Армия Запретного леса

Суббота, 28.11.2020, 19:30
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "Архивариус" (Макси, в работе, AU)
"Архивариус"
kimeroДата: Суббота, 29.11.2014, 21:25 | Сообщение # 91
Подросток
Сообщений: 14
« -6 »
Уж очень автор закрутил в фике, добавил много нового, но вот что меня поражает, так это то что ГГ лорд Блэк, но при этом за все время никого не убил, никому не отомстил, ладно уже клятва Поттеру, как будто он не Блэк, а Лорд Лайт..
 
catДата: Среда, 03.12.2014, 13:47 | Сообщение # 92
Посвященный
Сообщений: 43
« 8 »
Глава 34. Дела семейные. Дети и сокровище.
Идём в поводу мимолётная желаний,
Как дети, что ищут забавы,
Последствия нынешних наших деяний
Не пробуем даже представить.
М. Семенова
Невилл принес сундуки на следующий день, я подозрительно оглядел шесть огромных каменных параллелепипедов с кругленными углами, больше напоминавших саркофаги, чем ящики, громоздких и очень тяжелых. Жутковатые «сундуки» при активной помощи домовиков спустили в подвал. Побратим на мою просьбу вскрыть один из них только посмеялся. Хранилища закрывались лично Де На Вером на кровь и магию, их содержимое уже несколько веков оставалось тайной. Невилл предоставил мне копии личных записей последнего архивариуса, которые находились в закрытой части библиотеки Лонгботтомов, но в отличие от «основного архива» были общедоступны. По спине пробежал холодок, когда я коснулся этих листов. Но ничего сверх того, о чем поведал Невилл там не было, информация, по анализу которой якобы были сделаны далеко идущие выводы, обрывочна и неполна. Такое ощущение, что с ней провели тщательную выбраковку и оставили то, что не нужно. Часть из них – рекомендации, советы, предостережения. Последний Де На Вер был сторонником расовой дискриминации и нетерпимости, предубежден против гоблинов и вампиров. Возможно, для того времени это было нормально, но мне все равно было неприятно. Я решил открыть «сундуки».
Открыть ни один сундук я не мог довольно долго. Известные мне чары и заклинания не работали, возникало ощущение, что саркофагоподобные объекты буквально поглощают магию. Отломать физической силой щепочку или осколочек мне также не удалось, какие-то не разрушаемые сундуки. На перстень и амулет Де На Веров, врученные мне египетскими жрецами, они также не прореагировали, только один из «сундуков» немного изменился, чуть потемнев. Несколько капель крови не оказали ожидаемого воздействия, так что я решил не торопиться, прожил же я до этого без тайн предшественника, и дальше проживу.
Первое сентября в 2003 году выпадало на понедельник, поэтому нервничала вся семья. Я решил отправить детей в самую обычную магловскую школу, мне пришлось выдержать настоящий бой с Нарциссой и Андромедой по этому поводу, связанный клятвой, Люциус вмешиваться не мог. Я смотрел на сестер, выступивших против меня единым фронтом, и улыбался. В принципе, как глава семьи я был в своем праве, но конфликтов по такому поводу не хотелось. Развитие общества маглов меня пугало и привлекало одновременно, аристократы, конечно, давали своим детям классическое образование, но дома, выпуская в обычный мир лишь после двадцати. Естественно, что результат такого обучения существенно отличался от обычного мира и в худшую сторону, так как не успевал за бурными изменениями и развитием. Я же хотел, чтобы у малышей были не просто документы и аттестаты, которые вполне можно было бы купить, но и легко проверяемая и достоверная легенда их детства, знакомства и связи. Школьная дружба не самая крепкая, но именно ей больше других склонен доверять человек. Я сильно опасался, что благодаря политике Министерства Статут Секретности может рухнуть, и нам придется искать убежище в обычном мире. Убедить аристократок мне удалось с трудом, они со мной согласились, но посоветовали усилить магическую подготовку.
Школы для детей я выбирал сам, активно используя внушения и подношения, отдав предпочтение частным учреждениям, критериями мне служили качество образования и статус семей учащихся в обществе. К моему большому сожалению, школы пришлось подобрать разные, но все дневного типа. Гипатия пойдет в Среднюю Школу Лондона для девочек (City of London School for Girls). Воспитанная матерью в строгости, она привыкла держать свое мнение при себе, и не была привязана к брату. Девочка – явный лидер, но, на мой взгляд, компания неугомонных мальчишек ей приносит больше вреда, чем пользы. Для Гипериона я выбрал школу Вестминстерского аббатства (Westminster School). К сожалению, мальчик так и не смог наладить отношений с Тедди и компанией, у него стали проявляться такие не устраивающие меня черты, как замкнутость и нелюдимость. Обе школы располагались в исторической части города, имели собственную огороженную территорию и понравились детям. Особенно важными и определяющими факторами для меня стали усиленная математическая подготовка и формирование лидерских качеств для Гипатии и классическое гуманитарное образование с изучением античных и современных иностранных языков для Гипериона. Не знаю, чем была причина: наследственности или воспитанию до встречи со мной, но интересы и психотип брата и сестры различались кардинально, причем ни один из них не был похож и на Драко. Уровень образования в школах и конкурс для поступления в них были настолько высоки в магловском мире, что должны были удовлетворить их отца. Для того, чтобы в будущем, мало ли, мне удастся вернуть детей их собственным родителям, я оформил на них опекунство. Оба ребенка по документам проходили как мои племянники, хотя Гипатия приходилась мне троюродной сестрой, а Гипериону я – внучатым племянником. Для Тедди, Джона и Джорджа была выбрана Хайгейт - перспективная частная школа на северной окраине Лондона с углубленным изучением иностранных языков, к Хогвартсу они должны свободно владеть латынью и греческим и привыкнуть к разделению на дома - факультеты. Для меня было важно, чтобы все трое попали на один факультет, иначе заморачиваться с дополнительными расходами на их образование смысла я не видел. Сам я упрно искал для них возможность разорвать контракт с английской школой магии. Для всех троих, кроме Тедди и Гипериона, это было не так уж и сложно, но я серьезно опасался, что моих мальчиков из страны не выпустят.
Последние дни августа я потратил на то, что бы обойти семьи вассалов, слуг и работников предприятий, проверить готовность их детей к новому учебному году. В Св. Мунго мною был открыт специальный счет, предназначенный исключительно для оплаты лечения зависящих от меня людей и членов рода Блэк, обделенных магическими способностями. Теперь я решил заняться детьми. Дамблдор не лгал, когда говорил, что Хогвартс единственная и лучшая школа на островах, так как в другие учреждения маглорожденных и магловоспитанных не приглашали. Основатели Хогвартса предусмотрели социальные лифты, позволяющие самым отверженным членам магического общества вознестись на его вершину или … упасть на самое дно, но почти всем из тех, за кого отвечал я, письмо не пришло. Для тех, кого пригласили в Хогвартс, я открыл ученические сейфы. Для членов рода Блэк я был обязан это сделать по Кодексу Рода, а для остальных – это будет мой вклад в будущее.
В понедельник мы начали развозить детей по школам. Каждого малыша я сопровождал лично, каждому на запястье закрепил поглотитель магии, на шейку повесил ладанку, содержащую аварийный портал, на одежду закрепил магический маячок, наложил чары, не позволяющие говорить лишнее. Мою неугомонную «шайку» мы выпустили у кованных ворот раскинувшегося на нескольких акрах парка. Неугомонный Тедди не испытывал никаких трудностей при расставании, кажется, компании Джона и Джорджа ему было вполне достаточно, он был готов бесстрашно ускакать от нас навстречу будущей школе. Я, Генрих и Фенрир прошли до самого порога здания, маленькие блондины с интересом осматривались, обсуждая между собой будущие перспективы. Среди родителей, доставивших сюда своих чад, мне привиделись подозрительно знакомые люди. Я обратил на них внимание Фенрира, оборотень протопал совсем рядом с уже стареющей парой, но не признал. Рядом со взрослыми уверенно держалась растрепанная темноволосая девчушка, восторженно оглядывающая трехэтажное краснокирпичное здание школы, одета она была хоть и скромно, но дорого, в одной руке держала яркую цветную книжку, а в другой - мороженное. Ребенок мне тоже показался подозрительно знакомым, но, учитывая, что последние годы я по обычному миру не особенно гулял, знакомыми моими они быть не могли. Ладно, разберусь с этим позднее.
Обстоятельная и уверенная в себе, Гипатия предварительно выяснила у меня, как самостоятельно добраться от школы до дома на Гриммо, напрочь игнорируя тот факт, что маленькой девочке в школьной форме никто не позволит гулять по городу. Я проводил мою малышку до дверей кабинета и еще раз отметил, как действует на людей внешность. Одет я был богато и респектабельно, но гораздо больше учительницу привлекла распространяемая мною аура власти. Неужели сквиб? Нужно будет потом проверить. Девочка спокойно подошла к стайке ровесниц и о чем-то спросила, потом обернулась и продемонстрировала мне уверенную улыбку.
Гиперион был гораздо более стеснителен, но из машины вышел спокойно, задрав головенку, окинул взглядом светло – коричневое здание в готическом стиле, вскинул на плечо рюкзачок. В отличие от сестры, он от моего сопровождения отказался, но я не был столь наивен, что бы оставлять его совсем без присмотра. Едва мальчик скрылся за дверями, как от компании старших студентов отделился юноша характерной блэковской внешности и подошел ко мне.
- Я присмотрю за ним, сэр, - кивнул он.
Сын Ахернара Блэка понравился мне своей настойчивостью и ответственностью, маленький Малфой станет его первым поручением. Возможно, он наследует дело отца, в магическом мире есть профессии, в которых наличие или отсутствие Дара не имеет значения.
Вернувшись в особняк, я решил еще раз взглянуть на «подарки» Невилла. Я уже делал попытки вскрыть их, используя исключительно магию Де На Веров, поэтому сейчас принес с собой Басти. Кошка обнюхала «сундуки», но быстро потеряла интерес, и попыталась выманить меня из подземелий на кухню. Похоже, побратим надо мной посмеялся. Выпустив свою красавицу, я обернулся и отправил в сторону разочаровавших меня объектов заклинание стазиса. В этот раз я использовал магию обоих родов и Завес, надежно пряча все от домашних. Звонкий щелчок стал для меня неожиданностью. На моих глазах крышка крайнего, самого маленького «сундука» сдвинулась так, словно и правда была крышкой саркофага. Я подошел и заглянул внутрь. Содержимое сундука было покрыто вышитой тонкой материей, плотно пришитой к внутренней отделке. Сверху лежало несколько запечатанных свитков. Проверка на угрозы, проклятия, чары и заклинания ничего не показала. Ни приманить, ни поднять свиток с помощью магии не удалось. Принесенные Кричером инструменты артефактора, предназначенные для работы с опасными артефактами, прошли сквозь свитки так, словно они были нематериальной иллюзией. Эльф так же не смог к ним прикоснуться, но сказал, что опасности нет. Я взял один из них. Печать, висящая на темно-зеленом с серебром шнуре, имела форму собачей головы. Шнур тут же, словно змейка, обвился вокруг моего запястья, а пес вцепился в руку, прежде чем я успел что-то предпринять, свиток развернулся. Я заскользил взглядом по строчкам, отметив для себя дорогостоящую выделку пергамента и подозрительный почерк.
Приветствую тебя, мой потомок.
Поверь, я прекрасно понимаю, что ты не родственник мне по крови, а наследник по магии. Меня зовут Георг Леонард Анум Де На Вер, я последний рода императорских архивариусов. Скорее всего, нас с тобой разделяет два-три столетия, и маги хорошо помнят времена правления Императора, поэтому я дам только краткое описание действующей модели власти. Для тебя гораздо важнее знать о своем роде. Де На Веры АБСОЛЮТНО верны правящей династии, мы не можем существовать без нее, а она выродится без нас. Мы никогда не были боевыми магами и Лордами, это для нас недоступно, но ты, скорее всего, не полноценный Де На Вер. Особенности магии нашего рода таковы, что о нас вообще мало кто знает. Поэтому я оставляю тебе учебные пособия и Кодекс, как для чистокровного архивариуса, так и для полукровки. Они содержатся в другом сундуке. Ты, как первый за века Де На Вер, можешь использовать все наши особенности, правда, только частично. Я расскажу тебе об особенностях нашей магии, так как вряд ли ты где-то найдешь эту информацию. В той или иной степени эти качества есть у каждого представителя рода, но для нас особенно важна узкая специализация.
Текст, а главное, формулировки и построения фраз наводили на мысли о подделке. Я читал немало средневековых текстов, в лучшем случае их писали на староанглийском, но обычно на устаревшей латыни, и действовали другие правила грамматики и стилистики. То, что держал в руках я, явно писал мой современник.
Первое. Мы – аналитики. Наш родовой Дар – аналитика, работа с информацией, есть у всех, но в разной пропорции. У тебя эта способность должна быть скрыта, построена на инстинкте, интуиции, скорее всего, большинство верных решений принято тобой интуитивно, в ситуации угрозе жизни. Для развития Дара твоим детям необходимо серьезное изучение математики, в мое время лучшая школа для развития этого Дара находится в городе Шимангад.
Второе. Мы – архивариусы. Под нашей непосредственным управлением находится королевский Архив, со всей его насыщенностью. Нам дана возможность нарушать данные нами обязательства, работать с документами любого статуса секретности и защиты, но будь осторожен. Применять полученную информацию без опаски может только Император и только на благо Империи, поэтому не один раз проверь, что собираешься предложить повелителю, так как за использование ее в личных целях отвечать будешь именно ты. Ни один из Де На Веров не может использовать найденную информацию для себя или нашего Рода, наказание – лишение защиты, но нам никто не мешает найти то же самое в другом месте. Если знаешь, что именно ищешь, то место и людей легко найдешь. Побочным эффектом является великолепная память, способность к языкам и некоторые другие личные качества. Для развития этих качеств каждый Де На Вер должен пройти специфическое обучение. В мое время лучшей школой была храмовая школа в Бубастисе.
Третье. Мы – маги Крови, генетики магического мира. Мы обязаны отслеживать чистоту крови Императорского рода, не допускать появления схожих генетических линий в других родах. Нам дана обязанность отбраковывать неподходящих потомков императорского рода посредством исключения из линии размножения. Я нарушил Кодекс собственного рода, так как создал самообновляемое древо возрождения династии в нескольких вариантах и зачаровал, за что буду платить своей беспомощностью и зависимостью от окружающих до конца своих дней. Эта способность является нашей родовой тайной, обладают ей считанные единицы. В мое время магов такой направленности из семьи не отпускали, находя личного Наставника. Лучшие маги Крови, со специализацией генного конструирования были из Нагов и Старших вампиров. По моим расчетам, сейчас должны быть минимум четыре мага, способные стать Императорами, кто из них сядет на трон – решать тебе. Советую выбрать не самого сильного, а самого юного, его будет легче контролировать.
Здесь я остановился и прочитал все еще раз. Мои подозрения все усиливались. Сомневаюсь, что во времена автора строк знали о генах, а тем более о генном конструировании, не говоря уже о терминологии.
Четвертое. Мы - магические магниты. В той или иной степени каждый из Де На Веров способен притягивать к себе людей и магов, женщины – очаровывать, мужчины – увлекать. Окружающие стремятся быть поближе к нам, участвовать в нашей жизни, манипулировать нашими детьми. Это инстинктивное действие, для его частичной нейтрализации служат родовые браслеты. Побочным, а главное – отрицательным последствием является «притяжение неприятностей и всяких случайностей». Способность эта очень важна, так как помогает добиваться целей без больших проблем и жертв. Тебе это качество достаться не должно, проявляется обычно в каждом третьем поколении, так что удели особое внимание внукам.
Итак, мой потомок, тебе нужно найти будущего Императора и поучаствовать в его становлении. Описание ритуала коронации есть в записях, проводить его придется тебе, так же, как и сформировать свиту. На всякий случай напоминаю строение пирамиды власти, вдруг я ошибся, и прошло больше двух столетий.
Во главе стоит Император – верховный владыка и повелитель, без его присутствия развитие магического мира замедляется. Далее стоят герцоги – ближайшие родственники династии, в нашу обязанность входит контроль за подбором семейных пар так, чтобы даже теоретически не мог родиться конкурент для повелителя и физическое устранение уже родившегося. Главное, помни, что до двенадцати лет лично убивать свою ошибку не стоит, лучше создать окружение, препятствующее нормальному развитию, но не несущее непосредственной угрозе жизни. В семейном архиве найдешь, что происходит, если пренебречь своими обязанностями. Прости, что создал проблему, но уничтожать конкурентов для СВОЕГО принца тебе придется лично, для других наказание Магии неминуемо.
Я снова прекратил читать, с подозрением уставившись на свиток. В памяти всплыли рассказы о вражде между принцами – наследниками, приведшей к гражданской войне. Неужели Де На Веры могут безнаказанно устраивать государственный переворот? С одной стороны понятно, власть Императора должна иметь какой-то предел и, похоже, род архивариусов выступает своеобразным предохранителем и ограничителем. С другой стороны, кто потерпит такого хозяина на свою шею? Как быть с верностью Императору? Нет ли здесь противоречия? Какую цену платят Де На Веры за такие возможности, ведь бесплатно ничего не бывает. Скорее всего, ответы есть в Кодексе, нужно его почитать, учитывая, что до сих пор я видел лишь какие-то отрывки и знал обрывочную информацию. Свиток был огромен, такое ощущение, что мой далекий предшественник создал для меня подробные инструкции. Ладно, почитаем. Потом. Сейчас меня больше интересовало содержимое «сундуков». Я поднял другой свиток, в этот раз печать имела форму кошки, выгнувшей спинку, а шнурок – золотистый цвет. Свиток легко развернулся, на ощупь материал показался мне папирусом, на нем тем же почерком написано.
Содержимое сундуков.
1. Императорский. Здесь содержатся амулеты, обереги и артефакты Императорского рода, в зависимости от Даров и направления магии конкретного индивидуума. Сам Император может быть, как Светлым, так и Темным, с любыми способностями, так что комплект двойной. Открыть может только Император.
2. Де На Веры. Все артефакты, Кодекс и учебные пособия Рода. Откроется после этого сундука в присутствии одобренного богиней фамилиара.
3. Архивы рода. Вся история семьи хранится в родовой библиотеке, здесь только рабочие записи в кратком изложении. Я имею в виду генетические карты всех существующих в мое время родов с предполагаемыми схемами дальнейшего развития. Ключ для открытия на дне этого сундука.
4. Мой личный архив. Мои дневники, последние записи, наблюдения. Родовое поместье закрыто под чарами нетленности, которые продержатся примерно три века. К сожалению, я – последний в Роду, если я умру там, то поместье саморазрушится, поэтому я живу в чужом доме. Я постарался сделать все, что бы сохранить страну для своего (и твоего тоже) будущего Повелителя. Это все здесь.
5. Регалии Темного и Светлого Лордов. Я постарался собрать все, что смог, сильно сомневаюсь, что без магии Императора они (Лорды) будут адекватны, на мой взгляд, усиление им не нужно. Откроются посекционно Лордами лично.
6. Имущество Рода. Украшения, драгоценности, ценные артефакты, раритеты, дорогостоящие фолианты и свитки, не имеющие для Де На Веров практической значимости. Гоблинам я не верю, поэтому и перенес содержимое сейфов в поместье, здесь лишь небольшая часть, потеря которой для рода не существенна. Для открытия положи ладони и печати со свитков на крышку.
Настроение мое испортилось. Последний Де На Вер вовсе не был параноиком, он был болен. Комплексом Бога. Иначе как объяснить, что захапал и запрятал то, что ему не принадлежит. И Лонгботтомы хороши: столько лет хранить подобное! Но в одном я убедился точно: писавший письмо явно либо сам был моим современником, либо был хорошо знаком с таким. Интересно, каким хроноворотом воспользовался последний? Хотя и тут возможны варианты, сильный Дар предвидения, например. Существуют и черномагический ритуал, позволяющий действительно последнему в роду заглянуть в будущее и увидеть того, кто сможет возродить кровь, будучи абсолютно чуждым и по магии, и по крови, и по времени, и по убеждениям. И плата такая, что жутко делается: все родичи, которых видел в своей жизни последний никогда не уйдут ни на перерождение, ни в лучший мир, ни в худший, они исчезнут. В пользу такой версии говорило то, что «сундуки» были зачарованы на слияние магических особенностей именно моих родов, именно на мою магическую подпись. Мои размышления были прерваны.
Кричер появился снова и напомнил, что меня ждут в столовой, где на меня набросился Тедди, счастливый, взъерошенный, полный новых впечатлений. Фенрир, забравший младших мальчишек после занятий, сейчас застыл за предназначенным мне креслом. Я все еще не разрешал ему присоединиться к общей трапезе, но и отпускать не желал. Канопус, увидев меня, отложил газету и поднялся, Тарас и Тедди поспешили повторить за ним, Френсис поприветствовала меня. Тедди трещал без умолку, спеша одарить нас своими впечатлениями о школе, его приятели к общему столу не допускались и опровергнуть явные выдумки не могли. Я улыбнулся членам своей семьи и подумал, что пора немного изменить распорядок дня так, чтобы наши школьники, успевали к нам присоединяться, да и как только я официально представлю ребят магическому обществу, на обед могут быть приглашены гости и вассалы.
Все маги, особенно сильные, во все времена были параноидально озабочены безопасностью детей, лет до пяти - шести их не выпускали из детских покоев, защищенных по максимуму. До малышей допускали только членов семьи, доверенных слуг и рабов, часто плохо соображающих из-за навешанных чар, заклинаний и обетов. После представления магическому обществу (так или иначе это практиковали все маги, только если аристократы или обеспеченные родители устраивали балы и/или приемы, то остальные выходили всей семьей в Косой Переулок) нанимали домашних учителей, репетиторов, в дом начинали приглашать гостей и вассалов. Исключения делались редко и только для доверенных лиц, что, на мой взгляд, должны оценить те, кто имел возможность навестить мой дом ранее.
Через пару часов Фенрир привез младших Малфоев, дети еще пребывали под впечатлением от смены обстановки, поэтому были возбуждены и непоседливы. Гораздо более спокойная Гипатия рассказывала обстоятельно и подробно, но характеристики своим новым знакомым давала исключительно отрицательные.
- Дядя Эридан! Они там все глупые и не подозревают об этикете!
- Меня обзывают дохлой молью! – пожаловался Гиперион, прижавшись ко мне головенкой.
- Почему ты так считаешь, солнышко? – поинтересовался я, дочка Люциуса обладала довольно странной логикой и делала странные для меня выводы.
- Они с трудом решают элементарные задачи! А еще не хотят оказывать мне должного уважения. Я – леди, а они – чернь! – возмутилась она.
- В отличие от них тебя не просто обучали в детстве, - начал я, решив в общении с девочкой сделать упор на логику, а не на эмоции, Гиперион в это время поднял мою ладонь и положил к себе на голову, требуя ласки, - А целенаправленно учили, не сообщали ответ, а делали все, чтобы ты сама его нашла. Тебя учили учиться, причем особо подчеркивали необходимость знаний для выживания. Да и набор предметов у тебя был другой.
- Как это? – удивилась маленькая блондинка.
- Мне не нравится мое имя, - тихо прошептал Гиперион мне в живот, - Можно мне другое?
- Твои одноклассницы, например, знакомы с арифметикой, а тебе преподавали начала алгебры и геометрии, и так по всем предметам. Ты знаешь гораздо больше и на более высоком уровне. Как ты считаешь, почему? – пока ребенок пытался перевести свои мысли в слова, я попытался развернуть мальчика и заглянуть ему в глаза, - У тебя чудесное имя! Ты знаешь, что оно является одним из вариантов имени бога Солнца? По мне, это самое замечательное имя для такого красивого мальчика!
- Персей запретил мне называться Пери, - глухо пожаловался Малфой, пока его сестра что-то шептала себе под нос и загибала пальцы, видимо, подсчитывала, что она может знать лучше одноклассниц. Ну и флаг ей в руки, главное, не забыть сказать, что одного дня для достоверной выборки и выводов недостаточно, - Он сказал, что надо мной будут смеятся.
- А кто это? – я перебирал светлые пряди.
- Он сказал, что ты тоже его дядя! – от возмущения Гиперион резко развернулся и прищурился. – Он мне солгал?!
- Нет, не думаю, - я пожалел, что не запомнил имя сына Ахернара, - Он что-то тебе посоветовал?
- Он сказал, назваться Рионом. Коротко и красиво. Но не сказал, что это значит, в отличие от Пери.
В голосе ребенка явно звучала обида. Действительно, этот момент я упустил, надо было самому сказать о значении слова «пери», вряд ли подросток дал этому понятию достойную уважения характеристику.
- Рион – это река такая, если я не ошибаюсь, то горная и достаточно крупная, а еще так называли мыс, у которого произошло крупное морское сражение с поддержкой магов и кракена. Ты последовал совету? – поинтересовался я, и мальчик кивнул. – Тогда что печалишься?
- Сивый сказал, что я должен гордиться своим полным именем. Будущему Лорду нельзя называться прозвищем. А я …. Я забыл…
Я мысленно поморщился. Того учителя, который обидел моего ученика в прошлый раз, я уволил и нового еще не нашел, а оборотень, видимо, решил занять перспективное место.
- Он прав, по имени к тебе могут обратиться только друзья, а по короткому – только близкие.
- Что же мне делать?
- Скажешь, что они утратили твое доверие! – посоветовала сестренка. – И вообще, ты – дворянин, а они? Дядя Эридан! Я поняла! Мама говорила, что я должна быть умнее, я рождена командовать, а они подчиняться!
- Вот только если ты такое скажешь своим одноклассницам, то они обидятся, - поспешил я спустить девочку на землю, не хватало, что бы она сказала что-то подобное, - Разве мама не говорила тебе, что если твои подчиненные не догадываются, что ты ими командуешь, то эффект будет гораздо выше? Да и тебя никто не заподозрит.
- То есть если по моему совету кто-то что-то сделает и попадется, то мне ничего не будет? – будущая слизеринка явно составляла планы, неужели за один день успела настолько поссориться с одноклассницами.
- Особенно если о твоем совете не вспомнят, и ты не напомнишь и хвастаться не будешь, - посоветовал я, мысленно поежившись, представив в какое маленькое чудовище превратиться к Хогвартсу маленькая блондинка, - Еще лучше, если ты станешь всем подругой. Мне нравиться имя Рион. Мне можно так тебя называть? – обратился я к Гипериону, тот медленно кивнул, но обхватил меня за пояс и рук не разжал.
- Папа! Смотри, что я нашел! – к нам влетел счастливый Тедди, прижимая к груди кролика. – А что вы тут делаете?
- Ой! Какой красивый! Где ты его взял?
- Там! – махнул рукой Тедди, довольный тем, что сумел превзойти маленьких блондинов. – Там еще есть! Пойдем? Хочешь такого клолика, Пели?
- Меня теперь зовут Рион! – попытался встать и гордо задрать нос Малфой, но свалился мне под ноги.
- Да?! Тогда чул моего клолика зовут Пели, - неуверенно предложил малыш, с сомнением оглядывая кузена.
- Хорошо! – кивнул тот. – Но своего я назову ульфом!
- Кролика? Волком? - фыркнула Гипатия и, видимо, решив превзойти мальчишек, твердо сказала. - Моего будут звать Тигром. Тедди, веди!
Я тоже пошел за ними, но чуть позже, интересно, откуда в моем доме взялись неучтенные кролики? Тедди уверенно устремился на ту половину дома, где жили слуги. У одной из дверей нас ждали Джон и Джордж, в отличии от Теодора, имеющего статус хоть и маленького, но хозяина, перешагнуть порог чужой комнаты без него они не могли. Мальчик уверенно толкнул дверь, все пятеро ввалилась внутрь. Сразу же раздался восторженный вопль. В комнате располагалось несколько клеток с разномастными кроликами, и дети радостно распахивали дверцы и вытаскивали ушастиков. Зверьки явно находились под какими-то чарами, слишком уж покорными и вялыми они выглядели. Гипатия залезла в клетку почти полностью, вытащила на свет коричневого кролика, затем скептически оглядела добычу и выпустила. Ясно, не полосатый зверек ее не устроил. Из душа вышел… Фенрир, ожесточенно вытирающий голову, обнаженный и босой, с простыней на бедрах. Сквозняк от открытой двери мгновенно заставил его напрячься, оборотень резко опустил полотенце, раздраженно посмотрел на детей и уже сделал шаг к ним, но, заметив меня, отступил. Похоже, непоседы прибрали к рукам чужую добычу.
- Ребята! Кролики вам не принадлежат, и вы в чужой комнате, - попытался я воззвать к их совести, но неудачно.
- Этому что ли? – презрительно фыркнула Гипатия и скосила глаза на оборотня. – Он – раб, у него не может быть ничего своего.
Я вздохнул. Магическое общество Великобритании жестко структурировано и кажется мне не менее кастовым, чем индийское. Когда-то я предложил Сивому высший для раба статус телохранителя, но он отверг мое предложение и потерял все. Да, чужие его не трогали, но только потому, что за его спиной стоял я, но вот в семье. Интересно, готов ли Фенрир полностью принять свое положение, или все еще не смирился? Я посмотрел на оборотня. Тот явно с трудом сдерживал гнев, стоял, сжимая кулаки, напряженный и настороженный.
- Ты должен быть счастлив, что мы заинтересовались чем-то у тебя. Гордись, твои хозяева довольны тобой – поддержал сестру Гиперион, повторяя явно чужие слова.
- Отойди с дороги, - подошел к оборотню Тедди, Фенрир вздрогнул всем телом, покосился на меня и отступил.
- Раб в присутствии хозяина должен встать на колени, - шепотом блеснул эрудицией кто-то из постоянных спутников Тедди, Гиперион немедленно воспользовался информацией.
- На колени, раб! И благодари нас ...
- Гиперион Арманд Малфой! Я, кажется, уже говорил вам, что Фенрир вам не принадлежит, и права приказывать вы ему не имеете.
- Он не хотел отдавать нам кроликов, сэр! – пожаловался Джордж.
Фенрир, «увидев» меня немедленно опустился на колени и склонил голову. Проделал он все молча, не поднимая глаз. Кроликов он явно приготовил для себя, и отдавать имущество не хотел, хотя и отказать не мог. Будь у него статус раба-телохранителя, юные воришки не только бы не вошли в его комнату, но и возразить не могли бы. Подтвержденное родовой магией и главой рода положение в семье дало бы ему полное право не только приказать детям, но и шлепнуть по попе пару раз, а так… Да и покорность оборотня наводила на определенные мысли.
- Раб принадлежит мне, как и кролики. Я купил их для охоты, а не в качестве домашних любимцев.
- Но мы не знали… дядя Эридан! Они такие красивые! Можно мы оставим их себе? – скорчила умильную мордашку единственная в компании девочка.
- Пожа-а-алуйста! – протянули остальные, я снова посмотрел на Фенрира, тот не взглянул на меня, лишь еще сильнее стиснул кулаки. Я раздумывал, как лучше поступить: вернуть оборотню его собственность, или поддержать детей, к тому же формально они были в своем праве, неопасные предметы вполне могли быть ими взяты.
- Нет. По крайней мере, эти конкретные кролики. Верните их на место, вас ждет учитель танцев, - дети обиделись и выпустили добычу, своего кролика Гиперион попытался бросить в оборотня, но флегматичный зверек неожиданно вывернулся из его рук и ускакал под кровать.
- Убери здесь.
- Гиперион Арманд Малфой. Я не доволен вами. После урока жду вас в своем кабинете. Вас, юная леди, тоже.
Мальчик вздрогнул, и бочком-бочком обошел меня, остальные последовали за ним. Почему он так настроен против оборотня? Старается самоутвердиться? Я вошел в комнату Фенрира, щелкнул пальцами, зверьков немедленно распределило по клеткам, щелкнули замки. Обойдя коленопреклоненную фигуру, я увидел на спине оборотня багровые вспухшие рубцы. Ясно, опять он нарвался на Генриха, но у Сивого великолепная регенерация, почему же я до сих пор наблюдаю следы порки? Я прикоснулся к спине и провел по одному из рубцов, Фенрир вздрогнул всем телом, а когда я применил слабое лечащее заклинание, застонал.
- Заслужил? – холодно поинтересовался я, видя, что след от плети и не думал заживать, Генрих явно использовал девайс специально для оборотня с серебром.
- Да, - мой собеседник был краток, и ответ словно выплюнул.
- За что? – продолжил я, коснувшись загривка раба и выпуская слабенькое диагностирующее заклинание, моя жертва застонала и едва удержала равновесие.
- Я был дерзок, - ответил он.
Подчиняясь приказу, Фенрир лег на кровать, спиной вверх, вцепился зубами в угол подушки. Прекрасно его понимаю, при повреждении серебром оборот опасен, естественная регенерация болезненна, а уж сопровождающаяся лечением тем более. Как ему удалось вывести из себя обычно флегматичного и спокойного Генриха, я откровенно не понимал, а вмешиваться в их отношения не считал нужным. Оборотень не только не пожаловался, но и не дал понять, что настолько провинился, защиты не попросил. Лично мне сегодня он был нужен как показатель статуса, личной силы и дополнительной страховки, а значит должен быть здоров и максимально трудоспособен. Вызванный домовик принес мне исцеляющий бальзам, я начал медленно втирать его в кожу. У рабства есть и свои преимущества, так, если хозяин лично берется врачевать свою собственность, то результат будет гораздо лучше и быстрее. Фенрир глухо застонал, вцепился в спинку кровати, когти начали трансформироваться. Я поспешил усилить обезболивающее заклинание, влил ему в глотку зелье с тем же эффектом. Багровые рубцы постепенно рассасывались, я провел ладонью по позвоночнику, проверяя эффект, и потянул на себя простынь, обнажая ягодицы. Фенрир напрягся, но не пошевелился. На ягодицах следы экзекуции были гораздо серьезнее.
- Не надо, пожалуйста, там не надо, - глухо попросил он.
- Рассказывай, - потребовал я, закрывая спину мужчины той же простыней и ставя на тумбочку остатки зелья и бальзама.
- Господин Генрих предупредил меня, что если я принесу в дом кроликов, то буду наказан. Я поспорил, что смогу обойти запрет, ведь господин Генрих не хозяин, и … проспорил. Кроликов я приносил по одному, раз в день, в мою комнату он не заходил, - объяснил он, я кивнул, Генрих уважал право на уединение даже у собаки.
- На что спорили? – заинтересовался я, так как никогда не подозревал ни одного из них в азарте.
- На мою шкуру… Я бы получил бой с медведем и оленя…
Ну, да, моя кровожадная собственность, хочет удовлетворить свои инстинкты, выплеснуть свои чувства в схватке с серьезным противником. И почему я сам об этом не подумал? У педантичного Генриха весь мир был жестко расписан, и отступлений от правил он не любил, так, все животные в доме были строго классифицированы на полезных, условно полезных, бесполезных и вредных. К первой категории немец относил собак и фамилиаров, хозяйских любимцев, а также детских питомцев, весь смысл существования последних сводился к формированию у ребенка таких качеств, как ответственность, аккуратность и просчитывание последствий своих поступков. Кролики оборотня в эту категорию не входили. Генрих заранее предупредил Сивого о последствиях проступка, но оборотень решил поиграть в игру, кто кого перехитрит, и нарвался.
 
mira74Дата: Суббота, 06.12.2014, 22:58 | Сообщение # 93
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Гарри просто молодец, но ему так трудно. столько подводных камней на его пути. Спасибо.
 
dimasic21Дата: Суббота, 06.12.2014, 23:58 | Сообщение # 94
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Автор - бросайте уже эту фигню... И беритесь за оригинальное произведение.

Потому что уровень вашего творчества уже перешел некоторую границу качества, причем перешел прямо в процессе написания.
Браво
 
catДата: Среда, 10.12.2014, 21:54 | Сообщение # 95
Посвященный
Сообщений: 43
« 8 »
Спасибо за совет. Постараюсь ему последовать
 
Igor_RДата: Четверг, 11.12.2014, 21:27 | Сообщение # 96
Химера
Сообщений: 351
« 52 »
Цитата cat ()
Автор - бросайте уже эту фигню...

поддерживаю.
все одно уши слеша торчат из каждой главы. так что может автору уже не мучить себя писать то что привычно.



-- Засада, -- сказала Сова,-- это вроде сюрприза.
-- Малина иногда тоже,-- сказал Пух.
 
DoomДата: Пятница, 12.12.2014, 12:39 | Сообщение # 97
Посвященный
Сообщений: 52
« 1 »
А мне нравится, единственный фанф который я стала дочитывать на второй день. Так что, прошу продолжения.
 
catДата: Суббота, 13.12.2014, 15:43 | Сообщение # 98
Посвященный
Сообщений: 43
« 8 »
Глава 35. Дела семейные. Тайны и планы.

Ни одно правительство не может считать себя
по-настоящему в безопасности там,
где не существует влиятельной оппозиции.
Бенджамин Дизраэли

- Не надо, пожалуйста, там не надо, - глухо попросил он.
- Рассказывай, - потребовал я, закрывая спину мужчины той же простыней и ставя на тумбочку остатки зелья и бальзама.
- Господин Генрих предупредил меня, что если я принесу в дом кроликов, то буду наказан. Я поспорил, что смогу обойти запрет, ведь господин Генрих не хозяин, и … проспорил. Кроликов я приносил по одному, раз в день, в мою комнату он не заходил, - объяснил он, я кивнул, Генрих уважал право на уединение даже у собаки.
- На что спорили? – заинтересовался я, так как никогда не подозревал ни одного из них в азарте, за дверью раздалось пронзительное мяуканье Басти и удаляющийся топот многочисленных детских ног.
- На мою шкуру… Я бы получил бой с медведем и оленя… - сказал и замолчал.
- Ну, ну… - вот не верю я, нисколько не верю.
Оборотень явно хитрит. Я, конечно, могу добиться правды, достаточно ПРИКАЗАТЬ, но не хочется ломать то немногое доверие, которое уже есть между нами. Есть способы проще, самое забавное, что мне их подсказала Френсис. В семье ее родителей воспитанников, приемышей, домашних слуг и личных рабов столетиями подсаживали на магию хозяев, словно на наркотик, формируя у тех зависимость от хозяйской ласки и прикосновений. На мои возражения Френсис лишь посмеялась. По ее словам, нет привязки сильнее, чем та, что основана на животном инстинкте (и вовсе не обязательно, что это будет инстинкт размножения), а вот сделать так, чтобы все не вылилось в оргию или случку – задача старшего в семье. Тогда я еще и не догадывался, какой властью располагает эта женщина, какую крепкую сеть она раскинула, и как ее влияние сказалось на моем «названном отце». Но советам ее следовал, поэтому и сейчас запустил руку в лохматую шевелюру оборотня, выпуская свою магию, и начал гладить его по голове, периодически почесывая. Сивый под нехитрой лаской расслабился и заурчал, словно большой пес.
- Почему же ты был наказан столь жестко, сомневаюсь, что Генрих сторонник пыток…
- Не надо, - вздохнул вдруг он, передернул плечами, прошептал, - Так только мама делала, не напоминай, - и продолжил, а я почувствовал себя придурком, - Я оскорбил верного пса твоего «названного отца», посоветовав ему сначала снять собственный ошейник, жениться и дрессировать собственных отпрысков.
- Что ты имеешь в виду? – поразился я, Фенрир легко перевернулся на спину, сверкнул голубыми глазами и заинтересовано спросил.
- Неужели ты еще не понял, хозяин мой, что верность Генриха семье – навязанная? Давно, еще в детстве надел он «ошейник», причем добровольно, но вряд ли знал, что именно делал, - почуяв по связывающим нас узам мое удивление, он пояснил, - Нет, это не рабство. Так издавна привязывали понравившихся чужаков к своей семье, навсегда лишая возможности найти и завести собственную. Потому и верен он, словно пес цепной, и меня на свой манер дрессирует, считая, что я тоже псом стану. Сейчас-то он все знает, но поздно уже, изменить ничего нельзя, да и желания у него нет. Я просто задел за живое.

Мы молчали. Я пытался осмыслить услышанное и понимал, что не далеки они от истины. Слепая верность Генриха уже вызывала у меня подозрения, все больше я склоняюсь к мысли, что Фенрир прав. Если Канопус следовал советам супруги, то вполне вероятно, что и подобранного на улице найденыша сделал зависимым от собственной магии. Тогда почему на мне подобная тактика не была опробована? Скорее всего, меня действительно готовили стать главой английской ветви рода Блэк. У меня зародилось подозрение, что многочисленный Род Блэк стремительно перерождается в Клан, слишком уж независимы были его ветви. Между тем оборотень задремал, а потом и заснул, словно находился в полной безопасности. Я оглядел скромно обставленную комнату, одну стену которой занимали клетки с кроликами, и вызвал домовиков. Эльфы перенесли животных в другое помещение, убрали шерсть, сено и траву, постелили на пол мягкий ковер с мелким ворсом. Подходило время встречи с маленькими Малфоями, а я так и не понял причин их поведения. Когда я встал, Фенрир открыл глаза и сказал мне в спину.
- Не сердись на своих щенков неразумных. Они просто ревнуют.
- Ревнуют? – удивился я, - Мне казалось, что я каждый день уделяю им внимание.
- А большую часть времени проводишь со мной, меня берешь с собой, уходя из дома, я стою рядом с тобой, когда ты ешь, у твоей двери жду утра. Они ревнуют. Вот и стараются обидеть меня, оболгать, унизить. Сыновья садовника твоего внимания не удостоены, иначе бы мишенью стали они. А так… в их жизни ты первый взрослый мужчина, который реально защищает их, помогает, играет. Вдруг ты увлечешься такой прекрасной мохнатой игрушкой, как я, - оборотень потянулся, демонстративно провел ладонью по телу, запуская управляемую частичную трансформацию, - и перестанешь с ними возиться.
- Глупости! – возмутился я, видя, как мускулистое волосатое тело покрывается блестящей густой волчьей шерстью.
- Не скажи… Я вырастил много щенков, так что знаю, о чем говорю. Можешь успокоить мальцов, а можешь примерно наказать. Я вполне могу поработать для них «мишенью», объединятся против общего врага, глядишь и подружатся. Но решать тебе.
Я пожал плечами, но задумался, слова Фенрира задели что-то в душе. Наказывать маленьких блондинов я не стал, но высказал им свое неудовольствие.
- Вы меня разочаровали, молодые люди. Вломится в чужую спальню! – уточнять, что спальня мужская, я не стал, не знаю объясняла ли Нарцисса дочери такие вещи, но сейчас растолковывать подобное явно не время.
- Но он же раб! – попыталась оправдаться Гипатия.
- Как его зовут? – поинтересовался я, девочка задумалась.
- Фенрир. Фенрир Сивый, - пришел ей на выручку брат.
- Фенрир – вожак оборотней, король, если проводить параллель с обычным миром. Он сражался рядом с вашим отцом. Его унизили и оболгали, его сделали рабом. Но его народ живет и живет свободным. Он сделал все, чтобы маленькие оборотни росли в безопасности, и он добился успеха. Никто не знает, куда он их спрятал, но я точно знаю, что они живы и свободны. Я уважаю вашего отца, и я уважаю Фенрира. Я восхищаюсь его подвигом.
- Подвигом? – удивились дети.
- Да. Присядьте, я расскажу вам о войне. Началась эта история лет семьдесят назад и не в нашей стране, а на материке. Тогда один из магов лидеров…
- Лидер – это самый главный, да, папа? – в дверную щель просунулась постепенно светлеющая голова.
- Скорее тот, кого другие назвали главным. Если ты хочешь послушать, то проходи. Вот тебе подушка. Молодец. Так вот, лидер, его звали Геллерт Гриндевальд, решил, что волшебникам нужно участвовать в разборках обычных людей. Помните, я вам рассказывал о Статуте Секретности и почему никому нельзя говорить, что мы с вами волшебники? Его идеи поддержали аристократы, война шла пять лет и была проиграна. Считается, что она закончилась дуэлью двух волшебников Дамблдора и Гриндевальда и проигрышем последнего. Тогда уже было точно известно, кто проиграл, так что в дуэли не было смысла…
- Дамблдор плохой! – решительно стукнула кулачком по другой ладони Гипатия, а я услышал за дверью сопение еще двух мальчишек, - Мама говорила, что это он виноват, что мы не живем с папой, что от могучего рода Блэк остались только мы.
- То есть, если бы не Дамблдор, то я бы жил с мамой и папой, а не с дядей и тетей? – в глазах Гипериона стояли слезы, я не мог ему солгать.
- Да, и я тоже. Было объявлено, что победил Свет, но у власти встали не Светлые маги, а полукровки, мелкие торговцы и бывшие бедняки. Аристократам стали запрещать колдовать, защищать свои дома, иметь много детей, - я рассказывал о том, о чем знал исключительно с чужих слов, а об ограничениях для аристократии прочитал в архиве. – Потом у аристократов появился лидер, молодой, сильный, красивый. Он хотел, чтобы мир был таким, как раньше, чтобы маги не таились и не прятались, а могли гордиться своими предками. Его звали Том Риддл, Темный Лорд. Ваш отец был рядом с ним, служил ему, - я старался не лгать, но максимально фильтровал историю, я хотел, чтобы маленькие Малфои гордились своим отцом, да и Фенриром заодно, а Тедди я потом расскажу, чем он может гордиться.
Дети ушли из кабинета только через час. О Гарри Поттере я рассказал мало, только как об обманутом и доверчивом ребенке, сыне Древнего Рода, выращенном на убой, но предупредил, что все рассказанное должно остаться тайной, как бы они не повторили его судьбу. Уже на выходе Гиперион замер, а потом повернулся ко мне.
- Я должен был стать как Гарри Поттер?
- Я не знаю, малыш, но, скорее всего, да. И Тедди тоже, - я стремительно подошел к нему, присел и обнял. – Но я вас нашел, и теперь никому не отдам.
- Правда?!
- И меня тоже не отдашь? – тихо спросил Тедди.
- И тебя тоже. Но, мальчики, нас мало, и потому мы должны держаться вместе и не обижать друг друга. А еще вы должны хорошо учиться, чтобы когда вам придется уехать в школу, вы могли бы за себя постоять.

***

О необходимости воскрешения Волдеморта я знал давно и готовился к нему очень тщательно, тащить этого монстра в свой дом, где проживала моя семья, я не собирался, не подходила мне и хижина Мраксов, следовало найти укрытие понадежнее. Родовое поместье Каритонов отдавать мне не хотелось, его я планировал вернуть наследнику, поисками которого озаботил нанятых специалистов и людоловов. Так как свои намерения я озвучил на Совете вполне официально, то и розыск кандидата на титул Лорда особо не прятал, проворачивая под этим названием и пару других дел. Официально наследников не было, кроме дальних родственников, которые точно не подходили, иначе бы Завеса меня к себе не зацапала, оставалось искать неофициальных, причем среди несовершеннолетних волшебников. Одновременно я, помня свой личный опыт, шерстил через подчиненных мне сквибов рода обычный мир, они обходили приюты и больницы, разыскивая детей с характерными травмами, к сожалению, до стихийного выброса обнаружить юного мага достаточно сложно. Книга душ Хогвартса была мне недоступна, а в отчетах Министерства фиксировались лишь случаи, когда гибли маглы, причинялся значительный материальный ущерб, и без постороннего вмешательства было не обойтись. Нескольких таких ребятишек «мои следопыты» мне отыскали, что с ними делать я не знал. С одной стороны, мне в доме и своих детей хватало, заинтересовать меня могли нехарактерная для общей нормы Сила и подозрение на хорошее происхождение, с другой – оставлять их наедине с проблемами мне совесть не позволяла. Я подумывал об организации собственного приюта, небольшого Дома ребенка на десять – пятнадцать человек, и подыскивал варианты для его размещения в обычном мире и неболтливый и ответственный персонал.
Так мне удалось найти полуразрушенный замок с привидениями в Корнуэле. Подозрения маглов были не далеки от истины, вот только вместо приведений там жили одичавшие без хозяина домовики, в отличие от освобожденных Гермионой, эти существа все еще служили своим умершим хозяевам, медленно угасая. Домовые эльфы встретили нас без особого восторга, но сопротивления не оказывали, напрочь меня игнорируя, пока я не направился в семейный склеп. Там меня ждали парочка самоподнявшихся инферналов и низший вампир, пока я запирал чересчур резвых покойников в их новом подземном жилище, мои оборотни охотились на домовиков. И все было бы прекрасно, если бы туда не наведались их освобожденные сородичи и не решили перекусить жителями окрестных деревушек. Вызванные авроры хищников не убили, но отогнали и пригласили доморощенного специалиста по установке щитов. Этот гений установил над замком противомагические щиты как раз тогда, когда мы втроем находились внутри. Оборотни с интересом следили за его манипуляциями, а я злился, использованные министерским спецом чары вступали в противоречие с моими, и бойкие умершие вполне могли отправиться на прогулку. В какой-то момент я выпустил всю троицу прямо на авроров, бойцы с Тьмой немедленно потребовали, закрыть поместье полностью вместе с неупокоенными. Установленные щиты искрили от атак изнутри, к своим хозяевам присоединились и домовые эльфы. Я с оборотнями наслаждался представлением, сидя на крыше одной из башен. Министерский чиновник укрепил щиты и установил предупреждение на подходе. Забавно, но вместо полного купола, он поставил круговые щиты, оставив без надзора крыши и небо поместья. Для инферналов и низшего вампира они, конечно непреодолимы, а вот для домовиков…. Вернувшись на работу, я немедленно нашел отчет и группы зачистки и мага-специалиста, погрузившись в их изучение на пару часов. Информация меня «порадовала», все было прекрасно, если бы не было так грустно. Особняк с садом, парком и озером объявили закрытой территорией, не проверив наличие маглоотталкивающих чар и хозяйской регистрации, не оценив уровней естественного магического фона и способностей нежити. Но специалист гордо указал, что «любое колебание щитов и обнаружение магической активности в этом районе есть естественное (а значит вполне нормальное и не стоящее внимания) состояние защиты и в дополнительной проверке не нуждается». Я несколько минут вглядывался в этот перл гения нового поколения, пока не решил, что этим надо воспользоваться и гордо наложил на поместье свою лапу. Замок, имеющий в обычном мире вполне реальный адрес и регистрацию, я взял в аренду у местного муниципалитета и организовал аттракцион для туристов. Сейчас мне требовались туда наемные работники. Разумеется, я не собирался жить в этом жутковатом местечке, а вот поселить там Волдеморта вполне. Место тихое, Министерством проверено, магическая активность тут признана безопасной, если сильно не наглеть. Опять же, приносит постоянный доход, маглы регулярно приезжают организованными группами, особенно не наглеют. Чем не дом для Волдеморта - бессребреника?
Вечером в сопровождении Фенрира я отправился в Лютный переулок, первые дни сентября здесь было традиционное время и место для заключения особых контрактов. Несмотря на то, что в Лондоне существовала небольшая начальная школа магии, позволяющая научиться контролировать собственную магию, мало кто мог позволить себе настоящее образование, поэтому те, у кого были способности, предлагал себя Мастерам и Лордам в услужение. Я планировал заглянуть на «ярмарку талантов» немного позднее, сейчас моей целью было посещение ряда лавок и торговцев-контрабандистов.

Вместе с Фенриром мы обходили лавки и отдельных темных личностей, делая закупки запрещенных ингредиентов. Способ возрождения Волдеморта я еще не выбрал, остановившись на нескольких взаимоисключающих вариантах, потому и покупал все в двойном размере. Все варианты мы с Рашидом Абдусамадом ибн Назаром тщательно проработали в теории, он достаточно точно объяснил мне тонкости и хитрости каждого. Иногда мне казалось, что он испытывал интеллектуальное удовольствие от такого замечательного эксперимента со мной и Волдемортом. Интересно ему, что получится при таких исходных данных и наличия магических обязательств, а мне каково. Самым идеальным мне показалось заселение души. Найти мага, ставшего жертвой дементора, и подсадить в пустое тело новую душу, правда, наследия Слизеринов (а скорее всего и Мраксов тоже) Том лишится, но сам виноват, надо было оставить родственника в живых, хоть самого завалящегося. На такое пустое тело не распространялся закон о чужаках, требующий смерти одержимого, так что и закон я не нарушу. Второй путь предполагал частичную материализацию из призрака или искусно собранное тело человеческое из частей мертвецов. Был еще способ, запрещенный мне Рашидом Абдусамадом ибн Назаром, и один раз уже проводился – создание гомункула – глиняного человеческого подобия . Вспомнив прежний облик Волдеморта, я передернулся, не хотелось бы еще раз иметь дело с подобным. А третий… Мне о нем даже вспоминать не хотелось. Я мог бы возродить Темного мага в теле младенца, рожденного вне законного брака, в своем сыне или дочери, например. Вообще-то этот вариант был одним из лучших, я получаю Тома совсем маленьким, без груза прежней памяти и знаний, могу сам воспитать его. Годам к пятнадцати он вспомнил бы прежнюю жизнь, но две личности бы смешались друг с другом и еще не известно, какая бы из них была превалирующей. Но грызло меня большое сомнение, что есть у меня в запасе эти пятнадцать лет, муторно мне было и беспокойно, всей шкурой чувствовал грядущие в моей стране перемены, а тогда пригодится аристократам такой лидер.
Поэтому и посещал я запрещенные законом места, а за плечом у меня демонстративно громко топал Фенрир. Часть нужного мне доставили, другое найти обещали, на плату я не скупился, а присутствие оборотня давало «защиту». Хотя я сильно сомневался, что в таком месте, как Лютный переулок кто-то осмелится пойти против Лорда, здесь дураков нет. Помнится, Лорд Малфой вместе с сыном свободно гуляли по брусчатой мостовой, да и сам Драко ничуть не боялся отстать от отца. Фенрир позади глухо ворчал, не любил он бессмысленных действий и прогулок. Я призвал домовика и протянул ему сверточек, Кричер сразу же исчез, но на месте его осталась Басти. Кошка недовольно дернула хвостом, запрыгнула на прилавок и принялась нервно умываться, приглаживая взъерошенную домовиком шерстку, торговец с интересом посмотрел на нее и придвинул ей мисочку, в руках его тут же оказался кувшинчик со сметаной. В Лютном Переулке уважали фамилиаров, ценили их хорошее отношение, каждый такой зверь или птица мог одарить хорошего человека перышком или шерсткой. Дар такой вкладывали в защитные амулеты и вешали на шейки своим деткам, до первого совершеннолетия они получали защиту от сглаза и порчи. Учитывая, что большинство обитателей этого квартала были не слишком обеспечены и сильны, даже такой оберег ценили, ведь ни снять его, ни отобрать, ни купить было нельзя. Насколько верно было это утверждение, я не знаю, ведь моим непоседам, как и детям большинства чистокровных родов похожую защиту давала родовая магия. Фенрир только фыркнул, видя как потершаяся в благодарность о руку лавочника, кошка оставила на одежде несколько шерстинок. Басти в несколько прыжков нагнала меня у выхода и взлетела мне на плечо, наглядно демонстрируя окружающим мое имя. Пришлось смириться. В течение пары следующих часов я заключил несколько выгодных мне контрактов, там же я увидел Люциуса и Карлуса, нашедших для себя слуг или, если повезет, учеников. Естественно всем им предстояли проверки, обеты и клятвы, но сейчас они надеялись на лучшее, считая удачу.
Волдемортом нужно было заняться как можно скорее. Я чувствовал, что то, что раньше было обломками нескольких крестражей, вполне созрело для существования в нашем мире. Прошли названные Рашидом Абдусамадом ибн Назаром восемь лет с момента нашего с Томом слияния, он окреп, восстановил разум и душевное здоровье. Захватить мое тело он не мог, его, как и мою магию, защищала принесенная мною клятва о Служении, поставленные Учителем Амаром и Сссашшшессс ментальные щиты закрывали сознание. Наставник-некромант тоже предпочел перекрыть все возможности для наших с Томом сознательных контактов, но я все равно опасался и предпочел бы поторопиться, ведь Темный Лорд имел все возможности для использования моего зрения и слуха. Именно поэтому я всячески тянул с женитьбой, семейный совет портретов успел подобрать мне нескольких кандидаток в Европе и одну в Англии, подходящих «для Блэка с довеском из Де На Веров», но я находил убедительные причины для отказа от близкого знакомства. Женихом я был заманчивым, привлекательно богатым, одаренным магически и с великолепной, как породистые собаки Канопуса, родословной, так что достаточно было продемонстрировать хотя бы тень интереса к девице, как ее родственники шанс окольцевать меня не упустят, ну, или обраслетить, если учесть магические традиции. Мне очень не хотелось после брачного ритуала (или помолвки, которая благодаря всем заинтересованным лицам, скорее всего, будет предложена как нерасторжимая) обнаружить, что к нашей счастливой паре прибавится третий в лице великолепного Лорда Волдеморта. Учитывая, как крепко связаны наши с ним души, вероятность была близка к единице.

***

Несколько недель я изучал записи и дневники своего предшественника, с трудом продираясь сквозь средневековый текст, столь резко по стилю отличающийся от адресованного мне письма. Все больше я убеждался в том, что последний Де На Вер занимался вовсе не архивами, а генетикой, слишком уж часто он упоминал линии крови. Для того, что бы разобраться в записях хотя бы частично, я составлял огромные полотнища взаимно пересекающихся древ, но мне не хватало знаний. Видимо придется взяться за учебники и не только из «сундуков», но и магловские.
Сейчас же меня интересовали выводы, к которым пришел Георг и почему он посчитал необходимым уничтожить верхушки нескольких родов и предпринять атаку на гоблинов. Вечерами я переворачивал страницу за страницей, передо мной раскрывалась история народа гоблинов, о которой я раньше и не подозревал. Мой предшественник вряд ли сам собирал эту информацию, скорее скопировал откуда-то специально для меня, уж больно качественно была сделана подборка материала, да и почерк различался.
Изучая содержимое «сундука», я поразился, насколько необычна была систематизация его содержимого: несколько подробных каталогов, бирочки с нумерацией на каждом документе, цветные папки, подшивки разноцветными нитями, подписанные закладки-поисковики. Все то, что Георг отнес к подготовке и последствию заговора было завернуто в белоснежно-белую ткань необычайного тонкого шелка. Я начал осторожно распутывать слои, но неожиданно весь материал осыпался мелкой крошкой, открывая моему взгляду несколько книг из начисто выбеленного пергамента с темно-коричневыми надписями на обложке. Заподозрив неладное, я вытащил палочку и выполнил ею несколько пассов, шепча слова на древней латыни, старинное заклинание из арсенала артефактора позволило мне достаточно точно определить материал. Человеческая кожа (меня грызло убеждение, что ее хозяин происходил из того рода, имя которого на ней начертано) и шкура гоблина заставили меня усомниться в миролюбии Де На Веров. Под моей рукой глухо щелкнули защелки, то ли со стоном, то ли с плачем раскрылись обложки. Во главе заговора стояли Перевеллы, кажется, один из Де На Веров упустил линию их крови, в роду некромантов-артефакторов родился вполне реальный кандидат на трон. На весь лист раскинулась огромная трехмерная цветная схема плетения члена Императорского рода. Я немедленно вскочил, раскрыл «сундук» с учебниками и вытащил справочник наследий родов. С первой страницы на меня глядела почти такая же схема Императорской династии. Как могло такое получиться? Я стал просматривать другие генетические карты ближайших родственников этого Перевелла и не находил явного сходства. Вполне возможно, что я был просто не опытен, но, тем не менее, настойчиво сличал книгу с надписью «Перевеллы», учебник, справочники и личный дневник Георга в поисках ответа. Через пару часов напряженной кропотливой работы я получил подтверждение смутным ощущениям: Перевеллам помогли. Вовремя не обнаруженный, скрытый за родовыми ритуалами бастард одного из принцев дал генетический материал для основания заговора и был убит еще совсем мальчишкой. И бастард, и его сын, признанный Перевеллами, выросли в стенах Азкабана, скрытые от любого магического поиска, бунтовщиков не интересовало психическое и умственное состояние пешек, так как реальной власти им давать не планировали. Вот это и нашел Георг, а потом мир содрогнулся.
Род Перевеллов исчез. Полностью. Уничтожены были также те рода, которые были тесно связаны с ним родственными или брачными узами. Осталось лишь три рода, чьи представители имели несчастье породниться с любимцами смерти через брак. На каждый из этих родов была заведена связка пергаментов с полной проверкой генотипа и линий крови всех живых, мертвых и будущих их представителей, были признаны безопасными, а также жестко указанно с кем именно в дальнейшем браки запрещены. Два рода я знал: Поттеры и Мраксы, а третий был истреблен еще при жизни Георга.
В другой книге раскрывалось участие гоблинов. Зеленошкурые нелюди предоставляли своим союзникам деньги и драгоценности, оружие и артефакты. Они воровали ребятишек чистокровных родов из тех, в которых существовали Лорды, растили в подземельях, воспитывая в ненависти к родне. При штурме Гринготтса эти дети были обнаружены, самых маленьких забрали родственники, старших по возможности захватывали живьем. Де На Веру пришлось составлять генные карты на тех, кого не смогли опознать, и пристраивать к ближайшим родичам. Я читал протоколы допросов захваченных, отчеты атаковавших, опросы наблюдателей и юных участников, не смотря на устаревшие названия, суть документации не поменялась. Здесь же находился и перечерканный многочисленными пометками договор между старейшинами гоблинских кланов и Императора. Похоже, Де На Вер готовил новый договор, проект которого находился тут же. Большим специалистом в таких вещах я не был, здесь важны все тонкости, но я знал одного блондинистого гения, который точно с этим справится. Гоблины дотошно соблюдают подписанные договора, а значит сейчас нашли лазейку, если снова строят очередной переворот.
Когда информация, изученная мной, буквально переполнила все отведенные мною для нее места, я понял. Что пора делиться. Вопрос, кого пригласить на посиделки передо мной не стоял, но я серьезно подозревал, что сейчас будет сформирован будущий регентский совет при малолетнем Императоре и свита воскресшего Волдеморта. Канопус и Невилл шли априори, Том подразумевался, я планировал также пригласить Люциуса, скользкий слизеринский змей обладал незаменимыми, а главное превосходящими лично наши, опытом и связями, Фенрир шел добавкой ко мне, он и так знал достаточно, для самостоятельных выводов. Сиятельный Лорд Малфой уже встречался со мной, обговаривал возможные встречи с детьми и осторожно прощупывал мои планы на их образование. Общению отца с сыном и дочерью я не был намерен препятствовать, по крайней мере до тех пор, пока оно не мешает мне и не оказывает дурного влияния на детей. Люциусу я передал папки с отчетами колдомедиков о состоянии Гипериона, мои личные наблюдения, и многое другое. Также как и супруга, старший блондин не смог сдержать вспышки ненависти, но довольно быстро взял себя в руки. К сожалению, очень важным препятствием осуществления планов на сына для Люциуса стала его масть, ужас ребенка перед блондинами не исчез. Единственное, чего мы смогли добиться, было согласие мальчика на присутствие «жутких людей» с ним в одной комнате и даже его ответы на некоторые их вопросы, но принимать от них что-то он не желал категорически. Причем все это время Гиперион накрепко вцеплялся в мою руку и мантию, предпочитая прятаться за моей спиной. И Люциуса, и Нарциссу это расстраивало чрезвычайно.
За несколько дней до объявленных совместных «посиделок Совета» ко мне подошел Фенрир и предложил (точнее настоятельно посоветовал) включить в наш круг и Сноу.
- Он будет нам полезен.
- Нет.
- Он очень много знает о тебе, в том числе, и твое прежнее имя.
- Интересно, откуда? И все равно, нет.
- Он на хорошем счету у нонешной власти.
- Нет. И, Фенрир, не стоит использовать простонародные словечки.
- Он будет нам полезен.
Все аргументы оборотня меня не впечатлили, мне хватало «темной лошадки» белой масти, чтобы не добавлять к ней рыжую. В какой-то момент Сивый решился и пустил в ход свой главный козырь.
- Он член Внутреннего Круга.
- Неужели? Тем более, нет. У нас и так два Пожирателя. Ты и Люциус.
- Он скажет тебе свое настоящее имя, ответит на вопросы, - он «достал из рукава туз».
- Когда это ты успел стать правомочным представителем Сноу, а? – вяло поинтересовался я, но дрема тут же с меня слетела, когда я увидел, как напрягся оборотень. – Фенрир! Что ты ему говоришь обо мне?! ОТВЕЧАЙ!!!!
- Н-н-н-ничего, - простонал оборотень, и только, когда давление магии ослабло, продолжил, - Сноу не будет вредить тебе хозяин, он твой друг. Я не мог ничего ему о тебе рассказать, совсем ничего. Но поверь, Сноу тебе нужен. И он не опасен.
- Упаси меня боги от таких друзей. Но, пожалуй, я приму твое предложение. Но он откроет свое имя, ответит на мои вопросы и принесет мне непреложный обет о не причинении вреда мне, моей семье и моим планам. На крови.
Тайна Сноу мне давно покою не давала, что же касается темы разговора…. Я, пожалуй, знаю, о чем расскажу, но сначала о том, что я нашел, имеют право знать Невилл и Канопус.

 
catДата: Суббота, 13.12.2014, 15:48 | Сообщение # 99
Посвященный
Сообщений: 43
« 8 »
Глава 35. Дела семейные. Тайны и планы. продолжение

***

Невилла сразу же, едва он появился из камина, оккупировали дети, Басти и подросшие щенки, не подпуская к нему взрослых. Кинув на нас извиняющий взгляд, побратим присел, видимо, желая сравниться с непоседами в росте и начал им что-то демонстрировать. Через пару мгновений из крохотной толпы раздался восторженный взвизг и бас Лонгботтома.
- Потише, потише, вы его напугаете. Он же совсем еще кроха.
Я подошел поближе и через детские головенки увидел … стебелек с листиками, усиками и нежно-голубым цветочком. Росток прятался за пазухой у мага, периодически высовывая лепесточки, словно головенку, вытягивал листочки. Мальчишки, повизгивая от обуревавших их чувств, протягивали ему крохотные серые кусочки. Росток стеснительно ощупывал детские ладошки, наткнувшись усиком на подачку, он медленно сворачивал вокруг нее петлю, а затем резко подтягивал к себе и громко чавкал.
- Это, - Невилл проговорил какое-то длинное, вычурное название и тут же перевел, - Это – болотный странник. Он хороший, ласковый, легко приручается. Детей любит.
- Он таким и останется? – поинтересовался я, плотоядные цветочки мне не нравились, особенно те, которые детей любят, но если он такой крохой останется, то пусть будет.
- Нет, что ты, странник колонией живет, до трехсот квадратных миль контролировать может. Он прекрасный охранник, и ласковый, а чужих не любит. Я тебе его принес, на твоем доме вся защита на магии держится, не хорошо это, не рационально. Ну-ка, малыш, вылазь, с хозяином познакомься.
Невилл тут же вытряхнул свой подарок на пол, тот растекся зеленой кучкой, зашевелился. Потом неожиданно поднялся на корешках, словно на лапках, вытянулся. Голубой цветочек закрылся, спрятался за листиками. Какой стеснительный! Гипатия ласково погладила его по стебельку. Ростом странник немного уступал Тедди, от прикосновения ребенка предпочел уклониться и «подошел» ко мне, осторожно и медленно раскрыл цветочек, ставший светло-фиолетовым. На мгновение у меня возникло ощущение, что он заглядывает мне в глаза, просительно так, словно нашкодивший щенок. По совету герболога я погладил росток, чувствуя, как под моей ладонью крепнет стебелек, впитывая мою магию. Он обхватил мою ладонь листиками, запястье стянул усами и ткнулся в палец цветочком. Когда он отстранился, его «мордочка» перепачкалась в моей крови, сочащейся из нескольких мелких разрезов. Пока я примеривался, как бы оторвать ему цветочки-стебелечки, странник напрягся и выпустил несколько побегов, тут же набухших почками. Очаровательно. Пара проклюнувшихся почек выпустила наружу не листики, а бутоны. Мы все с интересом следили, как медленно распускались бутоны, открывая взгляду ярко-зеленый и фиолетовый цветочки. Центральный цветок, фоня недовольством, «оглядел» неудачный цветок, «взглянул на меня» и потянулся к новичку. Несколько ударов сердца и оба молодых цветка сияют яркими изумрудами, под цвет моих глаз.
- Ты ему понравился. Он тебя признал. Пойдем, я покажу, как о нем заботиться. Где ты любишь жить?
Я привел побратима в свой кабинет, он достал из кармана и увеличил плошку с земелькой и мешок с удобрением. Странник оккупировал лоток, впустил в землю корешки и начал отделять побеги с зелеными цветочками от основного стебелька. Ну почему принесенный Невиллом цветок был голубым, а те, что выросли для меня – зелеными?
- Я оставлю тебе инструкции по уходу. Ты не пугайся, Эри, он быстро растет, по дому потом бегать не будет. Он и, правда, хороший охранник. Ты когда Блэк-мэнор восстановишь, там его посади, он страж верный и живет долго.
- Сколько?
- Не знаю точно. Последний раз его мой прапрапрапрадед вырастить смог, он триста лет моих предков берег, пока всю колонию при штурме не сожгли вместе с домом. Но наследника он сохранил. У странника эти листочки большие вырастают, ребенок в них, как в одеяло, завернуться может, так и предок мой нападение пережил. Ты не беспокойся, Эри, он к тебе уже привязался. Я смог выяснить, что ты от меня получил. Возможность управления растениями - охранниками. Я тебе еще потом что-нибудь принесу.
Пока Невилл восторженно делился своими планами по обеспечению меня очередными растительными монстрами, голубой цветочек отделился от изумрудных сородичей, осторожно поднялся на корешки и «пошагал» к выходу. Там его уже ждал Гиперион. Он подхватил ЭТО на руки, что-то скормил цветочку и потащил в детские комнаты.
- Странник детей и сам не обидит, и чужим не даст.
- А своим?
- Ты – хозяин, тебе решать, - пожал плечами Невилл, потом оглянувшись, шепотом спросил, - А у тебя поесть ничего нет? Понимаешь, мама и Джинни решили перейти на вегетарианскую диету, спорить с ними по пустякам мне не хочется, а я голодный. Мяса хочу!
Я посмеялся вместе с побратимом над его бедой, но вполне его понимал. Френсис была самой уважаемой женщиной в моем доме и в отсутствии у меня супруги заведовала в нем всем. По большей части я с ней не спорил, в конце концов, меня не сильно волновало, как были обставлены комнаты и во что одеты дети, лишь бы было удобно и прилично, что подается на стол в обычное время, лишь бы вкусно и полезно. Меня слушались, мои желания и предпочтения учитывались, мне большего не требовалось. Дом создавала женщина, она зажигала очаг и поддерживала в нем пламя. Так меня учили. Вот и Невилл предпочитал не спорить в мелочах, он вообще был не требователен и равнодушен к вещам, но то, что считал важным, отстаивал рьяно.
Ужин был по-своему великолепен, дети демонстративно аккуратны и послушны, вот только украдкой подбрасывают под стол кусочки. Я проигнорировал подобное поведение на сегодня, но взял себе на заметку: надо рассказать детям о том, почему питомцев нельзя подкармливать со своего стола. Из столовой непоседливая троица предпочла исчезнуть сразу же и утащить за собой лонгботтомовский подарочек. Странник, кажется, подрос, листьев точно стало больше. Вечером, когда дети были уложены спать, мы собрались в гостиной. Эльфы притащили вино, легкие закуски, салатики, сыры. Предложенный мне тонкостенный фужер я проигнорировал, предпочтя молоко. Бегло просмотренные дневники предшественника подвели под это пристрастие еще одну причину, Де На Веры обожали молоко. И не только пить, но и купаться в нем, последнего я точно не желал, но кто знает, что будет дальше, поэтому предпочел подготовиться заранее, отправив на подчиненные мне крестьянские фермы указание, увеличить поголовье коров и поставки молока в родовой особняк.
Первые минуты мы обсуждали детей, министра, печатаемые в прессе слухи. Перевести разговор на нужную тему придется мне, но я чувствовал, что Невилл еще не готов. Рано. Мне нужна его поддержка, причем осознанная, а не из-за побратимства. Я выбрал более нейтральный предмет обсуждения, возможно, все удастся. Гоблины. Враги, веками замышлявшие уничтожение волшебников, или надежные партнеры, хотя и не союзники. Какими видят их мои собеседники? Я еще раз оглядел присутствующих.
Невилл. Чистокровный представитель моего поколения. Маг, для которого война так и не закончилась, сирота, у которого отобрали детство. Он – воспитанник Хогвартса. Тарас. Бастард чистокровного рода. Мастер без имени и звания, имеет прекрасное образование, но ветренен и не научен сражаться. Такие маги выросли под иллюзорной защитой родителей, пока мы сражались. Канопус. Аристократ. Представитель старого поколения и хранитель традиций. Не смотря на толерантность и гибкость мышления, предпочитает жить и действовать по законам прошедшей эпохи. Френсис. Женщина, держащая в руках дом и (негласно) семью, незримо дергает она за паутинки, подталкивая и направляя решения мужа и сына в нужную сторону. Генрих. Хитрый и изворотливый, верный и жестокий, беспородный щенок, подобранный из жалости и выросший в не менее беспородного пса. Такие разные, они олицетворяют собой пусть и утрированную, но модель общества. Если я смогу донести до них свои мысли, то смогу попрактиковаться и на других.
- Я хотел бы сегодня рассказать о нашем враге, скрывающим намерения столь искусно, что я сам сомневаюсь в сделанных выводах, - начал я, поглаживая Ветерка, прикорнувшего на моих коленях.
- Что ты узнал о гоблинах, брат? – «угадал» Невилл.
- А что известно английским магам? – спросил я, меня учили в другой стране, пусть и в мелочах, но наши знания различны.
- Магическая раса, отличные ремесленники, воины, банкиры. Живут в подземельях. Всегда соблюдают договор. С ними нужно быть очень внимательным, договор они заключают только к своей выгоде, - бодро отрапортовал Тарас, ему нравилось играть несерьезного мальчишку, баловня и щеголя, но мало кто знал его настоящего.
- Главное здесь слово – РАСА. Они смески. Вы слышали когда-нибудь об острове Флорес? Там когда-то жили маленькие люди, не карлики, просто маленькие. Тогда человеческая цивилизация была довольно примитивна, но маги уже были. Хотя я думаю, что они были шаманами. Но, в принципе, это не важно. Главное в том, что на остров пришелся один из Прорывов, пришельцы не уничтожили местных жителей, а соединились с ними. Родившиеся в результате полукровки дали жизнь новой расе, воинственной и агрессивной, мстительной и жестокой. Злобные недорослики начали захватывать соседние острова, уничтожать местное население или обращать их в рабство. Так бы они и жили на архипелаге, пока бы их не обнаружили и не уничтожили бы драконы или эльфы, но вмешалась Судьба. С островов их выжили извержения вулканов и цунами, новую родину они стали искать в Азии. Недорослики исповедовали традиции каннибализма и людоедства, отличались большой жестокостью и кровожадностью, они успели уничтожить несколько человеческих племен и видов магических существ. Их магия отличалась от магии местных жителей кардинально, так, например, они могли безнаказанно убивать маленьких детей и беременных женщин. Вскоре вспыхнула одна из первых глобальных войн, битва за жизнь и ресурсы, охватившая огромные территории. По записям древних жрецов против пришельцев объединились все народы и расы, населяющие Азию. Мне кажется, что там под шумок недорослики что-то натворили и получили отторжение. На землях Востока они больше находиться не могли и были вынуждены бежать. Конечно, на описанные мною события ушли века, бывшие островитяне размножились и даже разделились на несколько кланов. В процессе вынужденной миграции их нравы претерпели некоторые изменения, часть кланов откололась и осталась в местах остановок, организовав колонии гоблинов, которые в свою очередь как-то смогли приспособиться и выжить. Около трех тысяч лет назад основная масса бывших островитян прибыла на территорию Западной Европы. Здесь отторжение Магии Востока уже не действовало, все-таки Восток и Запад на магическом плане различаются очень сильно. Когда я бывал там, то сам почувствовал. Но я продолжу. Прибыв сюда, к нам, гоблины решили отобрать у местных себе территорию и основать свое королевство, или как бы они его назвали. Но на материке постоянно происходило движение, люди, маги, разные другие народы не желали иметь под боком постоянный очаг нетерпимости. Кланам не хватало ресурсов, у них началась внутриплеменная вражда. Прежние вожди войну проиграли и были вынуждены бежать дальше на Запад. На Оловянные острова. Здесь тоже жили маги. Друиды, судя по записям, особым миролюбием не отличались, но и расистами, как теперь говорят маглы, не были, пришельцам разрешили остаться. Несколько веков гоблины копили силу и знания, участвовали в войнах и сварах, были наемниками и убийцами, мастерами и ремесленниками. В принципе, я думаю, гоблины вполне могли вписаться в наше общество на равных, но … произошло другое. Считается, что около двух с небольшим тысяч лет назад численность гоблинских кланов достигла такой величины, что выделенных изначально земель им не хватило. На островах правили друиды, именно их магия была главенствующей. Не знаю, сговорились ли гоблины с сильнейшим тогда магловским государством - Римом, получили ли поддержку от недовольных племен людей-магов, или действовали сами, но случилось то, что случилось. Друиды были полностью уничтожены к V веку, а гоблины заполучили свое проклятие и были вынуждены уйти под землю. На восстановление популяции и прежнего влияния ушли века, старейшины принесли вассальную клятву Императору. Их способности и мастерство позволили им занять особую нишу в нашем мире, но, как и всем разумным, им хотелось большего. Периодически вспыхивали восстания под предводительством военных вождей, но, как я читал, для той эпохи подобное не было редкостью. Боевые когорты терпели одно поражение за другим, гоблины-колдуны мало что могли противопоставить даже отдельным боевым магам, не говоря уже о когортах. Я думаю, что именно тогда в сознании старейшин и зародилась идея политики невоенного уничтожения магов. Мне кажется, что у истоков такой идеи стоял Гринготт – основатель Гринготтса, по крайней мере, я нашел копию договора, заключенного между Императором и Советом Лордов с одной стороны и Советом Старейшин Гоблинских Кланов с другой. Гоблинам, чистокровным гоблинам, в принципе не нужны палочки, они больше ритуалисты и рунные маги. Я предполагаю, что за последние века у них окрепла и магия крови, закрепляясь в потомках. Мой предшественник предположил, что гоблины собирались подчинить Завесы своим подневольным людям-магам, но тогда не успели «насобирать» достаточное количество претендентов. Перевеллы начали политический переворот раньше, возможно, специально, так как не хотели усиления союзников. Знаете, я поражаюсь влиянию своего предшественника. В стране смута, Рода дерутся между собой за власть, герцоги ищут возможного наследника и интригуют за влияние над ним, повсюду шныряют мародеры, активизируется всякая мелкая шваль, собирают войска маглы, свирепствует Инквизиция, поднимают голову в поисках лучшей доли магические расы, словно специально резко увеличиваются популяции хищников. В этом бедламе он собирает действительно могучие силы, объединяет враждующие группировки и стирает в пыль заговорщиков. Когда я думаю о последнем Де На Вере, меня пробивает дрожь. Он абсолютно спокойно описывает свое состояние: потерю магии, подкрадывающуюся слепоту, слабость, неподвижность. Когда начинался штурм Гринготтса и зачищались его подземелья, он уже не может ходить, ему отказывают ноги, а рука не способна удержать палочку. Тем не менее, именно он составляет мирный договор с выжившими гоблинами, останавливает всеобщую резню. Судя по дневникам, это ему приходит в голову разделить полномочия между несколькими учреждениями. Законодательство отдается Совету Лордов, суд – Визенгамоту, политика – Министерству Магии, войско и охрану – Аврорату. Как это все мог сделать один человек?! Каким бы гением он не был?! И единственное, что его сдерживало, была верность Императору!
- Страшно подумать, какая власть может быть сосредоточена в руках одного человека!
- Тогда ты точно МОНСТР! – покачал головой Тарас, он был так серьезен,что Ветерок открыл глазенки и попытался забраться ко мне под одежду.
- Не смешно… Я подумал, что ситуация во многом похожа.
- А как его звали? Последнего Де На Вера? – тихо поинтересовался побратим.
- Георг Леонард Анум Де На Вер**. Младший сын лорда Де На Вера.

***

Через несколько дней, когда на выходные ребятишки отправились под охраной в парк развлечений, слугам были поручены закупка обстановки в новый особнячок и наблюдение за бригадой ремонтников, в неожиданно притихший дом пожаловали важные гости. Невилл приветственно сжал меня в своих объятиях, чем окончательно убедил меня в том, что среди предков Лонгботтома затесалась парочка медведей. Люциус был холодно вежлив, но, похоже, эта манера поведения для него вообще типична. Басти потерлась о него и скользнула ко мне, скинув мне образ блондина под чарами гламура. Лорд Малфой восстанавливался медленно. Оул был подозрительно весел. Я внимательно к нему приглядывался, все еще не веря, кто именно скрывается под этим ярким образом, пытался выделить знакомые черты. Сноу посмеивался, откровенно позировал, замечая мой интерес, подмигивал и красовался. Видя это, я злился, чувство юмора у Сноу было странным, или, может быть, так казалось мне. Оказалось, Люциус прекрасно знал прежнюю личность рыжего типа и находил его поведение вполне нормальным. Впрочем, ничего против Сноу я не имел, как и скрывать от него свой второй род, о котором тому и так было прекрасно известно. Ладно, знание Сноу об особенностях рода императорских архивариусов вполне объяснимы, но информированность Малфоя поражала.

*В 2003-2004 гг на индонезийском острове Флорес были найдены самые низкорослые человеческие останки, максимальный рост – около метра. По официальной версии это были кости нового подвида человеческой эволюции homo floresiensis, жившего около 13000 лет назад. Считается, что «хоббиты» (как назвали подвид в прессе) погибли полностью при извержении вулканов 12000 лет назад. В 2006 г. палеоантропологом Ли Бергер на микронезийских островах Палау, находящихся на расстоянии более 1800 миль от Флореса, были найдены схожие останки.
** Георг - возделывающий землю, Леонард – подобный льву, Анум - рожденный пятым
 
vinneebookДата: Воскресенье, 14.12.2014, 02:39 | Сообщение # 100
Подросток
Сообщений: 18
« 0 »
Интересно буду читать
 
catДата: Пятница, 26.12.2014, 00:13 | Сообщение # 101
Посвященный
Сообщений: 43
« 8 »
Глава 36. Секреты Сноу.
Дорога научит тебя беречь
Пожатье дружеских рук:
На каждую из подаренных встреч
Придется сотня разлук.
М Семенова

Сноу смотрел на меня весело и с насмешкой. Я вглядывался в его рыжую, конопатую лопоухую физиономию и не узнавал, весь предыдущий вечер я изучал колдографии и описания Пожирателей Смерти. Естественно, всех членов Внутреннего Круга не опознал никто, но я сильно подозревал, что кого-кого, а Сноу я знаю.
- Так и не узнал? Не переживай, маскировку я делал на совесть.
- Приветствую гостя в своем доме. Приглашаю присоединиться к моему позднему ужину, - проявил я вежливость, провожая гостя к накрытому столу.
- Все не откажешься от детской привычки есть по ночам, Эри? Пойдем, покажешь, что есть в холодильнике, - сообщил он и оглядел тарелки с закусками, - В последний раз, когда ты меня угощал из холодильника, была вкусная ветчина.
- Это когда? – поразился я, вспоминая, когда это умудрился накормить Сноу ветчиной.
- 26 июля 1997 года, - проинформировал меня собеседник, разглаживая салфетку.
- Не помню, - пожал я плечами.
Сноу сам положил себе несколько ломтей йоркширского пудинга, присматривая за Кричером, наполнявшим его бокал пуншем. Я ничуть не сомневался, что мой сотрапезник прекрасно знаком с этикетом, но зачем так явно пренебрегает им? Вот как я мог кормить его ветчиной, да еще и летом 1997 года? Интересно, неужели Сноу долго голодал, раз так точно помнит дату?
- Тебя тогда забирали от Дурслей к Уизли, - напомнил мне Оул, нарезая кусочками ростбиф. Этот здоровенный ломоть говядины кухарка запекла вместе с другими в духовке с картошкой, луком, чесноком и овощами. Я поспешил заняться своим куском.
- От Дурслей? Ты меня забирал? Был в Ордене Феникса?
- Не-а, - покачал он головой, подцепляя на вилку кусочек мяса и отправляя его в рот, - Никогда не состоял в ордене вечной птички. Вкусно у тебя готовят. Все гораздо проще. Я всегда с тобой был, - подмигнул мне одним глазом и ошарашил, - Я твоя сова – Хедвиг!
Я едва не подавился, но так хотелось поверить сразу, особенно когда заметил его взгляд, пронзительный и гордый. У меня появилось желание послать его в совятню, но тут вспомнил, что моя Хедвиг мертва, погибла, закрыв меня собой, я сам сжег ее тело в коляске. Сноу, видимо, уже имел опыт преподнесения подобных новостей и продолжил.
- Я многоликий анимаг. Если, по-вашему, то – урожденный. Полярная сова была одной из моих звероформ, теперь уже только была.
- Хорошо надо мной посмеялся? – обиделся я, вспомнив, что со своим питомцем делился всем: от тайных мыслей обуреваемого гормонами подростка до последнего кусочка.
- Да, нет. С чего бы это? Я же не Хвост. Ты тогда совсем ребенком был, почти как мои сыновья, да и привязался я к тебе, - спокойно ответил маг.
- Подожди, Хедвиг была самкой! – попытался я опровергнуть выдвинутую гостем идею.
- Поттер, не тупи! Неужели ты в детстве был специалистом - орнитологом, чтобы сразу определить, кто перед тобой! Да и не меняют анимаги пол! – воскликнул он совсем по-Снейповски.
- Я точно знаю. Мне Хагрид сказал!
- Хагрид сам этого не умеет, только с млекопитающими и компетентен. Видел бы ты, как он настойчиво убеждал двух самцов огнекраба заняться продолжение рода! А своего дракошу назвал Норбертом вместо Норберты.
- У драконов пол точно можно определить только к концу первого года жизни, - попытался я оправдать Хагрида, но потом мне пришла в голову другая мысль,- Предположим, Хедвиг – самец, но как докажешь, что ты и он – одно лицо?
- Эридан, мы же договаривались через Фенрира, - вздохнул он, - что я не буду лгать, если не смогу или не захочу ответить, то так и скажу. Могу дать магическую клятву.
- Ладно, но есть ма-а-аленькая нестыковочка, - я показал пальцами, какая именно нестыковка, - В Азкабане ты сказал, что знаешь меня с детства, чуть ли не с рождения.
- С рождения и знаю, точнее даже до него. Я - твой крестный - защитник. По вашим странным традициям, ребенку полагается иметь двух крестных отцов и одну мать.
- Но ты же Пожиратель Смерти! Неужели мои родители согласились?
- Во-первых, они не знали, а во-вторых, Лили обещала сделать одного из нас крестным еще до того, как подумала о твоем зачатии.
- Кого это «нас»? – поразился я.
В принципе, как крестный (при условии, что он – действительно был Хедвиг) Сноу устраивал меня гораздо больше, чем Сириус. Сова постоянно меня подкармливала, причем притаскивала как мышей, так и вполне человеческую еду (в детстве я считал, что она воровала или обшаривала мусорные бачки, но все равно был благодарен ей), всегда готова была выслушать, утешить. Ни один раз она прилетала ко мне в Большой зал просто повидаться, сопровождала на прогулках, умерла за меня. Интересно, а как он познакомился с мамой? И кого это еще она пригласила ко мне в крестные?
- Меня, Игоря и Аврелия, моего кузена.
- Игорь – это Каркаров? И еще одно. Вы обещали назвать свое настоящее имя.
- Я? Я ничего не обещал. Тем не менее, скажу. Меня зовут Оул Сноу.
- Я сказал – настоящее имя.
- Это настоящее, данное мне Наставником, правда, дословно переведенное. В оригинале оно звучит, как ночной гулена. Учитывая, что там, где живет мой Наставник, ночь длится больше пяти месяцев и снег не тает почти весь год, все не совсем так, как ты подумал. Полярная сова была первым доступным мне обликом. Я соединил оба смысла в одном выражении и перевел на английский.
Наставник, закончив обучение, дает Ученику имя, дополняющее данное при рождении или приеме в род. Его можно использовать и отдельно, в этом нет нарушений, но маги предпочитают не разглашать «прозвище». Все же я решил настоять на своем.
- Хорошо, спрошу по-другому. Под каким именем вы были известны как Пожиратель Смерти?
- Ты мне все равно не поверишь, Эри. Будет лучше, если ты сам его назовешь, сам догадаешься. Предлагаю пари. Если к концу нашей встречи обратишься ко мне по ЭТОМУ имени верно, я назову тебе твоего врага, не самого главного, но на сегодняшний день, пожалуй, наиболее опасного. Если ошибешься, то не страшно, я тебя поправлю.
- Ну, нет, - мною овладел азарт, - Если я угадаю – купишь мне лошадь кабардинской породы. Конечно, боевого жеребца, обученного для темного мага с направлением некромантии, а если я ошибусь… - начал я, боевые кони для некромантов отличались большой психологической устойчивостью, терпимостью к искусственно созданным монстрам и верностью одному хозяину, поэтому они были желанным призом для многих.
- То подаришь мне собаку. Чистокровного кобеля со знаменитых блэковских псарен, неуязвимого для магии, - ухмыльнулся Сноу, сразу выбрав соразмерную цену.
- Согласен, - я вернул ему ухмылку, имя Сноу, конечно, интересно, но коня я хотел сильнее. Магических кабардинцев для некромантов разводили только в России, а вот предназначенных для темных магов можно было купить и в Альпах.
- Только хочу предупредить тебя, малыш, не доверяй внешности. Азкабан меня изменил очень сильно. Тогда, после Победы, я обратился в клинику пластической хирургии, мне изменили всего три черты, а результат… Видишь сам! И поверь мне, изменения мелки, но существенны. После смерти Хедвиг, моя магическая подпись существенно изменилась, так что рассчитывать можешь только на свою сообразительность.
- А Фенрир как опознал?
- Сивый – оборотень, для него превалирующим фактором является запах, а изменить его так, что бы обмануть разумного волка – невозможно. Люциусу же я просто дал условный сигнал. Так что бросаю вызов твоему интеллекту! – поднял бокал, салютуя мне, Сноу.
- Вы хорошо знали мою маму? Какая она была? – помолчав, я перевел разговор на другую тему, наше маленькое пари подожгло мой интерес.
- Лили я почти не знал, так, пересеклись несколько раз, - видя мой интерес, он тяжело вздохнул, отложил вилку и посмотрел на меня, - Это долгая история. Может быть, перекусим сначала?
- Э-эх… Лепешку сырную будешь? Или картошки? У меня еще торт был … с кремом….
- Ладно, понял я, понял. Глупая твоя мама была. Наивная очень и расчетливая, думала, что хитрости ее и задумки никто не поймет. Впрочем, для девчонки из рабочего пригорода, получившей путевку в высшее общество, это нормально. Контракт она заключила, думала Ученический, а на самом деле рабский. Самой умной себя считала, советоваться не стала.
- Когда? С кем? – прошипел я.
- Да есть здесь один умник. На многих, только что пришедших в магический мир, ошейник одел. Затейник! Настоящий Паук. Знаешь, на северо-востоке отсюда есть огромная великая страна, объединяющая в своих пределах многие народы и расы. И у страны этой много врагов, много желающих обидеть ее детей. В тех краях это бывает, налетает рать темная, вражеская, схватит то, что плохо лежит или ходит, и убегает. Для того, чтобы маленькие пленники домой не сбежали и верно хозяевам служили, на них одевают рабские путы. За века жители страны научились детей своих находить под самыми разными чарами и ломать кандалы, какие-то сразу, а другие - условно.
- И такие, как у Фенрира? – спросил я, заподозрив, какую именно страну он имел в виду.
- Нет. Такие оковы - только перевесить на другого, но оборотня бы освободили.
- А что с мамой? – напомнил я.
- На Лили был стандартный ошейник, его вполне может снять сильная триада: Целитель, Мастер и Аналитик. Точнее не снять, а ослабить. Втроем мы смогли провести соответствующий ритуал.
- Вот так просто шли и сняли? – поразился я.
- Нет, конечно. Я просто однажды девчонку увидел, плачущую… в парке. Чары идентификации показали дарованную в ошейнике. Вот тогда я и разозлился, попытался определить хозяина. Понимаешь, малыш, у нас в семье не принято порабощать дарованных, да и вообще детей не принято. За такое казнят, не думая, не слушая оправданий. А когда уж понял, кто здесь такой умный, то и позвал приятелей.
- Кто? – глухо повторил я. – Кто посмел?.
- А ты не понял? На маленькую дарованную одеть оковы без согласия родителей и опекунов вообще нельзя. Магия защищает ее и бережет до поры до времени.
- Дамблдор? – вздохнул я, мой собеседник кивнул.
Сноу посмотрел на меня, улыбнулся, наколдовал из бокала маленький фужерчик и аккуратно поместил внутрь воспоминание.
- Иди, смотри… Но вот еще одно. Я хочу предупредить тебя. В моей семье всегда были менталисты, они выработали особую систему защиты воспоминаний. Важные из них закрыты для прочтения и/или коррекции, но есть и особенности. Даже если я дам доступ к памяти посторонним, то моя фигура вполне может быть закрыта туманом или не будут понятны слова или …
- Я знаю, мне рассказывали о такой защите в Академии, но я ее никогда не видел.
- В Академии? Ты учился не далеко от Варанасаи? Хорошее место. Мой отец иногда читает там лекции, а брат деда преподает на постоянной основе.
- А ты?
- Нет. Мои способности слишком специфичны, а Дары имеют узкую направленность. Будешь смотреть? – спросил он, Кричер притащил мне Омут Памяти.
Я оказался в летнем парке, шел дождь, свежий ветерок трепал рыжие локоны сидящей на скамейке девушки. Она плакала. Так хотелось броситься к ней, обнять, утешить… По дорожке парка шел темноволосый мужчина с крупной овчаркой на поводке. Из кармана длинного темного плаща высунулась маленькая мордашка, повела носом, гибкое длиное тело легко выскользнуло на землю и побежало к скамейке, забавно, словно гусеничка, выгнув спинку. Овчарка, заинтересовавшись, потянула своего хозяина следом. Я смотрел, как он наложил на девушку заклинание, покачал головой и подошел ближе. Это явно Сноу, только какой-то незнакомый. Он подошел к маме, отвлек, пошутил. Девушка не смело улыбнулась в ответ, что-то ответила. Я с удивлением наблюдал, как маг с легкостью опытного аврора расспрашивал девушку, над которой словно висел невидимый зонтик, уточнял разные мелочи. Мама все-таки очень доверчива, абсолютно постороннему человеку рассказывает о Хогвартсе! Вот она вскинула голову, вздернула носик и хвастливо взмахнула палочкой. Трансфигурированный из листика ананас начал лихо отплясывать на сидении лавочки. Сноу добродушно покивал, щелкнул пальцами по фрукту, который тут же превратился в птичку. Мама протянула руку, поладила ее по голове и только потом сообразила, откуда та взялся. Она вскочила, выставила перед собой палочку, готовясь защищаться. Лишенная человеческого внимания птичка тут же стала жертвой буровато-коричневой ласки. Зверек потянулся, сел, демонстрируя зубастую красную пасть, и встал на лапки. Сноу оказался очень опытным человеком, успокоить девушку ему далось очень быстро, уже через несколько минут она устроилась рядом и доверчиво продолжила диалог. Я не вслушивался в слова, мне было достаточно слышать мамин голос, видеть ее. Неожиданно для меня она горько расплакалась, пряча лицо в ладонях. Бурая ласка вскочила на задние лапки, застыв живым столбиком,потом забралась маме на колени, пыталась всунуть мордочку между ладонями, усиленно помогая себе передними лапками. Мама, наконец, не выдержала и уступила зверьку, от неожиданности зверек ткнулся мордашкой ей в губы. Сноу положил ладонь на кисть ее руки, она начала что-то спрашивать, а я по-прежнему не мог разобрать слов, только интонации, только голос. Наконец, он смог в чем-то убедить маму, она подала ему руку. Ласка забралась ему на плечо, овчарка села у ноги. Сноу обнял маму за плечи и аппарировал вместе с животными.
- Спасибо. Я ведь маму совсем не помню… - для меня важен был только образ мамы.
- Я понимаю, Эри, но я мало контактировал с твоей матерью, так, случайные встречи. В тот раз я перенес твою мать в дом к Реквуду, его супруга напоила нас чаем с плюшками, а затем я вызвал Игоря, вместе мы решились на ритуал снятия ошейника, но сил у нас не хватило, пришлось ждать Августа. Понимаешь, Эри, рабский ошейник нельзя снять с конкретного мага, не мне тебе говорить, что он фиксирован на имени и ауре. Мой народ меняет будущему свободному имя, дает новую семью… в долг. Магия стремится к расширению и многообразию. Мальчик или мужчина обычно меняет рабский ошейник на полное подчинение роду одного из проводящих ритуалов и отдает дочерей в другие. Девочка или женщина становится супругой или дочерью одного из проводящих ритуал, а ее дети уходят в рода других. Не такая уж и высокая цена за свободу.
- И что решила мама? – мне было интересно, в чей род вошла мама.
- Лили была уже помолвлена, магически, без возможности разрыва. Пришлось нам разыскивать этого мелкого придурка Джеймса и прочищать ему мозги, ты уж извини меня, дружок, но культурных слов о твоем отце я сказать не могу. По договору три следующих ребенка Лили отходили в рода Аврелия, Игоря и мой. Ритуал скрепил брак твоих родителей накрепко, без возможности измены, а заодно и на Джеймсе показал какую-то пакость. Жуть какая-то, смертью даже на нас пахнуло от нее.
- Какую пакость? – прошептал я.
- Не знаю, - пожал он плечами, - что-то от некромантов, что-то страшное, мы могли только запереть это, чтобы оно не переползло на других. Не спрашивай, я действительно не знаю, могу показать аурный слепок. Может быть, узнаешь, куда влип Джеймс.
- В какой род отошел я? – поинтересовался я.
- Ты еще не понял? А как же твое главенство в роду императорских архивариусов?
- Откуда? – спросил я, готовясь нанести удар, о том, что я - Де На Вер, Сноу не должен был знать, едва возникшее к нему доверие резко упало.
- Тише, тише… Все немного не так, как ты подумал. Моя мать была из рода императорских архивариусов. Ты же не думаешь, что на планете только один такой род?
- Я слышал еще о семи, - начал успокаиваться я, в дверь прополз подарок Невилла и начал пристраиваться к креслу Сноу, флегматичная Басти даже не пошевелилась.
- Хочешь посмотреть на свое крещение и родителей? – отвлек меня Сноу, протягивая еще один флакон с воспоминанием, я согласился.

Мама отошла от окна, выглядела она усталой и измученной: волосы коротко острижены, синяки под глазами. Она улыбнулась вошедшему, шагнула к сундуку, откинула крынку и достала крохотную вязанную безрукавку.
- Как считаешь, Оул, достаточно? – она продемонстрировала собственное изделие.
- Да, узор верен, но для защиты от паука недостаточно. Добавь еще поверх эти руны, используй волосы отца. Джеймс, ты ввел сына в род?
Я оглянулся. На диване сидел … мой отец… Джеймс Поттер с младенцем на руках и пытался кормить из бутылочки. Малыш упорно отворачивал личико от соски и хныкал.
- Нет. Род не отвечает мне, я не чувствую его. И эльфы не подчиняются! – в голосе отца звучала такая детская обида, что мне стало смешно.
- А на что ты рассчитывал после попытки убить главу собственного рода? – хмыкнул Оул. – Эльфы все-таки приходят? На чей зов?
- А-А-А! - В этот момент терпение младенца иссякло, и он громко заревел.
- Глупый отщепенец, даже не может покормить наследника благородного рода Поттер! Отдай маленького хозяина Твики. Твики поможет маленькому хозяину, - заворчал явившийся на зов малыша домовик, отец попытался пнуть эльфа, но тот увернулся.
- Прекрасно! Род принял Гарри. Одной проблемой меньше, - Сноу скинул плащ и сел прямо на стол, рядом бросил шляпу, - Твики, принеси мне чаю. Вы решили, что будете делать?
- Мой сын – Избранный! Ему на роду суждено защитить магический мир от монстра! – мама подняла голову от крохотной безрукавки, на которой в это время попыталась что-то вышить короткими черными нитками.
- Да, конечно, - устало кивнул головой Сноу, видимо, спорить он уже устал.
Домовик притащил ему кружку. Мужчина пил, запрокидывая голову, кадык на горле дрогнул, наглядно демонстрируя глотательное движение, по коже проторили дорожки несколько капель. Из брошенной на стол шляпы выбралась ласка и, смешно сгорбившись и подпрыгивая, подбежала к Джеймсу. Цепляясь коготками за штанину, она буквально взлетела ему на плечо и начала шевелить носом, заинтересовано принюхиваясь к бутылочке. Отец попытался отмахнуться от лакомки, но зверек настаивал.
- Оул, мы с Лили посоветовались… Ты не согласишься стать крестным нашему Гарри? – а затем очень тихо, смущенно, продолжил. - По тайному обряду, конечно. Ведь ты -Темный… И обряд помолвки тоже….
Сноу кивнул, поставил кружку. Лили взяла ребенка на руки и подошла к нему.
- Мы, Наследники рода Поттер, отдаем своего сына Гарри Джеймса Поттера под защиту Темного мага, называющего себя Оулом Сноу. Да станешь ты ему защитой и опорой, да не будет у него другой защиты! – я растерянно смотрел на маму. Намерено ли она изменила слова обряда или по незнанию, ведь в таких вещах ошибки чреваты.
- Я, тот, кто называет себя Оулом Сноу, беру под свою защиту сына Лили Поттер, клянусь защищать его и помогать ему до его совершеннолетия, если не будет у него других защитников, - ловко вывернулся из расставленной ловушки Сноу, забирая у матери младенца и рисуя на его лбу руну – оберег, а потом поцеловал.
- Свидетельствую! – поднял палочку недовольный неудавшейся задумкой отец.
- Свидетельствую! – подняла руку Твики.
- Пи-и ксви! – свистнула вставшая столбиком ласка.
Вспышка света озарила комнату, ребенок заплакал, Твики немедленно забрала его\
- Долго вы еще будете сидеть под Фиделиусом? – спросил моего отца Сноу.
Когда я снова поднял глаза на Сноу, тот маленькой ложечкой не столько ел кусок шоколадного торта, сколько подкармливал подарок Невилла. Все маги - большие лакомки, это не столько потворствовали слабости, сколько жизненная необходимость. Мед, шоколад и сахар позволяют организму одаренного производить магическую энергию самостоятельно, не поглощая ее из окружающей среды. Существует теория, что именно благодаря широкой доступности для населения сладостей мы обязаны огромному количеству маглорожденных и полукровок. Лично мне не хватало времени на то, что бы искать достоверные доказательства или опровержения этой теории, но статистика на лицо. Правда, дама она упрямая, а данные можно интерпретировать по-разному. Странные мысли лезут в голову.
- И все-таки я тебе не верю. Почему ты сразу меня не забрал?
- Я был в Азкабане, - Сноу облизнул ложку, а я в который раз задумался, кто же он такой.
- Сириус сбежал из Азкабана… - тихо напомнил я.
- Никто не сбегает из Азкабана, даже мертвые. Только если кто-то поможет снаружи. К твоему сведению, эту тюрьму делали специально для чистокровных, так что анимагия не поможет, только отсрочит конец, да убережет от безумия.
- Но ведь ты пришел… Почему не стал человеком?
- Ты задаешь неудобные вопросы, Эри. Кричер, принеси мне еще тортик и шоколадку. Вот скажи мне, крестник, что ты знаешь о женщинах рода архивариусов?
- Они не наследуют родовых качеств и рождаются редко…
- Глупыш! – ласково протянул маг, забрал у домовика тарелочку с заказанным куском торта и запустил в него ложечку. – Вот будет у тебя дочь, сам увидишь, как выстроятся за ней в очередь чистокровные! Интриг будет!!! Женщины из рода архивариусов получают великолепное образование, имеют способности к языкам, но ценится в них совсем другое. Именно они являются настоящими магами крови, так как способны программировать способности своего малыша в пределах отцовского генокода. Так, например, я, благодаря матери, получил способности шаманизма, утраченные отцовским родом почти двенадцать веков назад.
За спиной кресла Сноу опять высунулся подарок Невилла, маг покосился на него и угостил цветочек кусочком с ложки. У меня возникло ощущение, что он облизнулся, я помотал головой, Оул засмеялся и начал скармливать растению свою порцию лакомства. Я прислушался к магии дома. Особняк признавал Сноу, как моего родственника, и сейчас приглядывался к нему. Кричер поспешно убирал со стола, завистливо косясь на Странника, пока я пытался разобраться с тем, что показалось мне странным в просмотренном воспоминании.
Неподчинение эльфов Джеймсу Поттеру и немедленная явка на мой зов говорили о многом: род Поттер признавал меня если не Наследником, то своим членом точно. А как же клеймо бастарда? Интересно, а как происходит передача власти у Поттеров? В нашем мире существует несколько путей. Официально Наследником является старший сын старшего сына, рожденный в магическом союзе, но так было далеко не всегда. У Блэков Главу рода называл Покровитель, игнорируя право первородства. У Малфоев Наследник и Глава должны обладать четко выраженными и развитыми родовыми способностями и Дарами, недаром, Драко было отказано. У Лестрейнджей Главой рода становился самый сильный маг в семье, вне зависимости от того, как последний вошел в род. А как было у Поттеров? Если по первородству, то у меня серьезные проблемы. Я подозревал, что Чарльз Наследником не является, а меня Глава из рода изгнал. Ситуацию мог бы прояснить родовой гобелен, исправить мой сын, но сильно сомневаюсь, что Карлус позволит ему родиться, если однажды идентифицирует меня с Гарри Поттером. В этом случае мне точно необходимо не просто дружить с Чарльзом, а войти в личный круг, иначе как я смогу точно быть в курсе всех дел? Пожалуй, если мои рассуждения верны, я совершил ошибку, сообщив, что являюсь сыном дарованной Лили Эванс. Почему мама отдала меня именно Оулу Сноу понятно, но он-то почему не назвал своего полного имени? Или заранее рассчитывал быть моей совой?
- Нет, - сказал вдруг Сноу, - Я вообще не рассчитывал брать тебя под свою опеку, родственников у тебя много, как и защитников.
- Читаешь мысли? – я поднялся, жестом предлагая пройти в другое помещение.
- Нет, просто твои размышления прогнозируемы, - Оул легко проскользнул за мной в синюю гостиную и раскинулся на диване, заложил руки за голову и зажмурился, - Лично я хотел только подпортить игру мистеру Пауку, ни ты сам, ни твоя мать мне и даром не нужны были, только отношения ты мне с побратимом подпортил своей Избранностью.
- С побратимом? – я стоял на колени, вручную разжигая огонь в камине, чем ненавязчиво продемонстрировал доверие к собеседнику.
- Ну, да, с Томом, - зевнул Сноу.
- С Волдемортом?! - я резко оглянулся.
- Упс, - смутился Оул, - Извини.
- Опустим, - мне стало грустно, я решил снова сменить тему, говорить о Риддле мне не хотелось, - Что это за хорек был?
- Бурка. Мой фамилиар, - не поддержал мою игру Сноу, - ты о другом спросить хотел…
- И где он? – мне было обидно, я действительно оказался никому не нужен, ни первому крестному, ни второму.
- Погиб. В битве за Хогвартс, - лицо Сноу резко одеревенело, он стал похож на кого-то очень знакомого.
- Как? – я резко поднялся, моя Басти стала частью моей жизни, не представляю, как бы я без нее жил, а моему гостю каково?
- Меня зажали авроры из ордена, когда уже отступал с Руквудом на руках, заковали в ограничивающие магию оковы. Долиш остался, ему всегда нравилось глумиться над безоружными или беззащитными, пыточные у него отработаны не хуже, чем у Макнейра. Я тогда подумал, что нам конец, - Сноу говорил тихо и как-то без эмоционально, - Он явно входил в раж, а остановить его было некому. И тут появляется мой Бурка, он, кстати, ласка, а не хорек. Вцепляется Долишу в … Вообще, потомства у выродка больше не будет… никогда. Он направляет палочку и на моего малыша обрушивается град Секо…
Мы молчим, глядя на огонь. Я не спрашиваю, как ему удалось вырваться, и отомстил ли он за смерть фамилиара. Скорее всего, после произошедшего он еще долго не мог прийти в себя. Говорить мне больше не хочется, сообщенных Сноу новостей мне больше, чем достаточно, так что все путается в голове. Родители, крестные…. Моя жизнь же не первый раз меняет свое направление. Почему-то возникает ощущение, что тайны с моим рождением никаких нет, есть только непредвиденное стечение обстоятельств, ошибки умных взрослых и Паук, воспользовавшийся последствиями. Хотя я могу и ошибиться.
Мои мысли плавно перетекли на Волдеморта. Род моего первого крестного Сириуса был вассалом Слизерина, тот, кто называл себя наследником этого рода, не мог не знать, чем для него обернется нападение на малыша подчиненного рода. Второй крестный, похоже, вообще был Тому родственником и не мог не уведомить его о пополнении в семействе. Так что я не верил в официальную версию гибели Поттеров. Джеймс жил еще столько лет, может быть, и мама где-то бродит по миру? Я хотел спросить о Волдеморте, поделиться своими сомнениями, но Оул не дал.
- Не будем сегодня говорить о Томе. Ни ты, ни я еще не готовы к этому разговору. Спроси о том, о чем не решаешься спросить.
- Почему ты сразу меня не забрал? – прошептал я, не поднимая взгляд.
- Я был в Азкабане, дружок. Оттуда без помощи не сбежать. Меня освободил Том. Едва я оправился, как попытался забрать тебя, но ты, оболваненный Светом, отчаянно меня избегал. Мы несколько раз пересекались с тобой, но ты каждый раз нападал. Мои коллеги по Внутреннему Кругу прекрасно знали, что ты – мой мальчик и не стремились тебе навредить, конечно, я позаботился об их молчании. Я постарался обезопасить тебя так, как мог. Ты жив и здоров, значит, мне удалось выполнить свой долг.
- А Хедвиг?
- Когда в соседнем блоке умер твой отец, я понял, что у тебя не осталось защитников. Иначе тебе просто не позволили бы принять его Посмертный Дар. Я принял меры. То, что я расскажу тебе, Эри, должно остаться между нами. Пообещай! Спасибо. Понимаешь, я не просто маг, я – шаман. Моя мать «вытащила» это наследие из генома моего отца и «подарила» мне. Хедвиг – это овеществленная, обретшая плоть часть моей души и сознания. Я мог видеть ее глазами, управлять ею, сам был совой, но она не была мною. Такова одна из способностей шаманов. Сила Духа. За эту силу маги преследовали и уничтожали шаманов почти повсеместно, так, например, здесь уничтожили друидов.
- Я читал, что шаманы сохранились на севере России, в степях Монголии, в горах Кавказа.
- Да, это так. Шаманы остались на тех землях, которые не нужны магам и в труднодоступных местах. На то, чтобы перевести аниформу в Духа – спутника потребовалось почти тридцать субъективных лет моей жизни и пять реальных. Дух живет, питаясь жизнью и магией шамана, и не может физически контактировать с ним.
- И никто не заметил, что Хедвиг не настоящая птица? Не верю.
- Дух-спутник вполне вещественен, никак не отличим от простого животного и в то же время полностью подконтролен хозяину. Почему, по-твоему, маги не любили шаманов?
- А твоя семья? Они ведь маги?
- Кто тебе сказал, что моя семья меня не любит? Я не пережил бы Азкабан без магической поддержки семьи, взяток охране и продуктовых передач. И не я один. Родичи помогут мне и защитят, но привязанность предпочтут демонстрировать на расстоянии. Так бывает. Я тоже люблю свою семью, но нам некомфортно в обществе друг друга. Магия резонирует, мучает… Мои дети такого «счастья» лишены, они сокровище моего рода, его достояние, их способность к шаманизму легко сочетается с магией. Я же… Как ты думаешь, почему я продолжаю жить на чужбине? - голос Сноу был тих и печален.
Маг замолчал, его тоску и одиночество я ощущал как свои. Странник переполз ко мне, попытался забраться на колени, но был выпихнут неожиданно появившимся Ветерком. Эльфенок и цветок боролись в тишине, пока домовичок не победил. Обиженный питомец Невилла забрался под мое кресло и чем-то там шелестел и скребся. Я и Сноу смотрели на огонь в камине, слушали треск пламени. Говорить не хотелось. Мне показалось, что в последней своей фразе Оул был не совсем искренен, о чем-то умолчал, но я поспешил отогнать эти плохие мысли. Огромные напольные часы в коридоре пробили полночь. Сноу встряхнулся, точно прогоняя наваждение, поднялся, подошел к камину, присел, вытягивая руки к огню. Потер ладони друг о друга. Затем маг развернулся ко мне.
- Не переживай, Эри, будет день – будем жить. Есть еще одна вещь, которую нам надо обсудить. Что ты знаешь о Карлусе Поттере?
- Лорд, Светлый маг, Глава рода Поттер. У него было два сына…
- Ох, Эри, Эри… Для тебя, да и для меня тоже, важно другое. Кто тебе сказал, что у Лорда Поттера было ДВА сына? Мне известно, по крайней мере, о шести. Я помню Карлуса уже не молодым, он был ярок, красив и любвеобилен, вокруг него постоянно вертелись девушки, замужние дамы были рады привлечь его внимание. Бастарды у него не переводились, вечно шныряли под ногами, обслуживали гостей и хозяев. Поттер легко и спокойно делал ими ставки в картах, проигрывал и расплачивался детьми, словно щенками. Поговаривали, что он лично холостил мальчишек, чтобы ни один не мог бросить ему вызов. Не знаю, насколько это соответствует истине, не проверял, все бастарды обучались как слуги, вот это верно, - Сноу потянулся и зевнул.
- Это правда?
- Я могу сказать только о том, что видел сам. У Джеймса был слуга, очень похожий на него лицом, к которому он относился как к домовому эльфу. Парень прикрывал его в стычках, а потом, где-то за полгода до … официальной гибели твоих родителей он пропал. Как понимаешь, чужих слуг, бастардов, рабов никто не считает, да и замечают их мало. Я бы не стал на твоем месте верить Поттерам, что старшему, что младшему.
- Мгм. Я и так не сильно им доверяю, но спасибо. Я предпочту держать их поближе.
- Решай сам. Ты хотел узнать что-то еще?
- Нет, пока нет. У меня есть еще вопросы, но пока мне хватит и имеющихся ответов.
- Тогда ты не будешь против, если я вздремну? – зевнул Сноу.
- Только не здесь. Тебе приготовлена гостевая. Извини, я не знал, что мы родственники.
- Пустое, - махнул рукой Сноу, - Меня устроит гостевая.
- Кричер, проводи моего гостя в его комнаты.
Сноу ушел, а я все также сидел и смотрел в камин. Перебирал известные о Сноу факты. Темный маг, Пожиратель Смерти, член Внутреннего Круга. Макнейер? Кребб? Друг моей мамы, мой крестный, тень, всегда оберегающая меня. Снейп? Сын дочери рода архивариусов, чужак в моей стране, побратим Волдеморта. Какая-то мысль забрезжила в моей голове…но я уснул, так и не решив ничего с именем.
Утром меня растолкал Сноу, улыбнулся, взлохматил мне прическу еще больше.
- Так и не угадал мое имя? Жаль. Ты мне должен. Собака за тобой.
- Погоди, а завтрак?
- У меня действительно много дел, - он посмотрел на меня прежде, чем войти в камин и добавил, - Лорд Поттер ищет Гарри Поттера и ищет упорно. Я сильно сомневаюсь, что он хочет признать его и назвать наследником. Будь осторожен.
- Погоди, я знаю, как тебя зовут. Я выиграл! – я попытался остановить Оула, но он уже сделал шаг в пламя. – Ты – Анто…
Ответом мне был задорный смех. Ну что за неудача! А я так хотел коняшку для некроманта!
 
catДата: Пятница, 26.12.2014, 00:35 | Сообщение # 102
Посвященный
Сообщений: 43
« 8 »
Глава 37. В Министерстве Магии.

Жизнь — не очень красивая штука...
Все мы чаем добра и любви,
А она нам — за кукишем кукиш...
Так восславь её, брат. И — живи...
М. Семенова

В Министерстве собиралась очередная комиссия по проверке деятельности Хогвартса и расходу средств, участвовать в ней желающих было мало. С Великой Битвы замок восстанавливали всем миром, арестованные Пожиратели охотно жертвовали средства на школу и Св. Мунго, надеясь откупиться от смертного приговора, в принципе, им это удалось, большинство получило пожизненное заключение. Не знаю, кто был тем умным человеком, что заключил договор пожертвования между дарителем и Министерством, но он заслужил мое искреннее уважение. Гоблины послушно отчисляли галлеоны до тех пор, пока жив заключивший договор Глава рода, по первому же письменному требованию комиссии, но требовали задокументированные расписки и счета расходов примерно четырех пятых от выделенных сумм, причем за неправомерные траты члены комиссии расплачивались личным состоянием. Как бы дело не было, какие бы планы подземный народец не строил, но договоры не нарушал и другим не нарушать помогал … иногда, когда был заинтересован. За несколько прошедших лет комиссию смогли «повозглавлять» начальники всех отделов вместе со своими не чистыми на руку подчиненными, так что сейчас все формировалось в принудительном порядке.
Вот так и получилось, что в октябре дружно заболели, отправились в очень важные командировки начальники почти всех отделов Министерства вместе со своими заместителями. Да… оказывается, гоблины не так уж и плохо справлялись с дрессировкой нерадивых чиновников. Те немногие, кто, как и я, остались на своих постах, не подходили под требования к членству в комиссии. Кингсли вызвал меня к себе личным приглашением и озадачил новым поручением. Отказаться не получилось. В приемной на месте секретаря во вращающемся кресле удобно расположился Сноу, отталкиваясь ногами, он медленно завершал очередной круг, шумно высасывая какой-то напиток через трубочку из пластикового стаканчика. Перед ним прямо на столе сидела Гермиона и что-то настойчиво ему втолковывала, потрясая стопкой разрозненных листов.
- Приветствую, Лорд Блэк. Как ваше самочувствие?
- Добрый день, мистер Сноу, миссис Бруствер. Оул, не в курсе, зачем Кингсли меня вызвал?
- Тебе точно понравится, - усмехнулся Сноу и отсалютовал мне бокалом.
- Для вас, министр Бруствер, - сделала мне замечание Гермиона, что-то увлеченно черкая в своих бумажках, от неосторожного движения ее мантия распахнулась, демонстрируя округлившийся животик.
- Заходи, ОН тебя уже ждет. Оборотня оставь здесь.
- Позвольте поинтересоваться, миссис Бруствер, - за моей спиной раздался глухой голос Сивого, - что именно вы так рьяно отстаивали? Я тоже представитель магической расы, может быть, я смогу вам помочь?
- Мы исправляем ошибки в законе об освобождении домовиков, - ответил ему Сноу.
- Нет. Вещи право слова никто не давал, - голос Гермионы был абсолютно спокоен, я в это время уже вошел в кабинет министра и предпочел воспользоваться узами для подслушивания, разговор меня заинтересовал.
- Оборотни являются отдельным разумным видом, - спокойно продолжил Фенрир, но я буквально чувствовал его эмоции.
- Нет, - подняла голову женщина, - Оборотни признаны опасными животными и подлежат уничтожению или полному магическому контролю. Хищникам нет места среди людей.
- А домовые эльфы? – спросил Фенрир тихо, а я мысленно. Кингсли сидел, закопавшись в бумаги, и изображал занятость, так что я с чистой совестью подслушивал дальше.
- Ты мне надоел. Как ты посмел меня поучать? Я потребую от твоего хозяина тебя наказать. Но так и быть, из уважения к твоему владельцу, я тебе отвечу. Домовые эльфы – веками угнетаемая аристократами раса разумных, они заслужил право на свободу и достойную оплату своего труда. Оул, как считаешь, что лучше: обязать бывших хозяев выделить им пожизненное содержание, дать образование и медицинскую помощь или отдать им часть имущества хозяев в долевую собственность? – Спросила Гермиона.
- Тихо, Фенрир, сядь там, - тон Сноу был лениво-вальяжным, - Знаешь, Гермиона, первый вариант не понравится аристократам, а второй – вашему супругу. Мне кажется, вам стоит доработать проект. Как показывает магловский опыт, бывшие рабы вскоре становятся проблемой для правительства, резко возрастает уровень преступности и количество бездомных.
- Я прочитала Билль о правах, Декларацию независимости и закон об отмене рабства. Там этого нет. Эй ты, встань немедленно! Оул, прекрати смеяться! Животные не должны валяться на мягкой мебели!
- Гермиона, прекрати. Ну не пометит же он этот диван! Пусть лежит. Что касается этого Билля о правах… Мне в голову пришла идея. Мы же сотрудничаем с маглами? Объяви конкурс по стране, пусть проработают эту ситуацию теоретически.
Кингсли поднял голову и устремил на меня пронизывающий взгляд, его черная кожа лоснилась то ли от пота, то ли от жира.
- Приветствую вас, Лорд Блэк. У меня для вас есть ответственное поручение. Садитесь, пожалуйста, - кивнул он на стул для посетителей. Я осмотрел стул критическим взглядом и трансфигурировал себе другой, больше похожий на кресло с мягким сидением и пурпурной обивкой, Гермиона тем временем продолжила.
- Не плохо. Надо будет показать эльфов по телевидению, вдруг и маглы захотят предложить им работу. Как считаешь? И тебя объявим спонсором и автором идеи, а?
- Не знаю, я же не юрист, - открестился от авторства Сноу.
- Вы зарекомендовали себя положительным и ответственным человеком, - начал хвалить меня министр, а я спешно разорвал связь с Фенриром, - Магическому миру необходимы ваш талант и труд. Понимаете ли… у нас была война с Темными… Нет, нет! Я вас ни в чем не упрекаю. Вы тогда, в конце концов, тогда еще совсем ребенком были, знать ничего не могли. Да и взглядов придерживаетесь прогрессивных. Ваши питомцы растут среди наших союзников. Но после войны нам досталась пребывающая в разрухе страна и школа. Что-то мы, конечно, восстановили всем миров, но все же…
- Прошу прощения, сэр, но не могли бы вы объяснить, зачем я вам нужен. У меня сегодня запланирован визит в отдел конфискации, - мысленно поморщился я, только сейчас сообразив, что питомцами назвали моих детей, а союзниками – маглов, а я-то первым делом подумал, что у меня хотят забрать собак и только недавно купленных лошадей.
- По заведенной традиции Хогвартскую комиссию возглавляет один из руководителей отделов Министерства. В этом году эту ответственную миссию мы решили поручить вам. К сожалению, отказаться вы не можете, согласно пункту 32.15/4, - похоже, я расстроил планы министра на мое охмурение, он сменил не только тон, но и лексикон разговора.
- Кто еще входит в комиссию? Каковы мои полномочия?- хмуро поинтересовался я, указанный пункт позволял Министерству в лице своего министра без учета моего согласия всучить мне поручение, не выходящее за рамки должностных инструкций, с отрывом от места постоянной работы сроком не превышающий двух недель и не более двух раз за календарный год.
- Вот папка, здесь вся необходимая информация. Комиссия практически сформирована, но оставлены два места для ваших протеже, - министр еще раз оглядел меня, - Магический мир надеется на вас, Лорд Блэк.
Я поблагодарил за доверие, захватил папку и вышел. Предложение мне очень не понравилось, что-то замышляет «родное» Министерство. Надо пораспрашивать Панси, кто-кто, а она всегда в курсе сплетен. Я вышел в приемную, Фенрир немедленно поднялся, Сноу кивнул, но спокойно уйти мне не удалось.
- Мистер Блэк! – Гермиона схватила меня за рукав. – Ваш раб меня оскорбил. Я требую его наказания!
- Хорошо, миссис. Фенрир, ты будешь наказан сразу, как придешь домой, - ответил я, желая, чтобы меня оставили в покое, когда мы достаточно отошли от кабинета министра, я еле слышно прошептал, хорошо зная об остром слухе своего спутника, - Помни, ты наказан. Я купил тебе буйвола и медведя в местном зоопарке Копенгагена, и ты вполне законно можешь на них поохотиться.

В своем кабинете я засел за изучение содержимого папки, а оборотень опять начал доводить моего секретаря. После произошедшего старика сквиба он откровенно ненавидел и не давал себе труда скрывать это, его действия становились все более жестокими, хотя ни разу не переходили той грани, после перехода которой мне пришлось бы вмешаться. Я буквально чувствовал, что меня пытаются подставить, втравить во что-то нехорошее. Не меньше меня расстраивало и поведение Гермионы, я никак не мог понять, что с ней происходит. Моя бывшая подруга, сторонница аболициони́зма*, никак не могла ТАК ответить порабощенному оборотню! Гермиона меня бесила своим ослиным упрямством и зашоренностью, но не настолько же! Когда-то я считал ее не просто подругой, а «членом своей стаи», как выразился Невилл, мне было физически больно видеть, как она «скатывается вниз» и не видел возможности ей помочь, не говоря уж о том, что меня она записала во враги. Долго предаваться самоедству мне не дал Сноу, он легко прошел сквозь мою охрану и уселся на стол, прямо на бумаги.
- Брось ты эти бумаги, мальчик, это по большей части мусор. Хогвартс – это бездонная яма, галлеоны он просто ест, а сегодняшние выпускники – беспомощные ягнята, телки, приготовленные на заклание. Жировать в нем удавалось только Дамблдору. Я не знаю, что там можно сделать, как по мне, закрыть надо этот замок и отстроить все заново, а не затыкать щели. Деньги ты, конечно, потеряешь, но, может быть, выяснишь, что там происходит. Что тебя так взволновало, не скажешь?
- Гермиона… - прошептал я, трудно всегда быть сильным, не возможно словами объяснить, что я чувствую, как тяжело на душе. Понять меня могли не многие, пожалуй, только Невилл и … Сноу.
- Не переживай так о своей грязнокровке и не спорь с ней. Тебя не поймут. У нее обычная для беременных навязчивая идея. Удивлен? Какой ты еще не опытный, Эри, и наивный. Вот женишься, сам узнаешь.
- О чем?
- Да, так. У всех беременных возникают навязчивые идеи, у кого-то больше, у кого-то меньше, но появляются у всех. Чем чистокровнее родители будущего малыша и больше волнений у матери, тем сильнее это заметно. Кто-то считает, что супругу нужно разводить павлинов, причем исключительно белых, кто-то – воображает себя непобедимой валькирией и создает мужу и деверю дополнительные трудности по своей охране. Одна озаботится бредовыми идеями настолько, что решит родить и воспитать Избранного Спасителя, другая, очарованная подарками родни, создает настолько креативные модели костюмов, что их пришлось запретить, как аморальные. А наша мадам Кингслии и раньше была озабочена идеей спасения домовых эльфов от многовекового рабства, теперь стало чуть хуже, свободы достойны только они, для остальных ошейник – наказание за грехи, не важно, совершенные или выдуманные.
- Это пройдет? – я задумался над именами тех, кого мне привели в пример.
- Нет, но с этим можно жить. Моя матушка, когда братца моего младшего носила, кошками очарована была, до сих пор в отцовском имении тигры водятся. Так что гости к нам с большой опаской ходят, кошка не собака, лаять не будет. Не волнуйся за эту дурную феминистку, беременную ведьму никто не тронет, а вернуться она не сможет.
Сноу не сильно меня успокоил, но позволил немного отвлечься. Действительно, в ближайшие годы Гермиона не вернется, даже если она решит оставить малыша и выйти на работу, Кингсли просто ей не позволит в ближайшие три – пять лет. Терять свои позиции из-за безграмотности супруги никто не захочет. У женщины, а тем более матери, в магическом мире особая роль – вырастить будущего волшебника и поддерживать пламя в семейном очаге, общество судит именно по этим параметрам, над древними традициями не властно время. Я подумал, что если Гермиона в ближайшие годы не вернется на работу, то ее дикие идеи перестанут воплощаться в жизнь.
- Успокоился? Лорд Блэк, она уже не Грейнджер, она Бруствер, и больше не твоя забота, - снова начал Сноу, но потом ему в голову пришла новая идея, - Если тебе так хочется кого-то опекать, то тут у тебя есть подходящая кандидатура. Линтон.
- Что с ним такое? Вроде сыт, здоров и в безопасности.
- Пока он считался подопечным мадам министр, то не был никому интересен. А теперь ты заявил свои права на мальчишку, но не оформил все документально. Сам-то сосунок не нужен, а вот подгадить тебе – запросто. Ему же четырнадцать, значит, должен учиться, а не бродить по Министерству. Вот и пренебрежение тобой твоими же обязанностями, смотри, заберут этого щенка, смогут получить и других.
- Ясно, спасибо за предупреждение. Кто мутит воду, не знаешь?
- Ты слишком усилил свою позицию, приобрел излишнюю популярность. Многим подобное не по нраву. Так, что на сосунка будет несколько желающих.
Довольный тем, что смог меня дополнительно озадачить, Сноу встал с моего стола, не глядя отправил мне рассыпанные по полу листочки и отправился к двери. Вот спрашивается, зачем приходил? Меня утешить? Сомневаюсь. Скорее опять что-то задумал, интриган. Я до сих пор обижен на него за то, что именно он подсунул мне Фенрира. Оборотень предназначался для кого-то особенного, его выставили на общие торги, только убедившись, что в зал вошел я, другого желающего купить опасное существо в том обществе не было. Конечно, я понимаю желание помочь коллеге, но почему за мой счет? У самого порога рыжий секретарь министра демонстративно хлопнул себя по лбу и вернулся.
- Я, кстати, зачем заходил–то. Меня повысили! Теперь я не секретарь, а помощник, считай, заместитель, - манера Сноу менять манеру разговора с аристократической вычурной высокой речи до плебейского жаргона выходца из Лютного переулка меня безмерно раздражала, - Ты приглашен на домашнюю вечеринку, в пятницу в полночь на Хайгейтском кладбище, склеп Джеймса Холмана**! – жизнерадостно провозгласил он и, видя мое ошарашенное лицо, расхохотался, – Ладно, я пошутил, суббота, полдень, мой дом. Ты слишком быстро сбежал от нашего министра, так что он забыл тебя озадачить важным поручением. Ты в курсе, что Министерство уже несколько лет испытывает проблемы с магическим фоном здания, и было вынуждено использовать магловские способы работы. Невыразимцы предоставили отчет по связи персонала и магического фона, посоветовали обратиться в архив и возобновить проверку уровня магии сотрудников.
- Мне казалось последнее запретили лет пятьдесят назад для предотвращение дискриминации магов, разве нет?
- Верно. В предыдущие годы все отделы возглавляли аристократы, практически все служащие – чистокровные и принятые в рода полукровки, лишь один из двадцати был выходцем из не магического мира. Кингсли хочет статистику за последние два века: происхождение, движение по карьерной лестнице, сохранение мест для конкретной семьи, уровень силы.
- Я не могу, сам знаешь, должностные обеты. Если ему нужна информация, ищи сам.
- Конкретные имена не требуются, достаточно общих указаний, название должности не требуется. Важна только статистика. Это приказ.
- Я предоставлю данные о происхождении, уровню силы и времени пребывания на конкретной должности. Все остальное под запретом. Давай приказ, - я протянул руку и сразу же внес указанные параметры в заведомо не заполненные строки.
Наконец-то Сноу удалился окончательно, а я отправился на поиски Лина и Панси. С первым мне нужно было обговорить его будущее, а вторую озадачить новой работой. Миссис Паркинссон пила чай с единорожками. Пирожные в виде рогатых разноцветных лошадок носились по столу, фыркали, бодались друг с другом, Панси отловила очередное копытное, откусила ему голову и слизала выступивший крем из неподвижно замершей фигурки. Я присел рядом, постукивая ногтем по столу, подманил к себе рыжего единорожку и сжал его между пальцами. Пирожное безуспешно попыталось выбраться, но затем застыло. Домовик, живший при архиве, поставил передо мной большую ярко красную кружку с чаем. Впервые за много лет лопоухое создание проснулось и прекрасно себя чувствовало, в благодарность оно стремилось всеми силами мне услужить. Миссис Паркинссон и другие чистокровные отнеслись к этому спокойно, в конце концов, всегда было так, что, ощущая присутствие главы рода, просыпались домовые эльфы, а если маг был силен, то же самое могло произойти и в возглавляемом им отделе. К новому поручению Панси отнеслась философски, кивнула и отловила еще одно пирожное.
Лина я нашел в закутке между стеллажами, мальчик сидел на полу, сгорбившись и обхватив руками колени.
- Ненавижу! Ненавижу! Как я вас всех ненавижу, - покачиваясь, шептал он.
- Лин! Что с тобой случилось?
- Ненавижу! - мальчик поднял на меня глаза.
- Иди сюда, ребенок.
Я попытался приблизиться к нему, но Лин вскочил, выставив перед собой руки, и отшатнулся. Магия вокруг него сплелась в рваный кокон, блокирующее Силы заклинание явно не справлялось со стихийным всплеском. Мордред! На мальчишке же следящие чары! Если Аврорат засечет применение магии, то его ждет Азкабан! Я быстро скользнул к Лину и обнял его, камни – накопители в моей одежде засверкали, впитывая разлитую вокруг энергию. Под действием произнесенного мною заклинания мальчик обмяк, на трансфигурированной кушетке ему будет удобно. Лин проснулся через два с лишним часа, поднял взлохмаченную голову, я протянул ему кружку с какао.
- Пей!
- Спасибо, сэр.
- А теперь рассказывай, как ты дошел до стихийного всплеска. Что случилось?
- Ничего, сэр, я справлюсь. Сам.
- Лин! Ты работаешь под моим руководством. Я отвечаю за тебя. Я могу тебе помочь только тогда, когда буду знать, что с тобой происходит. Ты мне расскажешь?
- Нет, я справлюсь сам. Спасибо, сэр, - покачал головой мальчик.
- Ответь мне, Лин, - неожиданно мне в голову пришла интересная мысль, на которую меня натолкнуло воспоминание своего детства, - Ты считаешь магический мир сказкой?
- Это не сказка, это кошмар!
- Нет, малыш. Ты не прав. Магический мир не сказка, а реальность со своими законами, традициями и обычаями. Подчиняясь им сам, ты можешь рассчитывать на их соблюдение другими.
- Глупость, весь этот мир – дерьмо, давно уже устаревшее!
- Скажи, Лин, что будет, если перебегать оживленную автостраду, совать пальцы в розетку, пить антифриз, лезть внутрь работающего станка?
- Умрешь…
- Видишь, в обычном мире существуют правила, их соблюдение обеспечивает твою безопасность. Здесь точно также. Ни один человек не выживет в одиночку ни здесь, ни там.
- Неправда! Дома я бы выжил и в одиночку!
- И как?
- Сначала в приюте, потом мне бы платили пособие…
- То есть помощь государства. А если бы ты был в другой стране, скажем, в Либерии или Афганистане.
- Не знаю, - мальчик ошарашенно посмотрел на меня.
- Тебе пришлось бы принять чужие законы и искать себе покровителя или умереть. Здесь точно так же. Ни один человек не выживет в одиночку. В магическом мире еще осталось то, что давно исчезло у неодаренных – Род, Семья. Семья защищает своих, какой бы она не была, эта семья, но на нее можно положиться. У тебя не было семьи, иначе за твои действия отвечал бы взрослый маг и, поверь, он бы легко тебя оправдал, - я не стал говорить, что во многом оправдательный вердикт зависел бы от статуса «родителя», но и приговор ограничился бы штрафом. - Сейчас у тебя может быть покровительство (мое или другого мага), я смогу тебе помочь, если ты станешь МОИМ. Понял?
- Нет…
- Любой, понимаешь, ЛЮБОЙ, кто тебя обидит, рискует бросить вызов мне. Пойти против Лорда, это все равно, что против премьер – министра и армии вместе взятых
- Но вы - Темный! – убежденно сказал мальчик. М-да, похоже, Лин уже отформатирован.
- Темные и Светлые отличаются только видом источника, из которого берут Силу, да еще уровнем контроля над темной стороной своей души. Темные маги не скрывают ни своей жестокости, ни стремления к власти, ни коварства, но одно для них неизменно – верность. В отличие от Светлых, они позаботятся о каждом члене семьи, но не потерпят чужаков,- я старался говорить спокойным тоном, а сам гнал от себя воспоминание о Сноу, когда тот назвал Лорда Поттера «благородной сволочью», - Сейчас ты нейтрален и вполне можешь выбирать…
- Я должен выбирать?
- К сожалению, да. Я оказал тебе плохую услугу, мальчик, когда взял тебя в архив, сейчас ты стал шажком в министерских интригах.
- Не призом? – грустно прозвучал его голос, а Лин, оказывается, не так и наивен, - Мне надо выбрать между вами и …кем?
- Решать тебе. Советую почитать об опекунстве, покровительстве и попечительстве, их видах, особенностях и различиях.
Я поднялся и оставил мальчика одного. Он должен выбрать сам. Четырнадцать лет – это немного в мирной жизни, но когда приходит беда, взрослеешь быстро. Лин нашел меня ближе к вечеру, он был решителен и в то же время смущен, подошел к моему столу, понял на меня измученный взгляд.
- Я выбрал. Я хочу принести вам вассальную клятву.
- Неожиданно. Ты понимаешь, что вассалитет – это навсегда, и для тебя, и для твоих потомков? Что это такое - вассалитет?
- Да. Вассалитет создает общность магии и встраивает мага в новую иерархию, определяя права и обязанности и даруя защиту его семье, если с ее главой что-то случится, - мальчик говорил словно по писанному, но явно не сам подобное придумал, а мне хотелось схватиться за голову. Интересно, кто ему подсказал подобное?
- Лин, мне, конечно, льстит твой выбор, но есть несколько препон. Во-первых, ты для клятвы несовершеннолетний, во-вторых, вассалитет – это награда, даруемая будущим сюзереном, а не требование к нему, в-третьих, ты и твои потомки навсегда станут Темными магами, - начал я, чувствуя, как во мне поднимается злость. Почему доброту принимают за слабость, а доверие – за бесхребетность?! Почему окружающие так хотят меня использовать?! – В–четвертых, ты не только не аристократ, а даже не чистокровный, магия моего рода может не просто не принять твою клятву или изменить ее на другую, с более жестким подчинением, но и покарать. В-пятых, вассал никогда не лжет сюзерену и не скрывает от него ничего, а тем более не пытается его использовать.
- Я…
- Кто тебе сказал о вассалитете? Дважды подумай, прежде, чем ответить
- Джонотан… Колинз…
Вот значит как, Джонотан Колинз - маглорожденный протеже Гермионы. Этому последователю свободы, равенства и братства также не самому пришла в голову идея надоумить мальчишку. Просто образования не хватит. Да и Лин не понимает, чем ему грозит просьба о вассалитете от маглорожденного, да еще и с тайной целью. Это только род Де На Веров предпочитает таких хитрецов, другие – просто убивают. Явно под меня копают. Согласись я, и Лин умрет, а я получу обвинение в предумышленном убийстве невинного ребенка. Откажи, и Лин перестанет доверять, станет очередным шпионом в моем ведомстве. Тяжелый выбор. И объяснить ему все тонкости я тоже не могу, очередной циркуляр не рекомендует начальнику-аристократу просвещать магловоспитанных подчиненных о тонкостях магического мира. Да и не может Лорд принят вассалитет незнамо кого, без заслуг, без верности, просто по доброте душевной. И дел у меня сейчас много!
- Ладно, Лин, я понял. На будущее дам тебе совет: никогда не верь информации, полученной из одного источника или от одного человека. Если совет о традиции магического мира тебе дал выходец из обычного мира, то неплохо бы было проверить ее по книгам или поговорить с аристократом. Пока я не могу принять от тебя вассальную клятву, но время покажет. Сейчас я хочу, что бы ты подумал о выборе себе опекуна.
- Да, сэр. А вам точно не нужна моя помощь? – Глазенки доверчиво смотрели мне в лицо.
И что мне с ним делать? Надеюсь, намек на аристократа он поймет правильно и обратиться к Панси. Только этот доверчивый дурашка предпочтет женщину мужчине, а демонстративную приветливость за хорошее к себе отношение. Нужно только попросить бывшую однокурсницу просветить мальчишку полностью, чтобы в будущем ясно понимал, что говорит… и кому. А потом сразу услать мальчишку подальше из Министерства, чтобы очередной Колинз не подтолкнул к еще одной самоубийственной идее. Вот только что ему поручить? Мой взгляд скользнул по списку мест, которые я, как архивариус, был обязан посетить, и в голову пришла идея.
- Завтра отправишься в Сент-Айвс***. Перепишешь церковную книгу из местной церкви на мосту.
- Зачем?
- Лин, ты знаешь, что записывается в церковной книге?
- Расписание служб?
- О нет! Лин, нельзя быть таким невеждой. В церковной книге фиксируется рождение, точнее крещение, смерть и заключение брака прихожанами.
- И зачем нам информация о маглах? – переступил с ноги на ноги Лин, а у меня засосало под ложечкой. Родичи и семья для него уже маглы…
- Эта церковь находится на месте Силы, Источник слаб для регулярной подпитки магов, но его достаточно для заключения магического брака. Все священники там – всегда сквибы. Об этом знают все маги, там молодежь иногда вступает в брак без одобрения родителей, ушедшие в тень и сбежавшие из магического мира рода заключают союзы только в таких местах, не говоря уже о сквибах, желающих передать потомкам наследие предков без клейма незаконорожденности.
- Значит, любой брак, там заключенный – магический?
- Лин, напоминаю тебе, что на это поручение распространяются должностные клятвы и обеты, - я без палочки наложил на парня чары неразглашения и кивнул на дверь.

Я несколько дней занимался почти исключительно комиссией, проверял прошлое и поднаготную уже вошедших в нее магов, подбирал «своих протеже». На место одного из них я пригласил Чарльза Поттера. Бывший дядюшка не так давно заявился ко мне в дом, загорелый, обветренный в новой «с иголочки» форме и со значком выпускника Аврорской Академии. Все это время он находился на зарубежной стажировке и сдавал выпускные экзамены. Так ли было на самом деле, или Лорд Поттер услал сына подальше от меня после злополучной дуэли, я выяснять не стал. Родственник был принят со всей вежливостью и почетом, но вряд ли он понял, что я не очень был ему рад. Чарльза я пригласил, не столько желая напомнить ему о племяннике – Гарри Поттере и проверить слова Сноу об отношении Лорда Поттера к бастардам, сколько планируя ввести в состав комиссии Светлого и чистокровного мага.
Лин появился в мой последний рабочий день, завтра я должен быть в Хогвартсе. Он положил передо мной копию церковной книги за последние сто лет, мельком взглянув на листы, я кивнул и поблагодарил. Мальчик замялся, явно желая что-то попросить.
- Лин, ты получил зарплату? – поинтересовался я, за отдельную плату гоблины сообщили, что к счету мальчика неоднократно пытались получить доступ разные личности.
- Нет. Сэр, а я могу хранить деньги у вас и брать их понемногу?
- Кто-то забирает у тебя деньги? Лин, пока ты не попросишь, я не могу вмешаться… - я не лгал, но умалчивал, первый шаг подросток должен сделать сам.
- Да… Грентон… Вы можете помочь мне, сэр?
- Грентон – это кто? – я постукивал карандашом по столу.
- Ну, я живу у него.
- Мне казалось, что я поселил тебя в другом месте.
- Грентон сказал, что я не смогу сбежать от него. Я спросил у аврора, он сказал, что Грентон прав, - в конце он уже шептал, напуганный моим взглядом. Аврор, значит…
- И что было дальше? Что еще сказал тебе Грентон?
- Грентон сказал, что я … я …. должен обслуживать его и его друзей… своим телом платить за старое добро…. Если я не буду послушен, то секс покажется мне раем, и … я не смогу никому пожаловаться… Колинз сказал, что магический мир – дикий, в его уголовном праве нет наказания за изнасилование. Меня никто не будет слушать. Это правда, сэр?
- Так, - я хлопнул в ладонью по столу, призывая домовика и приказывая ему накрыть на стол, - Слушай внимательно и запоминай. В магическом мире действительно нет наказания за изнасилование, но только потому, что такого понятия не существует. Половой акт может состояться только по согласию обеих сторон, причем, высказанного вслух. Это – Закон Магии. Само согласие можно получить угрозами или лаской, физическим болевым воздействием или искусственно вызванным сексуальным возбуждением, зельями или чарами подчинения, но оно должно прозвучать вслух. Запомни: не хочешь, не соглашайся.
- А что будет с насильником? Он умрет? Я слышал, что за нарушение магических законов, магия убивает.
- Нет. Они не умрут. Они лишаться защиты.
- И все? – в голосе Лина звучали разочарование и обида.
- Не так все просто. Лишенные защиты могут быть безнаказанно убиты хоть прямо в Косом переулке, их интересы перестают учитывать магические контракты, их ценят в борделях, так как их согласия больше не требуется.
Я не стал говорить мальчику, что поиск и отлов лишенных защиты – прибыльный, а часто и семейный бизнес людоловов. После первого же принудительного полового акта на ауре насильника начинает формироваться печать, с каждым разом наливающаяся мглой. Насильники часто становятся участниками человеческих жертвоприношений, рабочим материалом для специфических клубов, любимцами кровожадных Темных. При этом не имеет значения наличие магии у подобного объекта. Ходят слухи, что людоловы обладают родовым даром обнаружения таких людей и магов, находят их и специально выжидают, пока печать не достигнет нужной концентрации цвета. Ведь чем она насыщеннее, тем выше цена добычи, особенно ценны маньяки и педофилы. Сам я уже неоднократно делал заказы людоловам, человеческие жертвы мне нужны были не только для укрепления щитов, но и для воскрешения Волдеморта. Печать держалась над останками жертвы больше трех веков и служила надежной гарантией безнаказанности. В архиве я нашел несколько попыток выдвинуть обвинение в убийстве лишенного защиты, но каждый раз неудачные. Дементоры отказывались высасывать душу убийцы, Азкабан не открывал для него ворота, ограничивающие магию артефакты, зелья и чары на нем не срабатывали, а устроившие суд Линча сами получали печать. Так что не думаю, что Грентон, кем бы он ни был, является безумцем. Вот такая двойственная мораль магического мира.
Тем не менее, я решил проверить столь серьезно настроенную личность и попросил у Лина несколько волосков. Подростка я привел в дом одного из своих вассалов – пожилую чету, владеющую маленькой лавкой артефактов в Косом переулке. Защиту на их дом я ставил лично, нахождение ребенка в нем проплатил, о дальнейшем проживании договорился. Если Лин действительно захочет быть моим вассалом, здесь ему расскажут что к чему, ведь к Панси он так и не подошел. К тому же именно эту пару я попросил оформить на Лина опеку, не самому же тащить в собственный дом очередного беспризорника!

К обеду я зашел в Министерство, что бы еще раз проверить своих работников и поручить кому-нибудь переписку принесенных Лином бумаг. Большую часть документа хитрый мальчишка банально отксерокопировал, будто такая бумажка сохранится в магическом архиве дольше нескольких месяцев! Пока я мельком просматривал листы, мой взгляд зацепился за знакомое имя, я поспешил найти его снова:

1 августа 1925 года зарегистрирован брак между Томом Томасом Реддлом из Литтл Хэнглтона и девицей Меропой Мракс из Литтл Хэнглтона. Проводил церемонию пастор Чарльз Диппет.

Герберт Флит мрачно покосился на стопку бумаг, положенную мною на его стол, вытащил из ящика прошитые выровненные листы пергаментов и подписал обложку: «Копия церковной книги (условно магическая территория). Сент-Айвс, церковь на мосту». Я не сомневался, что выпускник Пуффендуя сделает все тщательно и аккуратно, а заодно и Лину объяснит, как правильно выполнять работу. «Барсуки» не терпели лентяев, терпеть не могли доделывать или переделывать за кем-то, но охотно помогали товарищам.
В архив заглянул счастливый Чарльз Поттер, сообщая, что члены комиссии уже собрались и ждут меня. Скорее всего, это было его первое ответственное задание, вот он и не смог усидеть на месте спокойно. Уже подходя к двери, я еще раз оглянулся на ставший собственной вотчиной отдел, склоненные головы немногочисленных посетителей, позолоченные солнцем стены и двери, ведущие во внутренние (закрытые) помещения для сотрудников. Неожиданно я увидел на постоянно пустой стене прямо перед входом огромную роспись. Бесконечные таблички с именами, переплетенные разноцветные ветви, шесть золотых иконок и поразившая в самое сердце надпись-заглавие «Возрождение Рода Императоров». Это то, о чем я подумал? Предсмертный труд Георга Де На Вера?
- Эридан, ну идем же скорее! Я никогда не был в Хогвартсе! – Чарльз буквально вытолкнул меня из архива и с достойным Гермионы настойчивостью потянул меня к Атриуму.

* Аболициони́зм (англ. abolitionism, от лат. abolitio, «отмена») — движение за отмену рабства и освобождение рабов.
** Хайгейтское кладбище - кладбище, расположенное в Хайгейте, Лондон. В своем первоначальном виде оно было открыто в 1839 году, как часть плана по созданию семи больших, современных кладбищ (известных как Магическая семёрка) вокруг Лондона. В его старейшей части находится впечатляющая коллекция викторианских мавзолеев и надгробий, а также искусно вырезанных гробниц, допуск осуществляется только для туристических групп. Одно из известнейших в нашей стране захоронений – могила Карла Маркса.
Джеймс Холман (1786 –1857) – известный английский слепой путешественник и писатель-натуралист. Обнаруживший и развивший в себе способности эхолокации, он не отказался от активного образа жизни. Предпринял путешествие по европейским странам и по возвращении опубликовал свои путевые записки. В том же 1822 он отправился в путешествие по России и добрался до Иркутска, но, заподозренный властями в шпионаже, был остановлен, выдворен в Польшу и вернулся домой через Австрию и Пруссию. Записки о российском путешествии были опубликованы в 1825. Следующим было путешествие по Азии, Африке, Австралии и Америке, четыре тома записок об этой экспедиции вышли в 1834-1835. Холман скончался через неделю после завершения автобиографии «Рассказы о моих путешествиях».
*** Сент-Айвс - прибрежный городок в Корнуолле (Великобритания), в прошлом - рыбацкая деревня.
 
mira74Дата: Пятница, 26.12.2014, 14:35 | Сообщение # 103
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Спасибо за такой чудесный фанфик. С каждой главой все интереснее и интереснее.

Сообщение отредактировал mira74 - Пятница, 26.12.2014, 14:36
 
reddevilДата: Пятница, 26.12.2014, 17:02 | Сообщение # 104
Посвященный
Сообщений: 49
« -4 »
Опять слэш какойто мальчик должен платить натурой про девочек нислова их тут ваще подозрительно мало! В волшебном мире шо одни гомосэки????
 
DeimosДата: Суббота, 27.12.2014, 07:53 | Сообщение # 105
Демон теней
Сообщений: 214
« 39 »
Просто автор - пидорас и нормальных людей понять не может. Вот ему и кажется что все вокруг такие же как он, "альтернативные". И вообще произведение в категорию "гет и джен" уже никак не укладывается.
 
vasevalДата: Суббота, 27.12.2014, 14:34 | Сообщение # 106
Ночной стрелок
Сообщений: 78
« 0 »
Ну,ну. Автора не оскорбляем. Просто нужна поганая альтернатива, против которой можно бороться, чем не повод прочистить ряды "добрых" магов?
 
kraaДата: Суббота, 27.12.2014, 22:48 | Сообщение # 107
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
cat, уберите отсюда вашу непристойную историю. Собрал на одном месте мужиков с мальчиками и разливается соловьем какие женщины и девушки дуры и второй сорт существа. У вас матери нету, что ли? Или вы еще не выросли от детской боязни противоположного пола и никак не представляете себе что это такое дама?
Если вам нравятся пидорасы и гомосеки, ваше место не среди нас, поищите себе другую, под стать вам, компанию, блиин!



Без паника!!!
 
DeimosДата: Воскресенье, 28.12.2014, 10:30 | Сообщение # 108
Демон теней
Сообщений: 214
« 39 »
Цитата
Автора не оскорбляем.

Это не оскорбление. Это констатация факта. Писал это произведение пидорас. И опять таки говорю - данная категория форума "гет и джен". Произведение в эту категорию не укладывается.
 
Al123potДата: Воскресенье, 28.12.2014, 14:18 | Сообщение # 109
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата Deimos ()
И опять таки говорю - данная категория форума "гет и джен". Произведение в эту категорию не укладывается.
Пока укладывается но находится почти на грани превращения в дженовый слеш.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
WolnaДата: Вторник, 11.04.2017, 06:46 | Сообщение # 110
Подросток
Сообщений: 14
« 0 »
странно, что Вы считаете эту историю непристойной.
тут почти сплошной Гет и он уже считается непристойным.
это детектив, а антураж только декорации.
историю англиии нужно знать лучше.


Сообщение отредактировал Wolna - Вторник, 11.04.2017, 06:52
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "Архивариус" (Макси, в работе, AU)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск: