Армия Запретного леса

Среда, 22.11.2017, 13:52
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 3 из 9«1234589»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » ВТОРОЙ СЫН. ХИЩНИК. - Джен, дарк (эпилог 01.01)
ВТОРОЙ СЫН. ХИЩНИК. - Джен, дарк (эпилог 01.01)
Frau_IreneДата: Среда, 06.05.2015, 19:26 | Сообщение # 61
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 354 »
Цитата kraa ()
нам этот бастард никчему.

Понимаю. Я ведь Дамблдору не желаю успеха. Мало того, что девицу Блэку подложил, так и сам попользовался.



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
kraaДата: Понедельник, 11.05.2015, 15:27 | Сообщение # 62
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Глава 6. Несколько месяцев спустя

По общему согласию семейного совета, Сириусу воспоминания не вернули. Слишком уж безответственным, импульсивным и вспыльчивым он был – настоящим гриффиндорцем. Его родители, наконец – хоть и скрепя сердце, согласились с выбором Распределяющей шляпы.

С другой стороны, выболтать тайну заговора семьи Блэков с последними Поттерами, Сириус не мог, даже если бы захотел.
За то, одного, глупого сына его родители из дома не выпускали. За ним, в крайнем случае, при нехватке свободного времени у взрослых Блэков, отправляли верного домовика, Кричера, который не позволял молодому хозяину контактировать с кем попало. Особенно, с Орденовцами директора Дамблдора.

Родителям Мэлинды была отправлена, Кричером, вопилка с угрозой суда и штрафа такого астрономического размера, что выплачивать его придется чуть ли не седьмому поколению Вормвудов. Оттуда вернулось длиннющее сообщение с уверениями родителей безмозглой жадины Мэлинды, что меры с их стороны приняты; и уважаемую, Древнейшую Семью Блэков, больше она не потревожит. Ее поспешно выдали за вдовца из Франции, подальше от Лондона и его соблазнов, в виде „случайных” встреч в Косом переулке.

Поттер-Блэки, на Гримуальд плейс 12, больше не появлялись, чтобы не разрушать конспирацию старших Блэков. Сириус слонялся по дому и громко жаловался на своих неверных друзей, которые, как только поженились и обзавелись потомством, начисто забыли про него. Но во время плановых прогулок по Косому переулку, жадно всматривался в прохожих, в надежде увидеть этих предателей – Джеймса и Лили, чтобы высказать им, все, что он думает о них.

Джеймс и Лили появились, но не настоящие, а их двойники.

***
Если Поттер-Блэки, вне Поттер-мэнора, старательно избегали Британского волшебного мира, двойников никто не мог ограничивать, ибо такова была изначальная задумка. А именно, двойники должны были вести себя максимально естественно, чтобы сохранить тайну исчезновения своих оригиналов. Тем временем, оригиналы получили бы время для подготовки к противостоянию с директором.

Для подготовки, были приняты некоторые меры, и первое, с чего они начали, это позаботились о деньгах.
Все наследство, унаследованное Джеймсом от его родителей, было переведено в новый сейф, на имя Джеймса Поттер-Блэка, которое никому в обществе не было известно. Для двойника была выделена небольшая сумма в старом семейном сейфе, к которому гоблин-поверенный изготовил новый ключ. Золото в Целевом ученическом сейфе было поделено на две неровные части: меньшую оставили в старом сейфе – на всякий случай, а большую перевели в новый, ученический сейф Поттер-Блэков.

Позже, подведя итоги своей затеи с двойниками, молодая чета не пожалела о своем решении оставить некую сумму золота там, поддавшись неожиданному приступу предосторожности.

Лили Поттер-Блэк, свое наследство от погибших в автокатастрофе родителей, потратила на закупку дома в магловской части Лондона, в пригородке Литлл Уингинга; и предоставила его своей сестре, Петунии, которая недавно вышла замуж, но не могла позволить себе купить дом. На время, конечно, пока она с мужем не встанут на ноги, закупят себе жилье и выплатят Лили свои долги.

Двойникам, доступ к недвижимости семьи был воспрещен; а, чтобы у них не возникало лишних вопросов, воспоминания о существовании недвижимости было стерто. Двойники, вообще, думали, что они не особо обеспеченная семья и самые обычные волшебники, с не особо выдающимися способностями.

Старые друзья подмену настоящих Поттеров на двойников не заметили. И это удалось благодаря оперативности, с которой действовали Блэки и их союзники - гоблины из Гринготтса. Конечно, для этого пришлось отвалить гоблинам огромную сумму, но безопасность семьи важнее любых денег .

В общем, домик с садиком, который двойники считали единственным наследством Джеймса, пустовал лишь на недолго. Беременная Лили отсутствовала по понятным причинам – ее забрали в Мунго во время собрания Ордена, прямо на глазах у орденцев. Отсутствию ее молодого мужа каждый придумал свое объяснение, вплоть до мелкой интрижки на стороне, пока жены нет дома. И, поэтому, знакомые волшебники Поттеров молчали в тряпочку и не заикались о том, что подозревают его в измене. Да и какое им дело?

Для всех, Лили вернулась из Мунго, сохранив к счастью ребенка, и воздержание ее от посещения Косого тем и объяснялось, что она досконально выполняет предписание врачей - не двигаться лишний раз.

Джеймсу, директор Дамблдор помог устроиться на работу в Аврорат, но на операциях он мало чем отличался. Его коллеги думали, что молодой будущий папочка боится за свою жизнь – ведь, скоро он станет отцом, вот и боится.

Действительность была куда как не лицеприятней, но Джеймс-двойник старался скрывать ее и ни с кем не обсуждал это. Правда была в том, что, с некоторых пор, мощь его заклятий стала убывать. Это его очень удручало. Объяснение сему факту он не находил, сколько бы не рылся в фолиантах, чтобы разгадать эту загадку. Он помнил как колдовал во время ученичества – мощно, дерзко, без лишней подготовки; а теперь все его заклинания выходили хиленькими, да еще и он быстро уставал после этого. Естественно, что это беспокоило молодого мужчину, но он всячески старался скрыть от посторонних свою слабость; кроме того, он заметил те же изменения и у своей жены, Лили.

Он поделился с ней своими наблюдениями и оба решили умалчивать об этом , надеясь, что это временное явление.
Зато, о ребенке в чреве Лили, лечащие ее колдомедики, говорили, что он будет выдающимся волшебником, и уже проявлявляются все признаки этого. Стоило не рожденному ребенку разволноваться, пинки внутри живота матери сопровождались всякими стихийными выбросами: вещи летали вокруг Лили, свечи загорались, пахло цветами, слышался звон, треск; иногда, температура в помещении настолько сильно падала, что мебель покрывалась тонким, белым слоем инея.

Молодая семья только радовалась этому, смирившись со своей слабой магией, считая, что это естественно для волшебной семьи, ожидающей пополнение. Ведь, магическая сила маленьких волшебников берется у родителей, именно поэтому, большинство семей ограничиваются только одним отпрыском – чтобы собственная магия не пострадала.

***
Увидев, медленно идущих по переулку, семью своих друзей, Сириус ринулся за ними. Сопровождающая его сегодня на прогулку, тетя Кассиопея Блэк, не успела остановить его, и теперь, беспомощно смотрела ему вслед.

Больше назад - в отчий дом, он не вернулся. Сделать этого ему не позволили Поттеры, а позже к ним присоединился и призванный ими глава Ордена Феникса.

Слава Мерлину, что лорд Арктурус Блэк предусмотрел подобное развитие событий и не позволил родителям юнца вернуть ему воспоминания.

А к концу октября, полтора года после рождения сынышки Гарри, в ночь магловского Хэллоуина, к Поттерам-двойникам, в Годрикову лощину, заявился Тот-кого-нельзя-называть.

Расслабившиеся Поттеры, быстро схлопотали Аваду в лоб, и легко простились с жизнью, оставив своего убийцу в изумлении - почему и как, такие выдающиеся маги, так слабо ему сопротивлялись. Возможно, Темный лорд – как сам себя Том Ридлл величал, чтобы, хотя бы своим устрашающе звучащим именем, быть достойным своего предка, Салазара Слизерина – необычные изменения в магии Поттерах заметил, но никакие выводы для себя не сделал.

Поэтому он и развоплотился, использовав то же самое заклятье – словно других заклятий, способных отнять жизнь, кроме Смертельного, в магической мире не существовало – в зыркающего, из-за решеток кроватки, Гарри Поттера.

Малютка Гарри, в глазах глупых волшебников, казался истинным грифиндорцем: своим твердым лбом он отразил Непростительное заклятие.

Так думала волшебная общественность, после красноречивого описания событий той ночи профессором Альбусом Дамблдором, на заседании Визенгамота.

Все привыкли считать, что от Авады нет защиты, но это не так. Любой твердый материальный предмет мог блокировать его полностью. А вот зеркало...Зеркала были особым случаем. Они просто отражали заклинание, как обычный луч света.

И надо же было такому случится именно с Волдемортом! Никчемная, детская, блестящая погремушка в руках мальчика, а сыграла роковую роль – отразила пущенную в Гарри Аваду, обратно в своего хозяина.

Вот так и рушатся цивилизации – живешь себе припеваючи, и вдруг, одному из чокнутых первооткрывателей, взбредет в пустую башку какая-то безумная идея - завоевать признание всего мира, установив на орбите концентратор солнечного света, например. И вот тебе катастрофа мирового масштаба: или всемирный Потоп, или засуха на целом континенте, или вымирание древнего вида животных, т.е., динозавров.

Умирая, Темный лорд успел заметить странно знакомую пентаграмму, нарисованную по всем знакомым ему правилам, для создания крестража.

Кто-то здесь заранее подстроил Темному лорду ловушку. Но кто?

Кто бы ни был создателем пентаграммы, он превосходно знал свое дело - маленькая частичка души откололась от души Волдеморта. Если можно, конечно, назвать душой тот ущербный ее огрызок, что остался у Тома Редлла после нескольких расщеплений. Огрызок этот влетел ... эээ, нет, он попытался влететь сквозь глаза мальчика в его башку. Но, некая незнакомая сила в этом мальчике, воспротивилась вторжению, и куску души пришлось загнездиться под кожей, на лбу.

Хорошо, что там была свежая, маленькая, кровоточащая ранка, иначе, все было бы напрасно.

Напрасно, но для кого! Эту пентаграмму не Том Редлл начертил, и ритуал не он провел.

Министерские, расследовавшие позже этот инцидент, пентаграмму заметили, но особо не заинтересовались ею, все подумали на Волдеморта. Никто из них даже не подумал о том, что Лили смогла бы сделать это, боясь за сына. А тем более, никто и вообразить себе не мог, что бедная мать хотела создать маленькому Гарри крестраж, подстраховавываясь на тот случай, если ее маленький сыночек не переживет встречу с Темным лордом.

Чтобы помочь подруге в ее затее, Сириус стащил из библиотеки Блэков, запрещенную Министерством, книгу.

Из нее Лили все и узнала. Но, все равно, опоздала. И крестраж получился самопроизвольно.

А два дня спустя, Сириуса Блэка упекли в Азкабан.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 11.05.2015, 16:01
 
Frau_IreneДата: Понедельник, 11.05.2015, 15:46 | Сообщение # 63
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 354 »
Цитата kraa ()
хоть и скрепя сердцем

скрепя сердце...



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
kraaДата: Понедельник, 11.05.2015, 16:02 | Сообщение # 64
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Frau_Irene, спасибо.


Без паника!!!
 
ShtormДата: Вторник, 12.05.2015, 11:10 | Сообщение # 65
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
Все жеСириус дебил, и нужно, чтобы с Поттерами они больше никогда друзьями не были. А этого Гарри настоящие Поттеры заберут у Петуньи?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
kraaДата: Вторник, 12.05.2015, 21:01 | Сообщение # 66
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Shtorm, еще немножко и начну писать про настоящем. Помнишь, что в первой главе настоящие Поттеры возродили своего сына? С того момента и продолжим. Но заберут ли его, пожалуй, не скажу. Теряется интрига.


Без паника!!!
 
ShtormДата: Среда, 13.05.2015, 01:08 | Сообщение # 67
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
kraa, согласен, интрига должна быть


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
EloizaFenrirДата: Пятница, 15.05.2015, 19:00 | Сообщение # 68
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Оригинальный дамбигадский фыанфик среди скучных дамбигадов-родомагий! Уважение к автору, спасибо.
 
kraaДата: Суббота, 23.05.2015, 17:41 | Сообщение # 69
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Глава 7. Последствия.

В своем доме, защищенном заклятиями предков, Джеймс и Лили Поттер-Блэки, уложив сына Гарри спать и оставив с ним домовичку Бинни, расположились в рабочем кабинете главы рода. Там имелось сквозное зеркало, связанное с пятью другими, развешанными на разных местах в домике в Годриковой Лощине.

Сегодня вечером, там развернулась трагедия гибели их двойников. На гибель маленького, как две капельки воды похожего на их Гарри, мальчика, Лили не хотела смотреть; но ее муж настоял на том, чтобы она осталась и своим прециозным женским оком просмотрела подробности встречи с Тем- кого-нельзя-называть.

Смерть своей двойнички Авадой Темного лорда, настоящая миссис Поттер встретила стиснув зубы, стараясь не раскиснуть и банально не разреветься. Поэтому, она внимательно следила за тем, как безжалостный убийца, закончив с матерью, повернулся к ее сыну, сжимающему в ручонке блестящую погремушку и как тот зажмурил свои огромные, изумрудные глазки. Это было уже слишком для нее, и она отвернулась, не в силах смотреть на гибель невинного ребенка. Выкрик Смертельного заклятия Волдемортом она расслышала хорошо, и внутренне сжалась, мечтая о том, чтобы этот кошмар поскорее закончился.

Но тут, Джеймс подергал ее за рукав, радостно воскликнув:
- Смотри, Лилс! Смотри! Авада Волдеморта отразилась от мальчика!
Миссис Поттер, не веря своим ушам, вовремя повернулась, чтобы увидеть сцену развоплощения Темного лорда. Поэтому, она заметила короткий проблеск пентаграммы во время падения его безжизненного тела прямо в ее центр; но конфигурацию рун, нанесенных кровью кем-то на полу, она не распознала.

То, что сработал какой-то неведомый им двоим ритуал, молодым людям стало понятно сразу, как только черная дымка, отделившаяся от мертвого тела Лорда Судеб, поднялась вверх к потолку. Это была, несомненно, его душа, но почему она была видима обычным зрением? И что за тоненькая сруйка отделилась от основного массы и направилась к ребенку? Еще секунда, и дым полностью впитался в маленькую ранку на лбу мальчика, будто бы специально сделанную для этого, и она стала кровоточить.

Мальчик упал назад на попу и начал горько плакать, размазывая кровь и слезы вперемешку с соплями на своем, еще недавно беленьком, личике.

Казалось бы, ребенок легко отделался после встречи с черным колдуном Волдемортом, раз остался жив, и оба наблюдателя судорожно вздохнули с облегчением. Все-таки, они не желали смерти этому невинному, появившемуся по неведомой причине, мальчику. Но, недолго радовалась чета Поттер-Блэков, потому что в кабинет Джеймса неожиданно аппарировала их домовичка Бинни, испуганная и запыхавшаяся. Увидев ее, Лили вся похолодела, заподозрив неладное и немедленно потребовала доложить о случившемся.

- Благородная хозяйка, - начала Бинни и бросилась в ноги ошеломленной девушке. – Бинни плохая, очень плохая! Она не углядела за хозяином Гарри, и случилось непоправимое! Бинни себя накажет, Бинни готова умереть!
- Что, что случилось с Гарричкой, говори! – рявкнул Джеймс и стал трясти маленькое тельце так сильно, что зубы домовички начали выстукивать чечетку.
- Бинни не углядела, сэр, она не заметила, что из ядра маленького хозяина вдруг начала вытекать магия. Бинни задремала! Бинни проснулась от плача маленького хозяина Гарри и сразу увидела, что из его ядра в неизвестном направлении вытекала магия. Бинни немедленно накрыла колыбельку эльфийским куполом защиты, но было уже поздно. Бинни думает, что магическое ядро ее маленького хозяина уменьшилось в три раза ...
- Нет! Нет, нет ... – прервала причитания эльфийки Лили, ощущая, как у нее все холодеет внутри, от нехороших предчувствий о грядущем. - Поправимо ли это, Бинни?
- О, моя хозяйка! Мы - домовые эльфы, не способны на это! Наша магия не предрасположена к этому, - понурилась маленькая домовичка, ощущая идущие со стороны хозяина Джеймса волны нарастающей паники.
- А кто способен? – рявкнул он. – Гоблины справятся?
- Бинни не знает, хозяин! – воскликнула она и начала снова биться головой об пол. – Бинни готова уже умереть.

Джеймс, взлохматив волосы, несясь по помещению словно шутиха, не знал что предпринять, чтобы помочь сынишке. Вдруг, о чем-то догадавшись, он молча вылетел из своего кабинета, не замечая криков Лили - остановиться и объяснить ей куда он собрался. Понимая душевное состояние своего мужа - сама она была не меньше него подавленной и встревоженной, она понеслась за ним, забыв о скорченной на полу домовичке.

Джеймс, а за ним и бегающая следом Лили, влетели в детскую комнату и бросились к скулящему в кроватке ребенку. Его, обычно розовощекое личико, теперь было смертельно бледным, что свидетельствовало о плохом состоянии ребенка. Он извивался так сильно, словно в животике двигались колючки, но не плакал – видимо, из-за усиливающейся во время плача боли. Только тихо скулил и кусал маленькие кулачки.

Потрясенный отец, всхлипнув и мельком поглядев на страдающего сынишку, кинулся к камину звать на помощь гоблинов. Только у них остались еще подлинные мастера магии жизни, которые предоставляли свои услуги волшебникам, но содрав с них семь шкур.

***
Не успели целители, прибывшие в Поттер-мэнор, в сопровождении поверенного семьи, достопочтенного Грыбояда, приступить к своим обязанностям, как из камина выскочила леди Вальбурга. Ее лихорадило не на шутку, узнав о том, что с наследником
Поттер-Блэков происходит что-то страшное.

Но всем им пришлось терпеливо ждать результата обследования мальчика гоблинскими целителями. Закончив осмотр, те некоторое время тихо переговаривались между собой, рокоча на гоблидуке, пока, единодушно не выдали встревоженным волшебникам, неутешительную новость: помочь наследнику двух фамилий им не удастся. В дальнейшем, магия из ядра Гарри Поттер-Блэка будет продолжать вытекать, разрушая тем самым и его здоровье, пока тот не потеряет все свои магические способности.
- Мой сын превратится в сквиба? – воскликнул Джеймс и схватился руками за волосы, выдергивая их клочьями. – Прошу вас, сделайте что-нибудь! Из-за ваших манипуляций появился тот маленький монстр, который до сих пор тянет силы из моего сына!

Один из целителей, имя которого Джеймс не запомнил, прокашлялся и пророкотал низким голосом:
- Мистер Поттер-Блэк! Мы с моим коллегой можем предложить вам два варианта. Первый из них довольно кардинальный и возможно, он не понравится вам, волшебникам ...
- Что за вариант? – прервав целителя, крикнул, готовый ко всему, Джеймс.
- Убить второго мальчика – того, которого родила двойничка миссис Поттер-Блэк, чтобы прекратить отток магии, который иссушает ядро вашего сына.
Молодая миссис Поттер-Блэк, импульсивная не меньше своего супруга, тут же вскочила с места, громко крикнув:
- Нет! Я не согласна! Нельзя убивать ребенка, это негуманно ...
- Но, Лилс ...
- Что „Лилс”, что? Джеймс, это так чудовищно – убивать невинного младенца, хоть и появившегося таким странным способом.

Тот же целитель поднял руку, чтобы остановить пререкания супругов и продолжил свое выступление словами:
- Тогда, мы предлагаем вам второй вариант: замедлить этот процесс, переехав жить на другое полушарие планеты, чтобы земная твердь экранировала основную долю утечки магии. Наш прогноз - замедление будет идти по нарастающей, пока не прекратится к магическому совершенолетию молодого мистера Поттера. Если вам такой вариант по душе и вы уедете из Англии, мы предоставим вам рекомендательное письмо к филиалу Гринготтса в любом, указанном вами государстве Западного полушария. Есть вероятность того, что там вы найдете и решение вашей проблемы.
- Думаете? – спросила Лили, с проснувшейся надеждой в сердце.
- Надеемся, миссис Поттер-Блэк. Надеемся, - ответил целитель и отступил назад, предоставив поверенному Грибояду возможность поговорить о переезде.

Собрав в Поттер-мэноре своих родственников – Блэков, отчаянные родители, все-таки решили принять первое предложение гоблинов - убить второго мальчика. Пока готовились к отбытию в Годрикову лощину, с громким хлопком, появилась маленькая домовичка Бинни, и сообщила хозяевам такое, что полностью ошеломила всех – даже гоблинов. Выпучив глаза от волнения, эльфийка пропищала:
- Благородный хозяин, Бинни видела в сквозном зеркале, что в доме на Годриковой лощине, ко второму Гарри, подошел бородатый колдун и что-то над ним магичит!
- Что? – взревел Джеймс и бросился наутек к своему кабинету, чтобы увидеть все своими глазами, не заметив, что за ним побежали и все остальные.

Они успели во время: бородатый колдун, как выразилась Бинни, все еще держал на руках бессознательного сына двойников молодых Поттер-Блэков и махал над ним узловатой палочкой; в нем все узнали знаменитого победителя Геллерта Гриндевельда, Альбуса Дамблдора.
- Он накладывает на мальчика ограничители, - подал голос гоблинский целитель. – Хм. Это тоже вариант, надо сказать – неплохой, но временный. Ограничители запечатают на время вытягивание, с той стороны, магии; но что произойдет с вашей стороны - неизвестно. Мне надо осмотреть вашего сына, чтобы подтвердить свою гипотезу.
- Разве есть и такой вариант, почтеннейший целитель? – спросила леди Вальбурга и посмотрела на своего мужа, Ориона, в поисках поддержки. Но, тот смотрел в зеркало полными ненавистью глазами и двигал желваками, скрежеща зубами. Она перевела взгляд на гоблина.
- Пока не осмотрю мальчика, ничего не могу сказать, миледи. Я надеюсь, что утечка магии иссякнет или, по меньшей мере, снизится.
- Пока второй мальчик не подрастет и ограничители не спадут, - предположила леди Вальбурга, сказав это настолько тихо, что ее услышал только целитель. Тот коротко кивнул головой и удалился.

Вернувшись, некоторое время спустя, он застал их всех все еще прилипшими к зеркалу и следящими за профессором Дамблдором. Но, выражения на лицах зрителей ожесточились до полного омерзения к старому колдуну. Тот, банально и мелочно воровал. Не то, чтобы семья Поттеров, в садовом домике на Годриковой лощине, держала что-то действительно ценное; но там остались книги и незначительные артефакты, типа особых часов, показывающих местоположение членов семьи и состояние их здоровья. Осталась и незначительная, по сравнению с той грудой золота, что хранится в гринготтских сейфах, сумма денег. Найдя ее, старый вор стал подпрыгивать, тихо подпевая себе под нос, пока пересчитывал золотые и весело набивал ими свой кошелек.

Чтобы привлечь внимание волшебников, целитель прокашлялся, но на него посмотрела только леди Вальбурга.
- Каков ваш диагноз, уважаемый целитель Гроупсонд? – спросила она. Услышав ее голос и миссис Поттер-Блэк повернулась, с трудом отрешившись от только что увиденного.
- Утечка, увы! не снижается, леди Блэк, - оповестил он. – Магия молодого наследника продолжает течь к неизвестному субъекту, но после вашего рассказа о нападении Темного лорда, миссис Поттер-Блэк, я догадываюсь кого, кроме второго мальчика, она питает силой.

Вальбурга задумалась, мысленно повторяя про себя слова целителя и наконец, тихо предположила:
- Темного Лорда?
- Вы правы, миледи. Чтобы удостовериться в этом, нам стоит проследить за током магии. Но, от смены местожительства молодым Поттер-Блэкам, я не советую отказываться. Я бы, даже, стал настаивать на немедленном отбытии из Англии. Чем скорее, тем лучше.
- Спасибо, целитель Гроупсонд, я прослежу за всем.
Вечером, трое членов семьи Поттер-Блэков, международным портключем, отправились сначала в Испанию; а оттуда, магловским самолетом, улетели в неизвестном направлении, так и не узнав из новостей СМИ об аресте своего друга и родственника, Сириуса Блэка.

***
Молодая семья остановилась жить в городе Ла-Пас, в Восточных Кордильерах, недалеко от озера Титикака. Там, сменив свою фамилию на Эванс, они затерялись среди магловского населения, разной степени смешанности крови с местными индианскими племенами. Их сын Гарри, поправив свое здоровье, посещал школу вместе со здешними ребятами, выучив их странный диалект.

Жизнь в горах, на чистом воздухе, под яркими лучами солнца летом, мороз снежных зим и натуральная пища из местных продуктов, благоприятно отразилась на состояния не только здоровья мальчика, окрепло и его магическое ядро. Счастливые родители стали свидетелями первого магического выброса сына в канун его восьмого дня рождения.

Гарри, в Боливии, вырос высоким, жилистым и энергичным парнишкой. Достигнув положенного для посещения волшебной школы одиннадцатилетнего возраста, Джеймс и Лили отдали своего сына на обучение в Школу Чародейства и шаманизма именем "Мачу Пикчу", скрытой от маглов недалеко от Ла-Паса, в области Куско. Гарри учился отлично, колдовал, усваивал премудрости индианской магической школы и молодая семья, по-маленьку, стала забывать о двойнике Гарри и непресеченной с ним связи своего сына.

Шли годы.

Пока не произошло событие, которое перевернуло их мир с ног на голову. Внезапно, они из Рая попали в кромешный Ад.
Там, в далекой туманной Англии, в школе Колдовства и чародейства Хогвартс, состоялось третье испытание Тримудрого турнира, организованного почитаемым в магическом мире профессором Альбусом Дамблдором, единственной целью у которого была - воспитать из наследника покойных Поттеров, ручного героя.

Результатом третьего испытания турнира стало возрождение, посредством ритуала „Отец-слуга-враг”, Темного лорда Волдеморта.

А возрожденный Волдеморт, не блестя умом, стал выпендриваться перед четырнадцатилетним пацаном, только-что подарившем ему пол литра своей крови, бросаясь на него Непростительным Круциатусом.

Под воздействием нестерпимой боли, магическое ядро паренька разбушевалось, пытаясь заглушить боль своего хозяина магией и разбило вдребезги ограничители Дамблдора, вырываясь на волю.

Мощь колыхнулась и отбросила субтильную тушку Змеелицего на добрые тридцать метров от могильного камня Тома Ридлла-старшего. Котел с зельем нагрелся до красного свечения, а жидкость в нем испарилась, оставив на дне черный осадок.

На тысячу миль от них, Гарри Эванс грохнулся в обморок. Его соседи по комнате, почувствовав неладное, позвали преподобную директрису, дуэнью Марию Эстебан, а та, в свою очередь, – родителей парнишки.

Убитые горем, Джеймс и Лили увезли сына домой и начали спешно готовиться осуществить давно задуманный ими спасательный – на случай провала основного, план по возрождения своего Гарри в теле его двойника.
Нужно было только сотворить сыну крестраж, взяв у него заранее склянку крови.

Гарри Поттер-Блэк умер во сне, бредя и бормоча о каком-то красноглазом монстре, так и так и не очнувшись, чтобы распрощаться с безутешными родителями.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 24.05.2015, 14:30
 
smertДата: Суббота, 23.05.2015, 21:14 | Сообщение # 70
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
спасибо за проду biggrin biggrin
 
ХеорДата: Суббота, 23.05.2015, 22:01 | Сообщение # 71
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Забавненько.


 
Frau_IreneДата: Суббота, 23.05.2015, 22:37 | Сообщение # 72
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 354 »
Цитата Хеор ()
Забавненько.

Грустненько.
Гарри-прототип ведь скончался(((



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
ХеорДата: Суббота, 23.05.2015, 22:40 | Сообщение # 73
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Зато теперь 2в1. Или даже 3в1.


 
ShtormДата: Воскресенье, 24.05.2015, 03:52 | Сообщение # 74
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
Что ж, это произошло. Изначально было ясно, что кто-то из низ должен был умереть. Но все равно грустно, особенно, когда умирают дети


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
turpotaДата: Воскресенье, 24.05.2015, 11:05 | Сообщение # 75
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Цитата kraa ()
Отчаянные обрушившимся несчастьем
- убитые горем; отчаявшиеся

Цитата kraa ()
в случай страшного конца
- на крайний случай; на случай провала основного

Цитата kraa ()
так и не вернувшись, чтобы распрощаться с безутешными родителями, в сознании
- так и не приходя в сознание; так и не очнувшись

kraa, я исправил это сейчас, потому что в черновике их не было.



Цель оправдывает средства.

************************

 
EloizaFenrirДата: Воскресенье, 24.05.2015, 12:05 | Сообщение # 76
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
kraa, у вас богатая фантазия! Очень люблю ваши дамбигады.
 
kraaДата: Воскресенье, 24.05.2015, 14:23 | Сообщение # 77
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Да, turpota, не было. Но без этих предложений, рассказ казался фрагментарным, неровным. Спасибо, что исправил. Теперь придется лазить и исправлять.
Всем - спасибо, что комментировали после того как прочитали новую главу. Еще глава, которая расскажет что произошло с вторым Гарри и вернемся в настоящем, чтобы начать с крестовым походом Хищника.

Shtorm, увы! это нередко случается - погибать детьми, даже в литературе. Мельгор, автор идеи, первоначально, хотел оставить двоих Гарри живыми, но я его убедила, что будет трудно писать о двух одинаковых героях, с одинаковыми именами, но не одинаковыми судьбами. В 90-ых смотрела фильм такой, о двух братьях-близнецах, которых отняли у молоденькой матери, сказав ей, что родился мертвый ребенок. Один из близнецов отдали в глухомани штатов фермерствовать, второй становится жиголо. Первый начинает искать своих родителей, но первым видит брата и думает, что его мать оставила его себе - холила, лелеяла и т.д. И, разобиженный, решает убить родителей и брата, чтобы отомстить за свою нелегкую судьбу. Не зная о еще более горькой судьбе брата.
Я не смотрела в подробностях, потому что таких мыльных опэрей смотрю в ускоренном режиме, но все-таки что-то в содержании фильма меня тронуло, которое до сих пор меня тревожит и я не хочу писать о противоборьством двух братьев.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 24.05.2015, 14:44
 
EloizaFenrirДата: Понедельник, 25.05.2015, 05:43 | Сообщение # 78
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
я не понимаю, Гарри в доме Дурслей убили? Личность мертва?
 
ShtormДата: Понедельник, 25.05.2015, 15:32 | Сообщение # 79
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
Хочу продолжения


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
kraaДата: Понедельник, 25.05.2015, 15:35 | Сообщение # 80
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
EloizaFenrir, хм. Мне хочется, но и не хочется отвечать, потому что будет спойлер.
Shtorm, уточнения по следующей главе сделаны, начало положено, буду писать. А пока ждете, читайте Ведьмы.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 25.05.2015, 15:36
 
kraaДата: Суббота, 06.06.2015, 19:38 | Сообщение # 81
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Глава 8. Поселенец.

Его призвали из небытия неведомые чары невиданных существ и вселили в непонятный сосуд.
Он не помнил кто он, но жгучая, невыносимая боль оставила свой пылающий отпечаток в его сознании. Однако, ощущение невосполнимой потери было сильнее воспоминаний о боли.

А потом, все прекратилось, оставляя его опустошенным и умиротворенным, легким, как пушинка на ветру. Он летал, летал в божественной невесомости и желал, чтобы это ощущение сохранилось навсегда.
Но, наслаждаться нирваной ему не дал зов этих тварей, которые потянули его за некую, невидимую ниточку и выдернули в мир живых, как рыбку на удочке.
Сосуд был холодным и безжизненным. На то, что он выполняет роль сосуда для живого существа указывало его структура. Он был неодушевленным, но живым организмом со всеми нужными органами и даже имел вместилище для магического ядра. К какому виду должно было принадлежать это существо, ему не было понятно, но сосуд был собран из клеток разных существ и мог воплотить в себе все что угодно.

Примирившись с потерей нирваны, он рывком преодолел барьер между мирами и влился в сосуд. Тот сразу встрепенулся, наполнившись жизнью и жидкостью, восхитительного красного цвета, удивительного вкуса и запаха.
Он сразу почувствовал сосуд своим телом и постарался не растрачивать поступающую ему по пульсирующей пуповине жидкость впустую, впитывая ее до последней молекулы.
Потом, он понял чем пахнет эта рубиновая жидкость – магией.
Из потерянного мира он принес с собой боль, мощь и способность колдовать – это он помнил. В сосуде, он почувствовал готовность принять его, но кровь, именно кровь несла в себе ручеек магических сил, и он порадовался ей как маленький ребенок.

Некоторое время спустя, он понял, что он и был маленьким ребенком, неродившимся еще ребенком! Ему все еще предстояло родиться, т.е., неведомые силы дали ему время восстановиться от ТОЙ потери и ТОЙ пульсирующей боли, преодолеть ее и попытаться вспомнить кто он такой.
Он боялся думать о том, что боль во время родов дана не только женщине. Что немалую – очень даже немалую, боль предстоит испытать и ему. Засыпая под нестихающим мерным звуком сердцебиения женщины, в которой он формировался и рос – своей новой матери, он обещал себе, что не забудет те немногочисленные отрывки прошлой жизни, которые мерещились ему иногда.

Флэшбэк.
... Город бурь – Штормград, на фоне гор Красного хребта; зал Совета и одинокую женщину, облаченную во все регалии Хранительницы – кто же она такая и кем ему приходится? Отсутствие отца, которого он помнил, но которого сам, при первом же всплеске магии, убил; и боль, боль, боль ... Пылающие красным светом в темноте, полные ехидства глаза врага, Сар ... кто это был, сможет ли позже вспомнить имя своего врага?...
Конец флэшбэка.

А в какой-то момент, начались схватки и он забыл на какое-то время о своих вопросах.
Осознал он себя вновь только тогда, когда Вселенная начала сжиматься вокруг него, причиняя неудобство и боль, выталкивая его куда-то в известном только ей направлении. Субстанция Вселенной увлекла его за собой сквозь узкое отверстие, и новый мир встретил его ударом по всем чувствам.
Слепящий, яркий свет раздражал глаза; механическое давление на черепную коробку и резкое движение сотрясали ему мозг и он, пытаясь спастись, стал производить ртом разные звуки. Получались весьма жалкие писки, но они, почему-то, были встречены со стороны новой Вселенной взрывом восторженного смеха и победными возгласами.
Его знобило от разреженной новой субстанции мира, но прежде чем он успел опомниться, его обволокли чем-то теплым и сухим. В рот попал теплый комочек и он захотел его проглотить, но из него полилась жидкость еще более вкусная, чем та, которой он питался в утробе, и принесла с собой ощущение завершенности и правильности.
Теплые руки обвились вокруг него подобно гнезду и стали качать влево-вправо, а нежный голос, который он знал из внутренной вселенной, стал мурлыкать ему в ушко что-то бессмысленное и убаюкивающее.
Он блаженно заснул, позволяя себе на время забыться, прежде чем начать узнавать этот новый мир.
А проснувшись, обнаружил внутри себя чужеродную, черную жемчужину, от которой пахло врагом из Мира боли. Пахло этим Сар .... ге .... расом.

***
Прошло некоторое время. Он знакомился, в колыбельке, с новым миром и новыми людьми, лица которых нависали над ним и улыбались ему, лепетали чепуху, от которой он узнал свое новое имя – Гарри. Здесь его звали Гарри и радовались ему.
Ту рыжеватую женщину, которая родила и кормила его – его новую мать, называли Лилс, но кем, из всех мужчин навещающих его время от времени, был его отец, он еще не мог различить. Все до последнего были безумцами и придурками. Никого из них в отцы он не хотел, но кто бы спросил грудного ребенка о его желаниях?
Его кормили, купали, одевали, укладывали спать и играли с ним тогда, когда им это хотелось. Спалось ли самому Гарри, хотелось ли ему гулять холодными зимними утрами в тумане, под дождем – никто его не спрашивал.
Так как те часы, когда он бодрствовал ему постоянно мешали сосредоточиться на своих ощущениях, приходилось прокручивать все события, произошедшие за день, ночью, чтобы сориентироваться в окружающей обстановке. А самое главное – пытаться вспомнить свою прежнюю жизнь и постараться не забывать то немногое, что уже удалось вспомнить. Но были ли это воспоминания настоящими или плодом его больного воображения? Как узнать насколько правдивы те воспоминания, что мерещились ему по ночам; действительно ли это события из его жизни или всего лишь фантазия?
Кто этот Саргерас, даже имя которого несет с собой привкус Врага? А та жемчужина, которая горела черным светом в центре магического ядра и временами испускала короткие, жгучие заряды молнии, – что это такое и откуда она появилась в сосуде?

Маленькое тельце росло, крепло и вот, он уже передвигается на своих слабеньких ножках, тем самым вызывая у этой оравы крикливых орков, в человеческом обличье, дикий восторг. Лишь эта женщина Лилс - его новая мама, смотрела на него с тревожными, изумрудно-зелеными глазами и все свободное время рылась в многопудовых талмудах, ища некое знание, которое все не находилось и не находилось.
Из мужчин, регулярно присутствующих здесь по вечерам, на тревогу Лилс обратил внимание лишь тот, который мог обращаться в огромного черного пса. С ним Лилс поговорила однажды утром наедине, когда никого, кроме них в доме не было. Мужчина-пес исчез на некоторое время, а потом вернулся и принес с собой толстую, черную книженцию.
Они с женщиной вдвоем закрылись тогда в библиотеке, оставив его на попечении домашнего эльфа Добби; вообще, в последнее время, те двое стали все чаще и чаще оставлять заботу о нем на домовика, пока сами чем-то занимались в помещении с книгами.
Сначала, он думал, что они там целуются, пока однажды не увидел опухшие глаза выходящей из библиотеки мамы и не сообразил, что женщины после обнимашек с мужчинами не возвращаются с такими заплаканными глазами...
Тогда он начал подозревать, что те двое что-то затевают, в тайне ото всех; а он, в силу своего младенческого возраста, не мог их расспросить или как-то иначе проверить свои догадки.

А потом, в доме появился этот бородатый колдун, который одним только взглядом своих мерцающих, поверх очков-половинок, синих глаз на него, перевернул весь его внутренний мир. Смутил его дух настолько, что разорвал некую пленку, за которой скрывалась его память о прошлом. Картины из прошлой жизни нахлынули на него водопадом и молотом ударили по неукрепшему сознанию ребенка; но это не имело значения, потому что он смог, наконец, вспомнить свое старое имя.

Медив.

Его звали Медивом, и это он убил там, в мире боли, своего отца, пытаясь превзойти его в магии и доказать ему свою значимость.
Вспомнив, он стал прокручивать это сцену до тех пор, пока не понял откуда у него эта ноющая боль, которую он принес с собой оттуда. Боль потери, невосполнимой потери отца еще в незрелом юношестве.
Его мать, из мира Азерота, готовила его в Хранители, чтобы он мог противостоять возможным вторжениям демонов Пылающего Легиона. Но им, вероятней всего, пришлось отложить ритуал, потому что с ним случился тот магический всплеск, вызвавший такую невыносимую болью, что он впал в кому. А возможно, он там умер ...
И его перенесло сюда, чтобы он прожил новую жизнь, как Гарри Поттер.

Бородатый колдун стал все чаще появляться у них по вечерам и все настырнее и глубже присматриваться к нему. Подозревал ли старик, что с ребенком что-то не так? Насколько это угрожало его будущему?
В присутствии бородача молодые мужчины угомонялись, говорили тише и не ржали по пустякам. Стоило старику заговорить, и все сразу умолкали, прислушиваясь к словам уважаемого гостя.

Маленького Гарри, никто не стал бы подозревать в подслушивании чужих разговоров, но с некоторых пор, он начал постепенно понимать их смысл, хоть и не до конца. Они обсуждали некоего Темного лорда Волдеморта.
Не то, чтобы они вслух произносили это имя, но мысленно - постоянно. Они настолько громко и со страхом, мысленно договаривали эту нелепую кличку вслед за еще более глупым „Тот-кого-нельзя-называть”, что Гарри просто диву давался, всякий раз слыша это в их ментальном вопле.
Ну что за трусливые придурки, а ?

И вот, пришло время, когда Тот-самый-неназываемый лорд Волдеморт, которого все здесь так боялись, наконец объявился у них дома.
Увидев преступающего порог комнаты темноволосого с проседью незнакомца, мама Лилс взяла на руки маленького Гарри и унесла его на второй этаж, перепрыгивая через ступени по лестице наверх. Внизу остался кареглазый, лохматый Мужчина-олень, который чаще всего бывал здесь, собираясь в одиночку прикрывать их отход. Но, не долго он отбивался от нагрянувшего к ним в дом нападавшего и быстро затих.
Лилс бросила мальчика в детскую кровать и, забыв о не закрытой за собой двери, начала бормотать слова, которые Гарри не до конца понимал. Они несли в себе плетенье магии, и в подтверждение этому, пентаграмма на полу ярко вспыхнула и засияла. Гарри эту пентаграмму хорошо видел в магическом зрении, узнал ее, благодаря тем знаниям, что он принес из прошлой жизни и заценил труды этой самоотверженной женщины.

Глаза Того-кого-нельзя-называть резко изменили свой цвет на красный и теперь горели безумием. Увидев эти алые зрачки, Гарри подумал, не побывал ли этот колдун в мире Азерота при помощи случайно найденного ритуальчика. А может быть, впустил в себя астрального демона, чтобы увеличить свою магическую мощь и получить тайные знания?
Мама Лилс, как и мужчина-олень, долго не продержалась в противостоянии с красноглазым монстром и пала мертвой на пол.
Ему стало тоскливо и одиноко от осознания того, что никто и ничего уже не охраняет его маленькое, беспомощное, детское тельце. Он мог только смотреть в пылающие ненавистью глаза этой твари и внутренне вопить, вопить и просить о помощи. Любой помощи.
И он ее дождался. Она пришла рывком, мощным импульсом, словно из ниоткуда; стихийная магия, соединившись с его собственной, ударила по Волдеморту гигантским потоком и отразила его заклятия, розвратив их обратно к нему. Тогда, сработала пентаграмма и вступил в права, заранее подготовленный мамой Лилс, ритуал по изгнанию души злого колдуна.

Но, то ли мама и мужчина-пес не учли все детали ритуала, то ли монстр сохранил в себе крупицу Добра, но маленькая частичка его души отделилась от сгустка черного дыма и полетела к Гарри, пытаясь проникнуть в него. На секунду, он задумался впустить ее в себя или нет; но, не подававшая давно о себе знать, жемчужина Врага из Мира боли вдруг ожила, запылала, и он, не сумев сдержать ее, смог лишь ограничить ее влияние на свое нынешнее тело.
Вихрь огромного, магического выброса Гарри пронесся по дому, разрушая все на своем пути, пока не уперся в остатки наложенного на дом Фиделиуса и не стих сам собой.

***
Проснулся Гарри под открытым, светлеющим небом. Было очень холодно, и он начал дрожать, пытаясь зарыться как можно глубже под шерстяным, в клеточку, детским одеяльцем.
Он был голодный, но никто к нему не приходил, чтобы покормить.
А чего он ожидал – что незнакомые люди будут его кормить?
Он попытался хоть что-то вспомнить, но в голове была сплошная белая пелена. Ему стало тоскливо и одиноко.
Неужели, он опять остался один?



Без паника!!!
 
EloizaFenrirДата: Суббота, 06.06.2015, 19:56 | Сообщение # 82
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Кем был Гарри в прошлой жизни?
 
JacksonДата: Суббота, 06.06.2015, 21:18 | Сообщение # 83
Подросток
Сообщений: 4
« 10 »
Медив - это из Варкрафта
 
ХеорДата: Воскресенье, 07.06.2015, 13:21 | Сообщение # 84
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Хум, это, как я понял, история пра "клонов"?


 
kraaДата: Воскресенье, 07.06.2015, 18:01 | Сообщение # 85
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Хеор, да, про клонов - вторая версия, Мельгора.


Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 21.06.2015, 02:45 | Сообщение # 86
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Глава 9. Пробуждение зверя

***
Как все началось...
Задыхаясь, парень вдохнул первый глоток воздуха в своей новой жизни.
Надежда осветила лица родителей, и они потянулись к подростку, чтобы удостовериться в чуде.
Веки с длинными, густыми ресницами начали мелко-мелко трепетать и одновременно открылись. Огромные, красные зрачки уставились сначала в потолок белого купола; а потом, проследив за изгибом его стенок, остановились на трясущихся, из-за нахлынувших эмоций, родителях, весело подмигнув им.
- Мама, папа! – проскрежетал измененный юношеский голос, и в нем они, с содроганием, уловили незнакомые металлические нотки. – Привет, я вернулся!


***

Меня выдернуло из многолетнего сна внезапное разрушение моей тюрьмы.
Тонкое лезвие ритуального ножа проткнуло оболочку вместилища, куда меня заточил мой первообраз – Саргерас, Повелитель Демонов Пылающего легиона, с четкими намерениями завладеть телом хранительнницы Ордена Тирисфала. В крайнем, худшем случае, если это не удастся – завладеть телом ее сына, будущего Хранителя, во время ритуала инициации этого, как там называла его мать – Медива. Но я попал не в его тело, т.е., случилось немыслимое - я удачно присосался к нему, к душе тринадцатилетнего парнишки, которого пророчили и готовили в Хранители.
Медив этот оказался слабаком – не сумел перенести боль от инициации и неконтролируемым потоком магии убил собственного отца. Страх боли настолько завладел им, что его душа покинула родной мир, спасаясь от очередной волны боли.
Слабак!
Потом стало еще хуже. Оказалось, что нас с Медивом занесло в тело ребенка, и не будь я с ним связан, преставился бы.
Нас тут звали Гарри Поттером. И мы (а на самом деле, я) победили Лорда Волдеморта, отразив его собственную Аваду.
И не успел я тогда порадоваться, что смог спасти нас, как появился новый враг. Этот колдун был сильнее первого; осмотревшись и разобравшись в том, что случилось, взял наше маленькое тельце в руки и начал мерцать льдисто-синими глазами за очками-половинками. Еще раньше, я заметил, что кусочек души Волдеморта присосалось к заранее сделанному мамой Лилс шраму, но это меня не напугало. Черт с ней, с этой никчемной филактерией, освобожусь от нее, как только мое магическое ядро окрепнет и стабилизируется. Хуже всего было то, что и старый колдун заметил это. Хмыкнув, он вынул длинную, узловатую палочку и начал ею накладывать на меня кучу всякой херни, чтобы заглушить мощь нашей с Медивом магии. Были бы только магические ограничители, навешанные на наше тело, я бы смог позже, в старшем возрасте, снять их, и не пришлось бы нам жить среди тех маглов на правах раба. Но старик наколдовал что-то еще и прервал мою связь с Медивом, а потом заобливиейтил того настолько глубоко, что он начисто забыл и свое истинное имя, и мир Азерота, забыл свое предназначение, свои воспоминания.
Я спасся. Непробиваемая оболочка моей тюрьмы, которую я долгое время проклинал из-за того, что она не позволяла мне втихую проникнуть в сознание Медива, стала для меня спасением. Ее создал не абы кто, а сам Повелитель демонов, Саргерас, для Хранительницы Магны Эгвинн. Даже она не сумела ощутить мое присутствие в своем собственном теле! Что уж говорить о каком-то старике, гораздо слабее Магны!
Бородатый колдун не заметил меня в теле ребенка. Скорлупа тюрьмы спасла меня от черного колдовства бородача, в отличие от Медива. Но на него мне было наплевать. До сегодняшнего дня, я надеялся, что однажды сам смогу разорвать эту скорлупу. Выйду наружу и сотру личность Медива. А потом, открою Темный Портал для вторжения Пылающего легиона.
Проклятый старик похерил все мои планы.
Подчистив сознание Медива до состояния „чистого листа”, нас подбросили на порог незнакомого дома. Как оказалось, это был дом родственников Гарри Поттера, в тельце которого, на данный момент, мы обитали – Медив в слюнявом возрасте, я – взрослый, повидавший немало на своем веку вояка, без возможности как-то влиять на внешнюю среду.
Пока наше тело росло и „общалось” с родственниками, я был в сознании, внимательно следил за поведением взрослых маглов и быстро узнал причину их лютой ненависти к нам, маленькому мальчику. Пока тело дрыхло и хранителю снились непонятные сны с зелеными вспышками и женскими криками, я слушал их разговоры поздними вечерами.
Позже, я услышал трактовку этих снов из объяснений злого бородатого колдуна: якобы, та зеленая вспышка была Смертельным заклятием, пущенным Тем-которого-нельзя-называть, а крики – это крики моей матери, когда та, прежде чем умереть от руки злодея, пыталась вымолить у него пощады для меня.
Маленькая нестыковка получается, однако – это я, Саргерас, был тем, кто пускал с вершины посоха, зеленого изумруда, молнии в Магну Эгвинн, хранительницу Ордена Тирисфала. А кричала она пуще резанного орка и бросалась на меня заклятиями похлестче. Но я перехитрил ее, незаметно метнув вместе с молнией и сгусток своей души, чтобы завладеть и ей, и Азеротом. Воспоминания Медива берут начало оттуда, мое присутствие спровоцировало эти страшные сны.
Но, не будем отвлекаться, а вернемся к нашим баранам, т.е., к родственникам. Как я уже говорил раньше, пока Медив спал и не мешал мне своими внутренними заунывными причитаниями, я смог тщательно изучить наше общее с ним вместилище. От увиденного волосы вставали дыбом. Они своего племянника морили голодом. Мальчик был настолько худым, что походил на больного рахитом. В детском и подростковом возрасте, недоедание сказывается не только на внешнем виде, но и на здоровье. В данном конкретно случае – на состоянии магического ядра. О существовании куска души-паразита темного мага Волдеморта, на лбу мальчика, нечего и говорить.
Состояние тела Гарри Поттера было настолько запущенным, что сразу напрашивался вывод – это следствие старательно продуманного плана. Родственники придерживались плана с прецизностью ювелира: травили и обзывали мальчика уличными словечками. И это родного, несовершеннолетнего племянника! Высоким претензиям дяди Вернона к нормальным семейным ценностям и, отточенной до филигранности к каждой детали, чопорности тетушки Петунии, их словарь ... хм, мягко говоря, не соответствовал.
Я ничего не понимал. Помешать этим безобразиям я, конечно, не мог, но слушать, вникать и рассуждать никто не запрещал. В семейке Дурсль и их отношении к племяннику, была некая скрытая корысть, которую я не улавливал и каждый раз, думая об этой загадке, я впадал в недоумение. Пока однажды, коротая время в чулане под лестницей, бредя из-за высокой температуры, не подслушал разговор моих невнимательных родственников.

- Туни, не смей звать скорую, увидят где спит урод и нам тюрьма мало не покажется! – вопил Вернон, и я представил себе, как меняется цвет его лица: бледный-красный-баклажанный-зеленоватый-бледный. – Пусть умирает!
- Но нам было приказано его растить ... – возразила та вобла, что являлась тетушкой Гарри Поттера. – Не надо забывать, что мы в его доме проживаем, нам он достался только взаймы, чтобы помогать растить его. Лили предупреждала, что ...
- Туни, опомнись, пожалуйста! Твоя сестра вместе со своим муженьком погибли давным-давно, несколько лет уже прошло с того дня. Судьба этого ненормального никого не волнует. Нам больше не перед кем отчитываться, ни о том, как его растили-воспитывали, ни чем кормили. До сегодняшнего дня, никто из ... тех ... не поинтересовался проходил ли он медицинский осмотр, болел ли чем-нибудь. Поэтому, оставь все как есть. Если мальчишка выкарабкается, будет жить дальше, отрабатывая у нас каждый кусок хлеба, если отдаст концы – еще лучше, дом нам в наследство достанется и не кому будет отдавать деньги за проживание.
- Думаешь, так будет правильно, все-таки, он мой племянник? И ненормальные за ним не следят? – надежда в голосе тетушки уничтожила бы во мне последние крохи родственных чувств к ней, если бы я был настоящим Гарри Поттером. Но она продолжала вбивать и дальше гвозди в свой будущий гроб. - Боюсь, что обычных магов перехитрить можно, но бородатый старик Дамблдор нам не по зубам. Вычислит он ...
- Его точно бояться не стоит, Туни, - успокаивал жену толстяк. – По мне, он нами и нашими методами воспитания ненормального урода доволен. Было бы иначе, за десять лет он хоть раз бы заявился к нам посмотреть на него. А от старика ни слуху, ни духу! Только деньги изрядно платит.


Разговор за дверью продолжался еще некоторое время, потом они перебрались на кухню, но я уже узнал все, что было нужно и подслушивать их дальше мне было не интересно. Их ненависть к нам стала понятна – их вела банальная, чисто материальная выгода.
Но, подведя итоги после подслушанного разговора, я, для себя, сделал несколько выводов - очень любопытных между прочим.
Существует таинственный заговор вокруг моего приемника, Гарри Поттера, заговор под эгидой его родителей. Они подготовились заранее к переселения их сына к родственникам – купили дом на Привит Драйв 4 специально, поселили их здесь. Зачем?
А сын ли Джеймсу и Лили Поттеру этот мальчик, которого все знали как Гарри, племянник Петунии Дурсль? Очень уж сурово с ним поступили – бросили и начисто о нем забыли? Или его родители и вправду погибли той ночью? Отметим этот вопрос красным и продолжим.
Из подслушанного разговора, я узнал, что некто важный и могучий, некто под именем Дамблдор должен был тщательно следить за нашим воспитанием, но свои обязанности полностью игнорировал. Разворошив память спящего мальчика, неожиданно обнаружил воспоминание с наших младенческих времен, которое я, почему-то, не помнил. Я увидел взгляд колючих, синих глаз, над очками-половинками позднего гостя, обращенных на меня; этого старикашку, мужчины в нашем доме встретили восторженным: „Профессор Дамблдор, сэр!”. А потом - скрытое за густой, белой растительностью выражение его лица и мой испуг. Сопоставив эти воспоминания с моими, со дня нападения лорда Волдеморта, я увидел того же самого старика, колдующего над нами.
Вывод сам напрашивался – это был наш истинный враг, этот профессор Дамблдор, лицо которого я увидел на утро того Хэллоуина... Это он оставил нас на пороге родственников, как бутылку молока, не подлечив, не удалив присосавшийся ко лбу кусок чужой души. Надо было уведомить приемника, Медива, но как? Я этого сделать не мог, по милости того же бородатого старика. Не мог, ни пока он бодрствует, управлять нашим телом; ни во сне, предупредить его быть осторожным с Дамблдором. Оставалось лишь надеяться, что сам доживу до того момента, когда буду в состоянии действовать.
Момент настал несколько лет спустя, когда мы вернулись на лето на Прайвит Драйв, после Тримудрого турнира и возрождения Волдеморта. Нас, по старой памяти, погнали наверх, в нашу захламленную комнатку, размером чуть меньше, чем гардеробная тети Петунии, не позволив поужинать и заперли дверь снаружи. Словно мы были диким зверем, которого надо держать под замком, чтобы не кусался и не гадил в доме.
Той же ночью, неожиданно и для меня, и для приемника, к нам пришло избавление, резкой, разрывающей болью в сердце. Эта боль резко выдернула меня из дремоты, ибо я сразу узнал ее – боль от удара ритуального ножа. Нож разорвал связь Медива с телом приемника, Гарри Поттера, и его душа вернулась в мир Азерота. Ну и пусть катится, скатертью дорога!
Тогда лопнула оболочка моей тюрьмы и я освободился, заняв, наконец-то тело умирающего парнишки. Я был готов к подобной развязке, чтобы кто-то смелый и безумный отважился убить этого чертовского Малчика-который-якобы-выжил. Удерживать долгое время умирающее тело на грани смерти, выжидая удачный момент, чтобы вылечиться, я еще был в состоянии.
А потом ... потом будет месть тому безрассудному, кто осмелился убить меня.
Но, все оказалось гораздо интересней: когда я ринулся на свободу, то почувствовал, что тело уже подлечивают. И, кроме того, не я один стремлюсь занять освободившееся тело. Моими конкурентами оказались два сгустка энергии: первая – это кусок души из шрама, которая пыталась качать права.
Качать права мне я не позволю, тем более тогда, когда я наконец-то на свободе. Кусок души Волдеморта оказалась лакомой конфеткой, пополнившей мои информационные пробелы о здешнем мире и принесла кучу знаний и воспоминаний из жизни этого Лорда-которого-вслух-не-называют.
А потом, я почувствовал, что мне в рот вливают кровь, а с ней появилась и прикрепленная к ней душа. Душа эта, как ни странно, звала себя Гарри Поттером-Блэком. Я узнал это прежде, чем поглотить ее.
Меня охватил когнитивный диссонанс, как такое может быть? Гарри Поттера только что изгнали ведь! ... Или нет? Существуют два Гарри Поттера, что ли?
Ну, разберемся, как только восстановлюсь после удара в сердце... Все равно, другого выбора у меня нет. Думаю, пора открывать глаза и посмотреть на „родителей“.
- Привет, мама, папа! Я вернулся.
Мой голос прозвучал с металлическим скрежетом, и это одновременно разозлило и рассмешило меня.
Мама бросилась обниматься. Фух, как здорово!



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 21.06.2015, 02:55
 
alex2579Дата: Воскресенье, 21.06.2015, 12:49 | Сообщение # 87
Подросток
Сообщений: 8
« 30 »
Спасибо за продолжение. Ну и интрига завязывается....
 
ShtormДата: Четверг, 25.06.2015, 17:22 | Сообщение # 88
Черный дракон
Сообщений: 3246
« 196 »
Вернулся - это хорошо


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
EloizaFenrirДата: Пятница, 26.06.2015, 03:51 | Сообщение # 89
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Многоступенчатые попаданцы это необычно. Попаданец в попаданца в попаданца.
 
kraaДата: Понедельник, 06.07.2015, 02:17 | Сообщение # 90
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1609 »
Глава 10. Возвращение в Волшебный мир.

К половине седьмого, лучи солнца заглянули в пыльную комнатку, на втором этаже, стандартного для этой улицы дома, и осветили осунувшиеся лица троих людей. Несомненно, они принадлежали к одной и той же семье, потому что парень-подросток сочетал в себе черты своих родителей: лохматая, как у отца, иссиня-черная шевелюра и изумрудные глаза матери.
- Облажались мы с твоими родственниками, Лилс, - буркнул мужчина и провел пальцами сквозь пряди волос. Тяжело вздохнув, он искоса посмотрел на парня и продолжил: – Правда, я надеялся на другой исход в Годриковой ...
- ... надеялся, что Волдеморт убьет меня? – прервал его подросток и кривая улыбочка появилась на его губах, не доходя до, принявших свой обычный зеленый цвет, глаз.
- Нет, что ты? – воскликнул мужчина. – Если бы я был таким циничным ублюдком, не стал бы заморачиваться насчет твоего проживания ПОСЛЕ. Мы с твоей ... хм, матерью надеялись на здравый смысл Тома Реддла, черт его подери! Надеялись на то, что он до конца будет сохранять нейтралитет в отношении нашей семьи – ведь мы с Гонтами находимся в родстве через братьев Певерелл!
- Почему удрали из Англии? – продолжал свой допрос парень.
- Гарри, ты что, не помнишь? – с удивлением спросила женщина. – Я начинаю сомневаться наш ли ты Гарри или Гарри-второй!
Изумрудные глаза подростка с изумлением глядели на свою мать, а потом посерьезнели.
- Ваш я, ваш! – буркнул он. - Не сомневайтесь в этом. Но вы упускаете одну важную деталь! Вы думаете, что мне приятно было умирать? Думаете, это могло пройти без последствий ?
Джеймс и Лили, побледнев, потянулись к сыну, чтобы утешить его, чувствуя свою вину перед ним и облегчение от того, что удалось вернуть его обратно из мира мертвых. Глаза женщины наполнились слезами, но она их не замечала, безустанно гладя черные пряди волос своего сына.
- Я многого не помню, но наш дом в городе Ла-Пас помню очень хорошо! – продолжал говорить подросток. – Твой огород, мама; сад с лечебными растениями; ламы, пасущиеся на зеленых полянах почти рядом с забором; качели... Соседские дети Хорхе и Хуанита, с которыми мы росли и играли вместе среди древних руин инков. Помню добрую директрису школы Чародейства и шаманизма Мачу Пикчу, дуэнью Марию Эстебан, с ее кружевами на шапочке... Это было самое счастливое время в моей жизни, но потом, все померкло перед глазами и я провалился во тьму. А потом, я очутился на каком-то кладбище; надо мной возвышалось змеелицое чудовище, которое распиналось о моей ничтожности и грозилось расправиться со мной. Я был привязан к какой-то кладбищенской плите, а крысоподобный хмырь корчился на земле, баюкая окровавленный обрубок собственной руки. В своих видениях, я видел, как ранее он собирал с раны на моей руке, стекающую с нее кровь ... Потом, перед глазами снова все потемнело, а очнувшись, я увидел... – парень умолк, словно прислушиваясь к своему внутреннему голосу - ... вас – закончил он. – Я уверен, что память местного – того, второго Гарри осталась при мне, иначе откуда я знаю что с ним здесь, на Прайвит драйв и в Хогвартсе, творилось. Честно говоря, мама, папа, я этому парню не завидую ...
Джеймс прервал его исповедь, больше не сдерживая себя, ударив кулаком по столешнице, рядом с которой, на отремонтированном ранее стуле, он сидел. Шаткая, старая мебель не выдержала такого к себе отношения и, громыхая, рассыпалась в щепки.
Из соседней спальни донесся гневный рык:
- Ублюдооок, сейчас я тебя прикончу!
Мгновением позже, дверь комнатки Гарри треснулась об стенку от пинка взбешенного бизона, каким Вернон Дурсль показался своим озадаченным родственникам, влетая следом за ним внутрь. Его маленькие, затонувшие в жире, глазки смотрели волком и жаждали крови проживающего здесь, нерадивого племянника.
Но в комнате, кроме нарушителя – как он предполагал, своего законного спокойствия, он обнаружил еще и тех, кого меньше всего ожидал встретить в своем доме ... Уж точно не после известия об их кончине больше десяти лет назад. Конечно, своей жене Петунии он не позволил побывать на похоронах сестры. Еще чего! Этим ненормальным не место среди таких добропорядочных людей, как семья Дурслей. Нечего якшаться с колдунами, не так ли?
Видимо, Вернон не спроста питал недоверие к этим, к этим ... чокнутым. Умерли! Да, да! Свояченицу и ее чокнутого муженька, мистер Дурсль – честный и нормальный член общества – он надеялся встретить, разве что на том свете. Он больше никогда паршивцам не поверит, даже увидев, пощупав и покусав их трупы.
Блииин! ... И вот, сидят они тут, не хорошо так пялятся на него, и помощи ему не откуда ждать.
А, узнав в гостях „дорогих родственничков“, Вернона накрыл животный страх. От ужаса, он так и замер на пороге комнаты. Крик негодования, готовый в любой момент сорваться и перейти в брань на племянника, комом застрял в горле, заткнув его. Толстяк судорожно открывал и закрывал рот, пытаясь дышать. Дышать ему не удавалось и цвет его лица, из-за удушья, стал меняться с откровенно красного на пурпурный с зеленым оттенком.
Поттеры были живыми и находились здесь, в комнате своего сына, с отнюдь не дружелюбными намерениями. Свояченица смотрела на вылупившегося на пороге родственника с нечитаемым выражением лица и холодными, мерцающими, зелеными глазищами, которые пугали его до икоты.
- Входи, входи, Вернон, не стесняйся! Разве ты не рад встретиться, после стольких лет разлуки, с любимыми родственниками? – с ехидцей прошипела миссис Поттер и поднялась с места. Обходя огромную тушу усатого, моржоподобного супруга сестры, она искоса оглядела его с ног до головы и, насмешливо хмыкнув, продолжила: – С тобой, пожалуй, поговорит мой муж Джеймс, а я должна вас оставить наедине с ним. Мне неохота слушать мужские разговоры, уши вянут. Я лучше пойду проведаю свою сестру Петунию. И, Джеймс, - чуть повернувшись к мужу, сказала Лили уже за порогом, - будь терпеливым с нашим свояком, не спеши и не убивай его без меня. А впрочем, знаешь что? Давайте лучше, идите все вниз, на кухню, там моя сестренка приготовит нам завтрак. Потом, поговорив вдоволь, рассчитаемся с родственниками за все хорошее...
Услышав последние слова свояченицы, Вернон судорожно сглотнул, сумев наконец-то вдохнуть воздух, а его лицо еще больше побледнело. Маленькие, черные, как жучки, глазки толстяка забегали по комнате и остановились на смотрящем на него с неприкрытой кровожадностью племяннике, в надежде найти в нем спасение. Но тот, поймав взгляд дяди, оскалился и стал смотреть немигающим, как у змеи, взглядом на его ожиревшее тело со странным, голодным выражением.
В голове Вернона зародилась мысль, что здесь и сегодня, ему и его семье, этими монстрами, не-людьми, будет устроен персональный армагедец. Предвкушая свои будущие, неминуемые неприятности, он попытался придумать какое-нибудь правдоподобное оправдание своим невыполненным обязательствам в отношении подброшенного им мальчика, но в голову ничего умного не приходило, как на зло. Подброшенный или нет, это был родной племянник Петунии, и к сожалению, это никак не оправдывало их зверское с ним обращение. Вдруг, в сознании толстяка пронеслась пугающая мысль - насколько ублюдочным и ненормальным был он сам. Это ОН, Вернон Дурсль, был настоящим уродом, позволяя себе и жене, а позже и сыну Дадли обращаться с родным, совершенно невинным ребенком, как с рабом-негром в доме белого плантатора на Юге, прошлым столетием в Америке.
Подчиняясь скудному жесту-приказу Поттера-старшего, идти впереди гостей, Вернон, на несгибающихся ногах, поплелся вниз по лестнице, в направлении кухни.
Темноволосый подросток Гарри, шагая последним, свернув, остановился у комнаты Дадли, и не стучась вошел, закрыв за собой дверь. Минуту спустя оттуда донесся возмущенный крик негодования его толстого брата:
- Поттер! Какого черта? Что ты делаешь в моей ... Бл ---, с---! Как ты посмел колдовать, да я совсем мокр ... Мммммм ... ммм ... м!
Дверь спальни Дадли резко открылась и оттуда вылетел заспанный, мокрый и очень злой пятнадцатилетний подросток, похожий на маленького китенка. Что-то сзади толкало его вперед; он как мог, выпучив глаза, боролся с принуждением, но это было свыше даже его недюжинных сил. Он двигал ноги скованно, но шустро, как больной артритом бегемот, за которым гонится прайд молодых львов.
На кухне, двух подростков – родных, но таких разных, ждали их родители. У газовой плиты орудовала хозяйка дома, Петуния Дурсль, в чистом переднике, а не в том, во что одевали Поттера; из-под ее ухоженных, с красивым маникюром, рук выходили груды поджаренных в кастрюле блинчиков. Вокруг стола сидели Вернон и пара незнакомых Дадли людей. В мужчине было что-то будоражащее, на грани прозрения, но что это было парень не мог понять, пока не услышал слова второй, рыжеватой женщины:
- Джеймс, трансфигурируй, пожалуйста, еще стулья, а то Гарри не где будет сесть.
Вчерашный труп в морге выглядел бы живее и румянее хозяйки дома Петунии Дурсль, когда рядом со столешницей, из ниоткуда, возник красивый, обитый вишневым бархатом, резной стул. Дадли, по старой привычке, кинулся первым присаживаться, но что-то не позволило ему двинутся ни на шаг, и он плюхнулся со всей своей стокилограммовой тушкой на пол. Петуния вся задрожала от возмущения, но, почему-то, ни слова не сказала в защиту сына.
Сзади, обходя кузена, с кошачьей грацией, подошел и спокойно присел на наколдованное кресло Гарри Поттер. Поднос с блинчиками не замедлил занять свое место на столе и двое незнакомцев, не спрашивая разрешения у хозяев дома, начали заполнять свои тарелки. Рыжая гостья, прежде чем позаботиться о себе, соорудила Поттеру этакую гору вкусняшек, аж завидно стало голодному Дадли.
Ошарашенного от невиданного пренебрежения к своей персоне, младшего мистера Дурсля, который голодными глазми наблюдал за чужой трапезой, никто к ней присоединиться не пригласил, и он почувствовал себя обиженным в своих самых сокровенных чувствах. Его отец, Вернон – парализованный каким-то мерзопакостным заклятьем, был на грани обморока; а Петуния, бледная и трясущаяся то ли от возмущения, то ли от страха, торчала у плиты и молчала в тряпочку. Как и оба мужчины Дурсли.
Позавтракав плотно, рыжая гостья подбросила все подгорелые блины – по одной штуке, в тарелочках Гарри Поттера, каждому из хозяев дома и махнула рукой. Дадли почувствовал, что путы, не позволяющие ему двигаться спали и бросился к столу с жадностью бультерьера. Слопав всю пищу семьи, он захотел посмотреть что там есть в холодильнике пожрать. Но его остановили наложенные вновь невидимые путы. Наконец, до ожиревшего мозга парня дошло, что маги-злоумышленники действуют заодно с его чокнутым кузеном, Гарри. Наверно, это он их позвал сюда, на Привит Драйв, чтобы отомстить его семье за долгие годы травли и недоедания.



Без паника!!!
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » ВТОРОЙ СЫН. ХИЩНИК. - Джен, дарк (эпилог 01.01)
Страница 3 из 9«1234589»
Поиск: