизнью, — пробормотал Гарри, морщась от затхлых миазмов и налипшей на лицо паутины. — Но откуда здесь пауки? Мерзость какая!
— Зато мы точно знаем, что здесь не было магов, вампиров или гоблинов уже несколько дней. А вот нас по следам разорванной паутины вычислить не так уж и сложно.
Гоблин вдруг остановил «боб» и с интересом оглянулся на Гермиону.
— Хм, вероятно, вы правы, — он нацелил руку в темный зев прохода, из которого они сюда попали, и щелкнул пальцами.
Темнота слегка засеребрилась. Гоблин отвернулся и «боб» заскользил дальше.
Путешествие продолжалось не более четверти часа.
— Все! — изрек их носатый спаситель, останавливаясь в тоннеле. — Приехали.
В этом месте на поверхность уходил темный колодец.
— Вам туда, — ткнул гоблин рукой вверх, — попадете в дом, в котором сможете отсидеться, пока ваши вам не помогут. А я проверю, нет ли погони и закрою доступ в эту часть подземелья.
Гермиона вылезла из саней. А Гари не торопился, сверля гоблина взглядом.
— Тебе очень хочется понять, почему я вам помог? — криво улыбнулся гоблин. — Может быть, ты сам догадаешься? Если уж Они вас в такой бараний рог свернули, то каково нам тут жить с этими… с Ними?
Гоблин старательно избегал прямо называть лепреконов-лепроханов.
— Ты тут не один такой?
— Тебе это знать не обязательно. Время для откровенностей неподходящее.
Гермиона думала, что Гарри рассердится на такую отповедь, но тот к ее удивлению спокойно кивнул, соглашаясь с гоблином. И тут же спросил:
— Что-нибудь для связи?
Гоблин помедлил, потом вытащил из уха золотую цепочку с простеньким кулоном и кинул Поттеру.
— Если позовешь, а я не приду, значит, меня уже нет в живых, тогда вместо меня придет кто-нибудь другой, — добавил он хмуро. — Но если ты решишь уйти отсюда, чтобы спасти свою жизнь — выброси эту цепочку здесь. На этой земле. Не бери ее с собой. Она не принесет тебе счастья.
Гоблин вперил в Поттера тяжелый взгляд, словно хотел донести нечто более важное, чем то, что было сказано вслух, оседлал свой «боб» и, рванув с места, в мгновение ока исчез в черноте тоннеля.
— Тебя подсадить, Гермиона? — Поттер повернулся к девушке.
— А ведь у них тут война, — задумчиво отозвалась та, — и есть еще те, кто не сдались. Ты понял, Гарри?
— Я понял только то, что мы очень мало знаем о том, что происходит. И мне это не нравится. Так тебя подсадить? Использовать магию я сейчас бы не стал…
И цепляясь за ржавые скобы руками и ногами, они поползли вверх по колодцу…
* * *
Особняку, принадлежавшему в свое время старинному ирландскому роду, в современности сильно не повезло. Последний из его владельцев жил где-то на материке и равнодушно носил двухэтажную фамилию, половина которой принадлежала какому-то бюргеру со свиной сосиской во рту и кружкой баварского пива в руках. Интереса к полуродовому гнезду в Дублине владелец не проявлял. А вероятнее всего — не имел средств для его достойного содержания. Ну, посудите сами, зачем простому европейскому гражданину, повязанному-перевязанному страховками и кредитами, огромный дом у черта на куличках, да еще и не просто дом, а дом площадью в треть Лувра?
Вот и стоял особняк заброшенным и медленно ветшал, пока однажды поздним дождливым вечером в нем не раздались шаги парочки темных магов.
Оказались они здесь в поисках временного убежища. Но после разговора с Крокером, выяснилось, что им придется пробыть здесь некоторое время. И пришлось превращать эту развалюху в подобие приличного дома. А аппетит приходит, как известно, в процессе еды.
По мере продвижения уборки из зала в зал дом им нравился все больше и больше
— Если все закончится благополучно — выкупим этот дом у владельца, зачаруем его от немагического мира и создадим здесь филиал нашего благотворительного общества! — первой начала фантазировать Гермиона.
— Фигушки!— немедленно перехватил инициативу Гарри. — Выкупить-то можно, но жить здесь будем сами. Сделаем его своей заграничной резиденцией.
Гермиона окинула взглядом восемнадцати футовые потолки и про себя согласилась, что для фонда можно поискать помещение поскромнее, но посовременнее.
Обживать старый дом оказалось задачей весьма непростой. Они убирались почти сутки, но не сделали и трети работы. Первым сдался Гарри.
— Робби!
Хлопок!
— Что угодно моему господину?
— Господину угодно отдохнуть полчасика, пока ты работаешь по наведению порядка в этом средневековом свинарнике! Господин собирается тут жить! И учти, что никто из посторонних ничего не должен знать, и никто ничего не должен заметить, — выпалил Поттер и с довольным стоном повалился в скрипучее кресло.
— Робби надо осмотреть дом! — решительно заявил домовик и направился в обход новых владений господина.
Гарри слышал пару минут настойчивые расспросы Гермионы, которая была удивлена появлением домовика. Судя по ответам Робби, тот так и не понял, что именно удивило невесту его господина.
— Гарри, как это понимать? Ты видел, что твой эльф Робби тут появился?
— Да что ты говоришь? — фальшиво удивился Поттер, не открывая глаз. — Прямо чудеса какие-то! Колдовство не иначе.
Гермиона поняла, что чего-то до конца не понимает.
— Ты его вызвал? Как? Портключом?
— Ага, здоровым таким, фунтов десять весом… — продолжал дурачиться Гарри.
— Мистер Поттер, вы рискуете лишиться моей благосклонности недели этак на две! — потеряла терпение девушка.
— Раскидываясь такими страшными угрозами, надо всегда помнить об альтернативе! — изрек Поттер, уставив указательный палец в потолок. Глаза его были по-прежнему закрыты.
— Философ-самоучка! Ну ладно, сдаюсь. Ты можешь вызывать из такой дали своего личного эльфа?
— Любого! Я их принц-благодетель, если ты помнишь.
— А другие маги?
— А другие могут вызвать только своего, да и то не всегда.
— Ты как всегда особенный…
— Линки! — рявкнул Гарри.
Хлопок!
— Что угодно господину и госпоже?
— Господину угодно, чтобы ты пошла и составила компанию Робби! Надо привести этот дом в порядок. Скажи ему, пусть берет все, что ему нужно и всех, кто ему нужен, но чтобы через сутки тут все блестело как у книзла… м-м-м… словом, чтобы блестело! А госпоже твоей угодно отдохнуть.
Гермиона из последних сил возмутилась.
— А чего это ты распоряжаешься моей… моим эльфом?
— Ага, это у тебя собственнические чувства проснулись? Наконец-то. Только запомни, что эльфы все мои, а потом уже некоторые из них — ваши, — пробормотал Гарри, снова закрывая глаза. — Садись, посиди, пока они там разберутся. Что-то подсказывает мне, что у них получится лучше, чем у самых крутых темных магов современности.
— Подвинься, — недовольно сдалась девушка и, не дожидаясь ответа, уселась в то же кресло, рядом с Поттером. Тот недовольно зашипел и нетерпеливо помахал в воздухе рукой. Кресло послушно раздвинулось на ширину дивана и вспухло подушками…
Когда через два часа Робби явился к хозяину за распоряжениями по поводу ужина, тот мирно сопел в обнимку с Гермионой. Домовик щелчком пальцев создал пушистое одеяло, которое укрыло владетельную пару с головы до ног, взглядом притушил светильники в зале и на цыпочках покинул импровизированную спальню, припоминая, какие блюда больше всего нравятся принцу Гарри и его невесте…
* * *
На следующий день Гарри и Гермиона убедились, что за конец дня, вечер, ночь и часть утра, которые они проспали, особняк разительно переменился.
Обивка стен, паркет, мебель, занавески, наконец! Все стало если и не новым, то весьма добротным и безукоризненно чистым.
В доме запахло жизнью, если так можно выразиться. Здесь стало можно жить!
Гарри принял все, как должное, а Гермиона призадумалась. После обильно и вкусного то ли завтрака, то ли обеда она позвала Поттера прогуляться по дому и невинно поинтересовалась:
— Гарри, ты можешь отменять законы Гэмпа?
— Э-э-э… Гэмпа? Это тот, который запретил колдовством еду создавать?
— Приятно, что основы трансфигурации ты помнишь. Но ты не ответил.
— Не знаю. А что их можно отменить темной магией?
— Темная магия не отменяет всеобщего закона сохранения и обращения магии и материи, — пробормотала девушка, осматривая большой гобелен, — это невозможно.
— А чего ты тогда спрашиваешь?
— Откуда это все? — махнула рукой Гермиона. — Вначале я подумала, что эльфы перенесли сюда часть обстановки из замка Лес… хм… из твоего замка. Но я не вижу ни одной знакомой вещи.
— Ну, это проще простого. Сейчас узнаем. Робби!
Хлопок!
— Робби здесь, господин!
— Откуда взялось все это? Купили? Где?
Робби несколько потупился и с ответом не торопился.
— Робби ничего не покупал. Хозяин сказал, что никто и ничего не должен знать. Поэтому… поэтому мы это просто так принесли.
Домовик совсем опустил плечи, и Гарри сообразил, что это неспроста.
— Робби, откуда взялись все эти вещи? Рассказывай немедленно!
— Вы что, их украли? — задохнулась от догадки Гермиона.
— Нет-нет! — запротестовал домовик. — Мы их одолжили… на время.
— Я услышу, наконец, внятный ответ? — начал злиться Поттер.
— Хозяин сердится, — покорно вздохнул Робби, — но Робби сделал все, как хозяин ему велел.
— Как это?
Домовик принялся загибать пальцы.
— Дом надо было восстановить, очистить, расставить мебель. Денег Робби не дали…
Первый кривоватый перст прижался к сморщенной ладошке.
— Кухню надо было восстановить, наполнить продуктами и посудой. Провести воду и слив. Обеспечить топливо для плит и каминов дома. Денег Робби не дали…
Второй кривоватый перст прижался к сморщенной ладошке.
— Обращаться к кому-нибудь в этой стране за стенами дома Робби запретили…
Третий палец последовал за первыми двумя…
— Робби сказали, бери все, что надо и всех, кто нужен…
— Довольно, — смущенный Поттер искоса взглянул на Гермиону, — я понял Робби. Я действительно дал тебе невыполнимую задачу. Но как-то ты справился?
— В гвардии его высочества принца Гарри служат эльфы из разных общин Британии. Есть у нас и те общины, мэноры которых сейчас полностью покинуты магами. Кого-то убили, кто-то посажен в тюрьму, кто-то сам сбежал и с тех пор не возвращался…
Гарри и Гермиона в ужасе переглянулись.
— Так эт-то все… из этих покинутых меноров? — слегка заикаясь, выдавил из себя Поттер.
— Только этого не хватало! — схватилась за голову девушка.
Робби смущенно развел руки.
— Стоп! — спохватился Гарри. — А как вы оттуда сюда всю эту прорву барахла и мебели притащили сюда?
— У его высочества не такая маленькая гвардия, чтобы она не могла за ночь методом групповой аппарации перенести за жалкую тысячу миль обстановку, подобающую их господину!
Казалось Робби оскорблен в самых лучших чувствах.
— Робби накажет себя, если так угодно господину…
— Господину не угодно, чтобы Робби наказывал себя, — живо ответил эльфу Гарри. — Ты ни в чем не виноват. Виной всему мое непродуманное распоряжение. В следующий раз, если произойдет нечто подобное, требуй от меня уточнений.
— Робби будет требовать уточнений, господин, — поклонился эльф. У него явно отлегло от сердца.
Поттер отпустил домовика.
Гермиона еще раз осмотрелась по сторонам и передернула плечами.
— Мне так и кажется, что сейчас кто-нибудь начнет ломиться в двери дома с требованием вернуть ему его любимый дубовый буфет!
Гарри задумчиво поковырял ногой пушистый персидский ковер из Мерлин знает какого мэнора и уставился на девушку.
— Тебе не кажется, что эта самая способность моей гвардии таскать мебель и продукты за тысячу миль может предоставить нам некоторые интересные возможности?
Идея лежала на поверхности и никаких возражений не вызвала.
Первый опыт решили поставить на Живоглоте. Гарри был уверен в успехе, а вот Гермиона явно нервничала.
Тем не менее, Живоглот был доставлен в новую резиденцию целым и невредимым, чего не скажешь о трех эльфах, которые с ним аппарировали. Они еще дешево отделались, потому что догадались замотать лапы книзла толстым слоем тряпок. И, тем не менее, без царапанных и резаных ран не обошлось.
Следующими «перемещенными лицами» стали Снейп и Рита Скиттер.
После этого Поттер отправил сообщение Крокеру с указанием способа перемещения и описанием текущей ситуации. Для связи к главе невыразимцев отрядили Робби и две дюжины гвардейцев, со строгим приказом аппарировать только из Хогвартса, а в хозяйский замок никого не пускать…
* * *
— Кто там?
За дверью послышалось раздраженное сопение.
— Огневиски сто грамм! Открывайте, Поттер!
После непродолжительной паузы замок щелкнул.
Крокер толкнул дверь и шагнул через порог. Вслед за ним в дверь проскользнуло еще несколько фигур в плащах с капюшонами.
— Здравствуйте, сэр Гарри Поттер!
Гермиона, стоя за плечом Гарри, вгляделась в лицо старого мага. Глава невыразимцев выглядел уставшим и недовольным.
— Зачем так официально? — усмехнулся Поттер.
— Ну вы же теперь владелец замка и жить не можете без почтительных слуг, вассалов и прочих разных… Вам же теперь без свиты никуда!
Гарри почесал в затылке.
— И откуда вы все знаете…
— От верблюда! — грубо перебил его Крокер и пригладил ежик седых волос. — Куда прикажете?
Гермиона спохватилась и повела вновь прибывших через приемную в гостиную залу.
Там на дальнем конце большого овального стола сидела известнейшая гиена пира — Рита Скиттер и с постным лицом переворачивала страницы старинных фолиантов перед фантомом Северуса Снейпа.
— Ага. И этот здесь! Закон о не пресечении границ Британии магами в эктоплазменном посмертном облике для вас уже не указ?
— А есть такой закон, сэр? — искренне удивилась Гермиона.
— Есть! — коротко отрезал Крокер, усаживаясь в кресло с высокой спинкой.
Спинка, словно испугавшись высокого начальства, немедленно растеклась из аскетичной готики в сибаритский ампир.
Гарри иронически искривил губы и уселся на кушетку, которая тоже растеклась под ним в деревянную лошадку и закачалась на дугах вперед-назад.
Гермиона с неудовольствием посмотрела на него. Мог бы и не паясничать при уважаемых магах.
— Не наигрались в детстве, Поттер? — спросил Гавейн Робардс, снимая капюшон.
— Представьте себе, не наигрался, — хладнокровно кивнул Гарри, невозмутимо качаясь на лошадке, — и вам это прекрасно известно. Вот — наверстываю упущенное.
Робардс несколько смущенно хмыкнул.
— М-да, мутная была история с этими твоими родственниками-маглами. Ни тогда, ни сейчас я Альбуса так и не понимаю. М-да…
Крекер с неудовольствием выслушал все междометия соратника и счел своим долгом вмешаться.
— Давайте ближе к делу. Совсем скоро начнут прибывать первые группы, а здесь, судя по всему, ничего не готово…
Под ворчание и брюзжание главы невыразимцев все присутствующие начали рассаживаться вокруг стола.
Поттер прекратил дурачиться, подтащил свою лошадь ближе к столу и превратил ее в своеобычное кресло. Гермиона села рядом с ним, внимательно поглядывая на гостей.
Снейп подал знак Рите закрыть фолиант, лежащий перед ним.
— Э-э-э… присутствие мистера Снейпа, я считаю…
— Я, пожалуй, не буду вам мешать, — поднялся зельевар, демонстративно обращаясь и глядя только на Поттера.
— … обязательным! — договорил таки Крокер.
— И я так думаю, — кивнул Гарри. — Мистер Снейп, я прошу, чтобы вы присутствовали на этом совете.
Северус несколько удивленно пожал плечами и сел. Рита торопливо собрала книги, бумаги и перья и вышла из зала.
— Она надежно связана магией? — поинтересовался Робардс.
— Очень надежно, — ответила Гермиона, — надежнее не бывает.
— Это хорошо, — кивнул бывший глава авроров, — хитрая баба.
— Надо отдать ей должное, — вдруг подал голос Снейп, — она умеет обрабатывать и интерпретировать большие объемы информации и обладает достаточно дисциплинированным умом.
Гарри с некоторым удивлением выслушал аттестацию Снейпа. Гермиона тоже была удивлена. Похвала и Снейп — понятия почти несовместимые.
Под эту болтовню Соул Крокер окончательно потерял терпение.
— Еще раз спрашиваю! Мы работать будем сегодня? Оболтусы! Сколько раз повторять? Группы готовы прибыть в Дублин!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 25.03.2016, 01:10 | Сообщение # 303
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 43
- Верховный Тан, все собрались.
Зал Большого Совета встретил его почтительной тишиной. Все приглашенные с уважением склонили головы перед Верховным Таном Ллиром, экстренно собравшим их на излете ночи.
- Прошу садиться, - кивнул Тан, заняв свое место во главе длинного стола из темного полированного камня. – Прибыл уважаемый танни Арлан с важными новостями из-за барьера Дану. Принесенные им вести заставили меня прервать ваш сон. Танни Арлан, прошу вас.
По правую руку от Верховного Тана поднялся крепко сбитый мужчина средних лет.
- Наша операция, направленная на быстрый захват власти в магической Британии, находится под угрозой, уважаемые танни.
Первая же фраза докладчика вызвала за столом гневный и возмущенный гул. Раздались даже возгласы:
« Не может быть!»
« Чья вина?»
« Измена!»
Докладчик подождал, пока гул утихнет, и твердо продолжил.
- Это не измена, уважаемые танни. Это неудачное для нас стечение обстоятельств. События поворачиваются таким образом, что ожидается масштабное вторжение врагов в Долину Дану в самое ближайшее время.
«Уважаемые танни» вскочили со своих мест с гневными выкриками, и только взмах жезла Верховного Тана заставил их замолчать.
- Тихо! Рассказывайте дальше, Арлан.
Словно его и не перебивали, докладчик невозмутимо продолжил:
- Советы наших друидов оказались неточными. Захватить органы власти и источники финансов противника оказалось недостаточно для безоговорочной победы. По несчастливому совпадению, наше вторжение совпало с появлением в магической Британии двух Старших магов.
На зал упала гробовая тишина.
- Сразу два Старших мага? – рявкнул, наконец, кто-то на дальнем конце стола. – Это после того, что у нас натворил всего один их Старший маг? Будь он проклят!
- Спокойнее, уважаемые танни! – призвал к порядку Тан. – Особо горячих отправлю освежиться!
Немного странная угроза правителя подействовала.
- Эти два Старших мага еще неопытны и молоды, но недооценивать их нельзя. Им удалось защитить от нас Хогвартс. Это важный политико-идеологический центр магической Британии, выполняющий функции обучения местных магов и хранения знаний и традиций их мира. Подчинить его пассивными методами нам так и не удалось. Мы готовили акцию с участием подчиненного нам местного министерства магии, но Старшие маги нас опередили и три дня тому назад предприняли попытку пройти через барьер Дану. Точнее, один из них пытался пройти, а другой его страховал. Эта попытка оказалась частично успешной…
Переждав гул встревоженных голосов, Арлан продолжил:
- Собственно именно тогда мы и убедились, что имеем дело со Старшими магами. До этого информация о них была неполной и недостоверной. На этот раз сомнений не осталось. Разорвав защитный полог барьера, Старший маг по имени Поттер сумел отразить ментальный удар барьера, сумел остаться невидимым для нас и сумел уйти назад. Он не пересек внутреннюю границу барьера, и не дал нам возможности нанести ему какой-либо урон. Его страховала некая Грейнджер, тоже являющаяся Старшим магом. От наших наблюдателей она скрылась сразу после возвращения Поттера. Все наши силы, включая силы наших местных союзников, были брошены на их поиски, но результата это не принесло. Хотя известно, что они по-прежнему находятся недалеко от барьера, и попыток вернуться в Британию не предпринимали.
- Далее! – повысил голос Арлан, не желая прерываться каждый раз из-за возгласов собравшихся. – По данным, поступающим от наших наблюдателей, наши противники ведут подготовку к массовому прорыву барьера Дану, и могут предпринять такую попытку в самое ближайшее время.
Докладчик сдержанно поклонился властителю и сел. Зал шумел взволнованными голосами.
Верховный Тан поднялся со своего кресла и все тут же замолчали.
- У нас нет времени на выяснения, кто виноват в этом прискорбном положении, когда наша заслуженная победа опять повисла на весах судьбы. Я не намерен устраивать слушания или судилище. Это наше общее дело и я верю, что предателей среди нас нет. Потому повелеваю…
Голос Верховного Тана окреп.
- Пусть каждый из вас исполнит мою волю! Все ваши друиды и воины на исходе сего дня должны быть в долине у барьера Дану! Да исполнят они свой долг перед богиней!
Все участники совещания поднялись и, низко поклонившись властителю, поспешили на выход.
- Танни Арлан и танни Атти, - окликнул Ллир, - вас я попрошу задержаться…
* * *
- Я не сомневаюсь, что танни выполнят свой долг. Я не сомневаюсь, что мы устоим в битве с бриттами. Но вы помните предупреждение Дану. Если барьер трижды пропустит Старшего мага, а цель не будет достигнута – он закроется навсегда!
Два его ближайших советника, к слову, смертельно ненавидящие друг друга, мрачно молчали. Все было ясно и без напрасного сотрясения воздуха.
На кону будущее их магической расы. Первый раз их заставили открыть барьер Дану обманом, второй раз они открыли его сами, чтобы отомстить и вернуть украденное. И вот, когда казалось, что цель уже достигнута и будущее лепроханов опять озарили лучи щедрой богини, появляются неизвестно откуда два Старших мага Британии и хотят силой ворваться в их мир.
Если это произойдет, то чтобы не потерять вновь обретенное сокровище, они должны сделать так, чтобы ни один из Старших магов не вернулся из-за барьера в свой мир.
- Атти, сколько времени уйдет на подготовку к переносу Сокровища из Британии?
- По плану мы рассчиты…
- Плевать на тот план! Забудьте! Вот сейчас, при том положении, которое мы имеем, что можно сделать и сколько времени потребуется вашим наемникам и уродам?
Атти помедлил, понимая, что его ответ вызовет гнев властителя, но твердо вымолвил:
- От трех недель до месяца.
К его удивлению Ллир ничем не вызвал своего неудовольствия, что-то прикидывая по себя.
- Но осмелюсь обратить ваше внимание, Верховный Тан, что поспешно уходя из Британии, мы лишаемся как минимум половины тех ценностей, что должны были перейти в разряд выморочных и пополнить Сокровище через каких-то полгода!
- Не жадничайте, любезный Атти. Лучшее – враг хорошему. Итак, готовьтесь и приступайте к переносу Сокровища в наш мир. Расчеты, сделанные друидами показывают, что его должно хватить.
- Друиды иногда ошибаются, Верховный Тан…
- Ни слова больше! Этого полугода у нас нет!
- Как прикажете.
Оба советника склонились перед правителем. Арлан не преминул издевательски улыбнуться расстроенному Атти.
- Вернемся к главному вопросу. Как нам не допустить вторжения Старших магов?
Теперь пришло время улыбаться Атти. Защита барьера Дану лежала на Арлане. Посмотрим, как он будет выкручиваться.
Арлан выкручиваться не стал.
- Если мы не сумеем обезвредить Старших магов в Дублине, или хотя бы заставить их вернуться в Британию, то вероятность их проникновения к нам через барьер становится почти стопроцентной.
Гневные желваки вздулись на скулах Верховного Тана. Атти тут же подлил масла в огонь.
- Стоило ли устанавливать блокаду сразу после попытки Поттера? Они ведь пытались уйти портключом, не так ли?
- Кто вас информирует, Атти? – поинтересовался Тан.
- Приходится приглядывать за «смежниками», - усмехнулся тот. - Они у вас, Верховный Тан, все крутые профессионалы, но ответственность за Сокровище висит все же на моей шее.
Властитель благосклонно кивнул Атти, а Арлан весь пошел красными пятнами от злости и негодования.
- Стражи барьера исполнят свой долг или погибнут! – лающим голосом, словно ему сводило челюсти, выкрикнул он, встав из-за стола.
Ллир жестом предложил ему сесть.
- Итак, избежать вторжения старших магов мы не сможем. Тогда следующий вопрос: как нам не допустить, чтобы они вернулись в свой мир?
- Убить!
- Убить Старшего мага не так просто. А если их двое, то это еще намного сложнее. И мы не можем полагаться на случайность в бою. Как мы можем помешать им вернуться к себе? Как задержать их здесь на те три-четыре недели, что потребуются Атти на вывоз Сокровища из Британии? Вот я о чем вас спрашиваю, уважаемые танни. А вы мне талдычете: «убить», «не пустить»!
Раздраженный властитель встал и прошелся вдоль стола. Танни вскочили было со своих кресел, но он махнул им рукой: «Сидите, сидите!»
Тягостное молчание продолжалось несколько минут.
- Хорошо. Раз у вас, у моих ближайших помощников и советников головы забиты прописными истинами и не могут выйти за рамки примитивных сражений и шпионажа, придется мне самому вносить предложения на нашем совете.
Атти и Арлан пристыжено развели руками.
- Я вижу, как минимум два варианта, заслуживающих внимания. Первый из них настолько прост, что не пришел в ваши головы. Для того чтобы задержать Старших магов у нас на две-три недели мы можем капитулировать перед ними!
Арлана всего передернуло, а в глазах Атти зажегся огонек понимания.
- Это интересный вариант, Верховный Тан, - поклонился он почтительно.
- Не правда ли? Несколько сражений с отступлением вглубь страны. Осада моего замка. Переговоры, которые можно тянуть и тянуть. Все это несложно. Проблема в том, что если в течение всей этой кампании кому-то из Старших магов приспичит вернуться в Британию, то мы не сможем этому помещать, и барьер Дану закроется для нас навсегда.
Лицо у Атти вытянулось.
- Да-да, танни Атти, при таком варианте вы и ваши люди на весь остаток своей жизни останетесь на той стороне полуросликами, любящими выпивку, и смертельно страшащимися четырехлистного клевера. И у вас не будет ни малейшего шанса вернуться сюда.
Арлан кинул на соперника взгляд, который явно свидетельствовал о том, что если бы это было единственной неприятностью, то эту «потерю» он точно бы перенес.
- Поэтому этот вариант мы оставим в запасе, - продолжил Тан. – Второй вариант, о котором я размышляю, на первый взгляд кажется более сложным и непредсказуемым, но он лишен тех недостатков и рисков, что присутствуют в первом. Он основан на имеющихся сведениях о том, что между Старшими Магами есть сильная душевная связь. Именно поэтому они действуют совместно. Не исключено даже, что эта связь каким-то образом и вывела их на путь Старших магов. Но это уже догадки.
- Речь идет о том, - продолжил Тан, - чтобы при прохождении барьера Дану нанести мощный ментальный удар по одному из Старших магов, вызвать у него потерю памяти, и произвести его пространственное перемещение в нужное нам место, встретить там и убедительно преподнести ему легенду… А если еще удастся раскидать их друг от друга на большое расстояние и отделить от обычных магов…
- Для такого удара нужна огромная магическая мощь!
- Именно поэтому я и приказал собрать к барьеру всех друидов. Их совместной магии должно хватить на задуманное. Лишь бы не подвела форма Старших…
Властитель замолчал.
- Какая форма, Верховный Тан?
- Мы не знаем, как они будут выглядеть, пройдя через барьер, - вздохнул Ллир, - и они не знают. Отображение магического мира Британии в зеркале Дану - не поддается предсказанию…
* * *
Пока Поттер соображал, почему он проснулся в таком плохом настроении, в спальню влетела деятельная Гермиона и с порога воскликнула.
- Гарри, ты еще валяешься? Быстро поднимайся и пошли!
- Куда еще?
- На встречу с ребятами. Забыл?
Твою дивизию! Вот почему у него такое плохое настроение. Гермиона еще вечером предупредила его, что члены АД потребовали отдельной встречи с ним и с Грейнджер. И чтобы больше никого на ней не было.
Крокеру такое дело не понравилось, но он посоветовал Гермионе не отказываться.
- Гарри, ты чего? Не рад ребятам?
- Ну, почему не рад? – меланхолично пожал плечами Гарри, надевая трусы. – Я им рад. Каждому по отдельности. А вот всем вместе…
- Прекрати! Это же наши друзья и товарищи по Хогвартсу. Конечно, они взволнованы теми… изменениями, что произошли в нас с тобой. А ты бы на их месте как поступил при таком известии?
- Я бы на их месте Поттера замочил для верности, - Гарри безуспешно искал второй носок, - а Грейнджер оставил бы жить, но сдал для опытов в отдел Тайн.
- Он под кроватью, носок твой несчастный.
- Спасибо.
- Пошли, что ли. Мочить нас точно не собираются.
- А начет отдела Тайн?
- Вот тут я до конца не уверена. Но в любом случае сейчас разборок не будет.
- Сомневаюсь, - пробурчал Гарри и вслед за девушкой вышел из спальни, на ходу применяя заклинание для чистки зубов…

- Привет!
Навстречу им поднялось всего трое ребят. Эрни Макмиллан, Сьюзен Боунс и Луна Лавгуд.
- А где остальные? – удивилась Гермиона, первой появившись в дверях.
- Ребята для разговора выбрали нас. Сказали, что если мы вам поверим, то и они готовы поверить. Мы – делегаты.
Боунс была как всегда пряма и бескомпромиссна.
- Чем прикажете клясться? – хмуро поинтересовался Гарри, появляясь за плечом Гермионы.
В тот же миг Грейнджер исчезла из восприятия делегатов. Они смотрели только на Поттера. Жадно и немного насторожено.
Макмиллан первым шагнул вперед и протянул широкую ладонь.
- Здравствуй, Гарри! Первый раз в жизни я здороваюсь с человеком, на похоронах которого не так давно чуть не прослезился.
Гарри ответил на рукопожатие и привлек парня к себе, слегка приобнял и толкнул плечом.
- Убедись, что я не привидение.
Сьюзен Боунс сменила Эрни, долго сжимала ладонь Поттеру, глядя на него влажным взором.
- Это и правда ты. Я и верила и боялась верить.
Как-то незаметно у его плеча возникла Луна Лавгуд. Коснулась его рукой, провела пальцами по рукаву, глубоко вдохнула, словно силясь распознать какой-то запах.
- Живой, Гарри, теплый, - улыбнулась она отрешенной улыбкой и вернулась за стол.
Сели, нерешительно поглядывая друг на друга.
- Ну что, друзья… - начала Гермиона.
- Гарри, что для тебя изменилось после того, как ты стал… э-э-э… темным? – словно не слыша Грейнджер, задала вопрос Луна Лавгуд.
Вопрос был сильным. Проще ответить, что для него не изменилось. А так и надо ответить.
- Мое отношение к моим друзьям и товарищам точно не изменилось, Луна.
- А как ты теперь относишься к магическому миру в целом? – это Эрни.
- Хуже чем раньше. Я ему стал меньше доверять.
- Потому что стал темным магом? – рубанула Боунс.
Желваки на щеках у Поттера зашевелились.
- Нет. Потому что магический мир меня предал и хотел моей смерти. А за что? За то, что я сделал все, что мог для его спасения?
- Гарри, но это не так…
- Эрни, это именно так! И я уже готов к тому, что это рано или поздно повторится.
- Что повторится?
- Предательство, Сьюзен, предательство! Предательство магического мира. Стоит мне снова победить, как мгновенно возникнет целая толпа обеспокоенных граждан магической Британии, которым теперь и выдумывать вину для меня не надо. Гарри Поттер – темный маг! Ату его! В Азкабан, а лучше сразу дементору. А еще лучше, затравим его сами, не посмотрим, что он герой и еще вчера сидел с нами на одних лекциях и ел с нами за одним столом!
Гарри выпалил эту гневную тираду и откинулся на спинку стула, избегая смотреть на ребят.
Вот и поговорили.
- К-х-х-е… - неловко кашлянул Макмиллан. - Извини Гарри. Я знаю, что мы тоже виноваты перед тобой. Еще когда тебя посадили под арест, все понимали, что происходит что-то неправильное…
Он махнул рукой.
- В общем, я с тобой. И ребятам так скажу. Я тебе верю.
- Ну, у нас особо другого выхода и нет, - пожала плечами Сьюзен Боунс. – Мы по-прежнему видим в тебе своего командира. А что касается твоей обиды…
- У меня нет обиды, - буркнул Поттер, - у меня есть понимание. Это другое.
- А у нас нет понимания, Гарри. И после встречи с тобой мы просто сообщим всем нашим, что ты по-прежнему на стороне сил добра, как… как…
Она не договорила, но почему-то все поняли, что имелся в виду Дамблдор. Видимо в головах у членов АД никак не могло уместиться, что самый светлый маг современности Альбус Дамблдор по свидетельству профессора Макгонагал и главы аврората мистера Робардса был могучим и искусным темным магом.
Гарри поднялся и протянул руку Эрни.
- Через час общий сбор. Соул Крокер будет проводить инструктаж тех, кто идет в группе прорыва. Не опаздывайте.
Слова Гермионы повисли в воздухе. Никто из ребят на нее не посмотрел. Девушка закусила губу. Было ясно, что к ней у АД и недоверие и претензии остались.
Выходя из комнаты, Луна Лавгуд обошла стол с другой стороны, обогнула расстроенную Гермиону и шепнула на ухо Поттеру:
- Не думай, что ты смог обмануть меня, Гарри. Ледяные брызги темной магии летят от тебя во все стороны. Рано или поздно они заберут тепло старой дружбы…
* * *
Спустя восемь часов старый магловский автобус стоял напротив паба «Черная Заводь».
Все три двери его готовы были распахнуться.
Группа прикрытия, группа прорыва, группа поддержки, арьергардная группа, маги обеспечивающие антиаппарационный щит – все они были плотно выстроены в ряды и колонны, как в многослойном французском канапе.
- Готовность одна минута! Наружная группа прикрытия! Занять исходную позицию. Робардс! До открытия дверей тридцать секунд! Двадцать девять! Двадцать восемь! Двадцать…
- Главное держись рядом со мной и не пугайся ничего!
- Да не боюсь я, Гарри!
- …восемнадцать…
- Я же слышу, как у тебя зубы стучат…
- … четырнадцать…
- Это «Тик-Так». Леденцы освежающие…
- … девять…
- Ты сама, как конфета.
- Не все так думают.
- … шесть…
- Не обижайся на них, они глупые.
- Отстань от меня, Гарри. Ни на кого я не обижаюсь. Это твои выдумки!
- …два!
- Не сердись…
- Ноль! Двери, Робардс!!!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Суббота, 26.03.2016, 02:05 | Сообщение # 304
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2715
« 1580 »
Туговато у Гарри с союзниками.


Без паника!!!
 
alexz105Дата: Среда, 30.03.2016, 00:05 | Сообщение # 305
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 44
Когда Гарри и Гермиона оказались в пабе, первая схватка была уже закончена. На полу вокруг опрокинутых столиков валялось несколько тел вампиров, да прямо на стойке висел на пивных кранах со свернутой шеей хозяин бара.
Невыразимцы Крокера в темных бархатных полумасках быстро расчистили проход в сторону местного санузла. На данный момент они свою задачу выполнили и теперь по диспозиции должны были занять место позади отряда АД, страхуя всю группу от удара с тыла.
Гарри уже раскусил магию входа в барьер Дану, а кое-что по мелочи ему подсказал Крокер. Все эти унитазы и сливающаяся вода — все это простенькие иллюзии. Каким ты ожидаешь увидеть этот вход, таким он тебе и покажется. Это что-то вроде автоматического окклюммента, сопряженного с чарами Иллюзий.
Гарри договорился с Гермионой, что они будут представлять себе широкие распахнутые ворота. Это приятнее, чем толкаться в очередь у фаянсового друга.
Плечом к плечу с палочками наизготовку Гарри и Гермиона пробежали по узкому коридору. За их спинами слышалось разгоряченное дыхание бойцов АД. Невыразимцы жались к стенам, пропуская их вперед.
Вот и дверь в кабинку для инвалидов.
— Как договорились, Герми!
Они зажмурились, изо всех сил представив себе огромные ворота, окованные потемневшим металлом, и как они тяжело и со скрипом открываются…
— Пора! Вперед!
Дверь кабинки, выбитая заклинанием Поттера, улетела куда-то в пространство. Они шагнули вперед.
Ура! Получилось!
Полутемные стены туалета растаяли. Вокруг них бугрилась грубыми выступами скальная порода, а впереди сиял ослепительным солнечным светом огромный провал в бескрайний простор, закованный в раму металлических ворот. Ворота были распахнуты, и прямо посреди них нагло и вызывающе стоял белый унитаз!
Ага, тот самый.
— Герми, это твоя работа? — прошипел Поттер.
— Почему сразу моя? Хотя, если честно, то у меня мелькнула мысль, а вдруг не получится?
— Вот! — Поттер ткнул палочкой в унитаз. — Вот доказательство, что мысль материальна! Депримо!
Фаянсовые осколки брызнули во все стороны, уничтожая помеху первоначальному замыслу.
Поттер и Гермиона, как по команде выбросили вперед левые ладони.
— Что у тебя?
— Чисто! А у тебя?
— Чисто! Вперед!
Они быстро пробежали несколько десятков ярдов, отделявших их от ворот, и встали в них, рассматривая величественную картину, распахнувшуюся перед ними.
Большое ровное поле зеленело за воротами, обрываясь косогором у выхода из пещеры, в котором они стояли. Это поле окаймляло несколько невысоких холмов. И на вершинах этих холмов грозно блестели ряды воинов, закованных в латы.
— Ого! А нас, оказывается, здесь ждут, — встревожилась Гермиона. — И неплохо приготовились.
— Тем лучше, — кровожадно отозвался Гарри, — не надо будет гоняться за ними по всей Ирландии.
Гермиона весьма усомнилась, что место, в котором они находятся, можно назвать Ирландией. Ирландия осталась за их спинами, заливаемая дождями и засыпаемая мокрым снегом, а в этой стране зеленело лето, и кузнечики надрывались от стрекота, спрятавшись от зноя в густой траве.
Гарри несколько нервно посмотрел на свои руки.
— Как ты думаешь, мы уже прошли барьер?
Гермиона осмотрела себя и Гарри, и с сомнением покачала головой.
— Если верить Крокеру и всем его денотатам-десигнатам, то получается, что еще нет. А по смыслу… ворота мы ведь прошли. Это же не может быть просто символ? Ну что, выходим?
Поттер оглянулся на их довольно-таки малочисленную свиту. Вражеских воинов на холмах было в десятки раз больше, чем во всем их отряде вторжения, который насчитывал всего около сотни бойцов.
— Погоди-ка. Надо создать впечатление, что нас тут много, а то эти вояки могут польститься на нашу малочисленность.
Гарри взмахнул палочкой, наводя иллюзию Умножения.
— Вот теперь выходим.
Они спустились вниз по косогору шагов на пятьдесят.
Гарри постоянно дергался, рассматривая свои руки, но они от этого не становились ни лучше, ни хуже.
— У тебя что, ногти не стрижены? — не выдержала Герми.
— Просто в прошлый раз мне показалось, что мои пальчики выглядели как-то странно…
— И ты молчал? Поттер, ты холодная задница!
— Врешь, теплая. А о чем рассказывать, если я сам считаю, что мне это померещилось?
— Вот об этом и надо было рассказать.
— Хватит, Герми. Пора выводить людей.
Гарри шагнул вперед еще на несколько шагов, повернулся к воротам и громко скомандовал:
— Отрядам построиться и занять свои места!
Отряд АД высыпал из ворот и построился в две шеренги.
Невыразимцы вышли вслед за ними и, разбившись на три группы, встали по флангам и в тылу.
Вот и все воинство. Хотя если чары Гарри сработали, то враги должны видеть отряд численностью не менее пятисот-шестисот бойцов…
* * *
— Что за мОроки? Почему я не могу сосчитать их воинов? Как ни начну, после сотни сбиваюсь?
— Мой уважаемый танни, вам пора просить богиню о восстановлении зрения!
— Прекратите, танни Атти, свои дурацкие намеки! Попробуйте сами!
На некоторое время воцарилась тишина, потом раздался удивленный возглас Атти.
— Действительно. Но в чем причина…
— Причина в том, — мрачно перебил его властитель Ллир, — что нас пытаются обмануть. Войско врага гораздо более малочисленно, чем нам пытаются показать.
— Иллюзия? — расхохотался Арлан. — Наши враги настолько слабы, что прибегают к таким дешевым трюкам?
— Эти, как вы выразились, «дешевые трюки» могли обойтись нам очень дорого, если бы не прозорливость и гений нашего Верховного Тана!
Атти с восхищением в очах поклонился Ллиру, а смущенный Арлан недовольно замолчал. Вечно этот скользкий танни выслуживается за его счет!
— Ты-то тут вообще что делаешь? — прошипел он разгневанно. — Твое дело на той стороне Сокровище паковать!
— Я здесь по повелению Тана. Видимо, он не слишком доверяет охране барьера.
— У-у-у, змееныш! Попадись мне только!
— Не очень-то я боюсь разных криволапых кошек!
— Прекратите, танни! — сердито оборвал их Ллир. — Нашли время!
Соперники напоследок прожгли друг друга взглядами и замолчали.
— Надо их выманить вперед, — решил Верховный Тан. — Глашатай, бери горниста и поезжай с вызовом на поединок! Быстро!
— Умно! — как бы про себя, но так, чтобы властитель слышал, пробормотал Атти.
— Клянусь блевотиной форморов, как он достал меня своим подхалимством! — тоже негромко, но явственно заметил Арлан.
* * *
Глашатай в сопровождении трубача спустился с холма и, набрав в легкие побольше воздуха, завопил:
— Великий и благородный танни Ангсар вызывает на поединок вторгшегося в его владения сэра Гарри Поттера, как равный равного! И готов биться с ним до самой смерти, каковая и решит, чье войско уйдет с этого поля с развернутыми знаменами!
Удивленный танни из числа приближенных повернулся в сторону Тана Ллира, удивленно подняв брови.
— Я? Против этого мозгляка? И вы думаете, Верховный Тан, что они согласятся на это?
Выглядел танни Ангсар и впрямь внушительно. Ширине его грудной клетки могла бы позавидовать африканская горилла, а кулак по величине немного недотягивал до среднестатистической британской головы.
— Это неважно, — негромко ответил ему Ллир. — Конечно, он не примет вызов в той форме, в какой мы его предлагаем, но тогда ему придется предложить что-то свое. Мне надо, чтобы между Старшими магами появилось расстояние хотя бы в пятьдесят локтей. Дальше друиды сделают свое дело. И главное — не дать им повернуть обратно!
Меж тем глашатай продолжал надрываться:
— Сэр Гарри Поттер вправе выбрать оружие, как сторона, получившая вызов! Сэр Гарри Поттер вправе выбрать любую сторону относительно солнца для своей исходной позиции! Гарри Поттер должен принять условие, что в случае, если он проиграет бой — его войско должно покинуть землю славного танни и никогда не покушаться на нее впредь!
Глашатай вытер взмокший лоб и дал знак трубачу. Тот, свирепо раздувая щеки, сыграл какой-то сигнал, повторив его три раза.
Поттер ткнул себя палочкой в подбородок.
— Сонорус!
— Обращаюсь ко всем лепроханам без исключения! Я не знаю, на землю какого местного господина я вторгся. Мне это не интересно! Я и мои соратники пришли сюда, чтобы защитить от вас магическую Британию. И я не собираюсь поступать по законам рыцарства с существами, которые обманом, отравой и убийствами обрекают мой мир на гибель. Никаких поединков на мечах, копьях или ножах не будет! Мы маги и наше оружие — магия!
Ллир обернулся к танни Атти.
— О какой отраве и убийствах он говорит?
— Не извольте беспокоиться, — живо ответил Атти, немного скосив глаза в сторону, — у любой сложной операции есть свои небольшие издержки.
Ллир чуть сдвинул брови, но решил, что момент для расспросов неподходящий.
Громовой голос Поттера продолжал греметь над долиной.
— Поэтому только один результат может удовлетворить нас — ваша безоговорочная капитуляция, возмещение ущерба, нанесенного здоровью пострадавших, и возврат похищенных ценностей! Если вы не сдадитесь, то мы силой магии заставим вас сделать это!
Поттер отдернул палочку.
Все сказано. Добавить нечего.
Ллир пожал плечами.
— Он выставляет нас какими-то чудовищами, как будто это не пришелец из их мира ограбил нашу расу! Хорошо. Он хочет магической дуэли? Пусть получит ее. Танни Дей! Покажите чужеземцу ваше мастерство!
Тощий и закутанный в какую-то неопрятную хламиду мужчина с вытянутым лицом и лошадиными зубами выступил из-за спин приближенных и поклонился Ллиру.
Властитель сделал ему знак отойти с ним в сторону. И тихо предупредил:
— Запомни, Дей, на кончиках твоих пальцев судьба нашего мира! Ты не должен сильно поранить этого Старшего мага. Ошеломи его своим мастерством, но затем отступи и заставь следовать за собой. Это очень важно! А когда друиды скрутят пространство — падай на землю и моли Дану, чтобы тебя не зацепила их объединенная мощь!
Ллир отправил к Поттеру второго глашатая и передал приказ друидам приготовиться и ждать его знака.
* * *
— Гарри! Почему ты согласился на магическую дуэль? — Гермиона была очень встревожена.
В ста ярдах от них стоял боец лепроханов и ждал своего соперника.
— Потому что я сам сказал, что мы сражаемся только магией. А ты предлагаешь пойти на прорыв против противника, у которого воинов в десять раз больше, чем у нас?
— Возможно, не все они владеют магией? А сейчас против тебя гарантированно один из их сильнейших бойцов.
— Вот заодно и узнаем их уровень, — резонно возразил Поттер, измеряя взглядом расстояние между собой и противником.
— Если что, знай, что я плюну на все условности и вмешаюсь!
Гарри лишь улыбнулся ей в ответ.
— Хорошо. Я пошел.
Он неторопливо двинулся навстречу врагу. Тот стоял все же довольно далеко.
Сжимая палочку в правой руке, Гарри кистью левой делал легкие вращательные движения. Эта привычка появилась у него не так давно, когда он ощутил, что чувствует чужую магию на ощупь и по легким покалываниям под подушечками пальцев. Сейчас он ощущал в своем противнике сгусток опасной и незнакомой магии, защиту от которой придется искать по ходу поединка.
«Лучшая защита — это нападение! — всплыло у него в памяти. — Надо учиться бить первым».
Подойдя на дистанцию, с которой можно было атаковать, Поттер сделал выпад палочкой.
Из нее вырвался сноп искр, которые мгновенно превратились в острые каменные осколки, вспоровшие воздух в направлении лепрохана. Тот извернулся всем телом и превратился в цепочку контрастных фигурок, с молниеносной скоростью рассыпавшуюся в разные стороны и слившуюся обратно в единую фигуру, как только осколки пролетели мимо.
— Это не аппарация, — отметил про себя Гарри, — но что-то похожее.
И тут же метнул в противника огненное лассо. Воздух вокруг лепрохана словно взорвался сгустком пара или тумана. Раскаленное лассо зашипело в нем и распалось на ошметки пламени. Там где они упали в траву, взметнулись струи темного дыма.
Гарри тут же зацепил эти клубы, заставил их вырасти до пяти ярдов высоты и обрушил в единый клубок на лепрохана, запечатав дымную сферу магическим щитом!
Вся долина ахнула!
Лепроханы, видимо не ожидали такого мощного колдовства, а ребята из АД были просто потрясены. Даже видавшие виды невыразимцы крякнули с уважением.
Было видно, как лепрохан пытался вырваться из дымной сферы, появляясь в виде туманного силуэта в разных местах, словно проверял на прочность разные ее участки.
Гарри, сжав зубы, держал защитный кокон, душивший врага, но в какой-то момент понял, что ловушка опустела.
Быстро крутанувшись на месте, он начал искать растопыренными пальцами токи вражеской магии. Рука его металась ничего не находя, пока он не направил ее вниз. Застыв на мгновение, Поттер резко отскочил в сторону, и тут же земля вспучилась на том месте, где он стоял еще мгновение назад, словно подрезанная огромным плугом и тяжко перевернула пласт толщиной целый ярд.
Палочка Гарри уже смотрела в центр этой вырванной на поверхность земли, и земля, курясь жаром, на глазах меняла свой цвет с черного на пепельно-серый. Еще несколько мгновений, казалось, что она сейчас осядет расплавленной лужей, как вдруг из центра ее забил мощный фонтан воды, и все вокруг затянуло белым паром!
Гарри отскочил в сторону, тяжело дыша. Он уже пустил в ход большую часть освоенной магии, а до победы над врагом было все так же далеко, как и вначале схватки.
Из потока воды показался силуэт лепрохана, и струя тут же иссякла. Вражеские воины на холмах издали вздох облегчения и разразились ликующими криками.
— Рано радуетесь, суки! — процедил про себя Поттер и метнул во врага то же самое заклинание, с которого он начал эту схватку.
Лепрохан с удовлетворением улыбнулся. Его противник, похоже, выдохся. Поэтому, не мудрствуя лукаво, он спокойно повторил свой фокус с разбегающейся цепочкой своих копий. Камни просвистели мимо, а фигура лепрохана спокойно соединилась в единое целое.
И Поттер четко поймав этот момент, крутанул палочкой на себя!
Острейшие камни, резко развернулись и со скоростью, опережающей скорость звука, врезались в спину лепрохана, изрешетив его грудную клетку насквозь!
— Га-а-а! — ошеломленно поперхнулись вражеские воины, глядя, как кровь хлещет из разорванной груди их самого искусного мага!
— Не-е-ет! — крикнул Ллир, хватаясь за сердце.
Его свита и приближенные в ярости зазвенели извлекаемыми клинками.
Дей в последнее мгновение вытекающей жизни, схватился за грудь. Его разорванное сердце, слабо трепыхаясь, сползло в его окровавленные ладони. Запрокинув голову к исчезающему в его глазах солнцу, он упал на развороченную землю, орошая ее последними каплями своей крови!
— Командуй, Арлан! — крикнул Ллир. — Нам нечего терять! Ты знаешь, что делать!
— Лучники! — взревел Арлан. — Насадите эти мерзких тварей на свои стрелы!
Целая стая этой легковооруженной саранчи высыпала перед отрядами меченосцев. Тучи стрел взмыли в воздух!
— Протего! — единым вздохом заклинаний ответило на эту атаку воинство магов.
Теперь, когда вероломство лепроханов стало очевидным, Поттеру вдвойне не хотелось отступать перед ними.
Стоя впереди строя шагов на пятьдесят, он прикрылся щитом и сильными встречными заклинаниями отбрасывал стрелы обратно на врагов с такой энергией, что лучники и даже стоящие за ними воины начали получать легкие раны от сыплющихся на них сверху своих же стрел.
Обозлившись на коварных лепроханов, отказавшихся признать свое поражение по результатам магической дуэли, Поттер решил для себя, что должен добиться того, чтобы вражеское войско обратилось в бегство. Шаг за шагом он двинулся вперед на центр вражеского войска, где виднелись богатые одежды и блестящие золотом доспехи. Он не сомневался, что это ставка командующего войском лепроханов, и если они отступят, то побежит вся их армия.
— Гарри! Ты куда в одиночку? — крикнула Грейнджер обеспокоенно.
— А вы не отставайте! — крикнул Поттер, ускоряя шаг.
— Вперед! Нельзя отпускать его одного! — махнула рукой Гермиона.
Цепь отряда АД и невыразимцев качнулась и двинулась вперед, все так же отражая летящие в них стрелы и дротики. Теперь они еще активно огрызались дальнобойными Оглушающими заклятиями и взрывными Бомбардами.
Ряды лепреконов под этим обстрелом смешались.
— Пора, Атти! Отсекайте его! — скомандовал Ллир, с беспокойством следя за развитием паники в своих передовых отрядах.
— Катапульты — залп! — выкрикнул Атти.
Из-за холмов взлетели темные круглые снаряды и, высоко огибая Поттера по крутой кривой обрушились на отряд АД и невыразимцев. Почти все они были отбиты и рухнули между Гарри и его войском. Из них тут же взметнулось багровое пламя, источающее черный дым и жирную копоть.
— Нефть! — пробормотала Гермиона.
Клубы дыма заволокли все поле и еще больше отрезали Поттера от остальных. Снаряды с горючей жидкостью продолжали сыпаться, и защищаться от них становилось все сложнее. Они вылетали из черного дыма в каких-то двадцати ярдах от цепи бойцов, и отбивать их становилось все труднее. Вот пара огненных клубов вспыхнуло прямо в цепи бойцов АД. Кто-то уже горел, облитый нефтью, а соседи тушили на нем пламя заклинаниями.
Цепи армии магов практически завязли перед этим удушающим огненным валом.
Ллир взглядом коршуна следил за Поттером, который пер вперед, не оборачиваясь на свое войско, и за Грейнджер, которая металась перед огненным валом, пытаясь найти в нем лазейку.
Разрыв между Гарри и его войском было уже больше ста ярдов. А Гермиона еще находилась слишком близко к остальным магам.
— Да соорудите ей уже проход! Атти, ты идиот! Друиды ко мне! — взревел Верховный Тан Ллир.
Целый лес остроконечных колпаков вырос за его спиной.
— Вода!
С неба упал поток и рассек огненный вал.
Гермиона воспользовалась этим и бросилась догонять Гарри. В последний момент, кто-то из отряда АД кинулся вслед за ней .
— Поздно, девочка! — злорадно ощерился Ллир. — Вихрь Магии!
Друиды как один воздели руки вверх и поток магии, освобожденный этим жестом, ринулся со склона холма, мгновенно затопив равнину с войском магической Британии. Маги застряли в нем, как в бурном встречном потоке, как в густом киселе, как в липком клее!
Гарри всей силой своей магии рвал этот встречный поток, но он смыкался у него за спиной, безнадежно задерживая Гермиону и магов, спешащих к нему на помощь.
— Гарри! Стой! Вернись! — отчаянно крикнула Гермиона, предчувствуя западню.
— Сейчас я до них доберусь, Герми! — проорал в горячке боя Поттер, расталкивая руками магический поток. — Они уже выдыхаются! Сейчас мы их прижмем!
Ллир слышал крики врага, но его угрозы сейчас были совсем не интересны. Остался главный и самый опасный ход. И все условия, чтобы его можно было сделать, наконец-то соблюдены!
— Вихрь Памяти! Врата барьера Дану, откройтесь!!!
Друиды за его спиной схватились за руки. Потоки магии, бившие из них, сорвали дурацкие колпаки и вздыбили их длинные волосы вертикально вверх. Второй поток ударил, но не вниз по равнине, а вверх в небо, которое стремительно темнело на глазах. Огромная иссиня-черная туча заклубилась и рухнула вниз на разобщенных Старших магов.
Как в замедленном действии Ллир смотрел, как чернота закрутилась в два исполинских вихря, с натугой оторвала их от земли и понесла в расходящихся направлениях вглубь страны. Огромная радужная арка вспыхнула на небе, пропустила вихри через себя, стремительно надвинувшись, пронеслась по равнине над войском магов и нырнула в распахнутые кованые ворота.
Барьер богини Дану, силой магии друидов временно отодвинутый вглубь страны, вновь вернулся на свое место, пропустив через себя плененных вихрями Старших магов и их растерянное войско…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Суббота, 02.04.2016, 04:17 | Сообщение # 306
Черный дракон
Сообщений: 3229
« 196 »
Ну вот нахрена опять Поттер в героя играет? Сказала же ему Герми вернуться, так нет, блин, нужно показать, чтоо он круче. А теперь придется всем из дерьма выкорабкиваться


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Вторник, 05.04.2016, 00:17 | Сообщение # 307
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Shtorm, Эхехехе, вы правы как всегда.


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.04.2016, 00:17 | Сообщение # 308
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 45
Оказавшись в центре вихря, Гарри сразу понял, что здесь совершенно нечем дышать, поэтому быстро накинул на себя Пузыреголовое заклинание. Вокруг него с неимоверной скоростью крутились какие-то рваные клочья дыма или тумана, сливающиеся в сплошной вертикальный кокон. Лишь задрав голову вверх, он увидел, что там есть небольшое отверстие, через которое пробивается дневной свет. Под его ногами все было черным-черно.
По перегрузке Гарри понял, что вихрь оторвал его от земли, поднимает вверх и несет куда-то в сторону. Не осталось ни малейших сомнений в том, что его схватили и тащат на расправу.
— Это мы еще посмотрим, — Гарри пошевелил руками, чтобы понять, слушаются они его или нет.
Руки слушались, но как-то странно. Он поднес свои ладони к глазам и испуганно отшатнулся.
Вот оно!
Гладкие острые членистые когти с металлическим блеском вместо привычных пальцев рук. Узловатое сочленение вместо ладони. И круглый шарнир вместо запястья! И его волшебная палочка ловко зажатая в этих когтях.
Кривой дементор! Это его десигнат в мире Дану? Ну просто красавчик! А клыки, как у саблезубого тигра из пасти не торчат?
Тонкая, но прочная пленка вокруг головы не пустила когти к лицу. И слава Мерлину. Чего он собирался ими сделать? Себе рожу располосовать?
Гарри после первой необоримой волны ужаса сумел взять себя в руки.
— Еще посмотрим, кто кого…
Он попытался почувствовать своими обезображенными руками потоки магии в вихре и с удивлением обнаружил, что чувствительность их даже возросла. Или же сам поток магии был настолько силен, что его можно было уже не просто почувствовать, а прямо пощупать пальцами. Тьфу, когтями, конечно.
Гарри, готовясь к темномагической манипуляции, чисто автоматически сунул палочку в карман мантии и с удивлением понял, что у него это получилось легко и просто, как будто его руки и не сменились на эти отвратительные и хищные лапы.
Что ж, тем лучше.
Поттер полностью настроился на проникновение в бушующий вокруг него вихрь. Его руки-лапы осторожно скользнули в несущуюся муть кокона. Потоки чужой магии сопротивлялись этому проникновению, выталкивали их назад или ускользали в разные стороны, но он все-таки он сумел зацепить одну из струй, мысленно наматывая ее вокруг себя. Струя магии заметалась в тисках его воли, пытаясь вырваться. Весь вихрь содрогнулся. Мощный и ровный полет его сменился за нелепое вихляние и судорожные броски в разные стороны, вверх и вниз.
— Врешь! — прошипел Гарри, захватывая другой рукой еще одну струю магии.
Его вдруг пронзила острая боль в висках, в которые словно воткнули ледяную иглу. Плененные струи отчаянно забились в его руках. Гарри понял, что его магическое ядро готово принять в себя и подчинить эту внешнюю и враждебную магию. А та отчаянно сопротивляется этому поглощению.
Поттер усилием воли распахнул свой мозг навстречу плененной магии местных волшебников. Последнее, что он запомнил перед тем, как потерять сознание — это дикая боль в висках и ощущение падения вниз…
* * *
Гермиона догадалась применить Пузыреголовое заклинание и отчаянно сопротивлялась вихрю, но силы были слишком не равны. Ментально проникнуть в него ей не удалось. Она знала о такой магии со слов Поттера, но сама не пробовала и не практиковалась в ней. Освоить такой сложный магический прием в горячке боя ей не удалось.
Решив экономить силы для того что будет дальше, она плотнее запахнула мантию и хотела присесть на невидимую опору под ногами, но в этот момент кто-то схватил ее за плечо.
— Лавгуд? — воскликнула она, увидев перед собой пепельно-серебристые волосы и огромные серые глаза райвенкловки. — Ты здесь откуда? Только этого не хватало!
Губы Луны шевелились, но сквозь пузырь заклинания ничего не было слышно, а, может быть, все звуки глушил рев вихря.
Вдруг яркая вспышка ударила девушкам по глазам.
Когда радужные круги в глазах рассеялись, Гермиона вдруг поняла, что не помнит, ни кто она, ни как ее зовут и не знает, что она делает в этом страшном и неуютном месте. Она с недоумением взглянула на светловолосую незнакомку, стоящую рядом с ней и удивленно разглядывающую ее, словно та тоже видит ее первый раз в жизни…
* * *
Ллир стоял на холме в ожидании известий. Под его ногами курилась черным дымом обезображенная равнина. Фигурки вражеских воинов суетились на ней, сооружая нечто похожее на укрепленный лагерь.
Эта обезглавленная армия Британии уже не слишком беспокоила его. Он оставит здесь отряд, достаточный, чтобы не пропустить их вглубь страны. Дальнейшие события подскажут, что делать с ними. И нужно ли проливать благородную кровь лепроханов, чтобы изгнать этих людишек из этой страны. А они пусть пока полюбуются друг на друга. Не исключено, что через пару дней там у них появится половина сойдет с ума…
— Верховный Тан! Старший маг Грейнджер доставлена вихрем в пещеру богини Дану!
— Отлично! Ее воспоминания стерты?
— Да. Друиды говорят, что магия вернулась к ним в том виде, в котором они и ожидали. Это означает, что по отношению к девушке все задуманное выполнено полностью.
— Ты чего-то не договариваешь. А по отношению к Поттеру?
— Верховный Тан, — замялся танни Атти, — по второму магу все намного хуже. Вихрь унес его за горизонт. Ментальный удар по памяти ему не наносили, потому что он должен все помнить и стараться выручить девушку, но…
— Не тяни!
— …но энергия второго вихря к друидам не вернулась.
— Проклятие! Друиды обещали мне, что применённое ими колдовство с магией Старших магов людей пересекаться не будет!
Танни Атти только развел руками.
— Прогнозы?
— Друиды надеются, что их магия просто рассеялась, тогда они с помощью зиберлотов за несколько дней соберут ее. А если нет…
— А если нет, то мы потеряли половину магии друидов? — Ллир был просто в бешенстве. — Хуже того! Мы, возможно, подарили ее нашему врагу!
— Верховный Тан, но кто мог предположить…
— Я! Я это должен был это предположить! Но меня уверили, что против нас выступили начинающие Старшие маги. Что они не обладают всеми знаниями и умениями. Вы меня в этом убедили, Атти! Именно вы!
Танни побледнел под гневными обвинениями властителя, глаза его злобно метнулись, но он взял себя в руки и покорно склонил голову перед Таном.
— Уйдите с глаз моих, Атти! Возвращайтесь в Британию и готовьте Сокровище к перевозке. У вас на все осталось не больше недели.
— Но Верховный Тан…
— Неделя, Атти, и ни часом больше!
Ллир подождал, пока Атти отойдет подальше, и повернулся к Арлану.
— Кто у тебя посвящен в суть дела?
— Трое слуг, которые готовили пещеру.
— Заткни им рты!
— Будет исполнено!
— И учти, Арлан, все должно быть настолько естественно и правдоподобно, что даже мы сами должны поверить в это чудо.
— Слушаюсь, Верховный Тан. Но друиды…
— Друиды будут молчать, они поклялись мне. А из всех приближенных знаешь только ты и твои люди…
— Считайте, что они уже замолчали навеки.
— У Дочери Дану — светлейшей Греине не должно появиться даже тени сомнения в нашей версии происходящих событий!
— Осмелюсь обратить ваше внимание, Верховный Тан, что суть дела известна еще танни Атти.
Ллир покачался с пятки на носок.
— Ближайшие дни его здесь не будет. А потом… я подумаю над этой проблемой.
Танни Арлан низко поклонился, и в глазах его блеснуло мстительное торжество.
— Возьми с собой мой эскорт и поезжай, танни Арлан! Твой путь лежит в пещеру Дани, а это не меньше половины дня конного пути. Привези нам Дочь Дану, и да пребудет с тобой удача.
* * *
Поттер очнулся на склоне холма.
Съежившийся и сдувшийся вихрь вяло крутился неподалеку от него.
Громко скребя когтями-пальцами по каменистой земле, он сел и мрачно окинул взглядом местность.
Склон холма спускался в распадок, в котором тонкой змейкой блестела вода. Были там деревья и кустарник, неширокой лентой змеящиеся по распадку между соседними холмами. Больше ничего вокруг не было видно, потому что все вкруговую загораживали вершины холмов, и сам распадок, изгибаясь, пропадал за их склонами.
Гарри встал и сразу почувствовал за плечами что-то лишнее.
— Зеркало! — приказал он, даже не подняв палочку.
Воздух фыркнул перед ним, уплотняясь. Это было не настоящее зеркало, но в отражении воздушной линзы кое-что рассмотреть удалось.
Поттер внимательно рассмотрел свой внушительный рост, длинные руки с острыми когтями вместо кистей, свои грубые, словно изрезанные черты лица и крутой горб между лопаток на спине.
— М-да-а-а. Красавец, бля!
Пришлось с некоторым усилием стащить с себя мантию и штаны. Уж если знакомиться со своим десигнатом, так до мелочей.
«Мелочи» тоже оказались не мелкими. И шатуны рук-ног, и блестящий сталью горб, выпирающий из спины почти до макушки, и жесткие, как проволока длинные волосы до плеч, и прочие мужские причиндалы — все было немного гипертрофированным и грубым.
Хотя, покрутившись перед зеркалом пару минут, Гарри почувствовал, что начинает привыкать к своему десигнату, возможно потому, что несколько уродливые детали его внешнего вида с лихвой компенсировались общим грозным и опасным обликом. Ясно было, что при виде его обычный человек не захочет смеяться, а похолодеет от страха. Для действий в чужой враждебной стране — это было не так уж и плохо.
— Ну, суки лепроханы, попадитесь мне только, — проворчал Гарри, рассматривая свои страшные когти, — вот только горб мне этот за каким хером?
Он опять натянул на тело штаны и мантию, с удивлением убеждаясь, что его когти действуют не менее ловко, чем человеческие пальцы, и при этом не царапают кожу. Отнеся это на счет магии, Гарри быстро проверил свои карманы и набедренную сумку. Все было на месте.
Из-за холма раздалось низкое жужжание. Оно медленно приближалось.
Поттер выхватил из кармана мешок незримого сжатия и направил палочку на вихрь. Тот со свистом съежился и втянулся в мешок весь без остатка. Не дожидаясь, пока неизвестный объект покажется из-за холма, Гарри накинул на себя мантию-невидимку. Он ожидал, что длины ее хватит лишь до колен, но магический артефакт заботливо удлинился и скрыл своего хозяина до самых пяток.
Наконец стал понятен источник жужжания. Над вершиной холма появилось несколько крупных птиц, которые, рассыпавшись по склону, полетели на высоте нескольких футов в сторону распадка.
Гарри, сжимая в когтях палочку, внимательно следил за ними. Всё их поведение наводило на мысль о разумности этих существ, которые организованно вели поиск кого-то или чего-то. И не трудно догадаться, что именно ищут эти пташки.
Тем временем «пташки» приблизились настолько близко, что Гарри смог рассмотреть их в подробностях. И холодный пот потек у него по спине, огибая горб с обеих сторон.
Это были не птицы. Это были огромные летающие насекомые, по форме напоминающие нечто среднее между осой и шершнем. Их круглые фасеточные глаза зорко обшаривали каждую травинку на склоне, крылья с бешеной скоростью рубили воздух, а из задней части тела недвусмысленно торчали острые жала дюймов по пять длиной!
Отразить нападение этих тварей он, наверное, смог бы, но правильнее будет не выдавать себя. Не исключено, что как раз местные маги являются хозяевами этих «милых» созданий.
Две осы вдруг остановились и зависли над тем местом, где до этого висел выдохшийся вихрь. Как они узнали об этом, спросил себя Гарри. И сам же себе ответил, по остаточным следам магии.
Две осы меж тем опустились на склон и засновали в разные стороны. Вокруг них засверкали еле заметные искорки.
«Они собирают остатки магии! — озарило Гарри. — Их послали найти меня и собрать магию. Значит, планы лепроханов нарушены. И нарушил их я, вытянув магию из вихря».
Еще одна двойка ос прибыла к месту нахождения Гарри. Он заметил, что они летают парами. Эта вторая пара засновала по более широкому участку склона, неуклонно приближаясь к Поттеру.
— Если бы моя магия или магия мантии-невидимки имела для них запах, то они сразу бы обнаружили меня, — пробормотал он себе под нос, — видимо есть утечка местной магии. И они ее чувствуют.
Осы приближались все ближе.
Гарри закрыл глаза и мысленно перекрыл все выводы магии из себя.
Осы приближались.
Что же еще? О чем он не подумал?
Гарри схватился за мешок незримого сжатия. Кривой дементор! Так и есть, он плохо затянул горловину! Его когти щелкнули на концах ремешка.
Уф! Кажется, вовремя. Пчелы еще немного разочарованно пожужжали вокруг него и присоединились к своим соплеменникам, которые уже спустились глубоко в лощину.
Он подождал, пока они начнут подниматься по противоположному склону лощины и сам пошел вниз. Там где-то течет ручей или речка. День был жарким, и пить хотелось в полном соответствии со своим десигнатом — просто зверски!
* * *
Вихрь плавно и даже бережно опустил их на каменные плиты пола и, распавшись на клочья, взлетел вверх и исчез где-то под потолком величественного… храма.
Другое слово просто не подходило к этим стенам из полированного мрамора, этим колоннам и пилястрам с роскошными капителями, этим фрескам на стенах и огромному пьедесталу то ли алтаря, то ли амвона в центре зала.
Девушки переглянулись, но начинать разговор, ни та, ни другая не захотели. Светловолосая сразу двинулась в обход зала, трогая все подряд. А высокая статная красавица с роскошной гривой каштановых волос, замерла на месте, закусив губу, словно мучительно пыталась что-то вспомнить. Так прошло несколько часов.
— Ты кто? — наконец, спросила светловолосая, закончив второй круг по залу.
— А ты кто?
— Не знаю, — легко призналась светловолосая.
— И я не знаю, — неохотно кивнула темноволосая, — и мне это очень не нравится. Я о себе не помню вообще ничего. Даже имени своего не знаю.
— Я тоже. Интересно, как мы здесь оказались?
— Интересно, где мы оказались?
Светловолосая потрогала полированный край порфировой чаши на алтаре.
— Я помню сказку о том, как красивых девушек приводили в храм и отдавали на растерзание кровожадному чудовищу. Перед этим им давали какой-то напиток, чтобы они забыли все и не боялись умирать.
Каштановая грива развернулась в сторону рассказчицы.
— А потом являлся какой-нибудь герой, убивал чудовище и освобождал красавицу?
— Ты тоже помнишь?
— Да. Многое помню, но только не то, что несет личную информацию.
— Забавно. Я тоже. Нас точно кто-то заколдовал.
— Заколдовал? — напряглась темноволосая. — Что-то ты такое говоришь…
Закончить фразу ей помешал громкий стук в ворота храма. Только сейчас девушки заметили, что ворота заперты изнутри на два засова.
— Интересно, это чудовище или герой? — улыбнулась светловолосая.
— Как будто герой не может быть чудовищем, — сухо возразила темноволосая.
Она посмотрела на свои пальцы и несколько раз сжала и разжала их, словно ей чего-то в них не хватало. Потом тряхнула волосами.
— Иди сюда и помоги мне.
Они вместе навалились на тяжелый засов, тот послушно заскрипел и отодвинулся, освободив скобу. Светловолосая девушка отступила назад, а вторая не двинулась с места.
С той стороны раздался приятный мужской баритон.
— Дозволено ли мне будет войти?
— Герой! — улыбнулась светловолосая.
— Войдите!
Было непонятно по интонации, разрешает она или приказывает.
Створки ворот медленно распахнулись. В проеме освещенный ярким солнечным светом стоял высокий мужчина в боевых доспехах. Увидев девушку, он поспешно преклонил колено.
— Меня зовут танни Арлан. Я посланец Верховного Тана Ллира! Благая весть друидов сообщила нам о том, что в храм сошла Дочь богини Дану — светлейшая Греине! Народ лепроханов, изнемогающий в неравной борьбе с могущественными врагами, приветствует твое пришествие и припадает к твоим ногам! Мы вверяем свои судьбы твоей защите и милосердию!
Щеки темноволосой девушки порозовели. Почтительное приветствие, пышное имя, больше похожее на титул, и даже звучание названного имени — все это показалось ей правильным и созвучным чему-то забытому внутри ее памяти, чего сейчас она не помнила, но очень хотела вспомнить.
И тут она увидела, как расширились глаза у незнакомца. Он заметил в храме еще одну девушку, и взгляд его заметался. Не допустил ли он ошибку?
— Не бойся, герой, — холодно улыбнулась темноволосая, — Ты не ошибся. Греине — это я. А это… это моя двоюродная сестра… ее зовут Лавена.
Глаза у светловолосой удивленно распахнулись.
— Лавена? — словно пробуя на вкус, повторила она и улыбнулась. — Похоже…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Среда, 06.04.2016, 15:54 | Сообщение # 309
Черный дракон
Сообщений: 3229
« 196 »
Мозг начинает плвиться. Алиса, - это пудинг. Пудинг, - это Алиса)))


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Воскресенье, 12.06.2016, 21:10 | Сообщение # 310
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 46
Гарольд упрямо пересекал цветущую долину по пояс в траве, пока не наткнулся на укатанную и утоптанную дорогу.
- Уже лучше, - проворчал он себе под нос, осматриваясь по сторонам.
Выбор перед ним стоял не проще, чем перед Буридановым ослом. Тот идеализированный осёл, видимо, так и помер, не в силах выбрать между двумя одинаковыми копнами сена. Ибо в том логическом эксперименте никаких шансов на выживание ученый монах Буридан своему ослу не оставил. Хорошо, что реальный человек может совершать нелогичные поступки. Это спасает его при невозможности логически обосновать свой выбор.
Гарри просто плюнул на логику и повернул по дороге налево. Хотя вариант пойти направо был ничем не хуже.
Плюнул и пошел, мельком отметив, что в месте его плевка съежилась и пожухла трава…
Пройдя с милю и наблюдая вокруг все тот же красивый, но безжизненный пейзаж, Поттер все же задался вопросом. А какого дементора он прет именно в эту сторону?
Он остановился и вслушался в свои ощущения. Медленно поворачиваясь вокруг собственной оси, он хотел почувствовать хоть что-то, что подтвердит верное направление к его цели. К его главной цели. К Гермионе.
Сердце его вдруг глухо бухнуло. Открыв глаза, он обнаружил перед собой убегающую вдаль дорогу. Оглянувшись, он обнаружил позади себя свои же следы в придорожной пыли.
Ха! Он идет в правильном направлении. И логика тут ни при чем. Его ведет и направляет его темная магия, связанная с магией его подруги. Его любимой. Его половинки.
Гарри тряхнул своей проволочной шевелюрой и решил сменить способ перемещения. Прицелившись в исчезающую за косогором ниточку дороги, он с грацией тролля повернулся и аппарировал.
Хлопок.
И вот он стоит на вершине косогора.
Под склоном холма пестрит домами какое-то поселение. Вокруг него зеленеют возделанные поля и пастбища. Цепочка косарей, неторопливо взмахивая неразличимыми с такого расстояния косами или серпами, укладывает перед собой траву ряд за рядом.
Посреди селения, как гнилой зуб торчит грубо сколоченная вышка. И полощется на свежем ветерке светлая куртка дозорного.
- Сейчас меня увидят, - пробормотал Гарри, раздумывая, не улечься ли ему на обочине, пока этого не произошло. Потом вспомнил про горб и снова сплюнул. – Перебьются. Интересно, какую встречу мне устроят?
Трава еще дымилась от плевка Поттера, а караульный на башне уже поднял тревогу. Хриплый рев рожка разорвал полуденную тишину. В селении и его окрестностях начался переполох. Сломав цепочку, бежали в селение косари, дороги и дорожки затянула пыль от копыт злобно ржущих коней. Забряцало металлическим дребезгом холодное оружие всех видов.
- Хлеба с солью не будет, - мрачно кивнул головой Гарри. – Но делать нечего. Я должен здесь пройти, и я здесь пройду, ребята…
* * *
Он стоял словно в фокусе ненависти.
Местные жители охватили его в полукруг, сжимая в руках оружие.
Оружие поражало своей разнообразностью.
Были тут и тяжелые мечи, тускло отсвечивающие своими лезвиями на солнце. Были топоры, копья, ножи и просто остро заточенные прутья из темного металла.
Вся эта местная рать с готовностью окружила бы его со всех сторон, но их держало заклинание Поттера, которое никому не давало зайти ему за спину. Группы воинов безуспешно толкались на флангах, стараясь протиснуться, но незнакомая им темная магия твердо сдерживала их патриотические порывы.
- Сонорус! Кто здесь старший?
Его голос громом прокатился по равнине.
Многоголосый рев местных немедленно стих. Стали слышны отдельные возгласы, которые раньше было не разобрать.
- Тварь!
- Мерзкая тварь!
- Чудовище!
- Мерзкое чудовище!
- Убить его!
- Уби-и-и-и-ть!!!
Гарри холодным взглядом прошелся по рядам противников. Здесь не было никого, кто мог бы реально противостоять ему.
И что прикажете делать?
Разогнать эту свору простенькими заклинаниями? Врезать, так сказать, дуракам по сусалам, чтобы заткнулись и разбежались?
Видимо, это будет самым правильным решением. Не убивать же этих «пейзан».
Он уже, поднял палочку, которую ловко держали когти его правой руки, как вдруг, толпа жителей раздалась, словно освобождая кому-то путь.
В длиннополой одежде, опираясь на посох, вперед выступил глубокий старик. Волосы его были седы и развевались на легком ветерке, то и дело, падая на глаза, но, казалось, что ему это вовсе не мешает. Голова его была опущена. Неспешно переставляя ноги, он преодолел те пятьдесят ярдов, что отделяли защитников селения от пришельца и остановился в двух шагах от Поттера.
- Кто ты, старик?
Его собеседник медленно поднял голову. Их взгляды встретились.
Гарри мгновенно ощутил, как сдавило его виски. Словно в тисках.
Хм.
Прошли те времена, когда его можно было смутить таким простеньким ментальным нападением. Поттер мотнул головой, сбрасывая с себя немудреные чары местного мага.
- Зря стараешься, старик. Не тебе со мной тягаться. Вели своим воинам расступиться и пропустить меня. Я не хочу лишней крови. Ваше селение меня не интересует.
Старик моргнул. Глаза его слезились, и весь его облик говорил о том, что все ему дается с огромным трудом.
Гарри усмехнулся и слегка расслабился. Этот хранитель местной магии ему тоже не соперник.
- Мне долго ждать?
Старик неопределенно кивнул головой. Понимай, как знаешь. То ли признал свое бессилие, то ли проснулся, мать его за ногу.
- Убери своих людей, - проникновенным тоном продолжил Поттер, - зачем тебе перечить мне? Я же пообещал не трогать никого из ваших.
Старец открыл рот и низким горловым голосом произнес:
- Ты все же явился сюда, отродье демона!
Местные, как по команде лязгнули своими железками.
Блин!
Поттер понял, что вечер перестает быть томным. Этот старикашка, отнюдь, не был настроен на мирный лад.
- Да ладно, много ты обо мне знаешь, старик…
- Молчи! – с неожиданной силой вскричал старец. – Мы сотни лет опасались твоего появления! Творили заклинания, приносили жертвы, но попущением богини Дану ты все же пришел!
- Да? – удивился Поттер. – Прям таки ждали меня и жертвы приносили? Хм. Видимо, мало приносили. Не хватило мне ваших жертв, вот я и приперся.
Гарри откровенно разозлился. Местный придурок пытается сделать из него эпичного монстра. Да еще и легендарного, которого долго ждали, оказывается. Уроды, блин!
- Молчи, презренный! Не тебе судить о промыслах богини! Она ниспослала тебя нам в наказание за грехи наши! Но видит провидение, сей день мы искупим свою вину!
Старик шагнул вперед.
Гарри отступил на шаг, еще надеясь, что удастся избежать кровопролития.
- Ты хоть кто такой? Имя у тебя есть или звание какое-нибудь?
Старик злобно улыбнулся.
- Хочешь знать, кто сокрушит тебя? Меня зовут Ноури! Я высший друид совета Дану! И ты сейчас познаешь мою силу, презренный демон!
Силуэт старца вдруг размылся в серое пятно. Из центра его на Гарри уставился грозный глаз в опушке желтых ресниц. Очертания его стали вдруг нестерпимо резкими и словно подсвеченными изнутри.
Гарри понял, что сейчас ему нанесут удар. Его палочка дернулась вверх, а губы округлились для «Протего Максима», но он опоздал. Его горб словно вспыхнул пламенем, судорога пронзила его тело острой болью.
- Кривой дементор, что это?
Неведомая сила вдруг навалилась на его затылок, пригибая к земле. Что-то свистнуло над ухом, как плеть, наносящая безжалостный удар. Краем газа он увидел, как гибкое членистое щупальце вылетело из-за его спины и впилось в зрачок грозного глаза!
Еще мгновение и он отскочил назад, еще не понимая, что произошло.
Друид уже падал, пораженный в грудь безжалостным ударом. А членистое щупальце вырвало из его груди дымящееся сердце, насаженное на иззубренное острие!
Великий Мерлин! Этот удар был нанесен из его странного горба!
* * *
Светлейшая Греине вышла на возвышение перед храмом, и вся площадь разразилась приветственными криками.
- Лавена, ты такое когда-нибудь видела? Помнишь?
- Нет, повелительница. Такого я никогда не видела.
- И я не видела. И меня это беспокоит.
Лавена улыбнулась отрешенной улыбкой.
- Они же приветствуют тебя. Отбрось сомнения.
Греине всматривалась в толпу на площади.
Столпившиеся на ней люди вздымали вверх руки, и слезы радости текли по их щекам. Они жаждали чуда, и оно пришло! Они мечтали о пришествии дочери богини, и она явилась им! Вот она – заступница и воительница, которой не страшны никакие враги!
Щеки светлейшей Греине порозовели. Все смутные сомнения отступили на второй план.
Вот оно!
Народ бьется в пароксизме счастья от ее появления. Ее боготворят! Ей поклоняются! Она - высшее существо! Ее слово – закон. Ее внимание – счастье! Ее благосклонный взгляд – блаженство!
Не этого ли она ждала всю свою жизнь? Не это ли является высшим смыслом ее жизни?
Пусть она не помнит своего прошлого. Пусть она не знает ни законов, ни правил жизни в этом мире. Разве сейчас это важно? Разве это имеет хоть какое-то значение перед лицом той высшей власти, которую теперь олицетворяет она одна – светлейшая Греине – дочь богини Дану!
- Ваш народ приветствует вас, светлейшая Греине! – негромко шепнул ей верховный тан Ллир. – Вы вернули ему надежду, и он ждет от вас подвига! Страшная опасность грозит этому миру. И люди ждут от вас чуда!
- Что?
Греине повернулась к Ллиру. Лицо ее стало строгим и жестким…
- Опасность? И вы только сейчас докладываете мне об этом?
Ллир от неожиданности даже отступил на шаг назад. От его собеседницы повеяло таким гневом, что он растерялся.
Весь его план был построен на единственной возможности спасти ситуацию: совместной магией друидов ввести в заблуждение одного из самых страшных противников, а затем столкнуть двух темных магов в смертельном поединке.
План этот подразумевал тонкую обработку сознания этой мнимой Греине, с целью постепенного принятия ей неотвратимости и необходимости защиты народа лепроханов от вторжения их извечного врага. И все шло, как задумано. Вот только сама Греине оказалась не такой покорной и управляемой, как планировалось. Она уже требует ответа от него! Подумать только! От него – от Верховного Тана Ллира! Надо что-то делать.
- Я хотел рассказать вам обо всем при личной беседе…
Светлейшая Греине холодно смотрела на Ллира. От него веяло растерянностью и злобой. Он пытался оправдаться или как-то извернуться, чтобы обелить себя и подчинить себе посланницу богини.
Все это Греине прочитала на лице Ллира, как в раскрытой книге. И если бы кто-то сейчас попытался объяснить ей, что это элементарная легилименция, она даже не поняла бы, о чем идет речь. Перед ней стоял слабый правитель. И слабость его была на грани предательства. Говорить с ним было не о чем. Его надо было допрашивать!
Мельком она взглянула на свиту Ллира. Рослые военноначальники с недоумением смотрели на своего Верховного Тана и взглядом испрашивали разрешения вмешаться.
Ага.
Вот оно осиное гнездо предателей своего народа!
К ним сошла посланница богини, а они, жалкие и ничтожные твари, думают лишь о том, как ограничить ее власть в угоду этому мелкому ублюдку Ллиру? Никому из них доверять нельзя!
- Как же боги проявляют свою силу? – пробормотала она почти шепотом.
- Им нужен проводник силы, о светлейшая, - шепнула сзади Лавена.
- Я и есть проводник воли Дану, - чуть громче возразила ей Греине.
- Я не об этом, госпожа. В храме я нашла два жезла. Один из них греет мою руку, а второй нет. Вот я и подумала…
- Дай сюда второй, - прошипела Греине, заводя свою правую руку за спину.
Теплая рукоятка легла в ее руку, и тут же по ней потекло приятное тепло, покалывающее пальцы и ладонь.
Ллир, думая, как выйти из неловкой ситуации и увести Греине с глаз многотысячной толпы, позорно проморгал этот момент.
- Светлейшая Греине удаляется для жертвоприношения великой богине Дану! – громко провозгласил он для толпы подданных.
И как гром среди ясного неба его поразил ответ мнимой дочери.
- Нет!
Толпа хором ахнула, хоть ей и не показывали табличек с соответствующим междометием.
- Я, дочь богини Дану, светлейшая Греине не могу делать жертвоприношения, в основе которых лежит ложь, корысть и предательство!
Мертвая тишина упала на площадь перед замком верховного правителя. Тысячи глаз впились в группу из трех человек, стоящую на возвышении перед храмом. Люди затаили дыхание, не понимая, что происходит.
Греине быстрым взглядом окинула все, что ее окружает.
Лавена за ее спиной и это хорошо. Она друг и союзник.
Ллир растерян, и придет в себя через несколько мгновений, которые ему давать нельзя. Его свита еще растерянней. И это тоже неплохо.
Смущают лучники на крепостной стене и те, кто прячется в отдушинах замка. В их руках оружие и нет никаких гарантий, что у всех выдержат нервы…
Деревянный жезл сверкнул в руках Греине красной молнией.
- Ступефай! Инкарцеро! Петрификус тоталум!
Оглушенного Ллира оплели магические веревки.
Греине развернулась к подданным правителя.
- Империо!
И в сторону лучников и отдушин.
- Конфудус Максима!
Завершающий аккорд прозвучал за ее спиной от Лавены.
- Импедимента!
Стражники, бросившиеся на выручку своему правителю, завязли на лестнице, словно мухи, угодившие в сахарный сироп…
* * *
Соул Крокер мрачно наблюдал за суетой, царящей в лагере.
- Барьер по-прежнему открыт, - раздалось за его спиной.
- Это ты, Робардс!
- А кто еще может рискнуть приблизиться к тебе со спины?
Вот тут хотелось бы сказать, что Крокер повернулся к собеседнику лицом, но это было бы грубым искажением фактов. Потому что повернуться Крокер не мог. Он мог только развернуться всем своим членистоногим телом рыжего муравья.
- Красавчик!
- Заткнись! Пройдет четверть часа, и ты сам будешь не краше.
- Знаю, - вздохнул Робардс и присел рядом с Крокером на жухлую траву.
Лагерь армии, вторгшейся в пределы лепроханов, кишел пред ними, как муравейник.
Хотя почему, как? Это и был муравейник.
Барьер Дану исказил сущность вторгнувшихся врагов, низведя их до образа членистоногих насекомых…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 02.07.2016, 07:14 | Сообщение # 311
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 47
Крокер с неослабевающим интересом досмотрел, как скулы Робардса превращаются в мандибулы и проворчал:
— Пошли, посмотрим, что там эти неумехи настроили, а то потом намучаемся переделывать.
Два огромных рыжих муравья Высшей касты неспешно перебирая членистыми конечностями, направились к муравейнику, тьфу, к лагерю, конечно.
Их приближение вызвало паническую суету среди его обитателей, хотя трудно было представить, что такое возможно. Рыжие надсмотрщики задергались во все стороны, грозно щелкая мандибулами. А черные рабочие муравьи просто заметались, таща в передних лапах куски глины и камней, с колоссальной скоростью наваливая их на крепостную стену, опоясывающую лагерь.
Вообще-то в такой стене не было ни особого смысла, ни особой надобности. Никто на них не нападал за эти дни, и не было видно никаких подготовительных действий для такого нападения со стороны вражеских отрядов.
Стену придумал Крокер.
И сделал он это в тот момент, когда среди войска британских магов, полуобезумевшего от обращения в муравьев, уже начались стычки и драки между рыжими здоровяками надсмотрщиками и черными рабочими доходягами.
С трудом разделив дерущихся на две группы, Соул Крокер, страшно стрекоча усиленные Сонорусом проклятия и ругательства, провозгласил первоочередную общую задачу: срочно построить укрытие-крепость и обнести ее стеной со рвом.
Черные муравьи стали основной рабочей силой, а рыжим муравьям, кроме функции контроля, было приказано всячески помогать им и при необходимости подключаться к работе. Вплоть до того, что переносить этих самых черных работяг с одного участка стройки на другой, если это надо для быстроты и пользы дела.
Резон в этом был. Рыжие здоровяки носились в три раза быстрее черных работяг. Могли перетаскивать сразу по несколько черных муравьев. А уж сила у них была просто неимоверная. Правда, и по количеству было их раз в пять меньше, чем тех.
Таким образом, Соулу Крокеру удалось предотвратить всеобщий психоз и панику в войске британских магов.
Когда Робардс с уважением поинтересовался у старого друга, как такая идея пришла ему в голову, то услышал в ответ лишь лаконичный ответ:
— Как-как… как Бомбардой по темечку!
Робардс с Крокером пробежались вокруг строящегося укрепления.
М-да-а-а.
Если бы нечто подобное они захотели возвести до обращения магов в муравьев, то, скорее всего, ничего бы у них не вышло. А если бы и вышло, то криво и коряво. Только инстинктивные навыки этих коллективных насекомых, наложенные болезненным восприятием богини Дану на людей, смогли дать такой, прямо скажем, впечатляющий результат.
Ров идеального профиля опоясывал крепость. Был он глубоким, и раскаты его были круты и недоступны. Вынутый изо рва грунт весь до последнего камушка пошел для возведения стены. Камни и глина были так плотно притерты друг к другу, что производили впечатление кирпичной кладки, а на деле по прочности и превосходили ее.
Единственный вход в крепость располагался со стороны барьера богини Дану, чтобы быть невидимым для врагов. Ворота для него еще не сделали, поэтому в проеме постоянно дежурили четверо рыжих воинов. Это были Сэвидж, Руквуд, Эйвери и… и Эрни Макмиллан!
И вообще, по какому признаку магия барьера Дану уродовала британских магов — это было совершенно непонятно.
Например, в рабочие муравьи угодили: Ли Джордан, Симус Финниган, Ханна Абот, Терри Бут и прочие бойцы АД. А рыжими муравьями неожиданно стали Сьюзен Боунс, Падма и Парватти Патил, Анджелина Джонсон и Оливер Вуд!
Здорово, да?
А Грегори Гойл, Теодор Нотт, Маркус Флинт и (подумать только!) Драко Малфой стали муравьями рабочими!
Тут и впрямь недолго свихнуться.
Остальные сотрудники Отдела Тайн и дублинской секретной службы тоже поделилась на черных рабочих муравьев и их рыжих надсмотрщиков совершенно нелогичным и непонятным образом.
Эта бьющая в глаза несуразица злила Крокера неимоверно, но любые приемлемые варианты объяснений этого явления не выдерживали никакой критики, ибо были совершенно противоречивы.
— Хм. И что ты придумаешь, когда они все достроят? — поинтересовался Робардс.
— Все достроить невозможно! — отрезал Гавейн. — В крайнем случае, начнем перестраивать то, что уже построено.
— А чего мы вообще ждем здесь? На что надеемся? — осторожно поинтересовался Робардс.
Он уже не в первый раз задавал этот вопрос и получал в ответ лишь разъяренно щелкающие мандибулы начальника отдела Тайн. Поэтому заранее слегка отодвинулся, чтобы не рисковать.
Соул Крокер вздохнул.
Выглядело это так, что все его членистые лапы одновременно подогнулись и вновь выпрямились.
— Понимаешь, Робардс, — глухо произнес он, без гнева, но с какой-то странной интонацией, словно уговаривая сам себя, — план лепроханов не мог удастся полностью. Что бы они там не затеяли, они не могли учесть характер нашей темной парочки. Не могли!
Последние слова Крокер почти выкрикнул. Робардс слушал его и хотел покрутить головой, но в облике муравья сделать это не получалось. Ничего себе, крендебобель? Соул поставил все на безбашенность Поттера и Грейнджер? Ущипните меня. Это же Соул Крокер! Гроза преступных магов всех расцветок. Мастер тончайшего расчета и хитроумнейших комбинаций!
— Ты это серьезно? — охрипшим от волнения голосом выдавил из себя Робардс.
Раздался скрежет хитиновых лап по битым камням стройки. Соул повернулся и две пары фасеточных глаз уставились друг на друга в упор.
— Гавейн, — скрежещущим шепотом выдавил из себя Крокер, — эти олухи…
— Ты о лепроханах? — тоже шепотом перебил его Робардс.
— Да. Не перебивай. Эти олухи-лепроханы просто не понимают, с кем они связались! И будут за это жестоко наказаны. Ты мне другое скажи: что мы-то с тобой будем делать с этой непредсказуемой парой, после того как они вернутся?
— Тебе кажется, что это самый главный на сегодня вопрос? — Робардс был просто поражен и не скрывал этого. — И ты СЕЙЧАС думаешь об этом?
— Последнее время я ВСЕГДА ТОЛЬКО ОБ ЭТОМ и думаю, — щелкнул мандибулами Крокер и отвернулся…
* * *
Страшно недовольный собой и разозленный стычкой со старым друидом, Гарри шагал по дороге, словно забыв о своей способности к аппарации. Перед внутренним взором его все еще стояла развороченная грудь старика и его трепыхающееся сердце, пронзенное зазубренным жалом…
«Черный Скорпион! — орали в панике местные, разбегаясь во все стороны. — Он убил мудрейшего Моури! Спасайтесь! Берегитесь его жала! О, мерзкое чудовище!»
— Скорпион… — пробормотал Гарри потерянно, пытаясь рассмотреть в подробностях, что же это за диковинный горб у него за спиной.
Воздушная линза плохо передавала детали, к тому же запихнуть ее себе за спину никак не получалось. Поттер и так выгибал шею и этак, но толку от этого было чуть. Тогда он присел, ковыряясь в своем мешке в поисках чего-нибудь подходящего и уколол палец об какую-то цацку.
— Тьфу! Твою в три гоблина душу мать! — выругался он от души.
От очередного плевка Гарри трава не задымилась, а вспыхнула.
— Ну вот, так я и знал, — прошипел Поттер, затаптывая огонь. — Стоило мне кого-то убить, как общая ядовитость моей местной оболочки резко повысилась. Страшно подумать, что будет, если от моего жала погибнет еще с десяток аборигенов. Наверное, прямо изо рта струя пламени будет бить, как у дракона!
Поттер мрачно огляделся по сторонам.
В перелеске слева что-то мелькнуло. Он насторожился.
Его преследуют жители деревни? Решили проследить, куда направится монстр и сообщить, кому следует? Можно было бы аппарировать на пару миль отсюда, и сбить погоню со следа, но разумнее разобраться, кто его пытается сопровождать и зачем.
Гарри внимательно рассматривал заросли в надежде заметить что-нибудь подозрительное. Вот еще раз мелькнула в перелеске чья-то тень. Хрустнула под чьей-то ногой коряга. Качнулась и задрожала ветка. Хм, да там их несколько.
Довольно. Сейчас он выяснит, что за незваный эскорт топчется в кустах.
Поттер потоптался на месте и вдруг в несколько огромных прыжков преодолел полсотни ярдов, отделявших его от перелеска, и ворвался в него, словно тысяча чертей, раздавая удары по всему, что по внешнему виду отличалось от веток, стволов и травы. Зачем ему понадобилась именно такая кулачная расправа, он и сам себе не смог бы объяснить. Ведь можно было и магией, но… накипело, блин!
В результате все, что по внешнему виду отличалось от веток, стволов и травы в считанные мгновения было повержено на землю, и корчилось на ней, не представляя для Гарри никакой опасности.
Поттер с трудом разжал свои костяные кулаки, хитро сложенные из когтей, всмотрелся в побежденных и изумленно протянул:
— Твою дивизию! Вы кто такие, ребята?
* * *
— Организованность! Целеустремленность! Вера в собственные силы!
Светлейшая Греине строго посмотрела на Лавену.
— Госпожа, а как же божественная сила Дану?
Вопрос заданный самым невинным тоном привел Греине в замешательство.
— Да, конечно, — отрывисто согласилась она после небольшой паузы, — и божественная сила матери нашей — богини Дану. Добавь в последнюю фразу.
Лавена старательно заскрипела пером, а Греине в задумчивости остановилась перед окном. Мысли ее мучительно пробивали себе дорогу через зияющие лакуны в памяти. Ей здесь все пришлось начинать с нуля.
Арестован местный царек — Ллир вместе со своими приспешниками. Допрошенные поодиночке они лгут и выкручиваются, и явно скрывают что-то важное, что связано лично с ней — дочерью богини Дану — светлейшей Греине!
Налицо ложь, обман и предательство! Надо было принародно казнить негодяев, но она в бесконечной мудрости матери своей решила повременить с казнью. Поэтому мерзавцы брошены в каменные мешки, выходы из которых она сама зачаровала.
Дальше — больше. Местные служители великой богини погрязли в ереси и до сих пор не могут уразуметь простейшее двуединство божественной сущности богини Дану и дочери ее! Они не понимают жалким умом своим, что не только светлейшая Греине, но и сама богиня Дану в облике ее явилась этому несчастному миру, чтобы спасти его. Она потратила несколько часов своего бесценного времени на объяснение простейших понятий божественной сущности, но в ответ ей лишь молча посверкивали паучьи глазки местных священнослужителей по-дурацки именуемых друидами.
Греине разгневалась и закляла их заклятием Боли и Подвластия. Если раб не может усвоить правила госпожи через уши, приходится вгонять их ему розгами через задницу!
Вот опять.
Греине все чаще ловила себя на мысли, что в голове ее неизвестно как и неизвестно откуда появляются незнакомые ранее слова и понятия. Вот, например слово «розги», что обозначает? Ясно, что это предмет для наказания, но как он выглядит? Это палка? Или плетеный ремень? Или это колесико со звездочками, которое надевают на каблуки, чтобы управлять лошадью? Откуда берутся в голове слова, не подкрепленные материальными образами? Или это замысел матери ее Дану, чтобы дочь дошла до всего самостоятельно?
Но ведь сама богиня с ней. Она чувствует это. Она ощущает ее божественную силу, когда губы произносят неведомые заклинания и творят магию, которой не могут сопротивляться жалкие местные колдуны и знахари. Она чувствует ее силу, когда словно из ниоткуда появляются решения по управлению этим государством, появляются, как неоспариваемая данность. Она ведь только озвучивает ее и следит за исполнением воли богини. Ведь это так?
В очередной раз забредя в своих размышлениях в логический тупик, светлейшая Греине тряхнула каштановой гривой волос и вернулась к текущим делам:
— Любезная Лавена, отложите на время Скрижаль Мудрости богини. Я продиктую вам несколько указов…
И Греине начала диктовать.
Мудрость богини подсказывала ей, что бесполезно пытаться резко изменить жизненный уклад и экономические отношения в этом обществе на более прогрессивные. Такие перемены даются ценой огромных усилий и не всегда приводят к нужному результату.
Наоборот, велик риск ввергнуть страну в хаос. Такими преобразованиями можно заняться позже, благо у нее в запасе вечность.
Поэтому ее указы больше походили на приказы главнокомандующего перед генеральным сражением. Сейчас ее задача не создавать и растить новые силы, а грамотно распорядиться тем, что есть в наличии здесь и сейчас!
Греине продиктовала указ о перемещении всего запаса продовольствия в столицу. Населению предписывалось оставить себе месячный запас еды, а все остальное сдать в хранилища государства на хранение. Светлейшая Греине обещала честно вернуть все населению по окончании войны. А до тех пор в столице вводилась карточная система выдачи продовольствия.
С этим все. Теперь об угрозе извне.
Итак, армия варваров нависла над западом ее страны. Они прорвались сквозь магический рубеж, возведенный в незапамятные времена ее матерью. Значит, эта армия врагов очень сильна. Но провидением богини Дану полководец этой армии — мерзкий Черный Скорпион оторван от своего войска и бродит где-то по равнине между морем и столицей страны. Последний раз его видели в трех днях конного пути от города. Он совершил очередное мерзкое злодеяние и скрылся от погони. Но деваться ему некуда. Он должен искать пути возвращения к своему войску. Тогда и только тогда он двинет свою армаду на столицу. Значит, допускать это воссоединение нельзя.
Греине продиктовала указ о создании кордонной службы, пересекающей всю страну с севера на юг. Всем отрядам вменялось не допустить прорыва Черного Скорпиона на запад. В случае обнаружения злодея им следовало подать весть в столицу и отвлекать врага, не вступая с ним в прямые схватки, но и не упуская из вида до прибытия главных сил.
Потом она диктовала указ о комендантском часе в столице. Негоже честным гражданам красться в ночной темноте, как ворам. От заката солнца до рассвета они должны сидеть по домам, если не заняты на общественных работах или в охране крепостных стен и ворот.
Под конец Греине продиктовала еще два приказа о расходовании казны на содержание армии и служителей закона, и отпустила Лавену.
Светловолосая девушка тихонько вздохнула с облегчением. Она уставала от этой писанины, но безропотно несла на себе обязанности секретаря, иногда даже помогая уточнять формулировки и подбирать точные термины.
— Устала? — услышала-таки ее вздох Греине и повернулась к Лавене. — Иди отдыхай. Завтра будет утомительный день. Завтра я ревизую казначейство. Ты пойдешь со мной.
— Но госпожа…
— Ты пойдешь со мной, Лавена! Такова моя воля. И старайся почаще напрягать свою память. Может быть, ты еще что-то вспомнишь об этой школе… ну ты поняла меня…
— Слушаюсь, госпожа, — склонила голову Лавена и бесшумно удалилась из зала…
* * *
— Вы кто такие, ребята? — повторил Гарри в растерянности.
«Ребята» копошились на земле, скребя по земле и траве костяшками пальцев. Костяшками! Плоти на них не было, ибо все они были только скелетами и челюсти их цвели белозубыми улыбками от уха до уха. То есть от ушной впадины, до ушной впадины. Да и не улыбки это вовсе, а обычные оскалы черепов.
— Вот и понаблюдали, клянусь зубами оборотня, — простонал один из скелетов, пытаясь встать на четвереньки.
Гарри попробовал быстро пересчитать скелеты. Больше десяти штук. Штук. Назвать их особями как-то не поворачивался язык.
— Быстро отвечайте, кто вы такие? — повторил Поттер, с угрозой вытаскивая палочку. — А то, клянусь Мерлином, мне придется доломать магией то, что еще не сломали мои кулаки.
Скелеты с оживлением зашевелились.
— Ага, Мерлином он клянется…
— Он что ли?
— Ну и нюх у тебя, Донован, даром, что ты смотритель подземелий Дублина…
Гарри опустил палочку.
— Смотритель подземелий Дублина? Так вы…
— Да-да. Мы гоблины Дублина и явились сюда по твоему вызову, хоть и прозвучал он как-то странно.
Скелеты поднимались на ноги и, прихрамывая, подходили к Поттеру.
Гарри, наконец, сообразил и, сунув руку в мешок, вытащил из него ту самую цацку, об которую он недавно укололся и выругался, помянув гоблинов. Это была та самая цепочка с простеньким кулоном, которую дал ему гоблин в подземелье Дублина…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Суббота, 02.07.2016, 15:40 | Сообщение # 312
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2715
« 1580 »
Спасибо, alexz105, за продолжение истории. Ну, и поворот сюжета!
Превратил всех в не знамо что, даже Гарри сделал скорпионом, магов - муравьями ...
И что будет дальше, умом не соображаю. Могу только ждать.
Пиши дальше, очень интересно получается.



Без паника!!!
 
alexz105Дата: Среда, 07.09.2016, 19:52 | Сообщение # 313
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 48
Достопочтенный танни Атти осторожно пробирался вдоль крепостной стены, как вдруг жесткие руки обхватили его сзади за шею.
— Ну что, мерзкий блюдолиз? Не пора ли нам закончить наш старый спор? Хочешь, сверну тебе шею, как гусенку?
Шепот ненавистного голоса мгновенно подсказал Атти, кто именно его душит.
— Ар-р-рла-а-ан, пр-р-р…хр-р-р… ти-и-и.
— Ух, как красиво запел, змеиный потрох!
Танни Арлан повалил своего полузадушенного врага на землю, но потом с сожалением ослабил хватку на его горле и приподнялся, упираясь своему давнему недругу коленом в позвоночник.
— Сдавайся, иначе твой хребет сейчас разделится на две неравные части.
— Хр-р-р… ф-ф-у-у-у… что за выходки, Арлан? Мы служим одному повелителю…
— Нет у нас больше повелителя, Атти. Был, да весь вышел. Проси пощады, пронырливый гаденыш!
Арлан надавил сильнее.
— Хр-р-р-р, да что же ты злой такой? Все, все… сдаюсь… пощади меня…
— Вот так-то лучше!
Арлан быстро обшарил перевязь своего пленника, вытащил из его ножен короткий меч и два кинжала, связал его руки грубой пеньковой веревкой и поднялся на ноги, не преминув заодно наступить Атти на спину.
— Сядь и повернись ко мне.
Атти завозился на земле, помотал головой, кривя лицо от боли в шее, и неловко привалился плечом к цоколю крепостной стены, помогая себе ногами.
— Что здесь произошло? Почему на донжоне замка крепости нет штандарта Верховного Тана?
— Нет Верховного Тана, нет и штандарта, — криво ухмыльнулся Арлан, раскидывая свой плащ и удобно усаживаясь на поребрик рва крепости. — Чего тут непонятного?
— Что с Верховным Таном?
— Низложен.
— Это твоя работа? — с крайним удивлением произнес Атти. — Поздравляю! Никогда бы не подумал, что такая дубина как ты, сможет провернуть что-то подобное.
— Была бы это моя работа, стал бы я марать об тебя руки, — проворчал Арлан. — Я сам еле успел вовремя унести ноги. Тан Ллир пал жертвой своей собственной затеи. Эта его мнимая Дочь Дану так прекрасно восприняла внушённую ей роль, что приказала кинуть в темницы и его самого и все его ближайшее окружение.
— А ты где был в это время? — с некоторым ехидством спросил Атти, как бы намекая, что Арлан уже не входит в ближайшее окружение Верховного Тана.
— Я был за углом, — мрачно ответил Арлан и, увидев непонимающий взгляд Атти, нехотя, пояснил. — Прижало по малой нужде, пока за угол зашел отлить, их всех и взяли!
— Ты страшный человек! — прыснул от смеха Атти. — Какое фатальное совпадение! Жутко представить себе, что случилось бы с нашим верховным повелителем и его свитой, если бы ты отошел, скажем, посрать!
— Заткнись!
— Молчу, молчу. Значит, эта девица Грейнджер полностью уверена, что она посланница и дочь богини. И она начала пользоваться своими правами, считая их неограниченными. Не говоря уже о магии. Интересно, как она сама воспринимает свои магические силы? Они должны были бы ее тревожить.
— Да ничего подобного. Она приписывает себе лишь роль посредника между людьми и богиней Дану, и повсеместно объявляет о том, что она сама и великая богиня суть одно и то же.
Арлан кратко рассказал Атти о последних событиях в столице.
— О, как! Занятно. Замечательный поворот!
— Ты совсем придурок или притворяешься? — разозлился Арлан. — Что хорошего? Весь план полетел псу под хвост!
— Вот почему тебе поручают лишь самые примитивные дела, где не требуется ничего, кроме грубой силы и предельно простых инструкций. Дорогой танни Арлан, у вас напрочь отсутствует воображение!
— Сейчас как врежу! — погрозил тот кулаком своему пленнику. — Костей не соберешь! Говори нормально. Чем же тебе так понравилась эта ситуация?
— Руки развяжи, — делая равнодушное лицо, предложил Атти.
Арлан чуть не застонал от раздирающих его противоречивых чувств.
Ох, прирезать бы этого наглого выскочку. Но ведь у него самого в голове ни одной дельной мысли нет, а этот недоносок вечно придумывает что-нибудь этакое.
— Ладно. Но смотри, если попытаешься меня обмануть.
Потирая чуть опухшие запястья, Атти что-то прикидывал про себя и азартно раздувал ноздри, как гончая, учуявшая дичь.
— Ну что ты там сопишь? Рассказывай, что ты там надумал.
— Да ничего особенного я не надумал. Все и само по себе идет просто великолепно!
Арлан смотрел в самодовольную рожу пленника, чувствуя себя обманутым.
— Ну, гад! Сейчас ты у меня получишь…
— Да погоди, ты. Я не шучу и не издеваюсь. Действительно все идет хорошо. Пусть наш Верховный Тан пока немного посидит под замком. Любому правителю это полезно. От него не убудет. Их ведь кормят? Поят?
Арлан кивнул, остывая. Он еще не понял, к чему клонит Атти, но чувствовал, что на этот раз скользкий тан говорит серьезно.
— Ну и пусть себе сидят и берегут силы. Им, по крайней мере, теперь не грозит опасность погибнуть в битве с Черным Скорпионом. Это понятно?
Арлан кивнул.
— Теперь об этой Грейнджер. Раз она полностью верит в свое божественное происхождение и взяла на себя всю полноту власти, значит, она не сможет уклониться от схватки со своим собратом, который представляется ей теперь самым главным злом в этом мире. Это тоже ясно?
Арлан кивнул.
— Остается лишь главная проблема: как провести битву так, чтобы погибли ОБА темных мага? Мне не верится, что они поубивают друг друга. Кто-то из них останется победителем. И вот этого победителя нам надо умертвить.
— Хорошенькая задачка, — покрутил головой Арлан.
— Да она с самого начала такой и была. Просто действующих лиц было побольше. Но ведь смертельный удар все равно наносит кто-то один. Не так ли?
— На что ты намекаешь?
— Темных магов двое и нас с тобой двое. Ты уже изгадил свою репутацию в глазах светлейшей Греине, а меня она еще не видела. Я явлюсь к ней, под видом разоблачителя Ллира и яростного патриота. Вотрусь в доверие. Не думаю, что она откажется от опального героя, готового сложить голову за отчизну и богиню…
— А я? — до Арлана начало доходить, какую роль отводит ему Атти. — Ты хочешь, чтобы я пошел искать этого Черного Скорпиона? И стал его оруженосцем? Да ты что, охренел, что ли?
— Вот и весь твой патриотизм, Арлан. Вот и вся твоя преданность Верховному Тану.
Атти скорчил гримасу, разглядывая своего победителя с явным презрением.
— Придержи язык! — Арлан почесал в затылке. — А если он меня убьет без всяких разговоров и переговоров?
— Если поведешь себя умно, то ничего с тобой не случится. Этот Поттер не такой уж конченый злодей и для развлечения никого не убивает. Я его уже давно изучаю, так что не сомневайся. Пообещай ему нарисовать план столицы, расскажи о высоте крепостных стен и о слабых местах в обороне. И не ври! Говори только правду.
— Правду? Врагу?
— Арлан, ты неисправим, — вздохнул Атти безнадежно.
— Мне надо подумать, — буркнул Арлан.
— Думай, думай, — многозначительно прищурился Атти, — на всякий случай имей в виду, что только я знаю, где сейчас хранится Сокровище. И еще подумай о том, что после того, как мы избавимся от темных магов, нам вовсе не обязательно освобождать из темницы Ллира и всех его прихлебателей…
* * *
Кордонный отряд лепроханов наткнулся на них после полудня.
Гоблинская свита скелетов Поттера к тому времени уже увеличилась до полусотни особей. Они следовали тремя группами сзади, слева и справа от Черного Скорпиона и вместе с ним составляли отряд весьма зловещего внешнего вида. Вооружены гоблины были длинными ножами, совершенно непохожими на знакомые Поттеру затрапезные гоблинские ножи. Видели и слышали скелеты прекрасно, а так же имели весьма тонкое обоняние.
Глядя в их пустые глазницы, ушницы (или как их там) и зияющий провал носа, понять разумом это было совершенно невозможно. Поттер и не пытался. Темномагическим проникновением он прощупал пару своих неожиданных соратников, убедился, что перед ним живая плоть и выкинул этот вопрос из головы. Они такие же скелеты, как он Черный Скорпион — гротескные отображения этого больного мира богини Дану.
А почему этот мир больной?
Трудно сказать, но Гарри неким шестым чувством темного мага ощущал какой-то мертвенный холод, струящийся по этому миру и ощущаемый им независимо от температуры воздуха и времени суток. Этот холод был величиной постоянной, независимой от погоды или присутствия собственно лепроханов.
Гоблины оказались ребята вполне себе ничего. Они даже пытались угостить Поттера на завтрак свежевыкопанными корешками и свежевырванной печенью какого парнокопытного животного, но тот деликатно отказался.
Позавтракать Гарри удалось, обокрав диких лесных пчел, проживавших в дупле старого дерева. Причем кража была совершена с применением темной магии. Не желая разорять улей, но и не имея возможности достать мед через дупло, бдительно охраняемое пчелами, Гарри засунул руку прямо в толщу ствола под дуплом и добрался до сот снизу. Не дожидаясь, пока опасные насекомые обнаружат пропажу, он поспешно удалился на безопасное расстояние и принялся жевать приторно сладкий душистый кусок сот. Завершением трапезы стала пинта холодной воды из родника.
После завтрака Гарри скомандовал выступление. Он очень тщательно проверил направление, убедился, что темномагическая связь с Гермионой в целости и сохранности, и отряд двинулся вперед.
Какое-то время они шли по перелескам, а потом вышли на открытое пространство и пошагали по цветущей степи. Через два часа Поттер наткнулся на глубокую борозду, пересекающую их путь, и остановился, внимательно ее рассматривая.
Идеально ровная борозда глубиной фута два, уходящая в обе стороны, на сколько хватало взгляда, показалась ему несколько странной. Это была не канава и не ирригационный канал. Она была неправдоподобно прямой. Ни человек, ни машина не могли прочертить такую идеально прямую линию по волнистым степным просторам. Словно исполинский хлыст нанес удар по земле, оставив след. И от этого следа пованивало той же мертвечиной, что и от всего этого мира. Только чуть сильнее.
Гарри пожал плечами и, перешагнув через канаву, двинулся вперед.
Словно огромная басовая струна лопнула в воздухе. Пространство на мгновение подалось рябью, мигнуло и вновь застыло в сонной хмари полуденного зноя.
— Кривой дементор, — настороженно огляделся Поттер, — явно сработали какие-то Сигнальные или Сторожевые чары.
Гоблины, тьфу, то есть скелеты заозирались в разные стороны.
Над степью раздалось уже знакомое Гарри жужжание.
— Птицы? — проскрипел кто-то из гоблинов.
Но это были не птицы. Это были огромные летающие насекомые, по форме напоминающие нечто среднее между осой и шершнем. Их круглые фасеточные глаза зорко обшаривали каждую травинку на склоне, крылья с бешеной скоростью рубили воздух, а из задней части тела недвусмысленно торчали острые жала дюймов по пять длиной!
Короче, старые знакомые, которые пытались обнаружить и собрать магию вихря, поглощенную Поттером. Видимо, эти «пташки» умели не только собирать магию, но и нести охрану или, как минимум, реагировать на срабатывание Охранных чар.
Набралось этих тварей примерно с десяток. Близко они не подлетали и вели себя довольно мирно, но неуклонно сопровождали двинувшийся дальше отряд Поттера. Это был нехороший знак, но избавиться от этих незваных попутчиков, не было никакой возможности.
Дурные предчувствия Поттера подтвердились довольно быстро. Слева и справа на горизонте начали расти две темные точки. По мере приближения они растягивались в темные полосы. Потом полосы распались на фигурки отдельных всадников и превратились в два многочисленных отряда воинов, окружающих их с двух сторон.
— К бою! — скомандовал Гарри.
Как и было договорено заранее, гоблины рассыпались в круг, в центре которого оказался Поттер, и ощетинились ножами, которые выросли в размерах прямо на глазах и превратились в длинные обоюдоострые мечи, заблестевшие на солнце полированными гранями.
Гарри вытащил из кармана палочку и напрягся.
Неожиданно он почувствовал, что вновь ожил его горб. Подняв голову, он смог рассмотреть хищное жало на длинном отростке цвета полированной стали. Оно вздымалось над его головой не меньше, чем на два ярда и довольно быстро вертелось во все стороны, словно наблюдая за вражескими отрядами. На миг мелькнуло брезгливое удивление, но тут же сменилось уверенностью, что жало — это не только жало. Это еще может быть… должно быть… а вдруг оно имеет органы чувств?
Гарри опустил голову, пытаясь ментально проникнуть в жало, и его сознание тут же проколола острейшая пронзительная игла!
В мозг хлынули ярчайшие изображения, усиленные звуки, дыхание ветра, ароматы трав!
В тоже время он продолжал видеть, слышать и ощущать и своими органами чувств. Это было поразительное ощущение — раздвоенность восприятия мира при его странном и гармоничном единстве!
— Хм! — не удержался, Поттер разглядывая одновременно оба отряда противников, находящихся в противоположных сторонах. — Прикольно. Теперь можно головой не вертеть, тем более, что горб мешает…
Расстояние между редким кольцом отряда Поттера и врагами стремительно сокращалось. Каким-то нечувствительным круговым обзором, он оценил, что численность «пташек» серьезно увеличилась. Эту часть вражеского войска скидывать со счетов было нельзя ни в коем случае. Длинные черные жала исполинских насекомых не давали в этом усомниться. И надо помнить, что они умеют собирать магию.
Отряды лепроханов не стали тратить время на угрозы или ритуалы перед началом сражения, а сразу обрушились на, хоть и диковинного, но малочисленного противника. Несколько сотен воинов, уставив пики, были готовы растоптать, пронзить и расплющить врага ударом с двух сторон!
— Я задержу их ненадолго, и тогда не зевайте! — крикнул Поттер гоблинам.
До ближайших лошадиных морд оставалось всего ярдов тридцать. Было уже видно, как из них летят клочья белой пены, и как терзают бока коней беспощадные шпоры всадников.
Гарри крутанулся на месте, рассылая широким веером заклятие Замедления.
Первый ряд всадников застрял на месте. Но задние ряды, не подвергшиеся воздействию заклятия, по инерции буквально протащили своих собратьев до самого круга гоблинов. Правда ход их сильно замедлился, и массового таранного удара конницы не получилось. Блеснули гоблинские мечи и наконечники копий лепроханов в треске обрубаемых древков посыпались в измятую траву…
Как ни странно, но круг гоблинов устоял и даже не сломал строй. Никто из скелетов не дрогнул под напором конской массы и не отступил даже на полшага.
Рев нападающих, злобное ржание раненных лошадей, лязг стали о сталь слились в общий свирепый рев битвы. И в центре этого рукотворного катаклизма стоял Поттер и держал свои чары на тщетно атакующих врагах.
Меж тем отряды лепроханов, атаковавшие с двух сторон, словно под действием приливных сил растеклись вокруг всего круга гоблинов и ожесточенно рвались к центру. Не было ни малейшего сомнения в том, что их главная цель — это Черный Скорпион, а вооруженные мечами скелеты они рассматривают лишь как охрану или телохранителей.
Понял это и Поттер. Имея практически круговой обзор, он читал лютую ненависть в глазах лепроханов. Такой страстный посыл не мог остаться без его ответа. Гарри почувствовал ответный прилив злости, еще раз взмахнул вкруговую палочкой, и всю массу лепроханов раскидало по степи, как прошлогоднюю листву порывом ветра. Тугая волна магии покатилась от эпицентра во все стороны.
И тут проклятые «пташки», словно очнувшись, взвились в воздух. Их были уже сотни, если не тысячи. Сплошной круговой стеной они выстрелили вверх и в облаке сверкающих искр поглотили волну магии Поттера!
— Зиберлоты! — раздался восхищенный вопль какого-то лепрохана.
— Вот значит как? — прошипел Гарри, чувствуя, что лишился заметной части своих магических сил. — Интересные пчелки тут водятся. Ничего не скажешь.
Несмотря на горячку боя, он соображал быстро, четко и холодно.
Каждое магическое заклинание будет отнимать у него силу. Причем отнимать безвозвратно из-за присутствия этих тварей. Без них большая часть магии возвращалась бы обратно. Значит, всю его магию следует направлять вовне в таком виде, в каком ее не могут присвоить эти «пташки».
Поттер сунул левую руку наугад в свою сумку, выхватил из нее первую попавшуюся вещь, кажется, расческу, напрягся и трансфигурировал ее в оружие. В его сознании, так и отпечаталось — оружие. Чтобы его можно было метать и убивать врагов. И хорошо бы иметь возможность делать это многократно!
Расческа в руке растеклась в какую-то прикладистую рукоятку и обрела приличный вес. Гарри быстро осмотрел свое творение. Толстая трубка длиной два с половиной фута с массивной рукоятью. Из нее торчит острый наконечник то ли толстой стрелы, то ли тонкого дротика. Указательный палец лег на какое-то подобие курка. Некогда разбираться. Остается надеяться, что темная магия сработала правильно, и теперь он вооружен.
"И очень опасен", — усмехнулся про себя Поттер и шагнул вперед к поредевшим, но все еще опасным и упорным врагам…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 07.09.2016, 19:53 | Сообщение # 314
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
kraa, Привет. Еще читаешь?


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 07.10.2016, 19:42 | Сообщение # 315
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 49
Первый выстрел пришелся прямо в грудь рослому аборигену, который как-то умудрился протиснуться между гоблинами и орудовал при этом сразу двумя мечами.
Огненный дротик срезал на своем пути один из клинков лепрохана и впился в его грудную клетку. Все тело сраженного врага на мгновение полыхнуло зеленоватым сиянием, а дротик мгновенно отпрыгнул обратно в ствол оружия Поттера. Зиберлоты, не теряя ни мгновения, всей массой ринулись к падающему телу воина, но тут же отшатнулись от него, разочарованно треща крыльями.
— Не обломилось? — зло прокомментировал Гарри, направляя ствол на следующую цель.
Его самопальное творение темной магии, работало исправно, как многозарядный стреломет. С той лишь разницей, что стрела была одна и исправно возвращалась назад, не отдавая ни крохи магии сверх той, что требовалась для нанесения врагу смертельной раны.
Гарри и сам толком не понимал, наносит ли он врагам физическое или магическое поражение. Стрела на вид была совсем настоящей и материальной, но следов крови на лепроханах не оставляла, а зеленоватые вспышки подозрительно напоминали заклятие Смертью.
Поттер крутился во все стороны, поражая своим дротиком врагов, прорвавшихся к нему через цепь скелетов гоблинов, а жало скорпиона зорко охраняло его спину, время от времени пронзая наиболее настырных лепроханов.
Сколько бы ни было бойцов у противника, слишком долго это продолжаться не могло. Гора трупов вокруг кольца гоблинов и внутри него росла, а подкрепления лепроханам пока не предвиделось. Задние ряды их воинов, наконец, поняли, что происходит неладное, и осадили своих коней. Злобно мечущиеся вокруг места схватки зиберлоты, видимо, тоже уразумели тщетность своих попыток, отнять у врага хоть толику магии, и отлетели поодаль. Жалить скелеты гоблинов или Поттера — они не пытались.
И на том спасибо.
Гарри остановился и перевел дух. Живые воины врага в непосредственной близости к нему закончились, а стрелять между скелетами гоблинов он не решился. Как бы своих союзников не поубивать.
Кольцо воинов из остатков двух отрядов, застыло в неустойчивом равновесии. Их боевой дух был сломлен. Эти непостижимые скелеты с огромными мечами и их предводитель с диковинным оружием в руках и скорпионьим жалом за спиной, казалось, были неуязвимы и неутомимы. Завал свежих окровавленных трупов вокруг кольца скелетов, и застывших тел с белыми лицами и остекленевшими глазами внутри него, вызывали у повидавших виды лепроханских бойцов неподдельный мистический ужас, который ширился и становился тем сильнее, чем дольше они смотрели на этот гигантский кошмарный натюрморт.
Натюрморт. Мертвая натура. Точнее и не скажешь.
Всадники все более туго натягивали поводья, пока из команды лошадям стоять на месте, это не превратилось в команду пятиться назад. Ряды воинов лепроханов начали отступать фут за футом, пока расстояние между лошадиными мордами не достигло какой-то предельной величины. Кто-то самый малодушный первым дернул повод, разворачивая своего коня, и через несколько мгновений жалкие остатки двух грозных кордонных отрядов в пыли и беспорядочном топоте копыт помчались, рассыпаясь по равнине во все стороны…
* * *
— Моя госпожа, у меня плохие вести.
Танни Атти стоял у дверей, траурно склонив голову. Вся его поза кричала о беспредельной преданности и страшном разочаровании от того, что он принес своей госпоже недобрые новости.
— Рассказывайте, Атти.
Гермиона… то есть светлейшая Греине с беспокойством обернулась к своему верному слуге. Ей и в голову не могло придти, что проверка, которой она удостоила этого танни, была заблокирована им элементарной окклюменцией, уроки которой хитроумный Атти заблаговременно взял у некоего Струпьяра…
Не обнаружив лжи или тайных враждебных помыслов в сознании этого местного аристократа, который, по его словам, немало натерпелся от произвола смещенного ей правителя тана Ллира, светлейшая Греине назначила его командующим армией и своим политическим советником.
Атти с превеликим рвением выполнял все ее поручения и, спустя всего пару дней, стал для нее незаменимым помощником.
Неизменная спутница властительницы — Лавена — без восторга восприняла такое мгновенное возвышение местного аристократа и присматривалась к нему довольно настороженно. Если и были у нее сомнения по поводу этого человека, то до поры до времени она держала их при себе.
Атти интуитивно чувствовал эту настороженность Лавены, и пытался ее преодолеть, то с помощью уместной шутки, то применяя сердечную заботливость, словно они были старые добрые знакомые, но пока не преуспел.
— Наши отряды на кордоне потерпели поражение, при попытке убить Черного Скорпиона и его мерзкую свиту!
Светлейшая Греине резко откинулась в своем кресле, больше напоминавшем трон.
— Подробнее, пожалуйста, любезный Атти.
При слове «любезный» Лавена недовольно передернула плечами.
— Наши потери составили сто пятьде…
— Дальше! — Греине поморщилась, давая понять танни, что сейчас потери отрядов ее не интересуют…
— Черный Скорпион со своей свитой направляется к столице, моя госпожа, — заторопился Атти. — Они находятся в двух днях конного пути. Но двигаются пешим порядком. Можно ожидать, что они подойдут к стенам замка через трое-четверо суток.
— Кто принес эту весть, если сражение произошло так далеко отсюда?
— Зиберлоты доставили мне донесение от разбитых отрядов.
— Зиберлоты… — пробормотала Греине. — Им удалось вытянуть из врагов магию и обессилить их?
— Об этом в донесении ни слова, — виновато пожал плечами Атти. — Если бы такая попытка оказалась удачной, то они об этом обязательно упомянули бы. И о потерях наших врагов не написано ни слова…
— Полный разгром? — вскочила светлейшая Греине.
Глаза ее недобро вспыхнули. Она хотела сказать какую-то резкость, но кинув взгляд на виноватый вид своего помощника, с трудом сдержалась.
— Сделайте мне прогноз защиты столицы. Вы должны были составить план обороны.
— План почти готов, госпожа.
— Поторопитесь! Я жду вашего доклада…
* * *
— Я готов служить вам, мой сир!
Танни Арлан со всей силы вонзил свой меч в землю. Рядом с ним воткнул по самые рукоятки два кинжала и резко опустился на одно колено перед Поттером, распахнув на своей груди кольчужную наплечную накидку.
Именно так он представлял себе самую убедительную и искреннюю демонстрацию своей полной покорности и лояльности новому властителю.
Гарри оказался на этот счет несколько иного мнения. И когда незнакомый местный воин в облачении древнего рыцаря, бухнулся перед ним на одно колено, он даже несколько отскочил назад, и из горба за его спиной раздалось недовольное шипение. На какое-то мгновение ему почудилось, что сей рыцарь желает попросить руки прекрасной дамы. Но так как скелеты на даму были категорически не похожи, то единственным объектом внимания рыцаря, по всей видимости, оставался сам Поттер.
«Неужели гомик?» — мелькнула в его голове шальная мысль.
— Сир! Только ваши могучие темные силы и искусства смогут вырвать этот погибающий мир из лап древней и окостеневшей магии! — вещал вошедший в роль танни. — Спасите нас и требуйте себе всего, что пожелаете. Для вас я готов на все! Любая ваша прихоть будет исполнена!
Незнакомый рыцарь от волнения облизал губы, с мольбой глядя на Поттера.
«Точно гомик!» — Гарри прошиб холодный пот, хотя утро было довольно теплое.
— Э-э-э… так уж и любая прихоть… — Поттер криво улыбнулся, с болезненным удивлением рассматривая стоящего на коленях собеседника.
Тут уже щелкнуло в голове у танни Арлана.
«А почему этот Черный Скорпион так странно меня разглядывает и при этом нехорошо улыбается? Уж не наобещал ли я ему сейчас чего-то лишнего в своем театральном преклонении? Ну и мерзкая у него улыбочка. А куда это он смотрит? Или у меня гульфик отстегнут? А вдруг это чудовище предпочитает мальчиков? То есть, мужчин трахает. Клянусь подвязкой Богини Дану, какая же у него страшная рожа! А гульфик-то у него как оттопыривается солидно и недвусмысленно… А если он еще и гомик… Твою Дану мать! Да я попал…»
— Э-э-э-э… меня не заинтересовало ваше предложение… — немного спотыкаясь, пробормотал Гарри.
— Сир! А я ничего такого особенного вам и не предлагал, — в ужасе поспешно перебил его Арлан. — Я ведь в смысле хотел помочь вашему величеству захватить там столицу, значит, и ни боже мой чего еще…
«Показалось, — с облегчением подумал Поттер, — вроде не гомик. Обыкновенный предатель».
«Фу-у-у, ты! Видать, показалось мне. Внешне вполне нормальный злодей, и на извращенца не похож. Я же для него — обычный перебежчик».
— Клянись!
Поттер несколько разозлился на только что разыгранную нелепую сценку, в которой он оказался чуть ли не главным дурнем. И он резко протянул к лицу рыцаря-предателя ствол своего оружия.
— Чем клясться-то? — оторопел Арлан от такого резкого перехода от водевиля к драме.
— Жизнью! Или у тебя есть еще что-то, что ты можешь мне предложить??
«Ну и сука же ты, танни Атти, — с тоской подумал Арлан, кладя руку на холодный металл трубки, — наверняка же просчитал, что Черный Скорпион просто так без клятвы не поверит, но промолчал, гад!»
Произнеся вслед за Поттером формулу клятвы и пронаблюдав, как огненная петля трижды обогнула его руку, танни печально вздохнул:
— Что дальше, сир?
— Что дальше? Выдергивай свои клинки из земли и пошли. Было бы неплохо, если бы ты организовал нам какой-нибудь завтрак.
— Завтрак? — оживился Арлан. — Нет ничего проще, сир!
— Какой я тебе «сир»?
— А как же мне вас называть… или величать… э-э-э-э…
Гарри задумался. Ну, не сообщать же местным, что его зовут Гарри Поттером? Уж больно эпичный у него облик сейчас. Надо что-то такое… этакое… такое… в тему чтобы было…
— Обращайся ко мне — Скорпиус!
* * *
— Ну, а теперь рассказывай.
Гарри насытился и находился в весьма благодушном настроении.
— А что рассказывать, сир Скорпиус? — Арлан пожал плечами в недоумении. — От нас до столицы примерно семьдесят тысяч размахов…
— Чего? Каких размахов?
— Вот таких, — перебежчик танни раскинул руки в разные стороны.
— Угу. Это примерно полтора ярда, или пять футов… то есть… то есть… примерно сорок миль. Ага. Понятно.
Переждав процесс перевода мер длины одного мира в другой и толком ничего не поняв, танни Арлан продолжил:
— Высота стен крепости столицы составляет шесть размахов, а стены внутреннего замка достигают всех десяти!
— Пятнадцать ярдов, — пробормотал Поттер.
— Как скажете, — поклонился Арлан, толком не расслышав, — пятнадцать урдов, так пятнадцать.
И он покосился на скелеты гоблинов.
Те сидели поодаль и лакомились сырой лошадиной печенью. Нетрудно было догадаться, откуда они ее взяли.
А перед Поттером лениво дымился догорающий костер, на котором танни совсем недавно умело и сноровисто зажарил куски конины, приготовленные им с завидным мастерством и быстротой. Именно этим немудреным, но питательным блюдом они и позавтракали. Или пообедали, если взглянуть на солнце.
— Глубина рвов, наполненных водой, около трех размахов. В них полно греззлоттов…
— Стоп! Какие греззлотты? Это что еще за хрень?
— Это такие водные ящерицы, размаха два длиной и с острыми зубами.
— Крокодилы, значит… — почесал затылок Гарри. — Слушай, Арлан, а зачем ты мне это все рассказываешь?
Теперь пришла очередь танни чесать свой затылок.
— Но как же, сир Скорпиус? Раз вы пожелали захватить столицу…
— Кто тебе это сказал? Видал я вашу сраную столицу глубоко и надолго!
Гарри и Арлан с одинаковым удивлением смотрели друг на друга.
На лице «добровольного» перебежчика проступило явное недоумение и даже обида.
— Слушай меня внимательно, — Гарри, еще чувствуя к собеседнику снисходительную жалость, но одновременно и нарастающее раздражение, откинул осторожность в выражения. — Мне ваш мир нах не нужен! Все эти ваши зиберлотты и греззлотты, все эти ваши идиотские друиды и прочая нечисть — все это мне не интересно. Я пришел сюда только для того, чтобы найти тех, кто напал на мой мир. На мою магическую Британию. И все что мне от вас надо — это найти противоядие от той мерзости, которой травят магов моего мира. Даже золота, вами украденного, мне не слишком жалко. Плевать мне на него! Пусть твои соплеменники исправят то зло, которое причинили моему миру. Пусть исчезнут из моего мира навсегда. А с остальными проблемами я разберусь сам. Ну… или мне помогут разобраться. Я сюда пришел лишь потому, что вы пошли на нас войной. И не просто войной, а подлой и жестокой войной на уничтожение моего мира! Понимаешь ты это, чурка в кольчугу, закутанная?
Арлан хлопал глазами в полной растерянности.
Травят магов Британии? Противоядие от мерзости?
До него медленно доходило, что этот чертов Атти с его мерзкими помощниками, похоже, перешли некие допустимые границы при выполнении своей «тайной миссии».
Выходит, можно было договориться «по-хорошему», но Атти решил с самого начала все сделать «по-плохому»?
Зачем?
Почему?
А Тан Ллир об этом знал?
— А как же столица… — растеряно пробормотал Арлан. Весь его план рушился на глазах.
— В какой она хоть стороне?
Арлан встал и показал направление рукой.
— Ну-ка, — Гарри воздвигся за спиной у танни, сверяя свое направление к Гермионе с направлением на столицу. — Ты не ошибся? Точно туда? Или левее или правее?
— Сир Скорпиус, я полностью уверен, что показываю вам правильное направление.
Странно. Путь в столицу весьма точно совпал с направлением в ту сторону, где сейчас по его ощущениям находилась Гермиона. Вопрос лишь в том, кто из них ближе?
— А в какой стороне этот ваш барьер Дану?
Арлан с готовностью повернулся и ткнул рукой совсем в другую сторону. Никакого намека на ложь или обман Гарри в сознании танни не почувствовал.
— Ничего не понимаю, — пробормотал он сквозь зубы, — Она отправилась на поиски меня? Но если она чувствует меня, как я чувствую ее, то она все равно должна быть в той же стороне где барьер, только ближе. А вот если она меня не чувствует…
Он задумался.
Арлан хотел что-то сказать, но Поттер сделал ему знак, чтобы тот заткнулся.
«Та-а-ак, — соображал Гарри, — вихрь схватил меня на ее глазах. Если она по каким-то причинам меня не чувствует, то где она меня будет искать? Ясен перец, в столице этого гадюшника, где же еще. Она уверена, что я в плену и будет штурмовать этот чертов замок с его сорокапятифутовыми стенами и крокодилами в каждой луже! Черт! Черт! И Черт! Этого допустить нельзя. А значит, надо торопиться!»
— Подъем! — заорал Гарри скелетам…
* * *
Делая утренний обход, Робардс почуял неладное. Раздраженно перебирая лапами, он покрутился, оглядывая окрестности, и понял, что именно не так.
Лагерь их противников опустел.
Соседние холмы, окаймляющие долину, тоже были покинуты.
— Та-а-ак, — зловеще проскрипел Гавейн, — эй, кто там у ворот! Срочно Крокера сюда!
Быстро осмотрев покинутый лагерь и погасшие костры, они поняли, что лепроханы ушли глубокой ночью и старались шуметь как можно меньше. В нескольких местах нашлись рваные тряпки, которыми были замотаны копыта коней. И с десяток костров было сложено из нескольких кучек дров, соединенных щепками так, чтобы гореть им всю ночь по очереди и долго.
— Чистая работа! Только вот, что это все значит?
— Если бы они уже сумели расправиться с Поттером и Грейнджер, то просто напали бы на нас.
— Или это попытка заманить нас в засаду. Чтобы не терять многих своих воинов при штурме крепости.
Робардс и Крокер еще раз осмотрелись по сторонам.
— Нужно кого-нибудь послать в разведку.
— Придется…
* * *
Большой рыжий муравей тащил на своем загривке маленького черного доходягу из муравьев-работяг с белыми усиками на головке.
— Навязался ты на мою голову, Малфой!
— Тащи-тащи, Уизли! Не все же мне пахать!
— Драко, может быть, ты хоть немного пробежишься сам? У меня на заду уже весь хитин до самой кислоты протерся!
— Джордж Уизли! Мы с тобой какой приказ получили? Одна нога там, другая здесь.
— Наоборот!
— Неважно! Ты же знаешь, что я бегаю в три раза медленнее тебя! Получается, что это мне придется бежать, а ты рядом пешком пойдешь, да потом еще на меня всю вину за задержку свалишь! Если хочешь, могу переползти с твоей каменной задницы на твою же тощую шею, хоть мне и будет там не слишком удобно сидеть.
— Ну, перелезь на шею, в ней хоть кислоты нет! Чертов хорек, связался я с тобой…
Драко, сверкая жуткой улыбкой мандибул, стал перелезать на шею Уизли, и в этот момент Джордж резко остановился. Муравей Малфой кубарем покатился в жухлую жесткую траву.
— Ну ты, Уизли, и придурок, бля!
— Тихо, Драко! Пригнись! Там впереди, видишь?
Впереди и впрямь было что-то непонятное и угрожающее.
Нечто похожее на дымящееся зеркало перегораживало распадок оврага.
Драко протер бы глаза, если бы его фасеточным линзам это могло помочь.
И из этого «зеркала» сплошным потом выходили, вылезали, выползали странные… нет, страшные силуэты нездешних монстров.
— Это что такое, Драко? Кто это?
— А я знаю? — огрызнулся рабочий блондин. — Хотя… дементор все побери… если бредни древних кельтов не врут…
Он еще раз всмотрелся в силуэты страшилищ, выбирающихся из «зеркала».
— Великий Салазар! Да это же фоморы!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Вторник, 18.10.2016, 14:11 | Сообщение # 316
Черный дракон
Сообщений: 3229
« 196 »
Помоему тут без дури уже можно голову сломать, мозг уже точно кипит smile


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Пятница, 04.11.2016, 00:06 | Сообщение # 317
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 50
Танни Атти осадил коня перед старой избушкой в распадке между холмами.
Распадок упирался в темный густой лес. Из леса изрядно пованивало нездешним дерьмом.
— Явились все-таки должники, — с недоброй усмешкой пробормотал танни, спешиваясь.
Уверенно и по-хозяйски он толкнул дверь избушки и, слегка сморщив нос, шагнул в освещенный проем.
Одноглазый урод весь словно переплетенный буграми мышц и узлами сухожилий, молча, поднялся ему навстречу из-за грубо сколоченного стола. Был он огромен и макушкой почти доставал закопченный потолок.
— Почтенный Бал! — с некоторой иронией поклонился Атти одноглазому. — Как добрались? Не было ли помехи вашим воинам при переходе Зеркала? Сколь велико воинство, которое ты привел?
— Пришли все, кто могут сражаться, — хрипло рявкнул одноглазый Бал.
— Ты можешь сесть.
Лавка затрещала под тяжестью грузного тела.
— Пять сотен бойцов со мной, — продолжил Бал, — это все, что у меня осталось. Те, кто родились после Исхода, не могут пройти через Зеркало. Ты это знаешь не хуже меня.
«Пять сотен, — внутренне скривился Атти, — а воняют как тысяча».
— Богине Дану неугодно, чтобы через Зеркало проходили фоморы, не испытавшие позора поражения от оружия и магии ее племени. Они же не давали нам клятву, любезный Бал.
— Напоминание о позоре и поражении — это не самое разумное, что следует делать, когда зовешь на помощь союзников! — гневно рыкнул одноглазый.
— Никогда не бывает лишним, напомнить вассалам об их долге.
Бал вскинулся было, но сдержался.
Танни Атти с легким презрением удовлетворенно кивнул головой.
— Вижу, что ты меня хорошо понял. Ваши жизни до сих пор принадлежат нашей богине. Это плата за то, что вас не уничтожили поголовно после нашей победы, а дали живыми уйти за Зеркало с условием…
— Довольно! — рявкнул Бал. — Мы пришли по зову твоей богини. Чего тебе еще нужно?
— Так-то лучше, — усмехнулся Атти. — Теперь перейдем к делу. Твое войско должно занять позицию вот здесь…
Танни развернул на столе карту и ткнул пальцем в точку недалеко от столицы.
— Затаитесь и ждите от меня известий.
* * *
Обратно в крепость отправился только Джордж. Все-таки он бегал намного быстрее Малфоя, и было решено, что Драко останется для наблюдения за войском чудовищ.
Джордж всю дорогу лупил во все суставы шести ног и домчался за каких-нибудь шесть часов.
Выслушав его, Крокер приказал немедленно выступать.
В ответ на ворчание Робардса об опасности подобного решения, Соул коротко отрезал:
— Основные события произойдут там! Это ясно, как божий день. Сидеть в крепости бессмысленно! Если Поттер проиграет там, то здесь мы уже ничего спасти не сможем. Даже самих себя не спасем!
В крепости оставили пять дозорных из бойцов АД, кто послабее.
Остальных разбили на три неравных отряда: быстроногий рыжий авангард, основной отряд и небольшой арьергард, составленный из опытных авроров и невыразимцев.
Соблюдая все предосторожности, немедленно двинулись в путь. Проводником естественно был Джордж. Он уже чуть-чуть восстановился после своего ночного марафона. К тому же отряд в целом двигался в три раза медленнее одинокого разведчика, и дорога до загадочного зеркала фоморов заняла у них почти сутки.
Джордж довольно быстро нашел искомый распадок. Но туманного зеркала в нем не обнаружили. Вся лощина была вытоптана огромными следами странной формы. Вся местность была пропитана вонью нездешнего войска, но сами фоморы словно сквозь землю провалились.
И вместе с ними исчез Драко Малфой. Несмотря на предпринятые по всей округе поиски, блондина или следов его присутствия обнаружить так и не удалось…
* * *
Танни Атти получил донесение, что отряд британских магов направился от барьера вглубь страны.
Он с удовольствием потер руки. Пока все шло по его вновь составленному плану.
И в финале этого плана уже не было места смещенному верховному Тану и его свите. Чем он, танни Атти, хуже этого выскочки Ллира? Возраст у них одинаковый, все они созданы по одним и тем же магическим лекалам волшебством племен богини Дану. И нет у них никаких персональных ограничений или преимуществ. Кто первый встал, тому и тапочки! Кто сумеет к достижению тысячелетнего возраста создать себе условия для продолжения рода, тот его и продолжит! А остальные подождут милости от этого первого успевшего. Если дождутся, конечно. Все опоздавшим можно будет диктовать свои условия. Никто и не пикнет. Потому что продолжение рода — это только лишь возможность, а не данность и тем более не обязанность.
И вот тут начинались тонкости, о которых подавляющее большинство лепроханов даже не догадывалось! Весь вопрос состоял в том — С КЕМ ты собираешься продолжать СВОЙ род. Какой вариант смешения магической лепроханской крови с кровью других магических народов окажется самым удачным? С гоблинской расой? С эльфийской? С кентавроидами? С расой обитателей водной стихии? Дальнейшая судьба рода будет зависеть от этого выбора. И в еще большей степени от этого выбора будет зависеть положение твоего рода в иерархии будущей двуполой расы лепроханов!
А если рискнуть и поставить планку запредельно высоко? Наметить себе в качестве будущей супруги темную волшебницу из расы магов Британии? Не станет ли такой выбор гарантией исключительности твоего будущего рода на тысячелетия, а может быть и навечно? Много ли даже в самой Британии этих самых темных волшебниц? И кто их них находится в фертильном возрасте?
Есть еще такие?
Вот то-то и оно. Если все получится, как он задумал, то конкурентов у его рода не будет очень долго. А если все как следует продумать, то их и в отдаленном будущем никогда не появится.
Но для успеха ему срочно необходим могучий межрасовый посредник.
Золото. Много золота! Все золото, до которого можно дотянуться в двух мирах!
Атти точно знал, что он достигнет своего тысячелетнего возраста через восемь лепроханских суток. Или через шесть суток по счету мира магической Британии. Медлить было бы неразумно.
Он быстро написал ответ своим помощникам, привязал его к лапке крупного зиберлота и выпустил его с крепостной башни.
Гигантскому магическому насекомому потребовалось всего несколько минут, чтобы нырнуть в распахнутый барьер богини Дану и вырваться из него уже на той стороне в обличье совы траурной раскраски. Очень скоро послание оказалось в руках подручных танни Атти. И закипела работа.
Все служащие министерства магии и банка Гринготс были мобилизованы на подготовку драгоценного груза к отправке. С утра до вечера с одним перерывом на ланч дядюшки Лаогэра они фасовали, паковали, таскали и грузили на поддоны и в ящики золото магической Британии. Движения их были быстрыми и четкими. Ни одна посторонняя для работы мысль не оживляла их остекленевших взглядов. Ни единого звука, сверх необходимых команд, не срывалось с их окостеневших губ. А на щеках у магов горели ярко-красные пятна, словно неведомая буйная и злая энергия пожирала их тела изнутри…
* * *
— Какой странный мир, — покачала головой светлейшая Греине, — и чем же он так приглянулся моей матери?
Она стояла, прижав лоб к мутноватому стеклу окна.
Лавена отозвалась ей из-за письменного стола.
— Может быть, он не всегда был таким? Может быть, он испортился, после того как богиня покинула его?
— Не знаю. Но само существование такого мира кажется мне чем-то противоестественным.
— Почему?
— Ну, посуди сама, все население здесь состоит исключительно из мужчин. Это нормально? Женщин нет, детей нет, семей нет. Продолжения рода у них, соответственно, тоже нет. Они все долгожители, которым по многу сотен лет. Бред какой-то!
Лавена молчала, и Греине после непродолжительной паузы продолжила.
— В то же время, они считают себя единым народом. Они готовы защищать свою землю от врагов. Они не хотят ничего менять в своем унылом существовании. Создали сложные традиции и имеют некоторые познания в колдовстве. По крайней мере, некоторые из них.
— Это друиды — они другие, — задумчиво покачала головой Лавена.
Греине показалось, что она поняла ее мысль.
— Другие? Пожалуй. И по внешнему виду отличаются и выглядят старше. Точнее, даже не старше, а… древнее, что ли?
— Нет, светлейшая, они совсем другие. Они как поводыри и надзиратели, приставлены к каждому городку и селению. Они лишь сопровождают и оберегают остальных, а не живут с ними одной жизнью…
Они немного помолчали.
— Тебе больше ничего не удалось вспомнить, Лавена? — спросила вдруг Греине, отвернувшись от окна.
Девушка за столом виновато пожала плечами.
— Перескажи еще раз, что именно ты припомнила о себе. Ну и, как тебе кажется, обо мне.
— О, светлейшая, я старалась вспомнить изо всех сил, но все настолько расплывчато, как будто воспоминания окутывает густой туман. Все расплывается в сознании и не за что зацепиться.
— И все же попробуй рассказать или описать все, что сможешь.
Лавена прижала ладони к вискам. Ее пепельные волосы свободно разметались по плечам.
— Замок… величественный замок… — начала бормотать она, и Греине затаила дыхание, — но в памяти всплывает, что это школа… не замок, а школа… уже много лет, и там много таких как я…
Греине встала за спиной у Лавены.
Отрывочные картины, мутно теснящиеся в мозгу у Лавены, никак не могли утолить ее жгучее желание до конца разобраться в происходящем. Уже не в первый раз она выслушивала бессвязные словесные отображения обрывков воспоминаний своей помощницы, но в этот раз решила рискнуть и применить к ней магию своей матери.
Это было крайне опасно. Тот факт, что они обе лишены личных воспоминаний, не мог быть случайностью. Это было решение ее матери — богини Дану. И сейчас она пытается нарушить ее волю!
Греине упрямо тряхнула гривой волос, направила палочку в затылок Лавены и напряглась, вызывая магию матери.
Как всегда нужное заклинание пришло само, словно его вложила в ее уста сама богиня.
— Ментис Апарекиум!
Белый луч беззвучно впитался в пепельные локоны Лавены. Девушка мгновенно замолчала, словно ее оглушило. Несколько мгновений она, покачиваясь, продолжала сидеть, а потом безвольно ткнулась лицом в стол.
Греине подскочила к ней, вслушиваясь в дыхание.
Лавена дышала тяжело, и тело ее сотрясала мелкая дрожь.
— Сейчас, сейчас, — палочка снова уперлась в пепельные локоны, — погоди еще немного… наверное, уже хватит. Фините!
Тело Лавены сильно вздрогнуло и замерло.
Греине почему-то на цыпочках прошла вокруг стола и склонилась к ней. Глаза у Лавены были широко распахнуты и занимали, казалось не меньше половины лица.
— Эй! Как ты? — шепотом спросила Греине.
Их взгляды встретились. Что-то мигнуло в глазах у Лавены, и по ее щеке поползла одинокая слеза.
— Ты что? — всполошилась Греине. — Тебе больно? Не молчи!
Она подхватила девушку подмышки и осторожно откинула на спинку стула.
Взгляд Лавены несколько раз метнулся из стороны в сторону и застыл, словно она что-то напряженно рассматривала прямо перед собой. Греине попыталась проследить за ее взглядом, но ничего особенного в той стороне не обнаружила.
— Лавена, не молчи! С тобой все в порядке? Тебе больно?
Брови у блондинки вдруг предательски дрогнули.
— Да, — прошептала она еле слышно, — мне больно. Зачем ты это сделала?
— Прости! Я лишь хотела помочь тебе вспомнить что-то еще. Это важно, очень важно. Наверное, я не рассчитала. А может быть магия моей матери воспротивилась тому, что ты можешь вспомнить свое прошлое. Я не знаю, что на меня нашло. Но отсутствие воспоминаний сводит меня с ума!
Она опустилась рядом с Лавеной на колени, уткнулась лбом в ее плечо и почти умоляюще спросила:
— Ты больше ничего не вспомнила?
Лавена несколько мгновений молчала, словно борясь с приступом боли, а потом отрицательно качнула головой.
— Нет.
Греине вздохнула.
— Пойдем. Я помогу тебе лечь в постель. Тебе надо отдохнуть.
— Спасибо, светлейшая, но мне уже легче.
Греине пощупала ее лоб.
— Ты уверена? Но работать сегодня ты точно не будешь.
Лавена в ответ лишь, молча, кивнула. Она уже действительно оправилась и выглядела нормально, но упорно избегала смотреть в глаза.
«Сердится, — вздохнула про себя Греине, — на ее месте любой рассердился бы. И что мне в голову взбрело на своей единственной спутнице такие эксперименты ставить. Да и не получилось ничего…»
— Я распоряжусь, чтобы нам принесли чай. Посиди здесь, я быстро.
Она вышла из залы.
Лавена проводила ее взглядом и со стоном схватилась за виски.
— А еще говорят, что без памяти жить плохо! — прошипела она с исказившимся лицом. — А иногда, наоборот, с памятью жить невозможно! Так вот в каком положении мы оказались, светлейшая Гермиона? Остается надеяться, что я сейчас не выдала себя. Незачем темной волшебнице знать о себе слишком много. Я еще не решила, как мне поступить с тобой…
Луна Лавгуд перестала массировать виски и откинулась на спинку стула, задумчиво бормоча:
— Два темных мага… два темных мага… два…
* * *
Старший эльф общины школы чародейства и волшебства Хогвартс запросил аудиенцию у директрисы Макгонагал.
С точки зрения Минервы случай был беспрецедентный. И она обратилась за советом к своим предшественникам. Те шумно и многословно обсуждали вопрос, имеет ли право старшина эльфов чего-либо требовать от директора Хогвартса, как вдруг на своем портрете появился настоящий Дамблдор и попросил всех замолчать.
— Минерва, будет лучше, если вы сами спуститесь к эльфам под любым предлогом. Например, проверить чистоту на кухне. Это избавит вас от сомнений и даст возможность переговорить. И лучше сделать это немедленно.
Надо признать, что совет был неплох. И слегка раздосадованная тем, что не додумалась сама, директриса направилась в чрево Хогвартса.
Старшина эльфов общины Хогвартса встретил директрису поклонами. Сопровождая ее из одного кухонного помещения в другое, он почтительно и подробно отвечал на все вопросы.
Оказавшись в каморке, которая была отрекомендована, как комната старшины, Макгонагал напрямую спросила его о причине аудиенции, которую тот запросил.
— Сегодня ночью гоблины хотят показать директрисе Макгонагал важную информацию.
— Гоблины? На вас вышли гоблины? А почему они не обратились ко мне напрямую?
— Они находятся под заклятием и опасаются за свою жизнь. Они просили передать директрисе Макгонагал, что могут показать ей важную информацию на пустыре около Визжащей хижины.
— Когда?
— Сегодня в полночь.
— Хорошо, — кивнула Минерва, — я приду, но меня будут сопровождать два педагога.
— Это очень хорошо. Посланец гоблинов так и сказал, мол, пусть директриса Макгонагал с собой кого-нибудь возьмет. А то вдруг ее убьют.
Минерва невольно поежилась от прямолинейного гоблинско-эльфийского простодушия.
— Ладно. Это все?
— Нет. Не все. Община эльфов Хогвартса уполномочила меня уведомить директрису Макгонагал о том, что каждые четверо эльфов Хогвартса из пяти завтра отправляются гвардию Принца Гарри Поттера!
— Э-э-э, погодите… четверо из пяти… это что же получается? Восемьдесят процентов? Не понимаю. А кто будет обслуживать учеников и преподавателей? Готовить и убирать, кто будет?
— Кухня остается укомплектованной почти полностью. А убирать у себя в спальнях и вообще в замке студентам и педагогам придется самостоятельно. От голода никто не умрет, а против грязи маги знают заклинания.
Макгонагал внимательно посмотрела на эльфа и поняла, что это не шутка и не просьба. Её просто поставили в известность.
Минерва подошла, наклонилась и заглянула старшине эльфов в глаза.
— Вы… ваши узнали что-то новое о мистере Поттере?
Но тот отвел взгляд и промолчал.
— Я прошу тебя, ответь.
— Мы должны быть готовы воевать, — выдавил из себя старшина. — Так решил совет эльфов. Мы бы рады просто служить вам, но вы не можете защитить свой собственный мир и нас в нем. Что же нам остается делать?
Он поклонился окаменевшей директрисе и, щелкнув пальцами, исчез.
* * *
В полночь директриса Макгонагал в сопровождении профессора Флитвика и профессора Вектор аппарировала к Визжащей хижине.
Холодный свет луны заливал пустырь, делая видной каждую травинку.
Минерва шагнула вперед и тут же услышала из травы настороженное предупреждение.
— Стойте, где стоите. Никаких вопросов не задавайте. И то, что мы вам покажем, не озвучивайте!
Тут же из травы появились три низкорослые фигуры, в которых маги легко опознали гоблинов. Не произнося ни слова, они улеглись на землю, образовав довольно простую фигуру или знак.
— По-моему это буква…
— Не озвучивать! — прошипел их собеседник из травы. — Записывайте или запоминайте. Повторять не будем! Мы рискуем жизнью нашей расы. Это единственное, что мы смогли придумать, чтобы сообщить вам.
Профессор Вектор тут же извлекла перо, пергамент трансфигурировала Минерва, а записывать взялся Флитвик, как самый маленький из них. Обе спутницы могли легко заглянуть в его записи при необходимости.
Знак за знаком наносились на пергамент добрый час. Потом голос из травы прошептал.
— Все. Поторопитесь, волшебники.
— Но…
— Никаких вопросов! Все что могли, мы вам сообщили. Остальное вы должны сообразить сами.

Спустя четверть часа в кабинете директора педагоги подняли головы над чистовой расшифровкой флитвиковских записей.
— Ну что там, Минерва? — спросил Дамблдор нетерпеливо.
— Та-а-ак, здесь без знаков препинания, как я понимаю, и без некоторых предлогов, но смысл разобрать можно. Читаю:
«ПОТТЕРУ ВЫВОЗ СОКРОВИЩА НАЗНАЧЕН ПОСЛЕЗАВТРА ПОТЕРЯ БУДЕТ ОГРОМНА САМОЕ СТРАШНОЕ ИМ ЕГО ХВАТИТ ДЕЛАЙТЕ НЕВОЗМОЖНОЕ ИЛИ ГИБЕЛЬ».



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Воскресенье, 06.11.2016, 13:39 | Сообщение # 318
Черный дракон
Сообщений: 3229
« 196 »
Правильно, в комнатах студенты и правда сами могут убираться, а корридоры могут помыть и нарушители правил.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Четверг, 24.11.2016, 16:16 | Сообщение # 319
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Shtorm, золотые слова!


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Четверг, 24.11.2016, 16:17 | Сообщение # 320
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1423
« 504 »
Глава 51
Танни Атти сидел, сцепив пальцы, перед седобородым старцем, облаченном в светлую хламиду неопределенной формы. Глаза старца были закрыты, но трепещущие крылья носа, свидетельствовали о том, что он не спит.
— Почтеннейший Дамми, судьба нашего мира висит на волоске, и я пришел к вам за советом и помощью.
Веки старика дрогнули, но глаза остались закрытыми.
— Говори, — высоким и каким-то почти бестелесным голосом отозвался он.
Атти обрадовался.
Все получилось как нельзя кстати. Доступ к старцу открылся лишь вчера после двухгодичного затворничества. Старик принял его и готов выслушать, а это дорогого стоит. Он мог отказаться от разговора, или мог потребовать, чтобы к нему пришел лично верховный Тан. Этого, слава богине, не произошло. Значит, он будет выслушан и получит помощь или, по крайней мере, совет. Если уж старейшина друидов согласился выслушать, то он точно поможет.
— Почтеннейший Дамми, да будет тебе известно, что верховный Тан Ллир, свергнут и заточен. Из всех его приближенных лишь мне удалось предпринять шаги для того, чтобы…
— Можешь не продолжать, — прервал его старейшина друидов, — магические возмущения уже давно мне все рассказали. Знаю я и то, что многое ты затеял лично для себя, а не ради мира лепроханов…
— Но, почтеннейший…
— Не перебивай! Мне глубоко безразлично, кто именно возглавит народ лепроханов, ты или кто-нибудь другой. Все вы стоите друг друга, и выбирать из вас достойнейшего просто не имеет смысла. Так же не имеет слишком большого значения, кто из вас первым продолжит свой род. Важен сам факт данного события, а не задействованные в нем личности. Но есть тут опасность, которую ты, увлеченный своими планами, либо не понимаешь, либо недооцениваешь.
Старец сделал паузу. Танни Атти почтительно молчал.
Глаза друида на несколько мгновений приоткрылись, словно он хотел убедиться, что его собеседник здесь и внимает, и снова прикрылись.
— Ты не учел, что для успешного акта зачатия с темной волшебницей, влияние магического посредника должно быть исключительно мощным. Даже если ты выгреб из магической Британии все ее золото…
Старец взглянул на Атти. Тот самодовольно кивнул.
— … и устроишь свое брачное ложе прямо на нём, то и в этом случае тебе не хватит его силы!
Самодовольная усмешка сползла с лица Атти. Он забеспокоился.
— Но что же делать, почтеннейший Дамми? Неужели мы обречены на кровосмешение лишь с низшими магическими расами? Этого не может быть!
— Это действительно не так.
— Но что можно сделать?
— Даже самые умные и хитрые из вас тупы, как пробка, — разочарованно пробормотал старец, откидываясь в своем кресле.
Танни Атти благоразумно промолчал, всем своим сокрушенным видом демонстрируя осознание собственной ничтожности перед старым мудрым друидом. Другое поведение закончилось бы тем, что ему могли просто указать на дверь.
— Кажется, даже глупцу должно быть ясно, что нужно усилить мощь посредника.
— Но как?
— Очень просто. Нужно увеличить его вес, и межрасовое взаимодействие усилится.
Атти в растерянности хлопал глазами. Еще усилить? Он и так обобрал магическую Британию до нитки.
— Мы не можем отдаляться от барьера слишком далеко. Остальное золото в мире магов для нас недосягаемо, а золото немагов для нас бесполезно!
— Это верно, — снисходительно кивнул головой белобородый Дамми, — но ты забываешь о золоте, которое украл у вас темный маг Воландеморт.
— Горщак? Где же я буду его искать? — растерянно спросил Атти. Весь его изящный план рушился буквально на глазах.
— Это твоя забота. Ты пошел по легкому пути. Решил ограбить целую расу и преуспел, но для решения твоей новой задачи, без поисков ранее похищенного золота, не обойтись. Или твоих будущих детей будут рожать русалки или эльфийки!
Старец замолчал и устало смежил веки.
Атти лихорадочно соображал.
Немыслимо, чтобы темный маг Поттер сидел тут и ждал, пока он обыщет весь магический мир в поисках похищенного Воландемортом золота. Это может занять не один месяц. Ему нужно придумать какой-то хитрый ход. Ему нужна помощь в поисках, но получить ее негде. Кто будет искать следы темного могучего мага, спрятавшего сокровище лепроханов неизвестно где?
И тут Атти осенило. Такие поиски под силу только другому темному магу. А у него их тут целых два! Хотя нет. Грейнджер надо поберечь для деторождения. Значит, ему должен помочь Поттер! Но как это организовать? Шантаж? Обман? Вероломство?
Ну, конечно! И то и другое, и третье. Сразу и много!
— А что я с барьером Дану буду делать, если кто-то из темных магов пересечет его в ту сторону? — вспомнил Атти и чуть не схватился за голову. — Он же закроется навсегда!
Старец приоткрыл глаза, с откровенной насмешкой рассматривая Атти.
— Если не можешь что-то предотвратить, то нужно это возглавить. Закрыться не сможет то, чего уже не будет. Барьер Дану мы снимем сами. Причем, сегодня же…
Старец вдруг поднялся и прошелся по святилищу.
Атти обалдел.
Последний раз почтеннейшего друида видели на ногах лет двадцать назад. Ему прислуживал такой же древний слуга и множество магических существ. Срок аудиенции для редких посетителей тогда не превышал десяти минут, в течение которых старец слабым голосом произносил не больше двух десятков слов.
Атти исподтишка осмотрел все святилище.
Ну, животных, скажем, и сейчас полным-полно. В том числе и какие-то совсем незнакомые появились. Вот этой клетки с красной птицей, он точно раньше здесь не видел. Да и каких-то металлических сосудов и статуэток на полках явно прибавилось.
А вот старого слуги что-то не видно.
Видно не зря шептались другие друиды, что почтеннейший Дамми работает над своим омоложением. Похоже, что-то из его опытов удалось. Друиды ведь не такие, как лепроханы. Они старше их на тысячелетия.
— А что мне делать с фоморами? Я уже вызвал их для помощи в сражении. И они уже здесь.
— Знаю. Это хорошо, что они здесь. Пусть сидят и ждут своего часа! Кто сказал тебе, что битвы не будет? Ни раса лепроханов, ни раса волшебников теперь уже не смогут мирно жить друг с другом. Должна остаться лишь одна из них и уничтожить или поглотить другую…
Танни Атти впился взглядом в старца, подмечая изменения, произошедшие в нем. Но белобородый Дамми отвернулся от него, пряча в усах и бороде мудрую грустную улыбку…
* * *
Гарри ощутил вибрацию на поясе.
Сквозное зеркало? Гермиона?
Торопливо ощупывая пояс непослушными когтями, он вдруг понял, что вибрация доносится из мешка с Незримым Расширением.
Сделав знак своему отряду, чтобы тот остановился, Гарри присел и начал копаться в мешке. Потом отчаявшись, он просто перевернул его горловиной вниз и вытряхнул на землю. Тут же невидимая сила мягко отшвырнула его от развернувшейся и вздыбившейся горы самых разнообразных вещей.
— О, ё-ё-ё!
Чего тут только не было. От полусдувшегося вихря лепроханов, до Омута Памяти.
Стоп! Вот из Омута Памяти и раздавалась вибрация.
Гарри подхватил чашу Омута и заглянул в нее. Пусто. Волшебная перламутровая субстанция исчезла из нее сразу после третьего сеанса инициации, и с тех пор чаша была пуста. Даже непонятно, зачем Гермиона сунула ему ее в мешок. Но вряд ли она сделала это случайно.
Гарри склонился над чашей еще ниже. Вдруг невидимая сила втянула его внутрь, завертела и выплюнула в кабинете директора школы волшебства Хогвартс!
Он ошарашено осмотрелся по сторонам. Директриса Макгонагал сидела за своим столом. Перед ней стояла хогвартская чаша Омута Памяти.
— Профессор Макгонагал?
— Да, мистер Поттер, я воспользовалась этим способом связи, потому что сложились исключительные обстоятельства.
— Я реально присутствую здесь или это все как в воспоминании?
— Магия Омута Памяти остается неизменной, мистер Поттер. Сюда перенеслась лишь эктоплазменная составляющая вашей личности. Но для обмена информацией этого вполне достаточно.
— Здорово! Гермиона говорила мне, что между чашами есть связь, но я не знал, что она может осуществляться так буквально.
— Этого никто не знал, мистер Поттер. Директор Дамблдор сообщил мне об этой возможности перед тем, как покинул Хогвартс и свой портрет.
— Что? Дамблдор из портрета покинул Хогвартс? А это кто?
Гарри довольно невежливо ткнул пальцем в сторону Дамблдора, улыбающегося на портрете и пытающегося привлечь его внимание приветливой жестикуляцией.
— Это его бестолковый и бесполезный двойник, которого, как заявил Альбус, он оставляет здесь, чтобы не нарушать традиции.
— И куда он отправился?
— Этого никто не знает, мистер Поттер, — развела руками директриса. — Вчера он сказал, что его ожидает новое приключение, и ночью исчез окончательно. Лично для меня это большая потеря. Альбус даже после смерти оставался очень важным советчиком и помощником в сложных вопросах. Да вы и сами имели возможность в этом убедиться.
Поттер припомнил последнюю беседу, после которой покойный директор как-то сумел перебороть предубеждение Соула Крокера и посадить его за стол переговоров с темными магами.
— Это и есть те исключительные обстоятельства…
— Разумеется, нет, мистер Поттер! — перебила его директриса. — Причина, по которой я вызвала вас намного серьезнее чудачеств покойного директора.
Макгонагал подробно рассказала Поттеру о пантомиме, которую устроили гоблины у Визжащей Хижины и о результатах ее расшифровки.
— Надеюсь, вы понимаете, что происходит?
Гарри мрачно кивнул.
— Лепроханы хотят забрать золото мира магии и уйти с ним за свой проклятый барьер, оставив здесь безнадежно больной, умирающий мир. К тому же они хотят сделать это руками самих магов, которые должны грузить, тащить и охранять сокровище, которое у них похищают! Магический мир Британии своей гибелью должен оплатить возможность продолжения рода лепроханам! Цинизм и жестокость наших врагов просто запредельны, мистер Поттер. И мы должны мобилизовать все наши последние силы для того, чтобы сорвать эти мерзкие планы!
Минерва поднялась из кресла и с небывалым пафосом потрясала своими сухими кулачками над Омутом Памяти.
Гарри откинулся на спинку стула, с удовлетворением обнаружив, что горба у него за спиной нет. И на руках у него пальцы, а не когти.
— У вас есть конкретные предложения, директор? — спокойно спросил он.
Минерва с некоторым неудовольствием покосилась на него и села.
— Да, мистер Поттер. Я сформировала отряд из преподавателей Хогвартса, жителей Хогсмита и совершеннолетних старшекурсников школы.
— И много получилось?
— Почти сто магов, мистер Поттер! И они готовы выступить, хоть сейчас! Они разбиты на отряды, и каждым командует опытный маг.
— Это неплохо, — оживился Гарри.
Щеки Минервы слега порозовели. Похвала Поттера была ей приятна.
— И это еще не все. Я веду переговоры с другими магическими расами. Многие из них готовы оказать нам помощь.
На это Гарри лишь пожал плечами. Гоблины выключены из игры заклятиями лепроханов, а остальные магические расы были слишком разобщенными и малочисленными. Или проживали в другой среде. Вон русалок и тритонов навалом, но чем они могут помочь? И Поттер мысленно отмахнулся от этой информации.
Зато в его голову пришла другая мысль.
Его боевая гвардия эльфов! Его верные иголки, вооруженные довольно мощным холодным оружием, обученные и преданные. Вот они точно могут оказать реальную помощь. Но как с ними связаться в этом эктоплазменном виде? Или это не помеха?
— Я связалась с некоторыми зарубежными магами, — продолжала вещать директриса, — и попросила у них помощи. Думаю, что мы можем рассчитывать на их поддержку.
Гарри вспомнил, как скептически отзывалась о международном магическом сообществе Гермиона, и отмахнулся и от этой информации.
— Одну минуту, миссис Макгонагал. Мне нужно кое-что проверить.
Гарри потер ладони, словно примериваясь, и выкрикнул:
— Робби и Линки!
Два хлопка. И две пары огромных глаз с обожанием уставились на Поттера.
Гарри выдохнул с облегчением. Получилось. Теперь можно отдавать поручения по замку и по гвардии, не путая в это дело никого постороннего.
— Вы позволите? — спросил он у удивленной Макгонагал и отошел с эльфами в уголок, вполголоса отдавая им распоряжения.
Спустя пять минут оба эльфа с негромкими хлопками аппарировали.
— Не думала, что в этот кабинет кто-то может попасть без разрешения директора, — поджав губы, заметила Минерва.
— Это было следствием того, что вы пригласили меня в свой кабинет, профессор Макгонагал, — успокаивающе и подчеркнуто уважительно сказал Гарри, — по своей воле они сюда попасть не могут.
Макгонагал слегка пожала плечами.
— Если дело обстоит именно таким образом, то все понятно. Но не считаете ли вы, мистер Поттер, что нам уже пора составить какой-то план или договориться о дальнейших действиях?
Гарри кивнул.
— Вот смотрите, что получается, профессор. Мы не знаем, каким образом будет транспортироваться золото. Мы не знаем, кто его будет сопровождать и сколь велик конвой. Мы знаем только расположение прохода между нашим миром и миром лепроханов. И знаем, что другого прохода нет. Значит, золото рано или поздно окажется там. И нет другого места, где мы можем дать врагам бой. Пусть ваши отряды будут в полной готовности. Я предоставлю вам средство для их переброски к барьеру Дану. Наши враги должны оказаться между двух огней. Между отрядом, который уже там, вашими новыми отрядами и моей эльфийской гвардией!
* * *
Атти шагнул в коридор, ведущий к покоям светлейшей Греине, и тут же что-то твердое уперлось ему в затылок.
— Кто это? Прекратите! Я приближенный дочери богини Дану!
— Инкарцеро! Силенцио!
Атти мгновенно узнал голос Лавены. Но веревки уже опутали его руки, накрепко примотав их к туловищу. Он попробовал возмутиться, но из горла его не вылетело ни звука. Что это за магия?
— Иди вперед, — палочка вновь ткнула его в шею, — первый поворот направо.
Указанный ход вел в комнату Лавены.
Ноги танни были свободны, и на мгновение у него мелькнула шальная мысль, не попытаться ли скрыться бегством? Но далеко ли в таком виде убежишь? К тому же непохоже, что Лавена действует с ведома Греине, а это может оказаться, как опасным, так и весьма интересным и многообещающим поворотом событий. Все равно ему надо перекраивать весь план. Послушаем, чего хочет от него подружка «дочери богини».
Танни Атти кивнул головой и покорно шагнул в темный зев коридора…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Воскресенье, 27.11.2016, 06:14 | Сообщение # 321
Черный дракон
Сообщений: 3229
« 196 »
Спасибо за продолжение. Лишь бы в битве они друг друга не поубивали


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, в работе)
Страница 11 из 11«1291011
Поиск: