Армия Запретного леса

Вторник, 20.10.2020, 21:01
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарем (от 06.09) (Макси, NC-17, все в названии)
Гарем (от 06.09)
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:48 | Сообщение # 1
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Название фанфика: Гарем
Оригинальное название: Harem
Ссылка на оригинал: Гарем
Автор: scifichick774
Переводчик: Леди_Дарута
Бета : kenlh, Anuled
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГГ/??
Персонажи: Гермиона Грейнджер, Абраксас Малфой, Салазар Слизерин, Гидеон Пруэтт, Седрик Диггори, Барти Крауч-младший, Регулус Блэк, Фред Уизли, Джордж Уизли
Тип: гет
Жанр: Ангст, драма, романтика
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Гермиона Грейнджер хотела отомстить, но в результате обзавелась собственным гаремом.
Диклеймер: Персонажи и ситуации канона принадлежат Роулинг. Я не получаю какую-либо выгоду от написания этой истории.
Разрешение на перевод от автора: автор не отвечает, запрос оправлен
Разрешение на перевод от пред. переводчика: получен






Сообщение отредактировал Леди_Дарута - Суббота, 06.09.2014, 00:25
 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:49 | Сообщение # 2
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Пролог


Жажда мести порой заставляет людей творить престранные вещи, и Гермиона Грейнджер не была исключением. Она совершенно не стыдилась признать, что относится к числу сознательно ответивших на зов своей тёмной стороны — желание добиться справедливости было слишком велико, чтобы сопротивляться внутренней тьме… По крайней мере, сейчас все казалось правильным, несмотря на то, что кровь стыла в жилах. И хотя у нее были все шансы пожалеть о содеянном, назад дороги уже не было.

Особенно, если все пойдет по плану.

Глаза недобро сузились, крылья носа затрепетали от ярости, когда она вспомнила причину появления этого плана, но очередная волна боли быстро смыла все сомнения, которым Гермиона временно поддалась: Молли Уизли жестоко заплатит за то, что незаконно обвинила её, за все свои злобные слова и отношение, граничащее с нетерпимостью. Сердце Грейнджер будет скручиваться и сжиматься, пока вся боль, которую она когда-либо испытывала, не иссякнет до конца, и только тогда она решит, что долг её оплачен, а поскольку эмоциональный потенциал рыжеволосой ведьмы был равен чересчур драматичному его выражению, то было ясно, что Молли будет страдать очень долго.

Превосходно.

Слова тёмного заклинания полились из ее уст на древнем, мерзко звучащем языке, и хотя Гермиона увидела, как свечи окружили начерченный церемониальный круг, потрескивая и капая воском, она не обратила на них внимания — подобно ветру сила завертелась вокруг нее, сгущаясь все плотнее и плотнее, и стало казаться, будто можно пройти насквозь это густое облако чистой магии.

Грейнджер не двигалась. Но как бы ни уважала она силы, которые призывала, она и не думала относить их к «чистым».

Последние слова заклинания жгли язык, разъедали, подобно кислоте, но Гермиона не останавливалась — она должна закончить, несмотря ни на что.

Она отомстит.

Обязательно.



 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:50 | Сообщение # 3
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Глава 1


Потребовалось не больше трех минут на осознание того, что её план мести был не совсем так идеален, как она думала.

Да, на полях страницы была сноска, предупреждающая о некой специфической нежности со стороны Избранных к ведьме, обладающей властью над душой и телом, но поскольку эти предостерегающие каракули не описывали, как именно они могли повлиять на результат заклинания, то вылетели у нее из головы сразу же после прочтения.

А теперь...

Она не могла сказать, что не горит желанием захлопать в ладоши и крикнуть: «Ха. Ну и как тебе это!», обращаясь к отсутствующей миссис Уизли, но всё-таки осознание того факта, что благодаря заклинанию перед ней сейчас стояли семь формально погибших волшебников, все вместе обещавших доставить небольшие трудности, мешало её бурной радости.

И она не ошиблась…

* * *

— Спасибо, что так быстро откликнулся, Джордж.

— Нет проблем. По вторникам бизнес не доставляет особых хлопот. Ну, и что же это за «чрезвычайная ситуация», о которой ты так не хочешь рассказывать?

Гермиона поморщилась. Просьба уточнить некоторые детали вовсе не казалась ей благоразумной, учитывая то, как мало она вообще собиралась ему рассказывать, когда звала сюда. Но теперь он здесь, рядом, и все не так уж и просто.

Она ещё немного помолчала, прежде чем обречённо вздохнуть. Она никогда не могла похвастаться большим количеством друзей и предполагала, что как только он узнает о том, что она натворила и с какой целью, этот короткий список уменьшится ещё на одного друга.

— Ну, хорошо, — она сможет, она действительно сможет это сказать, — я… применила то заклинание вчера вечером.

Когда что-то рассказываете, всегда начинайте сначала. Джордж уже знал, что его мать может быть просто невыносимой, что она может запугать человека и заставить подчиниться, сыграв на его нерешительности.

Джордж уже знал, что его младший брат был как раз таким нерешительным человеком.

Гермионе не пришлось рассказывать о тех совершенно не тонких намёках Молли Уизли на то, что она с самого начала не одобряла их с Роном отношения, и о нечаянно подслушанной беседе Молли и Рона, после которой он почти сразу бросил её, вместо того, чтобы проявить характер и отстоять свой выбор — что случилось, то случилось. Нет, Джордж уже слышал эту часть истории и даже не от одного человека.

Поэтому, она начала с того, о чем ему ещё не было известно.

— У меня такое чувство, что я пожалею, что спросил, но все же — о каком именно заклинании идёт речь?

Она ответила ему. По крайней мере, попыталась. Она говорила так тихо, что услышать хоть что-то было практически невозможно, даже используя мощнейший маггловский слуховой аппарат, но она все же сказала.

Он пялился на неё в течение нескольких секунд, затем ошеломленно моргнул. Он все очень хорошо понял. Дурацкое протезное ухо и его сверхъестественные способности…

— Ты же шутишь, правда?

— Я боюсь, нет. Ты уже слышал об этом?

— Да, почти сразу после того, как Фред…

Умер.

Он собирался сказать «умер».

Она подозревала, что он некоторое время проводил не совсем законные исследования в попытках вернуть брата, но они не увенчались успехом, и он, казалось, потерял интерес, так что она так и не предложила свою помощь.

Джордж откашлялся.

— Так или иначе, я с этим сталкивался. Я тогда подумал, что идея довольно неплохая, ведь человек фактически полностью восстанавливается вместо того, чтобы стать живым трупом. Но было слишком много условий.

— И для этого ты должен быть, прежде всего, женщиной.

— Да, и это тоже, — он засунул руки в карманы и стал раскачиваться на пятках, — ты сказала, что у тебя получилось, так? Я удивлён. Ведь в основе всего лежит заклинание соединения, и я, если честно, думал, что ты решила отложить свадьбу и детишек...

«Ну, ты понимаешь — после того, как мой безмозглый братец разбил тебе сердце и всё такое...»

Она была рада, что он не произнёс это вслух, хотя все и так было понятно. Судя по всему, он свою речь закончил. Ей следовало бы разозлиться, но почему-то не хотелось. Гермиона, закусив губу, отвела взгляд, обдумывая ответ.

— Да. Но… мне нужно было кое-что, что мне, так сказать, поможет. Кое-что, что доказало бы, что твоя мать неправа… Это единственное, что пришло мне в голову в тот момент и показалось достаточно эффективным.

Он снова моргнул, а затем закричал:

— Святые…! Ты не могла!

— Как ты заметил, у заклинания есть несколько предложенных условий. Я просто… добавила парочку своих.

Он так и остался стоять с открытым ртом, уставившись на неё, а Гермиона лишь надеялась, что он начал пританцовывать на месте именно от волнения, а не от потребности посетить туалет.

Хотя, она уже ни в чём не была уверена.

— И это сработало?

Трех быстрых шагов оказалось достаточно, чтобы преодолеть разделяющее их расстояние. Он схватил её за плечи и встряхнул.

— Это сработало?

Она снова поморщилась.

— Это сработало. Слишком хорошо, как оказалось. Так что я и моя «чрезвычайная ситуация» просим о помощи.

Он перестал её трясти, отступил на расстояние и заглянул ей в глаза.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду то, что не только Фред оказался в числе Избранных, удовлетворяющих моим условиям кровного родства, — сказанное было не очень понятно, и она была благодарна Джорджу за то, что он был достаточно умён, чтобы понять все с одного раза, избавляя её тем самым от необходимости повторять.

Его губы приоткрылись, но вместо того, чтобы вновь застыть в удивлённом положении, они быстро скривились в знакомую усмешку.

«Засранец», — мелькнуло у неё в голове.

— Но Фред все же один из них?

— Да, но…

— Отлично!

Хорошо, она простит ему эту усмешку.

Он имеет полное право быть взволнованным, в конце концов.

— …ты не выглядишь счастливой.

— Не то чтобы я не счастлива, просто это немного не…

— Ах, да. Ну и кем же ещё тебя одарило заклинание?

Ну и как, скажите, могли в одной семье родиться настолько разные люди? Рон бы никогда не додумался, что в этой ситуации могло её не устроить, даже скажи она ему все напрямую!

Но даже тогда он не стал бы беспокоиться, не касайся всё это лично его.

Всё же без него ей гораздо лучше.

Неприятно было вспоминать, что изначально он был частью плана, и ей нравилось, когда все шло согласно этому плану. Но теперь то было уже не настолько болезненно…

— Хорошо, — она вздохнула, — это одна из причин, по которой я попросила тебя приехать. Одним из моих условий было то, что тот, на кого падёт магический выбор, должен быть связан кровью с твоей матерью.

— Я догадался.

— Так вот, это оказался Фред, конечно же, и Седрик Диггори…

— Диггори?!

Она снова вздохнула и потёрла лоб, но легче не стало. А ведь дальше будет хуже.

— Большинство чистокровных в Англии родственники, так или иначе. Я это знала. Просто… я ошиблась, не приняв во внимание степень этого самого родства, когда составляла свое условие. Иначе, поверь, я бы уточнила.

Джордж нахмурился. Она не могла его за это винить. По сути, она только что призналась, что не считала его семью такой древней, какой она на самом деле являлась. Но она не считала, что должна за это извиняться.

— Хорошо, — медленно произнёс он, наконец, — итак, Диггори. Ха. Хм. Кто-то ещё или ты просто не представляешь себя, связанной с этим симпатичным парнишкой?

Она вздрогнула.

— Седрик не проблема.

— И кто?

— Хорошо…

Боги, она столько раз повторяла «Хорошо…» во время их беседы. Она надеялась, что он не обратит внимания на то, что это было её любимым словом, когда нужно было потянуть время.

— Очевидно, твоя мать была не совсем права насчёт меня, когда говорила, что я не в состоянии выносить ребёнка с фамилией Уизли…

Он придержал свое мнение при себе.

Хотя она бы с ним согласилась. Намёки миссис Уизли обрели одно направление, едва она заметила, на что Рон реагирует сильнее всего. Он просто попал на ловко расставленный крючок.

Женщины в семье Молли были сильны.

Взять хотя бы её саму! Она родила семерых детей, и ни один из них не был сквибом!

А вот Гермиона…

Грейнджер прогоняла обрывки подслушанной беседы у себя в голове. Она вовсе не обязана пересказывать то, что мучило её последние несколько месяцев.

— ...она была действительно неправа.

— О...

— В данный момент семь ранее мёртвых волшебников спят в моей лаборатории, Джордж.

Её лаборатория. Её прекрасный рабочий кабинет, где она могла сосредоточиться, где ничто не отвлекало, предстало её внутреннему взору таким, каким он был.

Теперь же, это была разгромленная комната с очерченным кругом и семью голыми мужчинами, которые должны были проспать ещё сутки — как по крайней мере, было написано в книге, в которой она нашла данное заклинание.

— …Ох.

Она не была уверена, но, похоже, ей удалось изобразить копию его усмешки.

— Семь?

— Да.

— Это ведь максимальное число, на которое способно заклинание, так?

— Да.

Его губы дёрнулись, и она сощурилась.

— Что?

— Ой, ну перестань. Ты должна признать, что все это немного забавно. Мама ведь считала, что ты недостаточно сильна, чтобы родить Роннику ребёнка — ну, потому что ты магглорожденная…

— Вообще-то, она этого не говорила. Только намекнула, да и то мне казалось, это только потому, что я ей просто не нравилась.

— Ладно, она всегда была немного того. Дело в том, что Избранные думают немного по-другому, не так ли? И теперь у моего слабоумного братца нет никаких шансов начать с тобой все сначала, если он вдруг одумается, потому что ты состоишь в магически зарегистрированных полиэдрических отношениях.

— У твоего слабоумного братца, как ты сам его только что назвал, было четыре месяца на то, чтобы перестать во всем слушать мамочку. Нет, даже все двадцать лет. Я думала, если уж он попал на Гриффиндор, то должен обладать хоть капелькой смелости, но, видимо, Сортировочная шляпа просто не знала, куда его деть, и отправила по ближе к родственникам, чтобы хоть те за него думали.

— Знаешь, — Джордж специально растягивал слова, — я и не предполагал, что злость и обида могут выглядеть настолько сексуально, но ты…

— О, замолчи, — она перебила его. Он всегда флиртовал, даже когда ничего не пытался этим добиться, но сейчас определённо нет времени на его шутки. — Ты поможешь мне или нет?

Он резко стал серьёзным, и она была рада, что он прекратил дразнить её, но все же было немного жаль, что исчезла его улыбка, ведь она и так была редкой гостью на его лице после смерти Фреда.

— Грейнджер, ты вернула к жизни моего брата. Конечно, я тебе помогу. Что я должен делать?

Гермиона облегчённо вздохнула.

— Я надеялась, что ты посмотришь и, возможно, опознаешь некоторых из них. У меня никогда не было возможности просмотреть ваш семейный альбом с колдографиями ещё до рождения Рона и Джинни, и я подумала, ты узнаешь кого-нибудь…

— Конечно. Это всё?

— Э… нет. Я подумала, ты ведь разбираешься в волшебной одежде? Мне нужно во что-то одеть их, — она покраснела, — понимаешь, когда они появились… в общем, одежды на них не было.

Он хихикнул, но никак не прокомментировал её смущение. Она сомневалась, что он выдержит и дальше, когда зайдёт в её лабораторию и увидит, что она прикрыла их всех простынями.

Так, спокойно.

* * *

Он вытаращил глаза, увидев мужчин, которые по существу являлись её новоиспечёнными мужьями, но больше его эмоции никак не проявились.

И она ошибалась, думая, что он вновь начнёт её дразнить. Похоже, мир сошёл с ума.

Или только она.

— Проклятье. Я и представить не мог, что Диггори мой родственник.

— Джордж.

— И ты замужем за ним. Что ж, в любом случае он не так уж и плох.

— Джордж!

Он слишком драматично вздохнул и театрально схватился за сердце. Он был похож на себя самого до смерти Фреда.

— Да, да, я знаю. Моя миссия. Хм, рыжий похож на моего дядю Гидеона, по крайней мере, по колдографиям, которые я видел.

— Хорошо, а другие? Узнаешь ещё кого-нибудь?

— Блондин, Малфой, без сомнений. До которого всё же… — он пожал плечами, — ты соображаешь так же хорошо, как и я. Остальных не узнаю.

— Великолепно.

— Прости.

— Нет, всё… всё в порядке, — сказала она, нахмурившись, и осмотрела других мужчин. — Что насчёт одежды? Ты ведь сможешь что-нибудь наколдовать? Я в заклятиях мужской моды не разбираюсь, а у тебя всё-таки свой магазин.

В Ужастиках Умников Уизли не было большого выбора одежды, но она никогда не видела, чтобы кто-то из них носил потрепанные вещи, так что у Джорджа наверняка должны были быть хоть какие-то знания из этой области магии, разве не так?

— Само надевание, — ответил он, вздрогнув, — снова прости, но Фред и я единственные, кто знает, как это делается, так как мы это и придумали, но только для нас самих. Но я могу просто забежать в магазин и купить несколько мантий, а затем ты оденешь их с помощью простенького заклинания.

О. Хорошо, это было так… мило с его стороны. Она, конечно, должна будет сама их одеть. Но само подстраивающиеся под нужный размер мантии помогут ей больше этого не делать. Каково ей пришлось бы, например, если бы она не знала этих чар?

— Спасибо. Сколько тебе потребуется денег? У меня есть немного, но если нужно больше, я забегу в Гринготс.

Он ответил на этот вполне логичный вопрос оскорбленным взглядом.

— У меня есть деньги, Гермиона. Об этом не волнуйся.

— Не будь смешным! Я не могу позволить тебе тратить свои галеоны на…

На ошибку.

Её ошибку.

Она ни о чём не жалела. Но как она могла не принять во внимание степень плодовитости миссис Уизли?! Все это из-за недостатка веры в собственные силы, всё ради того, чтобы доказать, что ядовитый язык рыжеволосой ведьмы не всегда прав.

Не существовало способа, с помощью которого Гермиона сумела бы узнать, сколько в ней самой силы. Она только знала, что этой силы будет достаточно, чтобы вернуть одного единственного волшебника, хотя в описании заклинания и указывалось, что некоторые ведьмы не были способны даже на это. Она и понятия не имела, что через её вены бежит достаточно магических сил, чтобы вызвать максимальное количество Избранных.

— Мужей, — закончил за неё Джордж, придумав свои причины для её паузы. — Можешь начинать привыкать называть их так. Насколько я помню, обратного пути нет, даже если Министерство шлёпнет печать, тем самым расторгнув ваш брак юридически. Магически он не перестанет существовать.

Она заскрипела зубами.

В книге, которую она читала, про это ничего не было сказано.

Замечательно. Просто замечательно.



 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:52 | Сообщение # 4
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Глава 2


Если отбросить такой незначительный факт, что он умер, но как-то вроде уже и не был мёртвым, с памятью были реальные проблемы. Он не помнил, на что была похожа жизнь после смерти, кого из родственников или друзей он там видел. Он не помнил, что чувствовал, находясь там. Он помнил ослепительный свет, сопровождаемый высоким голосом, который, казалось, звучал только в его голове. Он помнил, что этот голос ему говорил и что он сам ему отвечал.

— Ты соответствуешь всем условиям, как нашим, так и её. Согласен ли ты на…

На что? Проклятье. Он не мог вспомнить остальную часть вопроса, хотя секунду назад она крутилась в голове.

Он помнил, как сказал:

— Да.

Но даже это начинало ускользать из его памяти, и он догадывался, что больше никогда ничего об этом вспомнить не сможет.

— Наконец-то!

Фред заставил себя принять сидячее положение, затем протёр глаза и попытался сосредоточиться на человеке, который это сказал. Увидев брата, он широко улыбнулся.

— Ха! Это ведь ты ответственен за всё? Я должен был догадаться.

Он замолчал, хотя ему было что сказать. Он не был уверен, что именно творилось с горлом, но ощущение было такое, будто он тяжело болен и ему прописан постельный режим. К тому же, стоял странный запах, словно он валяется здесь уже в течение нескольких недель, позволяя болезни хозяйничать в организме.

Блин.

Ему нужен большой стакан воды, причём срочно, а затем зубная щётка и самая мятная паста, которую только можно найти.

— Черт подери... Ты похож на смерть.

Он поперхнулся, сдавленно рассмеявшись над выражением лица любимого братца-близнеца, повторившего то, что говорил тогда, когда они болели в детстве. В этот момент он был премного благодарен, что стакана с водой нет — он бы смачно насвинячил, если бы пил во время шутки Джорджа.

Брат присел на корточки около него, улыбаясь так же широко, как и всегда.

— Нет. Это ответ на твой вопрос.

Он о чем-то спрашивал?

— Вообще-то это Гермиона всё сделала.

О, верно. Тот вопрос, он вспомнил. Но…

— Гермиона?

— Грейнджер. Ты её знаешь: симпатичная ведьмочка, вьющиеся волосы, классный хук справа… Ты же представлял её в течение двух лет до самой смерти? Сообразил?

Щёки загорелись, и он уже собрался было встать с конкретной целью, если бы не знакомый женский голос, заставивший его замереть.

— О, он ни о чём таком не думал. Прекрати дразнить его, Джордж.

Брат лишь двусмысленно ему ухмыльнулся, но к счастью не стал противоречить Гермионе, которая подошла и начала проверять состояние Фреда различными диагностическими заклинаниями. Как он предполагал, это для того, чтобы удостовериться, что превращение из мёртвого в живого произошло без каких-либо серьёзных побочных эффектов, поэтому не стал мешать и просто, усмехнувшись, поприветствовал её:

— Гермиона.

Боги, он хотел бы, чтобы голос не звучал настолько измучено. Но как он может быть мягче, если ощущение, будто он проглотил горсть раскалённых углей? Как он может быть мягче после того, как предатель брат рассказал ей, как Фред строил хитроумные планы, чтобы она обратила внимание на него, а не на Рона?

Хорошо, если честно, то Джордж ещё не рассказал ничего такого, но судя по его ухмылке, это вопрос времени, и лучше немедленно сменить тему.

— Фред.

Она повернулась, и он не смог сдержать расползающуюся улыбку, делавшую его выражение лица довольно придурковатым. Но Гермиона нахмурилась.

— Ты обезвожен. Не похоже, что что-то ещё с тобой не так, но… как ты себя чувствуешь?

Он пожал плечами:

— Прекрасно. Пить хочу, а так всё нормально.

— Так. Хорошо. Я сейчас…

— Я сам, — сказал Джордж, — ты должна быть здесь. Другие скоро очнутся, не так ли?

Фред увидел, как она снова нахмурилась, и только тогда заметил остальных обитателей комнаты. Ещё шесть человек спали, лежа в кругу, одетые в точно такие же мантии, как и он.

— …это что, Диггори?

— Э… да. И я думаю, он, вероятно, будет следующим, кто очнётся. Если в книге написано всё правильно, то восстановление идёт в порядке, в котором волшебники погибли.

В книге? Хм. Если бы он услышал это от кого-нибудь другого, то не стал бы особо волноваться, но перед ним была Гермиона, и в данном случае все звучит немного зловеще.

Он поглядел на Джорджа.

— Я хочу это знать?

— Гермиона произнесла заклинание соединения, которое, как и предполагалось, вернуло тебя к жизни и дало второй шанс продолжить свой род.

Он моргнул на это оттарабаненное объяснение.

— Что?

— Я не знала, что оно вернёт к жизни больше, чем одного человека, Фред. Я, правда, не знала. Все, что я нашла об этом заклинании, это то, что оно очень редко использовалось, потому что у большинства ведьм не хватало сил, чтобы вернуть хотя бы одного волшебника. Мне жаль. Правда.

Он снова моргнул, на сей раз посмотрев на нее.

— Так ты говоришь… Что мы… соединены? То есть женаты?

— М-м-м… да… формально, — сказала она, стараясь не встречаться с ним взглядом.

— А… другие?

— Они тоже на ней женаты. Полиандрия. Так это называется, верно? Когда у женщины больше чем один муж?

— Да.

— Верно. Вот, что это. Заклинание действует только на волшебников, которые погибли неестественной смертью. У которых не было детей при жизни, и являющихся гетеросексуалами. Последнее и правда имеет смысл. Я имею в виду, почему оно должно возвращать кого-то, кто не склонен традиционно заводить детей?

— Я…

— Гермиона, будучи Гермионой, добавила ещё несколько своих условий, которыми она, кстати, все же должна со мной поделиться.

Тихий вздох Гермионы привлёк его внимание.

— Я думала, мы расскажем это, когда все очнутся. И не придется повторять одно и то же по сто раз…

— Это же просто Фред, — уверенность Джорджа растаяла под её усталым взглядом, и он промямлил, довольно искренне извиняясь: — Прости.

— М-м-м.

— Боже правый... Что, черт возьми, это было?

Все три головы повернулись на голос, который определённо принадлежал не Диггори.

Гермиона ещё раз извинилась и быстро передвинулась, чтобы поприветствовать только что ожившего мужчину, оставив Фреда и Джорджа обсуждать то, о чем они не могли разговаривать в её присутствии.

— Условия? — прошептал он.

— Единственное, которое я точно знаю — любой Избранный, доставленный к ней, должен быть связан кровными узами с мамой, — Джордж был спокоен.

— Почему?

— Длинная история. Если вкратце, то Гермиона и Рон встречались, он просто идиот, мама сыграла на его страхе, что Гермионе нужна карьера, а не дети, что она недостаточно сильна, чтобы родить ребёнка, они расстались, и Гермионе захотелось отомстить.

— Ни фига себе.

— Знаю. Но, блин, это сработало! — Джордж усмехнулся, явно довольный, что брат вернулся.

Честно говоря, он тоже был рад, что жив, но…

— Шестеро парней? — мрачно уточнил он.

— Семеро. Это максимальное количество доставленных заклинанием. Не могу сказать, что удивлён, но всё же… Я имею в виду: Гермиона сильная штучка, и это повлияло на результат. Плюс то, что мамина семья точно не из тех, в которых рождается один или два ребёнка, так что, вероятно, было из кого выбирать.

— Что?!

Вскрик, разнёсшийся по комнате, привлёк их внимание, но кинув короткий взгляд на возмущённую Гермиону, Фред и Джордж вновь сосредоточилось на своей тихой беседе.

— Одним мужчиной для волнения меньше?

— Похоже. Конечно, она связана с ним, так что это случится, только если он встретит свою вторую смерть.

Фред раскрыл было рот, чтобы ответить, но остановился, услышав рычание Гермионы с другой стороны круга.

Ха.

Он усмехнулся. Она всегда обладала немного непредсказуемым характером, но сейчас это, похоже, только ему на руку.

* * *

Вселенная ненавидела её. Это было единственным объяснением происходящему.

Барти Крауч — младший. Бывший Пожиратель смерти, изображавший Аластора Грюма и притворявшийся их профессором по Защите от тёмных сил для того, чтобы иметь возможность доставить Гарри Волан-де-Морту.

Её челюсть сжалась сильнее, и она знала, что это принесёт ещё одну кошмарную головную боль, третью за всё это время, но поделать ничего не могла.

Теперь она была магически связана с Барти Краучем — младшим. С Фредом и Седриком тоже, но, по крайней мере, она знала, что они порядочные люди.

Все это заставило четырех мужчин понять, на сколько они разны, и теперь, когда она узнала, что Судьба сочла её совместимой с безжалостным ублюдком, задавалась вопросом, как это отразится на её будущем. Вероятнее всего, блондин, опознанный Джорджем как Малфой, был совершенно безнравственным типом, так что она не понимала, почему удивляется, что ещё один из мужей оказался на тёмной стороне. Она хотела бы избежать этого любой ценой, но правда заключалась в том, что она просто не все предусмотрела.

В порыве мести она оставила много деталей в стороне, и теперь эти детали вернулись, чтобы укусить её за задницу. Она пробила бы головой дырку в стене, и не один раз, если бы знала, что от этого будет хоть какой-то прок, но Барти уже пялился с таким видом, будто она слабая и глупая, ни чем не заслуживающая его внимания. Можно было списать его взгляд на слабое состояние, но будь она проклята, если позволит кому-либо смотреть на себя, как на ничтожество. Она вздёрнула подбородок и встретилась с ним глазами. Её взгляд пылал, готовый испепелить все на своем пути.

— Я вас не выбирала, это сделала магия. Если вы предпочтёте не быть женатым на мне, — а я вижу, это так, — то, уверена, что смогу придумать несколько способов, чтобы отослать вас назад, где вы до этого коротали вечность.

Она надеялась, что он отправился бы в то место, которое заслужил, но справедливость могла и обойти её стороной, послав его куда-нибудь ещё. С одной стороны, она бы порадовалась, совсем чуть-чуть, узнав, что он проведёт своё время в тумане загробного мира для преступников. С другой стороны, будь это место на самом деле, она вероятно бы не убедила Крауча совершить самоубийство, чтобы вернуться туда. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но затем просто закрыл его с громким стуком, как будто передумал и успел остановиться прежде, чем слова слетели с его губ.

Одним из её условий было то, что любой волшебник, выбранный для неё, должен был обладать развитым интеллектом, так что, возможно, Крауч, наконец, сумел преодолеть предубеждение. Или он просто вернулся из места, подобного христианскому Аду, и не горел желанием туда возвращаться.

Наверно.

Гермиона вздохнула. Подтверждение догадки, если она всё правильно поняла, насчёт места, где пребывала его душа, не вызвало ожидаемой радости.

— Послушайте. Я ответила на ваши вопросы, рассказала, как вы снова оказались живым, и объяснила смысл произошедшего, но это не значит, что вы вдруг должны начать изображать симпатию ко мне или что-либо ещё в этом духе. Вы мне не нравитесь, и я нисколько не рада, что какие-то высшие силы сочли нас подходящими друг другу. Я сказала это, чтобы вы провели время, пытаясь найти способ разорвать наш брак, не вызвав смерть одного из нас. У меня есть доступ к довольно обширным библиотекам, и я с большим удовольствием доставлю вас туда, если вы посчитаете, что это сможет как-то помочь.

Она думала, что это озадачит его, чтобы он не думал всё время о какой-то предвзятой ерунде. Джордж сказал, что их связь необратима, и у неё не было оснований не верить ему и надеяться, что Крауч откопает что-либо.

— А сейчас, извините, но, кажется, Седрик очнулся.

И, похоже, Фред и Джордж уже заметили это, пока она тратила впустую время, разговаривая с этим неисправимым мудаком.

Она оставила его, не произнеся больше ни слова, полагая, что ему нужно время, чтобы обдумать и принять произошедшее. Или время, чтобы сбежать.

Если он оставит её в покое, всё будет просто прекрасно. Она совершенно не была заинтересована помогать ему или ругаться, пока он не осознает, насколько глуп его фанатизм. Она потратила полжизни, пытаясь помочь людям, которые не хотели её помощи, и другую половину — в попытках достучаться до их пустых голов, доказывая свою точку зрения. Возможно, это цинично, но у неё просто не было сил проходить через это снова. Не сейчас и, скорее всего, никогда.

Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы пересечь круг. К тому времени ей уже удалось отодвинуть в сторону мрачные мысли, ведь Фред и Джордж могли опередить её, добравшись до Седрика быстрее. Несмотря на раздражение, она отметила, что подвижность Фреда, вероятно, была хорошим знаком.

Позволить им рассказать Седрику все новости и, Мерлин знает, что ещё, было бы определённо неправильно. Она не пыталась выдавить улыбку, приветствуя его. Она не знала бывшего пуффендуйца достаточно хорошо, поэтому не была так же искренне рада видеть его как, например, Фреда. После беседы с Краучем она поняла, что исчерпала весь запас любезности.

Её головная боль была фактически другим существом, паразитом, существующим только для того, чтобы причинять страдания. Она не собиралась притворяться, что счастлива видеть любого из этих людей, или считать нормальным тот факт, что связана с ними навечно.

Она совершенно не хотела быть замужем за семью мужчинами, большинство из которых — незнакомцы.

— Грейнджер.

Его голос тоже походил на кваканье. Возможно, обезвоживание было частью платы за возвращения в живое тело.

— Ты выглядишь… по-другому.

— О, да, — это был Джордж. Блин. Близнецы, должно быть, все-таки опередили её. — Ей было пятнадцать лет, когда ты видел её последний раз, болван. У девочек имеется тенденция превращаться в молодых женщин за шесть лет между пятнадцатью и двадцати одним годом.

Он подчеркнул фразу, скользнув взглядом по её фигуре. Он не назвал Седрика в лицо идиотом, хотя это подразумевалось.

— Он только что очнулся, Джордж, — сказала она мягко, защищая Седрика.

Она совершенно не желала участвовать в перебранке, но это не означало, что она собиралась спокойно стоять, в то время как её друг делает кошмарную ситуацию ещё хуже.

— А что с тем типом? — Фред кивнул в сторону Барти. — Я что-то не слышал, что ты заботилась о его слабом состоянии.

— Тут другое…

— И что же?

— Седрик… хороший.

Насколько она знала.

— А тот нет? — спросил Джордж, и его глаза подозрительно сузились, когда он посмотрел на странно выглядящего Барти.

— Нет, — она ответила и сделала паузу, не для эффекта, а просто, потому что боялась произносить следующие слова людям, способным неадекватно на них отреагировать. — Он был Пожирателем смерти.



 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:53 | Сообщение # 5
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Глава 3


Она очень изменилась с тех пор, как он в последний раз её видел, превратившись из нескладного подростка в молодую женщину.

В прелестную молодую женщину.

Барти вздрогнул, когда один из голосов, разделивших его сознание ещё в детстве, зашептал. Слышать голоса, которые больше никто не слышит, было явным признаком безумия, но он смирился и с этим, и с голосами — ещё давным-давно.

Но этот был точно лёд, обжигающий своим холодом, и оставляющий после себя только ядовитый след. Этот голос звучал сильнее всех других ещё с юности, превращая неуверенность и одиночество Барти в силу, способную затмить всё остальное, способную управлять его действиями.

Теперь, после долгих мучительных лет, проведённых в месте, где не были рады ни одной живой душе, голос стал слабее. Но то, что он всё ещё существовал, заставляло Барти задаваться вопросом, избавится ли он вообще от него когда-нибудь. С тех пор, как его воспоминания о посмертном бытие, рядом с которыми все злые голоса были ничем, стали меркнуть, он был склонен думать, что нет.

Если он не вспомнит, как заглушить этот голос, то не сможет восстановить своё сознание и подсознание, контролировать собственный разум, в конце концов.

«Грязнокровка, — ругался голос. — Женат на грязнокровке.»

По предыдущему опыту он знал, что разговор ещё далеко не закончен. Голос продолжит унижать Гермиону, а затем перейдёт на него, внушая, что он трус, раз не предпринял немедленных и активных действий.

Он скорее бы умер, чем запятнал семейное древо, но было всё ещё неясно, кто должен был умереть, к тому же некая сила уже забрала его из объятий смерти, и, похоже, было поздно что-то менять.

Но дальнейших комментариев так и не последовало. Вместо этого другой голос вынырнул из глубин разума, становясь на защиту девочки, которая невольно вытащила его из Ада.

«Нет, — он размышлял, — из чистилища?»

Барти нахмурился. Страдания так ясно запечатлелись в его сознании, что он никогда не должен бы их забыть, но воспоминания становились всё туманнее и туманнее. Ощущения остались, но всё остальное... исчезло. Как будто кто-то или что-то не желало, чтобы он помнил то, что ожидает его по ту сторону.

«Это не обязательно должно быть тем же местом в следующий раз, — второй голос ещё сильнее путал его мысли, заставляя разум неуверенно колебаться, — Отбрось свои старые взгляды и бессмысленные цели. Ради Мерлина! Твоя собственная бабушка была полукровкой!»

«Ложь!» — снова первый голос. Не удивительно, что он, протестуя, зашипел. Голос сохранил несколько черт прежнего хозяина, бывшего скорее монстром, чем волшебником.

Он не выжил, чтобы увидеть, как его Лорд обрёл тело, поскольку застрял в школе в чужом облике, выполняя требование хозяина. Но он всё же увидел и услышал произошедшие изменения, даже находясь в такой призрачной форме.

«Ты знаешь: все это не важно, — второй голос вернулся, — посвяти себя ведьме, которая спасла тебя. Ты не будешь одинок в этот раз, ты сможешь стать счастливым».

«Счастливым, — первый голос насмехался, растягивая слова. Барти задрожал. То, что этот голос стал слабее после его смерти, вовсе не означало, что он больше не властен над ним. — Она грязнокровка. Ты никогда не будешь с ней счастлив. И даже если тебе удастся обмануть себя, убедив в том, что происхождение не имеет значения, то подумай-ка вот о чём: тебе придётся делить её с шестью другими мужчинами. Как много внимания она сможет тебе уделять? А захочет ли она этого? Ты же видел, как она отреагировала, услышав твоё имя. Как если бы ты был паразитом. Она презирает тебя!»

«Тебе придётся делиться ею, потому что Судьба сочла её достаточно сильной, чтобы иметь больше чем одного мужа для передачи своих генов, — снова второй голос. — Ты же помнишь её. Помнишь, какой она была. Она сделает всё возможное, будет справедлива со всеми, даже если её и не устраивает эта ситуация».

Его щека задёргалась. Он должен успокоиться, принять решение, понять, сможет ли он контролировать своё безумие и дальше: с каждым новым очнувшимся волшебников шум в комнате усиливался.

Он бессознательно опёрся спиной о стену, и его колени задрожали под гнётом единственной мысли, внезапно затмившей собой всё.

Он был обречён.

* * *

Похоже, пора начинать держать дома что-нибудь покрепче, чем вино.

Похоже, пора искать новый дом.

В её маленьком доме с двумя спальнями не было достаточно места для восьми человек, особенно с учётом того, что одна из спален была переделана под лабораторию.

Конечно, существовала вероятность того, что они не будут с ней жить. В книге ничего не было сказано о сожительстве, в конце концов.

Эта мысль рассмешила её, и усмешка тронула уголки её губ.

Фред мог жить с Джорджем, как и раньше, а родители Седрика, несомненно, захотели бы забрать сына к себе.

А другие, как бы то ни было...

Её улыбка померкла.

Другие.

Барти Крауч-младший, Регулус Блэк, Гидеон Прюетт, Абракас Малфой и Салазар, чёрт возьми, Слизерин.

Она от души приложилась лбом об стол. Или в ней было больше тьмы, чем она когда-либо позволяла себе думать, или Судьба ненавидела её настолько, что сочла ужасно забавным пожизненно связать её с четырьмя мужчинами, которых она никогда бы не выбрала сама.

Хорошо, с семью, вообще-то, но она решила дать Фреду, Седрику и Гидеону небольшую поблажку. Регулусу, возможно бы, тоже, если бы не знала его брата.

— Я не понимаю.

Она не подняла головы. Кухня была её убежищем от безумия, творившегося в соседней комнате, но ей следовало понимать, что это ненадолго.

Джордж был недоволен её отказом реагировать на его появление, так что тут же придвинулся ближе, как будто она и не пыталась его игнорировать.

— Не понимаю, заклинание ведь имеет миллион правил, верно?

— Не так много, но несколько есть, да.

— Точно. Так получается, что двое из твоих новоиспечённых супругов им не соответствуют? Если бы только один, то я бы списал всё на счастливую случайность, магический бзик или что-то в этом роде, но...

Она тоже размышляла над этим вопросом. Всем известно, что Абракас Малфой не только породил демона, зовущегося Люциусом Малфоем, но и умер от драконьей оспы. То есть он уже имел ребёнка и не умирал неестественной смертью. Он не должен был возвращаться.

И Салазар Слизерин... Так. Если Волан-де-Морт не был его отдалённым потомком, то как он мог унаследовать его способность говорить на парселтанге?

Джордж прав. Всё это не имеет смысла.

Она приподняла голову и оперлась подбородком на руку.

— Я тоже этого не понимаю. Думаешь, мы можем отослать их назад на том основании, что заклинание просто ошиблось?

Он фыркнул в ответ.

— Ну, перестань, Гермиона. Неужели ты не хочешь понянчиться с маленькими Малфоем и Слизерином?

— Единственное, чего я хочу — это зелье, дающее, наконец, возможность соображать. Моя головная боль меня убивает.

— Считай, что это из-за перенапряжения.

— Мм.

— Так... мм... Мы вероятно должны вернуться туда, пока никто никого не убил. Они казались немного раздражёнными, когда я уходил.

Гермиона сощурилась.

— Почему?

На сей раз её вопрос заставил его захихикать, и она знала его достаточно давно, чтобы понять, что это неспроста.

— Я объяснил кое-что из условий заклинания тем, кому стало любопытно.

Она моргнула. Это вообще не соотносилось с её вариантом ответа.

— И?

— И... отцовство Абракаса Малфоя, вероятно, было подвергнуто сомнению.

— ... О.

— Ага. Но не волнуйся. Ни у одного из них ещё нет волшебной палочки, так что худшее, что они могут друг с другом сделать — это избить старым добрым способом, то есть руками.

— Как утешительно, — сказала она сухо.

— Если тебе станет легче, то Диггори, похоже, взвалил на себя роль хранителя спокойствия. Мне больно признавать это, но я, возможно, недооценивал его.

— Хм. Тогда я, наверное, должна держать его поблизости.

— Не то чтобы у тебя был выбор.

— Ну, как бы тебе сказать...

— Что?! — заинтриговано переспросил он, вытащив, наконец, стул и сев рядом с ней, — ты придумала способ решения этой проблемы?

— Не совсем. Я только подумала... ну, ничего же не было сказано о принудительном сожительстве. Только потому, что мы...

— Женаты.

— Заткнись, — сказала она, правда, совершенно не рассердившись, — Но да. Так. То, что мы связаны друг с другом, вовсе не означает, что мы обязаны жить под одной крышей.

Или даже в одной стране. О, а это мысль.

— Не думаю, что будет очень сложно убедить их в этом.

Джордж закашлялся. Громко. Так как он не был одним из тех, кто подвергся обезвоживанию, она могла только предположить, что это был вежливый способ её перебить.

— Ты, конечно, не была особенно внимательной находясь там, не так ли.

Это был не вопрос.

Глубокая морщинка залегла между её бровями.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты поприветствовала их всех, когда они очнулись, ты объяснила им всё произошедшее, но ты не пыталась увидеть их самих за той проблемой, которая свалилась на тебя вместе с ними.

Она вздрогнула. Она обвиняла в этом войну. В том, что она сделала Джорджа менее беззаботным и счастливым, чем он был до того, как от него отрезали половину. Она сделала его кем-то, кто был бесконечно более наблюдательным, чем она, тем, кто замечал вещи, которые она не хотела ни видеть, ни слышать.

— Джордж...

— У Крауча могут возникнуть некоторые трудности, но я думаю, что это из-за того, что он тебя знал в прошлой жизни и... ладно, если честно, я считаю, что он безумен как шляпник.

Она тоже так думала. Но она думала так о любом, кто следовал за Волан-де-Мортом с такой слепой преданностью.

— Но другие...

— Что насчёт них?

— Ты им нравишься.

— Не будь смешным. Они даже не знают меня. Ну, большинство по крайней мере.

— Гермиона...

— И они... ну, Крауч, несомненно рассказал им достаточно, чтобы они невзлюбили меня.

Фанатики не склонны менять свои взгляды, в конце концов. Она была удивлена, что Малфой и Слизерин всё ещё не выбили дверь на кухню, неистово злопыхая на тему того, что они связаны узами брака с «недостойной кровью».

Но они этого не сделали. Что было ещё одной совершенно бессмысленной вещью.

Она ненавидела всё бессмысленное.

— Ну, кроме твоего дяди, конечно, — добавила она, — я уверена, что он не предвзятый мерзавец.

Он подавился усмешкой, услышав такие выражения из её уст.

— Он не настолько плох. И да, Крауч сказал им. Не совсем им вообще-то, но так или иначе. Он сидел в углу, качаясь из стороны в сторону и бормоча себе под нос. Как я и сказал — сумасшедший. Но трудно было не уловить суть его бормотания, даже приложив все усилия к тому, чтобы игнорировать его.

Фантастика.

— Итак, — она начала было снова, но остановилась. Джордж, вероятно, понимал в психологии её мужей не больше, чем она сама. За исключением Фреда, конечно. Но она была уверена, что уже знает всё, что он думает о сложившейся ситуации.

— Слушай, я же не говорю, что все они там по уши влюблены в тебя, потому что это не так, но большинство из них принимает всё произошедшее, как второй шанс, и довольно неплохой, кстати. Ты красива, ты чертовски умна, и ты очевидно могущественна, раз смогла вытащить с того света семь мужиков.

— Джордж, — её щеки снова загорелись. Чтоб его.

— Поверь мне: если они и не благодарны, то очень впечатлены. Что кстати даже лучше, если подумать. Я имею в виду, ты же не хотела бы, чтобы кто-нибудь из этих типов тусовался рядом только из-за чувства благодарности, не так ли?

Она не хотела смеяться над его словами, только не в теперешнем состоянии. Но лёгкий смешок вырвался прежде, чем она смогла его остановить.

— Семь мужей. Я могла бы получать перепих из-за жалости каждую ночь в неделю.

Он не потрудился сдержать смех.

— Вот это характер! Ну, до тех пор пока не поймёшь, что жалость будешь проявлять ты.

— Джордж.

— Почему ты никогда мне не веришь? Гермиона, ты красива, ты гениальна, и каждый волшебник там знает это, даже Крауч. Рон просто законченный мудак, раз послушал маму и позволил тебе уйти.

— Это очень мило, Джордж, но...

Правда. Совсем не правда.

— Вот вы где.

Она повесит колокольчик над дверью.

По крайней мере вошедший в кухню волшебник не был одним из тех, кто ненавидит её только из-за её родословной. По крайней мере она надеялась на это. Хотя, если все Прюетты столь же двуличны по отношению к магглорождённым, как, и миссис Уизли, то у неё могут возникнуть проблемы.

— Могу я узнать почему вы сидите здесь, разговаривая с единственным во всём доме человеком, не женатым на вас? — поинтересовался Гидеон. Он улыбнулся, когда она повернулась к нему, но её реакция была настолько медленной, что она пропустила подозрительный взгляд, брошенный на Джорджа.

Однако у неё не было настроения общаться с ним. Её рука дрогнула, и её лоб медленно опустился обратно на столешницу.

— Я не хотела этого... Я понятия не имела, что заклинание вернёт так много... — она вздохнула и оторвала взгляд от стены, которая ещё секунду назад казалась такой безопасной, — Мне очень жаль.

Он развернул пустой стул, и сел, обхватив его ногами и с комфортом уложив руки на его спинку.

— За что? — спросил он, выглядя не притворно озадаченным.

— За то, что поставила вас в такое положение.

— О, да, действительно. Вы вернули меня к жизни. Да как вы посмели, — он притворился рассерженным, а затем снова улыбнулся ей. На сей раз достаточно широко, чтоб она увидела ямочки на его щеках, которые не заметила в прошлый раз, — заметьте, я не говорю, что не предпочёл бы быть вашим единственным мужем, но это ведь не было вашим собственным выбором.

— Вы...

Он хотел её для себя? Нет, должно быть, она просто ослышалась.

Или она не ослышалась, но он имел в виду вовсе не то что услышало её изголодавшееся по вниманию сердце.

— Но вы даже не знаете меня. Что, если окажется, что мы совершенно не подходим друг другу?

— В таком случае, согласно условиям заклинания, Судьба бы не выбрала его для тебя, — вмешался Джордж, — Помнишь? Магия, куча условий и так далее. Припоминаю, что в одной из книг как-то читал о том, что несмотря на все твои личные требования и запросы, заклинание может только выбрать для тебя того, кто тебе действительно подходит. Я думаю это для того, чтобы какие-нибудь охотницы за богатствами не использовали заклинание, чтобы вернуть определённого товарища и заставить его зачать им наследника.

— ...полагаю, что так и есть. Жаль, — она покачала головой, — Хотя я не могу поверить, что кто-то попытался бы прибегнуть к столь сильной магии только ради денег.

Они знали, что заклинание ударило по ней, причём очень сильно. Зачем кому-то так сильно рисковать ради такой мимолётной вещи, как галлеоны?

Джордж посмотрел на неё, но не озвучил свою мысль. Да ему и не надо было.

Зачем кому-то так сильно рисковать ради мести?

Она опустила взгляд на стол.

Он был прав. Демонстрация своей силы и успеха перед Молли Уизли теперь казалась такой ерундой рядом со всеми проблемами, сопровождающими этот успех.

Это означало, что всё было зря.

Вот дерьмо.



 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:54 | Сообщение # 6
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Глава 4


Его воспоминания о загробной жизни возможно были утеряны навсегда, но саму жизнь он помнил очень хорошо. Он родился в богатой влиятельной семье, получил самое лучшее магическое образование, что можно было купить за деньги и женился на молоденькой девушке по брачному договору, заключенному его родителями когда ему и пяти лет не было.

Браки по рассчету были обычной вещью в то время, и только сейчас начали постепенно выходить из моды, так что он не мог обвинять своих родителей в том, что они сделали то, что должны были: то есть приняли одно из самых важных решений в его жизни.

Хотелось бы, чтобы они подождали до тех пор, пока он не станет старше и не разовьётся как личность, потому что их выбор оказался более чем неподходящим.

Его невеста была рада количеству галеонов, которые он должен был унаследовать, но ее ни капельки не радовал предстоящий брак с ним, необходимый для получения этого наследства. Его, в свою очередь, радовала ее родословная, но вовсе не то, что она не смогла бы поддержать умную беседу даже во имя спасения собственной жизни.

Его чрезвычайно утомил этот недолгий брак, и с каждым днём он все больше убеждался, что её поразительная и вызывающая зависть красота не больше, чем маска, за которой скрывалось только тщеславие и пустота.

Конечно, если всё в книге, которую показал ему его рыжеволосый сосед, было правдой, то Нефтида была далеко не так глупа, как он привык думать. Судьба бы не выбрала его для возрождения, если бы он являлся чьим-нибудь отцом, а это означало, что сын, которого он считал своим, таковым вовсе и не был.

Сокрытие от него этого факта не составило для Неф большого труда, ведь она всегда была неравнодушна к блондинам, не считая, конечно, его самого. Она не одобряла расстановку его приоритетов, а именно того, что любая её прихоть не находилась вверху его списка. Но теперь, когда у него появилось время спокойно все обдумать, он мог ясно представить себе, как она проводила время далеко от него, когда он с радостью предоставлял ей такую возможность. Тогда, развлекаясь с очередным белокурым волшебником, который, вероятно, боготворил её, она считала для себя достойной.

Эти мысли сами по себе вызывали беспокойство, но все оказалось еще хуже, когда он заметил еще одно условие, но позволяющее ему вернуться к жизни.

Драконья оспа.

Целители в Св. Мунго сказали ему, что вирус был единственным возможным объяснением, которое они могли дать, исходя из многочисленных симптомов, но ни один из них не был до конца в нем уверен. И теперь он знал почему.

Яд.

То, что он подозревал ближе к концу.

У Нефтиды, имеющей в нескольких поколениях со стороны матери египетских предков, должен был быть доступ к рецептам старых, невыявляемых ядов, с которыми целители в Англии ещё не встречались.

Раньше у него не было доказательств, но это воскрешение говорило само за себя.

Абракас спрятал лицо в ладонях. Боги, должно быть, ненавидели его. Это было единственным объяснением, которое он смог придумать: он был рождён заново только чтобы увидеть, что его новая жена была заинтересована в нем даже меньше, чем Нефтида.

Хотя если быть честным, то Гермиона, казалось, не была заинтересована ни в одном из волшебников, которых её сила вернула с того света.

Он понимал, что она озадачена тем, что ей досталось семь волшебников вместо одного, и пока что пребывает в шоке, но немного внимания, возможно, всё равно не помешало бы.

— Слишком много всего, чтобы принять, да? Ха.

Он бросил мимолётный взгляд на человека, который только что заговорил с ним. У него не было никакого желания разговаривать со своим противником, тем более, что любая такая попытка в настоящий момент могла привести к драке, однако хорошие манеры и данное ему воспитание не позволяли просто проигнорировать мужчину.

Волшебник был рыжим, но по крайней мере не одним из тех близнецов, с которыми Гермиона была достаточно в близких отношениях. Он не считал, что имея с ними дело, смог бы проявить хоть капельку любезности.

— Гидеон Прюетт.

Вот черт.

Он просто должен быть вежлив и протянуть руку, хотя было бы намного легче избавиться от него и отослать прочь, если бы он этого не сделал.

— Абракас Малфой.

Они обменялись рукопожатием, и Гидеон усмехнулся ему:

— Она составляет список вещей, которые нам понадобятся прежде, чем мы во всём разберёмся. Это не должно занять много времени.

Понимание вспыхнуло в его глазах. Он видел, как Гидеон на некоторое время покидал комнату. Очевидно он пошёл искать её.

И нашёл, если, конечно, сейчас говорил правду.

— Какие именно вещи?

— Палочки...

Ах да, это было важно.

— Еда, её не так много в кладовой и холодильнике. И прочие мелочи. Она не ожидала семерых, понимаете. Я вообще не удивлюсь, если она захочет просмотреть информацию о брокерах и покупке недвижимости, поскольку ее дом...он подходит только для одного человека.

Хотя у него и была дюжина ответов на это заявление, Абракас просто кивнул. Он прибережёт свои советы, пока не узнает, кому среди их группы он может доверять.

Если вообще кому-нибудь.

* * *

Палочки.

Была ещё дюжина вещей, которые должны быть сделаны прежде, чем она намекнёт им, что у некоторых из них есть родственники, и/или семейным советом они рассмотрят возможные варианты жилья, но покупка волшебных палочек была первым пунктом в списке.

Покупка пары новых мантий для каждого из них, вероятно, тоже была довольно неплохой идеей. Потому, что … занимательно, если бы им пришлось бродить по дому голышом, пока их единственная одежда стиралась, что было бы весьма непрактично.

Подумав над этим, она быстро записала «новые мантии» в свой список третьим пунктом с точки зрения важности. Под номерам два было одно очень простое слово "еда", и его никуда нельзя было сдвинуть. Её аппетит наконец-то вернулся, и вырос раза в два.

Откладывание приёма пищи ещё на некоторое время только добавило бы ей раздражительности, что еще сильнее бы ухудшило ситуацию, так как она уже себя скверно чувствовала, осознавая, что ведёт себя как последняя стерва.

Гермиона вздохнула, кратко записала на пергаменте еще несколько вещей, а затем пробежалась взглядом по всему списку, чтобы удостовериться, что ничего не забыла.

— Всё вписала?

Джордж. Она удивилась, как ему снова удалось покинуть ту комнату без сопровождения.

Она кивнула в ответ.

— Я думаю да. Я должна буду забежать для начала в Гринготтс, а затем...

— Зачем?

— За тем, что в отличии от тебя, большинство людей не станет принимать мою улыбку в качестве валюты.

Несмотря на её изменчивое настроение, это был спокойный комментарий, ничего резкого. Несколько недель спустя ее разрыва с Роном, Джордж применял к ней свои патентованные чары грез наяву, чтобы хоть как-то поднять ее дух. Когда она попыталась заплатить, он отказался принять что-либо, кроме её улыбки, в качестве оплаты, утверждая, что она для него ценнее и важнее каких-то галеонов.

Чары, дающие возможность привлечь ужасно красивого блондина с фигурой, достойной викинга, чьё имя она ещё не придумала, стоили каждой унции того огромного усилия, что она применила, и заставляли уголки ее губ подниматься.

Конечно, тот факт, что у неё теперь был муж, обладавший удивительным сходством с вымышленным мужчиной её мечты, немного помутил её воспоминания.

Хорошо, разве что она не сможет как-нибудь заставить Абракаса облачиться в костюм викинга...

Волевым усилием она выбросила из головы эту мысль и нарисовавшийся вместе с ней образ — это она была в состоянии сделать и без Думоотвода.

Возможно еда все таки должна была стоять на первом месте в её списке. Очевидно у неё просто временное помутнение рассудка, вызванное низким содержанием сахара в крови!

— Нет, я имел в виду: зачем ты продолжаешь так оскорблять меня? — спросил Джордж.

Гермиона моргнула, пытаясь вспомнить, о чём он говорил непосредственно перед тем, как её мысли унеслись далеко от их беседы.

— Как: так?

— Гермиона, у меня есть деньги. Куча денег. И половина этой кучи теперь принадлежит Фреду, раз он вернулся. Ты должна прекратить думать, что ты одинока во всём этом.

О, вот оно что. Он обиделся, на то, что она упомянула о необходимости посещения Гринготтса для оплаты всех необходимых покупок, забыв, что он и его брат усердно работали для того, чтобы их финансовый статус значительно поднялся над тем, каким он был, пока они росли.

Она закатила глаза.

— Я совсем не хотела тебя обидеть, Джордж.

— Угу.

— Правда не хотела. Но ты уже заплатил за их мантии. Если я позволю тебе продолжать в том же духе, то мне, возможно, придётся считать тебя неофициальным восьмым мужем.

Конечно, она просто шутила, и была уверена, что Джордж это понял по её тону, но он немедленно ухватился за возможность подразнить её:

— Да, а это ведь идея.

— Очень смешно.

— Я не шучу.

Конечно. И именно поэтому его глаза сейчас сверкали ярче, чем когда-либо у Дамблдора.

И поэтому в его голосе слышались знакомые дразнящие нотки, как будто он вот-вот взорвётся от смеха.

— Нет.

— О, ну перестань, Гермиона, — льстиво протянул он, — неужели ты меня больше не люююуубишь?

— Люблю, — она сделала паузу и ухмыльнулась, — как брата.

— Ай. Знаешь, ты собираешься спать с кое-кем, кто выглядит в точности как я. Спорим, ты передумаешь, так как иначе это будет подозрительно походить на инцест.

Она сощурилась:

— Во-первых, ты и Фред совершенно не похожи. Я, если честно, понятия не имею, почему люди так и не могут вас различить.

— А во-вторых? — спросил он с невозможно широкой улыбкой.

— А во-вторых, — повторила она, — у меня уже есть семеро... мужей. Каждый из которых, я уверена, ожидает получать от меня секс и внимание регулярно.

Боже, помоги ей.

— Ты действительно хотел бы потратить оставшуюся часть своей жизни, стоя в очереди?

— Ах вот оно что.

— Мм.

— Я не могу не заметить, что ты употребила секс перед вниманием. Какая-нибудь особенная причина для этого?

Всего лишь год назад она бы покраснела, что означало бы, что она совершенно неопытна в отношении секса, но теперь это было бы слишком очевидно, так что она должна была это как-то прокомментировать, так или иначе.

— Да. Они мужчины.

Смех, который грозился вырваться из горла Джорджа, наконец, вырвался, да с таким неистовством, что это сразу заставило её вспомнить лучшие времена. Её настроение поднялось только благодаря этому смеху.

— Справедливо, — сказал он. — Но насчёт денег...

— Джордж.

Он поднял руки вверх в знак того, что сдаётся:

— Успокойся. Я только хочу сказать, что ты не должна чувствовать себя обязанной обеспечивать их.

— Если ты собираешься начать рассуждать на тему «мужчина должен содержать семью»... — начала она предостерегающе.

— Нет, нет. Ну, хорошо...да. Почти. Я имею в виду то, что по меньшей мере пара из них происходит из достаточно богатых семей. Если ты собираешься застрять с ними на всю жизнь, ты можешь воспользоваться этим преимуществом...

— В случае, если ты не заметил, они все были мертвы, поэтому мне думается, что смело можно заявить об утрате всех их прав на семейные богатства.

— Ну вообще-то... — он замялся.

— Что?

Она начала сердиться. Снова. И также быстро.

Полная подозрений, она нахмурилась, и её пристальный взгляд незаметно переместился на настенный календарь. И внезапно она почувствовала, как её внутри заполняет истеричный крик «почему я» и «я не могу поверить, что это действительно происходит».

Если её расписание, такое же, как и обычно, то осталось только три дня до месячных. Три дня усиленных гормональных уровней, превращающих и без того кошмарную ситуацию в нечто худшее.

А затем она будет наслаждаться болезненными спазмами, сильными кровотечениями и, в особенности, ощущением, что все вокруг её ненавидят, так что они все должны умереть восхитительно мучительной смертью, немедленно.

Дерьмо.

— Если Люциус Малфой действительно не Малфой, то все его наследство юридически вернётся назад к Абракасу, — продолжал Джордж. — и Сал сказал...

— Сал?

— Хорошо, как ты хочешь, чтобы я его называл? Зар? Я думаю, у него и так всё в порядке с чувством собственного превосходства, чтобы давать ещё ему прозвище, похожее на титул российской императорской семьи, но может, это только я так думаю. Так или иначе, он сказал, что у него было отдельное от его семьи хранилище, потому что они...хм...помоги мне. Как бы помягче сказать: «злые пиявки-убийцы, готовые разорвать родственника ради маленького мешочка с серебром»?

Её губы приоткрылись, но никаких слов не последовало. По крайней мере, не сразу. Она снова сузила глаза:

— Ты точно уверен, что правильно наложил чары перевода? Старый гэльский язык от региона к региону сильно менялся. Вполне возможно, что...

Джордж выглядел раздражённым, но, так как он улыбался, она предположила, что он всё‑таки относительно добродушен.

— Вы подвергаете сомнению моё умение накладывать чары, мисс Грейнджер?

— Нет, — Нет. Джордж блестяще колдовал. Как, впрочем, и Фред. — Извини.

Ей действительно было стыдно.

Ей пришлось воспользоваться языком жестов, которые напомнили ей старую «ты — Тарзан, я — Джейн» привычку, когда она поняла, что последний волшебник, который очнулся, не говорит на английском языке, и только благодаря Джорджу и его удивительно качественно выполненным чарам перевода, Салазар смог понять ее объяснения.

Она не стала спрашивать откуда Джордж знал эти чары, тогда как многие волшебники, которым действительно было выгодно их использовать, не знали, но она подозревала, что это имело некоторое отношение к той ведьмочке из Бирмы, за которой он недолго ухаживал прошлым летом.

— Забудь. Так мы идём или как? Считай, что мы должны уйти сейчас, если хотим избежать спешки.

Если и было что-то, что он мог бы сказать, чтобы заставить её вновь потерять аппетит, то он это сказал. Она составила список необходимых вещей по практическим причинам, но, как это часто происходило с ней в последнее время, она не приняла во внимание возможные последствия. Появление в Косом переулке вместе с несколькими мужчинами, которые вроде как официально мертвы...

Она могла представить себе заголовки в Ежедневном Пророке, напечатанные на следующий день. И так и будет, если, конечно, авроры, патрулирующие улицы, не арестуют её, чтобы для начала устроить допрос.

Гермиона не сделала ничего незаконного — она убедилась в этом прочитав кучу документов перед тем, как решиться на всё это, так что она была уверена, что не нарушала закон, но это вряд ли помешает новому правительству Министерства держать её у себя так долго, как им понадобится, чтобы тщательно проверить всё.

Её желудок скрутило. Она голодна, но, в то же время, она могла предположить, что просто заболела. Она быстро сглотнула.

— Верно. Я думаю, что в таком случае мы должны идти прямо сейчас.



 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:55 | Сообщение # 7
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Глава 5


«Лучшие палочки Имры»

Она скучала по Оливандеру.

Это были всего лишь сентиментальные воспоминания и ностальгия какой-то части ее, ведь «Имра» — было очень уважаемое имя в Праге на протяжении почти пяти тысяч лет, еще до того, как теперешнее поколение заметило возможность роста и воспользовалось ей, однако она все еще чувствовала легкую грусть, пока вела Джорджа и своих мужей в магазинчик под вывеской.

Тёмно-карие глаза волшебника за прилавком удивленно расширились, когда он увидел такое количество посетителей магазина за один раз. Его реакция не удивила: мастерские по производству палочек обычно начинали наполняться только перед началом учебного года, и ему, вероятно, было непросто наблюдать со спокойным равнодушием такое количество взрослых магов у себя в холле.

— Нам, то есть им, — поправилась она, кивнув в сторону мужчин, стоящих позади, — нужны палочки.

Имра моргнул, но быстро оправился от удивления и окинул взглядом мужчин. Она предположила, что он беззвучно подсчитал количество потенциальных клиентов, когда увидела, как его губы произнесли что-то, напоминающее слово «négy»: если она правильно помнила, это означало «четыре» на чешском.

— Восемь? — спросил он, наконец.

— Семь, — сказала она.

— Только тем, кто в одинаковых мантиях, мистер.

Она закатила глаза.

— Да. Спасибо, Джордж.

Спасибо, что купил им всем мантии, одинаковые по фасону и цвету: теперь семь ранее мёртвые волшебники привлекали ещё больше внимания к себе и к ней, поскольку они гуляли на глазах у кучи народа.

Сначала она подумала, что это прекрасная идея, и была благодарна за помощь, но теперь она начинала думать, что ей просто нельзя доверить ничего, даже самого простого, когда она расстроена или напряжена, потому что последствия от решений, принятых в последнее время, казалось, выходили ей лишними укусами на заднице.

— Там много палочек для них уже было сделано, — сказал Имра на ломанном, но достаточно понятном английском языке. Его тон был подозрительным, и он направил свои обвинения непосредственно на неё. — Тюрьма?

Это был достаточно веский вопрос, поскольку теперь Министерство занималось сканированием палочек заключённых прежде, чем те отправлялись в Азкабан. Они утверждали, что это дополнительная мера безопасности, чтобы усложнить существование на свободе любого, кто всё-таки умудрится сбежать, так как он не сможет получить другую палочку для дальнейшего использования.

На ее взгляд это было не лишено смысла, хотя если кому-то и удалось сбежать из тюрьмы, то у него наверняка должна была быть помощь извне, помощь, способная легко обеспечить замену палочки у нелегального продавца, как только беглец скроется и будет в относительной безопасности.

— Нет, — ответила она честно. — Заклинание. — он не выглядел убеждённым, так что она уточнила: — Оно должно было, как предполагалось, возродить одного человека, совместимого со мной, но не бывшего отцом во время жизни, чтобы у него была возможность передать свою кровь.

Понимание зажглось в его глазах, что означало, что он знаком с заклинанием или, по крайней мере, сталкивался с упоминанием о чём-то подобном в одной из тех многих книг, которые производители палочек должны были прочитать во время своей учёбы.

— Вы думали об одном, но вместо этого Она дала вам семерых.

«Она» с заглавной «О». Судьба, Сила или как там ещё человек предпочитал называть высшую магию.

— Да.

— Вы, должно быть, невероятно сильная ведьма.

Это не было вопросом, так что она не сочла необходимым ответить. Вместо этого она вернулась к цели своего пребывания здесь.

— Обеспечение нас стольким количеством палочек будет проблемой?

На самом деле она так не думала, но сейчас, насколько она знала, был не сезон продажи палочек, и ассортимент мог быть немного меньше, чем в более удачное время.

Он фыркнул, и она с надеждой подумала, что это было веселье, а не какое-нибудь гортанное чешское полу‑проклятие, о котором она не знала.

— Кто будет первым?

Ух...

Ух...ой.

Сейчас мужчины, в отличии от того, что было дома, вели себя спокойно, и у нее не было никакого желания смотреть, как они снова начнут соревноваться между собой, потому что если теория Джорджа верна, то каждый из них захочет произвести на нее впечатление, доказывая, что он лучше других.

Гермиона повернулась, чтобы взглянуть на них ещё раз.

— Как вы считаете? По алфавиту? Или в порядке смерти?

Спрашивать их было, возможно, плохой идеей, потому что она не хотела, чтобы они снова начали спорить, но умом она понимала, что не может и дальше продолжать игнорировать их, или вести себя так, как будто у них нет больше права принимать решения касательно своей новообретенной жизни — не зависимо от того, насколько это упрощает ситуацию для неё.

Они были людьми, живыми людьми, обладающими чувствами, не инфери. Она не могла продолжать притворяться, что её проблема исчезнет, если она представит, что это не проблема.

Абракас одарил ее обаятельной улыбкой, которую она никогда не видела у Драко или у Люциуса, даже когда замечала, как они довольно насмехаются над теми, кто, по их мнению, был ниже, чем они. Когда он так улыбнулся, было легко поверить, что Малфой, которого она знала, был вовсе не Малфоем.

— По алфавиту подойдёт.

Регулус и Салазар оба рассердились, но уступили место удивительно легко. Она списала это на их отчаянное желание получить новые палочки, потому что если бы они были здесь для чего-то другого, то очень сомнительно, чтобы они так же хорошо держали себя в руках.

Абракас шагнул вперёд их группы и легко, но любезно поклонился хозяину.

— Моя последняя палочка была...

— Это не имеет значения. Смерть изменила вас.

Гермиона почувствовала, как её рот приоткрылся от удивления, и быстрый взгляд в сторону дал понять, что не одна она озадачена очевидным.

— …Я понял.

Сейчас это напомнило ей о Малфое, которого она знала, слишком высокомерного и презрительного, чтобы скрывать это. Прелестно. Учитывая ситуацию, она могла только вообразить, как часто ей придётся слышать подобное в дальнейшем.

Потребовалось девять попыток прежде, чем Абракас всё-таки нашёл палочку, ответившую на его магию. Девять. Если с каждым из её мужей это будет так же долго, то они застрянут здесь навечно.

— Терновник, двенадцать с четвертью дюймов, ядро — чешуя Уэльского зелёного дракона. Интересно.

Подозрительный взгляд Имры вновь остановился на ней, так, как будто ее вина была в том, что новая палочка её ранее мёртвого мужа изготовлена из компонентов, обычно лучше всего подходящих тёмным магам.

...Гм. Он может быть прав насчёт этого.

Абракас радостно взмахнул ей, как маленький мальчик, получивший свою первую палочку, а затем просто застал её врасплох. Он поцеловал её.

Это было быстро и коротко, жёсткое давление его губ на её, радостно или требовательно, она так и не решила, но ему удалось подчинить и заставить её голову закружиться.

Черт побери.

Её опыт в отношении физической близости этим не ограничивался, но она никогда не чувствовала ничего подобного, ни от поцелуя, ни даже от чего-то большего, чем поцелуй.

Боги, день обещал быть долгим.

* * *

— Это был просто поцелуй!

— Просто!

Тупой Малфой.

— О, я настолько взволнован, что получил новую палочку, что мне было просто необходимо атаковать своими злыми губами губки Гермионы. Тьфу.

— И она даже не ответила! — упорствовал Джордж — Ты видел её, она выглядела потрясённой больше, чем какой-либо ещё.

— Пока что.

— Он не тот, кого, как она думала, должно было вернуть ей заклинание, Фред.

Это привлекло его внимание.

— Что ты имеешь в виду?

— О, перестань. Она уже говорила, что не ожидала, что к жизни вернётся больше, чем один из вас. Кто, как ты считаешь, явился согласно плану, соответствуя всем дополнительным условиям, которые она добавила?

Он моргнул, и, хотя принялся бы яростно утверждать обратное, если бы его кто-нибудь когда-нибудь об этом спросил, сейчас он был уверен, что его рот немного приоткрылся

—…Я? Ты думаешь, она…?

— Хотела выйти за тебя замуж? Нет. Прости. Но я не думаю, что она имеет что-то против того, что вы теперь магически связаны. И я не говорю, что у неё, в конечном счёте, не появятся романтические чувства по отношению к тебе, но ты должен помнить, зачем она произнесла заклинание.

— Чтобы поквитаться с мамой.

— И Роном. Но да, в основном с мамой. И она тоже заслужила каждый кусочек всего этого. Ты, должно быть, слышал кое-что из того, что она мне рассказала. Кажется, её мозги сгнили после общения с тётушкой Мюриель на свадьбе Билла.

— Мама никогда не была в восторге от Гермионы, и я не думаю, что даже заключение мира с некоторыми из её более ограниченных членов семьи способствовало этому. — Фред выдохнул и запустил руку в свои волосы. — Заклинание имело тяжёлые последствия для Гермионы, верно? Для её грандиозного плана мести?

Джордж улыбнулся.

— Ты о том факте, что она думала, у неё будет один муж, а вместо этого получила семерых? Или ты имеешь в виду, что она, сводя счеты с мамой, сделала ту не только своей тёщей, но ещё и своей невесткой?

Он не смог удержаться от смеха.

— Я действительно не рассматривал ситуацию с этой стороны. Я размышлял в основном над тем, что у Гермионы теперь семь супругов, ни один из которых не отличается маленькими эксплуатационными расходами, включая меня, прежде, чем ты выплюнешь это мне в лицо…

— Хорошо, по крайней мере, ты признаёшь это.

— Дурак. Так или иначе, у неё есть семь нуждающихся мужиков, и мама, надолго привязанная к ней, которая будет более чем рада пилить её каждый раз, когда она случайно заденет чувства двоих из них.

— Если только мама как-то узнает об этих разах.

— Ну да, — согласился Фред. — Я, со своей стороны, конечно, не планирую бегать к ней жаловаться. И если Гидеон умён, то он тоже: выслушивать мамины лекции не намного лучше, чем Гермионины.

— Что, правда, то правда.

Он встал в позу и тоненько откашлялся для того, чтобы спародировать маму: это умение он совершенствовал годами до своей смерти.

— Отлично, вот, что вы получили, женясь на ней! Вы должны были остаться мёртвыми, как и все остальные, и тогда бы у вас не было подобных проблем!

Джордж захихикал, но его веселье было недолгим.

— Нам всё равно необходимо сообщить ей в ближайшее время, ты же знаешь. Косой переулок не разорвался по швам, когда мы шли, но ты помнишь, что один из маминых друзей был уверен, что заметил нас, и он доложит ей, как и всякий порядочный торговец сплетнями.

— Я знаю, к сожалению. — Я люблю маму и папу, но я не жду с нетерпением встречи с ними, когда должен буду объяснить, почему снова жив.

Его близнец пожал плечами.

— Так позволь Гермионе всё рассказать, о заклинании, я имею в виду. Я сомневаюсь, что она захочет упустить возможность, из-за которой она так рисковала, а все для того, чтоб доказать маме, что та была не права и отомстить за свою гордость.

— Ты не думаешь, что мама осудит её, и запустит каким-нибудь проклятием или чем-то ещё в этом роде?

— Неа. У мамы много странностей, но она не настолько сошла с ума, чтобы поднять палочку на Гермиону. И если я не прав…— он снова пожал плечами. — В любом случае, Гермиона может сама за себя постоять, и ты же не будешь стоять истуканом, если она вдруг онемеет? Я буду там, и, полагаю, остальные тоже захотят присутствовать. — Джордж весело усмехнулся. — Они же должны познакомиться с новыми членами семьи, в конце концов.

* * *

Однако все указывала на то, что они, должно быть, ошиблись.

Слишком много авроров были близки к паранойе с тех пор, как закончилась война, и он понял, действительно понял, что пора вызывать целителя-психолога, ведь пятеро из них утверждают, что все они видели одну и ту же галлюцинацию, когда были при исполнении в Косом переулке.

Гермиона в компании восьми мужчин, двое из которых Джордж и Фред Уизли, а ещё один поразительно похож на давно покойного Седрика Диггори.

Его сотрудники сказали, что не смогли опознать других мужчин с первого взгляда, но каждый из них утверждал, одинокий блондин в их группе очень походил на Малфоя.

Тьфу.

Всё это или хитроумная шутка, которая была бы достаточно неплохой, если б он всё ещё участвовал в программе обучения авроров: закалённым аврорам нравилось подсовывать стажёрам сложные задачки, или их паранойя достигла уровня «срочно нужна помощь». Он и на секунду не мог предположить, что их история правдива, потому что не было ни одного способа сотворить такое.

И всё же он ещё там, на крыльце дома Гермионы, в попытках получить доказателдьства, которые подтвердят или опровергнут эту историю. Он был полностью уверен, что кто-нибудь выдвинет его на номинацию «Самый легковерный стажер отдела».

— Гарри! Приятель, кореш, дружище!

Он моргнул, а затем приподнял бровь.

— Джордж? Что ты здесь делаешь?

Джордж вышел из дома и как ни странно, закрыл за собой дверь, так чтобы он не смог заглянуть внутрь.

— Я собирался спросить тебя о том же. Каким ветром тебя принесло?

Он нахмурился и поправил очки. Сколько Гарри его знал, рыжеволосый волшебник редко отвечал прямо на его вопросы, так что не было никаких оснований подозревать его в чем-то только потому, что он ушёл от ответа, но…

Но.

Он все ещё что-то подозревал. Было ли это просто инстинктом, или учебной привычкой, но глубоко внутри он знал, что у Джорджа была причина промолчать.

— Я…мм…

Но для обвинений пока рано. По крайней мере, без какого-либо доказательства в поддержку своей теории.

— Я хотел навестить Гермиону.

— Зачем?

Зачем? Что от него ожидают услышать?

Он вздохнул. Правда всегда работала. Она сделала б его похожим на умственно отсталого, но Джордж всегда был удивительно хорош в распознавании лжи, и он, вероятно, не позволит ему войти, чтобы увидеть Гермиону, если подумает, что он пришёл снова отчитывать её по поводу разрыва с Роном.

Гарри внутренне содрогнулся: стыдно и больно. Рон был не в состоянии внятно назвать хотя бы один повод для их расставания, так что он пришёл к своим неправильным выводам, и не нашел ничего лучше, чем высказать Гермионе всё, что думал насчёт её отказа от всего ради карьеры. По крайней мере бормотание Рона Гарри растолковал именно так.

Он был совершенно неправ, и, по существу, потерял одного из лучших друзей. Гермиона не стала оправдываться, только сказала, что не может больше дружить с ним после этого, и они расстались не ссорясь. С тех пор они несколько раз они сталкивались друг с другом, но все выходило неловко и как-то неестественно.

— Несколько авроров, с которыми я работаю, сказали, что видели её сегодня в Косом переулке, но их история кажется… Так или иначе, я хотел проверить, все ли в порядке.

Джордж закатил глаза.

— Полнолуние было три дня назад, Гарри. «В порядке» не те слова, которые я бы употребил, чтобы описать её состояние.

Полнолуние…

Ему пришлось глубоко порыться в своей памяти, чтобы найти связь между лунным циклом и Гермионой, и когда до него наконец дошло, он густо покраснел. Давно, когда он ещё странствовал в течение нескольких месяцев с Роном и Гермионой в поисках крестражей Воландеморта, он и Рон научились держаться от неё на расстоянии до и во время полнолуния, потому что это время было началом её цикла.

— О.

Писк тошноты в его голосе? Полностью оправдан.

Гермиона могла быть пугающей и совершенно ужасающей, даже когда она не была переполнена гормонами.

— Хорошо. Может я тогда… — он кивнул в сторону, как бы указывая, что должен идти. — Я… мм… Я зайду на следующей неделе как-нибудь, наверное. Посмотреть, как она.

Его сотрудники, вероятно, оторвут ему ноги, но плевать. Никакие причины не заставят его быть идиотом и сунуться туда.

Никакие причины вообще.



 
kraaДата: Воскресенье, 20.07.2014, 17:56 | Сообщение # 8
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2842
« 1627 »
Обожаю просто этого жарко эротического фика! Я тоже задумывалась заняться с переводом, но так даже лучше. Буду с огромным интересом следить за работу. Если нужна будет помощь - все-таки, вторая точка зрения, предлагаю свою. Если нет - не в обиде буду.

Но фик очень медленно пишется - глава-две в год. Но и то, что уже написано - жесть, жесть!
Спасибо, Леди_Дарута, спасибо!

А вам не будет неудобно переводить текст, У которого не то что NC-17 мало, ему и NC-21 мало будет?



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 20.07.2014, 17:58
 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 20.07.2014, 18:09 | Сообщение # 9
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Цитата kraa ()
Обожаю просто этого жарко эротического фика! Я тоже задумывалась заняться с переводом, но так даже лучше. Буду с огромным интересом следить за работу. Если нужна будет помощь - все-таки, вторая точка зрения, предлагаю свою. Если нет - не в обиде буду.

Спасибо, учту. Я нашла для этой работы просто шикарных бет. Так что они мне очень помогают. За это им огромное спасибо.
Цитата kraa ()
Но фик очень медленно пишется - глава-две в год. Но и то, что уже написано - жесть, жесть!

Фик вообще был остановлен в марте 2012. Но от того, что есть, я просто в восторге. И автор не отвечает sad
Цитата kraa ()
А вам не будет неудобно переводить текст, У которого не то что NC-17 мало, ему и NC-21 мало будет?

Мне нормально. NC-21 здесь вряд ли есть, но NC-17 точно присутствует. Хотя я постоянно путаю эти два рейтинга.



 
kraaДата: Воскресенье, 20.07.2014, 19:54 | Сообщение # 10
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2842
« 1627 »
Цитата Леди_Дарута ()
NC-21 здесь вряд ли есть, но NC-17 точно присутствует. Хотя я постоянно путаю эти два рейтинга.

О, дорогая, вы даже не представляете насколько жарки постельные сцены.
А то, что фик заморожен, еще не факт. Я следила за ним с 18-20 главы - это было то ли 2009 или 2010. Внезапно, после двухлетнего перерыва - где-то 10 глав написаны.

Я думаю, Автор Крис запутался с тем как одна женщина будет семерым супругам одновременно наследников (мальчиков) рожать. Хехе, создала мать Природа преграду, иначе представляете что будет?

Цитата Леди_Дарута ()
Я нашла для этой работы просто шикарных бет. Так что они мне очень помогают.

Превосходно! Буду ждать с нетерпением новых (для русского фандома) глав, а то надоело через разных Транслейтеров читать.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 20.07.2014, 19:56
 
Леди_ДарутаДата: Суббота, 06.09.2014, 00:22 | Сообщение # 11
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Глава 6

«Это хорошая идея», — с завистью думала она, хотя подозревала, что Джордж не совсем серьёзно это предложил. Это сохранило бы мир хотя бы на некоторое время, и это помогло бы ей лучше узнать мужчин, с которыми она теперь была магически связана на всю оставшуюся жизнь.

К сожалению, получасовые свидания один на один с каждым из её мужей, потенциально вполне могли свести её с ума. И она уже была на полпути к этому из-за ПМС и усталости от бесконечных заклинаний. Легко было заметить, как трещит по швам её жизнь, превращаясь в ошибку эпических размеров.

Семь волшебников долго ссорились друг с другом, и, в конце концов, решили, что будут встречаться с ней в обратном алфавитном порядке. У неё было странное чувство, возникшее, наверно, после неожиданной показной благодарности Абракаса во время покупки палочек, и оттого, что остальная часть мужчин ворчала по поводу его поведения всю дорогу домой, но она не собиралась спрашивать, верны ли её догадки.

Пока они жили здесь, или, по крайней мере, делали вид, она сочла за благо промолчать, чем неосторожно сказать что-то, что могло бы сработать как курок на спусковом механизме, начав их препирания заново.

Она заставила себя приподнять уголки губ, правда совсем чуть-чуть, и сложила руки на коленях. Более естественным положением для неё было опереться на стол перед собой, но будь она проклята, если соберётся увеличить расстояние между своей правой рукой и волшебной палочкой больше, чем необходимо.

Джордж сказал, что все её мужья, пожалуй, кроме Барти Крауча-младшего, казались действительно весьма доброжелательными по отношению к ней — возможно, не включённый в список побочный эффект заклинания? — так что у неё не было никакой причины становиться настолько осторожной, но это не Джорджу предстояло сейчас остаться с одним из них наедине, а она рисковать не собиралась.

Обратный алфавитный порядок подразумевал, что Салазар-чёртов-Слизерин будет первым, а Гермиона слишком хорошо знала, что он испытывает по отношению к таким, как она.

Или она думала, что знает, всё равно. Она предполагала, что могла существовать возможность, что все слухи и исторические тома искажали его настоящее мнение, ведь по сути он ничего такого ещё не говорил. Не в первый раз, конечно.

— Вы должны были сообщить нам, что приближается ваш месячный цикл.

Её неискренняя мимолётная усмешка исчезла, поскольку её рот широко открылся от удивления. Это было ужасно, неожиданно и смущающе. Настолько, что она была абсолютно не уверена, что смогла бы придумать подходящий ответ.

Оскорбительное бульканье в горле, возможно, но точно не слова.

Но он, очевидно, и не ждал возражений, потому что проигнорировал её шокированное выражение лица, и продолжил:

— Всё наше время сегодня было проведено в совершении покупок для нас, тогда как, по крайней мере часть его должна была быть потрачена на вас.

Ух…

— Женщины нуждаются… — он сделал паузу и двинул рукой, как будто ему было трудно подобрать нужные слова, — в комфорте в течение месячных. Моей матери и сёстрам была необходима особая забота, когда их фертильный цикл подходил к концу каждый месяц. Или за время, что я был далеко…

Мёртв. Недалеко. Мёртв.

— ...женская физиология изменилась?

Унижение? Это она чувствовала? Она была совершенно уверена, что её смущения было достаточно, чтобы дорасти до унижения, и жар, подступивший к щекам, вряд ли опроверг этот факт.

Хоть и медленно, но Гермиона всё же поборола своё оцепенение, чтобы ответить:

— Ээ…нет. Не изменилась. Но…у меня в буфете осталось немного шоколада, также там достаточно моего любимого чая — всё это способно помочь, и электрогрелка в ванной довольно полезна в моём состоянии. Кроме этого, больше нет ничего такого, что я могла бы купить в помощь себе.

— Зелья?

— На меня, к сожалению, никогда не действовали обезболивающие.

Даже рекомендации специалиста, к которому они с мамой обратились, когда она приехала домой, на Рождество на пятом курсе, ничем не помогли ей в Хогвартсе: она все так же ужасно мучилась от головной боли и спазмов.

Салазар приподнял бровь так высоко, что она чуть не решила, что чары перевода Джорджа ослабели, но когда он вновь заговорил, она поняла, что его замешательство не было следствием непонимания.

— Я неуверен, что знаю, что такое электрогрелка, но какие ещё обезболивающие, вы пробовали кроме Крудус Лево?

Она чуть не поперхнулась.

— Гм…есть несколько вариантов, но…— она затихла и покачала головой. — Зелье Крудус Лево запрещено уже несколько столетий, и если бы я всё же решила нарушить правила, если можно так выразиться, то три необходимых для приготовления компонента строго контролируются.

Забыла упомянуть, что их вообще-то можно достать, нелегально. Она была вполне уверена, что большая ложка опиума в зелье справится с её спазмами, но побочные эффекты явно того не стоили.

Салазар нахмурился.

— Как тогда я могу вам помочь?

— Помочь мне?

По его мнению помощь состояла в том, чтобы накачать её на всё время месячных?

Хм… вообще-то она могла рассмотреть такую точку зрения.

Спокойно. Времена и взгляды очень изменились со времён его жизни: ведьмы тогда непросто пили это зелье, но и отправлялись в отдельную часть поместья, чтобы мужчины в семье не имели дела с последствиями разбушевавшихся гормонов.

— В обязанности мужа входит забота о том, чтоб его жена была обеспечена всем необходимым во всех отношениях.

— Мм… хорошо.

Что он ожидает услышать в ответ? Одна часть её считала, что он вообще-то должен быть старомодным шовинистом, а другая… была очень польщена. Ей, оказывается, было очень приятно думать, что хотела она этих отношений, или нет, но теперь в её жизни есть кто-то, кто приложит все усилия, чтобы быть уверенным, чтобы все её желания и нужды не остались без внимания.

Возможно это потому, что ей пришлось быть свободной и самостоятельной, или потому, что ещё никто никогда раньше не изъявлял желания заботиться о ней, даже если это, как она подозревала, было всего лишь его неуместным чувством ответственности. Одна она всё равно не знала, какие чувства она должна была испытывать в ответ на его слова.

Чёрт.

Регулус Блэк был совершенно непохож на своего брата.

Да, у него были такие же блестящие тёмные волосы, лежащие лёгкими волнами, которым она так завидовала, такие же чистые серые глаза, которые мерцали, как когда-то у Дамблдора, но на этом их сходство заканчивалось.

В отличие от Сириуса, Регулус перерос состояние неудачника, следующего принципу «я буду вести себя как испорченный подросток всегда, и никто меня не остановит»: подобное отношение всегда действовало ей на нервы.

Он также был очень даже красив.

Она видела только одну его фотографию, сделанную ещё во времена его учёбы в Хогвартсе, до того, как он, ничего не понимающий, появился в её лаборатории.

Но теперь…

Он превратился в очень привлекательного молодого человека, и, по её мнению, Сириус настолько хорош никогда не был.

Конечно, скорее всего сказывалось ещё и то, что в своём возрождённом теле он был приблизительно одного с ней возраста. В большой разнице в возрасте не было ничего предосудительного, но Сириус был потрёпан жизнью и годами в Азкабане, и это было заметно.

Она мысленно встряхнула головой. Совсем не поэтому она находила Регулуса более привлекательным, и она это знала. Причина, по которой она бы предпочла нового мужа его брату заключалась в том, что Регулус был умён, а она всегда была падка на интеллект.

Сириус, конечно же, тоже был умён, но его сообразительность была испорчена в её глазах разницей между тем, что он говорил, и что делал.

Вы всегда можете точно сказать о характере человека посмотрев на то, как он относится к более слабым.

Он так ужасно относился к бедному Кикимеру, когда как мог, возможно, пожертвовать его немного доброты и понимания, и остался бы тогда жив, и с домашним эльфом, который не чувствовал необходимости в предательстве.

— Я чувствую себя обязанным сказать вам… что это всё немного давит на меня.

Застигнутая врасплох, она рассмеялась. Радости в это смехе не было никакой.

— Да, на меня тоже.

Регулус застенчиво усмехнулся, но так мимолётно, что, возможно, это был только нервный тик.

— Я не сомневаюсь. Но… это не совсем то, что я имел в виду. Вы понимаете, всё это… — он затих, злясь на себя, и опустил пристальный взгляд вниз. — У меня мало опыта в отношениях, Гермиона. Совсем мало, если честно. И я не думаю, что эти отношения должным образом подготовили меня ко всему этому. К женитьбе.

— На девушке с шестью другими мужьями, — ловко закончила она.

— Да, точно. Но я говорил вообще в целом. Единственными моими отношениями… они недолго длились, и были скорее вопросом взаимной выгоды, если вы простите мою грубость.

— …Ох.

— Точно.

— Хорошо, — она откашлялась. — У меня были только одни долгие отношения, и я уверена, вы уже слышали, какими удачными они в итоге оказались. Почему бы нам ни отнестись к этому по-другому? Как к чему-то новому для всех нас. Я сообщу, если у меня появятся какие-то вопросы, и вы можете поступать так же. — она протянула ему руку и мягко улыбнулась, — Договорились?

Он усмехнулся и дотянулся до её руки, но не пожал. Вместо этого он перевернул её, нагнулся над маленьким столом и коснулся губами её ладони. Не внешней стороны, как всегда описывалось в тех дурацких романах, которыми наслаждалась её мама, а внутренней, и этот интимный жест неожиданно вызвал дрожь внизу живота.

Она сглотнула.

Она на пути к сумасшествию.

* * *

— Ээ, да, я бы сказал, что дела идут вполне прилично.

Молли раздражённо поджала губы. Она думала, что как только Рон порвёт с Гермионой, он наконец-то остепенится с подходящей молодой ведьмой из хорошей семьи, воспитанной с осознанием того, что она должна сидеть дома и рожать столько маленьких волшебников, сколько выдержит её тело.

Но, похоже, всё было далеко не так.

Скорее он поступал совершенно противоположено тому, на что она надеялась, небрежно встречаясь с несколькими девчонками сомнительного происхождения и упрямо отказываясь завязывать серьёзные отношения с какой-либо из них. Он утверждал, что это потому, что «он не хочет, чтобы кто-то снова причинил ему боль».

Проклятье.

Он не должен был страдать по поводу своего разрыва с Гермионой, это она ему гарантировала, намекая, что он должен бросить магглорождённую ведьму. Гермиона и так должна была разбить его сердце рано или поздно, поскольку карьера всегда была для неё важнее Рональда. Молли сделала всё, чтобы ускорить этот процесс, так, чтобы не причинить ему боли, так что он должен был быть в состоянии найти кого-то ещё, кого-то более подходящего для него, такого же молодого и красивого.

— Скажи-ка, а где Джордж? Он исчез из магазина рано утром на днях, и с тех пор я не видела его, и не получала никаких вестей. Не говори мне, чем он занимается: я полагаю опять очередной своей фантастической штуковиной наподобие тех, что он делает с тех пор… — Рон поперхнулся и закашлялся. Он всегда был исключительно хорош в засовывании в себя огромного количества еды, так что она только обрадовалась тому, что он остановился, как только понял, что его рот и так забит. — Всё же я не считаю, что это достаточно важная причина, чтобы пропустить семейный обед.

Брови Молли встревожено поднялись. Нет, она не думала, что существует что-то, способное держать его вдали от замечательной домашней еды. По окончании школы он стал часто пропадать из виду, и он никогда не рассказывал о том, что его беспокоит, так что она списывала всё на очередной перепад настроения после смерти Фреда.

Теперь же она спрашивала себя имеет ли смерть Фреда вообще какое-то отношение к этому.

Если и нет, то почему он никак не объяснил своё странное поведение?

Будучи удивительно тихим в последнее время, на семейных обедах он, сузив глаза, странно смотрел на Рональда, а иногда даже на неё! Нет, это просто не могло быть следствием перепадов настроения, что-то явно произошло.

— Он, вероятно, всё ещё у Гермионы.

Она напряглась, и только когда стала уверена, что сможет говорить без визга, повернулась, чтобы посмотреть на зятя.

— Что-что, Гарри, милый?

— Почему это он должен быть у Гермионы?

Она одобрительно посмотрела на Рона, хотя тот и говорил с набитым ртом. Превосходный вопрос, на который она сама не прочь услышать ответ.

К сожалению, Гарри ответил пожатием плеч.

— Понятия не имею, но я заходил к ней недавно — только чтобы посмотреть, как она справляется, — добавил он торопливо, — и он открыл мне дверь.— его щёки покраснели, когда он скривился в сторону Рона. — Хвала Мерлину, что он напомнил мне, что через несколько дней полнолуние, иначе я бы, возможно, совершил ошибку, войдя в дом и спросив у Гермионы как она.

Молли с удивлением заметила, как расширились глаза младшего сына: её более чем расстроило то, что Гарри, казалось, не чувствовал необходимости разъяснять остальным домочадцам при чём здесь вообще лунный цикл, и то, о чём они говорили.

Рон отложил, положил вилку в свой стакан с водой, а затем покачал головой.

— Повезло тебе. Не могу сказать, что скучаю поэтому. — он нахмурился. — Это всё немного странно, не находишь? Я имею в виду, я знаю, что Гермиона и Джордж — друзья…

Они друзья? Вот это новость для неё. Не из приятных, конечно.

Не то чтобы у неё было что-то против Гермионы: по существу, просто они были совершенно разными женщинами, и ей было трудно хорошо относиться к кому-то, кто очевидно считал, что лучше знает, что лучше для общества, чем те, кто всё испытал на себе.

— …но ты же не думаешь, что если бы он помнил, что приближаются... ммм её критические дни, то не постарался бы убраться так далеко, как это возможно?

…Так значит, вот о чём они говорили? Цикл Гермионы совпадает с лунным?

Её лицо застыло в задумчивом выражении. Она не была очень суеверна, не всегда, по крайней мере, но существовала примета, что время месячных у ведьм указывает на их магическую силу. Те, у которых менструации приходились на полнолуние, по слухам, были очень могущественными ведьмами.

Хм, чувство беспокойства?

Могло ли получиться так, что она недооценила девочку?

Она избавилась от этой мысли, встряхнув головой.

Ерунда. Интуиция её не подводила, а рассказам старых ведьм она поверит как-нибудь в другой раз.



 
kraaДата: Суббота, 06.09.2014, 20:40 | Сообщение # 12
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2842
« 1627 »
Леди_Дарута, а когда ожидать не переведенных еще глав? До 7-ой я их скачала с Хога и они у меня есть. А остальные?


Без паника!!!
 
Леди_ДарутаДата: Суббота, 06.09.2014, 20:49 | Сообщение # 13
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Цитата kraa ()
Леди_Дарута, а когда ожидать не переведенных еще глав? До 7-ой я их скачала с Хога и они у меня есть. А остальные?

Скоро))) Когда - не знаю.



 
kraaДата: Суббота, 06.09.2014, 21:06 | Сообщение # 14
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2842
« 1627 »
Леди_Дарута, а помогать?


Без паника!!!
 
Jeka_RДата: Воскресенье, 07.09.2014, 00:15 | Сообщение # 15
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
А Абракас таки отберет все у ненастоящих Малфоев?


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
Леди_ДарутаДата: Воскресенье, 07.09.2014, 01:07 | Сообщение # 16
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Цитата kraa ()
Леди_Дарута, а помогать?

Напишу в ЛС. Там все решать будем)))

Цитата Jeka_R ()
А Абракас таки отберет все у ненастоящих Малфоев?

Я уже и не помню, что там произошло. Но вроде да, Люциус, когда все узнает, будет в шоке. Вроде бы он ничего не знал. Этот момент будет не скоро.



 
Jeka_RДата: Воскресенье, 07.09.2014, 01:10 | Сообщение # 17
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
ясненько)


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
kraaДата: Воскресенье, 07.09.2014, 03:11 | Сообщение # 18
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2842
« 1627 »
Jeka_R, все есть в этом фике, он в мой ТОП-10 не в последнем ряду. И месть, и секс, все.


Без паника!!!
 
EylinДата: Вторник, 09.09.2014, 01:31 | Сообщение # 19
Leka-splushka
Сообщений: 1207
« 1207 »
Эх, как хотелось бы проды. Побольше, покуснее и побыстрее )))
После предложения помощи от kraa есть надежда это самое быстро и вкусно получить ))) Если авторы сработаются, разумеется.
Леди_Дарута, если не видели перевод "Хорошо подготовленного разума" - можете посмотреть, как пример работы возможного сопереводчика wink
http://army-magiciansclan.org/forum/14-1553-1

По мне, так здорово вышло. Жаль, что вторая часть осталась непереведена. А то, может, сработаетесь, да возьметесь дальше переводить вдвоем после "Гарема". Как раз проду к "Разуму" (скрещиваю пальцы на удачу).



— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»
 
Леди_ДарутаДата: Вторник, 09.09.2014, 02:02 | Сообщение # 20
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Eylin
С kraa мы до сих пор не договорились, но надеюсь, мы придем к общему решению. Так что возможно все будет и по-быстрее.
Про этот перевод слышала, но не читала. Что ж! Будет что мне почитать, а то что-то интересное в последнее время трудно найти.





Сообщение отредактировал Леди_Дарута - Вторник, 09.09.2014, 02:02
 
kraaДата: Вторник, 09.09.2014, 02:33 | Сообщение # 21
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2842
« 1627 »
Леди_Дарута, перевод "Гарема", после "Хорошо подготовленного разума" - сущие пустяки. Хотя и у Криса есть свои особенности, у Леди Кали был настоящий Ад. В среднем главы у нее где-то около 14-18 страниц, размер 9.
А, подумав немножко, так слог чем-то похож у обоих авторов ...

Девочки, а чего вы не спите?



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 09.09.2014, 02:34
 
Леди_ДарутаДата: Вторник, 09.09.2014, 02:40 | Сообщение # 22
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Ну, со второй частью разума мы потом все решим. Тем более я еще не видела английский вариант. Потом посмотрю.

А сама чего не спишь? Я-то уже ложусь:)



 
EylinДата: Вторник, 09.09.2014, 06:44 | Сообщение # 23
Leka-splushka
Сообщений: 1207
« 1207 »
Леди_Дарута, спасибо за ответ. happy
Я - что? я - просто выклянчиватель проды happy happy happy



— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»
 
Леди_ДарутаДата: Вторник, 09.09.2014, 13:12 | Сообщение # 24
Снайпер
Сообщений: 124
« 35 »
Eylin, пожалуйста clap


 
CoccinellaДата: Суббота, 15.11.2014, 10:01 | Сообщение # 25
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Леди_Дарута, спасибо за перевод
С нетерпением жду продолжения



 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарем (от 06.09) (Макси, NC-17, все в названии)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: