Армия Запретного леса

Четверг, 28.10.2021, 07:27
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг продлен на 2021 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг продлен на 2021 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Залп самодельного оружия просчитать невозможно (по-старому, ничего не поменялось)
Залп самодельного оружия просчитать невозможно
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:33 | Сообщение # 1
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Залп самодельного оружия просчитать невозможно
Автор: kraa
бета-редактор: anexdia, Al123pot -20 и 21 глава
Жанр: Общий, драма
Размер: миди-макси
Пейринг: Не ожидается, но, если появится, будет, как всегда, ГП/ГГ
Рейтинг: РГ-13
Статус: Закончен
Самари: В хогвартсе Гарри находит себе защитника и опекуна. И жизнь Мальчика-который-еле-ожил резко меняется.

Предупреждение: Как обычно, будет много, много смертей!!!
Отказ: Все принадлежит тетушке Ро. Мои только паралельные миры.

Привет всем!



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 21.07.2020, 02:10
 
kp487021Дата: Среда, 26.02.2020, 20:11 | Сообщение # 61
Ночной стрелок
Сообщений: 76
« 34 »
Уважаемый Автор! Вы крайне прозорливо изменили название произведения. Это никакое не ружье. Это был полноценный залп РСЗО "Град"! А с Гермионой я не угадал. Троль мне по прорицаниям. Но так и должно быть, иначе читать было бы неинтересно!
 
kraaДата: Среда, 18.03.2020, 01:34 | Сообщение # 62
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Новая глава написана, но бета что-то хандрит, опаздывает с правкой.


Без паника!!!
 
kraaДата: Пятница, 27.03.2020, 02:03 | Сообщение # 63
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Так, бета потерялась. Чтобы не ждали, хотите выложу небеченные главы? Они только две. Фик закончен.


Без паника!!!
 
AllemanДата: Пятница, 27.03.2020, 10:06 | Сообщение # 64
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
Выкладывайте, бета еще та была
 
kraaДата: Пятница, 27.03.2020, 15:04 | Сообщение # 65
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Глава уже беченная Al123pot.

Глава 20.

Чтобы продолжить исследования степени моего родства с мисс Грейнджер, я пригласил ее и своего поверенного в мои так называемые хоромы.
Мой древний предок, Салазар Слизерин, насмешливо следил за манипуляциями Острозуба, время от времени подмигивая мне. Моя гостья с трудом сдерживала свой нрав, чтобы не завалить до макушки меня, и ухмыляющегося с портрета волшебника вопросами. А почему бы и не гоблина тоже?
Тем временем тот же гоблин макал специальный пергамент в ванночке с зельем, куда заранее она капнула несколько капель крови из ранки на пальце. Я что делал – ну, я во все глаза следил за появляющихся на нем словами и именами. Упомянул ли раньше, что эта особа, распределившаяся по ошибке на Гриффиндоре, факультет отважных и безбашенных, меня очень интересовала? Из-за моих снов. Она стала бы, отправь меня Шляпа туда, куда меня толкали все кому не лень – Хагрид, шайка Уизлей, Макгонагалл, директор Дамблдор – моим единственным, верным лично мне, а не моей навязанной славе, другом. Всегда рядом, всегда приходящей мне в помощь. Отчаявшись, что я, слепый придурок, однажды увижу ее настоящую. Замечу ее не бросающуюся в глаза красоту, ее незаурядный ум, феноменальную память, высокий уровень магической мощи. Дурень был я в той жизни, пень пнем, дуб дубом!
В этой жизни я не хотел, чтобы она была бы мне подругой. Я надеялся, что наше с ней родство не так близко, чтобы...
Мои размышления прервал зычный голос Острозуба:
- Можете уже посмотреть, милорд. Мисс!
Он вытащил впитавший всю жидкость из ванночки пергамент на поверхность стола и еще мокрый, повернул его правильной стороной к нам, чтобы мы смогли прочитать и познакомиться с его содержанием.

Гермиона Джин Грейнджер – Возродившаяся кровь.
Отец: Ричард Бенедикт Грейнджер, сквиб. Правнук Гектора Дагворт-Грейнджера.


Вот-вот! Кто об этом первый догадался, Драко Малфой?

Мать: Хэлен Мария Грейнджер, в девичестве Филч, сквиб. Внучка бастарда Флимонта Поттера, Эмилио Филч - непризнанный им.

Вот опять, приплыли, как говорится. Выскочило из ниоткуда имя совершенно неизвестного мне и с „того”, и с „другого” миров родственника. Некий Флимонт Поттер и его бастард Эмилио, которые роднили меня с девочкой. А почему он не признал сына? Может быть он был сквибом, что ли?
- Острозуб, я удивлен. Кто эти Поттеры? – воскликнул я, тыкая пальцем в имя Флимонта, рядом с которым стояло имя некоей Юфимии. Но не забывал следить периферийным зрением за реакции Гермионы. И совсем вовремя, потому что ее начало трясти мелкой дрожью, а лицо побледнело как перед обмороком. – Гермиона, тебе плохо?
Она, так же трясясь закачала головой, отрицая свое состояние. Вот же упрямая!
Острозуб, опережая моего на это запроса, сам вытащил из папки новый пергамент для определения фамильного древа и поставил его на столе рядом с ванночкой. Для определения моих корней. Вылив туда новую порцию выявляющее кровное родство зелья, он протянул мне серебряный кинжал. Одним глазом подглядывая за состоянием девочки, я надрезал себе руку и капнул в ванночку несколько капель крови. Гоблин опустил внутрь пергамент.
Через положенное время я мог уже читать появившиеся на нем имена и степень их родства с основной линией рода Поттер.
Моим отцом был Джеймс Карлус Поттер, в этом я не сомневался. Дедом у меня был Карлус Гарнет Поттер, бабушкой - Дорея Блэк. Карлус был последним, кто принял главенство рода Поттер, так как мой отец Джеймс это главенство принять отказался. Или фамильная магия его отвергла. Надо позже спросить у Острозуба.
Родились Карлус и Дорея в 1939-ом году, поженились двадцатилетними в 59-ом году. Единственного своего сыночка они родили на год позже. Три месяца спустя по неясной причине, оба погибли в один день и мой отец, будучи еще младенцем, остался круглым сиротой.
И тогда эти незнакомые мне Флимонт и Юфимия Поттер появились как черт из табакерки, предъявив свои права на опекунство. Будучи сиротке единственными кровными родичами и из той же семьи - были они ему то ли внучатыми дедушкой с бабушкой, то ли прадедушкой с прабабушкой. Я всмотрелся в боковую линию моей семьи – да, родство довольно далекое, но имя есть имя. Поттеры. Флимонт с Юфимией наверно были ровесниками самого Альбуса Дамблдора, и на момент установления опекунства над Джеймсом собственных детей у них не было. По крайней мере, семейное древо таких не указывало, ни живых, ни мертвых. Хотя, если посмотреть слегка под углом, из кружочка Флимонта выходила некая поблекшая линия, ведущая к такому же еле заметному овалу. Внутри которого стояло чье-то имя.
- Острозуб, это имя не того же Эмилио, о котором говорилось в древе Гермионы? – указал я пальцем на неясную отметину.
Мы трое живых склонились над пергаментом.
- Капните капельку гоблинской крови, чтобы стало читаемо, - выдал Салазар с портрета.
Острозуб не медля и секунду сразу выполнил указание нарисованного Основателя Хогвартса. Капля темно красной, почти черной крови, упав на почти незаметное пятно, впиталась в пергамент, вырисовывая загогулины. Линии, соединяясь, выписали одно короткое „Эмилио – непризнанный бастард”. Ни когда родился, ни кто была его мать.
А потом, из кружка, в котором стояло имя моего отца протянулась серая линия к паре Флимонта и Юфимии и, уже там возникало по-новому, словно тот был ИХ сыном. Блин, они взяли Джеймса вроде бы, на воспитании. В действительности, они его усыновили, перенося от Карлуса на себе основную линию Поттеров.
Понимаю почему магия моего отца в лорды рода не приняла. Дела в магическом мире так не делаются, та пара совсем уж неосведомленной была или что?
Что они такое проделали, что Род отверг своего единственного наследника? Я посмотрел на Острозуба, постукивая на появившимся кружочке с именем отца по соседству с именем Флимонта.
- Я тоже удивился, когда кольцо Лорда соскользнуло с пальца Джеймса, милорд. С того времени, я над этим феноменом думаю. Лишь сегодня я могу предположить почему такое стряслось. По-моему, старшая бездетная пара как-то замешана в ... не смею такое утверждать, я лишь предполагаю, уж простите. – Я, навострив слух, рассеяно кивнул. – Правильно было бы, приняв осиротевшего правнука, Флимонту и Юфимии надо было принять на себя лишь роль регентов при наследнике Рода. Договор Министерства с ними был такого содержания. Но они решили перехитрить министерских, нас в Гринготтсе, себя и довлеющий над ними родственный долг. Они решили стать наследнику родителями, таким образом перетянув на себя главенство рода и, я думаю, возможность владеть родовым имуществом. Я видел их только один раз, когда они пожелали войти в свои „законные” права. Безуспешно, по-моему. Тогда с делами Поттеров работал мой отец, я мимо проходил, поинтересовался, отец огрызнулся, что пока жив, никто дорогу ему не пересечет. И я отступил.
- Вижу, Острозуб, что они тоже недолго жили, - заметил я год кончины Флимонта и Юфимии.
- Да, это так. Они тоже погибли, на этот раз по установленной врачами в Святом Мунго причине – драконьей оспе, в самом начале тысяче девятьсот семьдесят седьмого года. Дальше уже вы все знаете. Странность, однако. Этим периодом, год-два, не больше, подкосило много взрослых волшебников, глав своих семей...
Я посмотрел на подглядывающую у меня из-за плеча Гермиону и испугался. Она была на грани магического выброса. Вокруг нее рябило и искрилось золотистое сияние, волнами расходясь прочь от девочки. Что делать? В подобных случаях мои трижды клятые родственники давали мне оплеуху, и я затыкал свою магию в себя поглубже, чтобы не давать основание тем сорваться на меня. Но ударить Гермиону – ни за что!
Поэтому я обхватил ее лицо своими ладонями, посмотрел в глаза, поцеловал кончик ее вздернутого носика и начал ее уговаривать:
- Гермиона, успокойся! Нечего тут волноваться, мы просто очень, очень дальные родственники. Все в порядке, ты не волнуйся...
Ее глаза наполнились слезами, из-за чего они заблестели как две звезды. Ее лицо зарумянилось, делая ее трогательной и настолько миленькой, что я не удержался и прижал ее к себе. Вдруг она начала всхлипывать у меня на плече, но всхлипы эти были особые, чудные. Я таких никогда раньше не слышал. Гермиона, рыдая, словно запела:
- Ааа, оооооо, ииееей, ооооо...
И случилось необъяснимое. Расходящиеся от нас пузыри переливающейся золотым с розовым цветом мглы уплотнились, нас затопило ощущение первозданной магии. Я слегка отстранил девочку от себя, чтобы посмотреть, что с ней происходит и увидел, что эти волны исходят из ее рта, пока та продолжала плакать. На стене напротив моего обалдевшего от удивления нарисованного предка и за спиной резко повернувшегося в ту же сторону Острозуба, я увидел появляющейся как в кино, экран. Я повернул Гермиону лицом к этой завораживающей картине. Та продолжала плакать/петь не уставая, а экран начал разрастаться.
Тогда на нем стали выступать детали неведомого нами четырьмя мира.
Огромный, простирающийся до самого горизонта, волнообразного из-за далеких возвышенностей, дремучий лес. Через него текла широкая, не слишком полноводная река. Сквозь прозрачную воду на дне были видны валуны, среди которых мелькали темные тени рыбин. Берега по обе стороны реки покрывал блестящий золотой песок. Под сенью деревьев вдоль пляжей тянулся пояс кустов с аппетитными на вид красными ягодами на ветках. В глубине леса жили птицы, чье оглушительное пение заполняло воздух ощущением радости.
- Гарнет, слышь меня! – воскликнул Салазар. – Знаешь, что девочка Гермиона сделала? Она открыла проход к новому миру, Гарнет! Или сама создала этот новый мир! Удивительный Дар, ааах. Я горжусь своими потомками, мое посмертие наконец обрадовало меня, старика. Парень, сразу женись на ней, не упускай такой подарок судьбы, иначе будешь всю жизнь сожалеть.
Вот так. А я и не думал упускать свой шанс, только не намеревался так рано приступать к этому. Ну, что же. Раз надо, так надо.
Гермиона растерянно смотрела на нас с Салазаром, лучезарно улыбнувшись нам обоим.
Острозуб кашлянул, привлекая внимание к себе.
Я повернулся к нему, и он безмолвно подал мне в руки коробку с двумя кольцами на бархатной подушечке внутри нее. И откуда, скажите, он все знает?

Час спустя, вернувшись обратно из созданного моей новообретенной женой мира, я грохнулся – настолько, настолько может грохнуться сорока килограммовый подросток – на первом повернувшемся перед глазами кресле и обратился к моим напарникам по приключению.
- Острозуб, Герми, что вы заметили?
- Там воздух пахнет цветами, Гарри, - ответила мне девочка, прикрыв глаза и сделав покрасневшими губками бантиком. – А ягоды вкуснющие! Птицы такие пестрые, как бабочки, ты заметил? Солнышко теплое-теплое, небо голубое... Таким я совсем уж ребенком представляла себе Рай.
- Песок содержит золотых песчинок, милорд. Я не смею надеется... Это, конечно, ваше право, но на этом песке я, полежав на несколько минут, почувствовал себя здоровей и моложе. Хотя, зачем мне это? - закончил мой поверенный деньгами печально. Он ждал терпеливо мой окончательный приговор.
- Герми, милая, с тобой такое раньше случалось? Чтобы спев мелодию и открывалось окно в новый мир?
Она призадумалась и отрицательно покачала головой.
- Нет, никогда раньше. Но, после Мунго мне однажды показалось, что...
- А что случилось с тобой в Мунго, Герми?
- Случилось то, что врачи позволили мне немножко умереть.
Мдааа, наследственность не прощает, как говорится. Смерть явилась и к этой не выявленной миру Поттер и отдарила ее своеобразным Даром.
Меня распирала настоящая гордость. Классно карты на этот раз легли для меня. Нет, для нас обоих.
- Гермиона, вечером я должен отправиться куда-то еще. Не сопроводишь ли ты меня? – спросил я девочку, подмигнув чем-то напыщенно раздумывающему Салазару.
- Куда? – спросила она, слегка поддавшись вперед со своего места в соседнем кресле.
- В Междумирье. Надо проводить там нашего, тоесть, твоего... – Я призадумался и решил для себя: - Ну, все-таки, нашего общего с тобой родственника, Аргуса Филча и его кошку, чтобы попробовать вернуть ей человеческий вид.
- Завхоза Филча? – воскликнула она, оттолкнувшись назад. Ее маленькая ладошка прикрыла ее рот и она часто-часто захлопала глазами. – Ааа, ну я же... Ха, ооо! Мой прадедушка, Эмилио Филч, девичья фамилия моей мамы... Конечно, приду.
Я посмотрел на остолбенело стоящего рядом с нами гоблина, немигающим взглядом отдалившегося от здешних реалий в свои высокие эмпиреи, вероятно вспоминая тот золотистый песок в мире Гермионы.
- Острозуб, эхооо, отзовись! – дернул я его за полы черного сюртука. Он непонимающе посмотрел на меня. – Слушай меня внимательно, сегодня, в связи с нашей с Гермионочкой свадебной договоренностью, я добрый. Дарую тебе твою жизнь. Не опрощаю твои грехи, но твоя голова останется на твоих плечах. Беру тебя с собой в Междумирье, там у тебя наступит Просветление и очистятся мозги. Вернешься оттуда как новорожденный, принесешь мне новую клятву, пожестче. Процент оплаты твоей работы я уменьшу. Зато, если моя супруга позволит, будем тебя приглашать в ее новый мир лежать и рыться вдоволь в золотом песку, есть те рыбины, которые водятся в тех водах и так далее. Согласен?
Вы видели плачущего гоблина? Я тоже не видел до сих пор.
Посмотрев на него трясущегося на коленях передо мной, мне показалось, что я видел уже все в этой жизни.
Но, не будем пророчествовать, это не наша стезя.

В Большом зале, на следующий день, нас ждал новый сюрприз в виде Аберфорта Дамблдора, явившегося во время обеденного перерыва. Студенты чинно и тихо принимали пищу, даже Рональд Уизли, обычно создававший вокруг себя вакуум, всасывающий прямо в него все съедобное, на этот раз не смел возникать. Его братья-близнецы молчали в тряпочку, исподлобья подглядывая на своих мертвецки бледных родителей, сидящих за преподавательским столом.
Ожидалось появление счастливой парочки Альбуса с Джиневрой, но прибыл их самый ближайший родственник.
Аберфорт был одновременно и похож, и совсем не похож на своего знаменитого братца Альбуса-много должностей. Те же синие глаза, та же худощавая фигура, та же походка. Но он был гладко выбритым, коротко стриженным и одет был в сюртук и брюки, а не в мантии до пола, цвета „вырвиглаз”.
Войдя в обеденный зал, он осмотрелся и, заметив меня, сидящим с моей женушкой за отдельным столом, который стоял на постаменте, немедля отправился к нам.
Интересно, как мог посторонний человек проникнуть сквозь Защиту замковой территории? Или я лопухнулся и сразу включил Хогсмид в эти самые территории? Наверно, так и получилось. При этом, вместе с проживающими в призамковом поселке. Ойейей, надо сразу заняться этим проблемой, иначе эти люди не смогут выбраться из своего поселения, без моего на то разрешения. Вернуться обратно тоже.
- Герми, запишѝ, пожалуйста в список наших дел переработку защиту моих территорий. Видишь мистера Дамблдора?
- Ты с этим мужчиной знаком? – кивнула она бородкой на степенно приближающегося Аберфорта.
- Официально нет. В действительности – да.
Тем временем брат нашего все-еще-директора дошел до лестничных ступенек возвышенности и остановился. Сдержанно наклонив голову, он заговорил:
- Лорд Хогвартс, разрешите представиться! – Я кивнул одобрительно. – Меня зовут Аберфорт Дамблдор, я брат директора школы Колдовства и собственник небезызвестного в Хогсмиде паба „Кабанья голова”. Вчера до меня дошли скандальные новости, что мой братик доигрался в конец и на старости лет женился на девочке, не достигшей возраста первого курса обучения. Я удручен и возмущен! Но, должен напрямую сказать, что мой братишка не по этой, ... как сказать? Не по женской части, вот.
Я ухмыльнулся. Нетрадиционная ориентация Альбуса ПВБ Дамблдора была мне хорошо известна с „той” жизни. Месть моя, хотя восторжествовала она не по моей инициативе, была даже на мой взгляд очень, очень мерзка.
- Вне зависимости от его желаний, он ДОЛЖЕН будет консумировать брак немедленно, потому что ОН САМ себя поймал в эту ловушку.
Аберфорт неожиданно сверкнул глазами точь-в-точь как свой брат, и злорадо хмыкнул, почесав коротко стриженную, типа „канадской ливады” голову.
- А ловушка эта? ... – не закончив свой вопрос до конца сказал он.
- А ловушка была устроена мне. Им же, как и семейкой его невесты.
Зал, как стало обычно в последнее время, затаил дыхания, чтобы не пропустить ничего из новостей. И вовремя доложить письмом родне. Совиную почту я преднамеренно не закрыл.
Брат директора нервно переступал с ноги на ногу, не решаясь озвучить свою просьбу. А то, что она будет, к гадалке не ходѝ. Гадалка, которая Сибила Треллони, сама присутствовала здесь, в зале суда..., хех! Наконец, тот собрал смелость и начал:
- Видите ли, тут такое дело ... Девочка эта, как ее там, - Кто-то из студентов хихикнув, крикнул „Джиневра”. Братья Уизли, все числом шесть, сидящие за столом Гриффиндора, сжались, стараясь быть невидимыми. – Да, да, слыхал я. Джинивера эта, должна будет родить, вот. Но она маленькая еще, ребенок она. Как это будет?
Вот о чем он беспокоился! Я поспешил его успокоить. Все-таки, Аберфорт ни мне лично ничего плохого не сделал, ни моему роду, ни моим друзьям.
- Мистер Снейп, наш преподаватель по Зелеварению сварил молодоженам каждому по зелью. Будет у вас племянник, мистер Аберфорт, будет.
- Племянник этот, если будет, что с мамочкой своей сделает? Выпьет он ее полностью, да?
- Да. Боюсь, что всю оставшуюся жизнь миссис Дамблдор проживет сквибом. Если второй раз выйдет замуж, после, хм, кончины своего престарелого мужа, - я замолчал, давая время своим слушателям осмыслить сведения о женитьбе директора школы. – Простите, но разница в возрасте ведь велика! Таак, да больше у Джиневры детей не будет, хотел сказать.
- Ну, должен признаться, мне все равно, что с малявкой будет. Я не такой черствый, но не только мне кажется, эта девка не так уж невинна, нет?
- Вы правы. Детей, знаете, всяких бывают. Некоторые уже злыми и подлыми рождаются. Озвучьте, наконец свою просьбу, мистер Аберфорт.
Тот стал нервно потирать свои широкие ладони.
- Я знаю, прочитал я, что после акта консумации брака, виновная сторона теряет магию.
Я улыбнулся как объевшийся сметаной кот.
- Все верно.
- Значит, раз виновная сторона мой мерзкий брат, он тоже осквибится?
- Да. Он и так в детстве был волшебником не очень, да? – спросил я.
Тот кивнул удрученно. А потом я чуть не упал со стула, услышав:
- Можно мне принять как моего ребенка неродившегося младенца?
Вот значит как. Неожиданно!
Я посмотрел на окаменевшее лицо миссис Уизли, которая глазами удава смотрела на Аберфорта.
- Нет! – крикнула она. – Я не позволю моей кровиночки расти вдали от меня.
Она дура, что ли? Хотя, чему я удивляюсь. Конечно дура. Родившаяся Прюэтт, наследница уважаемой семьи, хорошенькая собой девица, плюнув на себя и на родственников, вышла за Предателя крови, народила орду бесполезных, до конца обнаглевших сорванцов. Кого она винит, если не себя любимую?
- Миссис Уизли, умерьте свои претензий, вы не в вашей „Дыре”! – прервал ее крики я. – Мистер Аберфорт в своем праве, он о вашем внуке думает, не о себе. Над младенцем надо провести сразу после рождения обряд отсекания от рода матери, чтобы на него не перешло ваше клеймо „Предателей крови”. Тоесть, чтобы ваш внук рос здоровым и с чистой магией, он не должен оставаться вашим внуком. Ваш зять, Альбус тоже будет сквибом, и его никто не будет спрашивать. – Я ударяю золотой ложкой по золотому звонку на своем столу и Гермиона смотрит на меня блестящими от волнения и любопытства глазами. – Слушайте мой вердикт! Ребенок, который родится от брака Альбуса и Джиневры Дамблдор будет передан его родному дяде, мистеру Аберфорту Дамблдору на воспитание. Вы свободны, сэр.
Пожилой волшебник уважительно стоявший перед постаментом, на котором обедали мы с Гермионой, с благодарностью поклонился нам обоим и шаркая подошвами сапог, вышел из Большого зала.
Все присутствующие, кроме членов семьи Уизли, заговорили, обсуждая новостей.
Пусть обсуждают. Мне-то что? Я доволен собой и своими решениями.

Утром я вернулся из Междумирья под ручкой с веселой Гермионочкой. Наш дальний родственник, Аргус Филч, сияя как новенький золотой галеон, вел за руку улыбающуюся красавицу, женщину в возрасте. Его будущая жена, вдова миссис Норрис. Ночь в Междумирье вылечила его схлопнувшееся еще в детстве магическое ядро и он, не видя куда переступает, спотыкаясь на каждом шагу, вовсю колдовал цветы и дарил их женщине. Беспалочковым.
Последний в очередь подпрыгивал помолодевший Острозуб, которому я изменил имя на Остроклык, этим делая его совершенно новой личностью. Поработает, ох как поработает мой новоиспеченный поверенный деньгами на повышение финансового состояния моей семьи. Хотя, какое это имеет значения для нас с Гермионой, при наших-то Дарах от Смерти?



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Суббота, 20.06.2020, 20:46
 
kraaДата: Пятница, 27.03.2020, 15:06 | Сообщение # 66
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Глава уже беченная Al123pot.

Глава 21. Эпилог

Прошло уже пять лет после тех, для всех нас магов, эпохальных событий.
Не для всех эти годы принесли подъем, далеко не для всех.
Были недовольные среди обывателей, но протесты быстро затихли, когда каждый ощутил на себя воздействие хлынувшей в наш мир поток чистой магии из Междумирья.
Сказать, что я приобрел вес среди своих современников, значит ничего не сказать. Все стороны общественной жизни коснулся факт единовладения моей семьи доступа до этого сказочного место. Все решения принимались после одобрения мной и Гемионой.
Но в тиранов никто из нас не превратился. Зачем? Мы просто хотели жить своей молодой жизнью в свое удовольствие, вовремя обзавестись детишками, вырастить их, оставить им мир Земли и уйти. Междумирье ждало нас. А способность моей жены создавать новые Вселенные под заказ, открывала перед нами с потомками такие горизонты!... Ух!
Не завидуйте.
Есть обычные люди, которые тоже могут как моя Гермиона создавать миры, но только в своих мыслях. Пока живы. Встретившись со Смертью, если прожили честную, праведную жизнь, она им дарует ту же способность – создать свой персональный Рай и отправиться в нем накапливать знания, развиваться, усовершенствовать себя, чтобы, переродившись, подняться на следующую ступеньку эволюции. А тому кто, как наш завхоз Альбус Вульфрикович, вредил каждому встречному втемную все годы сознательной жизни, спасения не будет. За Граньи его ждет очень печальное приключение.

***
Литлл Уингинг, август 1993-ого года. Восемь вечера, пятница.

Смерть Пирса Полкисса позапрошлым летом не очень-то и задела мальчиков из банды Большого Дэ, как был известен в окресностях Тисовой белобрысый жирдяй Дадли Дурсль. Мой кузен. С Пирсом они дружили не то чтобы долгое время, каких-то три, от силы четыре месяцев. Но, даже мертвым, он оставил на невинных детских сознаниях свой темный отпечаток, меняя их душу кардинально. Если до знакомства с этим злым мальчиком дружки Дадли были обычными задаваками и мелкими хулиганами, после недлительного с ним общения, они восприняли всю его подлость, все его низкие замашки и зачастили в полицейский участок.
Вне зависимости от того, что банда вроде, как бы и распалась из-за того, что они стали посещать разные школы, а Дадли стал учится в интернате, но по уикендам они встречались и возобновляли все свои вредные привычки.
Побои ребятишек помладше, послабей или над тех, что делали ошибку выйти гулять в одиночку, не заканчивались лишь некоторыми ушибами и синяками. Дела иногда принимали весьма кровавую концовку, и поверженного ребенка Скорая уводила в Спешное отделение местной больницы. Домой к участникам банды Большого Дэ приходили представители порядка, Социальных и им приходилось посещать психолога своей школы. Их семьи, недовольные поведением наследника, наказывали тех урезанием карманных денег.
Ощутив на себя что это такое, быть нищим, те закономерно взялись за мелкие кражи из магазинов, кошельков из карманов встречных... Опять полиция ... Новые наказания от родителей. И так, по кругу.
Пока им не пришла в голову блестящая идея про „попить чай”. Реально они несколько раз ходили друг к другу, пили чай, вели себя прилично, играли в телевизионные приставки. В общем изображали из себя пай-мальчиков. Но раз в месяц, утром, родным они говорили, что опять идут к другу в гости пить чай, но – каждый из них указывал случайное имя этого друга, чтобы родители запутывались – и на автобусе удирали в „большой мир”. В свободное плавание.
За весь год это сработало всего несколько раз, но и этого им было предостаточно. В Лондоне они сделали свой первый „большой удар”. Из незакрытой сумочки старенькой, хорошо одетой дамочки, засмотревшейся на красивую куклу за витриной детского магазина, они сперли бумажник с двумя тысячами фунтов стерлингов. Сума почти космическая для мелких хулиганов.
Если их забеги заканчивались лишь кражами, все было бы поправимо. Но это было не все. Однажды, в одном из тихих парков соседнего пригородья они натворили такое, что потом вспоминать даже боялись. Об ЭТОМ они не говорили между собой, не заикались даже. А встретив на улице девчонку, краснели и отводили взгляд в сторону. Но та глупая пигалица так рвалась пищать, что им пришлось ее заткнуть. Иначе сбежались бы взрослые и всех их отправили бы в зону. А в зоне им не хотелось.
Что мешало этой дурынде просто отсосать и забыть? Не лежала бы сейчас в сырой земле под случайным деревом.

Постепенно все стало бледнеть и забываться. Так или иначе, летние каникулы членам банды обещали большие возможности для развлечения. После обеда они собирались в городском парке Литлл Уингинга, на глазах у всех. На виду они качались на качелях, обменялись впечатлениями от последнего просмотра Терминатора. Вообще, пускали пыль в глаза прохожим, родителям, соцработникам, соседям. Создавали впечатление взявшихся за ум парней, а в действительности они обговаривали свой следующий поход в Лондон. Незаработанные собственным трудом деньги имели печально известное свойство быстро кончаться, а предки наказание безденежьем-то не прекращали!
И что говорить, если в сознании каждого из мелких преступников тлела глубоко скрываемая надежда найти там, в большом городе, более сговорчивую девочку, которая согласится за некрупную купюру отсосать им. Почувствовать что это такое, чтобы хвастаться перед сверстниками. Гормоны с того, неназываемого, необсуждаемого случая, продолжали бурлить неудовлетворенные, мешая засыпать. А просыпались они мокрые и красными от стыда.
День был выбран, тактика и стратегия набега обдуманны, осталось всего лишь два дня до долгожданного выполнения всех их грез.

Автобус из Литлл Уингинга до центра Лондона к десяти часам утра был полупустым. Проверяющий скосил взгляд в их сторону, но счел вполне нормальным то, что кучка тринадцати-четырнадцати летних парнишек ехали одни. Они уселись на своих местах на последнем сиденье и молча ожидали начало поездки.
В последний момент в салон автобуса вошла пара молоденьких, их возраста ребят, одетых во все белое. Парень был высоким, темноволосым и загорелым. Темные очки скрывали его глаза, но его взгляд на себя сидящие на последнем сиденье хорошо почувствовали. Новоприбывший был наглецом, однозначно. Его надо было хорошо проучить, обмакнуть его в этой сверкающей белизной рубашке и брюках с идеально оглаженными стрелками в грязь мусорных ящиков, лишив его заранее этих его дорогущих кроссовок.
А девочка с ним ... Оооо, это было другая песня. Девочка была..., она была богиней! Длиннющие, до зада вьющиеся светло каштановые волосы пахли чем-то цветочным. Даже до занятого им последнего сиденья автобуса дошел этот пьянящий аромат. Цвет глаз скрывали темные, как у ее парня очки, но, бог с ним, с глазами-то. Ротик, ротик какой у девочки классный!
Она была в белом платьице из какой-то особенной материи, потому-что оно, хоть и белое, переливалось перламутровыми оттенками всех цветов радуги. И шелестело, шелестело... Обещало рай и ад одновременно.
Мальчики свели горящие взгляды вниз, чтобы впасть в еще более неописуемое восхищение. Ножки девочки были уже как у девушки – с закругленными коленками, но стройные, длинные, загорелые и обутые в босоножки на каблучках.
Вид этой девочки/девушки манил и завораживал. И все они, не сговариваясь заранее, молча пообещали себе, что закрыв сопровождающего ее парня в какой-нибудь мусорный бак, хорошо с ней поразвлекаются.

***
Я смотрел на своего дальше некуда ожиревшего кузена и его дружков и меня тошнило от отвращения. Ощутив мое напряжение, Гермиона сжала посильней мою руку и дернула меня присесть, а не таращиться на наших жертв.
Лишь повернувшись к ним спиной я почувствовал идущий с их стороны и уже хорошо заметный запах преступления. Ладошка девочки легла на мое колено и придавило вниз, чтобы дрожь не была заметна сидящей на соседнем с нами бабушке сиденье. Та, что-то со своей стороны все-таки почуяла, потому-что скосила в нашу сторону взгляд и присмотрелась.
Ведьма. С нами на автобусе ехала ведьма. Потом, вдруг, она улыбнулась и тихим, вибрирующим от волнения голосом спросила:
- Простите, что напрашиваюсь без разрешения, но вы ведь сам Лорд Хогвартса? А это, - пальцем с заостренным маникюром указала она на Гермиону, - ваша Леди?
Я вздохнул. После устроенного мной шторма в волшебном мире, меня даже маглорожденные маги возраста Дамблдора узнавали. И радовались случайной встречи. Не знаю чему или кому я обязан тем фактом, но маги, простоявшие в близком со мной соседстве даже несколько минут, здравствовали. Болячки уходили, здоровье поправлялось, магия усиливалась, молодели. Наверно, у каждого по-своему получалось получить свою удачу, но из-за этой моей способности, всякий раз, появись я среди волшебников, вокруг меня начиналась такая толкучка, что потерпев некоторое время, чтобы не разочаровывать своих подданых, я аппарировал обратно в Хогвартс и вместе с Гермионой надолго отдыхал в ее первом открывшемся мире.
Чтож, мне ничего не стоило сделать добро этой милой старушке, больше потому, что головка любимой жены слегка поднялась с моего плеча и кивнула бабке. Я верю чутью Гермионы, она добрых людей воздушно-капельным методом находит.
Я продвинул к бабушке свою раскрытую ладонь и в ней немедля легла ее сморщенная, с пятнышками ладошка. Я стиснул чуть-чуть, чтобы усилить контакт и влил соседке крошку из моей неисследованной пока силы.
Старушка задохнулась, покрылась испариной. Сжав до крови губы зубами, она закрыла глаза и предалась ощущениям. Как мне рассказал Аберфорт, когда я проделал с ним то же самое, что сейчас с бабушкой, мою особую силу он почувствовал как необжигающий огонь, который разливался до каждой клеточки его организма. Огонь, который изменил там все, выжигая лишь накопившегося в хромосомах ошибки, возвращая их первоначальный, незатронутый временем и возрастом вид.
У меня на глазах старушка стала молодеть. Поседевшие, стянутые тугым узелком волосы налились цветом, становясь темнорусыми и густыми. Шпильки из узла вылетели, освобождая роскошную прядь прекрасных волос. Кожа ее лица стала подтягиваться, лишаясь старческих пятен, бородавок, лишних женщине волосков. Щеки заполнились и округлились, по ним заиграл румянец. Веки, ранее прикрывавшие глаза ведьмы встрепенулись от внезапно выросших длинных и густых ресниц. Тонкие, вразлет бровки дерзко очертили глаза.
- Мерлин, какое божественное ощущение! – воскликнула ведьма, резко открыв глаза цвета ..., хм, не знаю как называется этот цвет, смесь зеленого и светло коричневого. Засмеявшись, у нее на щеках появились веселые ямочки. – Лорд, Леди! Я вам обязана до конца своей жизни. Меня зовут Берта Боттс, вы мое имя слышали?
- Конфетки Берти Боттс? – удивилась Гермиона.
- Те самые, Леди!
Я хмыкнул и краешком рта улыбнулся ста..., дамочке:
- Не пропадете, да?
- Нет, не пропаду. Но, если моя помощь, любая помощь вам, милорд и миледи, понадобится, я клянусь своей магией, всегда приду и помогу. Чем могу.
Золотистое сияние клятвы подтвердило слова миссис Боггс и я отпустил ее руку.
Та вынула палочку и легонько провела ее по сеея. Сразу ее одежды старушки изменились на короткое, выше колено пестрое платье и босоножки на высоком каблуке. Маникюр стал ярко красным, далее она продолжила выше, но мне стало бнеинтересно и я отклонил свой взгляд, устремив его вперед, чтобы узнать приехали ли мы уже на остановку, где обычно вылезают Дадли с бандой.
Еще не доехали, но были уже близко. Я повернул голову назад, чтобы посмотреть на свои жертвы. Те стояли как холодной водой облитыми. Остальные не поняли до конца чему конкретно стали свидетелями, но не и Дадли. Он сидел с побледневшим лицом и смотрел на меня взглядом узнавания. И страха. Я мелком просканировал его сознания. Дадли вдруг вспомнил подзабытой картины побитого на шпиле кладбищенской оградки высушенного трупа Пирса Полкисса. Вспомнил, что обещал – нет, божился и клялся мне, что никогда, ни при каких-либо обстоятельствах не продолжит дружить с отморозками из своей бывшей банды.
Но я встретил его с Гордоном, Дереком и Малькольмом вместе, во время их не первой куда-то поездки с противозаконными намерениями. Ага-ага, и с нехорошими намерениями насчет меня. Но я не в счет, мы с ними в догонялки не впервые играем. Они с моей женой, с моей ненаглядной Гермионой думали издеваться!
Я снял очки и посмотрел на мальчиков на последнем сиденье своим фирменным взглядом. Саххеш говорил мне, что в такой момент угадывается моя анимагическая форма, потому что радужная оболочка моих глаз размером увеличивается, становится ярче, а зрачки суживаются становясь вертикальными черточками. Для маглов жуткое зрелище. Те, заметив изменения во мне, тесно прижимаются к своему главатарю Дадли, но тот дрожит больше всех. Потому что знает что их в дальнейшем ничего лучшего не ожидает.
- Может, не надо, - до меня какбы издалека доносится голос миссис Боггс.
- Не вмешивайтесь, мадам! – резко прерывает ее Гермиона. – Это семейные дела Гарри. Даже я просто зрителем побуду.
Автобус останавливается. Я, прощаясь с нашей попутчицей, махнув рукой, чтобы та перестала благодарить, кивнул головой Дадли и тот несмело пошатнулся к выходу, За ним чередой поплелись один за другим его дружки. Процессию закончили мы с женой.
В самом далеком уголке городских кладбищ, где лежали давно умершие и всем забытые люди, могилы которых тонули в зарослях и ковре несобранной много лет листвой, мы аппарировали всю группу кузеновых отморозков. Те дрожали, бледнели и затравленно подглядывали на меня, внезапно вспомнив прошлое лето и случай на кладбище своего родного городка. Теперь уже поняли кто Пирсу Полкиссу устроил ту ужасную, необычную смерть.
- Ну, граждане преступники малолетние, говорите! – обратился я к ним. – Рассказывайте как прошел ваш год, чего вы натворили. Дадли, ты первый!
Мой жирный кузен потел как в воду опущенный. Ну, скоро высохнет.
- Гарри, я ничего, это все они! – стал оправдываться он, не замечая удивленные глаза своих дружков. – Клянусь, я только смотрел, все сделали они.
- Дад, ты че? – воскликнул Дерек. – Это ты держал малявку, пока я снимал с ней трусы...
- Что-а? - возвысился голос Гермионы и полог тишины над нами замерцал, принимая ее выброс силы себе на усиления.
- Тише, тише, милая! Не вмешивайся, это мои разборки, моя месть и мое наказание. - Девочка рядом сникла, замолкнув. – А вы, паразиты что сморозили дальше?
- Что-что, того, - вздернул бородку Гордон, очевидно гордясь собой. – В конце, прикопали ее.
Дааа, дело было хуже, чем я думал.
- Гордон, посмотри мне в глаза и хорошенько подумай где закопали девочку.
Всхлип Дадли привлек мое внимание. Перед штанов моего толстого, избалованного кузена быстро темнел от непроизволного мочеиспускания. Описался, короче.
Гордон послушно вытаращился и в его мыслях я увидел место под деревом в парке.
- Хватайтесь за руки, я всех нас перемещу, - крикнул я и через секунду мы оказались под кроной молодого дубка в незнакомом парке. Рядом сотволом дерева висел призрак маленькой, восьми-девятилетней девочки с двумя хвостиками на головке и припущенными шортиками на коленях.
- Бедная девочка, - всхлипнула тресящаяса от жалости Гермиона.
- Смотри, - привлек я ее внимание к своим действиям. – Девочка, скажи мне как тебя зовут. – Я поднял руку, тыльной стороной к ней, чтобы та заметила невидимый для живых знак Смерти на коже.
- Меня звали Зои, - встрепенувшись ответила мне призрак. – Зачем привел ко мне этих ужасных мальчишек, они сделали мне больно, обижали, наконец убили.
- Зои, ты осталась здесь потому что они все еще живы и ты неотомщенна. Я помогу тебе, Занавес откроется и ты сможешь уйти на перерождение.
Ее личико сморщилось и по щечкам потекли призрачные слезы.
- А можно мне опять у моей мамочки родиться? – попросила она, не заметив, что поставила меня в тупик. Я не знал могу ли устроить ей это.
- Я могу тебе помочь, Зои, но только если твоя мама уже беременна, - внезапно сказала Гермиона. – Но сначала ты должна сделать то, что прикажет тебе мой муж.
Девочка-призрак плеснула руками, не произведя реальный звук, который могли бы услышать ее будущие жертвы. Они ее и не видят вобщем. Кроме Дадли, который сквиб.
- Вы женаты? – пискнула Зои. – Я тоже хочу замуж.
- Потом, потом, Зои, - остановил ее восторги я. – Посмотри на мальчиков и укажи на того, кто обидел тебя больше всех.
Она проплыла вперед и указала на Дерека.
- Скажѝ мне, милая, кто из них снял твои трусики? – Она снова указала на Дерека. – Что еще они делали?
- Они трогали меня... там, потом трогали себя... Потом щипали, кусали, в конце придушили, - она навзрыд плакала, но я должен был знать все.
- Кто душил? – Она указала на Малкольма. – А этот, толстенький, что делал?
- Этот? Он дергал остальных прочь от меня, плакал и кричал остановиться. Но копал мне гроб руками, как все другие.
- Хорошо. Теперь, милая, подумай хорошенько. Ты хочешь их наказать? – Та кивнула головкой. – Ладно. Начинаем с тем, кто душил тебя. Представь себе, что держишь его ручками – сбежать он не сможет, и кусаешь его. А потом пьешь из него как соломкой сок пила. Поняла? – Та снова затрясла хвостиками. – Тогда вперед, Зои.

Своего поседевшего кузена я лично отвел домой и передал испуганной моим появлением тете на руки. На ее чуть не сорвавшихся с губ протесты кузен, махнув рукой, просто сказал:
- Я сам виноват, мама, - и отбыл наверх в свою комнату.
Выскочившего и попытавшего качать права Вернона остановила Гермиона, приласкав того Ступефаем и тот в конце полета, прилег на диване обдумывать свое отношение к своим непростым, но родным племянником.
- Гарри, что случилось? – Спросила, проследив глазами полет своего китообразного мужа до его приземления на диван, тетя Петуния.
- Случилось то, тетя, что дружки Дадли прошлой осенью пытались насиловать маленькую девочку в Лондоне. Слава Богу, не успели, потому что сами они еще дети, но это никак не помогло бедной девочке. Они ее придушили и закопали. – Тетя, бледная как ее любимый фарфоровый сервиз, прикрыла свой рот рукой и перестала дышать. – Дадли в этом не участвовал, остался только свидетелем. Но помогал закапывать трупик. Поэтому, он остался после мести призрака погибшей живым. Я в его разум внес свои коррективы, он будет помнить всю жизнь свое преступление, но не сможет никому ничего рассказать. Вы с дядей тоже, кстати. Я рассказываю это тебе, потому что утром найдут повешанные на ветках одного дерева в том парке высушенные досуха трупы всех друзей Дадли. Придут полицейские. Вы им скажѝте, что Дадли три дня уже болеет гриппом, ходит с высокой температурой, по двадцать раз здоровается с белым другом и никуда не может выходить. Я обо всем позаботился, - закончил я и прислушался к сливанию воды в унитазе на вернем этаже.
- А волосы придут в порядке к утру, не бойтесь, миссис Дурсль, - вмешалась Гермиона. – А не угостите ли родственников завтраком и хорошим чаем, случайно?
- Знакомьтесь. Тетя, это моя жена, миссис Гермиона Джейн Поттер, Леди Слизерин.
Глаза тети Петунии становятся круглыми и размером с чайных блюдец, которых на тот момент вынимала из буфета в гостиной. С своего места на диване фыркнул дядя Вернон, но замолк, когда я посмотрел в его сторону.
- Тетя, бросай этого. Разводись, а? Я подлечу твои магические каналы, твое ядро, заберем тебя с Дадли в Хогвартс. Будем там жить. А этот пусть дальше сам плавает. Тебе в подарок Альбус Дамблдор на должности завхоза моего замка. Что скажешь?
Глаза тети Петунии загорелись как две звездочки.
Скажу вам в конце, чтобы не удивлялись моему решению – семья есть семья. Родная кровь не водица, чтобы проливать ее по сточным трубам. Петуния – сестра моей матери. Я забуду все плохого, что между нами случилось, я великодушный. Приму Дадли в свою семью в качестве побочной ветви, найду ему ведьму в невесты, пусть плодятся и рожают мне племянников.
Я посмотрел в глаза моей Гермионы, нашел в них понимание, согласие и восхищение. Притянул ее к своему сердцу, зарыл нос в ее пушистые сладко пахнущие волосы и вздохнул.
Жить можно. И нужно. Не только наслаждаясь, но и работая своей работой Повелителя Серого мира, помогая неушедшим уйти и добываясь справедливости в каждом отдельно взятом случае.

~ ~ ~ К О Н Е Ц ~ ~ ~



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 21.07.2020, 01:59
 
SvetaRДата: Суббота, 28.03.2020, 01:18 | Сообщение # 67
Высший друид
Сообщений: 843
« 240 »
С завершением истории!


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
kp487021Дата: Воскресенье, 29.03.2020, 16:54 | Сообщение # 68
Ночной стрелок
Сообщений: 76
« 34 »
Главный герой не смотря ни на что остался добрее, чем многие другие в схожих обстоятельствах. И я в том числе. Может и не убил бы, но простить и принять не смог бы. Просто выкинул бы из памяти. Спасибо за историю. Удачи, здоровья и вдохновения к нашему общему благу!!!
 
kraaДата: Пятница, 03.04.2020, 02:00 | Сообщение # 69
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Спасибо. К нашемуобщему благу, яопять без беты осталась.
Но, на днях начну выкладывать новый фик, потому что чего там пылиться в компе?



Без паника!!!
 
Al123potДата: Вторник, 09.06.2020, 05:57 | Сообщение # 70
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата kraa ()
Предупреждаю, глава небеченная.

kraa, решил немного поправить текст двадцатой главы как закончу пришлю документ со своими правками тебе на почту, но всё равно если найдёшь бету советую покажи ей(ему) то, что я наисправлял прежде, чем выкладывать.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Вторник, 09.06.2020, 05:57
 
kraaДата: Суббота, 20.06.2020, 21:11 | Сообщение # 71
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2906
« 1673 »
Al123pot, откуда бету взять, если все ходят задрав нос к небу. Ленивые они все.
Я ответила тебе на ЛС, но забыла сказать, что на Яндексе мне неудобно. Я ископировала текст, но он отобразился в ворде единым, сплошным текстом. Без оформления, без правок, ничего. Так, что я по каждому слову смотрела и переписывала.
Мою почту знаешь, отправляй там, если хочешь.
Но я очень благодарна тебе, знай это.



Без паника!!!
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Залп самодельного оружия просчитать невозможно (по-старому, ничего не поменялось)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: