Кто хочет стать миллионером? (2) - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Среда, 18.01.2017, 19:05
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Кто хочет стать миллионером? (Джен, макси. Грегори Гойл)
Кто хочет стать миллионером?
МогуДата: Пятница, 23.09.2016, 19:45 | Сообщение # 31
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Цитата Al123pot ()
Могу, нет такой клавы во франции используется стандартный латинский алфавит.

Спасибо. Был уверен, что из-за наличия букв с диакритикой у них есть существенные отличия. Да и при написании натыкался на сообщения в основном на канадских форумах про существование подобных клавиатур. Тем не менее, во избежание неточностей в вопросе, в котором я действительно не слишком разбираюсь, пожалуй, действительно, лучше уберу этот кусочек. Спасибо.
 
ХеорДата: Суббота, 24.09.2016, 15:25 | Сообщение # 32
Химера
Сообщений: 480
« 68 »
А вот чего гг с матерью куда не мигрировал? По идее, магам в той же америке или австралии до закидонов британского законодательства дела быть не должно, а язык достаточно схож. Или в этой версии мира международные связи почти средневековых сообществ сильнее?


 
МогуДата: Суббота, 24.09.2016, 16:20 | Сообщение # 33
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Цитата Хеор ()
А вот чего гг с матерью куда не мигрировал? По идее, магам в той же америке или австралии до закидонов британского законодательства дела быть не должно, а язык достаточно схож. Или в этой версии мира международные связи почти средневековых сообществ сильнее?

Честно говоря, даже не рассматривал данный вариант. Спасибо за вопрос, теперь об этом Грегори обязательно спросят в 14 главе, я подумаю над ответом, но скорее всего он будет из разряда:
- наличие Международной конфедерации магов подразумевает наличие международных контактов, в том числе и по вопросам международной безопасности и правопорядка. Грегори никогда не был заграницей, тем более не знает тонкости работы зарубежных Министерств Магии, так что данная поездка для него - такой же риск. Он не имеет никаких гарантий, что, оказавшись в Америке и начав колдовать, он не попадет на радары местного Министерства (даже не из-за факта самого нарушения, а просто из-за банальной регистрации непонятно откуда взявшегося волшебника), которое экстрадирует его обратно в Англию. Ну а там, тот факт, что он колдовал - прямая дорога в Азкабан за нарушение приговора.
 
Al123potДата: Суббота, 24.09.2016, 16:43 | Сообщение # 34
Черный дракон
Сообщений: 2771
« 697 »
Цитата Могу ()
Спасибо. Был уверен, что из-за наличия букв с диакритикой у них есть существенные отличия. Да и при написании натыкался на сообщения в основном на канадских форумах про существование подобных клавиатур. Тем не менее, во избежание неточностей в вопросе, в котором я действительно не слишком разбираюсь, пожалуй, действительно, лучше уберу этот кусочек. Спасибо.

Вот фото французской раскладки AZERTY:

буквы с диакритикой в основном вынесены на цифровые клавиши, но можно запрограммировать вставлять эти буквы и с обычной клавиатуры через таблицу символов в Word'e



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Суббота, 24.09.2016, 16:47
 
МогуДата: Понедельник, 26.09.2016, 15:42 | Сообщение # 35
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Цитата Al123pot ()
Вот фото французской раскладки AZERTY:

Спасибо, познавательно. Как и сказал, убрал этот компрометирующий мою подготовительную работу кусок)
 
МогуДата: Понедельник, 26.09.2016, 15:43 | Сообщение # 36
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Глава 12. £ 125000
Часть 1.
- Три работы? Серьезно? – Деннис недоуменно уставился на Грегори.
- Нас выкинули в новый мир, дав лишь паспорт. Мне надо было содержать семью. Если в Министерстве напряглись чуть сильнее и выдали бы и медицинскую страховку и документы, я бы смог обеспечить матери профессиональное лечение, что открыло бы доступ к сильнодействующим препаратам и мне не пришлось бы скупать в огромных количествах всякую ерунду. Это бы значительно сократило наши расходы, но этого не случилось. А еще нас лишили крова. Если ты думаешь, что цены на недвижимость в Лондоне терпимые, то ты ошибаешься.
- Могли бы поехать в глубинку. Дался вам этот Лондон.
- Мы жили в достаточно захолустном регионе все эти годы. Я много времени провел в детстве среди магглов, чтобы знать, что в столь малонаселенных регионах любые незнакомцы сразу же становятся объектами для изучения. Поверь, паспорта бы тут ничем не помогли. Поэтому мы решили остаться в крупном городе.
- Кстати, не знаю, обрадую тебя или нет, но Малфой так и не смог выбраться пока на прежние позиции. Домашний арест давно кончился, но все помнят о том, что сделал Драко, так что в ближайшее время у него не очень много шансов вернуться в политику.
- Он найдет способ, уж поверь. Это у них в крови. Правда, Драко не демонстрировал и пятой части талантов мистер Малфоя, но, будучи загнанным в угол, он найдет выход.
- Да, я слышал, он решил пойти окольными путями. Старается подбить клинья к младшей из сестер Гринграсс, чтобы через ее отца вернуться в высшее общество. Поговаривают, у него есть успехи на этом фронте, но о свадьбе пока речи не шло. Впрочем, раз уж речь зашла о Драко, ты ведь понимаешь, что нарушил закон?
- Ну, тут есть что обсудить и где поспорить. Оригиналы писем у вас отсутствуют, я не сомневаюсь, что Драко мгновенно сжег письмо, дабы не оставлять в доме порочащие его улики. К тому же я писал не Драко, а простому магглу или сквибу. Думаю, вы убедитесь в этом, если решите искать его.
- Но ты же знал, кому он перешлет письмо.
- Не буду сейчас отвечать на этот вопрос, скажу лишь, что любому толковому адвокату этих исходных данных должно хватить, чтобы признать меня невиновным в нарушении пунктов приговора в данном конкретном случае. По букве закона ко мне не должно быть претензий.
- Сомневаюсь в этом, но данный инцидент не является предметом нынешних разбирательств. Ответ я услышал, остальное пока что оставим в стороне, - поставив очередную галочку напротив пройденного вопроса, Деннис опустил взгляд на следующую задачу. – Хм, двенадцатый вопрос. Пожалуй, я догадываюсь, к чему приведет эта часть твоего рассказа. Впрочем, может быть, порадуешь чем-то оригинальным?
***
Часть 2.
Увидев вопрос, Грегори принялся усиленно размышлять, насколько динамичной структурой являются языки. Он прекрасно помнил слова администратора на будущей маминой работе о двенадцатом месте французского языка, но не мог решить для себя вопрос: способен ли язык за пять лет подняться на две позиции?
Звонок здесь был бесполезен: вряд ли кто из знакомых разбирался во французском языке. Мама же была лишь переводчиком, а не теоретиком языка, так что маловероятно, что у нее были актуальные сведения, полученные уже после разговора Грегори и девушки в бюро переводов. Попытка подобраться с другой стороны практически мгновенно провалилась: Грегори не знал даже приблизительных численностей населения Германии, Кореи и Японии и не мог их сравнить с цифрами по Франции. Вопрос был одиннадцатым по счету, так что для участников передачи не было разницы между неправильным ответом и простым прекращением игры – в кармане игрока в любом случае оставались тридцать две тысячи фунтов.
Данную мудрость захотел донести до участника и ведущий, пристально наблюдающий за погруженным в раздумья игроком:
- Грегори, вы можете, не боясь, отвечать на этот вопрос, поскольку вы ничего не теряете при неправильном ответе. Хотя можете сперва воспользоваться подсказкой. Может быть, у вас есть друг, разбирающийся в языках или хотя бы в политической географии и истории.
- Боюсь, мои друзья не настолько подкованы в этом вопросе. К тому же я знаю один факт, касающийся данного вопроса, просто пытаюсь сейчас для себя решить, не потерял ли он свою актуальность за последние пять лет.
- Не поделитесь с аудиторией своими знаниями?
- Почему бы и нет. Обеими подсказками, на исход которых я мог бы повлиять своими рассуждениями, я уже воспользовался, так что могу, не опасаясь, говорить вслух. Я знаю, что в тысяча девятьсот девяносто девятом году французский язык занимал двенадцатое место в этом рейтинге. Я сомневаюсь, что численность стран – сильно колеблющаяся величина, так что в условиях относительной безопасности выигранных денег я скажу, что выбираю вариант А.
- Разброс ваших знаний поражает. Посмотрим, все ли факты, хранящиеся в вашем мозгу, истинны, или, быть может, именно в этот раз вы допустили ошибку. Я принимаю ваш ответ, - выбранный вариант вновь подсветился на табло и через десять секунд абсолютный тишины озарился зеленым цветом. – И вновь это абсолютный ответ! Действительно, французский язык по сей день занимает двенадцатую строчку в рейтинге, в то время как португальский, японский и немецкий занимают места с восьмого по десятое именно в такой последовательности. На вашем счету уже шестьдесят четыре тысячи фунтов. До заветной цели осталось четыре препятствия в виде вопросов нашего ток-шоу. Итак, двенадцатый вопрос и сто двадцать пять тысяч фунтов: «Какие форменные элементы крови содержат в своем составе гемоглобин?». Вариант А – гранулоциты. Вариант B – тромбоциты. Вариант С – агранулоциты. И, наконец, вариант D – эритроциты.
***
Часть 3.
… Есть быть более точным, это событие произошло в один из первых дней июля. На дворе стояла черная, непроницаемая ночь, так что Грегори приходилось идти в полумраке: уличные фонари по пути следования к железнодорожной станции вновь не работали, высокие деревья своей густой листвой блокировали большую часть лунного света, а единственным источником света была сама станция, из вестибюля которой свет лился сквозь стекла окон на улицу. Ночную тишину нарушали какие-то приглушенные крики, раздающиеся со стороны платформы. Присмотревшись, Грегори разглядел группу людей, чем-то занимающуюся в непосредственной близости от входа в здание. Подумав, что несколько бездомных вновь попытались устроиться в теплом здании, Грегори продолжил свое движение по направлению к работе. В здании его должен был ждать дотошный Энди, а это значило, что даже малейшее опоздание могло обернуться гневной речью от щуплого железнодорожника, желающего, как можно скорее, уйти домой.
Пройдя еще сотню метров, Грегори понял, что ошибался: шумящими перед станциями людьми были вовсе не бездомные. На земле, прикрывая голову портфелем, лежал мужчина лет сорока, одетый в приличный, хотя уже и запачкавшийся в крови, костюм. Вокруг него столпились трое молодых людей, увлеченно пинающих поверженного ногами. В руках у нападавших были обыкновенные маггловские биты, которыми изредка наносились удары в корпус уже не сопротивляющегося противника.
Грегори размышлял о своих дальнейших действиях: с одной стороны подобное нарушение у дверей станции могло плохо сказаться на его дальнейшей работе, с другой стороны, ему совсем не хотелось нарываться на неприятности из-за какого-то незнакомца. Возможно, он и обошел драку стороной, если бы не заметил, что объектив видеокамеры, установленной на здании станции, снимает сцену драки со стоящим вдалеке сотрудником компании на заднем плане. Грегори за доли секунды представил себе реакцию боссов, когда данная запись попала бы в руки полиции: увольнение было бы наименьшей проблемой в данной ситуации. Проклиная трусливого Энди, засевшего в здании, Грегори направился в центр конфликта.
- Эй, вы, прекратите немедленно. Убирайтесь, пока я не вызвал полицию!
- Парни, смотрите, у нас тут герой нашелся. Видимо, тоже хочет получить по полной программе, - рассмеялся симплым голосом один из нападавших.
Грегори заметил, что один из агрессоров весьма настороженно отнесся к мысли, что сюда может нагрянуть полиция, так что в нерешительности застыл возле поверженного мужчины, не зная то ли помогать своим друзьям, то ли поскорее убегать с места преступления. Двое оставшихся подобными сомнениями не терзались: постукивая битами по открытым ладоням, они вольяжно направились по направлению к смельчаку. Видя, что тот не собирается убегать, заводила кивнул своему другу, после чего тот размахивая битой набросился на Грегори, занявшего оборонительную позицию. Перехватить биту у неожидавшего сопротивления хулигана было достаточно просто: один точный удар в локоть, в результате которого вспышка боли из-за попадания по локтевому нерву заставила нападавшего ослабить хватку на рукоятке биты. Перехватив оружие, Грегори, не тратя времени, быстро вывел растерянного бойца из строя: мощный удар в область подбородка заставил горе-вояку свалиться на землю и потерять сознание. Хруст, сопровождавший контакт биты с лицом ее хозяина, сообщал всем присутствующим, как минимум, о сломанной нижней челюсти.
Увидев быстрый финал поединка, глава шайки покрепче перехватил свое оружие: после демонстрации силы он не собирался недооценивать своего противника.
Грегори потратил получившуюся паузу на то, чтобы оценить ситуацию касательно держащегося в стороне третьего хулигана. Было очевидно, что в случае поражения Грегори в надвигающейся дуэли, тот незамедлительно кинется на помощь своему товарищу, не скупясь на удары. С другой стороны, при противоположном исходе он бы незамедлительно дал деру. Расценив свои шансы, как весьма приличные, Грегори нанес первый удар. Стоило отметить, противник был хорош в управлении битой: Грегори почти мгновенно был вынужден уйти в глухую оборону, уклоняясь от ударов или плавно парируя их своим оружием. Первое сближение противников закончилось первой кровью: скрестив биты, Грегори прилагал все силы, чтобы соперник не додавил его, так что пропустил неожиданный удар локтем в нос, после которого нападавший мгновенно отскочил на безопасное расстояние. Утерев рукой кровь с лица, Грегори бросился в атаку, которую завершил мощным пинком коленом между ног. После столь грязного приема Грегори оставалось лишь добить упавшего на колени противника: достаточно сильный удар битой в область затылка временно вывел из строя и второго нападавшего. Как и ожидалось, увидев поражение своих товарищей, последний хулиган поспешил покинуть место преступления.
В очередной раз утерев кровь с лица, Грегори подошел к лежащей на земле жертве нападения и пару секунд внимательно понаблюдал за движениями груди пострадавшего: если внешние признаки дыхания и были, в такой темноте их было трудно заметить, так что Грегори отвернул воротник рубашки, прикладывая пару пальцев к шеи мужчины. Пульс был на удивление нормальным, так что не опасаясь за состояние раненного, юноша направился в сторону станции, намереваясь вызвать врачей и заодно наорать на трусливого Энди, не попытавшегося даже помочь коллеге.
Одновременно с этим послышался звук скрежетания ключа в замочной скважине, после чего главная дверь здания станции открылась и оттуда высунулась девушка в униформе сотрудника железной дороги.
- Я вызвала полицию и службу спасения, когда все началось, так что они скоро будут. Простите, что не помогла, я испугалась.
- А где Энди? - растерянно сказал Грегори, смотря на незнакомую ему сотрудницу станции. – И кто ты?
- Я Вики. Мы с ним поменялись сменами. Мне нужно было вечером отлучиться по семейным делам. Ой, у тебя кровь идет! – воскликнула девушка, обратив, наконец, внимание на лицо парня. – Пошли, я обработаю тебя.
- Надо сперва с этими двумя разобраться, а то вдруг сбегут. Не знаешь, где тут можно веревку найти?
Через пару минут искомый моток был найден, после чего Грегори поспешил привязать еще не пришедших в себя хулиганов к столбам. В это время Вики обнаружила в здании аптечку, после чего поспешила на улицу к пострадавшим. Правда, помощь не пригодилась: уже были слышны звуки сирен, обещающие скорый приезд профессиональных медиков. То ли от шума, то ли еще из-за чего-то, но мужчина с портфелем пришел в себя. Он попытался пошевелиться, но острая боль в боку заставила его со стоном отказаться от этой идеи.
- Что со мной? – прохрипел мужчина.
- На вас напали, не переживайте, врачи уже едут, - ответил Грегори. – Все будет хорошо.
- Спасибо, - с трудом произнес пострадавший, после чего вновь потерял сознание.
Грегори подложил ему под голову принесенную тряпку и принялся ждать прибытия врачей. Вики же в это время промывала нос парня, чередуя зачистку раны с охлаждением поврежденной области.
Прибывшие на место врачи погрузили все еще валяющегося без сознания мужчину в свою машину, бегло осмотрели нос Грегори, кинули ему тюбик какой-то мази и умчались в больницу. Полиция задержалась чуть дольше: патруль забрал задержанных, но прибывшие на место детективы долго осматривали место преступления, руководили небольшим отрядом по сбору улик, а затем попросили Грегори отвести их к компьютерам, на которые производилась запись с уличной камеры. Забрав диски с видео, они поблагодарили Грегори за помощь следствию, после чего покинули здание станции. Спустившись в вестибюль, Грегори уже собирался заступать на свой пост на платформе, когда увидел сидящую в углу зала на скамейке Вики.
- Ты еще не ушла? – удивился Грегори.
- Нет. После произошедшего немного страшно по такой темноте идти домой. Больше никогда не возьму ночную смену.
- Ну, на самом деле у меня подобное случилось впервые. Тебе просто не повезло попасть на единственное происшествие за последний год. А насчет дома, тебе сейчас нужно отдохнуть и поспать, а не сидеть на пустой станции. Пошли, попросим офицеров подвезти тебя до дома. Далеко живешь?
- Пара кварталов отсюда. На Гринвич-парк-стрит.
Подойдя к заканчивающим осмотр площади перед зданием патрульным, Грегори обратился к ним:
- Простите, офицер, можно вас попросить об услуге?
- Да, в чем дело?
- Не могли бы вы, когда поедите обратно в участок, сделать небольшой крюк и завести домой девушку-сотрудницу станции. Она была свидетелем происшествия, так что боится идти домой одна.
- Да, разумеется. Садись пока в машину, - обратился патрульный к стоящей за спиной у Грегори Вики. – Мы минут через пять отправляемся.
- Спасибо тебе, - произнесла девушка, обняв Грегори. – Удачной тебе смены, пусть все пройдет без происшествий. Возможно, еще встретимся.
Попрощавшись, Вики направилась в сторону патрульной машины и села на заднее сидение. Поблагодарив служителей правопорядка за оказанную услугу, Грегори на прощание помахал Вики рукой и пошел на свой пост следить за порядком на платформе.
***
Данная история так бы и осталась просто ярким моментом в череде монотонных дней из жизни Грегори Гойла, если бы через полтора месяца она не получила продолжения.
Лето подходило к концу, Лондон испытывал последние дни относительной разгруженности: школьники вместе с родителями проводили окончание каникул на курортах или вдали от крупных городов, стараясь напоследок отхватить как можно больше солнечного света и свежего воздуха.
И хотя дети и не являлись аудиторией спортивного бара, но конец августа традиционно означал низкий уровень посещаемости заведения. Возможно, это было связан с тем, что сезон только начинался: в чемпионате команды успели сыграть лишь по четыре матча, и ни о каком накале борьбы за чемпионство пока что не могло идти и речи.
За исключением шестерых завсегдатаев, приходящих пропустить по стаканчику после работы, за столиками сидело лишь пара новичков. Обстановка в баре была спокойной, так что Грегори решил не стоять на своем посту, а потратить вечер на более приятное занятие – игру в бильярд. Желающих составить компанию не оказалось, так что Грегори оттачивал свои пока еще недостаточно хорошие навыки в одиночестве. Пару раз он ловил на себе взгляд одного из двух новых посетителей, но тот при глазном контакте сразу же переключался на чтение меню, стараясь выдать произошедшее за случайное совпадение.
Не прошло и тридцати минут, когда мужчине надоело подглядывать исподтишка, так что он поднялся из-за своего столика и подошел к бильярдному столу.
- Позволите к вам присоединиться?
- Разумеется. Одному играть не так интересно, - выждав еще пару минут молчаливой игры, Грегори, наконец, не выдержал и задал интересующий его вопрос:
- Ваши взгляды на меня были исключительно ради игры в бильярд? Или вы хотите что-то еще, просто не решаетесь? Смелее, я хоть и охранник, из-за любопытства из бара выкидывать не буду.
- Вы похожи на одного человека, но я не уверен.
- Сомневаюсь, что мы встречались. Я не так давно живу в этом районе, так что круг моих знакомых весьма ограничен.
- Вероятно, вы меня просто не узнали. В момент нашего знакомства я выглядел немного не так. Впрочем, чего тянуть, просто скажите: вы, случайно, не участвовали в драке возле железнодорожной станции «Мейз Хилл» в ночь на пятое июля?
- Вы тот самый мужчина с портфелем? – сообразил Грегори через десяток секунд тишины.
- Да, это был я.
- Хорошо выглядите. И не скажешь, что полтора месяц назад ваше лицо напоминало кровавую кашу.
- Врачи действительно сотворили чудо, но я не сидел бы здесь, если бы тогда вы не пришли на помощь. Я обязан вам жизнью. И я хотел бы отплатить вам чем угодно. Может быть, присядем за столик, я закажу, что захотите, мне о многом хочется с вами поговорить.
- Я надеюсь, что наш бармен еще не настолько зажрался, чтобы требовать деньги со своих коллег. Итак, - Грегори присел за столик, - давайте сперва познакомимся.
- О, разумеется. Меня зовут Том Брюстер.
- Грегори Гойл. Что вы вообще делали так поздно в этом районе? Он, знаете ли, не самый безопасный.
- Задержался в больнице, много дел было.
- Они так поздно работают?
- Для посетителей – нет. А персонал может находиться там круглосуточно, только нужно договариваться с охраной.
- Иронично, не находите? Ушли из больницы и почти сразу же попали в нее. Кем, кстати, работаете?
- Ну, я не работаю непосредственно в самой больнице. Просто наш научно-исследовательский центр сотрудничает с медицинскими учреждениями. Пришлось задержаться на работе: на следующий день должна была быть проверка, приводили записи в порядок, работы оказалось много, так что освободились лишь около двух ночи. Сперва проводил до дому коллегу, после чего направился на железнодорожную станцию, но опоздал на поезд. А ночью они ходят редко, так что оказался в районе Мейз Хилл лишь около четырех часов.
- А что изучаете?
- Ну, это крупный научно-исследовательский центр медицинского направления, но конкретно моя лаборатория занимается проведением доклинических исследований лекарственных препаратов. А вы как оказались на том месте в такое время?
- Шел на работу. В пять начинается моя смена, я как раз работаю на станции смотрителем.
- Но вы же сказали, что работаете здесь охранником.
- Да, все верно. Мне приходится совмещать три работы, чтобы удержаться на плаву.
На несколько секунд за столом наступила тишина. Том, вероятно, не знал, что на это ответить, а в голове у Грегори уже роилось несколько вариантов, которыми Том мог отплатить за свое спасение. Грегори не был благородным человеком, а посему хотел извлечь из сложившейся ситуации максимум возможного. Было бы глупо упустить такой подарок судьбы: на голову Грегори упал человек, непосредственно связанный с фармакологической промышленностью. Том работал в сфере исследования новых препаратов, а, значит, мог оказать содействие в исследованиях Грегори.
- Я, кстати, придумал, как именно вы можете мне помочь, - продолжил Грегори. – Скажите, вы можете помочь в проведении комплексного обследования пациента при отсутствии у того медицинских документов?
- Думаю, да, но мне надо для начала обсудить это с моим знакомым. Сам я не работаю с пациентами. Мое образование исключает так называемый «доступ к телу». Давай, я оставлю тебе свой номер телефона, или ты мне дашь свой, и тогда созвонимся, когда я все устрою.
- Спасибо. Это много для меня значит.
- Не стоит, я действительно хочу хоть как-то отплатить тебе за свое спасение.
Обменявшись телефона, Грегори и Том еще некоторое время поговорили о всяком, после чего Том засобирался домой.
Грегори, безусловно, мог занести этот день в себе в актив. Это неожиданное знакомство возродило в нем желание серьезно заниматься поиском лекарства. Раньше, в сложившихся обстоятельствах, оно, конечно, никуда не исчезало, но все же отходило на второй план: куда важнее было заработать достаточно денег, чтобы обеспечить семье достойное проживание и облегчить ежемесячные приступы. Теперь же Грегори всерьез задумался над возможностью уйти с работы курьера, чтобы тратить день на теоретические изыскания. Но для этого сперва нужно было оценить масштаб и направление работы. Оставалось лишь дождаться звонка от Тома…
***
Сработал Том, стоит заметить, весьма оперативно: через три дня после встречи в баре он позвонил Грегори и пригласил того с матерью подъехать на следующий день к зданию Королевского Лондонского госпиталя. В назначенный срок Гойлы стояли на пропускной и ждали, пока за ними не спустится Том. Полноценное обследование затянулось на несколько часов, после прошествия которых Гойлы отправились домой. Еще через пару суток вечером Том заглянул к Грегори в гости, принеся с собой результаты. Миссис Гамильтон, следуя своему графику, уже ушла спать, так что, усадив гостя за стол, Маргарет и Грегори приготовились слушать.
- Миссис Гойл, хочу сразу предупредить, что однозначного решения по вашему заболеванию вынесено не было, поскольку оно четко не вписывается ни в одну из известных схем. Мой знакомый, который и сопровождал вас в больнице, с большой долей вероятности был готов диагностировать одну из форм порфирии, но его смущала четкая частота проявления приступов. Действительно, колебания гормонального фона в соответствующие фазы менструального цикла могут быть теми провоцирующими факторами, ведущими к проявлению четкой клинической картины, но это редчайший случай, когда приступы привязаны лишь к одной причине и не имеют сбоев.
- И от этой болезнь есть лекарство? – живо поинтересовалась Маргарет?
- Существуют общепринятые методики лечения, но они лишь купируют атаки порфирии. По рецепту можно приобрести ряд лицензированных в стране препаратов гема, они дорогие, но зато основаны на простой компенсации плохо синтезируемого вашим организмом соединения. Я постараюсь кратко и доступно объяснить ситуацию: для того, чтобы человек мог жить, его тканям и органам требуется кислород, который переносится по организму с током крови. Молекулы кислорода транспортируются эритроцитами, присоединяясь к соединению, известному как гемоглобин. Из названия, вроде, ясно, что гем является составной его частью. У больных порфириями имеется генетические дефекты одного из ферментов, принимающих участие в синтезе этого самого гема. Таким образом, в организме образуется множество промежуточных продуктов, оказывающих разрушительное влияние на организм. При этом не образуется самого гема, точнее образуется, но крайне мало. Аптечные препараты способны поддерживать концентрацию гема на достаточном уровне.
- А как избавиться от тех токсичных соединений? – вступил в беседу Грегори, внимательно слушавший и прикидывавший пути решения проблемы.
- Проще всего – не допустить их образования. Во время атак порфирии больным предписывают принимать большие дозы глюкозы. Есть несколько вариантов: поскольку ваши приступы четко периодичны, то за несколько дней до наступления болей вам следует переходить на высокоуглеводную диету, одновременно с этим следует внутривенно вводить большие дозы глюкозы. Это нужно для того, чтобы максимально подавить начальные этапы синтеза гема, чтобы не допустить образование токсичных форм. К сожалению, подобные процедуры сопряжены с риском: избыток глюкозы крайне негативно повлияет на организм в целом, имитируя картину сахарного диабета.
- Чем это мне грозит?
- Об этом лучше говорить с эндокринологами, все-таки я весьма далек от этого, могу лишь обсуждать какие-то общие моменты. Диабет – очень опасное заболевание, которое приводит к необычайно большому числу осложнений: возникают проблемы в сердечно-сосудистой системе, со временем ухудшаются когнитивные процессы, нарушается функции периферической нервной системы. На самом деле, все необычайно связано между собой в человеческом организме. Но на данный момент человечество не придумало эффективного оружия в борьбе с порфириями, не имеющего побочных эффектов.
- Но это не какая-то ерунда же. Эти побочные процессы сами легко могут убить.
- Это так. Но ситуация складывается таким образом, что у вас, по большому счету, просто нет вариантов: невропатии возникнут из-за самой порфирии, с глюкозой же есть шанс, что все обойдется. А если и нет, то хотя бы лечение даст вам пять – десять лишних лет относительно спокойной жизни. С остальными осложнениями картина складывается аналогичным образом.
- То есть, если мама будет принимать лекарства, то сможет спокойно ходить днем по улицам, а во время приступов боли не будет?
- Скажем так, боль будет значительно слабее, чем сейчас. Полностью подавить синтез гема в организме глюкозой не удасться, но дозы токсинов будут минимальными. Что касается солнечного света, то тут дела обстоят хуже, я забыл про это. Дело в том, что это симптом другого типа порфирии, что делает этот случай уникальным. В настоящее время не имеется окончательно сформированного варианта лечения. Имеется ряд сообщений об использовании каротина и морковного сока, но полученные результаты противоречивы, убедительного эффекта этих препаратов пока не установлено.
- И что с этим делать?
- Ничего нового. По-прежнему стараться избегать солнечного света, носить плотную одежду, покрывающую все тело, при необходимости применять солнцезащитные крема. Эти симптомы не причинят вреда организму, если быть осторожными. К сожалению, этого нельзя сказать про ваши приступы.
- Том, ты сможешь помочь нам в получении рецепта на тот препарат гема? С глюкозой, я так понимаю, проблем быть не должно?
- Это будет весьма непросто с учетом отсутствия у вас медицинских документов.
- Том, не юли, пожалуйста. Если не можешь – просто скажи, я придумаю альтернативный вариант.
Биолог резко замолчал и, откинувшись на спинку стула, серьезно задумался. Запрокинув голову, он смотрел в потолок и что-то тихонько шептал, вероятно, рассматривая какие-то варианты. Наконец, он вернулся в исходное положение и произнес:
- Думаю, я смогу все устроить. Но скорее всего потребуются некоторые финансовые вливания.
- Мы скопили достаточную сумму за последний год, надеюсь, больше не потребуется.
- Я постараюсь все организовать за неделю. Если получится – я сообщу насчет необходимой суммы. В любом случае я загляну к тебе в бар, сообщу результат.
- Спасибо, Том.
- Да пока что особо не за что. Спасибо за чай, если это все, то я, пожалуй, отправлюсь домой, уже достаточно поздно.
- Погоди, Том, есть еще один вопрос, он уже больше по твоей специальности. Скажи, возможно ли определить химический состав растворенного вещества, имея лишь небольшой образец жидкости?
- Зависит от обстоятельств. Исходные компоненты известны?
- Нет. Вообще ничего неизвестно, кроме области применения.
- Тогда это невероятно сложная задача, на решение которой могут уйти многие месяцы. Если знать компонентный состав, то определить соотношение и взаимодействие составных частей достаточно просто. Если проводить аналогии, то это как искать ложку в этой комнате, - Том достал из чашки ложку и помахал над столом. – Зная, что именно надо искать, ты в итоге справишься с задачей. Но в твоем условии все значительно сложнее. Как будто надо найти в этой комнате что-то, но никто не знает что именно. Обыскав комнату сверху донизу, ты возможно и найдешь, что хотел, но вполне возможен и вариант, когда ты просто зря потеряешь время. Хотя, конечно, знание о применении все-таки несколько облегчает задачу. Я могу провести всевозможные тесты, получить данные о физических и химических свойствах, возможно даже о строении молекул, но дальше все может зайти в тупик.
- Насколько большой объем жидкости тебе нужен для исследования?
- Минимально – порядка десяти миллилитров. Это как один забор шприцом.
- Ты сможешь извлечь пробу, не нарушая герметичность упаковки?
- Здесь – нет. Нужны специальные условия, я буду работать в определенной камере. Если сможешь подвезти мне образец на работу – я все сделаю. Залатаю отверстие в лучшем виде после себя. Ты скажешь мне, ради чего все это?
- Простые обезболивающие препараты в последнее время становятся все менее эффективными. У нас осталась одна доза лекарства, которое практически полностью снимало боль. Но мы не знаем его состав. Если бы ты смог его определить, возможно, маме больше бы не пришлось испытывать боль.
- Откуда оно у вас?
- Его делал один наш знакомый, - произнесла Маргарет. – Из каких-то натуральных компонентов. Признаться, мы не очень верили во всю эту знахарскую ерунду, но это лекарство реально помогает лучше всякий официальных медикаментов. К сожалению, мы не можем узнать рецепт из первоисточника – наш друг погиб около года назад.
- Сочувствую вашей утрате, миссис Гойл. Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы помочь вам, - достав из кармана визитку, Том протянул ее Грегори. – Вот, держи, на ней написан адрес моей работы, подвози ваше лекарство. Позвони, только, а то я иногда уезжаю из нашей лаборатории для проведения испытаний в сотрудничающих заведениях. Был рад встретиться с вами, миссис Гойл. Буду ждать звонка, Грегори.
Пожав на прощание руку, Том вышел за дверь и направился к себе домой. Заперев засовы, Грегори вернулся в комнату и сел обратно за стол. Его мать пристально смотрела на сына, крутя в руках пустую кружку.
- Мы не слишком разогнались, сынок? Отдавать зелья магглам? Я точно не уверена, но это вполне может быть нарушением закона.
- Это же не нарушает Статут о Секретности. Мы просто отдаем образец на исследование, никаких тайн о мире магов мы не открываем.
- Грань необычайно тонка, Грегори. Нам нужно быть осторожными, мы оба висим на испытательном сроке.
- Про нас все забыли, вычеркнули из жизни. Как написал Драко, мы мертвы для магического мира. Сомневаюсь, что за нами пристально наблюдают. А даже если и так, я все равно готов рискнуть, чтобы помочь тебе. Ты сама видишь, что на маггловских обезболивающих ты долго не протянешь.
- Но Том же обещал достать рецепт на лекарство.
- Посмотрим, что оно из себя представляет. В любом случае, запасной план на случай неудачи не помешает.
***


Сообщение отредактировал Могу - Понедельник, 26.09.2016, 15:45
 
МогуДата: Понедельник, 26.09.2016, 15:45 | Сообщение # 37
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
И вновь Том выполнил обещание на удивление быстро и четко. Правда, на этот раз его труды влетели Грегори в копеечку: Том смог устроить все лучшим образом для получения заветного рецепта, но для этого самого обустройства потребовалась сумма, равная общему месячному заработку Грегори на всех его работах. Но затраты стоили того: следующий приступ Маргарет встретила уже на новом препарате, заранее пополнив свой организм целительной глюкозой. Все прошло практически идеально: препарат гема в комплекте с глюкозой были достойной альтернативой зелью профессора Снейпа, и лишь огромные проблемы, которые в будущем сулило потребление глюкозы в столь больших дозах, заставляли Грегори искать альтернативные пути лечения.
Впрочем, на других фронтах дела шли не так хорошо: прошло уже три месяца с момента отдачи образца зелья на исследования, а Том до сих пор был далек от ответа. Грегори, приступивший к поиску решения проблемы с другого края, тоже не мог похвастаться отличными результатами. Разговор с Томом прояснил для мага характер нарушений в организме его матери, но попытки теоретических изысканий на тему создания нового зелья, устраняющего эту проблему, пока что не приносили результатов.
Официально зима только-только вступила в свои права, но на улицах Лондона уже относительно давно лежал снег, а на крышах домов висели сосульки. Муниципальные службы не ожидали таких капризов от природы, так что не были готовы к масштабу работ: снегоуборочные машины, курсировавшие по району, не справлялись со все прибывающим снегом.
Зима крайне коварна к пожилым людям, о чем и узнала миссис Гамильтон в последние секунды своей жизни. Возвращаясь домой с церковной службы, пожилая леди неудачно наступила на скользкий участок тротуара, присыпанный снегом. Правая нога резко проскочила вперед, лишая женщину равновесия. Последовавшее за этим падение привело к неудачному приземлению, в ходе которого миссис Гамильтон ударилась затылком о покрытый льдом бордюр пешеходной зоны. Как установил позже патологоанатом, смерть наступила мгновенно.
Маргарет и Грегори узнали о смерти своей домохозяйки лишь на следующий день, когда пошли сообщать о пропаже женщины в полицейский департамент. После достаточно формальной процедуры опознания Гойлы уже собирались покинуть здание участка, когда к ним подошел мужчина средних лет, одетый в дорогой на вид деловой костюм.
- Миссис Гойл? Не могли бы вы уделить мне десять минут?
- Да, что-то случилось?
- Это касается смерти Клэр Гамильтон. Видите ли, я являюсь ее адвокатом, и поскольку вы являетесь единственным упомянутым в ее завещании человеком, я не вижу смысла затягивать с его оглашением. Мой офис находится в соседнем здании, если у вас нет других планов, не могли бы вы пройти со мной?
- Мой сын может пройти с нами?
- Да, разумеется. Прошу следовать за мной.
Выйдя из департамента, они прошли вдоль соседнего офисного здания и, завернув за него, вошли в первую дверь. Лифт стоял на первом этаже, будто бы дожидаясь их, так что уже через полминуты Гойлы сидели в кабинете адвоката в ожидании вскрытия завещания.
Пока хозяин кабинета разбирался в своих бумагах, Грегори внимательно осмотрел помещение: оно было больше похоже на какую-то каморку, нежели на офис процветающего юриста. В маленькой комнате, помимо рабочего стола, за которым сейчас и сидели все находящиеся в помещении люди, в углу находился огромный шкаф, заполненный различными книгами и рабочими папками. Три человека вполне могли достаточно вольготно расположиться в этом кабинете, но Грегори не мог себе представить, что же творится, когда на чтении завещания присутствуют многочисленные родственники погибшего: комната просто физически не могла бы разместить в себе больше пяти человек.
Наконец, юрист нашел нужный конверт, распечатал его и извлек простой лист бумаги с текстом завещания.
- Поскольку я присутствовал при составлении этого документа, я знаю его содержимое. Думаю, нам будет удобнее, если вы сами прочитаете завещание: так как вы являетесь единственным упомянутым человеком, я не вижу смысла читать завещание вслух, тем более оно достаточно личное. Если вы не против, я просто передам вам этот документ, а вы после прочтения просто сможете задать мне интересующие вас вопросы, - адвокат протянул Маргарет сложенный пополам лист, после чего вернулся к своим делам.
Миссис Гойл углубилась в чтение. Внимательно изучив документ, она передала его Грегори для ознакомления, а сама принялась уточнять у адвоката детали.
- Где я могу найти эти документы? И что мне нужно с ними сделать?
- Если вы говорите про дарственную на дом, то вам нужно лишь поставить свою роспись вот на этом договоре, - юрист вытащил из папки скрепленные скобкой листы бумаги. – Если же вы о ее договоре с администрацией кладбища Вулвич, то вы просто должны проследить за его исполнением. Миссис Гамильтон оплатила все расходы еще при жизни.
- То есть мы просто должны провести ее похороны, которые уже оплачены, после чего станем владельцами ее дома? Почему она оставила его нам?
- Могу лишь догадываться о ее мотивах, но, в любом случае, у нее не было родственников. А почему она выбрала именно вас в качестве получателя имущества – это уже вопрос не ко мне. Мое дело – донести информацию до вашего сведения и все.
Грегори закончил чтение документа, после чего вернул его на стол юриста. Через пару росписей, поставленных Маргарет на официальных бумагах, Гойлы покинули офис, став полноправными владельцами дома номер двадцать по Уитуорт-стрит.
Похороны прошли через два дня. Помимо Маргарет и Грегори, на них присутствовали пара сотрудников кладбища, занимавшихся погружением гроба в заранее вырытую могилу, а также одна старая знакомая погибшей по бывшей работе. Женщина была уже в солидном возрасте, так что Гойлы проводили ее до дому, после чего вернулись в уже свою квартиру. Поминок как таковых не было, просто за ужином пара бокалов были выпиты за упокой души Клэр Гамильтон.
Трудно сказать, что данное происшествие серьезно изменило жизнь Грегори. Хотя, отсутствие необходимости платить арендную плату несколько его расслабило: после нескольких бесед с матерью, он решил оставить работу курьером. Теперь весь день он тратил на изучение вопросов порфирии, изучая маггловские медицинские издания. Для решения поставленной задачи он должен был полностью осознать причины заболевания.
Том, хотя и потратив уйму времени, смог к июлю двухтысячного года представить результаты своих исследований Грегори. Параллельно отчет пошел и на стол руководства, поскольку исследуемый образец действительно мог стать новым этапом в мире лекарственных препаратов. Теперь основная часть работы ложилась на биохимиков исследовательского центра: им нужно было создать процесс синтеза нового соединения. Без этого вся работа была бы просто бесполезной.
Прошло еще чуть меньше года, прежде чем маггловский аналог зелья профессора Снейпа был синтезирован. Грегори был счастлив, но оказалось, что до полномасштабного выпуска нового препарата тот должен пройти большое число доклинических и клинических испытаний для проверки его физико-химических свойств и биологических эффектов.
А время работало против Грегори: отсутствие болей во время приступов стоило его матери очень дорого. Потребление глюкозы в огромных количествах начало сказываться на общем состоянии организма, приведя к непредсказуемым последствиям.
 
WaveДата: Среда, 28.09.2016, 10:10 | Сообщение # 38
Подросток
Сообщений: 17
« 1 »
Фанфик очень понравился. И история неплохая, и её подача классная. Сорри, вопросов для 14 главы как-то не могу придумать, вместо этого у меня вопрос к волшебникам: они что, совсем ку-ку с подобными изгнаниями в маггловский мир да на таких условиях. Не боятся нарушения Статута, не хотят разнообразия своей популяции и так далее? Ну и соответственно, к автору на тему того, неужели надо было придумывать именно что ку-ку волшебников? Понимаю, это для сюжета необходимо, но как-то…
 
МогуДата: Среда, 28.09.2016, 18:31 | Сообщение # 39
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Цитата Wave ()
Фанфик очень понравился. И история неплохая, и её подача классная. Сорри, вопросов для 14 главы как-то не могу придумать, вместо этого у меня вопрос к волшебникам: они что, совсем ку-ку с подобными изгнаниями в маггловский мир да на таких условиях. Не боятся нарушения Статута, не хотят разнообразия своей популяции и так далее? Ну и соответственно, к автору на тему того, неужели надо было придумывать именно что ку-ку волшебников? Понимаю, это для сюжета необходимо, но как-то…

Спасибо за отзыв, рад, что Вам нравится. Что касается вопросов, то постараюсь объяснить, как я вижу данную ситуацию. Волшебному сообществу после войны не нужны были очередные предпосылки к новому конфликту, так что они постарались сплавить всех причастных как можно дальше. С точки зрения магов жизнь без магии - достаточно суровое наказание, чтобы быть применено к лицам, сочувствующим сторонникам Темного Лорда, для которых срок в Азкабане не самое справедливое решение, да и всех в Азкабан не запихнешь. Но при этом, сотрудники Министерства имеют достаточно узкое понимание жизни среди магглов, пусть среди них и достаточно нечистокровных. Они все попали в мир магии в возрасте 11 лет и для них такие вещи как, например, медицинская страховка абсолютно пустой звук. Им это просто не нужно. Хорошо, хоть паспортами снабдили. Что касается потенциального нарушения Статуса: у изгнанных забрали палочку, легально купить новую можно лишь в Косом переулке, куда без палочки не попасть. Это не фик, где у каждого второго способности к беспалочковой магии, стоит только захотеть. Ну а если волшебники захотят потрепаться о своем прошлом с магглами - так никто в наше время не воспримет их всерьез. В лучшем случае назовут людьми с хорошей фантазией и посоветуют писать книжки. В этом фанфике единственным моментом, когда могло произойти нарушение Статута был вариант, что Том во время своих исследований той самой порции зелья наткнется на что-либо магическое. Просто никто в Министерстве не обыскал Маргарет перед изгнанием на предмет магических объектов. Они не предусмотрели это, но это разовый прокол. Так что в контексте изгнаний, как триггера к нарушения Статута, я не вижу причинно-следственных связей. По разнообразию популяции: по моим подсчетам население Магического Мира не более 8- 10 тысяч (по 35-50 человек на курсе в Хогвартсе * 80 лет = 4000, накинем еще 30% на не обучавшихся в Хоге. Получим порядка 5500. Допустим еще мою ошибку в 20%, итого порядка 7000). Подобному варианту наказания с выселением допустим подверглись еще не успевшие стать Пожирателями их дети и семьи. Итого среди юношей и девушек, готовых к дальнейшему размножению, мы теряем допустим 80% Слизерина тех лет, т.е. 10 человек на курсе*7 курсов*80% - не более 60 человек. А на самом деле значительно меньше, так как есть такие как Малфои, есть дети непринимавших в войне абсолютно никакого участия, так что реально, не больше 15-20 человек. Но пускай по верхней границе - 60 детей. Много ли это в контексте Британии? Прилично. Стоит ли их потеря спокойствия только что пришедшего в себя после войны мира? С моей точки зрения, да. И это я не беру в рассчет, что их дети все равно будут обучаться в школах магии, будь то Хогвартс или иные. Думаю, что с этим вопросом Визенгамот уже будет разбираться в индивидуальном порядке, когда настанет время. Как минимум 11 лет у них есть, чтобы разобраться, как правильно сделать поправки к закону, чтобы изгнанные родители не лишались детей, так как те автоматически становились частью магического мира. В конце концов, они же не звери. Вроде ответил на вопросы, если вдруг что-то упустил, спрашивайте еще)
 
WaveДата: Четверг, 29.09.2016, 10:37 | Сообщение # 40
Подросток
Сообщений: 17
« 1 »
Лично я не согласен с этими доводами, но, скажем так, хоть и со скрипом, но согласен принять авторскую точку зрения о том, что персонажи считают именно так. Тем более, что, повторюсь, на этих предпосылках строится весь сюжет.
Соответственно, у меня как у читателя, один вопрос: когда прода? smile
 
МогуДата: Четверг, 29.09.2016, 13:52 | Сообщение # 41
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Цитата Wave ()
когда прода?

В течение часа. Иду раз в три дня, но после сегодняшней главы будет неделька перерыва в надежде наскрести хоть немного вопросов. чтобы сцена не вышла в стиле "Заходит Джеймс, садится за стол, задает один вопрос, говорит, что его все устраивает, выходит из комнаты". Ну а дальше 3 главы и эпилог с прежним графиком, так что к 20 октября закончим)
 
МогуДата: Четверг, 29.09.2016, 14:10 | Сообщение # 42
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Глава 13. £ 250000
Часть 1.
- Ты не был послушным осужденным, не так ли, Грегори? Еще одно нарушение наших законов, а прошло всего лишь два года с момента вашего изгнания.
- У меня не было выбора.
- Я признаю серьезность твоих мотивов, но это не отменяет того факта, что ты раскрыл магглу часть информации о нашем мире.
- Ничего подобного не было. Я, кстати, не уверен, могут ли на меня распространяться законы магической Британии, ведь я формально стал гражданином маггловской части страны. В таком случае передача образца на исследование никоим образом не может быть поставлена мне в вину. А даже если я все еще нахожусь под крылом у магов, я не могу вспомнить законов, запрещающих контакты с магглами на известные им темы.
- А если бы в результате его анализов обнаружилось нечто, способное перевернуть представления магглов о нашем мире? Что если бы они открыли какое-то соединение, которое в итоговом счете и является источником нашей магии? Что если бы они продолжили исследования в этой области и, в конечном счете, смогли бы по своей воле создавать магов в обход природе? Что тогда, Грегори? Ты думал об этом?
- Этого не случилось, так что расслабься. Хотя, да, признаю, я не рассматривал эти варианты в качестве возможных последствий моего решения.
- Оно хотя бы стоило того? То лекарство, оно помогло твоей матери?
- Да, полученный препарат был практически идеальной альтернативой всей маггловской медицине, но, к сожалению, к моменту, когда он поступил в продажу, мамино состояние было далеко от нормы. Мне было необходимо продолжать свои теоретические работы по поиску лекарства от самой болезни, ибо без полноценного лечения мама медленно угасала: обезболивающее лишь скрашивало этот процесс, не останавливая его.
- А толку от твоих поисков? Ты же все равно не смог бы купить ингредиенты, не нарушив закон.
- Я был готов на это. Собственно, я предпринял еще одну попытку, к сожалению, тоже неудачную.
- Что ты еще натворил?
- Сейчас расскажу. Это довольно тесно связано со следующим вопросом. Ставь, давай, свою галочку и пошли дальше, осталось совсем немного, всего два вопроса, если я не ошибаюсь…
***
Часть 2.
- Что же, Грегори, шесть или семь шагов назад вы смогли верно ответить на вопрос из области человеческой анатомии. Настала очередь проверить ваши знания в физиологии. Вы понимаете, о чем этот вопрос?
- Да. И я вроде как даже уверен в том, что знаю правильный ответ. Но не хочу бросаться вперед, сломя голову, сейчас еще немного подумаю.
- Вы хорошо знакомы с этой тематикой? Мы чего-то о вас не знаем? Вы случайно не учились в медицинских училищах, прежде чем стать охранником в баре?
- К сожалению, нет. Но я вроде бы упоминал, что деньги мне нужны на лечение матери. Так уж сложилось, что ее болезнь напрямую связана с нарушениями в структуре гема, а, значит, и в гемоглобине. Я потратил значительное время, чтобы разобраться для себя в причинах заболевания, так что кое-что из этой области я знаю.
- Пожалуй, мы проведем воспитательную работу среди наших сотрудников, после этой игры, - усмехнулся Крис. – Не дело, когда они на блюдечке подносят игроку четвертый с конца вопрос. Итак, если вы уверены в своих познаниях, то, может, назовете нам свой ответ?
- Я считаю, что это эритроциты.
- Я все же обязан спросить вас, готовы ли вы, Грегори, рискнуть уже заработанными деньгами и окончательно выбрать ответ D? Вы можете потерять половину из собранных вами средств! Не желаете воспользоваться оставшейся у вас подсказкой?
- Нет, я не настолько сомневаюсь, чтобы тратить последнюю подсказку. Что касается риска, я предпочитаю смотреть на это, как на возможно увеличить выигранную сумму в четыре раза, нежели как на риск потерять половину. Это мой окончательный ответ.
- Мне в очередной раз не удалось посеять зерно сомнений в вашем мозгу, посмотрим, что из этого выйдет на этот раз. Для тех, кто только что присоединился к нашей передаче, хочу сообщить, что сейчас с нами в студии играет Грегори Гойл, охранник из Гринвича. Он ответил уже на одиннадцать вопросов и прямо сейчас готов покорить двенадцатый. Он дал свой окончательный ответ, - миг, и на табло загорелся выбранный ответ. – Посмотрим, сможет ли Грегори заработать сто двадцать пять тысяч фунтов, или же он потеряет половину выигранных денег и покинет передачу, имея тридцать две тысячи фунтов в кармане. Вы волнуетесь, Грегори?
- Разумеется. Даже если бы я был абсолютно уверен в своих знаниях, я все равно волновался, мало ли что может случиться. Но думаю, я не помру от сердечного приступа сейчас, если вас интересует это. Скажем так, я взволнован, но не критически.
- Рад это слышать. Знаете, Грегори, вы абсолютно правы в том, что это не гранулоциты. Более того, это даже не тромбоциты. Но вот дальше… - Крис выждал паузу, после чего резко разрядил ситуацию. – Дальше у нас агранулоциты, которые… не содержат в своем составе гемоглобин! Поздравляю вас, Грегори, вы только что выиграли сто двадцать пять тысяч фунтов. Просто невероятно! Осталось всего три шага до конца, а у вас по-прежнему осталась одна подсказка. Думаю, вы не будете спешить забирать деньги и посмотрите следующий вопрос?
- Конечно, забрать всегда успею, если что.
- Верный подход. Тогда возвращаемся к игре. Тринадцатый вопрос и двести пятьдесят тысяч фунтов: «Кисти какого известного художника принадлежит серия картин, изображающих Вестминстерский дворец при различных природных обстоятельствах?». Вариант А – Сальвадор Дали. Вариант B – Клод Моне. Вариант С – Винсент ван Гог. И, наконец, вариант D – Поль Сезанн.
***
Часть 3.
Ситуация ухудшалась постепенно, но неукоснительно. К середине июля две тысячи первого года число приступов возросло в три раза: теперь они не были четко привязаны к менструальному циклу, а просто шли с периодом в примерно десять суток. Принимаемые препараты по-прежнему справлялись с ликвидацией болевых ощущений, но их прием и стал наиболее вероятной причиной обострения ситуации.
В один из дней Грегори решился поговорить с матерью на тему ее запрета двухгодичной давности. Грегори мог бы все вновь провернуть по-тихому, но не хотел в очередной раз расстраивать мать, так что решил сперва честно обсудить с ней положение дел. Вернувшись с утренней смены на станции, Грегори во время завтрака поднял волнующую его тему.
- Мама, нам надо серьезно поговорить о твоем состоянии. Нынешние лекарства хороши по части обезболивания, но они сведут тебя в могилу.
- Скоро Том закончит свои испытания, и мы перейдем на его разработку. Если она действительно аналогична зелью Северуса, то нам не о чем беспокоится.
- До конца испытаний еще дожить надо. А с этой глюкозой я опасаюсь, что все может плохо закончится. Я хотел обсудить с тобой одну вещь: я хочу вновь попытаться войти в контакт с магическим миром. Если у меня получится добыть ингредиенты, то я смогу сварить тебе зелья на полгода, этого должно хватить до завершения испытаний.
- Мы ведь уже говорили на эту тему, Грегори, - вздохнула Маргарет. – Тебя поймают, и я останусь помирать в одиночестве. Я не хочу такой судьбы ни для тебя, ни для себя.
- А если не за что будет ловить? Я долго над этим думал, вспоминал то письмо Малфою, и, наконец, пришел к одному выводу: в Лондоне есть достаточное число магглов, знающих о волшебном мире. Но они магглы, а, значит, я спокойно могу контактировать с ними.
- И как ты собираешься их найти? Сомневаюсь, что есть какой-то общедоступный список.
- Все очень просто: сейчас лето, а, значит, скоро дети пойдут в школу, в том числе и магглорожденные. Если я смогу выследить такого ребенка с родителями, когда они будут посещать Косой переулок, то я смогу наладить контакты с этой семьей и воспользоваться их помощью.
- И о чем собираешься их попросить? – поинтересовалась Маргарет, доливая в пустую чашку новую порцию чая.
- Побыть аналогом малфоевского курьера. Ну, то есть, отправить письмо одному представителю магического мира.
- Кому именно? И, кстати, с чего ты решил, что они купят ребенку сову, чтобы слать письма?
- Насчет совы я буду пристально наблюдать во время охоты на родителей магглорожденных. А письмо они могут направить лишь одному человеку – преподавателю Хогвартса, который просвещал их насчет волшебства. Я бы был не против написать другому адресату, но, боюсь, что письмо от магглов не будет воспринято всерьез. Не хочу рисковать.
- И как ты собираешься убедить школьного преподавателя тебе помочь?
- Насколько я помню, в битве за Хогвартс ни один из преподавателей не погиб, значит, скорее всего, они все по-прежнему работают в школе. Думаю, я смогу их убедить выслушать меня, а за подтверждением моих слов они всегда смогут обратиться к портрету директора Снейпа – его показания не принимают в суде, но, надеюсь, для школьных учителей его слова будет достаточно.
- Как-то многовато дыр в плане. С чего ты решил, что тебя не схватят сразу же за нарушение условий нашего приговора?
- Я не собираюсь говорить с магом напрямую. Я попробую организовать все так, чтобы один из родителей магглорожденного вел беседу от моего имени. Кто откажется от денег за выполнение весьма ерундовой просьбы?
- А если все-таки не возьмут?
- Буду заново выискивать более сговорчивых родителей. У меня сорок дней до начала учебного года, проведу их с максимальной пользой. Начиная с завтрашнего дня, буду нести вахту напротив «Дырявого котла».
***
Пункт для наблюдения Грегори выбрал себе весьма комфортный – недалеко от входа в магический мир на противоположной стороне улицы расположилось уютное кафе, постоянным посетителем которого и стал Грегори. С момента начала слежки прошло уже две недели, так что отсутствие результатов за такой срок заметно погасило оптимизм молодого человека. Нельзя сказать, что проведенные за столиком у окна дни были потрачены совсем уж в пустую – Грегори делал наброски касательно возможных вариантов механизма действия лекарства, которое было бы способно полностью исцелить мать.
Удача улыбнулась ему воскресным днем, пятого августа. Из остановившегося напротив «Дырявого котла» такси вышла обычная семья, состоящая из двух родителей и девочки подходящего возраста. Взрослые принялись аккуратно осматриваться по сторонам, так что случайный прохожий бы и не заметил никаких странностей. Однако Грегори, знающий что именно искать, лишний раз убедился, что он, наконец-то, нашел нужную ему семью: родители явно не могли найти входа в бар. Но стоило им взять бегающую вокруг них дочку за руки, как магглоотталкивающее заклинание на двери и фасаде «Дырявого котла» перестало на них действовать. Поэкспериментировав пару раз с отпускание руки дочери, семейство двинулось навстречу новому для них миру.
Сделав пометки о внешности потенциальных целей, чтобы потом суметь узнать их в толпе, Грегори продолжил сидеть в ожидании возвращения семейства. Шоппинг продлился около двух часов, после чего семейство, нагруженное кучей пакетов, вышло из «Дырявого котла» обратно в мир магглов. Грегори поспешил оплатить свой заказ, после чего выскочил на улицу, поймал такси и велел водителю следовать за едущим на расстоянии трех машин впереди автомобилем, везущим семейство домой.
Поездка длилась недолго, всего минут десять. Грегори попросил водителя остановиться через дом относительно преследуемой машины, уточнил у водителя их точное местоположение, после чего попросил направляться в сторону его дома.
На следующее утро Грегори занял наблюдательную точку в парке с прекрасным видом на дом. В девять часов дверь открылась, и на крыльцо вышел отец магглорожденной. Оглядевшись по сторонам, он направился в сторону ближайшей станции метро. Грегори был готов к такому повороту событий, так что с утра заранее купил проездной, что позволило не потерять преследуемого в толпе лондонской подземки. Через полчаса езды и одну пересадку, во время которой Грегори снова, чуть было, не упустил мужчину из виду, он оказался в центральной части города. Выйдя из метро, мужчина прошел еще три квартала, после чего зашел в старинное четырехэтажное здание на углу Сайнт-Джордж-стрит и Кондут-стрит. Проходя мимо здания, взгляд Грегори зацепился за огромный плакат за витриной:

Аукционный дом «Сотбис» приглашает всех желающих на предварительный просмотр шедевров искусства, торги по которым пройдут десятого августа. Шестого и седьмого августа все желающие могут посетить открытый показ, чтобы ознакомиться с будущими лотами. Вход свободный. По вопросам записи на торги просьба обращаться к администратору.

Зацепившись взглядом за волшебное словосочетание «Вход свободный», Грегори без раздумий прошел внутрь. Отец девочки появился в зале через пару минут, одетый в униформу сотрудников фирмы. Если верить прикрепленному на его пиджаке бейджу, то мужчину звали Скотт Эндрюс. Выйдя из подсобного помещения, он направился в сторону массового скопления людей вокруг небольшого участка стены и принялся отвечать на вопросы.
- Перед вами действительно одно из наиболее известных творений Клода Моне. Наши эксперты провели всевозможные анализы, так что через четыре дня картина «Парламент, закат» обретет нового владельца. Этот шедевр является частью серии картин, изображающих здание Вестминстерского дворца при различном освещении и погоде. Вся серия была создана в период с тысяча девятисотого по тысяча девятьсот пятый год, конкретно это полотно было создано в тысяча девятьсот четвертом году. Стоимость картины оценивается в одиннадцать миллионов долларов, мы начнем торги с десяти миллионов. Если желаете принять участие в аукционе, вам стоит обратиться к нашему администратору, он поможет пройти регистрацию. А теперь давайте перейдем к следующему лоту…
Скотт продолжал рассказывать заинтересованным посетителям подробности о каждом экспонате вплоть до перерыва на обед, где его и перехватил Грегори, подошедший к занятому столику в ближайшем ресторане.
- Добрый день, мистер Эндрюс. Разрешите присоединиться к вам?
- Мы знакомы? Я видел вас в выставочном зале, но мне кажется, что раньше мы не встречались.
- Все верно. Откровенно говоря, в выставочном зале я был исключительно ради вас, я не слишком заинтересован в искусстве, а если бы и был – такие цены я вряд ли потянул.
- Тогда я не совсем понимаю, - произнес мистер Эндрюс, жестом позволяя собеседнику присесть.
- Благодарю. Я здесь из-за вашей дочери, точнее из-за того, какими способностями она обладает.
- Вы… Вы тоже? – прошептал Скотт, наклоняясь как можно ближе.
- Да. Но в силу обстоятельств я не могу иметь контакты с тем миром.
- Что вам от меня нужно?
- Одна услуга. Я готов заплатить приличную сумму за столь незначначительную мелочь. Скажите, к вам ведь уже приходил преподаватель из Хогвартса?
- Да, он рассказал нам вы-понимаете-о-чем. А вчера мы с ним встретились в этом вашем баре, и он провел нам экскурсию по магазинам.
- Замечательно. Признаться, я наблюдал вчера за вами, так что знаю, что вы также приобрели и сову.
- Нам сказали, что это единственный способ поддерживать связь в школе.
- Ну, на самом деле не единственный, но это не столь важно. Моя просьба заключается в следующем: мне нужно, чтобы вы при помощи совиной почты пригласили преподавателя к себе домой, в то же время, что и меня. После чего вы бы выступили посредником в нашей беседе. Если опасаетесь, встречу можно провести и не в вашем доме. Я понимаю, что у вас нет причин мне доверять, но за эти действия я готов заплатить тысячу фунтов. За одно письмо и один разговор.
- Почему вы сами не можете это сделать?
- Мне запрещено иметь контакты с представителями магического сообщества. В свою очередь вы являетесь идеальным посредником. Впрочем, если вы откажитесь, я найду другую семью магглорожденных, которых деньги заинтересуют чуть больше, - произнес Грегори, демонстративно убирая небольшую пачку банкнот обратно в кошелек.
- Решение помочь вам не обернется мне боком? – поинтересовался Скотт, не отрывая взгляд от лежащего на столе бумажника.
- Нет, все законно, и никаких претензий к вам быть не может.
- Тогда я согласен. Мои жена и дочь на пару дней как раз покинут город, так что дом будет в нашем распоряжении. Я назначу встречу на вечер четверга, если вас это устроит.
- Да, разумеется. Спасибо за помощь. Вот мой номер, на случай, если ваши планы поменяются. А это аванс, - закончил Грегори, протягивая собеседнику лист бумаги с написанным телефоном и пять стофунтовых купюр. – С нетерпением жду нашей встречи.
Пожав на прощание руку, Грегори встал из-за стола и направился к выходу. Теперь оставалось лишь подготовиться к вечеру в гостях у Скотта Эндрюса.
***
В указанный день и час Грегори стоял на пороге дома, в котором проживал его новый знакомый. Открывший дверь Скотт проводил гостя в гостиную, после чего вернулся на кухню, чтобы приготовиться к приему гостей. Через минуту три чашки чая заняли свое место на небольшом столике, сопровождаемые вазочками со сладостями и блюдом с выпечкой. Сделав глоток, Грегори отставил чашку и, достав из кармана куртки сложенную пополам бумажку, протянул ее Скотту.
- Пока нас двое, прочитай пока, я там набросал, о чем именно хотел поговорить.
Но он не успел развернуть лист – прозвучала мелодия дверного звонка, и Скотт направился встречать последнего запланированного на вечер гостя. Голос мага было плохо слышно из гостиной, так что Грегори не мог понять, кто из двух профессоров мужского пола станет его как бы собеседником. Вариант с профессором Слизнортом казался более удачным: как бывший декан, он бы с меньшими проблемами согласился выслушать бывшего ученика, а, как зельевар, в будущем мог бы оказать содействие в решение проблем. Впрочем, профессор Флитвик тоже не выглядел плохой альтернативой: преподаватель заклинаний был достаточно разумным, чтобы сперва выслушать, после проверить слова Грегори у портрета Снейпа и лишь после этого принимать какие-либо меры.
Однако реальность оказалось куда более неприглядной: в вошедшем в комнату мужчине Грегори сразу узнал своего бывшего однокурсника, Невилла Лонгботтома, отношения с которым в школе трудно было назвать дружескими. Невилл также не страдал проблемами с памятью, так что узнал сидящего в кресле мужчину – волшебная палочка была мгновенно извлечена из специального крепления и направлена в голову Грегори.
- Что он тут делает? Он вам угрожал? – поинтересовался Невилл у хозяина дома, не спуская глаз со своей цели.
- Профессор Лонгботтом, прошу вас, успокойтесь. Мой знакомый просто попросил меня побыть посредником в вашем общении. Как я понял, ему запрещено иметь какие-либо дела с вашим миром, так что мы решили, что он может воспользоваться моими услугами, как представителя маггловского мира, знающего о существовании магов. Вы не присядите?
- Нет. Вы с ума сошли пускать осужденного преступника в свой дом? – рявкнул Невилл на хозяина дома, после чего опять повернулся к Грегори. – Теперь с тобой разберемся, пошли, выйдем.
Медленно продвигаясь к выходу под прицелом палочки, Грегори в сотый раз корил себя за свою самоуверенность: чего ему стоило узнать фамилию преподавателя заранее. Оказавшись за пределами дома, Невилл спрятал палочку обратно в карман, после чего кинулся на по-прежнему стоящего к нему спиной Грегори и повалил того на землю. Затем последовала серия ударов в корпус и в голову, сопровождаемая яростно выплевываемыми наставлениями:
- Еще раз я узнаю, что ты задумал нечто подобное с магглами – я пойду в Министерство, они с тобой разберутся. Вам было сказано сидеть тихо, вот и нефиг высовываться!
Закончив с поверженным врагом, Невилл поднялся с земли, взмахнув палочкой, очистил свою одежду, после чего направился к декоративной ограде, отделяющей небольшой зеленый садик перед домом от дороги.
Особо не надеясь на успех, Грегори слегка приподнялся и крикнул в спину Лонгботтому:
- Поговори с портретом профессора Снейпа, он все объяснит!
Ответом ему послужил хлопок аппарации. Скотт в растерянности стоял в дверном проеме, не зная, что и сказать.
- Не ожидал, что он станет учителем, - прохрипел Грегори, медленно поднимаясь с травы. – Впрочем, вы и сами все видели.
- Сожалею, что ваш разговор так и не состоялся… Возвращайтесь в дом, промоем ваши раны.
- Спасибо, Скотт, но я и так отнял у вас много времени. Благодарю, что согласились мне помочь, - сказал Грегори, протягивая конверт со второй половиной обещанной суммы.
- Я вроде как не сильно-то и помог.
- Не важно. Держите, я обещал тысячу, она ваша. А сейчас не могли бы вы мне оказать еще одну услугу и вызвать такси. Боюсь, я сейчас не в состоянии добираться до метро, а потом еще трястись в нем около тридцати минут.
Такси приехали через пять минут, и уже через полчаса Грегори, слегка пошатываясь, стучал в дверь своего дома.
- Мерлин! Что случилось? – воскликнула Маргарет, когда увидела на пороге подбитую физиономию своего сына.
- Это был Лонгботтом! Какого черта он вообще забыл в Хогвартсе? Куда делась профессор Спраут?
- Как Лонгботтом?! И что теперь?
- А ничего. Ситуация с Малфоем повторилась, только теперь угрозы сдать меня в Министерство при следующей попытке были подкреплены парой ударов. Не переживай, сейчас он сам меня не сдаст – он итак дел наворотил, побив меня при отце магглорожденной в свидетелях. Но тенденция таких ответов меня не радует. Рано или поздно все равно придется доставать ингредиенты. Вот почему я не спросил у Скотта про фамилию преподавателя? Сейчас бы сидел и общался с близнецами Уизли вместо того, чтобы прикладывать лед к лицу.
- Один из них вроде же погиб в битве за Хогвартс. По крайней мере, мне казалось, что я видела кого-то из них в списках погибших и некрологах, пока сидела под домашним арестом в ожидании суда.
- Я не знал, - расстроено произнес Грегори. – Очень жаль. Это может создать некоторые трудности в дальнейшем. В любом случае, в ближайшее время я не хочу рисковать и махать красной тряпкой у Лонгботтома под носом. Так что остается надеятся, что Том закончит свои исследования как можно скорее.
***
На этот раз Том не спешил: испытания закончились лишь в конце года. После этого начались юридические проволочки, связанные с лицензированием препарата на внутреннем рынке, но все эти события прошли мимо семейства Гойлов, так как Том снабдил их невостребованными пробниками, которые были в избытке синтезированы непосредственно для испытаний.
Последний приступ в уходящем, две тысячи первом году Маргарет Гойл провела, находясь под действием нового препарата. Лекарство показало себя достаточно эффективным, но не оправдало всех возложенных на него надежд. Грегори затруднялся с определением причины: возможно, дело было в той самой магии, которой не хватило при производстве препарата, а, может, прав был именно Том, объяснявший положение тем, что организм испытал на себе эффект глюкозы. У Маргарет начала развиваться начальная стадия нейропатии, сопровождающаяся снижением ноцицептивного порога, что и привело к повышению чувствительности. Таким образом, с лекарством все было в порядке, просто для состояния миссис Гойл этого уже было мало.
Впрочем, подобный уровень боли был вполне терпимым для миссис Гойл, а прекращение приема больших доз глюкозы должно было остановить прогрессирование нейропатии. И Грегори вполне был бы доволен полученным результатом, если бы не одна деталь, всплывшая в разговоре с матерью через несколько дней после первого приема нового препарата.
- Не кори себя, сынок. Все вышло совсем не плохо.
- Но и не хорошо, - возразил Грегори. – Я надеялся, что это лекарство решит все проблемы, но этого не случилось.
- В этом нет твоей вины. Я и так прожила больше, чем положено.
- Что это еще значит? – Грегори недоуменно уставился на мать, которая уже поняла, что сболтнула лишнего.
- Забудь, Грегори. Не наваливай на себя еще и это.
- Ну, уж нет. Сказала «А», говори и «Б».
-Когда мне было десять лет, целители в больнице Святого Мунго сказали моим родителям, что с этой болезнью я не протяну и до двадцати лет. Когда Северус изобрел свое зелье, он честно предупредил, что это не исцеление, а лишь отсрочка. По его прогнозам он смог оттянуть мой конец примерно до сорока пяти лет. Сейчас на дворе конец две тысячи первого года, а, значит, мне уже сорок семь лет. Северус был более-менее уверен в своих прогнозах, уверяя, что без лечения я долго не протяну. Но ему не удалось найти лекарство.
- Вообще-то, я думаю, что удалось, ну, или, по крайней мере, он был на верном пути к решению. Когда я был на шестом курсе, он говорил, что завещает мне свои записи по этому зелью, так что они и по сей день лежат в ячейке в «Гринготтсе», - вздохнул Грегори. – Почему ты не сказала мне об этом раньше? Я бы бросил все силы на поиск настоящего лекарства, а не просто обезболивающих.
- Я прожила отмеренный мне срок. В моей жизни было много как хорошего, так и плохого. Если бы я рассказала тебе, ты ринулся бы искать помощи в магическом мире и, в конце концов, тебя бы поймали и посадили в Азкабан. А теперь я знаю, что ты не просто стал бы искать связи со знакомыми, а попытался достать записи Северуса, что на сто процентов означало твою поимку. Ты и так много сделал для моего комфортного существования в маггловском мире.
- Я не оставлю попыток, слышишь? За последний год мною было прочитано множество маггловской медицинской литературы по твоей болезни. Думаю, при помощи Тома я смогу найти настоящее лекарство. У меня есть кое-какие идеи по этому поводу, я вел записи последние полгода. Надо просто обсудить их с Томом, тогда я буду знать, в каком направлении двигаться.
- Ты рискуешь перейти черту: одно дело – просто отдать лекарство на анализ, но совсем другое – обсуждать с магглом целительские возможности нашего мира.
- Я буду осторожен. Том ни о чем не догадается, по крайней мере не до тех пор, пока все будет готово. Он мне нужен лишь в роли консультанта по физиологическим вопросам. Поверь, привлекать его к созданию зелья я не собираюсь.
- Чем я могу помочь? Ты не должен все делать один.
- Насколько хорошо ты знаешь зельеварение?
- На школьном уровне когда-то знала неплохо. Но, сомневаюсь, что много что вспомню: прошло слишком много времени.
- Тогда, извини, но пока что ничем. Впрочем, через полгода подходит к концу твой четырехгодичный условный срок. Если ты согласишься, то я попробую провернуть поставку ингредиентов через тебя. Впрочем, до этой стадии еще далеко.
- Я согласна. Я верю тебе, сынок…
***
- Том уже ушел? – Маргарет заглянула в гостиную, где за столом сидел ее сын. Перед ним были разложены кучи каких-то бумажек с записями. – Как все прошло?
- Вполне неплохо. Потрясающе, сколько дел мы смогли сделать всего за четыре месяца работы.
- Не поделишься? А то все прошло мимо меня. Я пробовала пару раз заглядывать в твои бумажки, но понять смысл записей я так и не смогла. Не мое это…
- Почему бы и не рассказать, садись. В общем, дела обстоят следующим образом: как ты, возможно, помнишь из наших бесед после медицинского обследования, причина твоего состояния заключается в том, что твой организм просто не способен производить гем. Однако он все равно пытается, и при этом в теле накапливаются продукты промежуточных стадий синтеза, которые негативно влияют на организм и являются первопричиной твоих болей. Таким образом, достаточно сделать всего один шаг для исцеления: заставить организм самостоятельно синтезировать гем. Как сказал Том, магглы для этих целей используют особую операцию – трансплантацию костного мозга, когда врачи, фактически, заменяют аппарат синтеза на донорский, предварительно проводя кондиционирование. По сути, это процедура уничтожения собственного костного мозга, который вырабатывает неправильные клетки кроветворения. Вместе с этим подавляют иммунитет пациента, чтобы не вызвать отторжение донорского материала. К сожалению, эта процедура для нас недоступна – у нас отсутствуют медицинские документы. Можно было бы провести операции в частной клинике, но это требует огромной суммы денег, которой у нас просто нет.
- Ты подозрительно доволен, несмотря на плохие новости.
- Все потому, что я разработал свою процедуру пересадки костного мозга, которая не требует ничего невозможного от нас, и к тому же является более безопасной. Видишь ли, маггловская процедура имеет достаточно приличный процент неудачных случаев, так что она все равно не является идеальной.
- И как ты изобрел что-то настолько грандиозное, при том что ты всего два года серьезно работаешь над этой проблемой, а про пересадку, так и вовсе, услышал меньше полугода назад?
- При помощи магии, разумеется. Возможно, наше общество и невероятно отстало от магглов, но вот в области медицины мы, не прикладывая особо много усилий, по-прежнему во многих областях значительно обгоняем магглов. Ты ведь знаешь, что такое Оборотное зелье?
- Да, это зелье, при помощи которого можно превратиться в определённого человека на некоторое время.
- В общем и целом, верно, но по своей сути этот состав обладает просто потрясающими свойствами. Впрочем, об чуть позже, для начала я хочу рассказать тебе о теме моей первой совместной серьезной работы с профессором Снейпом. Возможно, ты помнишь, как он приходил к нам домой после окончания первого курса, и мы с ним достаточно долго беседовали в моей лаборатории. После этого он стал учить меня: сперва просто давал решать задачи, затем я стал варить зелья с небольшими отклонениями от предложенных в учебниках рецептов, но по-настоящему серьезную работу я впервые провел на рождественских каникулах. Тогда одна ученица приняла это зелье, добавив в него не человеческий волос, а кошачий. Дело в том, что запрет на внесение в зелье нечеловеческих фрагментов является единственным на данном этапе. В результате этой ошибки эта студентка приобрела некоторые черты, присущие кошке, оставаясь при этом человеком. Но самое плохое заключалось в том, что эффект зелья не проходил через час. Более того, зелье продолжало действовать еще несколько недель, до тех пор, пока не был изобретен антидот. Профессору Снейпу пришлось придумывать зелье, способное вернуть истинный облик, и в этом я ему немного помог. Как бы то ни было, за то время мы достаточно продвинулись в осознании причин такого эффекта. И эти знания я смог применить для нынешней разработки. Но и об этом чуть позже, перескочу обратно к трансплантации: как я говорил, для магглов операция формально состоит из трех частей. Сперва они берут материал у донора, затем подавляют иммунитет пациента, параллельно уничтожая его костный мозг, после чего проводят непосредственно трансплантацию. После проведения кондиционирования у пациента просто нет пути назад. По моей же методике нет нужды во втором пункте, а первый и третий объединены в одну простую процедуру: вместо донорского материала я ввожу модификацию Оборотного зелья, действие которой было бы ограничено исключительно красным костным мозгом и не затрагивало весь остальной организм. Модификация же зелья заключается в том, что, благодаря наработкам с того случая десятилетней давности, я смог добиться постоянного действия препарата. Таким образом, клетки твоего костного мозга просто превратятся в клетки донора.
- И как ты собираешься добиться того, чтобы зелье не действовало на весь организм?
- После беседы с Томом, я пришел к выводу, что лучшим способом достичь этого эффекта будет хирургическое вмешательство. Зелье будет введено непосредственно в основные кости, содержащие островки кроветворения. Чтобы подтвердить, что молекулы полученного зелья достаточно велики, чтобы не проникать через стенку кровеносных сосудов нужно будет провести дополнительные исследования. В принципе, Том уверил меня, что это не настолько большая проблема, которая достаточно легко устраняется изменением водородного показателя среды.
- То есть это все? Все готово?
- Не совсем. Осталась одна проблема, но она достаточно серьезная: эритроциты, которые начнут курсировать в твоем кровеносном русле после этой процедуры, будут идентичны тем, что находятся в крови у донора. В связи с этим надо найти ответ на следующий вопрос: стоит ли искать донора маггловскими способами, чтобы свести риск возникновения иммунных реакций к минимуму, или же мне стоит еще поразмышлять над магическими способами устранения этого затруднения.
- Эта проблема помещает при создании самого лекарства, или же она проявится на этапе введения его в мой организм?
- Нет, непосредственно на лекарстве это никак не скажется. Я смог оптимизировать процесс его приготовления, так что с ним вроде проблем не предвидится. Хотя, мне, конечно, стоит будет еще не один раз проверить его компоненты на совместимость. Что касается риска отторжения – я не хочу рисковать. Я много времени потратил, чтобы попытаться переделать эффекты известных мне зелий под этот процесс, но у меня ничего не вышло. Как бы мне не хотелось, но, похоже, что по этой части придется обращаться к магглам.
- И как ты себе это представляешь?
- Ты сдашь анализы, чтобы тебе нашли подходящего донора. После этого я сам разыщу его, возьму маленький анализ крови под предлогом, что в банке костного мозга произошел инцидент, в результате которого все образцы требуют подтверждения. Ну, или что-нибудь в таком духе. В любом случае, доноры, как правило, ничего не знают про внутреннюю кухню, так что должны поверить в практически любую историю. Большая часть его крови пойдет на дополнительную проверку вашей с ним иммунологической совместимости, я не собираюсь доверять в этом деле всяким базам данных. Как только будет подтверждено, что тот человек подходит тебе как донор, я добавлю остатки взятой у него крови в зелье.
- С чего ты взял, что тебе вообще скажут координаты того донора.
- Ну, мне остается лишь надеяться на это. И еще на деньги, раз уж эта процедура не будет стоить как настоящая трансплантация, думаю, мы сможем себе позволить подкупить пару сотрудников.
- А если не сработает?
- Если уж я собрался варить это зелье, мне кажется, приготовить маленькую дозу зелья Доверия будет не трудно. Тогда и денег тратить не придется.
- Деньги предпочтительнее зелий. Не стоит оставлять за собой магический след. Впрочем, до этого этапа еще очень далеко. Что у нас там по плану?
- Ожидание. На дворе конец апреля, считай, что уже май, а твой условный срок заканчивается первого июля. У меня есть план, как достать ингредиенты, но я уже дважды обжигался. Не будем спешить, лучше спокойно подождем июля. Я уделю время проработке мелких деталей в рецептуре, но это не должно занять много времени.
- Я горжусь тобой, Грегори, - произнесла Маргарет, присев рядом с сыном и положив голову ему на плечо. В такой позе они и встретили наступление последнего весеннего месяца – часы на стене прокукарекали двенадцать раз, сообщая жителям дома о наступлении первого мая две тысячи второго года.
 
WaveДата: Вторник, 11.10.2016, 16:43 | Сообщение # 43
Подросток
Сообщений: 17
« 1 »
Цитата Могу ()
после сегодняшней главы будет неделька перерыва в надежде наскрести хоть немного вопросов. чтобы сцена не вышла в стиле "Заходит Джеймс, садится за стол, задает один вопрос, говорит, что его все устраивает, выходит из комнаты".

Гм… Всё так плохо? На крайний случай могу предложить финт ушами типа «ну что же, мы с тобой нормально пообщались, меня всё устраивает, но напоследок хочу задать тебе один вопрос: …» Конечно, так полноценную главу сделать трудно, но можно оформить её как интерлюдию. Вот, как-то так.
 
МогуДата: Воскресенье, 16.10.2016, 22:58 | Сообщение # 44
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Цитата Wave ()
Гм… Всё так плохо?

Если про отклик, то да, но не отчаивайтесь) Просто нашлась бета, потихоньку приводит в порядок внешний вид, так что я решил притормозить довыкладку оставшихся глав, чтобы она нагнала, раз все равно большого спроса нет)
 
WolnaДата: Вторник, 18.10.2016, 10:37 | Сообщение # 45
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
Если дело за откликами. то меня тоже удивляет их отсутствие. Фик замечательный. Идея вообще - перспективная. Мало хороших фиков о слизеринцах-героях после всего. Да еще с сюжетом в котором месть не является основной линией. Да еще от автора у которого есть собственный стиль.
Мне нравится.
Предлагаю разместить фик на еще где нибудь, после корректуры.

видимо форум загибается((
 
WaveДата: Вторник, 25.10.2016, 13:13 | Сообщение # 46
Подросток
Сообщений: 17
« 1 »
Цитата
Мало хороших фиков о слизеринцах-героях после всего.
+1
Цитата
Да еще с сюжетом в котором месть не является основной линией.
+1
Цитата
Да еще от автора у которого есть собственный стиль.
+1
Цитата
Мне нравится.
+1

Цитата
Предлагаю разместить фик на еще где нибудь, после корректуры.
+1
Цитата
видимо форум загибается((
Извините, но любой другой формат (хоть самиздат, хоть фикбук, хоть фанфикс, особенно фанфикс))) гораздо удобней для читателей для размещения больших текстов, чем форум. Вот и я отсюда и со слизеринского форума прочёл от силы штук пять фиков, которых просто больше нигде нет, а с фанфикса, фикбука и самиздата не одну сотню.

Мм… А прода скоро? Почти месяц с момента прошлой главы.
 
WaveДата: Вторник, 29.11.2016, 15:01 | Сообщение # 47
Подросток
Сообщений: 17
« 1 »
Не хочу напрягать, но уже два месяца с момента прошлой главы, при том, что вроде как уже всё написано. Потихоньку впечатления о фике выцветают и забываются.
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:06 | Сообщение # 48
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Прошу прощения за достаточно долгое отсутствие. Пришлось пересмотреть свое решение, так что здесь довыложу фанфик как есть, после чего уже по мере переработки глав буду обновлять.
В связи с наличием всего одного вопроса сцена Джеймс-Грегори выглядит достаточно куцо, но, как я и говорил раньше, все что я хотел узнать - я спрашивал раньше. Джеймс - это Ваша зона ответственности smile
Как бы то ни было - приятного прочтения и спасибо, что были с Грегори.


Сообщение отредактировал Могу - Пятница, 09.12.2016, 13:06
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:10 | Сообщение # 49
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
* Правильный ответ на четырнадцатый вопрос содержит фактическую ошибку, т.к. первое упоминание в тексте было сделано в 2002 году, ответ был дан в 2003 год, а сам индекс появился на свет лишь в 2005. К сожалению, данный факт всплыл в памяти лишь после написания главы. Честно говоря, придумывать еще один достаточно сложный вопрос нет желания, так что куда проще будет перевернуть пятерку с ног на голову и представить, что этот индекс был создан в 2002 году.

Глава 14. £ 500000
Часть 1.
- Странно, Невилл никогда не упоминал про встречу с тобой, по крайней мере, я об этом не слышал, - с сомнениями в голосе произнес Деннис, пристально смотря в глаза собеседнику.
- Ну, он вроде как избил человека на глазах у родителя будущей ученицы. Учитывая тот факт, что он теперь преподаватель в школе, я не удивлен, что он решил никому не рассказывать об этом. Гордиться тут явно нечем. Букву закона я не нарушал, так что ему было нечего мне предъявить. Своим рассказом он сделал бы хуже только себе и никому более.
- Исходя из причин твоего появления на программе, о которых ты сообщил ведущему в самом начале, я делаю вывод, что твоя мама так и не поправилась. Твое лекарство не сработало, или же ты в очередной раз провалился на этапе взаимодействия с магическим миром?
- Нет, на этот раз все прошло вполне успешно, не надо было тратить свое время на Малфоя или Лонгботтома, надо было сразу идти к нему, но я не могу связаться с ним маггловскими путями, а воспользоваться услугами Скотта не решился – подумал, что ему не поверят. Впрочем, эти неудачи заставили меня пересмотреть мои взгляды.
- И к кому ты написал?
- Зачем портить рассказ спойлерами, сейчас и до этого дойдем. А что касается лекарства, оно сейчас находится на стадии тестирования в лаборатории. Правда, там своих подводных камней хватает, собственно, из-за них я и пришел на передачу.
- Значит, все-таки сварил его. И на этот раз будешь утверждать, что четко следовал букве закона?
- Разумеется. Никто формально не запрещал варить отвары. Напрямую ни с кем из магического мира я не контактировал, так что тут вновь все в порядке. Я не просто так оказался на Слизерине – я умею сделать так, чтобы нельзя было подкопаться.
- Один раз тебе это не помогло, - напомнил Деннис.
- Я просто не хотел нарываться. Мне посоветовали не высовываться на суде, и на тот момент мне это показалось разумным решением. Впрочем, я ни о чем не жалею. Если бы я начал возникать – не имел бы возможности видеться с мамой. Без разницы, по какой причине, оправдали бы меня или наоборот посадили в тюрьму, - печально вздохнул Грегори, откинувшись на спинку стула.
- Мы подобрались почти вплотную к настоящему времени, - заметил Деннис. – Последний рывок?
- Он самый. Жду не дождусь принять Сыворотку и поскорее закончить со всем этим. Сколько мы уже тут сидим? Часа три?
- Чуть меньше. Я тоже немного подустал, а ведь меня потом еще ждет веселая ночка с заполнением отчетов. Давай, действительно, заканчивать. Последний вопрос, и ты почти свободен…
***
Часть 2.
В зале в очередной раз за вечер стояла гробовая тишина. Редко, когда игроки доходили хотя бы до второй несгораемой суммы, еще реже они уходили после одиннадцатого или двенадцатого вопросов, ответив неверно или попросту забрав весьма приличную сумму с собой. Сейчас же перед ними предстало удивительное зрелище: простой молодой человек, не имеющий никакой высшего образования, без особых проблем добрался уже до тринадцатого вопроса.
Ведущий уже серьезно нервничал, хотя и весьма умело скрывал это от телекамер: любые серьезные проигрыши на телешоу заканчивались серьезными разборками на уровне продюсеров и представителей компании. Крис уже не раз портил себе нервы, присутствуя на подобных мероприятиях, так что всеми фибрами души желал сидящему напротив него игроку поскорее проиграть и забрать домой жалкие тридцать две тысячи. Если для этого нужно было говорить, чтобы сбивать участника с мысли, Крис без зазрения совести делал это.
- Всего три шага до миллиона, Грегори. Это воистину потрясающий результат. Как вам этот вопрос, вы сильны в изобразительном искусстве?
- Боюсь, что нет, но это сейчас не самое главное. Дело в том, что я абсолютно точно знаю, что у Клода Моне есть серия картин, изображающих одно здание в Лондоне. Осталось лишь развеять все сомнения в том, что он рисовал именно Вестминстерский дворец.
- Раз есть сомнения, не желаете воспользоваться последней подсказкой и позвонить кому-нибудь?
- Я мог бы, у меня есть знакомый, который весьма силен в произведениях искусства. По крайней мере, в Моне он разбирается. Другое дело, что я не уверен, насколько он хорош в остальных трех художниках. Без этого я и сам могу ответить…
- На кону двести пятьдесят тысяч фунтов, Грегори. Это невероятно солидная, без сомнения, очень соблазнительная сумма. Но у вас сейчас на руках сто двадцать пять тысяч. Подозреваю, что этого вам сполна хватит на лечение вашей матери. Вы же не станете рисковать этим?
- В обычной ситуации я бы с вами разумеется согласился… Но сейчас, сейчас сомнения меня гложат исключительно из-за больших ставок. Надо просто решиться, и я это сделаю. Я выбираю ответ В. Клод Моне – мой окончательный вариант ответа.
- Не хочу показаться занудой, но сейчас вы рискуете потерять девяносто шесть тысяч фунтов в случае неверного ответа. Мне кажется, это стоит хорошо обдумать.
- Я все понимаю. И, поверьте, я действительно хорошо подумал. Так что, повторюсь, Клод Моне – мой окончательный вариант ответа.
- Я сделал все, что смог, чтобы отговорить вас. Будет жаль, если вы выбрали неверный вариант ответа. В любом случае, я вынужден принять ваш ответ, раз вы так настаиваете, - под звук барабанной дроби выбранный ответ на табло загорелся желтым цветом. Тишина в зале достигла максимума – кроме раздражающих ритмичных звуков, заставляющих тело дрожать вместе с ними от страха потерять большую часть денег, в съемочной студии не было слышно ни единого звука. Наконец, выждав весьма долгую паузу, Крис громко вдохнул побольше воздуха и начал выносить вердикт:
- Это была протрясающая игра, Грегори, - печально начал ведущий. – Вы могли бы забрать домой сто двадцать пять тысяч фунтов, но вместо этого решили рискнуть. Я не имею ни малейшего понятия, с чего вы решили, что Клод Моне рисовал Вестминстерский замок, впрочем, это и не важно. Мне просто жаль, что ваша мама не увидит, как вы принесете домой дипломат с восьмой частью миллиона, - и вновь небольшая пауза, заставляющая сомневаться во всем, что ты когда-либо знал. – А все потому, что… вы продолжаете игру! Это просто потрясающе, вы покорили тринадцатую ступень, и теперь от миллиона фунтов вас отделяют всего два вопроса!
Грегори все это время судорожно глотал уже поостывший спонсорский чай, стараясь затопить свои нервы в успокоительном ароматном напитке. Знатно покричавший Крис Таммант последовал его примеру, чтобы смочить горло, после чего продолжил свою восторженную речь:
- Я просто не могу поверить в это. Но вы не спите, Грегори! Вы на самом деле только что выиграли двести пятьдесят тысяч! Готовы услышать четырнадцатый вопрос, или вам нужно немного времени, чтобы успокоиться? – произнес Крис, глядя на все еще трясущиеся руки игрока.
- Я в порядке, думаю, от просмотра вопрос хуже мне не станет, - произнес Грегори, отставляя чашку на специальный поднос на игровом столе.
- Тогда, встречайте, четырнадцатый вопрос и полмиллиона фунтов: «Какой показатель используется для оценки эффективности работы в научном сообществе?». Вариант А – «Индекс Хирша». Вариант B – «Индекс Фишера». Вариант С – «Индекс Шеннона». И, наконец, вариант D – «Индекс Альговера».
***
Часть 3.
Грегори сидел в гостиной, смотря на плод своих вечерних усилий. Написанное им письмо должно было стать последней ниточкой к волшебному миру, поэтому Грегори необычайно тщательно подошел к вопросу подбора слов, чтобы не сказать ничего лишнего. Он надеялся, что получатель письма отнесется к нему более тепло, нежели Малфой и Лонгботтом, но все равно старался не оставить никаких прямых намеков на свое авторство в самом тексте. Исправив еще несколько предложений, Грегори сел переписывать текст на чистовик.

Здравствуй Джордж.
Мы давно не переписывались, но, надеюсь, ты помнишь о моем существовании. Так получилось, что я отчаянно нуждаюсь в твоей помощи. Мне очень нужно получить в свое распоряжение минимальный набор зельевара, любой учебник с расширенной таблицей совместимости компонентов и набор ингредиентов, список которых я прилагаю к этому письму. К сожалению, в силу определенных обстоятельств я не могу достать их лично. Не волнуйся, ничего нелегального в этом сырье нет. Если согласишься, то деньги возьми, пожалуйста, из моей доли.
Надеюсь, в память о нашем джентльменском соглашении ты не будешь пользоваться полученной информацией, чтобы узнать, кто я такой. Эти знания не помогут ни тебе, ни мне. Просто доставь необходимое оборудование и ингредиенты по адресу «Лондон, Уитуорт-стрит, дом 20». Там живет моя домовладелица, я ее предупредил, что, возможно, скоро придет человек и доставит пару коробок. Если согласен – привези все в любой будний вечер после семи часов, как правило, меня в это время не бывает дома. Буду невероятно признателен за помощь.
С наилучшими пожеланиями, таинственный компаньон.


Написав еще одну копию, где имя «Джордж» в самом начале было заменено на «Фред», Грегори поместил письма в конверты и отправился на поиски курьера, который пока что и не подозревал о предстоящем ему задании.
Скотт обнаружился на старом месте работы – правда, на этот раз людей в зале, как и выставленных экспонатов, практически не было, так что он просто скучал за своим рабочим столом, листая страницы очередного веб-сайта, посвященного истории предметов искусства.
Времени было почти два часа дня, так что, завидев на улице Грегори, наблюдающего за его работой сквозь окно, Скотт покинул свое рабочее место и отправился на обеденный перерыв на пару минут раньше положенного. Через минуту они уже сидели за столиком, за которым состоялось их первое знакомство, и делали заказ.
- Неплохо выглядишь. За последний год тебе больше никто по лицу не бил? – поинтересовался Скотт, отдавая меню в руки официанта.
- Да вроде, нет. Как-то обошлось. Как прошел первый учебный год у твоей дочери? Много впечатлений?
- Да, она вернулась домой очень довольная, болтает о школе без остановок. Я, правда, и половины не понимаю.
На какой факультет, кстати, ее распределили?
- На Хаффлпафф. А что?
- Да, нет, ничего. Просто любопытно.
- А ты где учился?
- На Слизерине, - видя, как изменилось на мгновение лицо его собеседника, Грегори грусто улыбнулся. – Начитался уже про злобных слизеринцев? Впрочем, часть из этого, действительно, правда.
- Прости, если расстроил. Давай сменим тему, перейдем к делу: зачем пришел?
- Вы еще не ходили в Косой переулок перед новым учебным годом?
- Еще не успели, список литературы только на этой неделе прилетел.
- Тогда у меня к тебе будет просьба: нужно передать один из этих двух конвертов лично в руки одному человеку, работающему в Косом переулке.
- И какой конкретно из них? – поинтересовался Скотт, глядя на только что вытащенные одинаковые конверты, лежащие на столе.
- Я точно не знаю. В этих конвертах лежат практически одинаковые письма, отличающиеся лишь именем адресата. Так получилось, что одного из них уже нет в живых, но я не знаю точно, кто из близнецов погиб, так что сперва тебе нужно будет выяснить имя владельца одного магазина.
- Какого именно?
- Это магазин волшебных приколов. Название, если быть честным, я тебе не скажу. Знаю, что его владельцем является один из близнецов Уизли. Либо Фред, либо Джордж. И именно ему в руки и должно попасть это письмо. Ни в коем случае не проси никого передать его – только лично.
- А что делать, если его не будет в магазине?
- Оставь свои координаты, договорись о встрече, что угодно. Надеюсь, это покроет тебе потраченное время, - произнес Грегори, подталкивая Скотту еще один конверт, внутри которого лежала стандартная тысяча фунтов. – Это очень важно для меня.
- Я все сделаю. Как раз на этой неделе собирались побывать там.
- Позвони мне, пожалуйста, когда все сделаешь. Кстати, о деле. Я был бы очень благодарен, если бы ты сперва убедился в том, что передаешь письмо нужному человеку.
- И как мне это сделать? Я же его никогда не встречал. У тебя есть фото?
- Увы, нет. Просто перед тем, как отдать конверт, дословно произнеси вот это: «Мистер Уизли, ваш компаньон перед тем как передать письмо, просил поинтересоваться, где располагался тайник для обмена сообщениями в школе?»
- И какой правильный ответ?
- Если он скажет что-то вроде «на втором этаже рядом с лестницей, ведущей к Большому залу, в одной из ниш, где на уровне пояса есть фальшивый кирпич», тогда отдай ему письмо. Если нет – оставь свои координаты и попроси настоящего мистера Уизли связаться с тобой. После этого позвони мне, я придумаю еще несколько контрольных вопросов. Но, надеюсь, все пройдет без каких-либо осложнений. И без того в жизни хватает трудностей…
***
Через пару дней Скотт по телефону сообщил, что все прошло нормально, что письмо доставлено адресату и прочтено при нем. Джордж, а это был именно он, пообещал решить проблему в течение недели, после чего распрощался с курьером. Однако с того дня уже прошло шесть дней, а посылки все еще не было. На улице было три часа ночи, Грегори возвращался с работы из бара, так что решил открыть дверь своим ключом, боясь разбудить маму. Первым, что бросилось ему в глаза после открытия двери, была большая картонная коробка, занимающая почти все ширину коридора. Рядом с ней стояли еще несколько коробок поменьше. На звук открывающейся двери из кухни показалась голова мамы.
- Принимай товар. Все доставлено, - улыбнулась Маргарет.
- Как все прошло?
- Нормально, как и планировали. Он постучал в дверь в половине восьмого, сказал, что ты просил его завезти некоторое оборудование. Подозреваю, что он счел меня магглой, поскольку старательно избегал любых упоминаний волшебства. Отказался от чашки чая, но попросил передать тебе, помимо коробок, еще и ответное письмо.
Разорвав конверт, Грегори достал сложенный лист пергамент и принялся читать:

Приветствую, компаньон!
Помощь нашим инвесторам – одно из приоритетных направлений бизнеса. Рад был получить от тебя весточку, честно говоря, с учетом отсутствия ответов на том пергаменте, я грешным делом подумал, что и ты погиб в той войне. Впрочем, твоя доля исправно поступает на счет в «Гринготтс», так что не волнуйся, ты достаточно обеспечен. Догадываюсь, что ты вряд ли ответишь на личные вопросы, так что и не буду пытаться. Надеюсь лишь, что однажды ты все-таки встретишься со мной лично. Нам многое нужно обсудить, в том числе и твои обещания помогать нашему магазину по части зелий. После смерти Фреда я ушел в работу с головой, но все равно не всегда поспеваю выполнять работу в срок. Пришлось даже Рона привлечь, но толку от него в плане изобретений немного. С другой стороны, с торговым залом он вроде управляется, так что и на этом спасибо. В любом случае, для тебя найдется место, если захочешь поработать. Я, как владелец девяноста процентов акций, могу даже отдать тебе десяток, если согласишься присоединиться к коллективу «Всевозможных волшебных вредилок».
Не пропадай!
P.S. Не переборщи с зельем Доверия. Других составов из этих компонентов я придумать не смог. Если все-таки надумаешь сварить Оборотное, скажи, я перешлю тебе настой из сушеных златоглазок.

Закончив чтение, Грегори отложил пергамент на стол, кивнул маме в ответ на немую просьбу прочитать письмо и принялся вскрывать коробки. В целом, оборудование было весьма приличного качества, хотя для удобства мерные емкости можно купить и в маггловских магазинах. Портативная печка была просто идеальной для данной ситуации: она была способна поддерживать необходимую для экспериментального зелья температуру. Заряда магией в ней хватало на сто часов работы на максимальной мощности – этого было более чем достаточно для скромных запросов Грегори.
- Разве он не прав? – поинтересовалась Маргарет, отвлекая сына от изучения функциональных особенностей печки. – Для Оборотного зелья же нужны златоглазки.
- В оригинальном рецепте да. Но мы и не стандартное Оборотное варим. Златоглазки были заменены на более реакционноспособный ингредиент с учетом таблиц совместимости, - Грегори помахал зажатым в руке школьным учебником, присланным Джорджем в комплекте. – Я, правда, восстанавливал эти таблицы по памяти, но, имея под рукой это печатное издание, я все еще несколько раз внимательно проверю.
***
Через три дня все проверки были завершены, а еще через две недели зелье было практически готово: оставалось лишь оставить его на два дня в покое, после чего им можно было бы пользоваться. Эту паузу Грегори решил заполнить добычей последнего компонента для зелья.
Утром двадцать пятого августа Грегори в компании своей матери направился в одну из частных клиник Лондона, занимающихся операциями по трансплантации костного мозга. Клинику нашел Том, пробив по своим каналам медицинские учреждения с высоким качеством оказываемых услуг. Грегори записался на прием заранее, так что, придя к назначенному времени, он не застал никакой очереди - их уже ждала администратор клиники, чтобы проводить до кабинета врача.
Кабинет ясно давал понять, что заведение приносит солидный доход: дорогая на вид мебель, картины в тяжелых резных рамах, пара старинных ваз. В то же время кабинет не выглядел так, как будто его скопировали из резиденции какого-нибудь короля: в помещении было много современных приборов и безделушек.
За массивным столом сидел уже не молодой, но еще не старый мужчина в безупречно белом халате. Увидев входящих в комнату пациентов, он привстал со стула и не опускался, пока гости не сели на предложенные им места.
- Добрый день, мистер и миссис Гойл. Исходя из ваших анкетных данных, которые вы заполняли при записи на прием, я так понимаю, что вы пришли к нам в первый раз на консультацию. Итак, я могу узнать, что вас беспокоит?
- Моей матери требуется пересадка костного мозга, нам посоветовали ваше заведение как весьма профессиональное и комфортабельное. Нам сказали, что предварительно надо сдать анализы, чтобы найти подходящего донора.
- Да, все верно, но для начала нам нужна ваша история болезни, чтобы знать все подробности процессов. После заключения договора о проведении лечения мы проводим поиск по нашей базе бесплатно, после чего приступаем к двухэтапному лечению.
- Простите, доктор… - Грегори прищурился, чтобы разобрать имя на бейджике. – Доктор Драммонд, мы, наверное не с того начали. Маловероятно, что мы будем оперироваться в вашей клинике. Нам нужно лишь чтобы вы нашли нам подходящего донора. После получения его контактных данных мы покинем вас. Таким образом, мы просто хотим купить информацию, не тревожа ваши запасы, хранящиеся в банке костного мозга. Мы заплатим вам стандартную плату за проведение анализов и поиск донора по базе, после чего доплатим еще столько же, чтобы вы открыли для нас личность донора и место его проживания.
- Простите, но я вынужден отказать, это закрытая информация.
- Подумайте, пожалуйста, еще раз. Ваша клиника получит неплохую прибыль за стандартную процедуру, донор не узнает, откуда мы получили эту информацию, это я могу гарантировать. Все останутся в плюсе, зачем упорствовать? Донор же даже не ваш пациент, какая тут врачебная тайна? Я понимаю, что ваша клиника приносит неплохой доход, но ведь деньги лишними не бывают. Я обещаю, что эта информация никогда и нигде не всплывет.
- Я не буду рисковать репутацией нашей клиники из-за этого.
- Жаль, - произнес Грегори, доставая из кармана небольшой баллончик. Струя аэрозоля полетела в сторону хозяина кабинета. – Вы ведь оценили все преимущества моего предложения, мистер Драммонд?
- Да, конечно. Давайте возьмем у вашей матери немного крови на анализ, через семь дней я позвоню вам, чтобы сообщить результат, - улыбаясь, произнес доктор, после чего направился в сторону шкафчика, где хранился стандартный набор для взятия крови.
- Грегори, он сейчас способен выполнять подобные действия? – шепотом спросила Маргарет. – Он выглядит как наглотавшийся таблеток наркоман. Он же мне всю руку истыкает, прежде чем попадет, куда надо.
- Не переживай, мама. С ним все в порядке, по крайней мере, с его профессиональными навыками.
- А что насчет эффекта от зелья?
- Постепенно сойдет на нет в течение полумесяца. Но во избежание проблем я подкреплю его действие обещанными деньгами. Он будет думать, что поддался искушению и взял деньги, после чего нарушил правила этой клиники. В любом случае, он будет молчать об этом. А теперь дай доктору взять кровь на анализы, и пойдем домой.
- Миссис Гойл, прошу вас, закатайте рукав, и положите руку вот на этот столик, - доктор Драммонд вернулся к своим пациентам, везя на тележке все необходимое оборудование. Через пару минут Маргарет Гойл уже покидала кабинет, гипнотизируя взглядом кусочек лейкопластыря, закрепляющий ватку в месте укола. Грегори на несколько секунд задержался в кабинете, завершая свои дела:
- Благодарю вас, доктор Драммонд. Это вашей клинике за поиск донора, а это лично вам за помощь в его обнаружении, - Грегори протянул врачу два конверта. – С нетерпением жду вашего звонка на этой неделе.
Звонок поступил точно по расписанию, доктор не подвел и выдал точный адрес и прочие контакты подходящего донора, после чего резко бросил трубку – вероятно, совесть оказалась сильнее действия зелья, так что уже за семь дней доктор смог побороть его эффект. И лишь полученные деньги заставили его выполнить обещанное, чтобы не возникало еще больше проблем. Впрочем, терзания мужчины не сильно волновали Грегори – главное, он получил то, чего хотел. Операция по взятию образца крови у донора прошла как по маслу: молодой человек абсолютно не был против сдать немного своей крови, чтобы проверить подлинность его образца, хранящегося в банке. В общем-то, Грегори был уверен, что этот парень купился бы и на больший бред, но не решился проверять свое предположение. Большая часть взятого материала вместе с еще одной порцией крови матери была отправлена в другую лабораторию для подтверждения возможности использования владельца второго образца в качестве донора для первого. Результат пришел еще через несколько дней, после чего Грегори влил остатки крови донора в уже давно настоявшееся зелье. Жидкость громко зашипела, все помещение на пару минут заволокло дымом. Когда Маргарет открыла окно, выпуская дым на улицу, зелье уже успело изменить свой цвет с мутно-зеленого на бордовый, будто бы под прикрытием дыма кто-то вылил в котел пару пакетов томатного сока.
Теперь оставалось самое сложное – убедить Тома работать над этим составом в одиночку, не посвящая его коллег в детали эксперимента. К сожалению, вариант с зельем Доверия был слишком ненадежным в этом плане: Грегори не мог сказать, когда именно Том привыкнет к эффекту и перестанет адекватно воспринимать зелье. К тому же Грегори опасался, что не сможет на протяжении долгого времени регулярно обрабатывать знакомого дополнительными дозами. Все это рождало множество затруднений, которые в дальнейшем вылились в ряд существенных проблем.
***
Разговор с Томом вышел непростым, но Грегори смог добиться от него обещания не посвящать никого в детали исследования. Впрочем, за Томом по-прежнему числился должок, ибо работа над обезболивающим принесла ему дивидендов не меньше, чем непосредственно Грегори, так что проблем с мотивацией не было. Трудности были с пониманием общей картины, но Тому пришлось смириться с тем, что большая часть истории останется для него тайной.
Однако самая важная часть тестирования была благополучно слита: Том брал на себя различные токсикологические исследования и просто общую характеристику, но от попыток провести испытания на живых существах Маргарет смогла отговорить своего сына. Грегори было необходимо определить, попадает ли зелье непосредственно в кровоток или нет. От этого зависела степень изменения самого организма. Это было не так критично, как вопрос жизни и смерти, но ему не хотелось бы, что его мать остаток жизни провела в теле молодого парня-донора. Это было… неправильно что ли. Но доверить эксперименты на животных Тому было слишком опасно – если бы зелье попало в кровоток, то внешность крысы стала бы изменять прямо на глазах, приобретая человеческие черты. Маргарет сомневалась, что после такого Том бы согласился и дальше работать в этой области. Со скрипом Грегори был вынужден согласиться с доводами матери, так что добрая часть тестов при исследовании нового препарата просто не проводилась.
И все было бы хорошо, если бы через пару месяцев судьба не решила создать очередную кочку на пути Грегори. Ноябрь плавно подходил к концу, на улице стояла крайне мерзопакостная погода, люди ходили, замотавшись в шарфы, так что Грегори не сразу узнал ввалившегося в бар Тома. Тот поманил Грегори за собой, заказал у бармена бокал пива, не останавливаясь его выпил, после чего произнес:
- У нас проблемы, Грегори, - выдал Том, с размаха плюхнувшись в мягкий диван у углового столика.
- В чем дело, - поинтересовался Грегори, присаживаясь напротив.
- Сегодня главу нашей лаборатории вызывали на ковер к руководству вместе со всеми другими начальниками. Там им сообщили, что финансирование нашего центра в следующем году будет резко сокращено, поэтому они подумывают над возможностями привлечения дополнительных средств, но куда более вероятен вариант глобального сокращения штата. Нас всех фактически поставили на испытательный срок. Боюсь, если я хочу сохранить работу, я уже не смогу столько времени уделять твоему препарату. У нашей лаборатории итак весьма незавидное положение.
- Почему? Мне казалось, что без вас никак не обойтись?
- Частично это правда. Но дело в том, что нас могут распустить и заставить другие лаборатории делать нашу работу. Это не сложно, просто отнимает много времени… А еще этот дурацкий Хирш, кто, мать его, заставлял придумывать эту галиматью?
- Что за Хирш?
- Американский физик, решивший, что сможет оценить всех по достоинству. Но мировому сообществу его идеи понравились, а потому мы сейчас дружно страдаем.
- Что он сделал-то?
- Предложил оценивать практический выхлоп работы ученых по числу их публикаций и степени их цитируемости в других работах. Это хорошо для экспериментаторов, но мы-то просто на подхвате! Несомненно, на важном, но тем не менее все равно на подхвате. Нас редко добавляют в соавторы только потому, что мы проверили непосредственно препарат. Для публикаций требует нечто большее. Вот и получается, что у нас в лаборатории самый низкий средний индекс Хирша. Это делает нас целью номер один для предстоящего сокращения, так что я вынужден сконцентрироваться на своей непосредственной работе в эти месяцы, чтобы ты не потерял возможностей использования передового оборудования для исследования твоего образца.
- И что мне теперь делать? – спросил Грегори, обхватив голову руками.
- Я думал над этим, пока ехал сюда. Я вижу четыре возможных варианта развития событий. Для начала тот единственный, где меня не увольняют: где-то полгода я работаю с максимальной отдачей на институт, чтобы доказать, что наша лаборатория имеет право на существование. Если у нас все получится, то я возвращаюсь к работе над твоим проектом.
- То есть ждать полгода?
- Ну, за это время я что-то успею сделать и в рамках нашего исследования, но не стоит рассчитывать, что я буду продвигаться с прежней скоростью. Месяца четыре при таком режиме это займет точно. Но это при варианте сохранения работы. А теперь три оставшихся пути развития ситуации, если меня все-таки уволят. Первый, и самый оптимистичный – я быстро устроюсь на схожую работу в другое место, первое время придется вести себя хорошо, однако, когда ко мне попривыкнут в коллективе, я смогу заняться тобой. По времени выйдет аналогично варианту с сохранением работы. Второй, и наиболее разумный – ты не ждешь, пока решится моя судьба, а просто берешь образец и относишь его в частную лабораторию. Правда, это может потребовать существенных денежных вливаний. Ну, и третий, самый фантастический – меня увольняют, но вместо того, чтобы потратить деньги на частную лабораторию, ты сам закупаешь оборудование, а я на нем закончу работу. Денег потребуется еще больше, но я уже достаточно далеко продвинулся, Думаю, можно сказать, что я перевалил за середину исследования.
- У меня нет больших запасов денег.
- Тогда тебе следует их где-то найти. По крайней мере, в качестве запасного плана, на случай если меня уволят, а устроиться я никуда не смогу в скором времени.
- И о какой сумме идет речь?
- Для частной лаборатории? Чтобы не задавали вопросов, сделали качественно и не оставили бумажного следа? Около тридцати тысяч, думаю, хотя могу ошибаться. Я, хотя и работаю в этой сфере, не так много знаю про ее частный сектор.
- У меня нет таких денег. Я, конечно, попробую накопить хоть что-нибудь, но сомневаюсь, что справлюсь. Даже если вернусь на третью работу, буду экономить на себе, все равно больше одной тысячи фунтов в месяц из себя выжать не смогу.
- Тогда тебе стоит помолиться, чтобы меня не уволили. Я постараюсь не затягивать со всем этим, но не знаю, как получится.
Оставив Грегори в раздумьях, Том с некоторым трудом встал с дивана, после чего направился к себе домой, отсыпаться, чтобы к завтрашнему дню явить на работе образец идеального сотрудника лаборатории, который не хочет попасть под увольнение.
***
Как Грегори и предсказывал, даже с учетом возобновления его курьерской карьеры в месяц откладывало в среднем тысяча двести фунтов. То есть за почти два месяца, прошедших с разговора с Томом, Грегори и Маргарет, работая суммарно на четырех работах, смогли накопить две с половиной тысячи.
В погоне за большим заработком Грегори старался успеть доставить в день как можно больше заказов, что приводило к замыленному внешнему виду и необходимости забегать домой перед уходом в бар – быстрый душ устранял множество проблем, позволяя параллельно согреться после восьмичасового рабочего дня, по большей части проводимого на улице. Когда времени хватало, Грегори успевал также и поужинать дома – зная о загруженном графике сына, Маргарет старалась всегда к его приходу уже приготовить сытную еду.
Вот и в один из январских дней перед уходом на вечернюю работу Грегори сидел в гостиной и употреблял приготовленную матерью курицу. Маргарет также сидела за столом, попивая чай, и смотрела телевизор. Когда в ее любимом шоу наступила рекламная пауза, женщина прошлась по соседним каналам и остановилась на ITV, сочтя контент на остальных слишком скучным.
Грегори отвлекся на секунду от своей тарелки, решив посмотреть, на что именно переключилась мать. По телевизору показывали двух людей, сидящих за странным столом в центре зала. В этот момент камера взяла крупный план одного из сидящих за столом людей, и он произнес:
- Дорогие друзья, вы также можете принять участия в нашей игре и в случае победы получить денежный приз в тысячу фунтов. Отправьте слово «ИГРА» на короткий номер 5555 и ответьте на все вопросы нашей SMS-викторины. Тот, кто сделает это первым и получит наш приз. Также, хотим вам напомнить, что стать участником нашей передачи можно позвонив по указанному сейчас на экране номеру. Оставьте свою заявку, и, быть может, компьютер выберет именно вас. Не упустите шанс выиграть миллион в нашем шоу, звоните прямо сейчас. Звонок бесплатный. А теперь реклама на ITV1.
- Тьфу, ты, везде реклама, - произнесла Маргарет, переключая обратно на исходный канал.
- А что это было за шоу? – спросил Грегори, записывая увиденный на экране номер на вытащенный из кармана чек.
-«Кто хочет стать миллионером?». Всего пятнадцать вопросов, на каждый дается четыре варианта ответа. Ошибаться нельзя, так что игра идет до первого неверного ответа.
- И как вопросы, сложные?
- Для меня - да. Порой с трудом отвечаю даже на простые с точки зрения магглов задания. До второй несгораемой суммы еще сама ни разу не доходила.
- Ясно. Спасибо за ужин, я пошел, буду, как обычно, поздно, не жди меня, ложись спать, у меня есть ключи.
Выйдя из дома, Грегори в быстром темпе направился в сторону бара. В голове раз за разом звучали слова телеведущего «Не упустите шанс выиграть миллион в нашем шоу, звоните прямо сейчас», а рука в кармане крепко сжимала чек из магазина с записанным на нем номером…
***
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:11 | Сообщение # 50
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Часть 4.
- На следующий день я позвонил по этому номеру, подал заявку на участие, решил, что хуже, чем есть, все равно не будет от этого. Через два месяца мне ответили и пригласили в студию. И вот мы сидим здесь, в этой допросной…
- Да, занятная штука судьба. Никогда не знаешь, к чему приведет то или иное решение. Не жалеешь, что пошел на передачу?
- Не с чего, вроде бы. Я дошел до последнего вопроса, на что мне жаловаться?
- Ну, твое решение привело тебя к необходимости рассказывать мне тут все, ожидать приема Сыворотки.
- Я ведь совсем не против. Я так долго искал связи с волшебным миром, а тут он сам решил поболтать со мной. На этом ведь все не кончится. Так что, думаю, я в плюсе.
- Что значит «не кончится»? Подтвердишь под Сывороткой свои слова и сможешь идти домой. У меня претензий к тебе точно не будет.
- Я не про это. Я говорю о том, что ты не сможешь легко забыть все, что я тебе тут наговорил. Несмотря на Сыворотку ты пойдешь проверять факты, мелкие детали. А когда получишь убедительные доказательства – пойдешь с ними наверх.
- С чего бы мне это делать?
- Потому что ты гриффиндорец. Банально, да? И если не ради справедливости, так ради больной женщины, которой из-за прихоти Поттера приходится ежемесячно страдать от приступов.
- Даже если это и правда. С чего ты решил, что ты в плюсе? В твоей истории есть значительное число не самых светлых пятен. Да за один период изгнания ты неоднократно нарушал условия приговора. Плевать, что ты скажешь, что действовал в рамках закона – всем же очевидно, что нарушения были. Возьми хотя бы того доктора, которого ты накачал – скажешь, что и тут ничего не нарушил?
- Предлагаю приговорить подсудимого Грегори Генри Гойла к десяти годам лишения свободы условно с лишением права творить магию и запретом на любые контакты с миром магов. В случае нарушения условный срок будет переведен в реальный. Помимо этого мистер Гойлов будет обязан перевести на счет фонда помощи жертвам войны сумму в размере десяти тысяч галлеонов.
- Что это? Твой приговор?
- Он самый. Это предложение было единогласно принято Визенгамотом в день моего суда. Как видишь, формулировка достаточно расплывчатая. Варить зелье может и маггл, а, значит, что я не «творил магию». Вероятно, Визенгамот посчитал, что конфискация палочки и запрет на контакт с волшебным миром просто не дадут возможности приготовить зелье. Они ошиблись. Теперь, в отличие от того дня, мне терять совсем нечего. Теперь, когда я в шаге от своей цели, в случае суда, я буду цепляться зубами и ногтями за свою свободу. Как ты мог заметить, аргументов в защиту у меня достаточно. Денег на адвоката тоже как-нибудь наскребу. Министерству будет не нужен столь громкий процесс.
- И что же по твоему мнению произойдет, если я вдруг все же отнесу собранные свидетельства наверх?
- Надеюсь, что все кончится мирно. Относительно. Наши дела будут пересмотрены: все кончится либо смягчением приговора, особенно, если на этот раз меня не лишат законного права посетить банк, чтобы собрать свидетельства для своей защиты, либо наоборот его ужесточением. Точнее ужесточением его формулировки. Возможно, они смогут сформулировать все грамотно, чтобы я больше не мог заниматься ничем, даже отдаленно связанным с магией.
- Как-то тебя это не слишком волнует, - Деннис недоуменно уставился на Грегори.
- Если им хватит совести не отбирать созданное мной лекарство, а оно сработает – мне будет не жалко навсегда распрощаться с волшебным миром. В таком случае он исполнит свою роль в моей жизни и станет просто бесполезным. Достойно жить можно и среди магглов.
- Ладно, я узнал все, что мне было нужно. Думаю, надо дать Джеймсу возможность задать интересующие его вопросы, после чего мы быстро проверим данные при помощи Сыворотки и, в случае положительного исхода, мирно разойдемся по своим делам. Отойду на время вашей беседы, должен же кто-то смотреть, чтобы за вашим разговором не следили посторонние. Джеймс, он твой, - обратился Деннис в сторону большого зеркала, после чего вышел из комнаты, широко распахнув дверь.
Не успел доводчик закрыть дверь, как в комнату вошел Джеймс. Положив свой блокнот с записями на стол, он подошел к зеркалу и, дождавшись ритмичного стука, вернулся обратно к столу.
- Что же, не могу признать, это была весьма познавательная история, достаточно трагичная, хотя и без перегибов. Оставим пока в стороне вопрос о вашем потрясающем везении по части самих вопросов, по ходу вашего рассказа у меня возникло несколько вопросов. Я надеюсь, что вы сможете мне кое-что раъяснить.
- Давайте, задавайте свои вопросы, с учетом того, сколько я уже рассказал мне скрывать особо нечего, - откинувшись на спинку стула Грегори приготовился к очередной стадии допроса.
- На самом деле я достаточно далек от мира магии, поэтому для меня большая часть вашего рассказа, можно сказать, прошла мимо, так что я отдаю ее на откуп Деннису. Но я задал себе вопрос, чтобы я сделал на вашем месте, и, например, меня удивил тот факт, что после суда вы решили остаться в Лондоне.
- Я же говорил уже Деннису, что в крупном городе начать новую жизнь гораздо проще, чем в глубинке, где к невесть откуда взявшимся незнакомцам уделяют особое внимание.
- Да, я помню ваши доводы, но я имел в виду немного не это. С моей точки зрения, чтобы начать новую жизнь нет способа лучше, чем уехать из страны. У вас были паспорта, были деньги. При желании вы могли бы оказаться в любой стране Европы уже через несколько часов. А с учетом того, что ваша мать, как мы выяснили, прекрасно владеет французским языком, проблем, чтобы перебраться в ту же Францию возникнуть не должно было. Вы бы фактически ушли бы из-под взора Британского Министерства магии. Разве не легче было бы добыть необходимые Вам ингредиенты вдали от надзора аврора, нежели рисковать и проворачивать ваши схемы прямо у них под носом?
- Знаете, Джеймс, честно говоря, мне даже в голову не приходил подобный вариант. Вероятно, это влияние воспитания отца – мне в детстве рассказывали истории о славных представителях нашего рода, многие из которых отдали жизнь за свою Родину. Англия для Гойлов не просто место жительства. Но если все же отбросить все эти слова и подумать над вашим вариантом, то я сходу вижу несколько дыр в вашем плане. Я также как и вы не силен в магическом законодательстве, однако какие-то основы все-таки представляю. Наличие такого органа, как Международная конфедерация магов подразумевает наличие международных контактов, в том числе и по вопросам международной безопасности и правопорядка. Меня осудили фактически как Пожирателя, так что, если бы в другой стране вскрылось бы мое прошлое, я уверяю, я был бы схвачен и депортирован в Англию, где меня ждал бы Азкабан. Ну это все при условии, что я все-таки занимался бы магией – смысла жить магглом в другой стране я просто не вижу, я и тут достаточно неплохо устроился. С работой нашего Министерства я поверхностно знаком, так что с моей точки зрения в данной ситуации лучше работать среди чего-то знакомого, чем рисковать всем в обстановке полной неизведанности. Вдобавок ко всему мной сказанному, в момент, когда нам надо было принимать решение о нашей дальнейшей судьбе, я все же надеялся, что в случае необходимости я смогу в обход закона рассчитывать на помощь знакомых мне людей, на того же Драко. Заграницей у меня не было бы никого.
- А как же братья вашей матери? Вы упоминали, что они живут где-то в Италии. Неужели бы они не помогли своей сестре?
- Не помогли бы. Я не знаю, что именно произошло, но мама даже говорить о них не хочет, не то что просить их о помощи. Тот факт, что ее муж и сын – осужденные преступники явно не добавил бы ей вистов, решись она просить их о крове и защите. Ну и помимо прочего – они члены волшебного сообщества, так что по закону мы вообще не имели права с ними связываться. А пользоваться посредниками в данном вопросе – абсолютно гиблое дело, они бы матери и в лицо отказали, а на какого-то маггла с письмом от нее вообще бы внимания не обратили.
- Хорошо, Грегори, я не в курсе ситуации в вашей семье, так что не буду настаивать на своем мнении по данному вопросу, - быстро проглядев свой блокнот на предмет возможных вопросов, Джеймс закрыл его и убрал во внутренний карман пиджака. – Думаю, нет смысла оттягивать момент, ради которого мы все здесь собрались. Я доверяю проффесионализму и опыту Колина, да и вы не скупились на детали в своем рассказе, так что, думаю, прием зелья разрешит наши сомнения касательно искренности вашего рассказа.
Повернувшись лицом к стеклу, Джеймс махнул рукой, приглашая Денниса присоединиться к ним для проведения последнего этапа допроса. Через минуту дверь в комнату вновь открылась, и в помещение зашел Деннис, жующий шоколадный батончик, видимо, купленный в автомате.
- Раз у Джеймса больше нет вопросов, то предлагаю приступить к последней части Марлезонского балета, - Деннис достал из кармана брюк маленький флакончик. Повернувшись лицом к Джеймсу, он продолжил. – Не вернешься, пожалуйста обратно в ту комнату? Не хочу рисковать. Подождав десять секунд и услышав кодовый стук с другой стороны стекла, Деннис снял крышку и, попросив Грегори открыть рот, вылил тому на основание языка три капли зелья.
На секунду у Грегори закатилась глаза, однако в следующее мгновение все вернулось в норму, разве что в уголках рта скопилось немного слюны, пузырьки которой лопались при дальнейшем разговоре, отвлекая на себя внимание Денниса. И еще глаза, они как будто покрылось почти что прозрачной, но все же слегка мутной пеленой. Деннис несколько раз присутствовал при допросах с применением этого зелья, но никогда не видел вблизи изменений, происходящих с подозреваемым. Через полминуты бессмысленного созерцания резко изменившегося Грегори Деннис смог сбросить с себя это наваждение и приступил к допросу:
- Твое имя и дата рождения?
- Грегори Генри Гойл, шестое марта тысяча девятьсот восьмидесятого года, - тихий и монотонный голос Грегори был лишен всякого намека на эмоции. Такой голос просто нельзя сымитировать. Пугающий и одновременно завораживающий. Голос истины.
- Где ты сейчас проживаешь?
- Лондон, Уитуорт-стрит, дом двадцать.
- Ты дошел до пятнадцатого вопроса честным и законным способом?
- Да.
- Кто-нибудь готовил тебя к этому телешоу?
- Нет.
- Ты знал, какие вопросы будут тебе даны до того, как сел в кресло игрока?
- Нет.
- Ты принимал какие-либо запрещенные препараты перед эфиром?
- Нет.
- Ты принимал препараты или зелья, стимулирующие память или интуицию, или приносящие удачу в течение последних двух месяцев?
- Нет.
- Ты принимал помощь от любого человека в зале?
- Да.
- От кого? – Деннис почувствовал, что напал на след, так что принялся яростно раскручивать эту нить.
- От Криса Тамманта.
- В чем проявлялась его помощь?
- Два раза я прислушался к его совету воспользоваться подсказками, предусмотренными правилами игры.
- Тьфу, - в сердцах сплюнул Деннис. Его совести было бы куда проще, знай он, что Грегори нарушил закон на этой передаче. – Что из рассказанного вами было ложью?
- Ничего.
- Сколько раз вы пытались связаться с магическим миром после вступления приговора в силу.
- Три раза.
- Джеймс, у тебя есть вопросы? – обратился Деннис к стоящему за стеклом знакомому. – Я вроде закончил, не могу придумать ситуацию, при которой он честно отвечал на все вопросы, но при этом умудрился как-то нарушить закон.
Раздавшиеся два удара по стеклу дали Деннису понять, что допрос на этом можно прекращать. Собрав свои документы обратно в портфель, он принялся ждать, пока действие Сыворотки прекратится. Через семь минут глаза Грегори вновь совершили резкий рывок, таинственная пелена пропала. Утерев слюни, Грегори повернулся лицом к Деннису:
- Мы закончили?
- Думаю, что да. Желаю тебе удачи на последнем вопросе. Надеюсь, это поможет твоей матери. Не буду прощаться, возможно, мы еще встретимся, так что просто: до встречи. Пошли, провожу тебя до выхода из здания…
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:15 | Сообщение # 51
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Глава 15. £ 1000000
Прием Сыворотки правды практически никогда не проходит бесследно: некоторое время после ее приема человек не способен четко соображать, ориентироваться в пространстве или просто думать о всякой ерунде. Зато у него замечательно получается следовать чужим указаниям или решать задачи, требующие исключительно имеющихся знаний.
Вот и Грегори, следуя по коридорам полицейского департамента, познал на себе все побочные эффекты этого зелья. Впрочем, по мере приближения к выходу творческая составляющая разума постепенно возвращалась к нему. Через пару минут Грегори оклемался настолько, что смог задать следующему позади Джеймсу интересующие его вопросы:
- Я оставил свою куртку в гардеробе, мне не дали ее забрать, когда волокли в участок. Как я могу ее получить?
- Вам завезут ее домой, я побеспокоюсь об этом, - заверил его Джеймс, на ходу оставляя себе напоминание в ежедневнике.
- А что насчет последнего, пятнадцатого вопроса? Когда это произойдет?
- Вам позвонят и сообщат детали. Но обычно, съемки проходят раз в три дня, так что, скорее всего, съемка будет уже послезавтра, - не отрываясь от своего блокнота, пробубнил Джеймс. – Не волнуйтесь, без вас никто съемку не начнет.
Выйдя на улицу, троица застыла на крыльце здания. Осознание того, что организму катастрофически не хватает теплой куртки на таком морозе, как холодный душ позволило Грегори мыслить яснее.
- Кстати, где мы находимся, и как мне добраться до ближайшего метро? – Грегори повернулся лицом к своему сопровождению.
- Я вызвал пару служебных машин, когда мы закончили с разговорами. С минуты на минуту должны подъехать, - ответил Джеймс, глядя вдаль дороги в поисках обещанного автомобиля.
- Могу тебя подбросить, если хочешь, - заметил Деннис, молчавший всю дорогу от камеры. – С парной аппарацией у меня проблем нет.
- Спасибо, но я лучше на машине. Попробую – вновь начну тосковать по запрещенным возможностям. Так что лучше не соблазняться по мелочам. Тем более, вон, машины едут, думаю, что это за нами, - заметил Грегори, увидев только что свернувших на пустынную проезжую часть улицы пару одинаковых автомобилей, находящихся сейчас в паре кварталов от здания полицейского департамента.
И впрямь, уже через полминуты Грегори, попрощавшись с дознавателями, сидел на заднем сидении автомобиля и мчался по направлению к дому.
Ключи вместе с телефоном благополучно висели в гардеробе здания телекомпании, куда Грегори сдал свою куртку перед началом эфира. Валяющийся в кармане брюк номерок явственно намекал, что действие зелья все же еще не закончилось – ведь первым же делом, узнавая у Джеймса про свои вещи, Грегори должен был отдать номерок, чтобы ему доставили именно его куртку, а не чью-то другую. За всеми этими мыслями он и не заметил, как водитель довез его до дома. Выбравшись из салона автомобиля, Грегори поблагодарил шофера, после чего принялся ритмично постукивать дверным молоточком.
Время было позднее, а именно три часа ночи, так что Маргарет открыла дверь лишь через несколько минут непрерывного стука.
- Грегори? Ты чего стучишь, свои же ключи есть! – сквозь зев недовольно пробурчала его мать.
- Извини, но я оставил их сегодня в студии, лежат вместе с телефоном в кармане куртки, - виновато пожал плечами Грегори. – Когда выходил из здания, мне было не до нее. Столько всего сегодня произошло…
- Ну, раз разбудил, давай, рассказывай, как все прошло. Что-нибудь выиграл? – спросила мама, набирая воды в чайник и включая одну из конфорок.
- Пока нет. Но я еще не закончил, - отметил Грегори, надкусывая одно из лежащих в вазочке печеней. – Дали гонг.
- И докуда ты успел дойти? – Маргарет сгорала от любопытства.
- До пятнадцатого вопроса. Мне просто невероятно повезло.
Введя маму в ступор, Грегори встал из-за стола, подошел к свистящему чайнику и заварил для себя и мамы чай. Пока он проделывал все эти манипуляции, мама неподвижно сидела за столом, молча уставившись на сына. Но стоило тому вернуться за стол, как ее прорвало:
- Как до пятнадцатого? Ты серьезно? Но как? – зачастила Маргарет. – Это же просто невероятно!
- Спасибо, что веришь в меня, - усмехнулся Грегори. – На самом деле, как я и сказал, мне просто потрясающе везло. Практически все вопросы касались того немного, что я знал о маггловском мире. Твой вклад, кстати, был весьма существенным.
- В смысле? – удивилась Маргарет, опуская твердое печенье в горячий чай. – Не припомню, что учила тебя чему-то маггловскому.
- Но, тем не менее, без твоего непосредственного участия не обошлось: если ты не стала работать переводчицей, я бы не прошел дальше одиннадцатого, вроде, вопроса. А еще был один медицинский вопрос, ответ на который я узнал, изучая литературу по твоей болезни. А если бы ты не согласилась отпустить меня в маггловскую школу, то я, возможно, вообще бы завалился на первых двух вопросах. Это я еще опустил задание, на которое я ответил благодаря рассказам Тома.
- Но с Томом ты познакомился не благодаря мне, - недоуменно произнесла Маргарет.
- Да, но я вряд ли бы с ним сдружился, если бы не работа над лекарством от твоей болезни, - возразил Грегори. - Возможно, он бы попытался меня как-то отблагодарить за спасение, но без тебя маловероятно, что мне что-то от него понадобилось бы.
- Расскажешь, что хоть за вопросы были?
- Расскажу, но, давай, не сегодня. Меня только что мурыжили ими около трех часов.
- В баре что ли? – Маргарет не могла понять страдальческое выражение на лице сына. – С чего, кстати, тебя сегодня выдернули туда, мне казалось, что ты отпросился?
- Извини, я соврал тебе, когда сказал, что меня просили выйти сегодня в ночь.
- Но почему? И где ты был? Это ведь не запись длилась до трех ночи?
- Как и ты, руководитель съемок засомневался в том, что парень без какого-либо образования, работающий вышибалой, может дойти до последнего вопроса. Так что меня отвезли в участок, где основательно допросили.
- Как? – изумленно воскликнула мать. – Раз тебя отпустили, то все в порядке? С тобой нормально обращались?
- Не переживай, все было весьма цивильно. Впрочем, допрос, это не самое странное. Ты не поверишь, но со мной беседовал волшебник. Иронично, не находишь? Когда я искал встречи с магическим миром – вечно что-то происходило, но в тот момент, когда я об этом совсем и не думал, волшебники сами добрались до меня.
- Кто приходил? И как все прошло?
- Деннис Криви. Ты вряд ли его знаешь, он учился на три курса младше меня. Мы поговорили, я поотвечал на его вопросы, под конец выпил Сыворотку правды и подтвердил все сказанное до этого.
- Ты пил Сыворотку? Но он же не имел право! Что ты ему рассказал? Они же могут посадить тебя за нарушение условий приговора! – запричитала Маргарет.
- Все в порядке, мама, не переживай. Хотя я и рассказал ему практически все важное, мы обсудили вопросы моих, якобы, нарушений, - изобразив руками кавычки, Грегори продолжил. – Он вроде бы неплохо отнесся к моему признанию. Думаю, оно пойдет вверх по инстанциям. Возможно, если нам повезет, мы сможем вернуться в магический мир. Впрочем, не будем загадывать заранее, поживем – увидим. На самом деле, сейчас меня больше волнует вопрос о игре, нежели о Деннисе.
- В смысле? Что с игрой?
- Я не знаю, как поступить. Пятьсот тысяч фунтов – это огромная сумма. Ее нам хватит на долгое время, если не на всю жизнь. Но с другой стороны, есть шанс заработать в два раза больше. Я понимаю, что и половины миллиона хватит, чтобы оплатить исследование зелья в частной лаборатории. Но миллион – это миллион. Вдруг с лабораторией что-то пойдет не так и понадобятся куда более серьезные денежные вложения. Вдруг пятьсот тысяч будет недостаточно?
- Ты взрослый мужчина, Грегори. Я не буду пытаться навязывать тебе свое мнение. Скажу лишь, что никто не мешает тебе прочитать вопрос. А дальше просто хорошо подумай и прими решение. Ты ведь у меня умный, я верю, что ты поступишь разумно. В любом случае, я горжусь тем, что ты мой сын. А сейчас иди спать, ты устал за сегодня, тебе надо как следует отдохнуть. Спокойной ночи…
***
Дождавшись, пока две машины отъедут от здания полицейского департамента, Деннис, не торопясь, пешком направился вниз по улице в поисках какого-нибудь тупикового ответвления от широкой улицы. Машин на дороге практически не было, но вот людей на пешеходной части было достаточно много для трех часов ночи. В основном это были влюбленные парочки, гуляющие под луной, или же небольшие группы подростков, возвращающихся из ночных клубов и баров.
Впрочем, далеко не наблюдение за людьми занимало голову Денниса. В его голове воображение рисовало сцены из жизни Грегори Гойла, которые тот достаточно подробно описывал в своих показаниях. Чуть не пропустив весьма неприметный переулочек из-за этих мыслей, Деннис завернул в него и, пройдя десять метров, с весьма громким хлопком аппарировал к служебному входу в здание Министерства Магии.
Казалось, что за прошедшие три часа в Министерстве не произошло никаких событий, словно кто-то остановил время в самом здании сразу после ухода Денниса из кабинета Гермионы: дежурный охранник по-прежнему дремал на своем рабочем месте в ожидании хоть каких-нибудь посетителей в ночную смену. Деннис сомневался, был ли хоть один случай, когда посетители прибывали с официальным визитом в Министерство после полуночи. В связи с этим ему казалось странным оставлять дежурного мага еще и на ночную смену. Впрочем, на старичка Деннису сейчас, в общем-то, было глубоко наплевать. В отделе тоже не произошло никаких изменений: оперативники все также сидели в своей комнате и играли в какую-то игру.
Активировав волшебные светильники в своем кабинете, Деннис сел за стол заполнять очередные бумажки. Закончив с этим бессмысленным занятиям лишь в половине пятого, Деннис думал присоединиться к оперативникам, чтобы немного расслабиться, но история Гойла крепко засела в его голове. Попив крепкого чаю с какими-то сладостями, Деннис решил убить еще немного времени, чтобы восстановить весь список людей, с которыми следует поговорить, чтобы обсудить показания Грегори. Конечно, Сыворотка правды была крайне эффективным средством, но даже Грегори в своем рассказе в самом начале упоминал, что против нее существует антидот. Было маловероятно, что Грегори ожидал допроса с Сывороткой, когда шел на игру, но все же Деннис собирался проверить часть показаний вручную.
Составление списка свидетелей заняло куда больше времени, чем планировалось изначально. Смотря на список вопросов, завалявшийся у него в кармане, Деннис старательно вспоминал все детали рассказа, вычленяя оттуда имена людей, с которыми следовало поговорить. К семи часам утра на листе бумаги оказались десять имен и еще два места: Деннис планировал заглянуть в архив Министерства за копией результатов СОВ Грегори, а также посетить «Гринготтс», чтобы узнать больше о завещании Северуса Снейпа.
Проще всего из людей в списке было поговорить с Гермионой, благо, она сама звала его с утра к себе в кабинет еще когда выдавала Сыворотку. Посетив склад аврората, который в отличие от остального Министерства, начинал свою работу в половину восьмого утра, Деннис направился в приемную офиса главы отдела магического правопорядка с полным пузырьком Сыворотки на руках. Гермионы, как и секретарши, еще не было на рабочем месте, так что Грегори уселся на мягкий диван и, облокотившись на его подлокотник, постепенно отошел в царство сна.
Правда, поспать ему толком не дали – через полчаса Гермиона пришла на работу и разбудила заснувшего на диване Денниса, запустив его в свой кабинет.
- Ну, как вчера все прошло с Гойлом? – первым делом поинтересовалась Гермиона, взмахом палочки просушивая слегка мокрую от минутного нахождения под дождем мантию.
- Трудно однозначно ответить. У тебя сегодня важные встречи или дела имеются?
- Нет, вроде. А что?
- Оставляй записку своей секретарше, чтобы не беспокоила, запирай дверь и доставай свой Омут. Устрою тебе три часа интересного зрелища. Держи, кстати, обещанный пузырек, - Деннис протянул взятое на складе зелье хозяйке кабинета.
Дождавшись, пока Гермиона закончит приготовления и достанет из своего шкафа личный Омут Памяти, Деннис за пять минут скинул в аппарат свои воспоминания о ночных событиях и разговорах. Освободившись от кучи мыслей, Деннис добрел до небольшого мягкого кресла в углу кабинета и продолжил свой прерванный сон. Гермиона же, устроившись поудобнее в своем кресле, чтобы не напрягать в течение долгого времени свои ноги, аккуратно опустила голову в небольшую чашу.
На этот раз Деннис проснулся сам. Красиво изогнутые стрелки на больших часах, висевших рядом с входной дверью, показывали половину двенадцатого. Подсчитав, что он проспал чуть больше трех часов, Деннис приподнялся со своего лежбища. Гермиона сидела за столом, ее голова уже не была опущена в Омут Памяти, однако все телодвижения Денниса не произвели на нее никакого эффекта: она по-прежнему смотрела на одну из фотографий на ее столе. Перегнувшись через стол, Деннис обнаружил, что на колдографии была изображена гриффиндорское трио в момент вручения им орденов Мерлина. Его неаккуратное подглядывание все-таки смогло вывести Гермиону из ее мыслей.
- Как тебе? – в лоб поинтересовался Деннис, располагаясь в кресле для поситетелей.
- Это было… познавательно. И немного пугающе.
- Ты про историю с его мамой?
- Нет. Она, конечно, тоже весьма печальна, но я говорю про ситуацию с Оборотным зельем. Я и подумать не могла, что мы могли его убить. Когда Гарри предложил этот план с петардой, я внимательно просмотрела рецепт и не нашла ничего смертельно опасного в его затее.
- Я тут составил список тех, с кем надо бы поговорить, чтобы подтвердить его слова. – Деннис положил на стол лист, вырванный из его блокнота. – Ты не могла бы…
- Поговорить с Гарри и Роном?
- С ними тоже можешь, к Гарри достаточно неприятных вопросов, но вообще-то я имел в виду Малфоя.
- Думаешь, он признается в том, что имел переписку с Гойлом?
- Не знаю. Но, помимо этого, он может много чего подтвердить из рассказа. А я бы наведался к Невиллу, посетил бы портрет Снейпа, после чего, если все подтвердится, наведался бы к гоблинам. Кстати, можешь подать запрос в архив, чтобы они нашли копию его результатов за СОВ.
- А что с этими магглами? – Гермиона указала на два имени на листе бумаги.
- Честно говоря, не особо хочу вторгаться в их сознание, что-то внушать и прочее. Мне кажется, если подтвердятся все детали, которые мы можем проверить в магическом мире, то этого будет вполне достаточно. Вот только достаточно для чего? Что мы собираемся делать дальше?
- Ты планируешь присутствовать на его последнем вопросе? – словно не заметив предыдущий вопрос, спросила Гермиона.
- Да, я договорился с Джеймсом, что он предупредит меня, когда будут снимать новый эпизод. А что?
- Просто интересно, чем закончится эта часть истории. От нее в некотором роде будут зависеть и наши дальнейшие действия. Но в целом, Гойл был прав относительно возможных вариантов.
- Присмотри за ним. Узнаем сперва, как он справится с последним вопросом. – Гермиона ненадолго замолчала, после чего продолжила. – Ну, до чего странные бывают откровения. Еще вчера бы я посмеялась над тем, что Грегори Гойл способен выиграть главный приз на маггловском интеллектуальном ток-шоу. А оно вот как вышло. Впрочем, ладно, давай заниматься делом, нам надо закончить со сбором доказательств до того, как возобновят съемки передачи. Вперед, Деннис, за работу…
***
Джеймс оказался прав: съемки действительно запланировали на третий день после первого раунда, о чем Грегори сообщили по телефону ровно за день до самой съемки. Телефон, кстати, вместе с курткой и ключами доставили безошибочно и безо всякого номерка, так что переживал Грегори зря. Первым делом он полез в мамин мобильный телефон, в раздел входящих звонков и переписал показанный там номер, который принадлежал Деннису Криви. На всякий случай. Всегда полезно иметь еще один запасной вариант, если связь с Джорджем прервется по какой-либо причине.
На этот раз сборы перед выходом длились значительно короче: самый долгий пункт, а именно подбор одежды, был безбожно вычеркнут – Грегори не собирался менять счастливую одежду, в которой прошел четырнадцать вопросов на что-то другое. Получив от матери пожелание удачи на прощание, Грегори вышел за дверь дома и, не торопясь, направился в сторону железнодорожной станции – до начала эфира оставалось еще три часа. Грегори не хотел опаздывать, так что вышел с запасом в полтора часа. Однако неторопливый темп и толпа народа в метро немного сократили количество свободного времени – в здание телекомпании Грегори вошел за час до начала записи.
Сдав куртку в гардероб, Грегори доложился Джеймсу о своем прибытии, после чего расположился в комнате для участников шоу. Волнение начало постепенно настигать ожидающего начало шоу Грегори, что вылилось в ряд обыкновенных физиологических реакций: несмотря на то, что с момента последнего приема жидкости прошло уже двенадцать часов, Грегори поспешил в туалет. Тот обнаружился в странном с архитектурной точки зрения закутке коридора, который бы без помощи проходящего мимо сотрудника этого здания Грегори вряд ли смог найти. Впрочем, сложность нахождения компенсировалась идеальной чистотой и приятным внешним видом туалета. Зайдя в ближнюю кабинку, Грегори принялся ожидать, когда то самое чувство необходимости посещения данного помещения возникнет вновь, но, как это часто бывает, блестящий туалет отбил всякое желание ходить в него по любым делам.
Где-то позади зашумела дверь, оповещая о прибытии в помещение еще одного человека. Грегори по-прежнему стоял с расстегнутыми штанами, пытаясь выдавить хоть что-то, чтобы потом при записи в студии ему резко не захотелось в туалет.
- Ответ будет В, - раздался тихий молодой женский голос с наружной стороны кабинки. После этого раздался слабый топот и дверь вновь со стуком закрылась за таинственной посетительницей.
Грегори замер от удивления. Точнее от суперпозиции удивлений: сперва его поразило, что в мужском туалете появилась девушка, а затем то, что она сказала ему ответ. Быстро очнувшись от этого состояния, Грегори натянул штаны, резво застегнул ремень и, не моя рук, выбежал в коридор, но незнакомки и след простыл. Расстроенный Грегори вернулся в помещение и, помыв руки, направился обратно в комнату ожидания. Из головы никак не вылезала эта сцена в туалете: Грегори не мог понять, решили ли таким образом его обмануть и запутать, или кто-то хочет ему помочь. Так и не найдя правильного ответа, Грегори по отмашке сотрудника студии во взвинченном состоянии направился на стартовую позицию за декорациями. В этом время Крис Таммант как раз заходил в студию навстречу камере, но остановился, не доходя до центра зала и начал говорить:
- Добрый вечер, уважаемые телезрители, на канале ITV1 программа «Кто хочет стать миллионером?», и я ее ведущий – Крис Таммант. В нашей программе любой человек с помощью эрудиции может заработать один миллион фунтов. Для этого надо лишь ответить на пятнадцать вопросов. В прошлый раз мы не успели закончить игру с последним участником, так что сегодняшний игровой день начнем именно с него. Встречайте, Грегори Гойл!
Получив отмашку от помощника, Грегори сделал шаг и оказался в прицеле телекамеры. Большая часть осветительного оборудования указывала на появившегося из-за декораций участника. В зале раздались аплодисменты, сопровождавшие Грегори на его пути к игровому креслу. Пожав руку Крису и помахав пару раз аудитории, он сел на свое место и принялся ждать продолжения.
- В прошлый раз гонг остановил Грегори в шаге от нашего главного приза в миллион фунтов. Сегодня он попытается сделать оставшийся шаг и покинуть нашу студию с этим чемоданом, - Крис на камеру похлопал прозрачный кейс, заполненный деньгами, который был прикреплен к основанию игрового стола. – Вы показали феноменальный результат в прошлый раз. Для тех, кто не смотрел наш прошлый выпуск, я напомню, что Грегори работает охранником в баре в Гринвиче. Итак, кратко правила игры для наших телезрителей: всего есть пятнадцать вопросов, ответите верно на все – получите миллион фунтов. Существуют две несгораемые суммы: одна и тридцать две тысячи фунтов. Также в игре присутствуют три подсказки: «звонок другу», «помощь зала» и «пятьдесят на пятьдесят». К сожалению, у вас, Грегори, остался в распоряжении лишь «звонок другу». О правилах рассказал, теперь можем и стартовать. Итак, мы начинаем игру «Кто хочет стать миллионером?».
В зале вновь раздались аплодисменты, вызванные надписью на руководящем табло, прозвучала короткая музыкальная заставка, отдающая какой-то ноткой тревожности, а все прожекторы плавно направились в центр зала, на игровой стол.
- Перед тем, как на экране появится вопрос, я бы хотел удовлетворить свое любопытство: скажите, Грегори, вы продумывали стратегию на свой последний вопрос? Слово «стратегия», правда, слишком громкое для данного контекста, так что перефразирую свой вопрос: вы решили, будете ли ловить журавля в небе или удовлетворитесь нехилой, пятисоттысячной синицей в руке?
- Я думал над этим, но все зависит от самого вопроса. Кто знает, может мне повезет с ним, тогда буду отвечать. Если не повезет – у меня, в любом случае, есть подсказка, которой я намерен воспользоваться перед тем, как покинуть это кресло.
- Звучит вполне разумно, тогда не будем тянуть время. Пятнадцатый вопрос и один миллион фунтов: «Какого типа доильной установки не существует?». Вариант А – «Карусель». Вариант B –«Качели». Вариант С – «Елочка». И, наконец, вариант D – «Тандем».
Грегори сидел с своем кресле и гипнотизировал монитор. Он понимал, что везение всегда когда-то должно заканчиваться, но от этого не становится легче, когда ты стоишь на пороге выигрыша главного приза на телешоу. Несколько раз он внимательно присматривался к варианту, который ему подсказали в туалете, но, на фоне первого ответа, второй не выглядел чем-то странным. Куда больше вопросов вызывал третий, хотя в принципе, Грегори в голове мог представить себе расположение коров у доильного аппарата четырьмя различными способами, которые можно было бы назвать предложенными вариантами ответа. Своими силами вопрос не брался, так что Грегори начал размышлять, кто из контактов в его записной книжке мог иметь хоть какое-нибудь представление о сельском хозяйстве, в общем, и о дойке коров, в частности. Мама отпадала сразу, как и Скотт, которого Грегори не мог представить в виде заправского фермера, на досуге между изучением произведений искусства ухаживающего за коровами. Все работники бара тоже, вроде, были людьми городскими. Оставался лишь Том, который по невероятному стечению обстоятельств мог знать что-то о коровах, исходя из своего химико-биологического опыта.
- О чем думаете, Грегори? – поинтересовался Крис, разрывая в клочья стоявшую в зале минутную тишину.
- О вопросе, конечно. Точнее о том, кому позвонить.
- У вас есть какие-то сомнения, или вы просто не знакомы с данной темой?
- Я не знаю ничего про технологию получения молока, кроме того, что коров доят, - грустно вздохнул Грегори. – Остается надеяться, что мой друг знает хоть что-то из этой области.
- Вы всегда можете забрать пятьсот тысяч и уйти с ними домой. Вы уже выбрали, кому будем звонить?
- Да.
- Стоп камеры, - прозвучала команда из аппаратной.
Из ее дверей вышел юноша, примерно того же возраста, что и Грегори. Подойдя к столу, он протянул игроку блокнот и ручку и попросил написать телефонный номер друга.
- Я его не помню, он есть в телефонной записной книжке. А телефон в гардеробе.
- Отдайте номерок Майклу, он сбегает за твоей курткой, - посоветовал Крис.
Майкл обернулся меньше, чем за минуту. Достав из кармана доставленной куртки телефон, Грегори залез в телефонную книжку и принялся листать список в поисках телефона Тома. Начальник со станции, рабочий телефон курьерской службы, Джо-бармен, Деннис Криви, Майкл – владелец бара, мама, Фил из бара, Скотт Эндрюс. Еще одно нажатие кнопки «вниз» и Грегори дошел бы до искомого контакта, но тут его осенило, он вспомнил одну маленькую сцену из своей жизни…
***
Второй курс только начался, а Поттер уже успел привлечь к себе слишком много внимания: сперва сам факт прилета в школу на запрещенном артефакте и последовавшие за этим разбирательства, затем великолепный громовещатель от матери Уизли, целительным бальзамом растекающийся по ушам и душам юных слизеринцев. И, наконец, вершиной всего стали отношения Поттера и Локхарта: последний всеми силами старался обучить Мальчика-который-выжил основам поведения популярного человека в магическом обществе, но Поттер всеми силами сопротивлялся. Наблюдать за этими двумя было просто прекрасно, слизеринцы ухахатывались, глядя, как Локхарт читает очередную лекцию о славе пристыженному Поттеру.
Возвращаясь с обеда, Грегори, вместе с Винсом сопровождавший Драко, стал свидетелем очередной такой сцены. Малфой, заметив возможность в очередной раз поиздеваться над Поттером, не собирался ее упускать:
- Смотрите-ка, – остановился Драко, выглядывая во двор замка. – Поттера фотографируют. Пошлите, нас ждут великие дела.
Малфой рванул во двор, стараясь успеть занять место в первом ряду, чтобы насладиться представлением и даже немного поучаствовать в нем. Грегори и Винсент поспешили за ним. По мере приближения они все четче слышали речь щуплого первокурсника Гриффиндора, держащего в руках фотоаппарат.
- Дома со мной происходили странные вещи, а я и не знал, что это – волшебство. Но потом получил письмо из Хогвартса и всё понял. Мой папа молочник, так он и сейчас не верит в магию. Я хочу послать ему много-много всяких фотографий. Будет здорово, если он получит твою. А твой друг не мог бы сфотографировать меня вместе с тобой, чтобы мы стояли рядом? А ты мог бы подписать фото?
- Подписать фото? Ты, Поттер, раздаёшь свои фотографии с автографом? – захохотал Драко, подойдя к компании со стороны первокурсника. Развернувшись к студентам во дворе Драко громко, но четко начал призывать всех присоединиться. – Спешите занять очередь! Гарри Поттер раздает автографы!
- Ничего я не раздаю. Замолчи Малфой, - прошипел Поттер, стараясь не привлекать лишнего внимания.
- Тебе просто завидно, - попытался вступиться за своего кумира владелец фотоаппарата.
- Мне? Завидно? – удивленно произнес Драко. – А чему завидовать? Чтобы и мне рассекли полчерепа? Нет уж, спасибо. Я не такой дурак.
- Подавись слизняками, Малфой, - послышался голос младшего Уизли, подозрительно долго не вступавшего в перебранку.
- Легче на поворотах, Уизли, - насмешливо произнес Драко, отрицательно качнув головой в сторону напрягшихся телохранителей. – Я бы на твоем месте не нарывался на драку. Забыл, что твоя маменька обещала забрать тебя из школы? – а затем, имитируя голос миссис Уизли, продолжил. - «Если совершишь хоть один проступок…»
Большинство собравшихся во дворе засмеялись, вспомнив крики миссис Уизли через громовещатель на второй день учебного года.
- Уизли тоже мечтает получить твое фото с автографом, Поттер. Это сокровище будет стоить больше, чем его дом, – Малфой уже откровенно добивал соперников, заметив, что к ним приближает профессор Локонс, присутствие которого оберегало Драко от любой драки, которую могли затеять Поттер и Уизли.
- Что, что тут происходит? – профессор Локонс собственной персоной нёсся к ним со всех ног. – Кто тут раздаёт фотографии с автографами?
Поттер хотел было уже рассказать свою версию случившегося, но ему не дали и рта раскрыть. Преподаватель крепко обхватил гриффиндорца за плечи и, прижав его к себе, обратился к публике:
- Можно было бы не спрашивать. Мы опять пересеклись с тобою, Гарри! – Локонс повернулся к юному фотографу и отдал распоряжения. – Приступайте, мистер Криви. Двойной портрет, лучше и не придумаешь. И мы оба его подпишем!
Колин повозился со своим фотоаппаратом, сделал снимок, и тут же раздался звонок на урок.
- Идите в классы! Быстрее! – посоветовал всем Локонс и помчался в замок первым, таща за собой Поттера.
Драко от смеха согнулся пополам и тихонько наблюдал за развернувшейся сценой из спины своих телохранителей, довольных устроенным представлением. Шутка с автографами еще долго доставала Поттера и радовала студентов…
***


Сообщение отредактировал Могу - Пятница, 09.12.2016, 14:02
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:15 | Сообщение # 52
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Молочник, ну, конечно! Разумеется, это все еще далеко от доярки, но куда ближе до нее, чем от простого биохимика.
Забив на Тома, Грегори с остервенением начал лист список обратно, пока не дошел до Денниса Криви. Восхваляя всех кого можно, за то, что он додумался скопировать его номер с маминого телефона, Грегори переписал цифры на предложенную бумажку, запихнул телефон обратно в куртку, после чего отдал ее и блокнот стоявшему рядом со столом Майклу. Тот поспешил вернуться в аппаратную, откуда перез несколько секунд пошла команда о возобновлении записи.
Пока в студии звучали звуки набора номера, Крис поинтересовался у Грегори, кому же они звонят.
- Его зовут Деннис. Он…
Грегори не успел дорассказать, что хотел, потому что Деннис поднял трубку:
- Алло, - прозвучал голос из динамиков.
- Алло, это Деннис?
- Да.
- Здравствуйте Деннис. Меня зовут Крис Таммант. Программа «Кто хочет стать миллионером?». У нас сейчас в студии сидит ваш знакомый, Грегори Гойл, и он…
- Прости, Грегори, я не буду отвечать на этот вопрос, - перебил ведущего Деннис.
- Почему? Ты же должен знать ответ, твой отец же…, - закричал в потолок Грегори, но вновь был перебит собеседником.
- Неважно. Мне очень жаль, но я не буду этого делать. Я замешан, так что это будет нечестно. Откуда у тебя мой номер телефона?
- Я с него звонил маме. Посмотрел в ее входящих.
- Господа, что происходит? – отошел от шока Крис. – Кто вы, Деннис?
- Он следователь, который допрашивал меня несколько дней назад по поводу честности моего пути к пятнадцатому вопросу, - ответил Грегори.
В этот момент из аппаратной вновь поступила команда об остановки съемки, и из кабинки вышли Джеймс и Деннис. Подойдя к Крису, они отвели его на пару метров в сторону от стола и принялись совещаться. На табло возникла надпись о пятиминутном перерыве, но зрители не спешили расходиться, с интересом наблюдая за происходящими событиями.
- Что нам делать? – поинтересовался Крис. – Монтировать, как будто не дозвонились?
- Это будет несправедливо! Я отказался отвечать, чтобы все было честно.
- Деннис, простите, но это внутренняя кухня телекомпании. Прошу вас, не мешайте.
- Отлично, просто хочу вам сообщить, что я все еще на линии, так что, если вы сейчас не позволите ему нормально воспользоваться его законной подсказкой, я просто сниму звонок с удержания и на всю студию объявлю ответ.
- Тогда мы просто заменим вопрос, в чем проблема? Мы не в прямом эфире, в конце концов.
- Крис, Деннис, не кипятитесь. Мы дадим ему позвонить, но ты молча покинешь сейчас студию. Я благодарен тебе за то, что не стал отвечать и тем самым ставить под удар меня, но, очевидно, ваше знакомство усложняет задачу. Как и то, что ты ему сопереживаешь после того рассказа. Майкл проводит тебя до выхода. Мистер Гойл, вы выбрали другого человека, которому позвоните?
- Да, но мне опять нужен телефон. Ну, или сами найдите в записной книжке Тома Брюстера.
- Замечательно. Все по местам, запись через тридцать секунд, скомандовал Джеймс, провожая Денниса обратно в аппаратную.
- Ну и представление вы устроили, - тяжко выдохнул Крис, садясь обратно в свое кресло. – Надеюсь, на этот раз все пройдет более спокойно.
По команде в зале прекратились любые обсуждения только что случившегося, а камеры вновь начали запись.
- Кому же вы решили позвонить, Грегори?
- Его зовут Том. Он работает в медицинском исследовательском центре.
- То есть он медик? – уточнил Крис. – Вы уверены, что он знает ответ?
- Он скорее химик. И нет, я совсем в этом не уверен. Но, в отличие от других моих контактов в телефоне, я верю, что здесь есть хоть какой-то шанс получить ответ.
В студии опять зазвучали звуки набора номера. На третьем гудке, когда Грегори уже основательно испугался того, что эта подсказка будет потрачена впустую, Том поднял трубку.
- Алло.
- Алло, это Том?
- Да, а вы кто? – с подозрением произнес Том
- Здравствуйте Том. Меня зовут Крис Таммант. Программа «Кто хочет стать миллионером?». У нас сейчас в студии сидит ваш знакомый, Грегори Гойл, и он хочет попросить у вас помощи в ответе на вопрос. Как вы думаете, о какой сумме идет речь?
- Тысяч шестнадцать? – предположил Том.
- Вы недооцениваете своего друга, Том. Сейчас на ваших плечах лежит огромная ответственность: на кону судьба миллиона фунтов. Вы готовы помочь?
- Я попробую, но ничего не обещаю. Миллион фунтов, ну ты даешь, Грегори!
- Том, соберитесь, у вас будет тридцать секунд, чтобы помочь вашему другу. Грегори, ваши полминуты начинаются прямо сейчас, - Крис кивнул игроку, чтобы тот начинал говорить, одновременно с этим на экране появился специальной таймер с обратным отсчетом.
- Том, какого типа доильной установки не существует? Варианты ответов: «Карусель», «Качели», «Елочка» и «Тандем». Какого типа НЕ существует?
- Я без понятия, Грегори. Даже без идей, прости. Но зато я закончил все тесты. С лекарством все в порядке, можно вводить!
- Ты уверен? – уточнил Грегори, позабыв про свой игровой вопрос и лишь внимательно уставившись на таймер, показывавший цифру десять.
- Да, абсолютно. С ним все в порядке. Через полчаса могу завезти отчеты тебе до…
Звонок оборвался, но Грегори успел услышать все, что ему было нужно. Теперь надо было хорошенько обдумать дальнейшие варианты, но лицо ведущего, с недоумением уставившегося на Грегори, мешало думать.
- Разрешите поинтересоваться, Грегори, что это значит?
- Только одно: мое здесь нахождение потеряло свою первоначальную цель. А вот что мне делать дальше – вот это вопрос. Вы не против, если я пару минут подумаю над сложившимся положением?
- Нет, конечно. Вы в своем праве, - произнес Крис, откидываясь в своем кресле в удобной для длительного ожидания позе.
Грегори задумался. Слова Тома за пару секунд перевернули все с ног на голову. Нужда в деньгах отпала, так что Грегори не знал, что делать дальше. Поведение Денниса показывало, что шансы на положительный исход пересмотра дела были достаточно велики, а это значило, что вскоре их с матерью ждало возвращение в магический мир и доступ к десятипроцентной доле прибыли магазина волшебных приколов за пять лет его существования. В совокупности с кое-какими остатками на замороженном счету семейства Гойлов это не оставляло никаких вопросов о средствах для дальнейшего существования.
Можно было бы просто забрать пятьсот тысяч фунтов, они послужили бы прекрасным дополнением к семейному бюджету, но ими можно было бы рискнуть в случае возвращения из изгнания. В противном же варианте, от этих денег толку было еще меньше – если бы Визенгамот не пересмотрел свое решение в пользу Гойлов, то после ужесточения мер Грегори больше бы не имел доступа к магическим ингредиентам. Таким образом, в случае провала испытания полученного лекарства Грегори все равно бы не смог продолжить свою работу над исправлением ошибок, каких бы денег у него не было. В случае же, если лекарство сработает, и мама будет излечена, Грегори видел еще меньше смысла в этих деньгах в маггловском мире – после излечения ему бы просто не требовалось тратить столько средств на лекарства, что позволяло бы уйти с одной или, быть может, даже с двух работ. Должность вышибалы вполне могла прокормить все семейство, не заботясь, на чем бы сэкономить.
Оставался лишь один вариант, при котором деньги могли понадобиться: в случае отказа от Визенгамота и провала лекарства пятьсот тысяч могли бы пойти на оплату лечения маггловскими средствами, но в ходе нескольких бесед мать четко дала понять, что не согласится на маггловскую трансплантацию. Просмотрев по этой теме не меньше материала, чем Грегори, она пришла к выводу, что эта операция ничуть не лучше ее нынешнего положения: ужасная боль при химиотерапевтическом уничтожении ее собственного костного мозга, весомые риски при самой операции, длительное заточение в медицинском центре после нее во избежание возможных заболеваний на фоне практически нулевого иммунитета. С точки зрения Маргарет, это было куда хуже чем то, что она имеет сейчас.
Таким образом, Грегори встал лицом к лицу с удивительным открытием – ему было плевать на судьбу полумиллиона. Куда больше его заботили вопросы приближающегося испытания препарата на матери и исход потенциального пересмотра дела.
На фоне этих размышлений в голове вновь всплыл случай в туалете и женский голос, советующий выбрать второй вариант ответа. В то, что сообщение было ошибкой и предназначалось не ему, Грегори не верил. Бегство девушки тоже могло быть объяснено с двух диаметрально противоположных позиций: она могла бояться, либо что ее застукают за разговором с игроком, либо что он запомнит ее лицо в случае заведомо неправильной подсказки. Как бы то ни было, вопрос стоял следующим образом: стоит ли верить в лучшее в людях и готов ли он рискнуть почти половиной миллиона, чтобы узнать ответ на этот вопрос? Так как деньги его уже не особо волновали, Грегори сделал свой выбор.
- Мой ответ – В. «Качели».
Крис от неожиданности подавился чаем, который пил в ожидании какого-то решения от игрока. Как следует откашлявшись, он предпринял попытку узнать причины этого решения:
- Простите, я просто не ожидал, что вы с ходу назовете мне свой ответ. Не расскажите, почему именно В?
- Просто интуиция.
- То есть вы не уверены в своем ответе?
- Нет. Но та цель, ради которой я пришел на передачу, уже изжила себя, мне больше не нужны на это деньги. Я дошел до самого конца, почему бы не сделать еще шаг.
- Ну, например, потому, что вы рискуете потерять четыреста шестьдесят восемь тысяч фунтов. Это огромная сумма, Грегори, - произнес Крис, искренне не понимая поведения Грегори. В голове ведущего просто не укладывалось, как можно рисковать такой суммой, идя наобум. Бывали случаи, когда игроки отвечали на последний вопрос, имея некоторые сомнения, но с таким Крис столкнулся впервые.
- Я знаю. Но она мне уже не сильно нужна. Я хочу рискнуть. «Качели», я оставил свой выбор на этом ответе. Он окончательный, я не изменю своего решения.
- Я не знаю, что вам на это сказать, Грегори. Я принимаю ответ, - на табло в последний раз для Грегори выбранный вариант подсветился желтым цветом, но никто не собирался отпускать игрока так быстро. - Знаете, Грегори, когда вы с некоторым скрипом взяли первый вопрос, я подумал, что мы достаточно быстро расстанемся. Уж, простите мне мою честность, считайте мои оценки игроков по их ответам просто издержками профессии. Но с каждым новым вопросом вы действовали все решительнее. Вы показали потрясающий уровень знаний, и, как бы ни закончился этот вопрос, вы надолго останетесь в моей памяти, как, я думаю, и в памяти наших телезрителей. Вы живой пример того, что успеха на нашей передаче может добиться каждый, для этого не обязательно быть профессором Оксфорда или деканом Кембриджа. Я, как и вы, с нетерпением жду развязки этой ситуации. Я специально попросил исполнительного продюссера как можно дольше не говорить мне правильного ответа, чтобы я мог вместе с вами пережить эти волнующие мгновения. Но сейчас, когда вы остановились на одном из вариантов, мне пришла пора узнать, станете ли вы самым молодым победителем нашего шоу или нет.
Крис на некоторое время замолчал, видимо, узнавая правильный ответ, но ни единым движением он не выдал своих чувств по поводу его новых знаний. Тишина в зале достигла апогея: даже привычная барабанная дробь, сопровождающая каждый напряженный момент, на пару мгновений замолкла, доведя уровень тревожности до максимума. Впрочем, сидеть в полной тишине телевизионщикам не хотелось, так что спустя десяток секунд ритмичная дробь вновь зазвучала из мощных динамиков.
- Перед тем, как мы перейдем непосредственно к вопросу, я хотел бы рассказать вам немного об истории этой передачи. За все время существования у нас было три человека, решивших отвечать на пятнадцатый вопрос. Все они впоследствии выиграли миллион. Случаев потери четырехсот шестидесяти восьми тысяч фунтов у нас просто не было – обычно люди предпочитают забрать полмиллиона. Впрочем, было два случая, когда игроки теряли по двести восемнадцать тысяч, ошибаясь при ответе на четырнадцатый вопрос. К чему я это говорю? Просто рассказываю, что сейчас вы станете либо четвертым среди победителей, либо первым среди главных неудачников. Вы готовы узнать, какая судьба вам уготована?
- Да.
- При обоих исходах вы будете упомянуты на странице нашего шоу в Википедии. Вопрос лишь в том, в каком разделе: победителей или проигравших. Вы отвечали на мои вопросы достаточно четко, без лишних проволочек. Думаю, будет справедливо, если я прекращу играть на ваших и нервах и кратко отвечу: вы стали четвертым победителем шоу «Кто хочет стать миллионером»!
На смену барабанному стуку в колонках заиграла главная мелодия передачи, заглушаемая аплодисментами аудитории. Осветительные приборы начали в бешеном темпе вращаться, но Грегори было не до этого – он стоял посередине зала, стараясь сдержать рвущиеся наружу слезы. Его обнял вставший со своего стула Крис, после чего, дождавшись окончания мелодии и завершения оваций из зала, тот решил подвести итоги передачи:
- Я вас поздравляю, Грегори. Это просто потрясающе! Вы проявили потрясающую эрудицию и сильный характер. Вы всегда были уверены в правильном ответе, не мямлили и не метались между вариантами. Это истинное удовольствие для меня, как ведущего, играть с такими людьми. Вы заработали один миллион фунтов. Спасибо вам за великолепную игру! – пожав на прощание руку Криса, Грегори под вновь зазвучавшие овации из зала покинул игровой зал. За декорациями его перехватил тот юноша, что узнавал у него телефоны для звонка другу.
- Поздравляю вас с победой! Если вы не против, пройдите, пожалуйста, за мной, начальник хочет с вами поговорить.
С некоторой нервозностью ожидая очередного допроса, на котором мог всплыть инцидент в туалете, Грегори двинулся вслед за молодым человеком в аппаратную. Увидев его, Джеймс передал управление ситуацией другому сотрудники и отозвал Грегори в угол помещения.
- Опять будете допрашивать?
- Нет необходимости. Во-первых, вот твоя куртка, держи. А во-вторых, я просто хотел сообщить тебе, что за деньгами тебе следует подъехать через три дня, сюда. На входе назовешь свое имя, тебя проводят в финансовый отдел нашей компании, где и получишь деньги. Ты парень, конечно, крепкий, но все же я бы посоветовал тебе нанять пару охранников, когда будешь транспортировать эту сумму в какой-нибудь банк. Мало ли, что может произойти.
- Спасибо, Джеймс. Я подумаю над этим. До свидания или все-таки прощай?
- Скорее, второе. Мы вряд ли пересечемся, если только ты не захочешь вновь вернуться на телевидение. Если увидишь Денниса, а я почему-то уверен, что вы еще встретитесь, то передай ему, пожалуйста, мои извинения за то, что произошло сегодня. Но это часть моей работы. Удачи тебе в решение твоих проблем.
- Спасибо, - произнес Грегори и вышел за пределы съемочного павильона.
Выйдя из здания, Грегори заметил сидящего на скамейке недалеко от входа Денниса. Тот тоже заметил его, так что Грегори ничего не оставалось, как подойти и сесть рядом.
- Что-то ты без всяких чемоданов. Все плохо закончилось?
- Нет, просто сказали заехать за деньгами через три дня. Джеймс, кстати, просил передать тебе его извинения.
- Забрал пятьсот тысяч?
- Нет. выиграл миллион.
- Поздравляю! – искренне улыбнулся Деннис. – За твоим ответом кроется еще одна история из жизни?
- Да, я просто оказался в нужном месте в нужное время. Приправь это все верой в людей и получишь миллион фунтов.
- И что теперь? Что будешь делать?
- Как представителю Министерства тебе не стоит о них знать.
- А как просто Деннису Криви? Ты же выиграл миллион, зачем что-то опять проворачивать?
Грегори задумался. Помощь мага, на которого не давят ограничения по использованию магии и у которого имеется волшебная палочка, могла бы пригодиться.
- Том сказал, что закончил с зельем, сегодня будем его вводить. Возможно, мне бы и пригодилась твоя помощь, но ты сам вряд ли захочешь в этом участвовать.
- Что требуется? – по-деловому кратко спросил Деннис.
- Подчистить память одному магглу о нескольких часах его жизни. Для успокоения твоей совести могу сказать, что от этого может зависеть сохранность тайны о магическом мире.
- Стандартная процедура. Что за маггл?
- Врач, который и будет проводить операцию. Я тебе про него рассказывал.
- Доктор Драммонд?
- Он самый. У него неплохая сопротивляемость к зелью, так что боюсь, как бы он после самой операции не начал ничего раскапывать.
- Я сделаю, - после небольших раздумий ответ Деннис. - За мной должок за сегодняшний инцидент.
- Спасибо. Тогда сегодня в шесть часов вечера будь по этому адресу, - Грегори достал свой телефон и, найдя в списке контактов клинику, посмотрел ее адрес и дал Деннису переписать его себе в ежедневник. - До встречи.
- Увидимся, - сказал Деннис, убирая ручку и ежедневник обратно в сумку. До вечера у него еще было несколько важных дел.
***
Грегори, впрочем, тоже не собирался валять дурака. Добравшись до дома и вдоволь пообнимавшись с мамой сразу по двум замечательным поводам, он приступил к небольшим, но все же важным приготовлениям к вечерней операции. Для начала он обновил содержимое газового баллончика, заполнил его тем же зельем, но хранившимся в морозильной камере холодильника. Для применения надо было подождать несколько часов, когда жидкость вновь станет ею, избавившись от замороженных частей. К счастью, у Грегори в кармане было куда больше, чем пара часов. Закончив с этими манипуляциями, Грегори расконсервировал одну из банок с маминым лекарством и принялся аккуратно разливать его по маленьким флаконам. Заполнив около двадцати штук, он бережно завернул каждый в мягкое полотенце или иную плотную ткань, после чего сложил все во вместительный рюкзак и поставил около входной двери.
Бумаги, присланные Томом, оказались нечитаемыми простым человеком, хотя и были набраны на компьютере. Проблема была в языке, которым был составлен отчет: даже разбирающему в данном вопросе Грегори удалось понять хорошо если четверть от изложенного материала. Но главное, Грегори, все же уяснил – опасная для человека доза лежала далеко за пределами досягаемости. К тому же Грегори надеялся, что зелье все же не попадет в кровоток, а, значит, риск снижался до невероятно низкого уровня.
В пять часов вечера Гойлы покинули дом и направились в клинику. Прибыв на место без пятнадцати шесть, Грегори заметил стоящего неподалеку Денниса и повел маму в его направлении.
- Рад, что ты все же пришел, - произнес Грегори. – Знакомься, это моя мать. Мама, это Деннис Криви.
- Приятно познакомиться, миссис Гойл. Я много про вас слышал. Надеюсь, что сегодня все благополучно закончится.
- Благодарю вас, Деннис. Я тоже на это надеюсь.
- Деннис, присмотри, пожалуйста, за мамой, я оставлю вас наедине где-то на полчаса, пойду, подготовлю почву. Сходите пока, посидите в кафе, - Грегори махнул рукой по направлению к небольшому ресторанчику, расположенному в соседнем здании.
Оставив маму под присмотром Денниса, Грегори зашел в клинику и подошел к администраторше.
- Здравствуйте, не подскажите, у доктора Драммонда сейчас кто-то есть из пациентов?
- Добрый вечер. Сейчас нет. Вы записаны?
- Нет, но мне нужно просто обсудить с ним один вопрос. Моя мать проходила здесь обследование, собственно, насчет этого я и хотел с ним поговорить.
-Подождите здесь, я сейчас спрошу, может ли он принять вас.
Через минуту девушка вернулась и проводила Грегори к кабинету доктора, после чего вернулась обратно к своим обязанностям. Грегори достал свой баллончик, вошел внутрь и, прежде чем доктор успел что-то сделать или сказать, подбежал к его столу и прыснул жидкость прямо в лицо. Подождав пару секунд, пока зелье подействует, Грегори сел в кресло и принялся внушать доктору свои соображения:
- Здравствуйте, доктор Драммонд. Рад видеть вас в добром здравии.
- И я вас, мистер Гойл. Чем могу быть полезен?
- Вы ведь проводите операции сами?
- Да, но со мной в операционной находятся еще два врача и медсестра.
- Скажите, а вы достаточно хороши, чтобы сделать все в одиночку? - поинтересовался Грегори.
- Думаю, я справлюсь с этим. Потребуется чуть больше времени, но в принципе, ничего сверхсерьезного в этом нет.
- Рад это слышать. Тогда у меня к вам просьба: ваша клиника закрывается в шесть часов, но не могли бы вы попросить администратора оставить вам ключи. Скажите, что у вас есть срочное дело, что вы сами закроете клинику по завершению работы, а завтра придете в восемь часов и откроете ее. Вообще, лучше отпустите весь персонал – клиентов у вас все равно на сегодня больше нет, а до шести осталось всего десять минут, чего им зря их тут просиживать.
С радостным выражением лица доктор отправился выполнять поручения. Вернулся он через пять минут, доложив о том, что в клинике не осталось людей.
- Замечательно. Сейчас вы подготовите операционную, вам будет необходимо ввести пациентке лекарство в основные кости организма, в которых наиболее активны процессы кроветворения. А я пока приведу гостей. Отдайте, пожалуйста, ключи, мне придется вновь открыть здание, чтобы впустить вашу будущую пациентку.
- Да, разумеется. Держите, мистер Гойл, - сказал доктор, протягивая связку ключей. – Буду ждать вас в операционной, это четвертая дверь по левой стене после этого кабинета.
На всякий случай Грегори пшикнул из своего баллончика еще раз, после чего направился за мамой и Деннисом. Те о чем-то говорили, сидя за столиком кафе, однако Грегори не услышал о чем именно: увидев его, мама стала собираться, а Деннис занялся оплатой счета, так что разговор прервался сам собой. Впустив их в здание клиники, Грегори вновь закрыл его на все ключи, после чего отвел всех в операционную.
Доктор Драммонд рационально использовал отведенное ему время: инструменты были аккуратно разложены на специальном столике, оборудование ожидало лишь подключения к пациенту, костюм был одет, и руки были вымыты. Переодевшись в специальную одежду, Грегори занял свое место около стола. Деннис сидел в углу, пялясь на стену: в этот момент Маргарет переодевалась в специальную одежду для операций. Когда все приготовления были завершены, и Грегори аккуратно достал из рюкзака емкости с лекарством, доктор при помощи современного наркозно-дыхательного аппарата ввел ингаляционный анастетик, погрузив Маргарет в наркоз.
Дальше же пошла монотонная работа: делался маленький надрез кожи скальпелем, при помощи трепана производилось проникновение вплоть до самого костного мозга, после чего при помощи присоединенного шприца аккуратно вводилось лекарство. После первых инъекций, проведенных в тазовую кость, Грегори слегка успокоился – внешность Маргарет, как и ее жизненные показатели существенно не изменялись. Вслед за тазовой были обработаны длинные трубчатые кости: бедренные, большие и малые берцовые, плечевые, лучевые и локтевые. Далее требовалось куда более ювелирная работа: на очереди шли кости черепа, грудина и ребра. Через полтора часа и эта работа была завершена. Грегори бросил взгляд на оставшиеся флаконы с лекарством: их оставалось еще семь штук, что было достаточно для проведения аналогичных манипуляций и над позвонками, но он не был уверен в необходимости этого – мама была уже в том возрасте, когда доля работы позвонков в процессах кроветворения была незначительной. Впрочем, она все же была, а Грегори не желал иметь какие-либо осложнения, тем более оборудование клиники позволяло проводить и операции на позвоночнике.
Время было уже позднее, операция длилась более трех часов, так что для ускорения процесса доктор Драммонд решил воспользоваться помощью специальных игл, применяемых в вертебропластике. Поскольку процедура требовала рентген-контроля, было решено сперва устанавливать иглы группами, по пять штук, после чего проверять корректность их положения и лишь затем вводить лекарство. Дело продвигалось достаточно медленно, но зато без эксцессов.
Через шесть часов после начала операции все инородные предметы были извлечены из тела миссис Гойл. Грегори аккуратно обрабатывал полученные в ходе операции порезы на теле своей матери, в то время как Деннис отвел доктора в его кабинет и приступил к своей операции. Правда, по пути он заглянули в соседнюю комнату, где доктор подчистил все записи с видеокамер, после чего попросту отключил их. Через десять минут, когда Грегори закончил свою работу, Деннис вернулся обратно в операционную, оставив потерявшего воспоминания об этом вечере доктора спать на его мягком диване. Из пары карандашей он трансфигурировал полный комплект ключей, дабы не оставлять клинику открытой на ночь. Пока Грегори одевал маму в специально для этого захваченный из дома халат, Деннис по своему мобильному телефону заказывал такси к зданию клиники. После этого он направился на поиски какого-либо кресла-каталки, чтобы довезти Маргарет до машины. Грегори же, закончив со своей работой, просто стоял рядом со спящей матерью, держа ее за руку. В это время на пару секунд над ними на пару мгновений появилось небольшое светящееся кольцо, которое быстро испарилось, пока никто его не заметил. Грегори еще не знал, но он выполнил данное им шестнадцать с половиной лет назад обещание…
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:19 | Сообщение # 53
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Глава 16. £ 1000000 - 0%
Бывают дни, когда ты оказываешься никому не нужен. Не в смысле, что всем становится плевать на тебя, просто люди прекрасно справляются и без тебя. А бывает и наоборот: всем срочно нужно увидеться с тобой, чтобы срочно решить какие проблемы или уладить дела. Восьмое марта две тысячи третьего года оказалось именно таким днем для Грегори.
Он планировал провести весь день у постели матери, которая уже очнулась после наркоза для вчерашней операции, но анальгетик еще полностью не прекратил свое действие, так что Маргарет была слишком сонной и вялой для того, чтобы активно передвигать по квартире. Грегори регулярно замерял температуру, ища малейшие следы иммунных реакций, но все, вроде как, было в порядке. Но его планам не суждено было сбыться: сперва позвонили из телекомпании и попросили подъехать и забрать выигрыш, затем на связь вышел Деннис и предложил встретиться, чтобы обсудить некоторые детали. Впрочем, в таких совпадениях были и хорошие стороны: так, например, Грегори сэкономил на охране – вряд ли кто сможет отнять у него деньги, когда рядом находится пусть еще молодой, но уже состоявшийся маг.
Оставалась лишь уладить проблему с матерью. Грегори набрал Тома, разбудил отсыпавшегося в субботнее утро друга и попросил присмотреть за матерью. Дождавшись, пока Том продерет глаза, умоется и подъедет в гости, Грегори захватил свою сумку через плечо и направился в здание телекомпании.
Поздоровавшись с уже сидящем на своей скамейке перед входом Деннисом, Грегори пообещал поскорее закончить и направился в здание. Охранник на проходной записал его паспортные данные, нашел среди кучи выписанных пропусков для посетителей нужный, отдал его Грегори и сказал ехать на десятый этаж. Стоит заметить, нужный отдел найти было довольно просто: в отличие от запутанной сети съемочных павильонов, здесь все было четко структурировано и обозначено. Найдя нужную комнату, Грегори зашел внутрь.
Пришлось немного подождать, но через десять минут Грегори покинул комнату с блестящим чемоданом, наполненным деньгами, и бесполезным знанием того, что в Великобритании отсутствует налог на выигрыш. Грегори сомневался, что ему где-либо пригодится этот факт, если только он невероятным образом не окажется вновь на какой-нибудь передаче, где именно это у него и спросят.
В лифте, спускающемся вниз, было на удивление много народу, особенно если сравнивать с поездкой наверх, произошедшей всего пятнадцать минут назад. Еще хуже стало, когда на седьмом этаже в итак переполненный лифт протиснулась молодая девушка с большой коробкой, закрывающей ее лицо. Как следует пройдясь по ногам Грегори во время процесса вхождения в лифт, она извинилась, после чего лифт без происшествий доехал до первого этажа и выпустил своих пленников.
Подойдя к греющему на мартовском солнышке Деннису, Грегори всучил ему кейс и сел рядом.
- Никогда не держал в руках столько денег, - признался Деннис, аккуратно касаясь чемодана, словно он и был главным сокровищем. – Что будешь с ними делать?
- Мы сейчас зайдем в один маггловский банк, оставлю их там. Я вчера присмотрел один банк неподалеку, тут всего пять минут ходьбы.
- Ну, пошли, - Деннис впихнул чемодан обратно в руки Грегори. – Поддержал и хватит. Раз я тут в качестве вооруженной охраны, мои руки должны быть свободны. Веди, давай, миллионер ты наш.
Грегори поднялся со скамейки, и огляделся вокруг, пытаясь совместить результаты просмотра карты этой части города через интернет с реальным миром. На секунду взор упал на здание компании, из дверей которого сейчас пыталась выйти та девушка из лифта. Сочетание коробки в руках и тяжелой двери делало эту задачу достаточно трудной. Грегори оторвался от этого печального зрелища, чтобы сообразить в какую сторону идти, как его накрыло.
Голос.
- Посиди пока здесь, - сказал Грегори, отдавая чемодан обратно Деннису. – Мне надо кое-что проверить. Это очень важно. Если увидишь, что я ухожу, иди за мной, но держись на расстоянии.
Грегори рванул по направлению ко входу в здание и, резво взбежав по ступеням, оказался прямо перед дверью. Придерживая дверь ногой, он попытался помочь девушке удержать достаточно тяжелую коробку.
- Разрешите вам помочь? – произнес Грегори, перетягивая коробку на себя, впрочем, не слишком резко, чтобы девушка не подумала, что ее грабят. Теперь ящик не закрывал ее лицо, и Грегори первым делом обратил внимания на покрасневшие глаза. Однако помимо явных следов недавних рыданий в них Грегори заметил и свидетельства того, что она узнала его, что лишь усилило его подозрения. – Ведь вы же помогли мне, если я не ошибаюсь. Могу я поинтересоваться, что вас так расстроило?
Опешившая девушка уже не сопротивлялась, так что коробка плавно перекочевала в руки Грегори, который начал аккуратно спускаться по лестнице, надеясь, что ему скажут, куда ее следует нести.
- Меня уволили, - произнесла девушка, двинувшись за Грегори. Увидев его лицо, она поспешила добавить. – Не из-за вас, не переживайте. Я просто накосячила. Все справедливо, хотя и немного жестко.
- Могу я поинтересоваться…
- Что я натворила?
- Нет. Почему вы сказали мне? И как вы вообще об этом узнали?
- Редакторы трепались, когда решали, как именно не дать вам выиграть миллион. На меня никто особо внимания не обращал, так что проблем не будет, не волнуйтесь, ваши деньги останутся с вами.
- Я и не волнуюсь. Как я и сказал на эфире, этот выигрыш потерял для меня свою актуальность. Но вы не ответили на вопрос «Почему?».
- Я не знаю. Может потому, что я была в твоем положении, но ничего не могла сделать, или же потому, что редакторы жестко глумились, когда обсуждали вопрос, чем просто меня выбесили. Я не знаю ответа на этот вопрос. Мы пришли, - произнесла девушка, показывая на старенький «Вольво», припаркованный у обочины. Разблокировав салон, он открыла заднюю дверь, позволяя Грегори положить коробку на сиденье.
- Это, наверное, глупо, но я хотел бы отблагодарить тебя не просто отнеся коробку к машине. Может быть, мы могли бы встретиться как-нибудь?
- Может быть, - задумчиво ответила девушка, роясь в карманах. – Держи, вот номер. Позвони, когда созреешь
- Меня Грегори зовут, кстати, - невпопад произнес юноша, убирая в карман записанный на огрызке бумажки номер.
- Я знаю, - усмехнулась девушка, заводя двигатель. - Я – Эбби. Буду ждать звонка.
- Ну, что, герой-любовник, как успехи? – поинтересовался Деннис, присоединившись к Грегори, смотрящему вслед уезжающему автомобилю.
- Пока не знаю. Ладно, пошли в банк, я так понимаю на сегодня итак дел много.
- Не переживай, я думал в студии ты пробудешь значительно дольше, так что нас ждут лишь к часу дня.
В банке все тоже прошло на удивление быстро. Всего за полчаса Грегори стал владельцем двух ячеек, в которые он переложил свой миллион в соотношении девять к одному. Подписав все необходимые документы, Грегори попросил сотрудницу банка помочь ему правильно составить доверенность на пользование сейфовой ячейкой третьему лицу. Покончив с делами в маггловском мире, Грегори в компании Денниса двинулись по направлению к Министерству Магии. Прокатившись пару остановок на метро, они оказались на восточной границе делового центра города – по выходу из метро они оказались в окружении различных бизнес-центров и офисных зданий. Но Деннис быстро свернул с оживленной улицы в небольшой переулок. По мере удаления от станции метро, здания становились все менее высокими и прилизанными. Свернув пару раз в еще более неприглядные переулки они оказались в каком-то тупике, в котором расположилась местная мусорка.
Мы заблудились? – поинтересовался Грегори у шедшего немного впереди Денниса.
- Нет, мы как раз пришли. Раз ты не сотрудник Министерства и не задержанный преступник, то, согласно инструкции, мы не имеем права пользовать служебными каминами или входом через аврорат. Таким образом, остается лишь вход для посетителей. Заходи, - Деннис указал на видавшую виды красную телефонную будку, в которой не хватало нескольких стекол. Будка стояла у глухой стены, щедро изрисованной граффити. – Никогда что ли не пользовался этим входом? У тебя же отец работал в Министерстве, неужели никогда не бывал на его рабочем месте?
- Пару раз был. Но мы пользовались служебными каминами, - пожал плечами Грегори, заходя в будку.
- Ну, значит, сейчас с этим строже, чем раньше, - произнес Деннис, набирая какой-то номер.
Когда диск с мягким стрекотанием вернулся на место, в будке зазвучал прохладный женский голос, причем не издалека, не из трубки, которую держал мистер Уизли, а до того громко и ясно, что могло показаться, будто невидимая женщина стоит с ними рядом:
- Добро пожаловать в Министерство магии. Назовите, пожалуйста, ваше имя и цель посещения.
- Деннис Криви, Сектор взаимодействия с маггловским населением. Сопровождаю Грегори Гойла на встречу с главой Департамента магического правопорядка.
- Благодарю вас, — вновь прозвучал голос. — Посетитель, возьмите, пожалуйста, значок и прикрепите к мантии спереди.
Из телефонного аппарата раздались какие-то странные звуки, после чего через щель для возврата монет наружу вылез небольшой квадратный значек, который Грегори поспешил прицепить к своей куртке.
- Уважаемый посетитель, вам необходимо пройти досмотр и зарегистрировать вашу палочку у дежурного колдуна, чей пост находится в дальнем конце атриума, - прозвучал последний совет, после чего будка медленно поползла вниз, доставляя посетителей в здание Министерства.
- Мне все равно нужен досмотр? У меня же нет палочки, - спросил Грегори, когда будка остановилась, и они оказались в конце очень длинного, великолепного зала с темным паркетным полом, отлакированным до зеркального блеска. В стенах, обшитых гладкими панелями из темного дерева, было устроено множество позолоченных каминов. В субботнее утро, правда, они не пользовались большой популярностью – в здании Министерства присутствовали лишь дежурные смены каждого из отделов, а также треть личного состава аврората. Посреди зала Грегори увидел фонтан, представлявший собой золотую скульптурную группу в центре круглого бассейна. - Как будто ничего и не поменялось.
- Фонтан восстановили лишь к две тысячи второму году. Торжественно открывали на пятилетие победы, - поймав направление взгляда собеседника, произнес Деннис. – Что касается досмотра – то не надо, я сегодня с утра после звонка итак внес тебя в список посетителей.
Они миновали практически пустой холл и оказались у лифта. Деннис нажал на кнопку и принялся ждать – судя по индикатору, лифт как раз находился на уровне Департамента магического правопорядка и совсем не спешил реагировать на вызов. Наконец, с некоторой задержкой лифт двинулся наверх. Раздался мелодичный звонок, и створки лифта разъехались в стороны, открывая путь для находящихся внутри пассажиров.
В лифте обнаружилось пять человек, правда, Грегори узнал лишь двух из них: Поттера и Уизли. Правда, те тоже почти мгновенно опознали его. Повторился сценарий встречи с Лонгботтомом: на Грегори было наставлено сперва две палочки, а потом и все пять.
- Опустите палочки, - закричал Деннис, вставая перед Грегори и отражая первое пущенное заклинание.
- Деннис? Какого черта происходит? Это же Гойл! – воскликнул Поттер, выходя из лифта, откуда неудобно было вести огонь.
- Еще раз повторяю, отпустите палочки. Этот человек находится под защитой Департамента магического правопорядка. Ты, Рон, вообще гражданский, так что не имеешь ни малейшего права размахивать своей палочкой на территории Министерства. А вы, господа, если не желаете проблем, опустите свое оружие.
- Я и есть их начальство, - сказал Гарри, не опуская палочку.
- Ну, для тебя есть специальная угроза: Гермиона будет очень недовольна, если на ее свидетеля нападут в здании Министерства. Мы все знаем, что бывает, когда она злится, - несколько натянуто улыбнулся Деннис, глядя, в основном, на Рона, мигом опустившего свое оружие.
- Гарри, опусти палочку. Как человек достаточно косячивший в семейной жизни, я тебя уверяю: она выучила несколько трюков куда неприятнее птичек с нашего шестого курса.
- Как долго он здесь пробудет? – спросил Гарри, наконец, опустив палочку. – И что у вас вообще с ним за дела?
- Гермиона планировала управится за один – два дня. О всех деталях расследования спрашивай у нее, я не имею права, прости, произнес Деннис, заталкивая Грегори в лифт. – А теперь, извиняюсь, нас уже ждут.
Нажав на кнопку второго уровня, Деннис дождался, пока закроются створки лифта, после чего убрал свою палочку обратно в карман.
- Ты не говорил, что мы едем к Гермионе, - недовольно пробурчал Грегори.
- Ты и не спрашивал, кто сейчас начальник Департамента.
- Как много она видела из твоих воспоминаний о моем рассказе?
- Все. Не переживай, она стойко перенесла просмотр твоих нелепых попыток подружиться, - улыбнулся Деннис. – Расслабься, если у кого и хватит сил добиться положительного пересмотра дела, так это у нее.
- Как она так быстро смогла подняться до самого верха?
- Ну, знаешь, то, что она – герой войны этому немного поспособствовало. Как и то, что она магглорожденная. Видишь ли, в Министерстве в первые годы все отчаянно пытались доказать, что они считают нас такими же магами, как и чистокровных, что весьма способствовало быстрому карьерному росту при соответствующем упорстве и трудолюбии. Ну, и знаниях в совокупности с энтузиазмом. Как ты, возможно, помнишь, со всем этим проблем у нее никогда не было. Старожилы Департамента видели в ней молодую мадам Боунс, что также наложило свой отпечаток на их решение поддержать ее кандидатуру на пост руководителя.
Лифт остановился на втором уровне и под аккомпанемент справочной информации о расположенных на этаже отделах открыл свои двери. Пройдя по длинному коридору, в том числе и мимо кабинета Денниса, на который тот мимоходом указал, они дошли до приемной главы Департамента магического правопорядка. Наконец, на этот раз Деннис застал секретаршу на ее рабочем месте. Сообщив, что их ждут, Деннис отворил дверь, пропуская Грегори внутрь, после чего дал указания помощнице Гермионы никого не пропускать и по всем важным вопросам перенаправлять всех к ее заместителю.
Заперев дверь изнутри, он присел на уже облюбованный диван, готовясь наблюдать за предстоящим разговором как бы со стороны. Грегори занял место на одном из двух стульев с противоположной от Гермионы стороны стола.
- Здравствуй, Грегори. Можно тебя так называть, или будем придерживаться более официального тона? – уточнила Гермиона внимательно осмотрев своего гостя.
- Можно.
- Отлично. Тогда приступим к делу. Мы с Деннисом проверили твои заявления. Мне неприятно это говорить, но Гарри действительно поступил, мягко говоря, не слишком порядочно. Мы с ним беседовали на днях, было не похоже, что он в чем-то раскаивается по этому поводу. В любом случае, нам нужны недостающие свидетельства. Так что пока пересмотр дела не состоялся для того, чтобы ты смог посетить некоторые объекты магического мира мой Департамент наделяет тебя статусом свидетеля в одном деле, что позволит нам без лишних проблем получить доступ к твоим доказательствам.
- Это позволяет нарушать вердикт Визенгамота?
- С ними я сама разберусь. Это просто снимает ответственность конкретно с тебя, - объяснила Гермиона, передавая Грегори целую кипу бумаг. – Подпиши там, где стоят галочки. Это юридически закрепит твой статус. Читай внимательно, но не слишком долго, у нас на сегодня запланировано несколько дел, которые итак могут затянуться.
Потратив пять минут на изучение бумаг, Грегори поставил свою подпись и вернул бумаги Гермионе. Та, в свою очередь, передала их Деннису.
- Займись, пожалуйста, их оформлением. А мы не будем терять времени и пойдем по делам.
Приняв стопку документов, Деннис разблокировал дверь и отправился выполнять поручение. Гермиона поднялась со своего места, заклинанием расправила свою мантию, достала из шкафа теплый плащ и, накинув его, велела следовать за ней.
- Мы сейчас направляемся в «Гринготтс». Есть какие-то пожелания до того, как мы отправились?
- Мы можем заскочить в наш старый дом, мне нужно взять одну бумагу, которая, с одной стороны, докажет в лишний раз истинность моих показаний, а с другой – позволит наконец разобраться с финансовым вопросом.
- Ты же вроде выиграл в викторине, зачем тебе еще какие-то финансовые вопросы решать?»
- Деньги должны двигаться, а не лежать мертвым грузом. Я хочу растормошить свои сбережения и направить их в нужное русло.
- Ладно, пошли к портальщикам, не могу же я аппарировать, не зная куда.
- На доме стоит защита, так что при ее снятии в Министерстве может сработать какая-нибудь сигнализация, дом же наверняка под вашим наблюдением.
- Хочешь, чтобы я прямо сейчас сказала аврорам не являться на вызов? Это нарушение всех инструкций.
- Нет, я хочу лишь, чтобы по прибытии на место, они не стали палить по всему в округе. Не хотелось бы так бесславно закончить свои дни.
- Ладно, разберемся. Сперва идем за порталом. Адрес-то помнишь?
- Точный, нет. Но название городка скажу. Наш дом располагался немного за его пределами, но на расстоянии пары аппараций в зоне видимости.
Через десять минут они стояли на улице, покинув здание Министерства через знакомый Грегори вход для аврората. Взявшись за портал, Гермиона активировала его кодовым словом, после чего они оказались за чертой города, в котором Грегори ходил в школу.
- Нам вон туда, - он махнул рукой в нужном направлении. - Видишь ферму? От ее дальней границы еще пятьсот метров где-то. Как и говорил Грегори, за две аппарации они стояли перед небольшим домиком, внешний вид которого буквально кричал о том, что в нем давно никто не живет. Нет, он не покрылся паутиной, и фундамент не просел, и даже двери и окна были целы. Скорее, дело было в запущенном состоянии небольшого сада и грязной ограде.
- У тебя есть нож? – спросил Грегори. Получив отрицательный ответ, он попросил использовать магию. – Можешь мне Seko по ладони запустить? Дом надо открыть, после консервации это можно сделать лишь добровольно отданной кровью владельцев.
Получив через пару секунд гермиониных терзаний желаемое, Грегори прикоснулся окровавленной ладонью к дверной ручке калитки и открыл ее. На несколько секунд над домом засверкали какие-то искры, но все быстро исчезло. Зато живые существа повалили просто пачками: сперва на выброс магии аппарировал дежурный отряд Министерства, но, поговорив с Гермионой, быстро отчалили обратно. А затем из дома, потягиваясь после долгого сна, вышел Динки. Завидев в саду молодого хозяина, эльф со всех ног бросился к нему навстречу и, крепко обняв того за ноги, не отпускал в течение пары минут.
- Динки, я тоже рад тебя видеть, но нам придется прерваться, мы пришли по делам. Приберись пока в столовой и угости Гермиону чаем, а я пока буду в своей лаборатории, надо кое-что забрать.
- Вы не останетесь? – жалобно спросил эльф.
- Я не знаю, Динки, разрешат ли мне. Я сейчас как раз делаю все, чтобы вернуться сюда. А теперь проводи Гермиону в столовую. Я вернусь через пару минут.
Зайдя в дом, Грегори ринулся наверх, в свою лабораторию. Отковыряв при помощи инструментов дверной косяк, Грегори забрал из этого тайника две вещи: пергамент для связи с Джорджем и договор об инвестировании в магазин волшебных приколов. Приделав деревянную панель на ее законное место, Грегори забрал бумаги и спустился в столовую. Гермиона сидела за столом, пила чай с вареньем, которое Динки достал из запасов, и смотрела по сторонам. Дав гостье еще немного времени, Грегори позвал эльфа, чтобы дать указания.
- Хозяин Грегори, вы…
- Погоди, Динки, - перебил эльфа Грегори. – У нас мало времени. Сейчас мы с Гермионой уйдем. Если в течение недели я не вернусь – заново блокируй дом. А пока поставь стандартную защиту. Если кто-то попытается проникнуть – тоже блокируй дом. С меня не убудет заново порезать ладонь.
- Динки все понял. Разрешите только узнать, как поживает Хозяйка?
- Вроде, все хорошо. Не хочу опережать события, но, возможно, я смог ее вылечить. Но пока рано утверждать, для начала надо быть уверенным на все сто процентов.
- Хозяин – великий волшебник! – пропищал Динки, вновь крепко обнимая ноги Грегори.
В такой позе их и застала Гермиона, вышедшая на шум из столовой.
- Ты готов идти? – спросила она. – Динки, спасибо за чай, варенье было очень вкусным.
- Да, я все забрал, пошли, - ответил Грегори. – Динки, закрывай за нами.
- Динки все сделает! Динки будет вас ждать!
Выйдя за пределы участка, Грегори спиной почувствовал, как эльф установил защиту, но уже через мгновение Гермиона аппарировала их на задний дворик «Дырявого котла». Проходя по Косому переулку, Грегори чувствовал себя одиннадцатилетним мальчишкой, с интересом смотрящим по сторонам. Проходя мимо магазина Олливандера, Грегори вслух задал интересующий его вопрос:
- Я могу купить палочку?
- До того, как ситуация разрешится – не стоит. Мы не снимали запрета на колдовство. Те бумаги, что ты подписал, снимают с тебя ответственность только за контакты с магическим миром. За применение чар тебя по-прежнему ждет судебное разбирательство, по результатам которого тебе, скорее всего, все же переведут остаток условного срока в реальный. Так что купить можешь, но пользоваться я тебе не советую. А если слушание пройдет плохо, то палочка просто затеряется на складах Министерства и нескоро вернется в магазин Олливандера.
За этим разговором Грегори упустил из вида магазин волшебных приколов и вслед за Гермионой вошел в здание банка. Спутница двинулась в сторону стоек для работы с клиентами, где толпилось достаточное количество народу. Грегори остановил ее и потянул немного в сторону, где за стойкой сидел очередной молодой гоблин.
- Здравствуйте, вы не подскажете, как мы можем встретиться с Ульвиком?
- Он занимается вашими финансами?
- В какой-то степени. Не могли бы вы поинтересоваться у него, может ли он принять у себя Грегори Гойла.
Оставив магов ожидать, молодой гоблин покинул свой пост и скрылся за ближайшей дверью. Через пару минут его голова высунулась уже из другого проема и, поманив магов за собой, гоблин отвел их к кабинету Ульвика.
- Он ждет вас, - произнес стажер и скрылся за поворотом.
Для приличия Грегори громко постучал в дверь, после чего зашел внутрь. Гермиона держалась чуть позади.
- Здравствуй, Ульвик, смотрю, уже личным кабинетом обзавелся?
- Твоими стараниями, Грегори. Это ты дал мне в руки одного из крупнейших клиентов банка.
- Магазин процветает? Сколько там для меня набежало денег?
- Еще как. Твоя десятипроцентная доля составляется шестнадцать тысяч галлеонов. Но ты не можешь их снять без подписи совладельца на разрешении.
- Неплохо, с учетом четырех сотен стартового капитала. За семь лет, без особых усилий увеличил сумму в сорок раз, - подала голос Гермиона. – Но, может, все же перейдем к цели нашего визита?
- Конечно. Ульвик, можешь организовать нам встречу с гоблином, ответственным за завещание Северуса Снейпа? Скажи, что я получил его приглашение и готов выслушать свою часть того завещания.
- Сидите здесь, но ничего не трогайте. Через минуту вернусь, - произнес гоблин, вставая из-за стола.
Все-таки пунктуальность у гоблинов в крови – через минуту Ульвик вернулся в кабинет, ведя за собой другого гоблина, который, не спрашивая, занял место на небольшом кресле, стоящем сбоку от стола. Вытащив из кармана два конверта, он раскрыл один из них, после чего произнес:
- Поскольку все остальные упомянутые в завещании лица уже получили свои доли, не вижу смысла зачитывать текст полностью. Остановлюсь лишь на части, непосредственно посвященной вам: «Грегори Генри Гойлу я завещаю оставшееся содержимое моей ячейки под номер пятьсот семьдесят четыре. В его руки обязательно должен попасть сундук с документами. Грегори, там ты найдешь мои записи по зелью, разрешение на сдачу экзамена и некоторые мои показания. В случае, если финансовое содержимое моего сейфа превысит описанные ранее траты на упомянутых в завещании лиц, Грегори Гойл наследует все оставшиеся на счету средства. Я надеюсь, что мои записи помогут тебе и Маргарет. Когда будет возможность, встреться с моим портретом, хочу узнать, сработали ли мои наработки.». На этом ваша часть заканчивается. Если хотите, можете съездить в указанный сейф, разобраться с содержимым. Выплаты остальным указанным в завещании людям были выполнены в полном объеме, так что все содержимое сейфа полностью ваше. Если хотите, мы может оказать помощь в транспортировке содержимого в ваш сейф.
- У меня нет личного сейфа, но спасибо. Пусть пока все останется как есть, пока я подвис в неопределенном состоянии. Мы просто хотели бы посетить сейф, посмотреть документы, если можно.
- Разумеется, следуйте за мной, - произнес гоблин, забирая конверты.
- А что во втором конверте? - поинтересовалась Гермиона. - Вы его принесли, но не читали.
- Второй вариант завещания. Я обязан носить их вместе и выбирать нужный, ориентируясь на текущую обстановку.
- В смысле? – не поняла Гермиона.
- Тот, отрывок из которого я сейчас прочитал, был предназначен для чтения при сценарии под названием «Окончательное поражение Волдеморта и его сторонников». Вторый вариант был предназначен для чтения в случае победы Темного Лорда
- А что было бы, если ни один из этих сценариев не состоялся? – поинтересовался Грегори, когда они уже садились в тележку.
- Чтение завещания было бы отложено на неопределенный срок. До тех пор, пока ситуация бы не прояснилась.
- А почему вы, кстати, не уничтожили второй вариант? Он же уже более не актуален.
- Мы не уничтожаем документы, - наставительно произнес гоблин. – Если бы поступили сведения о том, что Темный Лорд Волдеморт вновь воскрес – мы бы отложили чтение.
- Но он ведь погиб!
- Как было уже, как минимум один раз. Вероятность существует до тех пор, пока не приведены неоспоримые доказательства невозможности его возвращения. К сожалению, многие знания в области Темных Искусств безвозвратно потеряны, поэтому никто не может считать себя достаточным специалистом в данной области, чтобы заявить о невозможности возвращения Волдеморта. Впрочем, не забивайте себе голову, мы просто подстраховываемся на случай маловероятных ситуаций. Мы приехали, - произнес гоблин и выпрыгнул из остановившейся тележки. Отперев ключом дверь, он поинтересовался, через сколько времени ему следует вернуться. Договорившись, что маги проведут в сейфе один час, чтобы отобрать необходимые им записи, гоблин сел обратно в тележку и укатил куда-то наверх.
В сейфе царил полный порядок, как будто профессор Снейп спускался сюда последний раз вчера вечером и идеально подровнял все ящички, содержимое полок и небольшой склад редких зелий, не нуждающихся в особенных условиях хранения. Грегори порывался было пойти посмотреть на составы, но быстро одернул себя, вспомнив, зачем именно они пришли сюда. Папки с документами занимали пару полок и небольшой книжный шкаф. Грегори быстро выгреб все бумаги, связанные с поиском зелья для матери, для дальнейшего ознакомления, после чего вместе с Гермионой приступил к поиску документов, способных повлиять на решение суда. Попутно к записям о зелье перекочевало и разрешение на сдачу экзамена, что вызвало недоумение у Гермионы:
- Зачем он это написал?
- Для того, чтобы я мог сдать ЖАБА по зельеварению, не посещая занятия профессора Слагхорна. Для этого требуется либо разрешение от директора школы, либо от преподавателя предмета. Так что профессор воспользовался тем, что в мой выпускной год он был директором. Первоначально планировалось, что он попросить Слагхорна подписать эту бумагу.
- Она все еще действительна?
- Без понятия, хотя и не вижу причин, почему бы это было не так. Другое дело, я не совсем уверен, что в случае успешного окончания суда мне позволят сдать экзамены. С зельями-то, благодаря этой бумаге, проблем быть не должно, но, как ты видела в воспоминаниях Денниса, Лонгботтом вряд ли подпишет эту бумагу для меня. Почему, кстати, Спраут ушла?
- Не знаю точно. Вроде, у нее родились внук, и она решила больше времени уделять семье, тем более смену себе она подготовила. Может, повлияли те события девяносто восьмого года. Я не вникала в этот вопрос. Зачем тебе вообще сдавать экзамены? Я так поняла, что у тебя достаточно средств, чтобы жить не работаю. Магазин приносит прибыль, Джордж звал тебя на работу и ему плевать на дипломы.
- Я не знаю, как Джордж отреагирует на личность своего компаньона. А диплом мне все равно нужен, чтобы получить степень в области зельеварения и заниматься этой отраслью на профессиональном уровне. Но ни один учитель не примет в ученики без сданных школьных экзаменов. Даже, если сваливать все на то, что я не мог присутствовать на экзаменах, то хочу напомнить, что у меня не очень радостные оценки по СОВам. Так что я намерен всерьез заняться этой проблемой. Разумеется, если меня не вышвырнут в маггловский мир с усилением ограничений.
Свидетельские показания оказались в следующей папке. Гермиона аккуратно разложила бумаги и углубилась в чтение. Грегори же тоже нашел себе записи по нраву: закончив с разбором документов, он решил не отвлекать Гермиону, и сел читать записи профессора касательно зелья.


Сообщение отредактировал Могу - Пятница, 09.12.2016, 13:20
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:20 | Сообщение # 54
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
По мере прочтения Грегори все яснее понимал одну вещь: Северус Снейп также искал источник своего вдохновения у магглов, судя по использованной терминологии и некоторым использованным данным. Судя по всему, он просто сдал образец крови на анализ, и в результате получил основу для дальнейших исследований. Первые пяти листов были посвящены небольшому исследованию, результаты которого были перечеркнуты коротким выводом в конце последней страницы: «Попытки подавить эндогенные колебания гормонального фона, как регуляторов менструального цикла, к которому и были подвязаны болевые приступы, потерпела неудача. Не получается придумать вариант, при котором подавление не является простой отсрочкой на пять – семь дней». Отложив эти листы, Грегори взялся за следующий блок записей. Продвигаясь все дальше, Грегори осознал, что описанная в этом исследовании идея была основана на тех же принципах, что и его лекарство. Профессор Снейп в данной работе опирался на случай, произошедший после квиддичного матча с участием профессора Локонса и Поттера. Если проблема, заключалась в костях, то зельевар планировал использовать этот случай, как способ быстрого удаления источника синтеза токсических форм, после чего планировал вырастить кости уже здорового человека. Посвятив этой проблеме чуть больше года, профессор Снейп смог создать комбинированное зелье на основе Костероста и Оборотного зелья. Полученный состав не был идеальным и имел, как минимум, две серьезные проблемы, над решением которых зельевар безуспешно бился на протяжение месяцев: длительность действия и иммунный ответ. Первая трудность не была катастрофической – она просто требовала регулярного проведения курса лечения за несколько дней до наступления приступа. По расчетам профессора, зелье способно было функционировать в организме человека до двух месяцев, что увеличивало длительность между приступами в два раза. Но это по-прежнему не было излечением – проблема возвращалась при отсутствие своевременного вмешательства. Куда более серьезным недостатком были иммунные процессы в первые дни после процедуры. Организм начинал вырабатывать новые элементы иммунной системы, которые реагировали на еще не утилизированные клетки, синтезированные старым костным мозгом. Профессор Снейп думал над вариантом комбинирования процедур кровопускания и потребления Кровевосполняющего зелья, чтобы, как можно скорее, пройти этот опасный этап.
Таким образом, комбинация этих двух проблем ставила вопрос о целесообразности таких методов: ведь, данные процедуры нужно было повторять регулярно, что сопровождалось большим риском. Одно дело было регулярно удалять кости рук и ног, и совсем другое – работать с черепом и позвоночником. Профессор Снейп считал данную методику важным этапом на пути к решению проблемы, но до решения выявленных проблем он не собирался предлагать Маргарет регулярно проходить через серьезные операции. Простое обезболивающее зелье было более гуманным решением, пусть оно и не решало самой проблемы.
Погрузившись в изучение материалов, Грегори не заметил, как Гермиона, закончившая просматривать свою часть документов, сложила их обратно в папку и подошла к нему.
- Нашел что-нибудь полезное? – поинтересовалась она у внимательно всматривающегося в листы пергамента спутника.
- Пять лет назад получить эти бумаги было равнозначно чуду. С их помощью я бы за достаточно короткий срок смог бы доработать идеи профессора. В своем исследовании он столкнулся с двумя проблемами, которые я, вроде как, успешно реализовал в своем варианте. Проблема иммунного ответа решалась простым взятием материала для Оборотного зелья не у простого здорового человека, а у совместимого донора. Ну а постоянство действия зелья достигалось с применением технологии, изученной нами на примере твоего превращения в девочку-кошку. Даже немного удивительно, что профессор не догадался до этого. О донорах он, вероятно, просто не знал, ограничив свои связи с магглами проведением анализов и чтением научной литературы. Конечно, надо было бы еще приспособить эту модификацию под его экспериментальное зелье, но на это ушло бы точно меньше пяти лет. Впрочем, это бы все равно не сработало в условиях маггловского мира – я не знаю зелий, которые бы бесследно растворяли старые кости, не вредя при этом организму. Для этого нужна волшебная палочка, которой у меня не было. Что вновь возвращает нас к тому, что если бы у меня были эти записи, то у следователей были бы те, что ты сейчас просматривала. Сколько боли из-за одного человеческого решения…
- Я понимаю, что ты чувствуешь. Я тоже сильно опечалена тем, как поступил Гарри. Я поговорю с ним, он заплатит компенсацию или еще что-то, чтобы исправить ситуацию.
- Компенсацию? Исправить ситуацию? - Грегори громко засмеялся, но через пару секунд резко прекратил, его лицо вновь стало серьезным. – Гермиона, я сам исправил ситуацию. Поттер вряд ли бы смог бы мне помочь в разработке зелий. Что же касается денег, то я, возможно, сейчас самый богатый волшебник в Великобритании. Я владею десятью процентами магазина Джорджа, как ты слышала в кабинете Ульвика, он принес мне шестнадцать тысяч за семь лет абсолютного безделия. Я только что выиграл миллион фунтов, из которого сто тысяч отдам Тому за помощь, а остальное оставлю себе. В переводе на галлеоны – это около полутора сотен тысяч золотых монет. Таким образом, я уже обогнал Джорджа по финансовому состоянию. Вдобавок к этому стоит посчитать небольшие, но все же сбережения в маггловском мире, накопленные до съемок передачи, остатки на пока что замороженном счету нашей семьи, на котором оставалось что-то около пяти тысяч галлеонов, и содержимое этого сейфа. Деньги тут не основное, но на глаз, я бы сказал, что в этих шкатулках лежит около десяти тысяч. Это я не беру деньги, которые получу за публикацию работ по своему зелью и паре сопутствующих наработок. Думаю, суммарно я перевалю за двести тысяч галлеонов. На моей памяти, состояние Малфоев, считавшихся в свое время самой богатой семьей волшебной Британии, оценивалось в сто тридцать тысяч. Но даже если я и не самый богатый, то один из – точно. Вот только что мне с этих денег? Мой отец по-прежнему в Азкабане, моя мать за эти пять лет пережила невероятное число приступов, и далеко не всегда обезболивающие помогали в достаточной степени. Она, возможно, загубила свой организм, принимая огромные количества глюкозы для нейтрализации боли, с чем мне, вероятно, еще придется разбираться. Мы не смогли присутствовать на похоронах наших близких, даже не знает, где именно находятся их могилы. Моя фамилия по-прежнему ассоциируется с Пожирателями Смерти. Деньги не делают человека счастливым, они лишь позволяют на время забыть о реальном положении дел.
В повисшей тишине Грегори и Гермиона собрали необходимые им документы и вышли из сейфа, ожидая прибытия гоблина. Здание банка они также покинули молча, размышляя каждый о своем. Магазин приколов встретил их яркими витринами и демонстрациями шуточных изделий, но это не смогло сильно поднять настроение двух вошедших в него людей. В зале было достаточно народа, так что никто не обратил внимания на новых покупателей. Грегори медленно шел по залу, оглядываясь в поисках Джорджа.
- Опять ты? – воскликнул вынырнувший из-за его спины Рон. – Что ты здесь забыл?
- Отведи нас, пожалуйста, к Джорджу, - сказала поспевшая на крик Гермиона. Увидев недовольство в глазах мужа, она продолжила. – Рон, умоляю, не спорь. У меня сейчас очень паршивое настроение, но я не хочу срываться на тебе, так что просто сделай, что я прошу, отведи нас к Джорджу.
Не скрывая своего отношения к этой затее, Рон все-таки повел гостей в подсобные помещения, где и располагалась лаборатория Джорджа. Отстучав сложный ритм по двери, Рон принялся ждать ответа. Через полминуты с той стороны двери раздалось приглашение.
- Что случилось? Что-то закончилось? – спросил Джордж, глядя на вошедшего брата. – О, привет Гермиона и…
- Это Грегори Гойл, - выплюнул Рон. – Им зачем-то надо было с тобой встретиться.
- Не понимаю, - произнес Джордж, глядя на то, как Грегори достает из своей сумки какие-то бумаги и кладет их на стол. Джорджу хватило одного пристального взгляда, чтобы понять, кто стоит перед ним. – Рон, Гермиона, оставьте нас.
- Что здесь вообще происходит? – не выдержал Рон, но Гермиона уже выталкивала его из комнаты.
Дождавшись, пока они останутся вдвоем, Джордж наложил на дверь кучу различных чар.
- Вот, наконец-то мы и встретились. Признаться, никогда бы не подумал на тебя. Фред был уверен, что ты слизеринец, но о таком, думаю, и он не подозревал. Зачем пожаловал?
- Поговорить о судьбе моей доли. Но сначала хотел бы поблагодарить за твою помощь с ингредиентами. Они действительно мне помогли.
- Боюсь спрашивать, зачем тебе понадобилось зелье Доверия, подозреваю, ничего хорошего в этой истории нет.
- Ты помог мне спасти мою мать. Она болела. Насчет моего применения зелья – попроси у Гермионы или Денниса Криви воспоминания, если интересно. Думаю, они поделятся. Омут у Гермионы точно есть, так что проблем с просмотром не будет. Но возвращаясь к причине моего посещения: я побывал в банке, и там Ульвик сообщил мне, что я не смогу снять свои десять процентов, пока не получу подпись о твоем согласии. Сейчас мое положение крайне нестабильно: я могу вернуться в магический мир или остаться жить у магглов на постоянной основе с ужесточением правил проживания. Есть еще вариант с Азкабаном, но, буду надеяться, что все обойдется без этого. В любом случае, я не хотел бы, чтобы в случае неудачного для меня исхода, деньги лежали мертвым грузом. Я хочу, чтобы при таком исходе ты изъял мои десять процентов и поделил их на три равные доли. Одну треть переведи в фунты и отправь на тот адрес, куда привозил ингредиенты, вторую треть сохрани в галеонах и передай их моему отцу, когда он выйдет из тюрьмы. Если ничего не изменится, то это будет две тысячи семнадцатый год.
- А что с последней третью делать?
- Оставить себе. Вместе с семью процентами этого магазина. Доход от оставшихся трех добавь к той трети, что получит мой отец по освобождению. Сделаешь?
- Да. Но это при плохом варианте. А при положительном исходе процесса?
- Я продолжу обучение, после чего думал открыть свою лабораторию. Смогу тебя консультировать по вопросам, но моя душа лежит больше к серьезному применению зелий, нежели шуточному, хотя и против него ничего не имею. Я рад, что ты не стал психовать, узнав, кто я. Спасибо, что проследишь за судьбой денег. Думаю, пора выходить, а то твой братец скоро ворвется сюда, думая, что злой слизеринец мог сделать с его старшим братом.
- Рон не ворвется, - ухмыльнулся Джордж. – Ему не пройти установленную мной защиту. Я ведь тоже не только шутками занимаюсь.
Пожав руку уже более не таинственному компаньону, Джордж проводил того в торговый зал, где передал в руки Гермионы, заодно получив разрешение на просмотр воспоминаний.
- Куда теперь? – спросил Грегори, когда они покинули шумный магазин.
- Директор Снейп просил тебя встретиться с его портретом. Насколько я знаю, он есть лишь в единственном экземпляре, в кабинете директора Хогвартса.
- Мы можем сперва посетить другое место?
- Какое?
- Азкабан. Раз уж велик шанс, что я больше никогда не встречусь с отцом, я хотел бы с ним увидеться, пока есть возможность. Он должен знать про маму.
Гермиона серьезно задумалась. Как глава Департамента магического правопорядка она имела достаточно широкие полномочия в области Азкабана, так что устроить встречу было вполне реально, хотя и несколько сложнее, чем самой посетить тюрьму. С одной стороны она яростно не хотела идти против стандартных протоколов, включающих запись на посещение за месяц до него, и проверку посетителя. С другой стороны, она достаточно сильно сочувствовала оказавшемуся в таком положении Грегори, чтобы согласиться помочь. Решающими аргументами «за» стали отсутствие у мага волшебной палочки и факт недавней проверки Грегори при помощи Сыворотки. И, пускай, тот допрос шел в несколько ином ключе, он все же давал представлением о жизни Грегори в достаточно полном объеме.
Приняв решение, Гермиона, не говоря ни слова, взяла Грегори за руку и перенесла их на пристань, с которой отправлялись суда до Азкабана. Заняв место в лодке, Грегори потонул в своих воспоминаниях о его единственном путешествии на остров. Видя состояние спутника, Гермиона самостоятельно оформила все документы, после чего вместе с парой сопровождающих вернулась к Грегори. Путь до отцовской камеры не занял много времени. Прибыв на место, охранники указали на нужную дверь, после чего удалились в другой конец коридора, чтобы быть в состоянии пресечь любую нештатную ситуацию, но в тоже время не подслушивать чужие разговоры. Гермиона тоже оставила Грегори один на один с отцом, отойдя, правда, не так далеко, как стража.
Подойдя к камере, Грегори увидел отца, сидящего спиной к двери на стуле и смотрящем в небольшое окошко в стене.
- Отец, - негромко позвал Грегори. Генри резко обернулся на звук голоса и неверящими глазами уставился на сына. – Это я.
- Грегори! Что ты здесь делаешь? – предполагая самое плохое, спросил Генри, подскакивая к решетке.
- Пришел к тебе. Мне дали совсем немного времени, так что просто слушай. Как возможно ты знаешь, суд изгнал нас с мамой в мир магглов, но обстоятельства изменились таким образом, что мы либо скоро вернемся к магам, либо навсегда останемся с магглами, под еще более жестким контролем. Мне сейчас дали иммунитет на контакты с волшебным миром, так что, возможно, это наш последний раз, когда мы встречаемся. Если нас не оправдают, тогда мы точно больше не сможем видеться. На этот случай я подготовил тебе небольшой запас денег, чтобы после выхода из тюрьмы ты смог нормально жить, не заботясь о средствах к существованию. Деньги лежат на хранении у Джорджа Уизли, владельца магазина волшебных приколов в Косом переулке. Он обещал сохранить их до твоего освобождения. О нас не беспокойся, я смог заработать приличную сумму маггловских денег, так что мы с мамой не пропадем. Если же нас оправдают, то я приложу все усилия, чтобы вытащить тебя отсюда. Тебе дали девятнадцать лет, но при хороших адвокатах, я думаю, что смог бы существенно скостить этот срок. Конечно, ты сбежал из Азкабана. Попробовал бы ты отказаться, когда перед тобой стоит Волдеморт.
- Не надо, Грегори. Я заслужил свое наказание и отсижу его. Не стоит портить себе жизнь этими заботами, тебя не смогут нормально принять в волшебном мире, если попытаешься вытащить Пожирателя из тюрьмы. Просто навещай меня с Маргарет, если вас оправдают, этого будет достаточно. Как она кстати?
- На днях мы провели ей операцию по введению лекарства. Если мои расчеты верны, то она поправится. По крайней мере, я пока не наблюдаю тревожных симптомов, которых можно было бы ожидать. Но эти пять лет дались ей тяжело, так что, вероятно, мне придется еще много работать над окончательным решением проблемы.
- Ты избавил ее от приступов? – удивленно спросил Генри. – Но как?
- Долгая история, сейчас все равно не дадут ее полностью рассказать. Главное – мама сейчас здорова, тьфу-тьфу-тьфу. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы болезнь не вернулась.
Увидев, как охранники, не торопясь, двинулись в его сторону, Грегори напоследок взглянул на отца, глаза которого сейчас были на мокром месте и быстро протараторил:
- Помни, что я сказал: если не появлюсь в течение года, значит, все закончилось не очень хорошо. Деньги у Джорджа Уизли, магазин приколов в Косом переулке. Динки заблокировал наш дом, для открытия нужно будет немного твоей крови. Найди Денниса Криви или Гермиону Грейнджер, они расскажут тебе подробности о нашем с мамой быте в течение этих пяти лет. А теперь пора прощаться, за мной уже идут, мне дали всего пяти минут.
- Удачи, сынок. Я верю, что для тебя все закончится хорошо. Буду ждать твоего визита.
Попрощавшись с отцом, Грегори отошел немного в сторону, пока двое стражников внимательно осматривали камеру отца на предмет тайно переданных вещей.
- Грегори, - раздался голос из камеры по соседству.
Сделав пару шагов в сторону, Грегори заметил лицо Люциуса Малфоя, смотревшее прямо на него. Хотя Азкабан и сбил внешний лоск с мужчины, он все же сломал его внутренний стержень, который Грегори отчетливо видел в ясных глазах заключенного.
- Мистер Малфой? – шепотом произнес Грегори, боясь привлечь внимание стражи, которая бы с удовольствием провела бы еще один обыск.
- Рад видеть тебя, Грегори. К сожалению, мой сын не посещает меня. Я могу это понять, но мне все же не хватает его присутствия. Не расскажешь мне, как он? – с надеждой во взгляде произнес мужчина.
- Я ничего не знаю о Драко, мистер Малфой. У нас с ним нет никаких общих дел. Мой отец не раз говорил, что Малфои ценят верность. Боюсь, это означает, что Драко не стал настоящим Малфоем. Он отвернулся, когда мне нужна была небольшая услуга, сказал, что мы мертвы для него. Не вижу причин, по которым мы не должны ответить тем же самым. Я достаточно настрадался из-за его действий, пусть дальше учиться плавать по жизни сам. Слышал, он сейчас унижается перед лордом Гринграссом, желаю ему всяческих успехов. Он наплевал на преданность, опасаясь за свою шкуру. Я не забуду этого, мистер Малфой. Я уважаю вас, но вынужден признать, что в воспитании Драко вы потерпели полное поражение. Насколько я знаю, вам осталось сидеть пять лет, надеюсь, что после вашего освобождения вы сможете взять реванш. Прощайте, мистер Малфой, - шепотом произнес Грегори, увидев выходящих из отцовской камеры стражников.
Путь с острова прошел достаточно быстро. Оказавшись на причале, Гермиона вновь аппарировала их, на этот раз в Хогсмид. Им предстоял последний пункт маршрута на сегодня – кабинет директора Хогвартса. Отправив директрисе Патронуса с просьбой о встрече, Гермиона бодрым темпом двинулась в сторону замка. Несмотря на количество проделанных за сегодня дел, время было всего три часа дня, а, значит, в школе было время первого послеобеденного урока. И действительно, Грегори прошел по замку вплоть до директорского кабинета, не встретив ни единого человека.
Назвав пароль, присланный ответным Патронусом, Гермиона первой встала на вращающуюся винтовую лестницу, в обычном состоянии скрывавшуюся за статуей горгульи. Лестница довольно быстро двигалась по спирали, так что скоро они очутились перед тяжёлой дверью, рядом с которой висел латунный молоток в виде грифона. Гермиона несколько раз постучала в дверь, после чего та беззвучно отворилась.
- Гермиона, рада тебя видеть. Что-то случилось? – спросила директор МакГонагалл, приветствуя свою бывшую ученицу. Заметив, что в ее кабинете присутствует еще один человек, директор внимательно пригляделась. – Мистер Гойл?
- Здравствуйте, директор МакГонагалл, - произнес Грегори, доверяя разговор Гермионе, в то время, как он внимательно смотрел на портрет своего учителя.
- Мы здесь, чтобы исполнить последнюю волю профессора Снейпа.
- В чем именно она заключалась. Я присутствовала на чтении завещания, вроде все получили, что было указано. И причем здесь мистер Гойл?
- Он не смог присутствовать на чтении завещания, поэтому вы и не слышали его часть.
- Минерва, - прозвучал голос с портрета. – Оставь нас Грегори, пожалуйста, наедине, если возможно. Нам надо кое-что обсудить.
Скрывая недовольство, директор покинула свой кабинет, обещая Гермионе взглядом основательный допрос.
- Рад видеть тебя, Грегори. Прошло пять лет, ты не торопился навестить меня. Мои записи не сработали или еще что-то помешало тебе придти?
- Я получил ваши записи лишь сегодня утром. После битвы меня поместили в Азкабан, потом был суд, в результате чего меня с матерью изгнали в мир магглов.
- Но как же мои письменные свидетельства? Я смотрел законы, они имели юридическую силу даже после моей смерти.
- Вы передали их мне. А мне не разрешили посетить чтение вашего завещания, из-за чего эта часть вашего имущества осталось нетронутой. Если бы вы передали эти записи какому-то третьему лицу, тогда все, может быть, и вышло.
- Я не знал, кто останется в живых. Я был уверен, что гоблины следят за выполнением всех пунктов завещания, - с грустью в голове произнес профессор.
- Они может и следили, но Поттер велел не упоминать меня на завещании, сейф Гойлов был заморожен, а мне запрещены любые контакты с магическим миром. Так что у них особо выбора не было, кроме как работать через посредников. Но они либо не догадались, либо решили не рисковать непонятно ради чего. Жаль, конечно, с вашими записями мне бы не понадобилось столько времени, чтобы решить мамину проблему. У меня были идеи по вашим двум трудностям, которые я успешно реализовал в своем варианте. На днях ввели маме препарат, пока что все в порядке. Посмотрим, что будет дальше.
- И что ты сделал? И как решил вопрос с саморазрушением организма?
- Нашел донора, совместимого с мамой. Взял у него немного крови, сварил модификацию Оборотного с пролонгированным действием, помните, на моем втором курсе изучали эту проблему. Ввел полученное лекарство в большинство костей организма, чтобы заменить непосредственно костный мозг. Теперь, если мое зелье не проникнет в кровоток, а останется внутри костей, то организм начнет продуцировать полностью функциональные элементы крови. В общем, мы шли в одном направлении, только вы решили заменить полностью кость, а я лишь островки кроветворения.
- Но ты нашел ответы на те вопросы, что я не смог. Ученик превзошел своего учителя. И я горжусь этим. Настала пора передать тебе последнюю часть моего наследства: в этом кабинете лежат некоторые мои труды, над которыми я работал в последние месяцы и просто не успел занести их в Гринготтс. Доставай палочку, будем вскрывать тайник.
- У меня ее нет. Моя палочка сгорела во время битвы за школу, после этого я не мог ее приобрести, не нарушив закон. Если пересмотр моего дела пройдет успешно, я смогу купить ее. В этом случае смогу вернуться сюда.
- Ну, уж нет, я не для этого ждал столько времени. Зови Минерву, пусть она достанет мои записи и отдаст тебе, приказал портрет бывшего директора.
- Почему вы просто не отдали их ей? Уверен, директор МакГонагалл с радостью бы опубликовала ваши работы в любом журнале на ваш выбор.
- Потому что она не зельевар, а часть работ требует доработки. И вообще, я собирался отдать эти записи ученику, чтобы он их опубликовал. Мне уже больше не нужно признание. Я мертв, мне оно ни к чему. Я был уверен, что ты сейчас проходишь где-то обучение, поэтому не приходил столько времени. Подождав еще пять лет, я бы все-таки передал эти записи Минерве, терпение портретов тоже не бесконечно. Мне казалось справедливым, что ты опубликуешь часть моих работ как соавтор, ведь наши первые совместные труды публиковались исключительно под моим именем. Так что я ждал. А теперь, не тяни, зови Минерву.
Выйдя из кабинета, Грегори застал сидящих Гермиону и директора МакГонагалл сидящих на небольшом диванчике в некотором подобии приемной.
- Он просит вас вернуться. Нам нужна ваша помощь. Да и было бы некрасиво копаться в вашем кабинете.
Услышав последнюю фразу, директриса ворвалась в свой кабинет.
- Северус, что ты собрался делать?
- Минерва, отодвинь, пожалуйста, шкаф с книгами, за ним небольшая выемка. Сними стандартную защиту, там ничего опасного нет.
Проделав нехитрые манипуляции, директор Макгонагалл достала небольшую сумку, полную исписанных листов пергамента, и передала ее стоящему за спиной Грегори.
- Благодарю, - произнес Грегори, обращаясь ко всем присутствующим в комнате.
Директор вызвалась сопроводить гостей до границы аппарационного барьера, но Грегори были не интересны их разговоры, так что он шел немного впереди, размышляя о своем. Выходя из ворот замка он столкнулся с поднимавшимся по ступенькам сбоку волшебником.
- Ты? – удивленно воскликнул Лонгботтом, глядя на повалившего его человека. Впрочем, удивление быстро сменилось более решительными настроениями. – Я же сказал, что будет, если я еще раз тебя увижу!
Невилл неуловимым движением руки извлек свою палочку, после чего на автомате кинул серию из трех Парализующих проклятий, второе и третье из которых поразили не успевшего подняться с пола Грегори. Пойдя к поверженному врагу, Невилл вновь принялся повторять свою любимую процедуру, чередуя удары с угрозами:
- Теперь ты не отвертишься. Тебя посадят, сейчас я вызову авроров, пускай они с тобой разбираются. Впрочем, продолжить молодому профессору не дали – меткий луч Парализующего заклятья, пущенный Гермионой с расстояния в, минимум, тридцать метров, поразил Невилла, заставив упасть рядом с Грегори. Гермиона и профессор МакГонагалл со всех ног спешили к месту инцидента. Сняв с Грегори эффект заклинания и остановив кровь, Гермиона повернулась к упавшему на спину другу и произнесла:
- Прости, Невилл. Мне очень-очень жаль. Но это ради твоего блага, пока ты не совершил ужаснейшую ошибку в жизни.
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:21 | Сообщение # 55
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Эпилог
Четырнадцать лет спустя

Последнюю неделю августа семейство Гойлов практически в полном составе провело не в своем загородном доме, а в лондонской квартире, доставшейся по наследству от пожилой домохозяйки более шестнадцати лет назад. С тех пор, правда, не без помощи магии, размеры жилища выросли как минимум в несколько раз. Эта временная дислокация была связана с поступлением сына Грегори, Гленна, на первый курс школы чародейства и волшебства «Хогвартс», что подразумевало необходимость посещения Косого переулка. Можно было бы мотаться в Лондон при помощи порталов, но на семейном совете было решено провести неделю в крупном городе. Грегори поочередно, а иногда и вместе со своей мамой водил сына по разным волшебным частям города, закупаясь необходимыми товарами и просто проводя экскурсии. Его жена в это время пользовалась возможностью и решала наиболее приоритетные задачи, связанные с нахождением в Лондоне.
Вечером тридцать первого августа женская часть семьи исчезла из дома, оставив Грегори и Гленна собирать чемодан. Чтобы ничего не упустить Грегори составил длинный список, из которого по мере укомплектовывания чемодана вычеркивали соответствующие пункты. Они осилили уже треть списка, когда раздался стук в дверь. Грегори оставил сынаодин на один с чемоданом и пошел открывать дверь.
- Как сходила? – спросил Грегори, пропуская мать внутрь дома.
- Хорошо. Прибралась на ее могиле, там все заросло, но с палочкой это не проблема. Просто посидела рядом, потом погулялась по району. А у вас как?
- Вот сейчас собираем чемодан.
- Ну, не буду отвлекать от такого важного занятия. Иди обратно к Гленну, это ваш последний день вместе на целый семестр. Не трать его на меня. Эбби еще не вернулась?
- Нет, но она предупреждала, что задержится. Она инспектирует наш новый отдел, так что это надолго.
- Свалил все на бедную девочку, на ней итак держатся все финансы твоей компании, а также ее развитие. А ты еще ее и редактированием статей напрягаешь, - отругала сына Маргарет.
- Но она же журналист по профессии, статьи для нее вообще не должны представлять особого труда. Она сама хотела как можно больше принимать участие в делах, - оправдывался Грегори. - Я же предлагал нанять кого-нибудь.
- Она просто хочет почувствовать себя причастной ко всему этому волшебству. Честно говоря, никогда бы не подумала, что маггл может столького добиться в нашем мире. Она умничка, тебе просто невероятно повезло.
- Я знаю. И стараюсь соответствовать. Тоже не на лаврах почиваю, вот на этой недели закончили свою часть работы над новым составом. А ведь я еще и на магазин Джорджа иногда работаю.
- Бросал бы ты эту работу на два фронта. Джордж и без тебя отлично справляется, в его магазинах итак уйма разнообразного товара.
- Я бы мог, но не хочу. Это мой первый коммерческий проект, я его не брошу. Вон, Гленн на нем тренируется, я ему иногда подбрасываю задачки по части приколов – решает на раз-два. Уже заработал свою первую сотню галлеонов. Правда, почти сразу их и потратил, но ничего. Если все так и продолжится, по окончании школы, если он не найдет себе другого призвания, я ему подарю свою часть в этом магазине. Будет развиваться, постепенно буду его обучать сам, он получит степень Мастера, там, гляди, и сменит меня на посту главы нашей компании. Он парень способный, если не будет лениться, многого добьется.
- Не стоит так далеко забегать, Грегори. Это его жизнь, не планируй ее за него.
- Я и не собираюсь. Но мне бы хотелось, чтобы он продолжил наш с Эбби бизнес. Я прямо вижу, как он стоит над кипящим котлом, а рядом сидит Сара и считает деньги.
- Ты и невесту ему уже подобрал?
- Ничего я не подбирал. Он сам выбрал, пусть пока и не понял этого. Может, конечно, все еще сто раз перевернется с ног на голову, но пока в моих мечтах все роли расписаны именно так.
- Иди уже, сценарист, помоги своему гениальному сыну собрать чемодан, - ухмыльнулась Маргарет. – А то опять его бабушке придется ходить по квартире и собирать посылку с забытыми вещами, прямо как когда вы укатили в Италию.
-Это было всего один раз.
-Иди, давай, не спорь с матерью.
Грегори вернулся в комнату сына и застал того спящим на кровати. Глянув на список, лежавший поверх вещей в чемодане, Грегори отметил, что осталось совсем немного. Заполнив за десять минут чемодан недостающими предметами, Грегори накрыл сына одеялом, погасил свет и вышел из комнаты.
Мать уже ушла в свою комнату, так что Грегори достал свой мобильный телефон, чтобы узнать у жены, когда ее стоит ожидать. Оказалось, что она уже находилась в паре кварталов от дома. Повесив трубку, Грегори вышел из дома, чтобы встретить Эбби. Через полминуты яркий свет фар Крайслера, сворачивающего с Трафальгар-роуд, ударил ему прямо по глазам. Пока Грегори пытался проморгаться, его жена уже успела подъехать к дому и припарковать минивэн.
Поцеловав Эбби, Грегори подхватил ее сумки и понес их на кухню, пока жена раздевалась в прихожей.
- Будешь кушать? – спросил Грегори, когда Эбби уселась за стол.
- Нет, уже поздно. Давай просто чаю попью.
Нажав на кнопку чайника, Грегори тоже присел за стол.
- И как все прошло? – поинтересовался Грегори под звуки плавно нагревающегося чайника.
- Без происшествий. Подобрала двух новичков, которые прошли отбор по нашей программе стажировки, отвезла их в лабораторию. Думала, все равно им надо экскурсию провести, чего зря время терять, совместила с проверкой – мне все равно показали все помещения и оборудования. В принципе, с учетом, что этот отдел работает всего полгода, обустроились они неплохо. Показали целую презентацию о нынешнем положении их исследования, обещали через пару недель предоставить результаты маггловского аналога Летейского эликсира. Судя по документам, они уже провели все физико-химические и токсикологические исследования, теперь перешли к работе с крысами. Пока что цифры выглядят весьма оптимистичными. Если с дальнейшими стадиями испытаний проблем не будет, то по моим оценкам уже только на одном этом эликсире мы сможем окупить затраты на открытие этой лаборатории.
- С распространением в маггловском мире проблем не будет?
- Нет, там все уже налажено. Наняла пару управленцев, они все обустроили в лучшем виде. Дочерняя фирма готова к планомерному продвижению на неволшебный рынок.
- Как новички, кстати?
- Так они же только прошли отбор. Один полукровка, другой из обычной семьи. Оба отлично знакомы с технологиями неволшебного мира. Мы заключили с ними стандартный договор: мы оплачиваем их обучение и стажировку в научных лабораториях, а они обязуются семь лет проработать в нашей компании. Договорилась о стажировках, приступают со следующей недели. Через полгода вернуться к нам. Я их просто возила, чтобы показать, как устроен процесс в лаборатории. Заодно познакомились с будущими коллегами. Пока мы с начальством просматривали их финансовые отчеты, парни, наверное, поговорили с теми, кто уже прошел стажировку, получили ценные советы. Кстати, пока была там, звонил мой помощник, сказал, что две последние статьи пошли в печать, и оплата уже поступила на счет компании. Гоблины подтвердили перевод.
- Замечательно. Но мы тут с мамой поговорили, может тебе стоит завести пару дополнительных помощников? Ты слишком много на себя взвалила: финансы, кадры, редактуру. Теперь еще и этот отдел. Ты ведь собираешься еще и его курировать.
- Грегори, ты открыл мне чудесный мир, к которому я хочу быть причастна как можно больше. Этот отдел – он как я. Мы оба стоим посередине между магами и обычными людьми. Вряд ли, что я стану весомой фигурой здесь, в магическом мире. Но с его помощью, я смогу многого добиться для простых людей.
- Эбби, ты уже многого добивалась в мире магов. Ты, наверное, первый обычный человек, который смог так крепко закрепиться в этом мире, развив бурную деятельность. И это я не говорю про твои сбережения и число магов, находящихся у тебя в подчинении.
- Формально, они под твоим крылом, - вставила Эбби.
- Я может и глава всей компании, но по сути, я лишь руководитель научно-исследовательского отдела. Есть еще Уолтер, руководящий производственным сектором. Все остальное целиком и полностью лежит на тебе. Это не мы заключаем контракты с различными магическими структурами, будь то больница Святого Мунго, Министерство Магии или просто какая-то квиддичная команда. Это не мы приводим наши результаты в удобоваримый, читаемый вид для дальнейших публикаций. Это не мы занимаемся решением проблем сотрудников. Если проводить параллели, то я мозг этой компании, Уолтер – ее руки, а вот ты - все остальные органы, не только сердце. И на этой позитивной ноте предлагаю закончить с разговорами о работе и пойти в постель – нам завтра рано вставать.
Поставив кружки в раковины, Грегори быстро заклинанием их ополоснул и высушил, после чего поспешил за поднимающейся в спальню женой.
***
Проснувшись утром от звона будильника, поставленного вчера вечером на шесть часов, Грегори быстро отключил на нем повторный звонок, после чего в отсутствии конкурентов спокойно помылся в душе. Выйдя из него чистым, Грегори по первому разу прошелся по домочадцам, попытавшись поднять их. Получив от всех клятвенные заверения, что через пять минут они встанут, Грегори вернулся на кухню, где принялся готовить легкий завтрак. Пять минут давно прошли, но никто так и не встал – Грегори отправился на второй круг, чемпионом которого стала Эбби – услышав про потенциальную очередь в ванную, она мигом вскочила с кровати, подарив Маргарет и Гленну оправдание на еще пятнадцать минут сна.
В итоге, к восьми часам все, наконец-то собрались на кухне и потребляли приготовленный завтрак. Закончив со своей порцией, Эбби порылась немного в холодильнике, после чего принялась за сооружение пропитания сыну в дорогу – она была наслышана про многочасовую голодовку, справленную непонятного качества конфетами, так что постаралась оградить сына от проблем с пищеварением.
Без пятнадцати девять все были готовы к отправлению. Грегори положил чемодан сына в заднюю часть минивэна и занял свое переднее место рядом с водителем. Когда все, наконец, уселись в автомобиль, Эбби тронулась с места и направилась в центр города. До прибытия на вокзал у них была запланирована еще одна остановка, из-за которой они и выехали чуть больше чем за два часа до отправления поезда.
Семейство Криви также проживало вне Лондона, так что обычно тридцать первого числа они закупались в Косом переулке необходимыми вещами, после чего оставались на ночь в «Дырявом котле». После этого на такси или при помощи метро семейство добиралось до вокзала. Но сегодня был первый год, когда и Гойлам нужно было отправлять своего ребенка в школу, так что Грегори пообещал подвезти друзей до вокзала, благо размеры машины Эбби спокойно позволяли везти восемь человек, трое из которых еще были детьми. Подъехав к входу в бар, Грегори вышел из машины и зашел внутрь – Криви с вещами наготове сидели за одним из столиков и ждали машину. Деннис взял чемодан своей дочери, Сары, в то время как Грегори помогал Колину перемещать его сумку в заднее отделение автомобиля. Дождавшись, пока все усядутся и переместятся (Гленн предпочел обществу бабушки компанию Сары и Колина), Эбби взяла курс на Кинг-Кросс. Дорожная обстановка на улицах Лондона была на удивление хорошей, так что с учетом преждевременного отъезда, рассчитанного на пробки, машина прибыла на вокзальную парковку в десять часов утра.
Выгрузив вещи, все толпой направились в здание вокзала. Деннис решил не напрягать себя, так что кинув маггловскую монетку в специальное устройство, он смог отсоединить одну из тележек для багажа от прочих, после чего сложил на нее чемоданы своих детей и клетку с семейной совой. Гленн отказался от предложенного места, мотивировав это тем, что у него итак чемодан с колесиками, так что ему совсем не трудно.
- Занятная, кстати, вещица. Для магглов это не слишком странно? – тихо поинтересовался у Грегори Деннис, не отрывая взгляда от идущего впереди Гленна.
- Посмотри вокруг, - посоветовал Грегори. – У каждого второго здесь такой же багаж. Этот чемодан Эбби купила Гленну, когда мы ездили в отпуск, я просто его немного усовершенствовал внутри, в меру своих способностей.
- Может, и нам такие же купить. Весьма удобно, вроде.
- Как хочешь. Они стоят не очень дорого, но если ты намерен использовать их только для поездки в Хогвартс – то, мне кажется, особо смысла нет: проблема заключается только в том, чтобы дотащить чемодан до вокзала. Дальше еще уже эльфы из поезда заберут и в комнату доставят. Гленн его просто берет и во всякие наши поездки, так что для нас это весьма практичный выбор. В общем, решай сам, не буду давить. Если хочешь, Эбби скажет тебе, где именно покупала. Но вообще у магглов много таких магазинов.
Впереди уже показался разделительный барьер между платформами, так что, произведя некоторые перестановки, оба семейство подошли к стене и приготовились к проникновению на платформу номер девять и три четверти. Первыми сквозь барьер прошли Маргарет и Гленн, сразу за ними направился Колин. Немного погодя, Джун взяла Сару за руку и провела через стену. С маггловской стороны оставались лишь Деннис с тележкой и Грегори с Эбби. Убедившись, что никто не смотрит, Грегори подхватил жену на руки, подождал, пока она крепко обхватит его шею и закроет глаза, после чего с максимальной скоростью прошел сквозь стену. Оказавшись на другой стороне, Грегори чуть было не был протаранен Деннисом, появившемся буквально через пару секунд после четы Гойлов. Ловко увернувшись от тележки, Грегори аккуратно отпустил жену на землю.
- Раздражает этот барьер! – воскликнула Эбби. – Знала ведь, что ничего страшного, но все равно испугалась до смерти.
- Это просто защитные чары такие. Простые люди, гуляющие рядом с барьером, просто хотят поскорее пройти это участок, но если они целенаправленно идут к нему, заклинание усиливает напор, страх нарастает. В момент прохождения барьера он достигает максимума. Ну, так моим родителям объясняла профессор МакГонагалл. Так что мы всегда прощались на той стороне барьера, - признался Деннис.
- Ну, уж нет, я лучше перетерплю это, чем лишусь возможности нормально проводить сына. Не для того я выходила замуж за мага, чтобы лишать себя подобных радостей жизни, - произнесла Эбби, уже полностью придя в себя после этого опыта.
Родители не стали затягивать прощание – все наставления были даны еще дома. Просто все крепко обняли своих детей и, простояв так пару минут, пожелали удачного первого семестра. Колин, увидевший в постепенно нарастающем дыму от паровоза, постепенно охватывающем всю платформу, своего лучшего друга уже чуть ли не дергался, не зная, как не расстроить родителей, убежав от них в этот момент. Видя терзания своего сына, Деннис официально завершил церемонию прощания. Вместе с Грегори они на минуту поднялись в вагон, чтобы занести чемоданы детей в купе. Положив вещи на багажную полку, Грегори отвел своего сына в сторонку и произнес:
- Я надеюсь, что ты будешь хорошо учиться. Джордж был очень доволен твоими идеями, так что, если я не получу ни одного плохого письма от учителей, касательно учебы, то я продолжу иногда пересылать тебе его задачки.
- Только касательно учебы? - как всегда зацепился за детали Гленн.
- Я не хочу ограничивать тебя в способах времяпрепровождения, просто обещай, что ничего опасного делать не будешь. Если это не помешает учебе – веселись, но знай меру, - сказал Грегори, приседая на одно колено перед сыном.
- Обещаю, - Гленн крепко обнял своего отца на прощание и вернулся обратно в купе.
Деннис тоже закончил свое дополнительное прощание с дочерью, так что вдвоем они вернулись к своим женам и Маргарет, стоящим в основании одной из арок платформы. Поговорив еще немного о детях, Деннис резко сменил тему, видимо в ответ на шуточное заявление Маргарет о том, что ей теперь нечем будет заняться до рождественских каникул:
- Как, кстати, твой отец?
- Мы поместили его в одну частную клинику. Он, конечно, отлично выглядит для человека, который провел девятнадцать лет в тюрьме, но все же здоровье надо немного поправить. Обещали к концу сентября вернуть его домой в лучшей форме.
- Рад за вас.
Поезд дал гудок и медленно тронулся с места. Взрослые ожесточенно махали своим детям, прильнувшим к окнам поезда и мащущим в ответ. Чувства были смешанными: с одной стороны эта была легкая грусть от долгого расставания с сыном, с другой – радость от осознания того факта, что его сын стал достаточно взрослым, чтобы отправиться в свое первое самостоятельное путешествие по дороге жизни. Подобные эмоции переполняли всех, так что взрослые с улыбкой согласились на предложение Эбби пойти посидеть где-нибудь и выпить.
Найти приличный ресторан в центре Лондона – весьма простая задача. А уж с местами в пятничное утро никогда не возникало проблем. Заняв угловой столик и сделав заказ, Грегори аккуратно разлил принесенное в первую очередь вино и, встав, поднял свой бокал:
- Раз уж мы здесь сегодня собрались по конкретному поводу, то в первую очередь хочу произнести тост за наших детей. Пусть их сегодняшнее путешествие откроет им новый чудесный мир. Пусть они найдут новых друзей и не обзаведутся соперниками. Пусть их будущее будет безоблачным! – произнес Грегори, поочередно чокаясь со всеми сидящими за столом.
- И пусть у наших детей будут богатые и успешные родители, - вставил Деннис под улыбки друзей.

КОНЕЦ
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 13:24 | Сообщение # 56
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Всем спасибо за комментарии, за то, что терпеливо ждали и не бросали Грегори одного.
Поскольку это лишь черновая версия фанфика, еще не поздно вставить свои пять копеек в его окончательный формат, указав мне на неточности, несоответствия и прочие "не...", ну или просто задав свой вопрос Грегори.
Всем спасибо, все свободны =)
 
ХеорДата: Пятница, 09.12.2016, 13:35 | Сообщение # 57
Химера
Сообщений: 480
« 68 »
Цитата
половине пятого, Грегори думал

Думаю, тут что-то не то.

Было весьма забавно.





Сообщение отредактировал Хеор - Пятница, 09.12.2016, 14:16
 
МогуДата: Пятница, 09.12.2016, 14:02 | Сообщение # 58
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
ЦитатаХеор ()
Думаю, тут что-то не то.

Исправил, сейчас пробегусь по тексту, ибо в еще одном месте заметил. Спасибо)
 
WaveДата: Понедельник, 12.12.2016, 09:43 | Сообщение # 59
Подросток
Сообщений: 17
« 1 »
Прежде всего, автор, спасибо за окончание фанфика!
Прошу прощения, честно, но я концовкой не доволен. И вот почему:
Ответ на последний вопрос — это уже не цепь сюжетообразующих (sic!) совпадений, а полноценный сюжетный рояль, тот самый пошлейший бог из машины! Правда, не уверен, что если бы Криви подсказал ответ, было бы лучше. По моим ощущениям, тут оба хуже ©. Во всяком случае, хорошо, что Криви отказался подсказывать. Хотя я и не понял, почему. Что такого нечестного в том, чтобы он как частное лицо, простой знакомый подсказал. Он ведь не имеет отношения к студии, ни он, ни Грег не мухлевали с вопросом, они не знали заранее о вопросе и так далее. О каком-таком «не честно» может вообще идти речь, если вообще эта подсказка «звонок другу» существует? Грег с полным правом позвонил по имеющемуся у него телефону имеющемуся у него знакомому, который по представлению Грега имеет ответ на вопрос. Точно что гиффиндурки.
Акцентирую: плохо было бы, если б подсказал, именно с точки зрения сюжета, слишком большого количества совпадений, так и прущих изо всех щелей. Может быть я не прав в этом. А вот почему всё-таки не — это вопрос.
Невнятно прописана девушка и то, с чего она вообще решила вмешаться, а также с чего возможны такие злоупотребления. Да и очередное совпадение с тем, что её уволили как раз в нужный момент (а также мне как читателю интересно, за что? Это примерно как невыстрелившее ружьё).

Ход с двумя вариантами завещания — отличный. А вот говорить об этом вслух представителю власти не стоило, плохая идея, могла натолкнуть на разные нехорошие мысли.

Рон и Гарри, атаковавшие Грега, меня изрядно удивили. Первое: если пару дней назад Гермиона расспрашивала их, то почему они, увидев Грега, и не подумали, что он тут не просто так? Второе (касается, кстати, и Лонгботтома): почему встретив Гойла не где-нибудь в Лютом переулке, а в насквозь официальном месте, не подумали того же. В смысле, что если увидели в переулке, ещё можно решить, что преступник пошёл на нарушение судебного решения. Но представить, что он пошёл на нарушение для того, чтобы явиться в министерство или Хогвартс? Впрочем, ладно, этот момент можно списать на гриффиндурство. Третье, о чём подумал уже погодя: встречая впервые за пять лет одноклассников после школы, я не всегда узнавал их с первого взгляда. С 16-17 до 22-23 лет человек заметно меняется. Не настолько, чтобы нельзя было узнать, но иногда вполне достаточно, чтобы замешкаться. И по ассоциации, кстати, только что подумал: а как это и какой это бар нанял семнадцатилетнего-восемнадцатилетнего (или сколько ему в тот момент было) пацана вышибалой? Курьером ладно, но вышибалой могут нанять только человека крепкого телосложения, которое формируется у мужчины уже после двадцати с гаком. И то при условии хороших физических нагрузок и нормального при этом питания. Честно, не верю! Исключения, которые в восемнадцать выглядят настоящими медведями — это исключения и есть — обычно или к этому времени у них уже много лет занятий подходящим спортом (тяжёлая атлетика, борьба, гребля, etc), или ооооочень соответствующая наследственность.

На эпизоде с портретом меня тоже заклинило: не верю. Показания портретов не принимаются в судебных решениях? Ну ок. Во многих фанфиках портреты и призраки — это отпечатки настоящей личности, не имеющие памяти и т.д.. Но в этой сцене ясно показывается, что портрет — это полноценная личность, только с ограниченными возможностями и ограничениями в правах. И с этой точки зрения… Знаете, у вас Снейп получился гораздо более достойным человеком, чем в каноне. И тут вдруг такой выбрык: «я думал, что ты где-то учишься и потому за все пять лет не заглянул ко мне». Ну да, конечно, представитель проигравшей стороны в гражданской войне за все пять лет не дал о себе знать потому, что где-то учится. Конечно. Ага. Неужели ВАШ Снейп за пять лет ни разу не поинтересовался судьбой своего (персонального) ученика? А поинтересовавшись, не сказал пару ласковых? Тем более, что к его услугам гораздо более гриффиндористый, чем Криви, гриффиндорец. Хотя… Подняла бы кипеж МакГонагалл или не не подняла — спорный вопрос. В каноне есть некоторые намёки, что у неё весьма атрофированная совесть и что она умеет закрывать глаза на неприглядные действия «своих». Но всё же общий вердикт сцене: не верю.

Цитата
На моей памяти, состояние Малфоев, считавшихся в свое время самой богатой семьей волшебной Британии, оценивалось в сто тридцать тысяч. Но даже если я и не самый богатый, то один из – точно.

Очень сомневаюсь, что у Малфоев всего меньше ляма фунтов стерлингов. Даже на момент начала девяностых это далеко не крупное состояние, а на двухтысячные так вообще тьфу. Даже для волшебников, которых гораздо меньше, чем маглов. Дело не в фанонных сейфах с миллионами галеонов, дожидающихся попаданца в Гарри Поттера. Дело в общих прикидках: домик в пригороде среднего класса стоит порядка нескольких десятков тысяч фунтов. Элитный коттедж в престижном месте уже в сотни тысяч уходит. Цены на образование тоже толкутся в десятках тысяч за всё про всё. Миллион фунтов — это не баснословное богатство. Да, получив миллион, можно купить себе домик, машину и до конца дней не работать и жить безбедно, но это «безбедно» получится в рамках среднего класса, ну, чуть повыше, и то к концу жизни миллион будет изрядно поистрачен, если не закончится. Одним человеком истрачен. Чтобы не быть голословным, сколько зарабатывал (и тратил) на конец девяностых средний британец? Мне лень гуглить, но допустим, пару тысяч в месяц. Это даёт нам 24 тысячи в год, 240 в десять лет, миллион за чуть меньше чем 42 года. Даже если я ошибаюсь в прикидках, то не больше чем в полтора-два раза, а не на один-два порядка.
Экстраполируя ситуацию на галеоны, на несколько порядков меньшее население и на отсутствие инфляции (и то это ещё вилами по воде писано), не может богатейшее семейство этого общества иметь состояние в сто тридцать тысяч галеонов.
Кстати, вдобавок. Если 10% магазинчика Уизли принесли 16 тысяч галеонов дохода, то сколько приносят самому Уизли остальные 90%? 144 тысячи? Уизли стал богаче Малфоя? Уизли такими темпами обгонит Гойла за следующие несколько лет?
Зы. Разговор о доле дохода изрядно запутал: «а ту треть, которая треть от двух третих, оставь себе». Как-то так. А заодно, если Грегу для распоряжения счётом требуется подпись Джорджа, то Джорджу?

Ещё мне как читателю хотелось бы почитать о реакции Поттера-Лонгботтома-прочих о том, что они засудили практически невиновного и из-за них пять лет страдала женщина, и т.д.. Излишне драматично? А сцена с Невиллом в Хогвартсе и Малфоем в Азкабане не излишне?

Отдельно: касательно того, что за пару месяцев фанфик забывается.
Цитата
- Ты не говорил, что мы едем к Гермионе, - недовольно пробурчал Грегори.
- Ты и не спрашивал, кто сейчас начальник Департамента.
- Как много она видела из твоих воспоминаний о моем рассказе?
- Все. Не переживай, она стойко перенесла просмотр твоих нелепых попыток подружиться, - улыбнулся Деннис.

В этот момент я удивился. Грегори пытался подружиться с Гермионой? Ну да, ну да, если перечитать, увижу. Но так навскидку не помню.

Цитата
Я достаточно настрадался из-за его действий, пусть дальше учиться плавать по жизни сам. Слышал, он сейчас унижается перед лордом Гринграссом, желаю ему всяческих успехов. Он наплевал на преданность, опасаясь за свою шкуру.

Аналогичное удивление было, где и когда это он слышал. С мягким знаком ;)

Ещё попутно насобирал некоторое количество ошибок. Несколько раз на странице «и так» написано слитно. Напоминаю, «итак» пишется там, где в английском языке пишется «so». А раздельно там, где «и так тоже», «и без того».
Цитата
У нашей лаборатории итак весьма незавидное положение.

Цитата
- поймав направление взгляда собеседника, произнес Деннис. – Что касается досмотра – то не надо, я сегодня с утра после звонка итак внес тебя в список посетителей.

Цитата
Не переживай, сейчас он сам меня не сдаст – он итак дел наворотил, побив меня при отце магглорожденной в свидетелях

Цитата
мотивировав это тем, что у него итак чемодан с колесиками

Цитата
Читай внимательно, но не слишком долго, у нас на сегодня запланировано несколько дел, которые итак могут затянуться.

Цитата
- Бросал бы ты эту работу на два фронта. Джордж и без тебя отлично справляется, в его магазинах итак уйма разнообразного товара.


Дальше корявые формулировки.
Цитата
- И что теперь? Что будешь делать?
- Как представителю Министерства тебе не стоит о них знать.


Цитата
- Мы можем заскочить в наш старый дом, мне нужно взять одну бумагу, которая, с одной стороны, докажет в лишний раз истинность моих показаний, а с другой – позволит наконец разобраться с финансовым вопросом.


Цитата
Первоначально планировалось, что он попросить Слагхорна подписать эту бумагу.
- Она все еще действительна?
- Без понятия, хотя и не вижу причин, почему бы это было не так. Другое дело, я не совсем уверен, что в случае успешного окончания суда мне позволят сдать экзамены. С зельями-то, благодаря этой бумаге, проблем быть не должно, но, как ты видела в воспоминаниях Денниса, Лонгботтом вряд ли подпишет эту бумагу для меня.

Честно говоря, я не очень сообразил, какое отношение Лонгботтом имеет к экзамену по зельям Гойла… В общем, вся постановка вопроса с его экзаменами может быть непонятна читателям.

Цитата
Я так поняла, что у тебя достаточно средств, чтобы жить не работаю.


Цитата
Мы не смогли присутствовать на похоронах наших близких, даже не знает, где именно находятся их могилы.

Заодно, о ком речь? Или это ещё один момент, ради которого фанфик надо читать последователно?

Цитата
Есть еще вариант с Азкабаном, но, буду надеяться, что все обойдется без этого.

Запятая после «но» не нужна. Хотя в принципе, можно и так, и так. В первом случае подлежащее «я» (опущено), сказуемое «буду надеяться», во втором случае подлежащее-сказуемое — «всё обойдётся».

Цитата
Хотя Азкабан и сбил внешний лоск с мужчины, он все же сломал его внутренний стержень, который Грегори отчетливо видел в ясных глазах заключенного.

Пропущена «не» после «но всё же».

Цитата
Мои записи не сработали или еще что-то помешало тебе придти?

«Придти» — устаревшая форма этого слова. Современная — «прийти». Не ошибка, но.

Цитата
Я был уверен, что гоблины следят за выполнением всех пунктов завещания, - с грустью в голове произнес профессор.

Ггггг! Bullet in a head!

Цитата
- Ну, уж нет, я не для этого ждал столько времени. Зови Минерву, пусть она достанет мои записи и отдаст тебе, приказал портрет бывшего директора.

Не ошибка, но я бы сказал «не для того». И пропущено тире после «тебе,».

Цитата
Вряд ли, что я стану весомой фигурой здесь, в магическом мире.

Ещё одна корявая формулировка. «Вряд ли получится, что» или ещё как-то.

Цитата
Подъехав к входу в бар

Ко входу?

Как-то так.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Кто хочет стать миллионером? (Джен, макси. Грегори Гойл)
Страница 2 из 2«12
Поиск: