Армия Запретного леса

Среда, 24.05.2017, 10:53
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и сила Альтернативной Истории/гл 7,8-26.02.17 (стеб, миди, АU)
Гарри Поттер и сила Альтернативной Истории/гл 7,8-26.02.17
AkselДата: Среда, 06.08.2014, 00:59 | Сообщение # 91
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
чтобы все поняли почему дамби обиделся вот песня которая перебила хор хогвортся эта http://amvnews.ru/index.php?go=Files&in=view&id=5905 так вот ГАРРИ МОЛОДЕЦ , и дадли оказывается тоже моЩный чувак!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:28 | Сообщение # 92
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
Глава пятая: истина где-то там…

До этого дня Гарри Поттер не знал, что такое ненависть. Нет, у него, без всякого сомнения, были многочисленные и зачастую весьма весомые претензии к большинству окружающих. Но вот ненависть… ну, или сильнейшее отвращение, презрение, омерзение — он сам не смог бы точно охарактеризовать свои чувства — до этого момента такие чувства были ему незнакомы. До этого, первого урока ЗОТИ под началом Римуса Люпина…

А ведь до этого момента первая неделя уроков проходила совершенно спокойно. Прорицания оставили Гарри ощущение радостной надежды, что, возможно, все-таки в этом ужасном и смертоносном месте, каковым за два года показала себя школа Чародейства и Волшебства Хогвартс, у него таки может быть союзник. Древние руны и Нумерология также оказались весьма занимательными, а главное — совершенно безопасными предметами. Даже прочие, уже показавшие свое лицо занятия прошли без серьезных происшествий, не считая очередного разрушительного творения Невилла на Зельях… А потом…

А ведь в начале ничто не предвещало, хотя и не очень здоровый и ухоженный вид преподавателя наводил на разные размышления. А тот факт, что хорошее питание за последние дни ему все же заметно пошло на пользу, наводил на еще более глубокие размышления. Но устроить практическое занятие — тут ничего удивительного не было. А дальше преподаватель даже показал себя с весьма хорошей стороны, очень эффектно прогнав Пивза. Гарри постарался запомнить заклинание и пообещал себе почитать о нем в библиотеке.

Как выяснилось, занятие будет проходить аж в учительской, где также обнаружился профессор Снейп, тот, впрочем, поспешил удалиться, напоследок посетовав на Невилла. Ну что поделать — накипело у человека за два года!

Ну а вот потом началось…

— Поглядите на гардероб, — сказал профессор Люпин и жестом указал на дальний конец комнаты, где стоял старый гардероб для мантий. Люпин подошел ближе, и внутри что-то завозилось, а гардероб покачнулся, ручка дверцы задергалась. Ученики в переднем ряду отшатнулись. — Там всего-навсего обычный боггарт, — успокоил их в обычной манере учитель. — Так что бояться нечего. — Нельзя сказать, чтобы подобное заявление успокоило учеников. — Боггарты любят темноту, — как ни в чем не бывало рассказывал Люпин. — И чаще всего прячутся в гардеробе, под кроватью, в ящике под умывальником, одного я нашел в футляре напольных часов. Этот появился здесь только вчера. Я попросил директора оставить его для нашего сегодняшнего урока. Кто ответит, что такое боггарт?

Никто не спешил с ответом, сам Гарри, конечно, кое-что помнил из учебника, но руку тянуть не собирался. Наконец, решился кто-то из Когтеврана.

— Это призрак, способный менять свой облик. Он изображает то, чего больше всего боится человек перед ним.

— Замечательно, трудно сказать точнее, — похвалил Люпин. — Так вот, боггарт в гардеробе еще ни на что не похож. Он не знает, кого и чем станет пугать. Как он выглядит, неизвестно, но стоит его выпустить, он тут же станет тем, чего мы боимся больше всего на свете, — Гарри всегда поражался умению местных учителей воодушевлять. — А это значит, что у нас перед боггартом огромное преимущество. Можешь сказать, Гарри, какое?

Гарри, который никак не ждал, что его вот так спросят, стушевался. Преимущество? Ну, видел он одно, только ему оно совсем не нравилось… но другого ответа он не находил.

— Нас здесь много… — ответил он после паузы.

— Правильно, — подтвердил его опасения Люпин. — Поэтому с боггартом лучше сражаться вдвоем, втроем, вообще, чем вас больше, тем лучше. Он сразу теряется, не может выбрать, в кого ему превратиться. В безголового мертвеца или огромного плотоядного слизняка? Однажды боггарт на моих глазах хотел напугать сразу двоих и превратился в половинку слизняка. Вот смеху-то было! Заклинание против боггарта простое, нужно только одно: хорошенько сосредоточиться. Лучшее оружие против него — это смех. Превратите его во что-нибудь смешное и рассмейтесь, он тут же исчезнет. Сперва поучим заклинание без волшебных палочек. Повторяйте за мной: «Риддикулус!».

Повторять за ним Гарри не стал, да и слушать его почти перестал еще в начале речи. Его переполняло омерзение. Вот она — природа. Найди кого-нибудь беззащитного, объяви злом и потом делай с ним, что хочешь… Но ведь тут, даже сам не полез, вместо этого других науськивает. Шлет детей, толпой, чтобы привыкали запинывать кучей, как какая-нибудь уличная шпана.

Ведь, что такое по сути боггарт? Мелкое, фактически безвредное существо. Старается устроиться в каком-нибудь темном уголке, подальше от чужих глаз, и защищается, пытаясь отпугнуть посторонних. Что сделает нормальный человек, когда в доме заведется какой-нибудь неприятный, но в сущности не опасный вредитель? Если он яростный защитник природы, то аккуратно заметет на совок и выкинет наружу. Если нет — то пристукнет, тапком или газетой. Быстро и без ненужной жестокости. Тут же муху поймали и начали методично отрывать крылышко за крылышком, лапку за лапкой… Гарри передернуло от омерзения.

Не желая учавствовать в этом, и стараясь оказаться как можно дальше от этого гнусного действа, Гарри отошел в самый дальний угол учительской. Там бы он и просидел до конца, если бы… Обучающий процесс шел полным ходом, несчастного боггарта окружили и раз за разом пинали, радостно хохоча над его мучениями. И в какой-то момент, наверное, сама злодейка-судьба решила вмешаться, чтобы не дать Гарри просто отсидеться в стороне.

Это была очередь Рона Уизли. Юный боевик ИРА не раз и не два давал понять, что просто не выносит пауков. И либо он в кои-то веки не пытался играть роль, либо же играл ее столь хорошо, что обманул и боггарта, но тот обратился в гиганского паука… и очередной «Риддикулус» лишил его всех восьми ног. Вероятно, сравнивая происходящее с издевательством над мухой, Гарри был еще ближе к истине, чем мог себе представить. Ну а потом несчастный калека откатился именно к нему. Гарри мысленно помянул злодейку-судьбу, одновременно поднимая палочку… как же ему не хотелось учавствовать в этом. Но избежать никак не удастся — если он сейчас отступит, то отважные Гриффиндорцы, которые, как пираньи, распробовали кровушки, ему потом проходу не дадут…

— Позвольте мне! — между Гарри и безногим пауком как из воздуха образовался преподаватель.

Боггарт помедлил на мгновение, а потом… обратился в светящийся серебристый шар. Гарри, несмотря на ситуацию, только и смог, что поднять брови: «монстр» что, пытался откупиться, превратившись во что-то красивое? Если так, то он жестоко просчитался: Люпин не собирался отказывать себе в наслаждении добить уже израненную и почти беспомощную жертву.

— Риддикулус! — Гарри со своей позиции плохо видел его лицо, но готов был поклясться, что оно торжествующе застыло, а глаза горели поистине адским огнем… Как же он наслаждался этим… Гарри всего передернуло, а боггарт лопнул, и только и оставалось, что утешать себя мыслью, что страдания этого существа наконец закончились.

Ну и единственным положительным моментом было то, ученикам Гриффиндора не к чему было придраться…



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:29 | Сообщение # 93
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
* * *
Ну а остальные третьекурсники очень любили уроки защиты от темных искусств — в самом деле, как не любить учителя, который объясняет, как бить жертву толпой? Странным образом, одним из немногих, кто, как и Гарри, крайне отрицательно относился к Римусу Люпину, был Драко Малфой — тоже любитель самоутвердиться за счет кого послабее. Впрочем, его претензии были исключительно к внешности преподавателя.

Хотя было необходимо признать, непотребство первого урока больше не повторялось. После него они сражались с красными колпаками. Эти свирепые карлики водились всюду, где когда-то проливалась кровь — в затканных паутиной закоулках замков, в оврагах на месте сражений, — и дубинами убивали заблудившихся путников. И, хотя Гарри с трудом представлял, что неподготовленные путники будут искать в подобных местах — а подготовленным коротышки с дубинами вряд ли представляли угрозу, это была хорошая тема. Ну а дальше изучали ползучих водяных. Они были вылитые обезьяны, только в чешуе, жили в прудах и душили перепончатыми лапами всех, кого им удавалось заманить к себе. Тут тоже не к чему было придраться.

Была еще какая-то история, связанная со Снейпом и Невиллом, которую все считали дико смешной, но Гарри предпочитал не уточнять. Ну а Прорицания… Гарри был в растерянности. В освещенной камином, насыщенной благовониями комнате класс искал тайный смысл в смутных фигурах и символах. А у Трелони, стоило ей взглянуть на Гарри, огромные глаза заволакивало слезами… Вот только больше ничего ценного, после откровений первого урока, сказано не было.

Попутно опять началось сумасшествие по квиддичу вообще и по школьному чемпионату, связанному с этим спортом, в частности. Капитан команды, Оливер Вуд, в полной мере оправдывая репутацию одержимого, гонял своих подчиненных в хвост и в гриву. Подчиненные, впрочем, не сильно роптали, а главное, не пробовали покинуть команду или сменить начальника… Гарри оставалось только гадать, в чем причина: в схожей фанатичности или в осознании того, что их судьба, попытайся они сопротивляться, была б стократ страшнее. Впрочем, его самого это не касалось, хотя попытки заманить его на отборочные и предпринимались.

Время шло быстро, и вот было объявлено, что в выходные будет первый поход в Хогсмид. Гарри, который свое разрешение порвал в мелкие клочки, которые потом отчасти спалил в трех разных каминах, а отчасти спустил в унитазы на пяти школьных этажах, все равно изрядно напрягся. Но прямо перед этим случилось нечто, что заставило Гарри по-настоящему задуматься:

Он как раз шел с Травологии — в этот раз не опасной для жизни — на Трансфигурацию, когда ему встретились одноклассники. Окруженная учениками, Лаванда Браун горько рыдала, а Парвати Патил, обняв ту за плечи, что-то с серьезным видом объясняла Симусу Финнигану и Дину Томасу.

— И что тут случилось? — поинтересовался он.

— Ей утром пришло из дома письмо, — ответила опять же Парвати. — Ее кролика, Пушистика, задрала лиса.

— Вот же… — покачал головой Гарри. Кто-то сильно не доглядел.

— Как же я могла забыть? — всхлипывая, вступила в разговор Лаванда. — Ты помнишь, какое сегодня число?

— Шестнадцатое октября, а что? — уж за числом-то Гарри следил.

— Да, шестнадцатое октября! «То, чего ты боишься, случится шестнадцатого октября». Помнишь? Она была права, так и вышло!

Да, от такого Гарри серьезно задумался. Нет, что предсказание сбылось, его не сильно-то удивило, преподаватель, чай, свое дело должна знать хоть немного, даже в этом безумном замке. Но с какими же чудовищами он учится?! Плевать девочке на всех, случись что-нибудь с ее семьей, она, наверное, до потолка скакать будет, радуясь, что наследство уже получила. И все, что ей дорого — это какой-то кролик! Вот она, их природа, вот она!!!



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:30 | Сообщение # 94
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
* * *
Несмотря на опасения Гарри, поход в Хогсмид прошел спокойно — он его благополучно пересидел в гостиной. На вопросы одноклашек отговорился родственниками-маглами, прокатило.

Но неприятности вернулись в свой избранный и любимый день — на Хэллоуин. Нет, день прошел спокойно, и даже сам праздничный ужин удался, но вот потом… Потом выяснилось, что пока они вкушали прекрасных (хотя, опять же, слишком часто тыквенных) блюд в Большом Зале, в стены школы проник лично Сириус Блэк. Очевидно, побродив тут некоторое время, он преисполнился ностальгии и решил заглянуть в гостиную Гриффиндора, где когда-то учился. Но поскольку пароля он знать никак не мог, Полная дама дала ему от ворот поворот, после чего он подтвердил свою репутацию кровожадного неуравновешенного психа, неслабо покромсав ее ножом. Одновременно он благополучно спустил в унитаз небольшой кредит доверия к тому, кто благовоспитанно проникает на территорию школы именно в тот момент, когда возможность случайной встречи с учащимися близка к нулю.

Ну а дальше все покатилось по привычной в этом замке дорожке: все взрослые делали все возможное, чтобы подставить учеников под удар и, вероятно, потом немало досадовали, когда ничего не вышло. Почему так? Просто после сего нападения, которое среди прочего продемонстрировало, что гостиные куда лучше защищены, чем привык считать Гарри, всех учеников погнали в Большой Зал, где и заставили спать на полу… Хорошо, хоть спальные мешки выдали. Гарри, правда, долго не мог уснуть, впрочем, не он один, ибо подобное событие было жизненно необходимо обсудить.

— Думаете, Блэк еще в замке? — дрожащим голосом поинтересовалась Лаванда.

— Дамблдор, наверное, думает, что да, — отозвался Рон.

— Хорошо еще, что он заявился сегодня, — заметил кто-то со старших курсов. — В любой другой день мы бы уже были в башне…

— Может, Блэк утратил представление о времени, — предположил Рон. — Он ведь в бегах. А не то вломился бы прямо сюда.

Гарри от подобных предложений с немалым трудом сдержал желание побиться головой об столь кстати имевшийся рядом пол. Нет, все-таки эта школа с огромным успехом избавляет учащихся от такого никому не нужного и примитивного атрибута, как здравый смысл. Разумеется, сверхопасный преступник, который сначала сбегает из не знавшей до того побегов тюрьмы, а теперь проникает в неприступный — хотя и вполне доступный для троллей — замок, который теперь, к тому же, охраняют самые настоящие Назгулы... так вот, такой человек ну никак не способен уточнить нынешнюю дату.

Тем временем, разговор перетек на то, как Блэк попал в замок.

— А что, если он трансгрессировал? — высказал кто-то догадку. — Взял да и перенесся как по волшебству из одного места в другое?

— А может, переоделся? — предположил пятикурсник из Пуффендуя, который явно проспал речь директора в начале года.

— Просто прилетел, и все! — это уже сказал Дин Томас.

Нда… если у всех волшебников подобные идеи кажутся хитрыми планами проникновения, то становится понятно, почему Хогвартс считается неприступным.

* * *
Ну а со следующего дня в замке начался форменный цирк: только о Сириусе Блэке и говорили. Одна за другой рождались немыслимые догадки. Ханна Эббот из Пуффендуя весь урок травологии уверяла, что Блэк превратился в розовый куст.

Искромсанный холст Полной Дамы сняли и на его место водрузили портрет некоего явно неуравновешенного и низкорослого рыцаря, именуемого сэр Кэдоган. Его скакуном был весьма упитаный пони, чей внешний вид заставлял усомниться в том, что этот рыцарь путешествовал при жизни. Сэр Кэдоган только и делал, что вызывал всех и каждого на дуэль, выдумывал несуразные пароли и менял их два-три раза в день. Все на него жаловались, но, по словам старост, все прочие портреты, проявив поразительное для волшебников здравомыслие, объявили забастовку, так что других вариантов не было.

Гарри же беспокоило другое: его ни на секунду не оставляли одного. Учителя под разными предлогами провожали его с урока на урок, а по утрам кто-то из взрослых бродил рядом с гостиной. Но хуже всего был Перси, самый старший из рыжих, которого Гарри полагал лидером ячейки. Этот и вовсе ходил за ним по пятам, и не поймешь, то ли он изображал из себя сторожа, то ли производил демонстративную слежку, действуя на нервы. Кое-что прояснилось, когда МакГонагалл вызвала Гарри к себе в кабинет. Вид у нее был так себе, Гарри сперва решил, что она опять пытается загнать его в команду.

— Должна вам сообщить, Поттер, только, пожалуйста, не волнуйтесь, — такое начало успокаивало… Отлично успокаивало, кто-нибудь нервный от такого бы, несомненно, стал спокоен. Навсегда. — Какой смысл дальше скрывать это от вас?.. Дело в том, что... гм... Сириус Блэк... — Гарри видел только один возможный вариант того, к чему она вела речь, но предпочел промолчать. — Есть все причины предполагать, что он охотится на вас! — выпалила профессор, полность разрушив ожидания Гарри. — Вероятнее всего, он именно для этого и сбежал из Азкабана…

Гарри, которому только что разрушили реальность, в которой его отец жив, пусть и является разыскиваемым преступником, лихорадочно собирал разбегающиеся мысли. Сириус Блэк охотится за ним? Ну… не он первый, не он последний, хотя вслух такого говорить не стоит. И, если отрешиться от ключевого вопроса: «а на хр* * а?», это, вообще говоря, многое объясняет. Прежде всего, присутствие здесь дементоров… Если, конечно, верить в это… и отбросить предупреждения профессора Трелони. За прошедшее время вера Гарри в преподавательницу Прорицаний сильно пошатнулась — больше ничего значимого она не сказала. Нет, предсказания его (и не только его) гибели сыпались как из ведра, но ничего общего с реальностью они не имели, ну, или Гарри не сумел найти этой связи…

А профессор МакГоннагал, как выяснилось, еще не закончила.

— И еще… я… я считаю, что вы должны знать, мистер Поттер, Сириус Блэк учился на Гриффиндоре, — сообщила она таким тоном, словно это должно было быть большим откровением. — На одном курсе с вашими родителями, и… и он был лучшим другом вашего отца. Вместе с Римусом Люпином, — вот это уже тянуло на большую новость, — и… и Питером Питтегрю, — на последнем она явственно всхлипнула. Любимчик? — Мы… мы до самого конца считали Блэка одним из нас, — тут Гарри не очень понимал, о чем речь, — выдал он себя уже после Хэллоуина… — теперь в глазах преподавательницы были неприкрытые слезы.

Итак, значит, среди лучших друзей отца были Блэк — маньяк-убийца — и Люпин — человек с несомненными чертами главаря мелкой, но жестокой и кровавой банды. В общем — ничего удивительного.

— Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты... — глубокомысленно изрек Гарри, даже не замечая, что говорит вслух. — Спасибо, профессор МакГоннагал, я буду иметь это в виду, до свиданья. — И Гарри ушел, не заметив, как побелевшая словно скатерть преподавательница схватилась за сердце.

А, еще как-то раз урок ЗОТИ вместо приболевшего Люпина вел Снейп. Вероятно, в пику последнему он завел речь о реально опасных существах — оборотнях.



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:30 | Сообщение # 95
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
* * *
Гарри честно пытался понять, что же такого великого волшебники находят в квиддиче, ведь не только чистокровные, но и маглорожденые, даже те, кто прежде фанател от других видов спорта, быстро проникались этой игрой. Он честно ходил смотреть матчи школьного турнира, тем более, что с развлечениями в замке было довольно бедно, так что особо не попривередничаешь. Что можно было сказать об игре? Скорость и высота полетов на метлах, без всякого сомнения, добавляли зрелищности — не поспоришь, хотя не всегда можно разглядеть происходящее сидя на трибунах. Но, наверное, в профессиональных матчах все обустроено лучше, впрочем, скорости там также выше. Тот факт, что игроки в большинстве случаев перемещались быстрее пасов… интересный поворот, который открывает некоторые особые тактики и стратегии. Дальше Бладжеры с Загонщиками… зрелищно, да и пикантности добавляет. Ведь даже в обычном футболе, не говоря уж о регби, бывает, хрустят руки и ноги, а в особых случаях и шеи. Любой спорт может быть опасен. Но для школы — это все-таки перебор… вернее, для любой другой школы — для Хогвартса ничего выдающегося. Но Гарри всегда садился поближе к лестнице вниз.

Ну и последние, и при этом, самые главные — и по значимости в игре и по влиянию на мнение Гарри. Снитч и Ловец, который, как следует из титула, его ловит. Самый мелкий и важный мяч в игре, настолько важный, что все остальное, по сути, сводилось к заполнению перерыва между его появлениями на поле, дабы зрители не скучали. Гарри был уже неоднократно свидетелем того, как при вопле комментатора «Да здесь же Снитч!» все, даже игроки, забывали об остальной игре и начинали следить за ловцами. Одним из редких исключений был капитан Слизерина Маркус Флинт, который в это время забивал по нескольку голов в кольца забывшего о своем долге вратаря. Причем это считалось с его стороны крайне не по-джентельменски… зато Флинт год за годом выигрывал совершенно неофициальный титул лучшего бомбардира. А если добавить ко всему этому тот факт, что именно поимка снитча оканчивала матч, то… квиддич, оставаясь весьма зрелищным, скатывался из достаточно перспективной игры в полный маразм. Но посмотреть, конечно, было чего. Хотя Гарри уже один раз уходил с приближающейся к двухчасовой игры, когда этот вредный мячик отказывался показываться. Никто этого, похоже, не заметил, и об уходе никто также не думал. Читая «Квиддич сквозь века», Гарри встречал описания матчей, длившихся многие дни… Гарри даже не пытался представить, как держались игроки. Но вот отсутствие упоминаний об покидавших матч до окончания зрителей… настораживало.

В общем, о чем речь? А о том, что наступило время матча Гриффиндор/Слизерин, и как раз к матчу погода расстаралась и устроила такую грозу, что только диву можно было даваться. У маглов бы от такого даже матч Высшей лиги, где все билеты давно распроданы, так же как и права на трансляцию, и то, отложили до лучших времен. Но волшебникам подобное и в голову не приходило. И, что особенно примечательно, зрители не без энтузиазма потянулись на трибуны, и это при том, что Гарри убедился — в паре метров от себя ничерта не разглядишь. Уж не говоря об игроках. А чтобы летать при такой погоде, надо вообще быть Суперменом. Потому, хоть матч по квиддичу — событие вполне достойное того, чтобы на него посмотреть, но как-нибудь в другой раз. А он лучше посидит у камина — тут и суше, и теплее, и бладжером точно не перепадет.

Но все эти рассуждения казались сущей ересью всем его одноклассникам, искренне не понимавшим, как это можно не пойти смотреть матч, тем более с участием команды Гриффиндора?! И тогда Гарри проникся искренней благодарностью к Сириусу Блэку, ибо рассказанная (под большим секретом) история, что тот нацеливается именно на него, как раз таки сработала. И гриффиндорцы, на все лады проклиная психопата, из-за которого их товарищу приходится сидеть в теплой, уютной гостиной вместо того, чтобы, как все, мокнуть под холодным проливным дождем, утопали на матч.

Ну а поздно вечером, по окончанию матча, выяснилось, что дементоры, оказывается, тоже фанаты, и явились посмотреть на игру, совершенно без приглашения. Как результат — два игрока навернулись с метел, а самое главное, что среди этих игроков был ловец Слизерина — Драко Малфой. А потому — главное событие вечера! — Гриффиндор победил!

А Гарри вновь вспомнил поезд, и предостережение профессора Трелони. До этого момента он считал, что Блэк ему спас комфорт и, возможно, здоровье от простуды, а может ли быть, что…

* * *
Ну а дальше школьная жизнь вроде как угомонилась, и ничего по-настоящему примечательного не происходило.

Братья Уизли, которые в этом году ничего особо выдающегося не совершили (Гарри до сих пор не был до конца убежден, что Тайная Комната — не дело рук их семейно-террористической группировки), в какой-то момент вдруг сильно озлились на Люпина… А если учесть, что обе стороны были любителями погонять кого послабее, то… сферы влияния не поделили? Потом, правда, помирились и даже преисполнились к нему куда большим уважением. Вероятно, осознали, что сами еще зелены и есть чему поучиться у тертого урки…

Снейп еще раз заменил Люпина на уроке ЗОТИ и опять завел речь об оборотнях, и в этот раз Гарри — наверное, единственный — намек таки понял. И с одной стороны, преисполнился уважением к учителю, который, пусть так — косвенно, задним числом и спустя рукава — но все-таки побеспокоился о детях (тех, кому хватит сообразительности — при манерах преподавания Снейпа — это понятно). А с другой… Гарри просто махнул рукой — в этой школе и не такое бывает. Ну и что, что Люпин еще более опасен и ужасен, чем Гарри полагал — ничего это по-настоящему не меняет.

Люпин, кстати, им заинтересовался. Пару раз пытался пригласить к себе «на чай», но Гарри всегда удавалось отбрехаться, ибо он не испытывал никакого желания выяснять, что его ждет: запугивание, попытка завербовать или просто роль закуси к «чайку».

Сириус Блэк себя больше не показывал, да и дементоры, которым, по слухам, крепко перепало от Дамблдора, больше своих постов не покидали.

Пожалуй, единственным событием было исчезновение крысы Рона. Тот кричал и ругался, подозревая всех и вся в ужаснейшем заговоре, длившемся уже пару лет, целью которого было похищение Коросты для ее дальнейшего принесения в жертву Ктулху. Сам же Гарри склонялся к мысли, что зверюга, которая и раньше не светилась здоровьем, а в последние месяцы совсем сдала, тихо сдохла, и ее тушку выкинули те, кто отвечает за уборку.

Прошло Рождество, потом Новый Год… все шло спокойно, и даже на день Святого Валентина ничего выдающегося не произошло. Гриффиндор взял да и выиграл школьный кубок по квиддичу. И вроде как никто их навсегда не покидал, хотя… даже собственной памяти тут доверять нельзя. И Гарри с подозрением оглядывал многочисленные пустые классы, да и Большой зал временами казался слишком… большим для столов факультетов… которые так же временами казались пустоватыми.

Долго ли, коротко ли, но пришла пора экзаменов.

Экзамены наступили… и, как и в какой-нибудь обычной школе, их начали сдавать, попутно жалуясь на их сложность. Нумерология и древние Руны были непростыми предметами, но Гарри справлялся. На Трансфигурации его черепаха была вполне себе ничего, хотя и бледноватой расцветки — наследие ее прошлого в виде фарфорового чайника. А вот Веселящие чары вышли не очень — Гарри очень не любил наркотики, в какой бы форме их ни подсовывали. Зелья и астрономия прошли весьма неплохо. На ЗОТИ была целая полоса препятствий, хотя препятсвия были плохонькими. А в конце, в темном дупле сидел очередной боггарт. Гарри не хотел провоцировать несчастное создание, но его, очевидно, уже окончательно довели предыдушие студенты, и оно кидалось на всех. Нужно было признать, то, во что он обратился, воистину ужасало — это было квинтэссенцией, сосредоточением всего того ужаса, что мог обрушиться на этот мир… Но и, одновременно, он никак не мог быть реален, а потому был совсем неубедителен, но оставлять его Гарри никак не мог, а потому…

— РИДДИКУЛУС!!!

Римус Люпин недоуменно поднял брови, когда Гарри Поттер с торжествующей, хищной улыбкой выбрался из дупла, а за его спиной что-то еще полыхало… Что же такого смешного в пламени?.. впрочем, и страха мальчика он не знал, и пообщаться ни разу не удалось, Гарри избегал его… В любом случае, высший балл.

Последним экзаменом были Прорицания, Гарри специально пришел заранее, думая, что профессор попытается что-то ему передать, сказать, но ничего… Единственный плюс — его приняли первым, а значит, морока кончилась быстрее. Хотя ничего путного в кристалле он не увидел, но та темнота напомнила о дементорах, а дальше пошло…

Уже вечером Гарри заметил, что Рон Уизли, сдававший экзамен последним, какой-то пришибленный, но интересоваться не стал. Экзамены закончились успешно и спокойно…

А на следующий день весь Хогвартс гудел от слухов, поскольку инертные тела Сириуса Блэка и Римуса Люпина были найдены на полпути от Хогсмида. Дементоры таки сделали свое дело. И версии разнились от той, где учитель ЗОТИ выследил преступника и сражался с ним, когда нагрянувшие дементоры в своей излюбленной манере взялись за всех подряд, до ее полной противоположности — той, где Люпин был сообщником Блэка и как раз собирался провести его в Хогвартс, и все внутри обязаны своими жизнями именно дементорам.

И Гарри, знавший несколько больше других, склонялся именно ко второй версии.



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:31 | Сообщение # 96
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
* * *
Альбус Дамблдор сидел в своем кабинете, обхватив голову руками. Впервые за очень долгие годы его неудержимо тянуло выпить. А ведь еще не так давно он считал, что хуже прошедшего года со всеми событиями Тайной Комнаты ничего уже быть не может. Это как если бы судьба лично решила продемонстрировать ему, насколько он заблуждается…

Пригласив в школу Римуса, он стремился решить сразу множество вопросов. Первое и самое простое: заполнить дыру в штате — это раз, а Римус, хотя и не был дипломированным специалистом в этом вопросе — таковых вообще было немного, а желающих преподавать в Хогвартсе — и того меньше… Но Римус был опытным и знающим в этом деле человеком, и весь год он успешно этим опытом и знаниями делился.

Во-вторых, познакомить Гарри с кем-нибудь, кто был по-настоящему близок к его родителям, особенно к отцу. Ибо крайне низкое мнение, которое мальчик составил о собственном отце, сильно беспокоило старого волшебника. И можно было смело сказать, что это начинание кончилось полным и окончательным провалом! Начать надо с того, что почему-то он очень невзлюбил Римуса! Причем с самого начала, еще до того, как узнал о том, что наставник — оборотень! А он, несомненно, узнал — Северус, у которого счеты скопились еще с детства, постарался. Дамблдор провел расследование и установил, что мнение мальчика о Римусе скатилось куда-то в бездну во время первого урока ЗОТИ. Он многократно пересматривал предоставленые Римусом воспоминания, но так и не сумел понять, что же такого там случилось… Просто в какой-то момент Гарри с видимым отвращением отвернулся от учебного процесса, и отошел в сторону, стараясь оказаться как можно дальше. Но почему?! Из-за чего?! Этого понять так и не удалось.

И потом Минерва рассказала ему о дружбе Джеймса, Римуса и Сириуса… да, с учетом происходящего, мальчик должен был знать! Но не так она провела разговор, не так! Но и сам директор не мог сказать, как следовало преподнести эту информацию. А Гарри воспринял это как должное! Ничуть не удивившись школьным друзьям отца! Что же такое он думает о Джеймсе, если считает это нормальным!?! А эти его слова перед уходом…

В-третьих, тот факт, что он пригласил Римуса после бегства Блэка, был, разумеется, не случайностью. Тогда, после падения Тома, измены Сириуса, гибели Джеймса и Питера, он дважды и трижды перепроверил Римуса и убедился, что последний Мародер не предатель. А потому он рассчитывал, что тот поможет остановить, а еще лучше — выследить предателя. И Римус честно старался…

Но чем все кончилось?! Оба они получили Поцелуи! И обстоятельства такие, что многие подозревают Римуса в пособничестве Блэку! Дамблдор отказывался верить в это! Но не мог сам дать правдоподобное объяснение… и скорее всего, произошедшее той ночью так и останется тайной.

А в следующем году будет Турнир Трех Волшебников… и, учитывая, как все происходило последние три года, директора заранее бросало в дрожь. Он даже всерьез подумывал отменить, или хотя бы перенести Турнир, да только кто ж к нему прислушается в таком деле?..



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 14.12.2015, 00:32
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:32 | Сообщение # 97
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
* * *

ОМАК *если бы все было поближе к канону и Гарри каким-то образом очутился в Визжащей хижине*

— Снейп преподает Зелья в Хогвартсе, — невесело ответил Люпин, глянув на Рона и Гарри. Последний прикидывал уровень неадекватности Блэка, который даже не уточнил состав преподавателей. — Профессор Снейп учился вместе с нами. Это он больше всех противился моему назначению на должность преподавателя. Весь год он твердил Дамблдору, что мне нельзя доверять. И у него были основания... Видите ли, Сириус некогда сыграл с ним одну шутку, которая едва не убила его... Без меня там тоже не обошлось... — Блэк саркастически усмехнулся:

— Он это заслужил. Шнырял вокруг, вынюхивал, чем мы, четверо, занимаемся. Жаждал, чтобы нас исключили.

— Северуса очень интересовало, куда это я пропадаю каждый месяц, — как ни в чем не бывало продолжил Люпин. — Мы были однокурсниками, ну и... хм... слегка недолюбливали друг друга Особенно он терпеть не мог Джеймса, виновата, я думаю, зависть. Джеймс замечательно играл в квиддич... Настоящий талант, — Гарри только и оставалось прикрыть глаза, слушая, как все в этом мире крутится вокруг квиддича. — И вот однажды Снейп подсмотрел, как в канун полнолуния мадам Помфри повела меня к Гремучей иве. Сириус Снейпа заметил и шутки ради сказал ему, что только и надо, что ткнуть длинной палкой в шишку на стволе Ивы, и тогда он откроет мою тайну. Снейп, естественно, так и сделал. И отправился вслед за мной. Представляете себе, что его ожидало в Хижине: встреча с оборотнем со всеми вытекающими последствиями. Но твой отец, Гарри, узнав, что придумал Сириус, бросился за Снейпом и, рискуя жизнью, увел его из подземного хода. Снейп все же мельком увидел меня — в самом конце туннеля. Дамблдор строго-настрого запретил ему разглашать мою тайну. Но с тех пор он знает мою особенность.

От такой истории Гарри на несколько секунд потерял дар речи. Суть была даже не в том, что это был очередной пример того, насколько же мало ценится жизнь и безопасность учеников в этой школе. А дело в том, что… Блэк, а потом Люпин пытались его убедить, что «все было по-другому». И история, рассказанная ими, была увлекательна. Вот только они как ни в чем не бывало сейчас сознались в… покушении на убийство в детстве! Причем предумышленном, спланированном убийстве! И рассказывали об этом спокойно, уверенные, что эта история никак не повлияет на его мнение!!!

— Вы чудовища… — выдохнул Гарри, не в силах сдержаться. — Не знаю, и знать уже не хочу, что произошло с Питером, которого вы, видимо, добивать собираетесь! Но место вам одно — в Азкабане! Обоим!! — лица двоих взрослых, что он держал на прицеле, изумленно вытянулись.

— Что ж, Поттер, вы и раньше производили впечатление не до конца лишенного мозгов юнца, и сейчас доказали, что это именно так! — раздался холодный, чуть насмешливый голос за спиной Люпина. Это был Северус Снейп. Он, вероятно, сбросил с себя заклятие маскировки, его волшебная палочка была направлена прямо на Люпина.

— Профессор! — обрадовался еще не отошедший от услышанного Гарри. — Слава Мерлину, вы тут! Скорее доставим этих маньяков куда надо! А лучше сразу дементорам, а то ж опять сбегут!

ОМАК *так же очень печальный*

Альбус Дамблдор бросил себе в рот очередную лимонную дольку, поудобнее устраиваясь в свежесозданном кресле. Он искренне не мог понять, почему юный Гарри остался в гостиной, а не отправился вместе с друзьями смотреть матч своей команды. Но уж если он так решил, то нельзя позволить, чтобы мальчик оставался в замке один — особенно после произошедшего на Хэллоуин. А потому директор взял на себя ответственность за его безопасность на эти часы, хотя хотелось бы быть сейчас на стадионе, любуясь юными игроками в небесах… А он сидит тут — в пустом классе недалеко от гостиной Гриффиндора. Если Сириус Блэк попытается повторить свою дерзкую вылазку, он поплатится за все!

Защитные чары Хогвартса предупредили директора об активности дементоров, к несчастью, эти сигналы поступали ему почти постоянно с тех самых пор, как эти гнусные твари появились в окресностях. Потому он с запозданием понял, что происходит. Еще больше времени было потеряно из-за того, что Фоукс, не любящий дождливую погоду, улетел куда-то где потеплее и посуше… Потому, пока директор дозвался друга… было уже поздно.

Преподаватели Хогвартса пытались выполнить свой долг до конца, но, стремясь обезопасить учеников, Министр Магии приказал разместить вокруг школы очень крупный отряд стражей Азкабана. И без силы директора они не справились… и лишь разозлили свою «охрану».

В этот вечер семьдесят три мага и волшебницы лишились своих душ. Прибывший с опозданием и уничтоживший всех нападавших Альбус Дамблдор был на следующий день найден мертвым — сердце не выдержало. Министерство магии было взято штурмом разгневанными гражданами, Корнелиуса Фаджа и многих других чиновников разорвала толпа.

Хогвартс был закрыт, и Гарри Поттер с радостью уехал из Англии.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 14.12.2015, 00:34
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:34 | Сообщение # 98
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
Глава шестая: через годы, через расстояния… песня не прощается с тобой!

Гарри Поттер, как уже не раз упоминалось, был, несомненно, нетипичным представителем своей возрастной группы. В конце концов, очень немногим детям приходится большую часть года проводить в мрачном холодном замке, часто в окружении опасных существ (в минувшем году, они вообще весь год вокруг замка роились), постигая магию, которая чем дальше, тем сильнее напоминала синоним слова «смерть».

Вот и сейчас он резко поднялся на постели, разбуженный кошмаром. И если обычно у подростков в этом возрасте кошмары рождаются, или, по крайней мере, вдохновляются разными книгами/фильмами/играми, замешанными на ужастиках, то Гарри мог твердо заявить, что ничего подобного увиденному ему прежде не попадалось. Да и не баловался он, вообще говоря, ужастиками или детективами — ему этого добра в его реальной и страшной жизни хватало.

В этом же сне происходило что-то совершенно непонятное: какой-то на редкость непрезентабельного вида человечек лепетал перед каким-то Лордом, который в свою очередь именовал его Хвостом. Также поминалась Нагайна, министерство магии и кубок мира по квиддичу — да, об этом судачили еще в школе, да и в Пророке об этом писали каждый день. После прошлогоднего почти фиаско, когда Гарри узнал о том, что Блэк — маг, с несколькими неделями опоздания, он подписался на газету. И еще почему-то обсуждали его, вроде как у этого Лорда были на него какие-то планы… да еще Берта Джоркинс, или как ее там… кажется, покойная. Гарри понятия не имел, кто это все такие, и с чего это его разыгравшееся воображение представило ему этакую картину. Да, под конец заявился еще какой-то старик… ну а потом он проснулся от боли в Шраме… да, вероятно, он до сих пор не отошел от года в стенах Хогвартса, если такое мерещится.

Гарри еще раз почесал успокаивающийся лоб и лег обратно спать. Больше его сон ничто не тревожило.

Утро, достаточно ожидаемо, началось с завтрака, а вот сам завтрак претендовал на некоторую нетипичность. Дело в том, что по прибытию домой Гарри обнаружил, что за минувшее время в жизни кузена произошли радикальные и не очень приятные перемены. А именно, бедного Дадлика заставили сесть на диету, по причине того, что он вширь перерос все доступные размеры одежды. Ну а для моральной поддержки на эту же самую диету — в принудительном порядке — пересели и все в доме. Кузена Гарри было чисто по-человечески жаль, хотя его туша и не оставляла сомнений, что подобные меры необходимы. Но себя-любимого Гарри было жаль куда сильнее, а потому он незамедлительно принял меры. В негромкой беседе с дядюшкой — который от этой диеты мучился немногим меньше сына — Гарри рассказал ему о чудесах магических средств. За примером ходить далеко не надо было — Кребб и Гойл, вечные спутники Драко Малфоя, жрали кабы не больше Дадли, но разносило их куда меньше. Дядя, который очень не любил все связанное с волшебством — тут Гарри его вполне понимал — собирался выдать что-то не очень мирное, но его прервал его же неудовлетворенный желудок… так что консенсус был достигнут. Гарри побывал в Косом Переулке, проконсультировался у кого надо, и теперь ничего не подозревающему Дадли в блюдо попадали кое-какие добавки. Эффект уже был заметен, но до окончания все еще было далеко, а потому нынешний завтрак состоял из грейпфрута… ну, можно и потерпеть, тем более, что есть кое-какие запасы.

*

Долго ли, коротко ли, но случился Финал Кубка Мира по квиддичу, Гарри даже прикидывал, как бы там побывать. Дело было даже не столько в том, чтобы увидеть игру, хотя матч подобного уровня, вероятно, был бы впечатляющим. Куда важнее для Гарри были съехавшиеся туда гости, это бы давало шансы завести знакомства, которые бы могли помочь при первом же случае покинуть Хогвартс и вообще этот проклятый остров… но не получилось: и билеты были либо раскуплены, либо стоили абсурдных денег, а главное, без сопровождающих несовершеннолетним там было нечего делать. Гарри мог лишь гадать, с чего бы, ибо Хогвартс ярко демонстрировал, насколько волшебники «дорожат» своими детьми…

Так что Кубок Мира прошел без него, а на следующий день, читая Пророк, Гарри понял, насколько же ему повезло… Как выяснилось, веселье по окончанию матча, выиграли, кстати, ирландцы, переросло в погром. Где была и огроменная зеленая клякса в небе — именуемая почему-то Черной меткой — и паника, и разгромленный лагерь, и слухи о трупах в лесу… Более того, Черная метка, как оказалось, была символом все того же Темного Лорда, не к концу летних каникул будь он помянут. Гарри почесал затылок, чем дальше, тем больше поминают этого покойного Лорда… сперва Блэк сбегает, теперь вот это… ох неспроста это «жжж», неспроста.

Короче, весь этот Финал окончился огроменным фиаско, и официальные заявления, что никто не пострадал, Гарри нисколько не удовлетворяли. Хогвартс, в конце концов, «самое безопасное место в Англии». И именно туда ему скоро возвращаться… эх, нелегка его доля, нелегка…

Ну а где-то через неделю, началась и вовсе дичь: в одной из статей некой Риты Скитер, которая с огромным энтузиазмом копалась в разных тайнах, секретах и прочем, была упомянута Берта Джоркинс…

Увидав это имя, Гарри положил газету на кровать и протер глаза. Когда это не помогло, он себя ущипнул, а потом и вовсе сходил в ванну умыться. Имя не менялось. Оставалось лишь признать, что ему это не мерещится, и сотрудница Министерства, которую он прежде в глаза не видел, но которая исчезла при непонятных обстоятельствах (кстати, вот вам опять пример человеколюбия — сотрудник пропал, и всем плевать), мелькала в его сне. Да, во сне ее, несомненно, упоминали, тот безликий голос, и, кажется, ей там сильно не поздоровилось…

Гарри крутил этот факт в голове и так и этак, пытаясь подобрать что-то хотя бы отдаленно похожее на разумное объяснение, но ничего умнее «так это ж мир магии, тут и не такое бывает» на ум не приходило. Возможно было все, например, что в школе их за едой пичкают какой-нибудь дрянью (после попытки посадить его на иглу на первом курсе, ничего примечательного не произошло — подозрительно! Очень подозрительно!), и теперь, летом, без новой дозы, у него галлюцинации начинаются… Но домыслы оставались домыслами, никак их подтвердить или опровергнуть Гарри не мог, а даже если бы и мог, изменить что-либо было не в его силах. Потому Гарри мог сделать лишь то, что оставалось в его тяжелой ситуации: тяжко вздохнуть, удвоить бдительность и постараться не придавать всем этим галлюцинанциям лишнего внимания. Так оно и пошло.

Пару дней спустя, получив списки необходимой литературы, Гарри отправился в Косой Переулок, разумеется, без беседы с гоблином, который-примерно-понимал-что-и-как, не обошлось. И в этой беседе гоблин выдал ему государственную тайну, да что там государственную — тайну международного значения! Что примечательно, ему за это даже доплачивать не надо было — уровень секретности был наивысшим! И Тайна эта заключалась в том, что в Хогвартсе в этом году будет иметь место быть Турнир Трех Волшебников. Состязание между тремя самыми престижными школами Европы с многовековой историей, которое правда, было надолго приостановлено из-за повышенной смертности… Гарри припомнил свои три года в Хогвартсе и постарался представить, что же это была за смертность такая. Воображение услужливо рисовало пылающие города, горы тел, моря крови и неистовствующих болельщиков, которые требовали зрелища… Гарри всего передернуло, и он предпочел не уточнять. В любом случае, теперь он уже знал, что будет главной опасностью в этом году. И тут же, по сходной цене приобрел книженцию с правилами Турнира — нужно будет ознакомиться и принять меры… Тем более, что нет худа без добра — будут гости из-за границы, может, удастся завести знакомства?..

*



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 14.12.2015, 00:35
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:35 | Сообщение # 99
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
Окончание каникул пришло как всегда слишком быстро. В этот раз Гарри до вокзала подбросил дядя Вернон, который никогда не забывал добро — а именно благодаря Гарри диете, от которой Дурсль старший страдал лишь немногим меньше сына, пришел конец.

Гарри выучил прошлогодний урок и потому даже не пытался занять свое старое купе, а нарочно выбрал почти другой конец поезда, где и устроился, как всегда подперев дверь. Эта мера предосторожности в очередной раз доказала свою эффективность. Во время поездки он работал над новым ударом против информационной тирании — коль скоро в прошлом году этому не было никаких последствий, Гарри решил, что хорошая идея может сработать и дважды… И потому лишь уже на подъезде к Хогсмиду он осознал, насколько же собачья погода снаружи.

Впрочем, тут ничего страшного не было — Гарри просто достал из сумки дождевик и надел поверх формы… уже на перроне он осознал, что такая нехитрая по сути мысль пришла в голову далеко не всем… хорошо работает школа, хорошо. А уж когда обнаружилось, что новичков опять повезут на лодках, Гарри всего передернуло. Ведь даже кареты стонали и кренились под ударами ветра и дождя. Так получилось, что большинство его однокурсников оказались рядом с ним в холле.

— Вот это да! — Рон потряс мокрой головой, ибо пренебрег дождевиком или хоть чем-то с капюшоном, и вода лила с него в три ручья. — Если это продлится, того и гляди, озеро выйдет из берегов. Я вымок… А, чёрт!!

Тяжёлый, красный, полный воды шар упал с потолка прямо на голову Рону и лопнул. Промокший еще больше и бессвязно ругающийся Рон шарахнулся в сторону, чуть не налетев на Гарри. Сам же Гарри, который с первой же секунды своего возвращения в мир магии в любой момент ждал нападения, успел отпрянуть к стене, потому второй водный заряд его почти не задел. Все остальные, с криками расталкивая и налетая друг на друга, стремились бежать из-под обстрела. Гарри легко вычислил нападавшего: над ними висел Пивз собственной персоной, он как раз запустил очередной снаряд…

— Вадивази! — пусть и не принято говорить плохо о покойных, Римус Люпин был личностью несомненно гнусной, и Гарри не испытывал к нему ничего, кроме отвращения. Но это не значило, что у него не было чему поучиться.

Водяной снаряд на полпути сменил направление полета и вернулся к отправителю, облитый Пивз со злобным криком скрылся в потолке, бросил свой арсенал, который безвредно разбился о пустой пол, никого не задев… история о новом подвиге Гарри Поттера родилась… Сам же Гарри воспользовался суматохой, чтобы ненадолго отлучиться.

*

Большой Зал был все тем же, и оставляющие после себя подчас целые лужи воды школьники гляделись там совсем не к месту, сами они этого, впрочем, не замечали и рассаживались по столам, обмениваясь мыслями о том, насколько же они голодные. В общем, ничего выдающегося. Единственное, что странно — среди учителей не было новых лиц, зато было пустое место. Неужто кандидаты на ЗОТИ кончились?

Появление первокурсников лишний раз доказало, что все познается в сравнении — рядом с ними даже облитый Пивзом Рон казался совершенно сухим. Один из них был закутан во что-то большое и пушистое, Гарри только задумался над тем, чем он заслужил такой фаворитизм как…

— Я упал в озеро! — громким восторженным шепотом сообщил он кому-то за столом Гриффиндора… при более внимательном рассмотрении этот «кто-то» оказался Колином Криви.

Дальше было явление Шляпы народу, ее новая песня, которая, надо заметить, была куда лучше предыдущих, ну а после началось Распределение. И ныряльщик, оказавшийся младшим братцем Колина, так же попал на Гриффиндор. Ну а после была еда, которую Гарри оценил по достоинству, старательно избегая тыквенный сок. После чего поднялся директор, поначалу его речь казалась обыкновенной и даже почти уместной в чем-то отдаленно похожем на нормальное учебное заведение… но потом он упомянул, что в этом году не будет квиддича.

Гарри подобное нисколько не смутило, тем более, что он знал, с чем оно, вероятно, связано. Но вот другие были куда менее спокойны… и, возможно, менее информированы. Кстати жаль, что сумасшедшего фанатика Вуда больше нет в школе, а то было бы интересно, чем бы все закончилось. Директор как раз собрался просветить учащихся как…

Раздался поистине громовой раскат, и одновременно двери Зала распахнулись. Новоприбывший явно знал толк в театральности, сколько ж он времени ждал этого момента?..

Когда его удалось рассмотреть, первой мыслью Гарри было, что у кого-то в руководстве школы настало просветление, и роль этого человека — рассказать детям обо всех тех опасностях, что подстерегают их в этих стенах. Ибо по виду — он был просто наглядным пособием. Прежде всего, вместо одной ноги у него была жуткого вида палка — явно результат прогулки по одной из местных лестниц… Ну и лицо так же было достойно внимания: все покрыто шрамами, изуродованный нос, а гвоздь программы — один из глаз был явно ненастоящим.

Директор представил новоприбывшего как профессора Грюма, нового преподавателя ЗОТИ, из перешептываний за столом выходило, что этот Грюм очень известный мракоборец. О мракоборцах Гарри читал: официально это был магический вариант не то армии, не то полиции, ну а по сути — наверное, больше похожи на эскадроны смерти и карателей. Дождавшись, когда шум поутихнет, Дамблдор таки объявил о Турнире.

— Вы ШУТИТЕ! — оторопело произнёс Фред Уизли во весь голос. Гарри с подозрением на него покосился, чтобы матерый бомбист и не знал о таком… странно это.

— Я вовсе не шучу, мистер Уизли, — усмехнулся в ответ директор. — Хотя, если уж вы заговорили на эту тему, я этим летом слышал анекдот… словом, заходят однажды в бар тролль, ведьма и лепрекон… — Профессор МакГонагалл многозначительно кашлянула. — Э-э-э… но, возможно, сейчас не время… н-да… — Дамблдор резко сдал назад, заставив задуматься, кто тут на самом деле главный. — Так о чём бишь я? Ах да, Турнир Трёх Волшебников. Думаю, некоторые из вас не имеют представления о том, что это за Турнир, а те, кто знают, надеюсь, простят меня за разъяснения, и пока могут занять своё внимание чем-нибудь другим.



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:38 | Сообщение # 100
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
Гарри уже имел представление, но слушал внимательно, хотя ничего нового для себя не узнал. Отметил лишь, что на мимолетное упоминание о жертвах никто не отреагировал, всех интересовали подробности Турнира, а особенно слава и награда… Ну что с них взять, природа: им что Турнир, что корабль под Веселым Роджером…

Потому очень многие принялись возмущаться, когда узнали, что участвовать могут лишь студенты старше семнадцати. Гарри же от такого поворота опешил: это было… было… слишком разумно, для того чтобы происходить в этих стенах!!! Позаботиться о безопасности учеников и принять меры, чтобы лишь достаточно взрослые могли бы рисковать своими жизнями… в Хогвартсе так не бывает!!! Что происходит?! Шокированный произошедшим Гарри чуть не пропустил момент, когда пришла пора петь Гимн, но все-таки спохватился и включил новый граммофон. И одновременно со словами из дыма в стенах загремела мелодия… Не забывшие прошлый год ученики обратились в слух.

Их тела беззащитны,

Души слишком ранимы

Чтоб терпеть эту боль …

Что мы делаем с ними?

Оставляем им страх

И страданья в наследство

Словно каждый из нас —

Изнасилован с детства

Лицо Альбуса Дамблдора исказилось, МакГонагалл вся побледнела. Глаз Грюма бешено вертелся.

В мире странных идей

Что их ждёт — неизвестно …

Среди взрослых людей

Им становится тесно …

Так испортить свой мир —

Тоже надо уметь

Гарри ясно видел, как при этих слова директор чуть не подпрыгнул.

И в рисунках детей —

Танки, взрывы и смерть!

Чья-то потная страсть

Чья-то боль, детский крик

Вырастают лишь те

Кто с годами привык


При этих словах ощутимо передернуло уже Снейпа, это казалось невозможным, но он как-то ухитрился побледнеть.

Мы свои корабли

Посадили на мели

Посмотрите на тех

Кто у нас на прицеле…

Дети-мишени

Взрослых амбиций

Дамблдор снова дернулся, и Гарри был готов поклясться, что на миг его глаза под очками дернулись в его сторону. Неужели… его раскрыли?

Дети — заложники

Вечных традиций

Какое-то неловкое шевеление послышалось со стороны стола Слизерина, как оно могло послышаться при громкости музыки и слов — было неясно.

Похоти, жадности,

Прочих жестоких страстей

Взрослые игры

Всегда убивают детей

Им уже безразличны

Чей-то страх, чьи-то слезы

Твоя жизнь в их глазах

Это стоимость дозы

И желание убить...

Убить жадно и дико

Надругаясь жестоко

Чтоб устал ты от крика

Дамблдора почти скрутило в этот момент, но еще раздался громкий вздох где-то за столом Гриффиндора, совсем рядом…

Они выберут цель

Для кровавой расправы

Истязая тебя

Просто ради забавы


Тут вздрогнула незнакомая Гарри светловолосая девушка за столом Когтеврана, кажется, она была на год его младше.

И мольбы о пощаде

Опьяняют детей

Они рвут твоё тело

Превращаясь в зверей

Детство — это мечты,

Неба ласковый цвет,

Мама, папа, сестра

Мир, которого нет…

Мы свои корабли

Посадили на мели

Начинается шторм —

Мы уже не успели…

Дети — убийцы,

Мы — на прицеле,

Ярость без смысла,

Жестокость без цели

Жизнь их задела

Своим равнодушным плечом

Жертва мечтает

Когда-нибудь стать палачом

Вот тут вздох был еще громче, обернувшийся Гарри ясно видел дергающуюся щеку Невилла… что это с ним такое?

Чем измерить — и как

Цену детской мечты?

Что мы можем им дать

Кроме слов пустоты?

Гарри показалось, или директор был на гране сердечного приступа?

Мы свои корабли

Посадили на мели

Мы стоим у черты

Мы уже на пределе

Дети-мишени

Дети-убийцы

Время уходит

Не повторится

Что ты увидишь

Когда им посмотришь в глаза

С легкого ветра

Начнется большая гроза

Когда отзвучали последние аккорды, в Большом Зале установилась звенящая тишина, казалось, даже гроза за стенами смолкла.

(От автора: внимание, клип воистину пробирает)

https://www.youtube.com/watch?v=1532yksN3Fs&hd=1



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:38 | Сообщение # 101
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
*

На следующий день начались занятия, и первым занятием года — не в первый, кстати, раз — была Травология. И очевидно, в этот раз преподавательница поставила себе целью показать, что растения бывают не только опасными, но и абсолютно гнусными на вид. Выглядели они скорее даже не как растения, а как гигантские чёрные слизни, вертикально торчащие из почвы. Каждый слегка извивался и был усеян множеством блестящих припухлостей, наполненных какой-то жидкостью.

Гарри, едва их увидел, преисполнился уверенности, что ничего хорошего на этом уроке не предвидится. И как и в большинстве случаев, не прогадал: ученикам велели одеть перчатки и начать собирать вредный для кожи гной, ибо тот представлял какую-то ценность. В общем, ничего удивительного, только и остается, что ждать момента, когда школьникам выдадут лопаты и оправят в местные выгребные ямы за удобрениями для нужд школы…

После были Древние Руны, где Гарри обнаружил, что с прошлого года ничего особенно важного не забыл — что весьма приятно. А после обеда пришел черед Прорицаний… минувший учебный год окончательно вытравил из Гарри его наивность и желание верить, что кто-то в этом страшном месте может быть на его стороне. Потому он уже не ждал никаких полезных откровений из уст преподавательницы… а значит, не был разочарован, когда ничего полезного сказано не было. Не относиться же серьезно к намеку, что он, мол, родился полгода до или после своего Дня Рождения?

А вот на обратном пути из башни события понеслись вскачь. Оказавшийся — вероятно, не случайно — у них на пути Малфой, принялся во всеуслышание зачитывать заметку из Пророка. Гарри и сам ее видел, но утром спешил, а от того прочел по диагонали, не вникая. И сейчас клял себя за это, ибо, если бы не Малфой — теперь за ним пусть небольшой, но должок — это могло бы пройти совсем мимо него. У Драко, несомненно, был Слизерин речевого аппарата, и он несся на всех парусах. Собственно, сам он говорил про отца Рона, о котором Гарри до сих пор не знал ничего, а теперь выяснил, что вероятный глава террористической ячейки работает в правительстве — что уже даже не удивительно. Но самое интересное было про нового учителя ЗОТИ, как выяснилось, как раз первого сентября мистер Грюм устроил небольшую войну со стражами порядка. Сколько из них пало в неравной борьбе с бешеными мусорными баками, не сообщалось — значит, немало, раз так умалчивают… Короче, Гарри имел возможность убедиться, что в этом году их будет учить общепризнанный маньяк-убийца — вероятно, следующая ступень, после прошлогоднего урки.

И, как говорится «помяни черта», преподаватель, видимо, «совершенно случайно» оказался рядом, и не замедлил всем наглядно продемонстрировать, что агрессивным психом его считают не зря. Беседа Драко и Рона предсказуемо переросла в перепалку и перешла на личности — Гарри за этим не особо следил, но не заметить, как сокурсник превращается в хорька, было трудно. Чего Грюм взвился, Гарри не очень понял, наверное, причины — в глазах нормальных людей — не было.

Как и следовало ожидать, никто из школьников не подумал о том, чтобы вступиться за товарища, или хотя бы просто сбежать подальше от психопата — лишний раз демонстрируя и свою природу, и то, что здравый смысл в этих стенах гибнет раньше своих носителей. Все остались стоять, смотреть. Гарри прекрасно осознавал, что если он попытается бежать один, то лишь привлечет внимание маньяка. Только и оставалось, что стоять в толпе, нащупывая в кармане склянку с очередным творением Невилла, и глядеть, как душевнобольной взрослый использует ребенка вместо баскетбольного мяча. Гарри уже совсем собрался плюнуть на все, и таки швырнуть своим зарядом по негодяю, ибо терпеть было не в силах. Но тут прибыла профессор МакГонагалл и сделала свою работу: прикрыла всем видимое непотребство, напомнив, что над детьми изгаляться положено без свидетелей. Грюм внял совету и повел Малфоя «на отработку».

*

Гарри ничуть не удивился, когда Грозный Глаз Грюм за пару дней завоевал большое уважение среди учеников — здесь такое в порядке вещей. И потому, подходя в четверг к классу, где должно было пройти первое занятие по ЗОТИ, он обнаружил там уже весь класс — собрались заранее. А вот учителя пока не было. Гарри подобрал себе парту сзади, так, чтобы было, где укрыться и чтобы окно было рядом — после второго же матча по квиддичу он начал искать заклятия для замедления падения. И нашел, так что можно было прыгать.

— Можете убрать их. — Рыкнул явившийся Грюм — Эти книги. Они вам не понадобятся. — После чего он начал перекличку. Вполне нормальное занятие для преподавателя в любой школе, но его жуткий глаз превращал процедуру в триллер. — Хорошо, я ознакомился с записями профессора Люпина о вашем классе. Похоже, вы достаточно основательно овладели противодействием Тёмным Созданиям: прошли боггартов, Красных Колпаков, болотных фонарников, гриндилоу, ползучих водяных и оборотней. Я все правильно понял?

Класс согласно зашумел, а Гарри глубоко задумался… да, эту живность они прошли, причем последних исключительно стараниями профессора Снейпа. Только вот он был почти уверен, что всех созданий из перечисленных они повидали еще задолго до Нового года… да и вообще, что это — 6 тем за учебный год? При том, что боггартов они изучали лишь один раз? Так чем же они занимались все остальное время?.. Ответ не приходил, Гарри прошиб холодный пот при мысли о том, что память его подводит…

Грюм тем временем завел речь о том, что они все сильно отстали в том, что касается опасностей, связанных с другими волшебниками — тут Гарри был с ним солидарен. Еще он упомянул, что преподавать будет лишь год… это утешало, но слабо.

— Итак, прямо к делу. Заклятия. Они бывают разной силы и формы, — вид у него был при этом такой, словно он вещал великие откровения. — Согласно рекомендациям Министерства магии, мне следует обучить вас некоторым контрзаклятиям и на этом остановиться. Я не должен показывать вам, каковы из себя запрещённые Тёмные заклятия, пока вы не перейдёте на шестой курс, вас считают недостаточно взрослыми, чтобы до этого времени иметь дело с такими вещами, — вполне разумно, надо заметить, детям даже кухонные ножи не всегда дают в руки. Не говоря уж о чем-то более опасном… — Но профессор Дамблдор придерживается более высокого мнения о вашей выдержке, он считает, что вы справитесь, а я скажу так, чем раньше вы будете знать противника, тем лучше. Как можно защитить себя от того, чего никогда в жизни не видел? Волшебник, который собирается применить к вам запрещённое заклятие, не станет делиться своими планами, он не будет действовать открыто, на ваших глазах, вежливо и тактично. Вы должны быть готовы заранее. Вы должны быть бдительны и наблюдательны. Вы должны убрать это, мисс Браун, когда я говорю!

Лаванда подпрыгнула и залилась краской — она как раз показывала Парвати под партой свой законченный гороскоп. Несомненно, магический глаз Грюма обладал способностью видеть сквозь дерево точно так же, как он видел через затылок… Но на Гарри впечатление произвело не это, а эта просто сумасшедшая бесшабашность Лаванды! Ладно, эта девчонка конченая психопатка, которая беспокоилась только о своем кролике, ну а после его гибели, наверное, слетела с нарезки окончательно. Но все же… вот так, сидя перед этим жутким чудовищем, думать о гороскопе?! «Стальные шары» — на ум приходило только это, хотя Гарри и не был до конца уверен, что значат эти слова.

Урок продолжался, были упомянуты Непростительные заклятия, в лучших традициях школы, безобидные паучки были замучены или убиты… Гарри не понял, из-за чего такой ажиотаж из-за Авады Кедавры — ну да, убивает, но тут же это сплошь и рядом и всем наплевать. Тем более, что железяка по голове зачастую срабатывает не хуже…

Но самое главное было не это, а то, что Гарри начал замечать тенденцию… В прошлом году их учил бандюга с большой дороги, прививая нужные привычки и рефлексы: бить толпой, мучать слабых и прочее… Теперь этот Грюм показывает им все эти штучки, а дальше начнет и вовсе делиться опытом карательных операций… Неужели директор готовит собственный эскадрон смерти?



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 14.12.2015, 00:39 | Сообщение # 102
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
*

Поздно вечером первого сентября Альбус Дамблдор таки поддался соблазну и опрокинул в себя стакан коньяку. С непривычки он после этого долго кашлял и не мог отдышаться… Это не очень соответствовало его репутации, но ему было уже все равно.

Уже самое начало учебного года ясно продемонстрировало, что ничего хорошего ждать не приходится… Сперва эта история с Аластором… Альбус Дамблдор хорошо знал своего друга, да, его было за что назвать параноиком, но все-таки не в его духе устраивать такой шум без причины. Потому, если Аластор утверждал, что в его дом кто-то пытался проникнуть, было весьма неглупо предположить, что так оно и было. И что неизвестный бежал… и это происшествие прямо перед школой ничего хорошего не предвещало…

А потом эта песня… Было бы не столь страшно, если бы это было просто злой шуткой. Но нет, она била, что называется, не в бровь, а в глаз… Сперва события трехлетней давности, когда он пытался навсегда остановить Тома и… И ценой его… его амбиций стала невинная жизнь — жизнь одиннадцатилетней девочки. И два следующих года, когда его школа и его ученики были в опасности… и он был бессилен защитить их. Кто знает, к чему это может привести? Пожелают ли «жертвы стать палачами»? Возможно, с Томом именно так и было?..

Самое страшное, что теперь у Альбуса Дамблдора была достаточно ясная идея, кто стоял за этой выходкой. Только он не представлял, как быть. Если мальчик считает ЭТО настоящим гимном Хогвартса, то… он — Альбус Дамблдор — провалил все, что было только возможно.

И это еще не конец...



Без паника!!!
 
НиацриэльДата: Понедельник, 14.12.2015, 09:15 | Сообщение # 103
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
biggrin наконец то прода. Очень понравилось))
 
Masha_17Дата: Понедельник, 14.12.2015, 14:11 | Сообщение # 104
Подросток
Сообщений: 13
« 3 »
Здорово. Стих прям за душу берет, особенно когда примеряешь его к повседневной жизни (я учитель, и вижу многих детей, которых губят родительские амбиции). А сам клип меня не впечатлил. Стих резче ИМХО. Буду надеяться, что автор вспомнил о произведении и допишет его в этом году))
 
Al123potДата: Понедельник, 14.12.2015, 15:37 | Сообщение # 105
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 698 »
Цитата kraa ()
(От автора: внимание, клип воистину пробирает)
https://www.youtube.com/watch?v=1532yksN3Fs&hd=1

kraa, здесь на форуме в отличии от ФФ.ме видео с YouTube можно вставлять прямо в сообщение
Код
[video]https://www.youtube.com/watch?v=1532yksN3Fs[/video]




"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Понедельник, 14.12.2015, 15:41
 
kraaДата: Воскресенье, 26.02.2017, 02:16 | Сообщение # 106
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
Глава седьмая: планы ликвидации.

Прошли две недели. Все шло, как и должно идти в этом ужасном месте: не все двери открывались, лестницы подчас удирали буквально из-под ног, привидения могли выскочить откуда угодно. Гарри, которому Пивз, вероятно, припоминал первое сентября, трижды попадал под навозные бомбы. Причем один раз с утра, еще до завтрака. Поскольку НАСТОЛЬКО хороших очищающих заклятий мальчишка не знал, пришлось возвращаться… Как результат – пришел он на Травологию с опозданием, злым и голодным… но не настолько, чтобы та мерзость, за которой им приходилось ухаживать, выглядела съедобной.
Ну а потом случилось то, чего даже Гарри, давно осознавший отношение к ученикам в этой школе, никак не ожидал. На очередном уроке ЗОТИ профессор Грюм объявил, что подвергнет каждого заклятию Империус — продемонстрирует его силу и оценит способность учеников к сопротивлению. Вот так сразу, без каких-либо объяснений… Так что, даже среди уже хорошо выдрессированных учащихся подобное не встретило понимания.
- Но, профессор, — подал голос кто-то из Когтервана, — вы ведь сказали, что это нарушение закона… - Грюм, даже не думая отвечать, взмахнул волшебной палочкой, парты разъехались в стороны, и в середине класса образовалось пустое место. - … что к людям это заклятие применять нельзя… — никто не стал заканчивать мысль очевидным заключением, что в глазах школы ученики людьми не являются.
- Дамблдор хочет, чтобы вы на собственном опыте познали опасность этого заклятия, — тот все-таки снизошел до ответа, правда, сводился он к жесткому давлению. — Но если ты предпочитаешь более трудный путь: путь раба, который полностью лишен собственной воли, я не стану возражать, это твой выбор. Можешь покинуть урок. — И он указал скрюченным пальцем на дверь.
Гарри почувствовал, как его кровь закипает, расширяясь по венам, сжимая внутренности… любого труса можно довести до полного бесстрашия, когда он кинется прямо в пасть монстра – просто, чтобы больше не испытывать боли или ужаса. Загнанная в угол крыса может прогнать хищника… Есть тот предел, за который просто невозможно отступать. И именно на этом пределе и оказался Гарри. Вот уже больше трех лет как он пребывал в мире магии, и все это время Гарри изо всех сил старался не высовываться. Пусть это у него и не всегда получалось… Но сейчас он ясно понял: если он сейчас промолчит, проглотит это, примет тот факт, что он больше не человек, и можно с ним делать все что угодно – и все. Все для него закончится. И пусть его открытый мятеж спровоцирует немедленный и жесткий ответ – это была та линия на песке, за которую нельзя было отступать. А значит, у него был только один путь.
Гарри Поттер убрал учебник в сумку и поднялся из-за стола.
- Поттер? – изумился преподаватель. Разумеется, он никак не ждал, что кто-то из его послушного стада попробует уйти.
- Не хочу быть зверьем, профессор, - Гарри направился к выходу из класса.
Выйдя из класса и захлопнув за собой дверь, он сделал несколько шагов и привалился к стене… его всего колотило. Только что был возможно самый напряженный и решающий момент в его жизни… та история с зеркалом-наркотой как-то сошла с рук… это ему уже не спустят.
- Поттер! Ну ты даешь! – вырвал его из пораженческих мыслей голос Малфоя.
Гарри обернулся на голос… и челюсть его надолго пропала без вести: из их класса выходила длинная вереница учеников. Учеников со всех четырех факультетов, хотя больше всего среди них было зеленых, кто тут были в полном составе…
- Поттер! Это было что-то, - подхватила его слова одна из сокурсниц, чьего имени Гарри сейчас вспомнить не мог. – Спасибо тебе! Сама бы я не решилась!
- Но вообще, чего они удумали?! Непростительные заклятия на учеников!
- Империусом!!
- Может, в следующий раз он будет нас и с Круциатусом знакомить?!
Гомон шел по нарастающей, и у Гарри потеплело на душе… пусть он только что нарисовал здоровеннейшую мишень у себя на спине… голове, груди… вообще, на всех частях тела. Пусть этот замок стал для него в десятки раз опаснее… пусть смерть, возможно, подстережет его уже завтра… Хотя было у него подозрение, что с этим все-таки повременят – чай, вскоре представится очередной благовидный предлог… Пусть. Зато он все-таки расшевелил этот зверинец… и эти ребята теперь… почти на людей были похожи.
А главное, он сам, пусть ненадолго, возможно, на какие-то часы или даже минуты, но не дал сделать из себя животное.
Оно того стоило.
***
Следующие дни по школе только и ходили разговоры про выходку Гарри, сам Хогвартс разделился на два лагеря: те, кто окончательно превратились в овец и были убеждены, что Дамблдор знает, что делает, и те, кто еще сомневался. Были ли у случившегося какие-то более серьезные последствия, Гарри не знал. Но по крайней мере Грюм эту тему больше не поднимал… и в газеты она не попала, хотя среди учеников многие грозились написать родителям… Между прочим, ячейка ИРА яростно поддерживала директора. Тут уже не поймешь, просто ли они хотели подлизаться к высокопоставленной фигуре – их старший, между прочим, так же поступил на работу в министерство – то ли директор их вообще крышевал.
Ну а Гарри узнал одно обстоятельство, которое окончательно показало ему, что его ждет в обозримом будущем: отбор будущих Чемпионов состоится аккуратно на Хэллоуин. Если до этого еще были сомнения в том, как его собрались убирать, то теперь их уже не осталось… Ну а если теперь точно известно, что быть ему участником Турнира, стоит подготовиться.
Подготовка в себя включала частые контакты с гоблинами, которые за должную плату предоставляли кое-какие услуги, которые в данных обстоятельствах были очень кстати. И прежде всего Гарри застраховал себя. Гринготтс наотрез отказался страховать жизнь Чемпиона Турнира – уже неприятный звоночек. Зато, после долгих переговоров и торгов, банк предоставил ему страховку на участие в этом самом Турнире, при условии соблюдения множества условий – главным из которых было, разумеется, не подача им самим или через подставных лиц заявки на участие. Ну и, конечно, соблюдение энного количества мер предосторожности. Гарри решительно подписал это, и даже заложил свою магическую силу в качестве гарантии и залога, тут было уже не до аккуратности. Тем более, что эту самую силу, а значит, и его здоровье, еще до его рождения заложили «дорогие и любимые» родители.
Тут, правда, гоблины указали на одну тонкость, которую сам Гарри проглядел: успешное участие в Турнире приравнивалось к сдаче экзамена. Что, вместе с официальным заявлением о том, что участвовать в Турнире могут лишь старшекурсники, давало Гарри – случись ему вдруг выжить в этом кровавом шоу – кое-какие перспективы. Нет, совершеннолетним его после этого, разумеется, не признают. Но всего этого хватит, чтобы выполнить условия контракта, что мама с папой подписали со школой… если он переживет Турнир, то сможет покинуть эти ненавистные стены! И это хорошо. Что плохо – это то, что теперь пережить ему его точно не дадут. И тот факт, что по условиям контракта гоблины обещали помощь, утешал несильно.
***
И вот наступило 30 октября, день прибытия иноземных гостей. Это их прибытие и предстоящий Турнир вытолкал из умов учеников все прочие темы. Самым заметным последствием был тот факт, что более обжитая часть замка была вымыта и вычищена… в результате менее обжитая часть стала выглядеть еще хуже.
Гости прибывали уже вечером, поэтому, когда все население замка вышло наружу их встречать, бледная призрачная луна уже взошла над Запретным лесом. Ученики обменивались мнениями о том, как те будут прибывать. Особенно Гарри позабавило предположение, что они прибудут на Хогвартс Экспрессе – ага, сперва из-за границы быстро прибывают на вокзал, а потом еще долго-долго едут. Впрочем, мысль, что они прилетят из Франции, а тем более из Восточной Европы на метлах была еще более дикой.
Время шло, кое-кто в толпе уже явно мерз – Гарри был рад, что не поленился надеть свитер.
- Чует мое сердце, делегация Шармбатона недалеко! – объявил наконец директор.
- Где? Где? – все загомонили и завертели головами.
- Вон! - указал шестикурсник на небо в стороне Запретного леса. Нечто огромное летело по иссиня-черному небу, быстро увеличиваясь в размерах. Оставалось лишь гадать, как старенький директор вычислил их раньше других… может, у него есть что-то вроде радара?
- Дракон! - пискнул насмерть перепуганный первокурсник. Гарри вздрогнул, зная эту школу, нечто подобное было бы вполне реально.
- Ты что, дурак? Это летающий дом! – возразил Дэннис Криви.
Странным образом, оба их предположения были по-своему верны. Гигантская черная тень почти касалась верхушек деревьев. Льющийся из окон замка свет озарил приближающееся чудо: огромную синюю карету, подобную башне. Ее тянула по воздуху дюжина крылатых золотых коней с развевающимися белыми гривами, каждый величиной со слона. Огнем они, впрочем, вроде как не дышали. Но их огненно-красные глаза уже очень впечатляли.
Карета приземлилась, открылась дверца, украшенная гербом: две скрещенные золотые палочки, из каждой вылетают по три красные звезды. С облучка прыгнул мальчик в голубой мантии, наклонился, что-то нашарил на полу кареты и развернул золотые ступеньки. Тут же почтительно отпрыгнул назад, и из кареты появилась черная лаковая туфля размером не меньше детских санок, и сразу же за ней изумленным зрителям явилась ее обладательница. Первой мыслью Гарри было, что Хагрид взял пример с Блэка и так же убег из Азкабана, причем поступил умнее и получил убежище во Франции… впрочем, рост – это единственное, что объединяло гостью с перешедшим на темную сторону лесничим… Но и один рост много значил!!!
Новоприбывшая оказалась мадам Максим, директрисой, та взмахом руки представила своих подопечных. Их было десятка полтора, лет пятнадцати-шестнадцати, и все они дрожали от холода в мантиях из тонкого шелка. Несомненная ошибка с их стороны, должны же были знать, куда летят. Самые умные обмотались шарфами – уже лучше, но мало! Насколько Гарри мог видеть, все с испугом поглядывали на замок – как он их понимал! И как был рад видеть это проявление здравого смысла!
Но вот дальше западные европейцы показали себя во всей красе, решив не ждать гостей с востока и сразу пойти в замок. Правда перед этим Гарри своими глазами увидел что-то достойное войти в летописи наравне с подвигами Геракла – мальчишка-конюх принялся распрягать коней… Гарри твердо пообещал себе попросить автограф у этого супермена. Ну а прежде чем негостепримные хозяева и пользующиеся преференциями гости успели уйти, появились и гости из Дурмстранга… И, надо сказать, своим появлением они затмили всех.
С возвышения у замка была хорошо видна черная гладь воды, которую теперь уже нельзя было назвать гладью. В середине озера появились завихрения, затем огромные пузыри, глинистый берег захлестнули волны, и вдруг в самом центре возникла воронка, как будто на дне вынули огромную затычку. Из самой ее сердцевины медленно поднимался длинный черный шест. Корабельная снасть, догадался Гарри. Величественный корабль неторопливо всплывал из воды, мерцая в лунном свете. У него был странный скелетоподобный вид, как у воскресшего утопленника. Тусклые огни иллюминаторов походили на светящиеся глаза призрака. С оглушительным всплеском корабль наконец весь вынырнул и, покачиваясь на бурлящей воде, заскользил к берегу. Вскоре раздался звук брошенного на мелководье якоря, и на берег спустили трап.
После этого «Летучего Голландца», которого каким-то образом перенесло в небольшое – на самом-то деле – озеро вдали от морских берегов, не иначе, Дэви Джонс на досуге перебрал… сильно… Так вот, после этого Гарри было уже не удивить. И много позже подводная лодка в степях Украины, что геройски погибла в воздушном бою, не показалась ему чем-то странным.
С борта потянулись пассажиры, и вот их одежда вызывала уважение! Вот что значит – знающие люди! Человек, шедший первым, был одет в меха — гладкие, блестящие, серебристые, под стать волосам.
- Дамблдор! Как поживаете, любезный друг?
- Благодарю, прекрасно, профессор Каркаров.
- Старый-добрый Хогвартс, - смотрел он, улыбаясь, на замок. Зубы у него желтоватые, а улыбка никак не вязалась с холодным, проницательным взглядом. – Как хорошо снова быть здесь… Как хорошо… - Гарри почувствовал огромное уважение к этому человеку. Этот человек… Каркаров… он ЗНАЛ. Знал, что это на самом деле за место! И сейчас просто играл роль, будучи гостем. - Виктор, иди сюда. В тепло. Вы не против, Дамблдор? Виктор немного простыл…
Согласно последовавшим за этим перешептываниям, в числе представителей Дурмстранга оказался Виктор Крам – Ловец сборной Болгарии по квиддичу.
***
У всех учеников, а особенно учениц, случилось тяжелое обострение спортивного фанатизма, и Гарри ничуть не удивился тому, что остальные болгары выстроили вокруг товарища подобие живой стены – настоящие друзья! Особенно неистовствовал Рон – боевик, наверное, мечтал о том, чтобы подобраться поближе к знаменитости… Он очень огорчился, когда Дурмстранговцы сели за стол Слизерина. Ну а уж услышав предложение пригласить их в спальню и поделиться кроватями, Гарри поспешил пересесть от Рона и от греха подальше. А то мало ли.
Французы сели за стол Когтервана, а Филч, надевший в честь праздника старый, потертый фрак, добавил к профессорскому столу еще четыре кресла. Гарри только и оставалось, что отдать должное жабе директора – даже по такому случаю не расщедрился на новую форму для подчиненных. Ну и пока что лишь два этих кресла были заняты приезжими директорами.
- Добрый вечер, леди, джентльмены и привидения, а главное, наши гости, - заговорил Дамблдор, лучезарно улыбнувшись иноземным ученикам, которых он только что отделил и от леди и от джентльменов. — С превеликим удовольствием приветствую вас в Хогвартсе! Уверен, что вы хорошо проведете у нас время. Не сомневаюсь, вы уже успели оценить удобства нашего замка! - одна из француженок громко хихикнула. Наивная! Не знала она, что ее ждет! - Официальное открытие Турнира, - Дамблдор, ясное дело, проигнорировал такую мелочь, как чье-то мнение, - состоится сегодня вечером, сразу же после ужина. Угощайтесь, дорогие друзья, на славу. Ешьте, пейте и чувствуйте себя как дома!
На столе Гарри с изумлением обнаружил яства заморские, оценил. Ну а когда насытился, то обнаружил два новых лица за преподавательским столом, эти лица ему были совершенно неизвестны, но со слов соседей выходило, что это шишки из Министерства, которые сыграли ключевую роль в восстановлении и организации Турнира. Что же, теперь Гарри знал, кого еще надлежит винить в своих бедах и крайне вероятной гибели…
- Торжественный миг приблизился, - объявил Дамблдор, когда тарелки, опять золотые, между прочим, опустели. – Турнир Трех Волшебников вот-вот будет открыт. Перед тем как внесут ларец, я хотел бы коротко объяснить правила нынешнего Турнира. Но прежде позвольте представить тем, кто не знает, мистера Бартемиуса Крауча, главу Департамента международного магического сотрудничества. А также Людо Бэгмена, начальника Департамента магических игр и спорта, - второму аплодировали куда активнее.
Директор подтвердил ту черную роль, что сыграли эти двое, после чего наконец вынесли обещанный ларец. Красивый ларец, не отнимешь…
- … состязания основаны исключительно на школьной программе, - продолжал вещать Дамблдор. И Гарри продрал мороз по коже. По школьной программе… то есть проверяется умение не сдохнуть и остаться человеком, впрочем, именно этого он и ждал. – Чемпионам предстоит продемонстрировать владение магическими искусствами, личную отвагу и умение преодолеть опасность. В Турнире, как известно, участвуют три чемпиона, по одному от каждой школы-участницы. Их будут оценивать по тому, как они справились с очередным состязанием. Чемпион, набравший во всех турах самое большое число баллов, становится победителем. Участников Турнира отбирает из школьных команд беспристрастный выборщик: Кубок огня.
С этими словами директор достал этот самый Кубок, о котором Гарри знал еще от гоблинов – чай, не первый раз это происходит. За этим последовало описание процедуры выбора Чемпиона, заверение, что выбраны будут достойнейшие – Гарри не верил в это ни мгновения. Всем напомнили о возрастном ограничении – очень смешно – которое сводилось к запретной линии – еще смешнее. Среди учеников тут же пошли перетолки о том, что это за преграда и как бы ее обмануть – наивные глупцы…
Наконец пирушка подошла к концу, Гарри направился к выходу и – вероятно, сама судьба ему улыбнулась – к дверям Большого зала он подошел одновременно с мистером Каркаровым и его учениками. Гарри вежливо посторонился, желая показать себя с лучшей стороны…
- Спасибо, - оценил тот, мельком взглянув на Гарри. И застыл в изумлении, просто уставившись на Гарри, точнее, на его шрам. Уже хорошо: его знают, верно слава Мальчика-Который-Выжил и правда мировая… может, в кои-то веки от нее польза будет.
- Да, это Гарри Поттер, - прохрипели сзади. Профессор Каркаров резко обернулся. Грозный Глаз Грюм стоял, опираясь на свою палку, его волшебное око, не мигая, буравило директора Дурмстранга.
- Ты! - только одно слово сорвалось с губ побледневшего Каркарова.
- Да, я, - мрачно кивнул Грюм. – И если тебе нечего сказать Гарри Поттеру, сделай милость, проходи, не задерживайся. Ты не даешь пройти.
Вот так… Гарри и сам был наивен – как если бы ему в самом деле позволили вступить в контакт с кем-то посторонним…
***
На следующее утро ученики встали пораньше – поглазеть на Кубок огня хотелось всем. Гарри тоже пришел глянуть, но старался держаться от него подальше, не стоило создавать помехи записывающему устройству, которое вскоре должно было подтвердить, что к Кубку он не приближался… Таким образом, никто не скажет, что он бросил свое имя ночью – а то уже были такие разговоры.
За этим последовала совершенно абсурдная сцена, когда близнецы Уизли – мастера диверсий и саботажа – выставили себя полными идиотами. Выпив старящего зелья, они попытались дойти до Кубка, вылетели оттуда вверх тормашками и с роскошными бородами. Зачем им это понадобилось – Гарри понять не смог. Не думали же они, в самом деле, что этот трюк, первым приходящий в голову, сработает…
Разговоры пошли о том, кто же станет Чемпионом Хогвартса. Гарри помалкивал, хотя он-то хорошо знал, кто станет Чемпионом Хогвартса… знать-то он знал, да сделать ничего большего не мог.
День тянулся медленно, Турнир был у всех на устах, Гарри чем дальше, тем сильнее колотило… ему было элементарно страшно. На ужин в Большой зал он шел как на эшафот… но, в отличие от большинства приговоренных, у него еще была пара тузов! В этот вечер ужин тянулся особенно медленно. Директор что ли специально медлил, чтобы заставить его подергаться?..
- Кубок огня вот-вот примет решение, - заговорил он, когда время таки пришло. - Думаю, ему требуется еще минута. Когда имена чемпионов станут известны, попрошу их подойти к столу и проследовать в комнату, примыкающую к залу. Там они получат инструкции к первому туру состязаний.
Он вынул волшебную палочку и широко ей взмахнул, почти весь свет погас. Зал погрузился в полутьму. Кубок огня засиял ярче, искрящиеся синеватые языки пламени ослепительно били по глазам. Но взгляды всех все равно прикованы к Кубку, кое-кто поглядывает на часы… Пламя вдруг налилось красным, взметнулся столп искр, и из Кубка выскочил обгоревший кусок пергамента. Зал замер. Дамблдор, протянув руку, подхватил пергамент, освещенный огнем, опять синевато-белым, и он громким, отчетливым голосом прочитал:
- «Чемпион Дурмстранга: Виктор Крам», - зал содрогнулся от грохота аплодисментов и восторженных криков.
- Так и должно быть! - громче всех кричал Рон Уизли. Нет, он точно пытается подобраться поближе к VIP.
- «Чемпион Шармбатона: Флер Делакур!», - возвестил Дамблдор, когда из Кубка вылетел следующий пергамент.
Эта Флер оказалась настоящей красоткой, но было такое впечатление, что красота эта какая-то… неправильная, не натуральная? Гарри старался на нее не смотреть. В любом случае, сейчас придет его черед. Гарри напрягся, покрепче сжал сумку, где были копии всех документов и бумаг, которые – он надеялся – хоть немного ему помогут…
И вот огонь покраснел, посыпались искры. Из Кубка вылетел третий кусок пергамента. Дамблдор поймал его и прочитал:
- «Чемпион Хогвартса: Седрик Диггори».
- Ну почему он?! Почему? – возопил Рон.
Гарри, который уже начал приподниматься, замер как громом пораженный. Что это значит?! Он ошибся?! Или у них чего-то не получилось?! Может, гоблины решили, что лучше не допустить этого, чем потом помогать, следуя контракту?..
Потрясенный Гарри не думал аплодировать, он не слушал речь директора, но он заметил, как она внезапно прервалась. Кубок огня опять покраснел. Посыпались искры. В воздух взметнулось пламя и выбросило еще один пергамент. Дамблдор не раздумывая протянул руку и схватил его. Поднес к огню и воззрился на имя. Повисла длинная пауза. Дамблдор смотрел на пергамент, весь зал смотрел на него. Наконец он кашлянул и прочитал:
- «Гарри Поттер».
Гарри моргнул… потом моргнул еще раз. Однако… недооценил он директора. Тот решил и рыбку съесть и на лошадке покататься. Тот факт, что в процессе он разрушает международное соглашение, провоцирует огромный скандал… да что там, может даже войну – на все эти мелочи ему глубоко плевать. Вот она – природа.
- Браво, профессор, браво, - трижды хлопнул он в ладоши, поднялся, закинул сумку на плечо и двинулся к указанной двери. Все его провожали взглядами.
Виктор Крам, Седрик Диггори и Флер Делакур стояли у камина. На фоне яркого пламени их темные силуэты выглядели до странности внушительно. Крам, ссутулившись и о чем-то сосредоточенно думая, притулился к каминной полке. Седрик заложил руки за спину и глядел на огонь. Флер Делакур, откинув назад волну белокурых волос, повернулась к Гарри.
- В чем дело? Надо вернуться в зал? – вероятно, она решила, что что-то случилось, сорвалось… наивная!
- Нет, возвращаться уже поздно, - ответил Гарри максимально угрюмо. Сзади приближались шаги.
- Невероятно! – воскликнул Людо Бэгмен, схватив руку Гарри. — Необычайное происшествие! Джентльмены… леди, - обратился он к чемпионам, таща Гарри к камину. – Позвольте представить вам, как бы удивительно ни звучало, четвертого чемпиона, участника Турнира!
В процессе речи он так возбудился, что ослабил хватку, и Гарри вырвался, отойдя подальше от возможного педофила. Виктор Крам расправил плечи, оглядел Гарри с головы до ног, и его хмурое лицо потемнело. Седрик вопросительно переводил взгляд с Бэгмена на Гарри, как будто ослышался. Что до Флер, она взмахнула блестящей волной волос и с улыбкой промолвила:
- О-ля-ля! Очень веселая шутка, мсье Бэгмен! – и правда наивная.
- Шутка!? – глаза Бэгмена бегали, но почти все время оставались на Гарри. Точно педофил! В конце концов, кого же еще приглашать в эту школу? – Да нет же! Какая шутка?! Имя Гарри только что выскочило из Кубка.
Дальше последовала довольно-таки безобразная сцена, где все возмущались – вполне оправданно – грозились отменить Турнир и дать задний ход – совершенно пустые угрозы – и вообще, всячески выражали свое неудовлетворение. Ну ладно, не все. Тот же Людо Бэгмен только что не подпрыгивал от возбуждения… Вообще, местные оставались по большей части спокойны – вон даже вроде как простак Диггори выражает лишь вежливое удивление… Знали все, сволочи, с самого начала знали! Возмущались иностранцы, которые – опять же, наивные – поверили, что все будет по правилам, и что эта черта, созданная Дамблдором, сделает свое дело. Ну как вообще в подобное можно было верить?! Ничему их история не учит!
- Это ты, Гарри, бросил в Кубок свое имя? – о нем таки вспомнили. Дамблдор взглянул на Гарри, тот и не думал отводить взгляд. Какой смысл? Всем все и так понятно.
- Нет, - Гарри не посчитал нужным говорить что-то большее.
- Может быть, ты просил кого-то из старших бросить в Кубок твое имя?
- Нет.
- Он говорит неправда! - воскликнула мадам Максим, вероятно, ее знание английского ухудшилось в состоянии стресса.
- Гарри не мог бы пересечь запретную линию, - вмешалась МакГонагалл, - даже если бы захотел. В этом нет никакого сомнения.
- Тогда, наверное, ошибся сам Дамблёдорр, - пожала плечами мадам Максим.
- Наверное, ошибся, - легко согласился Дамблдор.
- Дамблдор, вы же прекрасно знаете, что не ошиблись, - немедленно вспыхнула МакГонагалл. – Все это глупости. Гарри не подходил к линии. Не обращался ни к кому из старших учеников. Дамблдор в этом уверен. Полагаю, этого объяснения достаточно!
Гарри подавился воздухом. Ничего себе заявление! Если Дамблдор так сказал, значит так оно и есть?! Директор, кроме всего прочего, еще и Папой Римским, что ли, подрабатывал?
- Недостаточно! – заявил он, не в силах больше терпеть. – Но вот ЭТОГО, - выхватил он из сумки копию своего контракта, - может хватить.
- И что же это, Поттер? – ядовито поинтересовался промолчавший большую часть времени Снейп.
- Страховой контракт, что я заключил с Банком Грингготс, гоблины обязуются оказать мне поддержку, окажись я Чемпионом, при условии, что это случится против моей воли. В качестве гарантии я заложил свою магию! – провозгласил он. Все присутствующие вздрогнули, с чего бы? – Люмос! – зажег он палочку. – Вот доказательство, что я не нарушил условия контракта!
В этот момент Гарри вдруг осознал, что буквально чудом избежал полного провала: в контракте упоминался лишь сам факт его чемпионства, но никак не уточнялось, какую школу он будет представлять. Иначе бы он вполне мог остаться ни с чем.
По слухам, глава Грингготса, лично интересовавшийся этим необычным контрактом, узнав подробности этого вечера, разразился пятиминутной тирадой, где нецензурными были даже предлоги и местоимения. И никто больше не видел эксперта, который составлял этот контракт.
- Ты… ты застраховался против того, что тебя насильно сделают Чемпионом?! – первым заговорил Грюм. Прочие пока просто таращились. Гарри кивнул.
- Но… но зачем? – выдохнула Флер. Тут Гарри уже не стал сдерживаться и глянул на нее, как на полную дуру. Судя по тому, как она вздрогнула, его взгляд был понят.
- Турнир Трех Волшебников, - медленно, как если бы говорил с ребенком, начал Гарри. – Состязание настолько опасное и смертоносное, что его аж отменили. И вот он восстановлен. При мне. Когда я учусь здесь. Как я мог НЕ оказаться Чемпионом?
***
После этого ответственные взрослые еще покричали, поспорили, поругались… Копию его контракта перечитали, проверили и погрозились обратиться за разъяснениями к гоблинам. Грозный Глаз его долго и внимательно разглядывал, вероятно, сдерживая желание убить здесь и сейчас. Он же, впрочем, как бы и подтвердил слова Гарри, объяснив всем, что так просто четвертого Чемпиона не организуешь, тут надо поработать… скорее всего, именно он и поработал. Потом ответственные люди развели руками, сказав, все это, конечно, странно, но против правил не попрешь, и коль стал Гарри Чемпионом, Чемпионом ему и быть… и скорее всего, Чемпионом же ему и всплыть… кверху брюхом. Ну и наконец, мистер Крауч, который, демонстрируя, насколько ему небезразлична судьба национального героя, почти засыпал на ходу, наконец начал рассказывать про Турнир.
- Первый тур проверит вашу смекалку. Мы не посвящаем вас в то, какое испытание вам предстоит. Для волшебника крайне важно действовать смело и находчиво в неожиданных обстоятельствах. Первый тур состоится двадцать четвертого ноября в присутствии зрителей и судейской бригады. Участникам Турнира запрещается принимать от учителей хоть какую-то помощь. Единственное оружие чемпиона — волшебная палочка. По окончании первого тура вы получите инструкцию для второго. Учитывая затраты сил и времени для подготовки к Турниру, чемпионы освобождаются от годовых экзаменов. По-моему, это все, Альбус?
Добавить Дамблдору было нечего, вместо этого он принялся всех зазывать на предмет выпить… все, кроме Бэгмена, удар держали. Что это могло означать – Гарри даже думать не пытался. Потом их с Седриком вежливо попросили удалиться. Пуффендуец некоторое время его разглядывал… после чего развернулся и ушел к себе. Ну оно и понятно – зачем с покойником разговаривать. Плохая ж примета. С этими мыслями Гарри добрался до гостиной, проигнорировал провокации портрета, открыл дверь…
Жуткий рев хлестнул Гарри по ушам, едва не свалив с ног. Десяток рук втащили в гостиную, где собрался весь Гриффиндор. От крика, свиста и аплодисментов у Гарри голова пошла кругом.
- Как ты это провернул? Почему не поделился с нами?! – завопил Фред. Он был и сердит, и потрясен до глубины души. Ну или делал вид.
- А где же борода? Класс! – вторил ему Джордж. Гарри их проигнорировал.
- Пусть не я, главное, что гриффиндорец! – кинулась ему на шею Анджелина.
- У нас тут столько еды, Гарри! Иди ешь! Будем праздновать! – перед ним начал открываться коридор.
И тут Гарри сорвался, ярость заполнила голову, он грубо толкнул Анджелину, не ждавшая того девушка распласталась по полу.
- Радуетесь, значит?! – прорычал он во вмиг смолкшей гостиной. – Так не терпится посмотреть на кровь и смерть, да?! Уже небось и ставки сделали, как быстро меня убьют?! Хлеба и зрелищ желаете, твари?! Так вот, рано радуетесь! Я еще не сдох! И так просто помирать, падонки, не собираюсь!!!
Он явно уже скатывался в истерику, но все же сумел совладать с собой и просто направился в сторону спальни. Его голова была поднята. Спина пряма.
***
Следующие дни на Гарри все косились с опаской, очевидно, тот факт, что будущая жертва не рада своей грядущей кончине, которая обещала быть красочной и интересной, поставила всех в ступор. Прежде всего, гриффиндорцев. Драко Малфой несколько раз одаривал его очень странным взглядом, но ничего не говорил. Неужели у Слизерина речевого аппарата наступила рецессия?
Ну а пару дней спустя, во время урока по Зельям, начались новые события. Гарри вызвали прямо с занятия, к неудовольствию Снейпа, кто-то, верно, возжелал чемпионского тела… Прибыл он в небольшую аудиторию. Большинство столов сдвинуты в конец, а три составлены вместе перед доской и накрыты длинной бархатной скатертью. За ними пять кресел, в одном сидит Людо, беседуя с незнакомой ведьмой в алой мантии. Виктор Крам, по обыкновению, задумчиво стоит в стороне от всех. Седрик и Флер беседуют. Вид у нее довольный, не то что в день приезда.
Увидев Гарри, Бэгмен вскочил и радостно запрыгал к нему.
- А вот и четвертый чемпион! Входи, Гарри, входи! Не волнуйся, это просто церемония проверки волшебных палочек. Сейчас подойдут члены судейской бригады.
- Проверка волшебных палочек? – озадаченно переспросил Гарри.
- Необходимо проверить, в каком они состоянии, нет ли поломок. Это ваш главный инструмент в соревнованиях. Специалист в этой области сейчас наверху с директором. После церемонии вас будут фотографировать. Познакомься, Рита Скитер. - Бэгмен жестом указал на женщину в алой мантии. - Она делает небольшой материал о Турнире для «Пророка».
- Не такой уж и небольшой, Людо, — поправила Рита, впившись взглядом в Гарри. Тот так же внимательно рассматривал ее, радуясь, что копии всех нужных бумаг он носит с собой…
Конечно, на подобное предприятие запускают лишь прикормленных журналистов… Но ведь статьи Риты Скитер он читал, и, похоже, скандалы она любит. Вдруг что получится? Что ему терять-то?
- Нельзя ли до начала церемонии взять у Гарри коротенькое интервью? – та словно услышала его и обратилась к Бэгмену, не отрывая от Гарри глаз. - Самый юный чемпион, несомненно, прибавит статье живости.
- Разумеется! Гарри, ты не возражаешь?
- Почему бы и нет… - изобразил апатию Гарри.
- Вот и отлично. – Красные когти железной хваткой вцепились Гарри в руку повыше локтя. Журналистка потащила его из комнаты и толкнула соседнюю дверь. Гарри и не думал сопротивляться. – Там очень шумно. Побеседуем лучше здесь в тихой, уютной обстановке.
- Конечно, побеседуем, - Гарри позволил себе толику надежды.
***
Альбус Дамблдор зарекся говорить себе, что все хуже некуда, ибо судьба, видимо, теперь принимала это как вызов.
Сперва он думал, что после той песни, которую – теперь сомнений уже не было – запустил Гарри, ничего хуже не случится. Что он не допустит. Но случилось фиаско с ЗОТИ.
Ему в голову не могло прийти, что Аластор поймет его слова о знакомстве детей с Непростительными заклятиями в таком ключе! Он получил разрешение на их применение и демонстрацию, но никак не полагал, что демонстрировать их его друг соберется на самих детях! Разумеется, Гарри взвился! С его-то мыслями о школе, которую он, очевидно, считает смертельной ловушкой…
Еще старого волшебника неприятно кольнуло осознание, что другие ученики, похоже, готовы были терпеть. «Вырастают лишь те, кто с годами привык…» - вспомнилось ему.
Но это было еще не все! Гарри как-то стал Чемпионом! Против своей воли – это подтверждено, но совсем этому не удивился! Почему? Потому что, с его точки зрения, в Хогвартсе – смертельной западне – это в порядке вещей! И он к этому подготовился! Подготовился в уже привычной для самого Дамблдора немыслимой манере, которая, тем не менее, была успешна.
Сам же директор только и мог, что отдать распоряжение подчиненным, чтобы те успокоили учеников, не хватало только чтобы школьники ополчились на Гарри, считая его жуликом…
Но как это случилось, Альбусу понять так и не удалось – он не забыл всего произошедшего в прошлые годы и хорошо подготовился, учел, казалось бы, все… Никакой возможности подобраться к Кубку было нельзя, он был под наблюдением все это время. За ним наблюдал или он сам, или Аластор и Миневра… Аластор… а ведь это уже второй раз, когда он оказывается в странной ситуации. Плюс еще тот скандал первого сентября…
Но додумать эту идею он в этот момент не успел, ибо как раз в этот момент он добрался до комнаты, где проводилось взвешивание палочек. И оказалась, что мальчика в свои клещи захватила Рита Скитер. И мальчика надо было срочно спасать…



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 26.02.2017, 02:17 | Сообщение # 107
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
Глава восьмая: folie à deux.

- Не это я ожидала получить от Гарри Поттера… - пробормотала Рита Скитер, опрокинув в себя бокал примерно на палец наполненный огневиски. Ей по роду занятий чаще приходилось молчать и слушать, возможно, задавать наводящие вопросы. Наверное, именно поэтому у нее появилась привычка наедине с собой отвечать себе вслух.
Риту Скитер все считали настоящей акулой пера, и были совершенно правы. Она могла сделать сенсацию из ничего – в нынешнем мире магии, где ничего по-настоящему потрясающего не происходило уже годы, где новшества зачастую сводились к стандартизации толщины стенок котлов министерством – этот навык был необходим. Что-то серьезное начало происходить лишь в прошлом году, с побегом Блэка и всей той суетой, что началась вокруг него… И дальше – сперва Финал Чемпионата Мира, закончившийся таким шикарным скандалом – просто даром небес! – а следом и Турнир Трех Волшебников, со своим собственным скандалом! Казалось, мечты сбываются…
За годы практики она взяла множество интервью и научилась прекрасно распознавать собеседников: те, кто никак не понимал, как звучат их слова, и какое впечатление они могут производить, и чьи речи можно было подавать, как ей это хочется. Особенно, если есть Прытко Пишущее Перо. Были те, кто четко знал, что и как говорить, и профессионально выдавали ровно столько, сколько хотели – зачастую, очень мало. И Перо тут редко могло что-то сделать. Были и те, кто намеренно и вдохновенно врал или приукрашивал, желая получить нужный им самим результат… И теперь еще был Гарри Поттер, и она никогда не встречала ничего подобного ему. То спокойное и безразличное… отчаяние? обреченность? И одновременно с этим решимость, хотя не похоже, чтобы мальчишка считал свои шансы хоть сколько-нибудь высокими… Так вот то, как он выдавал свою историю, от которой за километры несло бредом, выдумками и совершенной нереальностью… все говорило о том, что он полностью верит в то, что говорит.
Когда Альбус Дамблдор прервал это «интервью» - реакция Гарри Поттера на его появление была, кстати, тоже весьма красноречива – Рита была даже не уверена, стоит ли ей досадовать. Да, статья бы вышла скандальная, но в том-то и дело, что слишком скандальная. Да и профессиональная гордость восставала против того, чтобы публиковать чушь, рядом с которой даже бредни в Придире кажутся обоснованными. Она даже всерьез подумывала о том, чтобы пойти с этим интервью – кстати, слава Мерлину, что она всегда делала два экземпляра: Прытко Пишущим Пером и обычным – не в редакцию, а прямиком в Святой Мунго. Безумный ученик в Хогвартсе, тем более, Гарри Поттер – это серьезно. Но тут сыграла свою роль ее исследовательская жилка, ее любовь и умение раскрывать тайны. Потому она решила – для успокоения совести, как она объяснила это себе – перепроверить хотя бы одно из абсурдных заявлений Гарри Поттера.
***
- И можешь дать конкретный пример этой «смертоносности» Хогвартса, - остановила она повествование о том, как в школе, где она сама когда-то училась, смерть подстерегает учеников за каждым углом.
- Пожалуйста, - мальчишка и не подумал теряться или смущаться. – На первом курсе, был как раз Хеллоуин, когда профессор Квирелл, наш тогда преподаватель ЗОТИ, вломился во время ужина в Большой Зал, объявив о тролле в подземельях. После чего красиво потерял сознание, - Рита приподняла бровь, такая «отвага» была, вообще говоря, странной. – И самое худшее, что он был, вероятно, лучшим учителем ЗОТИ, кого я знал, - Поттер верно понял ее реакцию, и потому добавил это. – Директор всех нас отправил по гостиным, сам же с учителями отправился искать тролля.
Он помолчал, словно собираясь с мыслями.
- Зачем было отправлять учеников, без сопровождения, вон из вроде как безопасного Большого Зала, спрашивать надо не у меня. Тем более, что Слизерин обитает, вроде как, именно в подземельях… - Рита тогда на миг задумалась и тоже не нашла достойной причины. Но даже если парень и не бредил, причина должна была бы быть, ведь не стал бы Альбус Дамблдор…
- Но вся суть в том, что не все ученики были тогда в Большом Зале, - продолжал тем временем Поттер, - хотя я и сам не вспоминал о Гермионе до завтрашнего утра. Гермиона Грейнджер, моя сокурсница, тоже из Гриффиндора. Никто о ней тогда не вспомнил, и никто ее после этого не видел… И на следующее утро объявили, что она решила покинуть школу.
У Риты по спине пробежала стая ледяных мурашек. Было понятно, на что в этот момент намекал мальчишка, он считал, что девочка погибла… Но ужасающим было даже не это, а то, что он воспринимал это как данность. Для него смерть его сокурсницы казалась чем-то обыденным. Он искренне считал, что в Хогвартсе смерть учащихся была чем-то совершенно банальным!
- Я уже говорил, что нам, скорее всего, регулярно подтирают память, скрывая другие происшествия, но на Гермиону, видимо, всем было настолько наплевать, что они не стали себя утруждать, и просто заявили, что она покинула школу, - его усмешка в этот миг ясно говорила, что он считает это самой неубедительной ложью в мире.
- И почему вы, мистер Поттер, так уверены, что девочка действительно не покинула замок? – она не смогла удержаться от того, чтобы добавить в голос капельку яда.
Нет, сама история была интересной, и если, отбросив бред, от нее бы что-то осталось, вполне тянула на скандал. Как же, младшеклассница в ужасе сбегает из Хогвартса, подвергшись нападению тролля! Но в этот момент ее занимало лишь какое безумие выдаст Поттер, чтобы оправдать свою убежденность… Мальчишка посмотрел на нее как на полную дуру, и это было неприятно.
- Миссис Скиттер, - медленно проговорил он. – Вы правда думаете, что я бы хоть на миг задержался в этом проклятом замке, если бы из него так просто было бежать?!
Эти его слова, вообще говоря, выбили почву из-под одного из первых контраргументов, что она мысленно составила в голове, мол: «Если все так ужасно, то что ты вообще здесь делаешь, мальчишка?»
- Это было первым, что я проверил, еще даже до того, как попал сюда и оценил… каково здесь. Мои родители, - Риту передернуло от яда в его голосе, когда он упомянул весьма уважаемых людей, героев былой войны… - заключили магический контракт со школой, и моя магическая сила там залог! И я не могу бежать отсюда, не лишившись ее! – тут он таки повысил голос, временно утратив свое безразличие.
Рита нахмурилась. Ну да, такое было вполне возможно, и делалось достаточно часто. В конце концов, обучение в Хогвартсе – это все-таки привилегия. И для уважаемой семьи заключить такой контракт вполне обычное дело, заранее позаботиться о будущем сына, ну а если что-то не сложится, всегда можно… Нет! Нельзя. Ибо мальчишка перед ней был сиротой. А безболезненно расторгнуть это соглашение могли только подписавшие – его покойные родители… Интересный поворот! И вообще говоря, достойная тема для статьи…
- Само по себе это было бы не страшно, - продолжил тем временем Поттер, вновь успокоившись. – Не дорожу я этой магией, - добавил он, заставив Риту Скиттер похолодеть. – В конце концов, с одиннадцати лет, когда она возникла в моей жизни, от нее были только беды и опасности! Вот только потеря магии не проходит так просто – я уточнял! Подобное приводит к большим проблемам со здоровьем. И лишь один шанс из десяти, что я полностью оправлюсь от последствий…
Рите стало реально жутко. Да, читала она подобные размышления – именно размышления, ибо число людей, лишившихся своей магии, в истории было слишком мало, чтобы делать сколь-нибудь значимые заключения. Да и никто не собирался их делать! Ибо для всех настоящей трагедией была сама потеря магии! Рита Скитер сходу вспоминала лишь три случая потери волшебником его магической силы – эти случаи растянулись на добрых два столетия – и да, общим между ними было то, что пострадавшие вскоре после этого уходили из жизни. Но вот от осложнений ли, или же они элементарно предпочитали покончить с собой – этого она сказать не могла. И услышать от четырнадцатилетнего парня, что потеря магической силы – того, вокруг чего так или иначе вращается жизнь всякого волшебника, настолько, что невозможно представить, как существовать иначе – само по себе не страшно, ибо от нее одни проблемы… Это было действительно пугающе…
- Вполне вероятно, что с самого начала мои шансы пережить учебу здесь были много ниже одной десятой, - продолжал тем временем Гарри Поттер, совершенно не догадываясь, какие мысли пролетали в голове его собеседницы. – Теперь, когда меня затащили на этот Турнир, и подавно… Но я все же предпочитаю, чтобы моя судьба хоть как-то зависела от меня, вместо того, чтобы отдаваться на волю слепого случая! Зовите меня наивным…
***
Ну так вот, она решила перепроверить эту историю, главным образом для собственного успокоения… зря. Ибо на кладбище рядом с Хогсмидом нашлась безымянная могила, которая, судя по виду, как раз появилась года три назад. Само по себе это еще ничего не значило, но оно подтолкнуло ее копнуть глубже… И да, три года назад одновременно с Гарри Поттером в Хогвартс прибыла маглорожденная ведьма Гермиона Грейнджер… Это удалось выяснить по отчетам Хогвартс Экспресса. А вот чтобы найти адрес девочки, пришлось повозиться – уже сам этот факт не предвещал ничего хорошего… А когда ей, наконец, удалось… семья Грейнджер считала себя бездетной и воспитывала девочку, которую они удочерили… Ее наметанный взгляд быстро вычленил несколько черт, характерных для мощных и долговременных чар Забвения… над семьей поработали обливиаторы.
И после этого игнорировать слова мальца и списывать все на слишком богатое воображение, а скорее крупные проблемы с психикой становилось невозможно… Хотя все равно, она отказывалась верить в то, что ученики мрут в замке регулярно, что все это раз за разом подчищается…
Невольно вспомнилась громада замка, бесчисленные классные комнаты, из которых занятыми были лишь немногие… Большой зал и столы факультетов, которые бы можно было многократно расширить, и еще оставалось бы место… Гостиные – а она в силу своей пронырливости побывала аж в трех – где тоже хватало пустого места… Та же башня Гриффиндора была занята от силы на треть… НЕТ! Не может быть… И эта его история о том, как директор Хогвартса сперва думал подсадить его на Зеркало Еиналеж… а ведь да, была история с уничтожением этой реликвии, как раз года три назад… нет, хватит!
Но, как бы то ни было, она желала истинно сенсационную тему… хоть и не думала найти ее таким образом… теперь оставалось только писать. Тем более, что, так или иначе, а в Турнир он действительно попал не по своей воле – это он доказал неопровержимо.
***
Нельзя сказать, чтобы Гарри рассчитывал на многое после своего прерванного интервью – Дамблдор, ясно дело, не дал ему возможности высказать все, и вообще удивительно, что не конфисковал записи. Сколь бы скандальной ни была эта Рита Скитер, она была сюда допущена, а значит, скандалы у нее были… разрешенные, правильные были скандалы. Потому он был приятно удивлен, когда это интервью была опубликовано в Пророке. Нет, ясное дело, его слова покромсали, очень многое выкинули, выпрямили, вымазали… Удивляло его, сколько внимания уделили Гермионе Грейнджер, которая, на его взгляд, была чем-то настолько мелким и незначительным, что не стоила и абзаца. Вместо этого ей посвятили больше страницы… Впрочем, да, понятно. Если всем настолько плевать на эту девочку, то эта тема безопасна, и на нее можно делать упор…
Статья, казалось, произвела фурор… Гарри решительно не понимал, что там было столь сногсшибательного, главным образом там описывалось то, что и так бросалось в глаза… Ну а если они были уже настолько выдрессированные, что не замечали этого – то и статья бы ничего не сделала. В любом случае, он не собирался общаться с теми, кто с нетерпением ждал его смерти и намеревался в полной мере насладиться зрелищем.
Он бы с радостью пообщался с кем-нибудь из Дурмстранга, лучше всего, с директором – было бы неплохо знать, как поступить туда на обучение. Но, ясное дело, никто не собирался подпускать его к иностранцам. Вместо этого ученики Хогвартса только что в очереди не выстраивались – якобы для того, чтобы расспросить его об интервью – Гарри всех слал Запретным Лесом.
В субботу перед Первым Туром был объявлен поход в Хогсмид, все туда повалили – не иначе, запасаться фотоаппаратами. Гарри, ясное дело, забился в темный угол понадежнее – с директора и прочих станется организовать так, что он якобы сунулся в деревню, где и наткнулся на… ну, скажем, диких призраков из Визжащей Хижины. Но пронесло.
Зато на следующий день на связь наконец-то вышли гоблины из Гринготтса, чтобы выполнить свои обязательства. По правилам Чемпионы не могли получать помощь от посторонних, потому банкиры никак не могли сообщить ему, в чем заключается первое испытание и как его лучше всего пройти. Но ничего не мешало им, в порядке обмена новостями, сообщить своему клиенту интересный факт: на территорию школы, а точнее, во все тот же Запретный Лес, намедни доставили четырех драконих. Причем наседок. Наверное, просто совпадение. И точно так же ничего не мешало им в абсолютно частном порядке, безо всякой связи с Турниром, дать своему клиенту – под залог, ясное дело, в один кнат – набор оборудования для взаимодействия с драконами. В самом деле, почему бы и нет, ведь на испытание – даже если каким-то немыслимым образом оно вдруг окажется связано с огнедышащими рептилиями – взять это с собой все равно невозможно…
Ну а Гарри даже немного возгордился: чтобы убрать его, и на драконов не поскупились, солидно.
А потом стало понятно, что одними драконами дело не ограничивается: на него начал, по сути, охоту Грозный Глаз Грюм. Уж непонятно, почему именно сейчас, прямо перед Первым Туром. Подстраховаться решили? Первые пару раз Гарри удавалось ускользнуть, отговариваясь тем, что спешит на урок, и даже не думая подчиняться настойчивым приглашениям. Но уже вечером маньяк застал его одного на целом этаже – не иначе, его жуткий глаз ему в этом помог.
Гарри пошел на крайние меры, пустив в ход один из трюков, которыми поделился с ним кузен. Мыльная вода, что он носил с собой, оказалась разлита прямо перед лестницей… И все сработало как нельзя лучше – очевидно, преследователь не разглядел его манипуляции через стену. И, в порыве охотничьего азарта, влетел прямо в лужу… Гарри, следя за тем, как его преследователь пересчитывает ступени, скатываясь вниз, на миг задался вопросом, не является ли он сам мелким негодяем. Ведь не положено делать такое со старыми людьми, не положено… а тем более с калеками. Но… случай ведь особый, правда?
***
На следующий день Гарри чувствовал странную отстраненность, ведь с высокой долей вероятности увидеть вечер этого дня ему уже было не дано… И почему-то теперь это уже не пугало, он сделал все, что мог, дабы повысить свои шансы. Волноваться уже не имело смысла, оставалось только идти вперед, и будь что будет. Погрузившись в себя, он как-то даже не заметил, как пролетело время. Вот уже и обед. Профессор МакГонагалл быстрым шагом подошла к нему. Все, кто был в Большом зале, смотрели на них.
- Поттер, чемпионы уже ушли. Пора готовиться к первому туру.
- Иду, - Гарри поднялся, забытая вилка со звоном упала на тарелку.
Вместе они покинули замок, направились к лесу, где теперь стояла палатка.
- Не бойся, - вдруг заговорила преподавательница. – Держись молодцом. На случай осложнений дежурят волшебники… Главное, сделай все, что можешь, плохого о тебе не подумают… Ты как, в порядке?
Гарри от такого лицемерия даже ответить ничего не смог. Его тут ведут на заклание, открыто заявляют, что выживать от него вовсе не требуется, главное хорошо выступить, то есть красиво умереть. Гладиатор он, короче… А потом участливо спрашивают, в порядке ли он… Верно что-то такое проступило в его взгляде. Ибо профессора заметно передернуло. Вероятно, от возмущения – какой же он негодяй! Не рад красиво сдохнуть на потеху публике!
- Войдешь сюда к другим чемпионам, - явно дрожащим голосом сказала она, наверное, сама его задушить хочет. – Будешь ждать своей очереди. Там мистер Бэгмен. Он объяснит вам, что делать… - и она почти сбежала.
Прочие Чемпионы уже были на месте. Там же был и Бэгмен. И надо отдать должное: он хотя бы не лицемерил, и всем открыто демонстрировал свой восторг от будущего кровопролития. Чемпионы поглядывали на него, кстати, без большой радости.
- Привет, Гарри! Входи, входи! Чувствуй себя как дома! Итак, все в сборе. И я сейчас сообщу вам, что делать! Когда зрители соберутся, я открою вот эту сумку. – Он поднял небольшой мешочек из красного шелка и потряс им. – Внутри копии тех, с кем вам предстоит сразиться. Все они разные. Каждый по очереди опустит руку и достанет, кого ему послала судьба. Ваша задача — завладеть золотым яйцом.
Гарри кивнул, понял мол. Жребий он тянул последним, досталась ему «Венгерская Хвосторога», выглядела она устрашающе, даже когда легко помещалась у него на ладони.
- Ave Caesar, Morituri te Salutant… - не удержался он.
Сперва Флер, а следом и Диггори с Крамом мрачно и понимающе усмехнулись. Бэгмен же лишь недоумевающе оглядел их… Потому он предпочел проигнорировать, и вместо этого пригласил Гарри выйти на минутку. Найти отмазку не удалось, да и сомневался Гарри, чтобы покушение случилось до состязания. У желающих будет полно возможностей уже очень скоро.
- Как ты, Гарри? Могу я чем-то тебе помочь?
- Что? – Гарри решительно не понял о чем речь, и предпочел сразу оборвать. - Нет. Ничем.
- У тебя есть план действий? – Бэгмен заговорщически понизил голос. – Я хотел бы подкинуть тебе пару советов. Ты младше всех, Гарри, я бы помог тебе, если, конечно…
- Ни в коем случае, - перебил его Гарри. Нет, его реально за глупца считают! Принимать советы, а может, и подарки от непонятно кого? Есть способы погибнуть и попроще!
- Никто не узнает, Гарри, - Бэгмен был упрям… и вкрадчив, как булыжник.
- Нет, - оборвал его Гарри. Тут прозвучал свисток.
- Боже! Мне пора бежать! – спохватился Бэгмен и поспешил прочь.
Ну а после этого только и оставалось, что сидеть, ожидая своей очереди, да еще слушать, как зрители, а главное, Бэгмен, восторгаются потугами других Чемпионов. Странным образом, все, похоже, оставались живы, даже Седрик, которому, судя по крикам, сильно досталось… Ну, для него ведь что-то особое подготовили – как же иначе… И вот, наконец, его черед.
Первым делом он призвал Манящими чарами коробку, где лежали присланные гоблинами вещички. В основном это были огнеустойчивые амулеты, несколько хитрых штук, позволяющих отпугнуть монстра, плюс кулон, который делал в глазах драконов его сколько возможно незначительным и не угрожающим… далеко не факт, что здесь это поможет – зверюгу наверняка будут на него специально науськивать. Но хоть что-то.
И вот он на арене. В последние дни с помощью волшебства воздвигли трибуны. С них на Гарри смотрели сотни лиц. В другом конце загона, как огромная курица на яйцах, восседала хвосторога. Крылья полураскрыты, свирепые желтые глазки уставились на злоумышленника. Громадный чешуйчатый хвост, как у ящера, и весь в пиках, бьет по промерзлой земле, оставляя глубокие, метровой длины следы. Зрители шумят невообразимо. Да… толпа воет, чувствуя кровь.
Не желая смотреть на них, Гарри сосредоточился на драконе… Та так же глядела на него еще несколько секунд, после чего отвернулась, как если бы сочла не угрожающим. Кулон сработал? В самом деле?! Впрочем, сейчас это не столь важно.
Гарри глядел на Хвосторогу. Было в этом огромном монстре что-то величественно прекрасное… а главное… Гарри как бы видел в ней самого себя. Вот жила зверушка, никого особо не трогала. Снесла вот яйца, детей растить собиралась. А потом приперлись уроды моральные, схватили ее и ее будущих детей, приволокли неизвестно куда, посадили на цепь и теперь собираются ловить кайф. Все как с ним, только в его случае не было заложников… И теперь эту мать, видимо, собираются использовать как орудие убийства. Его убийства.
- Ублюдки… - заключил он негромко, ему уже было плевать, услышат его или нет. – Какие же вы ублюдки. Горите в аду…
Гарри прекрасно осознавал свои шансы против дракона, даже со всеми его приготовлениями. Да, пока Хвосторога не проявляла агрессии. Но это могло измениться в любой миг, когда ее спустят с цепи и напустят на него… И, наверное, именно из безысходности родилась эта мысль – «не можешь помешать, так возглавь». Не надо дожидаться, пока на него спустят дракона, освободи его сам, а там… а там посмотрим.
Гарри прекрасно осознавал, что шансы, что ему удастся уничтожить цепь, предназначенную для дракона, ничтожны, но… попытка не пытка. И что ему было терять?
- Эванеско! – произнес он, направив палочку на цепь. И… цепь исчезла.
Гарри этого еще не знал – подобное проходили на Нумерологии, но лишь старшекурсники – но существует предел того, сколько заклятий можно наложить на какой-то предмет. Эти цепи были специально подготовлены для того, чтобы удерживать дракона. Их было невозможно разорвать, они не плавились в огненном дыхании и владели другими очень важными в этом случае свойствами. Количество чар, потребных, чтобы добиться этого, было огромно. Потому приходилось срезать кое-какие углы. И одним из таких углов была устойчивость к заклятию «Эванеско». Но, коль скоро вся арена была накрыта защитным куполом, никто посторонний не сумел бы проделать подобное. Потому это посчитали неопасным допущением, ибо единственный, кто бы мог уничтожить цепь, был сам Чемпион. Ну а кому в самом деле придет в голову освобождать огромного дракона, находясь с ним на одной площадке?..
Дракон, ощутивший свободу, взревел… трибуны затихли… Гарри замер в напряжении… а мгновением спустя Венгерская Хвосторога пыхнула пламенем по зрителям. Пламя ударило… и растеклось по защитному куполу. Гарри мимоходом удивился, что кто-то позаботился защитить трибуны… хотя да, они же клиенты, деньги заплатили. Дракон взревел еще яростнее и кинулся в атаку.
Тут необходимо сделать отступление. Перед внезапно обретшим свободу драконом было множество целей. Все в опасной близости от драгоценной кладки, которую мать было полна решимости защищать. Но одинокий человечек, что стоял ближе всех, не казался опасным, не проявлял агрессии, а главное, именно он освободил ее. Драконы не были по-настоящему разумными существами, но вполне могли уловить причинно-следственную связь между появлением нового действующего лица и внезапным исчезновением пут. И чувство признательности им так же было не до конца чуждо. Толпы человеков, что сидели вокруг и шумели, раздражали куда больше, она на них дыхнула, но пламя было отражено. Вообще, к защите трибун подошли очень ответственно, настолько, что даже реши дракониха всех сожрать, у нее бы ничего не вышло. Защитные чары не подпустили бы ее к зрителям, коль скоро никому с трибун не требовалось спускаться вниз, было сравнительно просто устроить эту защиту. В отличие от позиций драконоборцев, которые должны были, если потребуется, вмешаться в происходящее. И эта двоякость не могла не сказаться на прочности защитных чар… И так уж оно вышло, что из всех присутствующих именно к ним, людям, что вывезли ее из родных мест, неоднократно оглушали и усыпляли… а также не раз касались ее яиц. Именно к ним у Венгерской Хвостороги было больше всего претензий, и она теперь была полна решимости их им предъявить. Лично.
Гарри с изумлением смотрел, как монстр обрушился на, казалось бы, пустынный закоулок арены… и как там из ниоткуда вдруг возникло небольшое строение, из которого сейчас разбегались взрослые люди. Так вот оно что… те, кому надлежало ударить ему в спину, все это время были прямо здесь, но скрывались от глаз! И освободив дракона он, сам того не ожидая, натравил его на них! Они рыли для него яму, и сами туда и упали! В кои то веки ему повезло!
Схватка нарастала, но было видно, что неизвестные были хорошо подготовлены к бою с драконом, и в скорости его укротят… А значит, надо сваливать с этой арены как можно быстрее. Что там еще нужно было сделать? Да, схватить золотое яйцо – вон оно там. Без него его наверняка не выпустят отсюда, а значит…
Гарри рванул со всех ног. Одним духом подлетел к гнезду, схватил яйцо – хорошо, что оно выделялось среди прочих – и помчался прочь, так что только пятки сверкали. И как раз вовремя, ибо в этот самый момент дракониха рухнула наземь… хотелось надеяться, что она жива, хотя… После этого его настойчиво попросили пройти в палатку первой помощи, тот факт, что он и близко к дракону не подходил, никого не смущал. В том числе и медсестру, которая, не найдя на нем и царапины, выдала склянку с какой-то дрянью. Гарри, стоило ей отвернуться, выплеснул содержимое в кусты, ага, будет он тут что-то пить, размечтались… Медсестра, впрочем, быстро о нем забыла, вернувшись к кому-то за занавеской, этот кто-то лежал… поскольку и Делакур и Крам были на виду, похоже, Седрику досталось…
Когда пришла пора оценок судей, Гарри вышел из палатки, оставалось надеяться, что никто не попытается убить его прямо у всех на виду, уже после представления. Пятеро судей восседали в дальнем конце, на вышке, задрапированной золотой тканью.
Первой поднялась мадам Максим… и высветила девятку. Вероятно, оценила иронию, к тому же, Гарри был совсем не параноиком, а потому не считал, что заговор с целью его уничтожения простирается за пределы Англии. Нет, все зло таилось здесь, и только здесь…
Это подтвердилось, когда Крауч выставил единицу – ясное дело, кто же будет рад, что красивое кровопролитие сорвалось. Плюс дракониха – хотелось надеяться – кого-то да достала…
Дамблдор выставил три… вероятно, делает хорошую мину при плохой игре…
Вот почему Бэгмен поставил десятку – не ясно… Впрочем, возможно, он просто маньяк и любая кровь ему в удовольствие.
А вот Каркаров его находчивость несомненно оценил: Гарри был абсолютно уверен, что, высвечивая десять, директор Дурмстранга подмигнул в его сторону.
Получив желаемое, Гарри вернулся в палатку, Флер и Виктор были уже там, Седрик, видимо, еще не встал на ноги.
- Вы все молодцы! – вскоре ворвался в палатку неунывающий Людо Бэгмен. – Я хочу вкратце изложить дальнейшие планы. До второго тура почти три месяца. Он состоится двадцать четвертого февраля в девять тридцать утра. Но за это время вам будет, о чем подумать. Взгляните на золотые яйца, которые у вас в руках, видите, они открываются… вот петельки. Внутри яйца ключ ко второму заданию. Он поможет вам подготовиться. Все ясно? Уверены? Тогда отдыхайте! – интересно, а Седрик слышал? Впрочем, это уже не его дело.
С яйцом Гарри поспешил обратно в замок. Но по пути ему встретилась уже знакомая дама в зеленом. Выглядела она, правда, не столь сияюще, как в прошлый раз.
- Мистер Поттер, - даже голос ее звучал не столь уверенно. – Может быть, несколько слов для читателей? Каково это было – встретиться с драконом? Как вы оцените результаты?
- Разумеется, миссис Скитер, - в самом деле, почему бы и нет?
***
Это была уже своего рода традиция – Альбус Дамблдор сидел у себя в кабинете, предаваясь горестным раздумьям. В этот раз не хотелось даже пить, только и хотелось, что сидеть вот, сидеть… и сидеть дальше.
Все это время, даже после этой ужасной песни и осознания того, как Гарри воспринимает Хогвартс, его поддерживала мысль, что, несмотря ни на что, мальчик все-таки остается в этих стенах, что он предпочитает быть здесь, а не где-то еще… Он совершенно не помнил о подробностях записи мальчика в школу! Это ведь было чем-то совершенно обыденным, так делали все! Как он мог вообразить, что Гарри считает себя – и, видимо, всех учеников – пленником замка, который должен был стать для него домом! Когда он впервые прочел в статье, что в глазах Гарри потеря магии вполне приемлемая цена за то, чтобы покинуть эти стены – Альбус Дамблдор в тот миг схватился за сердце… как хорошо, что рядом был Фоукс.
И теперь было уже совершенно ясно, что это последний его год на посту директора – слова Гарри уже вызвали такой переполох, такой скандал, что лишь Турнир пока защищал его. Лошадей на переправе не меняют. Ну а после… он и сам уже не мог оставаться здесь. Не после всего это. Не имел права. Не заслуживал.
Что до Турнира… Седрик так и не сумел получить яйцо – верный признак, что он единственный, кто заранее не знал, что его ждет. А Гарри… Гарри совершил это. И самое страшное, что с точки зрения участника турнира и юридически ничего он такого не совершил. Недаром Турнир Трех Волшебников когда-то был столь кровав… в момент испытаний было разрешено все, кроме того, что было оговорено заранее. Потому победитель последнего Турнира элементарно убил обоих конкурентов и взял приз.
Конечно, возрождая Турнир, они сколько могли изменили правила, добавили ограничений, но самые базовые законы, на котором стояло это состязание, оставались незыблемыми… И потому простое правило «не убивай» опиралось лишь на мысль, что и самим Чемпионам подобное не придет в голову. Все-таки времена теперь другие.
И потому Гарри, освободив дракона – эта выходка привела к нескольким серьезным травмам, но, слава Мерлину, обошлось без жертв – ничего не нарушил. Многие даже отдавали должное находчивости мальчишки, столь необычным образом преодолевшему преграду и прошедшему испытание… Но Дамблдор понимал лучше: для Гарри это не было испытанием. Для Гарри это было покушением на его жизнь, которое он сумел сорвать…
И Альбусу Дамблдору становилось реально страшно при мысли о том, что может произойти дальше…
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
***
Folie à deux : Индуцированное бредовое расстройство. Упрощенно: больной настолько ярко описывает свой бред, что способен убедить слушателя в его реальности.
***
От автора: надеюсь, после этой главы уже никто не станет называть этого Гарри самым здравомыслящим Гарри Поттером в Поттериане. Иначе я буду плакать.
Итак, в следующей главе будет Второй тур – то, ради чего собственно фик и был написал. Правда, я обнаружил одну трудность: коль скоро Гарри убежден, что все либо хотят его убить, либо с удовольствием посмотрят на его кончину, то у него нет ничего дорого. Потому, что же будет у него в качестве заложника?
Уважаемые читатели, если у вас есть предложения – пишите! Буду очень рад.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 26.02.2017, 02:18
 
AyvenДата: Воскресенье, 26.02.2017, 04:23 | Сообщение # 108
Снайпер
Сообщений: 110
« 23 »
Урра! Спасибо что вы продолжили писать!

Сообщение отредактировал Ayven - Воскресенье, 26.02.2017, 04:23
 
kp487021Дата: Воскресенье, 26.02.2017, 22:35 | Сообщение # 109
Посвященный
Сообщений: 53
« 14 »
Прочитал быстренько проду. Сейчас перечитаю сначала. Медленно, смакуя..! Автор на высоте, впрочем как и всегда! Искренне желаю успеха! Ну и традиционно - ЖДЕМ!!!!!!!
 
kraaДата: Понедельник, 27.02.2017, 01:08 | Сообщение # 110
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2727
« 1601 »
Товарищи! Простите, но я не автор. Я только выкладываю, с его разрешения, работу Лица в ночи.


Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 27.02.2017, 01:09
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер и сила Альтернативной Истории/гл 7,8-26.02.17 (стеб, миди, АU)
Страница 4 из 4«1234
Поиск: