Армия Запретного леса

Понедельник, 25.03.2019, 05:28
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. В этом году реклама никому не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Наш форум теперь без навязчивой рекламы!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 12 из 12
  • «
  • 1
  • 2
  • 10
  • 11
  • 12
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, в работе)
В качестве подарка
alexz105Дата: Четверг, 19.09.2013, 20:52 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Автор: alexz105, PrinzConsul (до 10 главы)
Бета: senezh до 3 главы, Секира с 4-ой главы
Пейринг: Гермиона Грейнджер/Гарри Поттер, Люциус Малфой, Драко Малфой, Луна Лавгуд
Рейтинг: R
Жанр: AU/Romance
Размер: Макси
Статус: В процессе
События: ПостХогвартс, Волдеморт побежден, Сильная Гермиона
Саммари: Великий подвиг совершен, но главный герой вновь в опале. Магический мир отравлен страхом и подозрительностью. Пропал мощнейший артефакт. Беды сыплются одна за другой. Можно впасть в отчаяние, а можно все как следует организовать вплоть до подарка на День Рождения себе любимой...
Продолжение следует!)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 22.08.2017, 20:08 | Сообщение # 331
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 59
Гарри с отвращением протискивался сквозь студенистую массу, которая, жадно чавкая, норовила ухватить его, то за руку, то за ногу, а то и вовсе оплетала его грудную клетку и сжимала ее с нешуточной силой.
Будь на его месте обычный маг, он давно уже был бы разорван и поглощен этим чертовым «киселем». Преграда была не шуточной, и в ее создание было вложено столько магической энергии, сколько Лорд не потратил за всю битву за Хогвартс.
- Чего же ты добивался, ублюдок? И что там у тебя еще припасено впереди? – пробормотал Гарри про себя, потому что открыть рот в такой ситуации было бы самоубийством.
Единственным органом чувств у него оставались глаза. Все тело, уши, рот и прочие уязвимые отверстия Гарри предусмотрительно заглушил крепчайшими керамическими пробками, которые не спрашивая его, частично проникли и вглубь тела, что доставляло жуткие неудобства при каждом движении. В области ануса Поттер и вовсе чувствовал себя частично нанизанным на шампур, как дикий кабан, подготовленный к жарению на вертеле.
Глаза же его были прикрыты толстыми выпуклыми линзами, отдающими перламутром, поэтому вся муть, окружающая его имела ярко выраженный жемчужный отблеск.
«Когда же закончится эта чертова кишка, переваривающая любую органику?» - с раздражением подумал Гарри, и тут же уловил угрожающее движение слева.
Тяжелый, жесткий хлыст, усеянный блестящими шипами, возник вдруг из перламутровой мути и ударил его в правый бок. Раздался приглушенный треск, и бедро обожгло, словно кипятком.
« Вот они Лордовы сюрпризы!»
Хрупкая керамика не выдержала удара и треснула, пропустив к незащищенному телу едкий «кисель». Ну, сука! Мы еще посмотрим!
Гарри остановился и быстро зарастил разбитую оболочку клейкой массой, чем-то напоминающей резину. Одновременно он напрягся и выдавил из своего бедра переваривающие его соки. Осталось лишь легкое поверхностное жжение уже поврежденной кожи и плоти под ней.
Ясно было, что это только начало. Лорд был совсем не простак и кроме едкого «киселя» припас для врага сюрпризы, которые грозили превратить защиту врага в разбитую яичную скорлупу.
«Депримо!» - невербально ударил Гарри в мелькнувший справа «хлыст», и тот рассыпался на куски, не достав до своей жертвы.
«Экспульсо! Протего! Депримо! Протего Максима! Сектум Семпра!»
Гарри обрушил всю массу заклинаний перед собой. И это вроде как помогло, и тут же пропустил удар сзади!
«Депримо скопус! Протего скопус!»
Гарри дрался не на жизнь, а на смерть, понимая, что настала кульминация его прорыва. В дополнение к заклинаниям, он делал резкие прыжки, то вправо, то влево, падал на каменный пол и подпрыгивал вверх, с трудом отражая внезапные удары защиты Лорда…
И вдруг все закончилось!
Свет в проходе стал ярче, «кисель» с чавкающим звуком сожаления раздался перед ним, в последний раз стальной хлыст распался на куски перерубленный сектумсемпрой, и вот он оказался на пороге обширной пещеры открытого объема незаполненного склизкой дрянью.
«Неужели, прорвался?» - удивился измотанный Поттер.
Под керамической броней пот лил с него градом и тонкими струйками вытекал через трещины и сколы. Чувствуя себя обоссавшимся пуделем, Гарри сделал несколько шагов вперед и обернулся.
Абсолютно чистый проход, ведущий в пещеру, предстал перед ним, словно не буйствовала в нем мгновение назад хищная органика и не хлестали в ней сверхтвердые хлысты. Прочем, какая-то легкая дымка заволакивала его, и ни Драко, ни Люциуса видно не было.
«Ну, Лорд, ну, мастер! Через такое, наверное, никто из авроров не прошел бы. Да и Дамблдору пришлось бы постараться, а годы у него уже не те!»
Гарри, наконец, повернулся, чтобы рассмотреть содержимое пещеры и присвистнул от удивления.
Перед ним высилась могучая магловская военная машина на гусеницах с орудием на башне, в которое без труда мог влезть нюхлер средних габаритов.
- Это же танк! – в голос громыхнул он, и керамическая оболочка обвалилась с него, как штукатурка с обрушаемого здания. Затычки выпали из ушей сами, а вот пробку из задницы, морщась и ругаясь, он извлек самостоятельно и, сморщившись, швырнул ее в угол.
Его темная магия набрала полную силу и уже без его участия управляла защитой, удаляя излишнюю «амуницию», не дожидаясь команд владельца. Период адаптации к знаниям, хранившимся в Омуте Памяти Гриндевальда, миновал. И теперь Поттер пользовался ей, как привычными заклинаниями, не вкладывая в это дополнительных усилий.
- А вот и Горщак!
Гарри осмотрел огромную волокушу, в которую был впряжен танк тяжелыми тросами. По объему и внешнему виду весило это сокровище не один десяток тонн, и можно было лишь догадываться, как Лорду удалось затащить сюда эту махину, даже с учетом применения тяжелого магловского танка.
Кстати, насчет танка.
Гарри с любопытством обошел его кругом, всматриваясь в многочисленные трубки и ящики, опоясывающие башню и борта этого монстра. На каждой из этих навесок серыми надписями красовались какие-то цифры и буквы, которые ему ровным счетом ничего не говорили. Часть брони с задней стороны была вскрыта и ободрана неведомыми силами. Под ней блестела керамика, тоже местами разобранная, до следующего металлического слоя.
- Так вот из чего Лорд мастерил свои хлысты и прочую хрень. Вот уж не ожидал, что маглы могут делать такие страхуилы. Сколько сюда труда и денег вбухано, подумать страшно. И все ведь они делали без всякой магии.
Гарри покачал головой и напоследок решил заглянуть в дуло орудия, которое выглядело, как жерло маленького вулкана. Тут же его изощренный слух уловил непонятное жужжание и короткий щелчок. Осознав, что это не к добру, Поттер рухнул на пол пещеры и зажал уши.
Шестое чувство (нормальное для темного мага) его не обмануло. Со страшным грохотом орудие выстрелило прямо в зев прохода, ведущего в пещеру. Во все стороны брызнуло каменное крошево, пространство заволокло серым дымом, а барабанные перепонки юного мага, несмотря на прижатые ладони, выключились, то ли на время, то ли навсегда…
- Пиздец Малфоям, - выдавил из себя Гарри, сам не слыша нецензурной эпитафии своим спутникам, протирая запорошенные пылью глаза. – Надо понимать, что это прощальный салют от Реддла. Вот сука хитрожопая!
Рядом с Гарри упал здоровый камень. Подняв глаза вверх, он убедился, что весь потолок пещеры пошел трещинами. Этого только не хватало. Сейчас завалит всю пещеру и получится маленькая братская могила. Он вскочил и полез наверх к открытому люку танка. Такую махину за раз не раздавит, а там что-нибудь и придумается. Ходить сквозь камни он умеет, вот только Горщак…
Захлопнув крышку люка, Гарри с тоской осмотрел пульт, на котором красовалось не меньше трех десятков кнопок и рычажков.
Да еще педали какие-то под сидением. На автомобильные похожи. Близнеца бы сюда.
Глядишь, и разобрались бы.
Стоп!
Но ведь Воландеморт был здесь и разобрался в этой механике. Обрывки его воспоминаний не могли раствориться в пространстве кабины за такое короткое время. Ну-ка, попробуем их нащупать.
Меж тем по башне пару раз здорово ударило. Потолок продолжал сыпаться и неизвестно, чем это закончится.
Стараясь не думать об этом, Гарри положил руки на приборную панель. Вот его указательный палец потянулся к одной из кнопок. Главное не мешать рукам своими мудрствованиями. Есть общая задача – двинуться вперед. И пусть его магия по крохам собирает остатки флюидов, задержавшихся здесь со времен, когда тут командовал Лорд.
Так. После нажатия этой кнопки, целая гирлянда огоньков загорелась на приборной панели. В основном все красные. Но есть и зеленые. Так. Теперь вторая кнопка и вот этот рычаг. Где-то внизу рявкнуло, и танк мелко задрожал. Количество красных кнопок сразу резко убавилось, но некоторые стали мигать. Вот мерзость магловская, попробуй разберись.
Перед Гарри вдруг вспыхнул экран. Он даже отшатнулся от неожиданности, а потом внимательно всмотрелся. Четкость и яркость изображения были просто великолепными. Перед ним маячил зев тоннеля, который привел его сюда. Сверху продолжали сыпаться камни, правда, редко и некрупные.
- Ага. Кажется, мы готовы к движению! – крикнул в восторге Поттер и тут же замолчал.
Из тоннеля выполз весь серый от пыли человек и умоляюще замахал руками.
- Драко? Уцелел, паршивец, значит жить тебе долго и счастливо.
Гарри быстро выбрался из люка и, перекрикивая рычание двигателя, заорал:
- Ты один? Где отец?
- Он тут рядом! Нога перебита! Мне не остановить кровь. Помоги, Поттер!
- Тащи его сюда Левикорпусом!
Драко в ответ показал лишь свою измочаленную волшебную палочку.
- А чтоб вас всех приложило и трахнуло! – выругался Гарри.
Пришлось вылезти и вслед за малфенышем пробежать полсотни ярдов до места, где гордый аристократ сидел, держа в руках свою ногу, держащуюся на лоскутке плоти. Кость была перебита и торчала с обеих сторон странно белого цвета на фоне струящейся крови.
Кое-как соорудив лангету и примотав к ней ногу Люциуса обрывками мантии Драко, они вдвоем дотащили аристократа и не без труда загрузили его в задний люк.
- Надо уходить. О лечении здесь не может быть и речи.
Голый Драко лишь согласно кивнул. Он вошел в режим полного подчинения Поттеру и кроме него не надеялся уже ни на кого.
Другое дело Люциус.
- Мистер Поттер! – сообщил он вдруг совершенно спокойным тоном. - Здесь на экране передо мной изображены снаряды. Это боезапас. Он показывает, что орудие не заряжено.
- Так зарядите, если можете!
- Есть, сэр.
Не воспринимая всерьез бредни Люциуса, Поттер попытался сдвинуть танк с места. С третьей попытки это ему удалось.
- Поехали! – заорал он, когда монстр, волоча за собой Горщак, двинулся к проходу.
- Орудие заряжено, - сообщил вдруг Люциус.
Драко лишь недоуменно покрутил головой, а Гарри не то чтобы насторожился, но, как бы принял к сведению удивительное заявление аристократа.
- Стрелять только по моей команде! – рявкнул он на всякий случай.
Ярдов сто они проехали без проблем, потом на их пути показался изгиб, образовавшийся из-за обрушенного свода. Танк нырнул в него, и сразу жалобно заскрипели тросы волокуши с Горщаком. Гарри, не долго думая, сдал назад.
- Сэр Малфой! Залп!
Драко расширенными глазами смотрел на Гарри, который уже дал полный газ.
- Есть, сэр!
Грохот выстрела, взрыв, жалобное скрипенье канатов и грохот обвала слились воедино!
Танк, ревя всеми своими турбинами, пер вперед почти заваленный обломками скалы. Вдруг впереди блеснул дневной свет, а за ним и солнце. Солнце!
Скрипя всеми своими гусеницами, рычагами и чуть не рвя канаты волокуши, танк весь в сером дыму и пыли вырвался из подземелья, прополз по какой-то поляне несколько десятков ярдов и врезался в ограду сложенную из огромных валунов. Гарри резко затормозил. Сквозь пролом мелькнули знакомые обводы строения.
Это была хижина Хагрида…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 10.09.2017, 18:47 | Сообщение # 332
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 60
— Ментис Апарекиум модус кауза! – старик чувствовал почти панику, понимая, что произойдет через несколько мгновений.
Гермиона вздрогнула всем телом. Ее голова опустилась вниз, а плечи сгорбились. Но, как и подозревал Дамблдор, неприятности не заставили себя ждать.
Грейнджер резко развернулась к старцу.
- Экспелиармус! Инкарцеро!
Дамблдор не стал сопротивляться, хотя и мог отразить нападение девушки. Его личная свобода не играла в данный момент никакого значения. Сейчас все зависело от того, какие решения приняла Грейнджер!
В два прыжка девушка подскочила к двери и через полминуты втолкнула в келью Дамми связанных Атти и Лавену, тьфу, Лавгуд, разумеется.
- Ну, вот теперь мне все более или менее понятно, лукавые друзья и враги мои! Ну, ты, тварь лепреконская, с тобой все понятно. Тебе чужой мир отравить и умертвить – раз плюнуть! – рявкнула она в лицо Атти с такой яростью, что тот отшатнулся.
- С вами, почтеннейший Дамми, тоже все ясно. Перебрались в новый мир и помогаете ему за счет старого, в который обратной дороги вам нет. Подло, но понять вас можно, уважаемый профессор! – старик сидел с закрытыми глазами, лицо его было бесстрастно.
- А вот как понять твое предательство, милая Лавгуд? Всегда была этакой дурочкой с переулочка, над которой потешалась и издевалась вся школа, и вдруг такое изощренное коварство?
В ответ на это обвинение черты лица Луны вдруг заострились, и она с такой ненавистью ответила на угрожающий взгляд Гермионы, что теперь отшатнулась уже сама Гермиона.
- Если ты винишь меня в смерти Лонгботтома, то я…
Лавгуд вдруг резко и презрительно расхохоталась, показав острые зубы.
- Ах, вот как! – Гермиона прищурилась. – А ты сильно изменилась за лето. Тем проще. Лучше иметь дело с откровенными врагами, чем с лживыми и двуличными друзьями…
- Мисс Лавена, - вдруг подал голос старец из-за своего стола. – Так вы смогли ответить себе на тот вопрос, который я задал вам, как самый главный для вас? Когда началась ваша ненависть…
- Замолчите! Ей вовсе не обязательно знать, о чем идет речь, - недовольно прошипела Луна. – Да, я все вспомнила.
- И это хорошо, - спокойно кивнул Дамми и, как ни в чем не бывало, закрыл глаза.
- По-моему, я зря даю вам возможность общаться, - опомнилась, наконец, Гермиона. – Три раздельные камеры, отделенные толстыми каменными стенами, будут для вас в самый раз. Вот там я и поговорю с каждым из вас по отдельности.
- Стража!
Звякнув кольчугами и мечами, в келью вошло несколько воинов-лепроханов.
- Внимание и повиновение, о светлейшая Греине!
- В центральную башню всех троих в разные камеры. К каждым дверям выставить караульных и усилить охрану снаружи. Выполняйте!
Дамми восхитился, как быстро Грейнджер удалось превратиться из божества этого мира в его единоличного правителя. Правительницу. Жесткую, властную, а теперь еще вооруженную своей памятью и магией, и полностью лишенную старых эмоций, которые сейчас только повредили бы делу.
А пока все идет по его плану. Теперь не подвела бы Лавгуд…
* * *
Гермиона, обхватив голову руками, застыла на своем троне. Допросы пленников прошли очень по-разному.
Атти, беззащитный перед арсеналом заклинаний Грейнджер, выложил все, как на духу. Он знал много. Чертовски много. И вся эта информация бурлила сейчас в голове девушки, мешая вычленить и понять что-то очень важное. Может быть, самое важное из того, что она узнала за последние часы.
Она уяснила для себя общую диспозицию армий двух миров и знала, что Поттер занят поиском Горщака. Что отряд Хогвартса сидит в Ливерпуле, и следит, чтобы лепроханы не начали погрузку золота магического мира Британии на эскадру пиратов. Что работники министерства магии стерегут это сокровище и полностью подвластны своим лепроханским хозяевам из секретной службы, которой руководит сам Атти. Что совсем рядом со столицей притаилось грозное войско фоморов, которое по своей мощи превышает как силы отряда Робардса Гавейна, спешащего сейчас к побережью, так и силы отряда Хогвартса.
Она узнала, что сами лепроханы могут выставить до тысячи бойцов, вооруженных на средневековом уровне. А две сотни друидов готовы обеспечить им магическое прикрытие. И они ожидают лишь команды, чтобы выступить к месту генерального сражения.
Она из своих собственных воспоминаний выудила наличие эльфийской гвардии Поттера, которая может достигать пятисот бойцов, если они проведут полную мобилизацию всех домовых эльфов и вооружат их соответственно. Не стоило сбрасывать со счетов и тот факт, что домовые эльфы владеют собственной магией, которая может быть опасна не только для волшебников министерства, но и для фоморов с друидами.
Информации от Атти она получила целое море. Осталось только ее систематизировать и, дементор все возьми, определить свое отношение к тому катаклизму, который намечался в самые ближайшие дни.
Допрос Дамблдора или Дамми, как он сам отзывался, по информации оказался равен нулю. На все ее вопросы старик лишь улыбался себе в бороду, а проникнуть в его сознание оказалось невозможным. Старший по опыту темный маг просто не пустил ее в свое сознание. Впрочем, одну фразу он все же произнес, но что она означала?
- Милейшая Греине, в этой войне все решит не количество мечей и волшебных палочек, а только мощь и воля темных магов, вовлеченных в этот конфликт!
И все.
Остальное ей предлагалось додумать и решить самостоятельно. Почему старик выбрал ее, а не Поттера? Над этим стоило подумать.
Допрос Лавены вообще прошел со знаком минус.
Лавгуд даже не повернулась в сторону Грейнджер. Окружила себя какой-то дымкой и игнорировала все вопросы. Откуда у этой весьма посредственной райвенкловки знания о такой защите, оставалось лишь догадываться. Мелькнула мысль, что появилась она не без помощи Дамблдора, но зачем? С какой целью старик снабдил ее такой ментальной защитной мощью, так и осталось загадкой.
От бессилия Грейнджер пообещала своей пленнице вечное заточение в этом тауэре, но никакого ответа не получила.
Оставив напротив Лавгуд и Дамблдора два жирных знака вопроса, Гермиона задумалась над фразой старца о решающем противостоянии темных магов.
Медленно упорядочивающиеся мысли привели ее к неожиданному сравнению двух миров. И тут девушка обрела, наконец, способность думать четко, строго и аналитически.
Что из себя представляет мир магической Британии?
Архаичное мироустройство. Общество, погрязшее в страхе, интригах, многовековом напластовании диких и дичайших представлениях о светлой и темной магии. Общество, разделенное на касты более строго и непримиримо, чем в одиозной Индии. Общество, страшащееся любых социальных, имущественных или политических перемен.
Не случайно оно стало такой легкой жертвой первой же атаки более молодого и варварского мира, не слишком разборчивого в способах достижения своей цели.
Заслуживает ли такое общество самопожертвования его защитников или хотя бы элементарного сочувствия?
Вот вопрос, так вопрос. Интересно, почему он раньше не приходил ей в голову? Почему она без оглядки бросилась на спасение этого уже смердящего полутрупа, и можно ли его оживить для новой полноценной жизни?
Ответ один – эмоции. Сладкие воспоминания о годах, проведенных в Хогвартсе, хоть к ним и примешивалась горечь понимания своей неполноценности в кастовом устройстве этого мира. Желание возвысится над судьбой, которая была обречена на поражение под давлением многовековых традиций и предрассудков этого мира магической Британии. Вот что двигало ей.
Ну и, конечно, привязанность к Гарри, которую она поспешно назвала любовью. Любовью к человеку, которого она на общем контрасте поспешно записала в герои, в преобразователи, в защитники этого загнивающего мира…
А была ли эта любовь?
«А был ли мальчик?»
Сейчас, лишенная эмоций, она как под увеличительным стеклом рассматривала их взаимоотношения, бесстрастно, как хирург прокручивала в памяти все его дела, поступки, постельные сцены, разговоры, споры, сумасбродные выходки и…
И с ужасом понимала, что НИЧЕГО ОСОБЕННОГО в Гарри Поттере НЕТ!
Нет! И возможно, никогда не было. Она сама придумала себе своего героя, и чуть было не снабдила его самым мощным артефактом современности – Бузинной Палочкой!
Гермиона вздрогнула всем телом. А ведь спасение Поттера, его укрытие и опека над ним весьма похожи на некую победу над этим «героем магического мира».
Она кинулась к ларцу, в котором хранила все свои артефакты, включая сумочку с Незримым Расширением. Нащупав в ней холщовый сверток, она, не колеблясь, развернула его, и пальцы ее трепетно легли на резную рукоятку Старшей палочки. Вопреки ожиданиям, в этот раз по ее руке потекло тепло, с острия палочки полетели слабые искорки. Гермиона, упрямо сжав зубы, подняла палочку и взмахнула ей!
Мощный сноп искр, вырвавшийся из острия, недвусмысленно подтвердил – Старшая палочка признала ее и готова повиноваться!
- Герольд, передайте мой приказ всему войску фоморов, ополчению лепроханов и сообществу друидов приготовиться к срочному выдвижению к побережью! Жду вашего доклада через два часа!
***
Танни Атти лежал на узком каменном ложе, слегка прикрытым козьими шкурами посредственной выделки. В его камере вполне отчетливо пованивало запахом мочи, пота и какой-то душной кислинкой, которую дает запах немытого человеческого тела.
Все его хитроумные комбинации и вся огромная работа, проделанная в магической Британии – все это летело псу под хвост из-за темной колдуньи Грейнджер, которая сегодня легко и свободно прочитала все его тайные мысли, как раскрытую книгу.
Чем выше вознесешься в мечтах, тем дальше лететь до земли.
Атти скрипнул зубами и заворочался на своем ложе, ища положение, при котором небрежно уложенные кирпичи не впивались бы в ребра, как раскаленные пики.
Именно сегодня наступил день его тысячелетия, который по плану должен был ознаменовать новую эру в существовании расы лепроханов.
Ознаменовал. Тюрьма и никаких шансов выйти на свободу и осуществить замыслы, которые он лелеял не одну сотню лет!
Вдруг в полной тишине самой надежной страшной тюрьмы столицы раздался тонкий отчетливый скрип.
Атти насторожился и замер вслушиваясь.
Скрип повторился.
Мутный свет отдушины под потолком поддерживал в камере постоянный полумрак, который лишь иногда разгоняли факелы охраны и свечи прислужников, которые приносили отвратительную пищу и меняли ночной горшок. Поэтому рассмотреть что-либо в таком полумраке было очень трудно.
Приходилось ориентироваться на слух. И Атти показалось, что непонятный скрип доносится со стороны стены, противоположной его убогому ложу.
Быстро соскочив на пол, он почти на ощупь направился в сторону источника непонятных звуков. Достигнув стены, он начал шарить по ней руками, а потом приложил ухо к холодному камню.
Скрип и потрескивания стали ближе. Что это могло быть. Атти, хоть и был лепроханом неробкого десятка, почувствовал, как между лопаток его потек холодный пот.
Ему уготовили казнь? Сейчас эта стена рухнет и погребет его под своими обломками?
Он слегка отпрянул, не отрывая рук от стены, чтобы вовремя среагировать на опасность. И в этот момент почувствовал, как камень под его правой рукой стал горячим и словно потек у него между пальцами, как глина. Не успев, ни испугаться, ни отпрыгнуть, он почувствовал, как его ладонь сжала теплая человеческая рука!
Тут впору было заорать от ужаса, но он, как завороженный смотрел, как из стены напротив него выдвинулся сквозь камень человеческий силуэт, и чья-то рука легла на его губы, словно призывая к молчанию.
Невольно он сделал шаг назад, но человеческий силуэт тут же последовал за ним, отделившись от стены, которая, легко пропустила его, лишь слегка осыпавшись в след за ней мгновенно твердеющей каменной крошкой.
- Кто ты? – окостеневшим языком прошептал Атти.
- Ты же хотел получить темную колдунью на свое совершеннолетие? Вот я и пришла.
Атти попытался рассмотреть свою гостью, но сумрак в камере вдруг сгустился до непроницаемого мрака.
- Кто ты? – повторил он тупо. Мысли в его голове смешались в нечто совершенно беспросветное. Он почувствовал внезапную слабость во всем теле и на ее фоне совершенно неожиданную и настойчивую пульсацию внизу живота.
- Молчи! – шепнула его нежданная гостья. – Не мешай мне превратить это убогое место в нечто более достойное для первого мужского опыта лепроханов.
Она слегка толкнула его с грудь. Атти послушно плюхнулся задом, ожидая встретить седалищем вонючие шкуры и острые кирпичи, но вместо этого ощутил упругость и мягкость просторного ложа.
Его гостья бормотала что-то скороговоркой, в которой довольно часто повторялось заклинание «Эванеско».
- Ты готов принять в свои объятья первую женщину, которая пришла к зрелому лепрохану?
- Великая Дану! За что мне такая честь? Я грязен, вонюч, немыт. Я ничего не умею! – в голосе Атти прорвалась паническая нотка.
- Сними с себя все, - прошептала гостья, словно и не слыша уничижительных признаний тана.
Тот беспрекословно подчинился. Пульсация в низу живота лишала его воли сильнее, чем самые мощные заклинания Подвластия. Да он мечтал об этом сотни лет, но и в кошмарном бреду не мог представить себе, что это произойдет именно так.
Оставшись без одежды, он слегка поежился и тут же его тело омыли холодные струи Очищающих заклинания, не оставляя без своего внимания даже самые укромные и интимные части и уголки его тела. Воздух в камере наполнился запахом благовоний, напрочь вытеснив всю мерзость тюремного бытия.
- Великая Дану! Воистину прекрасны чудеса твои! – пробормотал совершенно сбитый с толку Атти.
Гостья не теряя время на разговоры и объяснения, прильнула к нему своим обнаженным телом. Танни почувствовал упругость груди, податливую мягкость живота, касание бедер и последние остатки разума улетучились из его головы.
Он прижал к себе это неизвестно откуда пришедшее к нему чудо, остро ощущая свою мужскую несостоятельность. Ведь он ничего не знает об отношениях с женщинами.
Что делать? Делать-то что?
- Я помогу тебе, - прошептала незнакомка, - но будь терпелив и нежен. У меня это тоже в первый раз.
Рука девушки скользнула вниз живота Атти, и он вздрогнул всем телом от сладкой истомы, когда ее нежные пальцы охватили его напряженную плоть.
- Я схожу с ума, - прошептал он пронизываемый ощущениями, которые ни в каких своих грезах не мог и представить.
Мягкое ложе приняло их разгоряченные тела. Девушка оказалась сверху. Атти даже не пытался взять инициативу на себя, во всем доверившись этим нежным рукам и умопомрачительному телу.
- Входи. Только осторожно.
Тело Атти дугой выгнулось вверх.
- Осторожно!
Умерив свой пыл, он почувствовал, как его плоть дюйм за дюймом проникает в глубину девичьего тела. Короткий вздох боли, и вот ее руки легли на его ягодицы, словно приглашая к более активному эротическому танцу.
- Ты восхитительна! Ты на веки моя! – бормотал Атти, вряд ли понимая, что говорит.
Танец их тел все убыстрялся. Но первый опыт не мог продолжаться слишком долго. Неискушенный в любовных делах Атти быстро закипел душой и излился в первое в истории народа лепроханов женское лоно.
Короткий сон свалил его, как магический морок. В ушах шумел морской прибой, а тело все еще не верило своему счастью и наслаждалось близостью с девичьей плотью.
Между тем в камере неожиданно посветлело. Два магических светильника повисло по углам камеры, освещая ложе соития.
Атти открыл глаза. И не поверил им. На его широкой груди разметались серебристые локоны Луны Лавгуд!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 07.02.2018, 22:44 | Сообщение # 333
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 61
Ногу Малфоя пришлось врачевать двое суток. Аристократ мужественно перенес все манипуляции колдомедиков со стеклянными глазами, которых притащил в Хогвартс Драко.
Поттер в это время пропадал часами неизвестно где, и с каждым возвращением в Хогвартс становился все мрачнее и мрачнее. Связь с Атти пропала, Робардс Гавейн и Соул Крокер на его вызовы тоже не отвечали. Лишь монотонные доклады Макгонагал информировали его о том, что золото магической Британии по-прежнему в порту Ливерпуля и погрузка его на корабли пиратской эскадры еще не началась. Беспокойство за Гермиону очень острое вначале с каждым днем притуплялось. Он не понимал в чем дело. Словно часть натянутых между ними нитей уже оборвана, а оставшиеся потихонечку рвутся одна за другой. Это было странно, необъяснимо и болезненно. Но здраво мыслить не мешало. Поттер рыскал по наполовину опустевшей стране в поисках союзников и ответов на оставшиеся нерешенными загадки.
Посетил он и свой замок. И с удовольствием убедился, что его эльфийская гвардия не растерялась, не разбежалась, а верно несет службу по охране замка. А заодно пополняет свои ряды и создает новые отряды. Теперь в замке терпеливо дожидались приказов своего принца три дружины – три отряда по сто девяносто три бойца в каждом!
Рискнул он посетить и гоблинские кварталы. Носатые финансисты сначала перепугались до судорог и потребовали, чтобы Поттер не приближался близко, но выслушав его рассказ о последних событиях, немного приободрились. Локтеворот пообещал, что они соберут свой совет, но буквально умолял Гарри не переступать черту, отделяющую гоблинские кварталы от Лютного переулка. На том и порешили. Гоблины взяли на размышление двое суток, хотя Гарри их поторапливал.
Впрочем, связного плана действий у Поттера еще не было, и это время он мог подождать.
Возвратившись поздно вечером в лачугу лесничего, он с неудовольствием осмотрел Хагрида, завалившегося в шубе на кучу золота со своим зонтиком в обнимку.
- Охранник, блин! Опять дрыхнешь?
Получив в качестве ответа несколько раскатов богатырского храпа, Гарри шагнул через порог хижины, скинул кроссовки и с наслаждением рухнул на гигантскую кровать лесничего. Драко проводил ночи в Больничном крыле рядом с отцом, который хорошо шел на поправку, но самостоятельно ходил еще с трудом. Было бы неплохо перекусить, но стряпню Хагрида Гарри пробовать не рискнул, а тащиться через весь замок на кухню к эльфам – об этом и подумать страшно было! Короткий сон сразил его, как удар кинжала наемного убийцы.
В поплывшем сознании перед его внутренним взором появилось яркое пятно. Оно было расплывчатым и бесформенным, но вот, словно фотограф навел резкость на своем аппарате, пятно обрело резкость и превратилось в лицо Гермионы. Девушка мрачно смотрела прямо перед собой. Поттера она точно не видела, хотя ее послание предназначалось именно ему.
«Здравствуй, Гарри. Надеюсь, мой мысленный посыл найдет тебя, где бы ты ни находился. Агентура Атти доложила, что тебе удалось найти Горщак лепроханов. Но транспортировать его к побережью ты не торопишься. Признаюсь, меня это удивляет. Ты, зная, что моей жизни угрожает опасность, не спешишь мне на помощь? А как же наша любовь? Или тебе нужен был от меня только секс? Спеши переправить золото в Дублин и далее за барьер Дану. Сопротивление погубит остатки не зараженных магов Британии. Они все полягут в неравной битве. Ты даже не представляешь, какие силы сейчас на стороне лепроханов. Магам не устоять в битве, а с их гибелью погибнет и вся магическая Британия.
Если ты будешь благоразумен, то взамен золота сумеешь забрать с собой свои отряды и лекарство от паразитов, чтобы излечить тех, кого еще возможно спасти. И я останусь цела и невредима, хоть мы никогда больше не увидим друг друга.
Так надо. Это предопределено…»
Гермиона улыбнулась холодной улыбкой и, потеряв резкость, ее лицо вновь слилось в неразличимое яркое пятно. Сердце Поттера пропустило удар, он резко вздрогнул всем телом и проснулся.
- Что за еб… Гермиона! Ничего не понимаю…
Гарри бросился в замок, искать Омут Памяти, чтобы посмотреть сновидение в воспоминании еще раз.
Правда, одного раза оказалось мало. Он посмотрел его раз десять, отмечая все тонкости в послании, все странности в интонации и мимике любимой девушки.
Любимой? Да. В этом он не сомневался.
А вот речи Гермионы демонстрировали полное равнодушие и холодность. Так не разговаривают с любимым человеком. Так разговаривают с деловым партнером. Бывшим партнером. Она даже не послала ему воздушный поцелуй, прощаясь навеки. Можно было предположить, что девушка под Империусом, но на темных магов это заклинание не действовало.
- Что же они там с тобой сделали? – вытирая злые слезы, прошептал Поттер, прослушав послание в последний раз. Теперь он уже выучил его наизусть.
Пора выключать эмоции и включать голову.
Под громадными силами на стороне лепроханов, очевидно подразумевались фоморы. Но благодаря Драко он знает об этом. Объединенная мощь друидов ему так же известна. Бороться с ней можно. Войско лепроханов он тоже видел в деле. Бойцы сильные, но победить их можно. Что еще? Шпионы Атти? Эскадра пиратов-призраков и изгоев-вампиров? Вампиры Дублина? Отравленные авроры и сотрудники министерства?
М-да. Немало получается, но на непреодолимую мощь не тянет. Да и компания получается разношерстная. Создать из таких разнородных сил сплоченную армию – не так-то просто. Хотя Атти редкостный мерзавец и неизвестно, какую крапленую карту он припрятал в рукаве…
Гарри ворочался на лежанке до самого утра, но к окончательному решению так и не пришел.
* * *
Вызов от гоблинов пришел утром, стоило Поттеру, наконец, задремать.
Его срочно просили прибыть в гоблинские кварталы, прихватив с собой меч Гриффиндора.
Вот так. Не больше и не меньше.
- А посох Мерлина в придачу им не нужен? – взбеленился Поттер. – Опять двадцать пять за рыбу деньги!
Неужели меч Гриффиндора вновь станет разменной монетой за гоблинские услуги? В прошлый раз меч у Крюкохвата не задержался и вернулся в Распределяющую Шляпу. Но на этот раз носатые ростовщики могли придумать что-то похитрее. Гарри задумался было, но через четверть часа ноги уже несли его в кабинет директора Хогвартса. Сквозь горгулью на входе он прошел легко. Просто протиснулся через каменную статую и все. А вот уговаривать Распределяющую Шляпу пришлось долго и упорно. Чертов артефакт оказался ужасно упрямым и сварливым. Ни ссылки на завещание Дамблдора, ни прямая связь с Макгонагал через Омут Памяти, не могли заставить Распределяющую Шляпу расстаться с мечом Гриффиндора. К тому же слыша все разговоры в кабинете директора, она была уверена, что Поттер стал темным магом и ничего гриффиндорского в нем не осталось.
На этом Гарри ее и подловил.
- Профессор Дамблдор говорил, что извлечь меч из тебя может только истинный гриффиндорец.
- Ну и что? – сварливо отозвалась шляпа со шкафа.
- Покажи рукоять меча. Если я не смогу его взять – значит, ты права.
- Хм! – задумалась Шляпа. – Будь по-твоему. Позови меч.
- Мне, Гарри Поттеру, нужен меч Гриффиндора! – с замиранием сердца торжественно изрек Гарри.
Шляпа пошла легкой дымкой и вдруг из нее показалась украшенная огромным рубином рукоятка меча Гриффиндора.
- Ладно, - вздохнула шляпа, - твоя взяла, забирай, но храни как зеницу ока!
Поттер вытянул меч из шляпы и вздохнул с облегчением.
Можно отправляться в Лютный переулок, вот только Драко надо с собой прихватить на всякий случай… не помешает…
* * *

Гоблины встретили их, стоя в торжественном строю стройными черными квадратами по сто пятьдесят носов на отряд. В руках их поблескивали именные затрапезные ножи, странно увеличившиеся в размерах.
Поттер с Драко застыли перед чертой, отделявшей Лютный переулок от их кварталов.
Перед строем гоблинов появился Локтеворот. На его лице застыла странная маска скорби и торжества одновременно.
- Уважаемый сэр Гарри Поттер! Сообщество гоблинов готово сообщить вам свое решение!
- Я слушаю, - начало беседы и общая обстановка серьезно озадачила Поттера.
- Вы принесли меч Гриффиндора, сэр?
- Да. Он со мной.
- Извольте предъявить.
- Пожалуйста. Но только из моих рук.
Гарри щелкнул пальцами. Под мышкой у Драко проявился футляр, который тот не преминул открыть, повинуясь знаку Поттера.
На ряды гоблинов обрушилась полная тишина.
- Да! Это он, - как общим вздохом выдохнули отряды гоблинов.
- Неужели вы думаете, что я стал бы вас обманывать, - высокомерно дернул плечом Поттер.
- Вы сами могли быть введены в заблуждение, сэр, - спокойно парировал Локтеворот, - но коллективный разум гоблинов не обмануть. Итак, меч Гриффиндора, гоблинской работы доставлен к месту проведения ритуала!
- Эйхр-р-р-р! – негромко рявкнули гоблины.
« Какого еще, мать твою дементору, ритуала?» - поморщился Гарри.
Меж тем Локтеворот продолжал:
- Бесчестные враги застали нас врасплох! – Гарри понял, что Локтеворот обращается не только к нему, но и ко всем гоблинам, собравшимся здесь в боевые отряды. – Но они действовали настолько грубо и прямолинейно, что не приняли в расчет многовековую, тысячелетнюю историю нашей расы, которая никогда и никому не покорялась без боя. Это их просчет, который может вернуть нам свободу!
Ответный рев гоблинов, был красноречивее любых слов. Этот гордый народ не сломлен и готов бороться, если ему предоставить такую возможность.
- Память наших предков, - продолжал старший гоблин, - подсказала нам единственно верный путь борьбы с сильным и коварным врагом, но впервые мы вынуждены просить помощи у своих бывших противников. И не просто противников, а у самого могучего и опасного темного мага современности – у сэра Гарри Поттера! Да пребудет с ним сила и воля!
Рев гоблинов не стихал и волнами проносился над сводами гоблинского квартала. Гарри ничего не понимал, но терпеливо ждал развязки, сжимая в руках волшебную палочку и чувствуя спиной своего оруженосца. Главное, чтобы Драко не смалодушничал.
- Мне нужны пояснения, - процедил Гарри сквозь зубы.
- Все просто, сэр Гарри Поттер. Наши враги, которых мы Не Можем Называть, наложили на нас заклятие, которое основано на неспособности гоблинов убивать себе подобных. Но в ваших руках меч гоблинской работы, который может поразить одного из нас, и это будет равносильно нарушению запрета. После этого заклятие будет разрушено и воинство гоблинов вступит в битву с врагом на вашей стороне.
- Вот как? – взбесился Поттер. – И кого же надо убить этим мечом?
- Меня, - просто ответил Локтеворот, - и не просто убить, а обезглавить! Лишь поток гоблинской крови смоет с нас печать рабства от врагов.
- Так-так, - ошеломленно пробормотал Гарри и даже сделал шаг назад. – А кто это вам сказал, что я на это соглашусь? Я – что, палач? Или наемный убийца?
- Сделав это, ты освободишь целую расу, которая готова сражаться за магический мир Британии. Разве этого мало? Ты станешь не убийцей, а освободителем!
- Но ты…
- Не думай обо мне. У нас свои понятия и ни у одного гоблина не повернется язык назвать тебя убийцей. Это наше общее решение. Ты лишь должен его исполнить, потому что никто кроме тебя не в состоянии это сделать!
Локтеворот поклонился Поттеру. А отряды гоблинов немедленно преклонили колени. Их колючие взоры словно собрались в единый фокус на Поттере, так что он даже почувствовал кожей лица этот обжигающий жар ожидания.
- Я должен отрубить вам голову? – еще раз на всякий случай уточнил Поттер.
- Да, сэр, – подтвердил Локтеворот, наклонил голову и убрал длинные жесткие волосы со своей шеи, - так вам будет удобней?
Поттер беспомощно оглянулся на Драко.
Блондин стоял белый, как мел. Его от природы светлая кожа, казалось, отдавала синевой, в глазах застыл ужас, ноги невольно пятились назад, а руки, держащие меч, дрожали мелкой дрожью.
Посмотрев на него, как в собственное отражение, Гарри внезапно успокоился.
Действительно, не ему мерить своими понятиями судьбу другой расы. Гоблины приняли решение и ожидали теперь его решения с таким благоговением, с такой надеждой, что его твердое намерение отказаться от предложенной чести, поколебалось.
- Ты умрешь.
Это был не вопрос к гоблину. Это было утверждение и предупреждение одновременно.
- Я знаю. Это величайшая честь для гоблина, которого его народ выбрал для спасительной жертвы. Я готов и не сомневаюсь в своем выборе. Ведь я мог и отказаться.
- Что? – изумился Гарри, - я думал, тебя уговаривали и упрашивали.
- Вы совсем не знаете нас. Любой из них, - Локтеворот мотнул головой на коленопреклоненных соплеменников, - с радостью займет мое место. Но я его не уступлю никому. После убитых Теми Кого Я Не Могу Назвать я следующий в иерархии гоблинов. Это мое право. Это мой удел. Это мой долг, если так тебе будет понятнее и легче. Сделай это. Освободи мой народ от заклятия!
Поттер покрутил головой, оглядывая ряды гоблинов. Их глаза горели мрачной решимостью. Свобода или смерть. Противоположности сошлись в таком фатальном фокусе, что Гарри понял, что ему придется пройти через это испытание, если он хочет хоть как-то уравнять силы сторон перед решающей битвой.
- Драко! Подай меч!
Блондин покачнулся и чуть не упал, но справившись с собой, шагнул вперед и, держа меч двумя руками, протянул его Поттеру. Тот принял его с невольной дрожью, взял себя в руки и повернулся к Локтевороту.
- Прощай! Ты достойный сын своего народа. Клянусь, что я отомщу за тебя!
- Эйхр-р-р-р! – во все горло рявкнули гоблины.
Гарри вознес меч Гриффиндора, прицелился и вложив всю силу, опустил клинок. С жутким хрустом лезвие вонзилось в открытую шею гоблина, отрубив ему голову одним ударом!
Кровь хлынула волной. Тело Локтеворота повалилось в лужу крови, а голова откатилась на несколько футов в сторону. Спустя несколько секунд фонтаны крови иссякли, а тело гоблина несколько раз конвульсивно дернувшись, застыло в своей последней предсмертной позе.
Гробовая тишина накрыла гоблинский квартал. Затем откуда-то сверху вдруг рванул порыв свежего ветра. Здесь в подземелье!
Поттер, передернувшись от отвращения, отступил назад. Меч Гриффиндора волочился в его руке, оставляя на каменном полу рваную царапину. Крови на нем не было! Обоюдоострый клинок был чист!
- Свершилось! – раздался чей-то вопль.
Ряды гоблинов качнулись и двинулись вперед.
Гарри инстинктивно отскочил назад, закрывая Драко и оттесняя его в сторону выхода в Лютный переулок. Но гоблины не обращали на магов никакого внимания. Один за другим они проходили мимо обезглавленного сородича и опускали свои «затрапезные» ножи в лужу его крови. Каждый уносил на лезвии капельку крови гоблина, отдавшего жизнь за существование своей расы. Каждый клал земной поклон соплеменнику, который отныне стал легендой своего народа.
- Вам незачем на это смотреть, - раздался вдруг в полголоса голос гоблина, который незаметно подошел к Поттеру и Малфою вплотную. – Мы благодарны вам за освобождение, но смотреть на наши обряды вам ни к чему. Меня зовут Крестопак. Отныне я являюсь старшим гоблином. Наше войско поступит в ваше распоряжение не позднее, чем через шесть часов. А сейчас, прошу вас удалиться.
- Связь? – Гарри немного шатало, но чувства реальности он не терял.
- Покойный Локтеворот позаботился об этом. Я буду слышать ваши команды даже за тысячи миль. Достаточно назвать меня по имени.
- Хорошо, уважаемый Крестопак, мой вызов не заставит вас ждать.
Гарри резко повернулся и, чуть не толкнув замешкавшегося Драко, вышел из квартала гоблинов в Лютный переулок...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 02.03.2018, 16:50 | Сообщение # 334
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 62
Поттер долго ломал голову над посланием Гермионы и пришел к выводу, что его подруга находится под чьим-то ментальным контролем. Отсюда и безразличие к нему, и явно выраженный посыл не вступать в битву, а пойти на условия лепроханов. Вот только ее упрек насчет секса, как-то выбивался из общего тона, полностью выгодного лепроханам. Зачем ставить под сомнение его любовь, пытаясь подменить ее лишь желанием секса с его стороны? И никаких эмоций! Никаких эмоциональных упреков! Очень странное послание.
С другой стороны, ничто не указывало на то, что примененный способ связи мог быть известен кому-то кроме темного мага. В случае угроз и шантажа логичнее было ожидать сову с посланием, чем темномагический ментальный посыл.
Кстати, а что мешает ему ответить ей подобным же образом?
Гарри захлопнул все двери и окна в хижине лесничего, уселся в огромное кресло и уставился в одну точку, вызывая в своей памяти образ подруги. Сначала в виде полутени, а потом все ярче и ярче в углу комнаты проявилось лицо Гермионы.
«Здравствуй, Герми, - медленно начал Гарри, тщательно подбирая слова, - получил твое послание. Не скрою, что был очень удивлен и твоим тоном и твоими словами. Я тороплюсь изо всех сил, но не очень просто организовать безопасную перевозку нескольких десятков тонн золота, так чтобы никто ничего не заметил. Атти обещал мне, что с твоей головы ни один волос не упадет, пока я ищу похищенный Горщак. Неужели этот мерзавец смеет тебе угрожать и заставляет поторапливать меня? Я его на клочки порву в десигнате. А тебя я люблю по-прежнему, надеюсь, и ты меня любишь так же крепко, как в тот день, когда я на снегу вывел признание в любви к тебе. Не волнуйся, я скоро доставлю Горщак и все улажу миром, как мы в свое время и договаривались. Целую тебя крепко-крепко. Твой Гарри».
Поттер медленно закрыл глаза, а когда открыл, облик девушки уже рассеялся в неясное мутное пятно, и как туман расползся по хижине.
В послании было несколько фактических неточностей, знать о которых могли только он и Гермиона. Таким нехитрым приемом Гарри пытался выяснить, посылает ли Гермиона послания от себя или ее заставляют насильно под чужим контролем.
* * *
Гермиона получила послание Поттера и лишь усмехнулась. Влюбленный мальчик беспокоится о своей девушке и детскими приемами пытается выяснить, лишена она собственной воли или нет.
Ну что ж, подыграю ему. Пусть рвется сюда с Горщаком в обнимку. Она пока и сама не понимает, самостоятельна она или нет. Ее нынешнее состояние резко отличается от того, что было до проникновения в страну лепроханов. И единственной причиной этому могут быть только козни Дамблдора под личиной Дамми. Он толкает ее к генеральному сражению? Прекрасно. Если она правильно помнит Поттера и его характер, то победить его будет довольно легко. Он слишком горяч для командующего. Он не умеет хладнокровно посылать на смерть своих солдатиков. Он не стратег и будет побежден, в этом нет ни малейшего сомнения!
А пока нужно отправить ему ответ, который подтвердит его подозрения. Пусть продолжает считать, что ее держат под контролем…
* * *
Ответное послание Грейнджер не заставило себя ждать. Опять яркое пятно перед внутренним взором обрело резкость и четкость. Резкость была не только оптическая. Выражение лица девушки было под стать Снежной королеве, а слова кололи как осколки льда:
«Поторопись, Поттер. Не трать время на счастливые воспоминания о признаниях на снегу. Это все в прошлом! И если желаешь спасти мне жизнь и спасти жизни магов, доверившихся тебе, то немедленно доставь Горщак, и не препятствуй перевозке золота магической Британии в Дублин и далее в страну лепроханов. Все! Больше мне нечего тебе сказать…»
Вновь вспыхнуло и погасло яркое пятно и погасло. Осталась лишь зловещая чернота с зелеными кругами под закрытыми веками.
- Значит, она все-таки под контролем у лепроханов, - медленно произнес он, - и эти твари желают, чтобы я просто сдался. Значит, они боятся генерального сражения. И это сражение я должен им дать! Генеральное! На суше и на море, в Дублине и Лепрохании! Пока не полетят от их воинства кровавые ошметки!
Гарри уже почти кричал, не замечая, что кричит практически в лицо Драко Малфою и его папаше, которые с некоторым даже испугом внимали поттеровским воплям и вглядывались в его искаженное от гнева лицо.
- Э-э-э-э… сэр Потер, не совсем понимаю вас…
Гарри опомнился, подавил в себе гнев и направился к выходу из Больничного крыла. На пороге он обернулся.
- Мистер Малфой, ваша нога уже зажила, как я полагаю, - не терпящим возражений тоном начал он. – Предлагаю вам собрать своих людей и подготовить отряд к выступлению этой ночью!
- Но время на подготовку… - вскричал озадаченно аристократ.
- …достаточно! – закончил за него Поттер тем же жестким тоном. – До заката еще не меньше четырех часов!
Он поднялся в кабинет директора и долго разговаривал с Макгонагал, а потом с Крестопаком. Согласовывал детали предстоящего выступления, наотрез отказываясь изложить полный план военной кампании.
- Все узнаете в свое время, а пока прошу точно выполнять мои поручения!
Он долго выспрашивал у слегка обиженного Крестопака боевые возможности отряда гоблинов. Об их военных приемах и традициях.
- Заметно, сэр, что вы не слишком усердно занимались на лекциях по истории, - ядовито заметил старший гоблин в конце разговора, - призрак профессора Бинса напрасно тратил на вас свое время.
Гарри почесал затылок и вынужденно согласился.
- Этот зануда так равнодушно читал свои лекции, что мухи от скуки дохли! К тому же он излагал точку зрения магов, а не гоблинов.
- Тут вы правы. Вранья в официальной историографии магов достаточно. Но и правда о нас там тоже присутствует…
На том они и закончили разговор.
Поттер надавал поручений Хагриду, тот только успевал поворачиваться. Не забыл он и о своем замке, точнее о своей эльфийской гвардии. Там тоже закипела работа.
Все готовились к ночному выступлению для битвы с сильным и коварным врагом. Все ждали генерального сражения.
Но никто и не догадывался, что плана этого сражения у их главнокомандующего еще не было и в помине. В голове у Гарри царил полный кавардак от огромной суммы полученных, но толком не усвоенных сведений, а сердце сжимала костлявая рука тревоги за любимую девушку…
* * *
Молодой матрос, перепрыгивая через пять ступенек, буквально взлетел на мостик галиона. На мостике над штурвалом реял призрак в черном форменном морском кителе с погонами.
- Коммодор Фанкельберг, разрешите доложить?
- Докладывай! – капитан пиратской эскадры даже не обернулся, положив одну руку на кортик, а вторую на штурвал. Единственным реальным предметом в этой экспозиции был только штурвал, но об этом почему-то не вспоминалась. Фигура коммодора была внушительна и наводила страх даже на видавших виды морских волков.
- Поступил приказ о начале погрузки груза!
- Наконец-то, сухопутные уроды раскачались, - усмехнулся Фанкельберг и приказал. - Помощника ко мне!
Матрос исчез так же быстро, как и появился.
- Люблю клыкастых упырей за резвость, - усмехнулся вслед ему коммодор.
Помощник не замедлил явиться.
- Швартуемся ночью. Принять груз на борт до наступления рассвета. Заодно отправь самых резвых и сильных ребят, пусть пошарят в припортовых кабаках, запасутся своим провиантом, - криво усмехнулся коммодор, и жестокие черты его лица стали еще страшнее…
* * *
Всю ночь разведчики отряда Макгонагал наблюдали за поспешной погрузкой тяжеленных ящиков на галионы пиратской эскадры. Им была дана строжайшая команда: не вмешиваться, а только наблюдать. И ни в коем случае не быть обнаруженными.
Поэтому руководил группой сам Аберфорт, а заклятия Необнаружения на каждого разведчика накладывал лично профессор Флитвик.
В конце погрузки они заметили группу пиратов, которые тащили на своих плечах тела людей, преимущественно женщин или девушек. Несчастных тоже грузили на галионы, примерно поровну на каждый.
Зубы у Аберфорта скрипели от ярости. Ясно было, что команда, состоящая в основном из вампиров, запасалась, таким образом, свежей кровью!
Но пытаться освободить захваченных людей вот сейчас ночью, когда вампиры неимоверно сильны, было бы чистым безумием и нарушением строжайшего приказа. Оставалось надеяться на скорое сражение, тогда часть несчастных маглов, возможно, удастся спасти.
Вот погрузка окончилась. Матросы-вампиры уже с тревогой посматривали на светлеющий восток. С мостиков раздались команды отдать концы. Все засуетились, полезли по канатам, отдали швартовы, заскрипели канатные блоки, зазвенели цепи кабестанов и зашуршали тяги штурвалов. Мачты и реи оделись парусами. Сначала они заполоскались, но поймав утренний бриз, галионы один за другим тяжело отвалили от причала и развернулись в кильватерный строй, направляясь к выходу из порта.
- Эскадра пиратов уходит!
Аберфорт послал сообщение Макгонагал и, уже не скрываясь, вышел на пристань.
- Встречайте галеон «Сан Матео» капитана-генерала маркиза Санта-Круз! Виктор Крам сообщил, что он уже на подходе! Мы тоже спешим к вам в порт. Нельзя упустить эскадру пиратов! – Минерва говорила, слегка задыхаясь, словно на бегу.
Корабли пиратской эскадры уже почти потерялись в утренней дымке.
- Догонишь тут, - проворчал Аберфорт.
Вдруг, не далее одного кабельтова от причала забурлила вода, из нее показались верхушка мачты с клотиком, потом еще две, и вот уже вынырнула вся громада испанского королевского галеона, рассыпая водопады воды с такелажа и бортов, ощетинившихся пушками.
На мачты галеона взметнулись паруса, на палубе замелькала команда. Судно повернулось и направилось к причалу. Позади него вдруг вынырнул второй корабль. Был он поменьше, но показался Аберфорту странно знакомым.
- Клянусь бородой Мерлина! Это же корабль Дурмстранга!
Махина галеона уже нависла над причалом. Аберфорт невольно попятился. От его каблука отскочила в сторону и задребезжала по настилу какая-то деревяшка. Он нагнулся и выпрямился, держа в руках чью-то волшебную палочку.
- Кривой дементор! Откуда здесь палочка? Не вампиры же уронили?
Впрочем, ладно, потом разберемся. Отряды Минервы уже прибыли.
На набережной сразу стало тесновато. Галеон уже пришвартовался, а корабль Дурмстранга еще маневрировал, пристраиваясь к его корме.
- Всем, тихо! – рявкнула Макгонагалл.
В тишине упавшей на пристань, раздались тяжелые шаги. Над фальшбортом галеона выросла фигура капитана-генерала маркиза Санта-Круз.
- Мое почтение, миссис Макгонагал! Добро пожаловать на борт. И пусть начинают погрузку ваши отряды.
Он сдержанно поклонился и повернувшись к своей команде скомандовал:
- Спустить адмиральский трап и вспомогательные трапы! Начать погрузку на борт британского десанта!
* * *
- В процессе наблюдения я выявил две странности, - Аберфорт рассказывал Макгонагал, то, что его смутило во всей этой истории. – Авроры и работники министерства в погрузке золота на пиратские корабли не участвовали. Их не было на пирсе совсем.
- Золото в ящиках было, и его никто не охранял? – удивилась Минерва.
- Может быть, и охраняли, но когда началась погрузка, все они куда-то подевались. Вопрос: куда?
- Очень странно, - покачала головой Макгонагал.
- Вторая странность – вот, - Аберфорт выложил на стол найденную волшебную палочку. – Она просто валялась на пристани.
Они сидели в кают-кампании, которую капитан-генерал любезно предоставил им под штаб.
Позвали профессора Флитвика.
Тот долго осматривал палочку, даже нюхал, спасибо, что на зуб не пробовал.
- Очень странно, коллеги, - резюмировал он, наконец, - эта палочка не может принадлежать аврору.
- Почему?
- Вы много видели авроров, пользующихся женскими духами?
Макгонагал немедленно схватила палочку и начала ее обнюхивать не хуже Флитвика.
- Это может оказаться кто-то из работниц министерства. Даже отравленные ядом лепроханов они могли не утратить своих старых привычек.
- Глядя внимательно на палочку, можно ориентировочно определить ее возраст. Я готов биться об заклад, что этой палочке не больше пяти-семи лет. Значит, если она была приобретена законно, то ее обладательнице от шестнадцати до восемнадцати лет. Согласитесь – странный возраст для сотрудницы министерства.
Минерва побледнела, как мел.
- Вы полагаете, что она принадлежала студентке Хогвартса?
- Сожалею, Минерва, но очень многое указывает на такую вероятность.
- Тогда надо срочно проверить личный состав наших отрядов! Надо срочно выяснить, все ли погрузились на корабли, или кто-то отсутствует?
Профессора и Аберфорт быстро вскочили и кинулись проверять свои отряды.
Проверка заняла добрых полчаса. Все были на месте, никто не потерялся и не отстал.
- Тогда у меня остается последнее предположение, - мрачно начал профессор Флитвик, - но посмотрим: Приори Инкантатем!
Над неизвестной палочкой поплыли туманные видения.
- Заклинание Приворота, заклинание Благоухания, заклинание… кхм… Противозачаточное, Эванеско, заклинание… кхм… опять Противозачаточное, однако шустрая девушка. Партнеры, как я понимаю, разные. Кхм…
- Может быть, нам не стоит копаться в чужом грязном белье? – осторожно намекнула Макгонагалл.
- Так-то так, но мне кажется, что профессор Флитвик чего-то не договаривает, - процедил Аберфорт, буравя карлика тяжелым взглядом.
- Ладно, - вздохнул Флитвик, - я обнаружил на палочке магические инициалы. Такие обычно наносят родители крайне бестолковых детей, чтобы они не потеряли свою палочку, а если и потеряют, то это облегчит им ее поиски, так как палочка сама начинает искать своего владельца. В данном случае это инициалы Л. Б. Пока мы проверяли наших людей, я перебрал в уме всю картотеку Хогварса, и готов поклясться, что палочка принадлежит бывшей студентке Хогвартса Лаванде Браун.
- Силы небесные! – пробормотал Аберфорт.
Минерва с подозрением уставилась на него.
- А теперь расскажите, мистер Аберфорт, о чем не договариваете или умалчиваете вы!
Аберфорт вздохнул и рассказал о своих наблюдениях за матросами-вампирами, которые затащили на корабли пиратской эскадры несколько десятков оглушенных маглов, видимо, чтобы поддерживать свои силы их кровью. Там могла оказаться и эта самая Лаванда Браун, если подвернулась им под руку.
- Вы хотите сказать, что в трюме одного из пиратских галионов может сидеть Лаванда Браун? Владелица этой палочки? – вытаращил глаза Флитвик. – Великий Мерлин! Какая это была бы удача!
- Что!? – одновременно воскликнули Аберфорт и Минерва.
- Ну, конечно! – ликовал Флитвик. – Тогда мы никогда не потеряли бы из виду эскадру пиратов! Палочка Браун привела бы нас к ней обязательно!
Аберфорт поспешил поумерить восторги.
- Это верно, пока она жива, коллеги! Лишь пока она жива…
* * *
Лаванда Браун с трудом разлепила веки.
Кстати, совершенно напрасно старалась. Темнота была полная и беспросветная.
Голова болела зверски. Она зашарила по карманам мантии. Палочки не было. Ее медленно, но верно охватывала паника. Где она? Почему здесь так скверно пахнет? Почему качает пол под ней, так, что тошнота подкатывает к горлу?
- Бон-Бон, ты тут?
Плеск воды и поскрипывание были ей ответом. Она зашарила руками вокруг себя и вдруг нащупала чье-то лицо.
- Бон-Бон, это ты? Очнись немедленно! Мне страшно…
Последние слова она сказала уже сквозь подступившие слезы.
Тот, кого она трясла, слабо застонал, но в себя не пришел.
Вдруг наверху заскрипел открываемый люк, и поток света ударил ей по глазам, как плетью.
- Эй, смотри-ка, наш завтрак очнулся! Шустрая девчонка! И полнокровная. Такая десяток завтраков выдержит. И пяток обедов!
Грубые голоса дружно захохотали в три глотки, и в проеме люка появилась деревянная лестница…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Среда, 08.08.2018, 17:04 | Сообщение # 335
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 196 »
Что-то как-то не активно идет обсуждение, а ведь интересно. Мне не совсем понятно с Гермионой,ией специально не вернули память и эмоции или тут другая фишка?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ShtormДата: Вторник, 09.10.2018, 14:51 | Сообщение # 336
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 196 »
Может хватит уже всякого спама заливать сюда?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Суббота, 27.10.2018, 21:30 | Сообщение # 337
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Почистил


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 04.02.2019, 19:35 | Сообщение # 338
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 63 Часть 1

Малочисленная, но грозная эскадра капитана-генерала маркиза Санта-Круз быстро пожирала мили, находясь в подводном положении. Мощный флагманский галеон стремительно рассекал водяную толщу, держась на глубине ста футов. В кильватер к нему стремился не отстать сравнительно небольшой корабль Дурмстранга. Командовал им Виктор Крам.
Только приняв на плечи груз командирских обязанностей, Виктор понял насколько был неправ в свое время, осуждая своего директора Каркарова, который, по его мнению, отлынивал от работы по движению судна, заставляя старшекурсников делать всю самую трудную работу. Работа эта заключалась в том, что половина учеников поддерживала над кораблем огромный пузырь воздуха, который нужен был, как для дыхания, так и для уменьшения сопротивления такелажа при перемещении судна под водой. А вторая половина учеников, посменно применяя заклятия движения, неустанно толкала корабль по заданному курсу со скоростью до 70 узлов!
Вот именно, по заданному курсу. А кто этот курс задавал? Раньше Виктор не вдавался в такие подробности, считая, что судно зачаровано на определенный маршрут, по которому следует без участия магов. Но не тут то было. Теперь сидя в капитанской каюте и следя за показаниями волшебных гироскопов, магических лотов и зачарованных рулей, он понял, в каком гигантском напряжении приходится находиться капитану, и какие титанические усилия нужно прилагать, чтобы управлять этим относительно небольшим кораблем, имеющем на вооружении всего лишь 25 пушек, не считая ретирадного орудия, установленного на корме.
Правда капитанское кресло было весьма удобным, иллюминатор, показывающий, что находится по курсу корабля, был огромен, а у распахнутой двери каюты-рубки постоянно дежурили два новоиспеченных матроса, которых он выбрал в качестве посыльных и посредников для передачи приказов команде. Это немного грело душу самолюбивому дурмстрангцу, но сам процесс управления утомлял его еще неокрепший организм до невозможности. Приходилось держать дистанцию на пределе видимости в не самой прозрачной воде северной Атлантики, чтобы ненароком не наскочить на корму флагмана. Но и отпускать его из пределов видимости, было категорически нельзя, потому что связь между кораблями до сих пор отсутствовала, и при резком изменении курса флагмана он рисковал потерять его с непредсказуемыми последствиями для всей операции. Горячий пот стекал у Виктора между лопаток, несмотря на то, что в капитанской каюте было относительно прохладно…
* * *
На флагманском корабле тоже царила напряженная атмосфера, но по другим более важным причинам. Капитан-генерал напряженно вглядывался в верхние слои водной стихии, ожидая увидеть днища вражеской эскадры. Время от времени он небрежно поглядывал на приборы, но особенно внимательно следил за артефактом, который соорудил профессор Флитвик. Этот артефакт отслеживал положение волшебной палочки незадачливой волшебницы, попавшей в плен к пиратам Фанкельберга, а значит, указывал точное направление на один из вражеских кораблей.
— Лишь бы они не разделились, — бормотал себе в испанскую бородку маркиз Санта-Круз.
В этот момент раздалось негромкое пощелкивание одного из приборов.
— Есть спутный след! — удовлетворенно кивнул маркиз. — Один прямо по курсу, левее второй, а где третий?
Он пристально всмотрелся в толщу воды справа от первого следа, но ничего не обнаружил.
— Значит третий еще левее! Эй, на штурвале! Два румба влево!
Еще несколько минут напряженного ожидания.
— А вот и третий! Судя по следам, флагман Фалькенберга идет первым.
Маркиз не поворачивая головы приказал:
— Срочно ко мне профессора Макгонагалл и мистера Аберфорта!
* * *
Минерва Макгонагал и Аберфорт Дамблдор стояли на носу галеона, вцепившись в фальшборт. Британский десант, как окрестил его маркиз Санта-Круз, был расставлен на верхней палубе и поддерживал воздушный купол над кораблем. Дело это было новое, для многих непривычное, поэтому галеон то одним, то другим клотиком мачт задевал за водяную толщу, обрушивая на палубу и ее обитателей холодную морскую воду. Каждое подобное происшествие заставляло Аберфорта глубже натягивать на голову промокшую шляпу, а профессора Макгонагал ежиться и крепче сжимать в руках свой потрепанный зонтик.
— Эй, десантура! Не спать в оглоблях! Держать купол выше, сто морских дьяволов вам всем в жопу! — ругался вахтенный из команды маркиза, назначенный наблюдать за этими безрукими недоморяками.
Аберфорт обескураженно вздыхал, а выражение лица Минервы становилось нарочито безразличным. Впрочем, она уже и не такого наслушалась при погрузке на корабль, когда боцман и матросы галеона, не стесняясь, комментировали морские навыки «британского десанта».
С капитанского мостика раздался вопль посыльного:
— Профессору Макгонагалл и мистеру Аберфорту срочно прибыть в капитанскую рубку!
Они коротко переглянулись и скорым шагом направились к надстройке на корме. Очередной поток соленой воды накрыл их, когда миссис Макгонагал уже сложила свой зонтик, а Аберфорт снял свою шляпу, готовясь протиснуться в дверь после нее.
— Не спать, десантура! У кого там руки растут из того места, из которого у матросов растут ноги?
Ну, это было почти ласково. Впрочем, тут же в довесок раздалось:
— Кто еще раз воду зацепит, тому глаз на жопу натяну!
Ласково. Ага.
* * *
— Ваши отряды готовы? — не отрываясь от управления, спросил маркиз, когда услышал, что приглашенные руководители, наконец, добрались до его каюты-рубки.
— Да, — коротко уронил Аберфорт, нахлобучив на голову, потерявшую нормальный вид шляпу.
— Мы догоним их через несколько минут, — продолжил командор Санта-Круз, — я буду атаковать флагманский корабль. Главное сковать действия Фалькенберга, он хитрая бестия и легкой победы я не жду. Вы установили связь с кораблем Дурмстранга?
— Слишком сильные помехи, слишком высокая скорость, он не слышит нас.
Маркиз задумался лишь на мгновение.
— Тогда сделаем так. До ближайшей песчаной банки около двадцати миль. Мы обгоним эскадру пиратов и остановимся напротив нее. Тогда вы сможете установить связь?
— Думаю, что да, — это уже Минерва.
— Предпочел бы более уверенный ответ, — проворчал маркиз, вглядываясь в вырастающие силуэты днищ вражеских кораблей. — Тогда ваша главная задача сообщить капитану Краму, что его главной целью является второй в кильватерном строю корабль пиратов.
— Ясно…
— Не перебивайте! Пусть продержится против него хотя бы две четверти часа!
Санта-Круз замолчал, глубже подныривая под корабли вражеской эскадры, удовлетворенно кивнул головой и обратился к Макгонагалл:
— Профессор, что вы там говорили о союзниках?
— Видите ли… — нерешительно начала Минерва, — я не совсем уверена, что они поспели за нами. Наша скорость очень велика.
— А что прикажете делать? — раздраженно отозвался маркиз. — Ждать ночи, чтобы вампиры перегрызли всех ваших людей, как слепых щенков? Вы хоть помните, с кем нам придется иметь дело? Это же каналья Фалькенберг!
— Я очень надеюсь, что они успеют вовремя, — сухо отозвалась Минерва, задетая снисходительным тоном командора.
— Ладно, — примирительно улыбнулся Санта-Круз, — если успеют, пусть займутся третьим судном. Если нет, то придется попотеть самим. Главное, чтобы никто не ушел.
— Главное, чтобы золото потом можно было поднять, — педантично напомнил Аберфорт.
— Я помню об этом, — сухо отозвался маркиз, — если вы не забыли, то по условиям нашего соглашения я сам заинтересован в этом. А сейчас идите и готовьте ваших людей. У вас осталось не так много времени. Как только мы всплывем, вам нельзя будет терять ни минуты. И помните, что ваша главная задача не гоняться за этими помоечными вампирами, а крушить такелаж кораблей Фалькенберга!
* * *
Лаванда в ужасе вся сжалась в комок. Речи похитителей пугали ее до потери пульса своими не до конца понятными, но страшными и мерзкими намеками. Кто они? Зачем их похитили? Куда и зачем плывет этот корабль с таким бандитским экипажем?
Впрочем, времени на размышления у нее оказалось немного.
По лестнице с неимоверной быстротой и ловкостью спустилось трое мужчин, одетых достаточно причудливо. В люк било яркое солнце, а они были в глухих робах с глубокими капюшонами, закрывавшими целиком и шею и голову. Лица их были скрыты под плотными черными масками с узенькими прорезями для глаз и рта. Руки были спрятаны в кожаные перчатки до локтя. Но, несмотря на это бросались в глаза неимоверно длинные пальцы раза в полтора длиннее, чем у обычных магов.
— Рон, очнись! — в ужасе успела пролепетать Лаванда.
Невнятный стон был ей ответом.
Мужчины уже окружили ее. Крышка люка с лязгом захлопнулась, отсекая от трюма солнечный свет. Впрочем, небольшая щель осталась, поэтому тьма была не полной, скорее глубокий сумрак.
Мужчины, как по команде откинули капюшоны и сняли с лиц маски.
— Ну что ж, приятного аппетита, — с предвкушением пожелал остальным один из них, видимо главный. — Придержите девчонку.
Лаванда взвизгнула, почувствовав, как на ее руки и ноги легли жестким хватом мужские руки. Она попыталась дернуться и почувствовала почти железную хватку мужчин. Вырываться было бесполезно. У нее мелькнула мысль, что ее сейчас в очередь изнасилуют эти трое. Неприятно, конечно. Но не смертельно. Практика у нее богатая. Лишь бы не наградили какой-нибудь трудноизлечимой заразой. Таскайся потом по колдомедикам инкогнито за тройную цену вместо того, чтобы вместе со всем министерством, плечом к плечу вести магический мир к прекрасному будущему….
Но все оказалось проще и страшнее.
Она почувствовала дыхание на своей шее и тут же острые клыки прокусили ее!
— Ай! — взвизгнула она коротко, и тут же боль исчезла, уступив место легкому возбуждающему жжению и острой эйфории наслаждения.
От ее вскрика Рон, наконец, очнулся и попытался приподнять голову. Уловив это движение, один из мужчин, державших Лаванду, на мгновение освободил свою руку и точным ударом в челюсть вырубил так некстати очнувшуюся закуску. Голова Рона глухо стукнулась об настил и тело его снова обмякло.
— Все, можете не держать, — оторвался от шеи Лаванды главарь и снова приник к ней. Кадык его медленно двигался, отправляя порциями кровь девушки в свой желудок.
Через пару минут он насытился и уступил свое место второму вампиру. Лаванда и не думала сопротивляться, нежась в сладком забытье, только в ушах ее слегка зашумело.
Первый вампир решил не ограничиваться тем, что изрядно подкрепился, и начал неторопливо снимать с девушки трусики.
— Люблю пользоваться закуской на полную катушку, — мерзко ухмыльнулся он и полез всей пятерней в девичью промежность.
Меж тем второй вампир насытился и уступил истерзанную шею девушки третьему участнику «завтрака», а сам просунул ладонь в вырез платья и сдернул лифчик с аппетитных полушарий.
— Действительно, неплохо, — улыбнулся он под стать своему главарю.
Шум в ушах Лаванды все нарастал, она почти не чувствовала грубых прикосновений мужчин, сознание ее поплыло куда-то вдаль. Она вообразила, что находится на неформальной вечеринке с коллегами и как всегда перебрала. Кто-то хочет воспользоваться ее опьянением и попользоваться ее прелестями? Да ради Морганы! От нее не убудет.
С этой последней мыслью ее сознание полностью ускользнуло в зыбкое небытие…
Меж тем третий вампир присоединился к развлекающимся соратникам и занялся аппетитными ягодицами девушки, присматриваясь к темному сморщенному пятнышку между ними.
— Ты же вроде у нас по мальчикам промышляешь? — иронично поинтересовался у него главарь.
— Эта дырка, что у мальчиков, что у девочек, особой разницы я не обнаружил, — усмехнулся тот в ответ, не прекращая своих домогательств.
— Ну-ну, — криво усмехнулся главарь и вдруг лицо его напряглось, а рука схватилась за живот, — что за пакость?
— Обожрался? — сочувственно поинтересовался другой. — Дело обычное, два пальца в рот и все дела.
Главарь вдруг вскочил на ноги, захрипел, неловко свалился на пол, судорожно прижав руки к животу. Его всего трясло, корежило и ломало, как в эпилептическом припадке.
— Да что с тобой? — забыв о похоти, вскочил на ноги второй вампир и вдруг так же схватился за живот. Глаза его полезли из орбит.
Третий вампир самозабвенно протискивался между ягодиц Лаванды и не сразу сообразил, что происходит что-то неладное. А когда сообразил, то было уже поздно. Его скрутило так же, как его соратников за несколько минут до этого. Пытаясь успеть позвать на помощь, он кинулся к лестнице, которая еще торчала рядом с люком, но не успел и свалился рядом с ней, схватившись за нижнюю ступеньку.
— На помощь! Кровь девки отравлена! — попытался крикнуть он, но из горла его раздался лишь еле слышный шепот.
Главарь уже затих, уставившись широко распахнутыми глазами с красными зрачками в потолок трюма. Второй любитель «завтраков» бился в последних судорогах. Третий почувствовал, как его нутро сжимает безжалостная судорога. Через несколько минут все было кончено. Три вампира поочередно вспыхнули синеватым пламенем и вскоре от них остались лишь горстки быстро остывающего пепла.
Сознание Рона вынырнуло из нокаута, в который его недавно отправили.
— Где это я? — пробормотал он, сплюнув кровь из разбитого рта.
В этот момент раздался страшный грохот. Борт корабля над головой Рона лопнул, осыпав его тлеющими щепками. Что-то просвистело и проломило борт напротив. Свет ворвался в сквозную пробоину трюма вместе с плеском волн и грохотом орудийной канонады!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 04.02.2019, 19:37 | Сообщение # 339
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 63 Часть 2

Командор Санта-Круз прекрасно понимал, что при общем численном и качественном превосходстве врага, его единственным козырем остается фактор внезапности. Он примерно представлял се6е возможности магов и ту помощь, которую они могут оказать в сражении, но больше рассчитывал на огневую мощь своих орудий, чем на заклинания сухопутных крыс, пусть и владеющих магией. Поэтому он решил главный удар направить против флагмана пиратской эскадры, на котором находится сам Фанкельберг, а уже потом заниматься остальными посудинами врага. При прочих равных условиях у него было несомненное превосходство в пушках и скорости. Лишь бы его «Сан-Матео» не получил во время артиллерийской дуэли серьезных повреждений.
Достигнув северной оконечности песчаной банки, максимальная глубина которой составляла всего пятнадцать футов, он остановил стремительный бег своего корабля.
Крам среагировал быстро — корабль Дурмстранга остановился в полукабельтове от флагманского корабля.
Почти сразу заработала магическая связь, основу которой составляли два магических артефакта, размещенные на кораблях. Обрадованная Минерва слово в слово передала Краму распоряжения командора. Оставалось лишь дождаться подхода пиратской эскадры, которую они опередили как минимум на пару миль. Вражеские корабли шли на расстоянии двух кабельтовых друг за другом, поэтому Краму пришлось отступить немного назад и вправо, чтобы при всплытии следующий вторым корабль пиратов оказался между ним и песчаной банкой. К тому же по правому борту корабля Дурмстранга было на два орудия больше, чем по левому, что так же имело некоторое значение.
Откровенно говоря, Крама немного покоробило пожелание командора Санта-Круза, согласно которому ему предлагалось продержаться против пиратского корабля хотя бы две четверти часа. Он был более высокого мнения и о своем корабле и о своей команде, которая владела волшебством, которое, как считал он, Санта-Крузу и не снилось. Правда не следовало забывать, что за вторым кораблем пиратов следует еще третий, на счет которого он не получил никаких распоряжений.
М-да, надо подстраховаться с кормы, насколько это возможно.
— Передать мой приказ канонирам, — рявкнул он посыльным в открытую дверь, — привести в готовность ретирадное орудие, и его расчету безотлучно находиться при нем, ожидая команды!
* * *
Фанкельберг с рассветом послал на клотик фок-мачты одного из матросов с приказом наблюдать горизонт за кормой на случай погони. Шестым чувством старого морского волка он ожидал погони и не хотел, чтобы его застали врасплох. Таким образом, впередсмотрящий пиратов оказался «назадсмотрящим» и не мог вовремя заметить, как прямо по курсу из пенных волн воздвигся огромный галеон, ощетиненный с обоих бортов десятками пушек. Несколько мгновений спустя слева и несколько сзади флагмана пиратов из морской пучины вынырнул еще один корабль. Был он намного меньше галеона и видимый борт его был вооружен не более пятнадцатью орудиями.
— Полундра! — заорал «назадсмотрящий» и ловко как обезьяна скользнул вниз по мачте.
Впрочем, Фанкельберг уже понял, что угодил в засаду. Опытный морской бандит с первого взгляда узнал галеон «Сан-Матео» и знал, что любая попытка переговоров с ним бессмысленна. Если уж сам капитан-генерал пожаловал, то договориться с ним можно только, повиснув на рее в петле с вывалившимся языком. И то обстоятельство, что сам он является призраком, не играет в данном случае никакой роли. Этот инквизитор недорезанный найдет способ и привидение вздернуть на рее!
— Право на борт! Орудия к бою! — заорал Фалькенберг с перекошенным от ярости лицом.
Вампиры бросились исполнять команду. Расторопные ребята. На них теперь вся надежда. Может и удастся натянуть нос самому титулованному моряку Испании. Главное — не зацепить банку, а то им кранты. Капитан-генерал расстреляет их как дощатую мишень на учениях!
Именно поэтому поворот направо был опаснейшим маневром, тут каждый лишний кабельтов мог стать роковым. Буквально заставив себя терпеть, Фанкельбург выждал ровно столько, чтобы громоздкий галеон повелся на его маневр и, не теряя ни одного лишнего мгновения скомандовал:
— Лево на борт! Круче! Еще круче!
Его немолодой корабль заскрипел от напряжения всеми своими шпангоутами. Еще немного и они проскользнут мимо «Сан-Матео» прямо под носом у врага, но…
* * *
…Но капитан-генерал Санта-Круз свое звание и титул получил не за придворные интриги. Он ни на мгновение не поверил, что Фалькенберг рискнет прорываться справа через песчаную банку. Такой просчет мог допустить лишь зеленый новичок, или трусливый дурак, впавший в панику, но не этот старый и изворотливый морской лис.
— На штурвале! Лево на борт и сразу круто право на борт! Выполнять!
Дернувшийся влево галеон с ощутимым толчком покатился вправо и сошелся с пиратским флагманом бортом к борту на дистанции не более полутора кабельтовых.
— Орудия слева по борту, залп!
В грохоте и черном дыме, окутавшем галеон, чуть не утонула следующая команда командора:
— Десанту уничтожить такелаж противника и готовиться к абордажу! Орудия левого борта! Непрерывный огонь! Подавить орудия пиратов!
Канониры галеона свое дело знали и от борта пиратского флагмана только щепки полетели! Орудия пиратов отвечали, но нестройно и без особого успеха. Из-за крутой боковой качки первый залп и вовсе ушел выше лиселей, лишь кое-где продырявив верхние паруса галеона.
Отряды Макгонагал, скрываясь от осколков и оружейной стрельбы за фальшбортом, обрушили на такелаж пиратского корабля шквал рубящих, дробящих, режущих и ударных заклинаний. За считанные минуты паруса вражеского корабля превратились в лохмотья, которые как огромную стаю белых птиц сорвало и унесло ветром. На палубу, прямо на головы пиратам рушились обломки рей и обрывки фалов. Мачты трещали и осыпались щепками. Наконец, чье-то меткое заклинание сломало фок-мачту пополам, и верхняя ее часть рухнула в воду по правому борту, загораживая нескольким пушкам пиратов цель.
Командор Санта-Круз гаркнул со своего мостика:
— Аберфорт! Не дайте уйти Фанкельбергу!
Его услышали. Группа наиболее сильных магов под руководством профессора Флитвика немедленно накрыла пиратское судно антиаппарационным куполом. И вовремя!
Фалькенберг, уже понял, что поражение флагмана неизбежно и попытался переместиться на второй корабль эскадры, но врезался в купол, чуть не расплющившись в эктоплазменную лепешку и рухнул обратно на палубу своего безнадежно искалеченного корабля!
Корабли сблизились почти вплотную, и залпы «Сан-Матео» начали в упор зачищать орудийные палубы пиратского корабля, как от пушек, так и от орудийных расчетов.
Покончив с такелажем, маги все же перенесли удары своих заклинаний на матросов-вампиров, бессмысленно метавшихся по верхней палубе. Убить вампира не так-то просто. Даже Непростительные заклинания на них действуют далеко не всегда, но все гениальное просто.
— Лишайте их одежды! — крикнула Сонорусом профессор Макгонагалл. — Пусть погреются на солнышке!
Приказ вызвал у «британского десанта» ликующий вопль. Тут же посыпались заклинания:
— Диффиндо! Акцио перчатки! Секо!
Одежда на вампирах лопалась по швам, перчатки срывало с рук, кто-то из магов додумался даже до заклинания «Дуро!». И одежда на вампирах превращалась в камень и тут же осыпалась, как штукатурка, подставляя под беспощадные солнечные лучи белесую голую кожу «помоечных вампиров». Около двух десятков живых факелов вспыхнуло на верхней палубе пиратского корабля, остальные вампиры — более сообразительные или более удачливые — бросились к люкам трюмов и с неимоверной быстротой исчезли в них.
— Абордажная команда! Вперед, на абордаж!
Профессор Флитвик заклинанием соорудил себе морской изогнутый кортик, ощерился, зажал его зубами и одним из первых полез через фальшборт. Минерва еле успела ухватить его за мантию и ценой большого скандала уговорила остаться на галеоне.
— Какой же ты упертый дуэлянт, Филиус! Ну что за ребячество! Помоложе тебя абордажники найдутся.
Флитвик, только щерился гневно с клинком в зубах, размахивал палочкой и невнятно мычал какие-то возражения.
Верхнюю палубу пиратского флагмана маги захватили мгновенно. Канонада «Сан-Матео» тут же стихла, чтобы не зацепить своих.
— Не давайте им высунуться! — крикнул командор Санта-Круз. — А мы пока займемся оставшимися кораблями.
Галеон отцепился от останков флагмана пиратов и развернулся на помощь кораблю Дурмстранга…
* * *
Если бы Фалькенберг мог управлять своей эскадрой во время боя, то кораблю Дурмстранга досталось бы — мама не горюй! Но фактор неожиданности и здесь сыграл решающую роль.
Второй корабль эскадры пиратов имел пушек в два раза больше, чем было у Крама. Но его залп оказался первым и немного уравнял огневую мощь. К тому же экипажу дурмстранговцев пришлось применять несколько иную тактику ведения боя. Нужно было, во что бы то ни стало не дать возможности второму кораблю пиратов прийти на помощь своему флагману. А сделать это он мог, только разделавшись со своим более слабым противником. Поэтому и залпы орудий и заклинания матросов корабля Крама сосредоточились на орудийных палубах вражеского судна. Самым популярным заклинанием был простейший «Конфудус», так как у него была хорошая поражаемость на дальней дистанции и более широкая зона действия, чем у боевых заклятий. В результате орудийные расчеты пиратов выглядели, как пьяные — роняли каленые ядра, спотыкались на ровном месте, рассыпали порох мимо жерл орудий и палили в белый свет, как в копеечку!
А канониры Дурмстранга времени даром не теряли и выбивали орудия врага одно за другим.
Дистанцию между кораблями Крам держал постоянную, не давая сблизиться судам, потому что пиратский борт был выше на добрый ярд, что давало пиратам преимущество в случае абордажа.
Все шло неплохо, пока в их дуэль не вмешался третий корабль пиратов.
Еще несколько минут и Крам окажется между двух огней. Ядра догонявшего его пиратского судна уже начали крошить корму. Ретирадное орудие было уничтожено первым же залпом. Когда третье судно поравняется с кораблем Крама, катастрофа станет неизбежной…
* * *
Командор Санта-Круз понял, что ему не успеть спасти корабль Дурмстранга и проворчал испанское ругательство. Конечно, он доберется до третьего корабля пиратов и разделает его не хуже флагмана, но Краму и его команде от этого не легче. Их сейчас на его глазах всех перебьют, а корабль потопят. Правда, надо отдать должное, второй корабль пиратов они отделали на славу, он уже не боец.
— Прибавить ход! — рявкнул маркиз раздраженно. В том что происходило, была и толика его вины. Он слишком долго провозился с кораблем Фалькенберга. Позволил себе увлечься местью и оставил Крама одного против двух более мощных противников.
— Еще быстрее! — зарычал он, ощущая свое бессилие.
Вдруг третий корабль пиратов дернулся, как будто наткнулся на препятствие, а потом нос его стремительно покатился вправо, уходя под корму судна Дурмстранга.
Командор застыл, не понимая, что происходит. Враг отказался от сражения и решил бежать? Но почему в сторону мелководной банки, а не в открытое море слева? Как бы там ни было, у корабля Крама появился шанс.
На третьем корабле пиратов началась паника. Он все круче забирал вправо, словно потерял управление. Было видно, как матросы-вампиры гурьбой навалились на штурвал, пытаясь выправить курс корабля, но он не поддается их усилиям.
— Это неспроста, — озадаченно пробормотал маркиз и услышал ликующий крик профессора Макгонагал:
— Они успели! Они успели! ОНИ УСПЕЛИ!!!
«Кто успел? Куда успел?» — промелькнуло в голове у командора.
И в этот момент море возле третьего корабля пиратов словно вскипело. Из воды взметнулись щупальца гигантского кальмара. Восемь рабочих щупалец намертво вцепились в корму, а два ловчих принялись производить опустошения на палубах корабля. Неуловимые для глаза взмахи щупалец сбрасывали пиратов-вампиров в море, где они, не долетев до воды, нанизывались на острые трезубцы странных существ с отвратительными головами. Если же кому-то из пиратов и повезло долететь до воды, то в него мигом вцеплялись белокожие и длинноволосые существа с рыбьими хвостами и тянули жертву на дно!
Так вот кто заклинил рули пиратского корабля!
Это та самая подмога, на которую намекала профессор Макгонагалл? Мегатойтис чудовищных размеров, русалиды-тритоны со своими страшными трезубцами и русалки с прекрасными формами, но жестокими лицами и беспощадными повадками!
— Малый ход! Право руля!
Воспрявшая духом команда Крама добивала переставший палить второй корабль пиратов. А третий корабль, окончательно потеряв управление, на полном ходу врезался в песчаную банку и сел на мель.
— Ну, вот и все! — довольно усмехнулся капитан-генерал маркиз Санта-Круз.
Морское сражение выиграно. Осталось уладить небольшие формальности. Разобраться раз и навсегда с подлым Фалькенбергом. Решить судьбу уцелевших матросов-вампиров, освободить захваченных магов и магглов. А потом затопить корабли пиратской эскадры на песчаной банке вместе с золотым грузом и ждать распоряжений загадочного мага Поттера, которого профессор Макгонагал и мистер Аберфорт называют своим главнокомандующим…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 06.02.2019, 16:38 | Сообщение # 340
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 64 Часть 1

— Бутл — Дублин, — пробормотал Гарри, склонившись над маггловским расписанием паромов из Британии в Ирландию, — Бутл — это ведь совсем недалеко от Ливерпуля!
Он выхватил из вороха бумаг (бумаг, а не пергаментов, Карл!) карту Ирландского моря и склонился над ней, сверяясь с буклетом паромной компании, которая обещала за несколько часов доставить всех желающих и любые грузы из Британии в Ирландию.
Оба Малфоя уже давно потеряли нить рассуждений Поттера и лишь невпопад кивали головами на его бессвязные речи.
— Решено! Мы арендуем паром!
— Что? Маггловский паром? — дошло, наконец, до Люциуса.
— Да! Это единственный вариант! Мы арендуем самый большой паром! Вот этот — «Европейская стремительность», крупнее его ничего нет. Все отряды, включая дружины эльфов и войско гоблинов должны срочно прибыть в Бутл! Мистер Малфой вам придется принять на себя квартирмейские обязанности. Надо найти надежное укрытие, в которое поместятся все отряды перед тем, как грузится на паром. Что скажете?
Старший Малфой лишь поморщился.
— Я возьму с собой своих людей. Так будет быстрее. Что касается Драко…
— Драко останется со мной для связи! — непререкаемым тоном перебил его Поттер. — Что касается вас и вашего отряда, то вам нужно выступить немедленно! Полчаса на сборы!
Люциус скривился, но спорить поостерегся. С таким Поттером, который для себя уже все решил, спорить было бесполезно. Да и сама идея не так плоха. Можно ее даже немного развить… но об этом он подумает в пути.
Малфой коротко кивнул Поттеру и вышел из зала. Драко лишь вздохнул ему вслед. Ему казалось надежнее быть с отцом, чем с этим непредсказуемым Поттером.
Гарри тем временем быстро черкнул несколько строк, запечатал пергамент своей палочкой и обернулся к младшему Малфою.
— Срочно отправь гоблинам сову с этим посланием. И дождись ответа. Думаю Крестопак примет мое предложение и явится сюда сам. Я сейчас ненадолго смотаюсь к себе в замок, а потом встретимся здесь же и вместе навестим Хагрида. Надо решить, что делать с этой кучей золота…
* * *
Разогнав с поручениями Малфоев, Поттер собрался с мыслями и мысленно вызвал образ Гермионы.
— Здравствуй, Герми! Спешу к тебе, любимая! Везу золото лепроханов для выкупа. Если ты находишься под контролем, то этих слов не услышишь. До тебя мое послание просто не дойдет. Если же ты меня слышишь, то знай, что я тебя люблю! Но если не слышишь… Ты, грязная тварь, Атти! Слушай внимательно. Рядом с Дублином есть замечательный полуостров. Лучшего поля для того чтобы выяснить отношения просто не найти. Жду там тебя через два дня с твоей армией уродов. Если не явишься — я вторгнусь в твой мир и оставлю от него только тлеющие головешки! Золото будет со мной. Возьми его, мразь! Попробуй! И не дай Мерлин, если с Грейнджер что-то случится!
Гарри откинулся назад. Облик Гермионы медленно потускнел перед его глазами. Маски сброшены, теперь их с лепроханами рассудит только сталь и магия!
* * *
Заскрежетал замок в дверях камеры Атти. Лавгуд приложила к губам палец.
— Тихо! Ляг и лежи, — прошептала она, — убить тебя я ей не позволю!
Облик Лавены начал бледнеть и на глазах исчез.
Дверь распахнулась и в камеру твердой походкой вошла светлейшая Греине, тьфу, Гермиона Грейнджер, то есть.
— Сядь! — приказала она опальному танни Атти.
Тот сел на своем убогом ложе (в какой момент оно вернулось к своему жалкому виду, он не заметил), не забыв прикрыться рогожей, служившей ему неким подобием одеяла. Он помнил, что под этим одеялом на нем нет ничего из одежды, кроме ремешка оберега на левом запястье.
Гермиона быстро приблизилась и сунула к его лицу какой-то блестящий артефакт.
— Громко скажи сюда: «Вызов принят!» — потребовала она.
— Вызов принят, — покорно повторил он.
— Что это за жалкий лепет? — возмутилась та. — Ты что в штаны наложил? Повтори еще раз, но громко и с яростью!
— ВЫЗОВ ПРИНЯТ!!! — в бешенстве от насмешки девушки заорал танни.
— Уже лучше, — невозмутимо кивнула головой Гермиона, даже не поморщившись от вопля Атти.
Она повернулась и поспешно вышла из камеры. Дверь захлопнулась, и раздался скрежет ключа в замке. Атти невольно оттер со лба холодный пот. Невероятная ночь все не кончалась, преподнося сюрприз за сюрпризом.
Рядом с ним на ложе, которое вновь засияло пышной белизной, медленно проявилась и обрела видимость озадаченная Лавгуд.
— Светлейшая дочь богини Дану решила повоевать? — медленно процедила она. — Тогда жди, что она за тобой скоро пришлет.
— Зачем? — хмуро поинтересовался Атти.
— Она сделает вид, что дает тебе шанс искупить свою вину. Ты поведешь армию лепроханов и фоморов в сражение. Только не знаю, доверит она тебе всю армию или только ее часть?
— А где будешь ты? — вскинулся с тревогой Атти.
Лавгуд лениво, но изящно потянулась на ложе как огромная сытая кошка, прикусила острыми зубами мочку уха благородного танни и с недобрым смешком ответила:
— Не беспокойся, мой герой. Я буду поблизости…
* * *
«Вызов принят!» — разъяренный вопль лепрохана звучал в ушах Поттера как сладкая музыка. Маски сброшены, повторял он себе. Лепроханы поняли, что он раскусил их хитрость, и им ничего не осталось, как принять его вызов.
Люциус вышел на связь четверть часа назад и сообщил в своей надменной манере, что переговоры с капитаном парома и еще кое с кем прошли превосходно. Заклинание Империус работает безотказно и в магическом и в маггловском мире. Поэтому нет необходимости подыскивать промежуточное убежище. Отряды могут аппарировать прямо на паром с помощью его людей, которые зададут направление и конечную точку аппарации. Он уже отправил их в Хогвартс. Встречайте, мистер Поттер.
Надо признать, что старший Малфой поработал неплохо.
Крестопак тоже явился незамедлительно и сейчас ожидал прибытия проводников от Люциуса, чтобы начать переброску отрядов гоблинов в Бутл. В замке две дружины эльфов ждут того же. Макгонагал он предупредил. Она пообещала, что эскадра Санта-Круза подойдет к полуострову без задержек и туманно намекала, что возможно к ним присоединятся некие союзники. Гарри не стал допытываться, потому что голос у директрисы был неуверенный. Поттер мысленно отмахнулся от этой информации. Будут союзники — хорошо. Не будет — не заплачем. Сами справимся.
Горщак упакован. Третья дружина эльфов уже здесь. Она и будет аппарировать с золотом. Что еще?
У ворот Хогвартса раздался первый хлопок. Начали прибывать люди Малфоя.
Ну что ж, пора…
* * *
Отряд магов, возглавляемый Соулом Крокером и Робардсом Гавейном, походным маршем продвигался к побережью. Вначале пути они нередко натыкались на местных жителей-лепроханов, тогда от плотности заклинаний «Обливейт», казалось, густел воздух. Соул кривился, но понимал, что от скрытности их перемещения может зависеть очень многое. Как ни крути, но самые боеспособные маги, какие только остались в Британии, маршировали сейчас в его строю. И если битва, о которой так уверенно говорил Поттер, состоится, то их помощь будет просто необходима!
Нужно особо отметить, что после снятия барьера Дану, все эти мороки с денотатами и десигнатами закончились. Хотя, как ни странно, некоторые муравьиные привычки или инстинкты у магов остались. Были среди них и полезные и не очень. Но Робардс надеялся, что все придет к довоенной норме через некоторое время, сваливая вину за остаточные явления на ригидность сознания. Соул Крокер только качал головой и отмалчивался, слушая разглагольствования своего старого приятеля, но, похоже, имел на происходящее свою точку зрения, которую по каким-то причинам не желал озвучивать.
Вскоре они вплотную приблизились к туманной полосе, которая теперь отделяла мир людей от мира лепроханов и остановились в ожидании известий от Поттера. От предполагаемого места сражения их отделяло не более десяти миль — три часа походного марша. Но появляться там раньше времени было нельзя. Можно было угодить под всю мощь армии лепроханов и их союзников, раньше времени. Основные силы армии магической Британии были еще в пути. И должны были достичь намеченного места битвы через день-два.
* * *
Фалькенберг покачивался в веревочной петле на рее «Сан-Матео». Легкий утренний бриз, конечно, не мог раскачивать эктоплазменную составляющую призрака пирата, но веревка, в которой он болтался, была вполне материальна, хоть и зачарована несколькими мощными заклинаниями. Некоторые из них не давали Фалькенбергу улизнуть, а другие с упорством песочных часов перерабатывали эктоплазму в пустое пространство, потихоньку пуская сущность пирата на ветер. Призрак злобно моргал и безостановочно бормотал проклятия, но с каждым часом становился все прозрачнее и бледнее, а голос — все тише и неразборчивее.
Санта-Круз иногда поглядывал в его сторону с выражением на лице, которое не оставляло сомнений в том, что развеивание старого врага будет доведено до конца.
Пленные вампиры, раздетые до трусов, были заперты в одном из трюмов. Выход из трюма был защищен мощными Люмосами, которые срабатывали при приближении вампиров к загородке. Пара кучек пепла свидетельствовала, что загородка не может удержать этих тварей, но Люмосы разили их беспощадно. Вампиры поняли, что шутки плохи и жались подальше от загородки. Что с ними делать еще не решили и хотели посоветоваться с Поттером.
Если руководствоваться морскими обычаями, то разговор был бы коротким — галстук на шею и пошел прогуляться на рею. Во все века так с пиратами и поступали. Но выяснилась прелюбопытнейшая штука. Когда освободили всех магглов заложников, среди них обнаружили двух магов: Лаванду Браун, что было вполне ожидаемо, и совершенно неожиданно — Рона Уизли.
Горло девушки было искусано вампирами, и она кидалась на каждого, кто рисковал к ней приблизиться. Но при этом рассудок ее оставался ясным, она отдавала себе отчет в том, что с ней произошло, и недоумевала, как она могла верить всем тем глупостям, которые творило последние месяцы министерство. То есть производила впечатление человека незараженного «пудингами дядюшки Лаогэра». При этом она сама уверенно подтверждала, что последние месяцы регулярно питалась ими и сокрушалась, что их нет сейчас, она бы съела их сырыми с кровью!
Минерва Макгонагал и Аберфорт, а так же другие преподаватели Хогвартса были в недоумении. Питаться зараженными пудингами и не заразиться? У нее что, иммунитет? Но это заметили бы ее сослуживцы в министерстве и донесли бы немедленно начальству на непонятный феномен.
Более или менее картина стала проясняться, когда неожиданно агрессию и попытки добраться до чужого горла стал проявлять и Рон Уизли. Его скрутили и осмотрели. На горле у парня обнаружились две отметины от укуса, но в отличие от горла Лаванды были они маленькие и расположены ближе друг к другу. Браун призналась, что это она укусила Бон-Бона под грохот канонады. Уж больно хотелось ей попробовать его крови. Чуть-чуть. Самую капельку.
Стали расспрашивать Рона и убедились, что он тоже недоумевает, как он мог верить во всю ту чушь, которой его пичкала официальная пропаганда министерства и аврората.
— Мистер Уизли, вы пудинги ели? — прямо спросил его профессор Флитвик.
— Конечно, — пожал плечами Рон, прикидывая взглядом, сможет ли он добраться одним прыжком до горла профессора заклинаний.
Впрочем, маги были начеку и готовы были оглушить парня при малейшей попытке нападения.
Была в поведении этих двоих какая-то загадка. Эх, Снейпа бы сюда! Но данных, чтобы сделать точные выводы у профессоров не хватало, поэтому было решено определиться с дальнейшей судьбой «помоечных вампиров», Рона Уизли и Лаванды Браун вместе с Поттером. А пока их всех надежно изолировали, хоть маркиз и ворчал, что они превратили его боевой корабль в плавучий зоопарк.
Что касается пиратской эскадры, то всем кораблям пробили днища заклинанием «Депримо» и отправили на дно песчаной банки. Торчащие обломки мачт обрубили заклинаниями ниже уровня воды. Для охраны сокровища приставили русалок и тритонов. Кальмар тоже остался с ними. Лучших сторожей и не надо. И горе магглам, если они случайно наткнутся на останки пиратской эскадры Фалькенберга!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 10.02.2019, 01:33 | Сообщение # 341
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 64 Часть 2

Паром «Европейская стремительность» соответствовал своему названию. Как только закончилась погрузка отрядов на судно, оно довольно быстро вышло из гавани и полным ходом направилось на юго-запад, глотая одну морскую милю за другой. Горщак в качестве балласта находился на нижней транспортной палубе, зачарованной от проникновения персонала парома и любого живого существа. Эльфы охраняли все входы и выходы, включая аварийный лифт. А механизмы открывания-закрывания въездного и выездного проемов были надежно заблокированы лично Поттером.
Отряды магов и магических существ обретали на разных палубах и не имели никакого желания смешиваться друг с другом. При этом все охранные функции парома в целом Гарри поручил своим эльфам, отодвинув в сторону, как магов Люциуса, так и гоблинов. Магические существа, которые в некотором количестве тоже присутствовали на борту, разумеется, были не в счет.
Поттер уединился в капитанской каюте, благо сам капитан парома со скошенными от Империуса глазами, вместе со своими не менее косоглазыми помощниками нес бессменную вахту на мостике управления судном.
Гарри клонило в сон после напряжения нескольких последних суток, во время которых отдыхать было некогда, но что-то беспокоило его, как будто он о чем-то или о ком-то забыл в горячке подготовки к битве.
— Долбаный дементор! — хлопнул он себя по лбу. — Снейп и Скитер в Дублине! Они же там, наверное, уже с голоду пухнут.
Он немного подумал и добавил:
— И от жажды сохнут. По крайней мере, Рита. Чем питается Снейп, я еще не выяснял, хотя очень вероятно, что он подпитывается магией волшебника, к которому привязан. А я ведь эту связь приморозил ненадолго, когда мы за барьер Дану полезли. И все входы выходы из дома заблокировал. Интересно, как выглядит оголодавший фантом? Надеюсь, они там с Ритой друг друга не сожрали.
Он представил себе, как Скиттер пытается откусить кусочек Снейпа и невольно скис от смеха, дрыгая ногами.
— Р-робби! — позвал он, заикаясь от смеха.
Личный эльф с легким хлопком немедленно появился в каюте. Был он экипирован в такую же форму, как и гвардейские «иголки», но в отличие от них не имел своего места в строю, оставаясь при принце и слугой, и ординарцем, и телохранителем. Линки он держал при себе на случай, если вдруг появится ее хозяйка. И вообще, ему так было спокойнее.
— Сгоняй-ка в Дублин в наше убежище. Там мистер Снейп и миссис Скитер. Я совсем забыл о них.
— Ваше высочество может не беспокоиться, все имущество хозяина, как движимое, так и недвижимое находится под неустанной охраной и заботой ваших верных слуг.
— Вот как? Так там все в порядке? Они не голодают? Не страдают от жажды?
— За питанием вашей пленницы, мы следим постоянно. Жалоб нет. А что касается мистера Снейпа, то его не совсем обычная сущность не нуждается в еде и питье, вот только кофе у нас почти закончился.
— Что? — с недоумением переспросил «его высочество». — Кофе? А какое отношение кофе имеет к мистеру Снейпу, если он не ест и не пьет?
— Он его нюхает, — невозмутимо ответил Робби с легким поклоном.
— Как это? — Поттер от любопытства даже сел, скинув ноги с диванного валика.
— Миссис Скитер заваривает кофе и ставит чашку перед мистером Снейпом, а тот водит носом над поднимающимся от нее паром и щурится от удовольствия!
Ну, это было уже слишком. Воображение Гарри тут же нарисовало эту гомерическую картину — раздувающиеся над чашкой крылья огромного носа зельевара , и эльфийский принц долго и радостно хохотал на глазах у недоумевающего Робби.
— Робби сделал что-то неправильно? Робби накажет себя.
Гарри в ответ лишь ржал и мотал головой. Потом полез в карман и кинул эльфу мешочек с галеонами.
— Зачем Робби деньги?
Гарри все еще сквозь смех пояснил:
— Пополни запас кофе, Робби.
— Слушаюсь, господин. А в Дублин Робби надо?
Поттер стряхнул с себя веселье. Помощь Снейпа может оказаться весьма кстати. Тем более, что Макгонагал что-то говорила о странном влиянии укусов вампиров на зараженных служащих министерства. Возможно, мастер зелий, готовивший противоядие для Крама, обнаружит в этом факте что-нибудь полезное.
— Да, Робби. Но задача у тебя будет другая. Доставь сюда мистера Снейпа.
— Робби все сделает, господин. А что делать с пленницей вашего высочества?
Оставить Риту одну в дублинском особняке? Не стоит рисковать. К тому же Снейп, помнится, хвалил ее. Вот пусть и пасет ее здесь дальше.
— Тоже тащи ее сюда.
— Робби возьмет в помощь Линки, с разрешения хозяина, — поклонился эльф.
Гарри согласно кивнул и довольный эльф бесшумно аппарировал.
Поттер понятия не имел, какую оплошность он только что совершил. Он был в совершенном неведении, что Скитер, формально являясь его пленницей, принесла Непреложный Обет Гермионе Грейнджер, отдав себя ей в полное и пожизненное рабство!
* * *
Спустя пять часов паром подошел к месту морского сражения.
Галеон капитана-генерала сиял, как новенький, а на корабле Дурмстранга заканчивались ремонтные работы. Спустя четверть часа директриса Макгонагал и Аберфорт ступили на борт парома и были немедленно проведены в каюту к Поттеру. Там и состоялся военный совет объединенных сил магической Британии. Кроме уже названных магов на совете присутствовал глава гоблинов — Крестопак, глава отряда чистокровных — Люциус Малфой, Виктор Крам от дурмстранговцев, <s>кальмар от русалидов</s>, Северус Снейп, как советник Поттера и профессор Флитвик, как советник директрисы. Пригласили и капитана-генерала Санта-Круза, хотя тот не очень любил покидать свой корабль.
Поттер расстелил на трансфигурированном из стула столе крупномасштабную карту Ирландии и Ирландского моря, и пригласил взглянуть на нее всех участников.
— На этом пароме отличная спутниковая навигационная система, — видя, что не все его поняли, он упростил объяснение, — магглы научились наблюдать за поверхностью земли и моря с очень большой высоты около сотни миль. Сьемка идет постоянно с интервалом в несколько секунд, поэтому отличается высокой точностью.
Он бросил на карту несколько больших снимков Дублина, его побережья и окрестностей.
— Обратите внимание вот на эту полосу тумана, которая начинается в городе, а заканчивается на побережье. Если облака постоянно перемещаются под воздействием ветра, то это полоса не изменила своего положения за пять часов моих наблюдений.
— И что это, по-вашему? — заломил бровь Люциус.
— Это туман магический и он скрывает переход из нашего мира в мир лепроханов. На него наложены какие-то магглоотталкивающие чары, и немагическое население Дублина, судя по всему, ни о чем не подозревает.
— Я послал лепроханам вызов, — продолжил Гарри, — и назначил местом сражения вот этот полуостров. Как видите, полоса тумана пересекает его почти в самом узком месте. Появление армии лепроханов и их союзников фоморов нужно ждать именно отсюда.
Все склонились над картой, сравнивая ее со снимками.
— Это слишком очевидная версия, — усмехнулся капитан-генерал, — я бы не исключил, что во фронт будет наступать лишь небольшой отряд, а основные силы лепроханов могут выбрать путь морем, а значит, могут неожиданно появиться в любой точке побережья полуострова.
Гарри почесал затылок. И верно, ожидать от этих гадов честного сражения не приходится.
— Лепроханы, вроде, не морской народ, — усомнился все же он. — А любые лодки или суда мы увидим заранее.
Слово попросила Минерва.
— Если я не ошибаюсь, скрываясь от сыновей Миля, предки лепроханов приняли помощь и даже частично слились душами с фейри, среди которых были и наяды? А те в свою очередь являются близкими родственниками морским нереидам? Тут возможен сговор или даже союз против нас.
— А если вспомнить, что фоморы явились в тот мир непонятно откуда,— поддержал директрису капитан-генерал, — то они могли прийти и по дну моря, а дети богини Дану, создавшие лепроханов, были прекрасными мореплавателями.
— И что вы предлагаете? — мрачно спросил Поттер, оценив серьезность аргументов.
— Клин клином вышибают, — пожал плечами капитан-генерал. — Надо попросить ваших водных союзников, чтобы они организовали подводную охрану прибрежной зоны полуострова.
— А кто будет охранять сокровища на потопленных кораблях? — недовольно поинтересовался гоблин Крестопак.
— Ну, вы же волшебники, — усмехнулся командор, — придумаете что-нибудь. Спасение нескольких магических рас Британии дороже золота.
— Все не так просто, маркиз, — покачал головой Поттер, — это золото позарез нужно лепроханам, потому что собственного Горщака им не хватит для их затей, даже если мы вернем его им на определенных условиях.
— Как это, вернем? — возмутилась Минерва.
— Я же сказал, на определенных условиях. А пролить моря лепроханской крови и крови магов и их союзников — это, по-вашему, лучше? Если они образумятся и примут мои условия, возместят ущерб, дадут противоядие от заразы и оставят нас в покое, то сражения не будет, — непреклонно сформулировал Поттер.
— Мистер Поттер, — поджала губы директриса, — вы же понимаете, что подобное развитие ситуации является очень маловероятным?
— Понимаю, — вздохнул Гарри, — давайте обсудим, как расставим отряды и резервы.
Участники совета вновь склонились над картой…
* * *
— Так ты тоже темная ведьма? — вздохнул Атти, одеваясь.
Его только что предупредили, что светлейшая Греине приказала доставить опального танни пред свои темны очи.
— И как ты догадался? — снисходительно отозвалась Ловена.
— А почему… — нерешительно начал он, — ты не с ними?
Он мотнул головой в сторону зарешеченного окна.
— Темные маги всегда только сами за себя, — холодно улыбнулась Лавена, — меня бесило, что эти двое были вместе, но рано или поздно все приходит на круги своя. Проблема лишь в том, что один из них должен умереть. Два темных мага — это слишком много для одного магического мира. Им станет тесно и кто-то из них может прийти сюда. Поэтому ты поможешь мне избавиться от одного из них, Атти, не так ли?
— Я сделаю все, что ты пожелаешь, светлейшая Лавена.
— Скорее уж темнейшая, — усмехнулась та, — да и не Лавена я вовсе, но мне нравится это имя, поэтому я оставлю его себе. И тебя я оставлю себе. Я возвышу тебя над всеми лепроханами. Ты станешь самым великим правителем в истории своего народа. А взамен я потребую от тебя лишь верности.
— Великая Дану, как я счастлив! — потрясенно прошептал Атти. — Я буду верен тебе всегда. Только вот…
— Что такое?
-… а как же с продолжением рода. Если не удастся заполучить Горщак и золото магической Британии, то я не смогу…
— Ты напрасно беспокоишься, — небрежно перебила его Лавена, — чтобы зачать от тебя ребенка, мне не требуется ни крупинки этого металла. Всем управляет лишь моя воля! Более того! Мои магические силы смогут подарить семейный уклад и детей всему твоему народу.
— Ты богиня! — но тут Атти слегка нахмурился. — Но зачем тогда это сражение, кровь, жертвы?
— Сражение — это идеальная ситуация, чтобы избавиться от лишнего темного мага. Это главное. Ну и не забудь, что для создания семейного уклада в этом мире потребуются особи женского пола, иначе говоря, самки. Или ты думаешь, что они сами сюда прибегут? Нет, дружок, их можно получить лишь как военную добычу. Жаль, что ты не подумал об этом, когда травил большую часть магической Британии. Или ты рассчитывал на пресловутое противоядие?
Танни Атти уже оделся и подошел к двери камеры, готовый постучать, чтобы его отвели к светлейшей Греине. Он обернулся к Лавене и нехотя признался:
— Дело в том, что от этих паразитов никакого лекарства или противоядия не существует…
* * *
Дамми стоял, прислонившись к стене, которая отделяла его темницу от темницы танни Атти.
Кирпичная стена толщиной два фута не была защищена чарами, поэтому старец слышал все, что происходит в соседней темнице. Он уловил и приход Лавены к Атти, не осталось для него секретом и то, что между ними произошло. Последний разговор, перед тем, как танни повели к светлейшей Греине, он слушал особенно внимательно. Убедившись, что соседняя темница опустела, старец задумчиво прошелся от двери до крохотного окошка, забранного толстой решеткой, вздохнул, щелкнул пальцами и сел в наколдованное кресло.
Он уже давным-давно мог покинуть это мрачное место, и ни двери, ни охранные заклинания Греине его не удержали бы. Еще меньше он опасался лепроханской охраны, которая даже ничего не заметила бы, если бы он ушел. Ему надо было убедиться, что все идет к задуманной развязке, что Лавгуд ведет себя именно так, как он предполагал, и битва, истинные причины которой теперь знали кроме него еще двое, состоится непременно.
— Ну что ж, Гарри, как ни стыдно мне это признавать, но тебя снова ждет испытание, и от тебя снова зависит очень многое.
Дамми вздохнул и погрузился в свои никому не известные думы…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 10.02.2019, 01:34 | Сообщение # 342
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 65

Фантом Снейпа за весь совет не проронил ни слова. Ему не хватало информации. И в поисках ее он сразу по окончании напал на Люциуса и Драко Малфоев.
Первый многое знал о том, что происходило в магической Британии, второй побывал в Лепрохании и там навидался и нанюхался дерьма еще больше, чем его отец. Обезглавливание гоблина и прогулка за Горщаком так же оставила в памяти блондина неизгладимый след. Снейп был вначале благодарным слушателем, а когда новости у Малфоев начали иссякать, превратился в настырного и дотошного дознавателя. Не прошло и часа, как оба Малфоя начали пытаться улизнуть от его допроса, но Снейп, возникая то у стола, то у дверей, пресекал все попытки побега.
— Ну, хватит уже, Северус, — взмолился Люциус, — сколько можно? В твоем новом виде ты стал еще невыносимее, чем раньше.
— Ладно, — Снейп сжал губы в линейку, — я действительно увлекся, но ответь еще на один вопрос, обещаю, что на сегодня он будет последним.
Люциус взглянул на часы. Без четверти полночь.
— Хм, а через пятнадцать минут все начнется заново? — иронично хмыкнул он. — Впрочем, задавай.
Голосом нарочито небрежным фантом поинтересовался:
— А где ты оставил Нарциссу?
Люциус нервно вскочил с места.
— А вот этого я тебе не скажу. Но можешь не беспокоиться — она в безопасности.
Снейп мрачно глядел на аристократа.
«Быть бы еще уверенным, что ты сам находишься в безопасности», — с неудовольствием подумал он, но время для более чем личных откровений о проблемах в супружеской жизни Люциуса еще не пришло. Вина Нарциссы не доказана, а все имеющиеся в его распоряжении факты не давали оснований с полной уверенностью обвинить жену Малфоя в супружеской неверности и сотрудничестве с врагами магической Британии.
— Хорошо, — холодно кивнул он. — Уже поздно, вам надо отдохнуть.
— А тебе?
— Моя эктоплазменная оболочка не нуждается во сне. Хотя Поттер изрядно потрудился над ней и она стала какой-то… странной.
— И зачем это было нужно нашему юному герою? — слегка скривился Люциус.
— Представь себе, из-за юношеской застенчивости, — усмехнулся фантом, — он очень переживал, что я ненароком могу сунуть нос в его личную жизнь. В результате, он не только «отвязал» меня от свой особы и от особы своей возлюбленной Грейнджер, но и изменил какие-то фундаментальные свойства моей эктоплазмы.
— Застенчивый темный маг? — недоверчиво приподнял бровь старший Малфой. — У меня несколько иной опыт общения с ним и свои наблюдения. Наглости и самоуверенности ему не занимать, не знаю, где ты там рассмотрел застенчивость.
— А ты что думаешь, Драко? — вдруг обратился Снейп к младшему Малфою.
— Н-не знаю, — поперхнулся от неожиданности Драко, — он скорее страшный, непредсказуемый и циничный. Видел бы ты, с каким хладнокровием он мечом снес башку Главному гоблину! И глазом не моргнул! Мне при нем как-то не по себе…
— Он оскорблял тебя или издевался? — вкрадчиво поинтересовался Северус у побледневшего от воспоминаний крестника.
— Да у него не поймешь, когда он всерьез, а когда издевается. И мне не по себе от того, что мы с отцом приложили руку к превращению тупого гриффиндорца в такого монстра.
— Можете особо себя не мучить угрызениями совести, — усмехнулся Снейп. — Ваша роль свелась к тому, что вы, фигурально выражаясь, столкнули камень с горы, а дальше он покатился уже сам. Ваши жалкие попытки обучить Поттера началам темной магии были бы обречены на полный провал, если бы в это дело не вмешались поистине титанические силы. Поэтому вы должны понять, что Поттер, а вместе с ним и Грейнджер не владеют темной магией, а инициированы в качестве настоящих темных магов. Уловили разницу?
Если Драко просто переводил взгляд то на отца, то на крестного, то Люциус понял все очень хорошо, а потому побледнел еще сильнее, чем это было отпущено ему природой.
— Информация достоверная? — внезапно охрипшим голосом поинтересовался он.
— Достоверная и подтвержденная. И самое неприятное во всей этой истории, что темная колдунья Грейнджер до сих пор не вернулась к своему обожаемому Поттеру, хотя у лепроханов нет таких магических сил, которые могли бы помешать ей сделать это. Боюсь, что в развитие событий вмешалась какая-то третья сила, о которой мы не осведомлены и которая равна по могуществу или превышает силы Грейнджер, а может быть и Поттера. Считаю своим долгом предупредить его и вас о своих опасениях. Грядущее сражение может преподнести нам всем неприятный сюрприз.
Отец и сын Малфои обменялись озадаченными взглядами, а Снейп коротко поклонился им в знак окончания беседы и исчез.
* * *
— Вы уверены, что у Лепроханов нет темных магов? — в третий раз спросил Поттер, выслушав соображения зельевара.
— Если бы это было затеяно темным магом, — терпеливо втолковывал зельевар, — то ему незачем было бы травить целый магический мир. Темные маги не занимаются геноцидом магического населения, пусть даже и не своего мира. И в истории этого лепроханского мира нет свидетельств о применении темной магии в нашем понимании этого явления.
— И что из этого следует?
— Из этого следует, что темными учениями, а может быть и личным участием темного мага на стороне лепроханов с ними поделился наш мир. Мир магической Британии. Если кто-то и удерживает в плену мисс Грейнджер, то это темный маг Британии, превосходящий ее в магических силах… — зельевар помолчал, — или умело манипулирующий ею, но опять же под своим магическим воздействием. Самые умные лепроханы и их друиды просто дети по сравнению с ним, несмотря на свой тысячелетний возраст.
— Как-то это слишком надуманно, — поморщился Гарри.
— Ну, подумайте сами, — начал раздражаться Снейп, — тысячу лет этот народ скрывался за барьером Дану. Занимался земледелием и худо-бедно кормил сам себя и своих правителей. Ученые друиды занимались в основном исправлением погоды для успешного земледелия и скотоводства. А засланные в мир людей лепроханы, известные нам как лепреконы, потихоньку таскали из нашего мира золотишко в маленьких горшочках в качестве дани своему народу за свое праздное времяпровождение. И это продолжалось почти тысячу лет! Зачем такому народу, забывшему, что такое война и голод, совершенствовать свои магические силы? Фоморы, связанные клятвой побежденных, обеспечивали безопасность на границах их мира, а барьер Дану до поры до времени надежно ограждал их от мира магглов и магов. Разумеется, в ожидании тысячелетнего юбилея правители этого мира имели некие силовые структуры, призванные следить, чтобы все подданные исправно пополняли Горщак. Ну и обычная паранойя властителей, заставляла их содержать небольшую армию из знати, которая охраняла их от внутренней конкуренции и избавляла правящую верхушку от безделья. Они же подкармливали и пользовались услугами носителей магии — друидов, которым больше подвластна магия стихий, а не темные искусства, которые развились в нашем мире по причине жесткой конкуренции магов с магглами и магов между собой. Пока все логично?
Снейп коротко передохнул.
Не говоря ни да, ни нет, Поттер негромко уронил:
— Я слушаю внимательно.
— Тогда продолжим. С приближением тысячелетнего юбилея верхушка лепроханской знати активизировалась. Им нужно было навести контакты с соседним миром, чтобы привести в свой мир особей женского пола, пригодных для деторождения и создания семейного уклада, как исполнение древнего договора между ними и богиней Дану. Божественную сущность богини мы обсуждать не будем. Примем ее как данность. Была создана тайная служба, которая под видом все тех же безобидных лепреконов стала обшаривать магический мир и мир магглов в поисках желанных и перспективных самок. Эту службу возглавил известный вам танни Атти. К тому же правитель страны лепроханов не без оснований считал, что решить такую задачу только мирными средствами, может и не получиться. Спешно были созданы регулярные вооруженные силы, для защиты барьера Дану, на случай конфликта с другими мирами. Эту армию возглавил твой пресловутый перебежчик танни Арлан. Кстати, примите мои поздравления, ваша предусмотрительность и принесение Арланом клятвы, лишило армию лепроханов довольно талантливого и смелого военачальника.
Поттер несколько иронично поклонился Снейпу в ответ на похвалу.
— Именно в этот момент шпионы Атти попали в поле зрения Воландеморта, собиравшего под свои знамена всех без разбора. Он довольно быстро понял, что вояки из лепроханов посредственные, а его идеи доминирования магов и принципы чистоты магической крови к этим унтерменшам неприменимы. Темный Лорд был разочарован, но кто-то из агентов Атти, либо под пытками Упивающихся, либо под Империо выдал главную тайну мира лепроханов — наличие огромного клада золота — Горщака. Темный Лорд, постоянно нуждавшийся в средствах для своих амбициозных планов, довольно легко проник через барьер Дану и после непродолжительных поисков нашел и похитил Горщак.
— Хорошо, что для этого ему хватило маггловского танка, в немагическом мире есть оружие и пострашнее.
— Нет, Поттер, танк был уже потом. Это скорее каприз Лорда и его попытка использовать технику магглов в своих целях. Кстати, попытка достаточно удачная. Малфои рассказали мне, как непросто вам было вытащить похищенный клад из тайника.
— Однако мы отвлеклись, — продолжил зельевар. — Правитель лепроханов в полной растерянности. Миллениум на носу, а порадовать подданных нечем. Важнейший магический посредник украден темным магом из соседнего мира. Атти получает команду любой ценой вернуть золото в Лепроханию. Но что он может сделать? Темный Лорд погибает в поединке с вами, унеся тайну хранилища Горщака с собой в могилу. Это и хорошо и плохо. Горщак не найти, но магический мир без Воландеморта, как бы это ни странно звучало, стал беззащитнее и уязвимее. Атти — лепрохан весьма сомнительной порядочности, получив приказ «любой ценой» решает, что эту «любую цену» должен заплатить мир магической Британии. Его план нападения на главные институты власти и экономики нашего мира со временем войдет в учебники тайных служб всех магических миров.
— Атти похищает большую часть квиддичной команды Ирландии и превращает игроков в инкубаторы для паразитов. Выбор не случаен. Игроки в квиддич всегда отличались отличным здоровьем и выносливостью, а значит, имели «срок полезного использования» больше чем у случайно взятого среднего волшебника. Дальше вы сами все знаете. Пуддинги, убийства гоблинов, наложение заклятия, захват министерства руками самих министерских работников, захват Гринготтса и завладение золотом магической Британии, заражение и подчинение большей части магического населения. Большей, но не всей! Именно это обстоятельство поставило под удар всю авантюру мерзавца Атти. Оказывается, в Британии появилось два темных мага. Они инициированы, но еще молоды и не набрались серьезного опыта в овладении Темными искусствами. Но даже против таких неофитов у Атти нет средств борьбы.
— Мистер Снейп, все это я знаю…
— Не перебивайте, Поттер, я подхожу к главному. Немногочисленная, но очень опасная армия мира магической Британии вторглась в Лепроханию. Первый этап лепроханы выиграли, сумев разделить темных магов. Вопрос, зачем?
Поттер затаил дыхание. Он сам бился над этой загадкой, но ничего кроме варианта с взятием Гермионы в заложницы в его голову не пришло.
— Да очень просто! Они взяли Гермиону в заложницы, — предположил Поттер.
— Я что, зря потратил последние полчаса? Поттер, включите мозги для разнообразия! У лепроханов нет волшебников, равных по могуществу мисс Грейнджер. Да ее могли обмануть, временно лишить памяти, внушить ложные идеалы и императивы. Временно! Еще раз задаю вопрос — зачем?
Поттер молчал, ожидая услышать гадость из гадостей, какая просто не могла прийти ему в голову. И Снейп не заставил его ждать.
— Цель разделения магов могла быть только одна — сбить с толку ложными воспоминаниями или убеждением одного из темных магов, чтобы столкнуть его с другим в смертельном поединке!
Гарри был потрясен. Такая трактовка событий все ставила с ног на голову. Гермиона хочет его убить?
— Это не исключено, — вдруг ответил Снейп. Видимо последний вопрос Гарри задал вслух, сам того не заметив. — Но есть в этой истории одна странность.
— Какая? — ухватился Поттер, как утопающий за соломинку.
— Слишком долго длится помутнение рассудка у мисс Грейнджер. Она уже должна была стряхнуть с себя несильные чары друидов. Но этого до сих пор не произошло. Остается предположить…
Зельевар замолчал, думая, как правильно сформулировать свои подозрения.
— Что? — не выдержал Гарри.
— Что на нее оказывает негативное влияние волшебник, превосходящий ее по могуществу, умело манипулирующий ее поведением с той же целью — заставить ее выступить в этом сражении на стороне лепроханов.
— Вы же сами сказали, что такого волшебника у лепроханов нет!
— У лепроханов нет. А у нас, возможно, есть… то есть был.
— Не понимаю!
— Поттер, как вы отнеслись к сообщению директрисы Макгонагалл об уходе профессора Дамблдора, который сам назвал это своим новым приключением?
— Никак не отнесся, — пожал плечами Поттер в недоумении, — ушел и ушел. Эти бывшие директора с портретов, то на месте, то где-то шляются… Погодите… Вы на что намекаете? Дамблдор же умер!
— Чем больше я думаю о его смерти, тем больше сомневаюсь в ней, — медленно и нехотя выговорил Снейп, — Дамблдор был великим темным волшебником. И погиб от банальной Авады? Да еще выпущенной моей рукой из моей палочки, которую он знал, как свои пять пальцев? Которую он имел возможность зачаровать? Понимаете меня, Поттер?
Гарри мрачно молчал.
— Понимаете, Поттер, — повторил зельевар, — есть еще такое понятие как интуиция. Я буквально чувствую руку Альбуса в последних событиях. Чувствую его стиль, его приемы… Вам не понять, я наблюдал этого человека больше двадцати лет! Хотите верьте, хотите нет, но я почти уверен, что без вмешательства Альбуса Дамблдора здесь не обошлось, Поттер!
— Вы думаете, Гермиона хочет меня убить? — выдавил из себя Гарри.
— Вряд ли. Скорее из-за каких-то наведенных побуждений она хочет вас победить. Но неизвестно, какие планы задуманы ее кукловодом. Боюсь, что ваш поединок независимо от его исхода, приведет к смерти одного из вас. Или…
— Договаривайте!
— Или к смерти обоих, Поттер…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Четверг, 14.02.2019, 23:11 | Сообщение # 343
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 66 Сражение. Часть первая.

Пока отряды армии Поттера высаживались на полуостров и занимали места согласно принятой на совете дислокации, Минерва Макгонагал вдруг обратилась к Гарри с просьбой выслушать ее наедине.
«Сговорились они все что ли?» — с неудовольствием подумал Поттер, вспоминая свой недавний разговор со Снейпом. Фантом зельевара не убедил его до конца, но послевкусие от разговора осталось неприятное.
— Сейчас не время миссис Макгонагал, — попытался уклониться он.
Однако, директриса была настойчива, намекая, что ее информация прямо касается грядущей битвы.
— Ну, хорошо, — сдался Поттер, — пройдемте на нос парома, там сейчас никого.
Он попросил Аберфорта позвать его при малейшей тревоге и отправился с Макгонагал в стоярдовое путешествие по палубе парома.
— Я слушаю вас, — он сделал приглашающий жест, — здесь вас никто не услышит кроме меня.
— Понимаете мистер Поттер, в тот момент, когда мы в Хогвартсе собирали всех кого возможно в отряды для борьбы с министерством и лепроханами, я… я немного потеряла голову от осознания, как малочисленны наши силы. Я рассылала письма, призывы и вела переговоры со всеми магическими расами Британии и Европы, о которых мы имели с профессором Флитвиком хоть какое-то представление…
— Я считаю это хорошей идеей, — поторопился перебить ее Поттер, настороженно посматривая на сушу, — кальмар и русалиды отлично помогли в морском сражении, да и сегодня их помощь в подводном дозоре нам очень пригодится.
— Русалиды — это было самое простое решение, ведь они, хоть и по-своему, служат Хогвартсу, — отмахнулась директриса, — я обращалась и к более опасным существам.
— К кому, например? — насторожился Поттер.
— Я же говорю, что немного потеряла голову от беспокойства…
— Миссис Макгонагал! Это я уже слышал.
— Я позвала многих, но не многие сразу откликнулись, — продолжила директриса, — а потом я пришла в себя и даже обрадовалась, что не все откликнулись, пока…
— Пока, что? — уже всерьез забеспокоился Гарри.
— Пока они не откликнулись, мистер Поттер, — виновато покивала головой директриса.
— Кто откликнулся?!
— Оборотни…
— Оборотни?
— И вампиры…
— И вампиры?! — схватился за голову Поттер. — Ну, просто зашибись! Вы пригласили нам в союзники две смертельно враждующие между собой расы? И когда они откликнулись? Почему я об этом узнаю только сейчас?
Вид у директрисы был весьма несчастный.
— Примерно полчаса назад, — она опустила голову, — сначала одни и сразу за ними другие.
— И вы не могли отказаться под благовидным предлогом от помощи?
— И те и другие сообщили мне, что они уже здесь и наблюдают за полуостровом и нашими действиями. Видимо, друг друга они еще не заметили.
Гарри захотелось всплеснуть руками на манер мадам Помфри, но он только тяжело вздохнул, повернулся и пошел на корму парома. Макгонагал семенила за ним.
— Мистер Поттер, — бормотала она, — я же не предполагала… Красные колпаки отказались… Кентавры сказали, что им сначала надо посмотреть расположение планет и как в воду канули, трусливые лошадки… Великаны начали торговаться, требовать возмещение за то что их маги обижали… Про троллей я уже и не говорю, только портить воздух горазды тупые орясины… Из Румынии вместо ответа прислали пепел от моего сожженного письма… Что мне оставалось делать? Я не надеялась уже, что хоть кто-то ответит, а тут сразу… И ведь старшим вампирам еще до меня мистер Крокер отправлял послание, когда вы в Дублине на их собратьев наткнулись.
Поттер остановился так резко, что Макгонагал налетела на его спину и отскочила назад, как резиновый мячик.
— Старшие вампиры? Кто это?
— Это старший вампирский клан, — принялась объяснять Минерва, — они родом из Италии, но присматривают за своими собратьями по всему миру. Они сильнее и многочисленнее, чем любой другой вампирский клан, поэтому их слово в мире вампиров — закон. Мне кажется, что если бы Соул им не написал, то они бы сюда не пожаловали. Мы их не интересуем, разве что, как еда, но для этих целей им магглов хватает. А вот то, что вампиры Ирландии служат каким-то проходимцам из соседнего мира — это их точно возмутило. Это прямое нарушение их законов. А законы у них такие, что наш Визенгамот по сравнению с ними просто благотворительная организация…
— Как они с вами связываются?
— По Сквозному зеркалу!
— Как их зовут?
— От вампиров главным представился некто Деметрий. Как я поняла, он не самый главный в старшем клане. Что-то вроде представителя главы клана по особым поручениям.
— И он, конечно, не один? — хмуро уточнил Поттер.
Минерва лишь вздохнула.
— Так, а от оборотней кто? Фенрира Грейнбека прикончили еще во время битвы за Хогвартс.
— У него был взрослый сын.
— Он стал новым вожаком?
— Да, мистер Поттер, он стал альфой стаи. Зовут его Крис.
— Что-нибудь знаете о нем?
— Слышала что он не так свиреп, как его отец, но оборотень есть оборотень. К тому же он оборотень-мутант и перекусал всю свою стаю, чтобы все ее особи тоже стали мутантами.
— Что значит, мутант?
— Это значит, что они теперь могут принимать волчий облик не только во время полнолуния, но и во время любой фазы луны по своему желанию.
— Спасибо что просветили, миссис Макгонагал, — недовольно скривился Поттер. — Только этого нам не хватало!
— Меня другое беспокоит, мистер Поттер, — нехотя призналась Минерва, — если мотив старших вампиров примерно понятен, то с оборотнями все наоборот.
— Что наоборот?
— Они не выставили никаких требований. Я не понимаю, почему они решили принять участие в битве на нашей стороне.
— Проголодались, — хмыкнул Гарри.
Минерва лишь поморщилась на не слишком остроумную шутку, не подозревая, насколько она близка к истине…
* * *
Крис Грейнбек наблюдал за построением отрядов Поттера из зарослей кустарника, которым заросло северное окончание полуострова. Вся его стая за исключением двух ближайших советников лежала на земле в обращенном виде. Поджарые серые тела лежали, плотно прижавшись друг к другу в несколько рядов. Крис привел сюда всю свою стаю, оставив в лагере лишь щенков. И даже его ближайшие советники, не говоря уж о рядовых омегах, не до конца понимали, в каком критическом состоянии они оказались в последнее время.
Чего греха таить, оборотни в целом и оборотни-мутанты в частности испытывали неутолимую жажду крови и плоти человеческой. И не просто человеческой, а крови и плоти магов! Нечасто, но решались они на злое дело, а потом пускались в бега, чтобы разъяренные нападением маги и авроры не перебили их, как бешеных собак. Так было всегда, но за последние четыре месяца все вдруг изменилось.
Началось все с нападения на какого-то шатавшегося в лесу мага. Три оборотня настигли его, устроили себе пир и даже пытались пригласить на «фуршет» всю стаю, но не успели, потому что издохли в мучениях на глазах альфы и всей стаи, явившейся на их зов.
Крис категорически запретил омегам приближаться к останкам мага и погибших собратьев. Обратившись в человеческий облик, он внимательно осмотрел останки мага и понял, что умершие оборотни напали на шпиона министерства магии. Обнюхав его окровавленное тело, он почувствовал незнакомую и неприятную ноту в привычном благоухании крови мага. Крис заподозрил, что этот министерский шпион был чем-то отравлен. Он запомнил этот запах сам и потребовал, чтобы его запомнили все омеги стаи. С тех пор оборотни старательно избегали своих потенциальных жертв, от которых доносилась такая же тошнотворная отдушка. Но с каждым днем таких отравленных становилось все больше и больше, как будто все маги накачались зельем, которое смертельно для оборотней. Было еще несколько жертв среди самых глупых и жадных оборотней, которые не удержались от нападения на отравленных магов. Заканчивалось это всегда одинаково. На месте нападения оставались лишь трупы. Трупы магов и трупы волков.
Тогда Крис увел свою стаю подальше от магических поселений. Они жили в лесных шалашах и палатках одним лагерем. Нападали теперь только на магглов, но и эти нападения пришлось прекратить, когда выяснилось, что от маггловской крови оборотни-мутанты со временем теряют свою способность обращаться при луне в любой фазе и вновь зависят только от полнолуния.
Когда к Крису прилетела сова от директрисы Хогвартса, он решил, что это ловушка, но прерывать контакт не спешил, а написал короткий ответ, в котором потребовал объяснить, что собственно происходит в магическом мире. Следующая сова принесла ему Сквозное зеркало. Выслушав печальный рассказ директрисы о нападении лепроханов и просьбу о помощи, Крис задумался. Единственные незараженные маги сплотились вокруг Хогвартса и Хогсмита. Единственные, кого могли кусать оборотни, не опасаясь за свою жизнь. И боролись эти маги за то, чтобы победить и изгнать лепроханов, а потом вылечить всех зараженных магов. Оба соображения приводили к единственному выводу — магам Хогвартса надо помочь, иначе стая будет обречена на деградацию и вымирание. Но действовать совместно с магами и становиться под их знамена, он не собирался. Потому что еще волчонком впитал поучения отца о том, что никому из них доверять нельзя, если не хочешь оказаться в Азкабане на цепи с шипастым ошейником!
Поэтому оборотни следовали за магами Хогвартса все это время, не выдавая им своего присутствия. И участвовать со своей стаей в битве Крис собирался только в том случае, если не будет у них другого выхода…
Крис заметил, что на корме парома появился черноволосый маг с подзорной трубой, и тут же пригнулся.
— Идите к омегам и передайте всем по цепочке, чтобы не вздумали поднять головы или издать звук без команды!
Его спутники кивнули, бесшумно попятились и исчезли в зарослях.
* * *
Выставив вперед отряды Хогвартса и войско гоблинов, Поттер оставил в резерве свою гвардию и отряд чистокровных под командованием Люциуса Малфоя. Он уже наладил связь с Крокером, но потребовал категорически, чтобы его отряд оставался за полосой тумана, наблюдал, что там происходит и докладывал, кто собирается наступать во фронт на полуостров, и чтобы сам был готов ударить в тыл врагам, когда для этого придет срок. Соул пришел в сильнейшее раздражение от приказного тона Поттера, но Робардс философски напомнил главному невыразимцу, что тот собирался помереть не на поле брани, а в собственной постели, а потому надо бы свой гонор засунуть сам-знаешь-куда, потому что Поттер сейчас обладает всей полнотой информации, чего не скажешь о них самих.
Крокер еще немного попыхтел, но подчинился и расставил дозоры так, чтобы охватить ими как можно более длинный участок на границе двух миров…
* * *
— Поттер! Прямо на вас двигается большой отряд фоморов! — голос Крокера сочился отвращением. — Принимайте! Их около трех сотен.
— А еще двести где? — крикнул Гарри в Сквозное зеркало. — Их должно быть пятьсот!
— Не знаю. Дозорные насчитали около трех сотен.
— Спасибо, мистер Крокер. Наблюдайте дальше.
Гарри уставился на полосу тумана, отделяющую их от врагов.
— Передовым отрядам! Внимание! Фоморы появятся перед вами через несколько минут!
Отряды магов ощетинились палочками, а войско гоблинов длинными ножами.
— Я должен быть там! — непреклонно заявил Аберфорт.
— Идите! — согласился Поттер. — Главное выдержать их первый удар!
Аберфорт мгновенно аппарировал к передовым отрядам. Было слышно, как он громовым Сонорусом отдает команды и подбадривает бойцов.
В этот момент полосу тумана разорвали гигантские фигуры фоморского войска. Ряд за рядом они выходили на поле, небрежно размахивая дубинами с шипами, железными пиками и крючьями. Их становилось все больше, но они не торопились, скапливаясь плотной уродливой массой для таранного удара. От них до отрядов магической Британии оставалось еще метров триста.
Свежий ветер донес до парома жуткое зловоние. Поттер сморщил нос.
— Интересно, что может издавать такое зловоние?
Гарри оглянулся на голос. Рядом с ним стоял Снейп.
— Чем не ваши зелья? — саркастически заметил Поттер.
— Не смешно, — Снейп еще раз принюхался без всякого отвращения, — действительно что-то знакомое…
В этот момент Минерва схватила Поттера за руку.
— Гарри! Смотрите, что это?
— Где?
— Слева. Над морем. Видите?
Из низких туч вынырнула какая-то темная масса и рухнула в море. За ней еще одна. Затем сразу две. Потом посыпались десятками, покрыв море фонтанами брызг, как при обстреле из пушек.
— Может быть, передать на эскадру маркизу, чтобы его пушки обработали этот участок?
— Подождем. Надо разобраться, что это такое.
— Или кто, — добавил Снейп.
— Какая там глубина? — вдруг спросил Поттер, всматриваясь в волны.
— Футов тридцать-сорок. Не очень глубоко.
И вот в волнах показались темные точки. Они двигались к берегу, но подводные дозорные русалиды не поднимали тревогу. Что их там всех перебили?
— Что происходит?
Вопрос Минервы повис в воздухе.
Точки все росли, вытягивались в высоту, обретали контуры до боли знакомые по битве за Хогвартс.
— Великий Мерлин! Это же…
— Великаны! Великаны! Берегитесь!
Огромные фигуры с дубинами в руках в своем уродстве лишь немного проигрывали фоморам, а вот в размерах…
Когда они вышли на берег — полсотни великанов с огромными буграми мышц и сломанными деревьями вместо дубин, на поле воцарилась мертвая тишина. Отряды магов с невольным ужасом смотрели на эту неизвестно к кому пожаловавшую подмогу. Гоблины только сильнее ощерились, и часть их отряда развернулась в сторону великанов. Фоморы перестали издавать угрожающее рычание и даже вонять стали как-то деликатнее и более узнаваемыми запахами.
Перед строем великанов показался самый крупный из них и самый свирепый на вид. Он обвел своими маленькими красными глазами поле сражения, корабли эскадры на рейде, паром, уткнувшийся кормой в берег, отряды магов и гоблинов, и, наконец, взгляд его уперся в безобразную массу фоморов. Со стороны могло показаться, что он обрадовался, найдя, наконец, хоть немного соразмерных для него противников. Предводитель великанов взревел, указывая дубиной на фоморов, и великанская рать, дружно качнувшись вперед, зашагала, с воодушевлением размахивая дубинами, к выбранным противникам…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 22.02.2019, 00:09 | Сообщение # 344
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 67 Сражение. Часть вторая.

Напряженно следя за действиями свалившихся с небес великанов, Гарри в первую очередь волновал вопрос, на чьей стороне они решили выступить? Ведь не исключено, что министерство тоже вело с ними переговоры. Когда же монстры направились навстречу фоморам, на первый план вышел другой вопрос. Точнее не вопрос даже, а целая загадка. А как это великанам удалось добраться через три моря в такую даль, да еще и таким необычным способом?
У Поттера даже мелькнула сумасшедшая мысль, не прилетели ли они на маггловских военно-транспортных самолетах? А почему бы и нет? Если Воландеморт не брезговал пользоваться маггловской бронетехникой, то этим обломам кто мешает?
Впрочем, Гарри быстро сообразил, что такого самолета, в который мог бы поместиться великан, даже у магглов нет. Не говоря уже о полусотне великанов. Что же за существа или стихии принесли им эту неожиданную помощь, да еще и так вовремя?
Поттер с некоторой опаской оглядел серое низкое небо, но ничего подозрительного в нем не увидел.
— Думаю, Поттер, что вы гадаете над тем же вопросом, что и я, — Снейп констатировал факт, а не спрашивал.
— Мысли есть? — поинтересовался Гарри, не глядя на собеседника.
— Даже больше, чем хотелось бы, но ни одной полезной, — неожиданно признался фантом зельевара.
— Жаль! — коротко кивнул Поттер и вынул из кармана Сквозное зеркало. — Мистер Малфой! Отправьте несколько своих людей на фестралах понаблюдать и пошарить в небе. Сдается мне, что оно еще преподнесет нам сюрпризы.
Спустя полминуты несколько черных всадников на еще более темных крылатых созданиях взмыли с верхней палубы парома, кругами набирая высоту.
* * *
Тем временем великаны приблизились к фоморам на расстояние не более полусотни ярдов.
Навстречу им полетел залп каких-то бесформенных сгустков разного цвета и величины.
За спиной Поттера все невольно ахнули. Сгустки разбухали на лету и превращались в огненные шары, морозные облака пара, потоки жидкости цвета болотной грязи и прочую мерзость. Все это почти без промахов обрушилось на неповоротливые туши великанов, пытаясь их сжечь, заморозить, отравить или превратить в кровавое желе. Гиганты небрежно стряхивали с себя огненные ручьи, развеивали взмахом рук и дубин ядовитые облака, отбивали обратно куски льда, исходящие морозным паром. Даже заклинания магов почти не действовали на этих монстров, что уж говорить о таких мелочах, как снаряды фоморов. Последние, кстати, были весьма обескуражены неэффективностью своей бомбардировки, которая раньше безотказно деморализовывала любого противника.
Любого, но не этого.
Вот великаны преодолели последние пятьдесят ярдов и их дубины обрушились на первые ряды воинства фоморов. Вся долина полуострова словно взорвалась ревом и воплями сражающихся титанов. Фоморы, оправившись от недолгой растерянности, всеми своими тремя сотнями туш навалились на огромных, но более малочисленных врагов. Они окружили их со всех сторон, пытаясь задавить и повалить великанов, наваливаясь на каждого из них всем скопом. Огромные дубины исполинов просекали в рядах врагов целые просеки, но сбитые с ног фоморы вновь поднимались и бросались на них. Великаны втаптывали более низкорослых фоморов ногами в землю, разрывали огромными ручищами их на части и обрушивали куски врагов на головы их собратьям. Фоморы рубили великанов своими секирами, кололи пиками, хватали стальными крючьями и пытались свалить на землю, чтобы дотянуться до их голов — ослепить, оглушить, распороть горло...
Пыль, поднятая сотнями исполинских ног, окутала сражающихся монстров плотным покрывалом, внутри которого шло беспощадное взаимное истребление.
Поттер дал команду отрядам гоблинов и ополчению Хогвартса и Хогсмита отступить назад на триста ярдов, опасаясь, что вырвавшись из пыли, фоморы могут оказаться в непосредственной близости от них.
— Мистер Поттер! — ожило вдруг Сквозное зеркало голосом Люциуса Малфоя. — Разведчики сообщили, что в облаках никого нет, а выше слоя облаков кружит воронья стая. Видно почуяли поживу стервятники. Прикажете им возвращаться?
Гарри размышлял недолго.
— Нет! Пусть наблюдают, пока фестралы могут держаться в воздухе на такой высоте.
Люциус в ответ что-то недовольно проворчал, и зеркало помутнело, выключившись.
Не прошло и минуты, как раздался новый сигнал. На этот раз пришло сообщение от Соула Крокера.
«С севера вдоль побережья приближается отряд численностью до пятисот магов. Большинство одето в форму аврората и министерские мантии. Считаю целесообразным дать команду моему отряду преградить им дорогу и навязать бой, не допуская их на полуостров».
Пятьсот авроров и квалифицированных магов против неполной сотни вчерашних студентов Хогвартса и агентов невыразимцев? Силы слишком не равны.
«Приказываю отряд министерства пропустить! Себя не обнаруживайте. Наблюдайте и будьте готовы атаковать их с тыла!»
Поттер примерно представлял, какую рожу скорчит Крокер и Гавейн, и сколько изящных проклятий в стиле ретро обрушат они на его голову, но был уверен, что они выполнят приказ. Единожды признав его руководство, эти маги старой закалки будут выполнять его приказы и дальше. По крайней мере, до тех пор, пока он держит ситуацию под контролем.
* * *
— Поттер, вам не кажется, что именно сейчас надо ждать от противника какого-то неожиданного хода?
Гарри мельком посмотрел на Снейпа.
— Мне кажется, что они и без всякой неожиданности могут задавить нас просто числом, — поморщился Гарри. — Тысяча лепроханов, пятьсот фоморов, двести из которых находятся неизвестно где. Это враги с той стороны. А с нашей — неизвестное количество лепреконов, вампиры кланов Ирландии и пятьсот министерских вояк! Не слишком ли много? Вы считаете, что им нужны еще какие-то военные хитрости?
— Я считаю, что без этого не обойдется, — сдержанно ответил Снейп. — Ну и не стоит прибедняться. Силы, которые вам удалось собрать — довольно значительны. А неожиданное вмешательство великанов и вовсе спутало карты противнику. Именно поэтому я считаю, что они решатся на какой-то ход, который приберегали на всякий случай.
— Хотелось бы, чтобы предчувствие вас обмануло, — сухо ответил Гарри.
Как выяснилось буквально через несколько минут, предчувствие зельевара не обмануло…
Со стороны моря раздался предостерегающий стрекот русалидов. Тритоны и русалки со всего прибрежного контура полуострова бросились на помощь атакованным собратьям. Под водой разгорелась нешуточная битва. Только всплывшие куски рваной плоти и мутные пятна крови свидетельствовали о трагедии, разыгравшейся в морских глубинах.
Забыв на время о продолжающейся битве великанов с фоморами, Гарри напряженно всматривался в морские волны справа от парома. Наконец, из воды вынырнул окровавленный тритон с обломком трезубца в руках и громко прострекотал непонятную фразу.
— Что он сказал? — крикнул Поттер. — Кто понимает язык русалидов?
— Он сказал: «Нам не справиться с ними! Берегитесь!», — ответила побледневшая Минерва.
— Что еще за пакость? Моргана вас побери, Снейп, с вашими предчувствиями!
И вот у берега из волн показался первый длинный костяной гребень и зубастая пасть. Потом второй. Потом вся полоса прибоя вскипела узкими, хищными телами трехметровых ящеров, покрытых серо-зеленой ячеистой броней.
— Твою ж мать! Это же эти… как их… лепроханские грезлоты, дементор их побери!
Поттер выхватил палочку, и его взрывное заклятие разметало в разные стороны полдесятка тварей. Впрочем, убитых или разорванных среди них не оказалось. Серо-зеленая масса перла из моря на берег, выходя в тыл отрядам самообороны Хогвартса и армии гоблинов.
Поттер кинул взгляд в сторону мутной тучи на месте сражения великанов с фоморами. Там медленно оседала пыль. Сквозь нее проступало значительно поредевшее воинство фоморов, но не было видно ни одной исполинской фигуры великана. Все они были повержены беспощадными врагами и бездыханными тушами громоздились на неласковой ирландской земле.
Основные силы воинства Поттера теперь оказались между двух огней.
— Минерва! Предупредите Аберфорта и сами отправляйтесь к нему!
Директриса немедленно аппарировала.
Гарри последовал за ней, но маршрут его аппарации был на несколько сотен ярдов короче. Он появился на поле боя между своими отрядами и наползающими с моря грезлотами. То, что эти твари мало восприимчивы к заклинаниям — в этом он уже убедился, поэтому следовало поискать другие средства борьбы. Палочка его описала замысловатую траекторию, и на пути грезлотов появилась стена высотой в несколько футов. Спустя несколько мгновений первые лепроханские крокодилы уперлись в нее своими пастями. Низкий вибрирующий рев огласил окрестности. Твари были разочарованы, что не могут добраться до вожделенной плоти магов и гоблинов.
— Надеюсь, летать вы не умеете? — усмехнулся Поттер.
Он наблюдал за тщетными попытками тварей, преодолеть неожиданное препятствие. Над воздвигнутой стенкой мелькали оскаленные пасти, передние лапы рептилий скребли по гладкой отвесной поверхности, за которую невозможно было зацепиться, чтобы перевалить тяжелое бронированное тело на другую сторону. Гарри проверил как мог крепость своей стены, созданной темной магией буквально из того, что было у него под ногами. Преграда показалась ему достаточно надежной. Он растянул ее полукругом так, чтобы единственный путь, чтобы обогнуть препятствие, лежал для грезлотов обратно через воду.
К этому времени все ящеры уже находились на суше, и на глаз их количество составляло около двух сотен. Опомнившиеся от внезапного нападения русалиды высовывались из воды почти по пояс, потрясая своими трезубцами. Поэтому свирепые, но, видимо, не глупые твари не спешили возвращаться в море, а упорно пытались преодолеть созданную Поттером стену.
Теперь пора было «позаботиться» об оставшихся в живых фоморах, которые медленно, но настойчиво восстанавливали свой строй, готовясь атаковать низкорослых противников. Их оставалось меньше сотни, но они все еще были достаточно грозной силой.
Поттер достал Сквозное зеркало.
— Командор Санта-Круз! Пришло время для ваших пушек. Надо добить уцелевших фоморов.
— Дистанция на пределе, и метать ядра придется через головы своих отрядов, — недовольно заметил маркиз, — но коль скоро вы настаиваете, придется увеличить пороховой заряд. Но учтите, что вместо тридцати залпов я смогу сделать только двадцать!
— Сделайте не больше десяти залпов! Неизвестно, когда и чем эта мясорубка закончится!
— Разумно! — согласился командор.
Не прошло и минуты, как оба судна окутались пороховым дымом, потом до Гарри долетел громовой удар и свист ядер над головой. Первые разрывы легли, немного не долетев до фоморов.
В Сквозное зеркало было слышно, как капитан-генерал чехвостит отборными морскими проклятиями своих канониров. Или ругань помогла, или пушечных дел мастера действительно были мастерами, но следующий залп накрыл фоморов точно, попав в самую гущу вонючих монстров.
— Вот и хорошо, — кивнул сам себе Поттер, — дождаться бы только, когда у лепроханов закончатся союзники и магические зверюшки. Сами они умирать, что-то не торопятся.
И словно в подтверждение его слов и без того темное небо почернело еще больше.
— Что за хрень? — Гарри всмотрелся в тучу, опускающуюся с неба. — А-а, старые знакомые с жалом в попке!
И верно. Огромная стая зиберлотов атаковала сверху! Но на кого они нацелились, эти сборщики магии? На отряды магов? Но те предупреждены, что против этих огромных пчелок магию применять нельзя. Зачем тогда их выпустили на поле боя?
Ответ не заставил себя ждать. Зиберлоты всей массой набросились на… твою ж мать! На магическую стену, сооруженную Поттером для защиты от грезлотов! И стена начала таять на глазах, как кусок сахара в кипятке!
Гарри тут же осознал масштабы грозящей опасности. Стена, созданная темной магией, вначале потребовала от него изрядного магического усилия, а потом уже подпитывалась сама, вытягивая нужную энергию из окружающего мира. Поэтому постоянной поддержки от Гарри не требовалось. Но то первое созидающее магическое усилие поглощалось сейчас зиберлотами, разрушая магическую основу стены, и не то что минуты, а даже секунды ее существования были сочтены.
Вот первая рептилия с победным ревом перевалилась через остатки стены, за ней последовали десятки других. На размышление Поттеру оставалось несколько мгновений.
Взлететь? Это немедленно привлечет к нему всю стаю магических стервятников, которые уже практически расправились со стеной. На долго ли хватит его магических сил? И главное, как он защитит отряды магов и гоблинов от бронированных ящеров? С другой стороны, темная магия — пища для зиберлотов незнакомая и, судя по всему, нездоровая. Уже десятки, если не сотни зиберлотов рухнули на землю, трепеща в конвульсиях! Но темная магия есть только у него. Ее запасов не хватит, чтобы отравить такую многотысячную ораву. И по-прежнему нет ответа, как защитить от грезлотов магов и людей. Гарри выхватил из кармана Сквозное зеркало.
— Минерва! Передайте мой запрет всем магам на использование любой магии!
Вот первый лепроханский крокодил дополз до Поттера. Взмах палочки и его развалило пополам. И тут же зиберлоты кинулись поглощать смертельную для них магию, жертвуя собой, лишь бы она не вернулась к своему хозяину.
Гарри медленно пятился назад, время от времени поражая режущим заклинанием наиболее ретивых рептилий, и всякий раз чувствовал урон, наносимый запасам своей магии. Ситуация становилась все более безвыходной…
* * *
Крис Грейнбек мрачно наблюдал за совместной атакой крокодилов и огромных пчел. Сквозь шум и грохот залпов эскадры, которая добивала фоморов, он слышал пронзительные команды директрисы Макгонагал, которая запрещала магам использовать магию в непосредственной близости от… как она их назвала? Зиберлотов! Более идиотского названия для огромных насекомых он себе и представить не мог.
— А дела у Поттера и его магов совсем плохи! — сделал он вывод, наблюдая, как крокодилы неуклонно приближаются к отрядам магов. — Придется вмешаться. Сейчас решает не магия, а у кого лапы сильнее и зубы острее!
Он мгновенно перекинулся и воем поднял свою стаю в атаку. Пять десятков поджарых волчьих тел бурей промчались от зарослей до грезлотов и набросились на них, выискивая у противников слабые места. После нескольких неудачных попыток прокусить или разорвать броню грезлотов, оборотни обнаружили, что уязвимыми у ящеров являются только лапы и глаза. Огромные когти Криса впились ближайшему грезлоту в глаза, а страшная клыкастая пасть играючи перекусила переднюю лапу рептилии. Показав омегам пример, Крис расправился еще с несколькими грезлотами, потом отскочил в сторону на несколько десятков ярдов, наблюдая за действиями стаи. Теперь он вмешивался в битву, только если кому-то из омег грозила опасность, но оборотни действовали все более уверенно, да и не царское это дело всяким ползающим гадам лапы отрывать, поэтому Крис перекинулся обратно в человеческий облик и подошел к Поттеру.
Гарри холодно и настороженно смотрел ему в лицо, стараясь разглядеть опасные признаки, унаследованные от безумного и кровожадного отца. Но Крис выглядел очень достойно. Несмотря на мощную мускулатуру у него были тонкие черты лица, унаследованные, видимо, от матери. Держался он с той естественной грацией, которой невозможно научиться, если она изначально не заложена в генах.
Оборотень подошел к Поттеру и опустился перед ним на одно колено.
— Льщу себя надеждой, что милорд не в претензии за то, что я со своей стаей без разрешения принял участие в чужой охоте?
— Ты назвал меня милордом? — поднял бровь Поттер.
— Я не знаю, как еще можно достойно обратиться к тому, кто олицетворяет собой темную магию. Если я ошибся, прошу извинить.
Гарри решил, что протестовать с его стороны будет просто глупо. У оборотней свои понятия, свой кодекс. Ясно, что приглашение директрисы Макгонагал альфе оборотней показалось не слишком авторитетным. А вмешались они в «чужую охоту» очень даже вовремя…
Поттер знаком показал оборотню подняться с колена.
— Крис Грейнбек, хоть и с некоторым опозданием, но приглашаю тебя присоединиться к моей охоте!
Гарри протянул оборотню руку.
— Это большая честь для меня и моей стаи! — поклонился Крис, отвечая на рукопожатие. — Однако я немного отвлекся от дела. С вашего разрешения, пора заканчивать с этими ящерицами!
Он обернулся в волчий облик и бросился в самую гущу схватки оборотней и грезлотов.
Стая зиберлотов беспорядочно моталась над полем битвы в поисках хотя бы крох магии. Но носители ее до поры до времени хранили магическое безмолвие, подчиняясь строгому приказу Гарри Поттера…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 23.02.2019, 02:27 | Сообщение # 345
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 68

Сражение. Часть третья.

Светлейшая Греине с главнокомандующим Атти наблюдали за сражением со склона небольшой возвышенности, которая находилась в полосе перехода между мирами. В тумане, окутывающем их со всех сторон, магическими усилиями друидов были словно вырезаны узкие смотровые щели, которые давали возможность наблюдать за полем боя во всех подробностях, оставаясь при этом невидимыми и со стороны мира магов, и со стороны мира лепроханов.
— Самое время обрушить на врага силы подконтрольного нам министерства магии, — негромко, но так, чтобы повелительница его услышала, предложил танни Атти.
— А свою пехоту мы будем беречь для решающего удара? — с некоторым пренебрежением уточнила Светлейшая Греине.
— Наши бойцы не обладают персональной боевой магией, и их действительно лучше пустить в бой, когда противник будет магически истощен сражением и зиберлотами.
Ничего не скажешь. Разумно. Разумно и подло. Подлая разумность решения собственных проблем исключительно за счет противной стороны. В голове у Грейнджер крепко засела фраза Дамблдора, то есть Дамми:
«…в этой войне все решит не количество мечей и волшебных палочек, а только мощь и воля темных магов, вовлеченных в этот конфликт!»
Что имел ввиду чертов старик? С мощью еще более менее понятно. Кто лучше овладел темной магией, тот и сильнее. А вот насчет воли можно понять по-разному. Воля к победе? Это самое простое толкование. Примитивное. Этот хитроумный старец явно намекал на нечто иное.
Мысли Гермионы перескакивали с одного на другое совершенно бессистемно.
Она вдруг вспомнила, что Дамми применил к ней модифицированное заклинание возвращения памяти, лишенной эмоциональной составляющей.
Зачем? Чего он добивался? Чтобы она трезво и холодно оценила и сопоставила оба мира, сделав выбор в пользу мира лепроханов? Она именно это и сделала. Именно поэтому она здесь с армией пытается нанести поражение своему бывшему возлюбленному.
Бывшему?!
Гермиона чуть не задохнулась от осознания к краю какой пропасти она подошла вплотную. Зачеркнуть все, что было в ее жизни, отсечь прошлое вместе с Поттером, предать забвению все что было, разорвать последние нити, связывающие ее с миром магов, с миром Поттера, Хогвартса, бывших друзей и бывших врагов. Мира безнадежно больного и погибающего на ее глазах…
Грейнджер потрясла головой. Что это на нее нашло? Что за идиотская сентиментальность? У нее хватит сил и воли довести задуманное до конца. Темный волшебник Гарри Поттер должен быть повержен, лишен магии и заточен до конца своей жизни. Иначе ее новый мир никогда не будет чувствовать себя в безопасности. Уж ей-то известно гриффиндорское упрямство Поттера. Он никогда не смирится с поражением и будет бороться до конца. Именно этот конец ей и надо приблизить.
На поле боя появились оборотни.
За ее спиной Атти застонал, наблюдая, как они расправляются с грезлотами, которых он считал козырной картой в этом сражении. Их атака при поддержке зиберлотов должна была привести к разгрому отрядов магов.
Грейнджер лишь хладнокровно кивнула. Крокодилов ей было совершенно не жаль. Восстановить их поголовье можно за два-три года. А то, что Поттеру приходится вводить в бой свои скрытые резервы — это хорошо. Она и не сомневалась, что он хорошо подготовился к битве. Мысли ее опять перескочили…
А Лавена, то есть Лавгуд, оказалась совсем не проста. Гермиона чувствовала, как в ней копится отвращение к этой девушке, постепенно переходящее в ненависть. Откуда у нее появились такие темные умения? То что ее поддерживает Дамблдор, не вызывает сомнений. Но зачем ему это нужно? И почему Лавгуд, которая всегда демонстрировала ненависть к темной магии, сама оказалась измазана в ней по самые уши? Или все закономерно? Ведь одинокие темные маги ненавидят таких же, как они сами, и не могут ужиться с ними в одной стране, в одном мире… Стоп! В одном мире? Значит, если сама Гермиона — темная колдунья, то ей и в мире лепроханов не будет покоя, пока здесь находится Луна? Выслать ее в магическую Британию? Тогда зачем сражаться с Поттером? Они там все равно сцепятся не на жизнь, а на смерть.
Смерть. Мысли Гермионы опять сделали подскок с кувырком. А ведь Луна была очень дружна, если не сказать, влюблена в погибшего Невилла Лонгботтома. И они оба очень внимательно наблюдали за ней во время работы в офисе Фонда. Ей запомнились их настороженные взгляды и тихий обмен мнениями, так чтобы никто не услышал… Что это было? Настороженность светлых магов при встрече с темной магией? Или… да нет, не может быть! Она с Поттером составила темную пару по чистой случайности. Такие случайности не повторяются. Если бы не обучение Поттера темной магии под руководством Люциуса Малфоя, то вообще ничего бы не произошло. Но Дамблдор, когда узнал о втором Омуте Памяти отреагировал необычно жестко и категорично. Сдать артефакт невыразимцам и забыть!
Опять Дамблдор! Куда ни плюнь, везде уши этой старой суки торчат! Блин, ненавижу!
Стоп! Гермиона судорожно передохнула. Вон ее куда в мыслях занесло. Так не годится. Сначала нужно решить одну проблему, а потом уже заниматься остальными.
А если от нее этого и хотят?
Кто хочет?
Она не сдержалась и зло выплюнула вслух:
— Конечно Дамблдор, мерзкий манипулятор!
Атти расслышал только конец фразы и стал опасаться гнева Светлейшей Греине!
— Что изволит Светлейшая? — осторожно спросил он.
— Сколько лепреконов откликнулось на наш призыв?
— Моя секретная служба была довольно малочисленная, и все сотрудники успели вернуться до снятия барьера…
— Меня не интересуют твои шпионы, — надменно перебила его Грейнджер, — надеюсь после обращения в лепроханов, они находятся в составе нашего войска?
— Точно так, светлейшая. Лепреконы, живущие в Ирландии, пока еще не знают, что барьер снят, и им уже никогда не вернуть себе облик лепроханов…
— Они и не должны ничего знать. Я спросила, сколько их и готовы ли они к бою?
— Их набралось около трех сотен или немного больше. И они готовы вступить в бой.
— Это хорошо. Еще есть отряд фоморов, и зиберлоты в большинстве своем уцелели, насколько я вижу. А где местные кровососы? Они явились?
— Точно так, светлейшая.
— Хорошо! Вводи в бой отряды всех этих уродов. Магов министерства и лепроханов я пока приберегу!
Атти склонился перед властительницей в покорном поклоне…
* * *
Не успели оборотни Криса стащить всех искалеченных и ослепленных грезлотов в одну кучу, как на поле боя появились новые противники.
Поттер с интересом рассматривал вновь прибывшие отряды врагов.
— Это уже местная братва, — констатировал он, рассматривая отряд низкорослых лепреконов, вооруженных ножами, которые были весьма похожи на ножи гоблинов.
Кстати, именно гоблины возбудились больше всех при виде лепреконов.
— Крестопак! — вызвал Гарри предводителя гоблинов. — Твои воины полны жажды мщения?
— Да! — коротко рявкнул в ответ гоблин из Сквозного зеркала.
— Они ваши. Мстите!
Поттер увидел, как Крестопак, надсаживаясь, что-то крикнул своему войску. Наверное, древний боевой клич. Строй гоблинов шевельнулся и двинулся навстречу ненавистным поработителям.
Возле Поттера с неуловимой для глаза быстротой возник альфа оборотней.
— Вампиры! — прорычал он над ухом Гарри, начиная превращение. Пальцы его на глазах превратились в длинные и острые как бритва когти. А глаза налились угрожающим багрянцем.
— Подожди, Крис! — крикнул Поттер альфе, готовой наброситься со своей стаей на заклятых врагов своего племени.
Гарри вспомнил о предупреждении Макгонагалл насчет старших вампиров. Если они действительно где-то неподалеку, то надо ожидать их появления с минуты на минуту. И оборотням не стоит пытаться выполнить их работу. Это может привести к междоусобице в самый неподходящий момент.
— Чего ждать, милорд?
— Не забывайся, Крис, — с угрозой напомнил Поттер, — это моя охота! И только я решаю, кто и кого будет травить!
— Вам не справиться с ними без магии, — недовольно рыкнул альфа.
— А я и не собираюсь драться с ними. Я кое-кого ожидаю. Придется и тебе подождать!
Крис нехотя, но смирился. Он наблюдал теперь не только за приближающимися вампирами из кланов Ирландии, но и посматривал по сторонам, в тщетных попытках догадаться, кого же ждет милорд.
Сквозное зеркало было уже в руках у Гарри.
— Люциус! Твои люди еще в воздухе? Что у них нового?
— Одну минуту, мистер Поттер… Да! Есть новости! Воронья стая спускается вниз, прямо к нам на головы!
— Воронья?
— О, Мерлин! Мои недотепы только сейчас рассмотрели… Поттер, это не вороны! Это огромные летучие мыши!
— Убирай своих оттуда быстро! Пусть как можно быстрее отлетят в сторону от этих… мышей!
Гарри сунул артефакт в карман и повернулся к Крису.
— Если тебе дорога твоя жизнь и жизнь твоей стаи, то быстро спрячьтесь обратно в заросли… или нет, лучше на паром. Забейтесь в каюты и носа не высовывайте?
— Что? Почему?
Гарри уставился в низкое небо.
— Не медли. Сейчас явятся старшие вампиры, и я не хочу, чтобы они колебались, на кого им напасть в первую очередь!
Крис понял, что Поттер не шутит, громко рыкнул и бросился к парому, увлекая за собой свою стаю…
* * *
Огромные летучие мыши уже круто пикировали на полуостров.
Первым коснулся земли и принял человеческий облик «представитель главы старшего клана по особым поручениям» Деметрий Вольтури.
Рядом с ним тут же появился вампир крепкого телосложения с темно-оливковым цветом кожи.
— Я вижу, у главы магов, несмотря на молодость, хватило ума убрать отсюда волчьих выродков? — заметил он, оглядываясь по сторонам.
— Темные маги возраста не имеют, Феликс, — возразил ему Деметрий. — Вести все переговоры с ним буду я, если в этом возникнет необходимость. Но сначала мы займемся отступниками и нарушителями закона.
Он с брезгливым интересом рассматривал толпу ирландских вампиров, которая остановилась, как вкопанная, стоило появиться нежданным гостям. К этому времени вся стая летучих мышей уже приземлилась и обратилась в человеческий облик. По знаку Деметрия старшие вампиры двинулись к ирландским соплеменникам, охватывая их с трех сторон, и остановились как по команде в двадцати ярдах от них.
— Кто старший? — ровным голосом, не выражавшим никаких эмоций, задал вопрос Деметрий.
Из первого ряда ирландских вампиров выступил на полшага невысокий коренастый мужчина, одетый в строгий черный костюм.
— Эйдан Бэрк, глава клана Бэрков графства Коннот, — вежливо поклонился он.
— Деметрий Вольтури, специальный посланец клана Вольтури.
Кланяться Деметрий не стал. Он впился глазами в Эйдана, прощупывая его эмоции, и тут же ощутил явственно доносящееся от собеседника чувство вины и обреченности.
— Подойди ближе!
Бэрк безвольно сделал шаг, потом второй, третий…
— Достаточно. Готов ли ты отвечать на обвинения главы старшего клана вампиров, которые я уполномочен предъявить?
— Готов, — еле слышно едва шевельнув губами, ответил тот.
— Обвинение первое! Клан Бэрков и все примкнувшие к нему кланы Ирландии обвиняются в разглашении тайны существования сообщества вампиров третьим лицам.
— Обвинение второе! Клан Бэрков и все примкнувшие к нему кланы Ирландии обвиняются в добровольном согласии на подчинение и зависимость от действий или бездействия третьих лиц, что запрещено кодексом наших законов.
— Обвинение третье! Клан Бэрков и все примкнувшие к нему кланы Ирландии обвиняются в употреблении в пищу крови расы магов Британии.
— Обвинения предъявлены! Эйдан Бэрк, тебе есть, что ответить на них?
— Мы не употребляли в пищу кровь магов Британии. Все было совсем не так. Но ведь это не заставит вас изменить свое решение. Нас осудили заочно?
— Тебя уже ничто не спасет, а по остальным решение еще не принято. Рассказывай!
— Пусть будет так, я своей вины не отрицаю. Но если можно спасти от расправы членов моего клана...
— Это не тебе решать! Рассказывай! Мое терпение подходит к концу.
— Нас шантажировали. Один из членов моего клана укусил ночного зеваку и погиб в страшных мучениях. Мы не понимали, что с ним произошло, пока ко мне не пришел посланец от лепреконов и не начал угрожать.
— Чем он угрожал?
— Он угрожал, что они заразят всех людей в Ирландии специально созданными паразитами. Тогда нам нечем будет питаться, нам придется покинуть Ирландию, а в соседних странах нас уничтожат местные кланы, недовольные нашим вторжением на их территорию.
— И ты пошел на нарушение закона, испугавшись войны с другими кланами?
— Посланец утверждал, что все, что от нас требуется — это небольшая помощь, а потом они уйдут навсегда, и мы никогда больше о них не услышим, и на наши права никто никогда не позарится.
— И ты поддался на этот примитивный шантаж, вместо того, чтобы доложить об угрозе старшей семье? Ты виновен! И виновны главы примкнувших к тебе кланов! Пусть они выйдут и встанут рядом с тобой.
Из толпы ирландских вампиров вышло еще четверо и, мрачно уставившись в землю, присоединились к Эйдану.
— Приговор — смерть! Феликс, помоги им!
Мощный Феликс и еще два крепких старших вампира мгновенно оказались рядом с Эйданом. Двое помощников схватили приговоренного за плечи, а Феликс в два рывка оторвал ему голову. Обезглавленное тело нелепо забило ногами, осело на землю и вспыхнуло ярким пламенем. В это пламя бросили и голову.
Участь остальных глав кланов ничем не отличалась от участи Бэрка. Через минуту все было кончено и пять тел догорали на земле, распадаясь в черный пепел…
— Судьбу остальных ирландских вампиров хотелось бы обсудить отдельно, — раздался спокойный голос за спиной Деметрия.
Тот мгновенно развернулся и столкнулся взглядом с парой ярких зеленых глаз…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Четверг, 28.02.2019, 19:24 | Сообщение # 346
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 69

В преддверии поединка.

Гарри и Деметрий неторопливо прогуливались по берегу.
Поттер краем глаза посматривал, как гоблины теснят и добивают лепреконов, но главным сейчас было общение с посланцем семьи старших вампиров, которые на фоне явного ослабления магического мира Британии, сами оказались в непростой ситуации.
Беседовать на пароме Деметрий отказался, мотивируя тем, что там слишком «воняет псиной». Гарри понял, что присутствие на борту стаи оборотней для него секретом не является.
- Ты принял стаю младшего Грейнбека под свое покровительство? – внешне равнодушно уточнил Деметрий в начале разговора.
- Фактически, да, - поморщился Поттер, - они оказали нам помощь, откликнулись на призыв, и я пригласил их на совместную охоту.
Лицо вампира скривилось, но лишь на мгновение.
- Не мне давать оценку твоим действиям. Клан Вольтури с уважением относится к темному магу Поттеру и не собирается оспаривать его решения.
- Но я так понимаю, что все не так просто и у меня образовался некоторый долг по отношению к старшим вампирам, которые пришли к нам на помощь.
- К тебе на помощь, - уточнил Деметрий, - и очевидно, что это не единственная помощь в которой ты нуждаешься. Я тебя внимательно слушаю, милорд.
«Опять милорд. Сговорились они все что ли?» - подумал Поттер недовольно.
- В трюме галеона «Сан-Матео» находятся команды потопленной пиратской эскадры Фалькенберга. Они состоят из вампиров… - начал Гарри.
- Выродков, а не вампиров! – гневно перебил его Деметрий. – Отдай их мне!
- У меня нет ни малейшего желания возиться с ними, - кивнул головой Поттер, - но есть обстоятельства, которые требуют взвешенного решения…
Гарри рассказал Деметрию о смертельном отравлении вампиров эскадры кровью зараженных магов Британии, и о том, что после укуса поведение укушенных магов свидетельствует о том, что паразиты в их крови или погибли или лишились возможности влиять на поведение этих магов. Хотя это не исключило жажду крови у укушенных магов, поведение которых напоминает поведение новообращенных вампиров. Рассказ казненного главы мятежных кланов Ирландии лишь подтвердил, что это не случайность. Так как перед Поттером стоит почти неразрешимая задача по лечению большей половины магического мира Британии, то он не мог не заинтересоваться таким странным эффектом, не так ли, уважаемый Деметрий?
Гарри оглянулся на поле боя. Гоблины покончили с отрядом лепреконов и, вытирая окровавленные ножи, собирались в свой поредевший на треть строй. Он повернулся обратно к собеседнику.
- Эйдан Бэрк не лгал, - нехотя сообщил ему Деметрий, - вампир из его клана действительно умер, отведав крови неизвестного мага. И я почти уверен, что этого мага ему буквально подсунули. Видимо тот находился под действием какого-то заклинания, которое на время либо лишает, либо маскирует магические силы. Нападать на магов даже эти ирландские отступники не решились бы. Так что это была заранее спланированная провокация.
- Танни Атти, - сквозь зубы пробормотал Поттер, - ну сука, я до тебя доберусь!
- Но что вы предлагаете? Перекусать половину магической Британии, превратив их в вампиров? Лишить их зависимости от паразитов, превратив в незаконно обращенных вампиров? Да весь магический мир после этого начнет поголовно истреблять наши кланы. Да и выродков и предателей у нас не хватит даже на пятую часть ваших зараженных магов.
- Я и не предлагал такого пути, - Гарри сделал отрицательный жест, - меня интересует излечение магов, а не превращение их в вампиров.
- У вас есть конкретные предложения?
- У меня есть фантом очень умного мага, который отлично разбирается в зельеварении и колдомедицине. Если у вас среди старших вампиров есть такие, кто глубоко разбирается в природе вампиризма, то их совместная работа могла бы вывести нас на приемлемое решение. Разумеется, я готов принять все ваши условия. Разумные.
- Вы передадите этого фантома мне?
- И не его одного. У него есть помощница, причем не фантом, а нормальная живая колдунья. Она довольно толковая и помогает фантому в тех вопросах, в которых у него возникают проблемы, связанные с его существованием в эктоплазменной форме.
- Необычное решение. Я бы даже сказал – смелое, - признал Деметрий.
- Чего вы хотите в обмен на помощь? – прямо спросил Поттер.
- Помощь на помощь, - уголком рта усмехнулся Деметрий. – Магические сообщества, в которых раньше Британия играла одну из ведущих ролей, пользуясь вашей слабостью, пытаются пересмотреть положения «Трактата о сосуществовании магических рас» от одна тысяча шестьсот девяносто восьмого года. В частности вампиров хотят приравнять к группе опасных магических существ первой категории…
- А сейчас вы в какой категории опасности? – перебил его Гарри.
- В четвертой.
- Вместе с нюхлерами? – не удержался от улыбки Поттер.
Деметрий перевел на него укоризненный взгляд.
- Знали бы вы, чего это стоило главе нашего клана Аро и его помощнику Каю! Но взамен магический мир получил гарантию ненападения вампиров на обладателей магии любого вида. Если ситуация будет отброшена на триста лет назад, то беды вампирских кланов и магических сообществ будут неисчислимы. Мы не позволим себя безнаказанно уничтожать. А появление в наших кланах новообращенных вампиров с магическими способностями станет страшным ударом по безопасности магического мира. Надеюсь, такая перспектива вам не нравится?
Вопрос был чисто риторическим, и отвечать на него Гарри не стал.
- А какие аргументы приводят сторонники такого жесткого изменения отношения к вам?
- Как ни странно, но именно нас пытаются обвинить в катастрофе, постигшей магическую Британию. Это уже стало почти традицией. Если происходит что-то скверное, что не могут объяснить в конференции магов, то виноватыми назначают вампиров.
- Хм, это говорит лишь о том, что о вас очень мало знают. Это плата за излишнюю закрытость вашего сообщества.
- Чем больше о нас будут знать, тем проще будет нас уничтожить.
- И это обстоятельство влияет на мое предложение?
Деметрий задумался. Вопрос был задан, что называется, в лоб, но однозначный ответ на него дать было невозможно. Он попросил защиты у темного мага Британии, но что тот может сказать мировому магическому сообществу в защиту вампиров, если сам о них почти ничего не знает?
- Я возьму вашего фантома и его помощницу, - наконец кивнул он головой. – Надеюсь, что Аро не поджарит меня за такое нарушение правил. И я даже не буду просить вас, чтобы это не стало достоянием гласности для остального магического мирового сообщества…
Деметрий многозначительно замолчал.
- Хм. Я должен понять ваш намек так, что желательно проинформировать конференцию магов о нашем… м-м-м… сотрудничестве и договоренностях? – догадался Гарри.
- Это остудило бы самые горячие головы и дало бы нам время…
- Времени очень мало! – перебил его Поттер. – Изменения в психике зараженных магов станут необратимыми через полтора-два месяца.
- Значит, надо торопиться, - слегка поклонился Деметрий. – Вы здесь дальше сами справитесь или помочь?
- Справимся, - уверенно кивнул Поттер,- только что делать с пленными вампирами?
- С пленными выродками, - поправил его Деметрий. – Я их заберу. Всех. И ирландцев и пиратов. Надо же над кем-то ставить эксперименты вашему фантому и нашим головастикам. Заодно я прихвачу укушенных магов и несколько не укушенных, которые сейчас прячутся в полосе тумана. Когда будет готов к полету ваш фантом со своей помощницей?
- Через четверть часа.
Деметрий согласно кивнул.
- Кстати, - сообразил Гарри, - а великаны, это ваших рук дело?
- Разумеется.
- Сожалею, но они все погибли.
- Не о чем сожалеть. Наш груз на обратную дорогу и так достаточно велик. А эти полуживотные всего лишь расплатились с нами за дальнейшее беззаботное проживание своего стада на Балканах…
* * *
Когда Поттер сообщил Снейпу, что тот вместе с Ритой отправляется с вампирами, взор зельевара вспыхнул неподдельным интересом. После пятиминутной беседы он приступил к сборам, быстро командуя Скиттер, что им нужно взять с собой в дорогу.
Гарри вернулся на поле боя, дождался, пока вампиры со своим грузом поднимутся в воздух, исчезая в низких облаках, и приказал отрядам Аберфорта и гоблинам отступить к самому берегу у парома.
- Что дальше, мистер Поттер? – крикнула Макгонагал, подбегая к нему.
- Пора заканчивать сражение, - хмуро отозвался Гарри.
Все вокруг, включая Люциуса Малфоя, онемели от неожиданности.
- Подожди, Поттер, - попытался образумить парня Аберфорт. – Враг еще очень силен. Лепроханы и наши министерские маги еще не вступали в бой! И фоморов еще где-то две сотни болтается.
- Крис! – позвал Поттер.
Альфа оборотней одним прыжком махнул с парома на берег.
- Расставь своих ребят вдоль полосы тумана. Пусть прислушиваются и принюхиваются.
- Будет исполнено, милорд!
Чуть ранее Крис внимательно наблюдал за беседой Поттера со старшим вампиром в иллюминатор. И наблюдения эти только добавили уважения к молодому темному магу.
- Пока оборотни стоят в дозоре, гоблины могут передохнуть и заняться своими ранеными. Их позицию займет гвардия эльфов.
Крестопак согласно кивнул, и гоблины потянулись на борт парома. Навстречу им по соседнему трапу бодро выскакивали гвардейцы с глефами наперевес.
К Поттеру, чеканя шаг, подошел Робби и отрапортовал:
- Ваше высочество! Ваша гвардия заняла позицию для боя!
- Хорошо! – кивнул ему Гарри.
- Милорд, Ваше высочество, - затрясла головой Минерва, - да еще и темный маг! Мистер Поттер, я уже и не знаю, как к вам обращаться?
- Каждый обращается в меру своего понимания, - сухо отрезал Гарри, - для вас я мистер Поттер.
Воцарилось неловкое молчание.
- И все-таки я не понял по поводу прекращения сражения, - вновь возмутился Аберфорт.
- Между тем все просто, - отозвался Гарри, - пока я считал, что контроль лепроханов над зараженными магами устранить не удастся, я рассматривал их как врагов, которых придется уничтожать.
- И что изменилось? – прищурился Люциус Малфой.
- Я отправил Снейпа к вампирам, в компанию к ним добавил Рона Уизли и Ромильду Вейн, пленных вампиров и еще кое-кого… - Гарри помолчал и добавил, - есть шанс, что найдется способ излечения от паразитов.
- И поэтому вы сворачиваете битву? Отдаете врагу победу?
- А что вы мне предлагаете, Минерва? – взорвался Поттер. – Прикончить Авадой Артура и Билла Уизли? Разрезать Сектумсепрой авроров и министерских клерков? А если через неделю или месяц появится лекарство, чувствовать себя убийцей ни в чем неповинных магов Британии?
- Но остаются еще лепроханы! Уж они-то должны получить по заслугам?
- По каким «заслугам»? Вы там были? Вы их ТАМ видели? Это обычные люди! Горожане, селяне, скотоводы, земледельцы. За что их убивать? Лепреконы, которые в большинстве своем были шпионами тайной службы, уже получили сполна. Гоблины расплатились с ними за свое унижение и за убийство своих старшин. Осталась только тысяча тысячелетних придурков и две сотни друидов, которые и знать не знали, что творит у нас их тайная служба и ее главарь – мерзавец Атти!
Слушатели Поттера озадаченно переглядывались. Аберфорт на манер Хагрида расчесал пятерней свалявшуюся бороду и пожал плечами.
- Пусть так. Это понять можно, Поттер. Но объясни мне ради Мерлина, как мы прекратим бой, не понеся поражения?
- Для этого, мистер Аберфорт, надо превратить сражение в поединок…
* * *
Гарри шагал по полю в сторону полосы тумана.
Вот осталась за спиной редкая цепь оборотней. Тут его догнал Крис Грейнбек.
- Милорд, я с вами.
- Не стоит.
- Хотя бы до входа в туман.
- Ну пошли…
Последние пятьдесят ярдов до полосы тумана Поттер шел медленно, вытянув вперед руки, словно ощупывал пространство, воспринимая любые магические возмущения там, где нюх и зрение оборотня были бессильны. Несколько раз он чувствовал легкую вибрацию темной магии, которая появлялась и тут же исчезала, не давая ему времени на то, чтобы определить направление и расстояние до ее источника. На самой границе тумана он остановился в надежде еще раз уловить магические токи. За его спиной неподвижно застыл альфа оборотней, стараясь ни шорохом, ни движением не помещать Поттеру.
Токи темной магии стали явственней. Откуда они? Почему он не может определить направление? Вся полоса тумана глубиной всего в сотню ярдов.
В глубине туманного слоя словно скрестились два более светлых луча, и он оказался в их фокусе. Сделав еще полшага, он обнаружил две узкие щели, словно вырезанные в туманной пелене. Вот почему он не мог определить направление! Темных магов там не один, а два!
Гарри всмотрелся в одну из прозрачных щелей и рассмотрел в ней слегка прищуренные серебристо-серые глаза. Кто это? У Дамблдора глаза голубые и прикрыты сверху густыми седыми бровями. Откуда там сероглазый темный маг?
Гарри перевел взгляд на вторую прозрачную щель и сердце его радостно забилось. Ошибки быть не может! Такие карие глаза в обрамлении темных ресниц были только у одного темного мага, у одной темной волшебницы, которую он знал и любил. Это были глаза Гермионы!
Лепроханы рискнули взять ее с собой? Видимо, чтобы в самый критический момент боя предъявить ему аргумент, который заставил бы его нервничать и допускать ошибки?
Их затея не удалась! Вот она – его девушка в двух-трех десятках ярдов от него! Ее нужно срочно освободить! Наверняка она натерпелась в плену от безысходности и тревоги.
Глаза Гарри увлажнились, он моргнул, и в тот же миг оба прозрачных луча погасли, слившись с туманной пеленой вокруг него. Карие глаза исчезли. Он бросил взгляд в сторону серых глаз – там тоже все затянула белая муть.
- Крис! За мной! Не отставай!
Гарри Поттер, забыв о неизвестном владельце серых глаз, забыв все предостережения Снейпа и все странности поведения Гермионы, бросился вглубь туманной полосы в сторону любимых глаз!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 19.03.2019, 21:39 | Сообщение # 347
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 70

Гарри вовремя сообразил, что рядом с Гермионой его может ожидать засада, поэтому ринулся к ней не напрямик, а зигзагом, в расчете на то, что достигнет нужной точки, появившись чуть сзади и сбоку. А потом подхватит Гермиону на руки и аппарирует вместе с ней подземной аппарацией прямо к парому. Никто и пикнуть не успеет, а Крис разберется с теми, кто попробует ему помешать!
Ну чем не план?
И если бы у Гермионы не было своего, так сказать, встречного плана, то план Поттера вполне мог и сработать, но случилось то, чего он не ожидал. Впрочем, как выяснилось впоследствии, этого вообще никто не ожидал.
Стоило Поттеру вырваться на пятачок свободного от тумана пространства, на котором стояла Грейнджер со своей свитой, и дотянуться до нее рукой, как вдруг девушка взмахнула палочкой, и в огненном вихре аппарации они вдвоем провалились в земную твердь, как в пустоту!
А Крис остался один против танни Атти и двух его ближайших помощников. Впрочем, оборотня это не смутило и, спустя несколько секунд, трое врагов с разорванными шеями, фонтанируя кровью, дергались на земле в предсмертных судорогах.
В этот момент еще раз полыхнула вспышка и рядом с ними появилась Лавгуд. Крис вздрогнул, мгновенно ощутив природу прибывшей волшебницы, и тут же отступил назад, не сводя с нее настороженного взгляда.
Луна, словно не веря своим глазам, склонилась над поверженным танни. Ее длинные локоны угодили в лужу крови лепрохана. А левая рука накрыла рану на горле, словно в попытке остановить последние вытекающие струйки крови.
«Укусы альфы не под силу излечить даже темным магам» — мрачно подумал Крис, отступая еще на шаг. — «А вот убить оборотня она сможет…».
В этот момент Лавгуд отняла окровавленную ладонь от горла Атти, убедившись, что ее усилия напрасны. Лицо ее исказилось гневом и мукой.
«По оглашенье приговора мы вылетаем в три окна!» — пришла на ум запаниковавшему оборотню дурацкая присловка, и он со всей возможной быстротой ломанулся в туман.
Луна, мстительно взвизгнув, метнула ему вслед смертельное проклятие, которое стало гоняться за Крисом, в точности повторяя его сложные восьмерки в полосе тумана. Альфа чувствовал затылком приближающуюся смерть и рвал когти от нее изо всех сил.
Лавгуд тем временем водила вокруг себя палочкой, медленно переступая к центру пятачка. Вот она застыла над тем местом, где аппарировали Поттер и Грейнджер.
— Далеко не уйдете, светлейшая Герми и темнейший Потти!
Она взмахнула палочкой и в огненной вспышке аппарировала по магическому следу темной парочки.
В тот же момент темное смертельное заклятие, оставшееся без магической подпитки, гулко взорвалось, лишь слегка опалив затылок изнемогающему от погони предводителю оборотней!
На месте подземной аппарации трех магов еще курился легкий дымок, когда из туманной мути показался мудрейший Дамми собственной персоной.
— Весьма неожиданно и неприятно, — пробормотал он, водя руками, словно ощупывая в пространстве остатки колдовства, которое здесь творилось. — И почему я не освоил в свое время подземную аппарацию? Теперь придется ждать их возвращения. А появиться они могут где угодно и когда угодно. По крайней мере, тем темным магам, которым суждено вернуться. Опять я чего-то не учел. Досадно будет, если она застанет их врасплох. Впрочем, у Гарри есть эльфийская гвардия…
Старик посмотрел на кресло, которое уже успел себе соорудить, поморщился и зашагал через туман в сторону отрядов Поттера…
* * *
Когда Поттер неожиданно схватил Грейнджер за плечо, ей овладело что-то похожее на безотчетную панику. Нельзя! Нельзя, чтобы он касался ее!
Почему нельзя? Из-за чего нельзя? Такие естественные вопросы даже не пришли ей в голову. Нельзя и все! Табу! Или абзац! Или пиздец!
И она тут же аппарировала, совсем забыв, что такой способ бегства не только идет в разрез с ее намерением победить Поттера, но не соответствует даже ее последнему необдуманному порыву. При телесном контакте персональная аппарация превращается в групповую! И уж кому, как не ей знать об этом! Нет бы, скинуть с плеча руку Поттера, а потом уже аппарировать…
Вот так и понеслись они сквозь туго сжатое «ничто», намертво сцепленные друг с другом магией внепространственного перемещения. Перед глазами у обоих вертелись какие-то яркие пятна, сливающиеся в огненные колеса, в ушах ревел хриплый рев, словно сотня боггартов одновременно изображала рык Фенрира Сивого, упокой Моргана его поганую душу!
Что было задано конечной точкой перемещения — этого сейчас Гермиона не вспомнила бы и под пыткой. В мозгу металась какая-то мутная ассоциация, но прояснить ее не было ни какой возможности!
Хрясь!!!
Проломив какое-то деревянное препятствие, они врезались во что-то относительно мягкое, но не слишком прочное, потому что это нечто со звуком рвущегося гобелена тут же разделилось на две части и сложилось подобно книге, зажав обоих путешественников между своими половинками.
Несколько секунд странники по подземному каналу аппарации приходили в себя. Гермиона первой сообразила, что их прижимает друг другу с изрядной силой. Она ощупала, так сказать, соседнее тело и с ужасом убедилась, что они не просто лежат тесно прижатые друг к другу, но лежат валетом, при этом ее нос упирается Поттеру в ту область тела, назвать которую животом можно только из соображений избыточной деликатности. Еще больший ужас она ощутила, когда почувствовала, что Гарри тоже шевелит головой, причем в не менее деликатной области ее тела.
— Поттер! Прекрати немедленно! — завопила она, почувствовав через тонкую ткань тепло его дыхания.
— А я что? — завозился еще сильнее Поттер. — А я ничего…
Тут, наконец, и до него дошло, в какой пикантной позе они находятся.
И он замолчал.
— Отодвинься от меня! — приказала девушка полузадушенным голосом. — Немедленно!
Гарри немедленно попытался выполнить ее требование, упершись локтями ей в коленки.
— Не могу, — отозвался он таким же спертым голосом, — чем это нас придавило?
— Поттер! Что ты давишь, как слон? По синякам на моих ногах соскучился?
Она сама пыталась освободиться из ловушки, упираясь обеими ладонями во что-то теплое.
— Оторвешь! — взвыл вдруг Поттер не своим голосом.
— Что оторву? — отдернула руки Гермиона.
— Ногу, — после короткого раздумья уточнил Гарри уже нормальным голосом, — потерпи, я сейчас.
Грейнджер почувствовала, как напряглось его тело и тиски, сжимающие их, немного ослабли.
«Колдует невербально», — сообразила она.
Гарри чертыхнулся, и тиски вновь окрепли.
— Помогай, что ли, — невнятно предложил он и вновь напрягся.
«Великий Мерлин, какая глупость! — сообразила Гермиона. — Мы же маги, да еще темные. В камень как в масло входим, а эти мягкие тиски разжать не можем?
Она с трудом нащупала рукоятку палочки. Мысленно произнесла формулу проникновения и почувствовала, как расползаются тиски, пропуская ее на свободу.
Выбравшись из ловушки, Гермиона мрачно осмотрела ее. М-да. Такое и в бреду не привидится. Их временной тюрьмой оказался огромный складывающийся диван. Разорванный пополам и сложившийся именно книжкой, он был в придачу придавлен сверху рухнувшим шкафом. А она-то представляла себе всякие страсти-мордасти, вроде пространственного слияния двух тел и других подобных ужасов неудачной аппарации.
Тем временем Поттер без всякой магии выбрался с торца дивана. Шкаф, почувствовав слабину, сразу осел еще ниже, поэтому одну ногу юному магу пришлось вытаскивать, упираясь в диван другой и чертыхаясь на всю комнату.
Комнату… Именно комнату! Это же их спальня в особняке в Дублине!
— Здравствуй, Герми! — широко улыбнулся Гарри, шагнув к девушке, и замолчал, увидев палочку, направленную ему в грудь. — Или… как это понимать?
Радостное выражение сбежало с его лица. Неужели он уже сообразил, что она ему совсем не рада? Так быстро? Даже не похоже на Поттера.
— Ты уже понял, что все не так просто?
— Чего же тут непонятного, — поджал губы Гарри, не отрывая взгляда от палочки Гермионы.
— Тем лучше! — самоуверенно кивнула девушка. — Мне не хочется тратить время на твои сладкие воспоминания и выяснение отношений.
— Да, действительно. Так будет лучше, — холодно кивнул ей Поттер.
«Да что это с ним? Такой был вполне себе глупенький и влюбленный мальчик. Так рвался меня спасать, защищать, а теперь что?»
Гермиона почувствовала себя неуютно. Все общение с Поттером она планировала построить с той позиции, что он в нее по-прежнему влюблен, а она к нему уже равнодушна. И столкнувшись с такой неожиданной холодностью и даже враждебностью, она немного растерялась. Но терять лидерство в разговоре было не в ее планах, поэтому она решила гнуть свою линию несмотря ни на что.
— Тебе придется принять несколько моих условий, Поттер! Я не расположена к длинным и нудным разговорам.
Это холодное обращение «Поттер» должно было хлестнуть его по сердцу, как оплеуха по лицу. Но взгляд Гарри даже не дрогнул.
— Не будет никаких условий, Грейнджер, и не будет никакого разговора. Я тебя несколько раз предупреждал…
Гермиона уже совсем ничего не понимала. Что это с ним? О чем он ее предупреждал? Когда?
Гарри отвернулся от нее и позвал:
— Робби!
Хлопок. И личный эльф его высочества склонился перед ним в глубоком поклоне.
— Робби в восторге от того, что его господин нашел свою невесту!
— Ты ошибаешься, Робби, мисс Грейнджер мне уже не невеста. И передай Линки, что я освобождаю ее от всех обязанностей по отношению к ней. Мы немедленно возвращаемся на паром. Перенеси меня.
Ошеломленный эльф, горестно повесив уши, покорно взял своего хозяина за руку.
Возмущенная Гермиона шагнула вперед.
— Эй, Поттер, я еще не закончила с тобой! Твой уход напоминает мне бегство!
Гарри повернул голову в ее сторону, избегая смотреть в лицо.
— Зато я с тобой закончил. То, что ты сделала, напоминает мне предательство. Нам больше не о чем говорить. Желаю тебе достичь всего того, что ты задумала тогда, когда решилась на это…
Девушка ошеломленно молчала. На мгновенье она вообразила, что Поттер пьян или повредился рассудком, но вот он поднял на нее абсолютно трезвый, холодный и даже презрительный взгляд.
— Учат меня, учат… — покачал он головой, оскалив зубы в нерадостной усмешке, — Воландеморты, Дамблдоры, Роны, Джинни, министры и Визенгамоты всякие, а я все дурак дураком. Но видно даже моей наивности и глупости есть предел. С меня хватит! Деритесь и делите все это дерьмо без меня!
— О чем ты?!
— Все о том же, — кивнул он с отвращением на ее палочку, до сих пор судорожно зажатую в руке девушки. — Робби! Вперед!
С громким негодующим хлопком эльф аппарировал, унося с собой Поттера.
Гермиона без сил опустилась на сломанный диван, робко вякнувший какой-то сломанной пружиной. Она никак не могла понять, что же сейчас произошло, хотя чувствовала, что произошла какая-то катастрофа. Взгляд ее упал на палочку, зажатую в кулаке.
Боже, какая же она дура! В тесноте диванной ловушки она умудрилась вытащить на свет божий не свою палочку, а ту самую пресловутую, сломавшую судьбу героя магического мира, ради которой была затеяна вся та авантюра.
Старшая палочка появилась в самый неподходящий момент и в конечном итоге усадила ее на этот разбитый диван, как к разбитому корыту, на это разорванное на куски ложе, которое она не так давно делила с магом… с магом, который никогда и никому не прощал предательства…
* * *
Поттер неожиданно появился на борту парома, собрал совет, на котором передал командование всеми отрядами Люциусу Малфою. Не слушая никаких возражений и не отвечая на вопросы пораженных соратников, он аппарировал в сопровождении эльфийской гвардии в неизвестном направлении.
В момент его странного и внезапного отбытия старец Дамми не успел дойти до парома какую-то сотню шагов…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 22.03.2019, 01:20 | Сообщение # 348
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 71

Гарри шагнул под своды своего замка, нервно содрал с себя дорожный плащ и бросил его прямо на пол.
- Что Ваше Высочество желает на ужин? – Робби уже отправил плащ в чистку и стоял позади хозяина, склонившись в поклоне.
- Мясо. Жареное. И глинтвейн. Остальное сам придумай.
Не дожидаясь ответа эльфа, Поттер быстро ушел к себе в спальню. Раздевшись донага, он липко прошлепал в душ, врубил воду на полную мощность и застыл под хлещущими горячими струями. Двигаться и что-то делать не хотелось. Ничего не хотелось. Раствориться бы в воде, как кусок рафинада в стакане с кипятком, так чтобы и следа не осталось. На мгновение отчаяние охватило его…
Удивительная особенность человеческой души, будь он магом или магглом, заключается в том, что, даже барахтаясь на самом дне безысходности, она дает своему хозяину возможность оттолкнуться и всплыть на поверхность. Из тьмы к свету, к теплу, к жизни…
Уж, казалось бы, что может быть ужаснее, чем предательство любимого человека? Впору руки на себя наложить. И ведь накладывают малодушные придурки. Топятся, вешаются, травятся. Но это не для него. Он умеет держать удары. Жизнь научила. Теперь надо все хорошенько обдумать…
Через полчаса, терзая сочный бифштекс и запивая его горячим ароматным пойлом, Гарри еще раз прокрутил в голове встречу с Гермионой. Это событие настолько врезалось в его сознание, что не понадобился даже Омут Памяти, чтобы вспомнить все до мельчайших деталей. Кстати и разговор со Снейпом накануне битвы вспомнился очень и очень к месту. И вся цепочка событий, начиная с пропажи Старшей палочки в Хогвартсе, раскрутилась перед ним в строгой логичной последовательности.
Это сколько же надо иметь упорства, настойчивости, хладнокровия и безжалостной расчетливости, чтобы протащить своего друга (он не будет сейчас вспоминать о том, что потом стал ее парнем) через все те мытарства, допустить, чтобы его посадили под арест, подвергнуть его жизнь вполне реальной опасности, втянуть в аферу с его освобождением кучу народа… еб твою! Даже Люциус купился как последний лох!
И все это для того, чтобы завладеть Старшей палочкой! А заодно и прибрать к рукам его состояние и состояние Блэков!
Он ведь все, что у него было, завещал ей.
Теперь он нищий!
У него ничего нет, кроме этого, в общем-то, тоже чужого для него замка. Что он знает о своем праве на эту собственность? Только то, что он сам себе придумал. И нет никакой гарантии, что через неделю, месяц или год на пороге этого замка не возникнет какой-нибудь поверенный гоблин с пергаментом, удостоверяющим, что это собственность Грейнджер или Малфоя, или дальнего родственника Лестрейнджей, или еще какого-нибудь лысого дементора!
Гарри в раздражении грохнул вилкой по блюду.
- Что желает его Высочество?
- Брысь! И не высовывайся, пока не позову!
Выгнав Робби из зала, Гарри некоторое время внимательно рассматривал наколотый на вилку кусок мяса, словно искал в нем источник всех своих бед. Потом вздохнул и продолжил трапезу. А заодно продолжил свои неутешительные размышления.
Что он имеет в результате?
Темную магию.
Все.
Ни друзей, ни возлюбленной, ни почитателей его героического прошлого.
Остались либо враги, либо предатели, либо настороженно за ним наблюдающие маги, оборотни, вампиры, фантомы, гоблины, чистокровные ублюдки, нечистокровные ублюдки и толпа ходячих полутрупов, считающих себя работниками министерства.
Отличная компания! Просто восхитительная!
И что делать? Сидеть и ждать, пока они там поубивают друг друга, а оставшиеся в живых потом явятся сюда, чтобы предъявить счет и ему, как последней угрозе магическому миру?
Гарри закончил с мясом, откинулся на спинку кресла и задумчиво покрутил в руках бокал с глинтвейном.
А хрен они до него доберутся! Закольцеваться, перекрыть любые виды аппарации, поставить щиты – да раз плюнуть! И пусть ищут, кому не лень. И пергаменты свои владетельные пусть свернут трубочкой и себе в задницу засунут!
Поттер немного повеселел, но вот взгляд его оббежал зал и лицо его вновь омрачилось.
Закольцеваться и сидеть здесь, как в клетке? Превратить замок в добровольную тюрьму? Да он тут через полгода от одних воспоминаний волком выть будет покруче Криса Фенрира! Хотя воспоминания можно и того… слить и не страдать…
Глупость! Просто глупость и глупость! Скулеж подростка-неудачника, которого бросили бедненького и он сидит и плачет над своей несчастной судьбой, как маггл над разбитой чашкой. Тогда уж проще пригласить дементора на французский поцелуй!
Гарри усмехнулся. Интересно, а сможет теперь дементор выпить его душу? Или сам заорет от страха благим матом и съебется по-быстрому? Темный Лорд дементоров не боялся, помнится, они ему служили. Да и Дамблдор им спуску не давал. Так что для него даже поцелуй дементора - это не вариант.
- Ладно, хватит, - Гарри встал, упираясь в подлокотники, - хватит моральным онанизмом заниматься. Если решил жить дальше, то надо это сделать на своих условиях. Денег у меня нет, собственности у меня нет, а что у меня есть? Правильно. У меня есть моя магия и моя эльфийская гвардия. А кому в мире не нужна собственность и деньги, кроме покойников, разумеется? Собственность и деньги не нужны тем, кому и так принадлежит все!
Сформулировав таким малопонятным образом свои намерения, Гарри позвал:
- Робби!
- Робби слушает Ваше Высочество!
- Объяви отрядам гвардии, что мы выступаем через час!
- Будет исполнено!
* * *
Гермиона стояла у окна, не зная на что решиться. Догнать Поттера и попробовать ему все объяснить? Что объяснить, если она сама себя в последнее время не понимает? Чертов Дамблдор, со своими штучками!
Или вернуться на поле битвы и продолжить бойню? Смотреть, как фоморы будут топтать эльфов и гоблинов? Напустить на малочисленное войско магов Хогвартса и Хогсмита полтысячи отравленных маньяков из министерства? Не этого она хотела. Она хотела одолеть Поттера в личном поединке, навязать ему мир на своих условиях, сохранить расу лепроханов и дать им шанс на продолжение рода. У нее уже все продумано. И ничего кроме возврата лепроханского золота от магической Британии не потребуется.
- Как все неудачно получилось.
Последнюю фразу она произнесла вслух и вздрогнула, услышав ответ:
- А по-моему все идет неплохо, светлейшая Греине.
Гермиона резко развернулась. В десяти шагах от нее стояла Лавгуд, ее палочка была недвусмысленно направлена ей в грудь.
- Шпионишь? – с напускным равнодушием поинтересовалась Грейнджер.
- Нет, - показала острые зубы Луна, - охочусь! На темных магов!
- А ты сама какая?
- Вот потому и охочусь!
- Не терпишь конкуренции, Лавгуд? – подняла брови Гермиона, исподволь подмечая признаки скрываемой ярости в собеседнице.
- Не терплю! – крикнула Луна. – И еще не прощаю, когда убивают тех, кто мне нужен!
- Кого-то убили? – вежливо поинтересовалась Гермиона.
- Твой Поттер натравил на Атти своего мерзкого оборотня! Вот его кровь у меня на руках. И я заставлю умыться вас вашей кровью. Сначала тебя, а потом и его!
- Странно, что ты решила начать с меня, милочка, - в голосе Гермионы нарастало раздражение. – Я вроде никого на Атти не натравливала.
- Это не имеет значения! Вы с Поттером – одно целое. Умрет один – умрет и второй. Поэтому я дождалась, пока ты останешься одна. Мне кажется, что с тобой будет проще…
С этими словами Лавгуд метнула в Гермиону какое-то заклятие. Та, не дрогнув, отразила его Старшей палочкой.
- А почему ты решила, что если один из нас умрет, то умрет и другой? Кто это тебе сказал? Дамблдор?
По реакции Лавгуд Гермиона поняла, что угадала. Но размышлять над этим открытием было некогда, Луна вновь атаковала ее каким-то мощным заклинанием. Когда Гермиона отбила его, то срикошетивший луч обвалил часть стены и выбил два окна. Продолжать держать пассивную оборону, было опасно. Лавгуд подступала все ближе, и исход поединка мог решить один единственный удачный выпад. Не желая рисковать без нужды, Грейнджер вытащила вторую палочку.
- Зря ты это затеяла, Луна!
- А ты неплохо подготовилась, - прошипела неприятно удивленная Лавгуд.
Вместо ответа Гермиона выстрелила из левой палочки раскрывшейся на лету сетью, и когда она накрыла Луну, запустила с правой Оглушающее заклятие. Луна покачнулась и рухнула на остатки дивана.
- Парвумкорпус!
Разглядывая результат своих заклинаний, Гермиона пробормотала:
- Конечно, подготовилась! Не тебя я собиралась побеждать, Лавгуд. Ты ведь не темная ведьма. Просто над тобой хорошо поработали, девочка моя, отсюда и твои умения. Но меня не обманешь – темной сути в тебе нет…
* * *
Гермиона Грейнджер или, если будет угодно, светлейшая Греине появилась на поле боя окруженная сияющим ореолом.
Она вскинула руки с зажатыми в них палочками вверх, и радужная сфера накрыла ее, а между враждующими сторонами протянулась прозрачная, но непреодолимая стена.
- Приглашаю на переговоры командующего отрядами магической Британии!
Ее голос усиленный Сонорусом, прокатился над всем полуостровом.
К ее удивлению навстречу ей вышел не Поттер, а Люциус Малфой.
- Мисс Грейнджер? Что происходит? Они послали вас в качестве парламентера?
- Где Поттер? – не отвечая на вопрос, перебила его Гермиона.
- Мистер Поттер поручил мне командование отрядами, поэтому, если вам что-то велели передать…
- Где Гарри Поттер, Люциус? – в голосе у девушки появились угрожающие ноты.
Опытный аристократ и прожженный интриган сразу понял, что происходит что-то из ряда вон выходящее.
- Его нет здесь, - осторожно ответил он, - он покинул нас и увел с собой всех эльфов. Мы сами не понимаем, что вдруг на него нашло.
Гермиона ощутила удар, но не подала вида. Она задумалась лишь на мгновение.
- Если он официально передал вам командование, то переговоры можно вести с вами?
- Какие переговоры, мисс?
- О перемирии, Люциус, о перемирии…
* * *
Проникнуть в министерство оказалось сравнительно легко.
Туалет, который использовался во времена владычества Воландеморта, не уничтожили, а лишь законсервировали. Поттер играючи вскрыл его, преобразовал издевательские унитазы в обычные камины и за каких-то четверть часа оказался в атриуме вместе с передовым отрядом эльфийской гвардии. Два охранника на входе тут же были обездвижены и отправлены по каминной сети в клинику имени св. Мунго. Камины на вход в министерство Гарри запечатал, а на выход оставил открытыми. Должны же куда-то разбегаться крысы с этого облюбованного им корабля…
- Слушайте мой приказ, гвардейцы! Зачищаем от магов все этажи министерства. Магов не калечить, а только обезоруживать и пинком под зад выкидывать из министерства через камины к бабушке дементора! Работать быстро и слаженно. Я займусь министерским этажом и Визенгамотом. Два десятка со мной для связи, остальным – выполнять приказание!
Первым делом он прошел в приемную министра. Грубо взломал защиту, осмотрел кабинет министра и зал совещаний. На губах у него играла неопределенная усмешка. Сменив защиту на свою собственную, он направился в зал Визенгамота. К его удивлению там оказалось довольно много членов этого судебного органа, в основном престарелого возраста. Церемониться с ними он не стал. Коллективное Силенцио, чтобы не орали, Экспелиармус, чтобы случайно не поранили кого-нибудь, и марш на выход в сопровождении эльфов.
Посетил Поттер и Отдел Тайн. Его охраняли два призрака. Гарри пообещал освободить их, если они расскажут, где хранится оружие или нечто подобное, способное убить или лишить силы темных магов. Привидения, которые уже слегка обалдели от последних событий, довольно легко согласились на сделку, но предупредили, что попасть в это помещение нахальный юный темный маг все равно не сможет. Поттер пообещал им, что он и не собирается туда проникать. Привидения проводили его еще на пару этажей ниже и показали на массивную дверь, не имеющую ни ручки, ни отверстия для ключа. Гарри провел ладонью над щелью между дверью и стеной и щель исчезла. Дверь намертво срослась со стеной. После этого, выполняя обещание, Поттер развеял невесомую эктоплазму привидений, высвободив содержащуюся в ней некротическую энергию. На два привидения в магическом мире стало меньше.
Тем временем зачистка министерства шла полным ходом. Пока Гарри шагал по коридорам, переходя с этажа на этаж, навстречу ему гвардейцы выводили одного за другим обезоруженных, обалдевших магов и сопровождали в атриум. Поттер заглядывал в кабинеты, прикидывал возможную перепланировку, обстановку, замену мебели. Мысли и планы его обретали все большую конкретность и обрастали новыми соображениями.
Вернувшись в атриум, Гарри застал любопытную картину.
Напротив одного из каминов эльфы зачем-то установили чучело горного тролля. А рядом с камином взгромоздили большую амфору, наполненную летучим порохом. Выдворяемых министерских служащих по одному подводили к камину и ставили к троллю спиной, к камину передом. После этого командир отряда щелкал пальцами. Чучело гоблина взмахивало ногой и пинком отправляло служащего прямиком в камин. Другой эльф-гвардеец зачерпывал Летучий порох и со словами: «К бабушке дементора!» метал порох в зев камина. Зеленое пламя сжирало служащего, а к чучелу волокли уже следующего сокращенца…
«Ё-моё! – подумал Гарри. – Сколько раз зарекался шутить перед эльфами!»



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 23.03.2019, 00:02 | Сообщение # 349
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1487
« 512 »
Глава 72

Для проведения переговоров поставили шатер.
Страшно нервничающий Люциус неожиданно для многих взял с собой на встречу не Минерву Макгонагал, не Аберфрта и не кого-нибудь из своих чистокровных, нет. Он предпочел взять с собой предводителя оборотней Криса Грейнбека. С ним он чувствовал себя в большей безопасности, не без оснований надеясь на чутье, силу и неимоверную ловкость альфы оборотней.
Многие были возмущены подобным выбором и высказали ему свое недовольство, на что Малфой, не моргнув глазом, заявил, что действует в соответствии с инструкциями, полученными от Поттера. Так это или нет, проверить было невозможно. Сквозное зеркало Гарри на вызовы не отвечало. Поэтому выяснить, правду им сказал аристократ или соврал, можно было, только ознакомившись с мемуарами Люциуса.
Лет этак через сто!
В назначенный час Малфой в сопровождении Грейнбека вошел в шатер, установленный на границе, разделившей противоборствующие стороны. За столом переговоров они обнаружили все ту же мисс Грейнджер и статного лепрохана по имени Арлан, который обращался к девушке очень почтительно и именовал ее не иначе как, светлейшая Греине.
Люциус Малфой принял правила игры, решив ничему не удивляться. Какая разница, как величают Грейнджер? Главное, что она облечена полномочиями для переговоров, а остальное выяснится в процессе. Ему уже не раз приходилось сходу включаться в чужие игры, зачастую более нелепые, страшные и опасные, чем та, которая разыгрывается сейчас. Он невозмутимо поклонился и сел напротив Грейнджер, тьфу, то есть светлейшей Греине.
— Я думаю, можно начинать, — заявила девушка весьма властным тоном.
— Мы в полном внимании, — согласно наклонил голову Малфой.
По общепринятому протоколу сторона, предложившая переговоры, брала слово первой. Это было обычной практикой и возражений не вызывало.
— Танни Арлан, зачитайте наше заявление представителям вооруженных сил магической Британии.
— Слушаюсь! — Арлан поднялся, раскрыл папку с золотым обрезом и высоким холодным голосом зачитал заявление. — Волей богини нашей матери великой Дану, вручившей верховную власть над миром лепроханов дочери своей небоблистательной и светлейшей Греине, и магическим промыслом ее ведомые, мы признаем дальнейшее кровопролитие между нашими и союзными нам и вам расами бессмысленным! Имея в настоящий момент серьезный перевес сил, но исповедуя принципы гуманизма и милосердия, мы предлагаем заключить перемирие на определенных условиях, а после их выполнения заключить прочный мир на все времена, отпущенные нашим расам божественным провидением!
Арлан сделал паузу.
— Мир на все времена и гуманизм, понятно, — холодно покивал Малфой. — И что за условия ставит нам небоблистательная… кхм… прошу прощения, у вас довольно сложный титул, миледи.
Малфой, подняв брови, выразительно посмотрел на Гермиону. Но та сидела и невозмутимо смотрела куда-то выше голов собеседников.
— Читайте дальше, Арлан, — уронила она.
— Условия прекращения кровопролития и перемирия следующие:
— магическая Британия возвращает лепроханам клад золота Горщак, похищенный у них темным магом Воландемортом;
— магическая Британия убирает с территории страны лепроханов все свои отряды, а так же гражданских лиц, если таковые там находятся;
— магическая Британия не препятствует работе благотворительной организации лепроханов, которая будет осуществлять свою деятельность в мире магов и магглов в течение двух лет после заключения мирного договора;
— магическая Британия гарантирует неприкосновенность части населения страны лепроханов, которое ассимилировалось в мире магов и магглов под названием лепреконы, так как они по объективным причинам не могут быть репатриированы на родину.
Все.
Танни Арлан обогнул стол и вручил папку Малфою. Тот открыл ее и пробежал глазами. Все по правилам. Текст на двух языках. Внизу оставлено место для подписей, скрепляющих договор о перемирии.
Люциус положил раскрытую папку на стол.
— А где же обязательства лепроханов? Такой однобокий документ больше напоминает ультиматум, чем соглашение сторон. К тому же почти все ваши условия требуют тщательного обсуждения и уточнения.
— Небоблистательная и светлейшая Греине не потерпит…
— Подождите, Арлан, — перебила его Грейнджер с досадой. — Вы хотите поторговаться, Люциус? Прошу сформулировать ваши условия, — она сделала рукой приглашающий жест, и над текстом повисло два пера. Каждое над своим языковым вариантом. — Только не увлекайтесь. Вы не в том положении, чтобы требовать слишком многого…
Малфой тонко улыбнулся. Это была его любимая стихия. Еще посмотрим кто кого.
— Ну что вы, небоблистательная миледи, наши требования будут весьма умерены, но они носят принципиальный и жизненно важный для нашего мира характер. Не забывайте, что именно лепроханы напали на мир магической Британии и фактически являются агрессорами, что в соответствии со всеми международными законами надо квалифицировать, как тяжелое преступление против гуманистических основ любого мироустройства, независимо от расы и…
Лицо Криса, выглядывающее из-за плеча Люциуса, перекосило, словно ему под нос сунули миску с нарезанными лимонами. Бравый вояка танни Атти тоже слегка загрустил. Длинные периоды Малфоя не укладывались в его голове, и к концу очередной фразы он уже не мог вспомнить, с чего она начиналась.
Зато Гермиона собралась и слушала очень внимательно. Она была готова уступить по многим вопросам, но были такие моменты, которые могли разрушить все ее дальнейшие планы. Вот их следовало избежать. Пусть Люциус упивается своим мастерством дипломатии, она даже готова ему подыграть, но при этом ничем важным не поступиться!
* * *
Позади шатра стоял старец Дамми и разглядывал клетку для птиц, которую ему вручила Гермиона, когда шла на переговоры.
— Получите свой проект, профессор! — заявила она желчно, сунув ему в руки сетчатый конус. — Извините, что сейчас он несколько в уменьшенном виде. Но я нахожу, что это в целом даже символично!
Она отвернулась и ушла в сопровождении одного из танни. Старец проводил ее взглядом, а потом взглянул на клетку. Ее дно было выстлано слоем пуха. Обычно такой бывает в подушках и перинах. И на этом пуху, раскинув руки, лежала маленькая, словно игрушечная фигурка девушки. Если бы ее увидела какая-нибудь маггловская девчушка, то наверняка улыбнулась бы и прокартавила: «Кукла Балби! Какая холосенькая!».
Но это была не кукла Барби. На пуху из распоротой подушки лежала уменьшенная заклинанием кандидатка в темные колдуньи — Луна Лавгуд!
* * *
На самом деле Поттер закрыл доступ к своему Сквозному зеркалу не для всех. Исключение было сделано для Малфоя и Снейпа со Скиттер.
Первым его вызвал Малфой. Аристократ находился в легкой панике. Он рассказал Поттеру о неожиданном предложении Грейнджер и о том, как проходят переговоры о перемирии. По тону аристократа, Гарри понял, что на переговорах Гермиона уделала Малфоя, как бог черепаху. И аргументов для дальнейшего торга у того уже не осталось. Выслушав последний вариант соглашения, Поттер поморщился, но посоветовал соглашаться. Единственно, что он попросил — это по возможности потянуть время, пока он здесь лишает министерство и другие органы власти, фигурально выражаясь, кормовой базы. Похоже, что Люциус не понял, о каких «кормах» идет речь, но потянуть время пообещал, предупредив, что если его припрут к стенке, то придется соглашаться. Гарри согласился, что тогда придется соглашаться на достигнутый компромисс. На этом беседа закончилась.
Поттер тут же вызвал Робби и велел ему выделить несколько десятков гвардейцев и поставить им задачу, чтобы от закусочных «дядюшки Лаогэра» к утру и головешек не осталось! Убивать никого не надо, а запасы пудинга и все оборудование сжечь немедленно! Сначала в Лондоне, потом в его окрестностях, а затем по всей стране в магических и смешанных поселениях. По мере высвобождения гвардейцев в министерстве, всех бросить на эту важнейшую задачу!
Робби торжественно отрапортовал, что приказ будет исполнен немедленно. Поттер проворчал что-то благосклонное и предупредил, что идет с сопровождающими его гвардейцами разбираться с международными отделами министерства.
Поднимаясь на этаж Конференции магов, Гарри начал вызывать Снейпа. Вполне ожидаемо вместо него откликнулась Рита Скиттер.
«Мистер Поттер, мистер Снейп сейчас не может ответить. Идет совещание с… с местными учеными».
— И как успехи? — поинтересовался Поттер.
«Ругаются! — с восторгом сообщила полушепотом Рита, — ох, как ругаются! Но мистер Снейп их всех переспорит, я уверена!»
— Точно? Не ошибаешься?
«Точно! Это будет просто бомба!!! — тут Скиттер поняла, что ляпнула лишнего. — Ну… я имела ввиду, что…»
— Ладно, верю, — усмехнулся Поттер, — напомни там Снейпу, что времени осталось не так много.
«Хорошо», — прошептала Скиттер и зеркало помутнело.
Гарри толкнул дверь в офис Конференции магов. Дверь оказалась заперта.
— Бомбарда!
Дверь вынесло словно пушинку, а заодно сорвало два десятка кресел в зале.
— Гвардейцы, вперед!
Через пять минут все было кончено. Обезоруженные сотрудники британского отделения Конференции, лишенные палочек, были сбиты в кучу, вокруг которой ощетинились глефами эльфы-гвардейцы.
— Над чем трудимся? — поинтересовался Гарри, усевшись в кресло председателя и придвигая к себе папку с документами. — О-о! Новая редакция статей «Трактата о сосуществовании магических рас» от одна тысяча шестьсот девяносто восьмого года? Замечательно! Свежие поправки евромагического парламента о переводе вампиров в первую категорию опасных существ, присланые на согласование с британским отделом Конференции. Оригиналы документов? Превосходно, просто превосходно!
— Что превосходно, сэр? — послышался чей-то дрожащий голос из толпы сотрудников.
— Превосходно, что не успели подписать и отправить, идиоты! — рявкнул в ответ Гарри. — А то я вас всех до единого отправил бы к вампирам, чтобы вы лично убедились в том, что собирались подписать! Так что считайте, что вам очень повезло. Вы всего лишь уволены!
— Но, сэр…
— Гвардейцы! Всех на выход и в очередь к троллю! Вовремя я сюда заглянул…
С этими словами Гарри кинул папку в вазон для утилизации черновиков и поджег ее заклинанием…
Пока очумевших сотрудников выводили из отделения Конференции, Поттер написал евробюрократам на официальном пергаменте короткий категорический отказ от ратификации новой редакции статей Трактата, подписал ответ своим именем, заверил подпись печатью на красном магическом сургуче и отправил специальным каналом международной дипломатической почты.
— Если хочешь что-то сделать хорошо, то сделай это сам! А то ходил бы уговаривал этих пидарасов, пороги клерков оббивал бы. А так — раз и готово! — проворчал он благодушно. — Теперь только бы у Снейпа все получилось…
Покончив с делами международной важности, Гарри отправился в отдел магических коммуникаций. Дверь его была уже открыта, сотрудников отправили знакомиться с волосатой ногой, набитой опилками. Гарри нашел справочник магических адресов и углубился в его изучение. Как и следовало ожидать адреса напоминающего «бабушку дементора» там не оказалось.
— Куда же они все улетают? — с ужасной улыбкой поинтересовался в пространство Гарри. — Помнится, я перепутал всего пару букв и оказался вместо Косого переулка в Лютном.
Гарри перелистнул последнюю страницу адресного раздела и увидел обширные комментарии к пользованию справочником. Был там и раздел ассоциативных адресов и некорректных адресов. Решив разобраться до конца, Гарри прочитал следующее. Если ни одно существенное слово из адреса не совпадает со справочником, то перемещение вообще не производится, а если есть прямые или ассоциативные совпадения слов в адресе, то перемещение производится преимущественно по прямому или, в крайнем случае, по ассоциативному совпадению.
Поттер понял, что ничего не понял и сунулся в раздел примеров ассоциативного определения адреса. Ничего похожего на «бабушку дементора» в примерах, конечно, не было. Но было специальное поле, куда можно было вписать свой вариант адреса, а магическая адресная книга сама могла произвести ассоциацию с фактически имеющимся адресом.
Ну вот! Совсем другое дело!
Гарри взял с конторки перышко и вписал в поле справочника «бабушка дементора». Несколько секунд ничего не происходило, потом надпись поблекла и на ее месте стали быстро-быстро мелькать еле различимые слова и словосочетания. Справочник приступил к «ассоциативному подбору адреса».
В этот момент его отвлек скрип двери. Гарри оторвал взгляд от книги и посмотрел на нее. В дверь шагнул Робби с улыбкой до ушей и отрапортовал, что министерство полностью зачищено и все маги отправлены через каминную сеть «к бабушке дементора».
Гарри машинально кивнул ему и впился взглядом в справочник. Мельтешение в графе ответа уже закончилось, и там теперь красовался очень известный, но не слишком популярный в магическом мире Британии адрес — «Азкабан»!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, в работе)
  • Страница 12 из 12
  • «
  • 1
  • 2
  • 10
  • 11
  • 12
Поиск: