Армия Запретного леса

Среда, 25.11.2020, 13:35
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Залп самодельного оружия просчитать невозможно (по-старому, ничего не поменялось)
Залп самодельного оружия просчитать невозможно
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:33 | Сообщение # 1
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Залп самодельного оружия просчитать невозможно
Автор: kraa
бета-редактор: anexdia, Al123pot -20 и 21 глава
Жанр: Общий, драма
Размер: миди-макси
Пейринг: Не ожидается, но, если появится, будет, как всегда, ГП/ГГ
Рейтинг: РГ-13
Статус: Закончен
Самари: В хогвартсе Гарри находит себе защитника и опекуна. И жизнь Мальчика-который-еле-ожил резко меняется.

Предупреждение: Как обычно, будет много, много смертей!!!
Отказ: Все принадлежит тетушке Ро. Мои только паралельные миры.

Привет всем!



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 21.07.2020, 02:10
 
kraaДата: Среда, 12.02.2020, 01:33 | Сообщение # 61
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Глава 17. Страсти накаляются.

Ужин только-только должен был закончиться, ученики уже собирались разойтись по гостинным, когда сигнальные Чары оповестили о прибытии в точку аппарации посетителей.
Сегодня я ждал много кого. Писем-приглашений я отправил целую кучу, но встретили меня нахохлившиеся родители тех из провинившихся, которые все еще находились в Больничном крыле. Двух пар мулатов, стоявших особняком я сразу причислил к отважным бойцам львиного факультета, которые вчера вечером воевали со мною-первокурсником, лишь бы не приносить Присягу студента. Родители слизеринцев собрались вокруг пары из высокого, тощего мужчины и страшненькой на вид женщины, которые с омерзением зыркали на гриффиндорцев. Противостояние двух факультетов, зеленого и алого началось не с наших времен, а с времен наших предков, по меньшей мере – родителей.
Хмыкнув, я открыл доступ прибывшим магам на территорию замка, жестом пригласил тех следовать за мной, а потом повернул обратно, не оборачиваясь. Всю дорогу от точки аппарации до входных его дверей я медленно прошагал, надеясь, что гости идут за мной. С моим приближением дверные створки сами с громким лязгом раскрылись, я спокойно перешагнул порог и во второй раз за сегодняшний день, отправился в Больничное крыло. После ужина студенты уже разошлись по гостиным своих факультетов, коридоры пустовали и тонули в тишине. Даже школьный полтергейст, Пивз, встретившись со мной впервые после моего возвращения из Междумирья, настолько испугался, что немедленно просочился сквозь ближайшую стенку. Сегодня я его не видел, хотя раньше от Пивза мне порядочно доставалось.
В больничной палате пострадавших-провинившихся студентов разделяла не только широкая ширма, но и расстояние между двух групп коек. К группе из оставшихся двух гриффиндорцев, мулатов Ли Джордана и девушки, чье имя я не знал, бросились их родители громко причитая наперебой и носясь вокруг своих чад. Шум, гам, причитания – все, как обычно среди выходцев алого факультета...
Родители слизеринцев сдерживали свои эмоции, хотя те тоже, увидев своих лежащих, сильно побледневших детей, сразу о правилах приличия подчистую забыли.
Во всем винили меня, что зеленые, что красные, не догадываясь ни на секунду, что Историю волшебного мира надо знать и изучать самостоятельно. Я мог и дальше не узнать традиций волшебного мира, т. к. был воспитан маглами, с их более демократичными, развязанными и беспардонными правилами, не случись со мной то, что случилось. Хотя, это уже дело минувших дней. Но тем, кто родился, вырос и кому всю жизнь в дурью башку вталкивают, что в мире магии каждая деталь может стать роковой, непростительно не знать Историю единственной в Британии школы колдовства. Еще более недопустимо пренебрегать законами самой Магии.
Я повернулся сначала к одной, потом к другой группе взрослых магов и выжидательно на них посмотрел. Ни-че-го! Галдят и галдят, а мне - который соизволил их уведомить о состоянии здоровья их чад, пригласить сюда, допустить в замок, мой замок! - ни „здрасьте”, ничего! Переглядываются друг с другом, сопят, пренебрегают.
Пусть молчат.
Я тоже молчу. Так же молча я считаю до пятидесяти, потом поворачиваюсь на каблуках и выхожу из Больничного крыла. Я оставил позади родителей придурков, которые сами оказались придурки еще те, так и не заметив, что только что произошло.
У меня, в конце концов есть еще незаконченные дела в Большом зале. А эти сами прискачут табуном взмыленных коней, когда узнают с кем они не соизволили поговорить. Хотя бы, для решения вопроса со штрафом. Нападение на Хозяина замка есть нападение и на моей территории такое недопустимо. Пусть сами себе придумывают что с этим делать, если в Хогвартс их приглашает некий загадочный, новый Хозяин замка, а встретил их незнакомый пацан. Пацан, нарядившийся между прочим, как белая чайка, спокойно нарушает bon ton, не здороваясь с ними, якобы аристократами Волшебного мира и внезапно безмолвно уходит.
Незнание Истории не оправдывает этих неучей, между прочим.

Спустя где-то десять минут в Больничном крыле появляется отправленная мною школьная медиведьма Поппи Помфри, чтобы объяснить ситуацию этим великовозрастным детям. Она с ходу в карьер начинает говорить, а я чувствую себя очень странно, подглядывая за ними. Я уже мог видеть и слышать все на территории замка. Неплохо. Очень полезная способность Хозяина.
- А! - восклицает она, увидев рассевшихся по койкам, с лежачими, искалеченными и очень недовольными чадами, родителей. – Вы уже поговорили с Лордом?
Подавляющая часть родителей слизеринцев от одного только упоминания слова „Лорд” впадают в ступор. За то, со стороны гриффиндорской половины палаты слышатся смешки, адресованные обладателям побледневших лиц вражеской группы взрослых.
- Какого Лорда, Поппи? – дрогнувшим голоском спрашивает мать Флинта, женщина настолько некрасивая, что до сих пор для всего божьего мира остается загадкой рождение их с мужем троих детей. – Почему нас встретил какой-то странный ребенок, а не Северус? При этом мальчишка довольно невоспитанный. Он привел нас сюда и удалился, не сказав ни слова. Даже не поздоровался, представляешь?
- Знаешь, Меллисанда, ты не только... гхм, - мадам Помфри возводит глаза к потолку, имея ввиду небо. – Ты тупишь, дорогая. Вы все, разве не догадались, кто вас встречал и привел к вашим детям? Это был сам Лорд Хогвартса! Вы первые должны были подобающе его поприветствовать, а не воротить нос.
- Кого-кого? Приветствовать мелкого заср... – выступил высокий, одетый в дорогую мантию мужчина, махнув небрежно рукой в сторону входа, куда удалился я. Силенцио медиведьмы его вовремя заткнуло.
Слизеринские родители сразу вскочили, не обращая внимания на крики своих детей „Мама, папа! Остановитесь!” и, нахохлившись, сгруппировались вокруг того, прерванного на середине спича мужчины. Их выставленные на медичку палочки образовали что-то похожее на ежика.
- Что за... – вскинулась мадам Помфри. - Вы в своем уме, Флинты, Монтегю, остальные? Вы не в том положении, чтобы ерничать, господа. Ваши дети виноваты во всем. Не смотрите на меня так, а слушайте, что я вам говорю. Мерлин, дай мне силы! Вас встретил сам Лорд Хогвартса, он же Гарнет Джеймс Поттер, первокурсник Слизерина. Между прочим, с самого его прибытия в замок и распределения на Слизерин, подавляющее число студентов его факультета стали над ним издеваться. Ребенок подвергся многочисленным нападениям старшеклассников, из-за которых много раз попадал ко мне искалеченным, со сломанными костями, избитым, заколдованным. Я еле успевала его подлечить и на него снова нападали. Я не раз и не два говорила Северусу, директору Дамблдору и Минерве об этом, но меня затыкали тем, что так нужно для Великого и всеобщего блага. Пока после Нового года мы не узнали, что Хогвартс признал мистера Поттера своим хозяином.
- Как так произошло, Поппи, что Поттер оказался Лордом Хогвартса? – прервала ее другая из слизеринских матерей.
- А я знаю? Сразу после каникул мистер Поттер появился весь в белом, как и следует одеваться Хозяину замка и приступил к принятию присяги всеми проживающими и работающими в замке волшебниками согласно Уставу школы. А ваши дети отказались давать присягу. Не только это, они опять напали на него по старой памяти. А ваш сын Маркус, мистер Флинт, назвал его бомжом из трущоб! Его, Поттера, вашего родственника..! Из трущоб! Того, кто говорит на парселтанге, между прочим.
Стон родителей слизеринцев на этот раз был созвучным сродителями двоих гриффиндорцев и прозвучал, как общий приговор над всеми провинившимися. Родители Маркуса резко оборачиваются назад, к своему красному как рак сыну и в тишине помещения ясно звучит скрип зубов его отца.
- Маркус, это правда? То, что сказала Поппи.
Тихий, вкрадчивый голос старшего Флинта ножом разрезает искрящий от напряжения воздух. Младший Флинт, семикурсник Слизерина, не мог придумать ничего лучше, чем накрыться одеялом с головой, чтобы не смотреть в глаза родителей. Вдруг обе группы взрослых волшебников понимают, что из-за тупоголовых чад сами вляпались в... по самое не могу и им нужна помощь постороннего.
- Поппи, что нам делать? – плаксиво выдает мать девушки-мулатки из алого факультета.
Мадам Помфри поднимает подбородок и прикрывает веки, чтобы никто не увидел вспыхнувшее в ее глазах удовлетворение.
- Ждать, миссис Джонсон, только ждать. И надеяться, что Лорд Слизерин и хозяин Хогвартса не слишком злопамятный и на днях вспомнит о вас. К тому же сегодня в школе радостное событие, может, он как-то смягчится и не станет слишком многое с вас взыскать, - говорит медиведьма и странно смотрит на озадаченных магов.
- Поппи, - восклицает та же женщина, мать девушки из Гриффиндора. – Может, раз ты об этом уже упомянула, захочешь и нам сказать, что за радостное событие...
- Ммм... – Плечи доброй медиведьмы трясутся и ее визави удивляются ее дрожащим уголкам рта. Мадам Помфри безмолвно, или хотя бы пытается делать это безмолвно, веселится по поводу того, что готова озвучить. Действительно, это прозвучало и взорвалось по середине болничной палаты словно Бомбарда.
– Наш директор сегодня обвенчался.
Ойт!
- Об....Что-а? &$#@*^+%, не встать! С кем? – взвился отец Ли Джордана из гриффиндорской группы.
- Точно сказано, мистер Джордан, точнее некуда. С дочкой Молли и Артура Уизли.
Поппи Помфри уже не смогла сдерживать свое веселье и вся затряслась от звонкого смеха. А родители пострадавших студентов приняли позы статуй из греческого пантеона, только у всех рты зияли в изумлении. Дамблдор? С девочкой Артура? Вот это дааа...

***

Тем временем в Большом зале разыгрывался второй акт трагикомедии „Свадьба в хуторе, приданного не надо”.
- Мистер Дамблдор, - обратился я к смертельно побледневшему и постаревшему лицом и телом директору, – в связи с изменениями, случившимися в вашей личной жизни, на неделю я отправляю вас с невестой в заслуженный отпуск. Все-таки, супружеский долг и все такое... Наследники, опять же! – Лица Уизлей скривились. Я злобно ухмыльнулся. - Но не раньше разбирательства в ваших финансовых махинациях. Ждем доклада моего поверенного, Острозуба. Кстати, – болезненный стон сопровождает мои слова. Это новоиспеченная теща так „радуется”. – мистер Снейп, на два слова!
Со своего места за преподавательским столом встает мой бывший декан и равномерным шагом преодолевает расстояние до моего стола на возвышении. Мне кажется, или Снейп действительно вовсю веселится? Настолько перекошенным выглядит его лицо.
Не кажется. Его подбородок мелко-мелко дрожит, а в уголках глаз блестит влага. Вряд ли Снейп плачет, нет?
- Чем я могу вам помочь? – говорит он низким, приглушенным голосом. Таким, что только я мог его услышать.
- Не мне. Мне пока ничего в этом направлении не надо. Но директору, - я перевожу взгляд в сторону старика и мелкой заразы Джиневры, которой достанется этой ночью то, что она хотела. – Боюсь, что он.., как вам сказать?
- Я понял. У меня есть заготовки, за десять минут сварю, принесу и заставлю его выпить. Но девка еще маленькая...
- Маленькая, да аппетиты у нее ого-го, какие большие! – возражаю я. – Что поделаешь. Судьба такая. Думаешь как лучше, а получается, как всегда. Снадобье сделайте такое, чтобы у Дамблдора не слишком уж... Да и про девку подумайте, ей придется рожать в таком молодом возрасте наследника мужу...Гхм, гхм...Извините, я слегка увлекся.
Я еле сдерживал смех, если говорить правду. Мелкая зараза с бешеным нравом и неуемной жаждой возвыситься из грязи в князи, как ее я ненавидел.
- Я понял, для старика возбудительное, для мелкой – созревающее и продотворительное. - говорит мне Снейп и быстрым шагом удаляется в сторону слизеринских Подземелий.
Я перевожу взгляд на преподавательский стол. Все профессора, после моих вчерашных рейдов по факультетам более-менее пришли в себя, некоторые даже тайком чокаются бокалами с подозрительной жидкостью медного цвета и что-то шепчут друг другу в ушки. Только Макгонагалл выглядит бледной, как при смерти. Она, словно почувствовав скольжение моего взгляда по преподавательскому составу, резко открывает сомкнутые до сего момента веки, бросает в мою сторону горящий ответный ог.., пардон, взгляд и выкрикивает:
- Мистер Поттер, я от вас такого не ожидала.
- Я рад, что мог вас, Минерва, удивить. Надеюсь, приятно.
- Как вы посмели так опустить уважаемого человека, великого светлого мага, победителя Гриндевальда, носителя...
- А что я сделал? – Хлопаю я чистыми детскими глазами. – В чем моя вина?
В действительности я ничего не сделал. Я только присутствовал.
- Вы выставили профессора Дамблдора посмешищем перед всем волшебным миром Британии. Да и не только Британии, всего мира. И не только его, вы представляете какой это удар для семьи Уизли, такие добрые, хорошие люди. Да вы сломали жизнь не только взрослым, вы втоптали в грязь эту маленькую невинную девочку, Джинни. Ей только десять лет!
- Одиннадцать. В чем меня обвиняете, Минерва? – спрашиваю я, потеряв всю свою веселость.
- Это вы их поженили! – кричит взбешенная профессор по Трансфигурации.
Балаган надо останавливать сразу, чтобы больше такие недомолвки не возникали.
- Фрайди, - зову я своего домовика и он появляется рядом. – Принеси мне школьный Омут памяти, я хочу всем показать, что сегодня случилось.
Большую, разрисованную рунами керамическую чашу Фрайди разместил по середине моего стола на постаменте. Пальцем я вытягиваю воспоминание о своей сегодняшней встрече с Молли и Артуром в Больничном крыле и последующей встрече с самой Джиневрой в коридоре. За ним я вытаскиваю воспоминание о моем похищении и следующих событий в Норе. А потом нажал на соответствующие руны по внешней стороне Омута и над ним появилась картина, как в магловском кино, только трехмерная. Я нажимаю еще на одну руну, появился звук. Я остановил просмотр, скользнул взглядом по сидящим за преподавательским столом учителям, по ряду многочисленных Уизлей, повернулся и посмотрел на Острозуба, скалящегося у меня за спиной:
- Смотрите, - сказал я. – Этим вы становитесь свидетелями факта моего похищения, заговора кражи моей кровной линии, кражи денег с моих счетов, намерения кражи всего моего наследства этими - как вы их назвали, Минерва? „Добрыми людьми”? – а по-моему, шайкой мошенников. Воглаве с вашим великим светочем.
И я запустил просмотр.

В конце просмотра никому в полупустом Большом зале было уже не до смеха.
В наступившей тишине были слышны только всхлипы миссис Уизли. А шепот ее самого младшего сына, моего однокурсника, Рональда, прозвучал громом:
- Мама, - дергал он подвывающую женщину за рукав мантии, оглядывая опустевшие тарелки вокруг себя. – Я еще голоден, могу ли я взять себе котлетки с подноса на столе Гриффиндора?
Миссис Уизли долгое время соображает о чем ее спрашивают и кто, а когда до нее дошло, отвесила подзатыльник своему ненасытному шестому сыну.
Я стукнул ложкой по золотому кубку на своем столе:
- Тишина! – крикнул я. – Острозуб, докладывай.
Мой поверенный счетами поднялся с места, открыл огромную записную книгу, прокашлялся и начал:
- Летом 1980-ого года Джеймс Карлус Поттер в моем присутствии подписал декларацию, что предоставляет в Фонд для обучения сирот в школе Колдовства и Чародейства Хогвартс ежегодный взнос в размере одной тысячи галеонов из своей прибыли от Ежедневного Пророка. Эта сумма должна тратится на маглорожденных волшебных детей-сирот, один или оба родителей у которых к дате получения письма от Хогвартса умерли. Так как стоимость годичного обучения волшебных детей-сирот согласно Уставу Хогвартса должна быть меньше обычной в два раза, на эти деньги можно содержать двух учеников одновременно.
Мне, честно говоря, Острозуба не жалко. Он знает, что я знаю – сразу по возвращении в Гринготтс ему отрубят голову. Передо мной он провинился, допустив кражу моих средств. Не важно сколько изъял Дамблдор из моей ячейки, важно, что мой поверенный допустил это.
Но он держался молодцом. Возможно, я позже даже пожалею его и сам снесу ему голову. В Тайной комнате. Увидим.
- Опекуном своего сына Джеймс Поттер назначил своего друга и кровного родственника, Сириуса Ориона Блэка, крестного отца мальчика. Свидетелем подписался некий Альбус Персиваль Вульфрик Браян Дамблдор.
Ошалевшими глазами взрослые посмотрели на наш многоуважаемый директор, который оказывается был свидетелем магических крестин. Он мог на суде Сириуса сказать об этом факте и мой крестный отец не гнил бы десять лет в Азкабане. Но там и вину самого Сириуса надо поискать.
- Заверенное Завещание Джеймс Поттер оставил у нас на сохранение. Но...
- Но? – звонко повторил я, подняв палец к нахмурившемуся небу, которое заменяло потолок в зале, привлекая внимание присутствующих.
- На следующий день, после нападения Того-которого-не-называем 31-ого октября 1981-ого года на семью Поттер и гибели родителей моего сегодняшнего работодателя, ко мне явился мистер Альбус Дамблдор и предоставил мне новое, подписанное Джеймсом Поттером, завещание. Я подпись проверил, она была подлинной. Капля крови принадлежала тоже Джеймсу Поттеру, печать поверх подписи была от перстня наследника рода Поттер...
- И ты, Острозуб, даже не подумал, что все это может быть накапано и подпечатано уже посмертно на заранее подписанном еще со времен обучения моего отца пергаменте?
- Подумал. Но репутация мистера Дамблдора такова, что усомниться я не посмел, - ответил мне гоблин, нервно теребя угол книги.
- Рассказывай дальше. Что было в этом новом завещании?
- Текст был только в одном предложении. Что Джеймс Карлус Поттер отказывается от всех старых завещаний и вашим единственным магическим опекуном он назначает мистера Альбуса ПВБ Дамблдора, которому позволяется распоряжаться имуществом и сейфами Рода Поттер.
Я посмотрел на скукожившегося директора. Он сидел на своем позолоченном троне, с пожелтевшим лицом и смотрел на свои судорожно сжатые руки.
- Альбус Дамблдор, - ряв..,пискнул я. – Властью данной мне Уставом Хогвартса, приказываю тебе говорить правду и только правду.
Старик резко поднял взгляд и я узнал, что такое первозданная ненависть.
- Я директор Хогвартса, никто не имеет права указывать мне, - сухим голосом ответил он.
- Тогда давай проверим, могу я приказывать или не могу. Ответь мне на вопрос, подделывал ли ты, Альбус ПВБ Дамблдор завещание моего отца, Джеймса Карлуса Поттера?
Он честно попытался сопротивляться.
- Н-ндд...н-нд...ДААА!
- Альбус, как ты мог? – прокричала сидящая рядом с ним Макгонагалл.
- Острозуб, продолжай! – пренебрег ее возмущением я.
- С 1981-ого по сей день каждый месяц без последнего, потому что дата платежа еще не наступила, указанный господин изымал из вашего Детского сейфа сумму в две тысячи галеонов опекунских и на ваше содержание, Лорд Слизерин.
- Еще!
- Еще он брал сумму на содержание вашей будущей – уже бывшей - невесты, здесь находящейся миссис Альбус Дамблдор, в девичестве Джиневра Молли Уизли, в тысячу галеонов ежегодно.
- Еще!
- Кроме того, ссылаясь на подписанную вашим отцом дарительную, он изымал по тысяче галеонов каждый год на обучение сыновей Уизли.
- Но они не маглорожденные сироты! Острозуб, что ты наделал? По тысяче на каждого?
- На каждого. Сумма выходит огромная. Только на ваше содержание ушло свыше двухсот сорок тысяч.
- На мне? Когда? – Я начал просчитывать сколько фунтов могло бы стоить мое содержание у тети Петунии. Нисколько. А потом я вспомнил содержание моего сейфа, того, которого с Хагридом посетили прошлым летом. - Но в моем сейфе нет таких денег! – воскликнул я.
- В ваш Детский сейф каждый год переводится определенная сумма из прибыли ваших предприятий. Это все уходило в руки вашего опекуна. Пардон! После его признания, не-вашего-опекуна. Я принимаю свою участь, милорд.
- И десять тысяч на эту дуру, Джиневру. А сколько ушло на ее бесчисленное количество братьев. Спрашиваю лишь затем, чтобы убедить себя не убивать всех их нахрен, а оставить их вживых и отправить их работать на меня. Чтобы возместить мои убытки.
- На двоих старших ушло в общем пятнадцать тысяч...
- Двести шестьдесят пять в сумме.
- Да, верно. На пятикурсника ушло пять тысяч, на близнецов – по три и на последнего – одна тысяча. Почти триста тысяч, если добавим и выплаты самому Дамблдору за опекунство.
- За опекунство! Но за опекунство он уже брал! – Я был настолько зол, что в сторону старика и его новых родственников старался не смотреть, чтобы не испепелить тех взглядом. – Сколько раз, Дамблдор, ты посещал меня в... Ааа, оставь! Острозуб, есть ли у этого человека, - махнул я рукой в сторону директора, – сбережения?
- Есть. Я сам оформлял ему сейф. Надо посмотреть, что там он собрал, конфисковать все, но это должен сделать ваш новый поверенный. Я скомпрометировал себя на этой должности.
- Таак, не спеши с раскаянием, Острозуб! Сейчас ты возвращаешься в банк, делаешь ревизию сейфа Дамблдора и тотчас докладываешь мне. Эльфы, принесите гостям поесть, попить. Музыку какую-нибудь организуйте. В школе праздник, свадьба все таки. И пригласите взрослых из Больничного крыла. Фрайди, принеси письменные принадлежности, надо написать Министру магии письмо и пригласить его присутствовать на этом торжестве. А я тем временем проведу ревизию в директорской башне единолично. Через час вернусь, хочу, чтобы все здесь присутствовали и веселились, танцевали, что ли? Но без учеников. Им такое свин... зрелище не надо.
И я аппарировал прямиком перед озадаченной горгульей.



Без паника!!!
 
kp487021Дата: Среда, 12.02.2020, 08:23 | Сообщение # 62
Ночной стрелок
Сообщений: 75
« 34 »
Свадьба плавно переходит в похорона. А, впрочем, где же ещё встречаться ру..английским людям? Снова злобствую... Так гляди и понравится это дело.
 
kraaДата: Вторник, 18.02.2020, 23:15 | Сообщение # 63
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Глава 18. Находки и разговоры в директорском кабинете.

Покопавшись в личных тайниках Дамблдора в директорской башне, я честно офигел. Да у нас... Хочу сказать, что у нас, под носом всего честного населения волшебного мира, процветал никем незамеченный тихушник-воришка. Чего я только не нарыл – книги, не только разрешенные Министерством магии, но и другие. Тоесть, в подавляющем своем большинстве это были запрещенные книги. Целая сонма коробок непонятного назначения и содержания, но принадлежащая родовитым семьям. И так далее и тому подобное по списку... Вплоть до целых тюков окрашенных в самые яркие расцветки восточных тканей – шелк, парча, бархат, который ощущался на ощупь чем-то за грани понятия, настолько великолепной была та материя...
Я что-то не в ту сторону ушел, перечисляя свои находки, но это стояло в самых первых рядах, так сказать. И свалилось на меня, когда я открыл соответствующий тайник. Представляете – тайник, в котором Дамблдор держал ткани. Но под ними появилась настоящая причина такой безумной скрытности - пониже я нашел башенку из немаленьких по объему сундучков заполненных до отказа драгоценностями. Проверка на проклятия не дала результата, все было чисто. Видимо старик в процессе, если можно так назвать кражу, об этом позаботился.
И наконец, та-дааам! В самом низу я нашел кошелек. Незначительный такой, серенький, незаметный среди всего ранее найденного великолепия.
Ребенком я только выглядел, но ребенком я не был. В моей голове то там, то сям, а иногда и полностью загружались знания, которые, я подозреваю, подсовывает мне сам замок. Воот, увидев этот неприметный кошелек, я сразу узнал что это такое – гоблинская работа. Открывая его, надо отметить, что некое сопротивление я почувствовал. А как же! Старый лис не оставлял ничего на самотек, все заранее обдумывалось, ничего не пускалось на „авось”. Возможно это для других волшебников было не открыть его, но не для меня. На своей территории у меня нет такого понятия, как запреты. Устав Хогвартса позволял мне ходить везде, в каждое помещение и заглядывать всюду, куда зацепится мой взгляд. Так что, директор возможно думает, что ЕМУ все позволено. Позволено все было МНЕ.
Первое, что увидел в горлышко кошелька, был золотой хроноворот.
Хроноворот!
А я тут думал...
Вдруг я вспомнил про него. Там, в приснившейся жизни им одарили мою подругу Гермиону Грейнджер на нашем третьем курсе, чтобы она, якобы, успевала лучше учиться. В действительности, привязывали ее к воле одного длиннобородого дедушки. Зачем?
Я взял золотой артефакт в руку, прикрыл глаза и пустил в него усик моего чутья, чтобы разгадать эту тайну. Первое, что ощутил, было присутствие в нем чего-то родного, словно его создавал маг моей собственной крови. Предок, что ли? А как оказался этот чужой для Дамблдора магический артефакт в его единоличном владении? Не будучи в состоянии ответить на эти вопросы самостоятельно, я открыл глаза и скользнул взглядом по ряду портретов бывших директоров Хогвартса.
- Господа, кто-то из вас готов ответить на мои вопросы? – спросил я и большинство нарисованных людей поддались вперед, заинтересованно кивая головой. – Смотрите. Этот хроноворот создавал кто-то из моих предков, я чувствую в нем отклик родной магии. А родовые артефакты, как вы знаете, не работают в руках посторонних магов, да?
- Да, это всенепременно так, молодой человек, - ответил мне древний старик, нарисованный в тяжелой, темносинего цвета, бархатной мантии, в серебряных рунах. – Альбус принес его вместе с целым сундуком других вещей, среди которых и Та-самая мантия-невидимка Певереллов. Ничего из этого для него не работало, но он не останавливался - пытался и пытался...
Я говорил вам, что открыв тайники Дамблдора, стал считать его вором? Да-да, говорил, конечно. Не зря он с воришками, вроде того же Флетчера дружил.
- Искал подходы к родовым ценностям, чтобы они стали на него работать, да?
- Да, вы угадали, молодой человек...
- Лорд Слизерин, хозяин Хогвартса, сэр! – прервал я своего собеседника. Волшебники на портретах резко подобрались и сон слетел с их лиц, как ветром. – Но можете называть меня мистером Поттером.
- О! Поттер. Тогда понятно. Все эти вещи были ваши.
- Они и сейчас мои, сэр. Но я гадаю зачем мог бы Дамблдор дать мой родовой хроноворот ученице-третьекурснице?
- Я не замечал такое, отдавать кому-нибудь хроноворот. Но мантию-невидимку – он ее вам отправил, так это? – Я кивнул головой и он продолжил. – Ее-то отдавал. Коллеги?
Бывшие директора начали оглядываться и бормотать друг с другом.
- Мы не видели, - выступила женщина-директор, одна из немногих нарисованных на портретах. – Он много раз вытаскивал то хроноворот, то мантию, но...
Вдруг мое внимание привлек портрет, чем-то мне знакомый. Я вгляделся в его серые глаза, причесанные назад черные кудри волос... Ааа, мой родич Финеас Блэк, чей портрет мы, Золотая троица умалишенных тащили с собой по зимним лесам в поисках хоркруксов. Боже мой, не дураки ли, а?
- Директор Блэк, у вас есть что мне сказать интересного? – спросил я у посматривающего на меня с весельем в глазах волшебника.
- Есть. Когда ваш отец Джеймс учился, Альбус часто забирал у него мантию-невидимку после того, как тот ею пользовался подолгу. Тогда она и на Альбуса некоторое время работала.
- Как так?
- А так. Я думаю, что в родовой артефакт после длительного его пользования впитывается родная магия и она снимает на небольшое время запрет на чужаков.
- Вы видели такое? А почему другие не видели?
- Я был предшественником директора Диппета, тоесть почти-что самый свежий портрет. – Я поискал глазами портрет Диппета, но не нашел его. Как и портрет того, малоизвестного директора после Армандо Диппета. По некоей причине, связанной вероятно по упомянутой Финеасом Блэком свежести „взгляда”, Дамблдор устранил их портреты, чтобы те не могли свидетельствовать об его происках. - На меня колдовства Альбуса не действуют, потому что он слабее меня живого в плане магической мощи. Да что говорить, он слабее каждого нарисованного здесь директора! Он слабым магом был еще на своем первом курсе, приглашение в школу ему вручили последним на тот год, до последнего колеблясь стоит или не стоит обучать этого полусквиба.
Я впал в ступор. Вот это было что-то новое и незнакомое для меня. Альбус Дамблдор полусквиб! Скажи кому-нибудь из волшебного мира такое, поднимут на смех. Да его считают неким Мерлином двадцатого века.
- Как такое возможно? – вскидываюсь я, думаю, этот портрет что-то чудит.
- А потом, к третьему курсу он стал выделяться, - продолжил нарисованный Блэк. – Его сокурсники на Грифиндоре стали поговаривать, что тем летом умерла его мать, а сестра свихнулась... Или наоборот. Мне этот никудышный малец был неинтересен. Но к концу учебного года всех нас удивили его успехи в плане магической мощи. Палочкой он стал такое вытворять...
Остальные портреты зашумели делясь мнениями о том как можно волшебнику усилить свою магию. От услышанного я аж вздрогнул. Бывшие директора говорили о ритуалах на крови родственников, не меньше того. В крайних случаях, на крови волшебных существ.
- Хотите сказать, что с ним случился резкий подъем магической мощи, так? – спросил я.
- Да, случился. Но, пока был он учеником, все это было в рамках выдающегося, но обычного для ученика. Но потом мы услышали, что случилась известная дуэль Альбуса с Геллертом Гриндевальдом. И вернулся Альбус в школу уже с новой, могущественной палочкой. Со Старшей, если надо быть точным. Слышал? – Я кивнул утвердительно. Она сейчас у Альбуса перестала работать, после того как я ее назвал своей собственностью. - И уже никто не смог сравниться с Альбусом Дамблдором по мощи. А ты знаешь что он сделал с подпиткой замка?
- Знаю и прекратил это. Школе магическая энергия больше нужна. Призраки поведали мне, что два дня назад почувствовали резкий прилив мощи, что дает им надежду на то, что смогут наконец перейти Грань. А вы?
- Мы тоже, но мы не хотим идти за грань. Коллеги?
Портреты опять зашумели и стали кивать головами.
- Ладно. Не буду настаивать. Вы здесь нужны будущему новому директору. Но, - я подумал, что пропустил важную деталь в разговоре о найденном хроновороте. – Скажите, если допустим Дамблдор захочет использовать вот этот артефакт, хроноворот, он дал бы его кому-то постороннему в руки на целый год?
- Думаю, что это не имеет смысла. Я уже сказал тебе, что мантию-невидимку он давал твоему отцу, а потом просил его одолжить ему на день-два. И исчезал в неизвестном направлении. Хроноворот он дал бы тебе, чтобы ты его зарядил, так сказать, чтобы после тебя он мог использовать его в своих целях...
Это сведение проливало одновременно и свет, и тьму на мои воспоминания. Свет, потому что объясняло необычный восход такой по началу малозначимой личности как Альбус ПВБ Дамблдор на политической арене. Ведь, в Хогвартсе учился и мой дед, Карлус Поттер, а мог бы и кто-то из неизвестных мне членов семьи здесь учиться. Тогда получается, что при помощи „заряженного” хроноворота Дамблдор мог проигрывать одну и ту же ситуацию, пока та не проходила в нужном для него русле. Много-много раз. И наконец, когда все для него устаканивается, миром управляет он, директор-Глава Визенгамота-Верховный Магуамп. Альбус Дамблдор. Вот такой вот фортель.
А тьма, потому что хроноворот дали на третьем курсе не мне. А Гермионе Грейнджер.
Тааак, снова подумаем – не мне, а Гермионе...
Ясно, что стоит провести исследование на родство между нами, а не стоит биться головой об стенку.
- Фрайди! – зову я и мой верный домовик появляется, подпрыгивая от нетерпения служить хозяину. – Иди к Снейпу и скажи ему, прежде чем явиться в Большой зал, пусть подготовит и Зелье Родства. Потом скажи профессору Флитвику привести туда первокурсницу Гермиону Грейнджер, которая все еще находится в башне Рейвенкло. Я приду через несколько минут.
Мне хотелось сперва посмотреть на содержание гоблинского кошелька.
Кошелек был непростой, с расширенным внутренним пространством. Узнайте что, кроме хроноворота я нашел внутри! Правильно. Другие кошельки. Битком набитыми золотыми монетами. На каждом из них знакомым мне почерком директора Дамблдора было написано – 1 000. Да ладно! Кажется, я наткнулся на клад, чей – еще поспорим, поищем в записях, распределим. Мне еще надо было вернуть в мой сейф триста с чем-то тысяч. Уизлей Альбусу еще придется, родственники как-никак, выкупить у меня. Иначе будут горбатиться до середины следующего столетия, отрабатывая свой долг.
Я взял с собой кошелек с галеонами и отправился обратно в Большой зал.
Внутри царила, с одной стороны – Альбуса с новой родней, погребальная атмосфера. С другой – гостей и подвыпивших профессоров, набирал обороты праздничный кутеж. С веселым музыкальным сопровождением неизвестная певичка исполняла песенку игривого, на грани похабности, содержания. Родители запертых в Больничном крыле студентов, уже навеселе, забыв о проблемах связанных с провинностями своих наследников, выкрикивали пожелания молодоженам. А потом громко и заливисто ржали.
Свадьба, что с нее взять!
Не успел я присесть за свой стол, как в зал ввалились Снейп и Флитвик с покрасневшей от смущения Гермионой. Встретившись с ней взглядом, я нахально ей подмигнул, кивнув головой в сторону преподавательского стола. Она проследила за моим жестом, а узнав своих рыжеголовых обидчиков и их сестру в белом платье, сидящую справа от древнего старца, как его невеста и улыбнулась краешками рта.
Снейп стукнул по столешнице передо мной стопкой бутылочек и сказал:
- Как приказали, лорд Слизерин: это для Альбуса, это для миссис Дамблдор, это для определения родства, а это... Общеукрепляющее для всех нас.
- Спасибо, мистер Снейп! Оставьте здесь зелье Родства, остальное раздайте родственникам директора, а то пропустят самый важный момент, подтверждение брака своей дочери. – сказал я и глянул на упомянутых мной людей. – Что стоим? Пейте!



Без паника!!!
 
kp487021Дата: Среда, 19.02.2020, 12:58 | Сообщение # 64
Ночной стрелок
Сообщений: 75
« 34 »
Они двойня? По канону Гермиона старше. Загадка однако!...А вдруг сводные? Ух сколько вариантов!
 
kraaДата: Вторник, 25.02.2020, 02:04 | Сообщение # 65
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Глава 19. Гермиона Грейнджер.

Наконец-то молодожены удалились в гостевые комнаты, за ним потянулись придавленные горем Молли и Артур Уизли. За немногочисленной процессией следили больными глазами трое старших братьев маленькой невесты, но им, неженатым парням путь туда, куда отправились их родители был заказан.
Я строго-настрого запретил себе сочувствовать этим упырям. Капкан на живца мне устроили они и вместо перехитрившего самого себя Альбуса мог бы я шествовать под ручку с рыжей заразой, а не он.
В зал тихо и незаметно для остальных прибыл Острозуб с большой папкой наперевес. Пора.
- Ну, господа сволочи, тунеядцы и преступники, пора заняться вами! – бодренько обратился я к присутствующим в Большом зале волшебникам, все еще слегка пьяным. Те вытаращились, не поняв, о чем я, выпитые горячительные напитки не помогли им вспомнить, чью свадьбу они здесь празднуют. И вдруг, я. – С семьи Джордан и Джонсон я беру по тысяче галеонов с каждой, как штраф за нападение на меня. Третьекурсника Гриффиндора Ли Джордан и пятикурсницу Анджелину Джордан я отстраняю от обучения в школе Колдовства и Чародейства Хогвартс на срок от шести месяцев. Они повторят свой курс с сентября следующего учебного года. Вопрос с вами, господа гриффиндорцы, закрыт. Можете забрать своих отпрысков домой, как только заплатите моему поверенному, здесь присутствующему Острозубу свой штраф. Свободны!
Обе пары темнокожих выходцев из алознаменного факультета как ветром сдуло. Я знаю, что основная черта этих безбашенных вполне соответствует их девизу: „Слабоумие и отвага”, но надеюсь, что родительские чувства сподвигнут их закончить инцидент своевременно и мне не придется давить на них. И встречаться с ними когда-нибудь.
Родители слизеринцев обеспокоенно пялились кто вслед за выбежавшими из Большого зала „коллегами”, кто на меня.
- А с нашими детьми что будет, Поттер? – процедил сквозь зубы русоволосый коренастый волшебник. Дамочка, сидевшая рядом с ним дернула того за рукав и что-то прошипела ему. Тот посмотрел на нее, она сделала строгое выражение лица и повертела глазами. Было смешно смотреть на их общение. В конце концов, до него дошло предупреждение жены и его лицо побледнело. Он посмотрел на меня испуганно. – Простите, лорд Слизерин.
- Принято, - ответил я. – Презирать можно кого угодно, мистер...
- Уорингтон, милорд.
- Ахаха, понимаю. Уорингтон, ваш сын следовал принципам, вбитым в головы представителей чистокровных фамилий – „Чистота крови превыше всего”. Но, как я начал говорить, презирать можно что угодно и кого угодно. Не стоит забывать, однако, что этот „кто угодно” тоже уроженец волшебного мира и однажды вернет должок сторицей. Слушайте мой приговор! С семей Уорингтон, Монтегю, Пьюси, Хиггс, Бэддок и Блетчли взимается по три тысячи галеонов штрафа за систематические нарушения Традиций факультета Слизерин. Напоминаю ту часть, в которой говорится, что каждый член факультета Салазара – твой брат и ты должен относиться к нему как к таковому. Не буду перечислять сколько раз я, брат ваших сыновей, попадал покалеченный в Больничное крыло из-за попрания заветов славного Основателя нашего факультета.
Я обвел глазами притихших взрослых за слизеринским столом и те сжались от чувства вины и стыда за своих чад. Преподавательский стол тоже безмолвствовал. И правильно.
- С каждого из вас, как главы своих фамилий или семей я возьму Нерушимую клятву не вредить мне и моей семье. И тому, кого я прилюдно назову членом моей семьи. А ваших сыновей я исключаю...
- Вы не имеете права! – осмелился возразить мне отец Маркуса. – Исключать из школы, это прерогатива директора.
- Лучше помолчите, мистер Флинт, а то я закрою вашу пасть Силенцио! – пискнул я. – И не злите меня больше, чем я уже зол, а то не смогу контролировать свою магию и... будут последствия для всех вас.
Действительно во мне нехило разбушевалась магия, желая сама покарать этих безмозглых людей, которые не могут сдерживать себя в присутствии вышестоящих. Я опустил веки, чтобы не пугать лишний раз в основном задающую много вопросов Гермиону. Дышать легче стало через две-три минуты и я продолжил:
- ... на два года. По прибытии, их будут опрашивать на предмет этики поведения молодого выходца из приличной семьи. У всех вас есть Кодексы Рода, в них есть часть о правильном воспитании детей. Учѝте их, подготавливайте своих наследников быть не просто полезными себе, но и не вредить репутации своей семьи.
- Мы будем сдавать экзамены в Отделе Образования при Министерстве. Нашим детям незачем возвращаться в Хогвартс.
- Как хотите, - пожал плечами я. – Но я вас предупреждаю, что не только обучение в моей школе перетерпит изменения. Я гарантирую вам, что и до Министерства доберусь. – Я сверкнул глазами и они дернулись назад. Хех! Представляю, как это выглядит с их стороны, глаза цвета Авады грозно светятся... и все такое. - Не забывайте, что вам я дал допуск на территории замка лишь однократно, перекрыв действие Защиты на наличие Темной рабской метки.
Они стали испуганно озираться друг надруга и в недоумении жать плечами. Некоторые неосознанно потрогали левое предплечье. Все с ними понятно, Пожиратели. Рабы.
- Шастать по замку, в которой размещена школа полная детей, рабам обезумевшего мага Я не позволю!
- Но у нас нет трех тысяч наличных! – вянул кто-то из них.
- А Острозуб зачем, по-вашему, присутствует здесь? Выпишите ему доверенность на изъятие из ваших ячеек нужной суммы и все дела! – Я гневно осмотрел ряды предков провинившихся учеников-слизеринцев и высказал последнее мое условие. - Если по какой-то причине не исполните мои пожелания и не заберете своих малолетних преступников вовремя, я продам их гоблинам и к ночи они будут глубоко в Гринготтских катакомбах. Понятно? – Испуганные крики матерей убедили меня, что да. – Острозуб, подготовь доверенности. А вы! Клянитесь! Мистер Снейп, прошу потвердите Нерушимую клятву родителей ваших бывших подопечных!
И они потянулись ко мне по парам, чтобы своей магией гарантировать моему роду неприкосновенность на будущее. Даже Флинты выстроились в череду. Светящиеся браслеты вокруг моей правой кисти указали, что клятва вступила в силу.
- Теперь все. Свободны! – устало махнул я в сторону входной двери Большого зала.
Как только и эти ушли, за столом зеленых остались только Флинты.
- С нами что будет, м-м-милорд? – промямлила миссис Флинт.
- С вами, дорогая моя родственница будет хуже и туже, - ответил я, обдумывая свое решение насчет Маркуса. – Ваш муж мой дальний родственник, ваша семья находилась в числе наших вассалов уже три поколения. Ваш сын с моего приезда в Хогвартс, должен был не нападать и калечить меня, своего сюзерена, а всячески защищать и оберегать. Что получилось? Весь мой первый семестр этот безмозглый придурок делал первое. Могу за это взять его жизнь!
- Прошу, простите его, - заплакала она. – Он виновен, я согласна, но он отступился. Накажите его, но будьте милостивы.
- Миссис Флинт, ваши слезы меня не разжалобят. Ваши слезы по сравнению с моими, пролитыми по вине вашего сына, как капля в море. Так что, слушайте мое решение. Я, Гарнет Джеймс Поттер, Лорд Слизерин и Хогвартса, с сего момента прекращаю связь сюзерен-вассал с фамилией Флинт. – Ого, не слабо меня перекосило! В области сердца натянулась струна, боль резанула по всем внутренностям и связь лопнула. Что почувствовали двое взрослых, я даже не хотел представить себе. – Отныне и навек я отказываюсь от какого-либо родства с ними! – Огненная волна прошлась у меня по венам, выжигая кровную связь с Флинтами. – Встаньте! Ваш штраф я определяю на пять тысяч галеонов. Ваш сын прекращает свое обучение в Хогвартсе немедленно и я определяю его отбывать шестимесячное наказание в распоряжении гоблинов. Рыть руду в шахтах. Острозуб!
- Слушаюсь, милорд.
- Пусть эти заплатят тебе лично. Проинспектируй архив и верни в мое распоряжение все то имущество, что передал род Поттер вассальной семье Флинтов и как приданное своей вышедшей замуж в их семью дочери. – Потом я выкрикнул Флинтам: - Свободны!
- Я говорила тебе, Мелисанда, что ваш Маркус ведет себя по-свински с маленьким Гарри. – крикнула мадам Помфри вслед за еле двигающим к дверям зала пары. – Предупреждала! Но вы меня не слушали. А надо было посмотреть, узнать что-да-как и наказать сына.

Ну, чтож? Я закончил с неприятными делами. Пора приступать к следующей задаче. Я помассировал виски, чтобы унять надвигающуюся головную боль и привести свои мысли в более спокойное русло. Потом посмотрел на преподавательский стол, где продолжал послушно сидеть весь профессорский состав, школьная медиведьма, библиотекарша мадам Пинс, Хагрид, сыновья Уизли и Гермиона Грейнджер.
- Персиваль, - позвал я старосту Гриффиндора и он шустро вскочил с места. – Уведи своих братьев в башню вашего факультета, им не за чем здесь оставаться. С вашей фамилией я разберусь завтра. Идите.
Старшие братья сразу ретировались, за ним, подталкивая младших, засеменил Перси. Последний, Рональд, успел по пути прихватить со стола своего факультета тарелку с приглянувшимися котлетками и последовал за братьями, идя чуть боком, чтобы те не заметили его манипуляций. Макгонагалл открыла рот сделать замечание шестому Уизли, но на ее плечо легла рука Снейпа и жестко его сжала. Та могла только пискнуть от боли, но Рональд за то время успел скрыться за дверью. Я захихикал над неуемным аппетитом этого моего сокурсника.
Но потешаться дальше над ним у меня банально не хватало времени, предстояло так много еще сделать.
- Гермиона, мадам Помфри, подойдите ко мне! – высоким голосом сказал я.
Школьная медиведьма сразу поднялась с места и схватив колеблющуюся девочку за руку, привела ее к моему постаменту. Профессора, что стояли за преподавательским столом, навострили уши.
- Гермиона, здесь, в этом флаконе Зелье родства. Прошу тебя, позволь мадам Помфри взять у тебя несколько капель крови, чтобы сделать исследование о твоей принадлежности к моему роду.
Глаза девочки стали квадратными от удивления, а волнение среди присутствующих педагогов возросло настолько, что стало ощутимо мною. Удивление било через край, потому что никто не ожидал подобного развития событий.
- Да, да... Я хочу сказать, что... – Побледневшая девочка начала заикаться от нахлынувших чувств. Но потом собралась, посмотрела с серьезным видом и резко ответила: - Позволяю.
Ее маленькая ладонь легла в свободную руку медиведьмы. Та, в свою очередь произнесла ритуальную фразу:
- Обязуюсь не использовать твою кровь во вред, - и палочкой резанула пальчик Гермионы.
Та дернулась, но медиведьма удержала ее руку. Стиснув пальчик, она сцедила в зелье несколько капель крови и быстро залечила ранку.
- Теперь ваша очередь, мистер Поттер, - сказала она и я протянул свою руку. Услышав ритуальную фразу, уже в мой адрес и проследив путь капель своей крови до их попадания в зелье, я закрыл флакон и встряхнул его содержимое. Изначально зелье было белой мутноватой жижей, но постепенно она начала светлеть, становясь в конце почти прозрачной и бледно желтой.
Я посмотрел на взрослую ведьму надеясь, что она сможет растолковать увиденные всеми изменения.
- Мистер Поттер, вы с мисс Грейнджер очень дальние родственники. Степень вашего родства можете узнать в Гринготтсе, - поспешила уведомить нас Поппи Помфри. – Или от здесь присутствующего Острозуба.
Острозуб смешно оскалился.



Без паника!!!
 
kp487021Дата: Среда, 26.02.2020, 20:11 | Сообщение # 66
Ночной стрелок
Сообщений: 75
« 34 »
Уважаемый Автор! Вы крайне прозорливо изменили название произведения. Это никакое не ружье. Это был полноценный залп РСЗО "Град"! А с Гермионой я не угадал. Троль мне по прорицаниям. Но так и должно быть, иначе читать было бы неинтересно!
 
kraaДата: Среда, 18.03.2020, 01:34 | Сообщение # 67
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Новая глава написана, но бета что-то хандрит, опаздывает с правкой.


Без паника!!!
 
kraaДата: Пятница, 27.03.2020, 02:03 | Сообщение # 68
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Так, бета потерялась. Чтобы не ждали, хотите выложу небеченные главы? Они только две. Фик закончен.


Без паника!!!
 
AllemanДата: Пятница, 27.03.2020, 10:06 | Сообщение # 69
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
Выкладывайте, бета еще та была
 
kraaДата: Пятница, 27.03.2020, 15:04 | Сообщение # 70
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Глава уже беченная Al123pot.

Глава 20.

Чтобы продолжить исследования степени моего родства с мисс Грейнджер, я пригласил ее и своего поверенного в мои так называемые хоромы.
Мой древний предок, Салазар Слизерин, насмешливо следил за манипуляциями Острозуба, время от времени подмигивая мне. Моя гостья с трудом сдерживала свой нрав, чтобы не завалить до макушки меня, и ухмыляющегося с портрета волшебника вопросами. А почему бы и не гоблина тоже?
Тем временем тот же гоблин макал специальный пергамент в ванночке с зельем, куда заранее она капнула несколько капель крови из ранки на пальце. Я что делал – ну, я во все глаза следил за появляющихся на нем словами и именами. Упомянул ли раньше, что эта особа, распределившаяся по ошибке на Гриффиндоре, факультет отважных и безбашенных, меня очень интересовала? Из-за моих снов. Она стала бы, отправь меня Шляпа туда, куда меня толкали все кому не лень – Хагрид, шайка Уизлей, Макгонагалл, директор Дамблдор – моим единственным, верным лично мне, а не моей навязанной славе, другом. Всегда рядом, всегда приходящей мне в помощь. Отчаявшись, что я, слепый придурок, однажды увижу ее настоящую. Замечу ее не бросающуюся в глаза красоту, ее незаурядный ум, феноменальную память, высокий уровень магической мощи. Дурень был я в той жизни, пень пнем, дуб дубом!
В этой жизни я не хотел, чтобы она была бы мне подругой. Я надеялся, что наше с ней родство не так близко, чтобы...
Мои размышления прервал зычный голос Острозуба:
- Можете уже посмотреть, милорд. Мисс!
Он вытащил впитавший всю жидкость из ванночки пергамент на поверхность стола и еще мокрый, повернул его правильной стороной к нам, чтобы мы смогли прочитать и познакомиться с его содержанием.

Гермиона Джин Грейнджер – Возродившаяся кровь.
Отец: Ричард Бенедикт Грейнджер, сквиб. Правнук Гектора Дагворт-Грейнджера.


Вот-вот! Кто об этом первый догадался, Драко Малфой?

Мать: Хэлен Мария Грейнджер, в девичестве Филч, сквиб. Внучка бастарда Флимонта Поттера, Эмилио Филч - непризнанный им.

Вот опять, приплыли, как говорится. Выскочило из ниоткуда имя совершенно неизвестного мне и с „того”, и с „другого” миров родственника. Некий Флимонт Поттер и его бастард Эмилио, которые роднили меня с девочкой. А почему он не признал сына? Может быть он был сквибом, что ли?
- Острозуб, я удивлен. Кто эти Поттеры? – воскликнул я, тыкая пальцем в имя Флимонта, рядом с которым стояло имя некоей Юфимии. Но не забывал следить периферийным зрением за реакции Гермионы. И совсем вовремя, потому что ее начало трясти мелкой дрожью, а лицо побледнело как перед обмороком. – Гермиона, тебе плохо?
Она, так же трясясь закачала головой, отрицая свое состояние. Вот же упрямая!
Острозуб, опережая моего на это запроса, сам вытащил из папки новый пергамент для определения фамильного древа и поставил его на столе рядом с ванночкой. Для определения моих корней. Вылив туда новую порцию выявляющее кровное родство зелья, он протянул мне серебряный кинжал. Одним глазом подглядывая за состоянием девочки, я надрезал себе руку и капнул в ванночку несколько капель крови. Гоблин опустил внутрь пергамент.
Через положенное время я мог уже читать появившиеся на нем имена и степень их родства с основной линией рода Поттер.
Моим отцом был Джеймс Карлус Поттер, в этом я не сомневался. Дедом у меня был Карлус Гарнет Поттер, бабушкой - Дорея Блэк. Карлус был последним, кто принял главенство рода Поттер, так как мой отец Джеймс это главенство принять отказался. Или фамильная магия его отвергла. Надо позже спросить у Острозуба.
Родились Карлус и Дорея в 1939-ом году, поженились двадцатилетними в 59-ом году. Единственного своего сыночка они родили на год позже. Три месяца спустя по неясной причине, оба погибли в один день и мой отец, будучи еще младенцем, остался круглым сиротой.
И тогда эти незнакомые мне Флимонт и Юфимия Поттер появились как черт из табакерки, предъявив свои права на опекунство. Будучи сиротке единственными кровными родичами и из той же семьи - были они ему то ли внучатыми дедушкой с бабушкой, то ли прадедушкой с прабабушкой. Я всмотрелся в боковую линию моей семьи – да, родство довольно далекое, но имя есть имя. Поттеры. Флимонт с Юфимией наверно были ровесниками самого Альбуса Дамблдора, и на момент установления опекунства над Джеймсом собственных детей у них не было. По крайней мере, семейное древо таких не указывало, ни живых, ни мертвых. Хотя, если посмотреть слегка под углом, из кружочка Флимонта выходила некая поблекшая линия, ведущая к такому же еле заметному овалу. Внутри которого стояло чье-то имя.
- Острозуб, это имя не того же Эмилио, о котором говорилось в древе Гермионы? – указал я пальцем на неясную отметину.
Мы трое живых склонились над пергаментом.
- Капните капельку гоблинской крови, чтобы стало читаемо, - выдал Салазар с портрета.
Острозуб не медля и секунду сразу выполнил указание нарисованного Основателя Хогвартса. Капля темно красной, почти черной крови, упав на почти незаметное пятно, впиталась в пергамент, вырисовывая загогулины. Линии, соединяясь, выписали одно короткое „Эмилио – непризнанный бастард”. Ни когда родился, ни кто была его мать.
А потом, из кружка, в котором стояло имя моего отца протянулась серая линия к паре Флимонта и Юфимии и, уже там возникало по-новому, словно тот был ИХ сыном. Блин, они взяли Джеймса вроде бы, на воспитании. В действительности, они его усыновили, перенося от Карлуса на себе основную линию Поттеров.
Понимаю почему магия моего отца в лорды рода не приняла. Дела в магическом мире так не делаются, та пара совсем уж неосведомленной была или что?
Что они такое проделали, что Род отверг своего единственного наследника? Я посмотрел на Острозуба, постукивая на появившимся кружочке с именем отца по соседству с именем Флимонта.
- Я тоже удивился, когда кольцо Лорда соскользнуло с пальца Джеймса, милорд. С того времени, я над этим феноменом думаю. Лишь сегодня я могу предположить почему такое стряслось. По-моему, старшая бездетная пара как-то замешана в ... не смею такое утверждать, я лишь предполагаю, уж простите. – Я, навострив слух, рассеяно кивнул. – Правильно было бы, приняв осиротевшего правнука, Флимонту и Юфимии надо было принять на себя лишь роль регентов при наследнике Рода. Договор Министерства с ними был такого содержания. Но они решили перехитрить министерских, нас в Гринготтсе, себя и довлеющий над ними родственный долг. Они решили стать наследнику родителями, таким образом перетянув на себя главенство рода и, я думаю, возможность владеть родовым имуществом. Я видел их только один раз, когда они пожелали войти в свои „законные” права. Безуспешно, по-моему. Тогда с делами Поттеров работал мой отец, я мимо проходил, поинтересовался, отец огрызнулся, что пока жив, никто дорогу ему не пересечет. И я отступил.
- Вижу, Острозуб, что они тоже недолго жили, - заметил я год кончины Флимонта и Юфимии.
- Да, это так. Они тоже погибли, на этот раз по установленной врачами в Святом Мунго причине – драконьей оспе, в самом начале тысяче девятьсот семьдесят седьмого года. Дальше уже вы все знаете. Странность, однако. Этим периодом, год-два, не больше, подкосило много взрослых волшебников, глав своих семей...
Я посмотрел на подглядывающую у меня из-за плеча Гермиону и испугался. Она была на грани магического выброса. Вокруг нее рябило и искрилось золотистое сияние, волнами расходясь прочь от девочки. Что делать? В подобных случаях мои трижды клятые родственники давали мне оплеуху, и я затыкал свою магию в себя поглубже, чтобы не давать основание тем сорваться на меня. Но ударить Гермиону – ни за что!
Поэтому я обхватил ее лицо своими ладонями, посмотрел в глаза, поцеловал кончик ее вздернутого носика и начал ее уговаривать:
- Гермиона, успокойся! Нечего тут волноваться, мы просто очень, очень дальные родственники. Все в порядке, ты не волнуйся...
Ее глаза наполнились слезами, из-за чего они заблестели как две звезды. Ее лицо зарумянилось, делая ее трогательной и настолько миленькой, что я не удержался и прижал ее к себе. Вдруг она начала всхлипывать у меня на плече, но всхлипы эти были особые, чудные. Я таких никогда раньше не слышал. Гермиона, рыдая, словно запела:
- Ааа, оооооо, ииееей, ооооо...
И случилось необъяснимое. Расходящиеся от нас пузыри переливающейся золотым с розовым цветом мглы уплотнились, нас затопило ощущение первозданной магии. Я слегка отстранил девочку от себя, чтобы посмотреть, что с ней происходит и увидел, что эти волны исходят из ее рта, пока та продолжала плакать. На стене напротив моего обалдевшего от удивления нарисованного предка и за спиной резко повернувшегося в ту же сторону Острозуба, я увидел появляющейся как в кино, экран. Я повернул Гермиону лицом к этой завораживающей картине. Та продолжала плакать/петь не уставая, а экран начал разрастаться.
Тогда на нем стали выступать детали неведомого нами четырьмя мира.
Огромный, простирающийся до самого горизонта, волнообразного из-за далеких возвышенностей, дремучий лес. Через него текла широкая, не слишком полноводная река. Сквозь прозрачную воду на дне были видны валуны, среди которых мелькали темные тени рыбин. Берега по обе стороны реки покрывал блестящий золотой песок. Под сенью деревьев вдоль пляжей тянулся пояс кустов с аппетитными на вид красными ягодами на ветках. В глубине леса жили птицы, чье оглушительное пение заполняло воздух ощущением радости.
- Гарнет, слышь меня! – воскликнул Салазар. – Знаешь, что девочка Гермиона сделала? Она открыла проход к новому миру, Гарнет! Или сама создала этот новый мир! Удивительный Дар, ааах. Я горжусь своими потомками, мое посмертие наконец обрадовало меня, старика. Парень, сразу женись на ней, не упускай такой подарок судьбы, иначе будешь всю жизнь сожалеть.
Вот так. А я и не думал упускать свой шанс, только не намеревался так рано приступать к этому. Ну, что же. Раз надо, так надо.
Гермиона растерянно смотрела на нас с Салазаром, лучезарно улыбнувшись нам обоим.
Острозуб кашлянул, привлекая внимание к себе.
Я повернулся к нему, и он безмолвно подал мне в руки коробку с двумя кольцами на бархатной подушечке внутри нее. И откуда, скажите, он все знает?

Час спустя, вернувшись обратно из созданного моей новообретенной женой мира, я грохнулся – настолько, настолько может грохнуться сорока килограммовый подросток – на первом повернувшемся перед глазами кресле и обратился к моим напарникам по приключению.
- Острозуб, Герми, что вы заметили?
- Там воздух пахнет цветами, Гарри, - ответила мне девочка, прикрыв глаза и сделав покрасневшими губками бантиком. – А ягоды вкуснющие! Птицы такие пестрые, как бабочки, ты заметил? Солнышко теплое-теплое, небо голубое... Таким я совсем уж ребенком представляла себе Рай.
- Песок содержит золотых песчинок, милорд. Я не смею надеется... Это, конечно, ваше право, но на этом песке я, полежав на несколько минут, почувствовал себя здоровей и моложе. Хотя, зачем мне это? - закончил мой поверенный деньгами печально. Он ждал терпеливо мой окончательный приговор.
- Герми, милая, с тобой такое раньше случалось? Чтобы спев мелодию и открывалось окно в новый мир?
Она призадумалась и отрицательно покачала головой.
- Нет, никогда раньше. Но, после Мунго мне однажды показалось, что...
- А что случилось с тобой в Мунго, Герми?
- Случилось то, что врачи позволили мне немножко умереть.
Мдааа, наследственность не прощает, как говорится. Смерть явилась и к этой не выявленной миру Поттер и отдарила ее своеобразным Даром.
Меня распирала настоящая гордость. Классно карты на этот раз легли для меня. Нет, для нас обоих.
- Гермиона, вечером я должен отправиться куда-то еще. Не сопроводишь ли ты меня? – спросил я девочку, подмигнув чем-то напыщенно раздумывающему Салазару.
- Куда? – спросила она, слегка поддавшись вперед со своего места в соседнем кресле.
- В Междумирье. Надо проводить там нашего, тоесть, твоего... – Я призадумался и решил для себя: - Ну, все-таки, нашего общего с тобой родственника, Аргуса Филча и его кошку, чтобы попробовать вернуть ей человеческий вид.
- Завхоза Филча? – воскликнула она, оттолкнувшись назад. Ее маленькая ладошка прикрыла ее рот и она часто-часто захлопала глазами. – Ааа, ну я же... Ха, ооо! Мой прадедушка, Эмилио Филч, девичья фамилия моей мамы... Конечно, приду.
Я посмотрел на остолбенело стоящего рядом с нами гоблина, немигающим взглядом отдалившегося от здешних реалий в свои высокие эмпиреи, вероятно вспоминая тот золотистый песок в мире Гермионы.
- Острозуб, эхооо, отзовись! – дернул я его за полы черного сюртука. Он непонимающе посмотрел на меня. – Слушай меня внимательно, сегодня, в связи с нашей с Гермионочкой свадебной договоренностью, я добрый. Дарую тебе твою жизнь. Не опрощаю твои грехи, но твоя голова останется на твоих плечах. Беру тебя с собой в Междумирье, там у тебя наступит Просветление и очистятся мозги. Вернешься оттуда как новорожденный, принесешь мне новую клятву, пожестче. Процент оплаты твоей работы я уменьшу. Зато, если моя супруга позволит, будем тебя приглашать в ее новый мир лежать и рыться вдоволь в золотом песку, есть те рыбины, которые водятся в тех водах и так далее. Согласен?
Вы видели плачущего гоблина? Я тоже не видел до сих пор.
Посмотрев на него трясущегося на коленях передо мной, мне показалось, что я видел уже все в этой жизни.
Но, не будем пророчествовать, это не наша стезя.

В Большом зале, на следующий день, нас ждал новый сюрприз в виде Аберфорта Дамблдора, явившегося во время обеденного перерыва. Студенты чинно и тихо принимали пищу, даже Рональд Уизли, обычно создававший вокруг себя вакуум, всасывающий прямо в него все съедобное, на этот раз не смел возникать. Его братья-близнецы молчали в тряпочку, исподлобья подглядывая на своих мертвецки бледных родителей, сидящих за преподавательским столом.
Ожидалось появление счастливой парочки Альбуса с Джиневрой, но прибыл их самый ближайший родственник.
Аберфорт был одновременно и похож, и совсем не похож на своего знаменитого братца Альбуса-много должностей. Те же синие глаза, та же худощавая фигура, та же походка. Но он был гладко выбритым, коротко стриженным и одет был в сюртук и брюки, а не в мантии до пола, цвета „вырвиглаз”.
Войдя в обеденный зал, он осмотрелся и, заметив меня, сидящим с моей женушкой за отдельным столом, который стоял на постаменте, немедля отправился к нам.
Интересно, как мог посторонний человек проникнуть сквозь Защиту замковой территории? Или я лопухнулся и сразу включил Хогсмид в эти самые территории? Наверно, так и получилось. При этом, вместе с проживающими в призамковом поселке. Ойейей, надо сразу заняться этим проблемой, иначе эти люди не смогут выбраться из своего поселения, без моего на то разрешения. Вернуться обратно тоже.
- Герми, запишѝ, пожалуйста в список наших дел переработку защиту моих территорий. Видишь мистера Дамблдора?
- Ты с этим мужчиной знаком? – кивнула она бородкой на степенно приближающегося Аберфорта.
- Официально нет. В действительности – да.
Тем временем брат нашего все-еще-директора дошел до лестничных ступенек возвышенности и остановился. Сдержанно наклонив голову, он заговорил:
- Лорд Хогвартс, разрешите представиться! – Я кивнул одобрительно. – Меня зовут Аберфорт Дамблдор, я брат директора школы Колдовства и собственник небезызвестного в Хогсмиде паба „Кабанья голова”. Вчера до меня дошли скандальные новости, что мой братик доигрался в конец и на старости лет женился на девочке, не достигшей возраста первого курса обучения. Я удручен и возмущен! Но, должен напрямую сказать, что мой братишка не по этой, ... как сказать? Не по женской части, вот.
Я ухмыльнулся. Нетрадиционная ориентация Альбуса ПВБ Дамблдора была мне хорошо известна с „той” жизни. Месть моя, хотя восторжествовала она не по моей инициативе, была даже на мой взгляд очень, очень мерзка.
- Вне зависимости от его желаний, он ДОЛЖЕН будет консумировать брак немедленно, потому что ОН САМ себя поймал в эту ловушку.
Аберфорт неожиданно сверкнул глазами точь-в-точь как свой брат, и злорадо хмыкнул, почесав коротко стриженную, типа „канадской ливады” голову.
- А ловушка эта? ... – не закончив свой вопрос до конца сказал он.
- А ловушка была устроена мне. Им же, как и семейкой его невесты.
Зал, как стало обычно в последнее время, затаил дыхания, чтобы не пропустить ничего из новостей. И вовремя доложить письмом родне. Совиную почту я преднамеренно не закрыл.
Брат директора нервно переступал с ноги на ногу, не решаясь озвучить свою просьбу. А то, что она будет, к гадалке не ходѝ. Гадалка, которая Сибила Треллони, сама присутствовала здесь, в зале суда..., хех! Наконец, тот собрал смелость и начал:
- Видите ли, тут такое дело ... Девочка эта, как ее там, - Кто-то из студентов хихикнув, крикнул „Джиневра”. Братья Уизли, все числом шесть, сидящие за столом Гриффиндора, сжались, стараясь быть невидимыми. – Да, да, слыхал я. Джинивера эта, должна будет родить, вот. Но она маленькая еще, ребенок она. Как это будет?
Вот о чем он беспокоился! Я поспешил его успокоить. Все-таки, Аберфорт ни мне лично ничего плохого не сделал, ни моему роду, ни моим друзьям.
- Мистер Снейп, наш преподаватель по Зелеварению сварил молодоженам каждому по зелью. Будет у вас племянник, мистер Аберфорт, будет.
- Племянник этот, если будет, что с мамочкой своей сделает? Выпьет он ее полностью, да?
- Да. Боюсь, что всю оставшуюся жизнь миссис Дамблдор проживет сквибом. Если второй раз выйдет замуж, после, хм, кончины своего престарелого мужа, - я замолчал, давая время своим слушателям осмыслить сведения о женитьбе директора школы. – Простите, но разница в возрасте ведь велика! Таак, да больше у Джиневры детей не будет, хотел сказать.
- Ну, должен признаться, мне все равно, что с малявкой будет. Я не такой черствый, но не только мне кажется, эта девка не так уж невинна, нет?
- Вы правы. Детей, знаете, всяких бывают. Некоторые уже злыми и подлыми рождаются. Озвучьте, наконец свою просьбу, мистер Аберфорт.
Тот стал нервно потирать свои широкие ладони.
- Я знаю, прочитал я, что после акта консумации брака, виновная сторона теряет магию.
Я улыбнулся как объевшийся сметаной кот.
- Все верно.
- Значит, раз виновная сторона мой мерзкий брат, он тоже осквибится?
- Да. Он и так в детстве был волшебником не очень, да? – спросил я.
Тот кивнул удрученно. А потом я чуть не упал со стула, услышав:
- Можно мне принять как моего ребенка неродившегося младенца?
Вот значит как. Неожиданно!
Я посмотрел на окаменевшее лицо миссис Уизли, которая глазами удава смотрела на Аберфорта.
- Нет! – крикнула она. – Я не позволю моей кровиночки расти вдали от меня.
Она дура, что ли? Хотя, чему я удивляюсь. Конечно дура. Родившаяся Прюэтт, наследница уважаемой семьи, хорошенькая собой девица, плюнув на себя и на родственников, вышла за Предателя крови, народила орду бесполезных, до конца обнаглевших сорванцов. Кого она винит, если не себя любимую?
- Миссис Уизли, умерьте свои претензий, вы не в вашей „Дыре”! – прервал ее крики я. – Мистер Аберфорт в своем праве, он о вашем внуке думает, не о себе. Над младенцем надо провести сразу после рождения обряд отсекания от рода матери, чтобы на него не перешло ваше клеймо „Предателей крови”. Тоесть, чтобы ваш внук рос здоровым и с чистой магией, он не должен оставаться вашим внуком. Ваш зять, Альбус тоже будет сквибом, и его никто не будет спрашивать. – Я ударяю золотой ложкой по золотому звонку на своем столу и Гермиона смотрит на меня блестящими от волнения и любопытства глазами. – Слушайте мой вердикт! Ребенок, который родится от брака Альбуса и Джиневры Дамблдор будет передан его родному дяде, мистеру Аберфорту Дамблдору на воспитание. Вы свободны, сэр.
Пожилой волшебник уважительно стоявший перед постаментом, на котором обедали мы с Гермионой, с благодарностью поклонился нам обоим и шаркая подошвами сапог, вышел из Большого зала.
Все присутствующие, кроме членов семьи Уизли, заговорили, обсуждая новостей.
Пусть обсуждают. Мне-то что? Я доволен собой и своими решениями.

Утром я вернулся из Междумирья под ручкой с веселой Гермионочкой. Наш дальний родственник, Аргус Филч, сияя как новенький золотой галеон, вел за руку улыбающуюся красавицу, женщину в возрасте. Его будущая жена, вдова миссис Норрис. Ночь в Междумирье вылечила его схлопнувшееся еще в детстве магическое ядро и он, не видя куда переступает, спотыкаясь на каждом шагу, вовсю колдовал цветы и дарил их женщине. Беспалочковым.
Последний в очередь подпрыгивал помолодевший Острозуб, которому я изменил имя на Остроклык, этим делая его совершенно новой личностью. Поработает, ох как поработает мой новоиспеченный поверенный деньгами на повышение финансового состояния моей семьи. Хотя, какое это имеет значения для нас с Гермионой, при наших-то Дарах от Смерти?



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Суббота, 20.06.2020, 20:46
 
kraaДата: Пятница, 27.03.2020, 15:06 | Сообщение # 71
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Глава уже беченная Al123pot.

Глава 21. Эпилог

Прошло уже пять лет после тех, для всех нас магов, эпохальных событий.
Не для всех эти годы принесли подъем, далеко не для всех.
Были недовольные среди обывателей, но протесты быстро затихли, когда каждый ощутил на себя воздействие хлынувшей в наш мир поток чистой магии из Междумирья.
Сказать, что я приобрел вес среди своих современников, значит ничего не сказать. Все стороны общественной жизни коснулся факт единовладения моей семьи доступа до этого сказочного место. Все решения принимались после одобрения мной и Гемионой.
Но в тиранов никто из нас не превратился. Зачем? Мы просто хотели жить своей молодой жизнью в свое удовольствие, вовремя обзавестись детишками, вырастить их, оставить им мир Земли и уйти. Междумирье ждало нас. А способность моей жены создавать новые Вселенные под заказ, открывала перед нами с потомками такие горизонты!... Ух!
Не завидуйте.
Есть обычные люди, которые тоже могут как моя Гермиона создавать миры, но только в своих мыслях. Пока живы. Встретившись со Смертью, если прожили честную, праведную жизнь, она им дарует ту же способность – создать свой персональный Рай и отправиться в нем накапливать знания, развиваться, усовершенствовать себя, чтобы, переродившись, подняться на следующую ступеньку эволюции. А тому кто, как наш завхоз Альбус Вульфрикович, вредил каждому встречному втемную все годы сознательной жизни, спасения не будет. За Граньи его ждет очень печальное приключение.

***
Литлл Уингинг, август 1993-ого года. Восемь вечера, пятница.

Смерть Пирса Полкисса позапрошлым летом не очень-то и задела мальчиков из банды Большого Дэ, как был известен в окресностях Тисовой белобрысый жирдяй Дадли Дурсль. Мой кузен. С Пирсом они дружили не то чтобы долгое время, каких-то три, от силы четыре месяцев. Но, даже мертвым, он оставил на невинных детских сознаниях свой темный отпечаток, меняя их душу кардинально. Если до знакомства с этим злым мальчиком дружки Дадли были обычными задаваками и мелкими хулиганами, после недлительного с ним общения, они восприняли всю его подлость, все его низкие замашки и зачастили в полицейский участок.
Вне зависимости от того, что банда вроде, как бы и распалась из-за того, что они стали посещать разные школы, а Дадли стал учится в интернате, но по уикендам они встречались и возобновляли все свои вредные привычки.
Побои ребятишек помладше, послабей или над тех, что делали ошибку выйти гулять в одиночку, не заканчивались лишь некоторыми ушибами и синяками. Дела иногда принимали весьма кровавую концовку, и поверженного ребенка Скорая уводила в Спешное отделение местной больницы. Домой к участникам банды Большого Дэ приходили представители порядка, Социальных и им приходилось посещать психолога своей школы. Их семьи, недовольные поведением наследника, наказывали тех урезанием карманных денег.
Ощутив на себя что это такое, быть нищим, те закономерно взялись за мелкие кражи из магазинов, кошельков из карманов встречных... Опять полиция ... Новые наказания от родителей. И так, по кругу.
Пока им не пришла в голову блестящая идея про „попить чай”. Реально они несколько раз ходили друг к другу, пили чай, вели себя прилично, играли в телевизионные приставки. В общем изображали из себя пай-мальчиков. Но раз в месяц, утром, родным они говорили, что опять идут к другу в гости пить чай, но – каждый из них указывал случайное имя этого друга, чтобы родители запутывались – и на автобусе удирали в „большой мир”. В свободное плавание.
За весь год это сработало всего несколько раз, но и этого им было предостаточно. В Лондоне они сделали свой первый „большой удар”. Из незакрытой сумочки старенькой, хорошо одетой дамочки, засмотревшейся на красивую куклу за витриной детского магазина, они сперли бумажник с двумя тысячами фунтов стерлингов. Сума почти космическая для мелких хулиганов.
Если их забеги заканчивались лишь кражами, все было бы поправимо. Но это было не все. Однажды, в одном из тихих парков соседнего пригородья они натворили такое, что потом вспоминать даже боялись. Об ЭТОМ они не говорили между собой, не заикались даже. А встретив на улице девчонку, краснели и отводили взгляд в сторону. Но та глупая пигалица так рвалась пищать, что им пришлось ее заткнуть. Иначе сбежались бы взрослые и всех их отправили бы в зону. А в зоне им не хотелось.
Что мешало этой дурынде просто отсосать и забыть? Не лежала бы сейчас в сырой земле под случайным деревом.

Постепенно все стало бледнеть и забываться. Так или иначе, летние каникулы членам банды обещали большие возможности для развлечения. После обеда они собирались в городском парке Литлл Уингинга, на глазах у всех. На виду они качались на качелях, обменялись впечатлениями от последнего просмотра Терминатора. Вообще, пускали пыль в глаза прохожим, родителям, соцработникам, соседям. Создавали впечатление взявшихся за ум парней, а в действительности они обговаривали свой следующий поход в Лондон. Незаработанные собственным трудом деньги имели печально известное свойство быстро кончаться, а предки наказание безденежьем-то не прекращали!
И что говорить, если в сознании каждого из мелких преступников тлела глубоко скрываемая надежда найти там, в большом городе, более сговорчивую девочку, которая согласится за некрупную купюру отсосать им. Почувствовать что это такое, чтобы хвастаться перед сверстниками. Гормоны с того, неназываемого, необсуждаемого случая, продолжали бурлить неудовлетворенные, мешая засыпать. А просыпались они мокрые и красными от стыда.
День был выбран, тактика и стратегия набега обдуманны, осталось всего лишь два дня до долгожданного выполнения всех их грез.

Автобус из Литлл Уингинга до центра Лондона к десяти часам утра был полупустым. Проверяющий скосил взгляд в их сторону, но счел вполне нормальным то, что кучка тринадцати-четырнадцати летних парнишек ехали одни. Они уселись на своих местах на последнем сиденье и молча ожидали начало поездки.
В последний момент в салон автобуса вошла пара молоденьких, их возраста ребят, одетых во все белое. Парень был высоким, темноволосым и загорелым. Темные очки скрывали его глаза, но его взгляд на себя сидящие на последнем сиденье хорошо почувствовали. Новоприбывший был наглецом, однозначно. Его надо было хорошо проучить, обмакнуть его в этой сверкающей белизной рубашке и брюках с идеально оглаженными стрелками в грязь мусорных ящиков, лишив его заранее этих его дорогущих кроссовок.
А девочка с ним ... Оооо, это было другая песня. Девочка была..., она была богиней! Длиннющие, до зада вьющиеся светло каштановые волосы пахли чем-то цветочным. Даже до занятого им последнего сиденья автобуса дошел этот пьянящий аромат. Цвет глаз скрывали темные, как у ее парня очки, но, бог с ним, с глазами-то. Ротик, ротик какой у девочки классный!
Она была в белом платьице из какой-то особенной материи, потому-что оно, хоть и белое, переливалось перламутровыми оттенками всех цветов радуги. И шелестело, шелестело... Обещало рай и ад одновременно.
Мальчики свели горящие взгляды вниз, чтобы впасть в еще более неописуемое восхищение. Ножки девочки были уже как у девушки – с закругленными коленками, но стройные, длинные, загорелые и обутые в босоножки на каблучках.
Вид этой девочки/девушки манил и завораживал. И все они, не сговариваясь заранее, молча пообещали себе, что закрыв сопровождающего ее парня в какой-нибудь мусорный бак, хорошо с ней поразвлекаются.

***
Я смотрел на своего дальше некуда ожиревшего кузена и его дружков и меня тошнило от отвращения. Ощутив мое напряжение, Гермиона сжала посильней мою руку и дернула меня присесть, а не таращиться на наших жертв.
Лишь повернувшись к ним спиной я почувствовал идущий с их стороны и уже хорошо заметный запах преступления. Ладошка девочки легла на мое колено и придавило вниз, чтобы дрожь не была заметна сидящей на соседнем с нами бабушке сиденье. Та, что-то со своей стороны все-таки почуяла, потому-что скосила в нашу сторону взгляд и присмотрелась.
Ведьма. С нами на автобусе ехала ведьма. Потом, вдруг, она улыбнулась и тихим, вибрирующим от волнения голосом спросила:
- Простите, что напрашиваюсь без разрешения, но вы ведь сам Лорд Хогвартса? А это, - пальцем с заостренным маникюром указала она на Гермиону, - ваша Леди?
Я вздохнул. После устроенного мной шторма в волшебном мире, меня даже маглорожденные маги возраста Дамблдора узнавали. И радовались случайной встречи. Не знаю чему или кому я обязан тем фактом, но маги, простоявшие в близком со мной соседстве даже несколько минут, здравствовали. Болячки уходили, здоровье поправлялось, магия усиливалась, молодели. Наверно, у каждого по-своему получалось получить свою удачу, но из-за этой моей способности, всякий раз, появись я среди волшебников, вокруг меня начиналась такая толкучка, что потерпев некоторое время, чтобы не разочаровывать своих подданых, я аппарировал обратно в Хогвартс и вместе с Гермионой надолго отдыхал в ее первом открывшемся мире.
Чтож, мне ничего не стоило сделать добро этой милой старушке, больше потому, что головка любимой жены слегка поднялась с моего плеча и кивнула бабке. Я верю чутью Гермионы, она добрых людей воздушно-капельным методом находит.
Я продвинул к бабушке свою раскрытую ладонь и в ней немедля легла ее сморщенная, с пятнышками ладошка. Я стиснул чуть-чуть, чтобы усилить контакт и влил соседке крошку из моей неисследованной пока силы.
Старушка задохнулась, покрылась испариной. Сжав до крови губы зубами, она закрыла глаза и предалась ощущениям. Как мне рассказал Аберфорт, когда я проделал с ним то же самое, что сейчас с бабушкой, мою особую силу он почувствовал как необжигающий огонь, который разливался до каждой клеточки его организма. Огонь, который изменил там все, выжигая лишь накопившегося в хромосомах ошибки, возвращая их первоначальный, незатронутый временем и возрастом вид.
У меня на глазах старушка стала молодеть. Поседевшие, стянутые тугым узелком волосы налились цветом, становясь темнорусыми и густыми. Шпильки из узла вылетели, освобождая роскошную прядь прекрасных волос. Кожа ее лица стала подтягиваться, лишаясь старческих пятен, бородавок, лишних женщине волосков. Щеки заполнились и округлились, по ним заиграл румянец. Веки, ранее прикрывавшие глаза ведьмы встрепенулись от внезапно выросших длинных и густых ресниц. Тонкие, вразлет бровки дерзко очертили глаза.
- Мерлин, какое божественное ощущение! – воскликнула ведьма, резко открыв глаза цвета ..., хм, не знаю как называется этот цвет, смесь зеленого и светло коричневого. Засмеявшись, у нее на щеках появились веселые ямочки. – Лорд, Леди! Я вам обязана до конца своей жизни. Меня зовут Берта Боттс, вы мое имя слышали?
- Конфетки Берти Боттс? – удивилась Гермиона.
- Те самые, Леди!
Я хмыкнул и краешком рта улыбнулся ста..., дамочке:
- Не пропадете, да?
- Нет, не пропаду. Но, если моя помощь, любая помощь вам, милорд и миледи, понадобится, я клянусь своей магией, всегда приду и помогу. Чем могу.
Золотистое сияние клятвы подтвердило слова миссис Боггс и я отпустил ее руку.
Та вынула палочку и легонько провела ее по сеея. Сразу ее одежды старушки изменились на короткое, выше колено пестрое платье и босоножки на высоком каблуке. Маникюр стал ярко красным, далее она продолжила выше, но мне стало бнеинтересно и я отклонил свой взгляд, устремив его вперед, чтобы узнать приехали ли мы уже на остановку, где обычно вылезают Дадли с бандой.
Еще не доехали, но были уже близко. Я повернул голову назад, чтобы посмотреть на свои жертвы. Те стояли как холодной водой облитыми. Остальные не поняли до конца чему конкретно стали свидетелями, но не и Дадли. Он сидел с побледневшим лицом и смотрел на меня взглядом узнавания. И страха. Я мелком просканировал его сознания. Дадли вдруг вспомнил подзабытой картины побитого на шпиле кладбищенской оградки высушенного трупа Пирса Полкисса. Вспомнил, что обещал – нет, божился и клялся мне, что никогда, ни при каких-либо обстоятельствах не продолжит дружить с отморозками из своей бывшей банды.
Но я встретил его с Гордоном, Дереком и Малькольмом вместе, во время их не первой куда-то поездки с противозаконными намерениями. Ага-ага, и с нехорошими намерениями насчет меня. Но я не в счет, мы с ними в догонялки не впервые играем. Они с моей женой, с моей ненаглядной Гермионой думали издеваться!
Я снял очки и посмотрел на мальчиков на последнем сиденье своим фирменным взглядом. Саххеш говорил мне, что в такой момент угадывается моя анимагическая форма, потому что радужная оболочка моих глаз размером увеличивается, становится ярче, а зрачки суживаются становясь вертикальными черточками. Для маглов жуткое зрелище. Те, заметив изменения во мне, тесно прижимаются к своему главатарю Дадли, но тот дрожит больше всех. Потому что знает что их в дальнейшем ничего лучшего не ожидает.
- Может, не надо, - до меня какбы издалека доносится голос миссис Боггс.
- Не вмешивайтесь, мадам! – резко прерывает ее Гермиона. – Это семейные дела Гарри. Даже я просто зрителем побуду.
Автобус останавливается. Я, прощаясь с нашей попутчицей, махнув рукой, чтобы та перестала благодарить, кивнул головой Дадли и тот несмело пошатнулся к выходу, За ним чередой поплелись один за другим его дружки. Процессию закончили мы с женой.
В самом далеком уголке городских кладбищ, где лежали давно умершие и всем забытые люди, могилы которых тонули в зарослях и ковре несобранной много лет листвой, мы аппарировали всю группу кузеновых отморозков. Те дрожали, бледнели и затравленно подглядывали на меня, внезапно вспомнив прошлое лето и случай на кладбище своего родного городка. Теперь уже поняли кто Пирсу Полкиссу устроил ту ужасную, необычную смерть.
- Ну, граждане преступники малолетние, говорите! – обратился я к ним. – Рассказывайте как прошел ваш год, чего вы натворили. Дадли, ты первый!
Мой жирный кузен потел как в воду опущенный. Ну, скоро высохнет.
- Гарри, я ничего, это все они! – стал оправдываться он, не замечая удивленные глаза своих дружков. – Клянусь, я только смотрел, все сделали они.
- Дад, ты че? – воскликнул Дерек. – Это ты держал малявку, пока я снимал с ней трусы...
- Что-а? - возвысился голос Гермионы и полог тишины над нами замерцал, принимая ее выброс силы себе на усиления.
- Тише, тише, милая! Не вмешивайся, это мои разборки, моя месть и мое наказание. - Девочка рядом сникла, замолкнув. – А вы, паразиты что сморозили дальше?
- Что-что, того, - вздернул бородку Гордон, очевидно гордясь собой. – В конце, прикопали ее.
Дааа, дело было хуже, чем я думал.
- Гордон, посмотри мне в глаза и хорошенько подумай где закопали девочку.
Всхлип Дадли привлек мое внимание. Перед штанов моего толстого, избалованного кузена быстро темнел от непроизволного мочеиспускания. Описался, короче.
Гордон послушно вытаращился и в его мыслях я увидел место под деревом в парке.
- Хватайтесь за руки, я всех нас перемещу, - крикнул я и через секунду мы оказались под кроной молодого дубка в незнакомом парке. Рядом сотволом дерева висел призрак маленькой, восьми-девятилетней девочки с двумя хвостиками на головке и припущенными шортиками на коленях.
- Бедная девочка, - всхлипнула тресящаяса от жалости Гермиона.
- Смотри, - привлек я ее внимание к своим действиям. – Девочка, скажи мне как тебя зовут. – Я поднял руку, тыльной стороной к ней, чтобы та заметила невидимый для живых знак Смерти на коже.
- Меня звали Зои, - встрепенувшись ответила мне призрак. – Зачем привел ко мне этих ужасных мальчишек, они сделали мне больно, обижали, наконец убили.
- Зои, ты осталась здесь потому что они все еще живы и ты неотомщенна. Я помогу тебе, Занавес откроется и ты сможешь уйти на перерождение.
Ее личико сморщилось и по щечкам потекли призрачные слезы.
- А можно мне опять у моей мамочки родиться? – попросила она, не заметив, что поставила меня в тупик. Я не знал могу ли устроить ей это.
- Я могу тебе помочь, Зои, но только если твоя мама уже беременна, - внезапно сказала Гермиона. – Но сначала ты должна сделать то, что прикажет тебе мой муж.
Девочка-призрак плеснула руками, не произведя реальный звук, который могли бы услышать ее будущие жертвы. Они ее и не видят вобщем. Кроме Дадли, который сквиб.
- Вы женаты? – пискнула Зои. – Я тоже хочу замуж.
- Потом, потом, Зои, - остановил ее восторги я. – Посмотри на мальчиков и укажи на того, кто обидел тебя больше всех.
Она проплыла вперед и указала на Дерека.
- Скажѝ мне, милая, кто из них снял твои трусики? – Она снова указала на Дерека. – Что еще они делали?
- Они трогали меня... там, потом трогали себя... Потом щипали, кусали, в конце придушили, - она навзрыд плакала, но я должен был знать все.
- Кто душил? – Она указала на Малкольма. – А этот, толстенький, что делал?
- Этот? Он дергал остальных прочь от меня, плакал и кричал остановиться. Но копал мне гроб руками, как все другие.
- Хорошо. Теперь, милая, подумай хорошенько. Ты хочешь их наказать? – Та кивнула головкой. – Ладно. Начинаем с тем, кто душил тебя. Представь себе, что держишь его ручками – сбежать он не сможет, и кусаешь его. А потом пьешь из него как соломкой сок пила. Поняла? – Та снова затрясла хвостиками. – Тогда вперед, Зои.

Своего поседевшего кузена я лично отвел домой и передал испуганной моим появлением тете на руки. На ее чуть не сорвавшихся с губ протесты кузен, махнув рукой, просто сказал:
- Я сам виноват, мама, - и отбыл наверх в свою комнату.
Выскочившего и попытавшего качать права Вернона остановила Гермиона, приласкав того Ступефаем и тот в конце полета, прилег на диване обдумывать свое отношение к своим непростым, но родным племянником.
- Гарри, что случилось? – Спросила, проследив глазами полет своего китообразного мужа до его приземления на диван, тетя Петуния.
- Случилось то, тетя, что дружки Дадли прошлой осенью пытались насиловать маленькую девочку в Лондоне. Слава Богу, не успели, потому что сами они еще дети, но это никак не помогло бедной девочке. Они ее придушили и закопали. – Тетя, бледная как ее любимый фарфоровый сервиз, прикрыла свой рот рукой и перестала дышать. – Дадли в этом не участвовал, остался только свидетелем. Но помогал закапывать трупик. Поэтому, он остался после мести призрака погибшей живым. Я в его разум внес свои коррективы, он будет помнить всю жизнь свое преступление, но не сможет никому ничего рассказать. Вы с дядей тоже, кстати. Я рассказываю это тебе, потому что утром найдут повешанные на ветках одного дерева в том парке высушенные досуха трупы всех друзей Дадли. Придут полицейские. Вы им скажѝте, что Дадли три дня уже болеет гриппом, ходит с высокой температурой, по двадцать раз здоровается с белым другом и никуда не может выходить. Я обо всем позаботился, - закончил я и прислушался к сливанию воды в унитазе на вернем этаже.
- А волосы придут в порядке к утру, не бойтесь, миссис Дурсль, - вмешалась Гермиона. – А не угостите ли родственников завтраком и хорошим чаем, случайно?
- Знакомьтесь. Тетя, это моя жена, миссис Гермиона Джейн Поттер, Леди Слизерин.
Глаза тети Петунии становятся круглыми и размером с чайных блюдец, которых на тот момент вынимала из буфета в гостиной. С своего места на диване фыркнул дядя Вернон, но замолк, когда я посмотрел в его сторону.
- Тетя, бросай этого. Разводись, а? Я подлечу твои магические каналы, твое ядро, заберем тебя с Дадли в Хогвартс. Будем там жить. А этот пусть дальше сам плавает. Тебе в подарок Альбус Дамблдор на должности завхоза моего замка. Что скажешь?
Глаза тети Петунии загорелись как две звездочки.
Скажу вам в конце, чтобы не удивлялись моему решению – семья есть семья. Родная кровь не водица, чтобы проливать ее по сточным трубам. Петуния – сестра моей матери. Я забуду все плохого, что между нами случилось, я великодушный. Приму Дадли в свою семью в качестве побочной ветви, найду ему ведьму в невесты, пусть плодятся и рожают мне племянников.
Я посмотрел в глаза моей Гермионы, нашел в них понимание, согласие и восхищение. Притянул ее к своему сердцу, зарыл нос в ее пушистые сладко пахнущие волосы и вздохнул.
Жить можно. И нужно. Не только наслаждаясь, но и работая своей работой Повелителя Серого мира, помогая неушедшим уйти и добываясь справедливости в каждом отдельно взятом случае.

~ ~ ~ К О Н Е Ц ~ ~ ~



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 21.07.2020, 01:59
 
SvetaRДата: Суббота, 28.03.2020, 01:18 | Сообщение # 72
Высший друид
Сообщений: 843
« 240 »
С завершением истории!


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
kp487021Дата: Воскресенье, 29.03.2020, 16:54 | Сообщение # 73
Ночной стрелок
Сообщений: 75
« 34 »
Главный герой не смотря ни на что остался добрее, чем многие другие в схожих обстоятельствах. И я в том числе. Может и не убил бы, но простить и принять не смог бы. Просто выкинул бы из памяти. Спасибо за историю. Удачи, здоровья и вдохновения к нашему общему благу!!!
 
kraaДата: Пятница, 03.04.2020, 02:00 | Сообщение # 74
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Спасибо. К нашемуобщему благу, яопять без беты осталась.
Но, на днях начну выкладывать новый фик, потому что чего там пылиться в компе?



Без паника!!!
 
Al123potДата: Вторник, 09.06.2020, 05:57 | Сообщение # 75
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата kraa ()
Предупреждаю, глава небеченная.

kraa, решил немного поправить текст двадцатой главы как закончу пришлю документ со своими правками тебе на почту, но всё равно если найдёшь бету советую покажи ей(ему) то, что я наисправлял прежде, чем выкладывать.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Вторник, 09.06.2020, 05:57
 
kraaДата: Суббота, 20.06.2020, 21:11 | Сообщение # 76
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2843
« 1628 »
Al123pot, откуда бету взять, если все ходят задрав нос к небу. Ленивые они все.
Я ответила тебе на ЛС, но забыла сказать, что на Яндексе мне неудобно. Я ископировала текст, но он отобразился в ворде единым, сплошным текстом. Без оформления, без правок, ничего. Так, что я по каждому слову смотрела и переписывала.
Мою почту знаешь, отправляй там, если хочешь.
Но я очень благодарна тебе, знай это.



Без паника!!!
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Залп самодельного оружия просчитать невозможно (по-старому, ничего не поменялось)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: