Армия Запретного леса

Среда, 18.07.2018, 15:51
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Память" (+48 и 49 от 14.12.2016) (ГП/ДМ; ЛМ/ТР; СБ/РЛ~слэш~NC-17~Ангст/ Роман~макси~в работе)
"Память" (+48 и 49 от 14.12.2016)
Lash-of-MirkДата: Четверг, 12.03.2009, 17:52 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название фанфика: Память
Автор: Linnea
Бета : Теххи В
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/ДМ; ЛМ/ТР; СБ/РЛ; НМП/РУ
Персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой, Рональд Уизли, Люциус Малфой, Том Риддл, Сириус Блек, Ремус Люпин, новый мужской персонаж и др.
Событие:
Тип: слэш
Жанр: Ангст/ AU/ Роман
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Что такое память? А что если только потеряв память, ты можешь узнать всю правду? Что если добро и зло поменялись местами? Что же на самом деле случилось в Хеллоуин 1981 года в доме Поттеров? Волдеморт и Люциус Малфой в роли любящих отцов. У Сириуса Блека тоже есть сын.
Предупреждения: АУ. Игнор 5-7 книг. ООС персонажей.
Диклеймер: мир и герои принадлежат маме Ро
Разрешение на размещение: получено.












Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:28 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 1. Неожиданная правда.

Темноволосый юноша лежал на кровати и старался понять, где он находится, но ничего не приходило в голову. Он ничего не понимал, в голове было пусто. При попытке вспомнить, что с ним могло случиться, он потерпел фиаско, поскольку мыслей не было. Он поднял руку, чтобы дотронуться до глаз, и тут его руку перехватили.
- Не надо, – раздался рядом мужской голос, вернее, голос принадлежал юноше, который сидел в кресле рядом с кроватью.
- Что со мной? – прохрипел юноша. Говорить было очень тяжело, горло нещадно болело.
- Ты ослеп, – прозвучало в ответ.
- Почему?
- Ты не помнишь, Гарри?
- Гарри? Это мое имя?
- Гарри?! Ты что-нибудь помнишь?
- Нет, в голове такая пустота, – прошептал юноша. Он чуть повернулся в сторону голоса, но тело пронзила острая боль.
- Не двигайся, – юноша осторожно помог лечь так, чтобы боль не была такой сильной.
- Что со мной?
- Ты очень сильно пострадал, Гарри.
- Почему я ничего не помню?
- Не знаю, Гарри. Может быть, это временно.
- Кто ты?
Юноша ничего не сказал в ответ. Что-то прикоснулось к губам темноволосого юноши, которого собеседник назвал Гарри.
- Выпей это, – попросил юноша. Гарри проглотил горькую жидкость, закашлялся. – Спи.

Боль вырвала его из сна. Он застонал, все тело горело. Хотелось кричать, но сил пошевелиться не было, и юноша снова застонал. Потом почувствовал прикосновение холодной ладони к своему лбу.
- Тшшш, все хорошо, – услышал он мужской голос. Не тот, что он слышал до этого, это был красивый низкий баритон. – Надо сменить постельное белье и пижаму, – мужчина обратился к кому-то находящемуся в той же комнате. Руки подхватили его под колени и под спину. Гарри не смог сдержать стон. – Тшшш, потерпи.
Он почувствовал, как его опустили на что-то пушистое. Потом мужчина произнес какие-то слова, его одежда странным образом исчезла, и Гарри зябко поежился. Сверху полилась вода. Его осторожно искупали, потом завернули во что-то такое же пушистое, как его недавнее ложе. Ласковые руки посадили его и чуть наклонили назад, поддерживая спину. Подошел кто-то еще и стал мыть ему голову. Было немного больно – тело отзывалось на каждое неосторожное движение, но мужчины были очень аккуратными.
Спустя четверть часа он лежал уже в кровати. Один из мужчин сел рядом с ним на кровать.
- Гарри, как ты себя чувствуешь? – Это был второй мужчина, обладатель приятного баритона.
- Больно, – произнес юноша.
- Да уж, досталось тебе, – к губам прикоснулось стекло. – Выпей.
Почти сразу же после выпитого он погрузился сон.
- Что ты думаешь об этом?
- Он очень плохо идет на поправку. Мы чуть не опоздали. Еще десять минут, и он был бы мертв.
Мужчина глубоко вздохнул.
- Драко говорит, что он ничего не смог вспомнить вчера.
- Может быть, сейчас это для него даже лучше, ему и так больно.
- Да, на данный момент это к лучшему.
- Пойдем, Люциус. На комнате чары слежения. Если что-то случится, мы услышим, – мужчины покинули комнату. Несколько минут спустя в комнату проскользнула юношеская фигурка. Платиновый блондин лет пятнадцати-шестнадцати расположился в кресле рядом с кроватью.

Боль пронзила позвоночник. Юноша выгнулся на кровати, пытаясь избежать острой боли, но сделал только хуже себе. Руки прижали его к постели.
- Отец, – закричал юношеский голос. – Папа, помоги.
Двери открылись и в комнату вбежали двое мужчин – блондин и брюнет.
- Я не могу его удержать.
- Отойди, Драко. Мы сами. – Одни руки придавили его плечи, другие держали за ноги.
- Гарри, Гарри, тише, маленький. Не надо так. Ты только делаешь себе больно. Драко, болеутоляющее зелье. Выпей, малыш. Надо, давай. Вот молодец.
Юноша обмяк. Сознание колыхалось где-то на грани обморока.
- Почему так плохо? – в голосе слышались слезы.
- Ему очень туго пришлось, – ответил один из мужчин. – Ему слишком многое пришлось испытать, Драко.
- Он выздоровеет? – Драко сжал ладони так, что костяшки побелели.
- Я на это надеюсь, – брюнет устало потер переносицу.
- А зрение?
- Не знаю. Сейчас я вообще ничего не знаю.

Юноша вздохнул. Боль почти ушла, или он уже привык к ней. Он прислушался к своим ощущениям, но ничего нового не обнаружил.
«Гарри! Они называют меня Гарри. Того юношу зовут Драко. Одно из мужчин Люциус. Имени второго я не слышал. Они меня знают. Но я совсем их не помню. Совсем. Я вообще ничего не помню. Ни о себе, ни о своей жизни»
- Привет, ты проснулся? – раздался голос Драко. Гарри повернул голову на голос.
- Я не слышал, как ты вошел, – произнес Гарри.
- Потому что дверь была открыта, – Драко прошел в комнату и сел в кресло.
- Ты можешь рассказать мне, кто я?
- А ты совсем ничего не помнишь? – поинтересовался Драко.
- Да, совсем. Мне ничего не говорят ни мое имя, ни ваши.
- Гарри, – раздался еще один голос. – У тебя нет вообще никаких воспоминаний?
- Пустота, – ответил Гарри.
- Плохо. Полежи спокойно. Я должен кое-что проверить. – Мужчина прошептал какие-то слова. По движению воздуха Гарри определил, что мужчина водит рукой или еще чем вдоль его тела.
- Пап? – произнес Драко.
- Все в порядке. Вы поговорите, я скоро вернусь.
- А что он делал?
- Проверял твое состояние.
- Ясно, – произнес Гарри. Хотя ясно ему не было совершенно.
Мужчина прошел в библиотеку и сел в кресло напротив брюнета.
- Все очень плохо.
- Что именно, Люциус.
- Летать он уже никогда не будет.
- Почему?
- Правая нога очень сильно пострадала. Мы с тобой сделали все, что могли. Он сможет ходить нормально, но будет лучше, если трость всегда будет с ним. Перенапряжение будет переходить в хромоту.
- Ничего сделать нельзя? – брюнет отложил в сторону книгу, которую читал.
- Нет. Ты знаешь, что я за эти две недели выучил огромное количество книг по колдомедицине, и теперь спокойно могу пойти работать в Святого Мунго, впрочем, как и ты.
- Я знаю, Люциус. Просто, хочется верить в лучшее.
- Лучше не будет. Память к нему не вернется.
- Что?
- Память в прежнем виде к нему не вернется никогда. И, возможно, так будет лучше. Ты сможешь начать все сначала, без груза прошлого.
- Ты совершенно в этом уверен?
- Да.
- Когда должен вернуться Сириус?
- Через пару недель. Он нашел своего сына.
- Хоть это радует. С ними все в порядке?
- Да. Теперь вопрос, как обелить его репутацию?
- Не проблема. Петтигрю свое отслужил. Пора ему сделать что-то действительно ценное.
- Слава Мерлину, Сириус успел прийти к нам вовремя.
- Да. Это только меня и радует. Есть еще какие-нибудь новости о состоянии Гарри?
- Зрение, скорее всего, вернется. Нужно время.
- Сколько?
- В Хогвартс он поедет все еще слепым.
- Плохо.
- Драко о нем позаботится.
- В этом я не сомневаюсь.
- Все будет хорошо.
- Пойдем, я хочу на него взглянуть.
Мужчины вышли из библиотеки. На подходе к комнате они услышали голоса юношей.
- Не трогай повязку на глазах, – Драко увещевал Гарри.
- Тебе лучше послушаться мудрого совета, – произнес красивый баритон. Гарри повернул голову на голос.
- Кто вы?
- Гарри ты что-нибудь можешь вспомнить? – мужчина проигнорировал вопрос юноши.
- Нет, ничего. Я пытаюсь, но ничего не могу вспомнить.
- Я хочу, чтобы ты меня внимательно выслушал. Хорошо?
- Да.
- С тобой случилось несчастье. К сожалению, мы с Люциусом опоздали и не смогли спасти тебя раньше. Твои раны были очень тяжелыми. К нашему большому сожалению, ты, скорее всего, не сможешь вспомнить ничего из своей жизни.
- Совсем? – Гарри сглотнул. Драко в ужасе смотрел на своего отца.
- Да, совсем. Но сейчас я тебе кое-что расскажу. Ты волшебник, очень одаренный, между прочим. Ты учишься в школе магии и волшебства Хогвартс под именем Гарри Поттера. В сентябре ты должен пойти на пятый курс. Ты учился в доме Гриффиндоре.
- Подождите, вы сказали, что я учился под именем Гарри Поттера. Это что, не мое имя?
- Это не полное имя, Гарри. Твое имя полностью звучит, как Гарольд Джеймс Поттер Реддл Крестон. И я – твой отец, Том Нарволо Реддл Крестон.
- Мой отец? – голос сорвался.
- Да. Но, к сожалению, я только несколько недель узнал, что ты действительно мой сын. Тебя отобрали у меня, Гарри.
- Почему?
- Кое-кто решил, что ему все позволено в этой жизни. Правда, слава Мерлину, он не знал, что ты мой сын. И это хорошо. К сожалению, ты не сможешь поехать в школу под фамилией Поттер, как и под фамилией Реддл. Остается отправить тебя как Гарольда Крестона. Это имя известно в магическом мире. Это чистокровный род, который многие века держится особняком. И никто не связывает это имя с именем Реддлов.
- Почему? Плохо быть Реддлом?
- Я расскажу тебе все, когда ты немного поправишься. Мне многое надо тебе рассказать. Но сначала хочу предупредить. Ходить тебе придется с тростью.
- Он не сможет больше летать? – Драко неуверенно посмотрел на мужчину, который был известен всей магической Англии как Тот-кого-нельзя-называть, но ему этот человек был известен со всем с другой стороны.
- К сожалению.
- Летать? – переспросил Гарри.
- Драко тебе расскажет о твоих школьных годах и приключениях, – улыбнулся мужчина. – И еще, тебе придется долгое время быть слепым. Зрение вернется, но не очень скоро.
- А как тогда я пойду в школу?
- Не беспокойся, у нас есть шесть недель, чтобы восстановить твои знания и умения, – мужчина прикоснулся к щеке юноши. – Все будет хорошо.
- Я надеюсь, – голос юноши дрогнул. Том Крестон притянул его в свои объятия.
- Я обещаю, сынок, что все они заплатят за каждый день твоих мучений, – прошептал Том, он же Темный Лорд Волдеморт, в макушку своего сына – Гарри Поттера.

Следующие дни юноши разговаривали обо всем, что забыл Гарри. Драко рассказывал об их первой встрече, о вражде в школе, о приключениях Гарри, о его друзьях, о директоре и профессорах.
- А почему они так просто поверили директору, что для меня так будет лучше? – спросил Гарри, после слов Драко, что его каждое лето отправляли к родственникам-магллам.
- Не знаю, Гарри. Наверное, авторитет директора сыграл свою роль.
- Я думаю, что что-то случилось у моих родственников, после чего я оказался в таком состоянии.
Драко молчал, подтверждая этим догадку Гарри.
- Можешь не говорить.
- Я не хочу об этом говорить, Гарри. Это было страшно. И я рад, что ты никогда этого не вспомнишь.
- Если ты так говоришь, значит, так оно и есть, – кивнул Гарри.
Наговорившись вдоволь, Драко решил учить Гарри магии. Учить пришлось с нуля. Сначала Драко читал книги, объясняя все очень подробно. Потом к этим занятиям присоединились и оба отца, Люциус и Том. Гарри нравилось учиться.
Потом он встал с кровати, и начались более серьезные занятия. Все юноше давалось очень быстро, тело и магия помнили о том, что когда-то было изучено, в отличие от разума. К концу июля Гарри уже самостоятельно ездил на лошади, легко передвигался по дому, не задевая ничего на своем пути. Том и Люциус, наблюдая за юношами, довольно улыбались.
- Он молодец. Он со всем справится, – произнес Люциус.
- Пришло время позаботиться о шраме, – произнес Том.
- Что ты намерен делать?
- Я уберу его только внешне, а вот метальную связь оставлю. Пора учить моего сына окклюменции. Никто не должен знать правды. Особенно Снейп.
- Согласен с тобой.
- Но сначала отпразднуем день рождения моего сына.
- Да. Кстати, послезавтра возвращается Сириус.
- Он будет рад видеть своего крестника, – улыбнулся Том.
- А ты своего, – усмехнулся Люциус.
- Да, буду рад. Я не видел Ориона четырнадцать лет.
- Его никто не видел четырнадцать лет, Том.
- Удалось что-нибудь продвинуть с делом Сириуса?
- Не особенно, но почва подготовлена. Первого сентября Орион Александр Блек отправится в школу, и провожать его будет свободный и полностью оправданный отец.
- Замечательно, - кивнул Том, наблюдая за гарцующим на вороном коне сыном.
- Документы на Гарольда Крестона поступили в министерство. Там сказано, что мальчик находился на домашнем обучении. О его временной слепоте я не говорил.
- И не нужно.
- Что дальше?
- Дождемся Сириуса, и тогда будем решать. А сейчас подготовим праздник для моего сына в узком домашнем кругу.
- С радостью. Мальчик это заслужил, – улыбнулся Люциус. Никто бы не узнал в этом мужчине сейчас всегда надменного лорда Малфоя. Здесь и сейчас сидел совершенно другой человек.
- Что с Нарциссой? – поинтересовался Том.
- А что с ней? Она всегда была равнодушной. Бездушная кукла, – откликнулся Люциус.
- Развод?
- Да. Слава Мерлину, я тогда не заключил магического брака. Одна радость от этих отношений.
- Драко, – утвердительно кивнул Том.
- Да, Драко.
- Она останется во Франции?
- Да, я отписал ей поместье в Луаре.
- Неплохо. Что с финансами?
- Она получит столько, сколько ей причитается, и ни кната больше.
- Драко спокойно отнесся к этой новости?
- Драко – мой сын, этим все сказано.
- И слава Мерлину.
- Папа, – Гарри влетел на веранду. Том поймал сына в объятия.
- Гарри, будь осторожнее. Я понимаю, что Чезаре тебе помогает, но все же, – Том посадил сына себе на колени. На шее юноши устроилась красивая изумрудная змейка – нияр, магический вид довольно ядовитой змеи. Чезаре был подарком Тома сыну, когда тот смог самостоятельно передвигаться по дому. Чезаре болтал без умолка и рассказывал Гарри все, что видел. Когда Том его увидел в магазине в Темной аллее, то нисколько не сомневался в своей покупке. Чезаре быстро понял, что от него требуется, и стал глазами Гарри. Сейчас никто бы не смог сказать, что мальчик слеп, Чезаре знал свое дело. Его болтливость нашла выход в хорошем деле. Он не умолкал ни на минуту. А Гарри привык к постоянному шипению змейки, как, впрочем, и к Драко. Юноши подружились. Драко рассказал ему всю правду об их отношениях в прошлом, но Гарри знал этого Драко и этот Драко был его другом.
- Пойдемте-ка в дом, ребята. Попьем чаю с пирожными, а потом продолжим занятия, – сказал Люциус, поднимаясь из кресла. Двое юношей и двое мужчин, весело переговариваясь, вошли в дом.
На столике на веранде одиноко лежала маггловская газета «Лондон таймс». Луч заходящего солнца упал на заголовок: «До чего доводит человеческое равнодушие!»

«12 июня в маленьком городке под Лондоном произошла трагедия. Родной дядя до смерти забил своего племянника, вернувшегося из закрытой школы для мальчиков, находящейся где-то в Шотландии. В школу мальчик был записан еще его родителями, которые погибли, когда мальчику было чуть больше года. Как оказалось, родители мальчика были очень обеспеченными людьми. В ходе расследования выяснилось, что члены семьи, в которой проживал мальчик, лгали всем окружающим, говоря, что мальчик учится в школе для детей с криминальными наклонностями, и его родители были никчемными алкоголиками, а мать зарабатывала проституцией. Мальчик в прямом смысле батрачил на своих родственников: работал в саду, готовил, мыл и т.д.
Что на самом деле произошло в доме 12 июня выяснить так и не удалось, но мальчик был найден мертвым соседкой, прибежавшей на крики. К сожалению, пожилая дама опоздала. Врачи констатировали кровоизлияние в мозг. У мальчика были сломаны руки, ноги и шея. Из головы торчал кусок дерева, земля вокруг была залита кровью.
Хочется задать вопрос: неужели никто никогда не задавался вопросом, как живется мальчику в этом доме? Кто поместил мальчика к родственникам-садистам? Почему окружающие поверили россказням этих людей? И почему все оставались такими равнодушными, видя изо дня в день, как относятся к своему племяннику их соседи?
Равнодушие людей привело к трагедии – страшной смертью погиб пятнадцатилетний подросток, оболганный своими «любящими родственниками».
Сейчас мы только надеемся, что дядя, убивший своего племянника, получит причитающееся ему наказание, а его жена – свое.
Надеемся, что больше никогда равнодушие не станет причиной гибели ребенка».


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:29 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 2. Отцы и сыновья

30 июля в полночь в дом, надежно спрятанный от глаз любопытных, вошел темноволосый мужчина, несший на руках спящего юношу.
- Ну, вот мы и дома, Орион, – тихо произнес мужчина. – Тилли!
С хлопком перед ним появился домовой эльф, поклонился и подобострастно уставился большими глазами на мужчину и юношу.
- Тилли, какую комнату приготовили для моего сына?
- Комната рядом со спальней молодого господина Драко, а напротив – спальня молодого господина Гарри, – ответил домовик.
- Спасибо, – "Значит, Гарри уже здесь". Мужчина прошел к лестнице и, поднявшись на второй этаж, прошел до указанной комнаты. Тилли, уже переместившийся в спальню, открыл ему дверь. Мужчина положил юношу на кровать, воспользовался палочкой, чтобы переодеть его в пижаму и укрыл одеялом. – Тилли, проследи за ним.
- Конечно, господин. Тилли все сделает, – домовик энергично закивал головой.
- Тилли, а где находятся лорд Малфой и лорд Крестон?
- В библиотеке, господин. Они там уже давно, и еще не выходили.
Мужчина кивнул, еще раз взглянул на сына и вышел из спальни. Пройдя по коридору, он спустился на первый этаж и через пару минут был у дверей библиотеке. Открыв дверь, он увидел двух мужчин, сидящих в креслах. Том обернулся на звук открываемой двери. Увидев вошедшего, он улыбнулся. Такая же приветливая улыбка осветило лицо Люциуса
- Сириус. Наконец-то.
- Как добрался? – Люциус посмотрел на уставшее лицо Сириуса Блека.
- Я убью всех, кто превратил жизнь моего сына в ад, – падая в кресло, процедил сквозь зубы Сириус.
- Так плохо? – Том озабоченно взглянул на Сириуса.
- Орион и Гарри жили почти в идентичных условиях, – Сириус прикрыл глаза, откинув голову на спинку кресла.
- Что? – Люциус в ужасе посмотрел на Сириуса.
- Когда я нашел его, у него была сломана рука, все тело в синяках, очень много старых шрамов. Что мог, я сделал. Теперь нужны только зелья, – устало произнес Сириус.
- Где он был?
- В приюте, Том. В долбанном маггловском приюте. И у него была заблокирована магия, – Сириус открыл глаза и посмотрел на сидящих напротив мужчин. Потом взял стакан с огневиски и выпил одним глотком.
- Сириус, что произошло? – Люциус пристально смотрел на брюнета.
- Ты же знаешь, что я оставил Ориона у Карины?
- Да, знаю. Но когда начались все эти события, мы потеряли Ориона из вида. Потом выяснилось, что Карина погибла, а следов Ориона нигде не было, – кивнул Люциус. Том слушал молча.
- Не знаю кто, но очень сильно подозреваю одну личность, которая слишком много на себя взяла в этой жизни. Очень много странностей в смерти Карины. Из того, что мне удалось выяснить, кто-то помог Карине отправиться на тот свет. Хорошо, что я не гнушаюсь использовать кровную магию. Иначе я никогда бы не нашел Ориона. Магия была заблокирована основательно. Ни одно поисковое зелье его бы не обнаружило.
- Ты разблокировал магию? – уточнил Том. Вся его поза говорила о напряженности и еле сдерживаемой ярости.
- Сразу же, как только забрал его из приюта. Видели бы вы эти казематы. Они даже не удосужились оказать ему медицинскую помощь. Орион ушел бы с любым, кто предложил ему выбраться из этого ада. Отдал бы все, даже свою душу.
- Мда. Веселая вырисовывается картинка, – вздохнул Люциус. – Получается, что в этой жизни больше всего повезло Драко, и то не во всем.
- По крайней мере, он рос со своим отцом, а Гарри и Драко при живых отцах росли в аду. Как, кстати, вам удалось его забрать у родственников? Не думаю, что он легко поверил во все, – произнес Сириус.
- Мы почти опоздали, Сириус, – тихо произнес Том. Глаза стали непроницаемыми, выражение лица отсутствующим. Сириус с тревогой следил за этой метаморфозой.
- Еще минут десять, и мы застали бы только мертвое тело Гарри, – отстраненным голосом произнес Люциус. Сириус напрягся.
- Что случилось?
- Мы отправились за Гарри 17 июня, через три дня после того, как он уехал из Хогвартса на летние каникулы в Литтл-Уиннинг. Мы не знаем, что произошло за три дня в доме Дурслей, но когда мы вошли в дом..., – голос Тома пресекся.
- Это было страшно, Сириус. Я не знаю, что удержало нас тогда не убить этих магглов. Я ведь в первую секунду решил, что Гарри уже мертв.
- Они живы?
- Да. Я хочу, чтобы они жили и страдали. Так же как и мой сын, – прошипел Том.
- Как он? – Сириус тревожно рассматривал Тома и Люциуса. Было видно, что рассказ дается им с большим трудом.
- Физически почти здоров. К сожалению, в квиддич он больше играть не будет, как, впрочем, и летать. Правая нога будет периодически давать о себе знать. Так что трость всегда при нем. Сейчас, правда, он частенько про нее забывает, и вечерами ему приходится разрабатывать ногу. И, Сириус, он ничего не помнит.
- ЧТО?!
- Память не вернется никогда, – произнес Том. – И если честно, то я даже рад этому.
- Мерлин, что они с ним сделали?
- Мы можем только предположить. Ни причины, ни сколько это продолжалось, мы не знаем.
- Дамблдор сейчас, наверное, организовал поиски, – пробурчал Сириус.
- Нет, Сириус, – Люциус усмехнулся, протянул руку к маленькому журнальному столику, стоящему рядом с его креслом и взял стопку газет. – Почитай.
Сириус взял газеты и углубился в чтение. По мере чтения его лицо становилось все угрюмее, в глазах заблестела еле сдерживаемая ярость.
- Как вам удалось это провернуть? – он посмотрел на двух мужчин.
- Мы сразу решили забрать Гарри, даже если он мертв. Но когда я подошел к нему, то уловил еле различимые признаки жизни. Том вызвал в дом одного из наших предателей. Крови было, хоть отбавляй, – мрачно усмехнулся Люциус. – Так что провести ритуал на крови и заменить одного на другого оказалось лишь делом нескольких секунд. Правда, мы не ожидали такого эффекта. Наш маленький предатель, в отличие от Гарри, не выдержал всех увечий. Скончался.
Сириус непонимающе смотрел на Люциуса. Тот усмехнулся.
- Кровь запомнила все, что сделали с Гарри. Так что описание в газетах вполне соответствует тому, что предстало нашим глазам.
- Как ты удержался, чтобы их не убить, Том? – Сириус недоуменно посмотрел на темноволосого мужчину.
- С трудом, Сириус, с трудом, – произнес тот в ответ.
- Значит, все считают, что Гарри мертв?
- Да, Сириус, – ответил Люциус.
- Да, так будет лучше. Тем более, если Гарри ничего не помнит, – задумчиво произнес Сириус.
- Кое-что мы ему рассказали, - Том взглянул на Сириуса.
- И как много?
- Достаточно. Но он воспринимает нас сегодняшних. Для него важно наше отношение к нему и окружающим. Он заново всему учится. Даже если разум ничего не помнит, тело запомнило многое. Он очень быстро учится, – улыбнулся Том.
- Ты счастлив, – констатировал Сириус.
- Ты ведь тоже счастлив, – улыбнулся Том.
- Да, мой сын со мной.
- Все возвращается на круги своя, – произнес Сириус.
- Да, Сириус, забыли тебя предупредить, у Гарри временная слепота. На восстановление уйдет еще месяцев восемь-девять, – произнес Люциус, настороженно следя за реакцией Сириуса.
- Мерлин, через что же ему пришлось пройти?! – воскликнул тот. Воображение услужливо предложило несколько очень живописных картинок. Сириус вздрогнул и судорожно вдохнул.
- У тебя всегда было богатое воображение, – усмехнулся Том. – Но не думаю, что оно тебя сейчас подвело.
- Лучше бы подвело, – Сириус поежился. – Знаете, мне хватило того, что я увидел своего сына, сломанного и изувеченного. А теперь говорят, что крестник чуть не умер. Для меня это многовато.
- Что ты рассказал сыну? – поинтересовался Том.
- Правду.
- Всю?
- Вкратце, без деталей.
- И как он отнесся к твоему рассказу?
- Мы довольно быстро нашли общий язык. Его сломали, и потребуется время, чтобы восстановить его душевное состояние. Он вцепился в меня так, словно боится, что я исчезну.
- У нас только месяц, чтобы подготовить Ориона, научить его всему, – хмуро произнес Люциус.
- Маховик времени?
- Не стоит. Чревато последствиями и истощением. Используем зелья памяти и кровную магию, – произнес Том.
- Ты использовал ее на Гарри? – поинтересовался Том.
- Нет еще. После дня рождения собирался. Гарри не выдержит темп, который нужен при использовании маховика времени. А вот с помощью зелий и кровной магии мы добьемся нужных результатов быстрее и менее болезненными способами.
- Месяц очень короткий срок, – задумчиво произнес Сириус.
- Вот поэтому и предлагаю воспользоваться кровной магией. И быстрее, и легче.
- Согласен, – кивнул Сириус. Люциус улыбнулся
- Вот завтра отпразднуем пятнадцатилетие Гарри, а потом займемся нашими насущными делами.
- И как вы решили его отпраздновать? – улыбнулся Сириус.
- Все те, кто должен, уже в доме, – усмехнулся Том. – Все будет в семейном кругу. И пора бы закругляться, друзья мои, через пару часов уже вставать.
- Ремус в курсе, что случилось? – Сириус посмотрел на Тома и Люциуса.
- Нет. Он не знает. Мы с ним еще не связывались, – ответил Люциус.
- То есть, он считает, что Гарри умер? – уточнил Сириус.
- На данный момент, да, – подтвердил Том.
- Наверное, это к лучшему. Естественней реакция, – нахмурился Сириус. – Через неделю полнолуние, тогда с ним и встречусь.
- Дамблдор усиленно интересуется твоим отсутствием. Предположительно ты должен был сидеть в четырех стенах и никуда не рыпаться, – усмехнулся Люциус. – Он собрал Орден. Первое собрание состоялось сразу после турнира, в первых числах июня.
- Вот даже как? Ремус сообщил?
- Да, он.
- А Снейп к тебе на зов явился?
- Нет, еще нет, – усмехнулся Том.
- Ты поаккуратнее с ним. Он человек Дамблдора, – произнес Сириус. – Хотя крови Гарри он попортил много.
- С ним мы еще разберемся. А теперь пошли спать.
Мужчины покинули библиотеку. Том, прежде чем пойти к себе, заглянул к Гарри. Юноша спал безмятежным сном. Мужчина присел на край кровати и погладил сына по волосам. Несколько минут он наблюдал за спящим юношей, потом поправил тому одеяло и вышел.

Гарри потянулся на кровати и тихо охнул, правую ногу пронзила боль. "Добегался вчера!" – мрачно подумал юноша. Выбравшись из кровати, Гарри прошипел на парселтанге.
/Чезаре, ты где?/
/Тут я/, – Гарри почувствовал, как запястье обвило маленькое тонкое тело змейки. Он осторожно перенес змейку на шею. Та быстро обернулась на шее на манер ожерелья и приступила к своим прямым обязанностям. – /Повернись направо и иди вперед/
/Чезаре, я хорошо ориентируюсь в доме/, – хмыкнул Гарри. Без проблем выбравшись из своей спальни, Гарри под чутким руководством нияра дошел до комнаты Тома. Проскользнув внутрь, Гарри осторожно забрался на кровать и примостился под боком у отца. Том, почувствовав рядом теплое тело, повернулся и обнял юношу за талию. Сон медленно уходил. Том открыл глаза и улыбнулся. Рядом лежал его сын.
- Доброе утро, – поздоровался он хриплым со сна голосом.
- Доброе, папа, – улыбнулся юноша. Том притянул сына в свои объятия. Тот, поудобнее устроившись в объятиях отца, расслабился.
- Что-то случилось? Ты был несколько напряжен, – поинтересовался Том.
- Нога немного побаливает, – пожаловался Гарри.
- Сегодня никаких конных прогулок, и бегать тоже не стоит, – твердо произнес Том.
- Я знаю, папа. Понимаю, – кивнул юноша.
- Вот и молодец, – Том поцеловал Гарри в макушку. – Совсем забыл. С днем рождения, сын!
- У меня сегодня день рождения? – Гарри повернулся лицом к отцу, словно хотел того увидеть.
- Да, тебе сегодня в полночь исполнится 15 лет. Но до полуночи мы ждать не будем, и отпразднуем все вместе сегодня.
- Здорово. Только все это помню из рассказов Драко, – нахмурился юноша. Том сжал зубы, чтобы не выругаться
- Вот и получишь сегодня свои собственные представления о том, что, значит, быть именинником.
- Спасибо, папа.
- За что?
- За то, что говоришь мне правду. Ты ведь никогда мне не соврешь, я знаю. Мне кажется, что в той жизни, до тебя, мне очень много врали, – Гарри вдруг стал очень серьезным.
- Почему ты так решил? – Том приподнялся на локте и посмотрел в лицо сына.
- Я не могу этого объяснить. То, что рассказали ты, Драко и его отец и ваше поведение они совсем не такие, как были в той жизни.
- Что же такого тебе рассказал Драко?
- Он рассказал о том, что говорят о твоей другой ипостаси – Волдеморте. Но я знаю тебя совсем другого и думаю, что в том образе много надуманного.
- Ты не совсем прав. Я обещаю тебе все рассказать, но не хотел бы делать этого сейчас.
- И не надо. Я не хочу пока этого слышать. Я спрошу тебя, когда у меня возникнут вопросы, – Гарри вздохнул.
- Договорились. Когда ты решишь задать мне вопросы, я на них отвечу со всей правдивостью.
- Спасибо. Я знаю это, папа.
- Спасибо, сын. Спасибо, что дал мне шанс быть с тобой, Том поцеловал Гарри в лоб.
- Знаешь, я думаю, что даже в той жизни я бы смог разобраться в этой паутине. Но сейчас я рад, что все сложилось так. Ну, что я ничего не помню. Драко, конечно, все очень красочно расписал, но, думаю, жилось мне нелегко.
- Все закончилось, сын. Теперь у нас все будет хорошо.
- Ага. А подарки будут? – Гарри прикусил нижнюю губу.
- Будут, чудо ты мое, – рассмеялся Том. – Давай вставать. Беги в ванную, а я пока подберу тебе одежду.
Через полчаса они были одеты и готовы показаться на людях. На обоих были темно-серые джинсы, плотно облегающие ноги и бедра и рубашка без рукава. На Гарри зеленая, под цвет его глаз, которые сейчас скрывала повязка, на Томе темно-синяя, тоже подчеркивающая глаза своего владельца.
- Пошли? – Том обнял сына за талию и повел к двери. – Забыл тебе сказать. Приехал твой крестный.
- Сириус Блек?
- Драко рассказал?
- Да, он много чего мне рассказал.
- Я уже заметил. Он привез с собой сына, с которым тоже не виделся четырнадцать лет. Ваши с Орионом истории очень похожи, к сожалению. Только вот он все помнит.
- Плохо, – нахмурился Гарри. Том подхватил сына на руки. – Эй, я сам могу ходить.
- Я этому охотно верю. Но я столько потерял в своей жизни. Так что позволь мне потаскать своего сына на руках.
- Ну, раз так, то ладно, – разрешил Гарри, обнимая отца за шею. – Ой, мы забыли у тебя на кровати Чезаре.
- Он пока тебе не понадобится. Сегодня твоим поводырем поработаю я.
- Ты весь день будешь со мной?
- Конечно.
- Здорово.
Том с Гарри на руках вошел в малую столовую. Там еще никого не было. Но, как только они вошли, появились два эльфа и стали накрывать на стол.
- Где сядет господин? – поинтересовался один из домовиков.
- Рядом с сыном, Ролли. Ему понадобится моя помощь.
Завтрак проходил в шутливой обстановке. Гарри пытался доказать отцу, что сам может позавтракать, но все его попытки отказаться от помощи Тома натыкались на полное игнорирование.
- О, Сириус, мы тебя и не заметили, – усмехнулся Том, заметив застывшую в дверях фигуру.
- Я обратил внимание, – усмехнулся тот в ответ. Гарри немного напрягся. Том погладил сына по спине, почувствовав напряжение сына.
- Гарри, – обратился к юноше Сириус. Гарри повернулся на голос. Сириус на мгновение задержал дыхание и закрыл глаза, потом открыл их и медленно выдохнул. – Поздравляю тебя с днем рождения!
- Спасибо... крестный, – немного запнулся Гарри.
- Можешь называть меня по имени. Мы раньше с тобой так и общались.
- Правда?
- Да, правда. А что у нас на завтрак?
- Ну, много чего, – произнес Гарри, немного опешив от такой смены разговора.
- Как Орион? – поинтересовался Том.
- Твой крестник спит как сурок, – усмехнулся Сириус.
- Крестник? – переспросил Гарри.
- Ну, да. Сириус – твой крестный, а я – крестный Ориона, сына Сириуса.
- Драко повезло с родителями, но не совсем повезло с крестным, – ответил входящий в столовую Люциус.
- С днем рождения, Гарри, – радостно выдал Драко.
- Привет, Драко. И спасибо.
- Может, стоит разбудить Ориона? – спросил Люциуса.
- Нет, пусть поспит еще. Надо бы ему костероста выпить.
- У него что-то сломано? – скривился Гарри от своих воспоминаний.
- К сожалению, да, Гарри. Рука, – ответил Сириус.
- Ты ему его сейчас дашь? – поинтересовался Люциус?
- Нет, на ночь. Сегодня пусть немного повеселится. Да и у Гарри день рождения.
- Классный у нас получается праздник, – нахмурился Гарри.
- Гарри, ты чего? – с тревогой спросил Драко.
- Все нормально, Драко. Просто хотелось бы, чтобы все было по-другому. И я видел, и у Ориона все было в порядке. Какая-то несчастливая у нас Орионом была жизнь до этого лета.
- Так, кажется, Орион проснулся, – произнес Сириус, глядя на свой перстень. – Скоро вернусь.
- Не надо так, Гарри. Не думай о том, что было, не гадай, – Люциус дотронулся до плеча Гарри и легонько его сжал, подбадривая юношу.
- Не буду, по крайней мере, сегодня, – улыбнулся Гарри.
- Упрямый, – пробурчал Том. – Давайте завтракать. Гарри, ты еще что-нибудь будешь?
- Чай.
- Секунду. Держи. Он горячий.
Через полчаса в столовую вошли Сириус и юноша с темными волосами и сине-зелеными глазами, достаточно высокий, хрупкого телосложения и очень красивый. Тонкие черты делали его очень изящным.
- Теперь понятно, почему над ним издевались, – пробурчал себе под нос Том. Гарри чуть повернулся к отцу, услышав фразу отца.
Орион стоял в дверях рядом с отцом и смотрел на две пары: мужчину и юношу – платиновых блондинов, очень красивых и явно богатых и брюнетов, не менее богатых, судя по виду. Его одежда, которую ему дал отец, тоже была не из простого магазина: черные модельные джинсы, держащиеся на бедрах и голубая рубашка без рукавов.
Особое внимание привлек хрупкий брюнет, похоже, сын темноволосого мужчины. Юноша был ниже его ростом примерно на полголовы. Густые черные волосы были растрепаны, на глазах повязка. Брюнет пошевелился, когда мужчина что-то пробормотал себе под нос. Сириус подтолкнул сына вперед.
- Знакомьтесь. Это Орион. Орион, это твой крестный Том, – Сириус подвел сына к брюнету.
- Здравствуй, Орион. Я рад, что ты, наконец-то, с нами, – улыбнулся Том.
- Спасибо. Я тоже рад. – Орион сильнее прижался спиной к груди отца. Том сразу заметил, что юноша очень напряжен.
- Ори, это Гарри – сын Тома и мой крестник.
- Привет, – сказал Гарри. Орион разглядывал Гарри. – Извини, не могу подать тебе руку, просто не знаю, куда ее тянуть, - улыбнулся брюнет.
- Ты не видишь? – до Ориона только сейчас дошло, что бархатная лента на глазах юноши не игра.
- Да, но папа и Люциус говорят, что зрение восстановится, правда, еще не скоро, – пожал плечами Гарри. Орион удивленно посмотрел на Гарри, понимая, что тот довольно спокойно относится к своей слепоте. Тот, словно поняв, что думает Орион, улыбнулся.
- Это магический мир. Здесь возможно все. У меня довольно специфический поводырь. Так что не пугайся, когда увидишь Чезаре.
- Кто такой Чезаре?
- Змея, нияр, – ответил Гарри и усмехнулся. – Не беспокойся, я в курсе, что ты ничего не понимаешь сейчас. У меня была та же проблема, когда я очнулся четыре недели назад.
- Очнулся? Тебе, что тоже заблокировали магию?
- Хуже. Меня чуть не убили, – ответил Гарри. Орион посмотрел на отца. Тот кивнул в ответ, подтверждая сказанное юношей.
- Зачем?
- Трудно сказать. Я память потерял. И она уже не вернется. Так что у меня началась жизнь с самого начала, – улыбнулся Гарри.
- Ты очень легко ко всему относишься, – произнес Орион, серьезно рассматривая Гарри. Остальные не вмешивались в разговор между юношами. Орион начал расслабляться.
- У меня есть отец, крестный, Люциус и Драко, а теперь и ты. Думаю, что вы все сможете мне помочь в случае необходимости, – улыбнулся Гарри. Том обнял сына и улыбнулся Ориону. Тот несколько секунд помедлив, взял Гарри за руку и пожал ее.
- Спасибо, что приняли меня, – тихо произнес Орион, посмотрев на брюнетов и блондинов. Драко подошел к Ориону и протянул ему руку.
- Я – Драко. Привет, – Орион пожал протянутую руку и чуть смущенно улыбнулся. – А это мой отец, Люциус. Он у нас теперь классный колдомедик, так что завтра будешь как новенький.
- Орион, добро пожаловать в Крестон-Крели-холл, – улыбнулся Люциус. – Присаживайся. У нас, похоже, завтрак плавно перетек в обед, – усмехнулся он.
После завтрака-обеда Драко, подхватив Гарри и Ориона, ушел в свою спальню. Ребята долго разговаривали, Драко рассказывал Ориону о волшебном мире, о том, что происходит. Тему же жизни самого Ориона и Драко, и Гарри в разговорах опускали, решив, что, когда тот будет готов, сам все расскажет. Орион все больше и больше расслаблялся.
Вечером они весело отпраздновали день рождения Гарри. Орион, сидя в объятиях отца, наслаждался этой семейной обстановкой. Подарки получил не только Гарри, но и он, и Драко. Сейчас он уже не сомневался, что все в его жизни будет хорошо. Вечером, когда они переодевались к праздничному ужину, отец поведал ему вкратце историю жизни Гарри и как тот оказался в такой ситуации. Орион, наблюдая за брюнетом, очень ясно осознал, что не хочет видеть и тени грусти на лице этого парня, который смог завоевать его уважение и восхищение своей волей и жизнерадостностью.
Жизнь начала приобретать краски. Сначала из ниоткуда возник отец, который столько всего его рассказал и спас его. Теперь еще появились крестный и два друга, почти брата. Жизнь явно повернулась к нему светлой стороной. И не только к нему.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:30 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 3. Кровные ритуалы.

Первые дни августа пролетели быстро. Основной задачей, поставленной тремя мужчинами, было обучение Ориона и Гарри. С Гарри все было проще. Тело помнило, инстинкты срабатывали безотказно. Все давалось легко. Опасения вызывали только нагрузки, которые мальчик тяжело переносил. С Орионом же было сложнее. Его приходилось учить с нуля, но он оказался очень способным. Под чутким руководством отца, крестного и Люциуса он постигал магические науки, а под руководством Драко – искусство полетов. И именно сейчас они парили в небе на метлах. Том, Сириус и Люциус сидели на открытой веранде дома. Чуть в стороне, рядом со своим скакуном, стоял Гарри, на шее которого ожерельем свернулся Чезаре, впрочем, как всегда. Том наблюдал за сыном. Тот поглаживал коня по морде, что-то тихо ему нашептывая. Вот он чуть отклонился, повернулся в сторону веранды и сделал первый шаг. Тома выкинуло из кресла в одно мгновение, когда он увидел, как Гарри с легким стоном стал оседать на землю.
- Мерлин, Гарри, – воскликнул Сириус, вскакивая со своего места. Том уже поднял сына на руки и нес на веранду. Драко и Орион спустились на землю и, бросив метлы, рванулись на веранду, слишком обеспокоенные случившимся. Люциус скинул мантию и расстелил ее на полу, и Том уложил на нее сына. Люциус быстро провел диагностику. Все встревоженно наблюдали за его действиями и ждали вердикта.
- Больше нельзя ждать, Том, – Люциус тяжело вздохнул. – Надо проводить ритуал на кровной магии.
- Он слишком слаб, – Сириус внимательно смотрел на лежащего на полу юношу.
- Если мы будем тянуть дальше, будет только хуже, – твердо произнес Люциус. – Пусть лучше он два-три дня пролежит после ритуала, чем однажды не встанет с кровати совсем. Его состояние ухудшается с каждым часом. Это уже пятый обморок за три дня.
- Хорошо, готовьте ритуал, – вздохнул Том, прикрыв глаза. – Проведем сегодня вечером.
- Том, только тебя будет не достаточно. Должны быть двое..., – Сириус взглянул на Тома, но тот его перебил.
- Я знаю, Сириус. Нас здесь достаточно. И я считаю, что заодно надо провести ритуал на Ориона,с – Том повернулся к Люциусу. – И на Драко тоже.
Люциус внимательно посмотрел на своего Лорда, затем перевел взгляд на Сириуса. Несколько секунд они смотрели друг на друга, а затем перевели взгляды на Тома.
- И какой ритуал ты хочешь провести? – голос Люциуса был несколько напряжен.
- Нуаре кейрос, – серьезно ответил Том.
- Наставник, – прошептал Сириус. – Ты уверен?
- Да, Сириус, абсолютно. Ты станешь наставником Драко, я – Ориона, а Люциус возьмет в ученики Гарри, – спокойно произнес Том.
- Значит, ты будешь Ориону и наставником и крестным? – Люциус задумчиво склонил голову на плечо.
- Не совсем. Я возьму на себя роль наставника, а вот крестным станешь ты, – усмехнулся Том, глядя на блондина.
- А разве такое возможно? – Драко недоуменно переводил взгляд с одного мужчины, на другого. Орион молчал, он не совсем понимал, что сейчас происходит, но знал, что что-то очень важное.
- Возможно, Драко. Просто нужны определенные ритуалы, – улыбнулся Том юноше, и перевел обеспокоенный взгляд на сына, который все еще находился без сознания. Сев на пол веранды, Том аккуратно приподнял Гарри и усадил его себе на колени. Голова юноши покоилась на плече отца. Ориона начала бить дрожь, и он неосознанно сделал несколько шагов к своему отцу и прижался к его спине. Сириус недоуменно повернул голову и встретился взглядом с тревожными глазами сына. Орион обхватил отца за талию и прижался сильнее. Сириус положил свои руки на ладони сына, которые лежали у него на талии, и легонько сжал их.
- Все будет хорошо, Ори. Не тревожься.
- Что с Гарри? – голос был напряженным.
- Побочные эффекты некоторых заклятий, – выплюнул Том, поглаживая сына по спине.
- Каких заклятий? Я думал вы все сняли, – недоуменно произнес Драко, успевший усесться рядом с Люциусом.
- Нет, Драко. Эти можно снять только с помощью ритуалов кровной магии, – покачал головой Люциус. – А мы их еще не проводили. Гарри будет тяжело, – Люциус вздохнул. – Ему придется перенести их несколько.
- Надо готовиться, – произнес Том. – Люциус, возьми Гарри.
Люциус забрал у Тома Гарри. Том поднялся на ноги и вся компания, состоящая из трех мужчин и трех юношей, направилась в дом. Отправив юношей отдыхать в свои комнаты, мужчины занялись приготовлениями к вечеру. Они уединились в библиотеке.
- Все принадлежности для ритуала у нас в порядке, – произнес Люциус.
- С чего начнем? – Сириус устало потер переносицу.
- Думаю, сначала надо разобраться с внешностью Гарри и убрать шрам, – задумчиво произнес Том.
- Согласен, – кивнул Люциус. – А потом ритуал на память и способности, а закончим уже Нуаре кейрос.
- Хороший план, – кивнул Сириус. – Вот только выдержит ли Гарри?
- У него будет передышка, когда мы будем проводить ритуал крестного для Ориона, – немного напряженно произнес Том. Его самого мучила мысль о том, что сын может и не выдержать все эти ритуалы. "Надо было начинать все раньше и делать постепенно", – попенял он себя мысленно.
- Том? – Сириус взглянул на Темного лорда.
- Что, Сириус? – Том поднял глаза на одного из немногих своих друзей.
- Как ты думаешь, что теперь будет делать Дамблдор? – вопрос прозвучал как-то по-детски. Люциус хмыкнул. Том внимательно посмотрел на бывшего узника Азкабана.
- Думаю, сейчас он в некотором замешательстве. Его игрушка оказалась сломанной, – последние слова Том выдавил из себя, кулаки сжались до боли.
- Он будет искать нового мессию, – процедил Люциус. – Но меня вот что волнует, почему мы не поняли, кто такой Гарри Поттер.
- Не забывай, я сидел в Азкабане, а спросить вам было некогда. А пока Том не вернул себе тело, он тоже не мог ничего сказать. Там была только душа, надо сказать, очень озлобленная, которая старалась возродиться, – произнес Сириус.
- Да, это так, – кивнул головой Том. – Радует только то, что Дамблдор понятия не имеет, кто на самом деле родители Гарри и Ориона. Но за то, на что он обрек моего сына и крестника, он заплатит сполна.
- Вообще-то, Дамблдор в курсе, что Орион сын Сириуса, – промолвил Люциус.
- Да, знает он только это, а вот кто второй родитель – он понятия не имеет, – усмехнулся Сириус.
- Кажется, я тоже понятия не имею, – произнес Люциус, задумчиво разглядывая двух усмехающихся мужчин.
- Не имеешь, – подтвердил его догадку Том.
- Лили ведь не мать Гарри, да? – Люциус посмотрел на Тома.
- Не совсем, – ответил Том.
- От кого же у него зеленые глаза? – Люциус совсем запутался.
- Давай я задам тебе вопрос, а ты над ним подумаешь. Когда решишь что-нибудь для себя, мы продолжим этот разговор, – усмехнулся Том. Сириус тихо про себя веселился.
- Хорошо, – недоуменно произнес Люциус.
- Как ты думаешь, почему Лили после рождения Гарри еще две недели не показывалась на людях? Почему Джеймс никого не пускал в дом? – Том пристально взглянул на Люциуса, задавая свои вопросы. Малфой-старший недоуменно мигнул. Вопрос для него оказался неожиданным. Он переводил взгляд с одного мужчины на другого, но те в ответ молчали. – Думай, Люциус. А пока нам пора немного отдохнуть. Вечер будет тяжелым. – Том поднялся из кресла и двинулся к дверям. Люциус и Сириус последовали его примеру.
Том пошел не к себе, а в комнату сына. Войдя, он сразу обратил внимание на Чезаре, который расположился на подушке, рядом с головой Гарри. Как только Том вошел в комнату, Чезаре поднял голову и взглянул на гостя.
/Маленький хозяин спит. Маленькому хозяину лучше/ – прошипел Чезаре.
/Хорошо/ – прошипел в ответ Том, устраиваясь на кровати рядом с сыном. Обняв сына, мужчина притянул его сильнее в свои объятия. Потом вздохнул и закрыл глаза.
/С хозяевами все будет хорошо/ – прошипел Чезаре, укладываясь обратно на подушку.
Том лежал, обнимая сына и думая о том, что он мог бы никогда вот так не лежать, опоздай он всего на несколько минут. Он не думал, что было бы, приди он на полчаса раньше, или на день, или два. Главное было то, что он все-таки успел. А с остальным они справятся. Главное, что его сын жив и рядом с ним.

Дамблдор не думал, что может испытать такой ужас в своей жизни, какой его охватил, когда в камине его кабинета появилась голова Арабеллы Фигг. Женщина билась в истерике. Сначала он пытался ее успокоить, но когда он понял, о чем она говорит, ему стало плохо. Миссис Фигг кричала, что Вернон Дурсль убил Гарри Поттера. Она сама видела в окно, что мальчик уже не двигается, а Дурсль продолжает его избивать.
Дамблдор аппарировал на Тисовую улицу. Картина, представшая его взору, заставила сердце пропустить удар. Ужас затапливал мозг. Дамблдор видел, как двое мужчин в белых халатах выносили из дома на носилках тело, закрытое белое простыней, на которой проявлялись красные пятна.
- Какой ужас, за что он убил своего племянника? – услышал он справа от себя. Дамблдор повернулся на голос. Метрах в пяти от него стояла женщина.
- Вы знаете, что здесь произошло?
- Мистер Дурсль насмерть забил своего племянника, – округлив глаза, прошептала женщина.
- Почему? – Дамблдор ничего не понимал.
- Не знаю. Мальчик всегда вел себя тихо. Хотя и учился в школе для трудных подростков с криминальными наклонностями, но я никогда не замечала за ним этих наклонностей. Бедный мальчик, – вещала женщина. Дамблдор с недоумением смотрел на женщину, переваривая ее информацию: "Школа... Криминальные наклонности... Бедный...?" Дамблдор никак не мог осознать, что ему говорит эта женщина. К дому подъехала еще одна полицейская машина, а также машина социальной помощи. Дамблдор наблюдал за их действиями. Слова врача повергли его в шок и ужас.
- К сожалению, мальчик мертв. У него сломана шея, не считая всего остального, – голос врача был усталым. – Как таким людям вообще доверяют детей?
- Может это и к счастью, что мальчик умер, – произнес один из санитаров.
- Почему? – социальный работник посмотрела на окровавленную простыню.
- Таких уродов, как этот жирный боров, надо сразу уничтожать на месте, – процедил второй санитар. – У них в доме даже нет фотографий этого мальчика. Не думаю, что ему жилось хорошо. И куда смотрят люди? – Санитар бросил мрачный взгляд на толпу. Люди чуть подались назад. Мужчина обвинял их в том, что случилось.
- К сожалению, женщина, вызвавшая нас, опоздала, – устало произнес полицейский. – Я не хочу больше видеть такого. Я многое видел, но то, что сделали с этим ребенком..., – полицейский отвернулся. До Дамблдора стало медленно доходить, что это не чья-то плохая шутка, а самая что ни на есть реальность. Сглотнув, он завернул за дом и аппарировал на Гримаульд-плейс, 12 – дом Сириуса Блека, который он отдал под штаб Ордена Феникса.
Войдя в дом, Дамблдор отдал распоряжение находящимся в доме собрать членов ордена, а сам закрылся в кабинете. Руки у него тряслись. Он никогда не мог подумать, что может случиться такое. Гарри Поттер мертв. Его убил дядя.
В дверь постучали. Дамблдор взмахнул палочкой, открывая дверь. Там стояла Минерва МакГонагалл.
- Альбус, все собрались.
- Идем, – Дамблдор поднялся. Вместе они спустились к членам ордена. Дамблдор обвел всех взглядом, а затем обратил все свое внимание на Ремуса Люпина. – Где Сириус?
- Где-то шляется уже месяц, – фыркнул Снейп.
- Понятия не имею, – просто ответил Люпин, даже не покосившись на школьного врага. – Его, действительно, нет уже месяц.
- Зачем вы нас позвали, директор? – спросил Артур Уизли.
- Полчаса назад был убит Гарри Поттер, – безжизненным голосом произнес Дамблдор. Дом погрузился в тишину. Все смотрели на директора с недоверием. Люпин на несколько секунд задержал дыхание. В голове было пусто, потом мысли полились, как бурная река. "Не может быть. Том же хотел его забрать. Мерлин, они что, опоздали? Этого просто не может быть. Я должен сам все увидеть. Это невозможно. Мерлин, как же так? Нет. Нет. Нет", – мысли скакали. Отрезвила его только боль в ладони. Ремус с такой силой ее сжал, что ногти пробили кожу до крови.
- Альбус, о чем вы говорите? – наконец, решилась задать вопрос Минерва.
- Только то, что я сказал, – Дамблдор опустился на стул.
- Но как? Кто? Пожиратели? – посыпались вопросы. Дамблдор поднял голову и окинул всех усталым, без искорок, взглядом.
- Дядя, – его ответ вогнал всех в ступор. Первым в себя пришел Люпин.
- Вернон Дурсль?
- Да, он убил Гарри. Забил до смерти, – ответил Дамблдор. Сейчас даже всегда невозмутимый Снейп не знал, что сказать. На языке у него было много всяких замечаний, но как-то все не вязалось. Есть наказание, но забить до смерти – это даже для него было слишком. Снейп наблюдал, как с лица Ремуса исчезают все эмоции, лицо стало непроницаемым, глаза холодными. Люпин отошел к окну и отвернулся от всех. Снейп не понимал, что произошло. Люпин вдруг стал для него загадкой в одно мгновение.
- Но как же так? Они же его родственники? – Молли заломила руки.
- А это когда-нибудь кого-нибудь останавливало? – мрачно произнес Ремус, не оборачиваясь к собравшимся.
- Но Ремус? – попыталась возразить Молли.
- Что, Ремус? По-моему, Гарри просил не отправлять его в этот дом. Так что вы получили то, что теперь имеете. Нет больше Героя магического мира. ЕГО УБИЛ МАГГЛ! – Ремус говорил спокойно, отрешенно, лишь на последних словах он повысил голос. Затем повернулся и посмотрел на Дамблдора. – Как вы будете объяснить случившееся Сириусу?
- Ремус, – директор попытался урезонить оборотня, но тот не дал ему такой возможности.
- Это ваша ошибка и ваша вина! – Ремус направился к выходу.
- Куда ты, Ремус? – Минерва с сочувствием смотрела на Люпина.
- На Тисовую. Хочу сам все увидеть, – произнес он в ответ. Минерва кивнула, соглашаясь с его решением. Вслед за Ремусом двинулся Снейп, потом Грюм, Тонкс и Артур Уизли. Директор так и остался сидеть на стуле. Он действительно совершил ошибку, которая теперь могла обернуться настоящей катастрофой.
Пять магов аппарировали на тисовую улицу, недалеко от дома № 4. На улице все еще было много народу. В доме работала полиция. Люпин, не обращая внимания на остальных, двинулся прямо к дому, предварительно стянув с себя мантию и оставшись в джинсах и коричневой рубашке.
- Сюда нельзя, - преградил путь ему полицейский.
- Я хочу навестить сына своих друзей, – произнес Люпин, глядя прямо в глаза полицейскому.
- Как его зовут? – поинтересовался полицейский.
- Гарри Поттер, – ответил Ремус.
- Мне очень жаль, – полицейский сразу же сменил тон.
- В чем дело? – Ремус сглотнул. Он все еще не верил, что с Гарри что-то случилось.
- Мальчик умер еще до нашего прихода, – полицейский с сочувствием смотрел на оборотня.
- Как это случилось? – спросил Снейп из-за спины Люпина. Тот даже не слышал, когда Снейп подошел.
- Его забили до смерти, – ответил полицейский. – Вы не могли бы ответить на несколько наших вопросов?
- Да, конечно, – Люпин медленно вздохнул. Руки у него тряслись. Снейп был, как всегда, невозмутим.
Полицейский пригласил их в дом, предупредив, что зрелище не для слабонервных. Ремус и Снейп пришли в ужас от развернувшейся картины. Оба не страдали отсутствием воображения, так что довольно быстро нарисовали себе картину произошедшего. На кухне, куда их провели, сидела Петуния Дурсль и ее сын. С ними беседовали полицейские. Снейп, не задумываясь о том, что делает, проник в ее мозг. Картины, проносящиеся перед его глазами из жизни мальчика по имени Гарри Поттер, совсем не соответствовали тому, что он сам себе нарисовал. Снейп со стоном привалился к стене.
- Вам плохо? – женщина-полицейский протянула ему стакан воды.
- Почему? – это был единственный вопрос, который он задал, смотря прямо на Петунию Дурсль. Та уже поняла, кто стоит перед ней.
- Вы не могли бы сказать, из-за чего мистера Поттера отправили учиться в школу Святого Брутуса? – посмотрела на Люпина социальный работник.
- Куда? – тот недоуменно посмотрел на женщину. Петуния вся сжалась.
- В школу Святого Брутуса, – недоуменно повторила женщина.
- Мистер Поттер никогда не учился в этой школе, – холодно ответил Снейп.
- Простите? – перевела свой взгляд на мастера зелий женщина.
- Я сказал, что Гарри Поттер никогда не учился в такой школе. Он учился в закрытой школе для мальчиков, в которую его определили родители. Она находится в Шотландии, – произнес Снейп. Женщина перевела взгляд на Петунию. Та была бледна и словно уменьшилась в размерах.
- Очень интересно, – произнесла женщина. – В чем же вы еще соврали?
- Соврали? – переспросил Люпин.
- Да, думаю нам надо поговорить. Возможно, вы сможете прояснить ситуацию.
Через четыре часа Люпин, Снейп, Грюм, Тонкс и Артур Уизли стояли в морге, куда увезли тело Гарри Поттера. Снейп был задумчив, но на лице не было никаких эмоций. Сейчас он пытался понять, как директор мог совершить подобное. Он не думал, что мальчишка может жить так: чулан, голод, постоянные работы, унижения. Удивительно, что ребенок смог вырастим таким наивным и доверчивым. Снейп скривился, словно от зубной боли, подумав о директоре.
Люпин стоял перед каталкой. Мужчина, работник морга, откинул простыню. В первое мгновение Люпин еле сдержал готовый вырваться вопль. За спиной он услышал, как вскрикнула Тонкс, как задохнулся Артур и выругался Грюм. Но в следующее мгновение что-то насторожило Ремуса.
- Как я понимаю, вы опознали мальчика, – с сочувствием произнес мужчина.
- Вы не могли бы оставить нас с ним на несколько минут? – попросил Снейп, мрачно глядя на каталку с телом ребенка. Мужчина кивнул и покинул помещение. Снейп достал палочку и провел над телом несколько манипуляций. – Это Поттер. Никаких сомнений.
Ремус подошел поближе, наклонился над телом, провел рукой по волосам Гарри. Замер. Запах был другим. В глазах Ремуса зажглась радость, но он ее быстро потушил. Люпин выпрямился, повернулся. На его лице не было ничего, никаких эмоций. Он посмотрел на Тонкс.
- Вызови авровов, – бросил он девушке.
- Но директор..., – попыталась возразить Тонкс, но наткнулась на взбешенный взгляд оборотня.
- Мне плевать, о чем там думает директор. Если бы не он, ничего такого не случилось бы вообще, – голос Ремуса был мрачен. Они уже покидали морг. Через несколько минут они аппарировали, причем Тонкс и Грюм, который поддержал Ремуса, в министерство.
Через двадцать минут на Тисовую прибыли авроры. На следующий день вышла первая статья о трагедии на Тисовой улице. С каждым днем ситуация обрастала все более новыми шокирующими подробностями. Магический мир замер от шока. Друзья Гарри Поттера никак не могли поверить, что он умер, но дети всегда остаются детьми. Время быстро их излечивает. Ведь это всего лишь друг – не брат, не отец. У них своя жизнь.
И только Люпин был мрачен, пряча от всех свои истинные чувства за горем. Он знал, что в морге лежал не Гарри Поттер. Кровная магия – это удивительная вещь. Волновало его только то, насколько опоздал Том, и в каком сейчас состоянии Гарри. "Скоро", – успокаивал он сам себя. – "Скоро я буду с ними. Еще немного".

- Ммм, – Гарри потянулся и замер, почувствовав, что кто-то его обнимает. "Папа", – улыбнулся он.
- Как ты себя чувствуешь? – тихо произнес Том, целуя сына в макушку.
- Я снова потерял сознание? – Гарри повернулся в объятиях отца так, чтобы оказаться с ним лицом к лицу.
- Да. Нам необходимо провести ритуал, чтобы такого больше не повторялась. Чары Лили перестают действовать, отсюда и обмороки, – ответил Том.
- И когда? – спросил Гарри.
- Сегодня, через пару часиков, – Том отбросил челку с лица Гарри.
- Аааа, – протянул Гарри и задумался.
- Все будет хорошо. – Том решил его успокоить.
- В этом я не сомневаюсь. Ты же хочешь мне только добра, – улыбнулся Гарри. – А потом, после ритуала, ты ответишь мне на некоторые вопросы?
- Обязательно. На все, какие ты задашь, – кивнул Том, чуть дрогнув.
- Это хорошо, – произнес Гарри, спрятав лицо на груди отца. Том лежал, не шелохнувшись. Гарри шевельнулся. – Папа?
- Что, сын?
- Я есть хочу, – фраза прозвучала чуть виновато. Том рассмеялся.
- Спустимся вниз или поедим здесь?
- Давай, здесь, – оживился Гарри. Том щелкнул пальцами и заказал ужин появившемуся домовику. Следующий час Том и Гарри потратили на веселую перепалку и пикник на кровати. Вскоре к ним присоединились сначала Сириус и Орион, а потом и Люциус с Драко. Время пролетело быстро. Мужчины переглянулись.
- Пора, – вздохнул Том.
- Уже? – Гарри вздрогнул. Том обнял сына и прижал к себе.
- Да, уже, – подтвердил он. – Идемте.
Трое мужчин и трое юношей спустились в подземелье замка. В одном из помещений подземелья горели восемь факелов на стене. Вдоль стены, в полуметре от нее и на расстоянии метра друг от друга, стояли зажженные черные свечи. В центре комнаты был начерчен круг, достаточно большой, чтобы там поместилось три человека. Сразу за кругом располагалась ванна с чистой водой, а за ней, что-то вроде каменного постамента.
- Вам необходимо снять всю одежду, – произнес Люциус. Орион и Драко переглянулись. Гарри вздрогнул. Но спорить с отцами они не решились. Том помог раздеться сыну и, приобняв его за плечи, ввел в круг, спиной к линиям круга. – Встаньте на колени.
Юноши опустились на колени. Мужчины взяли серебряные ножи и кубки. Затем подошли к преклоненным юношам. Опустившись на колени за линией круга, мужчины опустили головы юношей вперед, открывая шеи.
- Ничего не бойтесь, – тихо произнес Том. В свете свечей сверкнули ножи и в следующее мгновение на шеях юношей появились кровоточащие порезы. Юноши даже испугаться не успели, так быстро все было проделано.
- Дайте нам свои ладони, – приказал Люциус. Юноши протянули назад руки. На ладонях появились порезы, по струи крови были подставлены кубки. Когда крови стало по полкубка, прозвучало заклинание, заживившее порез на ладони, но не на шее. Кровь бежала по груди и по спине. Когда первые капли упали на пол, мужчины начали читать заклинание на неизвестном языке. В голове у юношей зашумело, сознание медленно уплывало. Гарри пошатнулся, но рука отца его удержала. Через мгновение молодой человек почувствовал, что отец помогает ему подняться с колен. Его вывели из круга. Поток ледяной воды, опрокинутой ему на голову, заставил задохнуться, но его заставили сделать еще несколько шагов, подняли на руки и уложили на каменный постамент, приподняли голову. Губ коснулся кубок.
- Глотай, – прозвучал около уха голос отца. Гарри сделал глоток, поперхнулся. – Пей, – приказал Том. Гарри, пересиливая себя, выпил ужасно кислое варево. Том опустил голову сына. Гарри застонал. Том взял его за руку. Пока для сына он ничего сделать не мог. Гарри почувствовал, что рядом кого-то положили – или Драко, или Ориона. В следующее мгновение его сознание пронзила сокрушительная боль. Его крик прорезал подземелья, тело выгнулось, добавляя боли. Том пытался удержать сына в одном положении, но тот извивался как уж. Еще мгновение и Гарри затих, только хриплое дыхание вырывалось из груди. Подземелье огласилось снова, на этот раз кричали Орион и Драко. Мужчины, стиснув зубы, не вмешивались, только поддерживали своих сыновей. У всех троих в глазах плескалась боль и вина.
- Папа, – прохрипел Гарри.
- Я здесь, сынок. Я с тобой, – Том коснулся губами лба сына. – Потерпи еще немного, потом отдохнешь.
- Я постараюсь, – еле слышно произнес Гарри. – Только не отпускай меня.
- Я никогда тебя больше не оставлю, – произнес Том, проклиная себя и всех, кого только можно, за то, что вынужден так мучить собственного сына. – Легилеменс, – Том вошел в сознание сына. Картинки последних дней. Дальше пустота. Никакого намека на блокированную память. Том вздохнул. А вот и то, что он искал. Том полоснул себя ножом по запястью и поднес руку к губам сына. – Сделай несколько глотков, – Гарри судорожно глотнул и чуть не выплюнул, но Том вовремя зажал ему рот. – Молодец, – Том погладил сына по голове, потом стал читать еще одно заклинание. Гарри почувствовал, как все вокруг закружилось. Лоб пронзила боль, юноша задохнулся, задрожал. Но боль не была долгой и быстро отступила. Губ коснулось стекло. – Выпей, это вода. – Гарри сделал несколько глотков, неприятный вкус исчез. Юноша расслабился. В следующее мгновение его окатили ледяной водой. Зубы начали стучать. Очередное заклинание было заживляющим. Порез на шее исчез. Том завернул сына в плед и вынес из комнаты. – Отдохни немного. – Том поцеловал Гарри в макушку и вышел. Гарри начал потихоньку согреваться, и постепенно его охватила дрема.
А в это время в комнате проводили следующий ритуал – ритуал смены крестного у Ориона. Драко остался в комнате, ему хотелось понаблюдать. Здесь больше участвовали взрослые, чем Орион. Сам ритуал не был сложным. В кубок собрали кровь троих – Люциуса, как будущего крестного, Сириуса, как отца, и Ориона, как крестника. Каждый должен был сделать по глотку и прочесть свою часть ритуала. Сириус о том, что признает Люциуса достойным быть крестным своего сына, Люциус, что признает Ориона своим крестником, а Орион, что признает Люциуса. Минут через пятнадцать ритуал закончился тем, что всех троих объяло голубоватое свечение, говорящее о том, что ритуал принят. После этого Том прочел формулу отречения от прав крестного в пользу своего будущего права наставника.
- Теперь можете отдохнуть, – Люциус обратился к Ориону и Драко. – А нам надо заняться Гарри.
- А что вы будете делать? – спросил Драко.
- Возвращать Гарри его истинную внешность, – улыбнулся Том. Драко недоуменно посмотрел на мужчин. Те только усмехнулись в ответ. Том вышел.
- Гарри, – позвал он сына. Гарри чуть шевельнулся. – Надо проснуться, малыш. Пора.
- Будет больно? – Гарри повернул голову в сторону голоса.
- Мне очень жаль, – виновато произнес Том.
- Ладно. Спасибо, что не соврал, – Гарри протянул руку отцу, но тот поднял его на руки.
Сначала мужчины отменили действие чар, наложенных Лили Поттер. Драко не заметил никаких перемен. Затем Том разрезал у себя и у Гарри оба запястья. Люциус поднес к их ранам кубок, почти наполненной какой-то странной жидкостью голубого цвета, и заполнил их кровью уже до самого края, затем прочитал над кубком формулу кровного родства. Если два человека не являются родственниками, то ритуал не сработает. Кровь забурлила и стала черной, еще мгновение и в кубке оказалось голубая субстанция, которая снова стала красной. Сириус в это время заполнял ванну теплой водой, и вливал в нее различные жидкости и порошки из бутылочек. Их было сорок. От воды шел странный пряный аромат. Люциус протянул Тому кубок. Тот сделал глоток и поднес кубок к губам Гарри. Юноша тоже сделал глоток. Остатки Том вылил в ванну, потом подхватил сына и опустил его в наполненную ванну. Мужчины отошли, теперь Гарри должен был сам справиться. Они ничем не могли ему помочь.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:30 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
- Том, может тебе выйти? – прошептал Сириус. Том отрицательно покачал головой, прикусив нижнюю губу. Сириус вздохнул. Вдруг Гарри с головой ушел под воду. Мужчины судорожно вздохнули. Гарри вынырнул, вцепился в края ванны руками, выгнулся, кусая губы, но сдержать крик не смог. Голос сорвался.
- Папа, – позвал Гарри шепотом.
- Я здесь, малыш, – Том чуть не рванулся к сыну, но его удержали Сириус и Люциус. Он злобно на них взглянул.
- Ритуал, – прошептал Люциус.
- Помоги, – прошептал Гарри.
- Не могу, сын, – сжав кулаки, произнес Том. – Потерпи. Еще немного.
Гарри вздрогнул. Он чувствовал, что слова отцу даются с трудом. Боль снова скрутила тело. Сил кричать не было. Последний спазм и Гарри обмяк. Люциус с удивлением смотрел, как волосы юноши удлиняются. Том застонал.
- Том? – Сириус недоуменно посмотрел на друга.
- Он все-таки унаследовал от Джеймса, – простонал Том. – Да и от меня тоже.
- Что унаследовал? – Сириус все больше недоумевал. Люциус же разглядывал юношу, он почувствовал, что тот не совсем человек, также как и Том, но это не вейла.
- Следующим летом и узнаем, что он такое, – проворчал Том. Сириус хотел спросить, но наткнулся на предостерегающий взгляд Люциуса и промолчал.
- Все, можно его забирать, – произнес Люциус. – Надо дать ему отдохнуть.
- Да, сделаем перерыв на час, – устало потер переносицу Том. Сириус подошел к ванне и вытащил из нее юношу. Том позволил ему отнести Гарри в соседнее помещение. Сириус уложил мальчика на кушетку, вытер полотенцем и укрыл пледом. Гарри был в сознании, просто сил не было даже пошевелиться. Том сел рядом с сыном.
- Пап, ляг со мной, – еле слышно прошептал Гарри. Том улыбнулся и облегченно вздохнул. Потом лег рядом с сыном и обнял его. Через пять минут оба спали. Люциус, Сириус, Драко и Орион сидели вокруг стола, перекусывая и тихо переговариваясь.
- Папа, он ведь уже изменился? – спросил Драко, смотря на своего отца.
- Не совсем. Понадобится три дня, чтобы изменения завершились, но они уже не будут такими болезненными, – ответил Люциус.
- Да уж, Лили постарались с чарами, – усмехнулся Сириус. Люциус посмотрел на него, но ничего не стал спрашивать. "Когда будут готовы, сами расскажут", – решил для себя Люциус.
- А этот ритуал, который остался, он тоже будет с болью? – решился спросить Орион. Сириус потрепал сына по волосам.
- Не совсем, – скривился Люциус.
- Он скорее унизительный, – добавил Сириус, не глядя на двух молодых людей.
- И что вы с нами будете делать? – Драко подозрительно посмотрел на отца.
- Все узнаешь во время ритуала, – ответил Люциус.
- А если мы не захотим чего-то делать? – поинтересовался Драко.
- Это невозможно, Драко. Вы выполните все, что мы вам скажем, – Сириус посмотрел на Драко.
- Почему? – удивился Орион.
- У вас не будет шансов нам противоречить, – ответил Том. Орион посмотрел на него.
- Мы думали, ты спишь, – произнес Люциус.
- Я и спал, – ответил Том. – Думаю, что пора.
- Да, лучше уж все закончить, – кивнул Сириус.
- Гарри, проснись, – тихо позвал Том.
- Я уже не сплю, – отозвался Гарри. Мужчины и юноши вернулись в ту же комнату, где проводили первые ритуалы. Юноша были обнажены. У всех троих на глазах были повязки, руки связаны за спиной. Мужчины подвели юношей к постаменту и поставили их на колени, спиной к себе на постамент.
- Вы не должны говорить не слова. Совсем, – произнес Том. В голосе не было никакой теплоты. Мужчины надрезали себе запястья и влили в зелье, находящееся в кубке, свою кровь, ровно столько, чтобы получился на половину заполненный кубок, затем заживили раны. Прочитали над кубками заклинание, после чего поднесли кубки к губам юношей: Люциус со своей кровью – Гарри, Сириус – Драко, а Том – Ориону. Том приказал: – Пейте до дна.
Юноша глотали заговоренную кровь, кривясь от запаха и вкуса, но выполнили приказ. Сознание затуманилось. Том вздохнул, сейчас будет самое сложное. Юноши будут осознавать, что происходит, но ничего сделать не смогут. Они станут им наставниками во всем, будут учить их всему, в том числе и чувственности, возможно даже станут их первыми любовниками. Такое случается не всегда, но в то же время нередко. Он когда-то стал наставником Джеймса, а потом их обоих накрыла любовь друг к другу. А результат этой любви сейчас стоял здесь, перед его нынешним любовником – Люциусом Малфоем – его сын, его и Джеймса – Гарольд Джеймс Поттер Реддл Крестон. Том сглотнул, скидывая себя рубашку. То же самое проделали и Люциус с Сириусом. Каждый из них в свое время прошел через этот ритуал. Наставником Сириуса в свое время был отец Люциуса, а Люциусу в наставники достался отец Джеймса. Отец Сириуса стал наставником Ремуса Люпина. Сириус усмехнулся, развязывая ленту на запястьях Драко и поднимая ему руки вверх, заставляя юношу выпрямиться и предстать во всей своей красе. Запястья снова были связаны, а лента закреплена на крюке. Том и Люциус проделали такую же операцию с Гарри и Орионом. "Да, Дамблдор очень о многом не подозревает. Ему и в голову не могло придти, что трое его мародеров еще на четвертом курсе были связаны с лордом Волдемортом. Задолго до предательства Питера", – усмехнулся Сириус своим мыслям. Сириус протолкнул руку между бедрами Драко, принуждая его раздвинуть их. Драко повиновался. Заклятие действовало безотказно, не позволяя даже подумать о сопротивлении. Любое принуждение или приказ должны выполняться беспрекословно.
Гарри дрожал. Он понимал, что происходить что-то непонятное и унизительное, но сопротивляться руке, раздвигающей его бедра, он не мог. Он ощутил дыхание у своего уха.
- Умница, Гарри. Теперь откинь голову назад, – Гарри откинул голову, открывая доступ к шее. Люциус провел рукой по волосам юноши, достигавшим ему до талии. Затем подобрал все волосы и заколол их заколкой, чтобы не мешали, открывая взгляду и рукам изящное юное тело. Гарри почувствовал, что Люциус отошел. Вот он вернулся. На шею легко что-то. Щелкнул замок. На шее красовался ошейник, кожаный, без всяких украшений. – Ты будешь носить его до 1-го сентября. Снимать ты его не можешь. Это могу сделать только я и никто другой, – прошептал Люциус. Гарри вздрогнул, почувствовав руки мужчины у себя на талии. Люциус бедром показал Гарри, чтобы тот еще больше развел ноги. Гарри прикусил губу, но ничего сделать не мог. Какая-то сила заставила его подчиниться. Люциус встал между ногами Гарри и притянул его к себе, прижимая спиной к своей обнаженной груди. Гарри попытался воспротивиться, но сразу почувствовал, как ошейник чуть сдавил шею.
- Не сопротивляйся, мальчик, – прошептал ему на ухо Люциус. – Каждый раз, когда ты попытаешься сопротивляться моему прямому приказу, ошейник будет сдавливать тебе горло, – счел он нужным предупредить мальчика. Гарри замер. Руки переместились на бедра. Гарри был в панике. В таком же состоянии пребывали и два других юноши.
Мужчины стали читать формулу ритуала. Вокруг каждой пары стало возникать свечение. Юноши выгнулись в руках своих мужчин, пока еще не наставников. Но те держали их крепко, руки все также были прикреплены к крюкам над головой. Снова сверкнули ножи и полилась в кубки кровь, снова заклинание и кубки на губах юношей. Те, кривясь, глотают заговоренную кровь. По телу бежит возбуждение. Мозг пронизывает стыд от осознания того, что член встает. Кубки отрываются от губ, и остатки крови размазываются по груди, животу. Юноши замирают, когда руки мужчин устремляются к паху.
- Тшшш, все хорошо, – шепчет Люциус на ухо Гарри, обхватывая его член. – Все хорошо. Откинь голову мне на плечо. Вот так. Я не сделаю тебе ничего плохого.
Возбуждение нарастает. Гарри слышит чей-то стон. Драко? Орион? Дрожь по всему телу. Хочется попросить, но о чем? Люциус чуть сжимает яички. Из горла вырывается стон. У уха слышится смешок. Стыд исчезает, хочется чувствовать эти руки.
- Я сейчас развяжу тебе руки, – шепчет Люциус. – Ты обхватишь меня за шею и прогнешься вперед.
Ленты падают. Гарри заводит руки назад и обхватывает Люциуса за шею, выгибается. Мозг пронзает мысль, что так не должно быть, но сделать он ничего не может. Тело рвется навстречу рукам. Мужчины снова читают очередную формулу ритуала. Руки на юношеских телах замирают. Те стонут от негодования. В ответ раздаются ухмылки мужчин. Мужчины отходят. Юноши еле держатся на ногах. Сверху на них льется теплая душистая вода, смывая остатки крови и открывая на обозрение рисунки, появившиеся с левой стороны груди: у Ориона – красный дракон, опоясывающий белого волка; у Драко – черный дракон, на котором сидит вейла, а у Гарри – зеленый дракон, кусающий свой хвост, в образовавшемся кругу стоит какое-то существо, явно темное по происхождению. Мужчины с изумлением смотрели на эти рисунки. У них на груди тоже проступили рисунки: у Люциуса – вейла в своей дикой ипостаси, у Сириуса – черный волк, у Тома – голубой дракон. Они получили свои знаки во время такого же ритуала. Но сейчас произошло что-то экстраординарное – у мальчиков было по два существа, а не как обычно – одно. Преодолев замешательство, мужчины развернули к себе лицом юношей.
Люциус прижал Гарри к себе, наклонился к уху и зашептал, вызывая у юноши дрожь:
- Раздвинь ноги, – Гарри с готовностью раздвинул ноги. – Шире, – приказал Люциус. Гарри повиновался. – Откинься назад на мои руки.
Гарри выполнил и этот приказ, откинувшись на локти и чуть запрокинув голову назад. Люциус улыбнулся, поедая глазами изящную фигурку юноши и предвкушая уроки чувственности. Люциус столкнулся с внимательным взглядом Тома, ласкающего лежащего перед ним Ориона. Его собственный сын, Драко, стонал в руках Сириуса. Но в данную секунду его волновала только реакция Тома. Неприязни или злости не было. Под взглядом Тома Люциус прикоснулся к возбужденному члену Гарри, хватило нескольких сильных и четких движений, чтобы мальчик кончил. Руки надломились. Люциус подхватил Гарри, чтобы он не ударился и прижал его грудью к себе, вжимаясь своей эрекцией в пах юноши. Гарри тяжело дышал. Люциус вздохнул. Ритуал еще не закончен, а Гарри очень устал и слаб. Нужно поставить метку наставника.
- Держись, малыш. Еще немного, – прошептал Люциус, успокаивающе поглаживая юношу по обнаженной спине. Гарри доверчиво прижался к Люциусу. Сил не было. – Тебе надо встать передо мной на колени, – тихо произнес Люциус. Гарри с трудом двигался, но встал на колени, лицом к мужчине. Люциус положил руку на затылок юноши и притянул его лицо к своему. Через мгновение его губы накрыли губы юноши. "Какой сладкий", – пронеслось в голове у Люциуса. Он углубил поцелуй, проникая языком в рот Гарри. Гарри даже не пытался сопротивляться, настолько был ошарашен происходящим. Люциус оторвался от таких возбуждающих губ. Бросил быстрый взгляд на Сириуса и Тома. Те целовались со своими учениками.
- Раздвинь ноги как можно шире, – произнес Люциус. Гарри выполнил приказ. Мужчина пропустил руку между бедер юноши, пальцы коснулись анального отверстия, чуть погладили. – Сожми ноги. – Гарри выполнил и этот приказ. Средний палец лежал на дырочке, остальные чуть раздвигали половинки. Люциус снова погладил по отверстию. Гарри прикусил губу. Стыд вернулся. Люциус же прислушивался к юноше. "Да, чувственности в тебе очень много. Она просыпается. Гормоны идут наружу. А, судя по твоей реакции, малыш, ты предпочитаешь мальчиков, как и твой отец", – улыбнулся своим мыслям Люциус. – Садись на пятки, – последовал новый приказ. Гарри осторожно стал садиться на пятки. Рука мужчины была зажата его бедрами, средний палец начал давить на анальное отверстие. Гарри охнул, Люциус улыбнулся. Юноша все равно ничего не мог сказать, заговоренная кровь не давала ему такой возможности. Он мог взять парня прямо сейчас, но зачем? Всему свое время. Люциус наклонился и прямо в ухо Гарри стал шептать последнюю формулу ритуала. По мере того, как формула подходила к концу, на плече Гарри появлялся знак Люциуса, как наставника – перо вейлы, перекрещенное с кинжалом. Юношу и мужчину окутал зеленый свет. Когда он исчез, Гарри, обмякнув, упал в объятия мужчины. Юноша был без сознания. "Малыш, ты должен очнуться", – пробился в сознание Гарри голос отца. Гарри пошевелился. Люциус зашептал ему:
- Повторяй за мной: Я, Гарольд Джеймс Поттер Реддл Крестон...
- Я, Гарольд Джеймс Поттер Реддл Крестон, – повторил Гарри.
- Признаю тебя..., – продолжил Люциус.
- Признаю тебя, – послушно повторил Гарри, даже не сознавая, что говорит.
- Своим наставником до своего совершеннолетия, которое состоится в 21 год, – прошептал Люциус. Гарри повторил слово в слово. Знак вспыхнул.
- И отдаюсь тебе телом и душой в учение, – Люциус прошептал последние слова в губы Гарри. Юноша повторил. Когда отзвучали последние слова, Люциус впился в губы Гарри требовательным поцелуем. Плечо обожгла боль. Сознание померкло. Трое мужчин стояли в зале. На руках у них были трое бесчувственных юношей, их учеников, сыновей и крестников.
Мужчины с ношами на руках покинули подземелья и прошли в свои спальни. Обмыв юношей, мужчины уложили их в кровати и устроились рядом. Через несколько минут все спали. Никого не тревожили сновидения. Теперь никто не мог претендовать на этих юношей, они были крепко связаны со своими мужчинами. Осталось только решить вопрос с крестным Драко. Но время пока ждет.
Том улыбнулся, глядя на юношу в своих объятиях. "Завтра мы займемся делом твоего отца, Ори. Время пришло", – Том закрыл глаза и погрузился в сон.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:30 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 4. Первый разговор: раскрытие некоторых тайн

Люциус любовался спящим в его объятиях юношей. За ночь черты мальчика изменились. Волосы перестали быть непослушными, волнами рассыпались по подушке и были явно длиннее, чем вчера ночью. Люциус вспомнил, что слышал об одной маленькой загадке, касающейся длины волос Гарри. Вот, кажется, и разгадка нашлась. Чары, скрывающие истинную внешность мальчика, к тому же имели еще несколько побочных явлений. Люциус улыбнулся и еле уловимо очертил пальцами овал лица. Мальчик – теперь его ученик, к тому же он сын Тома, его любовника и любимого. Том не против, в этом не было сомнения. Глаза не врут. Том согласен, чтобы он учил Гарри всему.
Гарри пошевелился и повернулся на бок, лицом к Люциусу. Рука мужчины пробежала по бедру юноши. Мальчик напрягся.
-Тшш, Гарри, все в порядке, – Люциус притянул юношу к себе, и два обнаженных тела соприкоснулись. Тот мысленно выругался. Он сейчас явно возбудится, но соблазнять своего ученика не хочет, еще не время. – Успокойся и расслабься.
- Я... Я..., – Гарри никак не мог сформулировать того, что вертелось в голове.
- Тшш. Не надо. Ритуал завершен. Все прошло даже лучше, чем ожидалось, – прошептал Люциус. Мальчик смутился. Воспоминания нахлынули все и сразу. От смущения Гарри зарылся лицом в грудь мужчины. Люциус тихо рассмеялся, но в тоже время был обеспокоен. От близости юного, изящного и обнаженного Гарри он начал возбуждаться. – Пора вставать. Ты пойдешь в ванную у меня или отправишься к себе? – ласково поинтересовался он у юноши.
- К себе, – глухо отозвался Гарри.
- Тогда поднимаемся, – распорядился Люциус. После чего быстро поднялся, накинул на себя халат, взял второй для Гарри. – Подъем.
Гарри выбрался из кровати, осторожно встал на пол. Люциус замер. Юноша стал выше ростом. Удивительное сочетание черт Джеймса Поттера и Тома Риддла. Волосы рассыпались по спине, достигая середины очаровательной попки. Кожа стала светлее. Мальчик, похоже, и раньше был красивым и изящным, но мешковатая одежда все скрывала. Гарри застеснялся, щеки покрыл румянец.
- Я так и пойду? – нерешительно спросил он.
- Нет, конечно, – рассмеялся Люциус, подошел и укутал юношу во второй халат, после чего подхватил его на руки и вынес из спальни.
- Я могу и сам ходить, – для проформы произнес Гарри, обхватывая Люциуса за шею.
- Я знаю. Но могу же я тебе помочь? – усмехнулся Люциус.
- А как мне теперь тебя называть? – нахмурился мальчик.
- Как всегда, по имени. Между нами ничего не изменилось, малыш. Просто кое-что добавилось, – ответил Люциус.
- Ты имеешь в виду то..., – Гарри запнулся. Но Люциус прекрасно понял, о чем говорит юноша.
- В том числе, Гарри. Я теперь твой наставник во всем. Ответь мне на один вопрос: ты хорошо помнишь, что произошло во время ритуала? – Люциус следил за лицом Гарри, пытаясь уловить все его эмоции. Щеки стали пунцовыми. Гарри кивнул, но головы больше не поднял. Люциус вошел в комнату юноши и усадил его на кровать, а сам присел перед ним на корточки. – Послушай меня, Гарри. В этом нет ничего страшного или худого. Я понимаю, что это унизительно. Что ты хотел сопротивляться, но заговоры не позволяли тебе этого делать.
- Я не..., – Гарри поднял голову, но оборвал свое предложение, так его и не начав толком.
- Ты стесняешься не потому, что пришлось подчиняться? – понял Люциус. – Тебе понравилось то, что я с тобой делал? – все-таки решил уточнить он. Гарри спрятал лицо в ладонях. Люциус рассмеялся, тихо и по-доброму. – Не надо. Это прекрасно, Гарри. Никогда не стесняйся себя. Мы еще поговорим на эту тему с тобой. А сейчас давай-ка, отправляйся в ванную. Тебе помочь?
- Я сам, – Гарри вскочил и поспешил в ванную. Люциус еле успел поймать его, когда он запнулся.
- Не торопись, – прижимая юношу к груди, произнес он. После чего подтолкнул Гарри в нужном направлении. – Вот так будет правильно.
Проводив юношу взглядом, Люциус вышел из комнаты. Возбуждение так и не прошло. Немного постояв в коридоре, Люциус двинулся в спальню Тома. Остановившись перед дверью в нерешительности, блондин задумался, как поступить.
- Входи уж, – насмешливо произнес Том, открыв двери.
- А где Орион? – поинтересовался Люциус.
- Отправил в его спальню, - усмехнулся Том и притянул Люциуса к себе, целуя в губы. Тот подался вперед, впечатывая себя в тело любовника.
- Как Гарри? – спросил Том, прерывая поцелуй.
- Восхитителен, – отдышавшись, произнес Люциус. – Он разительно изменился. Сейчас никто не узнает в мальчике Гарри Поттера. И, кстати, ему требуется стрижка.
- Зачем? – Том недоуменно посмотрел на Люциуса.
- У него сейчас волосы вот такой длины, – Люциус провел ладонью по заднице Тома, показывая наглядно длину волос Гарри. Том хмыкнул, потом потянул за пояс халата, то распахнулся.
- А ты, как всегда прекрасен, – Том опустил взгляд ниже и усмехнулся. – Уж не мой ли сын заставил тебя прийти ко мне? – Том провел рукой по эрекции блондина. – Нежно, томно и медленно? Или предпочитаешь быстро, резко и глубоко?
- Быстро, резко и глубоко, – простонал Люциус в губы Тома.
- Как скажешь, – усмехнулся Том, опрокидывая Люциуса на кровать.

Через час все мужчины и юноши сидела в столовой за завтраком. Тема ритуала всеми обходилась стороной. Ребята не были готовы обсуждать случившееся, тем более свою реакцию на ласки мужчин, и последние прекрасно это осознавали. Чтобы не смущать мальчиков, они говорили о чем угодно, только не о вчерашнем дне.
С хлопком появился эльф с подносом, на котором лежали письма и "Ежедневный пророк". С поклоном поднос был поставлен по правую руку от Малфоя-старшего. Сириус с усмешкой посмотрел на Тома.
- Мне вот интересно, а почему твои эльфы все передают Люцу, а не тебе, как их хозяину?
- Сириус! – том многозначительно посмотрел на темноволосого мужчину. Тот ухмыльнулся. Юноши весь завтрак вели себя тихо. Им было неловко.
- Моргана и Мордред! – воскликнул Люциус. Том и Сириус отвлеклись от своей перепалки. Люциус оторвался от газеты. – Вам надо это услышать. Всем.
"Вчера было закончено следствие по поводу страшного случая, связанного с убийством Героя магического мира – Гарри Поттера. После смерти родителей, произошедшей в Хелоуин 1981 года, когда Тот-кого-нельзя-называть напал на дом Джеймса и Лили Поттеров, мальчик был передан по настоянию директора Хогвартса, главы Визенгомота Альбуса Вульфрика Брайана Дамблдора на попечение его родственников по матери Вернона и Петунии Дурсль – магглов. На данный момент решается вопрос о том, почему вообще мальчик был отдан в маггловскую семью. История о защите, которую мать наложила на младенца в момент своей смерти, признана несостоятельной. Были проведены все необходимые магические изыскания, и никакой защиты на доме, как и родственной связи между данной семьей и Гарри Поттером не было обнаружено...", – Люциус прервался.
- Еще бы она была обнаружена, – выругался Сириус. – Какая там могла быть связь между этими магглами и Гарри, если они даже не являются его родственниками. Да и не накладывала Лили ничего.
- Сириус? – Люциус проникновенно посмотрел на мужчину, потом перевел взгляд на Тома. – Вам не кажется, что следует кое-что объяснить?
- Сначала дочитай, потом поговорим. Тем более, я обещал Гарри ответить на его вопросы, и думаю, кое-что можно уже прояснить. Но чтобы рассказать все, нужно очень много времени. Но о вашей родословной, – Том посмотрел на сына и на Ориона, – вам пора узнать.
- Люц, читай дальше, – Сириус кивнул на газету. Люциус нашел взглядом место, на котором закончил, и продолжил:
"Возникает вопрос, почему директор Дамблдор так усиленно давил на существование некой защиты. Что это, невладение информацией или злой умысел? Почему никто не прислушался к словам мальчика, твердившего, что не хочет возвращаться летом к родственникам? Почему никто в течение десяти лет не интересовался, как живется Герою магического мира?", - Люциус снова остановился. – В общем, тут еще на страницу такой философии. Они прочесали всех соседей, много чего выяснили. Судя по тексту, Министерство стоит на ушах. Вроде как обвинять Дамблдора они не могут, но, как говорится, попытка – не пытка. Самое интересное в конце, – Люциус поднял голову и посмотрел на Сириуса. – "В Визенгомот поступило анонимное письмо, в котором было написано, что Сириус Блек, являющийся также крестным отцом Гарри Поттера, невиновен, а также было указано место, где можно найти этому доказательство. Рейд авровов увенчался неожиданным успехом и сюрпризом. В указанном месте они нашли никого иного, как Питера Петтигрю, якобы убитого Сириусом Блеком." Бла-бла-бла. А вот и самое главное. "Послезавтра состоится слушание дела мистера Блека о его оправдании в связи с невиновностью. Мы только надеемся, что лорд Блек явится в Министерство. Ему ничего не грозит, так как это – дело Питера Петтигрю, а лорд Блек выступает в качестве свидетеля". Ну, и так далее, – усмехнулся Люциус, откладывая газету на стол.
- Браво, Люц. Сработано чисто, – Том удостоил своего любовника аплодисментами.
- Когда ты успел все провернуть? – Сириус недоуменно посмотрел на друга.
- Ну, я же все-таки Малфой, – усмехнулся тот в ответ.
- Ну, раз Малфой, тогда все понятно, – съехидничал Сириус, затем взглянул на притихших ребят. – А вы чего такие молчаливые, словно, воды в рот набрали?
- Просто слушали, – ответил Драко. Мужчины хмыкнули.
- Идем в библиотеку. Раз уж у нас пошел такой разговор, там будет удобнее, сказал Том, поднимаясь со стула. Все быстро встали и пошли на выход, только Гарри остался сидеть, растерянно озираясь. Вдруг его подхватили и подняли на руки.
- Что случилось, малыш? – Том тихо поинтересовался у растерянного подростка. Тот пожал плечами и уткнулся отцу в шею. – Все еще думаешь о вчерашнем дне? – Том взглянул на склоненную головку. Гарри что-то пробурчал невнятно. Том улыбнулся. – Все хорошо, малыш. Я тоже через такое прошел. И твой отец тоже.
- Ты мой отец, – пробормотал Гарри.
- Не только. Я сейчас все объясню. У тебя два отца, Гарри, – прошептал Том на ухо Гарри. У Гарри вырвался недоуменный возглас. Том рассмеялся приятным бархатным смехом. Они как раз подошли в библиотеку. Том так и не выпустил сына из своих объятий, устраиваясь в кресле. Глядя на них, Орион и Драко примостились на подлокотниках кресел своих отцов, но очень быстро были притянуты к ним на колени.
- Итак? – любопытство Люциуса требовало удовлетворения.
- Ты помнишь мой вопрос? – Том посмотрел на блондина.
- Помню, – кивнул тот в ответ.
- Дело в том, что Лили не могла иметь детей сама, – начал Том. Люциус изумленно на него посмотрел.
- Вернее, зачать она не могла обычным способом, да и никаким другим, а вот выносить трехнедельный плод – без проблем, – пояснил Сириус. Том ему кивнул, благодаря за помощь.
- Подождите, – остановил их Люциус. – Лили – не мать Гарри?
- Нет, - усмехнулся Том.
- А кто тогда его мать? – не понял блондин. Орион и Драко были в таком же недоумении. Гарри очень внимательно слушал, подмечая все интонации и вибрации в голосе отца Драко.
- Можно сказать, что Джеймс, – рассмеялся Сириус.
- А ты бы помолчал, – проворчал Том. – Тебя вот тоже можно назвать матерью Ориона.
Орион повернул голову и взглянул на отца. Сириус улыбнулся и прижал к себе сына.
- Так я и не отказываюсь, – усмехнулся он.
- Стоп, – снова остановил их Люциус. – Я же точно знаю, что именно Лили родила Гарри.
- Ты прав, – кивнул Том.
- Том! – Люциус мрачно посмотрел на своего любовника. Драко переводил взгляды с отца на Сириуса, с Сириуса на Тома, пытаясь разобраться в хитросплетениях ситуации.
- Гарри – сын Джеймса Поттера и твой? – наконец, решился он на вопрос.
- Умница, Драко. Ты задал совершенно верный вопрос, – улыбнулся ему Сириус.
- Ладно, не будем их больше мучить, – усмехнулся Том. – Когда выяснилось, что Джеймс забеременел, надо было срочно принимать меры. К тому времени родители Джеймса уже были мертвы и, как вы знаете, моей вины тут нет. Дамблдор считал его своим человеком, как, впрочем, и Сириуса, Ремуса и Питера. Наш уважаемый директор ничего не знал о пристрастьях Джеймса и остальных и уж тем более о семьях своих сподвижников, как он считал. Лили сама предложила выносить малыша, а через неделю мы узнали, что беременен Сириус.
- А кто тогда мой второй отец? – Орион снова повернул голову, чтобы посмотреть на отца. Сириус улыбнулся и потрепал его по волосам.
- Ремус Люпин, – глядя на сына, произнес Сириус. Драко недоуменно посмотрел на него.
- Что-то у меня все не вяжется, - выдал он, нахмурившись.
- Что именно? – поинтересовался Люциус, будучи сам озадаченным.
- Я помню профессора Люпина. Такой вежливый, в поношенной одежде, лишнего слова никому не скажет, скромный, чуть ли не по стенке ходил, – произнес Драко. Сириус расхохотался.
- Скромный, в поношенной одежде? – сквозь хохот произнес Сириус. Драко не доуменно на него посмотрел, потом перевел взгляд на еле сдерживающегося Тома.
- ЧТО? – развел он руками.
- Ремус – великий актер. Не думал, что он выберет себе такую роль, – не выдержал, наконец, Том.
- Но он же оборотень, – растерялся Драко.
- Да, и еще какой, – выдал Том. – Любимец Сивого.
- А кто такой Сивый? – Орион недоуменно посмотрел на Тома. Мужчины хмыкнули. Сириус прижал мальчика к своей груди и поцеловал в затылок. Удивительные у этой шестерки были отношения. Пятнадцатилетние юноши, или почти пятнадцатилетние, спокойно относились к проявлениям нежности и любви мужчин. А ведь никто в магической Англии не мог представить этих мужчин в роли любящих отцов.
- Ну, как тебе сказать. Сивый – оборотень. Вожак самой большой стаи в Англии, и именно он инициировал Ремуса, – начал объяснять Сириус.
- То есть, он превратил профессора Люпина в оборотня? – удивился Драко.
- Именно, он. Драко, ты не знаешь настоящего Ремуса Люпина. Поверь мне, – произнес Люциус. – Дамблдор даже представить себе не может, что Ремус в стае чувствует себя как дома и следит он больше для Сивого, чем для Дамблдора, – усмехнулся Сириус.
- А этот Сивый знает, что…? – Орион обеспокоено посмотрел в лицо отцу.
- Успокойся. Он знает и позволяет Ремусу играть. Ты скоро познакомишься со своим вторым отцом, – улыбнулся Орион.
- Так. Давайте-ка вернемся к Лили. Насколько я понимаю, Лили выносила Гарри, – Люциус перевел взгляд на усмехающегося Сириуса. – И Ориона? – бровь вопросительно поползла вверх. Сириус кивнул.
- Как такое возможно? – подал голос Гарри.
- Это магический мир, малыш, – Том положил подбородок на макушку сына. – Джеймс не мог сам тебя выносить, это было невозможно в той ситуации. Лили сама предложила свои услуги сначала нам, а затем и Сириусу с Ремусом.
- Две недели, – хлопнул себя по лбу Люциус. – Вот, что ты имел в виду. Она все еще вынашивала Ориона в тот момент.
- Да, ты прав, – кивнул Том. – За два дня до родов плод был перенесен обратно в Джеймса. Именно он родил Гарри. Потом то же самое произошло с Сириусом.
- Это ведь кровные ритуалы. Как же Лили согласилась? Она ведь не входила в клан? – Люциус пристально посмотрел на Тома.
- Она вошла в клан, Люц, – вздохнул Сириус. – Обряд провели Том, Джеймс, я и Ремус. Только после этого провели ритуал переноса плода. Но, как ты знаешь, родить должен тот, в ком жизнь зародилась.
Люциус кивнул головой и задумчиво уставился на стену, переваривая рассказ двух мужчин. Гарри пошевелился. Он обдумывал все, что только что услышал. Он спокойно отнесся к тому, что является ребенком двух мужчин. У него не было никаких предрассудков, тем более, что знал от отношениях Люциуса и своего отца. Да и не откуда было взяться предрассудкам, в памяти было пусто. А после своей реакции на ласки Люциуса во время ритуала он отбросил все сомнения, хотя все еще смущался от произошедшего. Он знал также, что отец и Темный лорд, которого все боятся, один и тот же человек. А по истории, которую ему рассказал Драко, и упоминал отец, именно Темный лорд убил Джеймса Поттера, его второго отца. Получалось, что его отец убил…
- Папа, – решился Гарри.
- Что, малыш? – Том взглянул в лицо Гарри. Тот был немного напряжен, между бровями пролегла складка. Том еле ощутимо вздохнул. Вопрос будет сложным.
- Что случилось тогда, когда погиб…? – Гарри не смог договорить. Том медленно вдохнул и также медленно выдохнул. Он понимал, что об этом надо говорить, но как же этого не хотелось.
- Это была самая ужасная ошибка. Джеймса и Лили не должно было быть в том доме. Когда Питер сказал, что знает, где они находятся, и что ты являешься ребенком, подходящим под пророчество, я вспылил, решив, что кто-то решил поиграть со мной. Я знал, где должны были быть Джеймс, Лили и мой сын. Когда я ворвался в дом и бросил смертельное проклятие в мужчину, тот даже не успел ко мне обернуться. Я, не взглянув на того, кого убил, пролетел дом и ворвался в детскую. Не знаю, что на меня нашло. Я наорал на Лили, она стала просить меня не убивать тебя, я выпустил проклятие, а потом направил палочку на тебя. Когда ты заплакал и поднял на меня свои глаза, я уже успел выкрикнуть проклятие и только тут понял, что произошло. Я посмотрел на убитую мной женщину. Мне ничего не оставалось, как проговорить формулу отзыва, чтобы спасти тебе жизнь. Проклятие отскочило от тебя и ударило в меня. Только вот эффект вышел совсем другой, и выжил не только ты.
Том замолчал. В комнате повисло молчание. Никто не хотел его нарушать. «Если он меня оттолкнет, мне не зачем будет жить», – думал Том. Гарри чуть повернулся и отстранился. Том прикрыл глаза, чтобы скрыть боль. Гарри протянул руку и провел своей ладонью по лицу отца, потом вскинул обе руки и обнял отца за шею, доверительно к нему прижался. Сириус выдохнул. Он даже не заметил, как перестал дышать. Драко и Орион были в смятении и жались к своим отцам, ища у них поддержки.
- Я люблю тебя, папа. Спасибо, что рассказал, прошептал Гарри на ухо отцу. Том до боли сжал сына в объятиях, но тот не возражал.
- Спасибо, сын. Ты даже не представляешь, что для меня значишь. Я потерял почти четырнадцать лет, – прошептал он в ответ.
- А как же все те встречи? – нерешительно спросил Драко. – Ну, на первом, курсе, потом в тайной комнате и возрождение на кладбище?
- Давай, об этом поговорим в следующий раз, – устало произнес Том. Драко кивнул.
- Ты сказал, что выжил кто-то еще. Ты имел в виду себя? – поинтересовался Люциус.
- Когда я появился в Годриковой лощине, то обнаружил не только невредимого Гарри, но и Лили. Она дышала. Она до сих пор в коме, – вместо тома ответил Сириус.
- ЧТО? – вскинулся Люциус.
- Лили жива, если так можно сказать, – устало произнес Том.
- Мерлин мой! – вдохнул Люциус, откидываясь на спинку кресло, притягивая Драко к себе. – Думаю, на сегодня хватит. Надо хотя бы это переварить.
- Скоро уже обед, – произнес Сириус. – Пора уже идти в столовую. Надо бы еще оговорить план занятий для мальчиков. До Хогвартса осталось всего двадцать четыре дня, а работы у нас непочатый край.
- Ты, как всегда, прав, – усмехнулся Том. – Вот скажи мне, ты когда собираешься связаться с Ремусом?
- Завтра, – произнес Сириус. – Так что вам придется взять на себя обучение наших отпрысков.
- Не беспокойся, справимся, – усмехнулся Люциус.
- Пап, я не хочу есть. Что-то я устал, – произнес Гарри, тяжело вздыхая. Том погладил сына по волосам.
- Хочешь отдохнуть? – Гарри кивнул. – Тогда пойдем. – Отец пошевелился, юноша поднялся. Том встал вслед за ним и положил руку на плечо сына.
- Ты не знаешь, где Чезаре? – вдруг спросил Гарри. Том недоуменно посмотрел на сына.
- Вообще-то его никто не видел с момента твоего обморока, – озадачено произнес Драко. – Я найду его.
- Я помогу, – произнес Орион.
- Спасибо, вы самые лучшие, – улыбнулся Гарри.
Через десть минут Гарри лежал на кровати в своей комнате. Голова покоилась на плече отца.
- Пап, расскажи мне о Дж… о папе, – Гарри несколько запнулся, не зная, как назвать Джеймса. Том улыбнулся.
- Джеймс был очень красивым. Совсем как ты. Правда, у него никогда не было этих непослушных вихров, это он так баловался. И очки носил для вида. Он уж хотел закончить с игрой, когда познакомился со мной. Тогда уже игра приобрела совершенно другое значение. Поттеры – чистокровная семья. Они не поддерживали меня впрямую, но принимали в своем доме. Дело в том, что я намного старше, чем может показаться. Мы познакомились в то лето, когда Джеймсу исполнилось четырнадцать. Он мне сразу понравился. Независимый, серьезный, очень начитанный, умный собеседник. В школе он был совершенно другим. Я был даже старше отца Джеймса. Это сейчас я выгляжу ровесником Люциуса и Сириуса. Хотя и тогда выглядел молодо, экспериментов я проводил над собой много. Слава Мерлину, что я постепенно стал избавляться от последствий и результатов самых сумасшедших из них, иначе мы с тобой тут сейчас не разговаривали бы, – Том прижал сына к себе.
- А что было дальше? – Гарри с интересом слушал отца.
- Я встретился с отцом Джеймса. У нас был долгий разговор, результатом которого стал ритуал наставника. Джеймс стал моим учеником, – произнес Том, не став говорить о том, что именно во время ритуала он лишил невинности предмет своих желаний. Джеймс оказался очень чувственным и отзывчивым, и Том с грустной улыбкой вспоминал о нем. Гарри зевнул.
- Давай-ка спать. Ты совсем засыпаешь, малыш. Мы еще поговорим, и я тебе много чего расскажу. А сейчас спи.
Гарри устроился поудобнее и почти сразу же провалился в сон, а Том погрузился в воспоминания.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:33 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 5. Суд или Блек невиновен!

Сириус замер у дерева, вглядываясь вдаль. Он уже несколько часов так пролежал, благо, что в анимагической форме. Он приподнял голову, услышав шорох позади себя. Вскочить Сириус не успел, его придавили к земле, а шею прикусили, принуждая подчиниться. Знакомый запах унял дрожь. «Ремус», – успокоил он себя. Сириус подчинился, обмякнув в хватке Ремуса. Но волк даже не думал отпускать пса. Ремус постоянно пил аконитовое зелье, которое изобрел Снейп. Деньги на покупку были, благо, никто не знал, что Блек дал Ремусу в свое время допуск к своему состоянию. Правда, они тогда пожениться так и не успели. Но теперь все будет по-другому.
Сириус смирно лежал. В глазах волка появилось превосходство. Наконец, зубы ослабили хватку, Сириус не пошевелился. «Ремус зол. Лучше не нарываться», – решил Сириус. Волк лег рядом, положив свою морду поверх морды пса, придавливая того к земле.
Луна медленно пошла на убыль, рассвет вступил в свои права. Превращение прошло достаточно безболезненно. Ремус взглянул на лежащего и смотрящего на него пса. Затем погладил того по морде, наклонился к уху и прошептал:
- Превращайся.
Сириус мгновенно перекинулся в человеческую форму и посмотрел на Ремуса. Тот усмехнулся и одним плавным движением свалил Сириуса на землю. Еще несколько быстрых движений и последний оказался раздет и прижат таким же обнаженным телом Ремуса к земле.
- Ничего не хочешь мне объяснить? – вкрадчиво поинтересовался Ремус. Сириус закусил нижнюю губу.
- Я искал Ориона, – прошептал он оборотню. Тот напрягся.
- И как?
- Он сейчас с Томом и Люциусом, – прошептал Сириус. Ремус пристально смотрел прямо в глаза Сириусу. Тот боялся отвести глаз. Еще в течение двух дней у Ремуса будет преобладать агрессивность. Он уже и так достаточно рассержен на анимага, и Сириус был уверен, что зол Ремус именно на него.
- Ты его нашел? – голос Ремуса был напряжен, и в нем слышалась надежда. Не смея отвести глаз, Сириус кивнул. Радость блеснула в глазах оборотня. Он наклонился и впился губами в губы Блека. Тот чуть приоткрыл губы, давая своему любовнику больше пространства. Ремус воспользовался предложением мгновенно, яростно углубляя поцелуй. Сириус застонал от такого напора. Ремус оторвался от его губ, чтобы вздохнуть воздуха и прошептать:
- Ты сам виноват. Тебя не было больше месяца. Так что отрабатывай, – Ремус властно провел рукой по груди любовника, задевая соски. Вдруг он замер. – Ты когда это успел провести ритуал наставника и с кем?
- Позавчера. Я наставник Драко, – ответил Сириус. Ремус схватил его за подбородок.
- А Орион?
- Его наставник Том, а у Гарри Люциус, – прошептал тот в ответ.
- Гарри? – решил удостовериться оборотень, что не ослышался. Сириус попытался кивнуть, но неудачно, рука держала его подбородок намертво.
- Да, – прошептал Сириус, поняв, что кивнуть он не сможет. Ремус поднял подбородок Сириусу так, что шея оказалась беззащитной. Оборотень улыбнулся и накинулся на Сириуса со всей страстью, которая накопилась за месяц разлуки. Руки заскользили по телу, даря удовольствие. Ремус не был нежен со своим любовником. Сириус начал стонать под бурными ласками, извиваясь в руках Ремуса. Тот скользнул бедром между ног любовника и раздвинул их, давая себе возможность добраться до вожделенной точки. Приподнявшись, Ремус сел между раздвинутых ног Сириуса, затем под колени их приподнял, согнул и развел еще шире. Рука пробежала по члену, сжала яички, погладила внутреннюю сторону бедра.
- Будет больно, – произнес Ремус, поглядев в глаза изнывающего Сириуса. Тот кивнул. Ремус опустился на Сириуса, поцеловал его, затем рукой направил свой член к анусу любовника и одним резким и сильным толчком вошел в него до конца, насухую. Сириус не выдержал. Из глаз брызнули слезы, с губ сорвался крик.
- Тшш, любимый. Потерпи, – прошептал Ремус, не двигаясь. Как только он почувствовал, что любовник начал расслабляться, то начал двигаться. Сначала была только боль, но постепенно тело стало получать удовольствие от трения чужого члена внутри. Сириус застонал. Еще один вход – задета простата, и сладостный стон партнера вызвал улыбку у Ремуса. Он уже не осторожничал, а резко и глубоко входил, каждый раз задевая заветную точку внутри Сириуса. Тот стонал и вскрикивал, уже не переставая. Ремус опустил руку между их телами и сжал возбужденный член Сириуса. Пара движений и его рука стала двигаться в такт с движениями его члена внутри. Он то ускорял, то замедлял темп, вызывая все новые и новые всхлипы у любовника. Почувствовав, что еще немного, и прольется в сладкие глубины, он резко увеличил темп, вбивая Сириуса в землю. Оргазм накрыл сначала Сириуса, а через пару толчков и Ремуса.
Ремус, довольный, лежал на земле, вернее, на мхе у дерева, которое Сириус выбрал себе в качестве убежища. Рядом, уютно устроив голову на его груди, дремал анимаг.
- Что с Гарри? – вдруг нарушил тишину Ремус.
- Сейчас все более-менее нормально, – ответил Сириус.
- Что за представление затеял Том? – снова задал вопрос Ремус.
- Не было никого представления, – Сириус напрягся. Ремус нарочито аккуратно приподнял голову Сириуса и положил ее на землю, сам приподнялся на локте и навис над любовником. Глаза были холодными.
- Объяснись.
- Ты читал газеты? – вместо ответа задал вопрос Сириус. Ремус кивнул.
- Тогда ты точно представляешь, что там произошло, – Сириус не смотрел на оборотня.
- Это правда? Значит, Том успел вовремя? И остальное дело его рук? – Ремус внимательно следил за выражением лица любовника.
- Ремус, – Сириус вздохнул. – Том не успел.
- Ты же сказал, что Гарри у Тома, – Ремус мрачно посмотрел на Сириуса.
- Они смогли его выходить. Еще пара минут, и они бы забирали труп, – Сириус отвернулся, закусив губу.
- Мерлин! Все так плохо? – встревожился Ремус.
- Он никогда больше не будет летать. Сейчас он не видит, но Люц говорит, что месяцев через восемь-девять зрение может восстановиться, однако это покажет только время. И, Ремус, он ничего не помнит. Совсем. У этого ребенка жизнь началась с чистого листа, – Сириус посмотрел в глаза Ремусу, который со странным выражением смотрел на него.
- Ты чего-то не договариваешь, – наконец, произнес он.
- Память не вернется, – прошептал Сириус.
- Еще что-то, – задумчиво протянул Ремус. – Это касается Ориона?
- Хмм, – напрягся Сириус.
- Говори, – приказал оборотень.
- Ориону жилось не лучше. Его магия была заблокирована, причем основательно. Он жил в маггловском приюте, где его постоянно избивали. Он бы душу продал, чтобы вырваться оттуда, – тихо произнес Сириус. Стараясь не смотреть на Ремуса.
- Мерлин. Почему же мне не удалось его найти? Я же старался, – горестно вскрикнул оборотень.
- Ты не виноват. Я знаю, что ты старался. Но все произошло так быстро; я нашел его только потому, что, похоже, магический барьер дал трещину во время последнего избиения, магия стала вырываться наружу. Я вообще нашел его случайно. Если бы не кровная магия…, – Сириус замолчал.
- Я тоже использовал кровную магию, – Ремус пристально посмотрел на Сириуса.
- Рем, магия была запечатана так, что даже аура не светилась. Я сам проверял. Наложено основательно и до конца дней. Это просто счастливый случай, что она прорвалась наружу. Нашего мальчика тоже не было бы в живых, если бы не это, – к концу речи Сириус говорил уже шепотом.
- ЧТО?! – вскрикнул Ремус.
- Я не рассказал этого ни Тому, ни Люцу. Они бы, наверное, разнесли весь городок, в котором я нашел Ориона. Хотя я сам там покуролесил, – признался в конце он. Ремус только кивнул.
- Как он сейчас? – спросил оборотень.
- Хорошо, – улыбнулся Сириус. – Эти трое еще покажут всем, где раки зимуют. Сейчас они учатся магии. Гарри надо все знания заново учить, а Ориону впервые. Но у обоих все получается легко. Тем более мы провели ритуал памяти и восприятия.
- Это хорошо, – кивнул Ремус. – И все-таки не могу понять, почему я не смог его найти?
- Рем, успокойся, – Сириус погладил оборотня по плечу, затем приподнялся и нежно поцеловал в губы. – Главное, что теперь он с нами, и ты старался его найти. Просто кое-кто попытался поступить как всегда.
- Он за это заплатит, – мрачно произнес Ремус.
- Рем, – Сириус взглянул в глаза оборотню. – Займись лучше со мной любовью, – Сириус улегся на землю, раскинув ноги и выставляя себя напоказ перед Ремусом. Тот не смог отказаться от такого предложения.

Двое мужчин стояли на опушке леса, рассматривая пустынную дорогу. Затем они аппарировали и появились перед «Дырявым котлом».
- Во сколько суд? – спросил Ремус Люпин.
- Через два часа, – нервно ответил Сириус.
- Спокойно. Ты, в принципе, уже оправдан. Боятся нечего, – сжал ему плечо Ремус. Сириус кивнул, нервно сглотнув. Там, в лесу, то предаваясь любви, то разговаривая, Ремус выяснил все, что произошло за последнее время. Они договорились, что после заседания отправятся в замок Тома вместе. Пора было и Ремусу, и Сириусу исчезнуть до 1-го сентября из вида директора Хогвартса. А вот когда они появятся, то для всех это будет сюрпризом, и очень большим.
- Так, я сейчас к тебе домой. Сижу там до окончания суда. Встречаемся здесь и исчезаем, – произнес Ремус.
- Давай. Я в Министерство. Пойду прямо сейчас, – произнес Сириус.
Обнявшись на прощание, мужчины расстались.
Ремус появился в доме на Гриммуальд-плейс, 12 и застал там кавардак. Все были возбуждены и обсуждали сегодняшнее заседание Визенгомота, где должно было произойти оправдание Сириуса Блека.
- Он не появится. Вообще неизвестно, где он, – решительно говорил Грюм. Ремус хмыкнул и ушел в свою комнату, чтобы не слушать в очередной раз бред, который несли в ордене. По дороге он столкнулся со Снейпом. Сначала он удивился, но потом решил, что это – приказ Дамблдора. Снейп скривился, когда увидел оборотня, и тот снова усмехнулся. Как же ему надоели эти старые тряпки, хотелось уже одеться в свою нормальную одежду. «Скоро. Уже сегодня», – успокаивал он себя.
- Здравствуй, Снейп, – произнес он.
- Люпин, – чуть кивнул в знак приветствия зельевар
- Вот скажи мне, Снейп, на чьей ты стороне? – неожиданно для зельевара задал вопрос Ремус, привалившийся к стенке. Впервые в жизни Северус растерялся. Что-то странное было сейчас в облике оборотня. Казалось, что это совсем другой человек.
- А какая тебе разница, Люпин? – холодно спросил Снейп, взяв себя в руки.
- Да просто так, интересно, – пожал тот плечами, но так и остался стоять у стены. – Ты не думал, что мог ошибиться с выбором?
- К чему ты клонишь, Люпин? – Снейп недоумевал, но не вида не подал.
- Вот думаю, а вдруг мы все ошиблись? Вдруг мы знаем историю совсем не такой, какая она была на самом деле? – Ремус оттолкнулся от стены и, задев Снейпа плечом, прошел в свою комнату. Зельевар несколько секунд смотрел на закрытую дверь, пытаясь понять, что же сейчас такое здесь произошло. Решив для себя пока ничего никому не говорит, Северус спустился вниз, где все как раз собирались идти на судебное заседание. Он скривился. Его снедало какое-то странное чувство, что он что-то упускает, что-то очень важное. Но вот что?

- Орион, сядь, – Том уже устал от постоянного мельтешения мальчика, ходящего из угла в угол.
- А если его…, – Орион жалобно посмотрел на наставника. Том вздохнул.
- Иди сюда, – протянул он руку юноше. Тот подошел, Том притянул его к себе и усадил на колени. – Все будет хорошо. Ты зря беспокоишься. Ничего с твоими отцами не случится, ни с тем, ни с другим. После суда они оба прибудут сюда.
- А вдруг…, – Том закрыл мальчику рот ладонью.
- Никаких вдруг. Сейчас мы идем заниматься, – сказал наставник. Орион все еще был весь в мыслях о Сириусе. Том усмехнулся. – Или продолжим то, что начали во время последнего ритуала.
- Учиться, – тут же переполошился юноша. Том рассмеялся.
- Ты специально это сказал, – обвиняющее произнес Орион.
- Ну, надо же было тебя привести в нормальное состояние, – усмехнулся Том. Орион фыркнул. – Пошли в библиотеку. Сначала займемся историей магии, потом чарами и трансфигурацией. Гарри и Люциус уже должны были освободить библиотеку, – произнес Том, подталкивая Ориона к дверям.
- Ты, правда, думаешь, что все будет в порядке? – с надеждой спросил юноша.
- Правда, – серьезно ответил Том.

Зал суда заполнялся желающими посмотреть, как восторжествует справедливость. Никто из них не знал, будет ли присутствовать на суде сам Сириус Блек. Не знали об этом и члены Визенгомота, в том числе и его глава – Альбус Дамблдор, которого так и не поставили в известность, что Сириус Блек два часа назад собственной персоной объявился в Министерстве. Сейчас он сидел в закрытой комнате с тремя аврорами, охранявшими его, и предавался воспоминаниям.

«Ретроспектива»
За несколько часов перед тем, как отправиться на встречу с Ремусом, Сириус, Том и Люциус заперлись в библиотеке. Им необходимо было обговорить все детали судебного заседания. Было совершенно понятно, что Сириуса оправдают, вернее, его уже оправдали, дело осталось только за официальным объявлением. Но сейчас их волновало совершенно другое.
- Они обязательно устроят тебе допрос с сывороткой правды, – произнес Том, протягивая Сириусу бутылочку. – Это – антидот. Подожди, дослушай. У него несколько другой эффект, чем у обычного. У всех сложится впечатление, что ты под сывороткой, а на самом деле…
- Откуда такой? – спросил Сириус, принимая бутылочку.
- Да вот, поэкспериментировали. В конце концов, Северус не единственный зельевар на свете. Кстати действие антидота длится двадцать четыре часа, так что умудрись уложиться в срок, – усмехнулся Том.
- Уж постараюсь, – в тон ему ответил Сириус.
- Думаю, что они еще и легилеменцию могут применить, – произнес Люциус.
- Ну, здесь-то полный порядок. Выдам им общеизвестную версию. Пробить кровный блок они не сумеют. Все-таки твой отец ставил, – улыбнулся Сириус Люциусу. Тот усмехнулся в ответ.
- Я просто говорю, чтобы ты не расслаблялся.
- Не беспокойтесь, я буду предельно острожен, – произнес Сириус. – Никто ничего не узнает.
- А вот про никто ничего, это ты хорошо сказал. Главное еще, чтобы тебе лишних вопросов под сывороткой не задавали, например, про Ориона, – произнес Том.
- Мда, это мы и не учли, – задумался Люциус.
- Будем надеется на лучшее, – вздохнул Сириус.
- Не расслабляйся уж очень с Ремусом, – усмехнулся Том.
- А вот это уже не от меня зависит, – усмехнулся Сириус в ответ.
- Ладно, катись, давай отсюда, – хлопнул Люциус вставшего с кресла Сириуса по заднице, за что получил от последнего яростный взгляд.
- Не твое, не трогай, – гордо произнес Сириус.
- Да ну? А вдруг мне повезет? – насмешливо спросил Люциус.
- Уйми своего любовника, Том, – бросил Сириус. Том только посмеивался. Такие перепалки были ему знакомы еще с давних времен.
- Иди уже, – махнул он рукой.
- Пока. Скоро вернусь, – открывая дверь, произнес Сириус.
- Ремуса не забудь захватить, – крикнул ему вдогонку Люциус.
- Непременно, – раздалось из-за двери.
«Конец ретроспективы»

Сириус хмыкнул, чем обратил на себя внимание блюстителей правопорядка. Его уже раз пять допросили. Явился даже сам министр. Долго распекал, потом также долго извинялся. К концу всей этой тирады Сириус понял, что волноваться ему не стоит. Все будет в лучшем виде. А охрану приставили для его же безопасности.

- Сегодняшнее заседание суда Визенгомота посвящено разбирательству дела четырнадцатилетней давности, а именно убийству четы Поттер, а также убийству тринадцати магов, – произнес Альбус Дамблдор. – Прошу ввести арестованного.
Авроры ввели закованного в магические цепи Питера Петтигрю. Его подвели к стулу арестованных и усадили. Руки расковали, а затем приковали к ручкам стула, а ноги к ножкам у лодыжек. На Петтигрю были наложены антимагические чары. Зал был од антиаппариционным щитом.
- Обвинение может начинать, – произнес Дамблдор, садясь в кресло главы Визенгомота. На середину зала вышел молодой мужчина лет тридцати пяти и встал перед кафедрой, за которой сидел директор. Сириус, наблюдавший за ходом суда, стоя за приоткрытой дверью, усмехнулся. Обвинителем по делу был человек Тома.
- Питер Петтигрю обвиняется в предательстве Джеймса и Лили Поттеров, приведшее к их убийству, – начал обвинитель. Дамблдор сморщился, но от следующих слов он замер. – Обвинение вызывает в качестве свидетеля Сириуса Блека, ранее обвиненного в данном преступлении.
В зале поднялся шум. Сириус спокойно вошел в зал суда и в сопровождении авровов прошел к свидетельскому креслу.
- Лорд Блек, – обвинитель акцентировал внимание на титуле свидетеля. Дамблдор смотрел только на Сириуса. Но тот даже не взглянул на директора. – Готовы ли вы давать показания под сывороткой правды?
- Да, – прозвучало четко и громко. В зале кто-то вздохнул, то ли обреченно, то ли облегченно. Сириусу поднесли колбу с зельем. Он выпил ее один глотком. Антидот был выпит еще в «Дырявом котле». Взгляд затуманился. Аврор посмотрел внимательно на Сириуса, кивнул.
- Сыворотка сработала, – возвестил он на весь зал.
- Как ваше полное имя? – задал первый вопрос обвинитель.
- Сириус Орион Блек, – прозвучало четко и равнодушно. «Хороший антидот. Даже голос звучит как надо», – хмыкнул про себя Сириус.
- Вы были хранителем Поттеров? – новый вопрос.
- Нет, – однозначный ответ.
- Вы знаете, кто был хранителем? – обвинитель посмотрел на Сириуса.
- Да, – снова однозначный ответ. «Ты специально задаешь такие вопросы?» - усмехнулся про себя Сириус. По-видимому, также подумали и многие в зале. То тут, то там раздались смешки. Каков вопрос, таков ответ.
- Вы можете назвать имя хранителя? – спросил обвинитель. Дамблдор внимательно следил за допросом. «Вот ведь издевается, интриган чертов», – подумал об обвинителе Сириус.
- Могу, – в то же время позвучал его ответ. Зал уже тихо подхихикивал.
- Как звали хранителя Поттеров? – наконец, спросил обвинитель.
- Питер Петтигрю, – последовал моментальный ответ.
- Всем известно, что хранителем были вы, мистер Блек. Как вы можете объяснить, что им оказался мистер Петтигрю? – вопрос задал Дамблдор.
- Я был всего лишь отвлекающим элементом, – ответил Сириус, глядя равнодушным, затуманенным взглядом прямо перед собой.
- Кто проводил обряд хранителя? – Дамблдор задал опрос спокойно. «Ай-яй-яй, директор, как вам не стыдно! Ну, ничего, сейчас я тебе устрою представление на публике», – усмехнулся про себя Сириус. Авроры бросились к вдруг начавшему задыхаться Сириусу. В зале люди повскакивали с мест, пытаясь понять, что же произошло. Сириус сполз на пол и стал биться в конвульсиях. Обвинитель подошел к месту, где лежал Сириус.
- Это похоже на реакцию на наложенные чары, блокирующие память, – выдал он, наконец, свой вердикт. – Здесь необходим колдомедик.
Колдомедик не заставил себя ждать и через десять минут подтвердил предположение обвинителя.
- На лорда Блека наложено заклинание, он не может отвечать на некоторые вопросы. Реакция на них будет именно такой.
- Один из таких вопросов мы только что слышали, – произнес на весь зал обвинитель.
Дамблдор был в недоумении. Он же не накладывал никаких чар на Сириуса. Или накладывал? Что здесь происходит?
- Сможет ли мистер Блек отвечать на вопросы? – спросил колдомедика Дамблдор.
- Да, сможет. Но еще одного такого приступа он не вынесет, – ответил колдомедик. Дамблдор кивнул. В зале поднялся ропот. Люди перешептывались.
Допрос продолжился. Сначала спрашивали о событиях до 31 октября 1981 года. Потом о том, как Сириус нашел Поттеров. Наконец, подошли к теме так называемого убийства Питера Петтигрю. Сириус откровенно и честно, применительно к антидоту, отвечал на вопросы. И вот ему уже подносят антидот к сыворотке, когда Дамблдор задает свой последний вопрос.
- Мистер Блек, у вас есть дети? – Очередной приступ, сваливший Сириуса со стула, был страшнее первого. Крик, вырвавшийся из груди мужчины, напугал всех. Колдомедик бросился к нему, пытаясь его удержать. Авроры стали помогать. Наконец, Сириус замолк и утих.
- Лорд Блек более не сможет отвечать на ваши вопросы. Он без сознания, – гневно посмотрел на Дамблдора колдомедик.
По залу пошли шепотки. Народ пытался понять реакцию Сириуса на вопрос.
- Если у него блок на этот вопрос, получается, у него есть дети? – раздалось вдруг в зале.
- Бедный, какой кошмар, – воскликнула одна из женщин.
В это время Сириуса вынесли из зала на носилках. Как только он вышли, обвинитель встал перед Дамблдором и произнес:
- Прошу суд вынести оправдательный приговор для лорда Сириуса Ориона Блека по всем пунктам обвинения, вынесенного ему четырнадцать лет назад, а также снять обвинения в побеге из Азкабана.
- Мистер Блек является незарегистрированным анимагом, – произнес Дамблдор. Обвинитель посмотрел на директора мрачным взглядом.
- Это уже не существенно, поскольку два часа назад лорд Блек прошел всю процедуру регистрации, – произнес обвинитель. Дамблдор сверкнул глазами.
- Мистер Блек, – начал Дамблдор, но продолжить ему не дали. В зале появился министр магии, который на весь зал его поправил.
- Лорд Блек, дорогой мой глава Визенгомота. Он лорд Блек. Я прибыл посмотреть, как восторжествует справедливость.
После такой речи Дамблдору ничего не оставалось, как признать свое поражение и проголосовать за снятие всех обвинений и признание Сириуса невинно обвиненным. Зал ликовал.
В одной из комнат, недалеко от зала суда, где оставили Сириуса и колдомедика, двое мужчин тихо посмеивались.
- Блек, ты великий актер. По тебе сцена плачет. Ты когда успел такое придумать? – колдомедик, также являющийся по совместительству Пожирателем и знавший, кто такой Блек на самом деле, с усмешкой смотрел на валяющегося на носилках мужчину.
- А неплохо вышло, – рассмеялся Сириус.
- Лежи смирно. Сейчас тебя придут поздравлять. Вручат бумагу. Потом я тебя типа отправлю в Святого Мунго, а ты по-тихому смоешься. Понятно? – поинтересовался кодомедик. Сириус козырнул, после чего состроил горестную и болезненную мину. Как оказалось очень вовремя.
В комнатку вошли Дамблдор, министр, и еще несколько человек. Министр взял слово.
- Лорд Блек, мы счастливы вас поздравить с тем, что справедливость восторжествовала. Вы невиновны. Министерство в моем лице приносит вам наши искренние извинения. Мы перечисляем на ваш счет четырнадцать миллионов галеонов за причиненный ущерб. По миллиону за каждый год. Вот документ, – протянул Фаджу пергамент. Сириус с трудом поднял руку. Кодомедик еле удержался, что бы не фыркнуть.
- Лорд Блек, мои поздравления, – произнес Дамблдор.
- Спасибо, директор, – самым искренним голосом произнес Сириус. Его все поздравляли, извинялись. Сириус уже думал, что сейчас взорвется, когда все одним махом прекратил колдомедик.
- Лорда Блека необходимо отправить в больницу. Он слишком много перенес сегодня.
- Да, да, конечно, – засуетился министр.
- Снимите с комнаты антиаппарационные чары, – попросил колдомедик, вставая рядом носилками. Через мгновение они были в Святого Мунго. Кодомедик бросил насмешливый взгляд на Сириуса и произнес. – Передавай привет Тому. А теперь, брысь отсюда.
Того как ветром сдуло. Через десять минут, после нескольких аппараций, Сириус стоял у «Дырявого котла» с маггловской стороны. Рядом с ним остановился автомобиль.
- И долго будешь стоять? – поинтересовался Ремус, выгляну в окно. Сириус недоуменно на него посмотрел. Потом забрался на пассажирское сидение. Ремус притянул его к себе и поцеловал.
- Поздравляю, Сир. Ты теперь невинный и свободный, – насмешливо отсалютовал Ремус.
- А ты-то откуда знаешь? – спросил Сириус.
- Люди добрые сообщили, – заводя машину, ответил Ремус.
- Откуда такая тачка? – Сириус оглядел шикарный кожаный салон.
- Подарок Сивого на день рождения, – бросил взгляд на Сириуса Ремус.
- Ах, Сивого, – усмехнулся Сириус. – Как он, кстати?
- Думаю, скоро в гости заявится, – хмыкнул Ремус. – Поехали к сыну.
- Поехали.

А в зале суда никто не знал, что Сириус Блек вместе с Ремусом Люпином уехали в неизвестном направлении.
Допрос под сывороткой длился пару часов. Но узнать чего-то существенного не смогли. Какими-то серьезными сведениями Петтигрю не обладал. Приговор был единогласным – поцелуй дементора. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Предателей не любят. А Том никогда не сможет простить Питера Петтигрю за то, что тот стал причиной смерти Джеймса от руки самого Тома.
После суда Дамблдор появился в кабинете министра магии и задал интересующий его вопрос.
- Корнелиус, что со счетами Гарри Поттера? Ведь у этой семьи больше нет никаких родственников, – вкрадчиво произнес Дамблдор. – Я был его магическим опекуном.
Фадж быстро понял, о чем идет речь, и согласился сопроводить Дамблдора в банк. Министерство, а главное, он сам, получат солидную сумму. А остальное пусть загребает себе Дамблдор. Фадж улыбнулся. Прихватив с собой нескольких работников министерства, Фадж и Дамблдор направились в банк, где их ждал большой сюрприз.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:33 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 6. Шутка Lжеймса Поттера? Или страшная реальность?

Орион стоял у окна и смотрел на улицу. Ночь выдалась звездной. Вдруг он увидел на дорожке двух мужчин. Сердце бешено забилось: в одном он сразу же узнал своего отца – Сириуса Блека, а второй… судя по тому, как эти двое обнимались, он мог быть только его вторым отцом – Ремусом Люпином. Орион повернулся к двери в ожидании. Он был уверен, что они зайдут к нему, и теперь с замиранием сердца смотрел на дверь. Том, его наставник, был с Гарри. Орион понимал, что тому хочется проводить больше времени с сыном, и он сказал, что с ним все будет хорошо, когда Том предложил побыть с ним.
Ремус и Сириус вошли в дом. Стояла тишина: время было уже позднее и все, скорее всего, спали. Тихо пройдя по дому на второй этаж, где располагались спальни, они остановились перед комнатой Ориона. Сириус осторожно открыл дверь. Он не сразу увидел Ориона, стоящего чуть в стороне от окна. Ремус вошел вслед за ним. Быстро развернулся в сторону тихого вздоха и замер, глядя в глаза сына. Сириус обернулся. Орион и Ремус просто пожирали друг друга глазами. Орион смотрел на Ремуса, впитывая все черты своего второго отца. Вдруг, откинув все сомнения и страхи, он кинулся к Ремусу. Тот еле успел перехватить сына так, чтобы не упасть вместе с ним на пол. Обняв сына, уткнувшегося ему в грудь, Ремус повторял раз за разом:
- Прости меня, маленький, мой хороший. Прости, что не смог тебя найти раньше. Мой хороший. Прости.
- Не надо, папочка, – сквозь слезы прошептал Орион. – Я все понимаю, ты не мог. Меня ведь так спрятали. А теперь мы вместе. Все вместе.
- Маленький мой, – улыбнулся Ремус.
- Я уже не маленький, – прошептал Орион.
- Для меня ты всегда будешь маленьким, – поцеловал сына в макушку Ремус. Сириус стоял рядом и улыбался. Они с Ремусом боялись этой встречи, но все прошло лучше некуда. Орион принял Ремуса.
- Я так боялся, что они тебя не отпустят, – Орион повернулся к Сириусу.
- Все хорошо, Ори. Я теперь свободен. Мне больше ничего не грозит, – улыбнулся сыну Сириус. – А вот скажи мне, почему ты не спишь?
- Я ждал вас, – Орион прижался сильнее к Ремусу. Тот погладил юношу по волосам, глазами показал Сириусу на кровать. Тот кивнул. Ремус подхватил сына на руки и отнес на кровать. Быстро скинув себя одежду, мужчины примостились с двух сторон от мальчика. Облегченно вздохнув и устроившись между своими отцами, Орион погрузился в спокойный сон. Ремус и Сириус долго смотрели на мирно спящего между ними юношу. Ремус приподнялся, Сириус улыбнулся и приподнялся навстречу. Их губы встретились, поцелуй был нежным и добрым.
- Спасибо, – прошептал Ремус.
- За что? – тихо спросил Сириус, серьезно глядя на своего оборотня.
- За то, что подарил мне его, за то, что нашел его сейчас и вернул нам его, - улыбнулся Ремус.
- Не за что, Рем. Я ведь делал это для нас обоих, – произнес Сириус.
- Я знаю. Я рад, что тебе удалось найти Ориона, но тебе не кажется, что нам не стоит спать здесь? – поинтересовался Ремус.
- Согласен. Пошли к себе? – Сириус вопросительно приподнял бровь. Ремус кивнул. Мужчины осторожно поднялись, чтобы не разбудить случайно сына. Накинув на себя одежду, они покинули спальню сыну. Сделав несколько шагов в сторону своей спальни, они замерли и резко обернулись. Недалеко от двери в свою спальню стоял Гарри с растерянным выражением лица. Ремус прикусил губу, заметив совершенно пустой взгляд. Сириус ему сказал, что мальчик слеп, но увидеть это самому было ужасно. Ремус узнал Гарри, хотя тот мало походил на себя прежнего. Но не надо забывать, он все-таки оборотень, а оборотень никогда не ошибается, он чувствует запах и запоминает его навсегда.
- Гарри, что случилось? – Сириус подошел к растерянному юноше.
- Не знаю, просто, какое-то странное чувство, словно, что-то произошло, – тихо произнес Гарри. – Здесь еще кто-то.
- Да, это Ремус, – ответил Сириус.
- Здравствуйте, – Гарри слегка склонил голову.
- Здравствуй, Гарри. Мы с тобой знакомы, я был твоим учителем в школе, – стараясь, чтобы голос не дрожал, произнес Ремус.
- Драко мне рассказывал, но я не помню, – тихо произнес Гарри, опустив голову. Ремус присел перед юношей на корточки.
- Не расстраивайся. Гарри. Все будет хорошо, – Ремус провел по щеке юноши. Тот поднял голову.
- А ты меня снова научишь тому заклинанию? – вдруг спросил Гарри. – Драко рассказал мне, то ты учил меня тому, чего не проходили в школе.
- Конечно, научу. Куда же я денусь, – улыбнулся Ремус. Никто из них не заметил стоящих в дверях спальни Люциуса и Тома, наблюдающих за разговором.
- А я могу называть тебя по имени, как и Люциуса с Сириусом? – поинтересовался Гарри.
- Конечно. Так даже будет удобнее, – произнес Ремус.
- А почему ты не спишь, сынок? – подал голос Том. Гарри встрепенулся.
- Мне сон приснился, и я теперь не могу его вспомнить, – тихо произнес Гарри. Том подошел к сыну и обнял его.
- Здравствуй, Рем, – улыбнулся он оборотню.
- Привет, Том. Знаешь, я готов тебя прибить. Ты бы знал, что я испытал, увидев кровь в доме Дурслей, – сердито произнес Ремус.
- Представляю. Но у нас просто не было времени тебя предупреждать, надо было спасать жизнь моему сыну, – Том поцеловал сына в макушку.
- Да, ладно, я все понимаю, – Ремус улыбнулся, потом повернулся к прислонившемуся к косяку Люциусу. – Привет, Люц.
- Привет. Как добрался? – Люц усмехнулся.
- Без проблем. Забрал Сира и сюда. Посеял сомнения в Снейпе. Тот теперь гадает, что я, собственно, от него хотел, – усмехнулся Ремус.
- Даже так? – усмехнулся Том.
- Ага, – улыбка у Рема была как у Чеширского кота.
- Давай-ка пойдем спать, Гарри, – Том поднял сына на руки и унес в комнату, закрыв за собой дверь. Вся веселость Ремуса сразу испарилась.
- Все так плохо? – он пристально смотрел на Люциуса. Тот кивнул.
- Я же тебе рассказал, – недоуменно произнес Сириус.
- Одно дело услышать, другое увидеть, – произнес Ремус.
- Да, тяжелое зрелище. Но сейчас все намного лучше. Он хорошо справляется, – вздохнул Люциус. – Мальчик очень талантлив.
- Так, все марш по спальням, – распорядился вышедший из комнаты Гарри Том. – Дети спят, а мы тут устроили дебаты. Завтра наговоримся.
- Как скажешь, мой лорд, – Ремус, дурачась, отдал Тому честь. Тот в ответ на него шутливо замахнулся, и Ремус с Сириусом быстро ретировались в свою спальню. Том проводил их взглядом, после чего повернулся к Люциусу, на губах у него играла улыбка. Люциус приподнял бровь. Том быстро пересек разделяющее и расстояние и втянул Люциуса в страстный поцелуй, толкая его в открытую дверь спальни. Дверь за ними захлопнулась с легким щелчком.

На завтраке с утра появилось только взрослое население замка. Трое юношей все еще изволили почивать в своих кроватях.
Люциус развернул газету, принесенную одним из эльфов. Брови поползли вверх, из горла вырвался полупридушенный всхлип. Том посмотрел на него, ожидая объяснений. Сириус и Ремус оторвались от трапезы.
- В чем дело, Люциус? – заинтересовался Сириус выражением лица Малфоя. Тот молча развернул к ним лицом передовицу. На полстраницы был заголовок: «Шутка Джеймса Поттера или как обломать Министерство и Дамблдора».
- Что это? – недоуменно уставился на заголовок Ремус.
- И причем здесь Джеймс? – с таким же недоумением спросил Сириус. Том молча смотрел на газету.
- Люц, читай, – произнес Ремус.
- «Вчера вечером банк Гринготс посетили директор Хогвартса Альбус Дамблдор и Министр магии Корнелиус Фадж в сопровождении нескольких работников министерства с целью перерегистрации сейфов семьи Поттер на Министерство магии, поскольку погибший от руки своих родственников-магглов Гарри Джеймс Поттер был последним представителем данной фамилии. В своем требовании они получили от гоблинов Гринготса отказ (первоначально – без объяснения причин). После грандиозного скандала, устроенного министром и Дамблдором, гоблины предоставили им завещание Джеймса Поттера.
Никому не приходило в голову, кроме, конечно, гоблинов банка, ознакомиться с завещанием Джеймса Поттера, в том числе, и магическому опекуну Гарри Поттера, коим оказался небезызвестный Альбус Дамблдор. Завещание было зарегистрировано в Министерстве за полгода до смерти Джеймса и Лили Поттер. Согласно данному завещанию все состояние отходит его сыну Гарольду Джеймсу Поттеру. В случае смерти последнего и если у того не будет наследников, все состояние рода Поттеров отходит крестнику Джеймса Поттера – Гарольду Крестону. Данная операция была проведена гоблинами банка сразу после кончины молодого человека, и отныне состояние Поттеров принадлежит сыну одного из самых таинственных аристократов нашего, и не только нашего, времени. Крестоны – древний аристократический род, представители которого всегда были известными меценатами, жертвующими большие суммы в приюты и больницы. Крестоны владеют несколькими фармакологическими фабриками в маггловском мире и заводом по производству зелий, который является основным поставщиком снадобий для больницы Святого Мунго. Крестоны не поддерживали ни одну из сторон в минувшей войне. Они не появляются на общественных мероприятиях, начиная с семнадцатого века. Где находится их родовое имение, выяснить также не удалось.
Сейчас известно только то, что в этом году сын Томаса Крестона – Гарольд Крестон отправляется учиться на пятый курс в Хогвартс. Никаких подробностей данного факта выяснить оказалось невозможным.
Вчера вечером Министерство в лице главного помощника Министра магии Персиваля Уизли попыталось оспорить завещание мистера Поттера. В Министерстве была организована комиссия независимых экспертов, в числе которых оказался и известный зельевар, мастер зелий Хогвартса Северус Снейп. Они провели тщательный анализ завещания, который подтвердил его подлинность.
Шутка Джеймса Поттера удалась: никто не знал, что у него есть крестник. Никому также не было известно о близком знакомстве Джеймса Поттера с семьей Крестон. Что скрывается за всем этим? И, тем не менее, остается только восхищаться покойным Джеймсом Поттером, который даже из могилы смог сделать «финт ушами», уведя из-под носа Министерства свое же состояние. Так держать, Джеймс Поттер!»
Сириус не выдержал первым, расхохотавшись в голос. За ним последовали и остальные.
- Ай да, Джеймс, ай да, хитрец! – сквозь смех произнес Сириус.
- Это же надо так! – вторил ему Ремус. – Финт ушами!
- Да уж, вот такого я точно не ожидал, – успокоившись, произнес Люциус. – Но знаете, что здесь самое странное?
- Люц? – Сириус пристально посмотрел на Люциуса.
- Похоже, Джеймс предвидел такой исход ситуации. А это наводит на мысли, – серьезно продолжил свою мысль Малфой.
- Да, меня это тоже напрягает, – произнес Том.
- Он оставил мне деньги дважды? – вдруг прозвучал голос Гарри. Мужчины обернулись и увидели в дверях трех юношей.
- Иди ко мне, Гарри, – позвал Том. Драко помог другу сориентироваться и подвел к отцу. Том усадил сына на колени. – Да, Джеймс сначала оставил тебе деньги как Гарри Поттеру, а потом еще раз как Гарри Крестону, моему с ним сыну.
- Вы сказали, что это все предвидел? – Драко неопределенно махнул рукой.
- Не думаю, что именно это, но нечто подобное, – кивнул Люциус.
- Хмм, но ведь это хорошо, что деньги Гарри никому чужому не достались, – усаживаясь рядом с Ремусом, произнес Орион.
- Да, это просто удача. Честно говоря, я думал, что состояние Джеймса мы потеряли, – тихо произнес Том.
- Папа обо всем позаботился, – также тихо произнес Гарри.
- Да, и мне не нравится это, – Том усадил юношу на стул рядом с собой и положил ему на тарелку еду.
- С этим надо как-то разобраться, – задумчиво произнес Ремус. – Если Джеймс это предвидел, то должно быть объяснение.
- Надо бы наведаться в банк и заглянуть в сейфы Поттеров, – Люциус посмотрел на Тома. – У меня послезавтра бракоразводный процесс с Нарциссой. Можно будет заглянуть в банк. Заодно выяснить, почему гоблины не оповестили тебя о переходе состояния Поттеров к твоему сыну.
- Хорошая идея, – кивнул головой Том.
- А она захочет меня у тебя отобрать? – вдруг спросил Драко
- Она тебя не получит, сын. Да и не нужен ты ей, – произнес Люциус.
- Я знаю, но вдруг она захочет тебе отомстить, пап? – Драко нервничал.
- Мы этого не позволим, Драко, – произнес Том. – Я еду с твоим отцом и буду выступать на его стороне.
- Ты серьезно? – Люциус удивленно посмотрел на Тома.
- Да. А потом зайдем в банк. Надо разрешить загадку Джеймса, – кивнул Том.
- Ты не боишься? – Сириус насмешливо посмотрел на Тома
- А чего мне бояться? Меня даже Дамблдор не узнает. После воскрешения внешность-то изменилась. Он со времен Хогвартса меня помнит постольку поскольку. А мало ли людей с черными волосами и синими глазами? – Том усмехнулся.
- Да я просто так спросил, – пожал плечами Сириус.
- А мы что будем делать? Опять дома сидеть? – Драко сейчас походил на пятилетнего мальчика, у которого отобрали игрушку.
- А вы будете заниматься. И в первую очередь учиться у Ремуса вызывать Патронус, – улыбнулся Том. – Не забывай, Драко, тебе проще, а Ориону и Гарри все приходиться учить с нуля. Вот и будешь помогать Сириусу и Ремусу
- Ладно, – протянул Драко. мужчины улыбнулись обреченному голосу подростка.
- Так, а теперь на занятия. У нас мало времени, а материала для изучения хоть отбавляй. Кстати, вы нашли Чезаре? – Том посмотрел на Драко, затем на Ориона.
- Он в саду. Мы его не понимаем, так что…, – Драко развел руками.
- Ладно, я схожу за ним сам, – произнес Том.
Весь этот день и следующий они посвятили занятиям. Дело продвигалось быстро. Не оставалось сомнений, что к первому сентября и Гарри, и Орион будут готовы в полной мере. Это радовало всех четырех мужчин, ведь они давали не только школьный материал, но и то, что знали сами и считали, что пригодится мальчикам в ближайшее время.

Люциус вошел в зал суда, где должно было произойти заседание по поводу его развода. Его сопровождал Том. В зале было много репортеров и зевак: многих захватил сам факт того, что в доме Малфоев развод. Люциус скривился, увидев Молли и Артура Уизли. Здесь же был и Дамблдор.
- А этим-то что надо? – прошипел он.
- Успокойся. Им просто любопытно, – спокойно произнес Том, но так, чтобы его услышал только Люциус.
Молли, Артур и Дамблдор смотрели на двигающихся по проходу мужчин. Им был любопытно, кто же второй, они никогда его не видели. Дамблдор рассматривал Тома пристально, изучающе. Однако тот никак не реагировал, спокойно шагая рядом с Малфоем. Поняв, что не знает спутника Малфоя, Дамблдор перестал копаться в своей памяти, а стал просто изучать темноволосого мужчину.
- А ведь он тебя не узнал, – прошептал Люциус.
- У него и не получится сопоставить Тома Реддла и Тома Крестона. Он же ничего не знает ни о Реддлах, ни о Крестанах. И уж тем более того, что это одна и та же семья, – шепотом ответил Том.
В зал вошла Нарцисса, как всегда, безупречная.
- Кукла, – хмыкнул Люциус. Том стукнул его по ноге. Нарцисса прошла и села на другой стороне зале, на место ответчика.
- Внимание, сегодня разбирается дело по иску лорда Люциуса Малфоя, требующего развода от Нарциссы Малфой, урожденной Блек. Обе стороны присутствуют в суде. Прошу секретаря огласить предложение лорда Малфоя.
- Лорд Малфой предлагает Нарциссе Малфой, урожденной Блек, имение во Франции в ее полное пользование и 20 миллионов галеонов. Взамен лорд Малфой требует отказаться от имени Малфой, отказаться от своих прав на их общего сына – Драко Малфоя, и не искать с ним встреч.
В зале раздался ропот. Никто не ожидал таких требований. Молли с сочувствием посмотрела на леди Малфой. Та пристально посмотрела на мужа. «Если я откажусь, то могу потерять все. Вдруг он знает о моих изменах. Нет, не вдруг. Он точно знает. Единственное, в чем он уверен, так это в том, что мальчишка его сын. И, к сожалению, это так. Нельзя отказываться. Ой, как мне не нравится его спутник. Кажется, он готов меня убить, если я сделаю сейчас неправильный выбор».
- Я согласна с требованиями, – произнесла с непроницаемым лицом Нарцисса. В зале наступила тишина. То тут, то там поползли шепотки. Все с трудом верили в то, что сказала леди Малфой.
- Леди Малфой, вы не могли бы повторить, – пришел, наконец, в себя судья.
- Я согласна с требованиями моего мужа, – четко и громко произнесла нарцисса.
- Как она может, это же ее сын, – пронесся по залу громкий шепот.
- Вы понимаете, что будете лишены материнских прав. И Ваш сын будет с этого момента иметь только одного родителя. Это не просто требование того, чтобы вы не встречались с сыном, ритуал будет магическим, – решил объяснить Нарциссе ситуацию судья.
- Меня это устраивает, – бросила Нарцисса. Судья сглотнул.
- Хорошо. Тогда, лорд Малфой, ваши требования удовлетворяются. Прошу лорда Малфоя и леди Малфой подойти сюда. Если у вас нет свидетелей, то их предоставит суд.
- Мне все равно, – произнесла Нарцисса. Судья назначил ей свидетеля, это была какая-то женщина, из первого ряда. Она окинула Нарциссу презрительным взглядом.
- Лорд Малфой? – повернулся судья к Люциусу.
- Моим свидетелем будет лорд Крестон, – произнес Люциус, позволив себе чуть усмехнуться. Зал снова погрузился в тишину, наблюдая, как со своего места поднимается спутник Малфоя. Том подошел и встал справа, чуть сзади Люциуса.
- Начнем, – судья зачитал обряд развода. Благо, что они не заключили магического брака. Всем в зале было видно, как разорвалась пульсирующая нить связи между Люциусом и Нарциссой и обвила руки свидетелей. Те повторили слова концовки обряда – слова свидетелей, и нить погасла. – Что ж, поздравляю вас, лорд Малфой. Вы будете присутствовать при ритуале отречения?
- Нет. Думаю, вы пришлете мне все документы, подтверждающие данный факт? – надменно произнес Малфой. Дождавшись кивка судьи, Малфой повернулся к выходу и в сопровождении тома покинул зал суда. Они молча прошли по Министерству, и вышли на улицу.
- Позер, – выдал, наконец, свое мнение Том.
- А таким они меня знают, – бросил в ответ Люциус.
- И за это ты мне заплатишь сегодня сполна, – усмехнулся Том.
- Всегда пожалуйста, – в тон ему ответил Люциус.
Так, перебрасываясь незлобными выпадами, они пришли к банку. Войдя, они сразу обратились к первому же свободному менеджеру.
- Мне необходимо проверить состояние, полученное моим сыном по завещанию его крестного, – надменно произнес Том.
- Конечно, – гоблин ждал продолжения, так как не смог определить, кто перед ним. Том нарочито поднял бровь.
- Будьте любезны, представьтесь, – выдавил из себя гоблин.
- Лорд Томас Крестон, – бросил Том.
- Минутку, – засуетился гоблин. Через минуту их с Томом проводили в кабинет, где их уже ждали.
- Мы не надеялись, что вы так быстро у нас появитесь, – подобострастно произнес представитель банка.
- Я не знал о завещании моего друга, – произнес Том.
- О да, о нем многие не знали. Никто не читал завещание. Мы перевели все состояние на имя вашего сына сразу, как только получили известие о смерти о Гарри Поттера, – произнес гоблин. Том кивнул.
- Скажите, мистер Поттер, Джеймс Поттер не оставлял никаких писем? – спросил Том.
- Да, мистер Поттер оставил несколько писем. Подождите, – гоблин куда-то вышел. Том сидел молча, Люциус тоже не говорил ни слова, не та была ситуация. Наконец, вернулся гоблин. – Прошу, лорд Крестон.
Том взял в руки шесть писем. Одно он сразу передал Люциусу, поскольку оно было адресовано именно Малфою. Сам взял то, что адресовано ему. Гоблин тихо вышел из комнаты, оставляя мужчин наедине с письмами
Том раскрыл письмо: «Дорогой Том! Если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых. Я не знаю точно, как погибну, но предчувствую, что это скоро случится. Не могу тебе объяснить, откуда это пришло, просто знаю. Очень прошу тебя, сбереги нашего сына. Сделай все возможное, чтобы он не оказался в руках Дамблдора. У меня очень плохое предчувствие, последнее время меня мучают сны. Я не знаю, вещие ли они, но похоже на то. Я оставил завещание. Если надо будет возможность, пусть Гарри Поттер исчезнет. Я сделал так, что наш сын не потеряет состояние Поттеров. Береги себя. Я люблю тебя, твой Джеймс».
Том вздохнул и невидящим взором уставился на письмо. Он так подвел Джеймса. Не уберег от страданий их сына. Рука Люциуса легла ему на плечо, и Том встряхнулся.
- Не надо, Том. Что случилось, то случилось. Главное, что Гарри с нами, – тихо произнес Люциус.
- Джеймс предчувствовал, что умрет. Письмо датировано концом апреля 1981 года, за полгода до его гибели, – вздохнул Том.
- Да, я знаю, мое тоже датировано апрелем. Он просит позаботиться о Гарри, если с вами обоими что-нибудь случится. Моргана и Мордред, как же все запутано, – прошипел Люциус. Том развернул оба письма для Гарри. Одно было для Гарри Поттера, другое для Гарри Крестона. Письма были почти идентичными. Джеймс писал, что любит его, что сожалеет о том, что не может быть рядом.
В кабинет вошел гоблин.
- Не могли бы вы предоставить мне все описание имущества, завещанное моему сыну. Я рассмотрю все бумаги, потом свяжусь с вами, – произнес Том. Гоблин молча вытащил из сейфового шкафа четыре толстых фолианта.
- Это описание всего недвижимого имущества. Это гроссбухи. Здесь данные по сейфам, которые содержат имущество – артефакты, драгоценности, а в этой – опись книг, которые сейчас закрыты в пяти сейфах на нижнем уровне. Должен также вас предупредить, что за четырнадцать лет со счетов было снято двадцать восемь миллионов галеонов, а также забраны четыре шкатулки с драгоценностями, к счастью, не с фамильными, – закончил свою речь гоблин.
- Кто снял? – Люциус изумленно уставился на гоблина.
- Магический опекун лорда Поттера, – произнес гоблин.
- То есть, Альбус Дамблдор, - усмехнулся Том.
- Совершенно верно, – кивнул гоблин. – Кстати, ваш сын теперь получил титул лорда Поттера, поскольку тот был крестным вашего сына. Все документы у нас есть.
- Могу я взглянуть? – приподнял бровь Том.
- Да, конечно, – гоблин снова подошел к сейфовому шкафу и вернулся с папкой, нашел нужный документ и передал его Тому. Тот пробежал его глазами и вернул назад.
- Благодарю, – кивнул он. Лицо было совершенно бесстрастно.
- Всегда рад вам помочь, – поклонился гоблин. Люциус и Том покинули банк. В дверях они столкнулись с Уизли и Дамблдором. Том бросил на директора презрительный взгляд и прошел мимо, Люциус последовал за ним.
- Что было в документе? – наконец, решил он спросить.
- Это свидетельство, что Джеймс – крестный отец Гарри, а Лили – его крестная мать. Они все продумали, Люциус. Все, до мельчайших подробностей. Они знали, что умрут и подготовили переход Гарри Поттера в Гарри Крестона, – Том еле сдерживал себя. – Что же там произошло? Он ничего мне не говорил. Как он жил все это время, зная, что умрет?
- Том, успокойся, не надо так, – Люциус просто не знал, что делать. Том вдруг схватил его за руку и аппарировал.
Только один человек из непосвященных видел всплеск эмоций Темного лорда, правда, не зная, что это именно он. Этим человеком оказался Северус Снейп.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:34 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 7. Учебный процесс

Снейп несколько дней пытался понять, каким образом Люциус Малфой оказался знаком с Томасом Крестоном. Правда, сначала он выяснял, кто был с Малфоем. Эмоции у человека били ключом, а вместе с ними случился выброс магии. Такой чувствительный к магии человек, как Северус, легко опознал ее. Светлой она не была. Но когда он выяснил, что это Томас Крестон, все встало на свои места. Вернее, встало на свое место то, что магия темная. Было известно, что Крестоны были темными магами, но не принадлежали ни одной из сторон. Но вот понять, как познакомились Люциус и Крестон, он никак не мог. Крестон был отшельником. До этого лета даже не было известно, что у Томаса Крестона есть сын, который в этом году пойдет в пятый курс, чтобы сдать совы. Он даже не сомневался, где окажется мальчик. Естественно, в Слизерине.
Снейп оторвался от своих размышлений и посмотрел на директора, который вот уже полчаса распинался неизвестно о чем. "Как всегда, одна вода", - вздохнул Снейп.
- И таким образом, получается, что нам необходимо заняться обучением Невилла Лонгботтома, - услышал Снейп. Он еле удержал челюсть от падения на пол. "Он что, свихнулся? Умом на старости лет тронулся?" - шок не хотел проходить. Снейп повнимательнее присмотрелся к Дамблдору, явно ища признаки сумасшествия на лице директора. То ли тот хорошо маскировался, то ли действительно верил всей душой в то, что говорил.
- Зачем? - завращал своим глазом Грюм.
- То, что Гарри Поттер умер, говорит, что все мы ошибались. Он не был избранным, - пояснил Дамблдор. Снейп окончательно пришел к выводу, что директор сбрендил. "Где Люпин? Я готов повеситься ему на шею, чтобы он мне объяснил, где та нужная сторона, на которой нужно находиться", - мысленно завопил мастер зелий.
- Неужели вы думаете, директор, что Лонгботтом – герой пророчества? Абсурд. Единственное, как он сможет прибить Темного лорда, это если их двоих закрыть в кабинете зелий, а Лонгботтома заставить что-нибудь сварить. Сгинут оба, размажет так, что и собирать останется нечего, - съязвил Снейп.
- Северус, - Дамблдор укоризненно посмотрел на Снейпа. - Пророчество.
- Ой, не надо, - скривился Снейп. - Да я быстрее поверю, что это Поттер был избранным.
- И мне вот интересно, почему это никто не проверял, как там Гарри, - произнесла Молли Уизли. - Почему никто не проверил слова мальчика, что с ним плохо обращаются? Почему, я вас спрашиваю, - с каждым словом Молли становилась все грозней и сердитей. - Закрой рот, Снейп. Я уже наслушалась о твоем отношении к мальчику. Не надо тут сейчас бросаться своими едкими замечаниями. Гарри мертв. И в этом виноваты вы все, - Молли встала и вышла за дверь. В комнате воцарилось молчание. Никто не ожидал от постоянно кудахчущей над своими детьми женщины такой речи.
- Кхм, - прокашлялся Грюм. - А Молли права. Почему мальчик все это время жил в таком положении? Как вообще он мог оказаться там? Не верю я в эту защиту. Да и не было ее на доме, я проверил.
- ЧТО?! - Артур Уизли в ужасе уставился на Грюма.
- Не могу сказать почему, но защиты не было. Думаю, мальчик никогда не считал этот дом своим. И я вот тоже не понимаю, почему никто не следил, что происходит с маленьким ребенком. Знали бы вы как он жил, - Грюм встал. - Я даже своему заклятому врагу не пожелаю оказаться там, где побывал Гарри Поттер. Здесь уместно только одно слово - АД.
- Все было настолько плохо? - тихо спросила женщина, сидевшая справа от Грюма.
- Вы же читали газеты. Вот усильте впечатление раз в десять и получите настоящую реальность.
- Не преувеличивай, Аластор, - произнес Дамблдор.
- А я не преувеличиваю, Альбус. Я преуменьшаю, - рыкнул Грюм. - Не знаю, почему вы так поступили с мальчиком, но это не делает вам чести, совсем. Я видел, что этот жирный маггл сделал с мальчиком. А это всего через три дня после того, что случилось в последний день турнира. Я никогда не забуду это маленькое худенькое изувеченное тело. И это на вашей совести, Дамблдор. Эта смерть на вашей совести. Вы не посчитали нужным прислушаться к словам ребенка. Я не хочу участвовать в фарсе под названием, давайте сделаем из Лонгботтома героя. Снейп прав. Герой умер. По нашей вине. И теперь нам самим надо бороться за свою жизнь. И Лонгботтом ваш - тюфяк, сквиб почти, бездарь
- АЛАСТОР! - грозно выкрикнул Дамблдор.
- Я все сказал, - Грюм поднялся и похромал к двери, там он повернулся и сказал. - Я не хочу участвовать в войне, в которой на передний край ставят детей, а ты, Альбус, делаешь именно это.
Снейп с трудом верил в то, что происходило. Хорошо, что жизнь научила его держать лицо, а то сейчас бы все стали свидетелями зрелища под названием: челюсть Снейпа в очередной раз падает на пол.
Дальше собрание прошло в несколько ином ключе. Снейп еще удивился, что нет ни Люпина, ни Блека. "На задание их, что ли отправили?" - подумал он.
- И последний на сегодня вопрос: кто-нибудь знает, где находятся Ремус Люпин и Сириус Блек?
Северус замер. А это еще что такое? В каком смысле, кто-нибудь знает?
- Альбус, что происходит? - спросила Минерва МакГонагалл.
- С ними обоими невозможно связаться с того момента, как Сириус исчез из Министерства. Его должны были отправить в Святого Мунго на обследование и лечение, но он там так и не появился. Врача нашли с травмой на голове. В тот же день пропал и Ремус Люпин, - пояснил Дамблдор.
- Прелестно, - пробурчал себе под нос Снейп.
Так ничего и, не прояснив, Дамблдор распустил собрание, надавав всем задание.
- Северус, задержись, - попросил Дамблдор. Снейп закатил глаза, но сел на стул, ожидая очередного бредового задания. Оно не заставило себя ждать.
- Надо заняться с Невиллом окклюменцией и подтянуть его по зельям и защите, - начал Дамблдор. Снейп даже вскочил со стула.
- Никогда!
- Северус, ты должен понять. Под пророчество попадали два ребенка, - начал увещевать Снейпа директор.
- Никогда! Я не буду заниматься с Лонгботтомом даже под страхом смертной казни, - решительно произнес Снейп, весь трясясь от злости.
- Северус, тебе напомнить? - директор гневно сверкнул глазами из-за половинок своих очков.
- Я прекрасно помню, из-за чего все случилось, директор, - Снейп весь подобрался. - Я ничего не должен Лонгботтому. Я должен был Поттеру. И, к сожалению, не выполнил свой долг. Я НЕ БУДУ ЗАНИМАТЬСЯ С ЛОНГБОТТОМОМ! Найдите кого другого для этой роли, - Снейп развернулся и вылетел за дверь. Пролетев по коридору особняка Блеков, Снейп влетел в какую-то комнату и замер. Ярость просто клокотала в нем. "Ты уверен, что ты выбрал ту сторону?" - вспомнился ему вопрос, заданный совсем недавно Люпином. Он несколько секунд стоял не двигаясь. Затем подошел к столу и, взяв перо, написал: "Что ты имел в виду, говоря о выборе стороны? С.С", затем вышел из комнаты и, поднявшись в совятню, прикрепил письмо.
- Отнеси это Люпину, - прошептал он сове, выпуская ее из дома. Проводив своего посланца, Снейп спустился вниз и вышел на улицу, откуда и аппарировал в Хогсмид. Надо было еще приготовить зелья для больничного крыла.

- Гарри, ты опять торопишься, - Люциус подошел к юноше и остановил его руку. - Такими темпами ты разнесешь замок отца за несколько часов.
- У меня ничего не получается, - раздраженно произнес Гарри.
- Ты торопишься. Просто сосредоточься, - произнес Люциус. Гарри вздохнул. Люциус улыбнулся и произнес. - Ладно, давай сделаем перерыв. Ты как?
- Нормально. Только Чезаре болтает без умолку. Осточертело, - пробурчал Гарри.
- Гарри. Если ты сейчас не прекратишь, мы займемся совсем другим уроком, более интимным, - удивительное дело, но подобное заявление быстро приводило юношей в рабочее состояние. Так что все три наставника пользовались им на полную катушку. Сработало оно и сейчас.
- У меня все нормально, - Гарри выпрямился. Люциус еле подавил смех.
- Я вижу, - произнес он на подобное заявление юноши. - Продолжим?
- Ага, - кивнул Гарри.
Занятия продолжились. Люциус вот уже несколько дней преподавал Гарри темную магию, как раз того уровня, что подходила пятнадцатилетним подросткам. У Гарри все неплохо выходило, пока он не начинал уставать или раздражаться.
- Люциус, а ты не знаешь, как будут объяснять мое умение говорить со змеями? - спросил Гарри.
- Нет ничего проще. Есть много фактов, говорящих, что Крестоны испокон веков были змееустами. Тебе разрешат взять Чезаре в школу указом министра. Поверь, это сделать несложно, - произнес Люциус.
- Хорошо. А то я подумал, что меня могут узнать, - объяснил свой вопрос Гарри.
- Поверь, тебя никто не узнает. Ты внешне совсем уже не Гарри Поттер. Очень гармонично в тебе слились черты Тома и Джеймса. А если вспомнить, что Джеймс совсем не был тем пугалом, которое он изображал из себя в школе, то тебя и подавно никто не узнает, - хмыкнул Люциус.
- Это хорошо, - облегчено вздохнул Гарри.
- Давай продолжать занятия, - предложил Люциус. После состоявшегося разговора, стало намного легче. Все стало получаться в лучшем виде. - Молодец, Гарри. Я знал, что ты справишься. Давай следующее.
Время бежало быстро. Люциуса только удивляло то, что из Хогвартса до сих пор не пришли письма со списком необходимых книг для пятого курса. Вчера Сириус был в министерстве, где оформил документы на Ориона. Свое исчезновение он мотивировал тем, что когда на суде ему задали вопрос о детях и он не смог на него ответить, он решил все проверить. Вот проверил. Есть сын. Ему, как безвинно отсидевшему тринадцать лет в Азкабане и еще год находившемуся в бегах, всеми силами старались помочь. Так что вечером Сириус вернулся домой довольным. Он так запудрил мозги даме в отделе регистрации, что та не обратила внимания на второго родителя. А между тем, там стояло настоящее имя - Ремус Люпин. И имя женщины, выносившей ребенка - Лилия Эванс Поттер. Пудрить мозги Сириус всегда умел по высшему разряду.
- Гарри, движение должно быть вправо, а не влево, - оторвался от своих воспоминаний Люциус, чтобы направить ученика.
- Так? - переспросил Гари, рисуя узор заклинания.
- Умница, - поощрил его Люциус. Гарри продолжал заниматься с Люциусом, пока не прозвенел гонг, возвестивший, что пришло время обеда. - Все, давай на этом закончим. А то твой отец снимает мне голову, что я так тебя нагружаю.
- У меня есть и более интересные способы тебя наказать, - раздался за их спиной насмешливый голос Тома. - Тем более мне нравится твоя голова, когда она на твоих плечах.
- Пап, - Гарри развернулся на голос.
- Смотрю, у тебя все очень даже хорошо получается, - похвалил сына Том.
- Ну, не всегда, - признался Гарри.
- Самое главное, что ты освоил тот материал, который тебе нужен в школе, - улыбнулся Том.
- А как дела у Ориона? - поинтересовался Гарри.
- Замечательно. Орион очень способный, быстро усваивает материал. Так что в школу вы втроем пойдете, обладая одинаковым уровнем знаний, - произнес Том. "Слава Мерлину, что патронус у тебя не Сохатый", - вздохнул про себя Том. Именно этого они боялись больше всего, все четверо. Но все обошлось. Правда, все трое мальчиков поразили мужчин в самое сердце - патронусами у них были драконы, у всех троих, только разные, как раз такие, как на их знаках. Мужчины решили оставить это без комментариев. Время покажет, почему так случилось.
- А когда нм придут письма из Хогвартса? - за спиной тома появился Драко, причем хмурый.
- Драко? Что случилось? Чем недоволен? - потрепал юношу по волосам Том.
- У нас с ним было очень увлекательное занятие, - рассмеялся Сириус, входя в комнату.
- И чем же это таким вы занимались? - подозрительно прищурился Люциус.
- О, мы отрабатывали "Удар воды", - расхохотался в голос Сириус.
- И что в этом смешного? - не понял Гарри.
- Ну, а ты представь Драко Малфоя в роли мокрой курицы, - предложил Сириус. - У него почему-то все время выходил так, что удар воды попадал по нему самому. Я, в конце концов, перестал высушивать ему одежду.
- И ничего смешного я тут не вижу, - пробурчал Драко, подходя к Гарри.
- А у вас тут чего такой погром? - оглядывая комнату, спросил Том.
- А это ты можешь сказать спасибо своему сыну. Торопыга он у тебя, вот и намахал тут палочкой, от души,- хмыкнул Люц.
- Ну, спасибо, что хоть весь замок не снесли, - проворчал Том.
- У меня просто не так получалось, - возмутился Гарри.
- А торопишься ты куда? - насмешливо спросил Том.
- Хмм, - промолчал Гарри.
- Вот именно, - хмыкнул Том.
- А мы есть пойдем? - входя в комнату, спросил Орион.
- Кто о чем, а он о еде, - закатил глаза Драко, еще более разряжая обстановку. Желание Ориона поесть стало уже притчей во языцах. Удивительно, что при таком количестве еды тот не поправился ни на грамм, как был худеньким, так им и остался.
Орион проигнорировал выпад. Сначала его задевали подколки, но потом он сообразил, что это всего лишь по-дружески.
- Ладно, идем в столовую, - распорядился Том.
Обед, как всегда, был приготовлен бесподобно. Жители замка наслаждались изысканными блюдами, когда в окно влетела сова и села перед Ремусом. Сириус пристально посмотрел на черную сову. На правой лапке у нее было тонкое серебряное кольцо. Мужчина точно знал, что так кольцевали сов в доме Блеков.
- Очень интересно. И кто это использовал моих сов, чтобы написать тебе? - Сириус приподнял бровь и посмотрел на Ремуса.
- Твою сову? - переспросил Люциус. Сириус кивнул. Ремус развернул письмо и хмыкнул. Все взгляды были направлены на него.
- Что-то случилось в датском королевстве, - усмехнулся оборотень.
- Да, не томи ты уже, - сердито вскрикнул Том.
- Он спрашивает, что я имел в виду, говоря о выборе стороны, - Ремус многозначительно посмотрел на собравшихся.
- Мда, похоже, там что-то случилось, раз Снейп решил, что ошибся стороной, - покачал головой Сириус.
- В голову приходит только одна личность, которая могла поколебать уверенность Северуса, - произнес Люциус.
- Дамблдор, - хором ответили Ремус и Сириус.
- И что же такого сказал или сделал Дамблдор, что Северус засомневался? - задумчиво произнес Том.
- Этого мы не узнаем, пока не поговорим с ним, - сказал Ремус.
- Ты предлагаешь с ним встретиться? - Люциус посмотрел на оборотня.
- Раз он написал, то у него есть вопросы и сомнения, - пояснил свою точку зрения Ремус. - И он готов к разговору. Может, не обо всем, но хотя бы частично.
- Не знаю, не знаю, - протянул Сириус. - Правда может оказаться для него убийственной. Он-то нас знает совсем с другой стороны.
- Не торопитесь, - произнес Том. - Здесь спешить нельзя. Если мы спугнем Северуса...
- Да, это может плачевно кончиться для нас всех, - кивнул Сириус.
- Кхм, - привлек внимание мужчин Драко.
- Что, Драко? - спросил Люциус.
- Ну, он все-таки мой крестный, - неуверенно произнес Драко.
- Ничего мы не сделаем твоему крестному, - отмахнулся Сириус. - Нам надо решить, как к нему подступиться.
- А если это сделаем мы? - спросил вдруг Гарри. Мужчины изумленно уставились на юношу.
- Что ты имеешь в виду? - наконец, обрел дар речи Том.
- Ну, мы же будем учиться на его факультете, в Слизерине, - произнес Гарри.
- А вдруг нет. Ты учился в Гриффиндоре. Я и Рем тоже из Гриффиндора, ток что и Ори может оказаться там, - произнес Сириус.
- Только пусть попробует нас туда отправить, - мрачно произнес Орион. - Мы будем в Слизерине.
- Ничего себе, заявленьеце, - удивленно присвистнул Ремус.
- Вы как шляпу уговаривать будете? - хмыкнул Сириус.
- А вот это уже наше дело, - заявил Гарри. - Но учиться все трое мы будем в Слизерине.
- Ага. В Гриффиндоре было Золотое трио, у нас будет Серебряное, - усмехнулся Драко.
- Что-то мне заранее жалко Хогвартс и весь его преподавательский состав, - хмыкнул Люциус, разглядывая трех подростков.
- Так, вернемся к насущному. Что там с вашей идеей, что вы займетесь Северусом? - Том посмотрел на подростков.
- Я просто подумал, что раз мы будем в школе, а он декан Слизерина и крестный Драко, нам будет удобнее и проще с ним общаться. А там пара высказываний в его присутствии..., - Гарри многозначительно замолчал.
- Интересная идея, - задумчиво протянул Ремус. - Но надо все это обдумать. Время у нас еще есть.
Тут в столовую влетела еще одна сова и снова опустилась перед Ремусом, настойчиво тряся лапой, чтобы от нее отвязали груз в виде письма.
- Если не ошибаюсь, письмо от Сивого, - произнес Том. Ремус кивнул, разворачивая письмо.
- Хмм. Он просит разрешения прибыть к нам в гости, - Ремус поднял голову и посмотрел на Тома.
- И все? - переспросил Том.
- Больше ничего нет, - ответил Ремус.
- Ладно, напиши ему, что может прибыть. В конце концов, он от нас не отстанет, - хмыкнул Том.
- Да уж, - как-то странно произнес Сириус и мрачно посмотрел на Ремуса. Тот усмехнулся в ответ, за что заработал от партнера гневный взгляд.
- Меня знаете, что интересует? Где письма из Хогвартса. Осталось очень мало времени, до школы всего десять дней, - оглядел всех Люциус.

Минерва МакГонагалл смотрела на список студентов, которым надо было разослать письма. В этом году они опаздывали с отсылкой писем уже на двадцать дней. Обычно письма отправлялись в конце июля. Первогодкам их и отправили, а также результаты по СОВам, но остальным...
Минерва снова посмотрела на список студентов. Два новых ученика на пятый курс. Имена обоих вызывали у нее шок - Гарольд Крестон и Орион Блек. Неужели сын Сириуса? Но как? Она знала историю Сириуса. Действительно, у него когда-то был сын, но все считали, что мальчик погиб вместе с той женщиной, у которой Сириус оставил ребенка.
Минерва отмахнулась от воспоминаний и начала составлять письма. Одно, второе, третье... Завтра они направятся к своим адресатам. А первого сентября она сможет увидеть двух новых студентов пятого курса.
Взглянув на часы, МакГонагалл вздохнула. Время педсовета. Надо разработать расписание, обговорить новые правила, выяснить, кто новый преподаватель ЗОТИ. Минерва вышла из кабинета, оставляя на столе груду подготовленных писем.
Через десять минут она входила в кабинет директора, где уже все собрались, естественно, без нового преподавателя ЗОТИ.
- Осталось всего десять дней до начала учебы, - начал свою речь Дамблдор. Снейп сидел с кислым выражением лица, словно съел целый лимон. Директору все-таки удалось настоять на своем, и теперь у зельевара будет персональный кошмар в лице Невилла Лонгботтома. Именно в эту минуту Снейп понял, что просто обожает Поттера со всеми его недостатками, импульсивным характером и "непроходимой тупостью". Он бы отдал все на свете, чтобы на месте Лонгботтома снова оказался Поттер: у того хоть шанс был чему-то научиться, в отличие от Лонгботтома. Снейп даже решился признаться сам себе, что Поттер был не так уж плох, как ему это представлялось, особенно после того, чтó он видел в том доме, где Поттер провел свое детство. Нехотя, но Снейп признал свое предубежденное отношение к Герою магического мира, только вот было уже поздно. Мертвым все равно, что чувствуют живые.
- Поэтому я предлагаю основную часть занятий Слизерин объединить с Гриффиндором, - услышал Снейп окончание длинной речи директора, которую он с удовольствие пропустил мимо своих ушей. Но эта фраза вернула его в мир реальности.
- Зачем? - едко спросил он. - Чтобы они окончательно поубивали друг друга?
- Не преувеличивай, Северус, - отмахнулся от него директор. Снейп мрачно посмотрел на Дамблдора, потом на МакГонагалл. Губы сжаты в тонкую линию, гневный взгляд на директора. "А Минерва тоже недовольна подобным решением", - подумал Снейп.
- Я согласна с Северусом. Это неприемлемо, - решительно произнесла декан Гриффиндора.
- Это не обсуждается, - произнес Дамблдор. Оба профессора еле сдержали свое негодование.
- А кто у нас будет преподавать ЗОТИ в этом году? - поинтересовался Флитвик.
- Профессор Долорес Амбридж, - ответил Дамблдор. МакГонагалл поперхнулась чаем, который в этот момент пила.
- Скажите, что вы пошутили, Альбус, - наконец, произнесла она, откашлявшись.
- Нет. Это требование Министерства, - ответил директор. Снейп откинулся на спинку кресла. "Бред! Это просто какой-то бред!" - думал он, рассматривая директора. У него исчезли последние сомнения, что директор находится не в своем уме.
- Она такой же преподаватель по ЗОТИ, как я специалист по маггловскому оружию, - вскричала МакГонагалл. - Детям в этом году сдавать СОВ.
- Кто-то каждый год сдает СОВы, - резонно ответил директор.
- Но не с таким преподаванием, - бросила Минерва.
- Решение принято и одобрено, - жестко сказал Дамблдор.
- Ну что же, в таком случае, должна вас обрадовать. На пятый курс к нам поступают Гарольд Крестон и Орион Блек, - холодно произнесла Минерва, глядя на директора. Дамблдор на несколько секунд замер, растерялся.
- Прости, Минерва? - переспросил он.
- Я, по-моему, сказала все достаточно ясно, - губы снова сжаты в тонкую линию. Снейп тоже был несколько огорошен таким заявлением. Ну, о Крестоне-то он знал, а вот о Блеке слышит впервые. Он вообще не знал, что у того был сын. Странно это как-то.
- У Блека есть сын? - наконец, спросил он с издевкой.
- Да, есть. Мы долго думали, что мальчик умер, но, похоже, Сириусу удалось его найти, - пояснила Минерва.
- Теперь понятно, где пропадал Сириус. Возможно, что Ремус с ним. Но почему они тогда не появились на Гриммуальд-плейс? И где они сейчас? - Дамблдор начал рассуждать вслух, но быстро оборвал себя. Не стоит некоторым знать его мысли. "Как Сириусу удалось найти сына? Я же его спрятал так, что никто и никогда не смог бы его обнаружить. Как? Ладно, когда мальчишка прибудет в школу, все выяснится. Он наверняка попадет в Гриффиндор. Блек оправдан. Хмм. Посмотрим, посмотрим, что можно будет сделать", - такие мысли роились в голове директора, строившего новые планы.
- Думаю, на этом можно закончить наше собрание. Основные моменты мы обговорили. Северус, задержись, - произнес Дамблдор. Северус сел обратно в кресло. Когда все вышли, Дамблдор продолжил. - Я хочу, чтобы занятия с Лонгботтомом начались с первого сентября. И не перечь мне. Мальчика надо подготовить к его судьбе.
Северус хмыкнул, кивнул и встал с кресла.
- Это все? Я могу идти? У меня еще много дел, - спросил Северус.
- Да, да, конечно. Я надеюсь на тебя Северус, - произнес директору уже в спину Снейпа. Тот мрачно усмехнулся, закрывая за собой дверь директорского кабинета. "Ничего, я еще спляшу на чьей-нибудь могилке", - мрачно усмехнулся про себя Северус, идя в подземелья. - "У Блека есть сын. Новая жертва моих издевок. Я ему устрою сладкую жизнь... Хотя, стоп. Директор ведь именно этого от меня и ждет. Нет, мой дорогой директор, не получится. Не дождетесь. Я переварил свою ненависть к Поттеру. Ведь мальчишка Блек мне ничего не сделал, почему я должен мстить ему, а не его отцу? Этот раунд вы проиграете, директор"

- Господин, прибыл гость, он ожидает вас в золотой гостиной, - пропищала эльф, кланяясь Тому.
- Кто это? - Том оторвался от книги, которую читал. За столом сидел Орион и корпел над заданием, которое Том ему дал для проверки знаний.
- Гость представился, как сэр Фенрир Сивый, господин, - почтительно произнесла эльф.
- Уже? - хмыкнул Том. - Быстро же он. Скажи, что мы скоро спустимся, и предложи ему что-нибудь выпить.
- Да, Господин, - поклонилась эльф и пропала с хлопком.
- Это тот самый оборотень? - спросил Орион.
- Да, глава стаи твоего отца, который является его любимцем, - усмехнулся Том, потом посмотрел на юношу и спросил. - Как продвигается задание?
- Я заканчиваю последний вопрос, - улыбнулся Орион. Выглядел он довольным.
- Хорошо, - кивнул Том и, подойдя к юноше, взял уже исписанные пергаменты, стал их просматривать. Тем временем Орион закончил писать. Том забрал последний лист и быстро его прочитал. – Ну, что я могу тебе сказать? Только превосходно.
- Правда? - счастливо улыбнулся Орион.
- Правда. Пошли к нашему гостю, - Том кивнул на дверь. Они вместе покинули комнату. Проходя мимо кабинета, где занимались Люциус и Гарри, они остановились, расслышав громкие голоса. Там спорили.
- Гарри, не делай больше так, - Люциус держался за сердце.
- Я сделал все правильно, - вскрикнул Гарри.
- Ты опять изменил движение, и вышло черт и что, - возмутился Люциус.
- Неправда, - угрюмо заявил Гарри.
- Почему ты никогда не делаешь так, как тебе объясняют? И в кого ты такой? - задал Люциус риторический вопрос.
- В папу, - отрезал Гарри.
- В какого именно? - спросил Люциус. В это время дверь приоткрылась, и в комнату заглянули Орион и Том. Комната представляла собой побоище. Не одной целой вещи. Орион с каким-то странным уважением посмотрел на Гарри.
- Ты где находишь такие заклинания, что он замок разносит по частям медленно, но верно? - Том мотнул головой в сторону сына, с усмешкой глядя на встрепанного Люциуса. Похоже, что при очередном заклинании и ему досталось. Орион еле держался, чтобы не расхохотаться над своим крестным. Одежда на Люциусе висела лоскутами. Дорогой камзол, брюки и рубашка в обычном, маггловском мире ремонту бы не подлежали. Волосы и лицо были покрыты сажей. Том прикусил нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. Орион подошел к Гарри и прошептал:
- Ты чем в него запустил?
- А что? - также тихо спросил Гарри.
- Ну, видок у него такой, как будто он прошел через огонь, и одежда вся испорчена, - хихикая, произнес Орион.
Тут в комнату вошел Драко и замер, в недоумении глядя на отца.
- Пап, что с тобой?
Сириус и Ремус подавились смехом. Люциус грозно всех осмотрел и произнес заклинание, приводя себя в порядок.
- Крестник, чем тебе Люциус не угодил? - сквозь смех спросил Сириус. Гарри пожал плечами.
- Сам будешь с ним заниматься, - мрачно посмотрел на Сириуса Люциус. - У него очень хорошо выходит делать из простых заклинаний боевые. Самородок ты наш.
- Ладно, закончим на этом. У нас гость. Фенрир прибыл, - усмехнулся Том.
- Принесла нелегкая, - закатил глаза Сириус.
- Да ладно тебе, нормальный он, - покачал головой Ремус. Сириус многозначительно на него посмотрел. Ремус насмешливо приподнял бровь. Сириус, махнув рукой, вышел из комнаты.
Мужчины и юноши быстро спустились вниз и прошли в золотую гостиную, где их ждал гость, который считался самым страшным существом после Волдеморта. Кошмар Англии, а по совместительству лучший друг взрослой четверки, которая полным составом в данной момент обитала в замке лорда Крестона.
Фенрир сидел в кресле, когда открылась дверь и перед ним предстали обитатели дома. Весь магический мир Англии знал Сивого как злобного, лохматого, жестокого оборотня. Но сейчас в гостиной сидел мужчина лет сорока, хотя на самом деле он был старше того возраста, на который выглядел. Статный, модно причесанный, в дорогой одежде – никто и никогда бы не принял этого человека за того Сивого, о котором слагали ужасные истории.
- Ну, наконец-то. Умереть можно быстрее, чем вас дождаться, - воскликнул Фенрир.
- У нас были занятия, - усмехнулся Том, подходя к оборотню и пожимая ему руку. - Готовим мальчиков к школе.
- О, тогда, я вас прощаю, - Фенрир оглядел собравшихся, ухмыльнулся Сириусу, одобрительно окинул взглядом Ремуса, а затем его взгляд упал на Гарри. Выражение лица стало серьезным, в глазах промелькнула ярость. - Я думал, это очередная утка.
- Нет, Фенрир, это не утка, - покачал головой Том. - К сожалению, моему сыну досталось.
- Что-то можно сделать? - Фенрир серьезно посмотрел на Тома.
- Нет, - ответил сам Гарри. – Возможно, вернется только зрение.
- Что значит, возможно и только зрение? - недоуменно переспросил оборотень.
- Я ничего не помню до того момента, как очнулся здесь, - ответил Гарри.
- Я лично их распотрошу, - выругался Фенрир. - Надо было мне тогда выкрасть тебя. Была же возможность. Знал ведь, что надо так поступить, но нет...
- Ты о чем, Фенрир? - Том непонимающе смотрел на оборотня. Остальные были в таком же недоумении.
- Это длинный разговор, - Фенрир посмотрел на Тома. - Очень длинный.
- У нас есть время, - кивнул Том. - Я хочу понять, что происходило все эти годы. Да и Гарри не помешает знать истину. Идемте в библиотеку, там будет удобнее.
Не успели они выйти из комнаты, как через открытое окно влетели три совы и сбросили письма к ногам юношей.
- Ну, наконец-то, - вздохнул Люциус. - Письма из Хогвартса. Можно будет ехать завтра в Косой переулок за школьными принадлежностями.
Время шло своим чередом, кто-то радовался жизни. А кому-то предстояло пролить свет на некоторые события прошлого, покрытого большим слоем пыли. Им еще предстоит выяснить, стоило ли вытаскивать скелеты из шкафа.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:34 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 8. Открыть завесу над тайной

Том устроил сына на своих коленях, прижав к груди, Гарри склонил голову ему на плечо.
Чезаре сполз с его шеи и расположился на спинке кресла, положив голову на другое плечо Тома. Орион сидел между своими отцами на диване, а Драко пристроился на подлокотнике кресла Тома, положив руку на плечо Гарри. Люциус сел с другой стороны от Тома, в кресло. Фенрир усмехнулся, разглядывая, как расселось благородное семейство. Сам он устроился в кресле напротив Тома.
- Ну что же, пожалуй, я начну.

"Воспоминания Фенрира (от первого лица)"
Стук в дверь отвлек меня от лежащего подо мной красавца. Решив игнорировать стук, я впился в губы любовника. Стук стал настойчивее. Чертыхнувшись и пересчитав не одно колено того, кто помешал моему такому прекрасному времяпрепровождению, я чмокнул юношу в нос, накинул на него покрывало и наказал дождаться меня в полной боевой готовности. После чего накинул халат и пошел открывать дверь. Каково же было мое удивление, когда на пороге своего дома я увидел Джеймса.
- Привет, Фен, - произнес Джеймс. Мне не понравилось, как он выглядел. Какой-то уставший, взгляд застывший, обреченный.
- Привет. Что случилось? - поинтересовался я.
- Фен, ты можешь меня выслушать? Мне больше не к кому пойти, - Джеймс прошел в комнату и сел в кресло, вернее, упал в него. Я совсем его не узнавал, Джеймс не мог быть таким. Его глаза всегда горели жаждой жизни, а тут… я даже не мог сказать, что именно меня пугало в нем.
- Джеймс, в чем дело? Поговори с Томом или с Сири и Ремом, ты можешь даже поговорить с Люциком, - усмехнувшись, произнес я.
- Не могу, - Джеймс опустил голову. Я начал медленно впадать в панику.
- Джейми, ты поссорился с Томом? - спросил я.
- Нет, - прозвучало в ответ.
- Тогда, почему ты не можешь поговорить с ним? - задал я вопрос.
- Потому что он может натворить такого, что закончится очень плохо, - прошептал Джеймс. Я не выдержал и приподнял его голову за подбородок. В глазах было столько боли и отчаяния, что я растерялся.
- Джеймс, что происходит? Расскажи мне, - попросил его.
- Фен, почему кто-то рвется к власти, шагая по трупам и даже не замечая, что это были живые люди? - вдруг спросил Джеймс. На какую-то долю секунду я подумал, что он говорит о Томе, я молча расстегнул его рубашку. Кулон был на месте, так же, как серьга в ухе и кольцо, было на пальце. Он говорил не о Томе. Тогда о ком?
- Джеймс? - я вопросительно посмотрел на молодого человека перед собой. Джеймс вздохнул, встал из кресла. Рубашку он так и не застегнул, но вцепился в кулон, как хватается утопающий за соломинку. Мне это совсем не понравилось. Я чувствовал его отчаяние, но не мог определить причину. Он стал ходить взад-вперед по комнате, а я сел в кресло и за ним наблюдал. Нет, Джеймс не метался, он просто, как заведенный, ходил туда сюда. Потом вдруг подошел ко мне, встал и замер. Наши взгляды встретились. В тот момент я понял, что не могу ему отказать, о чем бы он меня не попросил. У него были глаза человека, идущего на смерть. Джеймс забрался мне на колени, сел лицом ко мне, снял с себя рубашку.
- Джеймс, если Том об этом узнает, - многозначительно произнес я.
- Фен, когда Том об этом узнает, это уже будет не важно, - прошептал Джеймс и потянулся к моим губам. Джейми, Рем и Сири всегда мне нравились, и, чего греха таить, я всегда хотел затащить их в свою постель. Но я никогда не мог даже представить, что Джейми придет ко мне сам. Я знал, как он любит Тома - до безумия. И не понимал, что происходит. Но тело и так было разгорячено предыдущим любовником, который сейчас был в моей спальне, так что оно само ответило на предложение. Я притянул Джеймса к себе и впился в его губы. Он сдался сразу, без боя. Я никогда не забуду тот вечер. Я тогда позавидовал Тому - Джеймс был просто фантастически хорош. Отзывчивый, нежный, готовый следовать туда, куда его поведут. После умопомрачительного секса мы лежали на полу, его голова покоилась на моем плече. Я начал дремать, когда Джейми вдруг заговорил:
- Фен, постарайся забрать моего сына, когда у тебя появится возможность,
Я повернулся и посмотрел на него. Он лежал с закрытыми глазами. Лицо было расслаблено, но я понял, что что-то грызет его изнутри.
- Джейми, о чем ты говоришь? У Гарри есть ты, есть Том, еще есть Лили, а потом есть еще и Сири с Ремом, - улыбнулся ему я. Джеймс открыл глаза. В них снова появилась боль.
- Фен, ты скоро все поймешь. Просто, когда появится возможность, забери Гарри, - повторил он. Мне захотелось встряхнуть его. Джейми улыбнулся, потянулся ко мне, поцеловал в губы.
- Спасибо, Фен. Это было прекрасно, - прошептал он, вставая. Джейми одевался медленно, словно позволял мне насладиться созерцанием его тела. Я тоже поднялся и накинул на себя халат. Он направился к выходу, но вдруг резко развернулся и кинулся ко мне. Я поймал его в объятия. Он прижался ко мне, уткнулся в плечо головой и замер.
- Джейми, да что с тобой такое? - прошептал я ему на ухо.
- Фен, сохрани моего сына, пока Том не сможет его забрать к себе. Пожалуйста, - прошептал молодой человек. Я никак не мог понять, о чем он говорит.
- Джейми, вы все вместе вырастите Гарри, - потрепал я его по волосам. Джейми поднял голову. Я вздрогнул - по его щеке бежала одинокая слеза.
- Фен, я не увижу, как растет мой сын, - грустная улыбка осветила лицо Джейми. Я снова вздрогнул.
- Джейми? - у меня по спине побежали мурашки. Что с ним происходит? Почему он в таком состоянии? А Джейми тем временем подошел к двери, открыл ее, шагнул на улицу и обернулся ко мне.
- Фен, ты скоро все поймешь. Я знаю, как умру. Знаю, кто меня убьет. Сбереги Гарри, - дверь за ним закрылась. Я, наверное, минуты две стоял в ступоре, а потом рванулся за ним.
- Джейми, - закричал я, выскочив на порог. Но его уже не было. Я собрался уже вернуться в дом, когда услышал странную песнь; я прошел чуть вперед и, с ужасом поняв, чей это голос, рванул на всех когтях домой. Услышать песнь сирены всегда считалось плохой приметой. Я ведь только потом, уже после его смерти, сообразил, что это пел Джейми.
Несколько дней я метался по дому. В конце концов, я решил сходить к нему домой и поговорить. Мне не давало покоя то, что я увидел: Джейми никогда не был таким. Он мог быть серьезным, грустным, но не таким отчаявшимся и смирившимся непонятно с чем. Я добрался до дома Джейми, но там никого не оказалось. Я стоял в тени, поэтому меня не было видно с улицы. Около дома остановилось несколько человек. Когда я услышал, о чем они говорят, у меня волосы на голове встали дыбом. Я рванул туда, в Годрикову Лощину, она была всего в нескольких километрах от дома Джейми. Я появился у развалин дома как раз тогда, когда Хагрид забрал Гарри. Все, кто был рядом в этот момент, говорили, что Джейми и Лили погибли. Я проклинал всех и вся. Думал, что должен был пойти к Тому и все ему рассказать, и Мерлин с ним, пусть делает со мной все, что хочет. Но следующая фраза, которую я услышал от очевидцев, чуть не стоила мне сердечного приступа. Они говорили, что в дом пришел Том, и маленький Гарри якобы его развоплотил. Через день все подтвердилось. Газеты кричали, что Темный лорд сгинул и все в таком духе. А я сидел у себя дома и думал над словами Джейми. В голове все время сидела мысль о том, что я слышал песнь Сирены, и что это может быть связано с Джейми.
Я несколько дней пытался понять, куда могли забрать Гарри. Я надеялся, что он у Сири, но тут как обухом о голове ударил его арест и отправка в Азкабан. Все полетело к чертям. Тогда я сосредоточился на Гарри. В голову вообще никакие мысли не лезли. Наконец, собравшись, я полез в генеалогию Поттеров. Не знаю, каким чудом, но я нашел то, что искал: Джейми был сиреной. Сирена, по преданиям, чувствует свою смерть. Не просто чувствует, а видит все как наяву. Вот и песнь сирены, которую я слышал, вписалась в мозаику.
Было ясно, что Гарри из магического мира исчез. Я вспомнил один разговор, где Лили рассказывала о своей семье. Она тогда назвала точный адрес, где живет ее сестра. Я два дня лихорадочно вспоминал адрес и с большим трудом, пользуясь думосбросом, мне удалось его восстановить. Я отправился туда, благо, что точно знал, как эту сестру зовут. На улице судачили соседи, и из их разговора я выяснил, что Гарри здесь. Только вот то, что они говорили, мне совсем не нравилось. Они назвали Лили и Джейми алкоголиками, а Лили еще и проституткой. Не знаю, как я тогда сдержался, чтобы не разнести эту улицу. Забраться в дом не удалось: на нем стояла защита. Я провел там неделю, но они не разу не вышли с Гарри погулять.
Потом начались проблемы, гонения оборотней, стало просто не до того: нужно было уносить ноги.
В Литтл-Уининг я заглянул только через пять лет, Гарри было уже около шести. Я смотрел, как мальчик работает в саду. Он был таким худеньким, маленьким. Я решил забрать его, но, вспомнив, что сейчас происходит в мире, как сам живу на полулегальном положении, я отступил.
Больше Гарри я не видел до момента, когда он появился в Косом переулке. Меня поразило его сходство с той внешностью, которую Джейми носил для посторонних; меня всегда удивляло, что никто так и не раскусил его. Но это было до того, как я узнал о его наследии - сирене. А так как его сын абсолютно соответствовал этому искусственному образу, без чар здесь явно не обошлось, и такие чары хорошо умела накладывать из нас только Лили. А это значит, что они оба приготовились к смерти, вот это меня и пугало. Я ведь потом вспомнил слова Джейми, что надо сберечь Гарри для Тома. А это могло означать, что Том не погиб, что он вернется. Я стал следить за Гарри. Быстро выяснил, что мальчик ничего не знает о магическом мире, очень стеснителен и легко поддается влиянию.
Очередную попытку забрать Гарри я совершил в тот день, на чемпионате мира. Но попытка провалилась, рядом с ним постоянно кто-то был. К тому времени я знал, что Гарри надо вытаскивать, а тут объявился Том. Но он был в таком состоянии, что вообще не воспринимал ничего, связанного с Джейми, Лили и Гарри. Впервые в жизни я не знал, что делать.
А потом было это действо на кладбище. И я совсем растерялся.
"Конец воспоминаний Фенрира"

Библиотека погрузилась в тишину. Было слышно, как трещали в камине поленья. Каждый пытался пропустить через себя рассказ Сивого, осмыслить его.
- Я не сержусь на тебя, Фен, - вздохнул Том. - Джейми сделал то, в чем нуждался в тот момент. Ему нужно было почувствовать жизнь, что он еще дышит. Ко мне он прийти не мог, и он выбрал тебя. Значит, знал, что именно ты дашь то, что ему было тогда нужно.
- Я одного понять не могу, почему они оказались в Годриковой Лощине, и как получилось, что ты пошел в этот дом убивать? - Фенрир посмотрел на Тома.
- Пророчество, - произнес Сириус. Фенрир повернулся к нему в ожидании продолжения. - Дамблдор был свидетелем пророчества. Снейп тоже оказался рядом, но слышал лишь часть предсказания. К тому времени Том уже успел поэкспериментировать с крестражами, душа его была разделена, и это здорово повлияло на его поведение. Он стал более холодным, что ли, более жестким и даже жестоким. Дамблдор решил спрятать семьи и младенцев, подходящих под пророчество. А это были Поттеры и Лонгботтомы, в то время также говорили, что был еще и третий ребенок. Но это байка, отвлекающий маневр. Хранителем стал Хвост, причем я до сих пор не могу понять, как я предложил его кандидатуру. Знал же, кто он. А тот сразу же заявился к Тому и выдал их местонахождение, причем не уточнил, кто именно находится в этом доме. Том знал, где должны быть Джеймс, Лили и Гарри, а Хвост говорил, что Поттеров спрятали в Годриковой Лощине. Вот Том и решил, что это обман. Рванул туда убирать самозванцев, чтоб неповадно было устраивать такие спектакли. Рем должен был прийти к Тому и сказать, что Дамблдор переселил Джейми.
- Я опоздал на десять минут, - произнес Ремус. - Мне Люциус сказал, что Том отправился в Годрикову Лощину убивать семью. Я тогда чуть не убил Люца, не знаю, как ему удалось меня утихомирить. Правда, потом я его уже успокаивал, когда он узнал, кто в этом доме сейчас живет.
- Как же все запутано, - прошептал Гарри. Том прижал сына к себе.
- Мы во всем разберемся в свое время, - также шепотом произнес Том.
- Мда, постаралась крыса, ничего не скажешь, - задумчиво произнес Фенрир.
- Она свое уже получила, - усмехнулся Люциус.
- Вот это-то и радует, - кивнул Фенрир. - Но тогда я не понимаю, что было на кладбище.
- А что было на кладбище? - усмехнулся Том.
- Ну, там столько всего было. Крыса себе лапу оттяпала, сунула в котел, могилку твоего отца раскопали, Гарри к надгробью приковали, дуэль эта ваша, смерть второго мальчика, - начал перечислять Фенрир.
- Это то, что ты помнишь? - спросил Том.
- А я должен помнить что-то еще? - уточнил Фенрир.
- Том, на кладбище было что-то еще? - Люциус пристально смотрел на Тома.
- Что-то еще? - Сириус чуть не подавился смехом. - Там было все совершенно другое.
- В смысле? - не понял Люциус. Фенрир же смотрел подозрительно.
- Вы помните то, что вам позволили помнить, - произнес Том. - Мы должны были быть уверены, что все пройдет именно так, как надо.
- Объясни, - попросил Люциус.
Гарри слушал стук сердца отца. Казалось, что он куда-то уплывает, голоса уходили на задний план. В голове появилась картинка - странное место, он видит перед собой отца, тот проводит рукой по его щеке и говорит: "Потерпи немного, малыш. Я приду за тобой через три дня после начала каникул. Теперь мы будем вместе!". Гарри вздрогнул. Он не мог понять, что это было.
- Что такое, Гарри? - Том посмотрел на сына.
- Ничего, просто... Я не знаю. Ты мне что-нибудь говорил там, на этом кладбище? - Гарри напрягся.
- Мы много о чем говорили. Правда, ты первое время больше кричал, пока не увидел Сириуса, - произнес Том.
- А ты говорил мне такое: "Потерпи немного, малыш. Я приду за тобой через три дня после начала каникул. Теперь мы будем вместе!"? - спросил Гарри.
- Да, перед тем, как отправить тебя обратно в лабиринт, - кивнул Том. В следующую секунду до него дошло. - Гарри, ты вспомнил?
- Не знаю, наверное. Просто вдруг всплыло в голове, - тихо произнес Гарри.
- Хмм, а вот это уже интересно, - Фенрир задумчиво рассматривал юношу и не реагировал на взгляды остальных, потом хмыкнул и оставил свое мнение пока при себе. Потом посмотрел на Тома и спросил: - Так что произошло на кладбище?
- Думаю, начать стоит не с этого, а с моего появления, когда Гарри пошел в школу, - произнес Том. - Все вопросы вы зададите после того, как я все расскажу.

"Рассказ Тома"
Как я предполагаю, заклятие вышибло меня из тела и закинуло куда подальше, а именно туда, откуда родом и было заклятие, которое я произнес, чтобы остановить луч, летящий на моего сына. Так и сидел я несколько лет в роли тени. Естественно, такое положение не могло не повлиять на меня. Душа была расколота, и тот осколок, что был во мне, помогал мало.
Квирелла я встретил в лесах Албании, где этот придурок занимался изысканиями. Правда, я так и не понял, что именно он искал. Мне удалось войти в него и таким образом вернуться в Англию.
О философском камне я знал и решил, что это мой шанс вернуться к жизни. Меня ничего больше не интересовало. Это было моей целью, и шел я к ней напрямую, переступая через все и вся. Для меня не существовало различий, важен был только результат.
Я ведь понял, что Гарри Поттер мне дорог только в последний момент, когда мой дух прошел через него. Я не сознавал этого весь год. Был просто мальчишка, который, как говорят, меня и привел в такое состояние. Память была где-то на задворках. В комнате, где находился момент, нас было трое - я, Гарри и Квирелл. Что произошло, и почему Квирелл сгорел, я до сих пор понять не могу. Меня вышибло из его тела и я не нашел ничего лучше, чем пройти сквозь тело Гарри. Вот тогда все и стало меняться: я осознал, что мальчик почему-то связан со мной и дело совсем не в его шраме.
Потом Люциус, непонятно зачем, задействовал мой дневник, который был одним из крестражей. Я чувствовал, как дневник активизировался. Когда Гарри его уничтожил, заточенная в нем часть моей души вернулась ко мне. Но этого все еще было мало, очень мало, чтобы понимать все должным образом.
Потом ко мне вернулась Нагини, а из Азкабана сбежал Сириус. Тут позаботился Люциус. Слава Мерлину, что в Азкабане были наши люди, которые сделали так, что Сириус жил там припеваючи, и его никто не трогал. Правда, перед побегом его несколько дней помутузили, в общем, привели в надлежащий вид. Люциус уже ждал, зная, что я скоро приду. На арену также вышел Ремус со своим актерским талантом. А я сидел в глуши, ждал. В конце концов, ко мне явился Хвост, но задолго до него меня нашел Сириус. Ему здорово повезло, что я его не убил. Не хочу говорить, что произошло при нашей встрече, но я не совсем тогда поверил Сири. Он, как и остальные, знал о крестражах и вместе с Ремом был хранителем кольца Гонтов и короны Райнвекло. Сири не придумал ничего лучшего, как уничтожить их. К середине третьего курса Гарри три крестража уже были уничтожены, а Рем в школе обнаружил четвертый - чашу Хаффлпафф. Не знаю, что он там сделал, но чаша цела до сих пор, а душу мою он из нее вынул. Так что к концу третьего курса оставались еще два крестража - медальон Слизерина и моя Нагини. Пять осколков объединились, и этого оказалось достаточно, чтобы все вспомнить. С возвращением души стала появляться плоть. Люциус уже был рядом со мной. Ему пришлось несладко, пока я бился в истерике, осознав, что собственными руками убил Джейми. В конце концов, мне пришлось выпроводить Люца: у него были дела, которые следовало сделать. Но тут рядом появился Сири, он-то и рассказал мне о Лили, которая осталась жива, но находится в коме. Рему удалось унести ее раньше, чем туда прибыли свидетели. Сириус же разыграл целый спектакль. Доказать, кстати, его невиновность можно было легко, но эти трое решили по-своему. Впрочем, они оказались правы.
В доме на Гриммуальд-плейс, куда Сириус нагрянул, внезапно нашелся медальон, который спрятал там Регулус. Теперь оставалась только Нагини. Я уже был почти нормальным. Хвоста держали на специальном зелье, чтобы он чего лишнего не увидел. С Нагини уже разбирались втроем - я, Люц и Сири. Она до сих пор на меня обижена, даже сюда со мной не перебралась. С трудом, но нам удалось освободить ее от моего осколка души и при этом оставить ее в живых. К тому же, в школе уже был Крауч-младший в облике Грюма. Правда, когда выяснилось, что имя Гарри попало в кубок, да еще и вылетело из него, мы трое чуть не наделали ошибок, а потом у Сириуса созрел план.
Кубок стал порталом и перенес Гарри на кладбище. Сириус всегда был мастак на спектакли. Чего мы не учли, так это появления второго мальчика. Хвост с перепугу запустил в него авадой. Я еле успел перехватить Гарри, а Сириус взял Хвоста под контроль. Я вызвал пожирателей. Но все вы помните несколько отредактированную версию событий, а на самом деле все было совсем по-другому. Сириус держал купол иллюзии, пока я пытался поговорить с Гарри. В общем, не буду рассказывать, о чем мы говорили, вернее я пытался говорить, а Гарри орал на меня. Сириус не выдержал и залепил Гарри пощечину. Купол упал, пришлось всех свидетелей уложить петрификусом. Дальше разговор пошел лучше, мы договорились, что я заберу его через три дня после каникул, и мы придумаем, как все обставить. Я оставил в памяти Гарри информацию о том, что за ним придет важный для него человек в такой-то день, остальное заблокировал, а сверху наложил ложное воспоминание. Мы отправили Гарри и второго мальчика обратно в Хогвартс. Потом наложили на всех то же воспоминание, что и на Гарри, но при этом то, что было до остолбенения, стерли. Всем, кроме Люца. У него до сих пор память заблокирована: мы не учли кровь вейлы.
Он меня потом, кстати, чуть не убил. Орал, что я чуть собственного сына не угробил. Успокаивать мне его пришлось своеобразным методом. В положенный день мы отправились за Гарри. О том, что мы там нашли, вы все в курсе. Теперь мой сын со мной, но он ничего не видит и не помнит.
"Конец рассказа Тома"

- Хмм. Ты вот скажи мне, дураку старому, какого ты... душу свою расколол? - Фенрир с угрозой смотрел на Тома.
- Эксперимент проводил, - ответил Том.
- Экспериментатор хренов, - проворчал оборотень. - Одно хоть хорошо, молодой теперь.
- Да, это был неожиданный эффект, - усмехнулся Сири.
- А ты бы вообще помолчал, режиссер недоделанный, - накинулся на Сириуса Фенрир.
- Фен, все же в порядке, - примирительно произнес Ремус.
- С вами обоими я поговорю сегодня отдельно, - с угрозой в голосе произнес Фенрир, потом встал, обошел стол и присел перед креслом Тома. Он внимательно рассматривал Гарри. Юноша чуть повернул голову в его сторону. Последнее время он точно чувствовал, где кто находится, но объяснить этого не мог.
- Фен? - Том вопросительно посмотрел на оборотня. Фенрир протянул руку и прикоснулся к Гарри. Юноша молчал, он даже не вздрогнул, от оборотня не исходило опасности, наоборот, веяло защитой.
- Хмм, как интересно. Ну, вы, Мерлин, блин, даете! Одарили мальчика наследством, - проворчал Фенрир.
- Ты о чем? - спросил Сириус.
- Мальчик наполовину сирена, наследство от Джейми, а вот вторую половину он получил от тебя Том, - Фенрир посмотрел на Тома. - Если не ошибаюсь, это Сварталфар.
- Сварталфар? - переспросил Ремус.
- Это же легенда, - неуверенно произнес Сириус. Люц молча смотрел на Тома.
- А кто это? - подал голос Орион.
- А это, мой маленький волчонок, самый странный и самый непонятный вид эльфов, или темных альвов, как их называли. Они были предками темных эльфов и жили под землей. В легендах их чаще называют Дроу или ши, - пояснил Фенрир.
- Но ведь ши, кажется, демоны? - удивился Драко.
- Так считается, но это неправильно, - произнес Том.
- Так ты дроу? - спросил Люциус. Том кивнул.
- Но ведь дроу исчезли, - недоуменно произнес Сириус.
- Так считается, но кое-кто остался, - ответил на это Том. - Даже эльфы старательно держатся в тени и скрывают свою сущность.
- Дело даже не в этом, а в том, что с кем бы дроу или сирена не была в связи, их кровь сильнее. Ребенок сирены и человека будет сиреной на все сто процентов. Кровь человека может повлиять только на цвет волос, глаз, но не на сущность. С дроу – то же самое. А Том и Джейми сумели соединить свою кровь в одном ребенке, сделав его единственным и неповторимым - полусиреной, полудроу. И непонятно, что из этого теперь выйдет, - выдал ошеломленным слушателям Фенрир. - Я надеюсь, у мальчика есть наставник?
- Да, я, - произнес Люциус.
- Прекрасно, хоть одна хорошая новость, - пробурчал оборотень.
- У всех мальчиков есть наставники, - сказал Том.
- Обряд? - спросил Фенрир. Том кивнул. Фенрир одобрительно покачал головой. - За Гарри надо будет наблюдать, один Мерлин знает, что там теперь с его наследством. Оба существа-то темные. Хорошо, что есть год для решения загадки.
- Мда, - Сириус потер подбородок. Фенрир перевел взгляд на троицу на диване.
- А вы тоже молодцы. Умудрились соединить воедино оборотня и природного анимага. И что теперь от вашего отпрыска ждать? - угрюмо спросил Фенрир. - Слава Мерлину, с Драко все понятно. Вейла, он есть вейла, и никаких тебе примесей.
- Фен, не ворчи, - усмехнулся Том. - Ужин, наверное, уже готов. Пошли.
Библиотека опустела. Жители замка и их гость направились в столовую, где ужин прошел уже в более непринужденной обстановке. Фенрир сел между Гарри и Орионом. Он был плохо знаком с ними и сейчас наверстывал упущенное. Один был сыном его лорда и друга, а второй сыном его любимца. То, что было рассказано в библиотеке, не обсуждалось. Для этого еще будет время.
За бокалом вина Фенрир как-то странно посмотрел на Сириуса и Ремуса.
- Том, ты извинишь? Я хочу наедине поговорить с этими двумя, - Фенрир взглянул на Тома.
- Конечно, - кивнул Том. - Только не покалечь их, они нам еще пригодятся.
- Не беспокойся. Все с ними будет в порядке. А мальчишка у них получился одно загляденье. И Гарри ты внешность вернул. Красавцы они все трое, - улыбнулся Сивый.
- Да, красавцы. У нас тут еще одна проблемка есть. У них на обряде какие-то двойные знаки появились, причем один общий - дракон, только у всех разный, - произнес Люциус.
- Мда, весело с вами, мальчики, - вздохнул Фенрир. - Я потом взгляну на эту вашу проблему. Завтра. А сейчас я забираю этих двоих, буду вправлять им мозги. Ориона чем-нибудь займите, чтоб не беспокоился о своих непутевых папочках, - произнес Фенрир, вставая из-за стола. Он подошел к Сириусу и Ремусу, что-то им сказал, те сразу же встали и пошли за ним. Орион уже хотел встать со своего места, когда ему на плечо легла рука Тома.
- А давайте-ка, мальчики, пока еще не совсем поздно, смотаемся в Косой переулок и закупим вам все необходимое. Часа полтора у нас есть, - улыбнулся Том.
- И я? - спросил Гарри. Он уже привык, что его-то как раз стараются держать в доме.
- А куда я без тебя? - потрепал сына по волосам Том.
Через пятнадцать минут Том, Люциус и трое юношей, подобающе одевшись, покинули поместье через камин.

Фенрир быстро преодолел расстояние до спальни Сириуса и Ремуса. Те молча шли за ним. Было заметно, что Фенрир чем-то недоволен. Оборотень остановился перед дверью. Сириус вздохнул, подошел и открыл дверь. В следующее мгновение он приземлился на кровать. Из тела чуть не вылетела душа, таким сильным оказался удар. Фенрир рассчитал все точно. Ремус рванулся, было, на помощь к Сириусу, как почти тут же оказался на коленях перед своим вожаком, и тот держал его за волосы, запрокидывая ему голову. Сириус рыпнулся встать, но замер под мрачным и злым взглядом Фенрира. Оборотень ударом ноги закрыл дверь в комнату.
- Лежи, где лежишь, Сири, - угрожающе произнес Фенрир, а потом перевел взгляд на коленопреклонного Ремуса. Тот не шевелился, зная, что сопротивляться нельзя – главным здесь был вожак стаи.
- Фен? - обратился к оборотню Сириус. Фенрир, прищурившись, посмотрел на него.
- Сколько я должен вам обоим говорить о безопасности? Что в моих словах вам непонятно было? - Фенрир дернул Ремуса за волосы. - Ты где должен был быть в полнолуние? А где ты был? Я научу вас обоих послушанию! Мальчишки.
Фенрир потянул Ремуса за собой к кровати. Ремус попытался встать, но Фенрир остановил попытку взглядом. Ремус подчинился и полз до кровати на коленях.
- Оба, снимайте штаны, - рявкнул Фенрир, выпуская из хватки Ремуса. Затем стал отстегивать ремень. Сириус и Ремус переглянулись. Фенрир вытянул ремень и сложил его в двое. - Я сказал, штаны снимайте и на край, задницей ко мне. Быстро.
- Фен, это не смешно, - Сириус сел на кровати.
- А ты думаешь, я шучу? - усмехнулся Фенрир. - Ты глубоко ошибаешься. Штаны! Оба!
- Фен! - вскрикнул Ремус.
- Делайте, что я вам говорю. Вас ведь учили слушаться старших. Я твой вожак, Рем. Ты знаешь, что тебя ждет за неповиновение. Сири, как твой партнер, да еще и покорный, тоже принадлежит мне. Не заставляйте меня применять к вам правила стаи, я пока веду себя как ваш отец, - мрачно произнес Фенрир. - Вы оба чуть в гроб меня не загнали. Я беспокоюсь о них, а они сначала кувыркаются под деревом, даже о безопасности не подумав. А потом творят непонятно что в Лондоне.
- Все же в порядке? - неуверенно произнес Сириус.
- В порядке? В порядке? - взъярился Фенрир. - Пока вы там так увлеченно кувыркались, мы трех паршивцев успели завалить, которые к вам подбирались. Надо мне было вас еще там проучить хорошенько. Я что сказал?
Ремус сглотнул, понимая, что они действительно прокололись. Он был так занят Сириусом, что вообще отключился от окружающего мира. Фенриру, по видимости, все надоело, и он ударил не ожидавшего нападения Ремуса. Тот отлетел к стене, ударившись спиной, и остался лежать на полу, моля Мерлина, чтобы Сириус не рыпался, а лежал смирно. Но, к сожалению, его мольбы не были услышаны. Сириус рванулся с кровати и тут же оказался в мертвой хватке руки Фенрира и прижатым к столбу кровати. Рука на горле чуть сжалась. Ремус лежал тихо, лишь напряженно наблюдая за происходящим. Вмешиваться было нельзя, вожак учил своих щенков. А щенками тут были они, он и Сириус.
- Ты не понимаешь, Сири. Ты в моей стае. Ремус принадлежит мне. Он мой, полностью. Я его создал. Ты его, а значит, мой. Ты принимаешь правила и живешь по ним. Давно надо было тобой заняться, выбить всю дурь из твоей непутевой башки. Из-за нее ты сидел в Азкабане! Пусть, как принц, но ты был в тюрьме! Ты никогда не слушаешь, что тебе говорят, делаешь, не думая, бросаешься в дело, даже не удостоверившись в том, что выйдешь из этого живым. Вот и займемся тобой сейчас. Ты мой, запомни это. Ты принимаешь правила и следуешь им. Я твой отец, твоя мать, вожак твоей стаи, - Фенрир оглядел Сириуса злым взглядом, потом бросил ему. - Раздевайся! Не заставляй меня, Сир!
Сириус с трудом сглотнул. Хватка на горле была железной. Он медленно поднял руки и стал расстегивать рубашку. Хватка даже не ослабла. Чуть подавшись телом вперед, Сириус спустил рубашку, затем расстегнул брюки.
- Рем, помоги ему раздеться, - приказал Фенрир. Ремус поднялся с пола и подошел к Сириусу. У того был настороженный, немного непонимающий взгляд. Ремус погладил его по щеке и опустил на колени, стаскивая брюки вместе с бельем вниз, снял ботинки, затем брюки, носки. Теперь Сириус стоял обнаженным. Фенрир выпустил его горло и повернул к себе спиной. Ягодицы обжег первый удар ремня. Ремус молча кусал губы, пока его вожак порол его возлюбленного. Удары были по-настоящему сильными. На пятом Сириус не выдержал и застонал, на десятом уже кричал.
- Ты должен понять, что так продолжаться больше не может, Сири, - ласково прошептал Фенрир на ухо Сириуса. - У тебя сын, ты его зачал, но по собственной вине вы оба не смогли его растить. Не надо терять снова то, что у вас уже есть. У вас в доме три замечательных мальчика, которым и так по жизни досталось, так не заставляйте их страдать снова. Будь у меня воля посильнее, я бы точно такую же встряску устроил и Тому, чтоб запомнил раз и навсегда. А теперь будь хорошим мальчиков, ложись на кровать и не мешай мне.
Сириус осторожно лег на живот, повернул голову так, чтобы видеть Ремуса. В глазах Фенрира появилась ядовитая усмешка, он повернулся к Ремусу и бросил на него красноречивый взгляд. Тот сразу же сбросил с себя одежду. Он-то как раз прекрасно знал нрав Сивого, если тот считал, что щенок нуждается в уроке, значит, сделает все именно так, как считает нужным. Ему было неприятно то, что происходило. Но перечить сейчас было нельзя. С последствиями они будут разбираться потом. И еще, то, что сейчас происходило, означало, что в следующее полнолуние, Сириус должен быть в стае и лежать рядом с вожаком, также как и он сам. Сириус, мягко говоря, был в ужасе, он почувствовал, как оборотень его подавляет.
- Встань к столбу, Рем - приказал Фенрир. Ремус сглотнул, но повиновался, обхватил прикроватный столб руками. Если Сириуса Фенрир жалел, то ему достанется по полной программе. Сириус поймал глазами взгляд Ремуса. Первый же удар ремня заставил Ремуса закусить губу и застонать.
- Тридцать пять ударов, Рем. Считай, - приказал Фенрир и усмехнулся. Он сделает своих щенков послушными. Заодно и мозги будет вправлять им при случае, да и под присмотром они будут постоянным, натворить ничего не успеют больше. Им обоим придется появляться в стае, а раз Рем его фаворит, то и Сири займет такое же положение.
Удары сыпались один за другим. Фенрир, действительно, не жалел Ремуса. Тот давно уже перешел на крик. Тридцать пятый удар. Ремус прижался лбом к столбу. Фенрир посмотрел на Сириуса.
- Запомни это, Сири. В полнолуние жду вас обоих в стае. Твое место рядом с Ремом. Развлекайтесь, мальчики, - Фенрир развернулся и вышел из комнаты.
- Что это было? - спросил Сириус.
- Я потом тебе объясню, а сейчас спи, - прошептал Рем, устраиваясь рядом с Сириусом на кровати. Тот прижался к своему любовнику и почти сразу провалился в сон. Некоторое время спустя оборотень тоже уснул. Они не слышали, как в комнату вошел Том и встал рядом с кроватью, разглядывая обнаженных мужчин, спящих на животе. За его спиной появился Фенрир.
- Ты не слишком? - тихо спросил Том.
- Это давно надо было сделать, - пробурчал тот. - Тогда бы они оба не совершали бы все эти необдуманные поступки.
- Пожалуй, соглашусь с тобой, - кивнул Том. - Что дальше?
- Они оба смирятся, - произнес Фенрир. - А я перестану каждый раз вздрагивать от любого шороха с их стороны.
- Ты бы, наверное, нечто подобное и со мной бы хотел сделать? - спросил Том, повернувшись к оборотню.
- Ты не в моей власти. Но будь ты моим щенком, тебе бы повезло меньше, - свирепо прошипел Фенрир. - Ты надел глупостей и ошибок больше, чем эти двое в придачу с Джейми и Люцом вместе.
- Знаю, Фен. К сожалению, знаю, - прошептал Том.
- Пойдем, пусть спят, - произнес Фенрир, увлекая Тома к дверям - Как ребята? Как Косой?
- Замечательно. Нам повезло, народу было мало, так что со всем справились быстро. Посидели в кафе, полакомились мороженым. Я рад, что пока никто не видел Гарри, - произнес Том.
- Надо бы взглянуть мне завтра на мальчишек, на их знаки. Будем разбираться, во что вы их еще втянули, - хмыкнул Фенрир.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:35 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 9. Таинственное наследие

Фенрир стоял перед тремя полуобнаженными юношами и пристально, скрупулезно рассматривал знаки. Оборотень вздохнул и дотронулся до знака Гарри – зеленого дракона, кусающего свой хвост и существа внутри образовавшегося круга. Внимательно присмотревшись к странному существу, Фенрир вздохнул.
- Фэн, - Том позвал оборотня.
- Если я не ошибаюсь, Том, то существо, возникшее рядом с драконом, это сущность каждого мальчика. Белый волк – Орион, вот только не могу разобрать его свойств: то ли оборотень, то ли анимаг, то ли все вместе. С Драко все понятно, он вейла, но с примесью крови Блеков, а они почти все природные анимаги, хотя по большей части не обученные и не умеющие пользоваться своими способностями. Отпечаток наложен, так что Драко тоже у нас с проблемами, - произнеся это, Фенрир взглянул на Тома и осторожно дотронулся до знака Гарри. – А вот это вообще непонятно что. Накуролесили вы все, недоумки с куриными мозгами, - оборотень зло посмотрел на темного мага. – Мальчишкам теперь разбирайся с этим наследием родителей, непутевых, кстати.
- Фэн, - Том чуть повысил голос и сменил тон.
- Ты мне тут сейчас не устраивай показательных выступлений в стиле а-ля Темный лорд, - фыркнул Фенрир. Юноши прыснули от смеха. – Так, мальчики мои дорогие, надо бы нам разобраться, пока у нас есть время, и вы не уехали в школу. Где мы можем вчетвером поговорить? – Фенрир улыбнулся юношам и бросил сердитый взгляд на Тома. – Без ваших безмозглых отцов.
- Можно у меня в комнате, - произнес Гарри.
- Замечательно, - обрадовался Фенрир и внезапно подхватил Гарри на руки.
- Я могу и сам ходить, - попытался возразить мальчик.
- Так будет быстрее, - усмехнулся Фенрир и, глянув на Тома, заявил. – Даже не пытайся идти с нами. И чтобы я никого из вас даже рядом с дверью не чуял. Мальчики, за мной.

Орион и Драко, фыркнув, пошли за Фенриром. Том, проводив их тяжелым взглядом, достал из бара виски и наполнил свой бокал.
- А где мальчишки? – удивленно глядя на Тома, спросил Люциус, входя в Зеленую гостиную.
- Фенрир увел их на приватный разговор, - раздраженно бросил Том.
- Ты чего такой смурной? – Люциус сел напротив Тома и с удивлением посмотрел на бокал. – С каких пор ты пьешь по утрам?
- С тех самых пор как меня называют недоумком с куриными мозгами, непутевым и безмозглым, - просветил Том.
- И кто это тебя такими эпитетами наградил? – присвистнул Сириус, появляясь в дверях гостиной. За его спиной стоял Ремус.
- Между прочим, этими эпитетами наградили нас всех, - ядовито проинформировал Том. Сириус и Ремус расположились по обе стороны от Люциуса, лицом к Тому.
- Ну, и кто же у нас такой смелый? – спросил Ремус.
- А ты не догадываешься? – съязвил Том.
- Фэн? – уточнил с улыбкой Сириус.
- Он самый, - сердито кивнул Том. – Кстати, вы как?
- В смысле? – не понял Сириус.
- Сири, прекрати, - отмахнулся Темный лорд. – Я видел вас вчера, после экзекуции Фенрира. Честно говоря, удивлен, что он остановился на этом.
- Я что-то упустил? – Люциус переводил недоуменный взгляд с одного мужчины на другого.
- Фэн вчера высек их обоих, - произнес Том.
- ЧТО?! – Люциусу показалось, что он ослышался.
- Люц, не делай вид, что не услышал, - Сириус скривился.
- Он вас высек? – по слогам переспросил Люциус.
- Люциус - вкрадчиво произнес Ремус.
- Мда, круто, - Люциус помотал головой.
- А где наши мальчики? Спят еще? – спросил Сириус.
- Нет, они в комнате Гарри вместе с Фенриром, который в очень доступных выражениях дал понять, что нам мало не покажется, если мы там появимся до того, как они закончат разговор, - язвительно выдал Том. Мужчины, как по команде, в недоумении взглянули на говорившего.
- И что это значит? – решил уточнить Люциус.
- А то, что мы с вами недоумки с куриными мозгами, непутевые и безмозглые отцы, - яд просто сочился с уст Тома, затем он встрепенулся. – Так, встали и пошли за мной.
- Куда? – не понял Сириус.
- Мне надо снять напряжение, - бросил Том, направляясь к двери
- Эмм, - Сириус прикусил нижнюю губу. – А тебе не многовато нас троих будет?
- Сири, ты дурак или как? – Том даже повернулся к собеседникам лицом. – Мы идем на собрание Пожирателей.
- Чего? – Ремус посмотрел на Темного лорда как на сумасшедшего.
- Ну, надо же мне кого-нибудь проклясть, не в вас же кидать круцио, в конце концов, - усмехнулся Том. – Да и пора мне уже заняться делами.
- Вот это точно, - кивнул Люциус.
- А ты бы помолчал, умник. Сам-то на работе когда в последний раз появлялся? - ядовито бросил Том.
- Так, я в отпуске, по семейным обстоятельствам, до сентября, - усмехнулся блондин.
- Ага, в отпуске он, - пробурчал Том. – Ладно, пошли.
Они аппарировали, как только вышли на площадку, свободную от щита. Точкой назначения стал замок Салазара Слизерина, мрачный, холодный и пустой, как раз подходящий для резиденции Темного лорда. Мужчины прошли по коридорам замка и остановились перед дверью на третьем этаже. Том навел на нее палочку, прошептал заклинание, и дверь открылась. Войдя внутрь, мужчины замерли. Комната, открывшаяся их взору впервые, была небольшой, метров четырнадцать, выполненная в серо-зеленых тонах, но не мрачная. Письменный стол у окна, массивный, из тяжелого дуба. Рядом с ним мягкое кресло. У противоположной стены – диван, перед ним маленький стеклянный столик. Всю стену напротив двери занимал книжный шкаф. По обе стороны от двери находились стеклянные шкафы-витрины, с одной стороны представляющие собой бар, с другой, хранилище артефактов.

- Том, что это? – Люциус с интересом разглядывал кабинет.
- Мой кабинет здесь. Нравится? – Том снисходительно посмотрел на блондина.
- У тебя здесь неплохая коллекция, - Ремус повернулся к Тому.
- Ага, сам собирал, - хмыкнул хозяин Замка, подходя к книжному шкафу. Спустя секунду секция выдвинулась вперед и отъехала в сторону. Из недр шкафа в мужчин тот час же полетели мантии и маски. Те только хмыкнули.
Том же несколько секунд постоял, закрыв глаза, затем сделал несколько глубоких вдохов. Через мгновение перед его собеседниками предстал Темный лорд Волдеморт во всей своей красе: зеленоватая кожа, безносое лицо, красные бешеные глаза, пальцы как у какой-то рептилии.
- Брр, ну никак не могу понять, где ты так смог напортачить с анимагией, что получилось вот это, - передернулся Сириус.
- Не нравввитсссся? – прошипел Том. Между губами скользнул раздвоенный язычок.
- Кошмар, - поежился Ремус.
- Ссссейчассс как брошшшшу круцио! – прошипел Том.
- Ну, вот как вызовешь своих прихлебателей, так и бросай, - отмахнулся от угрозы Ремус.
- И все-таки, это ужас какой-то, - констатировал Сириус.
- Сири, - нормальным голосом сказал Том.
- Нет, ну надо же с этим разобраться, - никак не унимался тот.
- Ремус, заткни ты его уже, - Том повернулся к оборотню, тот усмехнулся, дернул на себя Сириуса и, следуя такой убедительной просьбе, заткнул ему рот самым действенным способом – поцелуем.
- Слава Мерлину, закатил глаза Том.
- А он прав, Том, надо…, - Люциус не успел договорить, так как оказался лицом к лицу с Волдемортом.
- Тебе таким же способом заткнуть рот? – поинтересовался Темный лорд.
- Нет, думаю, не стоит, я подожду, когда ты вернешься в нормальную форму, - отшатнулся сероглазый блондин.
- Тогда помолчи, - удовлетворенно произнес Том. – А теперь пошли веселиться.

Мужчины спустились в зал, в котором еще пятнадцать лет назад проводились собрания
пожирателей. Около трона свернулась клубком большая змея, поднявшая голову на звук шагов.
/Пришшшел извиняться?/ - поинтересовалась Нагини.
/А мне есть за что?/ - удивился Том.
/Я на тебя обишшшена/ - объявила Нагини, собираясь уползти.
/Наги, извини/ - сразу же сменил тон Темный лорд.
/Ты чуть меня не убил, паршшшивец/ - рассвирепела змея, поднимаясь к лицу Тома.
/Наги, мы просто хотели убрать из тебя крестраж/ - начал оправдываться Темный лорд.
/Ты меня за дуру дершшшись?/ - совершенно спокойно поинтересовалась Нагини.
/Не понял?/ - Том ошарашено смотрел на Нагини. Остальные отошли подальше, не дай Мерлин, что случится.
/Скашшши им, что я их не трону. А то я сейчассс от смеха умру, глядя на эти физиономии/ - Нагини снова спокойно свернулась кольцами у трона.
/Ты меня прощаешь?/ - спросил Том.
/Ты же без меня опять куда-нибудь влипнешшшь/ - проворчала змея.

- Успокойтесь, она вас не тронет, - Том взглянул на своих друзей, которые, нервно поглядывая на Нагини, все же подошли к трону.
- Мда, она тебя простила? – спросил Сириус.
- И вас тоже, - хмыкнул Том. – А теперь начнем. Встаньте в трех метрах от трона, и как положено!
Темный лорд протянул руку к Нагини, что-то прошептал и выпрямился в кресле. Мужчины преклонились перед Лордом, опираясь на одно колено и в почтении склонив головы.
В течение следующих двадцати минут прибывали все, кто получил вызов: МакНейр, Паркинсон, Нотт, Мальсибьер, Кребб и Гойл из внутреннего круга, за ними еще человек пятьдесят.
Последним прибыл Северус Снейп. Это было его второе посещение собрания. На первое, тогда на кладбище, Снейп не явился, а вот на следующее, когда Гарри уже был более-менее здоров, Северус явился, вымаливая прощение. Темный лорд тогда еле сдержался, что не начать хохотать прямо в зале. Ведь он, благодаря Ремусу и Сириусу, прекрасно знал о том, что его верный зельевар – шпион Дамблдора.
Северус появился в зале одним из последних и, окинув взглядом зал, заметил стоящих в нескольких метрах от трона три преклоненные фигуры. Одним из этих людей, несомненно, был Люциус Малфой, его выдавали волосы, а вот двое других… Зельевар не был уверен в том, что знает их, но в то же время они казались ему знакомыми.
- Добро пошшшаловать, - прошипел Волдеморт. Северус заметил, как многие с трудом удержались, чтобы не отшатнуться. Вид у Темного лорда был, не приведи Мерлин.
- Ссссевввреруссс, рассссскашшши нам, что зззззадумал нашшшш дорогой Дамблдор, - Волдеморт устремил взор на Снейпа. Северус подавил вздох и вышел вперед.
- Ничего нового, мой Лорд, - склонил колено Снейп.
- Что он предпринимает в ссссвзззи сссссо сссмертью сссвоей верной игрушшшшшки? – прошипел Волдеморт.
- Он ищет нового героя, так как уверен, что ошибся в Поттере, мой Лорд, - произнес Северус и чуть скосил глаза на коленопреклонных мужчин, почти одновременно еле слышно хмыкнувших, и не видел, каким взглядом одарил троицу Темный лорд.

- И кто шшше претендует на эту роль? Неушшшели Лонгботтом? – поинтересовался Волдеморт.
- Дамблдор так предполагает, - уклончиво ответил Северус. Опять еле слышный хмык рядом. «Да, кто это, черт возьми?» - выругался Снейп. Что-то неуловимо знакомое было в человеке, стоявшем ближе всех к нему.
- Что он ссссобираетсссся делать? – стало заметно, что Волдеморт злится. Северус снова подавил стон и приготовился к неизбежному круцио, которое последует за его докладом.
- Он собирается организовать специальную подготовку для Лонгботтома, - не один мускул не дрогнул на лице зельевара. По залу прокатился смех, неприятный, скрежещущий, и чуточку безумный.
- Ну что шшше, поссссмотрим, - произнес Волдеморт. – Это всссе?
- Да, мой лорд, - поклонился Северус.
- Ты мой лучшшшший шшшшшпион, Сссссеверусссс, - прошипел Темный лорд. – Круцио!
Северус рухнул на пол только после третьего круцио, но все-таки смог подавить стон. Придя в себя, зельевар окинул взглядом полутемный зал и столкнулся с внимательно смотрящими на него золотисто-карими глазами. Несколько мгновений он смотрел в эти глаза, пока их обладатель не прервал контакт.
«Где я уже видел эти глаза?» - подумал Северус, с трудом поднимаясь на ноги. К этому мгновению на полу уже корчился под круцио Нотт, даже не пытающийся удержаться от криков.
- Ссссеверусс, ты сссвободен, шшшду от тебя иззззвессстий об усссспехах Лонгботтома, - махнул своей страшной рукой Темный лорд. Снейп как можно быстро покинул зал, под аккомпанемент криков уже МакНейра

- А теперь о главном, - после довольно большого количества круцио произнес Темный лорд. – Нашшша первая ззззадача оссссвободить из Ассскабана тех, кто всссе ещщщще там.
В зале стояла полная тишина, никто не решался высказаться, ведь это всегда выходит дороже себе. Темный лорд раздавал дальнейшие указания, следуя которым, 29 августа маленькая группа Упивающихся Смертью должна была совершить нападение на Косой переулок.

В конце концов, Волдеморт всех распустил. В зале остались только трое – Люциус, Сириус и Ремус.
- Я вас больше с собой не возьму, или разгоню в следующий раз по разным углам, - пробурчал Том.
- А что вдруг так? – невинно поинтересовался Сириус.
- Сири, я попрошу Фэна еще раз тебя высечь, - пообещал Том.
- С чего вдруг? – Сириус недоуменно посмотрел на своего друга.
- Чтоб мозги тебе вправил, и ты не лез, куда не следует, - выпалил Темный лорд. – Устроили мне тут.
- А мне понравилось твое собрание, - хмыкнул Ремус. – Только я что-то не понял насчет твоих планов. Это что за идея с Азкабаном?
- Ну, надо же чем-то себя занять, - пожал плечами Том.
- Бред, - прокомментировал Сириус.
- Не скажи, мой друг, - хмыкнул величайший ужас современности. – Это самый неординарный ход, которого от меня никто не ждет. И у нас есть еще одна задача.
- Какая? – спросил да сих пор молчавший Люциус.
- Надо достать это треклятое пророчество! – заявил Том.
- Хмм. Легче сказать, чем сделать, - задумчиво протянул Ремус.
- Вот об этом нам и надо подумать, - отозвался Темный лорд. – Тебе, Люциус, надо заняться своими непосредственными обязанностями, в конце концов. Это, во-первых, а во-вторых, ты же в совете попечителей Хогвартса, так и узнай, что там будет происходить в этом году в школе.
- Ладно, наведаюсь завтра с утра по месту работы, - усмехнулся блондин.

- Вот и прекрасно. А сейчас пора домой, - хлопнул в ладоши Том. - /Наги, ты с нами?/
/Ссспасибо, мне и тут неплохо/ - прошипела змея.
/Не хочешь познакомиться с моим сыном?/>- удивился Том.
/С Гарольдом я уже ссснакома/ - казалось, что в шипении прозвучал сарказм.
/Не понял?/- озадаченный Темный лорд в недоумении воззрился на змею.
/Я сказала, что с твоим сыном Гарольдом я уже знакома. Мы говорили с ним несколько дней насссад. Очень сcccлавный мальчик/ - Нагини посмотрела на изумленного хозяина и уползла.

Мужчины, находящиеся в зале смотрели на Тома с нескрываемым интересом. Никому еще не удавалось вывести из себя Тома так, чтобы он потерял дар речи, а вот Нагини это только что удалось.
- Мне надо поговорить с сыном, - отстраненно произнес Том. – Вот уж не думал, что у него есть от меня секреты.
- Секреты? У Гарри? – переспросил Люциус.
- По словам Наги, они общались несколько дней назад, и кажется, это не в первый раз, - Том все еще пребывал в шоке.
- Хрм, - подавился воздухом Сириус.
- Вот это новость, - протянул Ремус.
- Все, пошли домой, - встряхнулся Темный лорд. Убрав мантии и маски мужчины быстро покинули замок, чтобы почти мгновенно оказаться в другом.

- Надеюсь, ваши папаши сюда не сунутся, для их же блага, - проворчал Фенрир. Оборотень поставил Гарри на пол и снова принялся за внимательное изучение знака мальчика. Орион и Драко стояли рядом, наблюдая за его действиями. Фенрир склонял голову то в одну, то в другую сторону.
- Ну, что? – не выдержал Драко.
- Подожди, малец, - медленно произнес Фенрир, не отрывая взгляда от знака Гарри, затем перевел взгляд на Ориона. – Снимите-ка еще раз рубашки.
Орион и Драко скинули рубашки и Фенрир долго, наверное, полчаса двигался туда-сюда перед ребятами, внимательно всматриваясь в знаки.
- Ну, что могу сказать, - оборотень присел на постель, юноши остались стоять перед ним. Драко встал поближе к Гарри, чтобы в случае необходимости ему помочь, Чезаре в очередной раз куда-то смылся. – Ваши папаши, как обычно, сначала сделали, а потом еще и не подумали.
- А в чем проблема? – осторожно спросил Орион.
- А в том, что они умудрись сотворить уникумов, - усмехнулся Фенрир.
- И чем нам это грозит? – поинтересовался Драко.
- А вот это уже самый главный вопрос на данный момент, - проронил оборотень. – Думаю, что ничего совсем страшного с вами не случиться. Но проблема в том, что вы трое единственные в своем роде.
- Час от часу не легче, - проворчал Драко.

- Так мальчики, мне надо на вас взглянуть подробнее. Разденьтесь, пожалуйста, - Фенрир посмотрел на ребят, те смутились и напряглись. – Я вас не трону. Просто со всем этим надо разобраться.
Драко оказался первым, кто смог перешагнуть через смущение, он скинул обувь, затем брюки и белье, Орион последовал за ним, последним разделся Гарри. Фенрир снова встал, несколько раз обошел вокруг мальчиков. Орион и Драко напряженно за ним наблюдали.
- Гарри, Драко, сделайте шаг вперед, - задумчиво произнес Фенрир. Ребята выполнили его просьбу, а оборотень все кружил вокруг них, что-то бурча себе под нос. – Драко, возьми Гарри за руку.
Драко недоуменно посмотрел на оборотня, но выполнил просьбу. Когда руки мальчиков соединились, на знаках появились лишние детали: у Драко – дракон с сидящей на нем вейлой оказались в круге из венка цветущих орхидей, а у Гарри знак перечеркнула черная роза.

- Я убью ваших папаш прямо сейчас, - прошипел Фенрир.
- Что случилось? – Драко встревожено посмотрел на оборотня.
- Орион, волчонок, иди сюда, - позвал Фенрир. Когда тот подошел к друзьям, оборотень привлек к себе обнаженного юношу, и еще более внимательно вглядевшись в знак, застонал.
- Я точно их сейчас убью! Прямо на месте!
- Что случилось? – Гарри протянул руку в сторону голоса. Фенрир поймал ее и пожал.
- Ваши папаши бестолочи, каких мало, - выдохнул Фенрир. – Скажите, они вас взяли во время ритуала?
- Что ты имеешь в виду? – Драко затравленно посмотрел на оборотня.
- Понятно! То есть в вопросах секса вы трое абсолютно не сведущи, - покачал головой Фенрир. – Но дело даже не в этом. Дело в том, что вас должно быть четверо.

- Четверо? – хором воскликнули юноши. Фенрир подошел к шкафу и вытащил оттуда три первых попавшихся халата, два передал Драко и Ориону, а третий сам помог одеть Гарри.
- Давайте сядем и поговорим, - вздохнул оборотень.

Вся компания удобно расположилась на постели Гарри.
- Почему ты так зол на наших отцов? – спросил мальчик.
- Потому что они олухи несусветные, - проворчал Фенрир. – Они не только совместили несовместимое, но и дальше продолжили свои эксперименты.
- Фенрир, может быть, ты нам объяснишь? – осторожно попросил Орион.
- А? А, да, извините, - вернулся в реальность оборотень. – Так вот, в каждом из вас оказалось совмещено две ипостаси. Ты, Драко, по отцу – вейла, но в семье твоей матери всегда были природные анимаги, а Нарцисса так точно является латентным анимагом, но суть не в этом. У вейлы ребенок всегда будет рождаться с наследием, все только зависит от того, сколько этой самой крови. Ты, по идее, должен был быть примерно на три четверти, поскольку твой отец чистокровная вейла.
Не удивляйся так. Но кровь Нарциссы сделала тебя стопроцентной вейлой с примесью чего-то еще, что мы сможем узнать только после твоего семнадцатилетия. Но уже сейчас наследие стало проявлять себя. Эти два года будут очень интересными, я думаю. Как твои способности будут появляться - постепенно или скачками, этого я не могу сказать, но то, что это будет, несомненно.
- Замечательно, - выдал Драко, нахмурившись.

- Теперь ты, Орион. У тебя тоже, как понимаешь не все в порядке. Кровь оборотня и природного анимага дает свои проблемы. В данном случае я даже не могу сказать, что из тебя получится. Было бы неплохо, чтобы в одно из полнолуний ты побывал в стае. Тут такое дело, я так понимаю, что твоя форма – белый волк, и это форма оборотня, но ты еще и природный анимаг, - продолжил свои объяснения Фенрир.
- То есть, я могу превращаться и еще в кого-то? – сглотнул Орион.
- Да, и этому тебе надо будет научиться. Более того, судя по всему, как для оборотня тебе не страшна луна, и ты сможешь перекидываться по своему желанию, - кивнул головой Фенрир.

- Выделились, блин, - пробурчал Драко.
- Ну, а у тебя Гарри, все вообще непонятно. Ты наполовину Сирена, наполовину Сварталфар. Это в принципе несовместимые ипостаси, что в практике, что в теории, но как говорится, Джейми и Тому закон мироздания не писан, - произнес Фенрир и по конец хмыкнул.
- И? – спросил Гарри.
- И мы получили тебя, невозможное в природе существо, - рассмеялся Фенрир и потрепал Гарри по волосам.
- Вообще-то, не очень смешно, - нахмурился Орион.
- Тут ты прав, волчонок, не очень, - согласился Фенрир. – Проблема вот в чем. Скажите-ка мне, мальчики, вам понравилось, что с вами делали во время обряда, прикосновения ваших наставников вам были приятны? Ага, вижу что да, не стоит смущаться, - улыбнулся оборотень, рассматривая трех пунцовых подростков.
- А зачем вы об этом спрашиваете? – задал вопрос Орион.
- А дело в том, что обряд разбудил вас. Теперь, когда ваше наследие начинает проявляться, спасибо вашим безмозглым олухам-отцам, просыпаются и гормоны, месяца через два вы не сможете обходиться без секса, и если с Драко и Гарри особых проблем не предвидится, то вот у тебя, Орион, они есть, - произнес Фенрир.
- Почему, у нас с Гарри нет проблем? – удивился Драко.
- А потому что вы предназначены друг другу, - сказал Фенрир. – Так что вам надо бы заключить помолвку, ведь друг от друга вы уже никуда не денетесь. Вы – пара. А вот у Ориона пары нет, поэтому я и сказал, что вас должно быть четверо.

- То есть нам предстоит найти партнера Ориона? – уточнил Гарри.
- Да, Гарри, - ответил оборотень. – И, скорее всего, это кто-то в Хогвартсе.
- Почему? – удивился Орион.
- Твой знак. Перечеркивающий его цветок я уже где-то видел - задумчиво произнес Фенрир. – твой партнер того же возраста, что и ты, и, как ты понимаешь, это мальчик.
- Понятно, - протянул Драко.

- А теперь о самом главном, - Фенрир пристально посмотрел на юношей. – Вам необходимо потерять невинность до школы, и лучше, если это произойдет с вашими наставниками. Не перечьте. Дело в том, что пока с вашими ипостасями ничего не понятно, не стоит рисковать и позволить произойти первому соитию с вашими истинными партнерами. Лучше перестраховаться.
- И как это сделать? – затравленно посмотрел на оборотня Драко.

- Сегодня же пойдете к своим наставникам, - серьезно произнес Фенрир. – С этим тянуть нельзя, потому что иначе один Мерлин знает, что может произойти. Ваши папаши постарались на славу, а вам уже придется расхлебывать заваренную ими кашу.
- Понятно, - кивнул Драко, хотя понятного тут было мало.

- Я понимаю, что вам непросто сейчас осознать все происходящее, но я вам советую обрести первый сексуальный опыт с вашими наставниками, - улыбнулся Фенрир. – И вы всегда можете обращаться ко мне за помощью, а вашим папашам я начищу морды по первое число за такое наследие. А сейчас пошли-ка на обед, очень кушать хочется.

Юноши рассмеялись, быстро переоделись в свою одежду и вместе с Фенриром, который взял на себя роль поводыря для Гарри, спустились в столовую. В доме они были одни, как выразился, хмыкнув, Фенрир, отцы мальчиков куда то смылись.
После обеда оборотень устроил ребятам урок по уходу за магическими существами и истории магии. По этим дисциплинам он был неплохим специалистом, и его рассказы были потрясающе интересными.

Том, Люциус, Ремус и Сириус появились во время ужина в крайне приподнятом настроении, что заставило юношей еще более заметно нервничать.
По дороге наверх, в спальни, Фенрир перехватил Ремуса и увел к себе, никому ничего не объяснив.
Час спустя Орион и Гарри стояли перед дверью в комнату Тома. Они уже вычислили, что и Люциус находится там, а Драко мялся перед дверью Сириуса.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:36 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 10. Что решат наставники

Драко неуверенно постучал в дверь и сделал шаг назад, словно готовился бежать, куда глаза глядят. Сириус, услышав стук, на мгновение недоуменно замер, подошел к двери и открыл.
- Драко, что ты здесь делаешь? – Сириус разглядывал растерянного подростка.
- Сириус, - Драко посмотрел на стоящего в дверях мужчину и прикусил нижнюю губу. Одно дело поговорить с Фенриром, а другое дело заявиться в спальню Сириуса и сказать ему, что хочет, чтобы тот с ним лег в кровать, и отнюдь не спать.
- В чем дело? – Сириус немного встревожился.
- Я могу войти? – набрался храбрости Драко. Сириус отошел в сторону, давая ему пройти внутрь. Драко сразу прошел к окну и бессмысленным взглядом уставился на сад, он собирался с мыслями, чтобы начать разговор. Сириус несколько секунд за ним наблюдал. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять: что-то случилось. Сириус подошел к Драко и аккуратно за плечи повернул к себе лицом.
- Что случилось? Что тебя мучает?
- Фенрирсказал,чтобыяпришелктебеитысомнойпереспал, - на одном дыхании скороговоркой выговорил Драко. Сириус опешил, у него ушло не меньше минуты, чтобы расшифровать сказанное: "Фенрир сказал, чтобы я пришел к тебе, и ты со мной переспал".
- Тебе это сказал Фенрир? – Сириус решил уточнить, боясь, что все-таки неправильно понял мальчика. Драко нервно кивнул. Сириус опустился в кресло и сжал руками виски. Драко неуверенно посмотрел на него.
- Сириус? – позвал Драко.
- Подожди секунду, Драко, Дай мне подумать, - тихо сказал Сириус, потирая виски. Драко вздохнул и расположился во втором кресле.
"Это что еще значит? Фенрир совсем рехнулся? С какой радости он послал Драко вот так ко мне? Проверяет?" – Сириус пытался понять действия Фенрира, но выходило как-то не очень. От этого оборотня можно было ожидать всего, чего угодно, на собственной шкуре испытал. Мало кому доводилось в тридцать с лишним лет испытать на себе порку, а вот он испытал такое сомнительное удовольствие. Сириус уважал Фенрира. Не каждый мог бы так сплотить вокруг себя оборотней, как это сделал Фенрир. Стая действительно по меркам Европы была большой. Для всех Фенрир Сивый был свирепым, чуть ли не выжившим из ума оборотнем, жестоким и страшным, хотя на самом деле все обстояло диаметрально противоположно. Фенрир никогда ничего не делал просто так, даже партнеров он выбирал по особому методу. Не каждый был удостоен такой чести – попасть в постель к вожаку стаи. Оборотни по своей природе бисексуальны, поэтому никаких проблем у них с потомством не было, но Фенрир относился к женщинам несколько предвзято и отдавал предпочтение своему полу, так и не заимев потомства. Все в стае знали, что его любимцем и наследником является Ремус. А следующим за Ремусом должен будет стать... Сириус встрепенулся, поняв, куда его завели мысли. "Наследник Ремуса – Орион", - Сириус поднял голову и уставился на стену. Почему эта мысль пришла только сейчас? Фенрир давно установил в стае свои принципы, очень сильно отличающиеся от законов обычных стай оборотней. Поселение стаи Сивого находилось под чарами Фиделиус, причем Хранителей сейчас было три – Том, который знал о западном входе, Сириус – о северном и Люциус – о южном, Джеймс был четвертым. За все эти годы, насколько Сириус знал, Фенрир так и не выбрал четвертого Хранителя. В стае было что-то напоминающее монархию, с наследованием по линии вожака, а поскольку Ремус был отдан добровольно Фенриру, то он считался его сыном. Для мира была одна история, где злой и страшный оборотень напал на беззащитного ребенка, а на самом деле, отец Ремуса, чтобы спасти умирающего сына, попросил помощи у Фенрира, так как единственным спасением от болезни было заражение ликантропией.
Сириус встряхнулся, освобождая голову от размышлений и воспоминаний. Затем посмотрел на почти уснувшего в кресле Драко. Тот, почувствовав на себе взгляд наставника, встрепенулся.
- Драко, почему Фенрир послал тебя ко мне? – тихо спросил Сириус.
- Ну, он очень долго ругался по поводу того, какое наследие мы втроем получили. Потом сказал, что я и Гарри связаны, магически, - Драко снова закусил нижнюю губу. – Ну, он сказал, что мы с Гарри пара.
- Что? – недоверчиво переспросил Сириус. Драко стушевался. – Вы пара?
- Ага, а кто пара Ори, пока не понятно, но он тоже с кем-то уже связан, - дал объяснение Драко.
- Замечательно, - вздохнул Сириус.
- Сириус? – Драко посмотрел на мужчину.
- Да, Драко? – Сириус поднял голову и взглянул на юношу.
- И что теперь? – Драко вздохнул и отвел взгляд в сторону.
- А что ты предлагаешь? – Сириус пристально смотрел на юношу.
- Просто, - Драко замялся. – Понимаешь, мне очень нравится Гарри, всегда нравился.
- Так, чего ты с ним четыре года воевал? – усмехнулся Сириус.
- Ну, гордость, зависть, и всякое такое, - хмыкнул Драко.
- Всякое такое, - передразнил его Сириус.
- Все было так сложно. Я ведь вырос на историях о Гарри Поттере, - Драко вдруг замолчал, глаза расширились и он уставился на Сириуса.
- Что? – Сириус прищурился.
- А почему мой отец так себя вел с Гарри? – Драко недоуменно посмотрел на Сириуса.
- Хмм, - Сириус озадачено покачал головой. – Не знаю, Драко.
- Он же по идее должен был знать, что Гарри – сын Тома, а он вел себя с ним так, словно Гарри..., - Драко неопределенно махнул рукой, не закончив фразы.
- Как же все запутано, - простонал Сириус. "И как ответить на такой вопрос? Как объяснить, что мы узнали правду только на вашем курсе, когда Ремус приехал в школу? Что все это время мы считали мальчика по имени Гарри Поттер лишь самозванцем, на которого наложены чары, а найти настоящего не могли. Как все это объяснить?" – Сириус тяжело вздохнул.
- Где сейчас Гарри и Орион? – Сириус взглянул на Драко.
- У папы и Тома, - ответил юноша. Сириус несколько секунд смотрел на него недоуменно, затем до него дошло, что именно имеет в виду Драко.
- Пошли, - Сириус встал из кресла, подал руку Драко, вытянул юношу из кресла и направился к двери.
- Куда? – удивленно спросил Драко.
- К твоему отцу и Тому, - ответил Сириус.
- А если они? – Драко не договорил.
- Сомневаюсь, Драко, - усмехнулся Сириус.

Орион и Гарри стояли перед дверью в спальню Тома и переминались с ноги на ногу, не решаясь постучать. Оба чувствовали себя, мягко говоря, не в своей тарелке.
- Ну, стучим? – шепотом спросил Орион.
- А почему мы вообще послушали Фенрира? – прошептал Гарри.
- Не знаю, он, наверное, лучше нас знает, что надо делать, - нервно ответил Орион. Гарри сжал руку Ориона и только собирался ответить, как дверь открылась.
- И что вас двоих привело сюда? – спросил Том насмешливо. Оба юноши стушевались, Гарри чуть отвернул голову, но предательский румянец окрасил щеки, а Орион опустил взгляд в пол.
- Так, - протянул Том. – И что сие значит? А ну, входите.
Орион потянул за собой Гарри, ввел его в комнату. Люциус сидел в кресле и смотрел на мальчиков, затем перевел вопросительный взгляд на Тома. Тот в ответ пожал плечами.
- Итак, что вас привело ко мне? – спросил Том, когда мальчики расположились на двухместном диванчике.
- Нас послал Фенрир, - тихо ответил Гарри.
- Зачем? – удивился Люциус. Том пристально смотрел на юношей.
- Он сказал, что вы должны быть у нас первыми, - жутко краснея, произнес Орион. Том и Люциус на время потеряли дар речи.
- Ромми, - позвал Том, когда обрел дар речи обратно. С хлопком перед ним появился эльф. – Найди нашего гостя, Фенрира, и попроси прийти в голубую гостиную.
- Да, хозяин, Ромми все сделает, - поклонился эльф и исчез.
- А теперь объясните, откуда у Фенрира появилась такая идея, - потребовал Том.
В течение пятнадцати минут Орион рассказывал о разговоре, который состоялся у них с оборотнем. Гарри иногда вставлял свои комментарии. Том и Люциус слушали, не перебивая. Когда Орион замолчал, комната погрузилась в тишину. Мужчины обдумывали услышанное.
- Значит, Фенрир считает, что Гарри и Драко связаны магически? – уточнил Люциус.
- Ага, - кивнул Орион.
- Ори тоже с кем-то связан, но Фенрир сказал, что не может пока понять, с кем, - дополнил Гарри.
- Даже так, - задумчиво протянул Том.
- Я так понимаю, Драко пошел к Сириусу?! – то ли спросил, то ли констатировал Люциус. Орион и Гарри просто кивнули.
- Теперь понятно, почему Фэн увел Ремуса, - хмыкнул Том.
- Угу, чтобы не мешал, - кивнул головой Люциус.
- Ну, и что будем делать? – усмехнулся Том, поглядывая на Гарри и Ориона.
- Понятия не имею, - пожал плечами Люциус, также с улыбкой смотря на юношей. Орион с некоторой опаской смотрел на своего наставника и Люциуса, а Гарри был немного напряжен.
- Успокойтесь, - улыбнулся Том. – Мы ничего пока с вами делать не будем.
Гарри осторожно выдохнул, хотя слово "пока" несколько нервировало. Орион тоже чуть расслабился.
- Мне вот интересно, с какого перепуга Фэн так настаивал на том, чтобы это были мы? – задумчиво произнес Люциус.
- Сейчас узнаем, - ответил Том, вставая с кресла. Люциус последовал его примеру. Том как раз помог встать Гарри, когда раздался стук в дверь, а затем она распахнулась. На пороге стояли Сириус и Драко.
- Ну, вот все и в сборе, - усмехнулся Том.
- И как вам эта ситуация? – язвительно спросил Сириус.
- Вот с этой ситуацией мы сейчас и идем разбираться, - хмыкнул Том. – Фэн ждет нас в голубой гостиной.
Спустя пять минут они уже расположились в гостиной и очень недобро смотрели на Фенрира. Юноши сидели на одном диване, Драко и Орион по бокам, Гарри в середине. Мужчины по двое сидели на двухместных диванах, Фенрир стоял у окна. Тишина с каждой секундой становилась все напряженнее.
- Мальчики, идите спать, а я поговорю с вашими отцами, - Фенрир с улыбкой посмотрел на юношей.
- Фэн, а ты не много на себя берешь? – ядовито поинтересовался Том.
- Я лишь исправляю то, что вы наворотили, - Фенрир посмотрел на Тома, затем перевел взгляд обратно на мальчиков. – Идите. Все будет хорошо. Завтра вы увидитесь со своими отцами.
Драко встал, потянул за собой Гарри, Орион тоже поднялся. Драко и Орион бросили взгляды на мужчин, а затем вывели Гарри из гостиной. Как только они закрыли за собой двери, из гостиной послышались крики.
- Они друг друга не поубивают? – нервно поинтересовался Гарри.
- Фенрир обещал, что завтра мы увидим их, - нервно хихикая, сказал Драко.
- Надеюсь, что живыми, - мрачно произнес Орион, глядя на закрытую дверь.
- Мда, Фенрир на них очень зол, - задумчиво произнес Гарри.
- Только я не совсем понимаю, почему? – недоуменно произнес Драко.
- У меня есть мысли по этому поводу, - Гарри чуть повернулся на звук криков. Разобрать, что именно кричать оставшиеся в гостиной мужчины, не удавалось, но разговор там шел явно на повышенных тонах.
- Куда? – спросил Драко, подразумевая, куда они сейчас пойдут.
- Ко мне, - ответил Гарри.
В комнате они расположились на кровати Гарри. Чезаре заполз к Гарри на колени и там свернулся в клубочек, недовольно бурча о том, что юноша все чаще стал забывать его в комнате. На что Гарри ехидно ответил, что следует находиться под рукой, а ни где попало, когда он нужен. Орион и Драко с интересом смотрели на этот обмен "любезностей".
- Что ты ему такого сказал? Мне показалось, что ты ехидничаешь, - произнес Орион.
- В каком-то смысле, так оно и было, - рассмеялся Гарри и поведал о своем небольшом разговоре с Чезаре.
- Он у тебя слишком болтливый, - заметил Драко.
- Ага, и бестолковый к тому же, - смех стал веселее. – А вот Нагини умная.
- Наг..., - Драко поперхнулся воздухом. – Нагини?
- Ага, она самая, - кивнул Гарри.
- А ты откуда знаешь? – Орион недоуменно посмотрел на Гарри.
- Вы сейчас во мне дырку протрете, - усмехнулся Гарри. – То, что я не вижу, не означает, что я этого не ощущаю.
- Извини, но откуда ты знаешь о Нагини? – Драко был более чем удивлен.
- Ну, о Нагини я точно знаю, - рассмеялся Гарри.
- Драко, о Нагини Гарри мог узнать у своего отца, лично, - посмеиваясь, сказал Орион.
- Ладно, согласен. Тогда откуда ты знаешь, что она умная? – исправил свой вопрос Драко.
- Потому что я с ней разговаривал, - ответил Гарри.
- Когда? – хором воскликнули парни.
- Ну, последний раз – пару дней назад, кажется, - просветил друзей Гарри.
- Пару? Последний? – Драко недоуменно смотрел на Гарри. – А были еще?
- Ну, она периодически здесь появляется, - пожал плечами Гарри.
- Так, она же в каком-то замке, а он далеко отсюда, - ошарашенно произнес Драко.
- Ну, об этом, что самое смешное, даже папа не знает, - снова рассмеялся Гарри.
- Чего не знает? – хором спросили Драко и Орион.
- Папа считает, что Нагини все время находится в том замке, что она отказалась следовать за ним, - улыбаясь, произнес Гарри.
- А разве это не так? – удивился Драко.
- Идемте, - Гарри соскочил с кровати и посадил себе на шею Чезаре.
- Куда? Спросил Орион.
- Увидите, - улыбнулся Гарри.
Гарри неплохо ориентировался в замке, особенно с Чезаре на шее, который болтал без умолка, со скрупулезной точностью описывая все, что видят его глаза. У Гарри иногда было желание придушить маленького змея, лишь бы он замолчал.
Гарри провел Драко и Ориона на пятый этаж замка в один из коридоров, заканчивающихся тупичком. Там была всего одна дверь. Гарри нажал на ручку и вошел.
/Наг, ты здесь?/ - прошипел он.
/Здравствуй, Гарольд/ - раздалось шипение в ответ, и Нагини выползла из-под стола.
- А…Ааа, а, - Драко потерял дар речи, Орион вцепился в руку Гарри мертвой хваткой, в ужасе глядя на огромную змею.
- Не бойтесь, - улыбнулся Гарри.
/Наг, это мои лучшие друзья, Драко и Орион/ - представил парней Гарри.
/Скажи, чтобы не боялись, я их не трону/ - прошипела Нагини.
/Я уже сказал/ - ответил Гарри.
/Хорошо/ - Нагини свернулась кольцами и теперь изучала трех ребят.
- Успокойтесь, Наг хорошая и вас не тронет, - произнес Гарри.
- Надеюсь, - сдавленно произнес Драко. Орион мысленно с ним согласился.
/Вы трое тесно связаны, а ты с беленьким еще и пара/ - выдала Нагини.
/Почему ты так говоришь?/ - в голосе Гарри явно сквозило удивление.
/Все змеи, особенно их магические виды, могут видеть сущность, / - пояснила Нагини.
/Нам то же самое сказал о связи Фенрир, это оборотень/ - прошипел Гарри.
/Я только вижу связь. Вы очень сильные и необычные/ - произнесла Нагини, потом подползла к ребятам. Драко и Орион сразу же напряглись. Гарри поморщился, поскольку и Драко, и Орион так сжали его ладони, что стало больно. Нагини обернулась вокруг них и подняла голову на уровень их лиц. Раздвоенный язычок так и мелькал в чуть раскрытой пасти.
/Друзья Гарольда, мои друзья/ - подвела итог своего осмотра Нагини.
- Она сказала, что раз вы мои друзья, то и она ваш друг, - улыбнулся Гарри.
- Прекрасно, это безмерно радует, - даже в такой ситуации Драко не потерял своего ехидства.
- Вы бы знали, какие она истории рассказывает, - рассмеялся Гарри.
- О чем? – поддался интересу Орион.
- О наших отцах, о собраниях, которые проводит мой отец, о том, что видела. У Нагини своеобразное чувство юмора, - поделился впечатлениями от общения с огромной змеей Гарри.
- А ты можешь побыть нашим переводчиком? – с надеждой спросил Орион, слишком уж быстро смирившийся с таким новым другом, как Нагини.
- Конечно, - кивнул Гарри.
/Наг, а ты можешь нам что-нибудь рассказать. А я буду переводить ребятам. Жаль, что они тебя не понимают/ - обратился к змее Гарри.
/ Присаживайтесь. Я рада вашему обществу/ - прошипела Нагини. Ребята уселись на пушистый ковер перед камином.
- Ты так и не сказал, как Нагини оказалась здесь, - Драко тоже уже освоился в обществе змеи.
- Этот камин напрямую связан с замком, где папа проводит свои собрания. Не нужен никакой порошок, или еще что-то, просто входишь в него – и ты уже там. Даже не знаю, как это можно объяснить, - произнес Гарри.
- Никогда о таком не слышал, - задумчиво произнес Драко.
/Готовы меня слушать?/ - спросила Нагини.
/Готовы/ - кивнул Гарри.

В голубой гостиной стояла тишина. Наоравшись друг на друга, мужчины теперь чинно пили виски и молчали. Все обсуждение на уровне криков свелось к тому, с какой это стати Фенриру пришло в голову направить пятнадцатилетних парней к взрослым мужикам, да еще и с таким предложением. На то Фенрир только фыркал, больше напоминая кота, чем матерого волка. В конце концов, успокоившись, они смогли разговаривать нормально. Фенрир выдал им ту же историю, что и мальчикам.
- Вы должны понимать, что такого сочетания еще никогда не было, - произнес усталым голосом Фенрир. – Во что выльется первый половой акт между связанными, я просто даже представить не могу.
- Но и это не выход, - нахмурился Люциус. – Если Гарри и Драко связаны, и, как ты выразился, им светит магический брак, а это значит, что необходимо устроить помолвку между мальчиками, - Люциус остановился и застонал.
- В чем дело? – Том посмотрел на своего любовника.
- Паркинсоны, - только и произнес Люциус.
- А причем здесь Паркинсоны? – не понял Сириус.
- По настоянию Нарциссы перед поступлением Драко в Хогвартс состоялась помолвка с дочерью Паркинсонов, - пояснил Люциус.
- Не проблема. На следующем собрании я потребую от него разрыва помолвки в связи с тем, что для Драко найдена невеста лучше, и этого требует наше дело, а Панси сведем с кем-нибудь другим, - отмахнулся от проблемы Том.
- Ну, да, лучше, чтобы идея исходила от тебя, а не от Люциуса. Паркинсону не будет к чему придраться, - задумчиво произнес Ремус.
- Надо еще найти партнера Ориона, - подал голос Фенрир.
- Хотелось бы знать, кто это, - проворчал Сириус.
- Более чем уверен, что парень, - хмыкнул Фенрир.
- Почему ты в этом так уверен? – том заинтересованно посмотрел на оборотня.
- Поверьте мне, ищите среди мальчиков, и, думаю, ровесников. И ваша история повторится, - усмехнулся Фенрир.
- Что значит повторится? – не понял Ремус.
- Кто вам детей вынашивал, умники? – Фенрир посмотрел на четверых мужчин, как на идиотов.
- А причем здесь это? – Люциус чуть прищурился.
- У нас пары мальчик-мальчик, если вы не заметили, - съязвил Фенрир.
- Мда, - покачал головой Том. – Ты хочешь сказать, что рядом с ними появится вторая Лили?
- Я уверен в этом, - хмыкнул Фенрир.
- Так, давайте не будем загадывать настолько далеко, - прервал всех Ремус. – Мы залезаем сейчас в такие дебри, что можно сойти с ума. Вот когда начнутся проблемы, тогда и будем их решать.
- Я согласен с Ремом, - кивнул Люциус. – И думаю, не стоит ничего делать с мальчиками.
- Да, стоит просто провести с ними беседы, рассказать, кое-чему научить, а про секс пока забыть, - произнес Сириус. Том задумчиво кивнул, но ничего не сказал.
- Я вас предупредил, - махнул рукой Фенрир.
- Все, заканчиваем эту трепотню, пора спать, - Том хлопнул себя по колену. Мужчины встали и направились в свои спальни. Том остановился перед комнатой сына и тихо отворил дверь, в следующее мгновение он издал непонятный звук, который привлек внимание остальных. Люциус заглянул в комнату через плечо Тома.
- Хмм, - выдал он через секунду.
- Что у вас там? – Сириус недоуменно смотрел на Тома и Люциуса.
- Гарри нет в комнате, - Люциус через плечо взглянул на Сириуса. Через пару минут они выяснили, что ни одного мальчика нет в их комнатах, нет их и в спальнях отцов.
- Ну, и куда они делись? – нервно спросил Сириус.
- Из замка они не выходили, сработала бы защита, - задумчиво произнес Том, затем щелкнул пальцами, перед ним тут же материализовался эльф. – Выясните, где сейчас находится мой сын, Драко и Орион.
- На пятом этаже, в сером кабинете, - тут же последовал ответ. Том странно посмотрел на эльфа, но тот смотрел в пол, как-то нервно подрагивая.
- Что за кабинет? Не слышал о таком, - Люциус посмотрел на Тома.
- Я уже забыл о нем, - задумчиво произнес Том. – Пошли, узнаем, что они там делают, и главное, как туда попали.
Мужчины поднялись наверх, прошли по коридору и остановились перед дверями искомой комнаты. Том решительно открыл глаза, вошел и замер с отвисшей челюстью. Не меньшее изумление испытали и трое мужчин за его спиной. На полу, устроив головы на Нагини, как на подушке, спали трое подростков.
/Не шуми/ - прошипела Нагини. - /Еще разбудишь/
- Кхм, - прочистил голос Люциус.
- Это что? – наконец, выдавил из себя Сириус.
- Нагини, - больше не найдя что сказать, ответил Том.
- Это мы и без твоих слов видим, - огрызнулся Ремус.
- Рем, - Том повернулся к Ремусу.
/Не шумите, а то нападу/ - гневно прошипела Нагини. Том заткнулся и уставился на свою змею.
/Откуда ты здесь?/ - спросил он.
/Сейчас это не важно. Мальчики спят/ - прошипела та в ответ.
- Надо бы их перенести в кровати, - задумчиво произнес Люциус.
- Надо бы, - согласился Том.
/Нагини, мы заберем их и перенесем в их комнаты/ - он даже сам не мог объяснить, зачем объясняет свои действия змее. Нагини в ответ посмотрела на него долгим проницательным взглядом.
/Хорошо, но не разбудите/ - проворчала она.
Том подошел и поднял на руки Ориона, передал его Ремусу, затем повторил процедуру с Драко, только отдал его Люциусу, а затем подхватил Гарри. Мужчины осторожно отнесли юношей в их комнаты и уложили в кровати, после чего встретились в коридоре.
- Том, каким образом Нагини оказалась в замке? – задал наболевший вопрос Сириус.
- Хотел бы я знать, - покачал головой Том.
- Да, ситуация, - протянул Ремус. – А мы, оказывается, столького не знаем о своих детях.
- Не то слово, - произнес Сириус.
- Ладно, со всем этим будем разбираться уже завтра, - произнес Том, сворачивая дискуссию.

Оставшиеся до Хогвартса дни ребята занимались повторением пройденного и чтением учебников за пятый курс. Вечерами наставники просвещали, но только в устной форме, молодых людей на предмет сексуального влечения, часто подтрунивая над то краснеющими, то бледнеющими подростками.
Вечером 31 августа все было готово к отправке ребят в школу. Они договорились встретиться с ребятами во время первого же похода школьников в Хогсмид, где будет проведена магическая помолвка между Гарри и Драко. К этому времени Том уже устроит разрыв помолвки с Панси Паркинсон. Хотя Том и устроил еще одно собрание в эти дни, вопрос о помолвке пока не поднимался. Люциус дважды успел за это время побывать в министерстве, но мельком, только чтобы показаться там на виду у всех. Ремус и Сириус безвылазно сидели в замке. Было решено, что какое-то время они будут в стороне от событий.
Мужчины с трудом загнали мальчиков спать, Гарри и Орион были слишком возбуждены предстоящей поездкой в школу.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:37 | Сообщение # 13
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 11. Рональд Биллиус Уизли или тайны двух третей гриффиндорского трио.

Рон улыбнулся, вертя в руках цепочку из белого золота, на которой вместо кулона висело кольцо из белого золота с вправленными в него тремя бриллиантами. На внутренней стороне кольца виднелась надпись на латыни, означавшая – "Брат по крови, брат по духу". Рон взглянул в окно, улыбка так и не сошла с его лица, но стала злорадной и тяжелой.
"Как же вы все мне надоели. От вас никакого толку. Вы даже элементарных вещей не можете увидеть. Даже ты, Гермиона, хоть и считаешь себя умной и начитанной. Никто из вас не увидел ничего из того, что произошло за эти годы", - улыбка перешла в усмешку. – "Вы ничего не знаете".
Рон поднял цепочку так, чтобы кольцо оказалось на уровне его глаз. За последний месяц оно несколько раз меняло цвет, но никогда больше не было таким черным, как в июне, хотя и темнело иногда. Тогда, через три дня после приезда из Хогвартса, он чуть не умер сам, глядя на абсолютно черное кольцо. Наверное, такого ужаса он не испытывал никогда в своей жизни. Потом были газеты, в которых рассказывались истории одна ужасней другой. Он тогда возненавидел всех взрослых, которые не пожелали выслушать, или просто позаботиться о его друге, да никто из них так и не узнал настоящего Гарри Поттера, никто, кроме него, даже Гермиона не знала настоящих Гарри Поттера и Рональда Уизли.
Когда все началось? На втором курсе, за несколько дней до того, как два двенадцатилетних мальчика направились в Тайную комнату. Рон усмехнулся от этого воспоминания. Его бестолочь-сестра, как всегда, все сделала не так как надо. Вместо того, чтобы прийти к кому-нибудь из взрослых, она начала писать в дневнике. "Мерлин, какая же она дура", - подумал Рон, снова погружаясь в размышления – воспоминания.
Да, все началось на втором курсе. Несколько случайно подслушанных разговоров, случайные встречи, случайные находки – вот, что заставило двух гриффиндорцев однажды сесть и задуматься, что же, в принципе, происходит. Тогда же Рон рассказал еще об одном разговоре, подслушанном им уже в своем собственном доме, в "Норе". Это было за пару месяцев до поступления в Хогвартс. Родители, как всегда, забыли закрыть дверь и не проверили, спят ли их неугомонные детки. А Рон не спал. Он внимательно выслушал отца и мать, рассуждавших, как же и сделать так, чтобы Рон подружился с Гарри Поттером. Рон тогда обрадовался, ведь о Гарри он знал много, а подружиться с таким мальчиком было честью для него, но последующие слова матери заставили его задуматься. Оказалось, что дружба нужна им, чтобы управлять Гарри по их желанию, и нужно это было в первую очередь Дамблдору. Со временем Рон загнал услышанный разговор далеко вглубь своей памяти. Но сделал все возможное, чтобы попасть на тот же факультет, на который попал и Гарри. Рон не показал своего шока, когда впервые увидел Гарри Поттера. Этот маленький наивный зверек не мог быть Гарри Поттером, но он им был. Если бы Гарри пошел учиться в Слизерин, там бы учился и Рон Уизли. Первый год много чего принес, в том числе и дружбу с Гермионой Грейнджер. Второй тоже был полон сюрпризов, но вот чего нельзя было сказать к концу года о двух ребятах, так это о том, что они остались такими же наивными и доверчивыми. Они просидели тогда несколько ночей, пытаясь разобраться в хитросплетениях взрослых игр. Выводы им не понравились. Двенадцатилетние мальчики выросли и скинули с себя розовые очки, поняв, сколько вокруг них лжи. Потом была Тайная комната, убийство василиска, спасение этой малолетней дурочки Джинни, и снова больничное крыло для Гарри, а потом был еще один разговор, Добби и Малфой. В общем, все, как всегда. Рон слышал весь разговор, который вели Дамблдор и Гарри. Двери больничного крыла были приоткрыты. Он успел спрятаться до того, как директор покинул палату. Рон и Гарри потом просидели всю ночь, благо, мантия была с собой, и мадам Помфри ничего не заметила. Дамблдор много чего сказал, ничего не сказав вообще. Директор потерял доверие мальчиков окончательно. Что уж говорить о наказе директора не писать Гарри летом ничего о событиях, происходящих в магическом мире. Только вот Дамблдор даже предположить не мог, что его юному мессии известно об этом распоряжении. Лучший друг на то и лучший друг, чтобы предупреждать о подобных вещах. За две дня до отъезда на летние каникулы Гарри и Рон ночью отправились в Тайную комнату, на разведку. Надо сказать, что разведка удалась на славу.
Они нашли, во-первых, библиотеку Салазара Слизерина, его лабораторию и личные апартаменты. Во-вторых, кладку яиц василиска. В-третьих, портрет, вернее картину, на которой были изображены два красивых молодых человека – оба брюнеты, только один с синими глазами, а второй с карими. В общем, они пробудили молодых людей на портрете и были несказанно удивлены, узнав, что это никто иной, как Салазар Слизерин и Годрик Гриффиндор. В ту ночь им не удалось поговорить, так как пора было возвращаться назад в гриффиндорскую башню. Но следующей ночью они вернулись и узнали много интересного, над чем стоило подумать, а именно, каким образом Гарри Поттер оказался потомком Салазара Слизерина и не имел никакого отношения к Годрику Гриффиндору. Об этом им портреты заявили очень категорично.
Гарри и Рон обменивались посланиями, о которых никто не знал. И опять надо было сказать спасибо новым знакомым. Оказалось, что в одной из комнат было что-то вроде совятни. Там спал красивый филин дымчатого окраса. Именно он и стал тем звеном, которое соединило двух друзей между собой. Так что о побеге Сириуса Блека Гарри узнал сразу же, как только заметка появилась в газете. За лето Рон загонял Фолина, так звали филина, с различными поручениями, но ко дню рождения Гарри вся информация о Сириусе Блеке была у них на руках, тем более Гарри оформил Рону доступ к своим счетам. О, это была особая тайна, которую они тщательно оберегали от всех.
Совершенно случайно, еще в начале ноября второго курса ребята стали свидетелями одного разговора между старшекурсниками, где говорилось, что опекуном сироты в магическом обществе может стать только родственник или крестный, который тоже считается родственником, родственники-магглы не считаются. А если никого такого нет, то счета находятся в ведении распорядителя семьи в банке и ребенок может ими пользоваться. Немного подумав, Гарри написал письмо в Гринготс, которое отправил с совой Рона. Мда, сказать, что ребята были злы, значит не сказать ничего. Директору в тот день, наверное, икалось до потери пульса. Это был первый гвоздь, забитый в доску недоверия. Тогда же Гарри оформил доступ Рону и попросил ничего не сообщать Дамблдору. Гоблины заверили его, что директор никогда ничего не узнает. Оказалось, что Гарри каким-то странным образом подписал документ, позволяющий Дамблдору пользоваться деньгами Поттеров. Разбираться с этим не было времени, так как события набирали обороты.
Все вопросы всплыли летом и занимался ими в основном Рон. Хорошо, что его считали бестолковым и недалеким. Рон выяснил все, переписываясь с гоблинами и распорядителем Поттеров. Доступ Дамблдору они не закрыли, чтобы не давать повода для беспокойства, но попросили присылать все выписки по счетам. Гоблины посоветовали переместить большую часть имущества в другие сейфы, а меньшую разбить по имеющимся, заверив, что Дамблдор не разу не получал полного списка того, что причитается Гарри Поттеру. Мальчики так и поступили. Гарри также попросил, вернее, Рон по просьбе Гарри, открыть счет на имя Рона и положить туда деньги и кое-какое имущество на всякий случай, мало ли что взбредет в буйную голову директора. Так у Рона появился свой счет, но он им не злоупотреблял.
Возвращаясь к истории о Сириусе Блеке, надо сказать, то мальчики теперь не были теми наивными детьми, которые поверили бы во все с первого слова. У них возникло очень много вопросов. Фолин принес Гарри и Рону по экземпляру магического судебного производства, после прочтения которого вопросов стало еще больше, не говоря уже о том, что их количество увеличилось после ознакомления с ритуалом хранителя. Вывод напрашивался один – что-то здесь не чисто.
Лето у Гарри было еще то, в конце концов, он сбежал, но, слава Мерлину, все обошлось без проблем. В поезде им не удалось переговорить, а тут еще этот обморок после встречи с дементором, знакомство с Люпином. Мда, трудно было скрыть, что они о нем все знают, даже то, что он – оборотень. Откуда? Деньги решают множество проблем, а деньги у мальчиков были.
Третий курс был самым трудным и самых захватывающим, правда, для других он был более спокойным, чем два предыдущих, но не для Гарри и Рона. Одна жизнь проходила в Хогвартсе, где они были все теми же туповатым Роном Уизли и импульсивным Гарри Поттером, у которых нелады с учебой. А вторая жизнь проходила в Тайной комнате, где у двух гриффиндорцев со слизеринским умом и сердцем были два первоклассных наставника, которые учили их всему, и, в первую очередь, играть на публику. Мальчики оказались очень хорошими актерами и достойными учениками. Одному их учили преподаватели, но совсем другому и более захватывающему наставники. Слизерин оказался великолепным учителем, который научил мальчиков разбираться в зельях за три месяца. Библиотека и лаборатория были в полном распоряжении мальчиков, коими они с превеликим удовольствием воспользовались. В конце ноября Годрик и Салазар настояли на проведении обряда братства крови, который должен был сделать Гарри и Рона братьями по крови и по духу, какими были и сами основатели. Этот обряд давал и еще одну особенность – ментальную защиту от проникновения туда, куда не надо. Вот тут ребята сильно испугались, подумав, что директору все известно, и Снейпу тоже. По ходу расследования о Сириусе Блеке они кое-что выяснили заодно о профессорах и не только. Да, все-таки деньги – это сила.
События на третьем курсе развивались своим ходом, и мальчики в них не вмешивались, правда, забавлялись над Гермионой, которая прятала от них маховик времени. Уж об этом артефакте магического мира они знали все, так как пользовались им сами с середины сентября. Так было намного легче и быстрее учиться у Основателей. Удивительно, но за все это время никто так и не заметил, что мальчики не ночуют в гриффиндорской башне.
Перед рождественскими каникулами Салазар научил их накладывать скрывающие чары, так как мальчики сильно возмужали и изменились, а поскольку Основатели учили их и древней магии, то узнать о скрывающих чарах никто не мог, эти знания для всех были утерянными. К тому же ребята почувствовали, что Дамблдор стал проявлять к ним излишний интерес. Повеселились ребята и над уроками Люпина, учившего Гарри вызывать Патронуса, которого тот же самый Гарри научился вызывать уже на второй неделе сентября, как, впрочем, и Рон. Только Годрик научил их скрывать истинный вид Защитника; что было самым интересным, у обоих это были драконы.
Сумев усыпить бдительность Дамблдора, ребята с еще большим усердием принялись за учебу у Основателей. Скачки с маховиком делали свое дело, давая ребятам время для учебы и отдыха, а также превращая их в сильных и развитых молодых людей. (Кстати, надо сказать, что и Люциус с Томом, и Сириус сильно удивились изящной тонкой фигурке мальчика, но с развитой мускулатурой и данными, который явно превышали развитие пятнадцатилетнего подростка, но найти объяснения этой загадке не смогли. Ритуалы, проведенные в замке Тома, убрали и скрывающие чары, которым ребят научил Салазар).
Сначала было очень трудно скрывать свои знания, то и дело, портя зелья, или намеренно неправильно выговаривая или вычерчивая палочкой линии заклинаний. Но Салазар научил их играть своими способностями. Оказалось, что это интересно – дурить всем вокруг головы. Никто не смог раскусить двух гриффиндорцев. За год ребята научились такому, о чем и мечтать не могли. Последние месяцы третьего курса они очень часто просто разговаривали с Годриком и Салазаром. Ребятам было жалко, что потрет нельзя вынести из Тайной комнаты, и им придется расстаться на все лето. Ребята советовались с наставниками по всем важным вопросам, в том числе и как себя вести с Блеком, Люпином, Снейпом, что делать, когда обнаружили на карте Питера Петтигрю. Именно Салазар настоял на том, чтобы Гарри отпустил крысу, сказав, что так надо, что он чувствует, как это важно.
Ребятам удалось разобраться в перипетиях судьбы Сириуса довольно быстро, и они еще до Рождества знали, что тот не виновен. Дамблдор в очередной раз потерял вес в глазах мальчиков. Год закончился.
Лето перед четвертым курсом принесло тоже немало сюрпризов: чемпионат мира по квиддичу, нападение пожирателей, у Гарри начал болеть шрам. Но мальчики не оставили своего общения, тем более теперь им не нужны были никакие совы, при желании они могли активировать свою ментальную связь. В конце концов, они просто оставили канал открытым. Так Рон всегда знал, что происходит в доме Дурслей, а Гарри – у Уизли. Иногда Рону хотелось все бросить, рвануть к Гарри и проклясть Дурслей, Дамблдора и Министерство всех вместе. Но этого нельзя было делать.
Четвертый год учебы принес неожиданность – Гарри стал участником турнира. Они не сразу разобрались с личностью Грюма, но при помощи своих наставников им это удалось. Со всеми заданиями Гарри справился бы на раз, но нельзя было показывать своих умений и знаний. Усмирить дракона, чтобы забрать яйцо? Зачем? Можно же просто поговорить, язык-то со змеями один и тот же. Но опять нельзя было показывать этого. В общем, все прошло удачно. Сложнее было показывать всем ссору, которой на самом деле не было. Пока Гарри участвовал в турнире, Рон занимался разведкой. Результат не понравился обоим – Дамблдор скрывал все важные сведения, держа Гарри в полном неведении о его судьбе. Мальчики выяснили факт существования пророчества, но не знали его содержания, а это нервировало.
Обучение у Основателей продолжилось, однако маховиком они почти перестали пользоваться, на всякий случай. У Гарри все меньше времени было на посещения Тайной комнаты, но он все равно приходил, правда, чаще Салазар и Годрик загоняли его спать. Четвертый год больше был ознаменован умными разговорами, горячими спорами, диспутами, чем каким-то обучением. Гарри и Рон часто пропадали в лаборатории, занимаясь зельями, которые с легкой руки Салазара стали их любимым предметом, а с учетом древних книг с рецептами, которых не знал даже Снейп, можно представить, какие эксперименты они проводили. По совету того же Салазара ребята разделали убитого василиска на ингредиенты, которых хватит лет на сто, если юные вундеркинды не придумают еще чего-нибудь и не используют весь запас за семестр.
За год ребята привыкли к своим ощущениям друг друга, как кровных братьев, и можно было проводить конечную часть ритуала. Так у обоих подростков появились кольца с бриллиантами. Носить их на руках они не могли, и Годрик рассказал о тайном сейфе в спальне. Там ребята нашли две идентичные цепочки из белого золота, на которые и повесили свои кольца. Ребята полностью стали "братьями по крови, братьями по духу".
А вот то, что последовало за этими событиями, лишало Рона сна. Сначала его брат пропал во время выполнения третьего задания, Рон потерял с ним связь на некоторое время и чуть не ударился в панику, затем Гарри вернулся, но что-то было не так с памятью. Годрик и Салазар ничего не сказали, но было видно, что им все это понравилось еще меньше, чем Рону.
А потом кольцо почернело. Почти месяц оно было таким, лишь понемногу, еле уловимо чернота становилась менее тягостной, пока однажды Рон не увидел, что кольцо посветлело и стало серым. От отчаяния Рона спасали только кристально чистые бриллианты, говорившие, что Гарри жив, в смертельной опасности, но жив. Если бы он умер, то бриллианты тоже стали бы черными. Следующее, на что обратил внимание Рон, это исчезновение оправданного Сириуса и Ремуса Люпина. Почему-то Рон посчитал это хорошим знаком.
И вот, последние три дня кольцо стало почти белым, лишь с легким налетом серой дымки, что говорило, что Гарри в норме.
- Завтра, Гарри. Завтра мы встретимся. Я более чем уверен, что ты будешь в поезде. Я найду тебя там, - Рон улыбнулся, надел на себя цепочку и спрятал ее под рубашкой. Пора было собираться, упаковывать школьные принадлежности, но он снова погрузился в воспоминания, но теперь главным действующим лицом стала Гермиона.
Они оба хорошо относились к девушке, позволяли ей быть умнее их, играя роль "мамочки". Она была их другом, хорошим, способным, милым, но она все же оказалась за бортом их настоящей жизни. Почему? Просто она не смогла бы понять. Гермиона слишком сильно верила в Дамблдора. Девушке не так много времени понадобилось, чтобы прийти в себя после "смерти" Гарри. Хотя он тоже не разыгрывал из себя долго убитого горем друга, но он-то знал правду, а все остальные действительно считали Гарри мертвым.
Они сначала хотели привлечь девушку, но затем, поразмыслив и некоторое время за ней понаблюдав, поняли, что ничего хорошего из этого не выйдет. Гермиона не способна учиться, она не может мыслить не книжными категориями. Одно слово – заучка. Вызубрить не значит знать и уметь. Этому правилу их научили Салазар и Годрик.
- Так, надо собирать вещи, а то я совсем тут уже утонул в воспоминаниях и размышлениях, - пробормотал Рон, вставая с кровати. Он достал школьный сундук, снял с него чары иллюзии. Старенький, обшарпанный, почти разваливающийся сундук превратился в дорогой, из красного дерева, инкрустированный золотом. Рон осторожно его открыл и стал бережно укладывать в одно из отделений книги с полки, как только книга оказывалась в сундуке, на обложке проявлялось настоящее название. Никаких книг о квиддиче, только боевая магия, зелья, трансфигурация. Далее Рон упаковал учебники для пятого курса, затем одежду, мантии, письменныее принадлежности. Когда все было собрано, Рон закрыл сундук и снова наложил на него чары иллюзии. На полу снова стоял старенький, обшарпанный сундук.
Спать Рон лег пораньше, чем удивил всех в доме. Хотя, он начал удивлять их еще раньше, до того, как стало известно о смерти Гарри Поттера. Рон перестал общаться с родителями, отвечал только да или нет. Сначала это списывали на смерть Гарри, потом подумали – переходный возраст, и оставили юношу в покое, ну, конечно, в относительном покое.
Утром все было, как всегда, и, естественно, они почти опоздали на поезд, прибыв за пятнадцать минут до отхода поезда, а с его родителями и их прощаниями, особенно с мамой, 15 минут – слишком мало. Рон стоял чуть в стороне и стоически наблюдал, как его мать тискает его сестру, давая ей кучу советов. Очень хотелось закатить глаза от этой сцены. Близнецы дурачились, на большее они и не способны, но с них больше и не возьмешь. Наконец, мать добралась и до него. Рон с широкой улыбкой на губах кивал матери на все ее предложения, увещевания, прекрасно понимая, что еще чуть-чуть и глаза его выдадут. Он просто чувствовал, как его взгляд наливается свинцом и презрением. Но, слава Мерлину, от него отстали. Рон быстро юркнул со своим сундуком в поезд и с облегчением вздохнул, так и не заметив двух пар довольно удивленных глаз, следивших за всей процедурой прощания.
Рон нашел пустое купе, оно было вторым от входа, и сразу там расположился. Минуты через две к нему присоединились Джинни и близнецы, но они быстро покинули его, отправившись на поиски своих однокурсников. Вскоре и к нему присоединились Невилл, Лаванда, Парвати, Симус, Дин и Гермиона. Сначала поговорили о Гарри, девушки повздыхали, поплакали, парни тоже пошмыгали носами. Рон понимал, что неправильно воспринимает их чувства, но ничего не мог с собой поделать. Ему необходимо было пробежаться по поезду и найти Гарри прямо сейчас, но ему мешают, отвлекают. Где-то через час ему все-таки удалось вырваться из купе, оставив там шестикурсников. Рон сначала прошел в обратную сторону, в хвост поезда. В одном из последних вагонов он встретил растерянных Кребба и Гойла, без Малфоя, чему несказанно удивился, даже по старой привычке раскрыл рот. Так ничего и не обнаружив, он пошел обратно, чтобы проверить оставшиеся вагоны. Он заглянул в свое купе, предупредил ребят, что еще погуляет. Симус предложил его сопроводить, но Рон отказался и довольно резко, правда, тут же извинился. Пройдя мимо пятого купе своего вагона. Рон замер. Кольцо на груди потеплело. Рон с недоверием посмотрел на дверь, потом приложил руку к груди, сделал несколько шагов вперед, кольцо стало холодным, он вернулся к двери, вернулось и тепло. Рон медленно выдохнул, поняв, что все это время задерживал дыхание.
"Неужели? Мерлин, помоги мне!" – Рон сглотнул, сжал кулаки, потом еще раз попытался связаться с Гарри с помощью ментальной связи, но снова наткнулся на глухую стену, именно стену, а не пустоту. Что-то мешало Гарри ответить ему. Рон с трудом разжал кулаки, взялся за ручку двери, прошептал, как учили наставники, заклинание отпирания и открыл двери. Колени задрожали. Рон смотрел только на темноволосого юношу с черной повязкой на глазах. В этом юноше ничего не было от Гарри Поттера, но абсолютно точно знал, что это его Гарри.
- Уизел, ты что себе позволяешь? – Раздался, наконец, раздраженный голос Драко Малфоя, которого Рон даже не заметил. Рон вошел в купе, закрыл за собой двери, наложил заглушающие чары. Все это он проделал, так и не оторвав взора от темноволосого юноши.
- Здравствуй, Гарри! – Тихо произнес Рон. В купе раздался приглушенный вскрик.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:38 | Сообщение # 14
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 12. Квартет.

Том, Люциус, Сириус и Ремус привезли ребят на вокзал Кинг-Кросс очень рано, еще до того, как к платформе был подан Хогвартс-экспресс. Том совсем не хотел, чтобы на ребят уставились, как на зверей в зоопарке. Том трансфигурировал несколько диванчиков прямо на платформе, и они расселись, беседуя о всяких пустяках. Несколько смотрителей, находящихся на платформе бросали на них изумленные взгляды, в конце концов, нечасто такое можно увидеть, тем более, что в одном из мужчин они признали Люциуса Малфоя.
Поезд подали без пятнадцати десять. Мужчины посадили ребят в поезд, пожелали им успехов, а также сказали, что встретятся с ними через три недели в Хогсмиде, во время первого похода в деревню. Гарри и Орион были несколько напряженными, но мужчины заверили их, что все будет в порядке. Гарри был настолько взвинчен, что, в конце концов, наорал, если это так можно сказать, на Чезаре, тот даже заткнулся, сполз с шеи Гарри и спрятался под полкой. Мужчины убыли до того, как на платформе стали появляться студенты с родителями. Драко наложил на дверь заглушающие и запирающие чары, им тут лишние люди были не нужны.
Гарри снял повязку с глаз, от действий Чезаре та съехала, и застежка растсегнулась.
- Давай, я помогу, - Орион забрал из рук Гарри черную бархатную повязку, затем повернул его к себе спиной и осторожно наложил повязку на глаза, застегнул.
- Спасибо, Ори, - улыбнулся Гарри.
- Нужна помощь, проси, - вздохнул Орион. – Не надо ничего из себя изображать. Мы прекрасно знаем, что ты сильный и многое можешь.
- Все, все, все, - шутливо выставил вперед руки Гарри, показывая, что сдается. – Вы мне лучше расскажите, что происходит на платформе. Мне нравятся ваши едкие замечания и характеристики, по большей части они оказываются верными.
Гарри действительно был прав в этом. Драко и Орион оказались действительно способны с первого взгляда определить, что за человек перед ними. Драко приходилось все время строить из себя подонка, надменного выскочку в угоду кому-нибудь, особенно своей матери, чтобы случайно не выдать отца, но все это не умаляло его ума и проницательности. Орион же, отошедший за месяц от своей жизни в маггловском мире, был ему под стать: язвительный, способный одним едким замечанием заставить человека замолчать. Удивительным было то, что многому троица научилась не у кого-нибудь, а у самой Нагини. Как оказалось, змеи обладают довольно странным чувством юмора, а у Нагини оно было уж совсем специфическим. После того, как мужчины обнаружили мальчиков спящими на огромной змее, та перестала реагировать на Тома и общалась со своим хозяином только через Гарри, а не напрямую. Она поселилась в комнате с камином, соединяющим Крестон-холл с замком Слизерина. Подобающим образом она вела себя только на собраниях пожирателей. Гарри всегда переводил Ориону и Драко ее слова, так что ребята не раз повеселились над ее меткими характеристиками.
- Хмм, ну что тебе сказать, - Драко посмотрел на платформу. – В этом году много первокурсников, судя по количеству малолеток на платформе.
- Это что за шкафы? – перебил его Орион, разглядывая Кребба и Гойла. Драко на секунду замер, потом непонимающе посмотрел на Ориона.
- Какие шкафы?
- Да, вон те, - Орион указал в нужно направлении. Драко посмотрел на Винсента и Грегори, а потом расхохотался.
- Ну, ты даешь, Ори, я бы никогда их так не назвал.
- В чем дело? – заинтересовался Гарри.
- Помните, я вам рассказывал о двоих моих телохранителях? – спросил Драко.
- Да, ты описал их, как довольно крупных с малым количеством мозгов, - кивнул Гарри.
- Да, только Ори нашел более точное определение. Шкафы, - сквозь смех произнес Драко.
- Это они? – Орион переводил взгляд с Драко на двух крупных слизеринцев. – Ты как-то очень преуменьшил свое описание, когда говорил о них.
- Настолько сильно? – уточнил Гарри.
- Ты даже не представляешь, Гарри, - усмехнулся Орион.
Так они и просидели в купе, обсуждая и описывая Гарри все, что видят. Досталось всем: Панси Паркинсон, Милисенте Булстроуд, Нотту, братьям Криви, Невиллу, Дину и Симусу, сестрам Патил. Драко и Орион не делали злобных замечаний, ну, пожалуй, кроме, Панси, а просто чуть насмешливо характеризовали тех, кого видели. Орион давал характеристику, а Драко затем либо поправлял, либо дополнял. Орион почти не разу не ошибся, по словам Драко.
Все изменилось, когда на платформе появились Уизли. Семья остановилась прямо под окнами их купе.
- Сколько рыжих, - удивился Орион.
- Что о них расскажешь? – чуть насмешливо спросил Драко.
- Хмм, это ведь Уизли, так? – Орион повернулся к блондину.
- Они самые, - кивнул тот в ответ.
- Так, посмотрим, - Орион начал изучать рыжее семейство. – Этих двоих стоит опасаться, они без царя в голове, хотя и умные.
Драко приподнял голову и странно посмотрел на Ориона, потом на близнецов, которых сейчас он и характеризовал. Честно говоря, блондина удивила такая информация, но он промолчал.
- С девчонкой тоже все понятно. Неглупа, но и ничем особым не выделяется. Кстати, будет очень даже ничего, - продолжил Орион.
- Вы так ради меня говорите? – вдруг подал голос Гарри, в котором слышалась насмешка.
- Ну..., - Орион немного замялся.
- Я все понимаю, - улыбнулся Гарри.
- Он четыре года был твоим лучшим другом, как и та девчонка с вороньим гнездом на голове, - хмыкнул Драко.
- Гермиона Грейнджер? – уточнил Гарри.
- Ага, именно она, - расплылся в улыбке Драко.
- Не слушай ты его, нет у нее никого вороньего гнезда на голове, просто волосы такие, непослушные, - сквозь смех произнес Орион.
- Да ладно вам, - махнул рукой Гарри, но Драко и Орион уже не обращали на него внимания, глядя на Рона Уизли. По мере наблюдения, у обоих глаза становились все более удивленными. Гарри просто почувствовал, как стал наэлектризовываться воздух.
- В чем дело? – нахмурился Гарри.
- Странно, - задумчиво выдал Драко.
- Ты уверен, что это Рон Уизли? – спросил Орион, обращаясь к Драко, тот кивнул в ответ.
- Да, в чем дело? – воскликнул Гарри.
- Ну, просто он какой-то не такой, - произнес Драко.
- Похоже, никто из его семьи не заметил этой метаморфозы, - Орион пытался стряхнуть с себя изумление.
- Может, мне кто-нибудь объяснит, - Гарри уже шипел от раздражения.
- Понимаешь, Гарри, это не может быть тот Рон Уизли, о котором рассказывал Драко, - начал Орион.
- Не понимаю, - ядовито бросил Гарри. Орион на секунду замер, потом усмехнулся. Затем он и Драко поведали Гарри все, чему стали свидетелями, а именно, какое выражения лица было у этого Рона, пока он общался с семьей.
Далее они просто общались, обменивались мнениями, пытались разгадать загадку Рона Уизли. Несколько раз в их купе стучались, но они не хотели лишних соседей. Через несколько часов после отправления поезда двери купе открылись, что вызвало шок у всех троих, так как чары они не снимали. Драко и Орион смотрели на Рона, а тот на Гарри.
- Уизел, ты, что себе позволяешь? – раздался, наконец, раздраженный голос Драко Малфоя, но Рон его даже не заметил. Рон вошел в купе, закрыл за собой двери, наложил заглушающие чары. Все это он проделал, так и не оторвав взора от Гарри.
- Здравствуй, Гарри! – тихо произнес Рон. В купе раздался приглушенный вскрик. Драко вскочил, выхватив палочку, но Орион успел его перехватить за руку.
- Драко, успокойся.
Рон изучал Гарри. Ему стало не себе от черной повязки на глазах юноши. Внешне этот юноша ничем не напоминал его Гарри, но Рон абсолютно точно знал, что это именно Гарри Поттер. Кольцо не может врать. Рон вытащил из-под мантии цепочку с кольцом, то сверкало и испускало золотистое сияние, говоря, что нашлось парное кольцо.
- Может быть, объяснишь, что тебе здесь нужно? – Орион смотрел на Рона, продолжая удерживать Драко.
- Я пришел поздороваться с моим лучшим другом, - ответил Рон, переведя взгляд на Драко и Ориона.
- С чего ты взял, что я твой друг? – спросил Гарри. После ритуала у него даже голос изменился, но кое-какие интонации остались прежними.
- Да, Уизел, с чего ты взял, что это Поттер? – ядовито поинтересовался Драко.
- Во-первых, меня зовут Рон, ДРАКО, - выделив имя Малфоя-младшего, начал Рон. – Во-вторых, я абсолютно точно знаю, что передо мной сидит Гарри Поттер, как бы его теперь не звали.
- И все-таки? – Орион прищурился. Рон вздохнул, посмотрел на Гарри и сделал попытку пробиться к Гарри ментально, но снова на пути стала глухая стена, словно память была заблокирована.
- Хмм, ты ничего не помнишь? – вдруг пришла ему на ум догадка, шокировавшая его еще больше после произнесения.
- Ты вообще кто? – задал вопрос Драко, рассматривая Рона изучающим взглядом. Рон саркастично приподнял бровь, в духе самого Малфоя. Драко передернул плечами от этого.
- Рональд Биллиус Уизли, - ядовито произнес Рон.
- Докажи, - не менее ядовито сказал Драко.
- Я вообще никому ничего не должен доказывать, - Рон начал злиться.
- Ты вломился в наше купе, утверждаешь, что это Гарри Поттер, машешь перед нами каким-то колечком, - Драко уже просто издевался. Казалось, еще чуть-чуть, и рыжий с блондином схватятся в рукопашную. Орион это осознал и предпринял решительный меры.
- Уймитесь оба! – закричал он. – Рыжик, сядь и заткнись. Драко, ты тоже.
Оба насупились, поглядывая исподлоблья друг на друга, но сели: Драко рядом с Орионом, а Рон – с Гарри.
- Так, где всем известный Рон Уизли? – насмешливо поинтересовался Орион.
- Похоронен вместе с Гарри Поттером, – насуплено ответил Рон, поглядывая теперь уже на Гарри. Если честно, то ему было не по себе. Одно дело предполагать, что случилось с Гарри, а совсем другое увидеть наглухо закрытого юношу, да еще и с повязкой на глазах, явно свидетельствующей о том, что он слеп, чуть в стороне Рон заметил трость из черного дерева. Рон даже не знал, как подступиться к этому Гарри, а еще его мучил вопрос – что же случилось в доме Дурслей.
- Так, все успокоились, а теперь давайте поговорим, - распорядился Орион. Рон прищурился и стал рассматривать третьего юношу в купе. Ему показалось знакомым его лицо, он стал усиленно вспоминать, где мог его видеть, но ничего не приходило в голову.
- Мы знакомы? – наконец, спросил Орион.
- Нет, - покачал головой тот. Драко же продолжал изучать Рона, затем наклонился вперед.
- Так откуда ты знаешь, что Гарри Поттер жив? – спросил Драко. Орион и Гарри чуть дернулись.
- Твой секрет останется нераскрытым, - произнес Рон, положив свою руку на руку Гарри. Все четверо замерли, глядя, как вокруг рук двух юношей образуется белое сияние. Гарри почувствовал тепло, давшее ему спокойствие, а вот Рон наоборот стал чувствовать беспокойство.
- Ты ничего не помнишь?
- Нет, я потерял память, - сказал Гарри.
- Твою…, - Рон вовремя захлопнул рот.
- Ого, какие мы слова-то знаем, - усмехнулся Драко.
- Заткнись, Малфой, - большой злости в словах Рона не было.
- Сам заткнись, Уизел, - огрызнулся в ответ Драко. Гарри вздохнул, Орион досчитал до трех, затем дал подзатыльник Драко.
- Вы, оба, если сейчас же не уйметесь, выкину вас с поезда, и даже не совесть мучить не будет.
- Что с памятью? – Рон решил игнорировать Малфоя, он был сам удивлен, что продолжает так реагировать на блондина, привычка, что ли, такая.
- Память не вернется, Уизли, - произнес Драко.
- Хмм, странно, - задумчиво глядя на Гарри, произнес Рон, пытаясь переварить информацию, которая не стыковалась с его ощущениями. – Если бы ты полностью потерял память, то я все равно бы смог к тебе пробиться, а тут глухая стенка.
- Эй, Уизел, ты о чем? – Драко еще сильнее подался вперед.
- Брат по крови, - начал Рон.
- Брат по духу, - закончил за него Гарри и замер.
- Гарри?! – Рон со странным выражением посмотрел на друга.
- Гарри? – Орион тоже был озадачен. Драко промолчал, он знал об этом ритуале.
- Вы что, провели этот ритуал? Когда? – выдавил из себя блондин.
- На третьем курсе, – пожал плечами Рон. Драко поперхнулся.
- И что из того, что происходило, было правдой?
- Извини, Рон, а ты не мог бы, правда, рассказать? – Гарри говорил немного неуверенно.
- Ладно, слушайте, - вздохнул Рон. Следующие три часа в купе был слышен только голос Рона Уизли, излагающего события последних двух с половиной лет, которому то и дело подавали стакан с напитком из магического термоса, которым ребят снабдили отцы. Кому-то могло показаться странным, что Рон делится чем-нибудь в присутствии Драко Малфоя, но настоящий Рон Уизли верил своему кровному брату, даже если тот ничего и не помнил. По мере рассказа Рона у Ориона и Драко, да и у самого Гарри все больше внутри нарастало изумление. В конце рассказа Рон показал им кольцо на цепочке. Орион, наверное, с минуту рассматривал кольцо, потом задумался. В купе стало тихо.
- Гарри, - наконец, решил нарушить установившееся молчание Орион. – У тебя шкатулка с драгоценностями далеко?
- Нет, должна быть сверху в сундуке, - ответил Гарри. Орион встал, достал сундук Гарри, открыл его, достал шкатулку и поставил на колени Гарри.
- Открой, - сказал Орион. Гарри приложил руку к замку, который через секунду щелкнул, и шкатулка открылась. Орион наклонился и стал перебирать вещички, после чего вытащил из шкатулки цепочку с продетым на нее кольцом, таким же, как у Рона.
- Я был уверен, что видел его раньше, - улыбнулся Орион.
- Не многовато у нас всяких событий происходит, а? – Драко мученически посмотрел на Ориона, потом на Гарри. В это время Рон подскочил на сидении, почувствовав, как сзади его что-то коснулось. В следующую секунду он рванулся вперед, осознав, что его коснулось. За его спиной расположился Чезаре. Рон коснулся рукой ладони Ориона. Поезд тряхнуло, послышались визги, но больше ничего не произошло, ну, кроме того, что двух юношей окутало сиянием. Рон и Орион смотрели друг на друга, не замечая ничего вокруг. Рон потянул свою руку к себе.
- Не двигайся, - закричал Драко, но от этого крика Рон почти оторвал свою руку от руки Ориона. Драко резко толкнул Рона вперед, на Ориона, так чтобы они соприкасались, при этом сам попав в поток сияния. Рон, падая на Ориона, попытался остановить свое падения и схватился за первое, что попало под руку – колено Гарри, включив и его в связь. Купе затопило белым светом. Через секунду все нормализовалось, никто к ним в купе не рвался, для всех вспышка осталось незамеченной, вернее, никто не подумал, что такой всплеск магии мог быть совершен студентами. Гарри зашипел от боли, его примеру последовали и трое остальных. Рон потер запястье, потом протянул руку к окну и уставился на рисунок на внутренней стороне запястья. Тем же самым занимались и Орион с Драко. Рон схватил Гарри за руку и уставился на его запястье, затем на руки Ориона и Драко.
- И что мы только что сделали? – спросил он.
- Честно, не имею понятия, - нервно улыбнулся Драко.
- Получается, мы четверо связаны? – неуверенно спросил Орион.
- Ну, судя по тому, что только произошло, думаю, да, - произнес Драко.
- Что с рукой? – спросил Гарри.
- Там какой-то рисунок, но он нечеткий, - задумчиво произнес Рон. – Надо бы спросить у Салазара и Годрика.
- Вот после распределения и спросим, - мрачно выдал Драко, затем встал, протянул руку Рону. – Будем знакомы, Драко Малфой.
Рон секунду смотрел на Драко, а затем пожал руку.
- Рон Уизли.
- Орион Блек, - с улыбкой представился Орион, подавая руку Рону, тот автоматически пожал ее, но в следующую секунду до него дошел смысл сказанного и Рон просто сел на полку, прямо на Чезаре.
/Я не подушка, чтобы на меня садиться/ - казалось, что Чезаре просто орет. Рон же к этому мгновению уже сидел между Драко и Орионом, при этом как он умудрился уместиться между ними, для них троих осталось неизвестным. Гарри же в это время успокаивал своего змея, который продолжал раздраженно шипеть.
- Эттто ккккттто? – заикаясь, произнес Рон.
- Знакомься, Уизли, это Чезаре, поводырь Гарри, - хохотнул Драко.
- Этто же ни… нияр, - смог из себя выдавить Рон.
- Он самый, - подтвердил Орион.
- Знаете, меня больше сейчас интересует то, во что мы опять влипли, - сказал Гарри. – Я думаю, что надо написать папе, и как можно скорее.
Рон озадаченно посмотрел на Ориона, потом до него дошло, как представился второй сосед Гарри, новый приступ шока накатил всепоглощающей волной.
- Спокойно, Уизли, - усмехнулся Драко, потом повернулся к Гарри. – Думаю, это будет лучше всего.
- Блек? А Сириус…
- Да, он мой отец, - улыбнулся Орион. – Ты только успокойся, все нормально.
- Что-то многовато для меня сегодня новостей, я как-то не так реагирую на все, - помотал головой Рон.
- Это точно, реакции у тебя должны быть посильнее, даже с тем, чему тебя, по твоим словам, научили Салазар Слизерин и Годрик Гриффиндор, - усмехнулся Драко. Рон проигнорировал выпад, погрузившись в свои мысли, в голове был полный хаос.
- Мы вообще-то прибыли, пора переодеваться, - произнес Драко. – Уизли, иди-ка ты к себе в купе и переоденься в школьную мантию.
Рон на автомате поднялся и пошел к двери, потянул ручку, чтобы открыть двери купе и одновременно сделал шаг вперед, голова встретилась с дверью, удар вышел глухим.
- Уизли, ты хоть помнишь, что наложил на двери запирающие чары? – насмешливо поинтересовался Драко.
- Уймись, - прошипел Орион. Рон снял чары и вышел в коридор, потом повернулся и посмотрел на ребят в купе.
- Еще встретимся.
- Обязательно, Уизли, ты иди, подумай, приди в себя, - Драко разговаривал с Роном, как с душевнобольным. Рон ушел в свое купе, а трое парней начали переодеваться. Сначала они помогли облачиться в мантию Гарри, а потом уже переоделись сами.
Они видели, как Рон покинул поезд, рыжий все еще не пришел в себя после новостей, хотя и они сами были, мягко говоря, в шоке, потому что опять произошло что-то из ряда вон выходящее.
- Знаете, я думаю, что мы обнаружили пару Ориона, - тихо произнес Гарри.
- Где? – не поняли Драко и Орион, которые пристально следили за платформой, ожидая, когда можно будет выйти из поезда незамеченными.
- Рон Уизли, - ответил Гарри.
- Ты…? – Драко даже поперхнулся.
- Ну, должно же быть какое-то объяснение тому, что тут произошло пару часов назад, - произнес Гарри.
- Давайте дождемся кого-нибудь из отцов, - сказал Орион. – Так мы можем гадать до бесконечности.
- Одно ясно точно: мы опять сделали что-то такое, чего нам, наверное, делать не следовало, - передернул плечами Драко.
- Платформа пуста, - сказал Орион. Ребята помогли Гарри выйти из поезда, и все вместе направились к стоящей чуть дальше карете. Вдруг Гарри замер, схватив обоих друзей за руки.
- Гарри? – Драко удивленно посмотрел на Гарри.
- Э, там лошади, странные, - выдал Гарри.
- Ты что, их видишь? – удивился Драко.
- Не знаю. Но они существуют на самом деле?
- Ну, да, - растерянно кивнул Драко и посмотрел на Ориона.
- Ребята, быстрее, уже давно пора ехать в школу, - раздался за их спиной голос. Драко и Орион подхватили Гарри и быстро дошли до кареты. Соседей о карете у них тоже не оказалось. А загадки сегодняшнего дня множились как снежный ком. Что же ждет их впереди, если, еще не доехав до школы, они получили столько неожиданных сюрпризов.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:39 | Сообщение # 15
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 13. Слизеринцы или счастливая улыбка Снейпа.

Карета остановилась, но Драко, Орион и Гарри не спешили покидать ее. Драко внимательно следил за студентами, которые толпами входили в замок. Когда почти все уже были внутри, Драко открыл двери и соскочил на землю, вслед за ним последовал и Орион. Синхронно юноши протянули руки в карету и помогли спуститься на землю своему другу, брату, партнеру, они и сами пока не могли определиться, кем друг другу приходятся. Драко и Орион, поддерживая юношу с двух сторон, повели его к замку. Орион с восторгом смотрел на Хогвартс.
- Нравится? – с улыбкой спросил Драко.
- Впечатляет, - восторженно кивнул Орион.
- Это только снаружи, Ори. Внутри все еще лучше, - рассмеялся Драко.
- Жаль, я не могу все это увидеть, - скривился Гарри. Словно поняв, о чем говорит юноша, Чезаре в своей манере начал шипеть, рассказывая Гарри, о замке и окрестностях.
/Чезаре, заткнись, а/ - простонал Гарри. Драко и Орион переглянулись, потом уставились на нияра.
- В чем дело? – нахмурился Гарри.
- Эээ, просто мы думали, что понимаем только Нагини, но, кажется, это не так, - протянул Драко.
- Вы поняли, что сказал Чезаре? – уточнил Гарри.
- Ну, да, - ответил не слишком уверенно Орион.
- Так, мы опаздываем, - поторопил Драко. – Поговорим обо всем этом в гостиной. Кстати, я – староста. Надо будет крестного попросить поселить вас обоих со мной. Думаю, он не будет против.
- Да, так было бы удобнее, - кивнул Орион.
Трое подростков быстро прошли в замок. Драко провел их в зал, в котором собирают первокурсников, прежде чем отвести их на распределение, и оставил там, а сам направился в Большой зал. Естественно, он вошел последним. У Драко был такой самоуверенный вид, что все взгляды тут же невольно обратились к нему. У меогих появилось желание выяснить, что же такое известно Малфою, чего не знает больше никто, только вот кандидатура для выяснения была не совсем подходящей, так что всем пришлось довольствоваться видом блондина и изнывать от любопытства. Бросив несколько надменных взглядов, Драко прошествовал в начало стола и сел за него, несколько преподавателей бросили на него неприязненные взгляды, а Снейп чуть приподнял вопросительно бровь, но юноша только поприветствовал его еле уловимым кивком. Сев за стол, Драко недвусмысленно приказал освободить справа от него два места. Слизеринцы удивленно на него посмотрели. От Снейпа тоже не укрылось эта небольшая сценка. Слизеринский декан пытался понять, зачем Драко понадобилось два свободных места рядом с собой.
Драко же бросил взгляд на гриффиндорский стол и чуть заметно кивнул Рону Уизли, чем поверг Снейп в крайнюю степень удивления, которое совершенно не отразилось на его мрачной физиономии. Кроме Снейпа, этого обмена любезностями никто не заметил, даже Дамблдор, занятый разговором с Флитвиком. Впервые в своей жизни Снейп почувствовал себя не в своей тарелке, когда кто-то знал больше, чем он, более того, он даже предположить не мог, что же происходит.
А в это время в зал ожидания, как его окрестил Орион, вошла декан Гриффиндора. Гарри стоял так, что МакГонагалл не видела его лица, поэтому и не заметила повязки, но изящную трость ее глаза выхватили сразу.
- Мистер Крестон? Мистер Блек? – обратилась она к двум подросткам, явно старше одиннадцати лет. В ответ она получила два кивка, причем посмотрел на нее только один. Минерве не составило труда понять, что юноша сын Сириуса, он был на него очень похож, но и что-то еще неуловимо знакомое было в чертах подростка. Решив, что второй юноша слишком тщеславен, она скривила губы на мгновение, но быстро взяла себя в руки. Гарри осторожно переступил с ноги на ноги и прикусил губу.
- Нога болит? – шепотом спросил Орион, Гарри кивнул. – Потерпи немного. Надо только пережить распределение, а потом сядешь за стол.
- Постараюсь, но она уже ноет, - прошептал в ответ Гарри. МакГонагалл наградила их строгим взглядом, который был проигнорирован обоими, одним, потому что его не видел, а второй был слишком озабочен состоянием друга и брата, чтобы обращать на что-то другое внимание.
- Внимание! Сейчас начнется ваше распределение. Когда я назову ваше имя, вы подойдете к табурету и наденете на себя шляпу, которая и вынесет свой вердикт, - произнесла Минерва. – А теперь, следуйте за мной. Да, мистер Крестон, мистер Блек, вы будете распределяться последними.
Колонна первокурсников, в количестве сорока пяти человек, двинулась за профессором трансфигурации, замыкали шествие Гарри и Орион. Синеглазый брюнет все с большим беспокойством смотрел на друга, который с каждым шагом чаще припадал на одну ногу. Они немного подотстали от остальных. Вдруг прямо перед ними появился Пивз.
- О, какие люди, сейчас мы позабавимся, - радостно заверещал полтергейст.
/Это что еще за нежить такая?/ - поинтересовался Чезаре.
/Привидения, насколько я могу понять/ - прошипел в ответ Гарри. Пивз с интересом посмотрел на юношу, несколько раз склонил голову то вправо, то влево.
- Змееуст? – наконец, спросил он.
- А то незаметно, - съязвил Орион. Пивз оглядел обоих с ног до головы, о чем-то подумал, потом сказал:
- Если что, зовите, помогу, - и отправился восвояси.
- Эй, ты – Пивз? – окликнул его Орион.
- Собственной персоной, - расплылось в улыбке приведение.
- А с чего тогда такие почести? – подозрительно поинтересовался Орион
- А вы мне нравитесь, - совершенно серьезно заявил Пивз.
- Может быть, проводишь нас в Большой зал? Мы, кажется, отстали от остальных, - произнес Гарри, до сих пор молчавший. Пивз подлетел поближе и рассмотрел юношу со всех сторон.
- Новенькие? – поинтересовался Пивз.
- Новенькие, - подтвердил Орион. – Но о тебе слышали.
- Ну, не верьте всему, что слышите. Следуйте за мной, и я не шутил. Понадобится помощь или еще что, обращайтесь.
- Мы запомнили, - улыбнулся Гарри.
Так, перебрасываясь ничего не значащими фразами, а зачастую просто стараясь бурно не реагировать на комментарии Пивза по поводу того, мимо чего они проходили, они добрались до Большого зала.
- Я вас тут оставлю, еще встретимся, - чопорно заявил Пивз и влетел в Большой зал. Распределение уже началось. Орион окинул Большой зал изумленным взглядом, остановил взор на зачарованном потолке. Немного придя в себя, Орион обвел взглядом столы и столкнулся с обеспокоенным взглядом Драко, глазами показал, что все под контролем. Он чувствовал и другой напряженный взгляд, поэтому перевел взгляд туда. На него смотрел Рон, пришлось еще раз глазами показать, что все в порядке. Гарри держал голову опущенной, поэтому повязка на глазах не была видна. Многие студенты отвлеклись от созерцания распределения, и теперь все свое внимание уделяли двум юношам в конце колонны первокурсников. Гарри все больше и больше кривился. Орион тронул его за руку.
- Нормально, я выдержу, - прошептал Гарри сквозь зубы.
- Надо потом попросить помощи у крестного Драко, - решил Орион.
- Посмотрим, - также тихо ответил Гарри.
Наконец, все первокурсники были распределены по факультетам. Восемь ребятишек получили клеймо на всю жизнь – слизеринец. Рядом с Драко все также пустовало два места, он их охранял, как коршун, и пресекал любые поползновения. Слизеринцы были озадачены таким его поведением.
Снейп все свое внимание с середины распределения обратил на двоих пятнадцатилетних подростков. В одном он сразу опознал Блека – синие глаза, черные волнистые волосы, стать, овал лица, а вот лица второго он никак не мог рассмотреть. Когда толпа первокурсников рассосалась, ему удалось увидеть склоненную черную головку, волосы были забраны в хвост и спускались до лопаток блестящей волной, в руках была изящная черная трость с набалдашником, выполненным в форме дракона. Снейп гадал, куда попадут эти двое. По его мнению, Блек должен был распределиться в Гриффиндор, а вот с Крестоном все было непонятно.
- Сегодня мы проводим еще два распределения, но не на первый курс, а на пятый. Такое происходит очень редко. Надеюсь, что все помогут новым студентам адаптироваться в новой для них жизни, - произнес небольшую речь Дамблдор.
- Блек, Орион, - назвала имя МакГонагалл. В зале послышались удивленные шепотки. Орион твердым шагом направился к табуретке, оставив Гарри стоять в одиночестве, тот так и не поднял голову. Орион подошел, взял шляпу, сел на табурет и только после этого нахлобучил на себя волшебный головной убор. Драко напряженно следил за ним. Снейп же смотрел с легким интересом, но очень хорошо скрытым. Мало, кто сомневался, что Блек будет учится в Гриффиндоре, но шляпа продолжала молчать.
"Хмм, какой интересный экземпляр. Ну, и куда тебя отправить, юный дракон?" – раздалось в голове у Ориона, тот еще подумал, хорошо, что Драко предупредил об этой особенности шляпы.
"В Слизерин", - подумал Орион.
"Зачем?" – удивилась шляпа. – "Твои отцы учились в Гриффиндоре".
"Слизерин", - мрачно подумал Орион.
"Нет, Гриффиндор", - вступила в спор шляпа.
"Слизерин"
"Гриффиндор"
"А я сказал – Слизерин", - Орион уже потерял терпение.
"Да, что ты забыл на этом скользком факультете?" – недоуменно спросила шляпа.
"А какая тебе разница?" – зло поинтересовался Орион. Зал сидел в ожидании, не понимая, почему так долго идет распределение.
"А может Райнвекло?" – все-таки попыталась перенаправить Ориона шляпа.
"А может большой костер?" – ядовито поинтересовался юноша.
"Нет, ну ты сам подумай, что будет с твоими родителями", - сделала очередную попытку шляпу.
"А им как раз и было место в Слизерине. Ты ошиблась тогда", - ответил Орион.
"Я никогда не ошибаюсь, ну, может быть, иногда", - поправила себя шляпа. – "Ну, и куда тебя?"
"В Слизерин"
"А может, еще подумаешь?" – спросила шляпа.
"А может все-таки костер?" – ядовито спросил в ответ Орион.
"Ну, и пожалуйста", - обиделась шляпа, а потом возвестила на весь зал. – СЛИЗЕРИН!
"И вот надо было все это устраивать?" – подумал Орион прежде, чем снять с головы шляпу. Но, к удивлению всех, даже аплодирующих слизеринцев, Орион пошел не к своему столу, а в сторону одиноко стоящего юноши. МакГонагалл строго посмотрела на юношу, но все же назвала имя последнего студента.
- Крестон, Гарри!
Юноша поднял голову, и весь зал ахнул. Снейп впился взглядом в черную повязку на глазах юноши. Гарри не трогался с места до тех пор, пока его за руку не взял Орион и не повел к табурету. Он помог ему сесть и надел на него шляпу.
"Гарри Поттер?! Мерлин великий, но как? Но что? Ооооо", - казалось, что шляпа впала в ступор. Гарри ничего не говорил, просто ждал, но и шляпа молчала, очень долго молчала.
«Эээ, уважаемая шляпа, вы будете меня распределять?» - Гарри все-таки решил ускорить события.
«Дай прийти в себя», - меланхолично произнесла та в ответ.
«Неужели, это так сложно?» - не совсем понял Гарри.
«Слушай, а может, ты пойдешь в Гриффиндор, как раньше?» - с легкой мольбой спросила шляпа.
«Нет, я хочу в Слизерин», - ответил Гарри.
«Ну, ты же отказался в прошлый раз, а я ведь так настойчиво тебя туда отправляла», - удивленно воскликнула шляпа.
«Обстоятельства изменились», - серьезно сказал Гарри.
«Оооо! Обстоятельства, говоришь. Это, конечно, меняет дело», - протянула шляпа, а затем спросила. – «Слушай, а что это с тобой случилось?»
«Я умер», - просто ответил Гарри.
«Это я знаю», - сказала шляпа.
«Ну, меня спасли, выяснилось, кто я на самом деле, к тому же, я ничего не вижу, да и память у меня пропала», - в двух словах рассказал Гарри. Зал изнывал, не понимая причины столь долгой процедуры. Дамблдор даже не замечал, что нервно постукивает пальцами по столу.
«Нет, с памятью у тебя все в порядке, она просто заблокирована как-то странно, но думаю, что со временем ты все вспомнишь», - задумчиво произнесла шляпа.
«Хорошо бы», - вздохнул Гарри.
«Так, что в Слизерин тебя направить?» - поинтересовалась шляпа.
«В Слизерин», - согласился Гарри.
«Тебе надо было туда с самого начала. Ох, ошиблась я тогда, ведь туда же надо было и этого младшего Уизли направить, так ведь все этот старый дурак – в Гриффиндор, в Гриффиндор», - проворчала шляпа, а затем выдала на весь зал торжественным тоном. – СЛИЗЕРИН!
Слизеринский стол разразился громом аплодисментов. Гарри снял шляпу, которую тут же у него Орион отобрал и передал Минерве.
- Удачи, маленькие дракончики, - прошептала шляпа. МакГонагалл в удивлении уставилась сначала на шляпу, потом на подростков, но Орион и Гарри уже двигались к Драко, который старался не выдать своей бурной радости по поводу того, что друзья будут учиться с ним. В зале было тихо, жутко тихо, потому что все смотрели на единственного человека в зале, которого никогда не видели улыбающимся – на Северуса Снейпа. Страшно было даже не потому, что он улыбался, а потому, что улыбка у него была счастливая и от уха до уха.

«POV Снейпа»
Я был несколько удивлен появлением Драко, вернее, не самим его появлением, а тем, как именно он обставил свой выход. Но мне все же удалось увидеть то странное, что всегда казалось мне непонятным в облике Драко. Мальчик словно светился изнутри нежностью, счастьем и любовью. И это было более чем странно. Еще большее удивление вызвало то, что Драко приказал освободить рядом с собой два места, но не объяснил, почему. А потом этот взгляд на рыжее недоразумение, словно их что-то связывает, что-то большее, чем вражда факультетов. И это что-то – как минимум, дружба, тайная от всех. Похоже, я упустил что-то важное за последние годы.
Наконец-то, Минерва привела первокурсников, но что-то не видно двух новых студентов пятого курса. Ладно, посмотрим, кто из этих птенцов будет у меня. Ага, вон та черноволосая девочка, и вот этот спокойный шатен. Ну вот, я не ошибся, змеек стало на двоих больше. Ну, эти явно в Гриффиндор. Так. А это кто, похоже, двое новых пятикурсников. Хмм, Блек, точно. Блек. Глаза синие, волосы черные, высок, строен, красив, даже слишком. И ведь занесет нелегкая в Гриффиндор. А хорош мальчик, ничего не скажешь. Блек-старший, конечно, тоже хорош, но мальчишка у него вышел выше всяких похвал. Но я уже дал себе зарок не притеснять его, как бы наш дорогой директор этого ни добивался. Не доставлю я тебе, Альбус такого счастья. Так. А чего это второй головы не поднимает? Хотя, тоже хорош, хотелось бы лицо рассмотреть. Ну, подними же голову.
Так, с первокурсниками покончено, сейчас будут распределяться эти двое. Посмотрим. Ну, Блек, естественно, будет в Гриффиндоре.
- Блек, Орион, - назвала имя МакГонагалл. Юноша твердой походкой подошел к табурету и нахлобучил, именно нахлобучил, на себя шляпу. Интересное отношение к артефакту, я бы даже сказал, забавное. Хмм, а что так долго-то, ясно ведь куда. Так, и что это значит? Она там что, уснула?
- СЛИЗЕРИН!
Слизерин? Слизерин! СЛИЗЕРИН! БЛЕК В СЛИЗЕРИНЕ? БЛЕК В СЛИЗЕРИНЕ!!!! Черт, губы сами расплываются в улыбке. Бросаю взгляд на Драко, тот усиленно прячет свой восторг. Он что, знаком с этим Блеком?
Так. А куда это ты собрался? А, идешь к Крестону, это ведь он.
- Крестон, Гарри, - провозгласила Минерва.
О, наконец-то, можно будет рассмотреть мальчика. Черт, черт, черт. Он слепой, Мерлин всемогущий. Да, где же тебя так угораздило, мальчик. Так, и трость явно не для красоты у тебя, вон как припадаешь на одну ногу. Хорошо держишься. Почти не видно, что тебе больно. Ну, что вы на него все так уставилось? Он вам не экспонат в музее. Так, что-то я уже его защищаю, как своего питомца.
Так, и тут та же картинка. Чего думает-то? Сколько уже прошло, минута, три, пять? Ты гляди-ка, все молчит, а Блек рядом стоит, ждет. Драко вон как волнуется, еле сдерживает себя. Они что, подружились втроем что ли? И когда успели?
- СЛИЗЕРИН!
Мой! Ну, теперь мальчик, можешь не беспокоиться, я о тебе позабочусь, никто тебя не обидит в Хогвартсе, пусть только попробуют, я им такую жизнь устрою, сами повесятся.
Ой, как нехорошо, ведь сижу, улыбаюсь. Бедные студенты в ужасе на меня уставились, а сделать ничего не могу. Ведь, действительно, счастлив без меры. Во-первых, в Слизерин попал Блек, не просто Блек, а сын Сириуса Блека, а во-вторых, и сын Крестона тоже в Слизерине. Хотя, были предположения о том, что он будет в Слизерине, но как-то мало в это верилось, скорее, Райнвекло. Но нет, они оба у меня.
Хмм, а вот то, как ты припадаешь все время на ногу, мне не нравится. Надо бы тебя осмотреть сегодня. Ну, кто бы сомневался, оба места для Блека и Крестона. И где же ты с ними успел подружиться, Драко?
«Конец POV Снейпа»

Дамблдор пристально смотрел на слизеринский стол и изучал двух мальчиков. Сказать, что вердикт шляпы для Ориона Блека был для директора неожиданным , значит, ничего не сказать. Кто бы мог подумать, что сын Сириуса Блека окажется в Слизерине.
Когда директор смог рассмотреть второго мальчика, то испытал шок. Мальчик был слеп, и, помимо этого, у него что-то было с ногой. Гарольд Крестон попал в Слизерин. Директору совсем не понравилось, как общался с новенькими Драко Малфой. Это говорило о том, что они уже знакомы и, более того, уже успели подружиться, но после распределения с этим ничего нельзя было сделать. Теперь придется корректировать план и выкинуть, вернее, изменить в нем отношение к Ориону Блеку. Крестон станет постоянной жертвой гриффиндорцев, тут не было никаких сомнений, но вот последствия их действий будет трудно оценить, как и предугадать реакцию лорда Крестона. А теперь еще и с Северусом проблема, тот не будет унижать своего студента. Вон как улыбается. Дамблдор испытал еще один шок, поняв, что Северус Снейп сидит и счастливо улыбается, словно только что выиграл самый большой приз в своей жизни.
Дамблдор поднялся со своего места.
- Дорогие мои первокурсники, добро пожаловать в Хогвартс, где вы проведете следующие семь лет, обучаясь магии. Также добро пожаловать обратно всем тем, кто вернулся в Хогвартс продолжить свое обучение. А сейчас – ужин.
Столы мгновенно заполнились различными яствами, и бедные голодные дети набросились на еду, как будто не видели ее уже лет сто в своей жизни. Дамблдор и Снейп наблюдали с некоторым изумлением за тем, как Драко Малфой накладывает, затем разрезает на кусочки мясо на тарелке Гарри Крестона, а Орион направляет руку Гарри с вилкой в нужном направлении. Слизеринцы вообще отнеслись очень чутко к своему новому необычному товарищу. Никто не задавал вопросов, хотя многих и мучило любопытство, но на то они и слизеринцы, чтобы не лезть в душу товарищу. Захочет – сам расскажет, а на нет и суда нет.
В самый разгар ужина двери Большого зала распахнулись, и в зал вплыло что-то в жуткой розовой мантии. Ото всюду послышались булькающие звуки. Нечто продефилировало через весь зал и подошло к преподавательскому столу, заняло одно из свободных мест. К большому сожалению зельевара, она села с его стороны. Счастливая улыбка чуть померкла, но все же не исчезла с его лица. Было видно, что весь зал обсуждает появление этого нечто, особенно изгалялись слизеринцы.
- Это что, новый преподаватель? – спросила Панси Паркинсон.
- Расскажите мне о ней, - попросил Гарри.
- Ну, маленькая, толстенькая, кругленькая…, - начала Панси.
- Розовенькая…, - продолжила Диана Гринграсс.
- Жаба, - закончил за всех Орион. Слизеринцы прыснули, соглашаясь с такой емкой характеристикой.
В зале постепенно становилось громче. Дамблдор вновь поднялся со своего места. Разговоры мгновенно умолкли. Все повернулись к директору и приготовились слушать очередную речь.
- Теперь, когда мы начали переваривать этот великолепный ужин, я, как обычно в начале учебного года, прошу вашего внимания к нескольким кратким сообщениям, - сказал Дамблдор. – Первокурсники должны запомнить, что лес на территории школы – запретная зона для учеников. Некоторые из наших старших школьников, надеюсь, это уже запомнили, - директор многозначительно посмотрел на гриффиндорский стол. Мистер Филча просит еще раз напомнить вам, уже неизвестно в какой раз, что в коридорах Хогвартса не разрешается применять волшебство. Действует и ряд других запретов. Подробный перечень вывешен на двери кабинета мистера Филча. И, прежде чем я перейду к изменениям в составе преподавателей, вынужден сообщить горестную новость, многим из вас уже известную. Давайте почтим память трагически погибшего студента – Гарри Поттера.
Несколько минут в зале было тихо, даже слизеринцы молчали. Они читали летом газеты и прекрасно поняли, в каких условиях жил Герой магического мира. Что удивляло всех, так это то, почему Дамблдор отправил Поттера жить с извергами-магглами.
- Ну, а теперь я продолжу свои объявления. У нас два изменения в преподавательском составе. Мы рады вновь приветствовать здесь профессора Грабли-Дерг, которая будет вести занятия по уходу за магическими существами. Я также с удовольствием представляю вам профессора Амбридж, нашего нового преподавателя защиты от Темных искусств.
Прозвучали вежливые, но довольно вялые аплодисменты. Дамблдор тем временем продолжил.
- Отбор в команды факультетов по квиддичу будет происходить…
Он умолк и с недоумением посмотрел на Амбридж, которая довольно бесцеремонно его прервала невежливым покашливанием. Дамблдор замер в замешательство, глядя на вставшую Амбридж, но быстро пришел в себя и сел, давая возможность даме толкнуть речь. Преподаватели смотрели на нее очень неодобрительно, а Снейп еще и презрительно.
- Благодарю вас, директор, - жеманно улыбаясь, начала Амбридж, - за добрые слова приветствия.
Голосок у этой дамочки был высокий, девчоночий, с придыханием. (- Ей сколько лет? Пятнадцать, как и нам? – спросил Гарри, на его лице было написано такое удивление, что слизеринцы постарались подавить смех, вызванный его словами). Амбридж еще раз мелко откашлялась и продолжила.
- Как приятно, доложу я вам, снова оказаться в Хогвартсе! – она улыбнулась. (- Нет, я явно ошибся, ей не пятнадцать, ей бы с малыми детками играть , - прокомментировал Гарри ее речь. Слизеринцы начали медленно сползать со скамеек – слова Гарри быстро облетели стол. То тут, то там слышались подавляемые смешки). Амбридж же тем временем продолжала. – И увидеть столько обращенных ко мне счастливых маленьких лиц! (- Нееее, это даже не детский сад, это вообще ясли, - Гарри покачал головой. Рядом послышался приглушенный всхлип, кто-то все-таки сполз под стол и там давился от смеха). – Я с нетерпением жду знакомства с каждым из вас, и убеждена, что мы станем очень хорошими друзьями.
( - Кто-нибудь, остановите это чудо, пока оно всех тут не уморило своими умильными речами, - горестно вздохнул Гарри).
- Ну что вы, мистер Крестон, профессору Амбридж ведь так идет ее голос, - поддержал друга Орион.
- О, надеюсь, она уже закончила свою проникновенную речь, - простонал сквозь еле сдерживаемый смех. Слизеринцы после этого перестали слушать речь новоявленного профессора.
В конце концов, она выдохлась и закруглила свою речь. Половина студентов натурально клевало носом. Дамблдор похлопал ей, затем поблагодарил за содержательную речь и продолжил уже свои объявления. Наконец, все было закончено, и старосты факультетов принялись за свое дело. Панси и Драко пришлось заняться первокурсниками. Орион не знал куда идти, но ему на помощь пришли пятикурсники – Милли, Блейз, Кребб и Гойл. Гарри с трудом и стоном поднялся со скамьи, нога надломилась, и он чуть не упал, но рядом оказалось крепкая рука Грегори Гойла. Они покидали Большой зал последними.
У входа в подземелья их нагнал Снейп.
- Мистер Крестон, вы можете сами идти, или вам требуется помощь? – спросил Снейп, положив руку на плечо юноши.
- Я уже привык, сэр, она постоянно болит. Иногда больше, иногда меньше, - болезненно улыбнулся Гарри.
- Сэр, мы просто…, - начала объяснять Милли.
- Я все понял, Милисента. Меня радует, что вы сразу же приняли в свою семью новых товарищей, - произнес Снейп, а потом просто поднял своего нового студента на руки и понес в слизеринскую гостиную.
- Не надо было, сэр, я бы дошел потихоньку, - тихо произнес Гарри.
- Вы мой студент, а я всегда своим помогаю, - строго произнес Снейп.
- Спасибо, сэр, - улыбнулся Гарри.
В гостиной Снейп опустил юношу в кресло, которое для него освободили семикурсники. Снейп произнес приветственную речь, сделал несколько напутствий, после чего напомнил семикурсникам, что завтра все-таки учебный день, и им стоит об этом помнить, устраивая вечеринку по поводу начала учебного года. Затем Снейп снова поднял Гарри на руки и отнес в спальню. Как оказалось, он будет жить вместе с Драко и Орионом, что устраивало всех троих более чем.
Усадив Гарри на кровать, Снейп опустился на одно колено и осторожно закатал штанину на правой ноге. Драко вздрогнул, когда услышал, как ругается его крестный. Зельевар не задал ни одного вопроса, чтобы узнать происхождение шрамов, но понял, что они совсем свежие. Затем он тоже аккуратно снял повязку и заглянул в пустые зеленые глаза. Ему даже страшно стало на мгновение, но юноша ничем не напоминал Гарри Поттера, кроме этих зеленых глаз, но ведь они были не только у сгинувшего мальчика.
- Что ж, я посмотрю, какие зелья вам надо будет принимать, а сейчас советую отдохнуть. Я зайду минут через десять, принесу вам болеутоляющее и мазь, чтобы смягчить боль в ноге, - произнес Снейп.
Когда зельевар вернулся в комнату старосты Слизерина, все трое юношей спали. Снейп аккуратно завернул штанину на ноге спящего мальчика и нежными движениями стал втирать мазь в искалеченную ногу, проклиная тех, кто такое сотворил с парнем. Он осторожно разбудил Гарри и заставил его проглотить зелье. Юноша так до конца и не проснулся. Снейп накрыл спящего подростка, затем достал палочку и провел ею над ним, каждый раз чертыхаясь про себя. У мальчика чего только не было переломано, причем совсем недавно. Снейп был хорошим шпионом, великолепным логиком, но впервые в своей жизни он не сложил два и два.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:39 | Сообщение # 16
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 14. Гриффиндорцы или как заканчивается дружба.

Рон после встречи с Гарри, Орионом Блеком и Малфоем пришел в себя только в Большом зале. Теперь он ждал распределения двоих новых студентов, то есть Гарри и Ориона. Рон сам себе удивился, поняв, что темноволосый юноша сразу стал для него Орионом, а Малфой – Драко. Интересная все же получается ситуация, и к моменту, когда ввели первокурсников, у него появилось множество вопросов. Рон не замечал, какие взгляды на него бросают однокурсники. Еще бы: увидеть о чем-то задумавшегося Рона Уизли было невероятным делом.
Единственный человек, который отнесся к этому без удивления, была сестра Рона. Джинни не раз за последние два года замечала то, чего не видел никто, даже Гермиона Грейнджер, хотя именно она всегда была рядом с Гарри и Роном. Джинни и сама была совсем другой личностью, не той, что видели остальные. После Тайной комнаты девушка стала чувствовать Тьму, однако не испытывала перед ней страха. К Джинни пришло понимание того, что не Тьма делает из людей монстров, а сам человек использует Тьму, чтобы стать им. А поведение Рона и Гарри в последние два года было очень интересным. Джинни наблюдала, играла роль влюбленной в героя дурочки и удивлялась тому, насколько же Дамблдор самоуверен, раз не видит реального положении вещей, впрочем, как и остальные. А потом наступило это лето, и они получили сообщение об убийстве Гарри... Все это время она наблюдала за Роном и, в конце концов, пришла к выводу, что брату известно нечто такое, чего не знает больше никто. И вот сейчас у Рона вновь такое выражение лица, которое периодически появлялось у него этим летом.
Джинни прислушалась к тихому разговору, который вели Гермиона, Симус, Дин и Невилл. Ей очень не понравилось поведение Невилла: как только он вошел в купе, что-то в нем изменилось, и не в лучшую сторону. Сейчас эти шестеро пятикурсников обсуждали лето и возможное расписание предметов на этот год. «Гермиона, как всегда, в своем репертуаре, - чуть поморщилась Джинни. – Не может без нравоучений. Какая же она все-таки зануда. И как ее только терпят Гарри и Рон? Черт, я все еще говорю о Гарри, как о живом». В этот момент ввели первокурсников, и девушка перенесла свое внимание со студентов своего факультета на распределяющихся учеников. Она не заметила, когда в дверях Большого зала появились двое новеньких, просто неожиданно стали слышны перешептывания. Наконец, перед шляпой остались двое темноволосых юношей, которые, по словам Дамблдора, распределялись на пятый курс. Судя по одежде, оба были из чистокровных богатых семей. Первая же фамилия ввергла ее в ступор. Блек? Сын Сириуса Блека? К удивлению многих и разочарованию Гриффиндора, Орион Блек попал в Слизерин. Когда после произнесения имени второй юноша поднял голову, по залу пронеслись возгласы тихого волнения. Не каждый день видишь слепого мальчика. Джинни напряженно следила за тем, как Блек довел Гарольда Крестона до табурета, помог ему надеть на голову шляпу, а затем перевела взгляд на брата, тот держался очень спокойно, но все же она сумела разглядеть там радость. Джинни снова посмотрела на Гарри Крестона. Она была уверена, что не ошиблась. Девушка обвела взглядом профессоров. «Они что, все слепые? Неужели, они не видят? Мерлин, что вы за люди? Вау, вот это улыбка, да еще и у Снейпа. Ничего себе радуется. Еще бы, сын Сириуса у него на факультете. Это что-то. Но даже он не понял, я вижу по его лицу, что не понял. Неужели они все так безоговорочно поверили? А ты, Рон, оказывается, тот еще жук. Ты ведь знал, еще летом знал, не понимаю, как, но знал. Хмм, а почему он носит фамилию Крестон? Его нельзя узнать, почти, но я столько последние два года наблюдала за ним и Роном, что узнаю его всегда. С возвращением, Гарри. Интересно, а Малфой знает, кто перед ним?» Девушка прервала поток своих мыслей в ту минуту, когда на столе появилась еда. Но тут в зале появилось нечто такое, от чего девушка поперхнулась едой, и ей понадобилась помощь, чтобы откашляться. Этим нечто оказалась профессор ЗОТИ Долорес Амбридж. Первое желание, которое возникло у Джинни, было наложить на себя обливиэйт, и, похоже, Рон подумал о том же. Но когда эта дамочка стала вещать, Джинни опустила голову и начала тихо давиться смехом. Такой содержательной речи она давно не слышала. Когда она подняла голову, то обнаружила, что слизеринский стол находится в таком же состоянии. Она проследила взглядом по столу и обнаружила причину слизеринского веселья – Малфой, Крестон и Блек, похоже, комментировали речь Амбридж. Она бы сейчас многое отдала, чтобы услышать эти комментарии. Наконец, это розовое чудо замолчало, и у Дамблдора появилась возможность закончить приветственную речь.
Джинни до последнего находилась в зале. Рон ушел первым, так как был назначен старостой вместе с Гермионой. Она видела, как осторожно уводили из зала Гарри, тот очень сильно припадал на одну ногу. Она наблюдала за ними до тех пор, пока Снейп не поднял юношу на руки и не унес в подземелья. Уж в том, что Снейп сделает для своих змеек все, в том числе и невозможное, она была уверена. Так что о безопасности Гарри можно было не думать, об этом позаботятся сами слизеринцы, а вот, к сожалению, идиотизм, присущий гриффиндорцам, приведет к очень нехорошим последствиям.
Джинни появилась в гостиной Гриффиндора очень вовремя, чтобы стать свидетельницей одного интересного разговора и последующей реакции ее брата. К моменту прихода Джинни МакГонагалл уже успела уйти, произнеся свою приветственную речь. Младшекурсники уже убежали обживать свои спальни, а пятый курс сидел у камина и разговаривал. Джинни подошла поближе, на нее никто не обратил внимания.
- Вот, а потом приехал профессор Дамблдор, - продолжил свою речь Невилл. – Представляете, оказывается, это я герой пророчества, а не Поттер. Профессор Дамблдор много лет назад ошибся, и все это время готовил не того, - Джинни покоробило от пафоса, прозвучавшего в голосе Невилла Лонгботтома, а еще от ноток презрения по отношению к Гарри.
- Ты? – Рон начал нервно хихикать. – Герой магического мира? Да ты же даже на Снейпа не можешь посмотреть без того, чтобы у тебя коленки не подгибались. Какой на фиг ты Герой? Ты даже Волдеморта не можешь назвать по имени, чтобы у тебя язык не завязался узлом от ужаса, - при имени Волдеморта все в гостиной, исключая самого Рона и Джинни, вздрогнули.
- Профессор не будет врать, он никогда не ошибается, - Невилл зло выпрямился в кресле.
- Ты сам только что сказал, что он ошибся, - скривился Рон. Гермиона в недоумении смотрела на своего друга, не понимая его реакции. Она сама думала, что раз Гарри умер, то, значит, не может быть Героем пророчества. То, что он выжил при нападении Того-кого-нельзя-называть, было случайностью, каким-то стечением обстоятельств.
- Это было недоразумением, так сложились обстоятельства, вот профессор и поверил им, - твердо выдал Невилл, выставив вперед подбородок.
- Ага, и то, что он отдал Гарри этим магглам, которые, в конце концов, убили нашего друга, тоже не было ошибкой, - ядовито произнес Рон. Джинни была полностью согласна с братом.
- Рон, как ты можешь? – взвилась Гермиона.
- Ой, только не говори мне, что поверила во всю эту чушь, - Рон посмотрел на подругу и сразу же понял, на чьей стороне девушка. «Да, не зря мы тебя не стали посвящать в наши тайны, Гермионочка», - презрительно подумал Рон.
- Я согласна с Невиллом. Профессор Дамблдор теперь исправил свою ошибку и начнет готовить Невилла к битве с Тем-кого-нельзя-называть, - нравоучительным тоном произнесла Гермиона.
- Ах, исправил, - съязвил Рон. – А кто исправит то, что случилось с Гарри? Что, директор может все вернуть назад, и возродить его?
- А зачем? Теперь же все встало на свои места, - выпалил Невилл. Рон, готовый уже продолжить свою речь, замер. Джинни зажала себе рот обеими руками, чтобы не закричать. Она в ужасе смотрела на Невилла. От него она никогда не думала услышать нечего подобного.
- Какое же ты ничтожество, - в голосе Рона было столько неприкрытого презрения, что все присутствующие ощутили его кожей.
- А что? Он присвоил себе чужую славу…, - взъерепенился Невилл.
- Твою что ли? – ядовито поинтересовался Рон, перебивая Невилла. – Не нужна была ему это гребаная слава. Он просто хотел нормально жить. И только потому, что некоторые слишком много о себе возомнили, ЕГО ТЕПЕРЬ НЕТ! – последние слова Рон уже прокричал. В гостиной стояла тишина. За спиной стоящего Рона (он вскочил, когда произносил эту маленькую речь) находились старшекурсники, кое-кто с четвертого и третьего курса.
- Хмм, я не совсем понял, Лонгботтом теперь что, наш Герой вместо Поттера? – недоуменно спросил Ли Джордан.
- Не вместо, а с самого начала, это Поттер занимал мое место, - нахмурился Невилл.
- Пфф, - презрительно выдохнул Рон. – Не хочу слушать это чушь. Да ты не только Волдеморта не сможешь победить, ты и муху-то не прибьешь.
- Рональд Биллиус Уизли, - Гермиона встала с кресла и гневно уставилась на Рона, вперев руки в бока.
- ЧТО?! – рявкнул Рон.
- Ты не имеешь права так говорить с Невиллом, - строго произнесла Гермиона.
- А ты ничего не забыла? – вкрадчиво поинтересовался Рон. Девушка недоуменно посмотрела на друга. По мере того, как до нее не доходило, на лице Рона все отчетливее проступало презрение. – И какая ты после этого подруга, Гермиона?
- Я тебя не понимаю, - гневно произнесла девушка.
- Книги не научат тебя чувствовать и быть человеком, - презрительно бросил Рон, направляясь к выходу из гостиной.
- Куда ты собрался? – закричала девушка.
- Подальше от вашего лицемерия, - бросил Рон. Дойдя до выхода, он обернулся. – Знаешь, а мы с Гарри в тебе не ошиблись, Гермиона, ты все-таки такая, как мы и думали. Слава Мерлину, что мы с ним сохранили от тебя свои секреты. Но теперь я не буду вести себя так, как вел последние годы, притворяясь тупым рыжим Роном, поскольку никогда им и не был. Мне жаль тебя, Грейнджер, ты не оправдала звания друга, - и после этих слов Рон вышел.
Некоторое время в гостиной было тихо.
- Ты, действительно, ничтожество. Рон прав, - спокойно произнесла Парвати и направилась в сторону девичьих спален. Вслед за ней ушли Джинни и Лаванда. Что дальше происходило в гостиной для многих осталось секретом. Те, кто не захотел поддержать Невилла Лонгботтома или считал, что Гарри достоин уважения, просто ушли. Впервые в истории Хогвартса на каком-то определенном факультете произошел раскол.
Рон просидел полночи на Астрономической башне. Гнев внутри клокотал, ища выхода. Такого Рон не ожидал. Сейчас он потерял к директору последнее уважение, которого и так оставалось мало. Рон не мог объяснить, почему он в таком гневе, и не знал, как себя успокоить. Гнев не находил выхода и причинял боль. Рон, свернувшись клубочком на полу, закрыл глаза от слепящих его гнева и боли. Они затапливали его все сильнее. Он не знал, сколько пролежал в таком положении. Просто в одно мгновение он выплыл из этого состояния и почувствовал, что кто-то сидит рядом и гладит его по волосам. С минуту он наслаждался этими ощущениями, а потом понял, что боль и гнев уходят. Рон поднял голову и посмотрел прямо в синие глаза Ориона, который продолжал гладить его по голове. Спустя минут тридцать гнев и боль ушли, а Рон обнаружил, что сидит, прижавшись спиной к груди Ориона, а юноша обнимает его.
- Ты в порядке? – тихо спросил Орион.
- Да, спасибо, мне уже лучше, - прошептал в ответ Рон, а потом поинтересовался. – А как ты меня нашел здесь? Ты же первый раз в школе, вроде ориентироваться еще не должен так хорошо.
- Я просто знал, где ты. Почувствовал твою боль и гнев и пришел, - ответил Орион.
- Почувствовал? – Рон чуть повернулся в объятиях Ориона, чтобы посмотреть юноше в лицо. Орион кинул. – Почему?
- Гарри оказался прав, мы с тобой пара, магическая, - чуть раздвинул губы в улыбке Орион.
- Но магические пары создаются только из волшебных существ, - не совсем понял Рон.
- Ну, значит, ты тоже не совсем человек, - чуть слышно рассмеялся Орион.
- А ты…? – Рон не договорил, с интересом глядя на юношу, в чьих объятиях чувствовал себя легко и спокойно, словно так и должно быть.
- Я наполовину природный анимаг, а наполовину вервольф, правда, без их специфических особенностей, - сказал Орион.
- Ничего себе. А кто я тогда? – Рон задумался. Вопрос, действительно, был интересный.
- Пока не знаю, - пожал плечами. – Надо будет поговорить с нашими отцами и дядей Фэном, когда будем в Хогсмиде, - Орион специально укоротил имя Фенрира, чтобы не пугать сразу своего партнера, а в том, что Рон его партнер, он уже не сомневался. – Кстати, Гарри и Драко тоже пара.
- Ух, ты, и кто? – заинтересовался Рон. Салазар и Годрик никогда им не говорили ничего подобного. Хотя, скорее всего, они просто молчали до поры до времени, ведь наследие появляется в день совершеннолетия.
- Драко – вейла по отцу и природный анимаг по матери, так как имеет отношение к роду Блеков, а с Гарри вообще особый случай. Он сирена и какое-то древнее вымершее существо, которое было предком эльфов, причем темное, - ответил Орион.
- Почему мне с тобой так легко? И ты делишься со мной этими тайнами? – Рон был немного сбит с толку.
- Ты один из нас. Теперь это ясно точно, - Орион провел по щеке Рона. – Мы можем не опасаться за свою безопасность, все-таки ты два года общался с Основателями, и, думаю, уж ментальной защите они тебя обучили.
- Да, обучили. Мы тренировались с Гарри друг на друге, - кивнул Рон.
- Ты теперь можешь перестать носить свою маску и стать самим собой, - Орион посмотрел на парня.
- Я так и собираюсь сделать, - поморщился Рон.
- Что случилось? – Орион видел, что Рон чем-то недоволен.
- Ты бы слышал их, - Рона прорвало. Гнев снова стал нарастать, как снежный ком. Орион крепче прижал к себе рыжего парня, стараясь его успокоить. Еще одного приступа боли ему переживать не хотелось, а ведь именно это привело его на башню. Он почувствовал своего партнера сразу, как только тот стал испытывать гнев и боль. По-видимому, испытанные Роном чувства стали последним маячком, который и показал Ориону, кто его партнер.
- Тшш, Рон, все будет хорошо, - Орион погладил его по плечу, а тот продолжать говорить, пересказывая разговор в гриффиндорской гостиной.
- Я не могу поверить, что они такие лицемеры, - закончил рассказ Рон.
- Главное, что ты знаешь правду, - тихо произнес Орион, хотя и сам сейчас был готов придушить гриффиндорцев. В одну из ночей Драко рассказал им с Гарри о том, в каком состоянии сына Тома доставили в Крестон-менор, и сейчас Орион с большим бы удовольствием заставил помучиться всех тех, кто заставил его брата и друга так страдать. Они с Гарри, по сути, были братьями, только вот какими – не понятно, но, в конце концов, их выносила одна женщина.
- Я понимаю это, - кивнул Рон. – Но простить не могу, особенно Гермионе. Мы ведь тогда долго решали, привлекать ли ее к нашим секретам и тайнам, - Рон на секунду замер, потом, горько улыбнувшись, сказал: – Мы оказались правы.
- Значит, у вас хорошее чутье, - ответил на это Орион.
- Гарри спит? – вдруг сменил тему Рон.
- Да, профессор Снейп, крестный Драко, дал ему обезболивающее и, по-моему, сонное зелье, а также натер ногу мазью. Ему надо отдохнуть.
Рон несколько секунд переваривал информацию, затем уточнил:
- Крестный?
- Именно, - улыбнулся Орион. Рон снова помолчал, а потом произнес.
- Он ведь больше не летает, - это не было вопросом, и столько горечи было в словах Рона, что Орион чуть усилил объятия.
- Да, Рон, больше не летает. Нога не даст ему самостоятельно поднятья в воздух, да и глаза тоже, - не менее горько произнес Орион. – Хотя Люциус говорит, что зрение вернется.
- Слушай…, - начал Рон, но Орион прикрыл ему рот рукой, останавливая поток слов.
- Давай, завтра поговорим. Мы ответим на все твои вопросы. Нам бы надо поспать немного, - произнес Орион.
- Тогда пошли. Сейчас лучше всего дойти до выручай-комнаты, - Рон освободился из объятий Ориона и встал, затем помог подняться и своему партнеру. Он как-то быстро признал, что так и есть на самом деле, его это даже устраивало.
Им повезло, они спокойно добрались до третьего этажа, где располагалась комната. Пройдя мимо определенного места три раза, Рон открыл вход. За дверями оказалась уютная спальня, правда всего с одной кроватью, но это не смутило юношей. Спустя пятнадцать минут оба спали.
Джинни долго не могла уснуть, раз за разом прокручивая в голове разговор, свидетелем которого она стала в гостиной. Девушка была полностью и безоговорочно согласна с Роном. Можно было кого угодно подозревать, но в голове плохо укладывалось, что вот таким образом поступили Невилл и Гермиона, в то время, как Джинни всегда считала их верными союзниками Гарри. Девушка видела, что Гермиона не поняла, что Рон решил вычеркнуть ее из своей жизни. Это был конец Золотого трио, невероятной сказки о дружбе, конечно, если она была когда-то. Джинни понимала, что Рон не сможет простить Гермиону за ее слова о Гарри, да и она сама вряд ли это сделает.
Девушка долго ворочалась на кровати, перебирая в уме различные варианты дальнейшего развития событий. В голову приходил, к сожалению, только один – раскол. Гриффиндор уже никогда не будет таким, каким был когда-то.
«Что ж, посмотрим, Невилл, из какого ты сделан теста», - прежде чем уснуть, с усмешкой подумала Джинни.
У многих гриффиндорцев в эту ночь было о чем подумать, многие приняли решение, которое перевернет жизнь Хогвартса с ног на голову, и даже Дамблдору не удастся совладать с ситуацией. Эта лавина готова была сорваться с самой высокой точки и на всех порах нестись вниз, не хватало только маленького толчка.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:40 | Сообщение # 17
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 15. Первый учебный день.

В половине седьмого утра Драко подскочил на кровати от звонка будильника. Ему понадобилось несколько минут, чтобы заставить его замолчать, так как спросонья не смог найти этот необходимый каждому студенту предмет сразу.
- Ну, и за каким дьяволом ты поставил его на такую громкость и рань? – вкрадчиво поинтересовался Гарри очень бодрым голосом. Это особенность Гарри просыпаться бодрым убивала Драко наповал.
- Чтобы проснуться наверняка, - буркнул Драко.
- Ага, смотри, чтобы тебя не прибили в общей гостиной ненароком, - съехидничал Гарри.
- За что? – не понял Драко.
- За раннюю побудку, - ядовито сказал Гарри, садясь на кровати. – Слушай, а чего это Ори молчит?
- Ээээ..., - только и выдавил из себя Драко, глядя на пустую кровать друга.
- Куда дар речи дел? – усмехнулся Гарри.
- Его нет, - наконец, переварил увиденное Драко. Молчание в ответ заставило блондина повернуться к Гарри. Тот сидел на кровати с ошеломленным выражением на лице.
- Кого? Дара речи? – недоуменно поинтересовался Гарри.
- Ориона, - закатил глаза к потолку Драко.
- И где он? – Гарри задумчиво покусал нижнюю губу.
- Я, между прочим, тоже спал, - Драко перешел на ядовитый тон.
- Это был риторический вопрос, - отмахнулся Гарри от Драко, как от назойливой мухи.
- Ну, и где его искать теперь? – Драко даже не обиделся на поведение Гарри и стал обыскивать кровать Ориона на предмет зацепок по поводу того, куда мог уйти их друг. Записка обнаружилась на самом видном месте – на прикроватной тумбочке. Драко зачитал ее вслух. – Ушел искать Рона.
- То есть он пошел к гриффиндорцам? – уточнил Гарри.
- Самоубийца, - вынес вердикт Драко. – Я в ванную.
- Давай, давай, - съехидничал ему в спину Гарри. Дверь ванной комнаты, которая у них была намного лучше, чем в остальных спальнях, и не ограничивалась только душем, захлопнулась. Гарри вздохнул, но тут скрипнула входная дверь. Гарри повернулся на звук и спросил – Ори?
- Я, - ответил ему брат и друг. – Думал, вы еще спите.
- Ага, с его будильником поспишь, - съязвил Гарри. – А ты где был? И что значит, ушел искать Рона?
- Вот и мне это интересно? – из ванной появилась голова Драко.
- Там места троим хватит? – Орион посмотрел на Драко, тот кивнул в ответ. Тогда Орион повел Гарри в ванную, где все трое залезли в магический вариант джакузи.
- В общем, все началось через час после того, как мы уснули, - начал Орион и поведал ребятам о событиях прошедшей ночи, о срыве Рона, о разговоре в гриффиндорской башне, пересказанной со слов Рона Уизли.
- Мда. – выдал Драко после того, как Орион закончил свое повествование.
- Значит, этот Лонгботтом считает, что я занял его место? – как-то слишком вкрадчиво спросил Гарри. Орион и Драко с подозрением посмотрели на новоявленного слизеринца.
- Ты что-то задумал? – спросил Орион.
- Нужна сова, - очень нехорошо улыбнулся Гарри. – И тот, кто поможет сделать громовещатель.
- Гарри?! – Драко и Орион посмотрел на брюнета с неподдельным интересом.
- Ну, раз он теперь занял свое законное место, надо же его с этим поздравить, - ядовито улыбнулся Гарри.
Ребята быстро привели себя в порядок. Времени было только двадцать минут восьмого, когда Орион и Драко притащили все еще сонного Маркуса Флинта в свою спальню. Минут десять они вдалбливали ему, что же от него требуется. В конце концов, тот пришел в себя, вызнал у трех подростков подробности, уточнил по поводу Рона Уизли. Конечно, они не сказали ему всей правды по поводу Гарри Поттера, но дали понять, что Рон, к сожалению, попал не на тот факультет, а последние годы все было игрой, а Гарри Поттер и Рон Уизли были лучшими друзьями Драко Малфоя, переписывались с Орионом Блеком и Гарри Крестоном. Выслушав все это, переварив, Флинт наложил на уже готовое послание нужные чары и сказал, что готов прийти на помощь слизеринским мстителям в любое время. После чего уставился на Ориона долгим проницательным взглядом.
- Ты в квиддич играешь? – наконец, спросил он.
- Дома играл, говорят, летаю неплохо, - пожал плечами Орион.
- Придешь на отбор команды. Малфой, потеряешь еще раз снитч, я Крестона возьму в команду, он и то будет лучшим ловцом, чем ты, - пригрозил Флинт.
- Ну-ну, - ехидно заметил Драко, а затем быстро швырнул в сторону Гарри предмет, который в это время крутил в руках. Под удивленным взглядом Маркуса Гарри поймал вещицу без проблем.
- Ты точно слепой? – уточнил Флинт.
- Слепой, слепой, - усмехнулся Гарри.
- Слепой – не значит беспомощный, - наставительно сказал Орион. Маркус озадаченно оглядел троих пятикурсников, а затем пошел к выходу.
- Когда ждать послание-то? – спросил он в дверях.
- За завтраком, - в три голоса ответили "слизеринские мстители".
- Тогда, я пошел будить остальных. Нельзя пропустить такое представление в первый же день, - усмехнулся Флинт, и отбыл. Через пару минут по всей гостиной пронесся усиленный сонорусом голос Маркуса.
- ПОДЪЕМ! КТО НЕ ХОЧЕТ ПРОПУСТИТЬ УНИКАЛЬНЫЙ МОМЕНТ ПОЛУЧЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНОГО ГРОМОВЕЩАТЕЛЯ НОВЫМ ЗОЛОТЫМ МАЛЬЧКОМ ГРИФФИНДОРА, ДОЛЖЕН БЫТЬ НА ЗАВТРАКЕ!!!
- Совсем рехнулся, - Орион покрутил пальцем у виска.
- ФЛИНТ, ТВОЮ... Я ТЕБЯ СЕЙЧАС ПРИБЬЮ, - понесся в ответ крик кого-то из семикурсников.
- Теперь осталось только найти сову, - задумчиво произнес Гарри.
- Позови Добби, - вдруг сказал Драко.
- В смысле? – не понял Гарри.
- Ну, Добби всегда был от тебя без ума, особенно после того, как ты его освободил. Он точно поможет, - решил Драко.
- Добби, - позвал Гарри немного неуверенно. Тут же раздался хлопок, посередине спальни материализовался домовик, который растерянно смотрел на Гарри, затем на лице эльфа проступило удивление, сменившейся такой радостью, что Драко и Орион поняли, этот домовик сделает для Гарри все, даже достанет луну с неба и погасит солнце. Если тот попросит.
- Сэр, Гарри Поттер, сэр, жив! – эльф бросился вперед и, обхватив ноги сидящего мальчика, прижался к ним, что-то бормоча себе под нос.
- Добби, - позвал Драко. Домовик поднял голову и посмотрел на Драко. – Нам нужна твоя помощь.
Добби нахмурился, посмотрел на Гарри, провел своей ладошкой по лицу мальчика, коснулся повязки.
- Дамблдор плохой, - выдал Добби. – Добби поможет Гарри Поттеру, сэру, и его друзьям.
- Добби, меня теперь зовут Гарри Крестон, - тихо сказал Гарри.
- Добби запомнит, и будет звать сэра Гарри Крестоном, сэром, - серьезно кивнул домовик.
- Спасибо, Добби, - улыбнулся юноша.
- Что должен сделать Добби? – спросил эльф.
- Необходимо достать неприметную, или лучше приметную сову, или ворона, черного, который сегодня на завтрак принесет вот этот громовещатель Лонгботтому, - сказал Гарри.
- Мальчику, который предал Гарри Поттера, сэра? – уточнил Добби.
- А ты откуда знаешь? – удивился Драко.
- Добби все слышит, Добби все знает, - подняв палец вверх, произнес домовик, затем схватил письмо и с хлопком исчез, как раз вовремя, так как двери спальни открылись, и вошел слизеринский декан.
- Доброе утро, Драко, мистер Крестон, мистер Блек, - поздоровался Снейп. А затем обратился к Гарри и Ориону. – Я могу вас называть по имени?
- Конечно, сэр, - отозвались те в ответ
- Кстати, вы не в курсе, чего это весь факультет уже на ногах? – оглянувшись на дверь, спросил зельевар.
- Не, мы еще не выходили, крестный, - помотал головой Драко. Снейп его уже не слушал, обратив все свое внимание на Гарри.
- Гарри, мне надо выяснить, как вы будете ориентироваться на некоторых предметах. Это касается гербалогии, древних рун и зелий в первую очередь.
/Чезаре/ - позвал Гарри на парселтанге. Снейп вздрогнул, он слышал истории о том, что Крестоны змееусты, но мало в это верил, а сейчас получил доказательство.
- Сэр, это мой поводырь – Чезаре, - сказал Гарри. – Надеюсь, с его нахождением здесь не будет проблем?
- Так вот о каком фамильяре шла речь, - задумчиво произнес Снейп, разглядывая нияра.
- Вы о чем, сэр? – Орион недоуменно посмотрел на своего декана.
- Вчера на педсовете директор упомянул, что одному из учеников разрешено иметь очень необычного фамильяра, но вот в подробности вдаваться не стал, - на автомате ответил Снейп, а затем встряхнулся, поняв, что потерял свою невозмутимость, хорошо хоть перед своими студентами. – Что ж, это многое объясняет. Будут возникать трудности, мой кабинет и апартаменты для вас открыты.
- Спасибо, сэр, - хором ответили мальчики.
- Гарри, как ваша нога? – с заботой, ему не свойственной, в голосе спросил Снейп.
- Все хорошо, сэр, не болит, - улыбнулся Гарри.
- Как только заболит, сразу же идите ко мне, - сказал Снейп и направился к дверям. – Жду вас внизу, у меня есть пара объявлений для всего Слизерина.
Через пять минут все были в общей гостиной. Орион смог, наконец, ее рассмотреть: светло-зеленые стены, отделанные серебристым молдингом в метре от пола, шириной сантиметров в пятнадцать, изображающим различных змей. На стенах висели картины, в основном пейзажи и несколько натюрмортов. Мебель из темного дерева, но отделанная светлой кожей или тканью, преимущественно серых оттенков. Это были мягкие диваны и кресла. Десятка три столов со стульями для занятий, уголок у камина. Гостиная выглядела очень привлекательно, теперь Орион понял, почему Драко так ею восхищается.
Троица села на небольшой диванчик, Гарри, как всегда, оказался посередине.
- Я очень рад, что без пяти восемь, то есть за пять минут до начала завтрака мой факультет уже собрался в полном составе, более того, он весь уже на ногах, - тут Снейп сделал многозначительную паузу, которой воспользовался Гарри, решивший откомметировать последнее высказывание. (О, а рожи у всех помятые, глаза красные, руки трясутся, коленки подгибаются, а в голове только одна мысль – убью того, кто меня поднял в такую рань). Снейп взглянул на Гарри, но замечания ему делать не стал, так как мальчик даже в своей слепоте абсолютно точно охарактеризовал состояние студентов двух старших курсов. – Поскольку кое-кто все-таки вчера меня не совсем послушал, то зелье вон там, - Снейп указал на столик за своей спиной, около выхода. Гарри не замедлил заметить (Мерлин великий, благослови слизеринского декана, нашего благодетеля и папу родного). Снейп чуть не поперхнулся. Подразумевалось, что декан этих слов не услышит, но откуда студентам было знать, что зельевар обладает идеальным слухом. Пятикурсники, что стояли рядом с диваном, где сидела троица, тихо умирали от смеха, да и многие, кто услышал, еле себя сдерживали. Тем временем Снейп решил продолжить, но стараясь пристально не смотреть на Гарри Крестона. – Все желающие поправить свое здоровье, могут воспользоваться моим подарком, - Снейп чертыхнулся про себя, почувствовав, что перешел на тон высказываний своего нового студента и уже боялся услышать новый комментарий, но его не последовало. – Флинт, отбор команды вы можете начать через десять дней, поле уже для вас зарезервировано. (Виват Флинту, капитану капитанов, которого сегодня если не убьют, то покалечат), - последнее замечание Гарри Снейпа ввело в недоумение, но он обратил внимание, что порядка трех десятков очень характерных взглядов было направлено после слов юноши именно на Флинта. В голове зельевара промелькнула мысль: "Что успел натворить вчера Флинт?" – Я надеюсь, что будете благоразумными (А мы всегда благоразумны, его отсутствием страдает только один факультет, - фыркнул Гарри). В этом году, как и в предыдущие годы, у вас новый преподаватель по ЗОТИ (Маленькая, толстенькая, кругленькая, розовенькая ЖАБА), - Гарри все это выдал страшным шепотом. Слизеринцы не выдержали и расхохотались. Снейп несколько секунд смотрел прямо на Гарри. – Мистер Крестон, может быть, вы вместо меня скажете речь?
- Ну, что вы, сэр. Мне очень нравится, как вы говорите, можно так легко вставить несколько емких замечаний, - жизнерадостно выдал юноша. Снейп приподнял бровь, слушая мальчика, а затем усмехнулся.
- Рад, что вы оценили, - ядовито заметил зельевар. – Хорошо, идите на завтрак, а то вы не успеете, если мы с мистером Крестоном продолжим нашу совместную речь.
- Вы мне льстите, сэр, - усмехнулся Гарри, вставая с дивана.
- Да, чуть не забыл. У мистера Крестона довольно специфический дар и фамильяр, соответствующий тому дару, более того фамильяр является в некотором роде его поводырем, - Снейп сделал эффектную паузу. – Это магическая разновидность самого ядовитого НИЯРА!
В гостиной стало тихо. Все студенты, от мала до велика, смотрели теперь на Гарри, тот, почувствовав на себе множество взглядов, раскланялся в разные стороны.
- Любите вы, сэр, оставить последнее слово за собой, - чуть укоризненно покачал головой Гарри. Снейп мысленно поаплодировал юноше. А Гарри тем временем продолжил. – Чезаре никого не тронет. Он только много болтает. ОЧЕНЬ МНОГО.
- И что это значит? - спросил кто-то из семикурсников.
- Он говорит обо всем, что видит, вернее, шипит без остановки, - в голосе Гарри послышалась обреченность.
- Что, все время? – сочувственно спросила девочка с шестого курса. Гарри кивнул в ответ.
/Чезаре/ - позвал мальчик. Голова нияра вынырнула из-за ворота мантии и легла на плечо мальчика.
- А я думал, это галстук, - удивленно воскликнул второкурсник. Это непосредственное восклицание разрядило обстановку в гостиной, и все сразу начали оживленно разговаривать, расспрашивать Гарри о его питомце, о даре змееуста.
- Один – ноль в пользу Гарри, - усмехнулся Орион, указывая глазами на Снейпа, Драко кивнул. Зельевар услышал и про себя усмехнулся.
Слизеринцы появились в зале только в двадцать пять минут девятого, но все бодрые и веселые, и полным составом, что вызвало недоумение у всех преподавателей. Драко и Панси сразу же пошли к МакГонагалл за расписанием. Не успели слизеринцы начать завтракать, как в Большой зал, громко каркая, влетел черный большой ворон. Облетев зал и показав себя во всей красе, ворон кинул красный конверт прямо на голову Невиллу. Кто-то в испуге зашептал: "Громовещатель". Лонгботтом подхватил письмо, но ничего не мог поделать. Оно взорвалось у него прямо в руках. На весь зал раздалось усиленное чарами неприятное шипение, складывающееся в слова.
"ПРИВЕТСТВУЮ ТЕБЯ, ЛОНГБОТТОМ, МАЛЬЧИК, ВОЗОМНИВШИЙ, ЧТО МОЖЕТ МЕНЯ УБИТЬ. Я СЛЫШАЛ, ТЫ ТУТ РАСПРОСТРАНЯЛСЯ, ЧТО ПОТТЕР ПРИСВОИЛ СЕБЕ ТВОЮ СЛАВУ? ЧТО Ж, ДАВАЙ ПОСМОТРИМ, ГРИФФИНДОРСКИЙ ГЕРОЙ, НАСКОЛЬКО ТЫ СПОСОБЕН ВЫЖИВАТЬ. ТЕПЕРЬ ВСЕ ЧТО ГОТОВИЛОСЬ ДЛЯ ПОТТЕРА, ДОСТАНЕТСЯ ТЕБЕ. ТВОЙ ТЕМНЫЙ ЛОРД ВОЛДЕМОРТ".
В Большом зале стояла абсолютная тишина, даже за слизеринским столом. Флинт и еще несколько слизеринцев, которым Маркус уже успел поведать часть истории, смотрели на Малфоя, Крестона и Блека с уважением. А за гриффиндорским столом Джинни смотрела на Рона, который усиленно прятал улыбку, готовую расплыться на его лице. Преподаватели тоже пребывали в шоке и не сразу сообразили, что делать, их заминка позволила событиям пойти совсем по-другому пути. Из-за гриффиндорского стола встала Лаванда Браун и, презрительно посмотрев на Невилла, на весь зал заявила:
- Ты хотел славы? Ты считал, что Гарри у тебя ее забрал? Что ж, вот он, твой звездный час. Ты получишь все, в том числе и всю ту боль, через которую Гарри проходил из года год. Смотри не захлебнись, ничтожество.
- Минус пятьдесят очков Гриффиндору, - воскликнул Дамблдор, сердито уставясь на девушку.
- Да, хоть сто, это не меняет дела, - выкрикнула Парвати, тоже вставая из-за стола. – Не знаю, как, но убийца родителей Гарри получил сведения о том, что Лонгботтом похваляется своим новым статусом. Только вот ему до Гарри, как земле до неба.
- Мисс Патил, минус пятьдесят очков Гриффиндору, - Дамблдор поднялся со своего места и грозно смотрел на двух студенток-гриффиндорок. – Какой пример вы подаете своим первокурсникам?
- А причем здесь они? Мы, по-моему, говорим о поведении мистера Лонгботтома, который вчера на всю гостиную заявил, что Гарри Поттер занимал его место, присвоил его славу и тому подобное, - выкрикнул Колин Криви.
Стало ясно, что если сейчас не остановить это, то будет поздно, и директор не нашел ничего умнее, чем наложить на гриффиндорский стол Силенцио. Когда до них дошло, что сделал Дамблдор, половина гриффиндорцев смотрела на его как на своего первого и главного врага. Даже тугодумы поняли, что гриффиндорцам просто заткнули рот.
- У вас через пять минут начинаются занятия, не опаздывать, иначе все потеряют очки, не начав их зарабатывать, - Дамблдор был зол. Он не думал, что его решение превратить Невилла в героя пророчества встретит такое сопротивление среди учеников. Он сразу же обратил внимание на то, что Рон сел отдельно от Гермионы, а девочка – рядом с Невиллом. Это было плохо. Туповатый Рон Уизли оказался более преданным своему другу, чем Гермиона. Дамблдор надеялся, что тяга младшего из сыновей Уизли купаться в лучах славы главного героя Гриффиндора приведет его к Невиллу одним из первых, ан нет, чего-то директор не учел.
Разогнав студентов на занятия, Дамблдор снял с гриффиндорцев заклятие, сказал, что вечером будет устроено собрание факультета, к тому времени преподаватели решат, какое наказание понесут Браун, Патил и Криви, после чего отправил их на уроки.
У пятого курса первым уроком, впрочем, как всегда, были зелья. Слизеринцы оказались в классе, естественно, первыми, гриффиндорцы явились с пятиминутным опозданием. Самое интересное было то, что баллы сняли с Дина, Симуса, Гермионы и Невилла, а Рон, Лаванда и Парвати не пострадали, только вот гриффиндорцы этого не заметили, в отличие от слизеринцев. Рон демонстративно сел в гордом одиночестве на первую парту со стороны слизеринцев, что не осталось незамеченным Снейпом.
- Мистер Малфой, надеюсь, вы окажете помощь мистеру Крестону, - Снейп взглянул на крестника.
- Да, профессор, - кивнул Драко.
Они сели все вместе за третий стол, усадив Гарри между собой. Впереди сидели Панси и Милли, а на задних партах Кребб, Гойл, Забини и Нотт.
- Мистер Уизли, раз уж вы отделились таким своеобразным образом от своего факультета, будьте добры помочь мне в раздаче ингредиентов, - саркастично обратился к Рону Снейп. Рон спокойно встал со своего места и, взяв со стола преподавателя материалы для работы, стал разносить их по классу.
- Рон, что ты себе позволяешь? - прошипела Гермиона, дернув Рона за рукав так, что он чуть не уронил поднос с ингредиентами на пол.
- Грейнджер, может, отцепишься от меня? – в полный голос спросил Рон, недвусмысленно глядя на руку девушки.
- Мистер Уизли, минус десять очков Гриффиндору за постороннее выяснение отношений на уроке, мисс Грейнджер, тоже минус десять очков. И, мистер Уизли, поторопитесь, время не резиновое, - скривился Снейп.
- Да, сэр, - произнес Рон, стряхнул руку Гермионы и выложил на три оставшихся стола ингредиенты, а затем сел на свое место, чувствуя, как Гермиона прожигает его сердитым взглядом.
- Сегодня мы с вами будем готовить умиротворяющий бальзам, - произнес Снейп, взмахнул палочкой и на доске появился рецепт. Зельевар обратил внимание, что Драко тут же стал шепотом что-то говорить Крестону-младшему, а тот периодически кивал головой. – Это бальзам несколько сложнее того, что вы готовили в прошлом году. Приступайте, у вас час времени, перерыва между парой не будет. Оставшееся время будете писать контрольную работу. Мистер Крестон! – Снейп посмотрел на юношу.
- Да, сэр? – совершенно спокойно отреагировал Гарри.
- Вы будете сдавать контрольную лично мне устно, - сказал зельевар.
- Хорошо, сэр, - кивнул Гарри.
- А то, как же иначе, слепец ведь, - попробовал съязвить Симус.
- Мистер Финниган, минус двадцать очков за неподобающее отношение к студенту другого факультета, - моментально отреагировал Снейп. – Приступайте, время идет.
Снейп сразу же стал прохаживаться по классу. Больше всего его интересовали возможности Крестона, и как тот стравится с заданием. Зельевар уже несколько минут стоял и смотрел на Гарри, наблюдая, как тот на ощупь или на запах определяет, где какой ингредиент. Драко и Орион уже занимались своим зельем, но при этом не забывали приглядывать и за Гарри. А тот, перебрав ингредиенты, разложил их на своей доске. Снейп про себя усмехнулся, мальчик положил их в том порядке, в котором их следовало класть в зелье, а заодно отметил для себя то, что Крестон может определять ингредиенты на ощупь и по запаху. Окинув взглядом класс, Снейп задержал внимание на Роне, который ловко обрабатывал очередной ингредиент. На данный момент зелье Рона имело идеальный цвет и консистенцию. Гермиона в это время пыталась помочь Невиллу. Снейп не трогал его, да и интерес для него представлял совсем другой ребенок. Зельевар вернулся к наблюдению за Гарри, он прислушался к разговору за третьим столом.
- Драко, прочти для меня еще раз рецепт, - попросил Гарри. Драко, еще раз взглянув на свое зелье и удостоверившись, что с ним все в порядке, выполнил просьбу своего партнера. Гарри сидел, постукивая пальцами по столу и что-то обдумывая, затем поднял руку.
- Мистер Крестон? – моментально отозвался Снейп, подходя к их столу.
- Сэр, не могли бы вы дать мне листья черемицы и сердцевину косточки моболы, - очень тихо попросил Гарри. Снейп от неожиданной просьбы замер, с трудом подавляя свое изумление.
- Мистер Крестон, объясните мне причину вашей просьбы, - зельевар прекрасно знал назначение этих ингредиентов при варке этого зелья, но хотел удостовериться в знаниях своего ученика.
- За оставшееся время я не успею сварить зелье, а данные ингредиенты позволят мне закончить его за пол часа, - ответил юноша. Снейп начал расплываться в улыбке.
- Что ж, хорошо, - кивнул зельевар, через минуту на стол Гарри легли нужные ингредиенты. Юноша снова перебрал ингредиенты, положив их в том порядке, который требовался при наличии черемицы и моболы, и только после этого приступил к своему зелью. Мальчик очень легко работал ножом, ни разу себя не поранив. У Снейпа возник вопрос, сколько же времени юноша слеп, или эта беда у него с самого рождения? Он заметил, когда Орион остановил руку Гарри, что-то ему сказав. "Да, надо было порезать в два раза меньше толщиной. Ага, именно это ему и сказал Блек. Хмм, похоже, у нас вместо Золотого трио, появилось Серебряное", - мысленно оговаривал свои наблюдения зельевар. Крестон нравился ему все больше и больше, хотя некоторые жесты ему кого-то до жути напоминали, но вот вспомнить он никак не мог. В голову пришла та статья, о переходе состояния Поттеров к Гарольду Крестону по завещанию Джеймса Поттера. В последнее время Снейп довольно часто ловил себя на том, что что-то упустил во всей картине происходящего.
Гарри тем временем продолжал варить свое, немного измененное по рецепту зелье. Его руку останавливали еще дважды, по разу Драко и Орион. За десять минут до того, как у всех должен был получиться конечный результат, Гарри потушил огонь под своим котлом и откинулся на спинку скамейки.
- Вот всегда так, и почему Том не стал нас учить так разбираться в зельях, - услышал Снейп ворчание Ориона. "Они что, знакомы уже давно?" – недоуменно подумал зельевар.
- А вам проще, прочитал, забыл, снова прочитал, а мне приходится запоминать и думать, так как уходит больше времени, - резонно заметил Гарри.
- Да, знаю я, - хмыкнул Орион. – Но вот тоже хочется так: раз – и нашел быстрый способ решения проблемы.
- Не всегда будет так. У некоторых зелий нет быстрого способа приготовления, - сказал Гарри.
- Закончили, - Снейп почти мгновенно оказался у своего стола, испугав при этом Невилла так, что тот чуть не опрокинул котел со своим зельем на пол. - Сдайте ваше зелье на проверку.
Гермиона поднялась первой и отдала свою прозрачную бутылочку. Как всегда, у нее было почти идеальное зелье, почти, но не совсем. Снейп скривился, понимая, что придется ставить превосходно, если будет всего несколько аналогичного уровня зелий. Следующим на дрожащих ногах подошел Невилл.
- Мистер Лонгботтом, какого цвета должно быть зелье? – ядовито поинтересовался Снейп, с омерзением разглядывая нечто грязно-болотного цвета.
- Го.. Голубого, - немного заикаясь, сказал Невилл.
- Небесно-голубого, - вкрадчиво поправил Снейп. – Вы ни на что не способны, Лонгботтом, у Поттера хоть хватало ума сварить зелье на Удовлетворительно. Отвратительно, Лонгботтом, большего вы не достойны. Сядьте.
Гриффиндорцы, кроме Лаванды, Парвати и Рона, бросали на зельевара злые взгляды. Минут через десять на сдачу оставались только зелья троицы и Рона. Орион и Драко встали одновременно, при этом Драко взял с собой и зелье Гарри. Когда они поставили их на стол, Снейп с удивлением понял, что они идеальны – все три. Но когда рядом с ними встала бутылочка Рона, на секунду зельевар потерял дар речь. У Уизли по идее вообще не могло получиться чего-то положительного, но сейчас перед ним стояло такое же идеально выполненное зелье, как и три слизеринских.
- Так, вот вопросы контрольной, приступайте, - взмахнул палочкой Снейп, перед студентами появились пергаменты с вопросами. – Мистер Крестон, жду вас у моего стола.
Гарри осторожно передвинулся по скамейке на край и поднялся на ноги, опираясь на трость. Что заставило Ориона резко броситься вперед, он даже сам не понял, но в следующее мгновение, он уже успел подхватить падающего Гарри, при этом зло смотря прямо в глаза ухмыляющегося Симуса. Осторожно доведя Гарри до стола Снейпа и посадив его на удобный стул, Орион вернулся за свой стол и что-то прошипел Драко, который тут же взглянул на Симуса таким взглядом, что стало понятно: разборок не избежать.
- Нога в порядке? – спросил Снейп, разглядывая Гарри.
- Да, сэр, я не успел на нее опереться. Орион оказался вовремя рядом, - тихо ответил Гарри.
- Хорошо. Я сегодня вечером сделаю вам массаж, посмотрим, что сможем сделать с вашей ногой. Ваш отец не обращался к колдомедикам? – это даже не был вопрос, а скорее утверждение.
- Папа не доверяет им, сэр. И было бы очень много вопросов о том, что случилось, - Снейп сразу почувствовал отчуждение, нежелание говорить на эту тему.
- Ладно, приступим к контрольным вопросам, - сменил тему зельевар. Снейп решил проверить мальчика по всем четырем предыдущим курсам. Ответы Гарри то краткими и емкими, то развернутыми и с дополнениями, о которых ученики, не читая дополнительной литературы и журналов по зельям, знать не могли. Последние вопросы зельевар уже задавал по материалу пятого курса. Уже после пятнадцатого вопроса у него не было сомнений, что перед ним сидит будущий мастер зелий, но все продолжал спрашивать и спрашивать.
- Что ж, мистер Крестон, превосходно. Вы сдали контрольную, - улыбка все-таки мелькнула на лице зельевара. – Я хотел бы предложить вам посещать дополнительные занятия по зельям с целью подготовки сдачи в будущем экзаменов на степень мастера зелий.
- Сэр? – на лице мальчика было удивление.
- У вас все задатки для этого, - серьезно произнес Снейп.
- С удовольствием, профессор, - улыбка была искренней и довольной. Гарри очень нравились зелья, он ведь не помнил, что не мог варить их нормально последние четыре года. А Том потратил массу времени на то, чтобы научить сына чувствовать ингредиенты пальцами и носом. Для этого на двух последних неделях лета они даже воспользовались маховиком времени.
- Урок окончен, все свободны, - Снейп окинул взглядом класс. – Сдайте пергаменты с вашими ответами.
Гриффиндорцы постарались покинуть кабинет первыми, а слизеринцы были спокойны и степенны. Попрощавшись с зельеваром, они отправились на следующий урок – руны. Из гриффиндорцев здесь была только Гермиона, еще двое из Хаффлпаффа, и трое из Райнвекло. Ничего нового не произошло, преподаватель тоже дала контрольную, но по четырем предыдущим курсам. Сама же занялась Гарри, пытаясь понять, как ей учить такого уникального студента. Гарри показал ей учебник, выполненный для него мастерами чар. Все в нем было написано объемно, что позволяло Гарри подушечками пальцев чувствовать руны. Дав мальчику задание перевести несколько строк из книги. Да, у Гарри уходило чуть больше времени, но он при этом и не ошибался. Профессор была в восторге, затем также устно провела для него тест и осталась довольна результатами, при этом понимая, что Крестону ей придется уделять особое внимание.
Следующий урок у пятикурсников Слизерина был снова с Гриффиндором – УЗМС, единственный общеобразовательный предмет, который Гарри не посещал. Драко и Орион отвели его в библиотеку и отдали на попечение мадам Пинс. Библиотекарь мгновенно прониклась теплыми отношениями к необычному студенту и, отведя его укромный уголок, выдала несколько книг, наложила на них чары, которые позволяли слушать книгу. Их часто накладывают домохозяйки, чтобы, занимаясь делами, иметь возможность что-то слушать, так как обычно времени на прочтение книг, газет и журналов у них не было. Таким образом, Гарри теперь мог спокойно "читать" даже в библиотеке, мадам Пинс наложила вокруг него заглушающие чары, чтобы не мешать остальным, хотя в библиотеке кроме Гарри сейчас никого не было. За час Гарри сделал домашнее задание по рунам. Том приобрел для сына самопищущие перья. Домашним заданием было узнать все об определенной руне. Каждому досталась своя. У Гарри получилось прекрасное эссе на четыре фута убористым почерком.
Затем за ним явились Драко и Орион, чтобы направиться в Большой зал на ужин, после этого у них будет сдвоенный урок по чарам с Хаффлпаффом, что несколько удивило слизеринцев, решившись, что у них все спаренные уроки с Гриффиндором.
Перед самым Большим залом произошла заминка, так как в дверях создалась пробка. Когда все немного пришло в норму, Драко, Орион и Гарри вошли в зал. Снейп скрипнул зубами, когда увидел, как вдруг слепой брюнет упал. Ни Драко, ни Орион не успели отреагировать. Драко склонился над юношей, а Орион со злым, надо сказать, очень злым выражением лица повернулся к стоящим за их спиной гриффиндорцам, а конкретно, к Симусу Финнигану, но не успел ничего сделать. Рон Уизли, разозленный выходкой своего однокурсника по отношению к его кровному брату, вложил в удар всю свою силу. Нос Симусу он сломал, но и сам повредил себе костяшки пальцев, и теперь отчаянно тряс рукой, пытаясь сбить боль.
- Мистер Уизли, сто очков с факультета, - возмущенно воскликнула МакГонагалл. – Неподобающе так поступать старосте факультета. Я подниму вопрос о снятии вас с должности.
- Да, пожалуйста, - пробурчал себе под нос Рон, затем снял с мантии значок, повернулся к Невиллу, который уже успел вместе с Гермионой и Дином сесть за стол и кинул ему значок, почти через весь зал.
- Поздравляю, Лонгботтом, с новым назначением, герой ты наш Гриффиндорский, - презрительно бросил Рон, и вышел из Большого зала.
- Мистер Уизли, - запоздало воскликнула его декан, но мальчика уже и след простыл.
Драко в это время пытался помочь Гарри, но тот встать на ногу не смог, и теперь тяжело опирался на Драко, пряча искаженное от боли лицо. Мало того, что при падении он сильно ушиб больную ногу, так умудрился ее еще и подвернуть.
- Профессор Снейп, - Драко посмотрел на крестного. Зельевар встал из-за стола и стремительной походкой приблизился к подростком.
- Его толкнули, - сквозь зубы произнес Орион, ему сейчас было не сладко. Он всем своим существом ощущал бешенство Рона
- Иди, - шепнул Драко, поняв состояние друга. – Мы справимся.
Кивнув, Орион вышел из зала и направился на поиски своего гриффиндорца, надеясь найти его раньше, чем тот что-нибудь сотворит. Снейп проводил юношу задумчивым взглядом, реплика Драко для него не осталась незамеченной.
Затем он все-таки вернул внимание к пострадавшему. Одного взгляда хватило, чтобы понять - дело плохо. Не долго думая, Снейп поднял Гарри на руки и стремительно покинул зал, направляясь в больничное крыло.
Вместе с мадам Помфри они осмотрели Гарри, при этом постоянно ругаясь себе под нос. Драко тихо сидел чуть дальше на стуле.
- Я бы таких мелких пакостников самих бы заставила пережить все это, - воскликнула в очередной раз колдомедик. - Северус, лодыжку надо вправить и оставить мальчика тут до ужина. Думаю, мистер Малфой с удовольствием посидит со своим другом, - Помфри взглянула на Драко, который активно стал кивать в знак согласия.
- Хорошо, - мрачно произнес Снейп. – Гарри, сейчас будет очень больно, но так нужно. Потом мадам Помфри даст тебе обезболивающее.
Пока зельевар, мягко говоря, заговаривал Гарри, мадам Помфри одним ловким движением вправила лодыжку, вызвав полный боли крик у брюнета. Драко дернулся, вцепился в сидение и сцепил зубы. Колдомедик дала выпить юноше зелье.
- К сожалению, спать я не могу тебе позволить, - с сожалением сказала Помфри. – Мистер Малфой, надо будет поить мистера Крестона этим питьем по полстакана каждые полчаса. Это понятно?
- Да, мадам, - Драко встал со стула и пересел на кровать к Гарри.
- Он справится, Северус, - Помфри кивнула на Драко, уводя Снейпа подальше, и что-то продолжая ему говорить. Разговор явно был неприятным и серьезным, судя по выражению лица зельевара. Он то что-то отвечал колдомедику, то просто кивал на ее слова. Уже выходя из палаты, Снейп произнес.
- Драко, я предупрежу профессора Флитвика, что вы трое не будете присутствовать на уроке, и возьму для вас домашнее задание.
- Спасибо, сэр, - вымученно улыбнулся Гарри. Снейп кивнул.
Минут через десять мадам Помфри вкатила в палату сервированный столик. На удивленный взгляд ребят она объяснила, что профессор Снейп ей сказал, что они не успели пообедать. Ребята остались одни. Не зная, чем заняться, они ничего лучше не придумали, как открыть учебник магии и начать читать, вернее, читал Драко, а Гарри слушал. Мадам Помфри несколько раз заглядывала в палату, и каждый раз картина была такой же.

Орион чувствовал раздражение и злость Рона и шел по его следу, как ищейка. Нашел он его на пятом этаже, сидящем на широком подоконнике, уткнувшимся лбом в стекло. Он уже более-менее контролировал свои чувства и эмоции.
- Нам надо выяснить, что ты за существо, - тихо произнес Орион, тронув Рона за плечо. Тот повернулся, ткнулся лбом в плечо Ориона и замер. – Ты в порядке.
- Я чувствовал, что ты меня ищешь. Кажется, мы точно партнеры, – вздохнул Рон и поднял голову.
- А ты сомневался? – насмешливо спросил Орион.
- Было дело, - снова вздохнул Рон. – Я не понимаю, что со мной. Я не могу справиться со всеми этими эмоциями.
- Все будет в порядке, - Орион посмотрел в голубые глаза рыжего парня. – В первую очередь, нам надо выяснить, кто ты, а значит, надо писать отцу. Срочно.
- Мы еще хотели сходить в Тайную комнату, а без Гарри туда не попадешь, - произнес Рон.
- Вот и пойдем сегодня... Черт, не пойдем, если у Гарри сильно разболится нога.
- Ему сильно досталось? – спросил Рон.
- Да, пришлось даже профессора Снейпа звать, - кивнул Орион. – Я этому вашему...
- Не беспокойся, он за это заплатит, - хмуро сказал Рон. – А с письмом от Волдеморта вы классно придумали.
- Это Гарри, - хмыкнул Орион.
- Видели бы вы, как все об этом говорят. Кстати, в Гриффиндоре раскол. Половина за Гарри, остальные с новым Героем, - фыркнул под конец Рон.
- Ну, ты пришел в себя? – Орион взглянул на Рона, тот в ответ озадаченно кивнул.
- Тогда показывай, где тут больничное крыло. Думаю, Драко и Гарри там.
Через двадцать минут они уже сидели рядом с кроватью Гарри и разговаривали, пока не появилась мадам Помфри. Драко впервые видел, как Орион врет, даже не краснея. История его повествования сводилась к тому, что он нашел лежащего без сознания Рона на пятом этаже. Осмотрев юношу, колдомедик поцокала языком и велела тому ложиться на кровать, напичкала какими-то зельями и велела напоследок ребятам вести себя тихо. Те заверили ее, что будут как мыши.
- Рон, ты ведь нам в поезде не все рассказал? – произнес Орион.
- Не думаю, что это то место, где стоит об этом говорить, - шикнул Драко. – Нам, наверное, пора навестить Тайную комнату и поговорить с портретом.
- Только когда Гарри сможет нормально передвигаться, - тихо сказал Рон. Драко посмотрел на пустой графин, потом на дверь в кабинет колдомедика, после чего скинул обувь и лег рядом с Гарри.
- Ты чего? – дивился тот на эти действия.
- Спать хочу, а питье ты выпил, так что тоже можешь спать.
Когда спустя полчаса мадам Помфри заглянула в палату, то увидела четверых спящих ребят. Драко обнимал Гарри, а Орион спал на стуле, уронив голову на кровать Рона.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:42 | Сообщение # 18
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Покачав головой, колдомедик отлевитировала Ориона и Драко на две пустующие кровати и укрыла всех ребят тонкими одеялами. Немного подумав, она провела для каждого мальчика диагностику. Сейчас их состояние уже вполне стабильное, даже Гарри, но что-то никак не давало женщине покоя, в этой четверке было нечто особенное, что аукнется школе еще не раз.

Глава 16. На пути в Тайную комнату

Ребята так и не проснулись к тому моменту, когда за ними пришел Снейп. Его довольно сильно удивило присутствие здесь Рона Уизли, вернее, даже не удивило, а снова навело на мысли, что он что-то упустил, что-то, что очень сильно повлияет на будущее, и упустил он это не год, не два, и даже не пять назад, а очень, очень давно. Зельевар молча наблюдал за четырьмя спящими подростками. В голове почему-то промелькнула мысль, что в школе появилось не Серебряное трио, а Серебряный квартет, где один из четырех учится в Гриффиндоре. Снейп потряс головой, чтобы отделаться от этой безумной мысли. И все же что-то в этом было.
Зельевар подошел к кровати Гарри Крестона и откинул одеяло, несколько секунд постоял, а затем палочкой заставил исчезнуть брюки и носки, а рубашку превратил в пижамную, достал из кармана мазь и стал втирать ее осторожными движениями в поврежденную ногу. Северус не увидел, как с трех кроватей сквозь полуприкрытые веки за ним наблюдают. Гарри лишь что-то простонал, но не проснулся. Отмассировав ногу мальчику, Снейп некоторое время сидел в задумчивости, затем перевел взгляд на крестника, а затем и на двух других подростков. Придя к решению, слизеринский декан встал, быстрым движением палочки над каждым подростком превратил их одежду в пижаму, укрыл одеялами и повернулся, чтобы покинуть больничное крыло, но столкнулся взглядом с улыбающейся Поппи Помфри.
- И кого ты хочешь обмануть, Северус? – спросила женщина.
- Не понимаю, о чем вы, - сделал непроницаемое лицо Снейп.
- Ой, ну, хоть меня-то ты не обманывай, - махнула рукой колдомедик. – Все настолько очевидно, что я даже поражаюсь, что остальные ничего не видят. Ты же ведь не просто так проникся такой нежностью к этому мальчику. И не смей мне говорить, что это жалость.
- Я и не говорю, - вздохнул Северус.
- Вот и молодец, - кивнула женщина. – Мальчиков, как я понимаю, ты решил оставить здесь?
- Не хочется их будить, даже Уизли, - сказал Снейп.
- Северус, хочешь чаю? Моего, фирменного, с земляникой? – спросила мадам Помфри. Снейп секунду смотрел на женщину, выпустив на волю свои чувства, так что Поппи могла себя назвать, наверное, одной из немногих, кто был удостоен видеть человеческое лицо Северус Снейпа.
- Давайте, - наконец, кивнул он. Через десять минут они сидели в палате, за маленьким трансфигурированным столом и пили чай с пирожными.
- Чай бесподобный. Но откуда у вас свежая земляника? – Снейп взглянул на довольно улыбающуюся мадам Помфри.
- У каждого свои секреты, Северус.
- Это я уже понял, - кивнул Снейп.
- Северус, скажи, а тебе ничего странного в этих мальчиках не кажется? – колдомедик посмотрела на своих маленьких пациентов, умудрившихся попасть в больничное крыло в первый же день, хотя на самом деле вроде бы только один из них был пострадавшим. Но она сразу заметила, в каком ужасном эмоциональном состоянии пребывал Рональд Уизли, заметила она и то, что этот фон влияет на Ориона Блека, по касательной затрагивая и Драко Малфоя, и Гарольда Крестона.
- Что именно? – насторожился Снейп.
- Не знаю, - покачала головой женщина. – Просто вот чувствую я, что-то с ними не так, а понять что именно, не могу.
- Мда, у меня такое же было ощущение, - снова кивнул зельевар.
- Как мальчик справляется с учебой? – колдомедик посмотрела на Северуса.
- Очень даже неплохо, и это при том, что сегодня он не брал на уроки своего фамильяра, - произнес Снейп.
- А, что за фамильяр? – отстраненно поинтересовалась женщина.
- Нияр, - усмехнулся зельевар. Женщина недоуменно воззрилась на него, пока до нее доходил смысл ответа. Потом она одним глотком допила свой чай и уставилась на Гарри.
- Мда, - только и произнесла колдомедик, не став озвучивать те мысли, которые пронеслись в ее голове. Чуть позднее Снейп удалился к себе, а колдомедик еще долго наблюдала за четырьмя подростками, пытаясь понять, что же не дает ей покоя.
Утро ребята встретили бодрыми и готовыми к новым приключениям. Было решено, что после уроков они пойдут в тайную комнату, пора было встретиться с Салазаром и Годриком. Те, наверняка, уже заждались двоих своих питомцев. Позавтракали они в больничном крыле, после чего разошлись по своим гостиным, чтобы взять необходимые учебники и переодеться.
Гарри несколько секунд стоял в нерешительности, но затем позвал Чезаре и посадил его себе на шею. Из-под мантии его особо было не видно, если не присматриваться, все-таки нияр еще был довольно маленьким. Гарри попросил его не шипеть, пока он к нему не обратиться. Чезаре со всем усердием заверил своего хозяина, что все выполнить в лучшем виде.
Первым уроком в расписании была Трансфигурация. Троица пришла к кабинету первой, через пару минут к ним присоединился и Рон. Они мирно перебрасывались фразами, когда появились их однокурсники. Гермиона сразу же налетела на рыжего подростка.
- Рональд Уизли, где тебя носило всю ночь? Из-за тебя мы потеряли вчера уйму баллов. Ты настроил половину факультета против Невилла. Как ты можешь?
- Грейнджер, будь добра, отойди от меня как можно дальше, - холодно произнес Рон, обдавая девушку ледяным взглядом. Никакой краски на лице, ни одного импульсивного движения, но Орион сжал кулаки, почувствовав рвущуюся наружу ярость партнера. Необходимость срочно выяснить, кем тот является, становилась с каждой минутой все более насущной задачей. Рон явно представлял собой темное существо. Его ярость частично дала о себе знать и Драко с Гарри.
- Грейнджер, по-моему, тебя попросили, - надменно протянул Драко.
- Не лезь не в свое дело, хорек, - тут же вскинулся Дин Томас.
- Мда, никогда не думал, что гриффиндорцы такие. Что-то мне папа, по-моему, не то рассказывал об этих доблестных справедливых членах общества, - задумчиво глядя на соперников, произнес Орион.
- Да, ты вообще позор для своего отца, - презрительно скривился Симус. Орион прищурился, в коридоре вдруг повеяло опасностью. Слизеринцы тут же отодвинулись на задний план, чтобы не попасть под горячую руку явно рассердившегося товарища. Лаванда и Парвати тоже отошли, понимая, что их однофакультетники, кажется, только что нарвались на большие неприятности. Теперь уже Рон сжимал кулаки, чувствуя, как вибрирует ярость в Орионе.
- На твоем месте я бы заткнул свой рот раз и навсегда. Ты вообще ничего не знаешь о моих родителях. Можешь мне поверить, - слова сочились жгучим ядом. Гермиона отшатнулась, когда на нее посмотрели невероятно-синие глаза с вертикальным зрачком. Но это длились всего секунду, и она не могла сказать, было ли это на самом деле. Но одно было точно, от Ориона несло опасностью и угрозой за версту.
- Минус двадцать баллов со Слизерина, мистер Блек, - сурово произнесла МакГонагалл, подходя к кабинету. Гриффиндорская команда Невилла довольно хмыкнула, слизеринцы сжали челюсти и зло посмотрели на профессора трансфигурации. Гарри и Драко сели за одну парту, а Орион сел на первую парту с Роном, что очень удивило всех присутствующих.
- Мистер Крестон, вы сможете работать? – поинтересовалась МакГонагалл.
- Да, профессор, - последовал спокойный ответ. Декан Гриффиндора бросила на Гарри пытливый взгляд, но от комментариев воздержалась.
Первую пару МакГонагалл давала теоретический материал. Гарри внимательно слушал, самопишущее перо подробно записывало лекцию. Он изучил все заклинания за пятый курс вместе с Люциусом, но все равно слушал внимательно. Кое-что у него до сих пор выходило плохо. МакГонагалл была хорошим преподавателем, и Гарри все-таки почерпнул из лекции много интересного. На втором уроке приступили к практике. Драко лишь направил руку партнера в нужном направлении, дальше Гарри все делал сам. Он, кстати, оказался одним из пяти, кто достиг успеха, заработал пять очков для Слизерина. Остальными оказались Гермиона, Рон, Блейз и Драко. У Ориона почти получилось, но не совсем. Гриффиндорка озадаченно смотрела на Рона, не понимая, как тот смог оказаться лучше ее, а случилось именно это. Рональд Уизли был первым, кто выполнил задание, удивив даже МакГонагалл, не ожидавшей такой прыти от довольно-таки посредственного, по ее мнению, студента. По окончании урока было задано эссе в качестве домашнего задания на четыре фута.
Финниган решил и на этот раз отличиться. Но как только он попытался толкнуть в спину Гарри, раздалось угрожающее шипение, и перед лицом перепуганного гриффиндорца, буквально в сантиметре, покачивалась голова очень злого, просто взбешенного нияра. Поразительно, но ни единого крика или возгласа не прозвучало. От ужаса Симус лишился голоса.
/Чезаре/, - чуть придушенно произнес Гарри, шею которого очень сильно сжимала змея. - /Ты не мог бы прекратить меня душить?/
/Извини, хозяин. Я просто не мог допустить по отношению к тебе такого хамства/, - заявил Чезаре, ослабляя хватку на шее мальчика. Гарри аккуратно снял с шеи все еще шипящего угрозы в адрес гриффиндорца нияра.
- Мистер Крестон, что это? – воскликнула МакГонагалл.
- Мой фамильяр и проводник, - спокойно ответил юноша. Минерва замерла, а затем в голове всплыл разговор в кабинете директора, когда тот мельком заметил, что одного из учеников какой-то странный фамильяр, которого он может контролировать.
- Минус десять баллов, мистер Финиган, - произнесла МакГонагалл, обретя дар речи, после чего вернулась в кабинет. Следующая пара – чары – прошла совершенно спокойно. Чезаре смирно лежал на парте между Драко и Гарри и помогал юноше отрабатывать новые заклинания. Если первый урок все пытались подальше держаться от змеи, то на следующем уже успокоились, лишь изредка бросая взгляды на нияра. К обеду уже вся школа знала, что у Гарольда Крестона есть змея, что эта змея одна из самых ядовитых, и она так напугала Симуса Финнигана, что тот наделал в штаны прямо перед своим деканом. Слухи обрастали подробностями, совершенно скрыв за собой реальность.
- Финниган сам себя наказал, - хмыкнул Блейз Забини, глядя, как студенты разных курсов и факультетов поглядывают на бедного гриффиндорца, который уже не знал, куда ему деться.
- Зло наказуемо, - хмыкнул на это Орион.
После окончания всех уроков Орион, Драко, Гарри и Рон встретились в подземельях, метрах в ста от входа в гостиную Слизерина. Перекинувшись парой фраз, Рон повел их вглубь подземелий.
- А я думал, вход в Тайную комнату через туалет плаксы Миртл, - задумчиво сказал Драко.
- Ага, есть там такой вход, но он неудобный, и не для Гарри, - кивнул Рон.
- Понятно, а куда мы идем? – Орион огляделся вокруг.
- К главному входу в тайную комнату, - пояснил рыжим мальчик, продолжая спокойно идти вперед.
- Слушай, а вас тогда что, ни разу не поймали в подземельях? – Драко был более чем удивлен.
- Ну, это мы сейчас идем по подземелью, - хмыкнул Рон.
- Потрясающе, - протянул Малфой, криво усмехнувшись.
- Я думаю, всех возможностей и тайн Хогвартса даже Дамблдор не знает. Он ведь искал Тайную комнату, но так и не нашел, как в прочем и комнат других Основателей. Не знает он всех тайных ходов замка, - рассказал Рон, затем вдруг остановился и посмотрел на троих слизеринцев. – Драко, ты когда-нибудь видел белый шпиль у замка?
- Было несколько раз, но когда приглядывался, то ничего не мог увидеть, - кивнул заинтригованный Драко.
- Башня призраков, - улыбнулся Рон какой-то уж очень мечтательной улыбкой. – Она совсем не такая, как весь остальной замок. Она потрясающая.
- Ты там был? – Орион подался вперед, чтобы лучше видеть лицо своего партнера.
- Да, вместе с Гарри, - кивнул Рон.
- Покажешь? – Орион и Драко с горящими глазами уставились на рыжего сообщника.
- Конечно, - расплылся тот в улыбке.
- А я опять ничего не увижу, - Гарри повесил голову.
- Обязательно увидишь, - Драко обнял своего партнера. – Надо только немного подождать.
- Ты теперь можешь видеть и по-другому, Гарри. Твои руки стали твоими глазами. А когда зрение вернется, то ты сможешь снова все рассмотреть, - сказал Орион, подходя к другу.
- Спасибо, что вы есть, - прошептал юноша, затем встряхнулся и уже бодрым голосом добавил. – Ну, мы идем?
- Конечно, идем, - взбодрились парни.
Им пришлось пройти темными коридорами подземелий, то и дело зажигая люмос, чтобы хоть что-то видеть. Так они прошли до стены, и, когда на нее упали лучи света, Драко и Орион охнули от изумления. Вся стена была рельефной, изображающей виноградную лозу, меж ветвей и кустов выглядывали головки и части туловищ змей. Чезаре восторженно зашипел, приветствуя каменных собратьев. Рон вдруг замер, затем перевел ошеломленный взгляд на нияра, а потом на стену.
- Хмм, ты, никак, только что понял, о чем они говорят, - прищурившись, выдал Драко.
- Вы тоже? – еще больше изумился Рон.
- Да, но тоже узнали совсем недавно, - кивнул Орион, не став говорить о Нагайне.
- Это как-то может быть связано..., - Рон не договорил, Драко просто закрыл ему рот ладонью. Где-то послышались голоса. Ребята замерли, погасили свои палочки и прижались все вместе к стене. Где-то выше глухо звучали голоса, но ничего разобрать было нельзя. Рон, высвободившись из хватки Драко, на ощупь прошел к противоположной стене, что-то пытаясь на ней нашарить. Вдруг раздался тихий шорох, потянуло сквозняком, и голоса стали слышны намного лучше. Один из голосов принадлежал Дамблдору, два других Гермионе и Невиллу, а еще два они не опознали.
- Идите сюда, - прошептал Рон. Гарри, не задумываясь, шагнул в сторону голоса. Ему уже было не привыкать к тьме, а вот Драко и Орион немного помедлили. Но вскоре все четверо стояли у открывшегося прохода и слушали разговор, который вели невидимые собеседники.
- Невилл, ты должен понимать, какая ответственность лежит на твоих плечах, - голосом доброго и очень обеспокоенного дедушки говорил Дамблдор.
- Да, Поттер вот все пропускал мимо ушей, - рыкнул кто-то. Первое впечатление было, что это Грюм, но интонации и голос были не те.
- И кончил, как последний пьяница, которого собутыльники зарезали за бутылку, - хмыкнул кто-то еще.
- Мы сейчас не об этом, - с легким упреком сказал Дамблдор.
- Какое счастье, что этот Поттер не является героем пророчества, - снова неизвестный голос. – Сидел бы тихо дома, не лезь он со своим уставом в чужой монастырь, глядишь, и гулял бы сейчас по коридорам Хогвартса. Но что ни делается, то к лучшему.
- Мы все понимаем, профессор Дамблдор, - раздался голос Гермионы.
- Ты всегда была умной девочкой, - в голосе директора чувствовалась улыбка. Драко обнял Гарри за талию и прижал к своей груди спиной, положил подбородок ему на плечо. Орион был зол, натура оборотня рвалась наружу. Рон вцепился ему в руку, хотя и сам находился в ярости, если не больше. Гарри стоял со склоненной головой. Слушать подобные вещи было противно, но он должен был знать, что происходит, чтобы рассказать все отцу. Как бы мир не относился к Волдеморту, Том Марволо Реддл – Крестон был самым дорогим для него человеком, отцом в полном смысле этого слова, его смерти он хотел меньше всего.
- Рон все поймет, - прозвучало как-то жалобно со стороны гриффиндорки.
- Сейчас, - процедил Рон. Орион притянул его к себе, что остановить волну гнева. Так они и стояли в обнимку, слушая разглагольствования людей, некоторые из которых считались друзьями.
- Младшему Уизли следует прочистить мозги, - скривился один из двух незнакомцев.
- Я ему сейчас так прочищу, - прошипел Рон не хуже змеи. Орион перехватил своего партнера и зажал ему ладонью рот, чтобы случайно их всех не выдал.
- Невилл, каждый день у нас будут проходить дополнительные занятия, в том числе и с профессором Снейпом. Ты должен измениться. Я рад, что ты все так правильно понимаешь. Ты уже очень сильно изменился. Я горжусь тобой, - голос Дамблдора звучал по-отечески ласково.
- Конечно, профессор. Я ведь не Поттер, - и столько в этом было превосходства, что Драко чертыхнулся.
- Ах ты, увалень недоделанный. Ну, я тебе устрою жизнь сладкую.
- Успокойся, Драко. Он сам себе роет могилу, - прошептал Гарри. Трое юношей замерли, почувствовав в голосе Гарри сталь.
- Гарри? – Орион в потемках положил руку на плечо Драко, а не Гарри.
- Все нормально, Ори, но я не позволю этому напыщенному идиоту причинить вред моему отцу, - голос Гарри наполнился гневом, а то, что он говорил шепотом, еще больше усиливало эффект угрозы и опасности.
- О да, никто из нас не позволит, - Драко мрачно улыбнулся.
- Конечно, Невилл, ты не Поттер, - улыбка в голосе директора. – Я жду тебя сегодня на первый наш урок в восемь вечера. Гермиона, надеюсь, ты поможешь Невиллу подтянуться по всем предметам.
- Обязательно, сэр, можете не сомневаться, - в голосе Гермионы явно звучало удовлетворение тем, что ее так оценили.
- Предательница, - прошипел в очередной раз Рон.
- Рон, - Орион резко развернул к себе рыжего парня и уставился прямо в глаза, хотя было темно для того, чтобы что-то видеть уж очень ясно. – Прекрати. Я все понимаю, но ты же подсознательно знал, какая она, и именно поэтому вы с Гарри в свое время не привлекли ее к вашему союзу.
- Да, Рон, послушай Ориона, - поддакнул Драко, прислушиваясь к тому, что происходит где-то выше.
- Что ж, теперь, когда Лонгботтом и Грейнджер ушли, давайте обсудим более серьезные вопросы, - голос Дамблдора утратил благодушие, стал более твердым и холодным.
- Все наши попытки прояснить ситуацию о том, что случилось в доме Дурслей, ни к чему не приводят. Одно ясно, Поттеру там всегда жилось несладко, - спокойно и твердо произнес один из незнакомцев.
- Дурсли такую историю наплели для родственников и соседей, что, если честно, волосы становятся дыбом. Мальчишка все делал по дому. Кстати, мы нашли подтверждение того, что мальчик долгое время жил в темном чулане, где и в полный рост-то не встать. Думаю, это и стало причиной его плохого зрения, - отчитывался другой человек.
- Дурсли жутко ненавидели магию, отсюда и такое отношение к мальчишке. Я вообще не понимаю, как из него не вырос второй Тот-кого-нельзя-называть, - в голосе было удивление.
- А вот тут ты ошибаешься, - хмыкнул Драко.
- Ага, еще как вырос, - усмехнулся Орион. Рон непонимающе попытался посмотреть на слизеринцев. Орион почувствовал это. – Потом расскажем, в Тайной комнате.
- Значит, то, что писали газеты – правда? – уточнил директор.
- От первого до последнего слова, - подтвердили его собеседники.
- Что же такое могло произойти в том доме? – задумчиво протянул Дамблдор.
- Это не одного тебя так интересует, - пробубнил под нос Драко. Гарри чуть двинул локтем назад. Но то ли Драко почувствовал, что он хочет сделать, то ли как раз вовремя сместился в сторону, но легкий удар не достиг цели.
- Тише вы, - шикнул Орион.
- Слушайте, а если подняться и посмотреть, куда этот выход ведет? – Рон посмотрел на то место, где предположительно стояли слизеринцы. Свет из прохода, конечно, был, но толку от него было немного.
- Можно, вообще-то, и попробовать, - согласился Гарри.
- Тогда пошли, только тихо, - кивнул Рон, и первым шагнул в проход. Здесь было чуть светлее. Он сразу же заметил винтовую лестницу, более изысканную, чем та, что вела в директорский кабинет. Драко осторожно подвел Гарри к лестнице и положил его левую руку на перила. Рон шел первым, за ним Орион, затем Гарри и в конце Драко. Они медленно поднимались вверх, становилось все светлее, но голоса хоть и звучали громче, все равно были какими-то глухими, словно просачивались из-за стены. Они поднялись на три этажа. Сейчас казалось, что разговор идет прямо из-за стены, перед которой они стояли. Мальчики сошли с лестницы и прислонились к стене.
- Альбус, вам не кажется, что такая дискредитация мальчика просто недопустима. Он же не виноват в том, что его родственники оказались садистами, - ребята переглянулись, не понимая таких странных переходов в разговоре.
- Сейчас, к сожалению, у нас нет выбора. Потом мы обелим имя Гарри Поттера. Сейчас нам необходимо поднять боевой дух народа, - твердо сказал Дамблдор.
- Я понимаю это, но мне совсем не по душе то, что мы делаем. Я никогда не испытывал такого ужаса, как в том чертовом доме. Так себя даже с домовыми эльфами не ведут. Я просто не понимаю, как мальчик вообще не свихнулся там, - мужчина говорил.
- Не преувеличивай, - вздохнул Дамблдор.
- Да, нет никакого преувеличения, - зло вскрикнул мужчина. – Там все пропахло ненавистью к магии. Я теперь очень отчетливо понимаю, почему Поттер так посредственно учился. Он ничего не знал о магии, у него нет элементарных знаний, которые даются детям магов с первых дней их жизни, у него мышление магглов.
- Так было надо, - ничего не объясняя, заявил директор.
- Не вижу смысла, - раздался голос второго незнакомца, который довольно долго не принимал участия в разговоре, предпочитая слушать. Четверо подростков замерли за стеной, приложив ухо к стене, но, в принципе, это было не нужно, разговор был слышан очень хорошо.
- Вам и не нужно его видеть, - Дамблдор был раздражен.
- Альбус, ты знал, какими опекунами окажутся Дурсли? – вдруг прозвучал прямой вопрос. Несколько секунд было тихо, очень тихо. Именно эта тишина дала ответ на вопрос. Орион и Рон успели вовремя заткнуть рот Драко, чтобы тот их всех не выдал, и теперь шипели на него на все лады, чтобы не брыкался.
- Насколько я понимаю, ты все знал, - недовольным голосом произнес мужчина.
- Так было надо, - повторил один из своих ответов Дамблдор.
- Альбус, это может плохо кончиться, - произнес второй незнакомец. – Если об этом станет известно в Ордене, могут быть очень большие проблемы. Тем более, что ни Блека, ни Люпина найти не могут, а тут еще и сын Блека, который, в принципе, объявиться в магическом мире не должен был, приходит в школу вместе с этим Крестоном под ручку. Мальчики знакомы и уже довольно давно. Наводит на мысли.
- Да, наводит, - согласился первый. – Блек знаком с Крестоном. Малфой с ним на ты. Поттер был крестным отцом сыночка Крестона. Какие-то чудные дела вскрываются после смерти Поттера-младшего. Ты уверен, Альбус, что все у тебя под контролем? Я вот совсем не думаю, что Блек и Люпин вернутся в Орден. Их ведь там держал только Поттер, особенно Блека.
- Все под контролем, - раздраженно произнес Дамблдор.
- Что ж, если ты так в этом уверен, - по-видимому, мужчина решил оставить эту тему. – Думаю, нам пора.
Было слышно, как закрылась дверь за вышедшими мужчинами. Наступила тишина, затем раздались шаги. Дамблдор явно ходил из угла в угол.
- Блек, Блек, куда же ты делся, и где теперь Люпин? Откуда вы знаете Крестона и знаете ли вообще? Их дружба случайна? – Дамблдор начал озвучивать свои мысли. Мальчишки замерли и теперь с особым вниманием прислушивались к бормотанию директора. – Надо бы заняться мальчишкой, обоими. Гриффиндорцы уже наметили себе постоянную жертву, но надо бы их немного придержать. Крестон пока темная лошадка, а вот с Блеком надо бы поработать и отдалить его от Крестона и Малфоя.
- Ах ты, старый..., - Рон зажал ладонью рот Ориона. Это стало у них уже нормой за последний час.
- Все папе расскажу, - мстительно прошипел Драко.
- Особенно, моему, - хмыкнул Гарри. – Пошли вниз, не думаю, что услышим что-то новое.
Ребята медленно спустились. Как только они вышли из прохода, стена закрылась, отрезая все звуки.
- Люмос, - произнес Рон. Свет сразу же осветил коридор, барельефную стену в входом в Тайную комнату и ребят. – И как вам все это?
- Надо быть осторожными, - произнес Орион.
- Особенно тебе, - кивнул Драко.
- Да, Ори и Рону, - согласился Гарри. – Сейчас он будет уделять все внимание вам.
- Ага, а тебя отдал на откуп гриффиндорцам, - скривился Рон.
- Нет, ну вы слышали его?! – Драко, по всей видимости, припомнил все услышанное и завелся.
- Да уж, - протянул Рон.
- Надо обо всем этом срочно написать домой, - серьезно сказал Орион.
- Кстати, моя мама и Грюм устроили в штабе целое представление с обвинениями директору, - вдруг произнес Рон.
- Хмм? – хмыкнули три слизеринца, двое из них уставились на Рона.
- Подробностей, увы, не знаю, - пожал плечами рыжий подросток.
- Так, значит, надо написать отцу, - решил Гарри.
- И куда теперь? Обратно или все-таки в Тайную комнату? – спросил Драко.
- Написать можно и в Тайной комнате, - произнес Рон. – Заодно, можно будет узнать мнение Салазара и Годрика.
- Ну, тогда пошли, - сказал Драко, поворачивая Гарри к нужной стене.
/Откройся/, - произнес юноша.
/А надо?/ - спросила одна из змеек, явно насмехаясь.
- Началось, - закатил глаза Рон.
- Что? – не поняли Драко и Орион.
- А они постоянно спорили, - объяснил Рон. – Вот такое препирательство было каждый раз. Ей тут, блин, поговорить не с кем.
/Может, все-таки пропустишь уже?/ - усталым голосом спросил Гарри. Змейка молчала.
/Проходите. Ты какой-то не такой/, - наконец, выдала представительница рода пресмыкающихся. Стена бесшумно раздвинулась, впереди был коридор. Как только стена раскрылась, по всему коридору вспыхнули факелы. Рон пошел первым, показывая дорогу. Они прошли весь коридор, хотя было несколько дверей, но Рон упрямо шел вперед. Наконец, он открыл темную дверь, и ребята оказались в светлой, красиво убранной комнате, бывшей спальней двух Основателей.
- Ну, наконец-то, - раздался ворчливый голос. Ребята повернулись. На стене висел большой двойной портрет во весь рост, на котором были изображены двое мужчин лет тридцати - тридцати пяти, синеглазый брюнет и кареглазый шатен, которые сейчас сидели, развалившись в креслах.
- Лорд Салазар, лорд Годрик, - Рон кивком поприветствовал двух Основателей.
- Долго же вас пришлось ждать, - хмыкнул Годрик.
Драко и Орион в шоке смотрели на портрет, один Гарри никак не реагировал на происходящее, уйдя мыслями куда-то далеко внутрь себя. А Рон понимал, что у них мало времени до отбоя, а рассказать надо так много. Он понимал, что сейчас многое станет понятно, как ему, так и наставником, откроются те тайны, которые до этого были скрыты. Пришло время для серьезного разговора и составления планов на будущее.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:43 | Сообщение # 19
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 17. Годрик и Салазар. Разговор на шестерых.

- Рады приветствовать вас в Тайной комнате Салазара Слизерина, - насмешливо выдал лорд Слизерин, и тут его взгляд упал на Гарри. Голос тут же стал серьезным и напряженным. – Что произошло?
- У нас проблема, - тихо произнес Рон.
- Мы заметили, - кивнул Годрик, пристально рассматривая Гарри. – Что случилось, Гарри?
- Он вас не помнит, вообще ничего не помнит, - Рон сел на кровать и глубоко вздохнул.
- То есть, как не помнит? – если бы с картины можно было выпасть, то Салазар сейчас бы лежал на полу своей спальни.
- Он чуть не умер этим летом, - тихо сказал Драко.
- Рон, может быть, ты представишь нам молодых людей? – Годрик чуть укоризненно посмотрел на рыжего мальчика.
- Простите, - потупился тот в ответ, а затем начал представлять новых друзей. – Драко Малфой, наследник чистокровного семейства, аристократ, и Орион Блек, все то же самое.
- Ничего себе представил, - хмыкнул Салазар. – Значит, чистокровные?
- Не совсем, сэр, - произнес Драко, чуть скривившись.
- Это как же так? – усмехнулся Слизерин.
- Ну, маггловской крови в нас нет, а вот волшебных существ…, - это уже добавил Орион.
- Да? – Годрик тоже подтянулся ближе и теперь внимательно изучал каждого из парней. Прошло несколько минут в полном молчании.
- Интересно, - выдал Салазар.
- Я бы сказал, что даже очень, - согласился с ним Годрик.
- Вы о чем? – подозрительно взирая на своих наставников, поинтересовался Рон.
- Да о ваших сущностях, - махнул рукой Салазар так, что чуть не задел по носу своего друга и любовника.
- Если я не ошибаюсь, то юный Драко у нас, как минимум, вейла, Орион – не совсем уверен, то ли природный анимаг, то ли оборотень, с Гарри понять не могу, но тоже что-то темное, и вот ты, Рон, у нас тоже с кровью интересной, что-то животное, - выдал Годрик.
- Вейла и природный анимаг, - произнес Драко.
- А я природный анимаг и оборотень одновременно, только луна на меня не влияет, - продолжил за блондином Орион.
- А Гарри у нас сирена и сварт…, их еще называют дроу, - Драко чуть запнулся на названии темного альва, и решил выдать более легкое имя, так, как говорил Фенрир.
- Сварталфар? – Салазар с интересом посмотрел на Гарри. – И к тому же сирена? Куда это ваши родители смотрели? У всех троих?
- Им уже не раз по этому поводу высказали свое фи, - рассмеялся Орион.
- А Рон? – Годрик посмотрел на Драко и Ориона.
- Пока не знаем, но Рон и Ори – пара, - произнес Драко.
- А ты – пара Гарри? – уточнил Салазар. Драко кивнул. – Интересно. А теперь рассказывайте, что случилось с Гарри, и почему он в таком плачевном состоянии.
Рассказывал в основном Драко. Рон, который тоже не знал всей истории, слушал очень внимательно. Он уже догадался, что Гарри считал своим отцом Волдеморта, правда, пока не мог понять почему, а сейчас все вставало на свои места. Оказалось, что у его лучшего друга, а также и у нового друга и партнера было два отца, но не было как таковой матери. Когда Драко упомянул про обряд наставников, Салазар его остановил.
- То есть, у вас теперь есть наставники?
- Да, - подтвердил Драко.
- Это очень хорошо, даже очень хорошо, - задумчиво потеребил свой подбородок портрет. – Обряд был полным?
- Если вы имеете в виду…, - Драко покраснел, но все же продолжил. – Нет, в этом смысле не до конца.
- Это может быть как к лучшему, так и создать проблему, - теперь начал говорить загадками Годрик.
- Продолжай, Драко, - Салазар все время смотрел на молчаливого мальчика, глаза которого были закрыты повязкой. Остальной рассказ прошел в полной тишине. Салазару и Годрику понадобилось несколько минут, чтобы переварить все сказанное.
- Значит, память не вернется, - Годрик мрачно постучал пальцами по столу на портрете.
- Шляпа сказала, что она заблокирована чем-то, - подал голос Гарри.
- Слава Мерлину, а то я уж боялся, что ты еще и онемел, - съехидничал Салазар.
- Хамить и я умею, - не остался в долгу мальчик.
- Вот, теперь я узнаю моего Гарри, - довольно улыбнулся Слизерин, потом повернулся к Годрику. – Ты мне должен, я же говорил тебе, что он Слизерин, так и вышло. Будешь платить сегодня.
- Да, всегда пожалуйста, Сал, - усмехнулся в ответ шатен.
- Гарри, - Салазар повернулся к мальчику, который чуть дернул головой в направлении голоса. – Ты молодец, мы со всем справимся, найдем, как разблокировать твою память, вернуть зрение. Знания восстановим, тем более что Драко и Ориона придется учить с нуля.
- Вы возьмете нас в ученики? – Драко даже опешил на мгновение.
- Конечно, вас же теперь четверо и вы, мальчики, неразделимы. Я даже сейчас вижу нити, вас соединяющие, - Годрик улыбнулся ошарашенным подросткам.
- Значит так, нам с Годриком надо будет подумать над тем, как помочь Гарри, - Салазар начал строить планы.
- Рон, ты, вижу, перестал прятаться от всех, - произнес Годрик.
- Как вы узнали? – подозрительно прищурился Орион.
- Некоторые чары иллюзии исчезли, - пояснил Салазар, бросив взгляд на рыжего мальчика.
- Как все сложно, - прошептал Гарри. Драко обнял своего партнера и уткнулся носом ему в затылок, согревая своим дыханием.
- Жизнь всегда сложна, Гарри, но главное, что ты, пусть и таким страшным образом, узнал правду. Когда память вернется, тебе будет на кого опереться. Они помогут тебе справиться с тем, что придет вместе с ней, - серьезно сказал Салазар.
- А что придет? – Рон посмотрел на Слизерина.
- Боль, гнев, ярость, ощущения будут не из приятных, надо сказать. Осознать, что с тобой сделали, как тебе врали всю жизнь… Это очень тяжело, Рон, - Салазар вздохнул.
- Мы тут кое-что услышали, когда шли сюда, - осторожно начал разговор Орион.
- И что же? – насторожился Годрик. Мальчики поведали о подслушанном разговоре. Салазар несколько раз выругался, причем довольно смачно. Смысл его ругательств сводился к тому, что директору стоит умереть прямо сейчас, иначе он даже с портрета до него доберется.
- Так, садитесь к столу, будем писать письмо вашим отцам, - приказал Салазар, начиная расхаживать по портрету, который был довольно большим, так что ему хватало места, тем более что Годрик ушел на задний план. После бурных обсуждений, нескольких перечеркнутых пергаментов, письмо было составлено.

«Дорогие папочки!
У нас все в порядке, почти. В общем, как и ожидалось, мы все трое оказались в Слизерине. Тут много интересного стало выясняться по ходу дела. В общем, мы нашли партнера Ори, и вам надо на него взглянуть, так как сами понять, кто он по своей сущности, мы не можем. Так что в первый же поход в Хогсмид надеемся с вами встретиться.
Крестный (это пишет Драко) отнесся к нам троим очень хорошо, он даже помогает Гарри прийти в себя. Слизеринцы тоже помогают, чем могут. Есть небольшие проблемы с гриффиндорцами, но у них свои заморочки: там произошел раскол на факультете. Да, забыли сказать, партнер Ори – РОН УИЗЛИ! Кстати, он совсем не такой, каким я (это снова Драко) знал его все эти годы. В общем, никто, оказывается, не знал Гарри Поттера и Рона Уизли по-настоящему. Эти двое тут такое в школе творили! Они братья по крови и по духу, обряд провели на третьем курсе, представляете? Мы теперь знаем, что это был за кулон, который был на Гарри, когда вы привези его домой.
Еще, у нас тут встреча состоялась, очень интересная. Но мы не о том. Главное, что Невилла Лонгботтома решили сделать героем пророчества и теперь усиленно готовят на роль мессии. Он тут такую чушь нес. Мы его от твоего имени поздравили с приобретением титула Героя всего магического мира и пообещали помочь ему вкусить все радости жизни Гарри Поттера.
Дамблдор будет чернить имя Гарри, он продолжает строить планы, но подробности расскажем, когда встретимся в Хогсмиде. Первый поход будет 3 октября, в субботу. На этом пока все.
Драко, Гарри, Орион»
- Сумбурно и очень по-детски, - скривился Гарри, когда Орион прочитал все письмо.
- Как раз то, что надо. Ваши папаши через неделю уже будут здесь, если не раньше, - хмыкнул Салазар.
- Вы хотите, чтобы они приехали сюда? – уточнил Драко.
- Да, это даст повод Дамблдору немного поволноваться. Гарри Крестон для него – темная лошадка. Орион в какой-то степени тоже, но он любого хочет вписать в свои планы, играя роль кукловода, а нам этого не нужно, также как и делать из Гарри мальчика для битья его ненаглядным гриффиндорцам мы позволить не можем, - произнес из глубины картины Годрик.
- Я им устрою мальчика для битья, - мрачно произнес Драко.
- Вот такой настрой мне нравится, - усмехнулся Салазар.
- А что теперь? – Орион посмотрел на портреты. Годрик уже снова был рядом с Салазаром.
- А сейчас мы посмотрим, на что вы способны, - усмехнулся Салазар. – Рон, проводи всех в тренировочный зал.
Рон встал с кровати и махнул ребятам следовать за собой. Драко, держа Гарри за руку, замыкал шествие. Они прошли по уже знакомому коридору чуть назад и вошли в одну из дверей, за которой снова оказался коридор. Он вел в три комнаты, и им нужна была самая дальняя. Тренировочный зал был размером с Большой. Одна стена была увешана холодным оружием. У Ориона и Драко глаза полезли на лоб от такого великолепия. Коллекция была намного больше, чем в Крестон-холле. В самом дальнем конце зала стоял помост для дуэлей. Рядом с ним, вдоль стены, располагался довольно длинный ряд самовосстанавливающихся манекенов.
- Слов нет, - изрек Драко.
- Впечатлило? – насмешливо поинтересовался Салазар, взирая на мальчиков с картины на стене.
- А на этой картине что было? Или кто? – Орион подошел к самой картине и стал рассматривать ее. Она была повторением зала.
- Никто. Здесь все картины только для нас с Годриком. Кстати, именно он их и писал, - просветил ребят Салазар.
- Ты нам с Гарри это не говорил, - Рон был немного удивлен такой информацией.
- А вы и не спрашивали, - усмехнулся Годрик, появляясь на картине. – Все картины повторяют интерьер комнат, где они висят, и мы можем свободно передвигаться по всем апартаментам, а также появляться и в моих покоях в Хогвартсе.
- Так они все-таки существуют? – Драко сел прямо на пол, с интересом слушая двух Основателей, о которых у него было неверное представление, да у всего волшебного мира, пожалуй, тоже.
- Конечно, существуют, - улыбнулся Годрик. – Также как и покои Ровены и Хельги, но туда могут войти только их наследники.
- А почему сюда вошел Рон, а теперь я и Ори, если в покои Основателей могут войти только наследники? – Драко склонил голову на бок.
- Гарри, - просто ответил Салазар.
- Нас привел Гарри? – уточнил Орион, усаживая Гарри рядом с Драко и садясь по другую руку от слепого мальчика, Рон же примостился около своего партнера. Никого из них не смущало, что они сидят на полу.
- Совершенно верно, Орион, вас привел Гарри, а он мой наследник. Если бы Гарри вам не доверял, или хоть самую малость сомневался в вас, то вы бы сюда не зашли, - произнес Салазар. У Драко на душе стало так светло, когда он понял, что Гарри верит ему, доверяет без всяких сомнений.
- Да, возможно, потеря памяти принесет больше пользы, чем это бывает обычно, - задумчиво протянул Годрик.
- Как это? – изумился Рон.
- Это позволило Гарри узнать часть той правды, которую в прежнем состоянии он, если бы и узнал, то принять полностью не смог бы. Возможно, дружба с Орионом и была бы искренней, но вот с Драко так, как сейчас, точно не получилось бы, - пояснил свое высказывание шатен.
- Вынужден согласиться, - скривился Салазар. Было ощущение, что он только что съел целый лимон.
- Салазар старается всегда верховодить, и ему жутко не нравится, когда умные вещи высказывает Годрик задолго до того, как те приходят в голову ему самому. - прошептал Рон ребятам, наблюдая в то же время за тихой сценой в глубине картины, где Салазар Слизерин что-то высказывал Годрику, который с покорным видом все это выслушивал.
- И так всегда? – Драко кивнул в сторону Основателей.
- Ага, как только Годрик берет на себя первую роль, - Рон приглушил смешок.
- Не понимаю, почему они вместе, если их все считают врагами уже тысячу лет? – Гарри задал свой вопрос достаточно громко, чем отвлек от увлекательного выяснения отношений.
- Ну-ка, поподробнее, - Салазар уже готов был в очередной раз вывалиться из картины, если бы такая возможность была. – Вы никогда нам не говорили о том, что нас считают врагами.
- Да как-то не до этого было, - пожал плечами Рон.
- Рассказывайте, - приказал Салазар. Годрик подошел к нему и обнял за талию, тоже приготовившись слушать тысячелетнюю историю.
В очередной раз рассказывал Драко, иногда вставлял некоторые замечания Гарри или Орион. Салазар и Годрик по мере рассказа просто впали в ступор, а для Слизерина такое состояние просто было невозможно, он обычно злился, приходил в ярость, но чтобы стоять молча с выпученными глазами... Такого кто-то смог добиться впервые в жизни. Два Основателя узнали много интересного о себе. Конечно, про Волдеморта и идею чистокровности они уже знали, этим Гарри и Рон поделились еще в самом начале знакомства.
- Это кто придумал такую чушь? – Салазар посмотрел на ребят так, словно ждал, что они сейчас скажут, что это была шутка.
- Так во всех книгах написано, - пожал плечами Гарри.
- Мерлин всемогущий, - подал голос Годрик. – Я в это просто не верю. Это же надо было так все переврать.
- А как было на самом деле? – осторожно спросил Орион.
- Мы всегда были друзьями, лучшими друзьями, а потом стали любовниками, кстати, уже после того, как оба женились, и у нас появились дети. Мы не афишировали наши отношения, но и не старались прятаться. Довольно много людей знало о нас, - сказал Годрик.
- Значит, никакой ссоры, связанной с магглорожденными, не было? – уточнил Гарри.
- Ссоры нет, а спор был, и решили мы его обычным способом, - произнес Салазар и бросил красноречивый взгляд на друга. Мальчикам понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что именно имел в виду Слизерин.
- Ух, ты, как покраснели, - расплылся в насмешливой улыбке Салазар, еще больше вгоняя ребят в краску. – А вот вам так уж смущаться-то не обязательно, в конце концов, вы же пары.
- Ну, мы ведь еще..., - Драко не договорил, опуская глаза в пол.
- Еще не еще, а рано или поздно случится, - философски заметил брюнет, все также насмешливо глядя на ребят.
- Думаю, сегодня у нас не выйдет ничем заняться, кроме разговоров, так что давайте вернемся в спальню, там удобнее, - предложил Годрик. Через пять минут ребята, скинув обувь, удобно устроились на кровати и продолжили прерванный разговор.
- Так что там с магглорожденными? – Орион посмотрел на двух Основателей.
- Да ничего, - скривился Салазар. – Я никогда не был совсем уж против них. В то время существовало много проблем: на ведьм охотились, как на зверей. Мое предложение было связано с тем, чтобы выкрадывать таких детей и поселять их либо в замке, либо отдавать в магические семьи на воспитание.
- Но это же совсем другая история, - недоуменно произнес Драко.
- Да, другая, - насмешливо хмыкнул Салазар.
- А что с вашим уходом из Замка и поединком с Годриком Гриффиндором? – задал вопрос Орион. Рон молчал, так как эту историю он уже слышал.
- А ничего из того, что написали эти ваши придурочные историки, - съязвил Салазар.
- Сал заболел, ему необходим был покой. Так получилось, что поиски зелья заняли шесть месяцев, развитие болезни мне удалось удержать, но вставать с кровати он не мог, - начал свой рассказ Годрик. – Все время он пролежал в этих покоях, пока я мотался между уроками, лабораторией и всем остальным. Поползли слухи, что Сал то ли умер, то ли ушел. Дуэль действительно была, только не с Салазаром. Я был ранен и оказался в постели. Больной Сал пришел за мной и перетащил в свои покои.
- Вы умерли здесь, так и не получив помощи? – тихо спросил Гарри. На лицах Годрика и Салазара появились одинаковые грустные улыбки. Некоторое время мужчины смотрели друг на друга. Драко сжал ладонь Гарри, что позволило мальчику понять значение этого молчания.
- Мы умерли здесь, - тихо произнес Годрик, нарушая затянувшееся молчание. – Ровена и Хельга не сразу сообразили, где нас искать, а потом уже было поздно.
- Но это же ужасно, - прошептал Орион.
- Мы все еще вместе, - улыбнулся Годрик, сплетая пальцы с пальцами Салазара.
- А у нас будет также? – вдруг спросил Гарри.
- Думаю, да, ведь вы тоже магические существа, - усмехнулся Салазар, притягивая шатена в свои объятия. Они совершенно не стеснялись мальчиков, а Рон, Орион и Драко хоть и залились румянцем, все-таки поглядывали на них с нескрываемым интересом, гадая, как сложатся отношения в их парах.
- Ладно, не будем больше о грустном, - решил сменить тему Годрик. – Гарри, как ты справляешься с уроками?
Гарри поднял голову и повернулся в сторону голоса. Воспоминания лета стали всплывать в голове одно за другим.
"Воспоминания Гарри"
Он лежал на кровати. Все тело ломило от жуткой боли. Люциус и отец постоянно говорили, что применять какой-то костерост нельзя, пока. Драко сейчас спал, свернувшись в кресле рядом с кроватью и держа Гарри за руку. Прошло несколько дней с того момента, как он очнулся в этом доме. В голове было пусто, никаких воспоминаний, кроме последних нескольких дней. Его жизнь начиналась с чистого листа и была заполнена болью. А еще, его очень пугала тьма перед глазами. Неспособность что-либо увидеть была самой ужасной. Он не мог себе представить лиц людей, которые сейчас о нем заботились. Как можно не помнить и не знать, как выглядит его отец? Или юноша, проводящий все время у его кровати?
Гарри всхлипнул. Из глаз потекли слезы. Мальчик почувствовал, как его дернули за руку. Значит, его всхлип разбудил Драко.
- Гарри, - сонный голос Драко ворвался в затуманенный болью и безысходностью разум мальчика. – Что случилось? Тебе больно? Я сейчас позову папу.
- Не надо, - прошептал Гарри. – Все нормально.
- Но ты плачешь, - Драко коснулся щеки мальчика, стирая бегущие слезы.
- Как я буду жить? – сквозь всхлип спросил Гарри. – Как?
- Гарри, успокойся, - Драко растерялся. – Все будет хорошо, вот увидишь.
- Драко, я не вижу. Меня будут водить за ручку, чтобы я не натыкался на вещи, кормить с ложечки, - Гарри уже сотрясался в рыданиях.
- Ох, ребенок, - ни Гарри, ни Драко не слышали, как в комнату вошли Том и Люциус. Том осторожно приподнял сына и обнял его, теперь укачивая. Драко вцепился в своего отца, отчаянно пытаясь сдержать слезы. – Мы волшебники, Гарри, мы многое можем. Все у тебя, у нас, будет хорошо. Я тебе обещаю.

Гарри сидел на кровати, нервно сжимая ладони в кулаки. Наконец, собравшись с силами, мальчик поднялся. Нога сразу же отозвалась болью, заставляя поморщиться. Ведя рукой по кровати, Гарри дошел до изножья кровати, схватился за спинку кровати и двинулся дальше, забыв, что у кровати стоит сундук. Естественно, он на него и наткнулся, больно ударив и так больную ногу. Застонав, Гарри сел на сундук, до крови кусая губы, чтобы не расплакаться от своей беспомощности.
- Гарри, ты всегда можешь попросить помощи, - на плечо мальчика легла рука Люциуса. – Это не унизит тебя.
- Почему у меня ничего не получается? – горько спросил мальчик.
- Не все дается быстро, малыш, - Люциус обнял Гарри и притянул посильнее к себе. - Нужно время.
- Я просто калека, - вырвалось у мальчика.
- Шшш, - мужчина поцеловал Гарри в макушку – Ты не калека.

Как же было трудно идти по коридору, которого ты не видишь. За несколько дней ползанья по своей комнате он изучил ее от и до, теперь четко имея представление, что и где стоит, как пройти в ванну, как к двери, где окно. Сегодня Гарри решил выйти из комнаты. И вот сейчас он шел, держась за стену по коридору, шел в неизвестность. Упершись в стену, Гарри ведя дальше рукой, понял, что это поворот коридора, и продолжил движение. Страх сжимал сердце, паника все больше нарастала, грозя затопить разум.
- Мерлин, Гарри, стой, - Драко успел поймать мальчика до того, как тот оказался у лестницы. Гарри весь сжался. Драко, сам напуганный видом идущего к лестнице слепого мальчика, еле переводил дух. – Гарри, не делай больше так. А если бы ты упал и сломал себе шею?
У Гарри подкосились ноги, плечи стали вздрагивать от рыданий.
- Я никогда ничего не смогу.
- Это неправда, у тебя все получится, Гарри. Я тебе помогу. Завтра мы начнем ходить и изучать весь замок...
"Конец воспоминаний"
Сменяя друг друга, воспоминания проносились в голове у мальчика. В спальне Основателей было тихо, никто не решался нарушить молчания, давая Гарри собраться с мыслями. В данную минуту только Драко мог представить, о чем думает его партнер, на это указывало и то, как Драко сжал его тонкую ладонь. Таких эпизодов в первый месяц пребывания в Крестон-холле было более чем достаточно. Люциусу, Тому и Драко пришлось приложить немало усилий, чтобы за такой краткий срок заставить мальчика поверить в себя. Но все равно, осадок остался в душе у Гарри. Ему часто хотелось увидеть все то, чем восхищались окружающие его люди. Все старались при нем вести себя так, чтобы не напоминать ему лишний раз о потере зрения, но зачастую восхищенные восклицания вырывались сами собой. Конечно же, Гарри изучил кончиками пальцев лица дорогих ему людей, по-другому он не мог их "увидеть". Мальчик знал, что отец постоянно себя корит , что не забрал сына сразу, еще там, на кладбище, наплевав на весь мир. Но сам он не чувствовал себя ущербным, поскольку не помнил, что значит иметь зрение и видеть своими глазами.
- Чезаре помогает, Драко и Орион всегда рядом, а теперь еще и Рон. Профессор Снейп уделяет мне много внимания, - наконец, нарушил молчание Гарри.
- Я тут подумал, - загадочно начал Салазар, и Рон сразу же навострил уши, узнав тон, каким начал свою речь Слизерин. – Есть одно зелье, но вот доверить его варить вам, даже если вы так хороши в зельеварении, нельзя.
- А профессору Снейпу? – уточнил Рон.
- Он бы сварил, - кивнул Салазар.
- И в чем проблема? – это уже Драко подключился к разговору.
- Надо будет вам отнести вашему профессору одну книгу, - Салазар нахмурился. – Скажете, что в своих прогулках по замку нашли одну комнатку. Она, кстати, находится недалеко от входа в слизеринскую гостиную. Это небольшая библиотека, там всего книг сто. Ничего страшного, если мы ее сдадим преподавателям.
- Ты никогда ничего о ней не говорил, - Рон укоризненно посмотрел на черноволосого Основателя.
- Она слишком близко от слизеринской гостиной, - пожал плечами мужчина.
- Что за зелье? – Орион решил спросить о самом главном.
- О, наконец-то, самый верный вопрос, - усмехнулся Салазар. – Это зелье создаст некий аналог зрения. Конечно, само оно не вернется, но позволит достаточно видеть, чтобы у Гарри не возникало проблем с уроками. Использовать его можно только на занятиях, весь день не стоит. Все будет в черно-белых тонах и не всегда четко. Ты не сможешь во всех подробностях рассмотреть лица человека, но контуры ты будешь видеть. Оно будет то лучше, то хуже, но уже не будет тех проблем, что сейчас.
- Это же здорово, - в один голос воскликнули Драко и Орион. На лице Гарри впервые за этот вечер появилась улыбка. Пусть и таким образом, но это все-таки решение проблемы.
- Я тоже так думаю, - расплылся в улыбке Салазар. – Пошли в библиотеку, искать книгу.
Ребята с энтузиазмом восприняли эту идею. На поиски ушло довольно много времени, так как Салазар никак не мог вспомнить, где эта книга может быть. Салазар руководил с картины поисками, которыми занимались Драко, Орион и Рон. Гарри сидел около картины и вел неспешный разговор с Годриком. Шатен пытался выяснить, какие знания сейчас есть у Гарри. У него вырвался вздох облегчения, когда выяснилось, что его научили окклюменции и легелименции, причем Том дал навыки беспалочкового применения этих способностей. Обрадовало его и то, что братская связь между Гарри и Роном не пошатнулась, а все время была крепкой, просто мальчик оказался закрыт для своего брата по крови и духу, а с этим они еще разберутся.
Книгу нашел Орион на какой-то самой дальней полке совершенно случайно. Салазар даже не отправлял их туда искать.
- Вы все время могли пользоваться этой библиотекой? – Драко вопросительно посмотрел на Рона.
- Ага, - кивнул тот, устало падая в кресло.
- Она великолепна, - восторг Драко можно было понять. Здесь были книги, которые веками считались утерянными.
- Спасибо, я старался, - скромно потупил глаза Салазар, чем вызвал смех у мальчиков и Годрика, даже Гарри улыбнулся, представив себе эту картинку. Он научился распознавать интонации людей, а воображение всегда было хорошим.
- Знаете, ребята, вам пора спать, пошли-ка в спальню, - сказал Годрик. – Завтра вам на занятия. Переночуете у нас.
Мальчишки уснули сразу, прижавшись друг к другу. В середине оказались Гарри и Орион, за спиной Гарри расположился Драко, а за спиной Ориона – Рон. Салазар и Годрик еще долго смотрели на мальчиков, тихо переговариваясь.
- Надо найти способ помочь Гарри, - тихо произнес Годрик.
- Да, придется полазить по библиотеке. Какое счастье, что ты тогда все так изобразил на картинах, - улыбнулся Салазар, обнимая любовника за талию.
- Мы им расскажем? – Годрик заглянул в глаза Салазара.
- Потом, обязательно, - кивнул тот в ответ.
- Они удивительные, - Годрик снова перевел взгляд на спящих мальчиков и улыбнулся, заметив, как Драко собственнически обнял Гарри и прижался к его спине.
- Они еще не понимают, но я думаю, что им придется привести своих отцов сюда для разговора. Мальчики вступают в наследие раньше срока, но вот что послужило толчком к этому? – Салазар задумчиво смотрел на мальчиков.
- Я тоже заметил. К концу года они могут уже полностью вступить в свою пору зрелости и совершеннолетия, - кивнул Годрик. – Это привлечет к ним излишнее внимание.
- Надо подумать, - задумчиво произнес Салазар, а затем хитро улыбнулся. – Кое-кто мне должен.
- Ну, не здесь же, разбудим ведь, - воскликнул Годрик.
- В гостиную, дорогой, в гостиную. Жду тебя через минуту, - и Салазар исчез с портрета.
- И за что мне все это? – философски заметил Годрик, направляясь за Салазаром отдавать ему долг.
А мальчики спокойно спали, уютно устроившись рядом друг с другом. Письмо, лежащее на столе, вспыхнуло и исчезло, отправляясь к адресатам. Где-то несколькими этажами выше кто-то строил новые планы, мечтал, думал, какая-то парочка сбегала от Филча, нарушившего уединении. А четыре мальчика спокойно спали и не слышали, как укладывались в постель на картине довольные Салазар и Годрик.
- Знаешь, я думаю, что стоит провести обряд братьев по духу между Роном и Драко, Драко и Орионом и Орионом и Гарри, - в полусне произнес Годрик.
- Я уже об этом думал, - кивнул Салазар, прижимая к себе шатена и погружаясь в сон.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:43 | Сообщение # 20
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 18. Изменение организации.

Том Марволо Реддл-Крестон с задумчивым видом смотрел в окно. Отъезд Гарри в Хогвартс, как бы он не делал счастливое лицо, стоил ему многого. Он совсем не хотел отпускать сына, но и Сириус, и Ремус, и Люциус, и даже Фенрир доказали, что мальчику нужно пожить без отца, хотя бы для того, чтобы стать самостоятельным. Ох, какая тогда была ссора, но ему все-таки пришлось согласиться с выводами четырех друзей.
Дверь кабинета скрипнула. Том, прежде чем повернуться к вошедшему, подумал, что надо бы петли смазать, да и ремонт пора в замке делать. Когда он обернулся, то никого не увидел. Бровь удивленно приподнялась.
/Не туда смотришь/ - ворчливо раздалось на парселтанге. Том повернулся на звук, и увидел, что Нагини с удобством расположилась в его кресле за столом, причем голову она положила на столешницу.
/Ты же сказала, что не хочешь со мной общаться/ - насмешливо произнес Том. Нагини подняла голову, меланхолический взгляд змеи стал обиженным.
/Уйду я от тебя/ - выдала она.
/И куда, можно поинтересоваться?/ - Том улыбнулся.
/Уйду к маленькому лорду, он хоть меня любит, к советам прислушивается/ - Нагини укоризненно посмотрела на Тома.
/Даже так?!/ - удивление таки проступило на лице мужчине.
/Пошла я, с тобой неинтересно/ - змея соскользнула со стула и почти сразу же оказалась у двери.
/Я тут собрание затеял/ - как бы между прочим произнес Том.
/Буду/ - только и буркнула Нагини, выскальзывая из кабинета через приоткрытую дверь. Тихий вскрик оповестил Тома, что кто-то из обитателей дома оказался на пути его расчудесной змейки.
- Что это с ней? – в кабинет вошел Ремус, потирая бедро.
- А с тобой что? – Том кивнул на ногу.
- Она меня снесла и что-то пробурчала, явно нелестное в мой адрес, я так думаю, смысл был в том, что стоят тут всякие на дороге, - с юмором сказал Ремус.
- Она в меланхолическом настроении, заявила, что уйдет от меня к Гарри, так как тот ее любит и прислушивается к ее советам, а я такой сякой совсем ее забросил, - в тон Ремусу произнес Том.
- Скучаешь? – оборотень тут же стал серьезным.
- А ты? – Том посмотрел прямо в глаза Ремуса.
- Знаешь, мне почему-то кажется, что было ошибкой посылать их в Хогвартс, - оборотень сел в кресло рядом с рабочим столом хозяина замка.
- Я уже думал об этом. Ты ведь помнишь наш последний разговор с ребятами? – Том скривился.
- Да, помню, - кивнул Ремус, погружаясь в воспоминания.

"Ретроспектива. Вечер перед поездкой в Хогвартс"
Они сидели в гостиной на втором этаже. Фенрир уехал еще утром, надо было решить вопросы в стае, да и подготовить всех к тому, что Сириус, наконец-то, будет с ними. Разговор был ни о чем, вялотекущий, но именно это их четверых сейчас и устраивало. О политике никто говорить не хотел. Неожиданно дверь открылась и трое подростков, которые должны были бы уже быть в своих кроватях, предстали перед мужчинами.
- По-моему, вы должны уже спать, - Сириус стал из кресла.
- Мы хотим поговорить с вами, - произнес Орион. Было видно, как нервничают ребята.
- Хмм, - Том, прищурившись, рассматривал подростков. – Хорошо, давайте поговорим.
Мужчины, если и удивились тому, что ребята сели на свободный диван, да еще и втроем, то вида не подали. Гарри, уже по устоявшейся традиции оказался посередине.
- Мы вас слушаем, - Том еще раз окинул мальчиков взглядом.
- Мы хотим вам помогать, - выпалил Драко.
- Помогать в чем? – задал вопрос Том, уже предполагая, какой получит ответ.
- В вашем деле, - ответил Гарри.
- Вы еще дети, - Сириус нахмурился.
- Нам уже пятнадцать, - в один голос воскликнули мальчишки.
- Вот именно, - кивнул Ремус.
- Да раньше женились, когда вообще только двенадцать лет исполнялось, а вы с нами как с шестилетками обращаетесь, - насупился Драко.
- Мда, - выдохнул Люциус.
- Вам что-то не нравится? – спросил Том.
- Пап, мы же можем помочь. Мы не маленькие и не фарфоровые куколки, которых надо держать под защитным куполом и ни в коем случае не брать руками, - произнес Гарри.
- И что же конкретно вы хотите предложить? – Том проигнорировал мрачные взгляды трех мужчин, направленные при этих словах на него.
- Мы можем быть вашими шпионами в школе, это раз. Во-вторых, тебе же нужна информация о нашем декане, а мы будем рядом с ним, - начал перечислять Драко.
- Хмм, - на этот раз задумчиво хмыкнул Том.
- Мы, правда, можем, - в голосе Гарри появились умоляющие нотки.
- Не сомневаюсь, но не стоит забывать, что вы дети, - произнес Том.
- Ну, пожалуйста, - три голоса и два взгляда. Люциус опустил голову, чтобы скрыть улыбку. Сириус тоже смотрел куда угодно, только не мальчишек. Кому удавалось скрыть свои эмоции так это Тому и Ремусу.
- Хорошо, - кивнул Том, но тут же остановил радость мальчиков. – И что, по-вашему, вы можете сделать?
- Эмм, - прикусил нижнюю губу Орион и посмотрел на Драко.
- Во-первых, можно просчитать весь Слизерин, как они на самом деле относятся к Темному лорду, - начал Драко. – Конечно, не напрямую спрашивать, а так, исподволь.
- Хорошо, что еще? – Том слушал внимательно.
- Последить за Дамблдором и гриффиндорцами. Тем более, должен же кто-то занять место Гарри Поттера, - сказал Драко.
- Пожалуй, вы правы, - кивнул Том.
- Ну, я думаю, надо постепенно изменить твою репутацию, - произнес Гарри.
- Извини? – Том чуть не подавился слюной, уставившись на сына изумленным взглядом.
- Ну, тебя бояться, это совсем не плохо, но у тебя репутация монстра, - пояснил Гарри.
- Кхмм, - Люциус не знал, куда деть глаза, поэтому просто уставился в пол.
- Сын, откуда ты знаешь? – Том пристально смотрел на сына и очень жалел, что не может посмотреть ему в глаза, скрытые сейчас черной бархатной лентой.
- Упс, - Драко мило покраснел, Орион прикусил нижнюю губу. У обоих были виноватые глаза. На щеках Гарри тоже зацвел румянец.
- Так, что вы трое натворили? – Том подался вперед, но никакой угрозы в сторону мальчишек от него не исходило.
- Эээ, пап..., - Гарри поежился.
- Что, сын? – вкрадчиво поинтересовался Том.
- Помнишь, вы пару дней назад ушли? – спросил Гарри.
- Естественно, помню, - кивнул Том.
- У вас было собрание, - скривился Драко.
- Так, и что это значит? – подключился к допросу Люциус.
- Помнишь, ты увидел Наг в кабинете на пятом этаже? – снова задал вопрос Гарри. Том кивнул, но потом, спохватившись, утвердительно ответил. – Ты ведь так и не выяснил, как она тут появляется?
- Гарри, не тяни кота за хвост, - сердито произнес Ремус.
- Мытожебылинатомсобрании, - выпалил Орион.
- Еще раз и помедленнее, - произнес Том.
- Мы тоже были на том собрании, - повторил Орион, бледнея, а затем выпалил. – Что ты сделал со своей внешностью?
- О, Мордред и Моргана, - выругался Сириус.
- Как вы туда попали? – спросил Том.
- Так же, как Нагини попадает сюда, - ответил Гарри.
- СЫН! – Том уже еле сдерживался.
- Через камин, - произнес Драко.
- Какой камин? – Сириус обречено посмотрел на мальчишек, которые вели себя как партизаны на допросе, вроде отвечают, а вопросов становится от этого еще больше.
- В кабинете, - хором ответили "партизаны".
- Мальчики! – теперь не выдержал Ремус.
- В том кабинете на пятом этаже есть камин, который напрямую связан с тем замком, в которым вы проводите собрания Упивающихся смертью, - выпалил на одном дыхании Драко.
- То есть, вы хотите сказать, что последовали за нами через этот камин и видели все, что там происходило? – уточнил Том. В ответ получил три кивка.
- Ну и детки, - закатил глаза Ремус.
- Почему мы вас не видели? – Люциус пристально смотрел на подростков.
- Эээ, там есть маленькая комнатка, в ней зеркало, на всю стену, через которое видно весь зал, где проводится собрание, - пояснил Орион.
- Ох, Мерлин, откуда вы взялись, такие любопытные, - простонал Люцуис.
- Вы все собрание там просидели? – спросил Том.
- Ага, - кивнул Драко.
- Пап, ты не переживай, я все понимаю, - тихо произнес Гарри, а потом добавил себе под нос. – Я бы еще не так их помучил.
- ЧТО?! – Том в шоке уставился на сына.
- Упс, а он услышал, - выпалил Драко.
- С вами, похоже, не соскучишься, - хмыкнул Ремус.
Они еще долго "пытали" мальчишек, выясняя, во что же могли их сыновья вляпаться со своим неуемным любопытством, после чего загнали их все-таки спать.
"Конец ретроспективы"
- Не знаю, но в Дурмстранге они хотя бы не влезали бы в шпионские игры, - наконец, произнес Том.
- Да, для меня их участие в том собрание было шоком. Ты тогда здорово разбрасывал круцио направо и налево, - хмыкнул Ремус.
- В чем-то мой сын прав, репутация у меня, как у Волдеморта, действительно желает быть лучше, - скривился Том.
- Тебя боятся, - произнес Ремус.
- Это хорошо, но меня боятся больше потому, что считают сумасшедшим монстром, а не по каким-то другим причинам. Я за последние пару дней тут подумал и решил кое-что изменить в структуре нашей организации, - Том взглянул на оборотня.
- И что же? – Ремус внимательно смотрел на своего друга и лидера.
- Во-первых, появится еще один круг – элита, так сказать, которая не будет носить меток. В нее войдете ты, Сириус, Люциус, Фенрир, наш врач в Святом Мунго – Рик. Пока все. Из ближнего круга переходите только Люциус и Фенрир, что многих удивит, а о Рике вообще никто не знает. В ближний круг войдут вместо вас двое других, я пока не решил кто, - Том задумчиво нахмурился.
- Ты снимешь метку у Люца и Фена? – спросил Ремус.
- Да, они и так мне преданы и верны, лишнее напоминание об этом не нужно, - кивнул Том.
- Хорошо, - согласился Ремус. – Нам придется показаться всем.
- Нет, - категорично произнес Том. – Я не хочу, чтобы кто-то знал, кем являетесь ты и Сири. Для всех вы будет Призраком и Тенью, никто до поры до времени не должен видеть вашего лица.
- Вот это мне нравится, - довольно улыбнулся Ремус. – Ты как Крестон собираешься выходить из подполья?
- А ты как думаешь? – усмехнулся Том.
- Пожалуй, да, все-таки у тебя сын в Хогвартсе учится, - Ремус насмешливо посмотрел на собеседника. – Что будем делать?
- Собрание организовывать, пора объявить о нашем волеизъявлении Паркинсону, раздать несколько серьезных заданий, а потом мы вчетвером отправимся шокировать публику сначала в Министерство, а затем в Косой переулок, - усмехнулся Том.
- Ты что задумал? – Ремус даже поежился.
- Пора лорду Крестону, как ты выразился, выходить из подполья, - Том двинулся к двери. – Пошли.
Спустя два часа в огромном замке Слизерина собрались все, кому был послан вызов; Снейпа пока не трогали, зная, что у того уроки. Рядом с троном, на котором сидел Волдеморт в своем монстроподобном обличии, стояло пять человек в черно-серебристых мантиях, маски были не белыми, как у всех остальных Упсов, а серебристые с рисунком. Маску Люциуса пересекало черное перо, у Фенрира была изображена оскалившаяся волчья морда, Рик красовался в маске, на которой в верхнем правом углу была нарисована эмблема маггловского красного креста – чаша, обвитая змеей, а вот маски Сириуса и Ремуса пересекала черная, размывающаяся в обе стороны, черта. Спинку трона овивала Нагини, голова которой лежала на самом верху, откуда она обозревала весь зал. За несколько минут до вызова Том убрал метки у Фенрира и Люциуса.
Прибывшие пожиратели были несколько обескуражены странностями, происходящими в зале, но никто и не думал задавать вопросов самому Господину.
- Приветствую вас, - начал свою речь Волдеморт, чем еще больше удивил своих "соратников". – У нас с вами сегодня организационное собрание.
Сириус с трудом подавил смешок, готовый вырваться наружу. Фенрир же не стал скрывать своей довольно-таки странной улыбки, от чего всем в зале, кто ее увидел, стало не по себе. Том же продолжил свою речь.
- Во-первых, появляется еще один круг – Элита, в нее входят те, кто стоит рядом с троном. Как вы можете увидеть, их пока только пятеро, это те, кому я безоговорочно доверяю, - Том выделил последние два слова. Он прекрасно знал, как его речь действует на пожирателей. Они все привыкли уже к тому Темному лорду, который безумен и одержим кровью, а тут перед ними предстал непонятно кто, и чего ждать теперь от него, никто в принципе не знает. – Ближний круг остается так же, как и был, но как вы теперь понимаете, они не самые приближенные ко мне.
Том еще минут тридцать распинался о новой организационной структуре. Ремус внимательно всматривался в глаза тех, кто был в зале. Определить, кто где стоит, большого труда не составляло. Не очень ему понравились взгляды Беллатриссы Лестрейндж, ее мужа и МакНейра, направленные на Люциуса, которого узнать было еще проще, чем кого-либо другого. Ремус скривился, увидев Нарциссу, та приняла метку два собрания назад. Не понятно только, ради чего эта женщина пошла на такой шаг: отомстить бывшему мужу она все равно не сможет, Том ее в порошок сотрет, если с Люциусом случиться хоть одно маленькое происшествие. Эти четверо названных смотрели на Малфоя с плохо скрываемой ненавистью и завистью. Слова Тома о том, что никто пока приниматься в элиту не будет, радости пожирателям не добавило. Видел он и то, что на них с Сириусом постоянно бросают заинтересованные взгляды, как, впрочем, и на Рика, которого никто не знал.
Сириус же в это время изучал свою кузину, Беллу. Его глаза были холодными и слегка прищурены. Люциус, обративший внимание на это разглядывание, поежился, можно было ожидать, что женщине придется несладко, так просто Сириус ей все козни не простит. Не осталось и без внимания то, что ему стоит быть осторожнее, у него появились более явные недруги, чем это было до сих пор.
- Паркинсон! – призвал Том, обратив внимание на того, кто должен был стать первой жертвой новой политики Темного Лорда.
- Мой Лорд, - Паркинсон выступил вперед и преклонил колено.
- Мне нужно, чтобы ты сегодня же разорвал помолвку между твоей дочерью и сыном Люциуса, - холодно проинформировал мужчину Волдеморт. Было слышно, как сдавленно вскрикнула Нарцисса. Паркинсон на время потерял дар речи, но затем склонил голову.
- Как прикажете, мой Лорд.
Том усмехнулся: "Как будто вы можете мне не подчиниться".
- Люциус, готовь все к помолвке своего сына, согласие второй стороны ты уже получил, - Волдеморт произнес все это спокойно, чуть скучным тоном.
- Мой Лорд, могу я задать вопрос: кто станет невестой моего сына? – Нарцисса сделала шаг вперед.
- Круцио, - Том лениво бросил заклинание, причем довольно слабенькое. Нарцисса рухнула на пол, крика боли она удержать не смогла. Темный лорд тем временем продолжил говорить. – Нарцисса, насколько мне известно, ты отказалась от прав на Драко, так что не смей мне задавать вопросов о мальчике. Тебя его дальнейшая судьба интересовать не должна. Это только интерес Люциуса и мой, как его Господина. Это понятно? – последний вопрос Том задал, сняв эффект болевого заклятия.
- Да, мой Лорд, - прошептала женщина. Ей помогли встать с пола.
- На будущее, на Драко у меня большие планы, и никого, кроме меня и моей элиты, это не касается, - пресек любые вопросы на этот счет Том. – Паркинсон, ты можешь выбрать для своей дочери любую кандидатуру, я тебя поддержу.
- Да, мой Лорд, - Паркинсон еще раз склонил голову.
- МакНейр, - Том уже перевел взгляд на новую жертву.
- Мой Лорд, - мужчина вышел и встал на колено перед троном.
- Мне необходимо знать все об отделе тайн, а особенно о зале с пророчествами, - Волдеморт красными глазами уставился на пожирателя.
- Да, мой лорд, я выясню все, что возможно, - ответил МакНейр.
Собрание длилось уже несколько часов. Том призывал одного за другим, отдавая распоряжения, принимая доклады. В какой-то момент он просто взмахнул рукой с палочкой, и с двух сторон от его трона появилось пять кресел для его элиты, те сразу же воспользовались возможностью посидеть и отдохнуть. Можно было подумать, что им все происходящее не интересно, особенно это касалось Ремуса, который, сев в кресло, достал книгу и стал читать. Пожиратели смотрели на это с испугом. Том же веселился вовсю, про себя решив, что надо будет Рема поздравить с такой удачной мыслью.
Все это действо закончилось только в первом часу ночи. Сириус успел даже вздремнуть. Распустив собрание, Том еще некоторое время сидел в виде Волдеморта, наблюдая как его "слуги" расходятся из зала. Сириус зачем-то двинулся к дверям. Том напрягся, когда понял, что Белла направилась в сторону его импульсивного друга.
- Не думай, что выше меня, - прошипела женщина, схватив Сириуса за руку. Тот повернулся и холодным синим взглядом посмотрел на женщину.
- Руки, - прошипел он не хуже Нагини, а та, в свою очередь, соскользнула с трона и теперь плавно двигалась по полу в сторону Беллы и Сириуса.
- Я сказала..., - Белла чуть ли не плевалась в сторону мужчины.
- Руки убери, - холодно произнес Сириус, брезгливо посмотрев на кузину. Белла не успела ничего сказать в ответ. Нагини поднялась за спиной мужчины и теперь смотрела прямо на нее. Что-то такое было в поведении любимицы Темного лорда, что женщина отступила на шаг.
/Дура/ - выдала на весь зал Нагини, опустившись на пол. Том все-таки не удержал смешок. Змея прервала ссору до того, как она успела разразиться. И дело было вовсе не в Томе, а в трех мальчиках, которых эта большая представительница пресмыкающихся успела полюбить всем сердцем, если таковое у нее вообще есть. Сириус еще раз брезгливо оглядел Беллу, после чего вернулся на свое место рядом с Томом. Нагини тоже расположилась на своем месте.
/Тебе тут василиск нужен или дракон, усмирять таких вот пришибленных непонятно чем дур/ - выдала она Тому, укладывая голову на набалдашник спинки трона.
/У меня есть ты/ - сказал ей тот в ответ.
/Уйду я от тебя/ - в голосе Нагини снова появилась меланхолия, как и утром.
/К Гарри?/ - насмешливо поинтересовался Том. Нагини соскользнула с трона и направилась ко второму выходу из зала, о котором мало кто знал. Том несколько секунду понаблюдал за ней, а затем задал вопрос. – /И можно поинтересоваться, куда ты собралась?/
/Мальчиков проведать/ - получил он ответ за секунду до того, как гибкое тело исчезло с глаз.
- Потрясающе, - прошипел он уже на человеческом языке.
- В чем дело? – поинтересовался Фенрир.
- Она, видите ли, отправилась к мальчикам, - чертыхнулся Том.
- Нагини отправилась в Хогвартс? – Ремус обалдело уставился на мужчину, который как раз снимал с себя облик Волдеморта.
- Ага, - с ухмылкой кивнул Том. – Ей, видите ли, не нравится наше общество.
- Она неплохо сдружилась с мальчишками, - задумчиво произнес Фенрир. – Может, это и к лучшему.
- Да, не спорю я с этим, но она в последнее время меня бесит своими выкрутасами, - махнул рукой Том.
- Пора бы и домой, - вздохнул Ремус.
- Вот ведь, зараза, смылась, теперь придется аппарировать и еще топать до замка пешком, - выругался Том. Пятеро мужчин рассмеялись. – Ладно, пошли, выпьем что ли. Тут мы все закончили.
- Подожди, не думаешь ли ты, что Дамблдор не обратит внимания на то, что вокруг отдела тайн стали ходить люди? – Сириус посмотрел на Тома.
- Дома поговорим, - произнес тот в ответ.
Через полчаса они уже сидели в малой гостиной на третьем этаже в Крестон-холле и с удовольствием пили выдержанный виски. Никто из них не обратил внимания на лежащее на столике среди газет письмо.
- Отвечая на твой вопрос, Сири, Дамблдор не дурак и обязательно отреагирует на это. Но я не хочу, чтобы ты и Ремус возвращались к нему. Если понадобится, у нас будет шпион в их лагере, но не вы двое. Хватит вам уже играть по его правилам, пора стать самими собой. Для всех вы будете друзьями лорда Крестона, также как и Люциус. Ни один из вас пятерых ни в каких рейдах участвовать не будет.
- Кто-нибудь может сдать Люца просто из зависти, - Рик посмотрел на Тома.
- А как ты думаешь, зачем я убрал Фенриру и Люциусу метки? – ядовито спросил тот в ответ.
- Это больше похоже на то, что ты хочешь обелить этих двоих, - усмехнулся Сириус.
- Может быть, может быть, - загадочно усмехнулся Том.
- Так, Том, что ты еще задумал? – Фенрир пристально посмотрел на хозяина дома.
- Ну, во-первых, Люциус через пару дней пойдет в Министерство, где у него случится припадок, свидетельствующий о возвращении памяти и спаде Империо, - хитро улыбнулся Том.
- Ты все-таки хочешь меня обелить, - удивленно произнес Люциус.
- Тебя проще, чем нашего главного оборотня, а в силу того, что тебя признают невиновным, а главное чистым, то и твоя дружба с Сириусом и Ремусом будет выглядеть вполне нормально. Я и так думаю, что Дамблдор уже сломал себе голову, пытаясь понять, как это Орион оказался в одной компании с Крестоном и Малфоем, - Том посмотрел на своих соратников и близких друзей.
- Да, и мне совсем не нравится, что мальчики так близко от этого..., - Сириус прикусил язык, когда Ремус ткнул его локтем в бок. – Больно же, зараза.
- Следи за языком, - прошипел в ответ оборотень.
Том поднялся с кресла и пошел за второй бутылкой виски, похоже, посиделки будут до самого утра. Проходя мимо столика с корреспонденцией. Том обратил внимание на странный конверт: в углу был вензель – зелено-серебристый василиск обвивал красно-золотого льва, и эти двое не боролись, а сосуществовали вместе. Мужчина взял письмо, не задумываясь, вскрыл его. Как только он увидел подписи, то сразу же успокоился, уже после этого поняв, что не проверил письмо на проклятия. По мере чтения у Тома глаза становились все больше.
- Том, - осторожно позвал Люциус. Том молча подошел к любовнику и всучил ему письмо. Малфой быстро пробежал глазами текст. – Мда, и как это понимать?
- В чем дело? – Сириус переводил взгляд с Тома на Люциуса, и обратно. Малфой просто зачитал шедевр эпистолярного жанра, именуемый письмом от сыновей, вслух.
- Рон Уизли? – Ремус был более чем удивлен, да и не только он.
- Так, завтра едем в Хогсмид, и вечером навестим нашим ребятишек, - решил Том. – Похоже, там происходит что-то не менее интересное, чем у нас.
Остановившись на этом решении, все разбрелись по спальням. Но никто из них еще не знал, что с мальчиками они встретятся именно тогда, когда и планировали первоначально, во время первого похода школьников с Хогсмид. Утром события стали развиваться самым непредсказуемым образом, причем как для взрослых, так и для четырех подростков.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:44 | Сообщение # 21
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 19. И шляпа сказала: СЛИЗЕРИН!

Мальчишки тихо, крадучись, двигались по коридору. Целью их путешествия была небольшая комнатка недалеко от входа в слизеринскую гостиную. Салазар и Годрик снова подтвердили, что ее можно сдать преподавателям. Рон нес фолиант, с помощью которого можно было помочь Гарри лучше справляться на уроках. Это значило, что, по крайней мере, полдня мальчик будет видеть, пусть и не так, как обычные люди.
- Долго еще? – прошептал Орион.
- Собственно, а чего мы шепчемся? – Гарри остановился и задумчиво постучал пальцами по стене. Неожиданно стена ушла. Драко непонятно каким чудом успел подхватить Гарри, успевшего облокотиться на стену и теперь падавшего вслед за ней.
- Блин, это точно не то, чо нужно, - растеряно произнес Рон, заглядывая в образовавшийся проем. – Э, парни, тут какая-то комната.
- Ну, пошли, посмотрим? – спросил у всех Орион.
- Почему бы и нет, - пожал плечами Гарри.
Мальчишки прошли в темное помещение. Как только они оказались внутри, раздалось шуршание. Ребята сбились в кучку.
- Если честно, то страшно, - шепотом возвестил Драко и поежился.
- По-моему, стена встала на место, - также шепотом сказал Гарри.
- И как мы отсюда выберемся? – как-то слишком спокойно поинтересовался Орион.
В это время зажглись факелы на стене, и ребята смогли осмотреться. Перед ними был широкий, в метра три, коридор, уходящий куда-то вдаль. Через каждый метр на стене висели факелы. Не сговариваясь, мальчишки пошли по коридору. Минут через пять появилась первая дверь. Рон подергал ручку, дверь открылась. Оглядев небольшое помещение, где стоял диван лицом к противоположной стене, Рон озадаченно посмотрел на друзей.
- И что это значит?
- Хмм, - Драко вошел в комнату, провел рукой по стене, а затем по ней постучал. – Твою...
- Ни фига себе, - присвистнул Рон, разглядывая слизеринскую гостиную, на данный момент все еще пустую. Как никак всего шесть утра.
- Салазар ничего не говорил об этом коридоре, - задумчиво произнес Орион.
- Не думаю, что он знает о его существовании, так же как и Годрик, - сказал Гарри. – Тут поработал кто-то другой.
- На тайных комнатах были помешаны только Основатели, - Драко скептически осматривал гостиную своего факультета. – Не думал, что она выглядит настолько убого.
- Да, что-то она как-то подурнела после второго курса, - кивнул Рон.
- Откуда ты знаешь, как выглядит наша гостиная? – Драко уставился на рыжего друга.
- Эээ, мы с Гарри были у вас, - Рон попятился к двери.
- Когда? – требовательно спросил блондин.
- На втором курсе, - улыбнулся рыжий.
- Рыжик, каким образом? – вкрадчиво произнес Драко.
- Грейнджер сварила оборотное зелье, - усмехнулся Рон.
- Нет, ну ты посмотри, - всплеснул руками блондин. – Зачем?
- Хотели узнать, не ты ли наследник Слизерина, - Рон посмотрел на Драко. Тот погрузился в воспоминания, которое вдруг всплыло в голове, а затем ошеломленно уставился на Рона и Гарри.
- Вы стали Креббом и Гойлом.
- Ага, - кивнул Рон.
- А никого другого для перевоплощения вы выбрать, конечно, не могли? – саркастично поинтересовался Орион.
- Ну, только эти двое были настолько близки к Драко, чтобы можно было нормально поговорить, - пожал плечами Рон.
- Я что-то пока больше не хочу ничего знать, а то вдруг вы драконов можете усмирять, или там дементоров уничтожать, - неопределенно махнул рукой Драко.
- Не, до такого мы еще не дошли, - покачал головой рыжий. – И нам бы надо отсюда выбираться, пока не начались уроки.
- Может, с этой стороны все работает так же, как и с той? – предположил Гарри.
- Надо попробовать, - кивнул Орион.
Они вернулись к стене. Орион постучал по ней, раздался чуть слышный шорох и проход открылся. Ребята выбрались в коридор. Орион, Рон и Драко смотрели, как закрывается проход.
- Надо бы его изучить на выходных, - задумчиво произнес Орион.
- Странно, что его никто не мог обнаружить, если он так легко открывается, - Рон скептически смотрел на стену.
- Это не так, - раздался голос Пивза. Мальчишки резко обернулись. В метре от них завис полтергейст и очень пристально их изучал. – Как интересно. Я все-таки не ошибся тогда.
- Вы о чем? – осторожно спросил Орион.
- Я сразу заметил, что вас двоих, - Пивз указал на Ори и Гарри, - связывает какая-то магия, а теперь вижу, что то же касается всех четверых. Один из вас потомок Основателя, только поэтому дверь вам и открылась, а в силу того, что вы связаны, двери открываются всем.
- Мда, - только и произнес Драко.
- Я думаю, потомок Основателя – мистер Крестон, - Пивз взглянул на слепого мальчика. – Ваша тайна останется со мной.
- Мистер Пивз, почему вы все-таки нам помогаете? – спросил Орион.
- Вы необычные, таких не было уже очень давно, если вообще были. Я многое помню, многое видел, а вы не подходите под обычные стандарты, - серьезно ответил полтергейст, который, в принципе, таким вроде бы быть не может.
- Спасибо, - в разнобой ответили мальчишки.
- Отныне вы под моей опекой, - торжественно провозгласил Пивз и нырнул в стену.
- И что бы это могло значить? – задумчиво изрек Рон.
- Думаю, скоро узнаем, - усмехнулся Драко. – Пошли, что ли, найдем эту комнату, о которой говорил Салазар.
Больше приключений на пути парней не встретилось. Комната действительно оказалась небольшой. Одну стену занимали книжные стеллажи. Только теперь, прочитав название книг и авторов, ребята поняли, что имел в виду Салазар, говоря, что это будет небольшая потеря. Здесь были лишь первые тома из серии книг, многое по ним было бы не сделать, так как конец заклятия или рецепта находился во втором, а то и в третьем томе. И здесь находились копии книг, а не оригиналы. У противоположной стены стояли два диванчика и два кресла, было в комнате и два рабочих стола с письменными принадлежностями. Оценив убранство комнаты, ребята прихватили фолиант и направились каждый в свою гостиную, вернее, слизеринцы – в слизеринскую, а гриффиндорец, скривившись и передернув плечами, - в гриффиндорскую. На радость всех четырех по пути им никто не попался.
Рон в спальне пятикурсников Гриффиндора привел себя в порядок, собрал необходимые книги, просмотрел расписание и хмыкнул. Сегодня в расписании стояло ЗОТИ.
- Ну-ну, посмотрим, на что способна эта жаба, думаю, урок будет поучительным, в отрицательном варианте, - пробурчал он. Первым уроком шли зелья, что очень даже устраивало мальчика. В половине восьмого рыжий паренек уже сидел в гостиной, дожидаясь времени завтрака. Он как раз листал книгу и делал на полях какие-то заметки обычным маггловским карандашом, когда в гостиную спустилась Гермиона. Орион еще вчера объяснил своему партнеру, что это такое. Сейчас Рон оценил и сам карандаш, и ластик, который был на карандаше с другого конца.
- Рональд, нам надо поговорить, - учительским голосом начала Гермиона. Рон поднял голову, скользнул по девушке безразличным взглядом и снова уткнулся в книгу, мечтая оказаться рядом с друзьями, а не в этом дурдоме. Гермиону просто перекосило от такого хамства, как она посчитала. – Как ты можешь так себя вести? Все же предельно ясно.
- Для меня ВСЕ действительно предельно ЯСНО, - спокойным тоном произнес Рон. Все его мысли сейчас были в книге, которую он читал, поэтому никаких вспышек темперамента пока не происходило. Книгу он взял в комнатке Слизерина около гостиной змеиного факультета.
- Неужели? Не вижу, чтобы ты все понял, - Гермиона попыталась придать голосу сарказм. Рон поднял голову и пристально посмотрел на девушку холодными голубыми глазами.
- Я останусь при своем мнении, - и снова уткнулся в книгу. Гермиону это несколько обескураживало. Она еще ни разу не видела, чтобы Рон Уизли по собственной воле что-то читал, и уже тем более не по школьной программе. Только тут она увидела, что в руках у парня карандаш.
- Где ты его взял? – девочка подошла вплотную к рыжему. Тот раздраженно что-то пробурчал, встал с кресла, аккуратно положил книгу себе в рюкзак и, полностью игнорируя однокурсницу, покинул гостиную. Гермиона ринулась за ним, пылая, как ей казалось, праведным гневом.
- Рональд, остановись, - закричала она на идущего впереди мальчика.
- Оставь его в покое, - раздался голос Джинни за ее спиной.
- Он должен понять, - Гермиона посмотрела на младшую из детей Уизли.
- Он никому ничего не должен, - четко выговаривая слова, сказала Джинни. – Оставь его в покое. В отличие от тебя, Рон остался верен своей дружбе, и это указывает, что он находился рядом с Гарри не потому, что хотел присосаться к его славе.
- Как ты так можешь говорить? – опешила Гермиона. Рон же после слов сестры остановился и посмотрел на рыженькую девочку, выдавшую такую умную речь.
- Очень даже могу. Ты ведь так и не смогла увидеть ни Гарри, ни Рона. Ты так и не увидела, что все время они носили маску, сбрасывая ее только друг перед другом. И какая ты после этого подруга? Тебе казалось, что ты умнее их? Зря. Они просто позволяли тебе так считать. На, почитай на досуге, - Джинни презрительно запустила в Гермиону связанные зеленой лентой свитки. Рон прищурился и мысленно застонал. Это была его работа по зельям – домашнее задание к четвертому курсу. Сначала он написал нормальное эссе, а затем на его основе уже сделал, как он его назвал, пришибленный вариант.
- Что это? – Гермиона подозрительно смотрела на упавший к ее ногам свиток.
- О, это тебе наглядно покажет, насколько ты неправа в отношении своих..., хотя они никогда для тебя и не были друзьями, - Джинни фыркнула и с гордо поднятой головой прошествовала мимо пятикурсницы. На секунду улыбка с лица рыжей исчезла, она увидела брата, а затем девочка подмигнула Рону и быстро пробежала мимо него.
"Так, не понял, что это с Джинни? Она у нас тоже не такая? И почему я этого не заметил?" – пытался прийти в себя Рон. Затем он встряхнулся и продолжил свой путь в Большой зал. На часах было начало девятого. Только десятая часть студентов прибыла на завтрак, в том числе и слизеринская тройка - Малфой-Блек-Крестон. За преподавательским столом пока никого не было.
Рон спокойно наложил себе еды. Он специально сел не рядом с сестрой, давая той время прийти в себя, а главное придумать какую-нибудь отговорку. Зачем? Да просто так. В зал ввалилась Гермиона, рядом с ней шествовали Невилл, Дин и Симус. Лаванда и Парвати, обогнув гриффиндорский квартет, что-то презрительно фыркнули и сели напротив Рона.
- Что опять случилось? – Лаванда обеспокоено посмотрела на рыжего.
- В каком смысле? – не понял Рон.
- Грейнджер просто молнии метает, того гляди, разрядами пойдет, - фыркнула Парвати.
- Она попыталась меня образумить, - пожал плечами парень. Лаванда окинула гриффиндорскую старосту странным взглядом, а затем снова повернулась к Рону.
- И как?
- По-прежнему, - усмехнулся тот.
- Слушай, ты не можешь мне объяснить, - Парвати вытащила из своей сумки учебник по зельям и ткнула на страницу. Рон прочитал абзац и начал тихо что-то объяснять девушке. Грейнджер поглядывала на него злым взглядом. Никто не видел, что за ними наблюдает еще один человек, неизвестно когда успевший сесть за стол, Снейп.
По-видимому, гриффиндорский квартет поставил своей целью вывести из себя сегодня Рона. Орион и Драко тихо комментировали Гарри, что происходит у их соперников.
- Мне это не нравится, - пробурчал мальчик.
- Что именно? – поинтересовался Малфой.
- У Рона очень взрывной характер, - ответил за Гарри Орион.
- Надеюсь, они не доведут его до того состояния, что он начнет их убивать, - пробормотал Драко, и тут же чертыхнулся. – Черт, Грейнджер пошла к нему.
Гермиона действительно направилась к рыжему и двум девушкам. Лаванда смотрела на нее, как бы говоря взглядом, что ее тут совсем не ждут.
- Я считаю, - начала девушка. Рон оторвался от объяснения, он уже успел достать чистый пергамент и что-то писал на нем карандашом.
- По-моему, я свою точку зрения высказал, Грейнджер, менять ее я не собираюсь, - холодным тоном проинформировал он старосту.
- Как ты не можешь понять своим умом..., - зашипела девушка. Рон поднялся из-за стола и наклонился к Гермионе.
- Я НЕ ОБЩАЮСЬ С ПРЕДАТЕЛЯМИ! – прошептал он, но тон слов был таким, что по спине девушки побежали мурашки. Такого Рона Уизли она не знала. А Рон тем временем продолжил уже обычным тоном. – И запомни, Грейнджер, мне нет никакого дела, когда, как и каким способом ваш новый Герой сдохнет, якобы пытаясь спасти ваши никчемные жизни.
- МИСТЕР УИЗЛИ! – раздался грозный голос Дамблдора за его спиной. Рон совершенно спокойно обернулся и посмотрел в глаза директору. Никакого страха или уважения к этому человеку мальчик не испытывал.
- Да, господин директор, - небрежно произнес Рон.
- Месяц отработок с мистером Филчем, сто баллов с Гриффиндора и ваши родители будут уведомлены о вашем вопиющем поведении, - вынес вердикт Дамблдор.
- Всегда пожалуйста, - хмыкнул мальчик.
- Это не гриффиндорское поведение, - возмутилась Минерва МакГонагалл.
- Так переведите меня на другой факультет, - фыркнул рыжий паренек.
- НЕМЕДЛЕННО В МОЙ КАБИНЕТ! – Дамблдор холодно посмотрел на мальчика, резко развернулся и направился туда же, куда послал студента. Конечно, такого эффекта, как у Снейпа, директор добиться не смог.
Джинни чуть наклонила голову набок и со странной улыбкой смотрела на брата, выходящего из Большого зала. Она видела, что тот нисколько не испуган или смущен. Он считал себя правым в данной ситуации.
- Что ж, кажется, на одного студента в Гриффиндоре сегодня станет меньше, - тихо произнесла девочка.
- Ты думаешь его исключат, - Колин Криви посмотрел на однокурсницу.
- Нет, не исключат, переведут, - твердо сказала Джинни, но услышал ее только Колин.
- Куда? – шепот спросил он.
- Увидишь, - усмехнулась рыжая.
Рон проследовал за директором в его кабинет. Он был спокоен, никакого раздражения он не испытывал.
- Мистер Уизли, объясните свое поведение, - потребовал директор.
- Не вижу смысла, - отпарировал мальчик.
- Я могу вас исключить, - припугнул Дамблдор.
- А на следующий день указом Министерства снова примете в школу. Исключению подлежат только студенты, замешанные в убийстве или нанесении непоправимого вреда здоровью студентов, - чуть улыбаясь, выдал Рон. Уж своды магического законодательства он выучил еще перед третьим курсом, когда они с Гарри разбирались с судьбой Сириуса.
- Отработки до конца года, - разозлился Дамблдор.
- Не имеете права, у вас нет обоснования для этого, - пожал плечами мальчик.
- Что ж, я отстраняю тебя от игры в квиддич за команду Гриффиндора, на это я имею право, - придумал наказание директор. Ожидаемой реакции не последовало. Рон совершенно спокойно рассматривал свои ногти, мысленно потешаясь над Дамблдором. В следующее мгновение он почувствовал, как ему в голову пытаются проникнуть.
//Рон//, - в голове раздался голос Гарри.
//Гарри?// – Рон на секунду потерял концентрацию, но тут же почувствовал, как директора, сумевшего воспользоваться его секундной растерянностью, выкинуло из его головы. – //Это ты его выкинул?//
//Да//, - подтвердил Гарри. – //Я вдруг понял, как с тобой можно общаться посредством Брат по духу, брат по крови//.
//Здорово// - улыбнулся Рон, чем озадачил директора, явно не подозревающего о мысленном разговоре мальчика.
- Что ж, - Дамблдор подошел к Фоуксу и прикрепил к нему две записки. Феникс тут же исчез.
//Гарри, извини, тут, кажется, назревают какие-то события//, - произнес Рон, заметивший манипуляции директора. А тот с кем-то беседовал в этот момент через камин.
//Держись//, - произнес Гарри.
В кабинет вошли Минерва МакГонагалл и Северус Снейп, которых и вызвал Дамблдор.
- Такое происходит крайне редко. Это будет всего лишь тринадцатый случай в истории Хогвартса. Нам еще нужно подождать одного человека, - произнес Дамблдор.
- Дамблдор, - из вспышки зеленого цвета в камине вывалился маленький толстенький человечек. Рон еле удержался от смешка. – Что у вас такое случилось?
- Мы должны провести перераспределение студента, - произнес директор.
- О, это редкость, - почесал мужчина подбородок. - На чем основывается такое решение?
- Он перестал соответствовать устоям и традициям факультета, это раз. Во-вторых, он сам предложил такой вариант, - сердито произнес Дамблдор.
- Что ж, давайте попробуем. Но вы должны помнить, из предыдущих двенадцати раз – только два раза произошел переход с факультета на факультет, - напомнил толстячок.
- Я помню, - отрывисто кивнул директор, затем подошел к шкафу и снял с полки распределяющую шляпу. – Минерва, Северус, вы будете свидетелями. Если шляпа не вынесет своего вердикта, студент будет исключен.
"Так вот на что он надеется", - усмехнулся Рон. – "Извините, директор, но вас ждет большой облом, очень большой"
Директор опустил шляпу на голову пятикурсника.
- Я же говорила тебе с самого начала, - высказалась та вслух.
- Знаю, - ответил Рон, улыбнувшись, хотя на самом деле внутренне трясся от смеха, наблюдая за лицом директора и своего, теперь уже бывшего, декана.
- Нет ведь, я же говорила, а он мне все твердил, - продолжала разоряться шляпа вслух.
- Может, все-таки озвучишь свой вердикт? – усмехнулся Рон.
- СЛИЗЕРИН! – раздалась в кабинете директора. МакГонагалл впала в ступор. А шляпа, похоже, решила всех добить. – Надо было все-таки Поттера отправить в Слизерин, а не слушать его желания, глядишь, и жив был бы парнишка.
Снейп с непередаваемым выражением смотрел на головной убор, пытаясь переварить эту сенсационную новость.
- Поттер? В Слизерин? – наконец, выдавал он из себя.
- Да, мой дорогой слизеринский декан, Поттер был бы как раз там, где и должен был. Время показало истину. Учись он в Слизерине, ничего из произошедшего не случилось бы, - произнесла шляпа, а затем добавила. - Я никогда не ошибаюсь, я лишь могу пойти навстречу чьим-нибудь желаниям, но со временем они понимают свою ошибку. Так уже было. И не тринадцать раз. Я исправила то, что случилось четыре года назад. Все теперь там, где и должны быть.
- Мистер Уизли, вы можете идти, - улыбнулся чиновник мальчику. Рон повернулся и пошел к двери.
- Мистер Уизли, - окликнул его Снейп. Мальчик повернулся к уже своему декану. Зельевар махнул палочкой, и вместо гриффиндорской символики на Роне оказалась слизеринская. – Идите в класс. Я буду через пару минут вслед за вами.
- Хорошо, сэр, - учтиво произнес Рон и покинул директорский кабинет. Спустившись по лестнице и немного пройдя по коридору, Рон согнулся в приступе хохота, скрутившего его. Он не слышал, как к нему подошел Снейп.
- Мистер Уизли, с вами все в порядке? – Рон только покачал головой. Зельевар направил на него палочку, что-то прошептал. Рыжий парень почти мгновенно успокоился.
- Спасибо, сэр, - произнес он. – Не думал, что такое когда-нибудь произойдет, но я рад, что, наконец-то, там, где мое место.
- Рад за вас, но уроки никто не отменял, - строго произнес Снейп. Они вместе двинулись по коридору. Зельевар уже видел, на что способен этот мальчик, понимая, четыре предыдущих года он видел совсем не настоящего Рона Уизли. Тем более этот новый Рон Уизли, кажется, дружил с его слизеринским новоявленным трио.
- Сэр, на меня наложили отработки как на гриффиндорца до того, как я стал слизеринцем..., - Рон с ухмылкой посмотрел на декана. Снейп оценил: "Слизеринец до мозга костей. И куда я смотрел все четыре года?"
- Вы правы, на вас наказание не действует, - с непроницаемым лицом произнес Снейп.
- Да, но ста баллов Гриффиндор лишился? – уточнил Рон, глаза лукаво поблескивали. Зельевар остановился и посмотрел на своего нового студента.
- Вы громко хлопнули дверью, - это было все, что сказал Снейп, но большего и не надо было.
- Сэр, одну минутку, - попросил Рон, останавливаясь перед дверью. Снейп посмотрел на студента, ничего не выдало его изумления, хотя удивляться было чему: короткие ярко-рыжие волосы мальчика вдруг спустились ниже плеч, но ключицы не достигали. Стали менее яркими, окрас был более благородного оттенка, мальчик стал чуть выше, стройнее и более развитым. Сейчас ему можно было дать даже больше пятнадцати лет.
- Чары иллюзии, - спокойно произнес Снейп, хотя глубоко внутри себя был в шоке. Он не распознал их, и, похоже, директор тоже, значит, и дома никто не видел настоящего Рональда Биллиуса Уизли. Возник закономерный вопрос: а он вообще-то Уизли?
- Я готов, сэр, - Рон посмотрел в глаза своему декану. Тот кивнул и открыл дверь.

С момента, когда Рон Уизли вышел из Большого зала вслед за директором, там стали перешептываться, голоса становились все громче. Конечно, новость о странном поведении рыжего гриффиндорца стала основополагающей в данную минуту. Шум все больше нарастал. Апогея он достиг, когда в зале появился феникс, и МакГонагалл со Снейпом покинули свои места.
- До уроков – пятнадцать минут, - произнес Орион, сильно нервничая.
- Успокойся, - сердито бросил Гарри, явно что-то пытаясь сделать. – Ага, вот оно.
"Рон" – позвал он мысленно, и тут же получил ответ.
- Гарри, что ты делаешь? – Драко озадаченно смотрел на своего партнера.
- Помнишь, Рон рассказал о нашей с ним связи, что мы могли разговаривать мысленно на расстоянии? – вопросом на вопрос ответил Гарри. Драко сначала кивнул, а затем опомнился.
- Да, помню.
- Ну, у меня получилось восстановить эту связь, - улыбнулся Гарри.
- Что там происходит? – Орион подался вперед.
- Дамблдор что-то затеял, но что – непонятно, - покачал головой Гарри. – Надо ждать.
- Все, пошли в кабинет зелий, осталось минут семь до начала урока, - Драко решительно встал со своего места.
Студенты, все еще обсуждая происшествие, начали быстро расходиться из Большого зала.
- Уйди с дороги, - Симус намеренно толкнул Гарри, шедшего у стены. Мальчик закусил губу, подавляя боль в ноге.
- Финиганн, если я не вижу, это еще не значит, что у меня нет мозгов, - холодно произнес Гарри, начиная раздражаться. – Правду говорят, что гриффиндорцы все стукнутые на голову, все делают и делают, а мозгов как у курицы, только на квохтанье и хватает. Мне вот интересно, ты о моей змейке еще не позабыл, или специально проверил, что ее у меня нет сегодня? А ты вообще уверен, что ее нет, а?
- Замолкни, Крестон, слепой ужик, кусается, а яда нет, - рассмеялся Дин Томас.
- Во, придурок, - тихо произнес Драко, не вмешиваясь. Мальчики отлично сознавали, что это – бой Гарри, который должен был сам доказать всем этим "больным на голову", насколько они неправы.
- Ты о чем? – тихо спросила Панси. Орион сдерживал слизеринцев.
- У Гарри есть одна маленькая особенность, он если раздражен, то любое его заклятие превращается в нечто совсем другое, - усмехнулся Драко. – И наши краснознаменные, похоже, нарвались.
- А ты уверен, что у меня нет яда? – усмехнулся Гарри. – Ну-ну.
Гарри спокойно протянул руку в сторону. Драко тут же сжал ее и повел в сторону кабинета зелий.
- Мне нужно, чтобы ты, когда будешь брать ингредиенты, взял с десяток чешуек сиверного дракона, - прошептал Гарри.
- Крестный нас убьет, - судорожно шепнул Драко.
- Ничего, я лучше буду драить у него месяц котлы, но они должны узнать, как я кусаюсь, - нехорошо усмехнулся Гарри.
- Зелье Спарадиса? – спросил Орион. Гарри кивнул.
- Надо наших предупредить, - сказал Драко. Кабинет оказался открытым, и пятый курс обоих факультетов расселся. То и дело в обе стороны летели оскорбления, но Орион, Гарри и Драко что-то тихо обсуждали. Гермионе совсем не нравились их злорадные улыбки.
Незаметно на стол Лаванды и Парвати легли записки, где им рекомендовали в конце урока зажать нос и постараться целую минуту не дышать. Такая же записка легла на стол зельевара. Ребята очень надеялись, что Снейп ее увидит, все-таки они не собирались издеваться над своим деканом.
- ТИХО! – рявкнул зельевар, входя в класс. Вслед за ним вошел Рон во всей своей красе. На минуту в кабинете стало тихо. Снейп же продолжил раздавать указания. – Мисс Паркинсон и мистер Забини – на последнюю парту. Мистер Блек и мистер Уизли сядут за мистером Малфоем и мистером Крестоном.
Гермиона в шоке смотрела на вдруг преобразившегося парня, но тут до нее дошло, что же вообще не так с Роном Уизли – на нем были знаки отличия слизеринского факультета.
- Почему у тебя слизеринский значок? – прошипела девушка.
- Минус десять баллов за посторонние разговоры, мисс Грейнджер. Мистер Уизли носит значок того факультета, на котором учится, - холодно произнес Снейп.
- Но он с Гриффиндора, - воскликнула Гермиона.
- Уже нет, и еще минус десять очков, - с удовольствием произнес зельевар. – А теперь начнем урок.
Северус не заметил, как на трех юношеских физиономиях на секунду появилась очень нехорошая улыбка.
- Значит, Слизерин? – тихо шепнул Нотт в спину Рона.
- Шляпа так сказала, - усмехнулся рыжий.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 16:45 | Сообщение # 22
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 20. Квартет № 1 и Министерство

Все началось сразу после получения мужчинами письма от сыновей. В Крестон-холл прибыла сова из Министерства, которая принесла приглашение лорду Крестону в Аврорат для дачи показаний. Точно такое же письмо прибыло и для Люциуса, но самое интересное пришло Ремусу – его присутствия требовал отдел по надзору за магическими существами. Сириус долго читал и перечитывал это письмо, а потом столь же долго ржал. Успокоить его смогли только после того, как окатили ведром холодной воды. Как оказалось, веселье было в том, что в Министерстве будет большой скандал, когда лорды Малфой и Крестон явятся в отдел за надзором за магическими существами.
- Ну, господа, что будем делать? – Том оглядел своих соратников и друзей.
- Пойдем в Министерство, - усмехнулся Сириус. – Очень хочется посмотреть, кто посмеет повысить голос на лорда Малфоя и лорда Крестона и при этом решить, что останется жив.
- А ты оказывается кровожадный, - усмехнулся Люциус.
- Мне вот интересно, с чьей подачи появился этот закон? И кто такой дурак на самом деле, что настраивает против себя половину магического мира, как минимум, - криво усмехнулся Ремус.
- Мне это тоже интересно, - кивнул Том. – Уж очень смахивает на полное отсутствие мозгов.
- А мне вот интересно, с чего это тебя в Аврорат вызывают, для «беседы», - съязвил Люциус.
- Так проще простого, Люц, - усмехнулся Сириус. – Проверка лояльности.
- Чьей и кому? – усмехнулся блондина.
- Лорда Крестона Министерству, - хмыкнул Ремус.
- По-моему, они там совсем свихнулись, - покачал головой Люциус.
- Ты не забывай, тебя туда же пригласили. Явно не чаи распивать, - произнес Сириус.
- Ой, да что они мне сделают? Пригрожу отозвать все свои инвестиции – сразу станут шелковыми, - отмахнулся Люциус.
- Посмотрим, посмотрим, - усмехнулся Сириус.
- Ты сам-то собираешься идти, магическое существо? Как никак ты все-таки природный анимаг, а не просто абы кто, - насмешливо поинтересовался Том.
- А ты подумал, что я брошу свою любимую половинку? – в тон ему спросил Сириус.
- Да нет, просто решил спросить, а то мало ли чего тебе в голову взбредет, - усмехнулся Том.
- Слушай, а Нагайна действительно отправилась в Хогвартс? – Ремус озадаченно посмотрел на Тома.
- Не знаю, но не очень удивлюсь, что это так, – хмыкнул Темный лорд. – Она вообще после общения с нашими отпрысками стала какой-то странной.
- Да, меланхолия у змеи, это слишком, - задумчиво протянул Сириус, за что тут же получил диванной подушкой от Тома. – А я что? Я ничего.
- Ох, Сириус, и когда же ты повзрослеешь? – закатил глаза Люциус.
- А ты-то у нас взрослый, - усмехнулся Блек. – На два года старше, а строит из себя не весть что.
- Блек, я тебя удушу когда-нибудь, - пригрозил блондин.
- Жить будет не интересно, - отпарировал тот в ответ.
- И заметь, Люциус, он ведь прав, - на полном серьезе произнес Том, чем вызвал смех своих друзей. Они прекрасно проводили время в своей дружной компании. Особенно скучать без мальчишек они не успевали, дел хватало, а теперь еще и пришло время выбраться в свет.
- Кстати, о нашем представлении в Министерстве в главной роли с Люциусом…, - Ремус оглядел мужчин. – Думаю, завтра будет самое подходящее время.
- Почему бы и нет, - прищурился Том. – Только это самое Империо надо наложить, да так, чтобы его все приняли за давнишнее.
- Том, не строй из себя не весть что, ведь знаешь же что делать, - усмехнулся Сириус.
- Знаю, - подтвердил Темный лорд с хитрой улыбкой, от которой у Люциуса по спине поползли мурашки от не очень хорошего предчувствия.
- Том, ты что задумал? – блондин подозрительно смотрел на любовника.
- Вот думаю, что сегодня ночью, я, пожалуй, этим самым особенным видом Империо очень хорошо наслажусь, - задумчиво сказал Темный лорд.
- Не смей, - в ужасе воскликнул Люциус.
- Посмотрим, посмотрим, - загадочно произнес Том.
Конечно же, он ничего такого делать не стал, да и блондин вполне даже добровольно исполнял все его желания. Наложить Империо так, чтобы все его приняли за старое, которому больше десяти лет, не составило большого труда. Утром все четверо с разницей в несколько минут прибыли в Министерство. Сириус придирчиво одел Ремуса, и теперь оборотень красовался в дорогостоящем костюме из тонкой шерсти цвета темного шоколада, рубашка же была цвета топленого молока. Мантия была открытой, застегивалась на пуговицу-брошь у воротника-стойки. Цвет Сириус выбрал насыщенный шоколадный, но несколько светлее костюма.
- Убери седину, надоела уже, - зло зыркнул Блек на своего любовника, точнее, практически мужа.
- Ладно, ладно, - усмехнулся Ремус, проводя руками по волосам. Вся седина бесследно исчезла. Сириус вообще не мог понять, зачем тот постоянно держит ее в волосах.
- Вот, готово, - повор