Армия Запретного леса

Понедельник, 17.02.2020, 06:59
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Армия Чародея (AU, R, Макси ГП/ДГ)
Армия Чародея
KomisarДата: Четверг, 05.02.2015, 01:16 | Сообщение # 211
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Тень буревестника. Часть 2

Библиотека Хогвартса. За полчаса до взрыва.

Библиотека представляла собой довольно тихое место, покой которого неусыпно блюла строгая Мадам Пинс. Как и в любом большом, доверху набитом стеллажами, помещении, здесь были свои укромные уголки: места, которые слабо просматривались со стороны и были несколько отдалены от прочих.

Бросив сумку в угол, на одном из диванчиков возле небольшого стола разместился долговязый Рон Уизли. В следующий момент напротив него неспешно уселся однокурсник, Невилл Лонгботтом.

– Как же было круто, – задорно продолжил, видимо, уже начатый разговор Рон, одновременно роясь в своей немного потёртой сумке. – Да эта вейла просто приворожила дракона!

– Кажется, ты об этом уже говорил, – с робкой улыбкой отметил Лонгботтом, впрочем, уверенности в его голосе не было. – Профессор Снейп снова задал огромное домашнее задание, – добавил он голосом, полным сожаления.

– Да ну и пусть, – отведя взгляд в сторону, отмахнулся то ли от домашней работы, то ли от темы с Флёр, Рон. В этот момент внутренний карман его мантии слегка задёргался, и из него показалась голова небольшой серой крысы. Грызун с любопытством рассматривал всё вокруг своими черными как смоль глазами.

– Ты снова взял Коросту с собой? – понимающе улыбнулся Невилл, разворачивая газету. Видимо, он вспомнил свою лягушку, которая в этом году была предусмотрительно оставлена дома.

– Она сама залезла ко мне в сумку этим утром, – недовольно пожимая плечами, оправдывался Уизли, – я её увидел уже на трибуне.

– Если уж мы снова заговорили о турнире, – не отрывая взгляда от развёрнутого «Пророка», осторожно перебил друга Невилл, – то меня впечатлило выступление Поттера, – возможно, он попросту не хотел развивать тему о домашних питомцах.

– Как-то неуверенно это звучит, – метко подметил Рон, не обращая внимания на Коросту, которая уже покинула карман и переместилась ему на плечо. – Вот Крам – это да! – с гордостью за своего кумира продолжил Уизли. – Он дрался, как подобает каждому уважающему себя волшебнику и не зря занял своё первое место.

– Так же, как и Малфой, – осторожно улыбаясь, ввернул Невилл.

Не то чтобы Рон особенно враждовал со слизеринцем. Так, небольшая детская обида, ведь на далёком первом курсе встречи этих двоих не проходили без эксцессов. Потом все поутихло, и Драко, прекратив свои нападки, стал ограничиваться лишь редкими, но весьма ехидными колкостями. Парни тогда решили, что, видимо, папаша всё-таки задал ему трёпку. Что ни говори, но, возможно, взаимную неприязнь дети наследуют от родителей.

– Да ну тебя, – пробурчал Рон, – лучше расскажи, что там пишут в «Пророке», – попросил он, снимая с плеча крысу.

В этом году в газете было попросту неприличное количество статей, посвящённых Хогвартсу и его жителям. А потому интерес к «Пророку» возрос среди учеников, в том числе, и у мистера Уизли.

– Перед третьим туром замок посетит министр магии Корнелиус Фадж, – дотошным голосом пробубнил Невилл, доставая чистый лист пергамента.

– То-то Перси будет рад, – скучающе заявил Рон, подавляя зевок.

А в то время как мистер Лонгботтом кивал, соглашаясь со словами приятеля, крыса бесшумно спрыгнула с диванчика, на котором находился её хозяин. Осторожно осмотревшись по сторонам, и увидев, что Рон с Невиллом продолжали, как ни в чём ни бывало, болтать, грызун скользнул под большой и пыльный книжный стеллаж.

За ним в тихом и уютном закутке расположился студент Когтеврана. Ничем не примечательный паренёк не мог привлечь внимание Коросты. А вот серебряный амулет, который тот бережно держал в руке, осторожно прикрыв книгой, еще как мог. Студент поглаживал поверхность безделушки с довольно задумчивым видом. И, судя по тому, что он старался скрыть его от посторонних глаз, мальчишка имел представление, что за символ был изображён на нём.

Впрочем, идеалы полувековой давности явно не интересовали грызуна, и треугольник, в который был вписан круг, мог вызвать в нём лишь лёгкое любопытство, но никак не неподдельный интерес. Оставив Всеобщее Благо Гриндевальда на попечении юного ученика, крыса ещё раз осмотрелась.

Подтянув хвост и стараясь не попадаться людям на глаза, Короста посеменила к выходу из библиотеки. Передвигаясь рывками, от одного укрытия к другому, грызун в последний раз окинул помещение взглядом, перед тем как выбежать из него.

В коридоре было прохладно и достаточно темно, чтобы небольшая крыса могла проскочить относительно не замеченной. Тем не менее, Короста вела себя крайне осторожно, в какой-то мере даже испуганно. Постоянно останавливаясь, чтобы принюхаться и прислушаться к чему-то, известному лишь ей. В замке было, по меньшей мере, три кота, но, может быть, была и другая причина.

– Чжоу, – раздался уверенный голос какого-то мальчишки, заставивший Коросту остановиться и внимательно прислушаться, – как ты смотришь на небольшую прогулку по Хогсмиду на следующих выходных?

– Почему бы и нет, Седрик, – засмеявшись, ответила ему девушка.

Убедившись, что парочка занята друг другом, грызун успешно проскочил мимо них. Спустившись на несколько этажей и основательно побегав по коридорам, Короста оказалась возле ступенек в довольно узком коридоре. Но не мрачном, как можно было ожидать, а ярко освещённом факелами. Стены украшали весёлые картинки с изображениями еды, а на самой большой из них была нарисована корзинка с фруктами.

Если присмотреться, то можно было увидеть стыки между камнями в стене, которые не были заложены раствором, а так же небольшую потёртость на груше, изображённой на картине. Но Короста явно знала, что искать, а потому, не тратя времени, проскочила в небольшую щель у самого подножья стены.

Помещение уступало размерами разве что большому залу. Потолок был расположен довольно высоко, а вдоль каменных стен стояли вычищенные до блеска кастрюли и сковородки. В дальнем конце находился исполинский каменный очаг.

Стойка с сотнями ножей была практически в десятке метров от стола, под которым прятался грызун. Домовики в огромном количестве сновали тут и там. Кто-то стоял у плиты, кто-то резал фрукты, но никто из них пока не заметил старину Коросту. Впрочем, шансы проскочить вглубь помещения были невелики. Кухня жила своей жизнью, и всё в ней было как всегда. Всё, кроме одного.

За столом, под которым прятался грызун, сидел домовик. А точнее, домовиха. И, в отличие от остальных, она явно отлынивала от работы. Одета в короткую юбку и блузку в тон синей шляпе с прорезями для ушей, она явно не заботилась о своём внешнем виде. Блузка была в пятнах супа, на юбке прожжена дырка. Недалеко от неё стояла ещё одна домовиха и что-то ей выговаривала. Что-то о пьянстве, работе и гордости. Впрочем, первая её откровенно не слушала. Разве что пыталась нарезать салат. Но внезапный приступ рыданий помешал этому. Выронив нож из рук, домовиха спрыгнула с табурета и, шатаясь, посеменила куда-то вглубь кухни, словно бы забыв обо всем.

Отвлёкшись от спора домовиков, крыса вдруг заметила большой и хорошо заточенный кухонный нож, который, упав, закатился под стол. Пламя камина, причудливо играющее на лезвии, отразилось в глазах Коросты.

* * *
Спустя несколько секунд после взрыва.

Открыв глаза, Гарри увидел перед собой красное марево, разбавленное коричневым столбом поднятой в воздух пыли. Кажется, одно стекло в его очках было выбито полностью, второе же оказалось слегка треснутым. Поттер полулежал, опираясь на локти. Видимо, магический круг с пентаграммой внутри оказался приготовленной заранее ловушкой.

Повернув гудящую голову направо,он смог разглядеть остатки помоста и трибуны, на которой выступал его опекун, а так же полусогнутую фигуру самого Дамблдора. Видимо, серебристое свечение, которое заметил Гарри за мгновение до взрыва, было одним из щитов, что успел создать Альбус.

Слева же в причудливой позе лежала Джессика, словно тряпичная кукла с которой жестоко поигрались и выбросили за ненадобностью. Её тело казалось изломанным и представляло собой весьма отталкивающее зрелище. Ей щита не досталось…

Вся трава в радиусе нескольких метров от тела была забрызгана кровью. Впрочем, и сам Гарри был вдоволь перемазан ею. Наличие и тяжесть ран было трудно определить, но руки и ноги ощущались им нормально – Поттер не знал, ему просто повезло, или же это было последствием болевого шока. А вот то, что он потерял возможность слышать, ощущалось довольно чётко. Звенящая тишина обволакивала его со всех сторон.

Немного оглядевшись и убедившись, что видимость начинает улучшаться, он заметил катающуюся по траве Челси. За авроршей, закрывавшей ладонями своё лицо, валялись перевёрнутые лавочки и стулья – видимо, взрывная волна отбросила всё и всех как минимум на несколько метров. Вот только самого Поттера и репортершу взрыв, оставил на месте. Видимо, это было одной из особенностей магической фигуры, в которую они угодили. Вся сила удара пришлась на тех, кто был в круге. Где-то в нескольких десятках метров Гарри разглядел копошащуюся толпу людей. Впрочем, досталось и тем, кто был невдалеке. Кто-то пытался помочь раненым, кто-то старался убраться подальше.

На остатках помоста возвышалась фигура Альбуса. Похоже, ему, в отличие от Поттера всё-таки удалось подняться. Но факт того, что опекун не вышел сухим из воды, не вызывал сомнений. В районе бедра мантия директора была перепачкана кровью, и из неё торчал небольшой деревянный осколок. На лице виднелось несколько кровоточащих порезов.

Он явно ранен! Полуоглушённый Поттер почувствовал вспышку адреналина. По-своему Гарри был очень привязан к опекуну, и сейчас, видя старика пострадавшим, он испытывал крайнюю степень беспокойства. Нужно было как можно быстрее подняться, но первая попытка не увенчалась успехом. Сам Альбус лишь наградил Гарри мимолётным кивком, сосредоточив своё внимание на чем-то другом. Директор явно что-то искал. Или кого-то.

Пыль уже почти осела. Вдруг где-то справа мелькнула зелёная вспышка. Луч авады был остановлен деревянным обломком трибуны, внезапно поднявшейся в воздух. Все ещё пребывая в несколько оглушённом состоянии, Поттер попытался хотя бы достать палочку. Звук разлетевшейся в щепки деревяшки еле слышимым эхом донёсся до него. «Это хорошо, – сделал вывод Гарри, – значит, слух понемногу возвращается».

Дамблдор, а ведь это, несомненно, он был целью авады, ловким взмахом палочки направил заклинание в ответ. Серебристый сгусток энергии неизвестной Гарри формулы понёсся в сторону нападающего, образ которого довольно быстро прояснялся. От этой магии так и веяло мощью, но ощущения длились лишь миг, пока заклинание не разбилось о зеленоватый щит также неизвестной Гарри структуры.

Но куда интересней был не сам щит, а его создатель. Несомненно, нападающим был аврор. Человек, представленный Гарри перед началом испытания. Кажется, его звали Люк. Вдруг внезапная догадка пронзила Поттера. Что, если Стенфилд и его невеста с ним заодно?

Тем временем Люк, решив не рисковать снова с авадой, круговым движением сотворил огненный хлыст. Это было заклинание высшего порядка, и Гарри попытался помочь опекуну, выставив вокруг него хоть какой-то незамысловатый щит. Но у Поттера ничего не получилось, так как координация движений все ещё оставляла желать лучшего, да и рука слушалась плохо. Поэтому он был вынужден оставаться лишь пассивным наблюдателем за действом, в котором аврор довольно быстро и умело замахивался огненной плетью, а Дамблдор ставил свой щит в ответ. Кроме того, Гарри удалось заметить, что мантия нападающего разорвана прямо в районе груди. Видимо, щит не выдержал, и Альбусу всё-таки удалось его зацепить.

Щелчок. Вспышка света и град искр скрыли фигуру опекуна. А сердце Поттера пропустило один удар. Очевидно же, что ранения всё-таки сказались на Альбусе не лучшим образом. Выпустив из рук палочку, директор откинулся спиною на груду обломков. Вскрик и едва заметная попытка подняться оставляли за Поттером надежду, что его опекун все ещё жив.

Гарри дёрнулся и с усилием встал на колени. Приходящий в норму слух позволил даже расслышать отголоски паники, творящейся вокруг.

Оторвав взгляд от Альбуса, Поттер отыскал Люка. Хлыст в его руке уже истаял, видимо, не выдержав соприкосновения со щитом. Впрочем, что-то помешало аврору перейти к следующей атаке. Люк, снова выставив свой зеленоватый щит, отражал чей-то красный луч заклинания. Гарри с удивлением отметил, что луч был выпущен из-за его спины, а там могла находиться лишь невеста Стенфилда. Это несколько упрощало дело.

Собравшись с силами, Поттер не стал терять времени и выпустил в Люка простой, но некогда отработанный до автоматизма сногсшибатель. Рисковать, пытаясь сотворить нечто более сложное, он не хотел, а отвлечь внимание стоило любым способом. Следом за лучом Поттера в щит аврора угодил ещё один. Видимо, кто-то третий присоединился к ним и напал на этого урода.

Ни одно из заклинаний не смогло пробить его защиту, впрочем, была и хорошая новость. Третьим оказался не кто иной, как сам Грозный Глаз. Этот нюанс позволял надеяться, что хоть немного времени им всё-таки удастся выиграть.

Рискуя, Гарри принял решение и рванулся к опекуну, в надежде прикрыть или же оттащить того за груду обломков. Поттер определённо подставлялся, но если не спасти Дамблдора…

Шаг, за ним ещё один, и Гарри побежал так быстро, как позволяло ему текущее состояние.

– Протего, Финита, – бросил он, упав на колени рядом с опекуном. Перемазанный в крови и пыли Альбус всё-таки пришёл в себя и открыл глаза. – Как вы? – закричал обеспокоенный Поттер, помогая Дамблдору поднять голову.

Тем временем Люк бросил бомбарду в сторону своего самого серьёзного на текущий момент противника. Грюм в ответ технично прикрылся щитом, но он явно недооценил творческого подхода нападавшего. Бомбарда была брошена не в самого Аластора, а ему под ноги. Тем самым она, хоть и не поразила его напрямую, но отбросила ударной волной на несколько метров назад и подняла в воздух кучу комков земли, травы и пыли. Поттеру пришлось ставить ещё одно протего.

На первый взгляд ситуация ухудшалась, но время всё-таки играло на их стороне. Репортёры, организаторы, а так же все прочие, кто мог двигаться, уже убрались подальше от места боя. Сам нападающий держался левой рукой за грудь и, видимо, воспользовался перевязочным заклинанием. А на подходе уже было подкрепление в виде нескольких авроров, среди которых был до этого помогавший раненым Генри Стенфилд.

Дамблдор что-то зашептал, но слух Гарри позволили различить лишь имя феникса.

Направляя фините уже на себя, Гарри попробовал позвать Фоукса, удивляясь, почему же птица не появилась до сих пор.

– Помоги подняться… – через силу прохрипел старый пеликан.

Краем глаза Гарри заметил, как со стороны нападавшего начало распространяться огромное облако серого тумана, точно такого же что ещё какой-то час назад использовал сам Поттер. Отмечая про себя не малую скорость, с которой эта волшебная субстанция приближалась к нему, Гарри не стал мешкать и помог подняться на ноги директору. Закинув руку старика себе на плечо и вглядываясь в туман при помощи одной из сохранившихся линз в его очках, Поттер пытался сохранить равновесие, стоя вместе с Дамблдором. Тот в свою очередь при помощи беспалочковой магии вернул в руку волшебную палочку и с непонятным выражением лица начал рассматривать её.

Остатки очков позволяли худо-бедно ориентироваться в нахлынувшем тумане. В отличие от самого Гарри, Люку, видимо достало навыка и умения выполнить это заклинание правильно.

Подоспевшие авроры перекидывались короткими командами, судя по всему, подбирая заклинания, позволяющее ориентироваться в этом тумане. Челси что-то кричала, взывая к предателю, в то время как тот снова воспользовался заклинанием из арсенала Гарри. Еле слышный хлопок предвещал появление двух копий этого засранца. Поттер, стиснув зубы, грязно выругался. Грюма же видно не было, видимо, задело его неслабо.

Нападающий, воспользовавшись ситуацией, принял решение отступить, что было вполне ожидаемо. Он побежал в сторону леса в сопровождении своих копий, понемногу разбегаясь с ними в разных направлениях. Вздохнув было с облегчением, Поттер почувствовал, как рука опекуна цепкой хваткой впивается в его плечо.

– Ты должен последовать за ним! – сплюнув кровь, твёрдым голосом прохрипел Альбус. При этом старик пристально вглядывался в волшебный туман.

– Зачем?! – вырвалось у весьма удивлённого подобным приказом Поттера, – покушение сорвано, авроры уже начали преследование…

Гарри хотел было добавить: «Какой смысл рисковать мне?», как вдруг опекун жёстко оборвал его.

– Сейчас нет времени на разговоры, – Дамблдор, повернув голову, заглянул в глаза ученику. Гарри ещё не доводилось видеть его столь обеспокоенным. От обычной безмятежности не осталось и следа. И худшим, пожалуй, было то, что причина подобного поведения оставалась для Поттера крайне непонятной. – Внимательно слушай, что я тебе скажу, мой мальчик…

Прокашлявшись и, видимо теряя сознание, он старался продолжать:

– Он не должен уйти… От тебя зависит всё, я не в том состоянии, чтобы ... Должен одолеть его… Выбить палочку, лишить сознания… Победить одним сло… В крайнем случае даже…

Гарри кивал, оставив сомнения на потом, при этом помогая Дамблдору опуститься на одну из досок, валяющихся рядом. К ним на помощь уже спешили волшебники.

– Но если тебе не удастся… – из последних сил захрипел Альбус, веки которого, налившись тяжестью, закрывались, – запомни Того, кто сможет… И…

Дамблдор окончательно потерял сознание. Первый раз к Гарри пришла осознанная мысль, что, казалось бы, вечный и всемогущий Альбус может попросту умереть… Жар, ярость и бессилие тёмной волной накатили на Поттера. Переламывая себя и своё желание остаться с опекуном, Гарри, не дожидаясь, пока до них доберётся хоть какая-то помощь, поднялся и бросился вслед за аврорами, про себя проклиная чёртового феникса, что так и не явился на помощь.

Оставшаяся в очках линза позволила Поттеру понять, кто из троих нападавших являлся настоящим, в то время как авроры с небольшим отставанием, разбившись на двойки, попросту преследовали всех троих. Подлинник же проложил курс в сторону озера, прямо через лесную опушку. Но, что занятней всего, за ним бежали, что-то вопя, Стенфилд и его невеста.

В висках стучала кровь, а где-то за огромными синими тучами грянул гром.

«Ничего, – зло прикинул бегущий за ними во всю прыть Гарри, – до антиаппарационной границы путь не близок, а этот подранок явно не поставит спринтерский рекорд. Заодно проверим на пособничество и сладкую парочку», – решил он, сжимая палочку.
 
KomisarДата: Четверг, 05.02.2015, 01:16 | Сообщение # 212
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
* * *
Туман, оставшийся за его спиной, надёжно скрывал нападавшего, двойников, авроров и самого Поттера от посторонних глаз. Впрочем, в этот момент он об этом не задумывался.

Преследуя беглецов, Поттер, успевший добежать до лесной опушки, начал ощущать лёгкую усталость. Тем не менее, голова слегка прояснилась, а мысли упорядочились. Трое бегущих впереди него человек оставляли весьма заметные следы за собой. Кроме того, до Гарри доносились отзвуки выкриков, а так же следы от заклинаний. Как, например, вон та кучка пепла, мимо которой он пробегал.

Передвижение по лесной опушке было весьма не простым. Горы жёлтых листьев, низко расположенные ветви, выступающие из земли корни, а так же порою встречающиеся ямы весьма затрудняли передвижение.

Едва не угодив в немалого размера яму, Гарри подумал, что никак не может избавиться от ощущения недосказанности. Разумеется, туманный приказ опекуна оставлял немало простора для фантазии и порождал весьма забавные догадки. Зачем было нужно побеждать беглеца? Этот приказ явно отличался от простого «догнать и уничтожить», как тогда с оборотнем. Хоть и не исключал последнего момента. «К чему вся эта ритуальщина?» – сбивая при помощи секо особенно крупную ветку, гадал Поттер.

Ещё более странными звучали последние слова Дамблдора: «Запомни Того, кто сможет… И…»– логика пасовала, позволяя лишь уверенно сказать, что Гарри явно не знал чего-то важного. Впрочем, Дамблдор не стал бы рисковать им, не будь у старика на то веской причины.

В очередной раз зацепившись о прикрытый листьями корень и неслабо ударившись коленом о землю, Поттер грязно выругался, с тоской вспоминая об аппарации. Вдобавок ко всему, после очередного удара грома, дождь всё-таки пошёл. По большему счёту Гарри было плевать на ливень, вот только шум падающих капель крайне сильно заглушал все звуки, доносившиеся до него ранее.

Оправа от очков, и так дышавшая на ладан, треснула и разломалась, когда Поттер, стараясь не сбить дыхание, пробирался через остатки зарослей кустарника, достигавших ему до макушки. Останавливаться и подбирать остатки очков Гарри не стал, здраво рассудив, что это не стоит потери времени.

А вскоре невдалеке начали виднеться и мелькающие среди кустарника силуэты авроров. Для лесной опушки обзор был в целом не плохим, ибо, как ни крути, ноябрь давал о себе знать, и листья на деревьях остались лишь кое-где. Это прибавило Гарри прыти, и он твёрдо вознамерился настигнуть беглецов в кратчайшие сроки, как вдруг впереди вспыхнула красная вспышка заклинания и вслед за ней раздался ужасный трескот падающего дерева. Огромная сосна, на первый взгляд метров двадцати в высоту, стремительно падала. Послышался крик:

– Челси?! – испуганный голос явно принадлежал Стенфилду.

Пробежав ещё несколько метров и миновав небольшую, но пышную ель, Поттер смог увидеть миг, в который огромное дерево похоронило под собой авроршу. Буквально за доли секунды силуэт девушки смело большим стволом с вечнозелёными иголками. Та даже не успела вскрикнуть. Гарри поморщился,понимая, что упавшее дерево крайне неудачно перегородило ему путь, но скорости не сбавил.

Стенфилд остановился, и, направив палочку на сосну, видимо, намерился попробовать помочь своей невесте. Поттер же не мог позволить себе подобного, а потому набегу направил палочку на свои ботинки. Хлёсткий взмах и небольшая концентрация помогли Гарри на короткий миг ускориться и набрать достаточно энергии для прыжка, позволившего перепрыгнуть через поваленную сосну. Правда, её ветви немного задели ноги, а приземление вышло не слишком удачным, но это было мелочью.

«Какой непрофессионализм!– в приступе гнева подумал Гарри.– Стенфилд, как аврор, должен был продолжить погоню, несмотря ни на что!» Но червячок сомнения всё же заставил этот внутренний голос заткнуться. Ибо, будь Поттер на его месте…

Генри продолжал выкрикивать имя своей невесты вперемешку с различными заклинаниями, но когтевранца тревожило другое. Остановившись, чтобы перевести дыхание, он подумал о тех двойниках, что так ловко увели за собой по двойке авроров. Гарри знал, что со временем или же отдалением от своего создателя они растают, как утренний туман. А значит, их преследователи должны были осознать свою ошибку и попытаться взять верный курс. Им следовало помочь. Поттер направил палочку в небо, выпуская световой сигнал красного цвета. Обычно этот цвет означал, что посылающий его волшебник нуждается в помощи.

Гарри продолжил преследование,ориентируясь на следы, отчётливо заметные на фоне жёлтой листвы, сплошным ковром укрывшей всё вокруг.

Как бы то ни было, в одиночку рисковать и ввязываться в схватку с таким противником, пускай даже раненым, не следовало. Впрочем, если не останется другого выхода, нужно быть готовым и к такому варианту.

Спустя десяток минут изматывающего марафона Поттеру показалось, что он увидел мелькнувший силуэт аврорской мантии. Это придало ему сил, и он свернул чуть вправо, в сторону большого дуба, про себя вознося хвалу дождю, что не давал противнику узнать о его присутствии. Не упуская из виду следы на листве, и начиная замечать следы крови на ветвях, Гарри слегка сбавлял темп, стараясь сохранить остатки сил и подобраться как можно незаметнее.

Добравшись до дуба и заметив, что ландшафт начинает стремительно меняться, Поттер остановился присмотреться, при этом со всей осторожностью прижимаясь к дереву. Сразу за дубом начинался крутой склон, заканчивающийся относительно небольшой полянкой, на которой, прислонившись к довольно увесистому пню, расселся преследуемый Поттером беглец.

Аккуратно выглядывая из-за дерева, Гарри всеми силами старался не выдать себя. Тем временем Люк снимал пропитанную кровью повязку на груди, видимо, намереваясь подлечить и перебинтовать рану. До Гарри доносился звук тяжёлого дыхания беглеца, значит, в запасе ещё оставалось немного времени. Поттер, вернувшись на своё первоначальное место, прислонился спиной к стволу дерева.

Нужно было перевести дух и, собравшись с мыслями, определиться, как поступить дальше. В это же время послышался сухой кашель со стороны аврора. Вытерев приятно освежающие капли дождя со лба, когтевранец покрепче сжал свою палочку.

«Собственно говоря, зачем аврору было нападать на Дамблдора? Личные счёты или же, скорее, всего чей-то заказ? Если так, то чей?» – такие мысли в мгновение ока пронеслись в голове у Гарри Поттера. Остановившись на Люциусе и Нотте, как наиболее вероятных заказчиках, он начал гадать, заметили ли другие авроры его сигнал.

Хруст ветки под ногой Люка Поттер услышал слишком поздно, когда уже ничего изменить было нельзя. Этот звук показался сильнее недавнего грома. Замерев, стараясь даже не дышать, Гарри весь обратился в слух.

– Хорошее выступление – для школьника, – раздался самоуверенный молодой голос аврора на фоне шелеста листвы. Бывший ученик Флитвика явно не терял времени даром.

Скрипя зубами от досады и удивляясь тому, что Люку удалось так быстро заметить и определить его личность, Гарри сделал вывод, что времени для принятия решения у него всего-то считанные секунды.

Аврор ожидаемо недооценивал ученика и, видимо, решил развлечься небольшой беседой. Ухмыльнувшись, Поттер решил ему подыграть:

– У тебя все равно получилось лучше! – задорным тоном выдал он, делая всего один шаг из-за дерева. Вспышка ударного сорвалась с палочки Поттера ещё до того, как он успел что-либо рассмотреть, ибо половину заклинания Гарри смог подготовить, находясь ещё за деревом. Но, к его удивлению, молния, пролетев несколько метров, встретила другое ударное, что повлекло за собой небольшой взрыв.

– Хорошая попытка, – со смехом прокомментировал аврор, видимо, забавляясь ситуацией, в которой они оба приняли одно и тоже решение.

Поттер снова укрылся за дубом, и, пользуясь мгновением передышки, опять выпустил в небо красный сигнальный огонь. Несколько секунд – и тот, ярко вспыхнув, исчез, словно бы его и не было.

– Разве тебе не нравится моё общество? – на сей раз издевательски протянул Люк.

– Бывало и получше, – философски ответил ему Гарри, отмечая про себя, что, если бы у предателя была возможность продолжать бегство, то он наверняка бы ею воспользовался.

– Послушай меня, школьник… – более серьёзным тоном начал Люк. Его речь была прервана вспышкой бомбарды, ударившей в десятке метров от подонка.

Прикрывшись, казалось бы, обычным протего, он уберёг себя от града осколков. Гарри же, экономя силы, спрятался за деревом и в этот раз. Понять всю опасность ситуации мог лишь тот, кто видел последствия хорошей бомбарды, выпущенной в лесу. Осколки деревьев крупными и мелкими, но неизменно острыми щепками усеяли все вокруг, грозя утыкать зазевавшегося, словно подушку для иголок.

Видимо, авроры всё-таки увидели его сигнал и пришли на помощь. Двое из них, среди которых был и Стенфилд, обходили полянку справа, а ещё один показался за спиной у Поттера.

– Люк, твою мать, что ты творишь! – в приступе гнева заорал на своего друга Генри, видимо, пытаясь добиться от него хоть какого-то участия.

Тот промолчал, лишь выпустив бомбарду в ответ. И, пока все укрывались щитами, Гарри предположил, что Стенфилд с Челси могли быть и не причастными к этому покушению.

– Ты окружён! – заорал аврор средних лет, засевший в кустарнике неподалёку от Поттера. – Сдавайся!

Орал он, в противоречие самому себе, выпуская очередную бомбарду.

Гарри осторожно высовывался из-за дуба, стараясь не потерять из виду ни одного участника схватки. Люку же удалось переместиться за несколько давно повалившихся крупных дубков и занять оборону на той позиции.

– Как ты мог? – всё не унимался Генри.

– Стенфилд, заткнись уже, наконец! – прикрикнул на него, видимо, старший по званию соратник.

– Ученикам здесь не место, – в полголоса обратился к Гарри бывший неподалёку аврор с небольшим шрамом на лице.

Поттер попросту проигнорировал это заявление, так как не видел никакого смысла вступать с кем-то в полемику.

Видимо, авроры, решив действовать слаженно и сообща, начали штурм позиций Люка. Грамотно, словно по учебнику, они обошли его с двух сторон и атаковали огненными ударными. Причём, так как попасть в самого предателя они не могли, расчёт вёлся именно на то чтобы выкурить его из укрытия. Бойцы могли смело рассчитывать на успех.

Но проблема пришла оттуда, откуда её никто не ждал. Понимающий весь расклад Люк не стал ждать, пока его поджарят, а приготовил своим преследователям небольшой сюрприз.

Поттер, не принимавший участия в схватке напрямую, а лишь чутко выжидавший своего шанса, заметил эту аномалию первым. Огромный дубок, под ветвями которого и прятался Гарри, прытко тянул толстую и длинную ветвь в направлении ближайшего аврора, лежавшего за небольшим холмиком в зарослях кустарника. Страж порядка был занят созданием щита, ибо переброска заклинаний была в самом разгаре.

– Сзади! – только и успел заорать Гарри перед тем, как его самого начала оплетать другая ветвь. Аврор успел лишь слегка дёрнуться, оборачиваясь назад, прежде чем ветвь дуба припечатала его к земле.

Грязно ругаясь, Гарри едва не выронил палочку от неожиданности. Ветка дерева, сделавшись невероятно гибкой, уже оплела правую ногу Поттера. В то время как на поляне шёл ожесточённый бой, и никто не мог позволить себе толком высунуться из-за укрытия, ожившее дерево сеяло панику и ужас. Оно вдавило в землю уже припечатанного аврора, намереваясь расплющить бедолагу, и пыталось оторвать Поттера от земли и подвесить за ногу в воздухе, видимо желая препарировать его там.

Звать на помощь было бесполезно. И когтевранец это понимал, а отличии от отчаянно барахтающегося и кричащего аврора. Несколькими секо Гарри удалось обрубить небольшую, в общем-то, ветвь, после чего пришлось больно шлёпнуться на землю, что бы потом своими глазами увидеть, как корни дерева довольно прытко выкорчёвываются из-земли сами по себе, а остальные ветви постепенно так же приходят в движение.

– Срань домовика! Что это за друидские штучки? – прошипел Гарри, направляя палочку в сторону терпящего незавидное положение аврора. Насколько он знал, ковен последней рощи друидов уже сонму лет как кормил червей.

Задумавшись над тем, что простым секо в случае особенно толстых веток не обойтись, Гарри не смог вовремя принять правильное решение и был поражён рубящим ударом ветки справа. Отлетев на несколько метров и выпуская палочку из рук, Поттер волчком покатился прямо в небольшую яму.

Последнее что он успел заметить перед тем, как прикрыть глаза, была новая ветка, занесённая деревом для очевидно колющей атаки по прижатому и отчаянно вопящему аврору. Лёжа на дне ямы и скорчившись от боли в позе зародыша, Поттер невольно сравнивал это проклятое дерево с плакучей ивой, что являлась одной из достопримечательностей школы.

В себя его привели нечеловеческие крики вперемешку с гулкими ударами. Где-то невдалеке послышался шум очередного падающего дерева, звуки бомбарды и трескот разгорающегося в лесу пожара.

К тому моменту, когда Гарри ползком выбрался из ямы, крик бедолаги уже утих. Но это не остановило оживлённое магией создание. Оно снова и снова наносило удары, ломая кости, череп и превращая остатки тела в фарш. Зрелище было не для слабонервных, и если бы не пережитые за день потрясения, Поттер и его обед покидали бы яму порознь.

Протянув руку в направлении своей палочки, Гарри сосредоточился на невербальной магии. В этот раз она далась ему на порядок сложнее: сказывались усталость и ранения.

Спустя секунду палочка уже была в руке хозяина. А бурлившая в теле злость, немного разбавленная болью, стали отличным коктейлем для самого эффективного заклинания из его арсенала на данный момент.

Адское пламя с характерным шипением вырвалось на свободу. Но теперь у Поттера получалось хотя бы направлять его. Огромной искривляющейся струёй огонь впился в дендроида, пока тот был отвлечён кромсанием трупа.

Книжка по чарам, что была взята у Дамблдора в кабинете, не помогла найти способ справиться с драконом, но подсказала, как можно использовать эмоциональную подпитку ради управления этим адским огнём. Кроме того, в перспективе такая практика давала возможность придавать разумному пламени форму и в какой-то мере управлять им.

Листья, ветки, и даже ствол уже начали весело трещать, как вдруг Поттер был вынужден прервать поток заклинания и резво отскочить влево. Огромная горящая ветка со всей мочи хлестнула по тому месту, где ещё мгновение назад стоял Гарри. Чёртово дерево решило прихлопнуть его, словно комара. Видимо, создание сочло приказ хозяина выполненным, и сейчас то ли отвечало на агрессию в свою сторону, то ли получило уже другое распоряжение. Возможно, магия Люка, подпитывающая этого монстра, не давала адскому огню быстро его сожрать. Ибо даже под ним полено продолжало выполнять приказ, и этот спарринг грозил весьма непредсказуемым итогом.

Поднявшись и уклонившись от ещё одной атаки, Поттер побежал по дуге, стараясь обойти возникший посреди поляны пожар и выйти к сражающимся невдалеке аврорам. На данный момент они были полностью скрыты от его взора стеной огня и дыма.

Обернувшись, Гарри увидел поистине завораживающую картину, от которой у него перехватило дыхание. Огромное объятое пламенем дерево начало передвигаться вслед за ним. Горящие листья ворохом огненных всполохов осыпались вниз, а корни у самого основания ствола срослись в четыре огромных отростка, что и позволило созданию медленно, но верно преследовать свою жертву. На бегу Поттер попытался представить, сможет ли хоть один из его щитов выдержать удар этого исполина, и пришёл к не утешительному для себя выводу.

Преодолев несколько десятков метров, Гарри обошёл стену огня, бушевавшего на месте прежнего укрытия Люка. Вспышки заклинаний сражающихся волшебников мелькали и на фоне ещё одного огненного вала, ярко-бордовый цвет которого говорил о его волшебном происхождении. Видимо, кто-то из авроров постарался отрезать предателя от озера.

Тело одного из прибывших на помощь Поттеру авроров лежало в нескольких метрах от Гарри лицом к земле. Спина, затылок и ноги несчастного были сплошь утыканы сосновыми иголками. Если у Гарри и были некоторые сомнения касательно летальности этого случая, то он постарался засунуть их как можно глубже, потому что времени было в обрез.

Ублюдок застыл невдалеке от ещё одного огромного дуба, прикрывшись своим фирменным зелёным щитом и держась левой рукою за живот. Он был явно перемазан в крови, а повязка, вновь наложенная на тело, уже насквозь пропиталась кровью. В это время озверевший Стенфилд, теряя над собой контроль, выкрикивал одно ударное за другим. Дело явно не шло к победе.

Ведь если в начале этой заварушки Поттер раздумывал, как бы ему попроворнее опередить авроров и поразить неприятеля первым, то теперь расклад несколько изменился.

Поттер занял в целом невыгодную позицию, так как Генри находился рядом и Люк мог видеть их обоих. Но выбирать не приходилось, и Гарри, не теряя более времени, выпустил своё фирменное ударное – молнию. Вспышка и характерный звуковой удар произвели эффект хлопушки. А если конкретно – не сделали ровным счётом ничего. Чёртов щит поглотил и этот удар.

Несколько замысловатых пассов палочки – и вот уже небольшой трухлявый пенёк, торчавший в нескольких метрах от предателя, превратился в чёрного кабана, что, получив приказ, моментально бросился к своей цели. Зелёная вспышка авады не заставила себя ждать, и Поттер убедился в провале ещё одной своей попытки.

Огрызнувшись замысловатым фиолетовым проклятьем, Люк снова ушёл в глухую оборону. Любопытно было лишь то, что заклинание у него вышло неправильным. Луч исчез до того, как столкнулся со щитом Поттера. Присмотревшись к лицу противника, Гарри понял, что он явно испытывает немалую боль. Возможно, Стенфилду удалось его чем-то зацепить, или же потеря крови начинала сказываться.

Сам Генри перешёл на использование ледяных копий и, создавая их по нескольку штук за раз, не сбавляя напора, отправлял в цель.

Сзади послышались гулкие шаги пылающего дуба, а отлично зарекомендовавший себя щит Люка начал пропускать осколки от ледышек, которые, пробиваясь через щит, ранили его лицо, руки и шею. Огненный вал со стороны озера все ближе подбирался к месту схватки, а значит, нужно было удвоить напор.

В то время, когда Гарри уже наплевал на всякую осторожность и попытался сотворить аваду, искрящаяся от мощи, явно усиленная бомбарда угодила аккурат между ним и Генри. Стенфилда взрывом отбросило на землю, а Поттер рухнул за поваленный ствол со щепкой размером с ладонь в левом плече. Сзади раздался треск падающего дерева, и испытывавший нешуточную боль Гарри успел лишь понадеяться, что оно падает не по его душу.

Стенфилд что-то прокричал Люку, но Гарри было не до того. Заорав и сцепив зубы, он достал кусок дерева из своего плеча, после чего, приставив палочку к ране, наколдовал нехитрое заклинание. Леденящий тело холодок пробежался по всему телу, на время отключая болевые ощущения. Наставник крайне не рекомендовал использовать эту магию, ибо она лишала человека чувствительности, тем самым повышая шансы на ошибку. Но другого выхода не было, бой уже шёл на истощение. Тем временем шагающее полено, потеряв в огне около трети боевого веса, было уже в считаном десятке метров от схватки.

Бросив в отместку свою бомбарду, Гарри заметил, как полулежащий и опирающейся на обломки дерева Генри продолжил атаку ледяными ударными. Стенфилд был уязвим как никогда.

Куча пыли и ледяных осколков на том месте, где стоял Люк, начала существенно затруднять обзор. Впрочем, тот факт, что подранок начал пятиться за довольно массивный деревянный ствол, был очевиден. Чувствовалось наличие у него богатого боевого опыта. Сражаться против численно превосходящих сил было весьма и весьма не просто. В начале боя, да и сейчас, он не поддался панике, а, грамотно выстраивая тактику, вёл бой как минимум на равных.

В пыли и дыму, что царили вокруг, Гарри удалось разглядеть, как фигура Люка полностью скрывается от них, но при этом щита на нём уже не было. Он прикрывал рукою лицо и пытался достать что-то из-за пояса. Медлить было нельзя. Сконцентрировавшись и пытаясь вложить все имеющиеся у него в резерве силы, Гарри создал на ладони совсем небольшую шаровую молнию. Пробить огромный ствол она конечно, была не способна, впрочем, как и нанести существенный ущерб человеку, но этого от неё и не требовалось.

Понадеявшись, что противник все ещё находится за деревом, Поттер рывком отправил шаровую молнию в том направлении. Заклинание пошло по дуге, что позволяло ему обойти укрытие. Гарри торопился, стараясь не думать о том, что вскоре груда поджаренных дров вышибет ему мозги.

Крик и силуэт падающего тела позволяли надеяться, что Поттеру всё же удалось задуманное. Люк, не ожидавший удара с тыла, выронил и палочку, и то, что он держал в левой руке. Предмет покатился по склону прямиком в направлении встающего Стенфилда, палочка же вылетела с другой стороны, но прежде, чем кто-то успел сотворить акцио, предателю удалось вернуть её при помощи беспалочковой магии и заползти обратно. В этот момент логично было бы попытаться провести атаку, но Гарри был выжат, а Генри только что поднявшийся на ноги не особенно от него отставал. Да и смысла в атаках больше не было. Точнее, не было его у Поттера, Стенфилд же, видимо, горел желанием довести дело до конца.

Немного довернувшись в сторону преследовавшего его горящего дуба, Гарри решил угостить его кое-чем из арсенала осадной магии, благо немного времени у него оставалось. В этот момент до Люка всё же добралась стена адского пламени, идущая со стороны озера. Краем глаза Поттер автоматически отметил, как в адском пламени образовался довольно широкий проход. Это было, несомненно, «Арктис Мембурус», заклинание, которому его обучил опекун. Оно имело крайне узкую специализацию: открывало проходы в адском огне. Но куда интереснее было то, что создателем этого заклинания был именно Дамблдор.

Люк, собравшись с силами и прикрывшись щитом, бросился к проёму в огне. Гарри нахмурившись, увидел длинные седые волосы и мантию, которая болталась мешком, словно стала вдруг велика. Стенфилд заорал, как раненый зверь, и бросился за ним. А Поттер потерял концентрацию, потерпел неудачу с подготовкой довольно сложного заклинания. Грязно помянув Моргану ему оставалось лишь постараться убраться от преследователя подобру-поздорову. Правда, удар по ноге он всё же пропустил.

За свободным от огня участком был хорошо виден каменистый пляж. Что позволяло рассчитывать на более-менее приличную глубину вблизи берега. Это понимал Люк, и это понимал Генри. Люк нырнул сразу же, не сбавляя темпа и не боясь ошибиться. Будто делал это уже не раз.

Преследовавшее Поттера существо вмиг сбавило темп, возможно, потеряв подпитку создателя, или же сдавшись под напором огня. Большой пылающей грудой дров оно рухнуло на землю. Гарри не успел прокричать предупреждение Стенфилду, до того, как тот, нераздумывая, прыгнул в воду.

Дым и жар заполонили все вокруг, а внимание Гарри привлёк блестящий предмет, что выронил прятавшийся Люк. На первый взгляд он выглядел как серебряная фляга. Попытка привычно применить невербальное акцио ни к чему не привела. Пришлось ковылять к тому самому дубу задыхаясь в дыму. Схватив флягу, Гарри бросился к берегу в понемногу закрывающийся проход в стене огня. Проскочив в самый последний момент, Поттер пытался отдышаться на берегу.

На что рассчитывал Люк, сигая в воду? Зачем рисковал Стенфилд, преследуя его там? Этого

Поттер не знал. А вот знаменитую маггловскую гравировку на потемневшем от времени серебре он разобрал не раздумывая.

Гравировка была старая и фактически гарантированно сделана магглами, как и сама фляжка, от которой несло оборотным. Высокомерный орёл, державший свастику Третьего рейха в своих когтях, был выгравирован на ней. Альбус будет недоволен…

«Какими бы сильными и жестокими тварями ни были драконы, самой опасной тварью в этом мире, несомненно, остаётся человек. А точнее, волшебник», – подумалось Гарри, наблюдавшему за тем, как на спокойной глади озера всплывает тело Генри Стенфилда.
 
ShtormДата: Суббота, 07.02.2015, 09:14 | Сообщение # 213
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Нифига себе какой откровенный выпад, да еще и на турнире. Получается у напдавшего не хилая поддержка из вне, да и пути отхода нужно продумать досконально. Ведь явно он не камикадзе


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
KomisarДата: Среда, 08.04.2015, 12:00 | Сообщение # 214
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Глава 17. Will and Ability. Часть 1

Каждый видит, каким ты кажешься, но мало кто чувствует, каков ты есть.

Никколо Макиавелли.

Спустя несколько дней после нападения. Суббота.

Яркое утреннее солнце слепило глаза, мешая рассматривать серую громадину древней крепости. Щурясь и стараясь не отклониться от выбранного курса, большой чёрный филин неуклонно приближался к замку. Ветра практически не было, так что полет выходил лёгким и приятным. К лапке филина был привязан небольшой свёрток с письмом, на котором можно было разглядеть гербовую печать семьи Малфой. Впрочем, приятным полет был лишь до того момента, пока птица не пересекла западную часть тёмного леса. Здесь, невдалеке от замка, сова почувствовала нечто тревожное, отчётливо веющее холодом. Но до места назначения — уютной совятни, находящейся в этом замке, — оставалось всего ничего, а потому менять направление и облетать тревожный участок леса птица не стала.

Обратив внимание вниз, на лес, филин заметил отчётливо видимую тропу, оставленную лесными животными, а может быть, и кем-то иным. Вдоль тропы по воздуху в направлении, ведущем к Хогсмиду, медленно парили странные существа в черных балахонах, один взгляд на которых вызывал смуту и желание повернуть обратно. Несколько десятков парящих балахонов, выстроившись по два в некоем подобии колонны, двигались за неспешно плетущейся парочкой волшебников.

Примечательным из них был старик, на плече у которого горделиво восседала огненная птица. Он шёл на шаг впереди более молодого и менее высокого парня в чёрной ученической форме, что-то высматривая в лесу.

Без всякого видимого сигнала заключающая колону двойка существ откололась от строя и медленно, но целенаправленно свернула в лес. Филин едва не сбился с привычного ритма полёта, даже перья, кажется, зашевелились на нём. Он предпочёл поскорее убраться оттуда. Отлетев достаточно, чтобы аура холода перестала быть осязаемой, филин издал радостный клёкот.

* * *
Следуя прямо за Альбусом, Гарри, временами морщась, рассеянно размышлял над событиями последних дней. Провалявшись в больничном крыле фактически изолированным от мира где-то двое суток, Гарри только сегодня с утра смог добиться выписки у Помфри. Разумеется, всякого рода празднования прошли мимо Поттера стороной, как прошли толпы репортёров и однокурсников, желавших узнать подробности. Никто из обитателей замка и его гостей к Гарри допущен не был. Впрочем, его опекун так же был привязан к койке, с той лишь разницей, что эта койка находилась в Мунго. В связи с этими обстоятельствами толкового разговора по душам так и не произошло.

Министерство, в свою очередь, не стало медлить с реакцией и фактически навязало школе и Альбусу усиленную охрану из дементоров по всему внешнему периметру. Собственно, именно в это солнечное утро они с директором тем и занимались, что расставляли на «посты»стражей Азкабана. Присутствие последних, пусть и связанных договором с министерством, никоим образом не могло доставить удовольствия. Поттеру то и дело приходилось отгонять не самые приятные из своих воспоминаний. Тем не менее, дементоры могли быть полезны. Даже несмотря на бунт, поднятый ими в поддержку оппозиционного движения Волдеморта на прошлой войне. «Спрашивается, что в этом мире может предоставить абсолютные гарантии?» — с усмешкой продолжал размышлять плетущийся за Альбусом Поттер. Опекун выглядел мрачновато и не особенно горел желанием поговорить. Сухо взмахнув рукой, он указал направление для патрулирования очередной двойке стражей.

Будь эти твари расставлены раньше, посторонним не удалось бы так просто спрятать портал на дне Чёрного озера. Ведь именно при помощи портала подранку в итоге удалось сбежать. По крайней мере, на данный момент это была ключевая версия обследовавших озеро сил аврората.

Репутация школы была подпорчена, а репутацию министерства пытались сохранить хотя бы частично. Фадж, каким бы он ни был, на данный момент являлся их естественным союзником. А значит, ставить ему палки в колеса было по меньшей степени недальновидно. Впрочем, всё это было верным лишь до той поры, пока не затрагивало их с Дамблдором глобальных интересов.

Так считал сам Альбус. А Гарри же в какой-то мере забавлялся сложившейся ситуацией. Ведь он и его опекун остались целы, а шум, поднявшийся после покушения, всё же открывал новые возможности и перспективы. Так, одним из немногочисленных плюсов в сложившейся ситуации Поттер видел полученную от Альбуса привилегию в контроле за дементорами. Одно дело — расставить их по условным местам, и совсем другое — каждый день заниматься их контролем и корректировкой. Это требовало времени и сил, а так как они были сейчас у Дамблдора на вес золота, то втайне ото всех он доверил Гарри сию обязанность.

К слову о тайнах: участие Поттера в преследовании и лесном сражении всячески скрывалось и замалчивалось. Сперва волшебный туман скрыл начало погони от посторонних глаз, а уж после и свидетели дальнейших событий покинули этот мир. За исключением, конечно, Люка, оказавшегося вовсе не Люком, и Челси, выбывшей из игры ещё до того, как она успела бы заметить Гарри. Последняя до сих пор не приходила в сознание, грея больничную койку. К моменту прибытия к озеру подкрепления Поттеру удалось отойти в Запретный лес и, обойдя замок с запада незамеченным, выйти у хижины лесника.

— Завтра утром в школу должна прибыть команда авроров, навязанная нам министерством в довесок к уже имеющимся «гостям», — как бы между прочим протянул Дамблдор, не поворачивая головы.

Судя по тону, опекун был явно не в восторге.

— Они как-то связанны с Орденом? — деловито поинтересовался Гарри, откровенно зевая при этом.

— Нет.

— В таком случае, могут ли они представлять для нас проблему? — рассматривая местность, продолжал расспрашивать Гарри.

— Вряд ли, — снова лаконично ответил Альбус, — по крайней мере, на данном этапе. Как минимум командир этого отряда — проверенный ветеран прошлой гражданской войны.

Услышав эту краткую характеристику, Гарри хмыкнул, и собрался было снова вернуться к своим размышлениям, как вдруг неразговорчивый до этого Дамблдор продолжил раскрывать информацию.

— Предполагается, что они пробудут в замке до конца учебного года, как и гости из Азкабана, для помощи в случае возникновения внештатной ситуации в школе.

— Если уж мы заговорили об аврорах, то позволю себе напомнить, что их помощь бывает весьма своеобразной, — без тени улыбки намекнул Поттер.

— В этот раз я проверю каждого из новоприбывших лично, — хмуро парировал опекун. Гарри знал Альбуса давно и ясно видел, как тот винит себя за допущенный теракт у стен своей школы. А потому старался быть более сдержанным в беседе с ним, нежели обычно.

— Волшебник, выдававший себя за аврора, смог начертить искусную пентаграмму, создать дендроида и под конец открыть проход в стене адского огня… — осторожно поднял ранее обсуждавшуюся тему Гарри. Он хотел услышать мнение опекуна о заказчике.

И Дамблдор его понял, правда, ответил не сразу, сперва отдав приказ очередной двойке дементоров.

— Если бы не найденная тобой фляга, то я бы ставил на Малфоя с Ноттом.

— Не хотите ли вы сказать…

— Не хочу, — тихо, но твёрдо отрезал Дамблдор. — Геллерт не смог бы покинуть Нурменгард. Да и если бы это был он, то, можешь мне поверить, ты не покинул бы леса… Нападавшему же попросту удалась ловушка с пентограммой. Если бы не ты и та журналистка, то вся энергия удара пришлась бы на меня. А так нам с тобой, можно сказать, повезло: тело, не защищённое щитом, приняло на себя львиную долю удара. Он действительно очень сильный волшебник с хорошей фантазией и чувством иронии, но не более, — туманно подытожил директор.

— Допустим, — не отступаясь, Поттер решил зайти с другой стороны, — но что, если мы проявим осторожность и навестим узника сами? Всё-таки «Арктис Мембурус» создали именно вы…

— Это так, но не думаешь же ты, что, кроме тебя и Геллерта я его больше никому не раскрывал? — хмыкнул директор. — К тому же, во время войны Гриндевальд обучил ему немалое количество своих сторонников, которые, в свою очередь, могли передать заклинание кому угодно.

— Но…

— Законное посещение Нурменгарда невозможно. Отсутствие посетителей входило в условия его заточения. Тюрьму невозможно посетить, равно как и покинуть, — продолжал упорствовать Альбус. — Я был одним из магов, накладывавших целый сонм запирающих пространство заклинаний. К тому же для организации хотя бы какого-то подобия проверки потребуется согласования с магическим Евросоюзом. А это в условиях текущей внешнеполитической обстановки крайне затруднительно.

Безусловно, Альбус намекал на более чем прохладные отношения между магическими правительствами Британии и Евросоюза, причиной которых являлось консервативное стремление старушки Англии к политической гегемонии и независимости. И если после Второй мировой о гегемонии речи уже не шло, то хотя бы независимость сдавать никто не собирался.

— Ладно, — выставив перед собой ладони в знак примирения, продолжил Гарри.— Ежели нападавший не являлся самим Гриндевальдом, то с высокой долей вероятности он мог быть его последователем.

— Возможно, — кивнул Дамблдор, — но вот мотивы… — Альбус внезапно замолчал, будто припомнив нечто важное.

— Месть, слава, нажива, в конце-то концов, — не придавая значения задумчивости Дамблдора, предположил Поттер. Его опекун не любил разговоров о той войне. — Если допустить, что пожиратели наняли кого-то из старой гвардии Гриндевальда, то все встаёт на свои места.

— Аненербе… — задумчиво проговорил Альбус, вспоминая организацию, созданную Геллертом Гриндевальдом для начала интеграции магов в общество магглов и полуоткрытой помощи последним в мировой войне. — Мы не можем быть до конца уверены в их связи, но отец Драко и вправду не стал идти у нас на поводу…

— А его союзник по пожирательской скамье продолжает подползать к креслу министра, — многозначительно дополнил опекуна Поттер, намекая на старшего Нотта.

— Так и есть, — ухмыльнувшись, кивнул Дамблдор, почёсывая бороду.

— В таком случае, сторона заказчика минувшего праздника не имеет значения, — сложив руки за спиной, изрёк Гарри. — Впереди второй тур, и наш черед сделать шаг.

— Всё не так просто, — задумчиво произнёс Дамблдор, погладив шею сидящего на его плече Фоукса. — Видишь ли, специфика предстоящего второго испытания не подходит для подобного шага.

— Интрига, — улыбнувшись, пробормотал Поттер.

— Думаю, тебе понравится, — вернул улыбку Альбус. — Что касается ответного хода, то нам придётся подождать третьего тура либо более удобного момента. Пока оставим этот вопрос открытым.

— Как скажете, — пожав плечами, закрыл тему Гарри.

Тем временем под гул ветра и шелест листвы ещё одна двойка их молчаливых спутников покинула процессию.

— Кроме того, хочу тебе напомнить, что прессе было сказано о ловушке в лесу, которую подготовили сообщники нападавшего.

— Да, да, да, — закатив глаза,пробубнил Гарри, — дабы преуменьшить возможные волнения, мы с министерством будем утверждать,что нападавших была группа. — Поттер это прекрасно помнил. — Лучше объясните мне, где прохлаждался старина Фоукс? — спросил Гарри, с прищуром глядя на феникса, гордо восседавшего на плече у опекуна.

— Он лишь недавно переродился и несколько дней назад был не в состоянии перемещаться, — отведя глаза, ответил Дамблдор.

Фыркнув, Гарри тоже отвернулся, обратив своё внимание на небольшое ответвление тропинки, по которой они следовали.

— К слову о перемещениях, — как бы между прочим снова заговорил Поттер, — я хотел бы спросить о вашей довольно-таки странной просьбе…

Гарри хотел знать, на кой черт Дамблдор отдал тот опасный приказ о преследовании и прочей ритуальщине.

— Мальчик мой, — после недолгого молчания отозвался Альбус, — ты сделал всё как нужно, но сейчас не время и не место для этого разговора. А кроме того, я хотел бы твоего присутствия в моем кабинете на небольшом совещании этим вечером. Думаю, к тому моменту Северус как раз закончит анализ оборотного зелья из той фляги.

Если Дамблдор не хотел о чем-то говорить, то, как ты не изгаляйся, а выдавить хоть каплю информации не выйдет. И Поттер прекрасно знал об этом. Но, раздражённый отказом на вполне правомерный вопрос, Гарри не упустил момента слегка подразнить опекуна.

— А как насчёт места и времени для нескольких уроков по демонологии? — сохраняя серьёзнее лицо, выдал Поттер. Если и существовал подраздел темной магии, упоминание о котором нервировало Дамблдора более, чем этот, то Поттер о таком точно не слышал.

Впрочем, как раздел магии демонология осталась в ходу лишь в Азии. Европа же потеряла последних практиков вместе с падением Гриндевальда, а после и вовсе подвела этот раздел под тотальный запрет. Даже в Дурмстранге, где тёмные искусства всё-таки изучали, демонология была упразднена. Хотя, учитывая длительность жизни волшебников, владеющие ею маги должны были ещё остаться.

— С чего это ты вдруг проникся таким желанием? — хмуро ответил Альбус, видимо, не разобрав подвоха.

Вся каверза с практикой применения этой магии состояла в том, что имелся крайне высокий риск распространения всяческих магических заболеваний. Магглы подобное называли мутацией. Представьте себе, что после проведения какого-нибудь ритуала у вас постепенно начинает видоизменяться, ну, скажем, рука. Или ещё какая-нибудь конечность, а то и внутренний орган. Практически каждый подобный случай вскоре приводил к летальному исходу, бороться с которым магическим, да и маггловским способом было крайне затруднительно. А, кроме того, вызов существ с иных планов бытия был крайне соблазнительной и такой же рискованной рулеткой. Малейшая ошибка заканчивалась смертью, а то и чем похуже, не говоря уже об опасности для окружающих. Впрочем, те же домовики по своей природе являются одним из подвидов младших демонов. Много веков назад их призывали повсеместно. В итоге дошло до того, что стало проще купить себе подобного слугу, чем рисковать с призывом. Да и спустя множество поколений сами домовики, позабыв при помощи волшебников о своих корнях, активно трудятся и плодятся на пользу своих хозяев. В общем-то, эту сферу магии запретили не зря. Гарри как-то довелось почитать мемуары одного из средневековых магов, активно практиковавших сие. Море впечатлений, возможностей и искушений портила одна деталь. «Мемуары так и не были дописаны…» — с усмешкой вспомнил Поттер.

— В старых книжках весьма нахваливали суккуб, — уже открыто смеясь, заявил Гарри.

— О, я думаю, расхваливали их не зря, — едко ответил Дамблдор, сверкнув очками.

Гарри Поттер, нахмурившись, пристально посмотрел на вновь отвернувшегося Альбуса. Ему не понравилась загадочная улыбочка, мелькнувшая на лице последнего. Весьма обоснованно у Поттера закралось подозрение о том, что Дамблдор в своё время имел весьма интересное знакомство.

— Это…

— Но если уж ты сам заговорил о приглашении «женщины» в свою жизнь, то у меня к тебе ответный вопрос, — перебивая крайне заинтригованного Поттера, начал Альбус. — Как насчёт предстоящего бала?

— Призвать суккубу для бала?! — выдал решивший идти в несознанку Поттер. — Это меня-то шляпа назвала извращенцем? — трагическим шёпотом пробурчал он себе под нос.

Дементоры за их спинами взволнованно активизировались на мгновенье, усиливая свою мерзкую ауру. Впрочем, одного взгляда Дамблдора хватило, чтобы напомнить челяди о её месте. Как Гарри и подозревал, эти твари были отнюдь не глупы. И, хоть и не обладали зрением, но, видимо, чувствовали отголоски эмоций и намерений.

— Если уж и проводить аналогию, то я скорее веду речь о призыве Гринграсс, — без тени улыбки ответил опекун, слегка ускоряя свой темп и что-то высматривая на обочине.

— А я как раз набирался смелости для приглашения профессора Макгонагалл, — вяло и скептически протянул Гарри, уже понимая, в какую сторону клонит ветер.

Откровенно говоря, в Хогвартсе была уйма симпатичных и в меру адекватных девчонок, с которыми можно было бы скоротать вечер, а то и ночь. Взять хотя бы, к примеру, ту же Асторию. Да что там Асторию: сестрица Падмы, Лайза и ещё несколько незашоренных шестикурсниц, с которыми Гарри был уже шапочно знаком, подошли бы ничуть не меньше. Но логика, которой руководствовался старик, разумеется, не принимала ни один из этих вариантов.

— Быть может, я тебя несколько разочарую, но Минерва уже приглашена мной, — не поворачиваясь, отмёл слабую попытку потянуть время Альбус. — Прости, но тут у тебя никаких шансов, — повторился он.

Тут он был не прав, кое-какой шанс у Поттера всё же имелся. Правда, действительно не с Макгонагалл.

— В таком случае, я, разумеется, приглашу Гринграсс, — стараясь оставить себе последнюю лазейку, Поттер совершенно искренне сказал именно то, что опекун так желал услышать.

Спокойно повернув голову Дамблдор, встретился с ним взглядом.

— Что ж, я надеюсь, ты выберешь правильную Гринграсс, — лукаво подмигнув, бросил Альбус.

— А как же, «правильную»—то уже за меня выбрали, — хмыкнул слегка раздосадованный подобным раскладом Поттер. Бал обещал превратиться в, мягко говоря, не радужный вечер. Но впрочем, жертвовать личными интересами было для него не впервой.

— И что тебя не устраивает? — мягко, но цепко проговорил опекун, не отрицая догадки Поттера.

— Мне бы хотелось попросту приятно провести время, — пожал плечами Гарри, понимая, куда может привести этот разговор. Впрочем, степень осведомлённости старого пеликана о сути его с Дафной отношений действительно была интересна Поттеру. «Слегка», — добавил он мысленно.

— Не в этот раз, Гарри, — с налётом печали ответил Дамблдор.

Поттер же прекрасно знал, что опекун вполне себе искренне может чувствовать себя виноватым за то или иное решении, что он принимал. Цимус был в том, что это чувство никак не влияло на логику принятия решений. А логика была проста: есть цель, и есть средства. Чувства и предпочтения уместны лишь в тех рамках, где они не смогут повлиять на цели. Старик прожил слишком долго, чтобы отрицать необходимость или силу чувств, и в тоже время слишком долго, чтобы не уметь держать их в узде.

— Я надеюсь, тебе не стоит объяснять, почему на подобном официальном мероприятии ты должен появиться именно со своей невестой? — риторическим тоном продолжил Альбус.

— Нет, — лаконично бросил Поттер, отмечая, что предпоследняя двойка дементоров по команде Дамблдора свернула с их тропы. Спорить было бесполезно, да Гарри и сам это осознавал, а потому сделал себе пометку как-то отвлечься в ближайшее время.

— Вот и хорошо, — спокойно подвёл итог опекун, — а как будут звать Гринграсс, которую ты затащишь в постель уже после бала, меня, как ты понимаешь, не тревожит, — с лёгкой улыбкой снова подмигнул он.

Вернув ответную улыбку, Гарри неосознанно дотронулся до своего кольца и вспомнил один давнишний момент, случившийся у ворот поместья Гринграссов.

— А сейчас мне необходимо утрясти несколько вопросов в министерстве, — деловито заговорил ставший немного рассеянным Дамблдор. — Закончи тут, и не забудь про вечер, — напоследок бросил он, дождавшись утвердительного кивка своего ученика.

Вспышка пламени — и Альбус с Фоуксом покинули запретный лес. Поттер же, слегка поморщившись, набросил капюшон на голову, так как уже начинал моросить небольшой дождь. Отметив про себя, что забыл задать вопрос о Маркусе Стенфилде, он в тоже время ощутил, как паршивая аура двух оставшихся дементоров снова начала позволять себе лишнее. Видимо, посчитав уход Дамблдора своеобразным приглашением, они слегка забылись.

— Что ж, ребятки, — пробормотал он, поворачиваясь и доставая палочку, — давайте-ка разберёмся, кто из нас главный…

* * *
Полдень. Большой зал.

— Ничего не хочешь мне объяснить?! — раздражённая Дафна возвышалась над обедающей в стороне ото всех Асторией.

— Нет, — лаконично бросила та, на мгновение переставая жевать и стараясь делать вид, что совершенно не обращает внимание на состояние сестры.

— Не строй из себя дуру, — стараясь не повышать голос, продолжила Дафна. — Что ты делала вместе с Поттером в Хогсмиде?

Не церемонясь, Дафна бросила на стол журнал «Ведьмополитен», который был открыт на странице с довольно забавной колдографией. На ней был запечатлён момент, где юноша с девушкой неспешно идут по дороге в Хогсмид. Точнее, были видны лишь их спины и общий фон, но и этого было достаточно, чтобы без труда распознать шевелюру Поттера и с большой долей вероятности представить идущую рядом Дафну. Светлые волосы, синяя мантия, невысокий рост. Ну просто вылитая Гринграсс. Гринграсс, да не та.

— А тебе не всё ли равно? — выгнув бровь и, наконец, обратив на Дафну внимание, спросила Астория.

— Мне плевать, где и с кем ты шляешься, — в запале ответила старшая Гринграсс, — но не в том случае, когда тебя принимают за меня!

Заголовок статьи и её содержание пестрили пересудами и сплетнями об отношениях Дафны с Поттером, безусловно полагая, что на фотографии рядом с «героем» именно она.

— Ну, так в чём проблема-то? — хмыкнула повеселевшая Астория. — Думаешь, было бы лучше, если бы они нас не перепутали?

Запнувшись, Дафна представила себе это. Репутацию Поттера после статеек Риты и так было трудно опустить ещё ниже, а вот как бы перемывали в школе её кости, узнав, что он тусуется с её сестрой, Дафна уж точно не хотела представлять. Впрочем, говоря начистоту, будь на той колдографии любая другая волшебница, да хоть маггла, статейка бы, наверное, даже позабавила Гринграсс. В глубине души Дафна была не против, если бы Поттер прочувствовал те же самые неприятности, вызванные контрактом, что пришлось перенести ей. Возможно, тогда он и сам бы искал способ избавиться от него.

— Если он тебе так нравится, может, стоит упросить родителей поменять в контракте наши имена? — прищурив глаза, ехидно поинтересовалась Дафна, пристально глядя на сестру. Та некоторое время молчала, затем поднялась из-за стола.

— Может, и стоит… — бросила она еле слышно перед тем, как присоединиться к своим однокурсницам. Дафна же проводила её внимательным взглядом.

Стоит-то стоит, вот только они обе прекрасно понимали степень бредовости этой идеи. Изменения в уже подписанный контракт не внести.

Вытащив из кармана небольшую записку, переданную ей школьной совой, Дафна ещё раз перечитала её.

«Астрономическая башня, девять вечера. Г.П.».

И если до этого разговора с Асторией она ещё сомневалась, то теперь решила твёрдо. На бал она не пойдёт. И вечером Поттер получит такой приятный для неё отказ. Уж лучше просидеть в гостиной весь вечер с малолетками и неудачниками, чем пойти на бал с ним. Этим своим решением она хотела ясно показать родителям, что с её мнением стоит считаться. Ведь, по сути, контракт обязывает её всего-то выйти за Поттера замуж, а не открывать с ним бал. Дафна медленно сжала записку, комкая её в руке, выпрямилась и расправила плечи.

— Бунт, — сверкнув глазами, торжествующе прошептала она, покидая Большой зал, где на неё то и дело бросали любопытные взгляды. Хорошо ещё, что самой обсуждаемой темой был бал, а не её личная жизнь или недавнее покушение на директора.

Кстати о последнем, это событие потрясло весь Хогвартс, но Слизерин, пожалуй, задело менее всего. Ведь нового директора у них закономерно недолюбливали. Но пищи для споров и дискуссий хватило с головой. Сама же Гринграсс, помня подслушанный через амулет разговор, предполагала, что её благоверный с Дамблдором явно крутят тёмные делишки.

Придя в гостиную, Дафна убедилась, что на данный момент здесь практически не было народа. Только лишь Пьюси в небольшой компании шестикурсников, да Панси, одиноко сидящая у камина.

— Я хочу увидеть твоё платье! — сходу затараторила Панси, как только Гринграсс заняла соседнее кресло. Её подруга в числе прочих была просто помешана на предстоящем бале.

— Я его не заказывала, — не отрывая взгляда от огня, ответила ей Дафна. — Да и не собираюсь, — добавила она, затылком чувствуя удивлённый взгляд Паркинсон.

— В каком смысле? — ожидаемо удивлённым голосом спросила Панси. — Поттер так и не пригласил тебя? — хихикнув, добавила она.

— Говоришь так, будто Малфой уже озаботился твоим приглашением, — едко отметила Дафна, желая ловко сменить тему.

— Да нет, — немного напряжённо призналась Паркинсон, — но я уверена в том, что он сделает это, — с нотками безапелляционности добавила она высокомерно. — Слушай, в понедельник нам нужно сдавать Флитвику сочинение по чарам…

— Да помню я, — отмахнулась Дафна, — придётся весь вечер дописывать, там ещё целый пергамент.

— С тебя должок, Дафна, — с улыбкой продолжила Панси, — так что я спишу у тебя.

Минут через двадцать в гостиную вошли Драко с Тео. С последним Дафна старалась не встречаться взглядом, не зная, как начать один неизбежный разговор. Вывел всех из задумчивости Малфой, как бы между прочим бросив простой вопрос:

— Гринграсс, ты пойдёшь со мной на бал?

Шокированная Дафна не смогла сдержать возглас удивления: Малфой встречался с Панси и ранее не выказывал знаков внимания ей. Озадаченно нахмурившийся Нотт уже поворачивался к Малфою, когда разъярённый голос Паркинсон разбил наступившую тишину:

— Драко?!

— Разве я сказал «Гринграсс»? — ухмыляясь, подал голос Малфой. — Прошу прощения, разумеется, я хотел пригласить тебя, дорогая, — повернувшись к Панси, добавил он.

— А если бы я согласилась? — захихикав и расслабившись, спросила Дафна, наконец, посмотрев на Тео. Нотт улыбался шутке Малфоя и так же смотрел на неё.

— Наверное, утром меня бы нашли в кровати уже порядком поостывшим, — задорно отметил Драко. — Я просто хотел посмотреть на выражение твоего лица, Нотт, — хлопая Тео по плечу, продолжил Малфой.

— Шутник, — хмыкнул тот в ответ.

— Ну, так что там с моим приглашением? — наигранно обиженно спросила Панси.

— А ты разве ещё не согласилась? — смеясь, подколола её Дафна.

— Нет, — дерзко бросила Паркинсон.

— Ну и ладно, — встрял в пикировку Малфой, — мы пойдём к озеру и надеемся, что вскоре вы к нам присоединитесь, — говоря это, он бросил взгляд на Тео и, взяв Панси за руку, потащил к выходу из гостиной. Впрочем, та и не сопротивлялась.

Последнее время Малфой был хмур и довольно неразговорчив, видимо, переживая свой результат на первом туре. Впрочем, это были лишь домыслы. Драко не из тех, кто станет плакаться в жилетку или предаваться унынию по пустякам.

Между оставшимися вдвоём Дафной и Ноттом снова наступило несколько неловкое молчание.

— Нужно поговорить, — озвучил их общую мысль Тео.

— Ты прав, — кивнув, Дафна подумала о небольшом давно не используемом классе, который находился в подземельях, невдалеке от гостиной. Туда они и направились.

О предстоящей встрече с Поттером она не стала рассказывать Тео. Ни к чему было лишний раз его волновать. Она и сама сможет с этим разобраться.

Усевшись на стол и подождав, пока Тео усядется на другой, стоящий рядом, Дафна выпалила то, до чего додумалась в Большом зале.

— Я не пойду на бал с Поттером!

Нотт продолжал молчать, и, судя по всему, не был удивлён подобным заявлением.

— Зато мы сможем устроить свой собственный бал, — как-то неуверенно продолжила Дафна. — У меня есть музыкальная шкатулка, и мы сможем потанцевать хотя бы здесь…

Усмехнувшись, Тео покачал головой в знак несогласия.

— Ну, хорошо, мы можем пойти к озеру или даже выбраться в Хогсмид, — продолжала генерировать варианты Дафна. — От матери я знаю об одном из проходов под замком, о котором не известно завхозу.

— Нет, — твёрдо сказал Нотт голосом человека, принявшего решение. — Я много об этом думал… И… Я хочу пойти с тобой на настоящий бал.

— Но как же…

— Как же что? — к Теодору вернулась его самоуверенность. — Да, ты связанна контрактом. Но он никак не ограничивает тебя в выборе партнёра для танцев. И к тому же мы не сделаем ничего сверхпредосудительного. Так что репутация особенно не пострадает. Все примут это лишь за очередную эксцентричную выходку двух чистокровных подростков. Тем более что не мы первые поступаем так в подобной ситуации.

— Ты не боишься реакции Поттера? — Дафна и сама не знала, почему в этот момент она задала такой дурацкий вопрос.

— Это меня волнует в последнюю очередь, — хмыкнул Нотт.

— А что же в первую? — серьёзно спросила Гринграсс.

— Твой ответ, — не раздумывая, бросил он.

Спрыгнув со стола, Дафна сделала несколько шагов к Тео, положила руки ему на плечи и приблизилась к нему. Их губы соприкоснулись, и на несколько мгновений воцарилась тишина. Когда они с неохотой отстранились друг от друга, Дафна прижалась щекой к его плечу и тихо шепнула: "Да".
 
ShtormДата: Среда, 08.04.2015, 13:33 | Сообщение # 215
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Вот неймется же Зеленотравной


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
KomisarДата: Вторник, 28.04.2015, 07:58 | Сообщение # 216
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Глава 17. Will and Ability. Часть 2

Днём ранее. Ночь пятницы. Хогвартс.

Приятный голос молодой девушки звучал под сводами огромного зала. Слова старой немецкой песни, вея надеждой и романтикой, отражались от высоких каменных стен, терявшихся в темноте наверху. Свет десятка факелов, закреплённых на монументальных колоннах, разгонял мрак. Опираясь спиною на одну из колонн, стояла невысокая девушка.

Невдалеке от неё, в центре одной из стен, была выточена каменная громадина, напоминавшая собой лицо одного из великих волшебников древности. Рядом с ним располагался большой круглый дубовый стол, вокруг которого стояли старые и неудобные стулья.

Девушка продолжала петь, но взор её был прикован к серому гобелену, натянутому между несколькими колонами на противоположной стороне. На полотне был изображён лишь простой символ треугольника с кругом, вписанным в него.

Внезапно сквозняк потянул пламя факелов в сторону выхода — огромного люка, расположенного рядом с обшарпанным многоярусным шкафом, доверху набитым свитками и книгами, а также флаконами с зельем. По всему залу заиграли причудливые тени, а раздавшийся шорох и звук шагов привлёк к себе внимание девушки. Заканчивая последний куплет, она повернула голову и увидела, как люк отворился, и в зал вошли несколько человек.

— Фройляйн, да у вас талант, — улыбаясь, заявил коренастый юноша, сделав несколько сухих хлопков в ладоши. Среди вошедших, кроме него, был ещё один более худощавый парень и девушка.

— Спасибо, — ответила стоящая у колонны певунья, возвращая улыбку. — Где остальные? — обратилась она к новоприбывшим.

— Кромвель остался ждать Куратора, — пожав плечами, ответил худой паренёк, не теряя времени и усаживаясь на стул.

Пока остальные следовали его примеру, мальчишка достал из-за пазухи серебряную безделушку на цепочке из того же метала. Взглянув на гобелен, будто бы сверяясь с символами, изображёнными на нём, он еле заметно улыбнулся.

— Да сними ты уже это! — требовательно заявила девушка, прибывшая вместе с ним.

— Не лезь не в своё дело, женщина, — вяло огрызнулся тот, видимо, не в первый раз.

— Это наше общее дело, и если кто-то увидит твою побрякушку…

Тем временем двое не участвовавших в разговоре лиц рассматривали друг друга.

— Как вы добрались? — вежливо поинтересовалась пришедшая первой девушка.

— Без происшествий, — ответил ей в тон собеседник.

Они оба старались делать вид, что не замечают разгоревшейся перебранки их соседей по столу.

— На улице, должно быть, прохладно ночью, — продолжила девчонка, возможно, чтобы скоротать время.

Парень хотел было что-то ответить, но звук раздавшихся шагов заставил обратить на себя внимание.

В зал вошли двое: осанистый юноша и мужчина в летах. И если на лице первого ничего не отражалось, то второй был явно чем-то недоволен.

— Господин Куратор, — кивнула мужчине собеседница коренастого юноши.

Ничего не ответив, лишь сухо кивнув, он сел на свободный стул и, дождавшись пока его спутник займёт своё место, заговорил:

— Сперва хочу поприветствовать всех собравшихся, — обведя взглядом подростков, начал он. — В этом году мы собираемся во второй раз, и этому есть причины…

Голос Куратора звучал сухо, а на лице то и дело мелькало недовольное выражение.

— Но сначала я хотел бы официально представить вам нашего гостя из Центра, — переведя взгляд на коренастого парня, продолжал он. — Позывной этого молодого человека — Энгельс, и он вышел с нами на контакт согласно инструкциям наших покровителей. Надеюсь, парень, у тебя есть чем нас ободрить.

Юноша, которого представили Энгельсом, кивнул, давая возможность мужчине продолжить разговор.

— Парня слева от меня называют Маккиавелли, — взглядом и весьма неоднозначной усмешкой Куратор указал на паренька, ещё совсем недавно рассматривавшего амулет.

— Будем знакомы, — жизнерадостно отозвался тот.

Никак не прокомментировав это приветствие, Энгельс снова кивнул.

— Рядом с ним сидит наверняка известная вам заочно Тэтчер, — продолжил Куратор, обозначая скандальную девицу, что настаивала, чтобы её сосед снял побрякушку.

— Весьма наслышан о ваших наработках, — заинтересованным голосом произнёс Энгельс, и, кажется, по-новому взглянул на девушку.

— Спасибо, — серьёзно ответила та, будто бы услышав нечто само собой разумеющееся.

— Справа от вас леди Батори, — чуть более мягким тоном представил певунью мужчина.

В этот раз гость снова промолчал, лишь сухо кивнув. Во взгляде представленной леди мелькнуло едва заметное недовольство.

— Ну и, наконец, Кромвель, — с нотками уважения, посмотрев представляемому прямо в глаза, закончил он.

— Будьте уверены, Центр по достоинству оценил ваши таланты, — встав и протянув руку, изрёк гость.

Кивнув и поднявшись, участник встречи, представленный Кромвелем, пожал протянутую к нему руку.

— Прежде, чем мы продолжим, — вновь заговорил Энгельс, — я хотел бы передать вам небольшую посылку, — он посмотрел на Куратора. Остальные собравшиеся заинтригованно молчали, пока гость доставал небольшой пакет, завёрнутый в старую жёсткую бумагу.

— Что у тебя там… — всё ещё недовольно прокряхтел Куратор.

— В центре полагают, что вы знаете толк в этих штуках, — с усмешкой заявил Энгельс, передавая пакет. — Советую разворачивать наедине, — скупо добавил он.

Коротко кивнув, Куратор убрал посылку в широкий карман своей верхней одежды, предварительно взвесив в руке. Судя по всему, он догадывался, что ему передали.

— Я собрал вас этой ночью, так как именно сегодня директора всё ещё нет в школе, а его ученичок отлёживается у Помфри. Впрочем, на последнем собрании школьного персонала Макгонагалл дала ясно понять, что это не надолго.

В то время как Тэтчер с Энгельсом и Батори внимательно слушали речь Куратора, Кромвель с Маккиавелли переглянулись со скучающим видом.

— Потому сейчас необходимо обсудить насущные вопросы, — продолжал скрипучим голосом мужчина. — Как вы знаете, целью нашего небольшого тайного общества является поиск Даров Смерти.

Кое-кто из подростков энергично кивнул, соглашаясь с его словами, остальные же продолжали спокойно слушать.

— Последняя попытка завладеть одним из них была осуществлена на днях без видимых успехов… — мужчина посмотрел на нахмурившегося Энгельса.

Кромвель же отвёл взгляд от Куратора, алчно блеснув глазами.

— Центр послал опытного человека из старого состава. Он принимал участие ещё во Второй мировой… — тут же заговорил гость.

— Но покушение провалилось и ему не удалось завладеть палочкой, — цинично констатировал сидящий справа от Куратора Маккиавелли.

— Ты сомневаешься в компетенции Центра?! — с фанатичным огоньком в глазах взвилась Батори.

— Лишь в компетенции исполнителя, — хладнокровно ответил ей юноша, наградив тяжёлым взглядом.

— Если уж мы заговорили о палочке, — снова взял слово гость, — то Центром мне было поручено, в случае провала миссии, передать вам кое-какую информацию.

— Мы тебя слушаем, — недовольство в голосе Куратора сменилось угрозой, вмиг остудившей желающих поспорить.

— Чтобы завладеть Старшей палочкой, нужно получить не только её физическую оболочку, но и ритуальным образом победить предыдущего владельца.

— Поподробней, — задумчиво уточнила сидевшая как на иголках Тэтчер.

— Нужно каким-то образом победить владельца, — повторил Энгельс. — Что угодно, хоть выбить палочку, хоть прикончить его самого. Лишь после этого Старшая будет подчиняться новому владельцу, — добавил он.

— Это будет не так просто, — усмехнулся Кромвель.

— Во время покушения посланнику Центра удалось завладеть пускай и не самой палочкой, но её сущностью, — продолжил Энгельс, жестом прося не перебивать. — Он при помощи ловушки победил Дамблдора. Но во время преследования в Тёмном лесу Поттеру удалось поразить нашего человека, тем самым забрав власть над её сущностью…

— Как такое может быть? — прищурившись, спросил Кромвель. Он, как и все прочие за столом, был весьма удивлён этой новостью.

— В газетах сказано, что его преследовали авроры, а в лесу ждали подельники, — добавила Тэтчер.

— Авроры действительно настигли его в лесу, а о подкреплении нагло лгут, дабы ещё больше не замарать остатки своей репутации, — ухмыльнулся Энгельс. — Но дело в том, что вместе с аврорами, незамеченный репортёрами и публикой, в лесу оказался и Гарри Поттер.

— Чертов Поттер, — отвернувшись, недовольно прошептала Тэтчер.

— Это уже интересно, — словно сытая кошка, усмехнулась леди Батори. — В таком случае выходит, что фактический владелец Старшей палочки сейчас находиться в больничном крыле?

— Истину глаголешь, — утвердительно заявил Маккиавелли.

— Тогда мы можем попытаться забрать то, что Поттеру не принадлежит, — с лёгкостью предложила певунья.

— Заодно и прикончим досадную помеху, — вкрадчиво добавил Кромвель.

— Если мы его прикончим, — окидывая всех взглядом, взял слово Куратор, — то впоследствии можем спугнуть Дамблдора.

— Что вы имеете ввиду, гер Куратор? — с любопытством задал вопрос гость.

— Всего лишь то, что старик вернулся в школу наверняка лишь из-за своего ученика, — охотно отозвался тот. — В случае его гибели он может отдалиться от дел школы. Или вовсе уйти с поста, как в прошлый раз. К тому же больничное крыло охраняют люди Дамблдора. Учеников Помфри принимает в отдельном помещении, так что к самому Поттеру так просто не попасть, и придётся пробиваться с боем всеми силами.

Подростки задумчиво молчали, каждый переваривал полученную информацию и не спешил лезть с советом.

— А я хочу вам напомнить, что наша задача — найти все три Дара, а не положить свои жизни или же засветиться на попытке получить лишь половину одного из них, — безапелляционно добавил Куратор.

— Вы правы, — кивнул Энгельс.

— Но наблюдать за Поттером всё же стоит, — Куратор бросил взгляд на одного из своих подопечных и, дождавшись кивка, продолжил. — По крайней мере, в этом году Дамблдор находится на посту директора, а значит, у нас ещё будет шанс.

— Так близко и так далеко, — едва слышно прошептал Маккиавелли.

— Это лишь вопрос времени, — твёрдо заявил Кромвель, закрывая тему.

— Продолжим, — кашлянув, заговорил Куратор. — Если раньше наше маленькое общество, в общем-то, вряд ли могло кого-то заинтересовать, то с появлением в школе Дамблдора и провалившимся покушением на него же это становится проблемой.

Маккиавелли демонстративно пожал плечами, чем заработал гневный взгляд Тэтчер.

— Нужно придумать способ, который не позволил бы раскрыть нас всех в случае разоблачения и пленения одного, — заявила Тэтчер то, что все понимали и так.

— Именно это я и хочу поручить вам всем, до следующего собрания, — подержал её Куратор. — Каждый предоставит свои наработки…

Мужчина медленно обводил взглядом каждого из сидящих за столом, выискивая сомнение и страх в их глазах. Закончив, он остался доволен: не страшатся лишь фанатики и дураки.

— Но, кроме того, мы должны проявлять особую осторожность рядом с Дамблдором, и поэтому я продолжу обучать вас окклюменции, как и в прошлом году, на отработках. Даже несмотря на то, что некоторые из вас и так добились весьма существенных успехов в ней, — подвёл он, посмотрев на Тэтчер и Кромвеля.

Батори с Маккиавелли явно не были рады таким новостям, о чём свидетельствовали их мрачные лица.

— Куратор, — требовательно обратилась к нему Тэтчер, — как вы и просили на прошлом собрании, я решила вопрос со связью для нашей ячейки.

Остальные присутствующие с интересом обратили на неё внимание, а леди Батори даже с неким оттенком раздражения.

— Продолжай, — сухо бросил мужчина.

Повозившись с карманом своей мантии, девушка достала небольшой мешочек, в котором что-то позвякивало. Развязав мешочек, она высыпала на стол с десяток галлеонов.

— Видите цифры по ребру монеты? — дождавшись, пока каждый из присутствующих возьмёт в руки монету, Тэтчер продолжила: — На настоящих галлеонах это серийный номер, указывающий, каким гоблином она отчеканена. На этих фальшивых цифры будут меняться — они показывают дату и час следующего собрания. Когда дата меняется, монета делается горячей, так что, если вы носите её в кармане, то вы это почувствуете.— после этого она передала свою монету Куратору.

— Протеевы чары? — с любопытством настоящего исследователя спросил Маккиавелли. — Весьма недурно, — добавил он, разглядывая монету.

— Так и есть, — самодовольно кивнула Тэтчер.

— Молодец, — от себя добавил Куратор, пряча монету в карман и отмечая заинтересованный взгляд Энгельса, направленный на девчонку.

— Я мог бы и получше, — усмехаясь, добавил Кромвель.

— Так почему не взялся? — тут же огрызнулась Тэтчер.

— Поручили ведь тебе, — вяло ответила за него Батори. — К чему кому-то лишняя работа…

— Достаточно, — твёрдо оборвал её Куратор. — Теперь что до вас, леди Батори. Как продвигается ваша задача?

— У меня все по плану, каких-то нестыковок, которые стоили бы вашего внимания, пока нет, — с гордостью сообщила та. Кромвель ехидно ухмыльнулся, а девушка, раздавшая галеоны, пренебрежительно фыркнула, закатив глаза.

— Хорошо, что у тебя их нет, — с оттенком недоверия обронил Куратор. — Но, быть может, у кого-то другого они есть? — добавил он, снова обведя всех взглядом.

— К сожалению, есть, — подала голос Тэтчер. — Он носит этот чёртов амулет на своей шее, — с готовностью заложила Маккиавелли она.

— Это подарок… — прижав руку к груди, приглушённо ответил юноша.

— Не будь идиотом, у нас могут быть проблемы, если кто-то его увидит, — назидательно повторила обвинительница.

Другие подростки скучающе наблюдали за действом, не спеша принимать чью бы то ни было сторону. Не желая влезать в очередную дрязгу, Куратор попросту протянул руку в сторону Маккиавелли, видимо, понимая, о чём идет речь. Спустя мгновение тот с потухшим взглядом вложил в неё снятый с шеи амулет.

— Есть ли что-то, действительно заслуживающее внимания? — снова обратился ко всем мужчина.

— Кое-что есть, — необычно неуверенным для себя тоном заговорил Кромвель. — Есть основания подозревать, что мне известно местонахождение воскрешающего камня.

Тишина, воцарившаяся после этого заявления, нарушалась лишь треском догоравших факелов.

— Какие такие основания? — вскинулся взбудораженный Энгельс.

— Спокойно, — осадил его Кромвель. — Мне нужно кое-что проверить, прежде чем мы совершим вылазку.

— Камень находиться в Британии?! — глядя ему прямо в глаза, спросил Куратор.

— Видимо, да, — осторожно ответил Кромвель, купаясь во всеобщем тихом внимании, — но я не полностью уверен. Прошу дать мне время до следующего собрания.

— Хорошо, — спустя какое-то время нехотя произнёс Куратор. — Если уж у нас есть наработки по камню и палочке, что скажет нам центр касательно мантии? — перевёл он взгляд на гостя.

— Эту информацию вы получите лишь после того, как передадите центру хотя бы один Дар, — пожав плечами, ответил Энгельс, наблюдая за тем, как на скулах собеседника вздуваются желваки. — Не обессудьте, но нам, простым смертным, не дадут возможности получить все три Дара одновременно.

Кромвель снова усмехнулся, снова алчно заблестев глазами. А Тэтчер проявила сухой интерес, в отличие от нехотя кивнувшего Маккиавелли.

— Что ж, — поднимаясь, кивнул Куратор, — на этом нам пора завершать собрание. Наше долгое отсутствие может быть заметным.

— Не заметят ли нас при выходе на той стороне? — несколько озабоченно спросил гость.

— На той стороне у нас есть свои глаза и уши, — улыбнувшись, ответила ему леди Батори.
 
ShtormДата: Вторник, 28.04.2015, 13:03 | Сообщение # 217
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Кругом заговоры, интриги. Вот неймется людям


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
KomisarДата: Вторник, 28.04.2015, 15:25 | Сообщение # 218
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Как есть:)
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Армия Чародея (AU, R, Макси ГП/ДГ)
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Поиск: