Армия Запретного леса

Четверг, 29.06.2017, 12:00
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Вереск цветет"!! Прода. Часть 3. и Часть 4 - полностью (ГП и другие~слэш~NC-17~Романтика, Фентези~макси~закончен)
"Вереск цветет"!! Прода. Часть 3. и Часть 4 - полностью
АрманДата: Суббота, 21.09.2013, 15:32 | Сообщение # 1
Странник
Сообщений: 538
« 64 »

Название фанфика: Вереск цветет
Автор: Андрасте (aka котоног)
Соавтор: tequillas
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гарри Поттер и другие
Тип: слэш
Жанр: Романтика, Фентези
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Еще цветет дикий вереск, вселяя в души мечту о несбыточном. Кто про что, а я про спасение магического мира на этот раз от магглов.
Посвящение: Моей Гулене
Примечания автора: Кто говорит плагиат, а говорю - традиция)
Дисклаймер: все права на мир ГП принадлежат Дж. Роулинг
Разрешение на размещение: получено.

Часть I



Часть II



Часть III


Часть IV



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)


Сообщение отредактировал Арман - Суббота, 21.09.2013, 15:59
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 00:31 | Сообщение # 91
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 9

(отбечено)

Как бы там ни было, а о вторжении в Хогвартс стало известно. Кто-то из местных видел вооруженных людей в камуфляже и с автоматами. Неизвестному свидетелю хватило благоразумия не преследовать отряд, но в министерство полетела сова с сообщением.

Пока суд да дело, пока сообщение получили, пока прочитали, пока сообщили начальству… Короче, отряд авроров прибыл на место недавнего сражения только к обеду. Был обнаружен вертолет в магической зоне, но и только. Кто дал бой неизвестным магглам, выяснить пока не представлялось возможным. Скримджер отправился в министерство составлять докладную записку министру о нарушении. Но можно сказать, что первое сражение в этой войне осталось почти незамеченным магической общественностью.

****

Для обитателей замка происшествие тоже прошло незаметно. Только МакГонагалл, попытавшаяся, было, занять директорское кресло, обломалась по полной программе. Горгулья на входе в директорский кабинет заявила ей скрипучим голосом, что кабинет ей не видать как своих ушей. На что ошарашенная женщина ответила, что не каменному истукану это решать. И получила странный ответ, что именно каменному истукану это и решать, и что замку надоели недоделанные маги, и он сам решит, кто займет это место.
- Это совсем неправильно, - возразила МакГонагалл. – Я думаю, что все решит министерство!

Горгулья каркнула что-то уж совсем неразборчивое, что-то там про министерство и его почтенную матушку, но что точно, Минерва не разобрала. Леди не пристало знать такие слова. А замок - а что замок? Он вырастил столько подростков, что его лексикон за многие столетия приобрел множество разных слов, иногда, к сожалению, не совсем цензурных.

На этом занимательная беседа и закончилась. Разгневанная и раздосадованная профессор трансфигурации отправилась восвояси, тоже, кстати, писать докладную записку министру. Так что чего-чего, а работы на сегодня министру эти двое обеспечили с лихвой. Но, странное дело, отсутствие директора, а также исполняющего обязанности директора, никак не сказалось на жизни школы. Все продолжалось, как и раньше, даже лучше, так что даже самые горячие сторонники Дамблдора не могли не признать, что тот в школе ни черта не делал и ни на что не влиял. Ну, если не считать хитроумных замыслов по воспитанию нужных ему личностей.

В начале марта в школу «вернулась» Гермиона, и школьная жизнь покатилась по накатанным рельсам, если не считать, что с зовом леса и озера пришлось теперь бороться не только Гарри.

Тяжелее всех пришлось, как ни странно, Рону. Ранняя весна за окном звала и манила его непрестанно. Он стал еще хуже учиться и пользовался любой возможностью, чтобы сбежать из замка, купаясь там в неповторимом свете весны, дыша запахами пробуждающего леса, разговаривая с деревьями… Мальчика когда-то считали чокнутым, а теперь-то уж и подавно. Но сейчас он выглядел счастливым. Да и был счастливым, и ничто не могло этого изменить.

А вот его сестра Джинни по-прежнему донимала Тома своим присутствием. На вопрос, что она делала в тот день за стенами замка, девчонка ответила, что собиралась сбежать домой:

- Тебя вроде бы убили, весь факультет, который раньше ненавидел Малфоя и Поттера, теперь ополчился на меня. Что мне было делать?

- Действительно, я понимаю, сбежать - это самое оно! – хмыкнул василиск.

- Ой, не начинай, ты же не наша деканша, морали мне читать! Я вот тебе подарок принесла! Я понимаю, что ты людей не ешь… они противные, я вот тебе крысу принесла. Раньше она Ронова была, но он ее мне отдал, она перестала ему нравиться, - щебетала Джинн, вытаскивая из кармана обездвиженную крысу, не замечая ни реакции своего василиска на крысу, ни реакции крысы на Тома.

- Ба-ба-ба!!! Какой сюрприз! - оскалил в улыбке свои нехилые зубки василиск. – Деточка, ты иди… иди… Я не люблю кушать при свидетелях. И спасибо тебе большое. Завтра придешь.

Довольная Джинни закивала рыжей головой и полезла в люк вентиляции. На душе ее было светло: наконец-то ее друг остался доволен ее подношением. Кормить домашних любимцев она почитала самой главной своей задачей. Как только топот девичьих ножек затих вдали, Том позвал Рози и попросил доставить животное в покои Северуса.

- Ну, теперь самое время поговорить с нашим крысюком. Я думаю, у Северуса тоже будет парочка вопросов к этому типу.

****

До того, как Рози принесла Северусу подаренную Тому крысу, зельевар варил снадобья для больничного крыла и размышлял о своем малыше. Что-то в последнее время с ним происходило. Нет, умом-то Северус понимал, что мальчик взрослеет, и что ему больше не нужны их совместные посиделки и разговоры, что если раньше Гарри с удовольствием сидел у него на коленях, обнимал его, поверяя свои нехитрые горести, то теперь все изменилось. Даже такая невинная ласка, как поглаживание по голове, вызывает у мальчика активное неприятие. Он краснеет и злится. Это его-то Гарри, который вообще никогда и ни на кого не злится? Может, это он, Северус, делает что-то не так?

Горестные мысли были прерваны появлением почти одновременно Розы с крысой в руках и Тома в своей анимагической, то есть, почти человеческой форме.

- Прошу любить и жаловать, Северус! – сказал Том, забирая у Рози крысу. – Питер Петтигрю! Невинноубиенный герой первой магической, награжденный посмертно, если не ошибаюсь, орденом Мерлина второй степени. Предатель, убийца и по совместительству незаменимый шпион нашего директора! – торжественно представил он грызуна удивленному Северусу. – Поговорим? – обратился он к крысе, которая испуганно таращила глаза, не в силах пошевелиться. – Ты же еще любишь своего господина? – почти прошипел он. – И не забыл, как затащил его в ловушку к Поттерам?

- Том, ты бы положил его куда-нибудь, - скривился зельевар. – Ты же видишь, из него уже дерьмо капает! Он мне со страху всю лабораторию уделает.

- Это очень хорошо, что вы его нашли, - раздался голосок Луны от двери. – Пусть он вам расскажет, как ему вместе с директором удалось засадить в Азкабан нашего последнего брата, Сириуса Блэка.

- О нет, только не Блэк, - простонал Северус.

- Это не нам выбирать, - равнодушно заметила девчонка и выбежала вприпрыжку за дверь.

- Этот ребенок меня пугает, - сказал Том, - хожу, ползаю и оглядываюсь, а вдруг эта особа где-то поблизости…

- Ну и новости! И какие есть предложения? – безнадежно поинтересовался зельевар.

- Прежде всего, я воспользуюсь подарком моей рыжей по назначению, - кровожадно ответил Том.

- Съешь, что ли? Не советую, отравишься, крысы - они очень нечистоплотны. Хотя, наверное, к настоящим это не относится.

- Зачем жрать? Почему сразу жрать? Статуэтку тебе на камин сделаю! – кровожадно произнес Том.

Пол в лаборатории Северуса окончательно был запачкан.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 00:31 | Сообщение # 92
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 10
(отбечено)

Сириус Блэк сидел в тюрьме. Сначала он стучал по решетке, кричал, требовал, но постепенно им овладело тупое безразличие. Первый год он еще что-то помнил, на что-то надеялся и о чем-то мечтал. Запомнил одного мошенника, сидевшего где-то поблизости. Когда того освобождали, он смеялся нехорошим опереточным смехом и орал, что они все здесь сдохнут. Это произвело на Сириуса должное впечатление, и он странно успокоился. Нет, в груди еще что-то жгло от обиды, но важнее казалось, что аврорская мантия, несмотря на столько лет, была цела и грела, а чувствительный нос еще улавливал аромат дорогого одеколона от воротника. Хотя последнее уж точно было иллюзией - ну, подумайте сами, какой одеколон продержится столько лет. Он радовался каждому дню, в котором ему не довелось сдохнуть, лишнему грамму похлебки, по ошибке налитому в его миску, да просто теплому дню. О свободе он почти не думал, только иногда, когда совсем уже становилось невмоготу. Он довел свое вегетативное существование до совершенства, закуклившись от всего и вся.

Странно, но дементоры его почти не беспокоили, но он все равно переживал их посещения в собачьем облике, потому что считал, что это правильно. Вот и сегодня, когда мрачные фигуры появились в поле видимости, он принял свою анимагическою форму и приготовился переждать неприятный момент.

Вот только сегодня все пошло по совсем другому сценарию: вместо того чтобы проплыть мимо, они стали возиться с замком его камеры. Это его насторожило, а когда эти страхолюдины стали вплывать в его камеру, все его тщательно взлелеянное спокойствие покинуло его.

Черный пес поднял шерсть на загривке и оскалился, из его горла послышалось угрожающее рычание. Сириус приготовился подороже продать свою жизнь. На его противников это не произвело никакого впечатления. Правду говорят: эти твари не знают ни страха, ни сомнений. Один из них, изловчившись, ухватил загривок, а другой - свободную кожу у хвоста отощавшего пса и подняли его в воздух. Собака взвыла дурным голосом, забила лапами, но все было бесполезно. Его куда-то тащили, и он не сомневался, что на смерть.

А уж когда весеннее солнце ослепило несчастное создание, то он потерял последние крохи разума. Осталось только дикое желание жить.

Его швырнули куда-то, и на землю упал уже изможденный, грязный, оборванный человек. Он вскочил и стал биться в высокие ворота, вопя что-то, про беспредел и беззаконие.

- Слушай, мне кажется, или он действительно рвется обратно в тюрьму?- все-таки услышал он негромкий голос у себя за спиной. – Наверное, не стоило просить Хель об услуге. Ее «мальчики», конечно, сделали то, что она им приказала, но это привело к необратимым последствиям.

- А может, все-таки, выполнить его горячее желание и вернуть его туда, откуда взяли? – надежда в смутно знакомом голосе просто зашкаливала.

- Сев, не дури, давай доставим его к малышу, а уж после беседы с Локки посмотрим. Не забывай, он сидел в тюрьме безвинно. и он наш брат.

Этот бред, вкупе с тем, что произошло до этого, окончательно сдвинуло что-то в измученных мозгах, и Сириус провалился во тьму спасительного обморока.

- Ну, что стоишь? Потащили! Вот ведь не было у нас забот, послал же Мерлин братца и соратника!

****

Потом было много чего. И ванная с душистой пеной, и вкусная еда, и люди, которые суетились вокруг него, но шоковое состояние не отпускало узника Азкабана, как будто тюрьма не желала уходить из него. И только когда неизвестный смутно знакомый подросток, почти мальчик с необычными яркими глазами подошел к его постели, что-то вроде узнавания шевельнулось в его душе. Мальчишка взял его за руку, и Сириуса зашвырнуло куда-то.

Он лежал на теплой земле, вокруг цвел вереск, и его аромат ласкал измученную душу. Шевелиться не хотелось. Думать тоже. Просто лежать и наслаждаться тем, что жив, что можешь чувствовать.

- Так, я думаю, что дело у нас с тобой не пойдет! – прозвучал над ним ворчливый голос. – Слишком много придется объяснять! Давай попробуем по-другому… И кто-то пребольно щелкнул его по лбу.

И перед изумленным Сириусом поплыли картинки чужой удивительной жизни… Он плакал вместе с одиноким малышом в каморке под лестницей и вместе с его нянькой-домовухой утешал его. Он радовался дяде Эле и был счастлив узнать Северуса Снейпа. Он переезжал с ним в новым дом. И еще много-много чего. А еще разговаривал с старухой Бегшот и узнавал странные и удивительные вещи. И, что самое изумительное, все это было правдой. А еще правдой было то, что вся его предыдущая жизнь была полна обмана и подлости. Сомневаться не приходилось: его просто использовали и выбросили, а те, кого он искренне считал врагами, оказались совсем другими. Друзьями, родственниками, братьями…

- Судьба сдала тебе на руки все козыри, сын. Ты был крестным малыша и мог бы стать для него всем, но один неверный шаг, и все случилось по-другому. Я не буду призывать тебя к благоразумию, тем более что у тебя его отродясь не бывало, но… жизнь дает тебе еще один шанс, используй его. Детей не выбирают. Они есть - и все. Заставь меня гордится тобой. Ведь у меня много детей: есть волк, и мировой змей, и владычица мира мертвых, да много еще кого. Вот только растения еще не было. Ты такой единственный. А теперь проваливай и сделай хоть что-то полезное в своей жизни, ведь как бы там ни было, а ты мой сын. Помни об этом!

Сириус провалился снова в свою кровать. Он так и не посмел взглянуть в глаза своего отца, но перед ним стояла еще более тяжелая задача: убедить свою новую семью, что он может им быть полезен. Это было неимоверно трудно, если вспомнить, кем были его новые родственники.

« Черт!» - подумал он. « А в тюрьме-то было бы, наверное, легче!»



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 00:32 | Сообщение # 93
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 11

(отбечено)

Предупреждение - смерь второстепенного персонажа


Сначала Нарцисса Малфой просто хотела быть частью жизни своей семьи. Опекать детей она взялась, ни капельки не подумав, что это может быть очень тяжело. С детьми вообще трудно, это знают все, кто хоть немного имел с ними дело. А тут… такие дети.

Пока еще с ней были Луна, Гарри и Гермиона и Драко, было очень хлопотно, но, в общем, терпимо. А вот когда они уехали в школу и она осталась один на один с миллионом проблем, вот тут она поняла, что просто не справится, несмотря на то, что в Малфой-мэноре была целая армия домовиков. Ведь у Джонни энурез и аллергия на цитрусовые, у Кэтти и Мери - ночные кошмары, Билли плохо умеет пользоваться столовыми приборами, Руфь не может завязывать шнурочки, Кайл почти ничего не ест. Да сколько детей – столько и проблем. Ей не то, что маникюр сделать - присесть иногда за день не удавалось, а ночью она ревела в подушку от усталости и бессилия.

Однако тут было одно маленькое «но»: если взялась Нарцисса за это дело, чтобы доказать что-то мужу и приникнуть в его таинственную жизнь, то осталась совсем по другой причине. Что-то дрогнуло в душе этой не принимавшей участие в воспитании собственного ребенка светской львицы при виде этих таких серьезных, не по-детски печальных глаз.

И поэтому она вставала каждое утро по будильнику в шесть часов, раздавала указания эльфам. Проверяла одежду малышей, которую приготовили домовики, контролировала приготовление завтрака, а потом шла будить малышей. Сама. Это казалось ей очень важным - самой будить своих подопечных, не забывая погладить по головке, пощекотать легонечко маленькую пяточку, а кого и чмокнуть в пухлую щечку. Ей казалось, что такими немудреными действиями она прогоняет страшную тень из их глаз. Да так, наверное, оно и было. Потом завтрак, прогулка, занятия, дневной сон, обед, снова прогулка, вечернее чтение, водные процедуры. Уложить каждого в постель, снова стараясь лишний раз приласкать.

И так каждый день без выходных. Она и забыла уже, что такое поваляться в постели, потом в ванне с душистой пеной, сделать прическу. Ее парикмахер домовушка Олли теперь плела косички девочкам, не забывая вплетать в них по указанию хозяйки самые яркие, самые красивые ленточки. А сама леди успевала только расчесаться и свернуть волосы в низкий пучок, не подозревая даже, как идет ей эта простая незамысловатая прическа.

Мисс Бегшот, конечно, старалась помогать Нарциссе. Она вела занятия с малышами, но этим дело и ограничилось.

- Ты прости меня, старую, - говорила она Нарциссе, пряча глаза. - Мало я тебе помогаю. Надо бы больше, но у меня, глядя на них, просто сердце разрывается.

Леди Малфой согласно кивала и не сердилась на старуху. Хоть чем-то помогает, и то хорошо.

Помощь пришла, откуда не ждали, и уже тогда, когда она была не особенно и нужна, потому что леди Малфой уже освоилась, привыкла и не мыслила уже о другой, беззаботной жизни.

Кто бы мог подумать, что ее кузен, которого привезли в поместье из Азкабана совершенно никаким, вдруг станет ей в деле воспитания и реабилитации малышей незаменимым помощником. То ли у него действительно был дар ладить с детьми, а может, ему и самому после Азкабана нужно было это простое, незамысловатое общение с детьми, но он стал для детей кем-то особенным. Он играл с ними в индейцев, построил им домики на деревьях, рассказывал веселые волшебные сказки, учил кататься на метлах и пони.

И их совместными стараниями очень скоро в поместье уже слышался счастливый детский смех, визг и писк, который сопровождает детей повсюду, где их собирается больше двух, а у леди Малфой появилось время заметить, что ее муж смотрит на нее совсем не так, как он делал это раньше.

И пусть он еще не слишком балует ее своим вниманием, да и она не собирается ему навязываться, но все равно она чувствовала, знала, что победила. А остальное… не за горами.

****

Мистер Смит умел проигрывать и делать выводы из проигрыша. Единственным, на кого он злился, был его придурочный братец. Сидит, на лице мировая скорбь. Изображает переживания о людских потерях. Да плевать ему на людей, но привычка - страшная сила, вот и пыжится, индюк бестолковый. Даже палочку умудрился потерять, а теперь вертит в руках старую, еще школьную. «Привыкай, старая бестолочь, к тому, что ты уже не самый сильный и светлый волшебник нашего времени», - злорадно подумал Аберфорт, но вслух спросил совсем другое:

- Ал, ты можешь мне объяснить, а что это было, там, у Хогвартса?

Мировая скорбь на лице Дамблдора сменилась на глубокомыслие.

- У меня есть кое-какие догадки, а ты знаешь, что мои догадки обычно…

- Давай без этих твоих размусоливаний, если знаешь что-то – говори, а не знаешь - заткни язык в задницу, - прервал его Аберфорт.

Бывший директор обиженно сверкнул глазами, но на грубость не ответил, пожевал губами и сказал дрожащим от обиды голосом:

- Я читал, что в старину основатели вчетвером могли убирать замок из нашей действительности. В этой же книге было указанно, что пользовались они силой сидхе, но больше никаких подробностей там не было.

- Что ты несешь? Какая сила сидхе? Скажи, лучше, что тебя, старого придурка, просто отодвинули от управления школой! Только вот кто? Кто мог организовать оборону замка? И кстати, ты убеждал меня, что твой писака-красавчик - ненастоящий василиск, а оказалось, что очень даже настоящий. Сам видел.

Дамблдор-старший обиженно молчал, изображая оскорбленную в лучших чувствах невинность. Он и сам не знал, что произошло, но предпочитал делать вид, что он если не знает, то догадывается, но ни за что не скажет, раз тут его совсем не ценят.

- Видит Бог, что я хотел, обойтись малой кровью и все сделать сам, но пора подключать к войне совсем другие силы. А начнем мы, как и полагается, с информационной подготовки. Скажи мне, брат, не найдется ли у тебя среди твоих соратников человечка, который бы очень хотел заработать и неплохо относился к магглам?

Альбус важно кивнул.

- Отлично! Мы организуем телевизионную передачу с этим человеком. Назовем все это «Маги среди нас». После этого стереть память всей стране они не смогут. Конечно, не все поверят, но волну интереса мы поднимем. А там… пара-тройка криминальных происшествий с участием магов, и, глядишь, нужное нам общественное мнение и сформируется.

- Одумайся, Аб! Ты же всех нас погубишь! – взвыл не на шутку испуганный директор Хогвартса.

- А разве я тебе не говорил? Именно этого я и хочу. С маленькой поправочкой: всех, кроме меня… ну, и тебя, если будешь правильно себя вести.

- Но аристократов вам не взять! Они спрячутся по поместьям - и все! Ты же видел, какая может быть защита! Нам нужен темный Лорд! – не успокаивался Альбус.

- А этого твоего Лорда пусть ищут его последователи. Они же еще живы? Ну, хотя бы в Азкабане?

Его брат обреченно кивнул.

- Ладно, не напрягайся, тебе вредно. Еще ноги протянешь раньше времени. И не думай слишком много, у тебя все равно не получается, - Аберфорт глумливо хохотнул и вышел из помещения.

Его ждало множество дел, в которых бывший директор Хогвартса и величайший волшебник нашего времени был ему не помощник.

****

Телепрограмма «Маги среди нас» активно анонсировалась, но как-то так получилось, что наблюдатели от министерства, которые и должны были отслеживать подобную информацию, не обратили на это внимания, привыкнув, что магглы обычно называют этим словом разного рода манипуляции экстрасенсов, а то, и просто фокусников-иллюзианистов.

И в то время, когда школьники Хогвартса праздновали окончание экзаменов и учебного года на прощальном пиру, вся Великобритания прилипла к экранам своих телевизоров.

Модная телезвезда, ведущий программы со скучающим лицом, представил героя телепередачи Артура Уизли.

Герой программы потел, волновался, вытирал пот со лба сомнительной свежести платком и выглядел откровенно неубедительно. Но постепенно первая скованность и зажатость прошли, и Артур уже стал демонстрировать свои возможности. Да, тут он уж расстарался. Он превращал микрофон в мышь и продолжал говорить в него, он менял цвет своей одежды, зажигал на расстоянии свечу. Превращал фунт стерлингов в два фунта. И даже аппарировал в пределах студии. Потом он совсем разошелся и сказал на всю страну что-то вроде:

- Дорогие магглы, прогрессивные маги считают, что вы тоже люди, и пусть вы не имеете магических способностей, но ваши технические достижения впечатляют. Мы хотим жить открыто. Мы будем помогать вам. У нас, у магов, например, нет проблем с зубами, мы их просто выращиваем. И сможем в этом помочь нашим братьям.

Неизвестно, на что он рассчитывал, но зрители в студии застыли в совсем недружелюбном молчании. Очевидно было, что его или не поняли, или поняли неправильно.

Он открыл рот, чтобы как-то попытаться исправить положение, но слово взял ведущий и пустился в пространные рассуждения о том, что они только что увидели. Он приглашал к сотрудничеству экспертов разного рода. И закончил тем, что привел известную цитату о Горации и мудрецах, которым многое и не снилось.

Наблюдатели от министерства схватились за голову, полетело срочное сообщение министру, но дело было сделано. Бомба рванула.

Этот шаг был хорошо просчитан и отрепетирован. Мистер Смит потирал руки, а бедный Артур Уизли, переживший свои пятнадцать минут славы, лежал в темном переулке мертвый, без признаков насильственной смерти.

Информационная война набирала обороты.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 00:33 | Сообщение # 94
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 12


(отбечено)

Джинни уселась прямо на каменный пол тоннеля, подогнув под себя ноги в почти мальчишеских полуботинках.

- Я попрощаться пришла, - сказала она, сосредоточенно роясь у себя в кармане. – Я тут тебе с пира кое-что принесла.

Она стала вытаскивать из кармана и вкладывать себе на колени пирожки. Их было много - уж точно больше двадцати.

- У тебя, что? Карман бездонный что ли? – угрюмо поинтересовался Том. Эта рыжая была такой настойчивой и поднимала в туннелях такой шум, что хочешь – не хочешь, а приходилось являться на ее зов, а то ведь эта мелкая могла и всю школу перебудить.

- Угу, - согласилась Джинни. – Брат Билл заколдовал. На всякий случай. Ты, это, рот раскрой, я тебе на язык пирожков наложу. Только не закрывай, а то ты мне руку оттяпаешь и даже не заметишь.

- Пирожки-то хоть с чем?

- Это - с мясом, это - с требухой, а этот, наверное, с вареньем. Ну, ничего, сойдет, Все равно внутри там перемешается, - приговаривала девчонка, выкладывая пирожки Тому в пасть. – Все, можешь лопать.

Это был как раз тот случай, когда согласиться было легче, чем пытаться отказаться. Поэтому Том проглотил пирожки.

- Я буду звать тебя Спайком, - между тем продолжила Джинни.

Том чуть не подавился: - Чего?

- Так собачку мою звали. Только ее близнецы заколдовали в камешек и во двор выбросили. До сих пор ищу, - пояснила девочка. – Жаль, что ты такой здоровый, а то бы я тебя с собой взяла. Мы бы так славно садовых гномов гоняли!

- А мне-то как жаль! – отозвался Том.

Рыжая сарказма не услышала:
- Не расстраивайся, Спайки, ты и оглянуться не успеешь, как лето пройдет и я вернусь.

- Ты у меня пока один, это потом, когда я вырасту, мне придется замуж выйти, а пока…

- А что, ты уже присмотрела за кого?

- Мама с директором договорились, что за Поттера, но он мне как-то не очень. Но все равно пойду за него. Я как представлю, что иду с ним к алтарю, а все эти кривляки-богатейки мне завидуют, а я им – во! – она продемонстрировала оттопыренный средний палец.

- Господи, дите! Где ты такого набралась? Леди не пристало такие жесты делать, - ошарашено пробормотал Том.

- Не ссы, Спайки! Я его букетом свадебным прикрою, я ж понимаю!

- Ну, тогда я спокоен, раз букетом прикроешь. Иди уже спать, невеста!

- Ну, ладно, я пошла, и правда пора, а то наша толстуха опять смоется с портрета пьянствовать в честь окончания учебного года. Не скучай! – она послала василиску воздушный поцелуй, потом подумала и чмокнула его уже по-настоящему куда-то в морду и, посвистывая, отправилась восвояси.

- Это кому ж повезет такую оторву замуж взять? – покачал башкой Том. - Все-таки расти с таким количеством братьев очень вредно и почти необратимо, - прошипел он и пополз дальше, все еще возмущаясь и качая головой.

****

Телепередача имела успех и вызвала большой резонанс. Как и предполагал мистер Смит, большинство посчитало это ловкой мистификацией, но вот последующие события убедили даже самых скептически настроенных зрителей. Уже в ночных новостях показали горящий дом, больше похожий на скворечник, где среди яростных языков пламени металось странное существо, мало похожее на человека. Оно горестно выло, но даже не пыталось выбраться из огненной западни. А еще жители небольшого селения все как один говорили, что никогда не подозревали, что на болотах кто-то живет.

Даже более того, никто из них даже не видел своих странных соседей. В потушенном почти полностью сгоревшем доме никаких останков обнаружено не было.

Это происшествие подкинуло дровишек в общественную паранойю. Выходило так, что пресловутые маги действительно существуют, живут рядом, считают честных, законопослушных граждан почти людьми, делают деньги из воздуха и еще черт знает что могут творить, пользуясь своими силами. Не зря же эти ужасные маги прикончили предателя и сожгли его дом.

Напрасно серьезные дядьки в телевизоре надували щеки и с умным видом утверждали, что этого не может быть, потому что не может быть никогда, им уже почти никто не верил. До полноценной паники было еще далеко, но фитиль уже был подожжен.

Переговоры господина министра с маггловским премьером тоже ни к чему не привели. Чиновники разводили руками и сами ни в чем разобраться не могли. Ведь даже если предположить, что мистер Уизли окончательно свихнулся и пошел на разглашение секретных данных, то откуда маггловские журналисты могли пронюхать о месте его жительства и так удачно подоспеть к пожару? Очень многим в министерстве было известно, что защиту на дом Уизли устанавливал сам Дамблдор. И уж совершенно точно известно было, что никто из официальных лиц приказа о ликвидации предателя и поджоге его дома не отдавал. А еще непонятно было, куда делась миссис Уизли, потому что в метавшейся по пожарищу фигуре был опознан упырь, видимо, живший в доме.

Магический мир тоже застыл в тревожном ожидании. «Ежедневный пророк» вышел с паническими заголовками: «Статут секретности был нарушен главой семьи предателей крови», «Таинственное убийство предателя», «Гибель родового гнезда Уизли» и так далее.

Положение усугублялось тем, что в этот же день к вечеру должны были вернуться дети из Хогвартса.

Чтобы случилась катастрофа, достаточно было одной искры, и она не заставила себя ждать.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 00:34 | Сообщение # 95
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 13


(отбечено)

Северус узнал о происшедшем тем же вечером, и даже посмотрел по телевизору некоторые комментарии к телепередаче по телевизору на Тисовой улице, где и состоялся военный совет. Стало понятно, что противник перешел к активным действиям и медлить больше нельзя. Прежде всего необходимо было решить, что делать с толпой школьников и их родителей, которые соберутся на вокзале Кинг-кросс. Как бы ни маскировались маги, а вычислить их в толпе не составит труда.

- Милорд, вам придется в открытую взять руководство школой, министерству, скорее всего, не удастся взять ситуацию под контроль - самому бы ноги унести. Надо распространить защиту Хогвартса на Хогсмит. И готовиться принимать беженцев и здесь, и в Вересковых холмах, - сурово произнес владыка Эльдортх, обращаясь в Северусу.

- Отправку детей мы сможем задержать, но как предотвратить заварушку на вокзале? Я почти уверен, что Смит воспользуется возможностью и устроит что-нибудь. Мы можем отправить сов родителям, их должно хватить, но не факт, что родители послушаются. Такого в истории еще не было.

- Так и сидхе вернулись в этот мир не случайно, - ответил ему Эльдортх. - А насчет родителей… Наше дело прокукарекать, а там хоть не рассветай! Они взрослые маги, в случае чего, справятся.

Северус ответил ему взглядом, полным сомнения, но ничего не сказал. Он решительно поднялся.

- Люциус, на всякий случай подежурь на вокзале. Возьми с собой Бобби с ее новым дружком. Они вдвоем – страшная сила. Напугают кого хочешь. Но все-таки постарайтесь, чтобы все прошло тихо. Нам лишняя реклама не нужна. Судя по всему, для мистера Уизли это ничем хорошим не кончится.

Он и сам не знал, что именно в этот момент окрыленный и счастливый Артур Уизли словил свою Аваду. Он даже не успел расстроиться и что-нибудь понять, так и умер счастливым.

На этом военный совет закончился.

Вернувшись в Хогвартс, Северус, несмотря на ночное время, послал патронуса преподавателям с просьбой срочно собраться у директорского кабинета.

А когда сонные и недовольные преподаватели собрались, кратко обрисовал им ситуацию.

- Я что-то не припомню того, момента, чтобы вас, профессор Снейп, кто-нибудь назначал директором! - вскинулась Минерва.

- Его выбрал сам Хогвартс, - гаркнула горгулья при входе в кабинет и недобро посмотрела на МакГонагалл.

Женщина от неожиданности слегка попятилась, поджала сухие губы, но спорить не стала.

- Очень любезно с вашей стороны сообщить нам эту новость, но, может, тогда вы пропустите нас в кабинет, чтобы мы могли спокойно обсудить насущные вопросы, - обратился к Горгулье Северус.

Горгулья молча открыла проход.

Больше никто не оспаривал право зельевара распоряжаться тут. Да кроме МакГонагалл никто об этом и не подумал, так потрясло всех известие о том, что статут секретности был так явно и необратимо нарушен.

****

В одном Северус только ошибся. Мистер Смит не думал нападать на детей магов на вокзале. Он планировал сделать это по пути к нему. На пустынном отрезке пути были разобраны пути. Машинист вынужден был затормозить. Ему бы понять и аппарировать куда-нибудь подальше, но машинист был привязан к своему паровозу. Он казался ему чем-то незыблемым и вечным, и он не покинул его даже тогда, когда крепкие мужчины в камуфляже стали окружать его детище.

Боевики рано радовались: расстреляв в упор безоружного машиниста, они ворвались в вагоны, но тут их поджидал сюрприз. Поезд был пуст. Детей в нем не было.

Напрасно машинист Хогвартс-экспресса не послушался Северуса и отправился в этот свой последний маршрут. Для него, безымянного в этой истории, было невозможно отменить отправление. В этом был смысл его жизни, и он принял свою смерть вместе со своим паровозом.

Фотографии сожженного и покореженного Хогвартс-экспресса на следующий день потрясли жителей магической Британии.

****

Надо сказать, что и остальных жителей Великобритании ждало свое потрясение. На следующий день по телевизору было показано зафиксированное камерой нападение страшного существа. Это был явно вампир, который напал на посетителей и клиентов химчистки в небольшом шахтерском поселке на севере.

Документальные кадры стали шоком. Недаром дикторы предупреждали перед показом, что не всем стоит на это смотреть. В считанные секунды семеро посетителей химчистки превратились в неопрятный фарш, а потом виновник страшной трагедии движением руки привел себя в нормальный вид и не спеша покинул место преступления.

Если бы магов спросили, зачем «вампиру» бессмысленно и жестоко убивать людей просто так, они бы смогли что-нибудь пояснить и объяснить, но это была провокация, и она сработала. Никто ни о чем спрашивать виновную сторону не собирался, они были виновны - и все.

Магглы стали организовывать отряды самообороны по всей стране при полном бездействии властей.

Как ни странно, но первыми жертвами этих отрядов стали разного рода шарлатаны и гадатели, которые таким немудреным способом пытались заработать на жизнь. По всей стране заполыхали гадательные салоны и офисы народных целителей.

Но это было только начало. Очень скоро эти стихийные отряды получили поддержку в виде крепких нестарых мужчин с военной выправкой. Война вступила в новую фазу.



Автору про войну писать неинтересно. На этом я заканчиваю третью часть «Вереска». Пусть каждый читатель сам представит ужасы этой войны. Я больше не планирую исчезать надолго, и дальше будет только про наших героев, которые в трудных условиях попытаются найти выход из трудной ситуации, в которой оказался магический мир. Ну и всякая любовь-морковь только в четвертой части. Засим и прощаюсь. Спасибо всем.



Продолжение следует...



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:18 | Сообщение # 96
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Часть 4. Глава 1


(отбечено)

Пусть у Северуса буквально отваливаются ноги от усталости, болит голова, но и сегодня перед тем как уйти спать, перед тем как просто рухнуть в кровать, чтобы проспать три-четыре часа и снова тянуть лямку, он пришел сюда.

Вот уже полгода он приходит в подземелья, в то место где раньше была дверь в Подхолмье.

Сейчас этой двери нет. Нет, как будто и не было никогда. И, как обычно, рядом бесшумно появляется Рози. Она тоже ждет…

Они знают, что долбить стену бесполезно туда, куда ушли их родные, не докопаться, а начиналось все так:

В дверь кабинета Северуса просунулась голова Луны. Это всегда его напрягало, потому что просто так девочка никогда не приходила. Значит, сейчас она что-то сообщит, и что от этого ждать, неизвестно.

Луна немного сонно улыбнулась и сказала просто, что Хель ждет их с Томом. Северус выдохнул: на фоне развертывающихся трагических событий это сообщение было не самым страшным.

Зельевар с василиском встретились с Хель среди вереска.

Богиня не язвила, не играла с ними как кошка с мышью, не поучала и не шутила. Сказала просто, как отрубила:

- Вы проиграли… Если вы не готовы залить землю кровью, то у магов нет шансов.

Том возмущенно взвился:
- Ты, сестрица, зачем позвала? Вот эту херню сообщить? Кто мне пенял то, что я слишком рьяно служу тебе для пополнения твоего царства? А теперь…

- Томас, ты бы помолчал лучше! Дай старшим высказаться! – оборвала его Хель. – Вотан гадал по рунам. Выходит, что исход и у нас, и у вас один. Ваши сидхе должны увести всех из этого мира. Прежние в далекие времена начали это делать, но тогда им незачем было торопиться – места хватало всем. Но они еще маленькие и не вошли в полную силу. Они должны уйти в Подхолмье. Одни. Там время идет по-другому. Они вырастут. Место это наполнится ими, а они наполнятся этим местом. Если смогут, они создадут новый мир и для вас, и для нас.

- Но… - Северус почувствовал, что земля уходит из-под ног.

- Северус, ты ведь так и не понял, что произошло? Почему погибли старые сидхе? Почему мир покинули такие прекрасные и чудные создания? Такие мудрые и всемогущие? Это произошло потому, что все, что не касалось их интересов, им было глубоко безразлично. Им было все равно, добро или зло правит миром. И в конечном итоге их безразличный мир их и погубил. А теперь мы имеем новую поросль сидхе – сидхе, которые большей частью люди! Ты понимаешь, что это значит?

Зельевар неуверенно кивнул.

- Я не думаю, что это так хорошо, как вы оба, я вижу, полагаете, - проворчал Том. – Людишки по большей части совершенно никчемные создания. Жадные, агрессивные, глупые…

- Да, кто же спорит, - устало возразила Хель, - но даже боги должны родиться в человеческом теле. Пройти испытания, выпавшие на смертную долю, чтобы потом вернуться туда, куда мы все стремимся… А впрочем, вам это все знать совершенно не обязательно… Главное, что у людей есть путь, а пойдут они им или нет, это только им и выбирать.

- Да где уж нам, смертным! – снова подал голос Том.

- Не зли меня, змееныш, давай-ка сюда «Дары смерти» - я знаю, ты собрал все - и валите уже. Все равно от вас уже ничего не зависит! – прикрикнула Хель, затем сотворила из отданных ей «даров» неказистый браслет и подала обратно зельевару. – Это для управления дементарами. Они вам понадобятся.

Сказала и пропала.

- Слушай! А может, все-таки, геноцид? – с надеждой спросил Том.

- Да, отъе…сь ты от меня! – сорвался зельевар. – Откуда я знаю?!

Он резко развернулся и пошел к выходу из тайной комнаты, и только полы его мантии черным парусом взметнулись за ним.

- Укатали сивку крутые горки, - вздохнул темный лорд. - Рози! Рози! Голубушка, посмотри в подземельях, там рыжая не шатается? – обратился он к появившейся домовухе. – Замучила она меня!

****

Зельевару не пришлось сообщать эту новость детям, когда он появился у них в гостиной, они уже все знали и даже собрались.

Если быть честным, то Северус просто растерялся. Впервые он просто не знал, что ему делать. Одна часть рвалась хватать и не пускать, а вторая понимала, что он не сможет задержать их. Они стояли, такие родные, а с другой стороны, как будто и незнакомые совсем. Такие странные и таинственные, с нечеловечески мерцающими глазами.

- Мы вернемся, - сказала Луна.

Северус сглотнул ком в горле и кивнул. Он проводил их до самой двери. И только перед тем, как шагнуть в Подхолмье, Гарри обернулся и как отчаянно, совсем как раньше, крикнул:

- Я буду скучать, Северус!

Тут как будто пелена спала с зельевара, он рванул за своим малышом, но между ними выросла стена. Двери в тайную комнату уже не было.

И вот уже полгода нет ни Гарри, ни Гермионы, ни Драко, ни Рона, ни Луны.

А есть толпы беженцев, которых нужно кормить поить, гасить конфликты и ждать… Каждый день ждать.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:19 | Сообщение # 97
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 2


Минерве МакГонагалл за всю ее карьеру не приходилось никогда менять своего мнения. Она всегда придерживалась того, что казалось ей правильным. Ни для кого не секрет, что она уважала Дамблдора, преклонялась перед ним и в тайне надеялась пережить его в школе, чтобы, конечно, продолжать его политику приверженности общечеловеческим ценностям. Это было правильно и хорошо. Было еще несколько аксиом, которые свято принимались на веру: Слизерин – плохо, Гриффиндор – хорошо. А почему так, а не иначе, даже особенно не обдумывалось. И без этого хлопот полон рот.

В тот день, когда зельевар объявил на завтраке, что отправка детей по домам откладывается на неопределенный срок, она обрадовалось. Сердце сжалось в приятном волнении. Минерва ждала скандала и позорного изгнания выскочки. Знала бы она, что этот день станет для нее днем краха ее налаженного уютного мирка, где белое - это белое, а черное – это черное. Этот мир рухнул, сгорел вместе с Хогвартс-экспрессом. А человек, которого она считала случайным, этаким капризом великого старца, человек по имени Северус Снейп откроется ей совсем с другой стороны.

Это ведь она должна была сообщить детям Уизли о том, что их отец убит, мать пропала, а дом их сгорел. Это она должна была защитить своих студентов, когда вся школа ополчилась на них, но, занятая собственными паническими мыслями, даже не подумала об этом. Все это сделал он. И как сделал!

И вообще, у нее в это время на многое открылись глаза. Еще когда выходил «Ежедневный пророк» и сыпались новости одна страшней другой, в школе образовался островок безопасности и благополучия. Да и сам замок как будто помолодел. Пропала исчезающая ступенька, не мотались без толку приведения, даже Пивз перестал хулиганить. Несмотря на то, что дети не были заняты уроками, в школе как бы сами собой наладились железная дисциплина и порядок. Даже межфакультетская вражда притихла, как будто и не было ее никогда. И при этом новоявленный директор даже не повышал голоса, не дергал преподавательский состав. Все как бы само устраивалось.

Минерва с удивлением заметила, что другие учителя давно уже организовали какие-то кружки, летние занятия. и только она одна не при деле. Она вдруг почувствовала себя такой старой… Не было уже железной леди Хогвартса, а была растерянная немолодая женщина, которая, видит Мерлин, совсем не знает, что и как ей делать в этой новой, незнакомой ей школе.

Дело ей, конечно, нашлось, но не без помощи того же зельевара. Он на завтраке предельно учтиво попросил ее помочь в составлении писем для родителей и выпускников Хогвартса. И она взялась за это дело. И совы полетели во все концы страны с приглашением в случае опасности в Хогвартс.

Родители учеников появились в первый же день. И некоторые забирали своих чад по домам, но таких было единицы. Большинство соглашалось, что пока обстановка не утрясется, детям лучше побыть в замке. А потом потянулись беженцы со страшными рассказами о зверствах магглов. Дел стало больше. Она и сама не заметила, что с утра до вечера о чем-то хлопочет, кого-то устраивает и успокаивает. Но сама она черпала уверенность и спокойствие в фигуре нового директора, который по ее мнению успевал всюду и везде.

Сама она оплошала только один раз. В ее дежурство, организованное директором, она увидела группу людей, пробивающихся в Хогвартс.

Она уже собралась поднять тревогу, когда она узнала этих людей. И рука, занесенная вызвать патронуса, дрогнула. К замку пробивались Пожиратели смерти, которые, по-видимому, сбежали из Азкабана.

Изможденные и истощенные, одетые в какие-то лохмотья, с одной палочкой на всех, они держали щит против автоматного огня, но сил не хватало. Несколько пуль уже нашли свою цель, а старая женщина еще так и стояла столбом.

Кто-то оттолкнул ее с дороги. Если бы все прошло по штатному расписанию, то маскировка замка не пострадала бы, и магглы бы по-прежнему были уверены, что замка на месте нет, но теперь дорога была каждая минута, и времени на то, чтобы сделать все нормально, не было. Северус поднял тревогу. С башни Хогвартса сорвались два дракона, которых изображала Бобби с приятелем, а зельевар накрыл группу беглецов щитом.

Страх перед крылатыми ящерами был так велик, что даже их иллюзорный огонь из ощеренных пастей вызывал у магглов настоящие ожоги...

Вооруженные магглы бросились врассыпную.

- Северус, но… - залепетала Минерва, - это же…

Он посмотрел на нее устало и как-то обреченно:

- Сейчас не время, Минерва. Враги у нас все там, - он махнул рукой в сторону леса. Помогите мне с ранеными и собирайте совет. У нас всего несколько часов.

- Они увидели нас? – с ужасом спросила МакГонагалл.

- Я думаю, да.

- Тогда, с вашего позволения, я в лес, поохочусь, - сказал Том, выскальзывая из кармана зельевара. Здравствуйте, леди и джентльмены! Какие люди! И без охраны! – прошипел довольный произведенным эффектом василиск, принял свой натуральный вид и кинулся в погоню.

- Это что было? – спросила обалдевшая Минерва, провожая монстра глазами.

- Это? Это наше тайное оружие – чудище Слизерина! - с какой-то даже гордостью ответил Северус. – Мэм, не отвлекайтесь… носилки… нужны носилки… Позвольте представить, хотя вы, наверное, уже в курсе. Это госпожа Беллатрикс Лейстренж. Закройте рот, сударыня, а палочку вашу позвольте сюда, - протянул зельевар руку за палочкой. - Во избежание недоразумений. Минерва, помогите ей. Это - ее муж. А это - без сознания - господин Антонин Долохов, наш гость с востока. А это – какой сюрприз! – сам господин Сивый!

- Какого черта ты здесь распоряжаешься? - захрипела сорванным голосом Белла.

Зельевар проигнорировал ее вопрос и вызвал домовичку.

- Рози, срочно Люциуса сюда и предупреди домовиков Хогвартса, чтобы готовились к эвакуации, - потом он повернулся к Пожирательнице:

- Мэм, если вас что-то не устраивает, я могу оставить вас здесь. А если вы нуждаетесь в помощи, но попридержите свой язык, - сказано было спокойно и даже доброжелательно, но Белла послушно заткнулась, будто почувствовала что-то.

Поблизости появился Люциус.

- Что творится? Драконы?! О, какие гости! Северус, что творится-то? И как эти господа сюда попали?

Сивый прокашлялся и сказал:
- Дементоры ушли из Азкабана. Просто ушли - и все. Надсмотрщики запаниковали, а тут нападение… Магглы. Мы забрали у мертвого вертухая палочку и бежали… но он, умирая, успел нам сказать, что силы сопротивления здесь. Мы думали, что тут Лорд, но, кажется, это не так? Чего молчишь?

И Люциус, и Северус как-то неопределенно пожали плечами, а МакГонагалл сделала круглые глаза:

- Директор? Он что, спросил о Темном лорде? И почему вы ему не ответили? Воландеморт в замке?

- По-моему, вы крайне неудачно выбрали момент для допроса, - рассердился Северус. - И, насколько я знаю, сейчас в замке его нет, - раздраженно ответил Северус. – У него большая охота, он пытается спасти наши шкуры, а сейчас, господа, я прекращаю диспут. Если кто не понял, получит «Силенцио». Люциус, детей в Малфой-мэнор, беженцев в Вересковые холмы. Никакой аппарации, только магия домовиков. Здесь останусь только я с замковыми эльфами, которые не захотят эвакуироваться.

- Северус, но зачем нам пытаться защищать замок, если в нем никого не будет? – всплеснула руками МакГонагалл.

- Сюда вернутся наши дети, - тихо ответил ей Люциус. – Сев, я не оставлю тебя одного.

- Я буду не один, я собираюсь вызвать дементоров, - зельевар продемонстрировал уродливый браслет. – За дело, господа. Раненых сразу в Принц-хаус. Незачем им с детьми болтаться…

Часов через пять, когда замок опустел, зельевар уселся у ворот и стал ждать. Из леса выполз довольный василиск.

- Надеюсь, что никто не ушел, но не уверен, - прошипел он устало. - Быстро бегают - тренированные, суки.

- Не думаю, что нам так повезло, - отозвался Северус. – Ты давай, вали домой. Я думаю, что против тебя они уже что-то придумали.

- Знаешь что… ты, конечно, главнокомандующий и все такое, но этого от меня потребовать не можешь. Я задолжал кое-что этому миру, поэтому я не уйду, даже и не пытайся, - сказал Том и уложил свою голову у ног зельевара.

- Спасибо, - просто ответил Северус.

- Не за что…

Потом к этим двоим притрусили две козы, вернее, коза и козел. Бобби со своим дружком даже слушать ничего не стали. Улеглись поодаль и принялись тихо беседовать.

Северус и не заметил, как у него под боком замурлыкал Ульх, по-деловому вылизывая свою шерстку.

- Ты же не думал, что я пропущу такое веселье? – прищурился он. – А потом, моя миссис Норрис любит героев.

Ну и, конечно, явился Люциус во главе подлатанных на скорую руку спасенных пожирателей и Сириуса, который держался спокойно и уверенно.

- На кого ты оставил Вересковые холмы? – обреченно спросил зельевар.

- О, там желающих покомандовать много, но вообще-то пришлось владыку уговаривать, - неопределенно хмыкнул Люциус.

- Я представляю, как ты этого добился, - усмехнулся Северус.

На лужайку перед замком стали собираться эльфы Хогвартса.

Защитники замка сидели и ждали. До нападения оставались считанные минуты.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:20 | Сообщение # 98
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 3


(отбечено)

Вертолеты заходили с юга. Пока еле различимые, они смотрелись даже красиво. Этакий клин неведомых птиц, несущих смерть.

- Северус, - прошипел негромко василиск, не спуская глаз от приближающего врага, - ты это… если что… эту рыжую малявку… не оставь! Не то, чтоб меня это сильно беспокоило, но…

- Не говори глупостей, сэр Томас! Мы не будем с ними биться, только держать оборону. Не высовывайся, пожалуйста! И не надейся скинуть на мои плечи свою «повелительницу». Это твой крест, тебе его и нести!

- Я всегда знал, что могу рассчитывать на тебя, - проворчал василиск.

Северус не ответил, он смотрел на приближающиеся вертолеты, часть из которых пошла на посадку в запретном лесу, а часть приближалась к замку.

Он вскинул руки, и из его волшебной палочки вырвался фиолетовый луч, ставший впитывать в защитный контур замка силы сына Одина. Люциус присоединил свой луч. Пожиратели тоже принялись укреплять защиту замка своими силами.

Защита замка выглядела, как огромный мыльный пузырь, по поверхности которого плавали фиолетовые молнии. Выглядело это довольно устрашающе.

Группа домовиков ощетинилась старинного вида арбалетами.

- Как думаешь, откуда они их вытащили? – шепнул Люциус, не прерывая своей работы.

- Похоже, это единственное, что мы можем им противопоставить, - ответил Северус. – Нам придется многое пересмотреть в своем отношении к домовикам… если выживем, конечно! Всем внимание!

Рядом то ли молился, то ли матерился Долохов. Кто этих русских разберет, они все делают одинаково страстно. Беллатрикс предпочитала ругаться по-английски, и было заметно, что тюремное заключение в этом плане пошло ей на пользу. Словарный запас увеличился невероятно. Люциус даже оглянулся на женщину шокированно: - Леди?!!!

- Да пошел ты, Люц! Нашел время … - не осталась в долгу пожирательница, и, хоть ее луч был намного тоньше, чем у Люца, видно было, что он пьет силы женщины очень быстро.

Между тем боевые летающие машины магглов приближались. Их было не меньше десятка.

- Этот сучонок что, НАТО привлек к своим операциям? - потерянно произнес Люц.

- Я не знаю, что ты имеешь ввиду, но похоже, нам тут всем п…ц! - высказался кто-то, скорее всего, Сивый.

- Ну, это мы еще посмотрим! – воскликнул василиск, свивая и развивая огромные кольца. – Зассал, волчок?! Это тебе не беззащитных людишек по лесам гонять! Герой хренов!

- О-о-о, мой лорд! Что они с вами сделали? - почти заскулил Сивый.

Все дальнейшее потонуло в страшном грохоте - противник открыл огонь. Снаряды, сталкиваясь с защитным контуром, исчезали в ослепительной вспышке. Они то ли взрывались, то ли аннигилировали. Одна из машин пошла на таран и тоже исчезла в яркой вспышке со страшным грохотом. Защита устояла. На нее снова полетели снаряды, попарно срываясь с носа винтокрылых машин. Еще парочка вертолетов синхронно врезалась в призрачную защиту замка и тоже исчезла в взрыве.

У Долохова и Беллы из ушей и носа пошла кровь. Но они упрямо подпитывали контур своими силами, хотя видно было, что надолго их не хватит.

Наверное, если бы все машины противника одновременно атаковали защиту, ей бы не устоять. Но наемникам, по-видимому, не слишком хотелось повторять опыт своих не слишком удачливых соратников. Они зависли поблизости и продолжали обстреливать защиту, не пытаясь проникнуть внутрь.

Среди страшного грохота спина к спине стояли сыны богов, как титаны, и продолжали держать оборону. Смотреть по сторонам у них не было ни сил, ни возможностей, поэтому они не заметили, что из запретного леса выдвинулись боевым порядком не менее двух сотен здоровенных маггловских вояк в полной боевой выкладке.

За спинами дюжих наемников в камуфляже поспешал, спотыкаясь, сам бывший директор замка с палочкой наизготовку.

Хоть ему и было приказано возглавить военных, он не спешил в первые ряды, здраво рассудив, что надо уступить место профессионалам.

И, если честно, ему все меньше и меньше нравилось то, во что ему пришлось ввязаться благодаря братцу. Пот заливал глаза, он отвык так быстро ходить по пересеченной местности, уши заложило от непрерывного грохота, хотелось аппарировать отсюда куда подальше. Но еще звучали в уме прощальные слова Аберфорта:

- Я больше не собираюсь терпеть балласт в твоем лице, мой дорогой брат. Или ты своими руками сравняешь это место с землей, или сам в нее ляжешь! Удачи, братец!

Умирать, да еще так мучительно, как те маги, что попали в лабораторию мистера Смита, отчаянно не хотелось, поэтому он продолжал трусить вслед за военными, проклиная свою несчастливую судьбу.

Когда от замка отделились три громадные змеи устрашающего вида и стремительно двинулись навстречу наемному войску он закричал старческим фальцетом:

- Спокойно!!! Это иллюзия! Я с этим справлюсь сам!

Надо ли говорить, что прав он был только отчасти. Когда они с братом обсуждали прошлые боевые действия, они пришли к заключению, что их противники не могут использовать настоящих монстров. Откуда бы? Драконы, василиски, великаны? Бред! Скорее всего, маги использовали иллюзию, а остальное доделали страх и внушение. Ну что ж, в основном это были правильные выводы, жаль, что ни тот, ни другой не присутствовали на поле боя дольше, чем это требовалось, тогда бы они не сделали таких непоправимых ошибок.

Первое заклинание и вправду подействовало. И на месте василиска застыла канализационная труба с нарисованной веселой рожицей. Эта метаморфоза вызвала у вояк довольный рев, и они снова пошли в атаку. Что ж, они сами выбрали свою судьбу. Второе заклинание не подумало останавливать монстра. Он продолжал молниеносно приближаться к людям.
А дальше вообще началось что-то невообразимое. Наемники застывали статуями, а из леса черными тенями полетели дементоры. Как падальщики, они принялись присасываться к запаниковавшим военным. Атака захлебнулась.

- Эспекто патронум!– завопил Дамблдор. С конца его палочки сорвался призрачный феникс. Он смог отогнать, но не изгнать тварей. Они готовились снова напасть. Да, в общем, в этом не было никакого смысла, потому что василиск все приближался и приближался. Директор запаниковал.

- Да пропадите вы все пропадом, - простонал старик и аппарировал. - Это не моя война, - твердил он. - Ты, братец, начал это все, тебе и разбираться.

****

Если бы у защитников замка была хоть какая-нибудь связь с дементорами и они могли их направить на экипажи вертолетов, победа была бы на их стороне, но связи не было. Одна из боевых машин открыла шквальный огонь по василискам.

- Я ж говорил ему!!! – закричал Северус, он мог только беспомощно наблюдать, как несколько снарядов пробило шкуру Тома. – Нет!!! Нет!!!

Василиск забился, заливаясь кровью, второй исчез из поля зрения, а через несколько минут боевая машина забулькала оглушительно, ее моторы заглохли, и она стремительно понеслась к земле, где и взорвалась со страшным грохотом. Что уж Бобби показала маггловскому летчику, неизвестно, но, так или иначе, а с этим вертолетом было покончено.

Северус смог только кивнуть Люциусу, который, сжимая зубы, продолжал почти в одиночку держать защиту, а сам кинулся спасать Тома.

Если бы кто-нибудь раньше ему сказал, что он будет рвать жилы в стремительном броске к раненому, истекающему кровью лорду, он бы ни за что не поверил, но сейчас он точно знал, что не даст ему погибнуть. Он бежал по открытому пространству, а еще одна боевая машина врага развернулась к нему, прекратив обстрел замка, и начиная охоту за ним. Неизвестно, нарочно ли он оттянул огонь на себя, вместо того чтобы аппарировать к Тому, но расчет был верным. И с этой винтокрылой машиной разобралась Бобби, и та, тоже крутясь и кувыркаясь, полетела к земле.

Он добежал до бьющегося на земле Тома, обхватил его шею, и аппарировал с ним под защиту замка. Он рисковал, но выбора у него не было.

- Держись, братишка, - хрипел он. – Сейчас я тебе помогу. Не торопись к Хель. Она хоть и сестра тебе по крови, но особа не слишком приятная! Держись! Он накладывал на Тома исцеляющие заклинания и краем уха слышал, что обстрел прекратился и грохот моторов стал отдаляться.

- Кажется, они ушли, - усталым голосом протянул Люциус, усаживаясь на землю и глядя в след удаляющимся вертолетам, – Северус, мы отбились! Как там Том?

- Жить будет, - не слишком уверенно ответил зельевар.

- Да, что, черт возьми, тут происходит? – закричал Долохов размазывая кровь по лицу. - Эти магглы что, все с ума посходили, пока мы в тюрьме отсиживались? Я видел, с ними Дамблдор? Это что? Глюк?!!

- Если бы… - горько заметил Люциус, рассматривая свои трясущиеся руки. – Это война, мой русский друг! Война на уничтожение!

****

Дамблдор аппарировал не в ставку Аберфорта. Он решил, что с него братской любви, пожалуй, хватит. У него был еще родительский дом, где он мог бы собраться с мыслями, и где хранилось несколько запасных порталов в разные места.

- С меня хватит… С меня хватит, - бормотал он, как бреду, пробираясь по заросшей тропинке к дому.

- Минуточку, мистер Дамблдор, - остановил его достаточно гнусный голос. Позади него стоял, переминаясь и готовясь к прыжку, здоровенный книзлл..
Старик не успел вскинуть палочку, как ему в лицо полетел шипящий и визжащий комок. Это было последнее, что директор увидел в своей жизни. Зловредная тварь выцарапала ему глаза и по-быстрому свалила.

Мучаясь болью и заливаясь кровью, старик смог остановить кровотечение, но что-то сломалось в его душе. Он забрался в дом, залез в подвал, где и сидел, раскачиваясь, подвывая и на внешние раздражители не реагируя. Там и нашел его впоследствии младший брат.

****

Пока защитники Хогвартса зализывали раны, пытались восстановить силы, домовики расстреливали поцелованных дементорами боевиков, бесцельно шатающихся и палящих во все стороны из автоматического оружия.

- Ты посмотри на этих магглов, без души, а все равно воюют, - удивился Люц.

- А она у них была? – возразил зельевар. – Как бы дементоры не заблевали нам весь запретный лес после такого угощения, - проворчал он. – Ох, чует мое сердце, это еще не конец!

Испуганные пожиратели вскинули на него встревоженные глаза.

- Северус, а ты ведь прав! Смотри! – голос Малфоя был странно спокойным. И это было страшнее всего. Все посмотрели туда, куда он показывал. С юга летело еще с десяток вертолетов, а из леса неслась новая толпа наемников.

Северус отряхнул руки, поднимаясь от раненого Тома:

- Валите-ка, отсюда! И домовиков забирайте! – сказал он не менее хладнокровно.

- Нет! – твердо и тихо возразил Люциус. – Пусть Сивый их уводит, от него все равно никакого толку.

- Это мы еще посмотрим, от кого тут нет толку, - проворчал Сивый, - я их зубами рвать стану. Вон пусть Белла сваливает, она женщина!

- Ну, значит, все здесь и поляжем, -со странным удовлетворением произнесла эта женщина, - а ты, Сивый, заткнись.

- Эх, жаль, что палочка не моя, - протянул Долохов, поднимаясь, дальше он произнес что-то по-русски. И это что-то, уж точно не было молитвой.

Надежды на то, что они смогут выдержать и второй раунд, не было никакой, но отступать они не собирались. Каждый их них приготовился к смерти, когда от замка прозвучало что-то, напоминающее звуки фанфар.

- Это дети! Наши вернулись! – срывая голос, закричал Люц. Всегда выдержанный и хладнокровный лорд Малфой был в эту минуту совсем не таким, каким его привыкли видеть. И - о ужас! Может быть, это только показалось, но из глаз сиятельного лорда бежали слезы.

Но вряд ли это кто-нибудь заметил, потому что в этот момент пытался спрятать свои.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:20 | Сообщение # 99
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 4


(отбечено)

Крик Люциуса как будто дал команду к переменам. Защита замка замерцала и стала увеличиваться вширь и ввысь. А еще она на глазах мутнела и перестала быть прозрачной и звукопроницаемой. Загалдели, словно птицы, домовые эльфы. А еще показалось, что действительность как будто умылась, настолько яркой и цветной она стала.

Северус смотрел на большие двери замка, и сердце его билось, как бешеное. Он понимал, конечно, понимал, что дети вернутся совсем не такими, какими ушли, но действительность превзошла его самые смелые ожидания. Когда в темном проеме медленно открывшихся дверей появились высокие тонкие силуэты, он смог только судорожно сглотнуть. Из шока его вывел пронзительный и тонкий крик:

- Малыш!

К дверям, спотыкаясь, бежала маленькая домовушка. Северусу еще хватило разума удивиться - он и не подозревал, что Рози была тут - но дальнейшее выбило из него все мысли.

Он увидел, как один из пришедших просто рухнул на колени перед домовушкой, раскрывая объятия. Это был Гарри. Совершенно точно Гарри, но великий Мерлин, он был… Да, черт возьми, он был взрослым!

Северус знал, что для этого они и ушли, но все равно данный факт больно ударил его по нервам. В мире больше не было его маленького мальчика. Не было человечка, ставшего для зельевара смыслом жизни, а был юный сидхе, такой… и не описать это создание, вошедшее в полную силу. Первое, что бросалось в глаза - это волосы. Похоже, они были живыми. У повзрослевшего Драко, к примеру, они, забранные в высокий хвост, выглядели так, что шевелюра Люциуса, гордившегося ею, казалась тусклой соломой. У девчонок волосы были распущены и доставали пояса. Они были разными, но общее в их облике все-таки было. И дело даже не в том, что, что они были необычайно красивы, даже рыжий Рон с веночком из васильков на полыхающих пожаром волосах был изумителен, а в том, что эта красота была не в красоте черт или совершенстве фигуры, хотя и это, несомненно, присутствовало. Дело было в том, что во всем облике присутствовало что-то волшебное, действительно волшебное, будто сама магия оттачивала и совершенствовала этих своих детей, наполняя их глаза необычайным светом, а черты - природным совершенством.

Пришедшие сидхе окружили Гарри, который держал в объятиях старенькую Рози, рыдающую в голос, и Северус, похоже, понимал, почему. Гарри гладил старушку по спине, а сам во все глаза смотрел на него.

- У вас раненые? – обратилась высокая блондинка к зельевару. Это была Луна, светящаяся своей прежней безмятежной улыбкой.

- Да, - выдавил Северус, с трудом отрываясь от зеленого взгляда, - там Том… ему сильно досталось…

Девчонки-сидхе подошли к василиску и стали ладошками лечить змея. Чуть подсохшие раны Тома затянулись на глазах. Довольно улыбающийся Драко, наблюдавший за действиями подруг, пропел:
- Лечите его хорошенько, а то как нам без него! Без нашего Тома – никуда!

- Привет, папа! – совсем другим тоном закончил он свое выступление.

- Здравствуй, - внешне спокойно сказал Люциус, но почему-то сделал шаг назад.

- Мама дорогая, кого это мы вырастили?! - прохрипел василиск, выразив тем самым общую растерянность.

- Да вы что? Это же мы! Мы пять лет, скучали, надеялись, а вы?! – изумился Драко. Мы такие же, как и были, только выросли!

- Да, я понимаю, - кашлянув, ответил Люц, - только это все-таки не укладывается в голове. Здравствуй, сын, - добавил он гораздо мягче, и Драко бросился ему на шею. Это было так знакомо и привычно, что разом разрядило атмосферу. Все пришли в движение, Люциус обнимал уже всех подряд, Рози тоже обнимала своих детей, только Северус так и стоял столбом.

- Ты обнимешь меня? – вопрос застал зельевара врасплох. Гарри стоял так близко и так знакомо, и в то же самое время совсем по-другому, заглядывал ему в глаза.

- Э-э, конечно, - пробормотал зельевар, пряча глаза. Смешно сказать, но этот несгибаемый человек, похоже, первый раз в своей жизни по-настоящему смутился.

И его обняли и поцеловали в уголок губ, да так, что бедному зельевару захотелось провалиться сквозь землю. Ему показалось, что его смятение и смущение заметил весь свет, хотя конечно, это было не так. Все были заняты: смеялись, здоровались… Только кучка пожирателей стояла настороженно и с изумлением рассматривала разворачивающееся перед ними действо. Сивый вел себя вообще странно. Он, как пес, переходил с места на место, тянул носом воздух, еще минутка - и казалось, что он просто кинется к незнакомцам, помахивая отсутствующим хвостом, чтобы начать лизать им руки.

- Это сидхе! – бормотал он себе под нос. – Это сидхе!!!

- Сивый, ты тронулся? Какие сидхе? – возразила ему Белла – Откуда?! У тебя от страха в голове помутилось?

- У него природное чутье, моя дорогая соратница, а оно не ошибается, - возразил ей выздоровевший василиск.

- Яйца Мордреда, куда мы попали? Это сказка или бред? Может, нас уже дементоры обсосали? – простонала женщина.

- Привыкайте, дорогая! – бросил ей Том. – Я же привык!

- Да я вижу! Мой лорд ползает на брюхе. Полукровка Снейп командует так, будто он королевского рода, а еще у них пятеро сидхе разгуливают так, будто это обыкновенное дело! Бедлам! Дурдом!

- Кое-что осталось, как и было, миссис Лейстренж. Я еще могу отправить вас к вашим предкам! Легко! Голову, например, откушу… - нехорошо оскалился василиск.

- Да мне без головы, наверное, будет лучше, - не угомонилась женщина. - Все равно она отказывается работать в данных условиях.

- Это можно устроить, - согласился Том.
- …мать, Белла, ты можешь помолчать? – взмолился ошарашенный Долохов. Ему тоже было не по себе.

- Я рад, что некоторые вещи не меняются! – совсем по-другому улыбнулся василиск. – Белла дерзит, Долохов матерится. Жизнь продолжается!

На этом дискуссия и прекратилась.

- А магглы-то где?! - опомнился Люциус, выбравшись из приветственных объятий. Северус тоже посмотрел на своих бывших питомцев вопросительно.

- Они там… - махнул легкомысленно рукой Гарри, - …где и были. Это мы с замком в Подхолмье. Его больше нет в Шотландии. Он теперь будет в зимнем царстве сидхе. И он, и Хогсмит, и запретный лес, и еще немного земель. Мы решили, что так будет лучше.

- Это Подхолмье?! – изумился зельевар. – Но тут и солнце и ветер? И…

- Мы прожили тут пять лет, - прервал его Драко. Мы не просто жили, мы… - он замялся, подбирая слова, - мы тут взаимодействовали, - он сказал это так, что все сразу как-то поняли, что он имел в виду. - Вот оно и…

- И Гарри… тоже… взаимодействовал? – Северус готов был отрезать себе язык за вопрос, который буквально помимо его воли сорвался с его губ.

- Гарри семейный человек, - удивился Драко, - зачем ему?

Северус, конечно, выслушал ответ, но сразу после него развернулся и фирменной походкой последовал к замку. Он чувствовал себя последним дураком и разве что не стонал он унижения и стыда. Такого ему не доводилось чувствовать раньше. С этим надо было научиться как-то жить, и все требовалось как следует обдумать.

Надо ли говорить, что Гарри не собирался давать ему этого времени. Он прекрасно знал, что навообразит его Северус, если оставить его одного. Поэтому он побежал за супругом вслед. У него было пять долгих лет, чтобы понять, что его счастье не будет легким.

****

А по пустынному берегу Черного озера растерянно бродили вооруженные люди. Над ними ревели боевые вертолеты. Солдаты удачи поливали открытое пространство кинжальным огнем из автоматов, но иллюзия, если это была она, не желала развеиваться. Тут никогда и никого не было. Ни трава, ни заросли цветущего вереска не были даже примяты. А также из окружающей действительности пропало еще кое-что. Темный лес, который темнел поблизости, больше не казался таинственным и угрожающим. Просто лес. Несколько заросший и запущенный, но и только.

А вот это точно только казалось. Магглы не знали, что среди толстенных стволов еще бродили пусть несколько деморализованные, но еще голодные дементоры, да и пауки, спрятавшиеся по норам, тоже почувствовали, что теперь-то их охоте точно не помешает злобный василиск. Его следы пропали, как будто и не было их никогда.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:21 | Сообщение # 100
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 5


(отбечено)

Вечера в Подхолмье отличались буйством красок роскошных закатов и теплой молочной туманностью вечеров, после которых следовали звездные ночи, такие светлые, что можно было читать без свечи. Круглая белая луна крупная и яркая, заглядывала в окна замка.

В директорском кабинете сидели трое: Люциус, владыка Эльдортх и Том в своем змеином облике. Мужчины пили огневиски, согревая напиток в ладонях, Том лакал молоко, в которое было добавлено бренди. Можно сказать, что все трое выпивали.

- Я, честно говоря, просто не знаю, что это творится! Наши сидхе вызывают нездоровый ажиотаж у подрастающего поколения. Если так пойдет дальше, мы не сможем контролировать ситуацию, - с самым серьезным видом заявил Люциус.

- Угу, - согласился василиск, недобро хихикнув. – Очень верно замечено! Вот ты скажи, где сейчас твой сын? Он сплел себе что-то вроде гнезда на астрономической башне, лежит в прострации и поет, подыгрывая себе то ли на лютне, то ли еще на чем. И знаешь, что он поет? – спросил он язвительно? Послушай, и он затянул довольно противным голосом:

- У моей красотки
В сеточку колготки

У моей малышки
Бритые подмышки

У моей милашки
Толстенькие…

- Уволь меня, от дальнейшей демонстрации, тем более что петь ты совсем не умеешь, - прервал змея Люциус. – Ну, поет и поет. Это-то тут причем?

- А притом, что хоть поет он о красотке и малышке, а сохнет он по Гарри, это только такому слепцу, как его папочка, не понятно! – заключил змей торжественно. - А его любовные терзания действуют на школьников, как… Короче, зря мы их вернули в замок. Там, у подножья башни, девичья демонстрация. Стоят курицы и, закатив глазки, слушают! Смотреть противно!

- А не потому ли противно, что там и твоя рыжая повелительница? – невинно поинтересовался Люциус.

- Ну, знаешь!!! – взъярился Том.

- Тихо, господа! – взмолился владыка, с немалой опаской оглядывая спорщиков. – С этим действительно нужно что-то делать. Если Рон болтается где-то в лесу, то от него беды ждать не приходится, хотя и он, судя по всему, неравнодушен к Гарри. Девочки с детьми в Малфой-мэноре. Однако ситуация с Драко, действительно, неоднозначная. А что у Гарри с Северусом?

- А черт их знает, - пожал плечами Люциус. По-моему, они избегают друг друга. И страдают. Оба! И это тоже, заметь, влияет на эмоциональный фон остальных. У нас война, у нас беда на пороге, а мы втянуты в какие-то совершенно неподобающие дрязги.

- На сынулю своего повлияй, нефиг песенки фривольные распевать с башни и нормальных девочек с панталыку сбивать! – проворчал Том.

- Кто о чем... – не удержался Люциус. – Мой лорд, я думаю, что нам надо, как бы это сказать помягче, свести наших супругов. Заставим их подтвердить брак, и все сразу успокоится. У меня есть кое-какие мысли. Предоставьте это мне. Мой лорд, мне нужно, чтобы вы…

- А куда делось, это твое «предоставьте это мне»? – съязвил Том. – Да ладно, не напрягайся, докладывай, что ты там придумал?

****

Северус прятался. Он сидел в своей лаборатории, наложив на дверь заглушающее. Он и сам не знал, хочет он или нет, чтобы в эту дверь постучал его мальчик. Хотел этого и боялся. Боялся, что придет, и боялся, что больше не придет никогда. В душе его царило полное смятение. Гарри такой… такой нереально, сказочно прекрасный, такой… да что там говорить, такой желанный и зовущий… и он. Да и не только в этом дело. Он-то должен понимать, что нельзя пользоваться детской привязанностью мальчика, нельзя пользоваться его наивностью и неискушенностью! Мало ли, что он там себе напридумывал. Пройдет время, и он поймет… Что, собственно, должен понять Гарри, Северус не уточнял, но думал об этом напряженно и с горькой обреченностью.

В открытое окно сияла яркая луна, укладывая на пол причудливые тени. Слышалось негромкое тренькание музыкального инструмента, квакали лягушки, празднуя теплую ночь. Природа томно что-то такое нашептывала, но зельевар не желал поддаваться всеобщему настроению. Он стоял у окна, обхватив себя за плечи, и ни на чем толком не мог сосредоточиться. Раз за разом перед его взглядом вставал Гарри и его вопрос–восклицание:

- Разве ты не любишь меня?

«Солнышко мое! Да разве дело во мне, мой хороший!» - мысленно отвечал ему зельевар. Но тогда, когда вопрос был задан, он ничего не смог ответить, а просто позорно сбежал, оставив юного сидхе, растерянного и почти раздавленного.

«Когда-нибудь ты поймешь. Поймешь и простишь» - убеждал себя Северус. Но это совершенно не помогало. Ночь, похоже, будет для зельевара долгой.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:21 | Сообщение # 101
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 6


(отбечено)

В этот вечер не одному Северусу было плохо. Если быть уж совсем точным, был еще не один человек, которым было нынешним вечером совсем не по себе.

На астрономической башне, на сваленных в кучу матрасах и подушках, застеленных пестрыми пледами, валялся Драко. Обнаженный по пояс, в холщовых штанах из небеленого полотна, он держал на животе свою эльфийскую лютню, вяло пощипывая струны. Горланить веселенькие песенки, если честно, ему уже надоело, поэтому он прекратил свое сольное выступление, нимало не беспокоясь о том, что его благодарные слушатели у подножья башни хлопали и просили еще.

Что ж, теперь-то он точно знал, что проиграл. А ведь как все замечательно складывалось! У него было целых пять лет, чтобы попытаться завоевать своего Гарри, но все его попытки натыкались на искреннее непонимание.

Когда они оказались одни, первое время они держались очень плотной кучкой и даже спали среди вереска все вместе, вповалку, как котята. А потом они нашли вход в подземные чертоги своих предшественников. Там было, в принципе, все, что могло им понадобиться. И незримые помощники, истосковавшиеся за века по свои хозяевам, и хранилище старинных свитков, и личные покои, и сокровищницы. Гермиона закопалась в библиотеке, по-новому осваивая руны и древние письмена. Луна слушала эфир, танцевала босая среди вереска и вообще первое время как будто выпадала из общего общения. Как она потом объяснила, она создавала свой канал связи с богами. Рон, верный себе, разыскивал среди холмов каких-то козявок и зверушек, которых, к слову сказать, со временем становилось все больше. То ли он пробуждал их от векового сна, то ли сам создавал. Пояснить он толком ничего не смог, только улыбался счастливо и немного глуповато: - Славные, правда? – и все.

В итоге за пять лет в Подхолмье кто только не появился: и дракон, и парочка сфинксов, да легче перечислить, кого тут не было.

И так получилось, что и Гарри и Драко чаще всего проводили время вместе, их с большой землей связывало гораздо больше, чем остальных: оба скучали по оставленному миру, и это сильно их сблизило. Это было счастливое время. Гарри говорил с ним, слушал его, смеялся его шуткам. Они даже жили в одних покоях, выбрав среди огромного разнообразия разных помещений в подземельях спальню себе по вкусу. Один раз Драко, набравшись смелости, даже поцеловал друга в губы, замирая от страха и восторга, и Гарри ответил на поцелуй. Только лучше бы он этого не делал: в этом поцелуе было все – и нежность и приязнь, вот только желания и страсти в нем не было совершенно. Что-то ледяным комом застыло в груди у Драко. Он дождался, пока Гарри заснет, и пулей выскочил из спальни. Он бы так и бежал не разбирая дороги по цветущим изумрудным холмам под низким облачным небом, если бы его не остановил мягкий голос Луны:

- Подожди, Драко! Стой!

Что было на уме у этой странной девочки, неизвестно. Скорее всего, она своим вещим сердцем что-то почувствовала и попыталась исправить ситуацию как могла.

Они любили друг друга под низким небом Подхолмья, среди цветущего вереска. И что там было больше - любви, сострадания или юношеской страсти? Да кто ж это поймет? Только в эту ночь, впервые за все время их пребывания здесь, сквозь разрывы в облаках появились звезды. Луна о любви не заговаривала, ничего не требовала, только острая ледышка в груди у Драко - нет, не растаяла, просто оплавилась, не доставляя острой боли.

Может, правду говорили о сидхе, об их сексуальной неразборчивости, а может, и нет. Секс и страсть у них не несла с собой неизбежной у людей ревности и чувстве собственничества. У сидхе это было просто еще одной стороной жизни и волшбы. Со временем они все стали принимать в этом участие. Но только не Гарри. Он умудрялся не только не участвовать, но даже не говорить об этом, будто и не замечал ничего.

Гермиона как-то сказала, что у сидхе были редки браки, потому что человеческая любовь редко стучалась в эти совершенные сердца, но уж если такое случалось, то на всю жизнь. Она даже рассказала ребятам парочку легенд о любви, которые выудила среди древних свитков.

Еще она упомянула, что и среди людей это большая редкость, просто желание любить и дарить среди людей очень сильно. И часто они принимают желание любить за саму любовь, и это плохо кончается.

Как бы то ни было, а сложилось все как сложилось. Юные сидхе творили свою магию. Своей страстью создавали новый мир, а основой всего была все-таки безответная любовь Гарри, которая согревала всех, не даваясь в руки, как синяя птица. Очень скоро Драко понял, что не только у него в груди поселилась эта боль, но все молчали. Молчал и он.

От горьких мыслей Драко отвлек директорский феникс, который возник в вспышке света. Фоукс уселся в «гнезде» у Драко, положив свою изящную головку на грудь белокурого сидхе.

- Где тебя носит все время? – спросил он у птицы.

Феникс закурлыкал печально, что-то силясь сказать. Драко понял, что опечалило феникса. Они были детьми одной стихии и понимали друг друга. Феникс оплакивал своего хозяина. И пусть он был не самый добрый и светлый, но Фоукс был привязан к нему и искренне переживал его окончательное падение.

Птица очень многое могла простить своему Альбусу, стараясь удерживать его на плаву, но предательство самой магии он простить не смог. Вот и переживал сейчас. Его птичье сердце тоже было разбито вдребезги.

- Он передумает! – сказал Драко, поглаживая маленькую головку феникса, - вот увидишь. Твой хозяин просто слабый, он не борец. Но он обязательно пожалеет о своем предательстве. Иначе просто и не может быть!

Феникс закурлыкал печально, а Драко подумал, что вовсе не уверен в том, что сказал сейчас своему огненному другу.

****

И Гарри тоже не брал сон. Он, по своему обыкновению, побежал в лес к своему дереву, где в детстве спал. Лес встретил его ласковым шелестом листьев и игрой светлячков в лунном свете. Вот только побыть одному ему не удалось – под любимым деревом расположился Том, собственной василисковой персоной. Он лежал, обернувшись вокруг любимого гарриного дерева, и смотрел желтыми глазами в звездное небо.

- И чего тебе-то не спится? – не слишком любезно осведомился он.

- А тебе? – вопросом на вопрос ответил юноша.

- Никакого почтения к старшим, - проворчал Том. – Небось опять любовишка какая… У вас, у молодых, только одно на уме!

- Тебе виднее, - не стал спорить Гарри.

- Это ты к чему? – подозрительно спросил василиск.

- Это я к тому, что тебе виднее, о чем думают молодые, так как ты у нас вечно молодой! Не спишь, на звезды смотришь… Еще вздыхать скоро начнешь…

- Эх, не пороли тебя в детстве! И мне все как-то недосуг все! А надо было.

- Наверное, надо было, - согласился мальчишка, как-то сразу потухнув.

- Э! Ты чего, я же пошутил! Что с тобой? Вон Люциус даже военный совет собрал, чтобы решить твою проблему.

- Это так очевидно?

- Ну, еще бы! Люц считает, что ваши... кх-м… незавершенные отношения плохо влияют на боевой дух магов. Собирается предпринять кое-какие шаги…

- Он, что, может заставить Северуса кого-то полюбить? Ну что за бред!

- Я думал, что ты вырос, малыш, но теперь-то я вижу, что ошибался! – василиск обратил свои глаза на замершего в отчаянии сидхе. – Любить заставить нельзя, а вот понять, что любишь, и принять это - очень даже можно. Не сомневайся.

- Ты думаешь, он все-таки любит меня? – голос Гарри дрогнул.

- Любит, не любит - это не вопрос! Конечно, любит… но я думаю, что в душе он совершенно не уверен, что достоин любви. И пожалей меня, Гарри, я старый, циничный. Для меня об этом говорить - как сопли жевать – невыносимо. Я все-таки Темный лорд, а не барышня. И поверь, еще минута подобной беседы, и меня не спасти. Я скончаюсь в страшных корчах, в юношеских прыщах, честное слово! Ты представляешь василиска в прыщах, скажи мне?

- О, нет, пожалуй, это уже перебор! – бледно улыбнулся Гарри.

- Вот и не будем об этом! – обрадовался Том. – Ты ведь поспать пришел? Вот и укладывайся! А я посторожу.

- От кого тут сторожить? – все-таки сказал Гарри, укладываясь. - Это же Подхолмье? Тут только свои.

- Да знаю я! – возразил Том. - Знаю! Только небо тут такое… звезды… давно не смотрел. Затягивает.

- Угу… и звезды, и небо, и деревья, и луна, - сонно заворочался Гарри, устраиваясь поудобнее, - и лягушки… и светлячки, и… цикады…

- Полный набор влюбленного придурка, - еле слышно проворчал Том.

- Что? – еще успел спросить Гарри, прежде чем заснуть.

- Это я не о тебе, - ответил василиск.

****

Если в Подхолмье царила мирная ночь, то в его бледном отражении на Земле, на том же месте, в Запретном лесу, происходили совсем другие события. Под большим деревом собралась небольшая горстка выживших солдат удачи. Он напряженно всматривались в недружелюбную темноту, судорожно сжимали в руках оружие и вслушивались в страшные звуки враждебной чащи. И проклинали тот день и час, когда согласились участвовать в этой войне. И странное дело, почти все вспомнили слова молитв, забытых еще в детстве. Они знали точно, что если судьбе будет угодно выпустить их из этого страшного места, они больше никогда не будут связываться с этим жутким магическим миром. Правильно в народе говорят: не следует будить спящую собаку… Пусть спит себе и дальше…



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:22 | Сообщение # 102
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 7

(отбечено)

Как бы тяжела ни была ночь для наших героев, а наступавшее утро приносило новые проблемы. Магический мир находился в полном хаосе и постепенно разрушился. Министерские чиновники не получали зарплат, а само министерство было спешно закрыто. Министр магии, если и остался живым, то неизвестно, чем занимался и чем, собственно, управлял. Авроры тоже в панике разбежались по домам. Гринготтс был буквально атакован вкладчиками, стремящимися во что бы то ни стало снять свои кровные и бежать из страны. Больше всех повезло тем, у кого дети учились в Хогвартсе - они бросали насиженные места и перебирались поближе к детям, под защиту крепостных стен.

Северуса никто не назначал ни министром, ни еще каким-нибудь правителем, но так вышло, что все проблемы легли на его плечи. Наверное, он даже был рад такому положению вещей, так как у него просто не оставалось времени на то, что присесть и предаться своим горьким мыслям. Он все время что-то утрясал, налаживал, выруливал. Рядом с ним постоянно вертелись гоблины. Уж они-то точно знали, что если не он, то никто не вытащит магический мир Великобритании из той дыры, в которую загнали их братья Дамблдоры.

Маги, совершенно деморализованные, потерявшие все, могли только пережевывать страшные новости, которые приходили с большой земли. Одна страшней другой. Говорили о том, что озверевшие магглы сожгли в предместье Лондона целую семью в собственном доме, а еще о том что толпа магглов в торговом центре буквально разорвала на куски пожилого мага, который зашел туда совершенно случайно. Что было правдой в этих слухах? Наверное, все. А может быть, и ничего. Самое страшное было как раз то, что маги совершенно не знали и не могли знать, что на самом деле происходит на их неласковой родине. «Ежедневный пророк» приказал долго жить, радио молчало. И этим тоже предстояло заняться.

В этом деле, как ни странно, очень помогли господа Пожиратели. Ничтоже сумняшеся, они просто разыскали разбежавшихся репортеров и дикторов, привезли в Вересковые холмы и очень-очень невежливо предложили работать дальше. Организация работ СМИ, начавшаяся столь радикально, принесла вскоре свои плоды. Жизнь в магомире уже больше не напоминала команду Титаника перед катастофой, скорее, она напоминала хорошо организованную команду… Титаник шел на дно, прекрасно осознавая, что, собственно, происходит.

Не то чтобы Северус не доверял собственным СМИ, но вечерами он очень часто переносился в дом на Тисовой улице вместе со сподвижниками, просматривал программы, которые касались борьбы с магами, а их было великое множество.

Криминальные хроники продолжали вопить о преступлениях против человечества, совершенных кровожадными магами. Политические обзоры пестрели сообщениями об акциях злобных волшебников. Оставалось только удивляться, как умудряются их противники обеспечивать столь масштабные провокации.

В одном обзоре, к удивлению магов, они увидели на экране несчастного волшебника, который хотел заминировать мирный кинотеатр. Задерганный и бледный молодой человек, недавний выпускник Хогвартса, с обвинениями соглашался, плакал и каялся. И никому из обвинителей и в голову не пришло поинтересоваться, а чем, собственно, молодому человеку помешал маггловский кинотеатр. Он наверняка раньше о нем и не слышал даже. И главное, зачем ему минировать здание, когда он если захотел бы, мог его просто сжечь колдовством. Но разве кому-нибудь в данном случае нужна правда? Был бы информационный повод…

Шквал истерии нарастал. Оказалось, что буквально во всех бедах мирных обывателей виноваты проклятые маги. Им припомнили все: инфляцию и энергетический кризис, СПИД и птичий грипп, и даже убийство какого-то американского президента.

Одно ток-шоу на ведущем телеканале привлекло особенное внимание. Там представили спасителя человечества, члена нижней палаты парламента мистера А. Смита, который, ласково улыбаясь камере, рассказывал об истинном положении вещей. Его уверенная речь прерывалась кадрами кинохроники: вот – его престарелый брат, простой школьный учитель, лишенный магами зрения и сошедший с ума, вот – несчастные дети, оставшиеся по вине волшебников без родителей, да еще много чего.

- Если бы я не знал, как на самом деле обстоят дела, я бы расплакался, - проворчал, глядя на экран, маленький змей. - Это еще говорили, что мои Пожиратели изверги! Да они, по сравнению с этим, просто ангелы. А Дамблдору идет короткая стрижка и тотальное бритье!

На его замечание никто не обратил внимания, так как на экране стало происходить что-то уже совсем запредельное.

Мистер Смит стал демонстрировать новый портативный аппаратик, который выявлял магов в толпе. В студию привели скованную наручниками Молли Уизли. Мистер Смит направил на нее лучик «проявителя», и она засветилась ярким розовым светом. Зрители в студии повскакивали с мест, выражая крайнюю степень возмущения. Потребовали проверить зрителей в студии, на что мистер Смит стал ходить и водить своим аппаратом по рядам зрителей. Магов в зале не оказалось. Какая-то экзальтированная блондинка в коротенькой юбчонке, в которой ошарашенные маги признали Луну, кинулась спасителю отечества на шею.

Люди в штатском аккуратно оттеснили наглую девицу от депутата, но она еще что-то выкрикивала восторженное и глупое.

Студия выходку блондинки наградило снисходительными аплодисментами. Сюжет передачи вернулся в нормальное русло. Ведущий спрашивал о технических параметрах бесценного прибора, о сроках его выпуска, а в итоге попросил сам проверить действие аппарата. Мистер Смит, снисходительно улыбаясь, протянул прибор ведущему ток-шоу. Тот направил его сначала на безучастную Молли, на зрителей и в конце на самого депутата…

Того, что произошло дальше, не ожидал никто… Мистер Смит засветился розовым, да еще как! В студии повисла тишина… И только давешняя блондинка, разве что не целовавшая руки спасителю отечества, завопила:

- Они тут!!! Помогите!!!

Ее поддержала подружка, просто завизжавшая на всю студию:

- Помогите!!! Нам конец!

Северус даже помотал головой. Гермиона, его послушная и разумная девочка, орала как баньши:

- Люди, помогите, это ловушка!!! Держите его!!!

Два дюжих охранника уже держали растерянного депутата под руки, лишая его возможности маневра.

Какой-то толстый усатый дядька со смутно знакомым багровым лицом скомандовал:
- Бей его!

Растерянные операторы продолжали снимать, а осветители - освещать то, что происходило в студии. Цивильные граждане, мирные обыватели в мгновение ока превратились в озверевшую толпу. И вся эта человеческая масса кинулась на депутата. Последнее, что заметили растерянные маги перед тем, как картинка из студии превратилась в заставку, это довольное лицо ведущего ток-шоу. Может, им показалось, но незнакомый молодой человек очень знакомо ухмыльнулся в камеру, а впрочем, может это был просто нервный тик.

- Что это было?!- пересохшими губами спросил Люциус, оглядывая замерших соратников.

- Наши дети выросли, - восторженным шепотом отозвался Владыка. – И, похоже, наши сидхе сейчас выиграли нам войну… Во всяком случае, они обезглавили противника… Я в шоке…

- Я этим победителям… я им задницы надеру… неделю сидеть не смогут! – выдавил из себя зельевар. До него только что дошло, как рисковали его подопечные.

- Поздно опомнился, любезный братец! Они уже выросли! – возразил ему Люц.

И это стало понятно всем. Сидхе стали взрослыми. И это была сила, с которой стоило считаться.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:22 | Сообщение # 103
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 8


(отбечено)

Рано расслабилась компания у телевизора. Оказывается, это был не последний сюрприз на сегодняшний день. Заставка недолго провисела на голубом экране. Через какое-то время она сменилась видом на студию, где за столом сидела всклокоченная дикторша, с профессиональной, будто приклеенной улыбкой. Женщина скосила глаза куда-то в сторону и сказала деревянным голосом:

- Сегодня в нашей студии… гости… вот… Потом она всхлипнула и сорвалась с места. Минуту камера показывала только осиротевший стол, а потом к нему подошли ОНИ.

Маги привыкли к виду своих деток, но даже они замерли, будто впервые увидев их со стороны.

Они уже не были одеты по-маггловски. Сейчас на них были белоснежные одинаковые туники, и это делало их похожими на ангелов. А у Луны на белокурых распущенных волосах был еще венок из ромашек, лютиков, еще каких-трав и даже ягод. Вкупе с ее несколько отсутствующим видом это смотрелось умопомрачительно и сказочно.

Драко уселся на студийный стол и похлопал ладонью рядом с собой, приглашая и остальных присесть рядом. И Луна с Гермионой уселись рядом с беспечно раскачивающим босыми ногами Драко. Они приготовились слушать Гарри, который с улыбкой наблюдал за друзьями, как будто забыл и о камерах, и о замерших то ли от ужаса, то ли от восторга работниках телевидения.

- Мир вам! – сказал Гарри и улыбнулся. У Северуса от этой беспечной и светлой улыбки замерло сердце. И он понял, что не только у него - он был уверен, что у всех смотревших сейчас телевизор были похожие чувства.

- Вам говорили, что мы звери, вам говорили, что мы чудовища, а мы решили, что пора и вам знать правду, так сказать, из первых рук, поэтому мы сегодня здесь. Да, мы жили рядом с вами, да, мы прятались от вас, но разве мы неправильно делали? Ведь оказалось, что прошедшие века ничему человечество не научили, и вы опять готовы отравить наше небо дымом костров, на котором горят ведьмы. Но вот только настоящие ведьмы вряд ли попались бы в ваши руки. Скорее всего, там погибли бы ни в чем неповинные люди. Так вот, мы пришли вам сказать, что уходим… Уходим и оставляем вас наедине с вашими проблемами. И поверьте… очень скоро человечество поймет, что потеряло. Не думайте, что мы вас пугаем – нет. Вы тоже дети земли, но только заблудились немного. И еще… попробуйте сберечь Землю, наш общий дом. Она живая, и ей совсем не нравится то, что вы последнее время с ней делаете.

- Гарри, по-моему, мы зря теряем время, - достаточно жестко оборвала его спокойную речь Гермиона, заправляя за ухо голубую прядь. – Они никогда не поймут…

- Ну, мы хотя бы попробовали, - снова улыбнулся Гарри.

- Давайте вернемся домой, - вставил свои пять кнатов Драко, обнимая девчонок за талию. – Мне этот цирк уже надоел.

- Домой - так домой! – весело согласился Гарри. Он еще раз улыбнулся в камеру, и все четверо исчезли из студии, как и не было их. За камерой раздался шум падающего тела, картинка замигала, закрутилась и сфокусировалась на лице ведущей, сидевшей где-то в углу. Она махнула на оператора рукой и сказала:
- Ну, как-то так… у нас тут… - и затараторила, вполне себе профессионально, - для вас из студии 5 канала репортаж вели… - глаза у ведущей округлились, и она стремительно выпала из кадра, похоже, ее тут же и вырвало.
- Черт знает что творится! – сказал голос за кадром, и экран заполнила давешняя заставка.

- Не думал, что когда-нибудь соглашусь с магглами, но творится, действительно, черт знает что, - философски заметил Том.

- Не могу, не согласится с вами, сэр Томас, - весело подтвердил владыка гоблинов прочувственную краткую речь василиска.

- Не думаю, что магглы когда-нибудь забудут выступление наших деток. И дело даже не в том, что они говорили… а как они при этом выглядели… это даже меня проняло и напомнило какие-то сказки, слышанные в детстве, - Люциус тянул гласные дольше обычного, что выдавало крайнюю его взволнованность.

Северус ничего не сказал, только согласно кивнул головой. Его Гарри действительно выглядел сказочным персонажем. Да, что там выглядел … он и был им. И этого не исправить.

Маги молча покинули дом на Тисовой и больше телевизор не смотрели, а зря… Потому, что буквально через несколько минут эфир буквально взорвался. Маггловские журналисты взахлеб рассказывали о чудесных пришельцах. В деталях рассматривали стоп-кадры из студии, восхищались дивной внешностью, разбирали в деталях послание. До хрипоты спорили и ругались, но сходились в одном: мир действительно потерял, если из него ушло такое чудо. За этими разговорами они забыли о растерзанном теле, запакованном в черный пакет, которое вытащили нетрезвые санитары и сдали в морг.

Там оно пролежало достаточно долго, а потом его похоронили за государственный счет. Удивительное дело, но за телом депутата и миллиардера никто не явился. Судебный следователь, который занимался его делом, с удивлением обнаружил, что никакого мистера Смита никогда не существовало, и корпорация его была чистой фикцией. Ни активов, ни документов. Только здание с двумя буквами на крыше да большой парк при нем. А больше ничего. Говорили о каком-то престарелом родственнике, будто бы пострадавшем от магов, но и его следов обнаружено не было. Ни в одной больнице Великобритании такой не содержался, и постепенно об этом забыли.
Забыли и о чудесах в студии, не до того миру, озабоченному только своим благополучием.

И в этом не было ничего удивительного и нового. Человечество опять озаботилось другими проблемами: глобальным потеплением, цунами, землетрясениями, эпидемиями гриппа и финансовыми кризисами. Только некоторые, совсем чокнутые, сохранили у себя портреты гостей студии номер пять и часто смотрели в юные прекрасные лица, что-то важное находя для себя в этих дивных чертах. И пусть остальные говорили, что это мистификация и компьютерная графика, они верили, что когда-то по их родине ходили чудеса. И если очень-очень захотеть и позвать - они вернутся.

Эти люди сбивались в кружки по интересам. Им для чего-то очень нужно было, чтобы это было правдой. Ну, чудят люди и пусть себе, мало ли разных придурков на свете.

****

Молли Уизли уже мало чего соображала к тому моменту, когда ее, скованную, привели в ярко освещенную студию, где было полно нарядных магглов. Она не понимала, что происходит, и только тогда когда все закричали, когда все вокруг пришло в какое-то движение, она стала соображать, что видимо что-то пошло совсем не так, как задумывалось.

К ней метнулся какой-то незнакомый мужичонка и вовлек ее в незнакомое перемещение. Единственное, что она успела понять, что это совсем не аппарация. А потом она поняла, что ее перетащили в Хогсмит. Разве кто-нибудь из тех, кто закончил Хогвартс, мог не узнать эту уникальную деревеньку в окрестностях замка? И еще она поняла, что время ее неволи и страданий тоже закончилось. Она повернулась к спасителю и, собрав все свои силы, проговорила:

- Спасибо, вам добрый Сэр! Я признаю долг жизни, добрый Сэр! - она не подняла глаз, поэтому не заметила, что ее спаситель изменился. Она попыталась поцеловать руки незнакомца.

- Мам, ну ты что? Это же я! Твой Рон!

Молли подняла глаза. Рядом с ней стоял взрослый парень. Такой яркий и красивый, что просто не мог быть ее шестым, самым неудачным ребенком. Но, заглянув поглубже ему в глаза, она поняла, что это именно он.

-Ронни?

- Ну да, мам, это я! Я прошу тебя, ты успокойся. Вон, видишь маленький домик в саду? Это мой! – с гордостью сказал он. – Там не заперто. Поживи пока там.

Молли кивнула. Ее неожиданно взрослый сын улыбнулся, развернулся и пошел к замку.

- Ронни, а ты придешь? – с неожиданным страхом и надеждой спросила она вслед его удаляющейся спине.

- Конечно, мама я приду, а раньше, наверное, Джинни с братьями прибегут. Они же тут, в замке! - снова улыбнулся Рон.

Его рыжая шевелюра уже и не видна была, а Молли так и стояла столбом. Плакала ли она? Нет, наверное, все ее слезы остались там, в камере. Только она сердцем почувствовала, что в своей жизни она потеряла гораздо больше, чем думала раньше. Да, ее Рон будет приходить, будет улыбаться и, наверное, что-нибудь рассказывать, но его сердце никогда не будет вместе с ней. И в этом, в общем-то, некого винить, кроме себя.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:23 | Сообщение # 104
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 9


(отбечено)

Несмотря на победу сидхе, напряжение в магическом мире никуда не делось, относительно спокойно чувствовали себя магглорожденные, а также аристократы, стократ усилившие защиту своих родовых гнезд.

Но все равно, слишком многим пришлось покидать насиженные места и уходить под защиту южных и северных магических территорий. Северус просто задыхался под грудой дел, сыпавшихся буквально как из рога изобилия.

Вот сегодня, например, ему предстояло решить совершенно неожиданную проблему, возникшую просто на пустом месте, но сулившую немалые неприятности. Он получил два прошения: от вампиров и совершенно аналогичное от Сивого и его стаи. «Вот только войнушки между этими господами нам и не хватало!» - думал Северус. И он сделал то единственное, что пришло ему на ум. Он вызвал к себе «яблоко раздора». Он ждал Гермиону, чтобы узнать ее мнение об этой проблеме.

В дверь кабинета постучали. Вошла Гермиона, и Северус снова поразился, насколько изменилась девочка. Гермиона была собрана и сосредоточенна.

- Хорошо, что ты пришла! Мне не слишком комфортно говорить с тобой на эту тему, но дело не требует отлагательств. Вот смотри: Это – петиция от вампиров, а требуют они, ни много ни мало, твою руку для своего князя. Тут предложение ко мне как к твоему опекуну, а еще завуалированные угрозы, пока еще не слишком наглые. А вот - почти такое же послание от стаи Сивого. Этот господин и его… хм… подчиненные не слишком постарались скрыть свои претензии. Оба упирают на то, что соперник собирается прибрать «живую их богиню» к «своим грязным рукам», - прямо изложил проблему зельевар, зная, что его девочка терпеть не может ходить вокруг да около.

- Я бы не стал отмахиваться от этой проблемы, Герми. Хоть и считаю, что их претензии совершенно ни на чем не основаны. И я не собираюсь принуждать тебя к браку, выбору и чему-то подобному. Я хотел посоветоваться… - он постучал пальцами по столешнице, избегая смотреть на девушку, которую в глубине души считал ребенком. Говорить с ней о таких вещах было неимоверно трудно и непривычно.
- А, вы об этом! – расслабилась Гермиона. – Я уже все решила, Северус. Это и не проблема вовсе. Я приму оба предложения!
-?!!
- Они дети Луны, Северус, - спокойно пояснила Гермиона онемевшему зельевару. Если выбрать одного из них – будет война.

- Герми, но… Ты не обязана… Ты еще сможешь встретить… Ты не должна…

- Северус! Я, конечно, не должна и не обязана, но насчет того, что могу встретить… тут ты ошибаешься! Так вышло, что мое счастье всегда рядом со мной, а то, что по воле случая он никогда не будет моим… Ну и что? Разве на любовь наденешь ошейник? Я рада и тому, что он всегда будет рядом со мной. А для семьи достаточно глубокого уважения и - прости, что я тебе это говорю - хорошего секса. В этом плане оба соискателя меня вполне устраивают. Но спасибо тебе, что ты решил поинтересоваться моим мнением.

- Герми… солнышко…

- Не надо, Северус! Не смей меня жалеть или еще чего ты там придумал! У меня все хорошо, а будет еще лучше, - девчонка вздернула подбородок. – Если хочешь знать, то мы все его любим еще с детства. Рон самый мудрый в этом плане, он и не пытался заявить на него свои права, он с самого начала считал, что Гарри - наше солнышко, а солнце не засунешь в карман. Он делит любовь с землей. Деревья, зверье, цветы – его семья. И другой, наверное, не будет. Я тоже нашла свой путь и уверена, что и Драко с Луной не заблудятся. Так что можешь официально дать разрешение моим женихам на традиционное ухаживание.

- Но…

- Это правильно, Северус! Не сомневайся! - девчонка посмотрела на зельевара так, что у того побежали мурашки по коже.

Она решительно встала, сделала книксен и легкой походкой выскользнула из кабинета.

- Рот закрой, сэр Северус! – прошипел Том, выползая из-под кипы бумаг. - Девочка тебя уделала, как бог черепаху, и даже не запыхалась! Богиня! Нашим кровососам и волчишкам можно только посочувствовать. Она своими тонкими ручками будет держать их за горло так, что моя хватка будет казаться им дружескими объятиями.

- Мерлин… никак не привыкну к тому, что они выросли… И это наша кроткая и послушная Гермиона? – простонал Северус, хватаясь за голову. – А ты мог бы стучаться, что ли… доиграешься ведь, что меня когда-нибудь от неожиданности переклинит, и ты словишь какое-нибудь неприятное заклинание. Случайно!

- Ну и словлю… Сам заколдуешь, сам и расколдуешь… - философски заметил маленький василиск. – Зато я в курсе происходящего!

- Это точно! Никуда не спрячешься от твоих развешенных ушей, - вяло огрызнулся зельевар, он еще прибывал в растерянности от услышанного от Гермионы.

В углу кабинеты уплотнилась желто-розовая дымка, превратившись во взволнованную Бобби.

- Северус! - завопила взволнованная химера. - Они похитили Гарри! Нашего Гарри сейчас… похитили!!!

Северус не сразу понял, о чем верещит Бобби. Это была настолько чудовищно, что даже не сразу дошло до сознания. Мир начал рушиться, не оставляя от светлого дня и клочка.

****

Драко не помнил, когда ему было настолько плохо на душе. Её разрывало на две части, каждая из которых звала, влекла в свою сторону.
Все сидхе знали: если на душе осень, если мысли - проливной дождь, нужно просто пойти к Драко Малфою. Он сможет сделать так, чтобы грусть отступила. Он споет какую-нибудь дурацкую песенку, сочинит стишок или просто крикнет: «Эй, улыбнись!», и станет легче.
Сейчас Драко грустил, и вместе с ним хмурилось небо. Он не понимал, как в его одной душе могут уживаться сразу два таких огромных чувства. Он любил Гарри, он любил Луну. Нет, не той любовью, от которой хочется бежать, кричать, рушить преграды, а той, от которой хочется плакать. Плакать от того, что она наполовину безответна, и от того, что у этой половины души нет надежды на воссоединение со своей второй половиной. Но сидхе не плачут.
Вот только… если душа расколота надвое, разве можно собрать из неё одну?
- Эй, - тихий голос Луны отвлек от минорных мыслей, она подошла, как всегда, тихонько, как утренний ветерок, - перестань грустить, иначе нам придется прятаться от дождя.
Драко протянул ей руку. Девушка оперлась на его ладонь, присаживаясь рядом на траву. Она осторожно обняла парня и легонько подула ему в висок.
- Если хочешь, поспи немного. Я буду охранять твой сон.
Сидхе не требовалась охрана от чего бы то ни было ни в этом, ни в любом другом мире, но то, как Луна погладила его по плечу, как прижалась несмело, как осторожно потянула на себя, укладывая его голову себе на колени, почему-то успокоило. Драко вздохнул и вдруг почувствовал, как что-то отпускает, лопается и постепенно, капля за каплей, вытекает из разорванной на части души.
- Спи, - Луна осторожно погладила его по голове, забирая боль, успокаивая. – Проснешься - и все станет проще, я знаю.
- Я слышу в твоем голосе печаль? – Драко повернулся на спину, пытаясь заглянуть девушке в глаза.
- Нет, - Луна отвернулась, - все хорошо.
Драко осторожно взял ее кончиками пальцев за подбородок, заставляя наклонить голову и посмотреть ему в глаза. Слезы? Сидхе не плачут.
- Что случилось? – от тревоги, нахлынувшей холодной волной, по спине побежали колючие искры. – Тебе плохо?
- Мне пусто, - Луна наклонилась, слегка тронув губами щеку Драко. – Что-то не так со мной. Ты все время думаешь… думаешь о Гарри, а я…
- Что - ты? – Драко резко сел. – Договаривай.
- А я тебя люблю, кажется.
Младшему Малфою никто и никогда не говорил о любви вот так открыто. Он схватил девушку в охапку, понимая: все то, что было до этого, все, что терзало – это детство. И именно сейчас наступает та самая взрослость, а то, что не твое, следует отпустить.
Пусть летит туда, на волю, вместе с ароматом цветущего на холмах вереска.



В написании этой главы аффтору очень помог Аноним, не желающий рекламировать свое участие, но все равно ему огромное спасибо за помощь.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:24 | Сообщение # 105
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 10


(отбечено)

Зак Торн по кличке Червяк, чернокожий подросток семнадцати лет от роду, попал в социальный приют не случайно, а по приговору суда. Он отрабатывал положенные ему сто часов общественных работ. Сначала он мыл палаты здешних стариков и старух, плотно заклеив уши наушниками плеера, чтобы не слушать местных обитателей. Он, как все молодые люди, недолюбливал старость, справедливо полагая ее чем-то вроде болезни. Покажите мне хоть одного подростка, который верит в то, что сам когда-нибудь состарится. Нет, он, конечно, знает это в теории, но все равно не верит. Вот такой парадокс. Тем более что у Зака не было собственных бабушек и дедушек, а только мать, родившая его чуть ли не в пятнадцать, которая и сейчас-то мало чем еще отличалась от него самого. Тридцать с хвостиком, всего-то. Но и это казалось ему уже почти старостью.

Так вот. Видно, кто-то там наверху решил совсем уж поиздеваться над Заком, потому что батарейки его плеера сдохли еще до того, как он закончил мыть последнюю палату. Проклиная свою несчастную судьбу, подросток отправился в последнюю палату в тишине, лишившись мощной защиты своего маленького электронного друга. Как чувствовал что-то.

Слепой старикан, обитатель этой палаты, даже не посмотрел на него, а просто начал говорить:
- С давних времен среди зеленых холмов растет вереск. А когда он зацветает, нежные сиреневые облачка укладываются на землю, и каждый, кому довелось увидеть это чудо, никогда не забудет его. Говорят, он растет везде на севере Европы, но это неправда. Он растет только там, где ходили и жили «старшие»…

И что-то такое было в голосе этого старикашки, что заставило Зака сначала прислушаться, а потом и слушать не отрываясь. Так в жизнь Зака вошел зеленоглазый мальчик-сидхе и его отважная маленькая няня Рози, рассудительный владыка гоблинов Эльдортх Великолепный и серьезный, мужественный зельевар. Что-то такое, ранее никогда не звучавшее, затронул проклятый старик в душе подростка, и тот уже с удовольствием бегал на работу, чтобы усесться рядом с ним и слушать, и слушать…

Уже даже кончились положенные ему сто часов, а он продолжал приходить к одинокому обитателю дома для престарелых, приносил ему пакетик «лимонных долек» и снова погружался в волшебный мир сидхе и магов. Он даже помнил некоторые события, о которых упоминал старикан, удивляясь, что тогда так мало обратил на это внимания, считая это все очередной газетной уткой, потому что «охота на ведьм» прекратилась также быстро, как и началась.

Они почти не разговаривали, и только спустя много-много дней Зак впервые спросил у старика то, что, в общем-то, должен был спросить сразу:

- А откуда вы-то все это знаете?

Старик пожевал губами, прижал ко лбу сцепленные старческие руки и глухо ответил:
- У меня остался… друг… еще остался… он любопытный… он и рассказал… его зовут… а впрочем, неважно, как его зовут…

И больше он в тот день ничего не сказал.

Сегодня Зак летел на всех парах в дом для престарелых. Сегодня он должен узнать: кто посмел в Подхолмье похитить Гарри. У какого злодея поднялась рука на такого славного парня. Уже давно выдуманные персонажи стали для него родными и близкими. Странно, но, воспитанный улицей в определённых традициях, он даже однополую любовь воспринимал как что-то совершенно обыкновенное. Наверное, и он в глубине души понимал, что если есть эта самая любовь, то ей совершенно по фигу, кого связать своими узами. Она есть - и все…

****

Северус летел по коридорам старинного замка, и за его плечами черными крыльями сгущалась тьма его гнева и отчаянья.

Во дворе он сразу увидел стоявших там его соратников и друзей. Ведомый инстинктом, он сразу понял, кому следует задавать вопрос. Он подошел к лорду Малфою, встал перед ним и спросил:
- Кто?

Люциус готов был ко всему, но, если честно, только сейчас до конца понял, почему именно Северус стал главным среди них. Он не смог ни увильнуть, ни солгать, ни просто уклониться от ответа:

- Мы…

Рука Северуса взлетела к груди друга. То ли схватить его за грудки, то ли для того, чтобы вырвать сердце.
- Зачем?

Люциуса прорвало:

- Ты и сам не знаешь, что тебе надо, Северус! А мальчишка мучается! А от этого мучается и весь мир! А ты, ты один не замечаешь этого! Мы решили, что если Гарри искупается в Лете и все забудет, всем станет только лучше!

Рука зельевара бессильно упала, так и не коснувшись Малфоя. Он крутанулся на месте и пропал. И всем стало понятно, куда он направился. Из груди Люциуса вырвался облегчённый вздох.

- Вот что я скажу тебе, светлейший! В следующий раз ты меня на свои авантюры не подписывай! – послушался ворчливый голос. – Я тут тебе немножечко напачкал, ты уж прости, - продолжил Том выбираясь из кармана Люциуса. – А силен Северус, ничего не скажешь! Сын Вотана, одним словом! И надо же было мне переместиться за ним именно в твой карман. Остался бы в кабинете - и горя бы не знал. Я, наверное, поседел весь!

Лорд Малфой на это ничего не ответил.

****

Северус попал туда, куда надо, сразу. По серой равнине, безжизненной и пыльной, брел его Гарри к реке, тускло мерцавшей неподалеку. Он шел, как сне, медленно переставляя ноги, но все ближе и ближе подходя к Лете.
Если и были какие-то сомнения в голове зельевара, то их смыло бешеным приливом адреналина в крови и неимоверно быстрым стуком сердца. В одно мгновение он догнал своего мальчика, обхватил его руками, прижал его к себе, и стал говорить ему куда-то в лохматые волосы, пропахшие вереском и еще чем-то незабываемым:
- Именно сегодня, сейчас, я сделаю то, чего никогда бы в здравом рассудке не сделал, и знаешь... я признаюсь тебе, я не люблю тебя, нет. Я просто не могу дышать без тебя. Воздух, как ком, понимаешь…

****

Когда они уходили оттуда, долина мало напоминала ту, в которой они встретились. Сумрачная пустыня превратилась в цветущий луг с цветами и бабочками, а в Лете зацвели кувшинки.

- Ну, братец! Это, между прочим, загробный мир, а не парк культы и отдыха, - ворчливо пробормотала Хель, осматривая свое хозяйство. – И что мне прикажешь с этим делать?

- Зато у нас все получилось, сестренка! – прошипел ей довольный Том. Теперь наш Гарри не просто сидхе, он, сидхе которого любят! А это, знаешь ли, сила!
- Иди уже домой, сводник! А то ведь что-нибудь может произойти, куда ты не успеешь сунуть свой змеиный любопытный нос! – отозвалась Хель.

- Ну, это вряд ли…

****

Зак шел по знакомым улицам танцующей походкой. И у него в душе тоже, наверное, цвели кувшинки. Смешно сказать, он был счастлив от того , что где-то, совсем не под этим небом, двое нашли друг друга. И вдруг одна мысль, которая все время ворочалась где-то на периферии его сознания, оформилась и буквально ударила его по затылку: «Так мой дедок слепой, он же… он же и есть… этот самый директор! Вот я дурак!!! Это ж было понятно с самого начала!!!»

Зак развернулся и помчался обратно туда, откуда только что ушел. Когда он ворвался в палату старика, по слепому взгляду последнего он сразу понял, что тот знает, что хочет спросить его Зак.

- Это вы? Ну… этот…

Старик сгорбился и спрятал глаза. По морщинистым щекам потекли мутные старческие слезы. Он и сам не знал, зачем ему надо было рассказать эту историю малознакомому подростку. Искал ли он прощения или просто истосковался по простому человеческому теплу в своем слепом одиночестве? Да он и сам не знал ответа на своей вопрос.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.10.2015, 12:25 | Сообщение # 106
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Эпилог

(отбечено)

Всем моим хорошим и любимым, вам…


Зак остановил машину на обочине пустынного шоссе на Севере Шотландии. Он уже совсем не похож был на червяка – юношеская худоба прошла без следа. Теперь это был молодой мужчина с тонкими, несмотря на цвет кожи, чертами лица. Видимо в его роду была древняя кровь воинов Эфиопии. Встреча в доме для престарелых изменила его судьбу. Он стал сторониться старых дружков, пошел учиться, а вечерами работал. Постепенно жизнь его наладилась. Не то чтобы он многого добился, но и не стремился к этому. Отсиживал добросовестно рабочие часы в банке, а потом начиналась его настоящая жизнь. Он очень скоро нашел фан-клуб «фантастических магических существ». И увидел фотографии. Он сразу их узнал. Это Гарри, это Драко… Луна… гордая Гермиона… только Рона не хватает. Среди этих чокнутых фанатов Зак не смог остаться, не мог рассказать им. Просто не мог… это была только его тайна.

Он вскинул рюкзачок за плечи и шагнул в росистое разнотравье. Вечерело. Это было его традицией. Четыре раза в год он приезжал на это место. Здесь когда-то скрывался Хогвартс, волшебный замок-школа, а теперь просто глушь несусветная, которая у местных пользуется недоброй славой. Кстати, именно по этой «славе» он и нашел его.

Из-под его ног выскакивали ошалевшие козявки, джинсы намокли по колено, но все это только радовало Зака. Он знал, что через милю разнотравье закончится , покажется зеленый холм, древний лес и Черное озеро. И много-много цветущего вереска, укрытого ползучим вечерним туманом. Он волновался. Несколько лет прошло, а все равно он волнуется, как в первый.

Тогда, в первый раз, он боялся. Очень боялся, он ведь помнил судьбу несчастных наемников, но упрямо шел, только в лес не стал заходить. А провел ночь на вершине холма, поддерживая крохотный костерок и любуясь звездами. И тогда к нему пришло первое видение.

****

Худой лохматый старик с непередаваемой улыбкой разглядывает лукошко с четырьмя толстолапыми котятами. Котята как котята, только с кисточками на ушах и странно разумными ясными глазками.
Зак откуда-то знал, что старика зовут Филч, и он обещал уже всех котят раздать, но не может этого сделать и относится к ним, как к внукам…

****

Первое видение было скромным, но оно было!!! Только тот, кто пережил подобный опыт, может понять нашего героя. На следующий день он помчался в приют рассказать, поделиться, но опоздал… Старик так и не решился покаяться и вернуться в свой мир. Он тихо умер во сне. В последний путь его провожал только Заккари и похоронные служащие. Именно тогда Зак и увидел того, кто делился со стариком новостями из магического мира. Над ними летал и плакал феникс. И, похоже, кроме Заккари, его никто не видел.

С тех пор это стало традицией: по крупным языческим праздникам Зак собирал свой рюкзачок и выезжал в Кабаний лог, чтобы провести там сутки. И это были самые важные сутки в году.

И волшебный холм как бы в награду приоткрывал ему крохотную щелочку, в которую он мог увидеть чудесный мир, который забрал в плен его душу.

Он видел прекрасное поместье, роскошное и респектабельное, но главной ценностью этого дома были дети. Их было много, и они были… ну, просто дети… Веселые, непоседливые, озорные. Очень часто тяжелый мяч, пущенный неумелой детской рукой, влетал в окна, круша бесценные витражи, но никто не сердился и не ругался. Душой этого дома была прекрасная белокурая женщина, у которой для всех находилось время и нужные слова. Зак просто замирал от восторга, видя, как она ловко и внешне совершенно легко управляется с домом и очень большой семьей, не теряя при этом ни крошки своего аристократического обаяния и красоты.
«Вот это и есть аристократия! Кровь!» - с восторгом думал он, наблюдая за Нарциссой Малфой. И вполне понимал искреннее восхищение, которое читалось во взгляде ее мужа.

В другой раз он видел Драко, который распевал песенку своего сочинения. Блондин сидел на вершине какой-то башни и пел:

"Свой платок завяжу на неверной той шее,
У плеча нашепчу слов Волшбы-ворожеи:
«Ты мой черный платок – ты так черен, как кровь.
Лишь один уголок – он так ал, как любовь.
Как забудет на вечер, знаю, с новым другим,
Задуши ты красотку объятьем тугим!
А как вспомнит мой голос, если сил нет идти,
Алой вспыхнувшей кровлей ей путь освети…
Не поможет заклятье – в ее сон не вернусь,
Так на черном платке я и сам удавлюсь…"

(Неизвестный автор)


- Драко, если бы я знала твои такие кровожадные замыслы, я бы не принимала бы от тебя никаких подарков и уж тем более никогда бы не вышла за тебя замуж! – сказала Луна присаживаясь рядом, обнимая его за шею и привычно дуя ему в висок.

- Вот! Теперь знай! Я страшен и кровожаден! – прорычал Драко, ловя ладошку жены, чтобы поцеловать ее.

- Пойдем, кровожадный… у нас гости… - смеясь, отвечала ему Луна, - и не смей очаровывать несчастных девчонок, а то этот платочек… повяжу тебе я!

- Ну, ты же знаешь, я здесь совершенно ни при чем: это моя красота и мой талант – беда просто!
- И бесконечная скромность, без сомнения… - протянула Луна, смеясь.

Заку просто плакать захотелось от тепла и света, идущих от этих двоих. Он очень дорожил этим воспоминанием.

Потом снова потянулись тяжелые дождливые будни, но Зак легко переживал их, он был уверен, что пройдет еще какое-то время, и он снова встретит свои чудеса.

И правда: он видел Гермиону верхом на огромном серо-черном волке с летучей мышью на плече среди других волков и летучих мышей. Что это было? Охота? Погоня? Он так и не понял этого. А в памяти осталась огромная луна, торжествующее и вдохновенное лицо Гермионы-амазонки. Тут царили совсем другие чувства. Зак был счастлив, что судьба дала ему возможность прикоснуться к древним мистериям.

Тогда была зима. Он чуть не замерз тогда на своем холме. Когда он вынырнул из видения, ему показалось, что и наяву слышны далекий волчий вой и шелест черных крыльев.

Он видел седого джентльмена с тонким породистым лицом, который с растерянным видом пытался втолковать что-то очень важное рыжей курносой веснушчатой девчонке лет шестнадцати:

- Джинни, ты пойми, пусть я и есть Темный лорд и твой «ручной василиск». И так дальше продолжаться не может. Я старше тебя на… очень много лет. И я не могу на тебе жениться, я старый!

- Не старый, а опытный! – возразила рыжая. уперев руки в бока. – А если ты вздумаешь… - она задумалась, видно было, что то, чем можно припугнуть старого василиска, она еще не придумала,- короче, мы поженимся, и я сделаю тебя счастливым, а если нет, у тебя не будет ни минуты спокойной! Это я тебе гарантирую!

По озадаченному лицу Тома было видно, что он примерно представляет, на что способна его рыжая повелительница. Он обратился к ней, плохо скрывая надежду в голосе:

- Золотко! Да разве ж я против? Ну, давай подождем еще пару лет, пока ты закончишь школу, а?

- Год! И по рукам! – отрубила рыжая.

- Хорошо, золотко, по рукам! - обреченно согласился Том. С победной улыбкой рыжая удалилась.

- За год я могу умереть, а ты можешь передумать. Год - это много… если вдуматься, - протянул Том, обращаясь в огромного змея и нервно зевая.

Интуиция тогда подсказала Заку, что год не спасет старого василиска.

Жизнь продолжалась. Молоденькие сотрудницы строили ему глазки, приглашали поужинать, и надо бы согласиться и попробовать строить свою жизнь тут, но чудеса крепко держали Зака, и он не готов был отказаться от них для счастья в реале.

А весной он увидел то, что заставило его лезть в ледяную воду Черного озера, чтобы хоть как-то прийти в себя. Он видел Гарри и Северуса вместе в постели… Как описать это? Да никак!!! Он и представить себе не мог, что физическая близость может быть такой… Как описать страсть, и животное неистовство, и какую-то запредельную нежность, и мерцание глаз, и молчаливую гармонию, и стоны, и вздохи…
- Черт! Черт! Черт! Я, похоже, играю за ту же команду?! Вот уж никогда бы не подумал!

Тогда он сидел в ледяной воде и никак не мог унять вполне понятное возбуждение. Как он тогда не простудился, он сейчас не понимает.

Он шел и чувствовал, что сегодня его ждет что-то совершенно необычное. Вереск пах ошеломительно. Если честно, то он хотел увидеть что-нибудь про Рона. Единственного, которого он так и не видел ни разу. И это очень его волновало. Образ одинокого рыжего сидхе с васильковым венком на голове будил в его душе странные, незнакомые чувства, как будто тот специально прятался он него.

- Глупости! Какое дело может быть этим небожителям до простого смертного, который случайно нашел способ наблюдать за их чудесной жизнью? – сказал он сам себе, начиная подъем на холм. Небольшой камень вывернулся из-под его ноги, и он сорвался. И крутизна холма вроде бы была небольшая, но и ее хватило, чтобы кубарем скатиться вниз. Он сильно ударился головой и потерял сознание.

Первое, что он увидел, придя в себя, это живой блеск рыжих волос в свете полной луны и внимательные волшебно мерцавшие синие глаза.

- Привет… Рон… - прохрипел он, до дрожи боясь, что тот сейчас исчезнет из его жизни.

Если рыжий и удивился, то это никак не отразилось на его лице. Он просто улыбнулся.

Что и как говорил в Кабаньем логе Заккари Рону, мы никогда не узнаем, но только чернокожего мужчину больше никто не видел. Он просто пропал, его машину отогнали на штрафстоянку, на его место в банке взяли другого…

Может, он умер тогда, и милостивая судьба в предсмертном видении дала напоследок насладиться мечтой, а может, он и правда встретил Рона. Во всяком случае, тела его так и не нашли.

Это точно знает только вереск, сиреневыми облаками лежащий на изумрудных холмах, будя воображение и даря надежду на встречу с несбыточным. Ведь если чудес нет, то кому нужен этот мир?

Конец



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
katyaДата: Четверг, 15.10.2015, 09:35 | Сообщение # 107
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
Отличная работа! Замечательный фанфик!

 
ОлюсяДата: Четверг, 15.10.2015, 19:32 | Сообщение # 108
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
katya, полностью с вами согласна)))


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ватрушкаДата: Четверг, 15.10.2015, 23:43 | Сообщение # 109
Ночной стрелок
Сообщений: 90
« 80 »
А как-то скачать его можно?
 
ОлюсяДата: Пятница, 16.10.2015, 20:55 | Сообщение # 110
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
ватрушка, у этого фанфика пока нет fb-2 файла. Поэтому либо сохранить странички с главами (Ctrl+S) либо создать самому fb-2 и поделиться с жителями АЗЛ smile happy


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ватрушкаДата: Пятница, 16.10.2015, 21:13 | Сообщение # 111
Ночной стрелок
Сообщений: 90
« 80 »
Олюся, жалко... у меня самой ручки не из того места растут...
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Вереск цветет"!! Прода. Часть 3. и Часть 4 - полностью (ГП и другие~слэш~NC-17~Романтика, Фентези~макси~закончен)
Страница 4 из 4«1234
Поиск: