Армия Запретного леса

Среда, 18.07.2018, 13:20
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 6
  • 7
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Испытание мужества" !ПРОДА 50-глава 14.12.2016! (ГП/ЛМ/ТP~слэш~NC-17~драма, приключения~макси~в работе)
"Испытание мужества" !ПРОДА 50-глава 14.12.2016!
Lash-of-MirkДата: Четверг, 12.03.2009, 17:57 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название фанфика: Испытание мужества
Автор: Linnea (Aliaisha)
Бета : Katana
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/ЛМ/ТР, ГГ/ДжУ/РабЛ, СБ/СС, АП/ФУ, ДС/РУ БЗ/ДУ
Тип: слэш
Жанр: драма, приключения, романтика
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Волдеморт решил не убивать Гарри Поттера в ближайшее время, он решил проверить, насколько тот силен и сможет ли пережить то, что он с ним сделает. Никто не обратил внимания на состояние юноши, когда он вернулся на Тисовую улицу. Никто не знал, что вместе с Гарри на трое суток исчезала и Гермиона. Через четыре недели после происшествия оба подростка исчезли, на долгие годы. Найти их не удалось никому, только несколько человек во всей магической Англии знали, что Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер живы, но ни один из них не мог сказать, где они. Они вернутся в Англию через семь лет, но их никто не узнает. Другое лицо, другое имя, другая жизнь. И кто эти трое маленьких детей, рядом с двумя шикарными молодыми людьми?
Предупреждения: ООС персонажей, насилие, МПРЕГ. Не учитываются 6-7 книги. Много тайн, лихих поворотов сюжета, любовь, неожиданные пейринги.
Диклеймер: герои принадлежат мадам Роулинг, мне только фантазия
Разрешение на размещение: получено








Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 15:01 | Сообщение # 31
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 26. Проделка Рафаэля...

"Ретроспектива.
- Ты уверен, что это может сработать? – Рафаэль скептически посмотрел на мужчину, который что-то черкал на белой бумаге.
- Более чем, - кивнул тот и, подняв голову, улыбнулся молодому человеку, который нервно расхаживал по его кабинету.
- Он невменяемый, - передернул плечами Рафаэль.
- Не знаю, не знаю, - усмехнулся мужчина. – Я тут собрал кое-какую информацию, и могу тебе с полной определенностью сказать, что его политика существенно изменилась за последние несколько лет. Я бы сказал, очень существенно.
- И? – Рафаэль остановился и уставился на своего любовника.
- Понимаешь, мой юный горячий... Ладно, ладно, больше не буду, только не смотри на меня таким зверем, - рассмеялся мужчина, глядя на разгневанное лицо молодого человека, затем вернул на лицо серьезное выражение. – Раф, все очень просто. Ты должен быть уверен, что на твоей руке не появится темная метка, как и на руке твоей сестры. Исходя из полученной информации, Темный лорд в последнее время просто насаживает среди аристократов древние традиции, и в первую очередь это партнерство. Это говорит нам о том, что он, по крайней мере, спокойно относится к связям между мужчинами, но, скорее всего это наследие убило в нем кровь маггла, а значит он, как минимум, бисексуал.
- Милый, - в голосе Рафаэля появились нотки сарказма. – Тебе ведь известно, как он выглядит.
- Раф, - мужчина поднялся со своего места и, подойдя к молодому человеку, обнял его за талию и притянул ближе к себе. – Всегда можно что-то придумать.
- Интересно, что? – ядовито спросил Рафаэль.
- А кто у нас тут маг камней? – мужчина усмехнулся, а затем собственнически поцеловал любовника в губы.
- Ладно, что ты предлагаешь? – спросил Рафаэль, когда отдышался после головокружительного поцелуя.
- А вот что..., - заговорщицки улыбнулся мужчина, потянув юношу в тайной двери, ведущей в небольшую комнатку в его кабинете, оборудованную для таких вот неожиданных приходов Рафаэля, в основном.
Конец ретроспективы".
****
К моменту возвращения Селестины домой в сопровождении Мануэля и Рамона Рафаэль уже лежал в своей кровати и спал. Том стоял у окна и задумчиво рассматривал спящего молодого человека. Селестина окинула каждого внимательным взглядом.
- Все в порядке? – спросила она.
- Да, он немного поиграл с детьми, но сил еще слишком мало, - спокойно ответил Том. Он постарался говорить так, чтобы девушка не заподозрила ничего, пока он сам не разберется с тайнами Рафаэля. Услышанный разговор надолго заставил его задуматься. Он был абсолютно уверен, что молодой человек не знает, кем является его новый знакомый. С этой стороны никаких подвохов ожидать не приходилось. Но что-то Рафаэль все-таки задумал, и это что-то мало понравиться его сестре.
- Пойду, проверю малышей, - улыбнулась Селестина. – Лорд Снейп прибудет чуть позже, чтобы посмотреть Рафа.
- Замечательно, - кивнул Том.
Девушка покинула их, а Том медленно приблизился к кровати, сел и почти невесомо провел кончиками пальчиков по щеке молодого человека.
- В какие игры ты играешь, Рафаэль? – задумчиво произнес он. – И, главное, зачем?
Но предмет его размышлений не откликнулся, поскольку давно уже пребывал в царстве Морфея. Вопрос, как говориться, остался открытым. Том снова провел кончиками пальцев по гладкой коже, спустился на шею, на грудь. Том потянул простынь вниз, обнажая юношу до талии. Дыхание участилось только от вида прекрасного тела, которое находилось рядом. Можно было просто взять, но этого как раз он не хотел, поскольку Рафаэль ему был нужен весь, со всеми своими загадками. Пальцы обвели правый сосок, нажали на пуговку...
Том резко убрал руку, затем прикрыл молодого человека и отошел к окну, стиснув зубы. "Да, что же это такое", - выругался он про себя, прекрасно чувствуя, как член уже почти готов от одного вида обнаженного торса вожделенной добычи, на которую он даже пока не начал охоту.
Дверь приоткрылась, и появились Селестина и Снейп.
- Добрый вечер, мистер Риал, - поздоровался Северус.
- Можно просто Том, - отозвался тот.
- Тогда, если вы не против, зовите и меня по имени, - чуть склонил голову Снейп. – Есть какие-нибудь изменения?
- Он стал более подвижным, только устает очень быстро. И я не заметил, чтобы руки доставляли ему проблемы, - ответил Том.
- Хмм, - Северус подошел к юноше, откинул простынь. Оказалось, что тот спит совершенно обнаженным. Снейп окинул взглядом это юное совершенство, затем накрыл его по бедра. Как только он стал снимать повязки с рук, Рафаэль открыл глаза.
- Пр... Лорд Принц, - хрипловатым голосом то ли поздоровался, то ли просто констатировал его присутствие здесь Рафаэль. Если Снейп и обратил внимание на первую оговорку, то особого значения ей не придал, мало ли слов начинается на "пр", а вот Том сразу понял, какое именно слово чуть не сорвалось с губ зеленоглазого юноши – "профессор". "А он все-таки контролирует себя", - Том пристально смотрел на молодого человека. – "У него ничего не осталось от Гарри Поттера, даже глаза чуть-чуть, но изменили свой оттенок".
- Рафаэль, хотел вас осмотреть и подумать, чем могу вам помочь, - сказал Северус. Молодой человек сел на кровати и протянул руки в сторону зельевара. Снейп несколько секунд смотрел прямо ему в глаза, пытаясь понять, откуда такое доверие, но в этих зеленых глазах не было никакого ответа на его вопрос.
Быстро сняв повязки, Северус несколько минут изучал ладони юноши. Все заживало, но очень медленно. И все же что-то было не так. Снейп поднял голову и посмотрел на юношу.
"Дайте мне немного времени", - прозвучал в голове у зельевара голос Рафаэля.
"Легелименция и окклюменция на высшем уровне, я впечатлен", - Северус ничем не выдал своего удивления и в какой-то мере восхищения. – "Хотелось бы понять, зачем вы обманываете свою сестру?"
"Мне нужно кое-что сделать", - ответил Рафаэль.
"А без этого спектакля обойтись нельзя?" – фирменный сарказм Снейпа вырвался наружу.
"Так проще", - честно ответил Рафаэль.
"Как вы вылечили руки?" – Северус опустил голову и теперь пристально изучал ладони, продолжая ментальный разговор.
"Неужели вы думаете, что я настолько безрассуден, чтобы пойти на такой шаг и оставить свою семью без моей защиты?" – Рафаэль даже обиделся.
"Как?" – потребовал Северус.
"Одни камни причиняют вред, другие могут помочь его убрать", - последовал спокойный ответ.
"Ваша сестра уверена, что вы год не сможете нормально пользоваться руками", - Снейп взглянул в зеленые глаза.
"Села не знает всего о камнях" – Рафаэль не отвел взгляда.
"Но она знает магию камней", - Снейп пытался надавить на юношу, но чувствовал, что тот отвечает только потому, что ему самому так хочется.
"У Селы есть сила, она знает довольно много, но не все. То с чем она никогда не справится, ее не учили. Поэтому она понятия не имеет о свойствах некоторых камней", - ответил Рафаэль.
"А вы?" – вопрос прозвучал так, словно Снейп не страдал от любопытства, но молодого человека тон совершенно не ввел в заблуждение.
"Я маг камней, этим все сказано", - на губах Рафаэля появилась еле заметная улыбка, но тут же исчезла.
"Зачем вам все это?" – Снейп прищурился.
"Я должен кое-что решить, чтобы моя семья была в безопасности, и никто не мог повлиять на нас", - честно, но в то же время весьма завуалировано ответил Рафаэль. Снейп посмотрел на него слегка скептически.
"И ради этого стоит устраивать спектакль?" – ответом ему послужила улыбка. Что-то в ней было такое, что Снейп посочувствовал тем, кто окажется на пути этого юноши, но в то же время у него появилось странное чувство дежавю. – "Вы мне кое-что напомнили, из моего прошлого".
"Все может быть", - прозвучало в ответ. Снейп все-таки дал вырваться наружу своему удивлению, но ничего кроме улыбки в ответ не последовало.
- Что ж, в принципе, можно попробовать несколько моих новых разработок, - произнес Снейп вслух, понимая, что больше нельзя молчать, так как можно вызвать подозрение. Он не мог знать, что Том, пристально наблюдавший за ними, и так уже заподозрил неладное, правда, пока не мог понять, что же именно его насторожило. Селестина тоже заметила кое-что, но она как раз доверяла брату, так что слишком много внимания не уделила этому факту.
- Буду вам признателен, - улыбнулся Рафаэль, искоса бросив взгляд на Тома. Тот даже не мог подумать, что на его лице появилась ревность. "Ну, вот ты и попался, Том", - про себя посмеялся молодой человек.
- Рафаэль, лорд Принц теперь наш с тобой покровитель в Англии, - выдала новость без предварительной подготовки Селестина.
- Вы взяли на себя серьезную ношу, не окажется ли для вас это помехой. У вас есть семья, - Рафаэль внимательно посмотрел на мужчину.
- Мне приятно оказать услугу таким молодым людям, как вы и ваша сестра, Рафаэль, - чуть склонил голову Снейп.
- Благодарю, - улыбнулся молодой человек.
- Что ж, я вас оставлю, мне еще нужно проверить моих домочадцев, которым также требуется моя помощь, - Северус встал. Селестина проводила его на выход, а Рафаэль перевел взгляд на Тома, который задумчиво смотрел на руки молодого человека, лежащие на простыне, которая прикрывала его только от бедер. Их глаза встретились. Рафаэль провел кончиком языка по губам. Этот жест можно было интерпретировать по-разному: от желания избавиться от жажды, до попытки соблазнения. Том подошел к кровати и налил в стакан сок, который стоял в графине на тумбе рядом с кроватью.
- Мне тяжело держать в руках стакан, - чуть виновато улыбнулся Рафаэль. Том сел рядом с ним и поднес стакан к его губам. Напившись, молодой человек снова пробежал язычком по губам. Том как завороженный наблюдал за ним. Он медленно отстранился, боясь, что даст знать юноше о возникшем у него желании. – Спасибо, - улыбнулся Рафаэль.
- Не за что, - кивнул Том. – Могу ли я чем-нибудь тебе помочь?
- Нет, спасибо, ты, наверное, тоже устал? – Рафаэль посмотрел на мужчину. – Если мне понадобиться помощь, я позову домовиков.
- Спокойной ночи, Рафаэль, - Том посмотрел на парня.
- Спокойной, Том, - улыбнулся Рафаэль, укладываясь на кровати. Том сглотнул: "Мерлин, даже обычные движения выглядят слишком соблазнительно в его исполнении". Откуда же он мог знать, что все было рассчитано именно на него. Том ретировался из комнаты Рафаэля и прислонился к стене, пытаясь унять дрожь желания в теле, которое его захватило. Через пару минут он направился к себе. Он не знал, что почти сразу, как он закрыл дверь в свою комнату, в спальню хозяина замка прошмыгнул Паоло.
- Сеньор Рафаэль, все готово, - прошептал парень.
- Паоло, ты чего шепчешь? – рассмеялся Рафаэль.
- Простите, не подумал, - улыбнулся венесуэлец. – Сеньор, вы уверены в том, что собираетесь сделать?
- Да, это будет даже забавно, - усмехнулся Рафаэль.
- Ой, вы играете с огнем, - покачал парень. – Они потом вам отомстить могут.
- Не думаю, мой друг, - улыбнулся Рафаэль. – В конце концов..., - Рафаэль сверкнул глазами, но продолжать не стал. Да, он понимал, что его затея чревата, но по странному стечению обстоятельств был уверен, что все получится так, как надо. Слишком многое было за именно такой результат, который в конечном итоге хотел получить Рафаэль.
- Ох, сеньор, мне как-то не по себе, - поежился Паоло.
- Мне нужно, чтобы ты завтра отвлек Селестину и остальных. Лучше бы их не было дома, - Рафаэль посмотрел на парня.
- Сеньора обещала ребятам сводить их в парк развлечений. Сеньорита Сьюзен, Мануэль и Рамон пойдут с ними в качестве охраны. Я буду заниматься садом, - усмехнулся он под конец.
- Прекрасно, - удовлетворенно произнес Рафаэль. – Что ж, начнем, помолясь.
****
После завтрака, Селестина забрала детей и в сопровождении трех взрослых отправилась развлекать малышей. Ей даже пришлось уговаривать Рафаэля, доказывая ему, что ничего не случиться. В конце концов, тот сдался. На прогулку забрали даже Энрике, хотя тот и был еще не в порядке, но передвигался уже самостоятельно. Магическая медицина была в какой-то степени уникальной.
Том уже некоторое время блуждал по дому, пытаясь отыскать красавца-хозяина, который словно испарился в неизвестном направлении. Дойдя до конца коридора и уже собираясь вернуться к лестнице, поскольку решил, что тут тупик, мужчина замер, затем внимательно присмотрелся и понял, что в стене есть маленькая щель. Он толкнул посильнее, и стена отошла, открывая проход. Том прошел по светлому коридору и вышел в небольшую, прекрасно обставленную комнату. Он мог бы восхищаться ее убранством и изысканностью интерьера, если бы взгляд не был прикован к молодому человеку. Свет, льющийся из окна, освещал Рафаэля, проникая сквозь ткань шелкового халата и очерчивая его фигуру. Тому не нужно было даже воображать, и так было понятно, что под черно-зеленым халатом нет ничего. Юноша повернулся и посмотрел на того, кто нарушил его уединение. В глазах не было ни возмущения, ни гнева. На губах играла легкая улыбка, грудь мерно вздымалась. Том же не мог оторвать взгляда от юноши, который сейчас выглядел еще более желанным и восхитительным, невероятно сексуальным. Член дрогнул.
Рафаэль медленно стал приближаться к мужчине, не отрывая от него взгляда. Шаг, еще один – расстояние все уменьшалось. И вот он, последний шаг. Рафаэль так близко, стоит почти вплотную. Глаза смотрят в глаза. Руки Рафаэля взметнулись и обвили шею Тома, тело прижалась к его телу. Выдержка отказала. "И все-таки этот бой выиграл я, Люциус", - пронеслось в голове Тома прежде, чем он с жадностью накрыл такие соблазнительные губы. Руки скользнули по спине и легли на ягодицы, прикрытые дорогим шелком. Том надавил на попку, заставляя молодого человека прижаться к нему пахом. Поцелуй становился все откровеннее, страсть так и бушевала между этими двумя. Воздух кончился и они, тяжело дыша, оторвались от губ друг друга. Рафаэль заглянул своими затуманенными страстью глазами в глаза мужчины, затем прижался к нему всем телом и откинул голову назад, открывая шею. Том прекрасно понял, что молодой человек сейчас предлагает ему не останавливаться, да и при всем желании, он не смог бы остановиться. Он припал к шее юноше, руки скользнули вперед, развязали пояс халата и тут же заскользили по бархатистой коже. В голову, да и не только ударила кровь. Пальцы скользили по коже, добрались до сосков, чуть потеребили их, а затем руки заскользили по спине на ягодицы. Том зарычал, ему нужно было все и сейчас. Он разомкнул руки у себя на шее и сдернул с плеч халат, тот черно-зеленой лужей упал к ногам Рафаэля. Том сделал шаг назад, чтобы, наконец, посмотреть на обнаженного юношу. Он помнил его по снам, но сны – это одно, а сейчас его греза была здесь в реальности. Рафаэль не двигался, давая мужчине насладиться видом. Том резко сделал шаг к нему. Юноша от неожиданности отшатнулся, но тут же оказался прижат к сильному телу и ощутил, насколько же оно возбуждено. Он и сам был возбужден. Сейчас он просто забыл обо всех своих планах, наслаждаясь самой ситуацией. Прошло несколько месяцев, когда у него последний раз был секс. Если поначалу он думал, что просто отдаться Тому, то сейчас понял, что действительно наслаждается прикосновениями мужчины, более того, его словно прошибают заряды электричества, заставляя еще больше возбуждаться.
Том впился в его уста, даря наслаждения на грани с болью. Мужчина оторвался от него, затем резко развернул к себе спиной и толкнул к стене. Рафаэль не сопротивлялся. Он почти коснулся руками стены, когда его развернули и прижали к ней спиной. А дальше было только наслаждения, которое дарил ему мужчина. Рафаэль выгибался, он почти полностью потерял контроль над собой. "Кажется, план надо пересмотреть", - пронеслось у него в голове за секунду до того, как он полностью отдался страсти. Вот, этого он как раз и не учел, что ему понравиться быть с этим мужчиной.
Том подхватил юношу и через несколько секунд опустил его на тахту, что была в комнате. Мужчина сорвал с себя одежду и опустился на Рафаэля, подминая его под себя. Руки молодого человека снова обвились вокруг его шеи, а сам он выгнулся, стараясь еще сильнее прижаться к мужчине. Том застонал.
- Здесь есть где-нибудь смазка или крем? – простонал он в шею молодого человека.
- Воспользуйся палочкой, - на выдохе стона сказал Рафаэль.
- Не хочу, не в первый раз, - Том поднял голову и посмотрел в зеленые глаза. Рафаэль улыбнулся, чуть призывно и немного порочно. Он скользнул рукой по руке Тома и потянул ее к своим губам. Тот понял, что требуется, и в следующую секунду потер пальцами губы юноши. Тот осторожно втянул себя один палец и начал его посасывать и ласкать язычком. Он почувствовал, как по телу мужчины на нем прокатилась волна дрожи. Он втянул еще один палец и через пару секунд третий. Все это время они не отрывали взгляда от глаз друг друга. Том вытащил пальцы и скользнул вниз по телу молодого человека. Он приподнял его за бедра, положил под них диванную подушку и развел ноги шире. Рафаэль улыбнулся и согнул ноги в коленях, чуть сместился, чтобы дать мужчине больше возможностей для действия. Тот не смог скрыть своей похотливой улыбки. Его пальцы закружили у входа в это вожделенное тело. Наконец, он нажал посильнее и палец на фалангу вошел внутрь, заставив Рафаэля охнуть и прикусить губу, но Том заметил, что эрекция юноши нисколько не сошла. Это радовало. Медленно и осторожно он продвигался внутрь, пока палец не оказался там полностью. Рафаэль чуть подвигал тазом, и Том принял это за команду. Он наслаждался видом того, как берет пальцем этого юношу, как готовит его для себя. Через некоторое время он добавил еще один палец, затем еще один. Рафаэль стонал и сам старался насаживаться на них.
- Пожалуйста, - простонал юноша.
- Будет больно, - Том вынул пальцы и стал смачивать свой член слюной и смегмой появившейся на головке.
- Все равно, - выдохнул Рафаэль.
Том поднял ноги юноши к себе на плечи, приставил головку к анусу и толкнулся.
- Ох, - вырвалось у Рафаэля и его глаза распахнулись. Том на секунду замер, а затем медленно стал продвигаться вперед, по миллиметру завоевывая это тело. – Ммм, - Рафаэль попытался подтолкнуть мужчину к более решительным действиям, но тот пригвоздил его бедра к подушке, все также медленно продвигаясь вперед. Юноша дышал отрывисто, голова запрокинута. Том забыл о его ладонях, пока не увидел, как тот елозит ими по сбившемуся покрывалу.
- Подними руки над головой, - это не было приказом, скорее, просьбой, выданной хриплым от страсти голосом. Рафаэль, не задумываясь, выполнил просьбу. Том чуть не застонал в голос, когда понял, какую ошибку совершил. Эта поза была настолько соблазнительной, что он рисковал кончить раньше, чем все могло бы закончиться. Сцепив зубы, Том толкнулся вперед и вошел до конца, вызвав таки вскрик юноши. Он дал ему всего пару секунд и начал двигаться. Сил сдерживаться просто не было. Пусть первый раз между ними будет таким, он ведь не последний. Том не собирался выпускать из рук вожделенной добычи. Толчки становись резче и быстрее, но вот он попал в точку наслаждения юноши и тот выгнулся, впуская его еще глубже. "Я пропал", - мысль пришла в голову Рафаэля совершенно неожиданно. Просто он понял, что не сможет отказаться от такого любовника, в руках которого смог потерять контроль. Такого не было ни с Диего, ни с Андресом, ни с Ним. Он всегда мог трезво мыслить в объятиях этих троих мужчин, а вот с Томом потерял эту способность, полностью отдавшись страсти и желаниям тела. Взрыв был умопомрачительным: со звездочками перед глазами, пустотой в голове и истомой во всем теле. Том последовал за ним немного погодя, еще несколько раз резко и глубоко войдя в него. Мужчина излился внутри. Рафаэль даже не подумал, что может забеременеть снова. Эта мысль пока не пришла ему в голову. С тремя своими другими любовниками он всегда пользовался специальным зельем.
Рафаэль потянулся и поднял голову, чтобы посмотреть на мужчину, в объятиях которого находился. Объятия были собственническими и ясно давали понять, что мужчина не собирается отказываться в будущем от того, что только что получил. Рафаэль прикусил губу. Сейчас разум к нему вернулся, и он думал, как же претворить в жизнь уже полностью обдуманный план, который пришел в движение. Ему хватило десяти минут, чтобы внести в него коррективы, правда, он понял, что с Селестиной ему придется повоевать потом. Она его если не прибьет, то точно покалечит за такие игры. Теперь надо было исправлять то, что пошло совсем не по плану.
- Рафаэль? – Том открыл глаза и заглянул в зеленые очи.
- Ты не нальешь сок? – попросил юноша. Прежде чем подняться Том взял руки Рафаэля за запястья и рассмотрел его ладони.
- Больно? – он посмотрел в зеленые глаза.
- Я уже привык, но без рук не получается, - улыбнулся тот в ответ. Его глаза распахнулись, когда Том осторожно почти невесомо поцеловал его в середину обеих ладоней.
Рафаэль пил сок, специально делая так, что часть попадала ему на подбородок и стекала дальше. Он видел, как при этом на него смотрит мужчина. Рафаэль отставил стакан, скользнул вперед и опустился перед стоящим Томом на колени. Его губы тут же обхватили голову уже напряженного члена. "Только бы не потерять контроль", - пронеслось у него в голове. Рафаэль поднял руки. Этим двоим почему-то все было понятно с полу жеста. Том обхватил своими пальцами тонкие запястья, голова запрокинулась назад, когда юноша стал заглатывать его член глубже...
****
Люциус уже минут пятнадцать тупо смотрел на лист пергамента, вернее, на два. Только одному он не поверил ни на йоту, а вот второе вызывало странное чувство.
Первое письмо пришло час назад и было подписано самим Альбусом Дамблдором. Мысль была только одна: "Что ж этот старик никак не уймется?" Директор Хогвартса полунамеками, полуправдами пытался сообщить Люциусу, что знает, где его дети и кто же та незнакомка, с которой он сделал этих самых детей. Он так и написал – Она. Вот тут директор и прокололся, поскольку Люциус точно знал, что мать его детей – ОН. Дамблдор предлагал ему появиться в Хогвартсе для получения информации. То, что это ловушка, было понятно сразу и безоговорочно.
Второе же пришло пятнадцать минут назад и было, во-первых, очень кратким и очень лаконичным, а, во-вторых, давала конкретные указания, что делать.
"Лорд Малфой! Вы сможете найти информацию о ваших детях в номере 5 гостиницы Релорт в Лондоне по улице Кемпбелл, дом 12 сегодня в 15:00". И все.
Люциус посмотрел на часы. До часа икс оставалось ее немного времени. Он встал из-за своего стола и направился к себе, чтобы переодеться. Он все-таки решил отправиться в эту гостиницу и выяснить, кто же собрался так над ним подшутить.
Ровно в 14:50 он вошел в номер...
****
Тело просто просило еще, выгибаясь в умелых руках любовника, посылающего неизведанное прежде наслаждение. Очередной толчок внутри... "Внутри?!" – ошарашенное сознание, наконец, точно интерпретировало, что это не он входит в кого-то, а чей-то член усердно, резкими толками двигается в нем самом. Том распахнул глаза и уставился в такие же шокированные глаза... Толчки прекратились, но неожиданный любовник не спешил покинуть тело того, кого только что вбивал в матрас. Двое мужчин пытались понять, а как они собственно оказались здесь, да еще вместе, и при том в одной кровати и...
А в своем замке Рафаэль довольно улыбнулся... Все, конечно, пошло совсем не по тому сценарию, который он составил, да и результат он теперь собирался получить другой. В конце, концов, Селестина была права...


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 16.03.2009, 17:31 | Сообщение # 32
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Урря, новая главка)))

Глава 27. Том и Люциус.

Люциус замер и смотрел прямо в синие глаза своего неожиданного любовника. По всему, их взаимное возбуждение должно было сойти на нет, но он чувствовал, что его член заключенный в тесную жаркую глубину нисколько не опал, так же как и член его партнера. "Зелье?" – подумал он. Он не помнил, что с ним произошло, и каким образом он оказался в одной постели с Томом Риалом, своим новым знакомым.
Том был не меньше ошарашен происходящим. Последнее, что он понимал – это восхитительное тело Рафаэля, плавившееся в его объятиях, такое отзывчивое и желанное. Что было потом? Пустота, и вот он приходит в себя и что самое странное под Люциусом, которые имеет его. Вообще-то, пока не имеет, но явно будет, хотя бы потому, как по телу прокатываются мурашки возбуждения. "Зелье", - констатировал Том. Он с ужасом понял, что желает почувствовать толчки внутри себя.
- Двигайся, - прохрипел он, удивив самого себя. Серые глаза на секунду внимательно на него посмотрели, а затем мужчина качнул бедрами. Том сквозь зубы выдохнул, когда по телу прошла волна. "Узнаю, кто меня так подставил...", - мысль закончить он не успел. Волна удовольствия прошила его тело, Люциус при очередном толчке задел простату. Люциус медленно выходил из него, а затем резко толкался внутрь, и так раз за разом. Том выгнулся и застонал в голос, ему хотелось большего, и Люциус его понял. Движения стали резче и более глубокими, каждый удар точно попадал в точку наслаждения. Том обвил свои стройные ноги вокруг блондина, руками вцепился в изголовье кровати. Возбуждение и не думало приходить к пику. Оба мужчины уже не сомневались, что кто-то подлили им афродизиак длительного действия, а, значит, они смогут прийти в себя только после бурной разрядки, но да нее еще далеко. Оба просто отбросили все мысли, решив с последствиями разбираться потом, а сейчас для обоих существовал лишь секс. Люциус резко сменил темп, убыстряя свои движения. Том выгнулся, позволяя ему входить глубже. От каждого движения он вскрикивал, но разрядки все не было. Блондин уже просто вколачивал его в матрас, затем вдруг замер, вышел из Тома.
- Повернись, - почти приказ, но брюнет не стал акцентировать на этом внимания. Он повернулся на живот, подсунул под бедра подушку, так что попка теперь смотрела вверх, раздвинул ноги, приглашая Люциуса к продолжению, а тот и не заставил себя ждать. Блондин резко вошел, до самого основания. Том зашипел от неожиданности, хотя такой уж сильной боли они не ощутил, просто все произошло несколько резковато.
- Ох, - Том подался навстречу Люциусу, насаживаясь на его твердокаменный член. – Еще.
Люциус улыбнулся, и провел по спине своего любовника. У него были связи, некоторые длились довольно долго, некоторые заканчивались одним разом, но сейчас он точно мог сказать, что если у него будет возможность, то этот мужчина, который сейчас стонет под ним, вполне может занять место в его постели на очень долгий срок. Люциус почти полностью вышел из любовника, замер на пару секунд, а затем резко вошел, ударив в простату. Ответом ему стал вскрик, перешедший в стон, а тело под ним задрожала от нахлынувшей на него волны удовольствия.
- Еще? – хрипло прошептал он.
- Да, Мерлин, да, - последовал сдавленный ответ. Люциус не заставил своего любовника ждать, раз за разом заставляя его вскрикивать от наслаждения. Том оказался отзывчивым любовником, который принимал все, что давал ему блондин, не меньше отдавая взамен. Оргазм поглотил их с разницей в несколько секунд, сокрушая все и оставляя только чистое удовольствие и удовлетворение во всем теле. Люциус опустился на спину своего любовника и замер, не торопясь покидать гостеприимное тело. Наконец, придя в себя, Люциус осторожно вышел из Тома и скатился с него, улегшись на бок, лицом к любовнику. Том повернул в его сторону голову и заглянул в серые глаза. Он всей кожей чувствовал, как напряжен мужчина рядом с ним, но сейчас ему не хотелось разбираться в подоплеке всего случившегося.
- Ты слишком спокоен, - тихо произнес Люциус.
- Ничего уже нельзя изменить, - также тихо ему ответил Том.
- Ты..., - Люциус сглотнул, он никак не мог отделаться от ощущения, что с этим человеком нужно вести себя осмотрительно. Том Риал был опасен, это раз, а два, брюнет был его соперником в борьбе за благосклонность Рафаэля. Многие могли думать что угодно, но он видел какие взгляды его невольный любовник кидал на юношу, но смог он увидеть и еще кое-что – странную заинтересованность зеленоглазого молодого человека к Тому.
- Я не сожалею о случившемся, но найти шутника считаю, делом чести, - под конец Том скривился, явно давая понять, что тому не поздоровиться.
- О, помогу со всем своим удовольствием, - усмехнулся Люциус. Да, шутнику будет не просто, когда его вычислят. Об этом со всей серьезностью говорили глаза обоих мужчин. Том вздохнул и закрыл глаза, его клонило в сон. Он даже не заметил, как провалился в сон. Люциус еще некоторое время наблюдал за ним, он изучал черты эти красивого мужчины. Но где-то в самом дальнем уголке подсознания билась мысль, что есть в нем что-то знакомое, далекое, почти неуловимое, но такое знакомое. "Откуда я могу его знать?" – вопрошал сам себя Малфой. – "Могли мы встречаться у Лорда? Из того, что и как он говорил тогда в особняке, он должен быть очень приближен к Темному лорду. Даже Внутренний круг не знает того, о чем он рассказывал. Может ли это означать, что существует еще один круг, о котором никто не знает? Скорее всего. Но тогда получается, что Лорд прислушивается к советам этих людей и не считает их своими слугами".
Люциус осторожно приподнялся и стал осматривать левую руку Тома. Там не было никаких меток, хотя на плече и красовалась магическая татуировка – красавец василиск, свернувшийся кольцами, мирно спал. "У него нет метки, но это ничего и не значит. Лорд сильно изменился за последние годы. Чего только стоят его требования по соблюдению всех магических традиций", - размышления повели Люциуса дальше. Он даже не заметил, как стал выводить бессмысленные узоры на спине своего нежданного любовника. Он не сожалел ни о чем, что произошло в номере этого отеля, но чувство настороженности не пропадало. Что-то во всем этом было странное. "Кому понадобилось совершить такое? Шутка? Чья? Близнецов?" – Люциус снова предался размышлениям. Сейчас, разбираясь в ситуации, он понял, что их реакция была довольно странной. Другой бы на месте Тома, да, наверное, не другой, а любой, устроил бы скандал, оттолкнул, ну никак бы он не стал продолжать, а Том сам попросил. "Зелье? Могло оно так повлиять? Надо переговорить с Севером. И кому же все-таки приспичило устроить такое", - Люциус все больше погружался в оценку происшедшего.
- Не думай так громко, - спокойно посоветовал его любовник. Люциус вздрогнул, поскольку был уверен, что тот мирно спит. Том открыл глаза, перевернулся на спину. – Тебя даже читать не надо, все сейчас написано на лице.
- Я просто не понимаю, что произошло, и кому это было надо, - признался Малфой.
- Есть у меня одна догадка, - усмехнулся Том.
- И? – Люциус заинтересовался.
- Надо сначала удостовериться, - покачал головой брюнет. – Если это он, то он слишком хорошо играет, скрывая от всех свое истинное лицо и настоящее положение вещей.
- Ты не хочешь говорить, - констатировал Люциус.
- Почему же, я могу сказать, но для тебя в этом будет больше вопросов, чем ответов, - пожал плечами Том, затем повернулся на бок, лицом к блондину, приподнялся на локте и уставился на собственное клеймо на руке Малфоя.
- Ты ведь поддерживаешь Темного лорда, - утвердительно произнес Том. Тот лишь посмотрел в глаза блондина, но не стал ни подтверждать этого, не отрицать. Люциус все прекрасно понял, поэтому задал интересующий его вопрос. – Почему ты крутишься вокруг Куартеро-Лафаргов? Хочешь перетянуть их на сторону Темного лорда?
- Рафаэль и Селестина – темные маги, сильные и со знаниями, которые мало кому известны в Англии, а то и вообще не известны. Они оба – боевые маги высшего уровня, сдавшие экзамены в международном совете, - Том взглянул на молчаливого Люциуса.
- Откуда у тебя такая информация? – Малфой прищурился.
- Наш Повелитель любит иметь у себя полную информацию, - усмехнулся Том. Он все-таки решил поддержать версию Люциуса о том, что якобы является неким таинственным сподвижником самого себя. Он не собирался открываться перед этим мужчиной, пока не собирался.
- И информацию о них собирал ты, - сделал вывод Люциус.
- И что же ты хочешь узнать о наших красавцах-венесуэльцах? – улыбка Тома стала странной. Он принял еще одно решение, которое по своей сути должно было разрешить надвигающийся конфликт.
- Мне больше интересен Рафаэль, - Люциус также решил идти ва-банк. Он не совсем понимал, что за игру затеял Риал, но принял в ней участие.
- Хмм, - Том прищурился. – Рафаэль – наследник рода Куартеро Лафарга, также является регентов состояния Мачадо-и-Руис.
- Почему регентом? – вопросительно приподнял бровь Люциус. Чем больше они проводили времени вместе, тем абсурднее становилась ситуация. Два соперника за благосклонность одного человека лежать в одной постели, голые, после шикарного секса, и обсуждают объект своего желания. Абсурд, да и только, но именно этим они и занимались.
- Наследником этого рода является младшая дочь Рафаэля – Каридад, появившаяся на свет 31-го октября 1997 года, через почти семь с половиной месяцев после близнецов, - ответил Том.
- Я в курсе, что близнецов Рафаэль выносил сам, но не могу понять ситуации, если он был женат..., - Люциус не стал договаривать, надеясь, что и брюнета есть объяснение этой ситуации.
- И Рафаэль, и Селестина долгое время жили в Европе, но случилось кое-что, что заставило их отца вернуть их в Венесуэлу, - Том пристально посмотрел на Люциуса. – Их обоих изнасиловали.
- Мерлин, - выдохнул блондин. Память услужливо нарисовала картину в замке Темного лорда и распростертое полубессознательное тело встрепанного черноволосого подростка.
- Им быстренько подобрали мужа и жену, спрятали, и все было устроено так, что комар носа не подточит. Для всех матерью близнецов была Элена Мачадо-и-Руис, - усмехнулся Том. – Никто особенно и не пытался что-то прояснять, поскольку род был известный и могущественный.
- Да, четверо детей, но в Святого Мунго их было шесть, - Люциус задумчиво посмотрел на мужчина рядом с собой.
"Люциус, Люциус, а я ведь тебе уже столько подсказок дал", - покачал про себя головой Том. – "Что-то ты за домашними хлопотами подрастерял свой аналитический ум. Стоит тебя взбодрить, а то Рафаэль нам с тобой устроит "хорошую" жизнь. Вот ведь... Даже сестру свою провел, шельмец. Только вот местью это не назовешь".
- Да, сейчас у них живут еще два ребенка, но кто они я понятия не имею, - Том хмыкнул про себя, еще больше упрощать жизнь Малфою он не собирался. Зачем он делал подсказки? А чтобы Рафаэлю жизнь медом не казалась. После всего Том решил играть по правилам, установленным юношей, но это не значит, что он собирался оказаться в проигрыше. Так уж получилось, что зеленоглазое чудо само загнало себя в определенные рамки. "Что ж, Раф, поиграем", - усмехнулся он про себя.
- Хмм, - Люциус задумался, он перебирал в голове информацию, полученную от Тома, но пока не мог собрать ее воедино. - Ты мне скажешь, когда проясниться ситуация с "шутником"? – сменил он тему.
- Не беспокойся, обязательно, - усмехнулся брюнет. – Но одно я могу тебе сказать точно, пока Рафаэль не сделал выбор, я буду его добиваться, - Том усмехнулся. – И счет пока в мою пользу.
Последняя фраза заставила Люциуса резко вскинуть голову и посмотреть в глаза брюнета. Ответ он получил незамедлительно. "В какую игру он играет?" – задал сам себе вопрос Малфой. – "Он собирается устроить соревнование? Зачем? Надо подумать над этим более подробно".
- Я был бы не против повторить случившееся, - вместо этого выдал он, нагло глядя Тому в глаза. Синие очи шокировано распахнулись. Ему не удалось скрыть своего удивления, хотя и взял он себя в руки достаточно быстро, но Малфой все-таки увидел достаточно и решил продолжить свою провокацию. Он опустил взгляд на грудь брюнета, затем провел по ней рукой, устремляясь к паху, где, не задумываясь, обхватил своей ладонью пока еще вялый член Тома. Чуть поглаживая его, он поднял взгляд, чтобы с усмешкой посмотреть в синие глаза. В данной ситуации победителем был он, поскольку Том явно был в растерянности и никак не мог решить, что же ему делать, тем самым, давая Люциусу время и возможность продолжить свои действия, чем тот и не замедлили воспользоваться. Плоть оказалась предательницей, поддавшись на эту явную провокацию, член медленно, но верно принимал боевую стойку.
- Вам не кажется, мистер Малфой, что вы слишком много на себя берете? – Том уже пришел в себя, но действиям блондина не мешал.
- Не думаю, - усмехнулся тот в ответ.
- а не боишься проблем? – с усмешкой поинтересовался Том.
- Я не женат, вполне могу просить у Повелителя…, - Люциус замер, глядя на искренне смеющегося мужчину. Том просто согнулся пополам, представив себе эту картину.

«Сценка из воображения Тома.
На троне сидит одно из самых неприятных созданий магической Англии – сам Темный лорд Волдеморт, ужас всея магии. Перед ним, преклонив колени, стоит один из самых красивых людей в мире магии – лорд Люциус Малфой.
- Что заставило тебя прийти ко мне, мой Люциус? – с шипением поинтересовался безносый лорд.
- Мой Лорд, я пришел просить вас о возможности осуществить партнерское соглашение, а возможно и брак с одним из ваших верных слуг, - почтительно начал Люциус.
- И кто же тебя заинтересовал, мой верный скользкий друг? – поинтересовался Темный лорд.
- Том Риал, мой Лорд, - произнес Люциус. Волдеморт на некоторое время потерял дар речи, его обрадовало только то, что на этом лице никакие эмоции. Трудно было быстро прийти в себя, сознавая, что в принципе твой слуга просит твоей же руки. Пауза явно затянулась, и надо было как-то выходит из создавшегося положения. Так они и смотрели друг на друга, один в ожидании чего-нибудь, другой в растерянном изумлении.
Конец сценки»

- Не вижу ничего смешного, - проворчал Люциус.
- Это только тебе так кажется, - немного придя в себя, выдал Том. – Я как предоставил, что ты стоишь перед нашим Повелителем и объясняешь ему, чего тебе хочется…, - Том снова засмеялся.
- А вот и сделаю, как обиженный ребенок сказал Люциус. Именно этот момент и заставил Тома задуматься. Они не должны были вот так лежать и мирно разговаривать. Он хоть и изменился, но не настолько же стал мягкосердечным. По идее, Люциус уже должен был бы корчиться от Круцио его собственного производства, а он лежит перед Малфоем голый и даже наслаждался ласками, который тот ему дарил. Исходя из всего этого, возник один закономерный вопрос: что еще сделал с ними «шутник»? А то, что что-то было, он не сомневался. За своими размышлениями он как-то упустил тот момент, когда Люциус перешел к более активным действиям. «Кажется, я снова буду снизу», - как-то слишком спокойно подумал Том, а затем все его мысли выветрились, а сам он отдался в руки Люциуса.
Спустя час оба провалились в сон, утомленные изощренными ласками и бурным сексом. Они даже не услышали, как двери их номера открылись, а затем и в спальню проник красивый черноволосый молодой человек. Рафаэль тихо, как кот, прошелся по спальне, заглядывая в цветочные горшки. Там были спрятаны несколько различных камней, с помощью которых он и создал эту странную атмосфер в номере этого отеля. Рафаэль перевел взгляд на двух спящих мужчин. Он медленно подошел к кровати, его рука сама потянулась вперед, пальцы коснулись длинных светлых волос. Сейчас, когда Люциус спал, его лицо смягчилось. Молодой человек со всей очевидностью увидел, что его близнецы были невероятно похожи на своего отца. Рафаэль нежно отвел прядь волос, упавшую Люциусу на лицо, затем провел кончиками пальцев по лицу мужчины. Затем он перевел взгляд на Тома и улыбнулся. «Кажется, Села права», - подумал он, покидая уютный номер. Теперь он будет ждать их шага, чтобы понять, куда двигаться дальше. Он был абсолютно уверен в том, что эти двое будут искать того, кто свел их вместе. Рафаэль закрыл двери, повесил табличку «Не беспокоить» и удалился. Ему нужно было успеть домой до того, как вернется его семья. Он аппарировал прямо от дверей, предварительно оглядевшись.
Том вздохнул и повернулся на бок. Его невзрачный сон вдруг изменился. Том стоял у окна в той самой комнате, где занимался любовью с Рафаэлем. Вдруг его обняли сзади за талию, а на плечо лег подбородок.
- О чем ты думаешь, Том? – спросил Рафаэль.
- Ни о чем, просто мне очень хорошо и спокойно, - отозвался Том. Рафаэль его отпустил, но через секунду вернулся с двумя стаканами сока. Том медленно выпил свой, наблюдая за юношей, который расположился на кровати и из-под полуопущенных ресниц наблюдал за ним. Том поставил стакан на подоконник и пошел к кровати. Рафаэль приподнялся. Том не смог совладать со своим желанием и накрыл губы юноши своими, увлекая его в нежный поцелуй, который с каждой секундой становился все более страстным. Но затем все изменилось, и уже не он стал верховодить, а Рафаэль. Юноша потянул его на себя, извернулся и уже оседлал его бедра. Рафаэль искусно и умело его соблазнял. Одежда в скором времени оказалась на полу, а они оба отдались страсти. Том извивался под умелыми ласками молодого человека, а потом он почувствовал вторжение в свое тело и задохнулся от нахлынувших чувств…
Том резко вздохнул и открыл глаза. Он все также был в гостиничном номере. Мужчина сел на кровати, повернул голову и посмотрел на спящего рядом блондина, которого его движения не разбудили. «Что это было? Просто сон или воспоминание? Я такого не помню, не помню, чтобы мы занимались еще любовью с Рафаэлем, и чтобы он был сверху», - Том пытался разобраться в том, что увидел во сне. Все было настолько реально, но он никогда не думал о юноше, как о том, кому позволит взять себя. Но если посмотреть на ситуацию сейчас, то он уже позволил дважды Люциусу быть дважды сверху. «Что ты задумал? И зачем? Месть? Но тогда я ее не понимаю», - продолжил размышлять Том.
Он еще некоторое время посидел на кровати, обняв себя за колени, потом решительно встал, но так чтобы не разбудить Малфоя. Том быстро оделся, написал записку, которую положил на подушку и тихо покинул номер. Он не сразу отправился в замок Куартеро Лафаргов, ему нужно было все обдумать и выработать линию поведению. Он зашел в первое же кафе, которое оказалось на его пути, заказал себе кофе и коньяк.
«Если это месть, то Рафаэль должен знать, кто я такой , а, значит, даже его сестра не в курсе того, что представляет собой ее брат», - Том пытался еще раз отследить все события. – «Селестина уверена, что Рафаэль понятия не имеет, кто я такой. Если посмотреть на все, что произошло, то Рафаэль выглядит очень мягким человеком, можно сказать, что он зависим от сестры…» Том вздохнул, если до этого Рафаэль был для него открытой книгой, то теперь оказалось, что читал он ее неправильно. Сейчас, вспоминая все, что он знал о брате и сестре, у него появилось чувство, что он все время смотрел не туда, особенно после того, как вычислил, кто эти двое. Если Селестина всегда выглядела сильной и способной постоять за себя, то Рафаэль казался ранимым существом. Он таким и был, но это не мешало быть ему жестким, а под час и жестоким. В Венесуэле об этом знали. Том только сейчас понял, что не придал значения словам юноши и девушки, когда они сказали, что отомстили тем, кто убил их новую семью, даже то, как Рафаэль решил спасти свою дочь не заставило его задуматься. Он все время воспринимал его как красивого, нежного, ранимого мальчика, которого нужно холить и лелеять, а лучше не выпускать из постели, даря все мыслимые и немыслимые наслаждения. Как же он ошибался, как и все остальные. Он был абсолютно уверен, что Люциус воспринимает юношу подобным же образом. «Да, Рафаэль, тебе удалось обмануть даже собственную сестру… Хотя, скорее всего, ее ты специально ввел в заблуждение. Ведь она-то точно знает, какой ты. Но почему она никак не реагирует? Селестину должно было уже насторожить поведение брата, ведь они очень близки, а она вела себя так… О, Мордред, я снова забыл», - Том решительно встал, бросил на стол несколько фунтов и вышел из кафе. Через десять минут он уже входил в номер.
- И что заставило тебя вернуться? – раздался голос справа. Том резко развернулся и увидел сидящего в кресле Люциуса, который сидел со стаканом виски и, прищурившись, наблюдал за ним.
- Проверить одну свою догадку, - сказал Том и направился в спальню. Он стал медленно обходить комнату. Люциус же замер в дверях, мелкими глотками попивая виски. Том замер у кадки с фикусом, прищурился. Чуть прикрытый землей там лежал драгоценный камень. «Ай да, Рафаэль», - восхитился про себя Том. Он до последнего сомневался в своей догадке, но сейчас все стало ясно, даже без лишних доказательств. Том замер, его взгляд устремился в окно. «На Рафаэле всегда одеты какие-то камни, даже когда мы занимались любовью на нем была цепочка с кулоном из синеватого камня, цепочка из драгоценных камней на лодыжке, серьга в ухе, перстень и пара колец. Теперь все встало на свои места.
- Ай да, умница, - восхитился Том.
- В чем дело? Ты знаешь, кому мы обязаны нашим времяпрепровождением? – Люциус прищурился и теперь напряженно ждал ответа.
- О, да, - с несколько мрачной улыбкой произнес Том. – Он обманул всех, вернее, очень изящно ввел в заблуждение. А мы все увидели только то, что хотели увидеть, лишь внешность, не задавшись вопросом, а почему все так, а не иначе.
- Хмм, - не совсем понял объяснения Люциус. Он ожидал имени, а тут новые загадки. – Может быть, ты назовешь имя?
Том посмотрел на Малфоя, затем достал камень из кадки, обтер его и бросил Люциусу.
- Попробуй найти ответ сам. Я дал тебе достаточно много подсказок, даже когда сомневался, что это он. Если не поймешь в течении недели, что ж, я открою тебе эту тайну, - усмехнулся Том.
- А что намерен делать ты? – Люциус нахмурился.
- Я пока поиграю по его правилам, может, что-нибудь придумаю для того, чтобы его наказать, слегка, - ответил Том, прекрасно сознавая, что так его заставляет вести себя своеобразная магия юноши. Он уже предполагал, что тот с помощью камней создал в комнате аналог доверительной обстановки, и много чего еще.
- Почему слегка? – удивился Люциус.
- Поверь, ты тоже не захочешь уж слишком сильно его наказывать, - усмехнулся Том. Люциус недоуменно посмотрел на него. Том вздохнул. – Я дал тебе достаточно подсказок.
- Хорошо, хорошо, - кивнул Люциус, разглядывая камень. «Придется воспользоваться думосбором», - подумал блондин. Он не мог понять причины, по которой верил стоящему перед ним мужчине, не мог понять и того, почему вообще случилось то, что случилось, но возможно ему тоже удастся выйти на этого «шутника». Но почему Том не хочет назвать имя?
Они расстались полчаса спустя, каждый отправившись туда, куда ему было нужно: Люциус в Малфой-менор, а Том в замок Лафаргов.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
BagiraMДата: Суббота, 21.03.2009, 12:22 | Сообщение # 33
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
Мне очень нравится этот фанфик
 
SalamandraДата: Суббота, 21.03.2009, 20:15 | Сообщение # 34
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Хех Люциус похоже все мозги растерял biggrin
 
ЮлийДата: Воскресенье, 22.03.2009, 06:52 | Сообщение # 35
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Фиков, где Гарри вынужден покинуть волшебный мир не так много, по крайней мере я читал не более десятка. Этот запоминается хорошей прорисовкой персонажей и сюжетом, особенно учитываяпричины, заставившие Гарри и Гермиону покинуть Англию. Жду, чем всё закончится, надеясь на Х/Э. cool


Мы сами творцы своей судьбы
 
RaushenДата: Вторник, 24.03.2009, 18:04 | Сообщение # 36
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
Интересно, что скажет Том Рафу, когда в особняк вернется? tongue Сценка в воображении Тома, где Люц якобы просит отдать ему его же просто чудо, долго не могла прийти в себя. biggrin А Раф - паршивец (в хорошем смысле)! Так всех обставил. Хочу узнать, кто же все-таки был мудрым любовником Рафа, который остался там...


Воспоминания - цветы
Между страницами любимых книг...
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 11.04.2009, 13:28 | Сообщение # 37
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 28. Месть сладка или неожиданные последствия

Рафаэль несколько дней не видел Тома, который уведомил Селестину, что у него есть незаконченные дела, которые необходимо было завершить. Девушка отнеслась к этому спокойно, прекрасно понимая, что так просто Темный лорд сойти с арены не может. Но в то же время она была озадачена, но никак не могла понять, в чем же проблема, что она упускает из виду.
Том специально вытребовал себе несколько дней, чтобы все обдумать и придумать достойное юноши наказание. Естественно, он не собирался причинять ему боли, но наказать его все же следовало. То, что Рафаэль осведомлен о его личности, он нисколько не сомневался, иначе не предпринял бы таких действий. Это явно была месть Гарри Поттера, только вот, что же этим хотел доказать юноша – вот в чем был вопрос. А что-то эти действия за собой должны были нести. Его несколько обескураживало молчание Люциуса, он не думал, что тому для разрешения этой маленькой загадки понадобится столько времени.
Том задумчиво отпил кофе из чашки. Он уже часа два сидел в этом небольшой кафе в Косом переулке. Мысли бежали неспешно и как-то заторможено. «Хмм, не ожидал, что вливание в такую большую и дружную семью, скажется на умственных способностях Люциуса», - усмехнулся он про себя. – «А Рафаэль и Селестина умны, как же ловко они убирают детей с глаз долой. Ведь никто из Блеков и иже с ними еще не видел младшее поколение Лафаргов. Что ж, вы пока не хотите, чтобы ваша тайна была открыта, но меня интересует вопрос: а вы вообще собираетесь открываться или нет»? Том за время знакомство с новыми старыми знакомыми успел уже усвоить, что от Золотого мальчика Дамблдора и занудной всезнайки - подружки Поттера в Лафаргах не осталось ничего, кроме памяти. Гарри Поттер никогда не устроил эту постельную шутку для своего врага, ума бы не хватило, да и не смог бы тот Поттер нормально общаться с темными магами. Не было никаких сомнений, что в этой жизни Рафаэль останется именно Рафаэлем, и навряд ли будет отзываться на имя Гарри.
«Люциус, Люциус, чем же ты так занят, что никак не можешь понять, кто же с нами так изощренно пошутил?» - подумал Том, затем усмехнулся. – «А кто мешает мне выяснить, чем же ты занимаешься?»
Он решительно встал, бросил несколько монет на стол и вышел из кафе. Солнце обласкало его светлую кожу и темные волосы, подарив тепло. Том поморщился, в последнее время желудок ни в какую не хотел принимать кофе, столь им любимый. Немного постояв под лучами солнца, он аппарировал в сторону Малфой-менора. Приземлился он в нескольких километрах от дома и метрах в двухстах от границы самого поместья. Оглянувшись, сквозь марево и дымку он заметил шпили замка Лафаргов. Сейчас его интересовал именно блондин, так что двинулся он именно в сторону поместья. Остановившись перед вратами, Том усмехнулся. Он вывел палочкой свое имя – Том Риал – на специальной плитке и стал ждать. Минут через пять врата открылись и пропустили его на территорию Малфоев. Том не имел ничего против того, чтобы немного прогуляться, так что дошел до дома пешком. У парадных дверей его встретил, как ни странно, Снейп, а не хозяин дома.
- Мистер Риал, - чуть склонил голову в приветствии Северус.
- Мистер Снейп, - ответил Том. – Или мне лучше обращаться к вам лорд Принц?
- Можно просто Северус, - усмехнулся тот. – Прошу. Я так понимаю, вы к Люциусу?
- Да, - кивнул Том. У него появилось стойкое чувство, что зельевар в курсе того, что произошло почти неделю назад. «Неужели у них настолько близкие отношения, что они деляться друг с другом такими подробностями?» - промелькнуло у него в голове.
- Люциус сейчас занят Драко и Роном, - пояснил Снейп, пока они шли через холл.
- Драко пришел в себя? – уточнил Том.
- Да, два дня назад и сейчас уже чувствует себя лучше. Рон тоже более менее пришел в себя, - кивнул Снейп. Том не совсем понял, почему зельевар пошел на такую откровенность, но знал, что этот человек ничего не делает просто так.
Они прошли в гостиную, где в кресле сидел Сириус, укачивая на руках ребенка. Том лишь на секунду обомлел, а потом сообразил, что это дочь Драко и Рона. Мужчина поднял голову и кивнул, пристально глядя на Тома.
- Я не сказал бы, что очень рад вас видеть, - наконец, произнес он. Том приподнял бровь, несколько шокированный таким приемом, который сильно отличался от приветствия Снейпа.
- Сириус, - предостерегающе произнес он. Но синеглазый брюнет его просто проигнорировал.
- Вы пришли в этот дом, как Том Риал? – спросил Сириус. Вот теперь Том заинтересовался. Он прищурился и несколько долгих секунд смотрел прямо в синие глаза, затем повернулся и взглянул на Северуса.
- Мой Лорд, - произнес тот, подтверждая уже оформившуюся в реальность догадку.
- Том, - просто произнес он, отвечая Сириусу, и тут же заметил, как тот чуть расслабился. Но его интересовало другое. – И как вы узнали?
- Пришлось повозиться, - усмехнулся Сириус. – Но думосборы – прекрасное изобретение, а мой муж – великолепный аналитик.
- Кто в курсе? – он должен был это знать.
- Никто, кроме нас двоих, мой лорд, - ответил Снейп чуть напряженно.
- Люциус? – уточнил Том.
- Нет, у него пока нет времени и желания разбираться в том, что происходит вокруг, слишком занят сыном, невесткой и внуком, - пояснил Северус.
- Надеюсь, вы не собираетесь делиться с ним этой информацией, - произнесено было так, словно это не просьба, а приказ. Сириус и Северус пристально смотрели на мужчину. Сейчас они изучали его с новой стороны – Волдеморт и Том Риал оказались одним человеком, но они казались такими разными. Просто, человек-загадка какая-то.
- Это наша семья, - тихо произнес Сириус.
- Я причинил вашей семье хоть какой-то вред? – спросил Том и прикусил язык. Он встряхнул головой и скривился, поняв, что задал неправильный вопрос. По глазам Сириуса он понял, что тот удовлетворен его реакцией.
- С момента, как появилась семья Блек – нет, - уточнил Сириус. Снейп присел на подлокотник кресла мужа и теперь поглаживал своими аристократическими пальцами головку малышки, которая сладко посапывала на руках его супруга.
- Я мог бы попросить прощения за то, что было совершено над твоим крестником, - произнес Том. – Но не буду этого делать.
- Почему же? – в голосе был только вопрос.
- Я думаю, что ты знаешь, что Гарри Поттер жив и родил Люциусу Малфою пару очаровательных детишек, - утвердительно произнес Том.
- И что? - Сириус нахмурился. Том обратил внимание, что одну руку мужчина в защитном жесте положил себе на живот. «Да, ему идет быть многодетным отцом», - про себя улыбнулся Том. Сириус тем временем продолжил. – Он ведь может жить в каких-нибудь трущобах, продавать себя за деньги…
Сириус и Северус удивленно посмотрели на гостя, который залился веселым смехом на эти слова.
- В этом нет ничего смешного, - произнес Сириус.
- Ты хоть сам веришь в этот бред, что сейчас наговорил? – усмехаясь, поинтересовался Том. Он не мог знать, что Сириус, хоть и не точно, но знает, что такими вещами Гарри и Гермиона не занимаются, что они вполне счастливы и довольны своей новой жизнью. Медальон оказался очень хорошей штучкой.
- И почему же этого не может быть? – фыркнул Сириус. Том понимал, что мужчина сейчас пытается вызвать у него чувство вины, и, возможно, ему бы это удалось, если бы он так хорошо не знал правды.
- Потому что это не так. Не тот он человек, - последовал прямой серьезной ответ.
- И какие же основания для такой догадки? – усмехнулся Сириус.
- А если это не догадка? – вопросом на вопрос ответил Том и с ухмылкой посмотрел на супружескую пару. Он успел заметить удивление и интерес, проскользнувшие в глазах у мужчин, но тут были прерваны появлением хозяина поместья.
- Том?! – вырвалось удивленно у Люциуса.
- Решил зайти и поинтересоваться, разгадал ли ты личность шутника, - насмешливо произнес Том, бросив взгляд на Блека и Снейпа. Те и глазом не моргнули. «Значит, в курсе», - пришел к выводу Том.
- Было немного не до этого, - передернул плечами Люциус, затем налили себе в стакан виски, затем, секунду подумав, налил еще в два, а четвертый наполнил соком. Он молча раздал напитки, сел на диван и устало откинулся на спинку. Том, до сих пор стоявший, устроился в кресле слева от Сириуса.
- И что, никаких идей? – насмешливо подал голос Том.
- Я понятия не имею, кому нужно было нас свести, - вздохнул блондин.
- Ну, почему же свести? Цель была явно не этой, - усмехнулся Том. Трое мужчин подозрительно на него посмотрели.
- Слишком изощренная месть и какая-то странная, мотив непонятен, - покачал головой Снейп, который умел быстро и гладко выстраивать логические цепочки, которые приводили его к правильному выводу.
- Да, мотив и я пока не могу понять, но это точно месть, - Том криво усмехнулся.
- И кто? – Люциус подался вперед. Том склонил на бок голову и несколько секунд, прищурившись, смотрел на блондина. Он решал, что сказать.
- Рафаэль, - наконец, озвучил он имя шутника.
- ЧТО?! – у Люциуса от шока округлились глаза. Сириус тоже выглядел удивленным, а вот Снейп прищурился и как-то странно усмехнулся. У него перед глазами встал темноволосый сероглазый мальчик, который просил его отпустить его маленькую сестренку. Том усмехнулся, в способности зельевар разгадывать загадки, он не сомневался.
- И как давно ты знаешь, Северус? – поинтересовался Том.
- Не очень много времени, - усмехнулся Снейп. – не был уверен полностью до этой минуты, но теперь кое-что стало ясно, правда, мотив именно такой мести мне все еще не понятен.
Сириус молча поднялся и вышел из комнаты. Было слышно, что он с кем-то разговаривает, а затем вернулся назад, уже без ребенка. За это время Северус успел с удобством устроиться в кресле. Сириус же спокойно прошел и сел к нему на колени. Они уже давно перестали смущаться и спокойно демонстрировали на людях своих взаимоотношения.
- Не понимаю, зачем? – хмуро произнес блондин.
- Люциус, ты ведь не видел близнецов Рафаэля? – вдруг с интересом спросил Том. Северус хмыкнул на это и только покачал головой на вопросительный взгляд мужа.
- Нет, близко нет, только тогда, мельком в Косом переулке и в больнице, но не приглядывался, - признался Люциус.
- А стоило бы, - усмехнулся Том. – Примечательная внешность, - он поднял стакан с виски и отхлебнул. Вкус ему ужасно не понравился, желудок взбунтовался, словно там жил кто-то, кому ужасно не нравились его предпочтения. Том скривился и отставил стакан, чуть согнулся вперед, руки легли на живот, голова закружилась. Трое мужчин в комнате ясно ощутили волну магии. Снейп нахмурился, потом посмотрел на мужа, а затем перевел шокированный взгляд на Тома.
- Мордредовы штаны, - вырвалось у него помимо воли.
- Что? – не понял Люциус.
- Том, - это уже Сириус, который со странным выражением на лице смотрел на Темного лорда. Он просто не знал, чего больше хотел – брякнуться в обморок или расхохотаться. – Волдеморт беременный.
- Что-то в последние дни я не совсем хорошо себя чувствую, - попытался улыбнуться Том.
- Ага, и будешь еще, почти девять месяцев, - съехидничал Сириус. Том посмотрел на него с недоумением, но постепенно слова достигли мозга.
- Нет, - в ужасе прошептал он и посмотрел на свой живот. Что-что, но до Люциуса дошло сразу, даже быстрее, чем до его любовника.
- Вирли, - позвал Снейп. Пока мужчины приходили в себя, зельевар отдал несколько распоряжений домовику, и через минуту уже накапывал в стакан с водой какое-то зелье. Он развернулся к Тому и протянул ему стакан с питьем. – Пей.
Том залпом осушил стакан, и только после этого подумал, что же ему вообще дал Снейп. Он вопросительно посмотрел на него. Северус внимательно на него смотрел, потом хмыкнул.
- Ты уж, прости меня, Том, но кому ты еще подставил свою задницу, кроме Люциуса? – Снейп не смог удержаться от сарказма, даже не смотря на то, что перед ним сидел Темный лорд, пусть и в облике Тома Риала.
- ЧТО? – опешил Том, но тут его глаза распахнулись. – Мордредов мальчишка! – вскочил он и заметался по комнате. – Ну, он мне за это заплатит.
- Насколько я понимаю, перед тем, как отправить тебя в сладкие объятия Люциуса, Рафаэль сам тебя поимел. И, кстати, это его ребенок, - Снейп веселился. «Ну, дает», - в восхищении подумал он. Сам бы он до такого, наверное, додумался только в самой сильной степени опьянения, и то не факт. Он видел, как помрачнел Люциус, понявший, что опоздал в своем завоевании Рафаэля, но сам в этом не был уверен. Северус замер, поняв сейчас и еще кое-что. Да, он уже знал, что Рафаэль Лафарга – это Гарри Поттер, но подтвердил ему это никто иной, как темный лорд, который не предпринял против юноши никаких агрессивных действий, и судя по тому, что он видит, не предпримет. Кажется, намечалось что-то очень интересное. Для себя он решил, что не скажет Люциусу, кто такой Том Риал, и запретит это делать Сириусу, как впрочем не скажет и о секрете Лафаргов, поскольку не сомневался уже, что Селестина и есть Гермиона Грейнджер. «Ай, да, гриффиндорцы - настоящие сдизеринцы!» - восхитился он этой парочкой. Проблема была только в том, сказать ли Сириусу. Он взглянул на мужа, и в следующее мгновение резко притянул его к себе и закрыл рот жестким поцелуем, поскольку точно поймал момент, когда на того обрушилась правда. Оторвавшись от мужа, Снейп посмотрел на двух мужчин за ними наблюдавших.
- И что вы теперь намерены делать с вашим шутником? – поинтересовался Снейп, давая понять, что вопрос относится к обоим.
- Отомстить, естественно, - усмехнулся Том. Люциус напрягся.
- В том же духе? – приподнял бровь Северус, удерживая Сириуса.
- О, нет, думаю, мы с Люциусом справимся сами, - на губах Тома появилась коварная улыбка. – Ты ведь, Люциус, не откажешься поиграть с нашим мальчиком?
- Ты предлагаешь наказать его самим? – Люциус был несколько удивлен.
- О, да, - кивнул Том. – Господа, мы удалимся для разработки плана, - после чего утащил ошарашенного блондина за дверь.
Северус не выдержал и рассмеялся, Сириус его поддержал. Кто бы мог подумать, что жизнь может преподнести такие сюрпризы.
- Я бы тоже был не прочь наказать их, обоих, - хмыкнул Сириус.
- Я думал, ты не удержишься, - Северус нежно обнял мужа и прижал к себе, его рука ласково поглаживала пока еще плоский живот.
- Ну, ты меня вовремя остановил, но я уже давно не тот Сириус Блек, каким меня многие знают, - Сириус положил голову на плечо мужа. – Ты ведь не собираешься говорить Люциусу, с кем он спит.
- Спит? В настоящем времени? – усмехнулся Снейп.
- Нисколько не сомневаюсь, чем закончиться составление плана, и знаешь, что самое интересное, лорд снова окажется под нашим блондином, - Сириус прикрыл глаза, наслаждаясь неторопливыми ласками и теплом.
- Кажется, у нас намечается трио, - хмыкнул Северус.
- Все будет зависеть только от них, - сказал Сириус.
- Не хочешь продолжить в более удобной позе и поактивнее? – поинтересовался Северус, опуская руку на пах мужа.
***
Рафаэль размотал на руках повязки и вздохнул. Играть больного и беспомощного получалось все хуже и хуже, но ему нужно было еще немного времени. Сьюзен вместе с детьми и мужчина в качестве охраны отправилась в парк развлечений в маггловскую часть Лондона. Селестина воспользовалась возможностью пройтись там же по бутикам, а также заглянуть в художественную галерею и, может быть, даже что-нибудь приобрести.
- Еще чуть-чуть и я признаюсь, Сел, - пробормотал юноша. – Но сначала я должен все сделать.
Он быстро переоделся. Сейчас на нем был строгий, но дорогой черный костюм мага-аристократа. Юноша снял с себя все, что могло бы дать людям узнать его. Газеты до сих пор не умолкали о происшествии в Косом переулке, так что его описание появилось в газетах. Перед тем как покинуть дом, Рафаэль накинул на голову глубокий капюшон своего плаща и аппарировал.
Этот темный бар в Лютном переулке славился тем, что здесь заключались всевозможные сделки, подписывались договора и контракты, и не только торгового свойства. Рафаэль сразу обнаружил двух мужчин, которые точно дожидались его. Он легко пролавировал по залу и подошел к столу. Чем был хорош этот бар, можно было не раскрывать своего инкогнито.
- Господа, - тихо произнес Рафаэль.
- Добро пожаловать, - последовало два приглушенных ответа. Рафаэль в отличие от своих собеседников точно знал, кто сидит напротив него.
- Думаю, мы можем сразу приступить к делу, - сказал один из них. Оба мужчины изменили голоса, также как и Рафаэль. До поры, до времени они останутся друг другу неизвестными.
- Пожалуй, это так, - кивнул Рафаэль.
- Должен сказать сразу, - снова начал тот, кто предложил приступить сразу к делу. – Мы являемся партнерами, причем все на законных основаниях.
- Меня это устраивает, - кивнул Рафаэль, давая понять, что чтит традиции чистокровных.
- Супруга моего партнера обязана будет родить ему наследнику, это основное требование, - снова произнес мужчина. – Мы должны быть уверены, что она способна на это.
- Наличие рожденного ребенка вас устроит? – усмехнулся Рафаэль.
- Претендентка имеет ребенка? – вопрос.
- Да, рожденного в браке, - совсем чуть-чуть покривил душой юноша.
- Сколько лет ребенку? – подал голос второй.
- Шесть, - тут же последовал ответ.
- Что ж, это снимает вопрос, - кивнул первый. – Но мы не хотели бы портить кровь.
- Чистокровна, темный род, - четко произнес Рафаэль.
- Она соблюдает традиции чистокровных? Как она отнесется к тому, что будет являться всего лишь в принципе номинальной женой, от которой требуется только родить наследника? – голос второго чуть-чуть сочился ядом. Рафаэль почти рассмеялся: «Ну-ну, поверь мне, дружок, она совсем не будет тебе номинальной женой, да и твой партнер не упустит своего шанса уложить мою сестру в свою постель, но вам пока этого знать не надо».
- Единственное требование, это рождение двух детей, вашего наследника и наследника для ее рода, - начал перечислять свои условия Рафаэль. – Вы получите очень большое приданое, но не будете претендовать на ее наследство, и не будете вмешиваться в то, как она ведет свои дела.
- Насколько велико приданое и что значит наследство? – снова подал голос первый.
- Несколько миллионов галеонов, пара рудников в Южной Америке, несколько предприятий, как в маггловском, так и в магическом мире Европы, - Рафаэль еле сдерживался, чтобы не рассмеяться. У Селестины действительно было очень шикарное приданое, которое составляло всего десятую часть всего имущества Лафаргов. Из оставшейся части четверть принадлежала только ей и была в ее полном владении, остальное принадлежало Рафаэлю, как наследнику рода. Эти двое даже представления не имели, насколько богата Селестина, и что одному из их детей достанется титул Ириарте Альтамирано. Он чувствовал, как удивлены мужчины перед ним, осознавая, какое приданое принесет потенциальная невеста в дом. Они оговорили еще несколько моментов, после чего мужчины попросили пару минут для обдумывания. Рафаэль оставил их и отошел к барной стойке, где заказал себе не слишком алкогольный напиток. Он так задумался, что руку, неожиданно опустившаяся ему на плечо, заставила его вздрогнуть.
- Мы приняли решение, - произнес мужчина. Они вернулись к столу, на котором уже лежало пергамент-контракт. Рафаэль углубился в чтение. Все пункты контракта сватовства его устраивали, так что он со спокойной совестью подписал документ. Свойством этого бара было то, что ни одна из сторон не видела подписи другой и вся правда выяснялась только, уже когда сделка свершалась, в данном случае они узнают правду на свадьбе, вернее, другая сторона, поскольку Рафаэль точно знал, с кем имеет дело и за кого выдает замуж свою сестру. «Да, надеюсь, я все-таки успею все объяснить Селе прежде, чем она снесет мне голову», - запоздало подумал он, но при этом ни сколько не сожалея о своем поступке. Для сестры он хотел всего самого лучшего, и чтобы она была счастлива, а эти двое ей такое счастья обеспечат, иначе он разучился читать эмоции людей.
После того как старший из партнеров поставил на контракте свою подпись, тот расстроился: первый экземпляр исчез и через несколько минут оказался в нужном отделе Министерства, а остальные копии были для договорившихся сторон. До свадьбы оставалось всего два месяца. Они договорились встретиться тут же через месяц, чтобы решить вопросы со свадьбой и местом ее проведения. Рафаэль распрощался со своими будущими родственниками и удалился, оставив тех за столом. Что ж, его планы претворялись в жизнь.
Он аппарировал в сад, скинул с себя плащ и сюртук, расстегнул до середины черную тонкую рубашку и потянулся. Он был доволен провернутой операцией. Слишком поздно он почувствовал опасность. Заклятие в него все-таки попало, хотя он и успел уйти с его траектории. «Их двое», - пронеслось у него в голове за секунду до того, как потерял сознание и начал оседать на землю.
Люциус довольно усмехнулся, глядя, как Том подхватывает падающего парня, и поднимает его на руки. Все прошло даже легче, чем они ожидали. Рафаэль был слишком рассеян и поздно отреагировал на их присутствие. Они прошли со своей ношей вглубь сада к небольшой беседке, в которой все уже было готово для маленькой мести этому очаровательному юноше. Том опустил свою ношу на пол, на расстеленную шкуру. Вдвоем они быстро раздели парня и залюбовались его красивой спортивной фигурой и безупречной кожей. Люциус не удержался и провел ладонью от шеи до бедра, наслаждаясь ощущением. «Это лучше, чем в снах», - подумал он. Том усмехнулся, поскольку точно знал, что сейчас чувствует блондин. Встряхнувшись, мужчины приступили к исполнению своего плана. На основание члена юноши было одето металлическое кольцо-ограничитель, затем Том поднял парня и они вдвоем растянули его, пристегнув за запястья и лодыжки, на глаза легла плотная повязка, после чего его привели в сознание.
Рафаэль испугался, правда, испугался. Воспоминания семилетней давности нахлынули сразу и затопили. Том подошел к нему и нежно провел по щеке, успокаивая.
- Кто вы? – выдохнул юноша, его ощутимо потряхивало. Том и Люциус переглянулись и нахмурились, они как-то не ожидали, что будетреакция на их действия. Парня следовало успокоить и как можно быстрее. Том положил руки на талию юноши и чуть ощутимо коснулся его губ, словно спрашивая разрешения. В голове появилась мысль, что весь план только что полетел в тартары.
- Том? – полувопросительно произнес Рафаэль. «Откуда он знает?» - мелькнула мысль, но губы были такими сладкими, что думать ни о чем больше не хотелось. Чем сильнее становились поцелуй и активнее руки, тем больше юноша удостоверялся, что это Том, но он ощущал и присутствие второго человека. Страх отступил, освобождая место вожделению, которое давало о себе уже знать. Он почувствовал, что второй человек уже находиться за его спиной. Длинные пальцы заскользили вдоль позвоночника, посылая разряды и заставляя выгибаться. Ладонь легла на ягодицу и чуть ее сжала. Рафаэль всегда верил своей интуиция, а она подсказывала, что за спиной стоит Люциус Малфой. «Решили отомстить», - решил он. – «Быстро они вычислили… Но тогда… Ммм, черт, с такими ласками я выключусь через пару минут… Дева Мария, что они делают…», - Рафаэль прикусил губу. Поняв, что ничего страшного ему не грозит, а в подобные игры он не раз играл с Диего, юноша отдался в руки мужчин, снова их удивив. Слишком резко произошла смена его поведения.
«Что-то на месть это совсем не похоже», - подумал Том, прихватывая зубами сосок, так заманчиво просившийся в рот.
Люциус прижался к нему со спины и Рафаэль осознал, что мужчина успел раздеться. Его возбужденный член уперся в ягодицы юноши. «Ха, месть сладка», - вдруг воскликнул его внутренний голос. – «Ничего у вас не получилось с вашей местью, и это я вас сейчас поимею, а не вы меня». Рафаэль это понял очень четко. Он подвигал бедрами, член Люциуса скользнул в расщелину. Рафаэль подался попкой назад, заставляя твердый член упереться себе в анус. «Командовать парадом, господа, буду я», - усмехнулся парень про себя.
- Пожалуйста, - с придыханием простонал он. Самое интересное, он был возбужден, но разум почему-то был совершенно ясным. Он начал манипулировать двумя мужчинами, заставляя их делать то, что хочется ему. Через пару минут Том уже стоял на коленях с его членом во рту, а Люциус в такой же позе доставлял ему удовольствие сзади, вылизывая анус. Рафаэлю даже нравилось, что они надели на него кольцо. «Да, господа, только так», - усмехнулся парень, постанывая от их действий. Разум и тело как бы существовали в разных плоскостях. Он разрешил Люциусу себя подготовить, а затем принял его в себя, радуясь приятным ощущениям, разлившимся по телу. Руки и ноги уже были свободны, так что он сам уже ласкал мужчин. Водоворот ощущений, руки, губы, язык – все перемешалось. Стоны ловились жадными ртами, сцеловывались с губ. Уже нельзя было понять кто где. Они превратились в один организм, мозгом и направляющей силой которого стал Рафаэль.
Юноша осторожно поднялся, вытащил свою палочку, которая мирно лежала на скамейке, и наложил на двух спящих мужчин заклятие. Том моментально дернулся и открыл глаза, сразу же столкнувшись с внимательным взглядом зеленых глаз. Рядом рванулся Люциус, осознавая, что привязан и не может двигаться.
- Итак, господа, - усмехнулся Рафаэль. – Я, конечно, благодарен вам за столь приятное времяпрепровождения и удовольствие, которые вы мне доставили, но все же, чем я обязан вашему визиту и такому нападению на мою персону?
Ни Том, ни Люциус не сомневались, что над ними наглым образом издеваются.
- Нам надо поговорить, Рафаэль, - произнес Том, пытаясь выпутать руку из обвязывающего его запястье ремешка.
- О, то есть поговорить вы решили после, а не до? – уточнил парень, поигрывая палочкой, то и дело направляя ее куда в район паха мужчин, что сильно тех нервировало. – Ммм, мы, пожалуй, поговорим, но не сегодня. Счастливо оставаться, господа, мне еще нужно встретить семью, - Рафаэль вышел из беседки, мимо которой теперь, не краснея, пройти не сможет. Том и Люциус пребывали в шоке, их бросили, голых и привязанных, и неизвестно на какой срок. «Черт, этот Мальчишка нас поимел», - с каким-то восхищением подумал Том.
- Эй-й, - крикнул он в сторону выхода из беседки. – Ты не можешь оставить меня здесь, в конце концов, это ты мне сделал ребенка, а не я.
Рафаэль влетел в беседку так стремительно, что мужчины омыло легким ветерком.
- Что ты сказал? – вид у юноши был ошарашенный.
«А месть сладка», - удовлетворенно подумал Том, хотя не собирался пока ставить в известность парня о своем состоянии, но именно сейчас понял, что новость станет как раз тем, что позволит как следует поддеть Рафаэля.
- Я беременный, - вкрадчиво произнес он. – От тебя.
Рафаэль медленно осел на пол, хватая ртом воздух. «Мама», - единственное, что вообще осталось у него в голове на данный момент.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Little_HexeДата: Суббота, 11.04.2009, 21:01 | Сообщение # 38
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Милая такая семейка получается! biggrin
Кажется все-таки намечается тройничок.
Хочу видеть лицо Люца когда он поймет с кем имеет дело. wacko
 
RaushenДата: Воскресенье, 12.04.2009, 18:22 | Сообщение # 39
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
Ура! Том беременный! я на это надеялась! Только я думала, что папой будет Люци. tongue Но такой вариант мне тоже безмерно нравится. Автор - гений!
Что-то я правда, разочарована недогадливостью Люцика об лице шутника, ну да ничего, спишим все на семейные проблемы и хлопоты. А Рафи - как всегда лучший, дьяволенок! И будем надеяться, что Села его не порвет на тряпочки, когда узнает о сбоем браке happy



Воспоминания - цветы
Между страницами любимых книг...
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 26.04.2009, 13:22 | Сообщение # 40
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Little_Hexe, Raushen, специально для вас....новая главка))) Спасибо, что читаете happy

Глава 29. Не долго правда была скрытой…

- Что вы сделали? – Фред ворвался в комнату, где сидели Рабастан и Джордж. Он как раз проходил мимо их комнаты, когда услышал то, что заставило его остановиться и прислушаться. Первая мысль, которая у него появилась, это сказать брату, что двери, если у них идет серьезный разговор не для чужих ушей, стоит все-таки закрывать, тем более все спальни располагались на одном этаже, и кто угодно мог услышать, хорошо хоть сейчас тут были все свои. Рабастан и Джордж замерли на полуслове и уставились на разъяренного Фреда.
- Фред…, - начал Джордж, лихорадочно подбирая слова. Он не думал, что их с Рабастаном афера откроется так быстро. Все сложилось так, что ни ему, ни его любовнику не был нужен третий в отношениях, но иметь жену, и именно женщину для рождения наследников оба считали лучшим, чем рожать самим, хотя ничего против этого не имели, в конце концов, и Рон, и Сириус были беременны. Рабастан не хотел рисковать Джорджем, поэтому и предложил найти жену, которая не будет мешаться под ногами и которую будут устраивать условия, выдвигаемые ими. Вот, ничего лучше, как обратиться в «славный» бар, они и не нашли. Для них было сюрпризом, когда на их объявление ответили так быстро.
- Что, Фред? – рявкнул тот в ответ. – Вы чем думаете?
- Фред, - Рабастан встал за спиной у своего любовника и притянул его в свои объятия. – Мы делаем то, что считаем приемлемым для себя.
- Но не таким же способом, - Фред, даже если бы хотел, не мог понять причин. Хотя не так, он понимал причины, не понимал как раз реализации плана.
- Фред, это единственный вариант решить проблему полюбовно, - покачал головой Рабастан
- Идиоты, - воскликнул Фред.
- Что у вас происходит? – в дверях появился Сириус. Он сегодня не важно себя чувствовал, был несколько бледен
- Папа, тебе нельзя волноваться, - тут же выступил вперед Джордж.
- Что происходит? – раздраженно повторил вопрос Сириус.
- Эти двое провернули сделку по заключения брака в одном славном таком заведении, - ядовито произнес Фред. Джордж бросил на него укоризненный взгляд. Сириус пристально смотрел на Рабастана. Затем прошел в комнату, тяжело опустился в кресло и вздохнул. Фред сразу же опустился на пол у его ног.
- Надеюсь, у вас есть объяснения для подобной экскапады, - наконец, подал он голос, смотря на Рабастана.
- Сириус, - Рабастан вздохнул. Да, они не ожидали, что все откроется настолько быстро.
- Рабастан, я хочу услышать доводы, а не отговорки, - скривился Сириус. Голова начала болеть сильнее. Ему хотелось пойти к себе, забраться в кровать, свернуться там калачиком и чтобы Северус был рядом. Это жутко походило на депрессию. Именно поэтому его сейчас раздражало то, что ему приходиться разбираться с двумя идиотами, один из которых его собственный сын. Он бы с удовольствием отдал бы право разбираться с этими двумя своему мужу.
- Отец, мы хотели как лучше, - произнес Джордж.
- Отговорка, - жестко парировал Сириус. Виски уже ломило от боли.
- Мордред, Сириус, что ты хочешь услышать? – вздохнул Рабастан, затем усадил стоящего рядом Джорджа к себе на колени.
- Правду, - заявил Сириус.
- Правду, - задумчиво протянул Рабастан. – Что ж, правда такова. Мы с Джорджем не хотим, чтобы в наших отношениях появился кто-то третий, который будет требовать к себе внимания.
- И вы решили найти жену так, чтобы быть уверенными, что ваши условия будут приняты, - покачал головой Сириус. – А как же наследники?
- Все оговорено, - Рабастан ссадил с колен Джорджа, поднялся, подошел к столу и взял с него свиток, затем передал его Сириусу. Тот развернул контракт и стал читать. Выражение его лица менялось от строчки к строчке. Наконец, он свернул пергамент и поднял глаза на двух виновников «происшествия».
- Вам повезло, что кого-то действительно устроили эти условия, - потряс он контрактом. – Но мен интересно, как все это ты будешь объяснять Темному лорду?
Рабастан нахмурился, пытаясь понять, куда ведет Сириус. Много времени ему не понадобилось. Джордж напрягся, тоже осознав, что его невестой заинтересуется Лорд, поскольку он проявлял особый интерес к семье Блеков и всем, кто даже косвенно с ними связан.
- Об этом мы не подумали, - тихо произнес Джордж.
- Никто и не сомневается, - хмыкнул Сириус. – Только вот, я все-таки постою в сторонке, не обессудь Рабастан.
- Никто и не просит тебя вмешиваться, - махнул рукой тот в ответ, уже обдумывая всю ситуацию. Он не сомневался, что пара, а то и больше Круцио ему теперь обеспечены. – Что ж, мне надо приготовиться к встрече с Лордом и обдумать, что и как говорить.
- Лучше правду, - скривился Сириус. Его начало тошнить, виски уже не просто ломило, казалось по голове кто-то кувалдой бил.
- Отец, может тебе прилечь? – Фред уже несколько минут присматривался к Сириусу, чувствуя его состояние. – Давай, я тебя провожу.
Сириус медленно вздохнул, затем выдохнул. Попытка встать с кресла заставила его сжать челюсти. Боль прошила тело. Он со стоном откинулся на спинку кресла.
- Сириус, – забеспокоился Рабастан, только тут обратив внимание на его состояние. – Парни, помогите мне уложить его на кровать.
Все вместе они осторожно помогли Сириуса. Вести его в собственную спальню сейчас было бы ошибкой, так что Рабастан решил уложить Сириуса в ближайшую кровать, то есть в свою и Джорджа. Сириус лег поудобнее и сразу же закрыл глаза.
- Фред, найди Северуса и приведи сюда, - приказал Рабастан.
- Он в Министерстве сегодня, его зачем-то вызвали, - прошептал Сириус. Даже говорить ему было больно.
- Мордред, я даже не знаю, какие зелья можно давать при беременности, - чертыхнулся Рабастан. Он еще никогда не чувствовал себя таким беспомощным.
Сириус пытался справиться с болью. Ему казалось, что это никогда не закончится. Следующее, что он осознал, что его кто-то обнимает и осторожно перебирает на волосы, чуть массируя кожу головы. Это было так приятно и успокаивающе, что Сириус тихонько вздохнул.
- Как ты, мой хороший? – послышался у самого уха тихий бархатистый голос Северуса.
- Лучше, - отозвался Сириус, осознав, что голова не болит, да и вообще, он чувствуется себя намного лучше. – Сколько времени?
- Ты проспал пять часов, - сказал Северус.
- Что в Министерстве? – Сириус повернулся и посмотрел на мужа.
- Пытались «уговорить» меня отказаться от патронажа над нашими новыми знакомыми, - фыркнул тот в ответ.
- Мерлин, а молодые люди-то чего им сделали? – Сириус сел на кровати, не спуская взгляда с Северуса.
- Ну, после демонстрации, которую устроил Рафаэль Лафарга, им очень сильно заинтересовались, - произнес Северус. – А вместе с ним и его сестрой. Причем, насколько я могу судить, не обошлось без вмешательства Дамблдора
- Они не смогли понять, что именно сделал Рафаэль, - полуутвердительно произнес Сириус. У него язык не поворачивался назвать Рафаэля Гарри. Он понимал, что все они изменились, но ему хотелось поговорить с крестником, даже если тот теперь является тем, кто он есть на данный момент.
- Да, и это их нервирует, - кивнул Северус. – Они не смогли приписать его действия к темной магии, поскольку таковыми они и не являются.
- Ты что-то узнал?! – снова полуутвердительно произнес Сириус.
- У меня есть знакомый зельевар, который проживает в Бразилии. Мы много лет уже переписываемся. Познакомились мы еще в университете, когда я учился на мастера зелий, он там проходил практику, поскольку хотел знать и о европейских методах. С тех пор поддерживаем связь.
- Северус, - мрачно взглянул на мужа Сириус. Тот в ответ усмехнулся, зная, чем вызвана такая реакция.
- История Лафаргов довольно примечательна. Кстати, доказать, что Рафаэль – это Гарри, а Селестина – Гермиона, будет невозможно. Все проделано настолько виртуозно, что комар носа не подточит, - Северус следил за выражением лица мужа.
- Хмм, даже если они заявят об этом, то им не поверят? – предположил Сириус.
- Они те, кем являются сейчас, - произнес Северус. – Именно такими их и надо воспринимать.
- Люциус ведь так и не разгадал загадку, - хмыкнул Сириус.
- Что-то в последнее время ему отказывают логика и наблюдательность, - передернул плечами Северус. – И вообще, нам пора покинуть комнату Рабастана и Джорджа.
- Кстати, насчет…, - начал Сириус, поднимаясь с кровати с помощью мужа.
- Я уже в курсе, - хмыкнул Северус. – Эти двое уже ото всех выслушали все хорошее, что о них думают, особенно постаралась Джиневра.
- С чего это ты мою дочь называешь полным именем? – удивленно посмотрел на него Сириус.
- После того, как она высказывалась, я только так и могу ее называть. Джинни настоящая Блек, этим все сказано. Ей даже твоя мать не идет в подметки, - рассмеялся Северус. – Представляешь, даже Драко и Рон прошлись в их адрес. Единственный, кто пока ничего не сказал – это Люциус. Его просто нет дома. Почему-то мне кажется, что они с Томом, - последнее имя Северус выделил, - направились осуществлять свою месть.
- Может быть, предупредить Рафаэля? – неуверенно предложил Сириус.
- Хмм, у меня странное чувство, что все будет не совсем так, как планируют эти двое, - фыркнул Северус.
- С чего ты взял? – Сириус пристально смотрел на мужа.
- Человек, решившийся на такую шутку, не так просто сдатся и, думаю, он повернет все себе на пользу, - пояснил свои слова Северус.
- Гарри – гриффиндорец, - заявил Сириус.
- Зато Рафаэль – слизеринец, каких мало, - хмыкнул Северус. – Поверь, все будет нормально. Сейчас бы надо выяснить, кого эта наша взбалмошная парочка решила ввести в семью.
- Да уж, - скривился Сириус.
***
Селестина с непередаваемым выражением на лице смотрела на пергамент в своих руках. Она никак не могла вникнуть в смысл того, что на нем было написано. Было понятно, что она этого не должна была видеть. Скорее всего, Рафаэль не успел убрать документ до того, как вернулся, а, значит, этот документ он отправил домой заранее, но не ожидал, что она окажется дома раньше, или его что-то удержало. «Да, братишка, тебе придется мне многое объяснить», - мрачно подумала девушка, села в кресло лицом к дверям, положив свиток на колени, и стала ждать.
В это время Рафаэль пытался сообразить, что ему делать, сидя на полу беседки и глядя вдаль ничего не выражающим взглядом. Он, конечно, мечтал о чем-то таком, чтобы заставить Тома испытать «радости материнства» на собственной шкуре, но не думал, что подобное возможно. Вот сюрприз получился. «И как теперь быть?» - подумал парень, переводя взгляд на двух внимательно наблюдающих за ним мужчин.
- Рафаэль, - позвал Том юношу. Ему уже надоело лежать на шкуре привязанным, да еще и голым. Рафаэль молча махнул палочкой, не произнося ни слова. Путы спали. Люциус и Том сели, стали растирать запястья, хотя ничего и не болело, ведь юноша наложил путы так, чтобы они не навредили им.
- Рафаэль, - теперь уже голос подал Люциус. Юноша не отреагировал. Том нахмурился, быстро накинул на голое тело мантию и присел перед Рафаэлем на корточки.
- Что случилось? – Том приподнял за подбородок голову юноши. – Посмотри на меня.
Рафаэль взглянул на Тома, отчаянно надеясь, что в его глазах не отражаются все его мысли.
- Ох, ну что ты, - Том привлек его к себе. – Ничего же страшного не произошло.
- Не произошло, - тихо согласился Рафаэль. – Только я не могу выбрать.
- А может быть не стоит выбирать? – Люциус, уже, как всегда, безупречный, присел на пол рядом юношей.
- И как вы себе это представляете? – усмехнулся молодой человек.
- Рафаэль, прекрати свои игры, - нахмурился Том. Он, уже зная, на что способен этот парень, не мог поверить в то, что тот вдруг стал таким растерянным. Рафаэль был слишком слизеринцем, чтобы впадать в истерики, особенно имея представляение о том, что ему пришлось по жизни пережить.
- А ты меня неплохо знаешь, да? – Рафаэль усмехнулся и посмотрел на Тома.
- Достаточно, чтобы понять, что за внешними оболочкой и чувствами скрывается расчетливый и умный слизеринец.
- И все же, я не надеялся на такой исход, - признался Рафаэль.
- А на что ты наделся? – Люциус понял, что юноша говорит о последствиях, которые теперь росли в животе у Тома.
- Просто…, - Рафаэль усмехнулся.
- Ты решил так пошутить и посмотреть, что получиться? – предположил с ухмылкой Том.
- В некотором роде, - кивнул Рафаэль.
- Зачем? – Люциус посмотрел на него. Рафаэль удивленно на него посмотрел, затем перевел взгляд на Тома. Он с минуту переводил взгляд с одного на другого.
- Мда, лорд Малфой, я удивлен тем, что вы до сих не добрались до истины, - произнес он.
- У Люциуса было слишком много проблем, чтобы внимательнее приглядываться к происходящему, - сказал Том.
- Хмм, - задумчиво хмыкнул Рафаэль, затем поднялся. – Я поговорю с вами обоими завтра. Мне надо все обдумать. Том, твоя комната за тобой.
- Я, пожалуй, проведу эту ночь у Люциуса, - усмехнулся Том. – Мы не собираемся на тебя давить, Рафаэль, но ни я, ни Люциус, получив часть пирога, не собираемся отказываться от добавки.
- Я запомню это, - кивнул Рафаэль. Он проводил обоих до площадки аппарации, а затем отправился в дом, следовало убрать некоторые документы подальше с глаз. Рафаэль не слишком торопился, у Селестины не было привычки просматривать документы вечером. Он шел и думал, анализировал, строил предположения.
«И что теперь? Да, сначала все-таки на первом месте была месть, потом мы с Сел решили уйти в нейтралитете, когда все обдумали и проанализировали. Ненависть ушла вместе с рождением детей, по крайней мере, к некоторым. Волдеморт оказался тем, кто стал катализатором и позволил нам с Сел родить очаровательных детей. Ненавидеть отцов наших детей тоже не имеет смысла, особенно зная, на что они пошли, чтобы облегчить нашу жизнь во время тех трех суток. Чего я не ожидал, так это изменившегося Лорда, превратившегося в красавца Тома, который вызовет во мне столько эмоций. Как-то вдруг все мои планы рухнули. Я ведь все равно собирался выбрать Люциуса, он отец моих детей…», - мысли оборвались. Рафаэль инстинктивно ушел в сторону сразу же, как вошел в кабинет. В паре сантиметрах от его головы разбилась ваза. «Ну, что же мне так не везет сегодня-то?!» - подумал Рафаэль, на этот раз уходя от обездвиживающего луча.
- Как это понимать? – поинтересовалась Села после того, как еще один луч не достиг своей цели.
- Что именно? – спросил Рафаэль, выигрывая время, хотя прекрасно знал, о чем говорит девушка, тем более такой знакомый свиток был у нее в руках.
- Вот это! – потрясла она контрактом. – Ты, сволочь, кому меня продал?
- Сел, успокойся, - вкрадчиво начал Рафаэль.
- Успокойся? Успокойся! Ты когда все это задумал? – голос Селестина. – Нет, это же надо было меня так провести. Я ведь знала, всегда знала, что ты не беспомощный. Но ты так запудрил мне мозги, так ловко отдал мне дела, что я даже не почувствовала подвоха, уйдя с головой в решение различных проблем.
- Сел, ну, прости, - Рафаэль опустился на колени перед уже сидящей в кресле девушкой. У нее весь запал, кажется, вышел. Села резко ударила его по плечу.
- Сволочь, - бросила она.
- Знаю, - кивнул Рафаэль.
- Зачем ты все это провернул за моей спиной? – снова начала распаляться девушка.
- Потому что твоему сыну нужен отец и куча маленьких братьев и сестер, - сказал Рафаэль.
- У него есть…, - начала Села сердито.
- Селестина Амая Бланка Куартеро Лафарга Ириарте Альтамирано, перестань врать хотя бы себе, - строго сказал Рафаэль, поднимаясь на ноги и вытягивая сестру из кресла. – Сколько можно себя обманывать. Ты советуешь мне завести любовника, а то и двух сразу, а сама чахнешь день ото дня. Неужели ты думаешь, я не вижу. Ты хоть обратила внимание, что все мужчины на твоих зарисовках имеют определенные сходства с двумя мужчинами.
- Ты…, - Селестина возмутилась до глубины души, но уже поняла, что брат прав. Она и сама заметила, что рисует в основном Рабастана и Джорджа. Оба мужчины ей нравились, даже больше чем нравились. И тут до нее дошло. – Ты этого не сделал.
- Села, ты заслуживаешь счастья, - Рафаэль обнял сестру. – И этот контракт превратиться в номинальность сразу, как только они поймут кто ты и кто такой Энрике.
- Джордж знает, кто мы, - произнесла Селестина.
- Тем более, - тихо произнес Рафаэль.
- А ты? Что ты решил? – девушка посмотрела на брата.
- А мне придется разбираться с моими мужчинами, - пробормотал тот в ответ.
- Что еще ты натворил, Раф? – тут же нахмурилась Селестина. Она сразу поняла, что что-то нечисто.
- Ничего особенного, - Рафаэль решил уйти от ответа.
- Братишка, я очень хорошо тебя знаю, и то, что по прибытии в Англию тебе удалось обвести меня вокруг пальца, не значит, что я отупела, - Селестина грозно посмотрела на Рафаэля. Тот скривился, только еще больше подтверждая ее догадки. – Рафаэль, что ты натворил?
- Я знаю, кто такой Том, - отвел глаза Рафаэль и тут же добавил. – Уже давно.
- Ну, знаешь, - у Селестины слов не хватало, чтобы выразить все свое возмущение. Рафаэль вздохнул и выдал ей всю историю от начала до конца, вплоть до сегодняшнего дня. Он ожидал чего угодно, но не того, что сестра зальется веселым смехом.
- Что? – обиженно посмотрел он на Селестину.
- Ты наказал себя сам, мне даже не надо ничего делать, - усмехнулась села. – Ты теперь не отвяжешься ни от того, ни от другого. Особенно после того, как Люциус Малфой узнает, кем ты был.
- Не смешно, передернул плечами Рафаэль.
- Еще как смешно, - рассмеялась Селестина. – Эти двое точно смогут тебя приструнить.
- Пока им это не удалось, - несколько высокомерно заявил Рафаэль.
- Это пока, - ухмыльнулась девушка. – Время еще есть. И не надейся, что тебе удастся все время верховодить, многодетный папаша. Это же надо, обрюхатить Темного лорда, - под конец не смогла она удержаться от шпильки. – Тебе теперь придется жениться, как наследившему в своих приключениях.
- Села, - теперь пришла очередь Рафаэля возмущаться. Он видел, что сестра просто наслаждается ситуацией и возможностью над ним поиздеваться.
- Ты сам виноват, и твоя самоуверенность. Англия на тебя действует как-то странно, ты почему-то плохо продумываешь последствия своих действий, мой дорогой, заявила Селестина.
- А можно без сарказма и этого слова – «дорогой»? - скривился Рафаэль.
- Как скажешь, братишка, - усмехнулась Села. – Только скажи мне, как ты собираешься теперь себя вести?
- Честно? Понятия не имею, - покачал головой юноша.
- Даааа, кто бы мог подумать, что ты через столько лет после хогвартских приключений снова влипнешь по самые уши, - Селестина никак не могла удержаться, чтобы не подкалывать брата. Тот действительно влип, поскольку ни Люциус, ни Том его теперь в покое не оставят. Но смешило ее не это, а то, что братишка умудрился по настоящему влюбиться, и, кажется, в обоих своих любовников. «Ладно, поживем – увидим», - подумала она, поскольку не собиралась что-либо предпринимать, чтобы повлиять на ситуацию.
- Нам надо решить те вопросы, которые мы отложили, - произнес Рафаэль.
- Ты про Гринготс и передачу Даниэлю наследства Поттеров? – спросила Селестина.
- Да, и чем быстрее мы провернем все это, тем лучше. Я думаю, что Дамблдор активизируется в ближайшее время, и будет искать с нами встречи, - произнес Рафаэль. – Думаю, нам также надо поговорить с Северусом и Сириусом, в конце концов, эти двое имеют право знать, - сказал Рафаэль.
- Знать имеют право многие, - хмыкнула Села. – Но не думаю, что в ближайшее время. Джордж догадался, Том тоже знает и нас с тобой трогать не собирается, тем более на счет тебя у него совершенно другие планы, я бы сказала, постельные. И меня, если честно, это устраивает.
- Села, кончай издеваться, - возмутился Рафаэль.
- Поверь мне, ты еще долго будешь выслушивать от меня нелицеприятные вещи, я тебе все припомню, братишку, в том числе и контракт, - усмехнулась девушка. Рафаэль только вздохнул на это, хотя был рад, что Села не снесла ему голову и восприняла все с юмором. Правда, теперь несколько лет ему придется терпеть ее нападки и подколки, зато она будет счастлива. Думать сейчас о собственных проблемах ему не хотелось.
Они обсудили планы на следующий день, что и как необходимо сделать, чтобы, наконец, решить вопросы с Глорией и Даниелем, а затем отправились к детям, чтобы поиграть с ними перед тем, как уложить их спать. Глория сразу же оккупировала его, усевшись к нему на колени. Даниель примостился рядом, вложив свою ладошку в его ладонь. Только сейчас в голове у Рафаэля возник вопрос: «А что же произошло с Дурслями и Грейнджерами?». Что ж, это еще один вопрос, с которым надо будет разобраться.
***
- Что они сделали? – Том веселился как никогда. Глядя на Рабастана и Джорджа. Так его еще никто не радовал.
- Подписали контракт на брак с неизвестной особой, - фыркнул Северус.
- Том, ты же очень близок к Лорду, - Люциус посмотрел на Тома.
- И? – да, так весело ему еще не было никогда.
- Не мог бы ты замолвить словечко перед нашим Лордом за этих двоих? – Люциус кивнул на виновников «торжества», которым в очередной раз приходилось выслушивать все, что о них и об их поступке думают остальные.
- Мда, - Том вытер слезы, которые текли у него по щекам от безудержного смеха. – Я, конечно, замолвлю словечко, но вот не обещаю, что вы, лорд Лестрейндж, отделаетесь легким испугом. Темный лорд не любит таких сюрпризов. «Но этот мне очень понравился», - тут же подумал он про себя. – Я, пожалуй, завтра навещу резиденцию и сообщу вам о времени приема, - стараясь держать марку, произнес Том. От него не укрылось, что Сириус всеми силами старается сдержать рвущийся наружу смех. У Северуса это получалось лучше, он стоял с непроницаемым лицом.
- И как вам вообще это в голову пришло? – вот теперь Люциус напоследок решил прочихвостить Рабастана и Джорджа.
- Люц, ну, хоть ты не начинай, - Рабастан уже откровенно устал от нападок за сегодняшний день, успев раз сто пожалеть о том, что им с Джорджем пришла эта идея в голову. Но в то же время он радовался, что узнали все об этом уже после того, как сделка была совершена.
- Это же надо было додуматься, - Люциус махнул рукой.
- Не переживайте, наш Лорд найдет, что с ним сделать, - усмехнулся Том. Джордж вздрогнул, испугавшись за своего партнера. Том заметил это. – Успокойся, Джорджа, никто твоего любовника не убьет, но думаю, накажет. Так что приготовься пару дней провести у постели своего партнера.
- Том, не пугай моего сына, - попросил Сириус, стараясь сделать серьезное лицо. Ему это удалось, но смех из глаз он скрыть не смог. Затем Сириус повернулся к двум виновникам и произнес. – Исчезните с глаз долой.
Те не заставили себя ждать. Как только он вышли и за ними закрылась дверь, все кто остался в комнате не выдержали и расхохотались. Оставалась надежда, что Рабастана и Джорджа все-таки не обвели вокруг пальца и не подсунули уродливую старую деву.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
RaДата: Воскресенье, 26.04.2009, 13:50 | Сообщение # 41
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
замечательный фанфик.) с нетерпением буду ждать продолжения.
не терпится узнать, что будет между Рафом и Люциусом, когда последний узнает о тайне матери своих детей.)
удачи и творческих успехов!



Дружба трагичнее любви - она умирает гораздо дольше. Оскар Уайльд.
 
ЁLK@Дата: Суббота, 02.05.2009, 10:50 | Сообщение # 42
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
Это просто крышесносно! Да прибудет с Вами муза happy


Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 02.05.2009, 11:59 | Сообщение # 43
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Ra, ЁLK@, огромное вам спасибо за поддержку)
Надеюсь, новая главка не заставит себя ждать happy



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
RaushenДата: Суббота, 02.05.2009, 17:45 | Сообщение # 44
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
Quote (Lash-of-Mirk)
Том, не пугай моего сына,
так и вижу ехидную ухмылочку у Сири happy
Quote (Lash-of-Mirk)
Мда, лорд Малфой, я удивлен тем, что вы до сих не добрались до истины
я тоже в удивлении! Что-то Люцик тормозит малость. Хочу его реакцию уже прочитать, это будет забавно, наверное happy
Автору как всегда - громадное спасибо и пожелание сговорчивой музы! Ждем продолжение. smile



Воспоминания - цветы
Между страницами любимых книг...
 
ЁLK@Дата: Воскресенье, 03.05.2009, 12:28 | Сообщение # 45
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
Quote (Lash-of-Mirk)
Надеюсь, новая главка не заставит себя ждать

А уж мы то как на это надеемся! biggrin



Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)
 
ПесняДата: Воскресенье, 03.05.2009, 14:35 | Сообщение # 46
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Вчера зашла на форум и не смогла оторваться, только закончила читать. Блестяще. clap
Похоже вся эта увлекательнейшая история меня не на шутку захватила. Lash-of-Mirk, спасибо и удачи Вашей музе. А мы будем с нетерпением ждать продолжения ah
 
Little_HexeДата: Воскресенье, 03.05.2009, 16:47 | Сообщение # 47
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Песня, Вообще-то автор этой прелести Aliaisha. (Смотрите шапку фика внимательнее)
А фанфик и вправду чудесный.
Интересно что скажет Люц, когда узнает кто был у него снизу biggrin (Или он таки рискнет попросить Тома у него самого).

Отредактировано. Ссылки на посторонние ресурсы во всех темах, кроме специально созданных для этих целей, запрещены!


Сообщение отредактировал Олюся - Понедельник, 30.04.2012, 01:40
 
Lash-of-MirkДата: Среда, 13.05.2009, 16:52 | Сообщение # 48
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Ra, ЁLK@, Песня, Little_Hexe, спасибо за отзывы) А вот и новая главка))))

Глава 30. Правда начинает открываться…

Рафаэль вошел в комнату Даниэля и улыбнулся. Мальчик раскинулся на кровати, простыня собралась под ним, одеяло на полу, а сам малыш перевернулся на кровати на сто восемьдесят градусов и теперь его ноги покоились на подушке. Рафаэль хихикнул, настолько смешно это выглядело.
- Дани, пора вставать, - Рафаэль присел на кровать и легонько дотронулся до плеча малыша.
- Ммм, - было ему ответом. Даниэль повернулся на бок, свернулся калачиком, подложил руки по щеку и продолжил спать. Рафаэль снова хихикнул, погладил мальчика по волосам, наклонился к нему.
- Дани, солнышко, пора вставать, у нас сегодня очень трудный день, - прошептал он на ухо мальчику.
- Ммм, - снова было ему ответом.
Рафаэль осторожно поднял его на руки и усадил к себе на руки. Даниэль чуть повертелся, устраиваясь поудобнее, вцепился рубашку Рафаэля, уткнулся ему в грудь и засопел дальше. Рафаэль только тихонько рассмеялся.
- Никогда не видела, чтобы он так спал, - в комнату босиком прошлепала Глория.
- С добрым утром, малыш, - улыбнулся Рафаэль, затем чуть наклонился вперед, чтобы не разбудить и не потревожить Даниэля, и, подняв Глорию, усадил ее рядом с собой.
- Дани, - Глория пощекотала пяточки Даниэля, тот дернулся в ответ и снова протестующее замычал. Глория весело рассмеялась. – Дани, вставай!
- Не хочу, - пробубнил тот и сильнее уткнулся в грудь Рафаэля.
- Дани, надо, - чмокнув мальчонку в макушку, произнес Рафаэль.
- Зачем? – Даниэль открыл глаза и с любопытством посмотрел на него. Ему так хорошо было на руках у Рафаэля, что он совсем не хотел вылезать из этих объятий.
- У нас много дел, очень много дел, - сказал Рафаэль.
- Но ведь я тут ни причем, - удивился Даниэль.
- Как раз наоборот, - улыбнулся Рафаэль. – Ты как раз очень даже причем, ты и Лори.
- Почему? – девочка обхватила своим руками Рафаэля за локоть и прижалась к нему.
«Интересно», - подумал про себя Рафаэль. – «И почему все дети тянуться именно ко мне? Что во мне такого?», - но вслух сказал совсем другое.
- Нам надо ввести в вас нашу семью так, чтобы никто и никогда не смог вас у нас забрать, - произнес Рафаэль. – Мы долго откладывали, но больше этого делать нельзя, - серьезно произнес он.
- То есть нам можно будет звать тебя папой? – Даниэль поджал губы и затаенной надеждой посмотрел на Рафаэля. Глория смотрела с не меньшей мольбой во взгляде.
- Вы и сейчас можете нас называть мамой и папой, - в комнату вошла Селестина. – Хотя на самом деле все не совсем так.
- А как? – нахмурилась малышка.
- Лори, на самом деле ты моя младшая сестренка, - произнесла Селестина.
- Это как? – удивленно спросила Глория, глядя на девушку большими золотисто-карими глазами.
- А ты мне брат? – Даниэль посмотрел на Рафаэля.
- Нет, я твой дядя на самом деле, - улыбнулся тот в ответ.
- Дядя? – нахмурился Даниэль. – А почему вы нас раньше не забрали из приюта? Вы были далеко и о нас не знали? – тут же сам и ответил на свой вопрос ребенок.
- Давайте, мы сейчас быстренько соберемся, потом позавтракаем, и уже потом мы вам расскажем очень длинную историю, - тихо произнесла Селестина, почти незаметно вздохнув. Это была небольшая отсрочка, но она все же была нужна и ей и Рафаэлю. Ребятишки побежали в ванную комнату.
- Не думала, что это будет так тяжело, - снова вздохнула Селестина, усаживаясь рядом с Рафаэлем на кровати и кладя ему голову на плечо. Они ночью обсуждали этот момент и решили больше не тянуть, рассказать детям всю правду о себе и о них. Да, те были слишком маленькие для этого, но лучше сделать это сейчас, чем через десять лет получить от любимых чад ненависть.
- Мы со всем справимся, Сел, как всегда, - отозвался Рафаэль. – Думаю, надо также все рассказать Сьюзен. Она имеет право знать.
- Согласна, - кивнула Селестина. – После завтрака.
Сьюзен весь завтрак чувствовала нервозность, которая исходила от ее работодателей. Те словно собирались с духом, чтобы раскрыть какую-то тайну. Она всегда чувствовала, что их окружается какая-то завеса секретности.
- Сьюзи? – обратился к ней с полувопросительной интонацией Мануэль.
- А? Что? – Сьюзен не ожидала, что кто-то заметит ее задумчивость.
- Ты вдруг так ушла в свои мысли, - улыбнулся Мануэль. Сьюзен улыбнулась в ответ. Этот красивый венесуэлец ей очень нравился, и его внимание ей льстило, правда. Она боялась сделать шаг навстречу.
- Просто задумалась, Лорд и Леди Лафарга сегодня нервничают, - произнесла она.
- Да, это заметно, - вздохнул Мануэль. – Еще бы понять, в чем дело.
- Прошу всех пройти в серую гостиную, - Рафаэль встал из-за стола, оглядел всех, а затем вышел из столовой. Рамон вопросительно посмотрел на Селестину, но та не ответила на его взгляд. Детишки почти сразу убежали за Рафаэлем, что несколько удивило взрослых и означало, что и они приглашены на встречу.
Спустя пятнадцать минут все собрались в гостиной. Глория и Даниэль устроились рядом с Рафаэлем. Остальные тоже устроились неподалеку и теперь ждали, чего же хочет им сказать дядя и отец. Сьюзен всеми фибрами души чувствовала, что сейчас узнает что-то сверхъестественное, но она даже предположить не могла того, что услышит.
- Рамон, Мануэль, Паоло и Карлос знают, о чем пойдет речь, поскольку мы уже их посвятили в нашу тайну, - произнесла Селестина. Сьюзен напряглась, поняв, что ее догадки оправдались.
- Во-первых, Рико, Лео, Марисоль, вы уже знаете, что Элена и Луис не были вашими вторыми родителями, - произнес Рафаэль.
- Вы нам об этом рассказали уже давно, - серьезно кивнул Лео. – Но не сказали, кто это был.
- Да, тогда не сказали, - кивнул Рафаэль.
- Это лорд Малфой, да? – Марисоль прикусила нижнюю губу и посмотрела на отца.
- У нас слишком наблюдательные и смышленые дети, - вздохнула Селестина.
- Но как такое может быть? – нахмурилась Сьюзен. – Вы ведь не были знакомы с Люциусом Малфоем.
- Сьюзен, - Рафаэль улыбнулся. – Наверное, в это трудно будет поверить, но когда-то я и Села носили другие имена…, - он на несколько секунд замолк, глядя прямо на девушку, а затем произнес. – Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер.
Сьюзен непонимающе смотрела на своих работодателей. У нее в мозги никак не укладывалось, что именно только произнес Рафаэль.
- Сьюзен, - осторожно позвала Селестина.
- Я правильно расслышала? – наконец, подала та голос в ответ.
- Да. Сьюзен, когда-то это были наши имена, - чуть грустно улыбнулся Рафаэль.
- Папа, ты так и не сказал, лорд Малфой наш с Лео второй папа? – чуть настойчиво спросила Марисоль.
- Да, это так, - откинулся на спинку кресла Рафаэль.
- А кто мой папа? – Энрике, уже довольно хорошо выглядевший, но все же еще не совсем здоровый, взглянул на свою мать.
- Лорд Лестрейндж, Рабастан Лестрейндж, - тихо ответила Селестина.
- Я не могу поверить, - встряхнула головой Сьюзен. – Все ведь считают…
- Нас мертвыми? – усмехнулся Рафаэль. – Да, англичане всегда были самоуверенной нацией, в любой исторической ситуации. Куда не глянь, они всегда считали себя выше всех, и каждый раз получали пинок под зад тогда, когда меньше всего этого ожидали.
- Но как? – Сьюзен никак не могла прийти в себя. Ее можно было понять, ведь двое сидящих перед ней человека были совершенно не похожи на тех, кого она помнила по школе.
- Я понимаю, что тебе сложно это понять, - начала Селестина. – Но мы - это действительно мы, правда, мы больше не Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер. Доказать это почти невозможно, а сегодня вечером станет совсем невозможно.
- Думаю, стоит начать с самого начала, - произнес Рафаэль. – Вся эта история началась очень давно, задолго до рождения Гарри Поттера…
Дети сидели тихо-тихо, слушая Рафаэля и Селестину, которую рассказывали им историю мальчика-который-выжил и его лучшей подруги. В этом рассказе было все, но, естественно, они смягчили кое-что, кое-где не досказали, но в целом история получилась довольно длинной.
- Мерлин, как вы все это пережили? – спустя несколько минут после того, как замолчали рассказчики, произнесла Сьюзен. – Я не представляю, как со всем этим можно было жить.
- Нам повезло, Сьюзен, очень повело, - произнес Рафаэль, прижимая к себе Даниэля и Каридад, которые устроились у него на коленях, Лео и Марисоль сидели на подлокотниках кресла, и держали его за плечи. Энрике и Глория сидели на коленях у Селестины. Дети были впечатлены рассказом, особенно двое младших.
- И что теперь? – Паоло посмотрел на своих господ.
- А теперь мы собираемся провести магическое усыновление, - произнес Рафаэль.
- Вы хотите нас усыновить? – Даниэль посмотрел в лицо Рафаэля с такой надеждой, что тот прижал мальчика к себе.
- Вы – наша кровь, мы не можем позволить никому манипулировать вами, как когда-то это сделали с нами, - произнесла Селестина. Сьюзен снова нахмурилась.
- Не понимаю?
- Даниэль – сын моего кузена, Дадли Дурсля, а Глория – сестра Гермионы, - Рафаэль оглядел всех сидящих.
- Значит, Дани и Лори и правда наши братик и сестричка? – уточнила Каридад.
- Ну, если уж говорит по честному, то Лори, скорее, вам тетя, - рассмеялся Рафаэль.
- Ух ты, - воскликнул Энрике. – Классная у меня тетя.
Как-то непосредственность детей разрядила напряженную обстановку в гостиной.
- Значит, вы их введете в род Лафаргов? – спросил Рамон.
- Не совсем, - покачал головой Рафаэль. – Мы не можем позволить пропасть двум родам – Поттеров и Грейнджеров. Поэтому я передам Даниэлю ту частицу, что все еще оставляет меня Гарри Поттером, а затем проведу обычный обряд усыновления, без полного вхождения в род. Дани и Лори и так для нас дети, наши дети и мы никому их не отдадим.
- Разумно, - кивнул Рамон. – Значит, по идее, Даниэль станет сыном Гарри Поттера, то есть твоим как бы по крови.
- Совершенно верно, но знать об этом будем только мы, - кивнул Рафаэль.
- А не чревато ли это? – спросила Сьюзен. – Дамблдор - не идиот, он сразу заинтересуется появлением в магическом обществе ребенка с фамилией Поттер.
- Значит, нам надо сделать все так, чтобы он не узнал до поры до времени о том, что происходит, - произнес Паоло.
- К сожалению, этот человек всегда все узнает, - мрачно сказала Сьюзен. – Не знаю, как ему это удается, но он всем бочкам затычка. У нас тут просто столько слухов ходило о том, как он пытался сначала расстроить помолвку Рона и Драко, а затем и помешать свадьбе. Кстати, все проблемы с регистрацией, как аристократов, так и мужских беременностей – его рук дела. Это он натравил на Блеков авроров, которые сунулись в особняк, чтобы арестовать обоих. Он то наступает, то вдруг отступает. Последняя новость состоит в том, что он, кажется, нашел, кто родил детей…, - Сьюзен замолкла и в ужасе уставилась на Рафаэля и Селестину.
- Так кого он там нашел? – вкрадчиво поинтересовалась Селестина.
- Один мой друг работает в аврорате, он случайно услышал разговор Дамблдора и Грюма, так еще кто-то был в кабинете. Дамблдор сказал, что нашел женщину, которая родила Люциусу Малфою близнецов, - выдала Сьюзен.
- Женщину? – уточнил Рафаэль.
- Да, - кинула Сьюзен.
- А Дамблдор много на себя берет, даже слишком, надо сказать, - усмехнулся Рамон. – Поверит ли в это Малфой?
- Можно попытаться это выяснить, - начала Селестина, но тут взглянула на брата. – Рафаэль?
- Этот человек переломал кучу жизней, и никак не может остановиться, - в голосе Рафаэля причудливо переплелись горечь и ненависть.
- Папочка, а давай мы скажем ему, что это мы его дети? – Лео пристально посмотрел на отца. Рафаэль повернул голову в сторону сына и вздохнул.
- Кажется, придется.
- Ты уверен, Раф? – Селестина посмотрела на брата.
- Если честно, не знаю, но я не могу допустить, чтобы кто-то занял место Лео и Марисоль рядом с ним, - фальшь в голосе Рафаэля была почти незаметна, но на то она и была Селестиной, чтобы заметить ее.
- Раф, хоть сам себя-то не обманывай, - покачала она головой.
- Если вдруг мы окажемся в трудной ситуации, и нас начнут допрашивать…, - вступила в разговор Сьюзен, понимая, что полученная информация не должна стать известной за пределами определенного круга людей.
- Об этом я уже позаботился, - произнес Рафаэль. – Лео, на столе стоит шкатулка, принеси мне ее.
Лео соскочил с подлокотника и принес требуемое. Рафаэль вынул оттуда три кулона с турмалином, молочно-розовым камнем.
- Это Турмалин – камень врачеватель и очиститель. Он позволяет либо вылечить причину, приведшую к проблеме, либо очистить организм сразу же, как только что-то произошло, например, в организм попал веритасерум, - произнес Рафаэль.
- А у нас есть такие, - улыбнулась Каридад, - вытаскивая свой кулончик, в который входил не только Турмалин.
- Да, малыш, - улыбнулся Рафаэль. – Здесь кулоны для тебя, Сьюзен, и для Дани с Лори. Снять их с вас могу только я или Селестина. Это для вашей же безопасности. Кстати, Сьюзен, ты случайно не знаешь, какой камень был камнем вашего рода? – он посмотрел на немного ошеломленную девушку.
- Лазурит, - ответила та.
- Камень неба, - задумчиво произнес Рафаэль. – Значит стихия воздуха. Да, Английское образование просто напросто убивает будущих сильных магов. Но тебе еще можно помочь.
- Извини, ты о чем? – Сьюзен недоуменно посмотрела на него.
- Сьюзен, ты стихийный маг, вернее, маг воздуха. У тебя осталось года два, чтобы хоть что-то перенять и чему-то научиться, иначе выше того уровня, что у тебя есть сейчас, ты уже никогда не перепрыгнешь, - сказал Рафаэль.
- Значит, камни имеют какое-то определенное значение? – Сьюзен была несколько обескуражена новостями, которые сыпались на нее как из рога изобилия.
- Да, в древности каждому роду подобрали камни в соответствии с их дарами. Например, у Поттеров – это розовый кварц – камень сердца. Моей матери подошел Родохрозит – камень души и сердца. Именно поэтому они, в конце концов, и оказались вместе, камни притянули их друг к другу, как идеальную пару.
- Значит, камень можно и сейчас подобрать? – удивление так и сквозило в словах Сьюзен.
- Конечно, любому магглорожденному, - улыбнулась Селестина. – Раньше так и делали, когда ребенку исполнялось четырнадцать лет, это и был рубеж совершеннолетия, после которого можно было жениться или выходит замуж. Даже браки заключались на основании согласия камней, чтобы в роду появился со временем, например, выдающийся целитель или прорицатель, как было с Настродамусом. Он родился в пятом поколении, после соединения двух представителей родов, которые были подчинены камням, имеющим силу «третьего глаза».
- Почему сейчас все эти знания утеряны? – Сьюзен пребывала в шоке.
- Они сохранились только в узких закрытых обществах, например, в Латинской Америке, на востоке, в Индии, в Японии и в России, наверное, самом закрытом магическом обществе еще со времен введения там христианства. Там сохранились знания, которые многим и не снились, - произнес Рафаэль. – Но кроме них, ими никто и не владеет, но они свято передаются из поколение в поколение.
- Получается, что семьи-отшельники - это те, кто чтут древние знания, - задумчиво произнесла Сьюзен.
- Так и есть, - кивнула Селестина. – Если подумать, то библиотеки Малфоев, Блеков, Лестрейнджей и других чистокровных семей – это собрание древних знаний, к сожалению только теоретических.
- Хмм, вас учили по-другому, да? – решилась на вопрос девушка.
- Совершенно по-другому, - кивнул Рафаэль. – Мы использовали в чарах, трансфигурации, в боевой магии формулы, которые намного проще и эффективнее тех, которые нам давали в Хогвартсе. Здесь нужны годы чтобы стать анимагом, в Тичаре нам понадобилось чуть больше года, и то только потому, что нам пришлось перестраивать собственный разум, чтобы уйти от сложного к простому.
- Вы анимаги? – удивленно воскликнула Сьюзен.
- Да, уже четыре года, - улыбнулся Рафаэль в ответ.
- Мама и дядя Раф – пантеры, - поделился новостью Энрике.
- А что со мной? С моей магией? – спросила Сьюзен.
- У меня есть знакомый, он сейчас в Лиссабоне, преподает на кафедре истории магии. Он специалист в магии воздуха, поскольку сам является ее приверженцем. Думаю, он согласиться тебе помочь, - произнес Рафаэль.
- Ты уверен, что это хорошая идея пригласить сюда Родриго? – поинтересовалась Селестина.
- Нет, ты же знаешь, что обучение стихийных магов происходит иначе, но как наблюдатель он нам подойдет лучше всех, - ответил Рафаэль, затем повернулся к Сьюзен. – Стихийники учатся самостоятельно, но у них связь с наблюдателем, которые проводит испытания, проверки и проверяет выполнение заданий в любое время. Если ты согласна, то я с ним свяжусь.
- Да, я хочу попробовать, - кивнула Сьюзен. – Я хочу снова поднять род Боунсов.
- Тогда, решено, - кивнул Рафаэль.
- Папа, но ты так и не ответил нам, что будет с нашим вторым папой? – Марисоль подергала Рафаэля за воротник рубашку.
- Что ж, придется нам рассказать лорду Малфою правду, - произнес Рафаэль.
- Рафаэль, - Селестина, чуть нахмурившись, взглянула на брата.
- Хмм, - тот тоже нахмурился.
- А если непреложный обет, ну до самого срока? – тут же подала идею Селестина.
- Ты уже смирилась? – усмехнулся Рафаэль. На них смотрели озадаченными взглядами, поскольку не понимали, что за разговор те ведут.
- Я тебе это еще припомню, не переживай. – усмехнулась Селестина в ответ.
- Вы о чем? – нахмурился Рамон, понимая, что его господа явно что-то затеяли и никого не поставили в известность.
- Рафаэль заключил брачный контракт на меня, в тайне, - поделилась новостью Селестина.
- Мама должна выйти замуж? А как же мой настоящий папа? – Энрике заволновался.
- Твой настоящий папа как раз является партнером жениха твоей мамы, - улыбнулся Рафаэль. Энрике нахмурился, что-то просчитывая в уме. Все дети были знакомы с традициями чистокровных, и о браке и партнерстве им как раз поведали на пятилетие. О таких вещах в Латинской Америке старались говорить детям как можно раньше, чтобы подготовить их к дальнейшей судьбе, чтобы не было на шестнадцатилетие страшных сюрпризов. А это как раз был тот срок, когда начинали заключать партнерские узы.
- Значит, папа будет рядом? – уточнил Энрике.
- Да, солнышко, будет, - кивнула Селестина.
- Хорошо, - произнес Энрике и улыбнулся матери, а потом вдруг снова всполошился. – А как же Лори?
- Лори – моя сестренка, и она всегда будет с нами, Энрике, - произнесла Селестина.
- Об этом вы можете не переживать, - улыбнулся Рафаэль, поцеловав Даниэля в макушку. Тот сидел у него на коленях, прижавшись щекой к его груди и очень внимательно все слушал.
- А моим камнем будет этот розовый рохри… родх…? – тихонько спросил Даниэль.
- Розовый кварц – камень сердца, - подсказал ему Рафаэль. – Да, это будет твой камень. Родохрозит будет близок, но не совсем, кварц все-таки больше, поскольку ты станешь Поттером, а потом я тебя усыновлю и у тебя будет длинная фамилия, как у меня.
- Уфф, - выдохнул малыш, а затем с улыбкой спрятал свое лицо у него на груди.
- Знаете, мне надо все это переварить, - тихо произнесла Сьюзен. – Я до сих пор не могу поверить во все, что вы мне рассказали. И знаете, для меня вы все равно будете Рафаэлем и Селестиной…, - на секунду она замолчала, затем продолжила. – Просто вас по-другому трудно воспринимать. Вы уже давно не Гарри и Гермиона. Но я рада, что вы поделились со мной своей тайной.
- Ты часть нашей семьи, Сьюзен, - произнес Рафаэль, протягивая ей кулон.
- Это очень многое для меня значит, - прошептала та в ответ, надевая кулон на шею.
- Думаю, нам пора заняться Лори и Дани, а потом у нас будет обед, и мы все вместе пойдем в банк Гринготс, чтобы завершить начатое, - произнесла план действий Селестина.
Спустя полчаса все было готово. В подземельях Диаболиса было тепло и не так страшно, как во многих подземных этажах английских поместий. На нижнем уровне замка была устроена ритуальная комната. Помогать при проведении обрядов вызвался Мануэль. Сьюзен же отправилась с четырьмя старшими детьми в классную комнату, занятий никто не отменял, да и надо было их отвлечь немного.
- Раф, ты собираешься передать Дани и сущность избавителя? – тихо спросила Селестина.
- Как получится, - пожал тот плечами. – Боюсь, она разделиться между нами, и Избавителем в роду Поттеров станет Дани, а вот у Лафаргов – я. Мы говорили с отцом на эту тему. Мне кажется, это была одна из причин, почему все нападения проходили мимо меня.
- Хмм, вполне возможно, - кивнула девушка в ответ с задумчивым видом.
- Пора, - произнес Мануэль.
Они воли в освещенную факелами комнату. На постаменте сидели Даниэль и Глория, в их глазах смешались испуг и любопытство. Рафаэль ободряюще им улыбнулся.
Сам по себе обряд не представлял себе ничего кровавого или помпезного. Мануэль нарисовал вокруг Глории и Селестины, а также вокруг Рафаэля и Даниэля круги из рун, темных рун, поскольку проводимые обряды были темномагическими, и чем-то напоминали тот, которые в свое время провел Антонио над ними. Незнакомая речь звучала мелодично и немного странно в этом времени, но не в этих стенах, которые слышали и не такое.
По мере чтения от Селестины к девочке, а от Рафаэля к мальчику потянулись красные светящиеся нити, правая рука у всех четверых была оголена. На плече Рафаэля засветилась вдруг появившаяся на коже руна эмоции, основная сила рода Лафаргов, также ярко светила руна сердца, ядро рода Поттеров. Именно она набирала сияние все сильнее и вдруг, оторвавшись, перенеслась на плечо Даниэля. Мальчик смотрел в глаза Рафаэля и улыбался, впервые ощущая, что у него действительно есть семья. Красные нити окутали их в кокон, постепенно затухая. Все то же самое происходило и с Селестиной си Глорией. Взрослые отдали малышам свою первую сущность, став окончательно Куартеро Лафаргами. Это бы их выбор и они ничего не хотели менять.
- Дани, теперь тебе надо окунуться в бассейн, - произнес Рафаэль. – И давай снимем одежду, чтобы она не намокла.
Даниэль кивнул. Рафаэль осторожно помог мальчику спуститься с теплую воду с красноватым оттенком. Это был второй этап ритуала, усыновление без полнового ввода в род Лафаргов.
Рамон стоял около гобелена рода Лафаргов, висящих в одной и тайных комнат замка. Он даже поперхнулся, когда увидел, к чему привели проведенные ритуалы. «Как хорошо, что почти никто не может пройти в эту комнату и увидеть этот гобелен», - подумал он, глядя на появившиеся там записи. Во-первых, там появились имена Гарри Поттера и Гермионы Грейнджер, как близких родственников Куартеро Лафаргов. Даниэль Александр Гарри Поттер стал сыном Гарри Поттера, а Глория Дейдра Гермиона Грейнджер – дочерью Гермионы, причем нити от обоих детей вели к Рафаэлю и Селестине, как к прямым родственникам и единственным опекунам малышей.
- И почему у этих двоих всегда все выходит как-то иначе? – задал сам себе довольно-таки риторический вопрос Рамон, прежде чем покинуть комнату. Ему надо было просветить своих господ о случившемся. Нашел он их сидящими в небольшой комнате с камином, рядом с ритуальным залом. На руках у Рафаэля сидел зеленоглазый мальчик. Карий оттенок пропал, волосы были чуть взлохмаченными и черными как смоль. Было в нем что-то и от Рафаэля, но все-таки намного больше от Гарри Поттера. В ухе у малыша висела маленькая сережка с розовым кварцем.
- Все пошло несколько не так, как предполагалось, - произнес Рамон.
- Что? – нахмурился Рафаэль.
- Хмм, - Рамон потер щеку. – На гобелене появились Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер, как родственники Лафаргов, которые и стали прямыми опекунами малышей. Кстати, появилась дата смерти у обоих, сегодняшний день.
- Как интересно, - задумчиво произнесла Селестина, входя в комнату с завернутой в пушистое полотенце счастливой Глорией.
- Да, и судя по гобелену, показавшему линию Поттеров и Грейнджеров, как родственников Лафаргов, Даниэль – сын Гарри, а Глория – дочь Гермионы, решил окончательно добить всех Рамон.
- Значит, ты теперь и правда моя настоящя мамочка? – Глория обвила руками шею Селестины.
- Как видишь, солнышко, - улыбнулась та в ответ. Даниэль только сильнее прижался к Рафаэлю. Сбылась его заветная мечта – у него теперь была семья, и был папа – настоящий, живой и самый любимый.
- Что ж, пусть будет так, - кивнул Рафаэль, поднимаясь на ноги и держа на руках Даниэля.
- Что по поводу Избавителя? – тут же переключилась на него Селестина.
- То, что я и думал. Я – у Лафаргов, Дани – у Поттеров. Правда, с теми знаниями, которые имеют здесь, в Англии, это не узнают еще лет триста, - хмыкнул Рафаэль. – Пойдемте обедать, да и в Гринготс пора. Надо все успеть сделать до того, как Дамблдор узнает.
Обед прошел в веселом гомоне. Четверо старших детей были в восторге от нового внешнего вида двух своих младших братика и сестрички и радовались, правда, немного огорчились, что Лори не так похожа на остальных, но как сказала Каридад, должен же кто-то разбавить их блондинисто-брюнеточное царство.
В Гринготс они заявились всей толпой. Их встретили с распростертыми объятиями, проводили в кабинет директора, куда пригласили поверенного делами Лафаргов, Ириарте и Руис. Рафаэль и Селестина перевели все свое состояние из Латинской Америке, правда, не все оно оказалась в Гринготсе, но этого и не полагалось знать каждому встречному.
Гоблины оказались несколько шокированы таким поворотом событий, как появлением наследника Поттеров, а уж когда они провели обряд наследования, то вообще выпали в осадок – у Гарри Поттера был сын. Рафаэль порадовался, что все документы об опекунстве уже были у него на руках. Как бы Дамблдор теперь не пытался что-либо сделать, у него ничего не получится. А в том, что тот попытается, он нисколько не сомневался.
Результатом этого похода стало размораживание сейфов Поттеров, получение официально Даниэлем титула лорда (родовой перстень Рафаэль отдал мальчику еще дома и тот теперь красовался на руке у Даниэля), открытие счета на имя Глории, сумма которого вызвала бы зависть не у одного семейства в мире, поскольку была очень значительной. Из простой девочки-магглорожденной, Глория моментально превращалась в завидную невесту, происхождение которой никого уже не волновало.
После банка, решив не рисковать, они все вместе отправились гулять в маггловский Лондон.
***
Дамблдор и сам не понял, чего это его сегодня весь день тянет заглянуть в книгу Душ. В конце концов, после ужина в Хогвартсе, он все-таки решился, правда, открыл не книгу, а список студентов Хогвартса. Он понятия не имел, что именно ищет, просто лениво перелистывал страницы. Он перевернул очередную страницу и замер. Сердце пропустило удар. Дамблдор вернулся на предыдущую страницу и уставился в запись: Гермиона Джейн Грейнджер – дата рождения: 05 марта 1980, дата смерти: 05 августа 2003 года. Дамблдор несколько секунд сидел с непонимающим выражением на лице, затем, стал лихорадочно искать другую запись. А вот и она – Гарри Джеймс Поттер – дата рождения: 31 июля 1980, дата смерти – 05 августа 2003 года.
Она так вскочил из-за стола, что бумаги разлетелись в разные стороны, кресло ударилось об стену с треском, чернильница свалилась на пол, разбрызгивая капли чернил по всему светлому пушистому ковру. Но он даже не обратил внимания на это. Его занимала только книга Душ, которую он и вытащил из закрытого шкафа.
- Гарри Поттер, - произнес он, дотронувшись до обложки палочкой. Книга открылась на нужной странице. Дамблдор тяжело опустился на стул, хорошо хоть тот оказался рядом. Он со смешанным чувством смотрел на запись, говорившую о наличии у Гарри Поттера сына по имени Даниэль, родившегося 5-го августа 1999 года. Он перелистал страницы и увидел нечто подобное у Гермионы, только у той была дочь, родившаяся ровно на год позже. Он никак не мог разобраться, что, собственно говоря, происходит, и почему все случилось именно сегодня. Но он тут же стал прокручивать в голове варианты того, как можно воспользоваться ситуацией, а, главное, воздействовать на Блека, ведь тот не упустит возможности заполучить сына крестника, но для начала надо было найти этого самого Даниэля, чем он и собирался заняться. Как только планы стали создаваться у него в голове, он сразу же забыл о двух своих пропавших учениках. Ему уже было не до того, чтобы представить, как им жилось все это время, откуда взялись дети, и почему семь лет их не было ни в одной книге. Как же, теперь у него появились новые рычаги воздействия на строптивцев.
Забыв убрать книгу, Дамблдор вскочил, бросил дымолетного порошка в камин и отправился в штаб Ордена, раздавать новые приказы.
***
- Папа, а почему мы не праздновали ваш с тетей Селой день рождения? – вдруг спросила Каридад, отрываясь от своей вазочки с мороженным.
- Что, прости? – удивился Рафаэль.
- Ну, у вас же был день рождения, 28-го июля, - Каридад удивленно смотрела на отца.
- Святая дева Мария, - вырвалось у Селестины. – Я забыла.
- Я тоже, - вырвалось у Рафаэля.
- А мы все ждем, когда вы вспомните, чтобы подарить вам свои подарки, - Марисоль чуть укоризненно посмотрела на отца и тетю.
- Мерлин великий, а ведь получается…, - Рафаэль взглянул на сестру. – Мы сейчас, - вдруг вскочили они оба из-за стола и исчезли в первом же коридоре торгового центра.
- Что это с ними? – не понял Энрике.
- Не знаю, - пожал плечами Лео.
Рафаэль и Селестина вернулись где-то минут через двадцать с двумя большими перевязанными коробками.
- Лори, Дани, с днем рождения, оно ведь у вас теперь всегда будет пятого августа, - улыбнулся Рафаэль.
- У Лори и Дани день рождения? – Каридад укоризненно посмотрела на отца. – Папа, ты все стал забывать, ты же совсем не старый, чтобы страдать скалелезом.
- Склерозом, - автоматически исправил дочь Рафаэль, затем виновато оглядел всех. – Замотались мы со всеми этими делами.
- Ох, папа, - покачала головой Марисоль.
Наевшись мороженного, они отправились в парк развлечений, который работал до десяти вечера. Так весело им давно не было. Они катались на разных каруселях и аттракционах, бегали, наслаждались различными сладостями и были счастливы, как никогда.
Поздно ночью, когда все уже спали, Лео и Марисоль пробрались в кабинет, откуда через минут пятнадцать они вышли довольные собой, передав одному из домовиков послание, которое надо было срочно отправить.
- Папа рассердится, - тихо сказал Лео.
- Папа, как и тетя Села должен был счастлив. А с кем он еще будет счастлив, если не с нашим вторым папой, ну, еще может быть с дядей Томом, но мы ведь написали им двоим, - рассудительно произнесла Марисоль, беря брата за руку. – И потом, у папы не было дня рождения, и у тети Селы тоже, а на день рождения должны быть гости. И мы их пригласили.
- Не знаю, Соли, - неуверенно покачал головой Лео.
- Все будет хорошо, вот увидишь, - уверенно произнесла Марисоль. – Ты ведь хочешь, чтобы наш второй папа был с нами?
- Хочу, - кивнул Лео.
- Если папочка ничего не делает, это же не значит, что мы ничего не должны делать, - заявила его сестренка.
- Верно, – улыбнулся Лео.
***
В Малфой-меноре все стояли на ушах. У Джинни начались роды. Естественно, никто не спал. Как только начались схватки вызвали Забини-старших, позвали и Билла с Чарли с их спутниками. И теперь в гостиной все нервно шагали из угла в угол. Один Рон сидел в кресле, укачиваю свою дочурку, получившую имя Мадалина Юлиана Блек-Малфой.
- Успокойтесь уже, а, - наконец, не выдержал он. – Выпейте, что ли, уже в глазах мельтешит.
- Как малышка? – спросил Сириус, который на удивление был тоже относительно спокоен.
- Она молодец, даже этот гвалт ей нипочем, - улыбнулся Рон.
- Ты не хочешь отдохнуть? – Драко пристроился на подлокотнике кресла Рона и стал перебирать его волосы.
- Я в порядке, - произнес тот в ответ.
- О, нам послание, - Джордж подошел к окну и впустил серую сипуху, осторожно отвязал послание. – Хмм, Люциус, это тебе.
- От кого? – посмотрел тот на Джорджа.
- От Куартеро Лафаргов, - последовал ответ.
- Черт, мы сегодня с Томом должны были встретиться с Рафаэлем, - выругался Люциус. За всеми событиями, они просто забыли о встрече и даже не послали ему записку. Том сейчас помогла Северусу принимать роды, поскольку в колдомедицине оказались специалистами только они. Люциус подошел к Джорджу и взял послание. Он несколько раз пробежал по строчкам, прежде чем до него дошел смысл.
- Папа, в чем дело? – Драко насторожено смотрел на отца.
- Нас всех завтра приглашают завтра в семь часов вечера к Лафаргам, отпраздновать день рождения Селестины, Рафаэля, Даниэля и Глории, - ответил Люциус. – Только знаете, что самое странное, приглашение пришло от Леонардо и Марисоль.
- И как? Пойдем? – поинтересовался Фред, правда, ответ получить он не успел. Двери гостиной открылись, и Том внес в комнату маленький пищащий сверток.
- Блейз, разреши представить тебе твоего сына, - торжественно произнес Том. Блейз несколько секунд непонимающе смотрел на сверток в руках мужчины, а затем осел в обмороке на пол.
- Вот не думала, что у меня такой хиленький сын, - хохотнула Катарина, затем подошла к Тому и осторожно забрала у него внука.- Как Джинни? – обеспокоено поинтересовался Рон.
- С ней все в порядке, устала, конечно, но счастлива. Северус сейчас с ней, - произнес Том.
- Что ж, - Фред поднял поднос с бокалами шампансого, которое успел разлить. – За нового члена нашей большой и дружной семьи!


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ЁLK@Дата: Вторник, 19.05.2009, 20:08 | Сообщение # 49
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
ммм... какая вкусная главка... бедный Люцик, он будет в шоке. И так, бедный, тормозит последнее время, а с такими новостями, как Блейз, в продолжительный обморок хлопнется happy А когда очнется устроит Рафу веселую жизнь biggrin Том ему только поможет


Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)
 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 12.06.2009, 15:20 | Сообщение # 50
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 31. Сюрприз будет…

Рафаэль поднялся очень рано. Сегодня у него было назначено несколько встреч, так что раньше чем в шесть вечера он дома даже не предполагал быть. Первым делом он привел себя в порядок, затем бросил мрачновато-насмешливый взгляд на кровать, представив, что сейчас там лежат двое мужчин, день и ночь во плоти, и наблюдают за его сборами. Рафаэль решительно тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли, которые могли на время его задержать, а больше чем нужно, он не хотел сегодня заниматься делами.
В доме все еще спали. Рафаэль заглянул сначала в комнату к Глории, но девочка не месте не обнаружилась. Молодой человек усмехнулся и пошел в спальню дочерей. Хотя и у Каридад, и у Марисоль были отдельные спальни, но они предпочитали ночевать в одной. Глория обнаружилась в постели у Марисоль. Рафаэль осторожно поправил одеяла, чуть ощутимо поцеловал их и затворил за собой дверь. Проведав мальчишек, он обнаружил ту же историю. Даниэль спал в кровати у Лео.
Рафаэль не любил завтракать в одиночестве, но сейчас, в половине седьмого утра, все еще спали и не собирались вставать. Эльфы споро накрыли стол: обычная яичница приготовленная с поджаренной колбасой и помидором, кофе и круассаны. Поблагодарив эльфов, Рафаэль, наконец, отбыл по делам. Сначала его путь лежал в маггловскую часть Лондона, в офис его открывшейся сети ювелирных магазинов. Сегодня должна была прийти партия драгоценных необработанных камней. Рафаэль всегда сам осматривал товар. Ему, в отличие от мастеров из маггловского мира, хватало всего одного взгляда, даже брошенного мельком, чтобы понять, насколько хороши камни и на что они могут сгодится. В любой партии Рафаэль отбирал несколько камней, которые сам обрабатывал от начала до конца, и уже по его эскизам делалось то или иное украшение. Такие эксклюзивные вещи стоили баснословных денег, но даже на них находились покупатели. Сеть магазинов осталась и в Латинской Америке, но сам центральный офис теперь находился на деловой улице Лондона, занимая семиэтажное здание, где весь первый этаж был отдан под фирменный магазин. Очень многие из его служащих, что работали с ним в Венесуэле, где до этого находился центральный офис, перебрались вслед за ним в Англию. Даже такая перетурбация в бизнесе не повлияла на продажи, в основном, конечно, в маггловском мире, поскольку из магического мира все, что связано с Лафаргами в Латинской Америке исчезло: либо было просто закрыто, либо продано новым владельцам. Именно это и дало понять всем, что возвращаться в Венесуэлу Куартеро Лафарга не собираются.
В начале восьмого Рафаэль уже сидел за своим столом главы ювелирной компании. Самое интересное, что не только он был уже на месте.
- Рафаэль, - в кабинет заглянул мужчина лет под шестьдесят с характерной испанской внешностью, но говорящей на прекрасном английском языке.
- Дон Раймундо, рад вас видеть, - улыбнулся молодой человек, приглашая войти в кабинет своего лучшего ювелирного мастера, единственного, кому он позволял выполнять работы по своим эскизам.
- Я тебя тоже, Рафаэль, - улыбнулся мужчина в ответ. – Вот, принес тебе посмотреть, что получилось, - он выложил на стол несколько затянутых в бархат коробочек. Рафаэль открыл верхнюю из них: там лежало великолепное колье с алмазами и топазами, вправленными в платину.
- Да, все вышло просто замечательно, - удовлетворенно улыбнулся Рафаэль.
- О, не думаю, что оно долго задержится в витрине. Слишком изысканно и притягательно, хотя и цена у него будет более чем дорогой, - произнес ювелирный мастер.
Рафаэль тем временем стал осматривать остальные коробочки. В одной был набор: серьги, цепочка с кулоном, браслет и кольцо. Основой для этого великолепия стал сапфир, но не стандартный, а с сиреневатым оттенком, в принципе, это был дефект, так что стоимость изделий сразу падала в цене, но то, что на него найдется покупатель, Рафаэль не сомневался. В следующей красовалась легкая серебряная диадема с мелкими бриллиантами. Эту работу вообще можно было бы назвать эльфийской, если бы такое было возможно. Она все была словно вырезана в серебре, а бриллианты тут так, просто в виде украшения, чтобы подчеркнуть именно рисунок диадемы, а не стать основой украшения. Еще тут был набор из десяти колец – от тонкого до массивного перстня для мужчин – элегантно и строго. За основу был взят аквамарин.
- Прекрасно, думаю, все это можно сегодня выставить в витрину, - улыбнулся Рафаэль.
- Да, я тоже так подумал, но хотел сначала их показать тебе, - кивнул мастер.
- Все, как всегда, великолепно, - улыбнулся Рафаэль. Часы как раз пробили восемь.
- Доброе утро, сеньор Рафаэль, - в комнату заглянула молодая женщина лет двадцати семи-тридцати, с чуть выдающимся вперед животиком.
- Лаура, и что мы будем делать, когда ты уйдешь в декрет, - посетовал Рафаэль, глядя на свою помощницу.
- Не переживайте, я буду работать, но всем придется смирится с коляской посреди вашей приемной, - рассмеялась та в ответ.
- Не беспокойтесь, Лаура, мы будем только рады понянчиться с вашим ребенком, пока вы протоколируете собрание или пытаетесь заставить своего босса хоть что-нибудь съесть. Этот малыш вырастет среди изыска и роскоши, - улыбнулся Раймундо.
- А если серьезно, Лаура? – Рафаэль действительно не представлял себе, как справится без этой удивительной женщины, способной найти все что угодно за считанные минуты. Лаура была первой, кто ворвался в его кабинет в Венесуэле и безаппеляционно заявил, что едет вслед за ним, даже если он отправляется на северный полюс. В Венесуэле осталась лишь треть того персонала, что там работал до этого, так что Фиделю теперь нужно было как минимум на половину увеличивать штат. Вслед за своим боссом отправились даже те, у кого оставались дома семьи, но в большинстве случаев, забирали сразу жен и детей, поскольку Рафаэль обещал всех устроить. В одном из спокойных районов Лондона было просто выкуплено два новых построенных дома для работников компании, выданы займы на покупку мебели и всего необходимого. Никто из тех, кто работал у Рафаэля, даже помыслить не могли, чтобы уйти. Таких условий не было больше ни у кого. Но и условия отбора на вакансии был очень жесткий.
- А я серьезно, мне понадобиться всего немного времени, чтобы родить, и чтобы прийти в себя, а затем я выйду на работу, - серьезно ответила Лаура. – А теперь, хотите кофе?
В половине девятого Лаура сообщила Рафаэлю и Раймундо, что их ждут в сортировочной, куда уже прибыла новая партия драгоценных камней. Надо отметить, что защита на здании стояла такая, что вору тут делать было нечего, причем речь идет не только о маггловской, а также Рафаэль воспользовался силой камней-оберегов. В общем, ворам придется туго, если они выберут своей целью именно эту компанию.
У Рафаэля ушел час, чтобы отобрать те камни, которые пойдут на его эксклюзивные работы, отбраковать то, что можно пусть только на недорогие товары, все остальное он оставил на усмотрение своих специалистов. Еще одним признаком хорошей работы компании было то, что все мастера могли создавать не только одобренные для создания украшения, но и работать над созданием своих. Те, кто решился на такое, имели в магазине свои именные витрины. Например, работы по эскизам Рафаэля, выполненные Раймундо, содержались в отдельной витрине и значились под именем Лафарга, но стояло приписка, что ювелир был такой-то. В общем, в компании были созданы все условия для развития и творчества.
Покончив с делами в компании, Рафаэль прошелся по магазину, где было довольно много покупателей, несмотря на ранний час. Около витрины с новыми шедеврами тандема уже крутились потенциальные покупатели и просто ценители прекрасного.
В начале двенадцатого Рафаэль уже переступал порог уже известного бара. Его лицо было спрятано под капюшоном. Он сразу заметил тех, с кем должен был сегодня встретиться, правда, их оказалось в два раза больше.
- Рад приветствовать Вас, господа, - произнес он, подходя к столу. Легкая вибрация от одного из мужчин дала ему знать, что это либо Сириус, либо Том, если никто из мужчин этого клана больше не беременен. Кулон на шее молодого человека был настроен таким образом, чтобы знать о состоянии организма его собеседника. Это здорово помогало, поскольку давало возможность знать, что и как делать или говорить. Рафаэль не очень-то верил, что сюда явился Том, так что мог почти с полной уверенностью сказать, пришел Сириус.
- Что ж, мистер, - свойственные Северусу интонации не спутаешь ни с чем, их даже не скрыло изменение голоса. Рафаэль сел напротив четырех мужчин. – Мы хотели бы обсудить некоторые моменты.
- Я вас слушаю, - Рафаэль отклонился на спинку стула. Надо сказать, что кулон он носил не постоянно, и как раз в то время, когда Том успел залететь, на молодом человеке его не было. Сегодня он его надел как раз для этой встречи.
- Вы в прошлый раз сказали, что невеста уже была замужем, - слово снова взял Снейп. – Она разведена?
- Нет, вдова, богатая вдова, - вроде и не соврал, но не стоит им пока знать, что богатая, это слабо сказано.
- Вы понимаете, что усыновление с нашей стороны…, - начал Рабастан.
- Не требуется, жестко сказал Рафаэль. – Мальчик унаследует состояние матери, на которое вы не будете претендовать.
- Вы хотите, чтобы часть состояния невесты осталось за ней, и она сама им распоряжалась? – уточнил Сириус. Все это они уже знали, но должны были уточнить.
- Совершенно верно, - кивнул Рафаэль.
- Что ж, это приемлемо, - сказал Снейп. – Но от невесты требуется обеспечить род наследником.
- Не вижу в этом никаких проблем, - сказал Рафаэль. – Она здорова, молода, полна жизни и самостоятельна, из чистокровной семьи, следующей всем традициям.
- Что ж, хорошо, нас это устраивает, - произнес Рабастан. Рафаэль улыбнулся, поскольку почувствовал, как кто-то, скорее всего, Снейп ударил того ногой под столом.
- Перейдем к следующим вопросам. Желательное время бракосочетания по нашим расчетам 15 сентября, - произнес Снейп. Рафаэль чуть нахмурился.
- Я посоветовал бы перенести на двенадцатое. Пятнадцатого слишком сильно влияние Земли, в этом нет ничего особенного, но все же, - произнес Рафаэль. На самом деле это был день, когда сила камней имеет несколько негативный характер. Так рисковать Рафаэль не хотел.
- Приемлемо, - кивнул Снейп. Если бы ему не стали совсем противоречить, то он бы задумался о том, что же именно им собрались подсунуть. – насколько я знаю, встреча жениха и невесты состояться не сможет.
- Они не могут друг друга увидеть, но это не значит, что не смогут поговорить, - возразил Рафаэль. Снейп с интересом посмотрел на сидящего напротив него мужчину.
- Вы согласны на такую встречу? – удивился Сириус.
- Не вижу для этого никаких препятствий, - произнес Рафаэль.
- Скажем, через две недели здесь же, - это уже Рабастан.
- Хорошо, тем более мы сможем выполнить первое условия нашего соглашения, - кивнул Рафаэль. – Обмен подарками.
- Замечательно, - с легким сарказмом ответил Снейп. Они еще минут сорок разговаривали, уточняя, отвергая или одобряя те или иные вопросы. Один из условий, выдвинутых Снейпом, было проведение свадьбы в имении жениха. Как подозревал Рафаэль, это либо Блек-менор, либо Принц-менор. В принципе, ему было все равно, не было большой разницы, где проводить свадьбу. Наконец, разрешив все, что нужно, Рафаэль откланялся.
- Я не советовал бы вам здесь задерживаться, - он посмотрел на Сириуса, правда, тот этого не видел, поскольку у всех на головах были капюшоны. – Это не самая лучшая атмосфера в вашем положении.
Четверо мужчин удивленно посмотрели вслед мужчине. Ни у одного не было сомнений, что тот говорит о Сириусе. Но вот вопрос, откуда тот узнал о его состоянии. А вслед за этим появился еще один: знает этот человек или нет, с кем имел все это время дело? Вот это несколько напрягало.
Рафаэль же направился дальше, ему надо было еще заглянуть в магический офис своей компании, откуда он собирался связаться со знакомым, чтобы решить проблему Сьюзен. Первым делом он просмотрел бумаги, прибывшие из Министерства, связался с банком и заплатил все налоги, даже не пытаясь с ними спорить. А зачем? Головная боль в виде постоянного присутствия в офисе кого-нибудь из чиновников, ему была не нужна. Не так уж он и много терял на этих налогах, все равно продажи перекрывали эти расходы. Разобравшись с бумагами, Рафаэль направился в лабораторию, где хотел реализовать несколько своих проектов. В магическом магазине был и товар из маггловской компании (эту партию делали на заказ, и куда именно она уходила, никто кроме Гарри и еще пары человек не знал). Треть товара составляли работы Рафаэля, выполненные с помощью магии и использования самого камня и его свойств, что в большей мере превращало их в артефакты. За этим занятие он забыл о времени и если бы не эльф, следящий за чистотой в магазине. Он потревожил Рафаэля без пятнадцати шесть. Молодой человек даже удивился, что уже столько времени. Передав ему свои новые творения, чтобы тот вынес их к продавцам, Рафаэль навел порядок, а затем отправился в сам магазин. Там как раз было несколько покупателей, с которыми работали все три его продавца. Рафаэль замер в тени, наблюдая за их работой. Нанял он слизеринцев, поскольку те более хватки в бизнесе и могут продать даже то, что никому, в принципе, не нужно. Звякнул колокольчик на двери, оповещая о прибытии новых посетителей. Рафаэль с некоторым недоумением глядел на прибывшую толпу: Невилл и Луна Лонгботтомы, Симус Финиган, Дин Томас, которые не сильно изменились за эти семь лет. С ними было еще несколько человек, которых Рафаэль не опознал. Вели они себя шумно, и не совсем вежливо. Насколько Рафаэль смог понять, Невилл решил прикупить супруге что-нибудь из драгоценностей. Судя потому, как они рассматривали украшения, они в них не понимали ничего. Он мог бы подойти и помочь своим продавцам, но чувствовал, что не сможет этого сделать. Ощущение липкой грязи просто окутывало его с ног до головы. Причем появилось это ощущение с приходом данной компании.
- Миранда, я все оставляю на тебя, - произнес он, обращаясь к старшему продавцу.
- Не беспокойтесь, милорд, все будет в порядке, - улыбнулась так в ответ и направилась обслуживать новых клиентов. Рафаэль чувствовал оценивающие взгляды за спиной, и только чудом сдерживал себя, чтобы не вылететь на улицу как можно быстрее. Выйдя в тупик между входом в Косой переулок и «Дырявым котлом», Рафаэль аппарировал домой. На часах было половина седьмого. Он с удивлением смотрел на горящий свет в окнах большой парадной столовой и на силуэты людей, то и дело появляющихся в окнах.
Он быстро преодолел расстояние до входа и вошел в фойе своего замка-поместья. Неожиданно его перехватили за талию.
- С прошедшим тебя днем рождения, Рафаэль, - чувственно произнес Том, прижимая молодого человека к своей груди.
***
Селестина проснулась почти сразу после ухода Рафаэля. Ей повезло больше, чем брату, во-первых, завтракала она в компании, а, во-вторых, делами она собиралась заниматься часов с двенадцати. Как раз к этому времени Рафаэль уже исчезнет из офиса. Она посмотрела на занятиями, которые Сьюзен вела с ребятами, затем ушла в кабинет, чтобы разобраться с накопившимися бумагами. Мануэль уже ждал ее. Если бы она была чуть внимательнее, то заметила бы некоторую нервозность в поведении близнецов.
После небольшого чаепития с вкусными пирожками Селестина оставила детям кучу наставлений, и отбыла на работу, чтобы заменить Рафаэля в офисе во второй половине дня. Лаура уже ждала ее с чашкой вкуснейшего горячего шоколада и кучей бумаг на подпись. Оказалось, что на два часа у нее назначен деловой обед с одним из южно-африканских поставщиков бриллиантов, а в четыре часа в зале конференций – встреча с представителем мануфактуры, поставляющей на рынок дорогие ткани, в том числе и для отделки витрин. День обещал быть насыщенным.
Время пролетело быстро. От южно-африканца она отделалась с трудом и только благодаря телохранителю, которого взяла с собой в качестве охраны. Уж больно любвеобильным оказался представитель, пожелавший очаровать юную леди, и даже не представлявший, насколько эта вроде бы хрупкая девушка может быть зубастой, не хуже акулы. А когда понял, было уже поздно, скидку он ей уже дал на приобретение бриллиантов. Встреча с мануфактуристами прошла более продуктивно. Те прибыли в полной боевой готовности, с образцами тканей и буклетами. Договор на поставку был заключен прямо в конференц-зале.
Остальное время Селестина посвятила делам остальных компаний, центральные офисы которых также были переведены в это здание. Лаура была идеальной помощницей, которая вела дела двух своих боссов с особой тщательностью и никогда не путала, какой документ к чему относится. Она знала, что эти двое молодых людей очень богаты и в то же время подкованы в бизнесе.
- Синьора Селестина, время почти половина седьмого, - заглянула в кабинет Лаура.
- Спасибо, - улыбнулась Селестина и потянулась, разминая затекшие мышцы. Она успела разобраться с большинством вопросов, которые накопились за это время.
- Вас уже дома ждут, работа никуда не убежит, - наставительно произнесла помощница.
- Спасибо, я уже ухожу, - рассмеялась девушка.
Аппарировав домой, Селестина недоуменно посмотрела на светящиеся окна дома. «Что натворили дети?» - пронеслось у нее в голове. Она вошла в дом и остановилась, увидев целующихся посреди фойе Рафаэля и Тома.
- Эмм, - решила она предупредить их о своем присутствии.
- Здравствуй, Селестина, с прошедшим тебя днем рождения, - улыбнулся Том.
- Спасибо, - улыбнулась та в ответ. – А что здесь происходит?
- О, мы ждем только вас, а то как-то праздновать без хозяев и именинников, сами понимаете, - усмехнулся Том.
- Дети, - хором воскликнули молодые люди.
- У вас замечательные дети, они сидят в отдельном зале и празднуют день рождения Глории и Даниэля. И успокойтесь, ни Люциус, ни Рабастан их не видели, - тут же решил успокоить их Том, - а сейчас, пошли в зал, там вас уже все ждут.
***
Когда стало понятно, что большую часть времени ни отца, ни тети дома не будет, Лео и Марисоль воспряли духом. Они сразу же кинулись объяснять своим братьям и сестрам всю задумку. На удивление, всем понравилось. После этого вся компания уже заявилась к двум взрослым – Сьюзен и Мануэлю – с требованием им помочь в организации вечера, как для взрослых, так и для детей.
- Вы с ума сошли? – пришел в ужас Мануэль. – Да, ваши родители нас в порошок сотрут.
- Ну, Мани, ну, пожалуйста, - взмолилась Марисоль. – Папа и тетя Села любят приемы, а они не праздновали свой день рождения. Ну, пожалуйста.
- А, может быть, стоит? Заодно они могут и в общество войти, - осторожно высказалась Сьюзен, уже в уме просчитывая, кого можно было бы пригласить в дом, чтобы и взрослым было хорошо, и дети повеселились. Мануэль окинул ее взглядом, что-то побурчал и сдался. Через полчаса домой были вызваны Паоло и Рамон, которых тоже подключили к операции «День рождения». Сьюзен оформляла приглашения для тех, кто имел бы вес и был полезен Лафаргам. Лео и Марисоль уже оповестили ее о приглашении для Малфоев, но она все же послала для всего клана официальные приглашения. Вечер должен был начаться для детей в четыре часа, для взрослых в шесть. Огромное количество сов отправилось к адресатам. Эльфы в полном восторге занимались украшением залов и самого дома, готовкой всяких вкусностей. В начале третьего начали приходить ответы – никто не отказался и все с удовольствием приняли приглашение, особенно те, у кого были дети, ведь с Лафаргами можно было заключить соглашения, а то и помолвки. Вливание новой крови, чистокровной, никому не помешает.
В четыре часа начали прибывать гости: сестры Патил со своими четырехлетними детьми, объяснив, что их супруги прибудут уже к шести, Панси прибыла со своей дочерью, ровесницей Глории. Надо сказать, что замужество этой девушке пошло на пользу, и она даже похорошела. Нотты прибыли всем семейством и поздравили Сьюзен с прекрасным местом, причем очень искренне. В четыре часа в детском зале уже находилось с два десятка детей, в том числе и шестеро маленьких хозяев. Прибывших взрослых, не пожелавших мешать детям, устроили в гостиной, выполненной в древнеримском стиле с бокалами вина и фруктами. В общем, все прекрасно проводили время. В основном, конечно, все интересовались старшими Лафаргами, и единственным человеком, к которому они могли обратиться со своими вопросами, была Сьюзен. Ее статус в обществе с началом работы в этой семье резко повысился.
Дети же были в восторге. Во-первых. Все с удовольствием поели, а теперь мирно знакомились и узнавали друг друга. На шесть часов вечера, когда все взрослые будут в зале, или чуть позже, были запланированы игры на улице под присмотром домовиков, которые сейчас следили за порядком. Забавно было наблюдать, как маленькие дети ведут себя соответственно своим статусам наследников и отпрысков родовитых и обеспеченных семей. Но постепенно эти маски спадали, и они становились просто маленькими детьми, получающими удовольствие от совместных игр. Было сразу видно, кто станет друзьями Лафаргов, а то так и останется в стороне.
В половине шестого начали прибывать остальные гости, которых принимал в фойе замка Паоло, а на площадке, куда были настроены одноразовые порт-ключи, домовики. Сначала всех проводили в гостиную, где предлагали фрукты и бокал шампанского или легкого вина. Мужчинам на выбор предложили также курительную, выполненную в восточном стиле, где стояли и несколько кальянов. Естественно, почти все мужчины устремились туда. Клан Блек-Снейп-Малфой и так далее и тому подобное прибыл в полном составе без пятнадцати шесть. Только это дало всем понять, что Лафарги будут в любом случае приняты в обществе. Клан занимал определенное место в общество и многие равнялись на них.
Рон с некоторым беспокойством передавал свою малышку домовикам, но Мануэль успокоил его, говоря, что Риппи всегда была именно нянечкой, и вырастила родителей нынешних лорда и леди. В шесть часов всех пригласили в зал.
- А где же хозяева? – удивленно воскликнула леди Нотт, мать Теодора.
- О, они запаздывают. Кстати, данный прием для них является полной тайной, они понятия не имеют, что в их честь устроен этот вечер, - пояснил Рамон. Но тут его прервали, рядом появился домовик и что-то тихо проговорил. Рамон вздохнул. – Мистер Малфой, - посмотрел он на Драко. – С вами хотят переговорить, конфиденциально.
Драко удивленно переглянулся с мужем, но все же поднялся и последовал за домовиком.
– Так, на чем я остановился? Ах да, весь сегодняшний вечер был задуман маленькими хозяевами, которым надоело, что их родители забывают о собственно дне рождения, - продолжил Рамон. В зале раздались смешки. – Я надеюсь, вы не будете скучать без наших хозяев.
- Если только вы составите нам компанию, - раздались насмешливые голоса в ответ. Все трое венесуэльцев заметили проявляемый к ним интерес и понимали почему. Все трое были хороши собой, молоды и маги, с которыми в силу их связи с Лафаргами имело смысл иметь дело.
Драко проследовал за домовиком к одной из дверей, за которой оказалась еще одна из гостиных. Взгляд молодого человека даже не зацепился за интерьер, поскольку он был полностью поглощен двумя фигурками, стоящими у журнального столика и нервно смотрящими на него. Он выхватил светлые, такие же как у него самого волосы девчушки с единственной черной прядью, придающей ей особую пикантность и выразительными, такими знакомыми с детства глазами; черные волнистые волосы мальчика, и серебристо-серые глаза, глаза его отца.
- Мерлин всемогущий, - прошептал он. Ноги его не держали, так что пришлось опереться на стену. И даже это не помогло. Он съехал на пол и сел, не отрывая взгляда от двух детей. Он понял, что перед ним стоят его собственные брат и сестра. Марисоль и Лео переглянулись и обеспокоено посмотрели на него, не зная, как реагировать на происходящее. Как к ним отнесется их старший брат? Примут ли их?
Драко был в шоке. Сомнений не было никаких, это как раз и были те близнецы, которые родились у отца и Гарри Поттера… Глаза блондина расширились от пришедшей в голову мысли.
- Лео, Марисоль? – произнес он хриплым от шока голосом. Те синхронно кивнули, но остались на месте. «Рафаэль? Рафаэль – это Гарри Поттер? А …», - мысли закончились, поскольку наступил полный ступор. А потом пришла мысль, у него есть брат и сестра, о которых он всегда мечтал. – «А мечты сбываются!»
Драко поднялся, подошел к близнецам, опустил рядом с ними на колени и с улыбкой обнял обоих, притянув к себе. На губах у него появилась та самая улыбка, которую видели только избранные, счастливая, искренняя и настоящая. Он отклонился, но детей из объятий не выпустил.
- Привет, братишка, привет, сестренка, - прошептал он. И два яркие, как солнышко улыбки, стали ему ответом, а затем оба ребенка крепко обняли его за шею.
Драко вернулся в зал спустя минут двадцать с таинственной улыбкой на лице, но такой довольный, что у Рона впервые за все время в груди появилась ревность, которая была тут же развеяна поцелуем у всех на виду. Люциус был несколько озадачен действиями сына.
Минут пятнадцать назад зал покинул Том и пока так и не появился. Тот отправился встретить Рафаэля в холле внизу. Они уже с Люциусом договорились о своем подарке для юноши, но подарить его можно было только ночью, и только в спальне.
Наконец, двери открылись, и в зал вошел Том, театрально всем поклонился.
- Дамы и господа, прошу любить и жаловать, наши хозяева и причина нахождения в этом замечательном доме, - объявил он. В зал вошли Рафаэль и Селестина в вечерних нарядах и драгоценностях – великолепные, молодые и прекрасные, в чем-то дерзкие и хладнокровные, но безумно красивые в своих черно-зеленых одеяниях.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ГестияДата: Суббота, 27.06.2009, 21:05 | Сообщение # 51
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Надеюсь у Linnea всё будет ОК.Передайте пожалуйста от меня ей привет и пожелание быстрого выздоровления biggrin flowers


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги



Сообщение отредактировал Aliandra - Суббота, 27.06.2009, 21:07
 
Lash-of-MirkДата: Среда, 29.07.2009, 19:41 | Сообщение # 52
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 32. Свести отцов.

- Так, а теперь мы идем играть на улицу и покажем вам наш зверинец и сад, - вбегая в зал, воскликнула довольная Марисоль. Дети сразу загомонили и потянулись к выходу.
- Все хорошо? – на Лео серьезно смотрела Каридад.
- Да, все хорошо, - улыбнулся тот. – Драко классный, самый лучший. Представляешь, Кари, у нас у всех есть старший брат, который такой же, как папа и тетя Села.
- Ага, - кивнула та серьезно. – А про своего папу он рассказал?
- Немного, но сказал, что придет к нам попозже, и мы обо всем поговорим, - сказал Лео, беря сестру, и стоящую рядом Глорию за руки.
Детский смех долетел даже до шумного зала, где собрались взрослые. Джордж как раз стоял у окна и наблюдал за шумной бегающей по лужайке детворой. Они играли в какую-то игру и им было ужасно весело.
- Вот так и должны вести себя дети, - раздался рядом с ним мелодичный голос Селестины. – Спасибо, что никому не рассказал, - уже совсем тихо скала она.
- Не за что, - также тихо ответил он. – Хотел бы я иметь такого вот бесенка.
- Все еще впереди, - что-то странное было в голосе в голосе девушки, что Джордж даже обернулся к ней. Но Селестина смотрела на улицу.
- Надо что-то делать. Я не хочу больше испытать того, что испытала тогда в Косом переулке, - произнесла она тихо.
- Все слишком сложно, - произнес в ответ Джордж.
- Сложно лишь потому, что мы так думаем, - девушка посмотрела на молодого человека, и снова ощутила, как в груди стало тепло. «Что со мной происходит?» - подумала она, чувствуя, что тонет в синих глазах Джорджа. Самое интересное, что сейчас она совершенно точно могла сказать, где кто из близнецов, хотя те и выглядели совершенно одинаково. И до сих пор иногда одинаково одевались.
- А ты считаешь, что на жизнь нужно смотреть проще? Мне кажется, что такое невозможно, - покачал головой Джордж, возвращаясь к созерцанию играющих детей. – Кто из них?
Селестина подошла к окну. Она несколько секунд молча рассматривала детей. На ее губах играла легкая улыбка. Она поняла, о ком именно спросил Джордж.
- Вон, видишь, мальчик у качелей? – она указала на Энрике. Молодой человек впился взглядом в ребенка. Ему не составило труда найти в мальчике черты своего партнера и любимого. Джордж посмотрел на стоящую рядом с ним молодую женщину.
- Когда-нибудь он узнает правду, - Селестина пристально посмотрела на него.
- Он хороший человек, Селестина, - тихо произнес Джордж. – Поверь мне.
- Я не сомневаюсь в этом, Джордж, - ответила ему девушка. – Я давно уже не считаю его виноватым в том, что случилось. Его можно было бы простить только за то, что подарил мне такого очаровательного малыша. Но наши с Рафом родители смогли разобраться, что именно произошло там, в эти три дня.
- Тогда почему?.. – Джордж не понимал, почему тогда эти двое так относятся к Люциусу и Рабастану.
- Джордж, мы Селестина и Рафаэль Куартеро Лафарга. Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер мертвы, - девушка пристально посмотрела на молодого человека. – И давай пока закончим этот разговор, тем более, что здесь не место для него.
Джордж предложил руку девушке, чтобы проводить ее снова к столу, на мгновение обернулся и бросил еще один взгляд на Энрике. «Мы поторопились со Станом», - сокрушенно подумал он. Сейчас он пожалел о том, что они не подумали о такой возможности. Почему Джордж даже не вспомнил, что Селестина и есть Гермиона. Она была права, они не были больше теми, кем родились. Да, Гермиона Грейнджер и Гарри Поттер умерли семь лет назад. А эти двое были одной семьей, братом и сестрой Куартеро Лафарга, и Джордж воспринимал их именно так.
Джордж подвел девушку к группе магов, которые оживленно что-то обсуждали. Оказалось - новый министерский закон, который должны были ввести в действие в ближайшее время.
- Нет, вы только подумайте! Они требуют проводить магическую идентификацию детей. Начиная с годовалого возраста, - возмущалась одна дама. – Я не могу позволить, чтобы на моего внука надели какой-то ограничитель и следили за ним, как за преступником. Это просто неслыханно.
- Прости, вы сейчас о чем? – нахмурилась Селестина.
- Ох, дорогая. Это что-то возмутительное. Министерство совершенно сошло с ума, - тут же переключилась на нее дама. – Я знаю, это все происки Дамблдора. Он не хочет, чтобы детей учили на дому до школы, вот и придумал это новшество.
- Идентификация детей от года, как раз тот возраст, когда можно провести ее уже без серьезных последствий для ребенка, - произнес Артур Забини.
- Я знаю, что такое идентификация, - кивнула Селестина, еще сильнее нахмурившись. – И какую именно процедуру они собираются проводить?
- Кажется, Селитиус Дераториус, - чуть нахмурившись произнесла Изабелла Расселини, которая стояла под руку со своим мужем Чарльзом, взявшим ее фамилию.
- Вот, значит, как, - протянула Селестина. – Интересная у вас тут политика.
- Что-то не так с этой процедурой? – тут же насторожились женщины, которые стояли в этой группе, занятой обсуждением данной проблемы.
- Как бы так сказать, помягче, - произнесла хозяйка дома. – Мой брат прибьет любого, кто попытается хотя бы предложить ему провести эту дрянь на его детях, да и я тоже. Последствия будут в любом случае, не сейчас, так лет через десять.
- Какие именно? – к их группе присоединились еще несколько человек. В том числе и Снейп, который и задал этот вопрос. Он никогда не слышал о том, о чем сейчас говорила девушка.
- Это мало изученная область здесь, в старом свете, - произнесла Селестина. – Эту процедуру тут мало проводили и изучали, но вот в Бразилии лет пятьдесят назад на всех трехлетних детях ее провели, и этим чуть не погубили собственный мир.
- Как? Почему? – шокировано воскликнули вокруг.
- Дело в том, что сама процедура вроде бы и несложная, и, казалось бы, безболезненная, но вот только на первый взгляд, - стала объяснять Селестина. – На самом же деле, дней через десять у детей начинаются проблемы со здоровьем. У каждого по-разному, у всех свои симптомы. Вылечивается вроде бы обычными зельями, но вот не вылечивается. Проблема как бы засыпает на время и лет через десять начинает подтачивать здоровье - незаметно. Дети таких магов рождаются вполовину слабее, чем должны бы, а также в 10-ти процентах случаев появляются сквибы.
- Насколько я понимаю, закон решили ввести именно в отношении аристократов? Или я ошибаюсь? – полным сарказма голосом поинтересовался Рафаэль.
- Не ошибаетесь, - кивнула женщина, которая и начала весь этот разговор.
- Но тогда нельзя допустить выхода этого закона, - воскликнула молодая мама, у которой ребенку было три года, который сейчас играл вместе с остальными детьми в саду.
- Вот, когда подумаешь, что уж лучше Тот-кого-нельзя-называть, а не наше идиотское Министерство, честное слово, - заявила Парвати.
- Поосторожнее, а то ведь кто-нибудь и передаст твои слова, куда следует, - усмехнулась Панси.
- Уж, если и передадут, то только Ему, – усмехнулась в ответ индианка. – Но, честно говоря, меня это уже давно не беспокоит. Этот мир прогнил тогда, когда из него исчезли два мои однокурсника. Тогда все и изменилось. Причем так, что можно только диву даваться.
- Пожалуй, я с тобой соглашусь, - кивнула Панси. – Именно тогда все и изменилось. Что будем делать, господа и дамы?
- Бороться, - заявил Рафаэль. – Причем радикальными методами.
- О, это сильно, и как? – поинтересовался Том. Насмешливо глядя на своего юного любовника, который умудрился сделать ему, самому темному волшебнику последнего столетия, ребенка, и подложил его под Люциуса Малфоя.
- Есть одна идея, – усмехнулся Рафаэль.
- Мы слушаем, - все с интересом посмотрели на него.
***
Дети пребывали в полном восторге, находясь только под бдительным, но ненавязчивым надзором эльфов, которых и видно-то не было. Мало у кого в саду находилась детская площадка для игр, а вот в этом доме для детей было оборудовано все, что только душе угодно. Разница в воспитании и отношении к собственным детям чувствовалась сразу. Лафарги обожали своих детей и не боялись этого им показывать, как, впрочем, и всему остальному миру. Но именно это и было их слабым местом.
- Вот, а там у нас зверинец, - Каридад указала в сторону дальнего здания. – Но туда лучше ходить днем.
- А кто у вас там живет? – поинтересовался один из детей.
- Много кто, - ответила Каридад. – Есть даже террариум. Папа очень любит змеек, и нам они тоже нравятся.
- А там большая оранжерея, - Глория показала на стеклянный купол.
- Оранжерея, - с улыбкой поправил девочку Лео, который держался рядом с ней, но также приглядывал и за Даниэлем, которого сейчас качал на качелях Энрике. Будучи старшими, они старались приглядывать за младшими, чтобы в случае чего сразу прийти на помощь. Их опека выросла после всего случившегося.
- А туда можно? – спросила одна девочка. – У моей мамы тоже есть такая, и мне нравится там проводить время.
- Можно, - кивнул Лео. – Пойдемте.
Часть ребят направилась в сторону оранжереи. Марисоль же присоединилась к Энрике и Даниэлю. Тут же была и дочка Панси, и еще несколько ребятишек. Они устроили игру в салочки, в которую их научили играть младшие Лафарги. Веселый смех звучал все громче, привлекая внимание взрослых, которые то и дело выглядывали в открытые окна бального зала.
Лео завел отправившихся с ним ребят в огромный стеклянный дом. Дети в восхищении замерли, разглядывая множество диковинных растений, удивительных по своей красоте. А какие тут стояли запахи! Голова шла кругом от разнообразия сладких, свежих, экзотических ароматов, испускаемых разноцветными бутонами. С этого момента только и слышалось: «А это что? А это откуда? А потрогать можно? А можно взять?» Девочки чуть не пищали, да и мальчишки не остались равнодушными от красоты и разнообразия растений.
- А вот тут тетя и папа выращивают растения для зелий, - поделился информацией Лео. До них, наконец, донеслись визг и смех с площадки, и ребята поспешили присоединиться к игре.
Через некоторое время, когда с завязанными глазами оказалась Глория, Марисоль, Лео и Энрике расположились на низенькой скамеечке, чтобы обсудить «по-взрослому» сложившуюся ситуацию, а также разработать план, если все пойдет не так, как им надо.
- Так, значит, Драко в восторге, что у него есть такие братик и сестричка?! – уточнил Энрике.
- Да, он такой замечательный, - улыбнулась Марисоль. – Конечно, немного странно, что он такой же взрослый как папа, и у него даже есть дочка, но это здорово. Драко обещал нам помочь в этом деле.
- Главное, чтобы дядя Раф не начал артачиться, а то у него бывает, - нахмурился Энрике. – А вдруг он выберет не вашего второго папу, а дядю Тома? – тут же забеспокоился мальчик.
- Ну, он же может быть и с двумя?! – не совсем уверенно произнесла Марисоль.
- Главное, чтобы папа Люциус был с нами, - подвел итог Лео.
- Хмм, а с маминой свадьбой тоже все будет нормально? – уточнил Энрике. – Она точно выйдет замуж? А как же мой папа?
- Ну, твой папа будет рядом, так как тетя Села выходит замуж за его партнера, - улыбнулся Лео.
- Ладно, - согласился Энрике. – А если все пойдет не так?
- Надо, чтобы все было так, - серьезно произнес Лео. – Мы с Мари все уже продумали, а Драко обещал помочь. Папу ждет еще один подарок сегодня, - мальчик лукаво улыбнулся.
- Что-то мне жалко дядю Рафа, - поежился Энрике, глядя на эту улыбочку.
***
Том чуть не подавился, когда услышал, что именно придумал Рафаэль в качестве меры воздействия на Министерство и всех, кто связан с этим новым совершенно абсурдным законом. При этом когда Рафаэль высказывал свою идею, он с улыбкой поглядывал на Тома, давая тому понять, что это что-то вроде маленькой мести с одной стороны. А вот с другой стороны, это можно было считать признанием, что Лафарги не встанут против него, как темного лорда.
Суть идеи состояла в шантаже Министерства. То есть, все находящиеся сейчас здесь подпишут письмо-ультиматум к Министерству касательно этого закона. Ультиматум состоял в том, что все эти семьи в случае не отмены законопроекта в трехдневный срок, на четвертый день официально присягнут на верность Темному Лорду, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И не важно, что многие уже состояли на службе, вот только прямых доказательств этому не было. В данный момент эти семьи, собравшиеся сегодня в доме Лафаргов, считались в некоторой степени нейтральными. А то, что в письме будут подписи не только темных семей, но и так называемых светлых, например сестер Патил, уже было своеобразным выигрышем.
Спустя час письмо-ультиматум было готово. Но каким языком оно было написано! Сарказм и яд лились через край. Селестина принесла копии документов о бразильском эксперименте, которые подложили к письму. Целый лист занимали только подписи, причем подписывались, как леди, так и господа. Том поставил свое имя последним, под сдерживаемый смех Рафаэля и его насмешливый взгляд. По окончании пухлый свиток прикрепили к симпатичной рыжей сове и отправили в Министерство. Опознать ее было бы сложно, поскольку на ней не было опознавательных колец. Лафарги держали два вида сов – одни их личные клейменные и серо-голубые, выведенные и привезенные из России и вторые – обычные, без опознавательных меток, вот для таких случаев как этот.
После завершения все подняли бокалы за новое начинание и объединение так называемых нейтральных. Знали бы они все, что Лорд находится среди них!
Драко вел себя как обычно. На попытки отца и родных узнать, куда он ходил, молодой человек только загадочно улыбался. Детский смех на улице постепенно стих. Через некоторое время появился эльф и доложил, что все дети уснули и распределены по комнатам. Родители, прибывшие с детьми, искренне поблагодарили хозяев за такое отношение к ним. На что и Селестина, и Рафаэль ответили, что это им совершенно не в тягость. Потом начались танцы под легкую и приятную музыку.
- Рон, мне нужна твоя помощь, – прошептал на ухо мужу Драко.
- В чем? – удивленно посмотрел тот на своего блондина.
- Надо организовать еще один подарок для Рафаэля, - усмехнулся Драко такой знакомой улыбочкой, которая всегда означала, что он задумал пакость.
- Да?! – скептически отозвался Рон. – И в чем же состоит этот подарок?
- Поможешь? – приподнял правую бровь Драко.
- Ладно, - вздохнул Рон. – Так и быть. Надеюсь, я потом об этом не пожалею.
- Поверь, не пожалеешь, - покачал головой Драко. – Пошли, пока нас никто не видит.
Они выскользнули из зала, хотя незамеченными им остаться не удалось. Их проводили взгляды внимательных синих и черных глаз. За дверью Драко и Рона уже ждал домовик, который вежливо попросил их следовать за ним. Они прошли хорошо освещенными коридорами и вышли в сторону хозяйского крыла. Домовик остановился перед резной дверью, два раза постучал, затем открыл дверь и жестом попросил двух мужчин пройти внутрь.
Рон несколько удивился, когда увидел шестерых детей, внимательно на них глазеющих. В первую секунду он растерялся, но в следующее мгновение нахмурился, когда взгляд упал на Марисоль. Он несколько секунд не мог понять, кого ему эта девочка напоминает, а затем перевел недоуменный взгляд на мужа, снова на Марисоль. Потом посмотрел на Лео, вернее в его глаза, повернулся Драко и заглянул в такие же, в точно такие же серо-серебристые глаза.
- Мерлин всемогущий, - вырвалось у него. Рон лихорадочно вытащил наружу медальон и уставился на него.
- Рон, - тихо позвал Драко.
- Рафаэль – это Гарри? – спросил Рон так, словно от ответа на этот вопрос зависела его жизнь.
- Да, - улыбнулся Драко, и только успел подхватить вдруг ставшего оседать мужа.
- Что с ним? – Лео соскочил на пол с кровати.
- Рон был лучшим другом Гарри Поттера и Гермионы Грейнджер. И все эти годы ждал их, - произнес Драко уложив Рона на кровать Энрике, который уступил ее ради такого случая, – Рон еще не оправился после родов, и для него это стало очень серьезной новостью.
- Я их придушу собственными руками, - пообещал Рон. Сознания он не потерял, но слабость давала о себе знать.
- Дядя Рон, не надо, папа хороший, - Каридад забралась на кровать и погладила синеглазого мужчину по щеке.
- Я знаю, малышка, - улыбнулся тот. – Но наору на него от души.
- Ну, поорать я вам разрешаю, - серьезно кивнула девочка, вызвав у двух мужчин веселый смех.
- Так, вы уверены, что хотите проделать то, что хотите, с вашим отцом и дядей? – поинтересовался Драко.
- Ну, мы не знаем, как еще заставить папу принять папу, - серьезно произнесла Марисоль. – Если они буду вместе, значит, и потом будут вместе. Ты же сказал, что наш папа хороший. И потом, мы ведь не родились бы, если бы это было не так.
- Какие умные дети, - покачал головой Рон. – Что они задумали? – это уже был вопрос к Драко.
- Свести отца с Рафаэлем, сегодня, - произнес тот в ответ.
- А вы не слишком ли осведомлены? – удивленно глядя на серьезно настроенных деток, спросил Рон.
- Нам все рассказали уже давно. Традиции надо соблюдать. Мы знаем, что у нас тоже будут партнеры, а может быть и жены. И мы знали, что у папы и тети Селы были любовники после того, как умерли их супруги. Только у папы это всегда были мужчины. А теперь он один и он несчастлив. А если есть возможность, чтобы он бы с нашим вторым папой, то надо попробовать их свести, - со знанием дела произнес Лео.
- Жуть, - поежился Рон. – Чувствую себя полным бездарем, которому прочитали лекцию по взаимоотношениям. Причем ребенок шести лет от роду.
- Ага, мы такие, - усмехнулся Лео в ответ.
- Одно слово - Малфои, - вынес вердикт Рон. – Ладно, в чем состоит план по совращению?
***
Проводив всех, кто все же решил отправиться домой, для этого открыли камин, и, распределив по комнатам тех, кто решил остаться у них, Рафаэль направился в свою спальню. Он не чувствовал усталости. Этот вечер принес ему много хорошего настроения. Было ясно, что Лафарги легко влились в аристократическое общество. Осталось только разобраться с личной жизнью. Он еще не знал, что эту проблему взяли на себя его предприимчивые детки.
Он не ожидал, что на него могут напасть в его собственном доме. Оглушающее заклинание стало полной неожиданностью.
Рафаэль попытался пошевелиться, дернул руками, которые почему-то были разведены и находились над головой. Пути на запястьях натянулись. «Привязан», - констатировал он. Чуть подвигав ногами, понял, что и ноги тоже привязаны. Подумав, он решил, что, скорее всего, находится в своей спальне и «распят» на собственной кровати. Неожиданно кровать чуть колыхнулась, кто-то сел рядом. На глазах у него была повязка из плотной ткани.
- Не знаю, наорать на тебя, съездить по морде или выпороть как нашкодившего мальчишку, - Рафаэль узнал голос Рона. – Но думаю, лучше всего будет отдать тебя на растерзание Люциусу. Приятного времяпрепровождения, друг.
- Рон, - Рафаэль позвал мужчину, когда понял, что тот встал с кровати и двинулся вон из комнаты. – Развяжи меня, мы поговорим.
- Поговорим мы после того, как Люциус клеймит себя всеми возможными способами и сделает своим, - усмехнулся Рон. – Добро пожаловать в семью, друг.
Дверь хлопнула. Рафаэль подергался, пытаясь выпутаться из пут, но завязаны они были более чем крепко, но при этом не доставляли боли. Только тут он осознал, что совершенно голый. «Веселое окончание вечера», - усмехнулся он про себя, и стал дожидаться своего ночного гостя. Ночь обещала быть горячей.
***
Драко и Рон дожидались Рафаэля, чтобы воплотить задумку младших Лафаргов, которые приступили к воссоединению своих отцов с просто таки слизеринской хитростью и каким-то изощренным чувством юмора. И это маленькие дети! Хотя дети аристократов всегда были умом старше тех лет, на которые выглядели. Издержки воспитания.
Наконец, хозяин дома появился. Простое оглушение и Драко подхватил молодого человека на руки и транспортировал в спальню, которую заблаговременно открыл ему Лео, сняв пароль, после чего убежал спать. Остальное было делом взрослых. Пока Рафаэль не пришел в себя, Драко и Рон его раздели, естественно, используя магию, затем привязали. Когда молодой человек пришел в себя, Рон не удержался и высказался, после чего они с Драко покинули комнату, в которой сейчас горели ароматические свечи с легким афродизиаком. К моменту, когда Люциус окажется в этой спальне, Рафаэль будет более чем готов к «общению». Приглушенный свет, обнаженный красавец, отблики свечей – что еще надо для прекрасной ночи?
Драко и Рон чуть повременили. Нужно было минут двадцать, чтобы афродизиак начал действовать, пропитал кожу и чувства Рафаэля. Затем эффект через воздух заканчивается, но вот тот, кто оказался под его действием, будет умолять о любви очень долго. Это была маленькая месть Рона другу за то, что заставил его столько ждать и не связался с ним по прибытии, как надо. Драко даже подивился своему мужу, подумав, а что ему может прийти в голову, если он, Драко, сделает что-нибудь этакое. В какой-то момент он подумал, что стоит попробовать.
Выждав положенное время, они протолкнули под дверь комнаты, которую выделили Люциусу, записку, и быстренько ретировались к себе, поскольку успели попасть, пусть и немного, под действие афродизиака.
***
Люциус, войдя в выделенную ему комнату, решил освежиться, и сразу же направился в ванную. Смыв с себя сегодняшний день, если так можно сказать, он вошел в спальню и обнаружил сидящего в кресле Тома. Чуть распахнутый на груди халат, давал понять, что под ним ничего нет, а влажные волосы - что мужчина тоже принял душ. Заметив Люциуса, Том поднялся. Блондин лениво подошел к своему любовнику, обнял его за талию и притянул к себе, впиваясь в полуоткрытые губы. Пояс халата развязался. Люциус, поглаживая податливое тело, добрался до плеч, не прерывая поцелуя, и легким движением спустил ткань. Она с легким шелестом упала к ногам Тома, оставляя его обнаженным.
- И все-таки я попрошу у Лорда тебя, - прошептал блондин, прервав поцелуй. Его рука спустилась на живот любовника и стала мягко его поглаживать.
- А как же Рафаэль? – поинтересовался Том, нежась в этих ласках. Кто бы мог подумать, что ему понравится быть снизу, чувствовать силу другого мужчины. Но, пожалуй, сейчас он все же был Томом Риалом, а не Волдемортом, и мог позволить себе быть любимым и любить, тоже. Сейчас он мог сказать точно, что влюблен в своего красавца-блондина, как и в другого красавца, только более молодого и зеленоглазого.
- Рафаэль будет принадлежать нам обоим, - твердо произнес Люциус. Тут их отвлек легкий шелест, и они повернулись к двери, и теперь наблюдали за появление бумаги из-под двери.
Люциус, оставив своего любовника, подошел, поднял записку и прочитал, затем снова прочитал.
- «Люциус Малфой, вас ожидает незабываемая ночь, пройдите по этой схеме и получите замечательный подарок в виде горячего, готового и сексуально очаровательного Рафаэля Лафарга, - начал он читать вслух. – Перед дверью в эту сокровищницу жаркой ночи вас ожидает небольшой сундучок, который вам стоит захватить с собой. Приятного времяпрепровождения. Доброжелатель».
- Очаровательно, - произнес Том, поднимая свой халат и накидывая его на тело.
- И куда ты собрался? – поинтересовался у него Люциус.
- Тебя пригласили на пиршество, не стоит отказываться от такого подарка, - усмехнулся Том.
- Хмм, а я вот думаю, что туда мы пойдем вместе, - подходя к любовнику, произнес блондин. – Я же сказал, что Рафаэль будет наш, а не твой и мой. Я не собираюсь отказываться ни от тебя, ни от него.
- А если вдруг объявится Поттер? – решил спросить Том. Ему была интересна эта тема, и он хотел прояснить для себя кое-какие моменты.
- Я уже перестал на это надеяться. И я хочу быть счастливым. Если появится, вот тогда и будем решать все вопросы, - серьезно произнес Люциус, затем запечатлел легкий поцелуй на губах Тома. – Я не хочу больше ждать, тем более что рядом со мной двое таких прекрасных мужчин.
Том улыбнулся, про себя подумав, что Люциуса в будущем ожидает сюрприз в виде Гарри Поттера, который и есть Рафаэль Лафарга, или наоборот, как говорится, в данном случае от перемены мест слагаемых сумма не меняется.
Мужчины вместе вышли из комнаты и, следуя схеме, направились к своему призу. У дверей в указанные апартаменты действительно стоял небольшой ящик. Том присел, открыл его и усмехнулся. Тут были зелья, поддерживающие потенцию, кое-какие игрушки, масла… В общем, все для хорошего времяпрепровождения, как и пожелали в записке. Захватив «подарочек, мужчины вошли в спальню, но так и замерли на пороге, глядя на растянутого на белоснежном постельном белье возбужденного красавца. Они оба мгновенно почувствовали прилив желания, отдавшегося в паху.
- Какое зрелище, - протянул Люциус. – Поистине, великолепный подарок. Как думаешь, Том?
- О, согласен, и посмотри, он уже жаждет наших ласк и готов отдаться в нашу власть, - поддержал тон любовника Том.
Рафаэль напряженно прислушивался к тому, что говорят и делают мужчины. Он вздрогнул, когда по внутренней стороне бедер от колена вверх устремились руки. Он понял, что мужчины стоят по обе стороны постели. Кровать просела.
- Ты ведь хочешь нас, так? – прошептал Люциус на ухо молодому мужчине.
- Люциус, - прошептал Рафаэль, подаваясь вперед телом. Он уже успел понять, что сделали его «таинственные похитители». Том пробежался пальчиками по его уже давно вставшему члену.
- Знаешь, я видел один сон, где ты был в таком же положении, мое зеленоглазое наваждение, - прошептал Люциус. А дальше были только стоны, прерывистое дыхание и мольбы. Трое мужчин слились в одно целое, доставляя друг другу неизведанное наслаждение…
***
Люциус проснулся сразу, как только почувствовал, что кто-то открывает дверь. Он мгновенно понял, что и Том проснулся, а вот спящий между ними Рафаэль все еще был в царстве Морфея. Оба мужчины лежали неподвижно, но были готовы в любое мгновение кинуться на незваных гостей.
- Я же говорила, что все получится, - раздался детский голосок.
- Ага, я говорила, что папа будет и дядей Томом и с дядей Люциусом, - ответил второй девичий голосок. – Мари, а дядя Люц будет мне таким же папой, как и вам с Лео?
- Конечно, - твердо прошептал первый голос.
- Ну, вас же папа родил от вашего папы Люца, а меня родила мама от папы, - неуверенно произнесла девочка. – Захочет ли дядя Люц, чтобы у него была такая дочка как я? А есть еще Дани…
- Кари, папа Люц примет нас всех, ведь мы дети папы, - твердо произнесла Марисоль. – Главное, у нас все получилось.
- И у вас теперь будет три папы? – заговорила еще одна девочка.
- Хихи, - раздался приглушенный смех. – Ага, у нас теперь три папы.
Раздались тихие шаги и девочки удалились. И только тут Люциус почувствовал, как напряжен Рафаэль, а, значит, он не спал. Мозги работали медленно, очень медленно, но постепенно вся картинка становилась на место. Возможно, если бы не его реакция на чужое присутствие, они бы еще долго пребывал в неизвестности.
Резкий поворот, и Люциус оказался на Рафаэле, сжимая своими ногами бедра молодого любовника, руки юноши он перехватил за запястья и завел за голову. Гневно сверкая глазами, Люциус наклонился вперед и заглянул в обеспокоенные, напряженные зеленые глаза.
- И сколько еще ты собирался меня водить за нос, Поттер? – прошипел блондин.
- Лафарга, - спокойно поправил его Рафаэль. – Я – Рафаэль Лафарга.
- О, да, я знаю, но это не меняет того факта, что ты еще являешься и Гарри Поттером, - саркастично заметил Люциус.
- Отпусти меня, - спокойно произнес Рафаэль.
- Нет, - так же спокойно ответил Люциус. Весь его гнев вдруг исчез. – Сейчас и здесь мы решим все раз и навсегда.
- Люциус, успокойся, - Том положил руку на спину блондину.
- С тобой я погорю попозже о том, как скрывать сведения от меня, - прошипел Люциус. Рафаэль вдруг рассмеялся, весело и безудержно. Блондин сильнее сжал его запястья, причиняя боль, что заставило молодого человека скривиться. – Не вижу ничего смешного.
- О да, это совершенно не смешно, - согласился ядовито Рафаэль. – Это же надо, Люциус Малфой угрожает свое…
- Рафаэль, не смей, - выкрикнул Том, но не успел остановить юношу.
- …му Лорду, - закончил тот.
Люциус медленно перевел взгляд на Тома, и долго его изучал, подмечая все те мелочи, на которые раньше как-то не обращал внимания. Он помнил того лорда, который исчез в 1981 году, и в этом человеке, его любовнике, было много от того человека, просто этот был моложе. Осознание того факта, что он находится, голый, в одной кровати с Гарри Поттером и Темным лордом, было словно обухом по голове. Люциус выпустил Рафаэля, медленно встал с кровати и ушел в ванную, громко хлопнув дверью.
- И кто тебя просил, Рафаэль? – Том посмотрел на парня, взор которого был устремлен на дверь, за которой скрылся отец его близнецов.
- На равных, так на равных, - произнес Рафаэль в ответ.
- Ладно, пошли приводить нашего блондина в адекватное состояние. И надо знакомить его с близнецами, - вставая, произнес Том, и подал руку юноше. Они вместе прошли в ванную. Люциус сидел на краю огромной ванной, закрыв лицо руками. Рафаэль испытал огромное чувство вины перед этим человеком. Он подошел к блондину, опустился перед ним на колени и положил подбородок ему на колени.
- Люц, извини меня, - тихо прошептал он. – Я не думал, что буду так тебе нужен, что мы будем тебе нужны, - исправился он.
- Я, может быть, и подонок, но никогда, слышишь, никогда не бросил бы своих детей, - Люциус посмотрел на сидящего у его ног юношу. – И их мать тоже. Я надеялся, что когда-нибудь, ты бы узнал правду о том, что я…
- Что ты сделал, чтобы я выжил после тех трех дней, - закончил Рафаэль. – Люциус, я знаю, правда, знаю. Я не ненавижу тебя и это не месть, я просто не был готов открыться, не был готов, я не знал, чего хочу. А потом появился Том, и ты… Я запутался, мне нужно было время… Но, похоже, мои детки, решили все за нас.
- Ты выйдешь за меня замуж, и близнецы будут носить мою фамилию, - жестко произнес Люциус. Он говорил таким тоном, которые не требовал ответа на его слова, как, впрочем, и не принимал никаких возражений, поэтому Рафаэль и промолчал. Люциус посмотрел на своего второго любовника, который с совершенно нечитаемым лицом наблюдал за ними. – Я приму любое ваше решение, Мой Лорд.
- Сейчас и здесь, я Том Риал, Люциус, - произнес Том. – И хотел бы, чтобы наедине было именно так.
- Мой…, - начал Люциус.
- Том, - поправил его тот. – Мне кажется, что мне здесь не место…, - в голосе послышались нотки боли.
- Я не хочу отказываться от Вас обоих, - тихо произнес Рафаэль.
- Я тоже не хотел бы отказываться от тебя, Том, - Люциусу с легкостью удалось произнести эти слова. Он все еще не ассоциировал полностью Темного лорда со своим любовником.
- Для этого существует только один обряд, - тихо произнес Том.
- Триада, - кивнул Рафаэль. – Но это навлечет на нас слишком много внимания, у нас появится очень много врагов.
- А у нас их сейчас нет? – усмехнулся Том.
- Я не слышал об этом, - нахмурился Люциус.
- Это очень древнее знание, - произнес Том, садясь рядом с блондином. – О нем давно уже забыли, да и книг почти не осталось. А если и есть, то написаны они на древнем языке, которым уже столетиями не пользуются.
- Триады были двух видов, - продолжил Рафаэль. – Мужские и женские. В нашем случае, я, как родивший детей от тебя, должен выйти за тебя замуж. Том, как носящий моего ребенка, выходит замуж за меня, а вот тебе придется выйти замуж за Тома, и выносить его ребенка. Это не обсуждается.
- Подчиненное и повелевающее положение, - сообразил Люциус.
- Совершенно верно, - кивнул Том, затем повернул голову блондина к себе и поцеловал его в губы.
- Выпороть бы этих малолетних интриганов, - прервало их бормотание Рафаэля.
- Каков отец, таковы и дети, - усмехнулся Том.
- Представляю, кто родится у нас, - фыркнул Рафаэль на это, смотря на плоский живот Темного лорда.
- Осталось выяснить для полного счастья, кто невеста Джорджа, - усмехнулся Люциус.
- Ладно, я в кровать, спать что-то хочется, - вдруг засуетился Рафаэль. Мужчины переглянулись и одновременно ринулись вперед, перехватывая юношу, почти выскользнувшего из ванны.
- Так, что ты знаешь? – совершенно верно интерпретировав его реакцию, потребовал ответа Люциус.
- Ничего не знаю, - делая невинные глаза, произнес Рафаэль. Том прищурился, что-то высчитывая.
- Селестина, - произнес он. Что-то мелькнувшее в зеленых глазах, дало ему понять, что он не ошибся. Понял это и Люциус. Звонкий и сильный шлепок по упругим ягодицам, стал для Рафаэля полной неожиданностью, как и то, что он в мгновение ока оказался перекинут через колени Люциуса, который стал смачно и от души награждать его довольно таки чувствительными шлепками по ягодицам.
- Мальчишка, - приговаривал при этом Люциус. – Он еще своих детей называет интриганами, а сам, - очередной шлепок и вскрик Рафаэля. – Я тебя отучу от подобных эскапад, - снова шлепок. Попка уже была красной. Том с улыбкой на лице наблюдал за этой милой экзекуцией, но не вмешивался. – Запереть бы тебя на некоторое время и вправить мозги.
- Люциус, отпусти, - взмолился Рафаэль, не столько из-за того, что ему больно, сколько из-за того, что его эта маленькая демонстрация силы возбудила.
- Выпороть бы тебя так, чтоб на заднице сидеть не мог, - ворчливо произнес Люциус, но экзекуцию прекратил. – Как был дурным мальчишкой, так им и остался. Гриффиндорец!
- И не вижу ничего плохого в том, чтобы быть гриффиндорцем, - фыркнул Рафаэль, чувствуя неловкость от того, что сейчас оба мужчины поймут, насколько он возбужден только тем, что его выпороли.
- О как! – Том многозначительно посмотрел на пах юноши. – Тебе помочь.
- Уж будьте добры, - ядовито произнес парень, запоздало поняв, что ой как долго он еще не выберется из спальни. Отступая от двух мужчин, жадно его пожирающих, Рафаэль попытался придумать путь к отступлению.
- Люц, ты не хочешь познакомиться с Марисоль и Лео?
- Потом, - был ему ответ. Время для разговоров закончилось. Хотя тем для этих разговоров было более чем достаточно. Но у них еще все впереди.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:07 | Сообщение # 53
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 33. Выяснение отношений.
***
Люциус перебирал волосы на голове Рафаэля, который удобно устроился в его объятиях и теперь самым бессовестным образом спал. Том тоже уснул, но не так давно. Люциус еще несколько часов назад не мог себе и представить, что может оказаться в одной постели в Гарри Поттером и своим Лордом. Но вот она действительность: в его объятиях спит самое совершенное существо, на которое у него стоит уже не один месяц, и явно будет стоять всю оставшуюся жизнь, поскольку выпускать это чудо из своих рук он не собирался. Как, впрочем, не собирался выпускать из этих же самых рук и второе такое же темноволосое чудо. Темный Лорд был для него всего лишь Томом Риалом, и изменить этого уже никто не сможет.
Люциус улыбнулся, вспоминая, как они провели время всего пару часов назад. Член недвусмысленно дернулся от промелькнувших в голове картинок.
- Ммм, - Рафаэль потянулся и тут же открыл глаза. Люциус утонул в зелени его глаз. Недолго думая, Люциус покрепче обнял свое найденное чудо и впился в его губы требовательным поцелуем, клеймя его собой. Рафаэль даже не успел пискнуть, как оказался под Люциусом, который решительно развел его ноги коленом.
- Ты мой, - с какой-то угрозой в голосе произнес Люциус.
- Люц, я и не спорю, но у нас будет еще время, каждая ночь, всегда, когда ты захочешь, - тихо отозвался молодой человек.
- Сейчас, - прорычал Люциус, ложась всем своим весом на парня и сминая его губы в еще одном поцелуе. Рафаэль сдался, покоряясь воле мужчине. Он обвил руками его за шею, выгнулся, прижимаясь всем телом, ноги обвили бедра, позволяя Люциусу толкаться своим членом в ту единственную дырочку, в которую он так стремился попасть. Рафаэль отвечал на любое прикосновение, на любое требование, что заводило Малфоя еще сильнее. Люциус вдруг отстранился, подхватил его ноги под колени и прижал их к груди юноши, а затем придавил его своим весом, не позволяя двигаться, а сам продолжил тереться о его попку, вернее между ягодиц Рафаэля. Очередной толчок, и головка его члена ворвалась в тело молодого человека, вызвав у него болезненный стон. Люциус на секунду замер, а затем начал медленно продвигаться вперед. Рафаэль напрягся, в глазах появился страх. Люциус резко вошел и сразу же начал двигаться, не давая любовнику приспособиться, перевести дыхание. Рафаэль начал биться под ним, его рот открывался в безмолвном крике…
***
Люциус резко вздохнул и открыл глаза. Его трясло.
- Люц? – Рафаэль приподнялся и положил руку на бедро блондина. – Что случилось?
- Кошмар, - выдохнул тот.
- С какого перепугу у тебя кошмар? – из-за спины Рафаэля появилась голова Тома.
- Я…, - Люциус сглотнул, на секунду прикрыл глаза. – Мне приснилось, что я насилую Рафаэля…
- Вот Мордред, - процедил сквозь зубы молодой человек, затем резко поднялся, оседлал Люциуса и замер. – Люц, прекрати. Ты не насиловал меня тогда, не сделаешь этого и теперь. Если тебе захочется секса погрубее, я не имею ничего против. Мне нравится подчиняться, но в то же время я и сам люблю покомандовать.
- Рафаэль…, - Люциус попытался остановить юношу, но тот только отмахнулся.
- Люц, мне нравится чувствовать тебя в себе, нравится насаживаться на твой член, стонать под тобой. Тебе не о чем беспокоиться.
- Люциус, Раф прав, - вступил со своей речью Том. – Я тоже наслаждаюсь теми ощущениями, которые ты мне даришь. И я предпочитаю находиться под тобой.
- Вот это признание, - присвистнул Рафаэль.
- Кому скажешь, я на тебя наложу такое Силенцио, что на всю жизнь замолчишь, - пригрозил Том.
- Я еще не самоубийца, чтобы кому-нибудь сказать, что Волдеморт предпочитает быть снизу, - фыркнул молодой человек.
- Раф, - ощетинился тот в ответ. – С тобой я предпочитаю быть сверху, причем так, чтобы ты был разложен в мое полное использование, а твой ротик и язвительный язычок были заняты членом Люциуса.
- Хмм, какая заманчивая перспектива, - с каким-то странным выражением на лице произнес Рафаэль. – Может быть, мы ее претворим в жизнь?
Молодой человек быстро переместился, встал на карачки. Он опустился на локти, выпятив попку назад и раздвинув ноги, взглянул на Люциуса, а затем вобрал в рот пока еще вялый член Люциуса. Том усмехнулся и легко поднялся, через секунду он уже поглаживал бедра Рафаэля. Люциус откинулся на локти, и теперь наслаждался умелым языком и Томом, который как раз смазал пальцы в смазке и теперь ввел сразу два в их молодого черноволосого любовника.
Вдруг все резко поменялось, Том превратился в Господина, ту самую страшную тварь, у которой был невероятно большой орган… Крик Рафаэля оборвался и юноша кулем свалился на кровать…
Люциус закричал.
***
- Люц? – голоса доносились откуда-то издалека. Затем он почувствовал, что его обнимают с двух сторон, пытаются успокоить. – Шшш, все хорошо, тише, все хорошо. Со мной все в порядке, это только сон…, - и снова все затихло.
***
- Папочка, смотри, что я могу? – на парапете балкона стоит очаровательная малышка, так похожая на Рафаэля и Люциуса. Блондин замирает в нерешительности, у него есть только одно желание, побыстрее снять девочку с этого опасного места, увести подальше. Он делает несколько шагов к ней, но так, чтобы не напугать. Он уже почти рядом, вот сейчас он схватит ребенка…
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! – его крик разрывает тишину. Люциус перегибается через парапет балкона . Сквозь пелену слез он видит тело малышки на земле, выгнувшееся под неестественным углом. Сомнений нет, она мертва. – Мерлин Всемогущий, нет! – шепчут губы.
- Ты не удержал свою дочь, ты не смог ее спасти, - за его спиной раздался тихий и какой-то слишком спокойный голос. Люциус медленно повернулся. В дверях балкона стоял Гарри Поттер.
- Я не успел, - прошептал Люциус.
- Я вижу, - кивнул Гарри. Его тело начало расплываться, черты как-то смазываться. Через несколько секунд на его месте обнаружился Рафаэль, который с ненавистью смотрел на него. – Ты убил нашу дочь.
- Раф, - Люциус потянулся к молодому человеку.
- Убирайся из моей жизни…
***
Люциус застонал, попытался подняться, но чьи-то нежные, но твердые в своем намерении руки удержали его.
- Шшш, не дергайся, все будет хорошо, - шептали ему, но слова с огромным трудом доходили до его сознания, и то, всего лишь успокаивающими звуками…
***
Неделю назад.
Рафаэль с удовольствием потянулся. Тело слегка побаливало. Мужчины клеймили его собой так, словно это единственная ночь в их жизни. Молодой человек улыбнулся, впервые за долгое время ему не хотелось ничего делать, чтобы не думать, поскольку думать получалось лишь о том, что с ним делали несколько часов назад.
- Это лучший день рождения в моей жизни, - пробормотал он себе под нос.
- Да, неужели? – насмешливо поинтересовались у него за спиной. Рафаэль обернулся и посмотрел на Тома, который с улыбкой поглядывал на него.
- Не думаю, что так уж часто кто-то получает такой сумасшедший секс-марафон в подарок, - усмехнулся молодой человек.
- О, да, - хмыкнул Том. – Но тебе точно понравилось, ты совсем не возражал против того, как и что мы с тобой делали.
- Ну…, - Рафаэль мило покраснел, а затем нахмурился. Что-то не давало ему покоя, словно что-то произошло. Странное чувство опасности стало волной накатывать на него. Рафаэль резко сел, оглядел комнату. Кажется, тут все было в порядке. Он посмотрел на Тома, который тоже стал серьезным и теперь настороженно наблюдал за своим молодым любовником. Рафаэль медленно повернулся к Люциусу. Тот спокойно лежал, дыхание было ровным, но каким-то странным, зачарованным что ли.
- Люциус? – тихо позвал Рафаэль, уже понимая, что именно состояние блондина вызвало у него такое странное ощущение. Малфой не отреагировал. – Люциус! – юноша дотронулся до плеча мужчины и тихонько его потряс. Ноль эмоций.
Том вскочил с кровати, вытащил свою палочку и наставил ее на блондина, произнес диагностическое заклинание. Тело Люциуса выгнулось и он хрипло закричал. Том и Рафаэль переглянулись и бросились успокаивать блондина, который начал метаться по кровати.
- Что это? – Рафаэль посмотрел на Тома.
- Не могу пока сказать, но на нем какое-то проклятие, которое получено не так давно. Нам нужен Северус, срочно.
Рафаэль щелкнул пальцами, мысленно призывая домовика. Тот появился моментально и совершенно бесшумно. Юноша отдал ему приказ. Люциус снова закричал. Казалось, что его мучают кошмары. Рафаэль, совершенно не думая, что делает, нырнул в его разум. Ему хватило буквально пары секунд, чтобы вылететь в реальность и сжать виски. Боль в висках была настолько сильной, что молодой человек повалился на кровать и застонал.
- Ты чем думаешь? – зашипел на него Том.
- Я не думал, - простонал Рафаэль.
- Я это уже понял, - фыркнул Том в ответ.
В этот момент двери спальни распахнулись, и вошел Северус Снейп. Ему хватило всего пары секунд, чтобы оценить обстановку.
- Том, займись Рафаэлем, - приказал он Лорду, не заботясь о том, что тот потом может на нем отыграться за такую вольность.
Разбираясь с тем, что могло произойти с Люциусом, Северус изредка поглядывал и на Рафаэля, который потихоньку стал приходить в себя. Обезболивающее зелье, принесенное из лаборатории, сделало свое дело.
- Странно, это точно проклятие, причем оно отослало Люциуса в его собственные страхи…, - задумчиво начал говорить Северус.
- Ничего себе страхи, - простонал Рафаэль.
- Ты каким умом думал, когда сунулся к нему в разум, затуманенный проклятием? Как был гриффиндорцем, так им и остался, - фыркнул Снейп. Рафаэль замер на секунду, затем пристально посмотрел на зельевара.
- И давно вы знаете? – спокойно поинтересовался он.
- Достаточно, - язвительно отозвался Северус. – Вот, все ждем, когда же вы соблаговолите нам поведать сей факт из вашей жизни.
- Сириус…, - прошептал юноша.
- О, да, тебе еще предстоит выслушать немало от своего крестного, который совсем не восторге от того, что ты…, - Северус замолчал, глядя в расстроенные глаза юноши. – Хорошо, хоть живы, - закончил он вдруг совершенно не так, как собирался. – Хотя, вот, выпороть бы вас обоих. Нет, чтобы помощи у нормальных людей попросить, они сбежали. Хотя, может и правильно, что сбежали, - уже совсем тихо произнес Снейп. – Вон, какое чудо вышло.
- Это комплимент? – немного удивленно спросил Рафаэль.
- Комплимент, Рафаэль, комплимент, - утвердительно произнес Северус. – Как голова?
- Прошла, - кивнул юноша. И попытался встать. Зря. Ноги подкосились. Если бы не Том, лежал бы сейчас на полу.
- Так, обратно в кровать, - распорядился Снейп. – Истощение после легелименции в проклятом разуме. Будет тебе наука.
- Что с Люциусом? – спросил Рафаэль.
- Надо найти, как его смогли проклясть, - произнес Северус. – А у тебя сегодня постельный режим…
Естественно, что весь клан остался в доме у Лафаргов. Драко был напуган таким состоянием отца, но знал, что крестный сделает все, чтобы с тем ничего страшного не произошло. Пока Том и Рафаэль были заняты тем, что ухаживали за старшим Малфоем, и уже ни у кого не возникало сомнений, что эти трое вместе. Сам он вместе с Роном проводил время в обществе младшего поколения Лафаргов. Дети оккупировали их, задавая кучу всяких вопросов. Им было интересно все: каким их папочка (то есть Рафаэль) был в школе, как они все познакомились, что делали. Второй ряд вопросов касался уже Люциуса, а остальные всего остального.
В один из дней состоялся разговор за закрытыми дверями между Северусом, Сириусом, Роном, Драко и Рафаэлем. Этим троим необходимо было расставить все точки над «и», и разобраться во всем, что произошло в последние годы. Все прекрасно понимали, что Гермиона Грейнджер и Гарри Поттер на самом деле канули в лету, но все же эти двое ими когда-то были. И чтобы идти дальше, необходимо было отпустить этих двоих окончательно и признать ту действительность, которая сложилась на данный момент.
Они ни в чем друг друга не обвиняли, просто отпускали свое давнее прошлое, заново знакомились.
- Почему, Рафаэль? – Сириус смотрел на молодого человека с каким-то странным выражением на лице.
- Если бы ты знал, как это страшно, - прошептал тот в ответ.
Сириус поднялся из кресла, подошел к стоящему у окна Рафаэлю и просто обнял его. Молодой человек повернулся в его объятиях, уткнулся лбом в плечо человека, который был ему дорог и о котором он никогда не забывал, а с момента, как узнал, что тот жив, был готов кинуться к нему и замереть в его объятиях, наслаждаясь отцовским теплом.
- Все хорошо, малыш, ты, наконец, дома, - прошептал ему в макушку Сириус. Это стало последней каплей, которая заставила лопнуть ту струну, что появилась в груди Рафаэля с момента приезда в Англию. Сириус молча гладил парня по вздрагивающим плечам. Тому нужно было выплакаться.
- Он не плакал уже очень давно, вот так очищающе. Все горе он носил в себе, не давая ему никакого выхода, - тихо произнесла Селестина. Никто даже не заметил, когда она вошла в кабинет. Девушка улыбнулась Рону. – Привет, мой самый лучший рыжий друг.
- Привет, - улыбнулся тот в ответ. Через секунду они уже обнимались. – Но я уже не рыжий.
- А знаешь, тебе так больше идет, - вдруг произнес Драко, глядя на нее.
- Быть похожей на своего брата? – подколола его девушка.
- Ну, и это тоже, - согласился с улыбкой Драко. Это разрядило обстановку в комнате. Рафаэль с грустной улыбкой смотрел на всех.
- Что ж, теперь можно жить дальше, - произнес Северус.
- Драко, ну и как тебе твои братишка и сестренка? – поинтересовалась Селестина.
- У меня чуть удар не случился, когда я в первый раз с ними увиделся. Однозначно, будут слизеринцами. Это же надо было так все подстроить, чтобы свети отца со своим «папочкой», - покачал головой Драко.
Рафаэль склонил голову на бок, прищурился.
- Уж не твоя ли это работа, когда меня оглушили в коридоре и упаковали в качестве подарка для Люциуса?
- А ты имеешь что-то против? – хмыкнул Рон. – Что-то не заметно.
- Ну, вы даете, - рассмеялась Селестина. – Но, если честно, я вам благодарна за это. Это было классно. Не только ты можешь проворачивать всякие делишки у кого-то за спиной, - высказала она брату.
- Вы о чем? – нахмурился Драко.
- Да, так, ни о чем, - отвел глаза Рафаэль.
Рон переводил взгляд с него на девушку, что-то просчитывая в уме.
- Мордред и Моргана, ты этого не сделал, - уставился он на человека, который все также оставался его лучшим другом, даже если они не виделись целых семь лет, а также тот выглядит совершенно по-другому.
- Чего не сделал? – Драко посмотрел на мужа.
- Ты невеста Джорджа, - выпалил Рон Селестине.
- Интересно, а зачем ты прятал свой ум, когда мы вместе учились в школе? – задумчиво произнесла девушка.
- Он у меня пробудился только после того, как я стал Блеком, - съязвил парень.
- Так это…, - Северус явно впервые в жизни потерял дар речи. – Нет, ты не гриффиндорец, ты законченный слизеринец.
- Я давно мечтала увидеть профессора Снейпа в состоянии, когда его смог удивить хоть кто-нибудь. Моя мечта сбылась, - Селестина звонко рассмеялась.
- Мисс Лафарга, если это выйдет за пределы этой комнаты…, - с угрозой в голосе, но смешинками в глазах произнес Северус.
- Ну, что вы, профессор, как вы могли подумать, - наиграно в ужасе произнесла Селестина.
- Слизеринка, - фыркнул Снейп.
- А вы думали, - не осталась в долгу девушка, а затем серьезно произнесла. – МЫ все изменились. И таким, профессор, вы мне больше нравитесь. Любовь пошла вам на пользу.
- А вы думали, - повторил мужчина за ней таким же тоном, снова вызывая у всех смех.
- Что-нибудь уже есть по поводу того, каким образом на Люциуса наложили проклятие? – спросил Рафаэль, меняя тему.
- Пожалуй, да, - кивнул зельевар. – Люциус получил письмо, так же как и Рабастан, правда, последний своего так и не прочитал. Следов уже почти не осталось.
- Понятно, - протянул Рафаэль. – Что за письма?
- Странно, что Дамблдор столь явно себя подставил, - тихо произнес Сириус.
- Почему Дамблдор? – удивилась Селестина.
- Потому что письма прислал он, - сказал Драко.
- И что в них? Хотя подождите, - оставил жестом присутствующих Рафаэль. – Дайте угадаю. Там случайно не сообщалось, что найдены дети Люциуса?
- Да, именно об этом, - кивнул Северус.
- Потрясающе, - покачал головой молодой человек. – Я просто поражаюсь наглости директора.
- Наглость – второе счастье, - фыркнул Драко. – Он пытался расстроить и нашу помолвку, и нашу с Роном свадьбу. Пришлось ее делать в Италии, у друзей.
- В Италии? – переспросил Рафаэль, переглядываясь с сестрой.
- Да, - кивнул Рон. – А что?
- Надо же, - покачала головой Селестина. – Мы столько раз сталкивались, оказывались рядом, и так и не прояснили ситуацию.
- В смысле? – не понял Рон.
- Мы жили в Италии как раз в ТО время, когда на соседней вилле должна была состояться свадьба, как раз по времени подходит, - начала объяснения Селестина. – Потом я столкнулась с Джинни и видела Вас. Затем участие Рафаэля в качестве ловца на чемпионате мира, где он увидел Сириуса…
- Стоп, стоп, стоп, - воскликнул тот, останавливая девушку, затем посмотрел на крестника. – Мерлин, действительно. Это же был ты! Ловец Венесуэлы, потерявший сознание.
- Да, уж, - покачал головой Северус.
- Знаете, и все же стоит сначала разобраться с тем, что происходит с Люциусом, и как ему помочь, - вернул всех к насущной теме Рафаэль.
- Вы Рабастану говорить ничего не собираетесь, - утвердительно произнес Рон.
- До свадьбы нет, - покачал головой Рафаэль.
- Я же говорю, слизеринец, - фыркнул Северус, подходя к своему мужу.
- Это будет забавно, - усмехнулся Драко. – Так что я помолчу.
- Ладно, так уж и быть, мы ничего никому не скажем, - вздохнул Сириус и упрямо посмотрел на мужа.
- Мародер он и есть мародер, - проворчал тот в ответ, вызывая у остальных улыбки.
Они еще немного поговорили, прежде чем разойтись. В кабинете остались только Рафаэль, Северус и Сириус.
- Как давно тебе известно, что Том Риал это Темный лорд? – вдруг задал вопрос Северус. Сириус с интересом смотрел на крестника.
- Почти сразу понял. Я же видел его молодое воплощение на втором курсе. Он почти не выглядит также, как тогда, но есть очень много черт в лице, в жестах, с словах. Так что мне не составило труда понять все достаточно быстро, - произнес Рафаэль. – Быстрее, чем это поняла Села.
- И? – Северусу было интересно.
- Сначала хотел отомстить побольнее, а потом все изменилось. Я хотел остаться в нейтралитете. Потом…, - Рафаэль замолчал, глядя куда-то в стену.
- А потом ты взял и свел Тома с Люциусом, - хмыкнул Сириус. – А за одно и обрюхатил первого. Интересная у тебя получилась месть, надо сказать.
- Ну, я на тот момент уже не знал, что делать. Мне нравились оба, - признался Рафаэль. – Но что-то я должен был сделать.
- Слизеринец, - Сириус взъерошил волосы молодого человека, словно перед ним стоял не молодой человек, переваливший двадцатилетний рубеж, а мальчишка лет десяти.
- А вы когда узнали, кто он? – Рафаэль с любопытством посмотрел на мужчин.
- Ну, почти также как и ты. Логика у Северуса железная, - усмехнулся Сириус. – Кстати, не все знают, кто он.
С этого дня многое в их отношениях изменилось, стало проще и свободнее. Драко и Рон заметили, что Селестина и Джордж частенько сидят рядом и о чем-то разговаривают. Нередко рядом с ними можно было обнаружить и Рабастана. Холод в отношении него у Селестины пропал. Том и Рафаэль свободно показывали свои отношения, хотя никто и не сомневался, что между ними они есть. Проблема была только в том, что Люциуса никак не удавалось вывести из себя. Так и пролетела неделя.
***
Через неделю после активации проклятия.
Люциус проснулся и никак не мог сообразить, что же такое придавливает его к кровати. Он осторожно открыл глаза, повернул голову и уткнулся в макушку со светлыми волосами. Он попытался осторожно высвободиться.
- Папа, - на него смотрели такие знакомые и желанные зеленые глаза, только сверкали они на милом девичьем личике. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы до ошеломленного мозга дошло – это его дочь. – ПАПА! – восторженный вопль, и его тут же обняли. Люциус, не задумываясь, обнял девочку, его и Рафаэля дочь. Он почувствовал, что вокруг зашевелились. Поверх светлой макушки Люциус рассматривал расположившихся вокруг него детей. Его собственные серые глаза смотрели на него внимательно.
- Привет, - хрипло произнес Люциус, а затем раскрыл свои объятия для мальчика. На лице Лео появилась такая улыбка, что мужчина задохнулся, а ребенок уже обнимал его, уткнувшись ему в плечо.
- Ты ведь нас не бросишь, правда? – Марисоль жалобно посмотрела на него. – И на папочку не будешь обижаться, да?
- Что ты, солнышко мое, я теперь всегда буду с вами, - Люциус улыбнулся. Сердце защемило от такой встречи с двумя своими детьми.
- Люц…, - выдохнул Рафаэль, войдя в свою спальню. – Мерлин, ты очнулся.
- Не дождешься, Раф, я теперь от тебя не отстану, - отозвался Люциус. Рафаэль подошел к кровати, наклонился и нежно поцеловал любимого мужчину в губы. Он смог сам себе признаться в том, что любит и Тома, и Люциуса одинаково, и не готов отпустить ни того, ни другого. Такое приветствие очень понравилось блондину. Рафаэль же отклонился и взглянул на шестерку деток, расположившихся на кровати. – А вы что тут делаете?
- Папочка, мы подумали, если мы очень попросим, то папа проснется, - произнесла Марисоль.
- Похоже, у вас получилось, - улыбнулся Рафаэль.
- Я только надеюсь, что это не сон, - пробормотал Люциус.
- Поверь, не сон, - Рафаэль улыбнулся ему. – Твои кошмары кончились.
- Если бы ты знал, Раф, - Люциус посмотрел в глаза молодому человеку. Там он увидел ответ. Рафаэль знал о том, какие у него были кошмары.
- Все закончилось и никогда не повториться, - произнес юноша. – Это всего лишь страхи, и я тебе доверяю, - и тут изменил тему. – Люциус, разреши представить тебе наших с тобой детей – Леонардо и Марисоль.
Девочка встала на кровати и, с трудом удерживая равновесие на мягкой кровати, сделала реверанс. Леонардо улыбнулся.
- Моя дочь Каридад, - Рафаэль погладил по голове черноволосую и зеленоглазую девочку. – Это Рик. Энрике, если полностью. Сын Селестины и Рабастана. Это чудное создание Лори, Глория Грейнджер Лафарга, а вот это юное создание Даниель, на данный момент носящий фамилию Поттер.
Люциус скептически посмотрел на своего любовника, обвел взглядом детей, снова вернулся к созерцанию молодого человека.
- Веселая у нас будет семейка, - наконец, отреагировал он. – Надеюсь, ты не будешь против хотя бы частичного усыновление всей своей команды мною.
- Ты хочешь?.. – Рафаэль не ожидал такого от Люциуса.
- Ну уж нет, Рафаэль Лафарга, я привяжу тебя к себе так крепко, что ты и шагу не посмеешь сделать куда-нибудь в сторону, - заявил Люциус. - И потом, это твои дети, почему я должен отказываться от того, в ком содержится частичка тебя?
- Люциус Малфой, вы хоть понимаете, как я Вас люблю? – серьезно произнес Рафаэль. Блондин только схватил его за руку и опрокинул на себе, тут же завладевая его губами, под оглушительный одобрительный смех шестерых детей.
- Какая идиллия, надеюсь, я вам не помешаю? – насмешливо прервал их голос Тома. Мужчина стоял у стены и с усмешкой смотрел на беспорядок на кровати. – Рафаэль, ты мне нужен, и дай уже Люциусу поговорить со своими детьми, - после этого Том подошел к кровати, спихнул с нее Рафаэля, запечатлел на губах блондина легкий поцелуй, а затем вытащил хозяина спальни за дверь.
- У нас действительно будет очень веселая семья, - задумчиво произнес Лео, глядя на закрывшуюся дверь, затем повернулся к отцу. – Папа…
- Сын, - улыбнулся Люциус. – Как же долго я ждал нашей встречи…
***
Том тащил почти не сопротивляющегося Рафаэля вслед за собой в ему одному известную сторону.
- Том, куда ты?.. – начал молодой человек, но его резко толкнули к стене и прижали к ней, очень действенным способом заткнув рот. Они так и не услышали тихих смешков, которые раздались недалеко от них, как и не видели мужчин, решивших не наблюдать за их личной жизнью.
«Все будет хорошо», - успел подумать Рафаэль до того, как провалиться в омут страсти.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
RaushenДата: Пятница, 21.08.2009, 19:00 | Сообщение # 54
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
Quote (Lash-of-Mirk)
Папочка, мы подумали, если мы очень попросим, то папа проснется

Потрясающая логика детишек, люблю я их cool
Quote (Lash-of-Mirk)
- А потом ты взял и свел Тома с Люциусом, - хмыкнул Сириус. – А за одно и обрюхатил первого. Интересная у тебя получилась месть, надо сказать.

Ага, так и вижу ухмылку Сева и почти виноватый взгляд Рафа в стиле "я не так хотел, оно само получилось"...
Lash-of-Mirk, спасибо за продолжение



Воспоминания - цветы
Между страницами любимых книг...
 
ЁLK@Дата: Среда, 09.09.2009, 18:47 | Сообщение # 55
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
Linnea, это просто потрясающе! Обожаю все ваши фанфики и этот в частности. Здесь собрано все то, что мне так хотелось увидеть в героях. Даже нелюбимые мной персонажи здесь настолько позитивны, что к ним нельзя остаться равнодушной, а тем более испытывать негатив happy огромное спасибо за титанический труд, желаю вам больше никогда не иметь проблем со здоровьем, ну и конечно вдохновения flowers flower


Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 31.10.2009, 19:01 | Сообщение # 56
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 34. Ультиматум.

Рабастан пребывал в странном состоянии духа. И все началось с того, что Люциус вдруг впал в странный сон с кошмарами. Как выяснилось, виной всему было письмо. О своем он благополучно забыл, бросив его в ящик стола в спальне. Забыл до тех пор, пока не выяснилась причина странного «заболевания» Люциуса. И теперь Рабастан никак не мог отделаться от мысли, что в письме может быть, правда, или хотя бы часть ее. Он даже не обращал внимания на тот факт, что в письме для блондина мать детей указывалась как она, явно указывая на то, что корреспондент понятия не имеет, кому Люциус Малфой сделал своих деток.
- Ты никуда не пойдешь, - с порога заявил Джордж, мрачно глядя на своего партнера. Молодой человек почти моментально мог разгадать замыслы Рабастана, так что и этот не остался не замеченным.
- Дамблдор может что-то знать, - тихо произнес мужчина.
- А тебе не кажется странным, что она Гарри назвал ею? – язвительно выдал Джордж. – Уже это могло бы сказать тебе, что это просто ловушка, тем более не совсем уж хорошо продуманная.
- Это может быть и просто уловкой, - покачал головой Рабастан.
- Раби, ты совсем головой повредился? – Джордж нахмурился. – Неужели, ты думаешь, что директор ничего бы не предпринял, узнай он о том, что детей Вам с Люциусом подарили неожиданно пропавшие Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер? Да, он бы сейчас землю рыл носом, ведь книга однозначно говорит, что матери ваших детей живы, иначе их имена были бы записаны в траурную рамку.
- Хорошо, - кивнул мужчина, выслушав своего любовника. – Я вынужден согласиться с твоими выводами, они логичны. Но в таком случае существует и другой вариант. Мы с Люциусом, пусть это и неизвестно всем и каждому, но кое-кто точно знает, все это время ищем своих детей. Знает об этом и Дамблдор. И как, по-твоему, он должен отреагировать на то, что ни я, ни Люциус не отреагировали на столь «милый» жест?
- Ага, особенно на письмо с таким «милым» проклятием, - съязвил Джордж.
- Ну, доказательств, что это был Дамблдор, ни у кого из нас нет, - усмехнулся Рабастан. – В конце концов, почту могли перехватить. Тот же Лорд, к примеру.
- Ты хоть сам себя слышишь? – закатил глаза Джордж, а затем стал предельно серьезным. – Если ты куда-нибудь рванешь до моей свадьбы, я разорву с тобой какие-либо отношения.
- Ты мне угрожаешь? – прищурился Рабастан. В его голосе появились угрожающие нотки.
- Я тебе не угрожаю, - покачал головой молодой человек. – Я ставлю тебя перед фактом того, что будет, если ты отправишься к Дамблдору сейчас или в любое другое время, пока не состоится моя свадьба.
- Ты понимаешь, что это шантаж? – угроза стала еще более явной.
- Да, - твердо ответил Джордж.
- Мне нельзя угрожать, Джо, - Рабастан в одно мгновение оказался рядом с ним и сгреб в жесткие объятия. Джордж попытался вырваться, поскольку был зол на своего партнера, но тот не собирался его выпускать. Через несколько минут стало понятно, что все, что будет дальше, будет жестко и яростно…
Часа два спустя, стоя под струями прохладного душа, Джордж ни сколько не жалел о случившимся. Да, в этом сексе не было ничего нежного и ласкового. Рабастан буквально клеймил его, показывая, кто из них хозяин положения и кто кому подчиняется. «Да, все немного побаливает, но это того стоило», - размышлял Джордж. – «Я получил его согласие ничего не делать до того момента, пока не состоится моя свадьба. А за это время надо уговорить Селестину, признаться ему».

Пока Джордж ставил ультиматумы своему партнеру, выигрывая время, а также пытаясь удержать Рабастана рядом, чтобы тот не попал в лапы директора, в министерстве полным ходом шло обсуждение другого ультиматума, под которым стояли подписи очень внушительных людей в магическом мире. И время ультиматума катастрофически подходило к концу.
Само письмо и изложенные в нем факты, а также предоставленные доказательства сначала не произвели никакого впечатления на чиновников, почти на всех. Но среди них оказались и парочка «умных», которые имели достаточно большой вес в этом органе власти, чтобы заставить остальных начать двигать всеми частям своего тела. В первую очередь был сделан запрос в Министерства Латинской Америки. Но все были уверены, что все это сплошная ложь и скоро они получат на это подтверждение.
Оставалось два дня до конца ультиматума, а ответа все не было.
- Господин министр, - в кабинет заглянула хорошенькая, но совершенно безмозглая секретарша, которую тут и держали-то в качество красивой «мебели». – Вам депеша.
- Откуда? – лениво отозвался мужчина в кресле.
- Тут написано…, - девушка уставилась в лист бумаги в своих руках, затем по слогам прочитала. – БРА-ЗИ-ЛИ-Я. А это где? – тут же спросила она, удивленно посмотрев на Фаджа.
Тот же подскочил на месте и резво бросился к секретарше, вырвал из ее рук депешу и принялся читать. На его лице сначала появилось недоумение, затем странное, почти не идентифицируемое выражение, а затем на щеках загорелись два красных пятна, которые могли свидетельствовать как о гневе, так и об испытываемом им стыде.
- Немедленно соберите всех глав отделов, - засуетился он. Нет, он, конечно, ждал ответа, но совершенно не такого. Даже его ума хватило, чтобы понять, что его в этой самой Бразилии посчитали идиотом, если не больше. Послание было вроде и вежливым, но между строк даже дурак бы прочел то, что о нем думал тот, кто его диктовал и писал.
Фадж вошел в огромный зал собраний, где обычно устраивались совещания руководства Министерства. Он прошел на свое место и сел. Оставалось дождаться только главу Визенгомота, то есть самого великого светлого мага Альбуса Дамблдора. И тот не преминул явиться спустя пять минут после самого министра, снова показав всем, что стоит выше того. Фадж не смог скрыть ярости, полоснув по директору Хогвартса взглядом, но их перепалки уже стали притчей во языцах для всех, так что никто и внимания на это не обратил. Все знали, что Фадж сделает то, что нужно Дамблдору, как впрочем, и Скримджер, и эти оба субъекта остаются у руля власти только потому, что их пусть и негласно, но поддерживает директор Хогвартса. Сейчас пойти против Дамблдора ни у кого не было сил, хотя многие уже стали задаваться вопросом, а в чем же состоит его цель. Мало кто понимал, что движет директором и каких целей он добивается, тем более от него откололись несколько влиятельных и преданных ему человек, чуть ли не перейдя на противоположную сторону в этих «военных» действиях, которые к тому же в последнее время затихли. Новая политика Того-кого-нельзя-называть только все больше прибавляла ему сторонников, особенно среди ранее нейтральных аристократов.
- Корнелиус, что такого экстраординарного случилось, что ты собрал большое совещание? – поинтересовался Дамблдор, усаживаясь на свое место. Ответить ему не успели. В двери прошмыгнула все та же секретарша.
- Господин министр, они прибыли, - чуть ли не шепотом произнесла девушка.
- Пусть войдут, - кивнул Фадж, принимая серьезный и, как он считал, соответствующий министру вид.
В зал совещаний вошла делегация. Внешне все они сильно напоминали испанцев, но эмблемы министерств разных стран Латинской Америки вызвали удивление среди английских чиновников. Было известно, насколько же представители этих стран не любят появляться где-либо. Естественно, их появление вызвало ажиотаж.
- Добро пожаловать в Англию, - улыбнулся Фадж, приветствуя прибывших.
- Мы здесь только по той причине, чтобы изложить Вам реакцию наших правительств на Ваши действия, - с довольно сильным акцентом произнес мужчина на вид лет пятидесяти. Дамблдор мило улыбался, но это было только внешне, на самом деле он пытался просчитать ситуацию. Ведь не каждый день перед тобой стоят представители закрытого магического общества, которые никого не пускают в свое сообщество. Он просчитывал все ходы, вплоть до возможности заключения союза о помощи Англии.
- Извините? – не понял Фадж, недоуменно глядя на мужчин.
- Наши правительства получили Ваш запрос, - пояснил мужчина, который заговорил первым. – Сейчас мы хотели бы узнать, вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО решили использовать этот ритуал?
- В нашей стране идет война, и возможность…, - начала Амбридж, которая все еще пребывала в Министерстве и занимала немаленький пост.
- Если в списке Ваших ПОДОПЫТНЫХ окажутся Куартеро Лафарга, то наши правительства объявят Вам войну, - ее резко оборвали. Щелчком пальцев глава делегации нескольких Латиноамериканских стран послал министру магической Англии ноту протеста. – Если вы примените эти действия по отношению к детям, то мы сделаем все возможное, чтобы Англия оказалась в магической блокаде.
- Это угроза? – Фадж был в шоке.
- Уже нет, - последовал жесткий ответ. – Мы уполномочены получить ваш ответ. Если вы откажетесь от своих действий в отношении детей, то мы оставим все, как есть, если же вы будете настаивать, наши правительства сию секунду приступят к созданию антианглийской коалиции. На это уйдет всего минут тридцать, поскольку все каналы связи с министерствами стран Азии, Европы, Востока и Африки открыты.
Дамблдор прищурился. Даже он не мог ожидать такой реакции. Это было странно, ведь ни одно государство никогда не вмешивалось в дела другого, а тут такое явное неприятие дел иного государства.
- Можно ли узнать причину такого решения ваших правительств? – его голос ничем не выдал его гнева.
- Думаю, лучше всего это вам объясню я, - вперед вышел еще один мужчина, которому на вид было лет пятьдесят.
Следующие два часа английские чиновники слушали историю с медицинскими, генетическими и другими выкладками, которые наглядно показывали, к чему приведут действия англичан, если они все же решать настаивать на том, чтобы провернуть свою идею в жизнь.
- Лет через пятьдесят у Вас просто не останется ни одно здорового мага из этого поколения и следующих, что, в конце концов, приведет к полной деградации и вымиранию, - закончил ученый свой длинный и страшный экскурс. – Если Вас интересует наглядный пример, то могу назвать Вам Замбию, там не осталось магов, только те, что практикуют вуду, и то на самом низком уровне. Уничтожив аристократию, владеющую древними знаниями и способностями, вы опуститесь до уровня начальной магии, поскольку не будет возможности для развития магглорожденных магов, которые сами по себе в первом поколении не представляют силы, способной дать толчок для магического мира. И вам бы это должно быть известно. Англия и так уже превратилась в общество, с которым мало кто хочет иметь дела. Вы хотите остаться сами с собой?
- А какое отношение ко всему этому имеют Лафарги? – Дамблдора этот вопрос очень интересовал.
- Куартеро Лафарги одна из самых влиятельных и почитаемых семей в Венесуэле, причем они связаны с министрами как самой Венесуэлы, так и Бразилии. Более того, через сеньора Рафаэля они связаны с другим родом Мачадо-и-Руис, главой которого и является сеньор Рафаэль. Через сеньориту Селестину – с Ириарте Альтамирано. Три рода, самые богатые и могущественные, не только в материальном плане. Я не думаю, что Вам нужны проблемы, как с нами, так и с правительствами Португалии и Испании, выходцами из которых они и являются.
- Мы не можем пустить этот закон в действие, это немыслимо, - подала голос заместитель начальника отдела образования.
- Мы не можем позволить сторонним правительствам давить на нас, - тут же взъелась Амбридж.
- Вы хотите, чтобы у вашего врага номер 1 появились такие сторонники как два сильнейших темных мага высшей боевой подготовкой и возможностями стихийной магии огня? И это не говоря уже о том, что сеньор Рафаэль Лафарга обладает знаниями, которые вам и не снились в самом замечательном или страшном сне? – учтиво так поинтересовался глава делегации.
- Они пойдут на это? – уточнил Дамблдор.
- Сеньор Рафаэль самолично уничтожил мага, убившего его отца, тетю и дядю, а также ставшего причиной гибели родителей его супруги. Ради своих детей он уничтожит не просто города и страны, а целые континенты. Вы хотите получить такого человека в свои противники? – поинтересовались латиноамериканцы у англичан.
- Почему они покинули свою родину? – Дамблдор получил возможность что-то узнать о странных иностранцев ставших теперь жителями Англии и не собирался ее упускать.
- А вы смогли бы жить там, где вы испытали настоящее горе. Они очень молоды, но потеряли слишком много. Сначала умерли их супруги, потом родные, погибли друзья только из-за того, что кому-то очень хотелось сломить этот род. К счастью проклятие обошло юных Лафаргов и их детей стороной, зато они оказались еще могущественнее в магии, чем все их предки, - произнес вдруг до сих пор молчавший венесуэлец. Им, как ни странно, оказался Марко, друг Рафаэля и бывший любовник Селестины. – Я не советую вам становиться на их пути. Оставьте Лафаргов в покое, и у вас не будет с ними проблем. Они предпочитают спокойно жить, но если вы их заденете, то враги у вас будут могущественные и страшные. Мой совет, не трогайте лихо, пока оно тихо.
- Но в таком случае, на нашей территории живут потенциально опасные…, - взвизгнула Амбридж, но ее остановил жесткий, почти ненавидящий взгляд Марко.
- У вас своих проблем хватает, чтобы создавать на свою голову лишние, - бросил он. – Мы вам уже все сказали. Хотите вариться в собственному соку, уничтожая сами себя, ваше право. Но Лафарги все еще являются подданными нашего государства, и никто их, его не лишал.
- Думаю, теперь мы можем отбыть, - резюмировал глава делегации. – Свое мнение мы высказали. У вас есть три часа, чтобы принять решение и уведомить наши правительства. От вашего решения будет зависеть, окажетесь вы в полной изоляции или нет. Если не верите, то…, - мужчина достал сквозное зеркало и заговорил по-испански. Те, кто знал язык, напряглись. – С этой минуты прямое сообщение с Испанией и Португалией для англичан закрыто. Не работают ни порталы, не аппарация, ни камины, - объяснил свои действия глава делегации. – Это, чтобы вы поняли, что мы не шутим. Прощайте, господа.
После этого латиноамериканцы удалились. В зале еще некоторое время было тихо, а затем начались крики. Все прекрасно понимали, что «шутки» кончились, более того, никто шутить и не собирался. Угроза изоляции стала реальностью. Кто-то мысленно уже проклинал появление Лафаргов в Англии и того, кто послал запрос для проверки доказательств в Латинскую Америку. Другие же благословляли тех же самых лиц. Фадж не знал, что ему делать, как реагировать на происходящее. Война с другими государствами ему была не нужна, англичанам хватало своего внутреннего врага.
- Закона не будет, - наконец, решил он дилемму. Дамблдор промолчал. Он не считал, что ослабление аристократии будет таким уж плохим делом. «Что ж, не так, так по-другому получится», - отступил он. – «Надо бы узнать про этих Лафаргов побольше. Надо бы к ним присмотреться. Если они так сильны, как о них говорят, то такие противники мне не нужны. А на данный момент они мне противостоят».
Совещание подошло к концу после огромного числа криков и возмущений. Результатом стал отказ от закона, немедленно был оформлен релиз, который разослали по отделам и в «Ежедневный пророк». И точно такой же релиз был отправлен всем, кто подписался под письмом-ультиматумом, пришедшим от аристократов, причем как светлых, так и темных. На этом вопрос был закрыт, несмотря на недовольных и довольных.

Рафаэль сидел в своем кабинете, зарывшись в ворох бумаг. После пробуждения Люциуса прошло всего несколько часов. Блондина полностью оккупировали шесть детишек. Молодой человек решил дать Малфою-старшему время для общения с малышами и пока не лезть к нему.
Работа не спорилась, совсем. Мысли все время возвращались к двум мужчинам, которые стали для него всем. У него никогда не было таких чувств ни к одному из его любовников. Была привязанность, была симпатия, но никогда не было желания принадлежать кому-то безраздельно, без всяких условий. Никогда, до этих пор. Трудно себе представить, что его покорил человек, который оказался виноват в смерти его биологических родителей. Но Рафаэль давно уже с этим разобрался. Невозможно ненавидеть за тех, кого не помнишь. Антонио однажды сказал, что Гарри Поттер никогда не узнает, какими были бы Поттеры, если бы выжили, и, возможно, что та жизнь, которая сложилась у мальчика-который-выжил, была лучшей долей. Он мог только опираться на других людей. Ему рисовали родителей, как идеальных людей, но он давно уже знал, что идеалов не существует, тем более кое-что видел сам в думосборе Снейпа. Он простил Тома Риддла, он простил Волдеморта. Странно? Возможно. Но ведь действия Волдеморта привели к тому, что у него теперь были близнецы. Он оказался отправной точкой всей этой истории.
Рафаэль улыбнулся. Больше не нужно было думать только самому, можно было положиться на двух мужчин, что были старше и опытнее, мудрее него.
- О чем задумался? – в кабинет вошла Селестина.
- Я счастлив, - тихо произнес ее брат.
- Я знаю, - улыбнулась та в ответ. – Ты весь светишься. Том и Люциус, наконец, заставили почувствовать тебе, что такое быть самим собой и не думать об окружающем мире.
- Да, это так неожиданно, - улыбнулся в ответ Рафаэль. – А как ты?
- Я? Я все больше понимаю, что ты был прав, - сказала девушка, усевшись на краешек стола. – И как ты углядел, мой интерес к Джорджу раньше меня?
- Я только однажды упустил тебя, - усмехнулся молодой человек. – Когда ты закрутила роман с Марко.
В этот момент раздался стук в окно. Селестина соскочила со стола и открыла створки, чтобы впустить рыжую сипуху Министерства. Она отвязала послание, угостила посланницу печением, и только после этого вскрыла письмо.
- Ха, мы выиграли, - усмехнулась она, передавая письмо брату.
- Надо же, а я думал борьба будет более мрачной и долгой, - хмыкнул Рафаэль. – С чего бы это они так быстро решили вопрос в нашу пользу? И Дамблдор совсем не пытался этому воспрепятствовать.
- Главное, что его отменили, - заявила Селестина, снова садясь на стол. Рафаэль укоризненно на нее посмотрел, но сестра просто проигнорировала его взгляд. – И, кстати, что ты делаешь здесь, когда должен быть со своей семьей?
- Люциусу нужно побыть с детьми, - сказал юноша.
- Это не мешает тебе быть рядом с ним, - покачала Селестина. – Раф, иди к ним.
Несколько секунд молодой человек колебался, а затем встал, чмокнул сестру в щеку и удалился.
«Раф, Раф, даже сейчас ты оставляешь место для сомнений, для отступления. Слава Святой деве Марии, что тебе просто не оставят выбора эти двое и свяжут по рукам и ногам, иначе ты никогда не будешь до конца счастлив», - подумала девушка. Рафаэль слишком долго жил в борьбе с самим с собой, даже будучи уже Лафаргом, он не смог до конца раскрепоститься. Она надеялась, что теперь все измениться.

Рафаэль прошел по коридорам и, наконец, оказался у дверей своей спальни. Они тихонько открыл двери и вошел. Здесь было тихо. На кровати спали Том и Люциус, детей не было видно. «Похоже, Сьюзен забрала их, чтобы дать Люцу отдохнуть», - с улыбкой подумал он.
- И долго ты будешь там стоять?- раздался чуть хриплый и с некоторым раздражением голос Тома. – А, ну, иди сюда!
Рафаэль тихонько рассмеялся, а затем, сбрасывая на ходу одежду, устремился к кровати, чтобы через минуту оказаться в объятиях двух мужчин. Он был уверен, что теперь у него все будет хорошо, а на остальной мир ему было плевать. У него была семья, дороже которой у него никого не было. Судьба все время ему дарила и отбирала, но сейчас он был готов бороться с Судьбой, чтобы эту семью у него никто не забрал. Он вцепиться всеми конечностями и зубами, но не отдаст.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 21.11.2009, 13:39 | Сообщение # 57
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 35. Возможные последствия беременности.

Сквозь полузакрытые веки Рафаэль наблюдал за тихими и осторожными сборами Тома. Он сразу почувствовал, когда мужчина поднялся с кровати. Со вчерашнего дня его не отпускало странное ощущение, что идиллия закончилась. Он никогда не забывал, кем является один из его любовников. И, похоже, тот тоже вспомнил об этом немаловажном факте. Хотя, надо думать, он об этом и не забывал.
Том, наконец, полностью облачившись в одежду, повернулся лицом к кровати. Он несколько секунд смотрел на двух мужчин, ничем не давая Рафаэлю понять, что знает о том, что тот не спит и наблюдает за ним. Он почувствовал обжигающий взгляд молодого человека сразу, как только поднялся с ложа. Он чуть заметно улыбнулся, затем подошел к кровати и наклонился над Люциусом, чтобы наградить блондина легким поцелуем в губы. Малфой лишь вздохнул, но не проснулся. Том поднял голову и посмотрел в встревоженные, и уже распахнувшиеся глаза Рафаэля.
- Тебе не о чем беспокоиться, - прошептал он, коснувшись щеки молодого человека. Его пальцы скользнули дальше и вплелись в роскошные черные волосы. – Ты же все понимаешь, - это прозвучало утвердительно.
- Я понимаю, но мне от этого не легче, - также шепотом ответил Рафаэль.
- Раф, я не собираюсь терять то, что дала мне Судьба, - решительно произнес Том. – Я слишком много сейчас имею, чтобы легко отдать и вычеркнуть из своей жизни.
Выпустив волосы Рафаэля, он положил руку себе на живот. Ему, наконец-то, удалось осознать окончательно, что жизнь изменилась уже бесповоротно, что в какой-то мере ему все же удалось добиться бессмертия, но путем, который знали все, один он почему-то упускал из виду. Внутри него жила жизнь, которая и сделает его «бессмертным», пусть и не в буквальном виде. – Я вернусь! – это прозвучало как обещание.
- Я буду ждать, - прошептал Рафаэль. Он подался вперед. Поцелуй получился с каким-то странным привкусом горечи. Молодой человек и сам себе не мог объяснить, что его беспокоит. Просто ощущение было такое странное – не хотелось отпускать Тома и все тут. И в то же время, сам, будучи очень свободолюбивым человеком, Рафаэль понимал, что не имеет права «капризничать» и ставить какие-либо условия своим мужчинам, которые к тому же были и старше и опытнее его. Уж если говорить об условиях, то скорее именно они имели все права выставлять их ему. Но он был уверен, что ни Люциус, ни Том не будут ущемлять его свободу. Откуда такая уверенность? Он и сам не мог ответить на этот вопрос. Просто знал и все.
Том отстранился, еще раз провел ладонью по щеке молодого человека, чуть заметно улыбнулся.
- Мне теперь есть куда возвращаться, и к кому, - произнес он тихо, затем выпрямился и быстро покинул спальню, явно боясь, что если еще чуть-чуть промедлит, то уже не уйдет. А ему нужно было решить несколько вопросов, поскольку долгое отсутствие Темного Лорда могло привести к плачевным результатам, поскольку кое-кто из Пожирателей на самом деле был далеко не вменяемым. А от таких, можно было ожидать всего – от просто глупости до апокалипсиса. Одна Белла чего стоила.
Рафаэль несколько секунд смотрел на закрытую дверь, затем улегся на кровати, устроив голову на груди блондина. В голове роились какие-то грустные и совершенно неуместные мысли.

POV Рафаэля.
Сколько всего может измениться из-за одного события. Для меня и Селы этим событием стали те три приснопамятных дня, которые в результате привели нас к новой жизни. Странное ощущение от осознания того, что изнасилование дало нам больше хорошего, чем плохого. Кто бы сейчас меня услышал, точно решил бы, что у меня поехала крыша. Возносить хвалебен изнасилованию… Да, Раф, тебе точно пора лечить голову. Села меня прибьет, если когда-нибудь узнает, о чем я сейчас думаю. Хотя, наверное, такое мое отношение к случившемуся связано с тем, что Люциус постарался тогда оградить мое сознание от ужаса происходящего. Не случись этого, не будь Люциус тем, кем оказался, я, наверное, был бы уже мертв. А если нет… Мне как-то не получается думать, что я не смог бы принять своих близнецов. Они – мое богатство, мое сердце… Да, Раф, потянуло тебя куда-то не в ту сторону…
Конец POV Рафаэля.

Из этих невеселых и чуть саркастичных мыслей по отношению к себе самому его вывел заворочавшийся Люциус. Тот крепко обнял его рукой и притянул крепче к себе. Блондин, хоть и чувствовал себя уже лучше, все еще находился на «постельном режиме». В вопросах медицины и лечения со Снейпом никто не спорил. Это было себе дороже.
- Том ушел? – хриплым со сна голосом поинтересовался Люциус.
- Да, - кратко ответил Рафаэль.
- Все будет хорошо, - вдруг успокаивающе произнес блондин. – Он сильный и могущественный маг. Не стоит забывать о том, что он Темный лорд, один из самых сильных темных магов прошлого и начала этого столетий, - Люциус накрыл своей рукой ладонь Рафаэля, покоившуюся у него на груди.
- Не забывай, что он ждет ребенка, - пробубнил молодой человек. – У него могут быть стихийные выбросы, к которым он сам не будет иметь никакого отношения . «Детка» может быть очень, ну очень, строптивой, а то и с таким чувством юмора, что нам всем вместе и не снилось.
- А с тобой такое было? – заинтересованно спросил блондин. Возможность узнать хоть что-то из прошлой жизни молодого человека и близнецов он не мог упустить. Люциус повернулся на бок, все еще прижимая к себе любовника. Рафаэль же улыбнулся, вспоминая некоторые «шалости», которые происходили во время его беременности.
- Да, близнецы были очаровательными озорниками еще задолго до своего рождения, - улыбка стала шире.

Ретроспектива.
Рафаэль сидел в малой столовой и внимательно слушал отца, который спорил с Мануэлой. За толом сегодня они были только втроем, поскольку опоздали на обед. Где сейчас была вся остальная семья, можно было только гадать, но в доме их явно не было. Антонио усиленно пытался доказать своей сестре, что она слишком уж опекает своих племянников.
- Ману, они не статуэтки в музее, с них не нужно сдувать пылинки, - Антонио единственное, что не сделал, это не закатил глаза к потолку.
- Они беременны, их надо холить и лелеять, - настаивала на своем женщина.
- Но не до такой же степени, - раздраженно бросил Антонио.
Рафаэль чуть заметно улыбнулся. Он нисколько не был против такой опеки. Он ощущал от своей новой семьи только заботу, любовь и нежность. Никогда раньше у него ничего подобного не было. Так прекрасно было купаться в тепле семьи, готовой сделать для тебя все. Он, конечно, мог бы вмешаться в разговор, и сказать, что совсем не против опеки тетушки, но боялся. Он реально боялся, даже после того, как уже четыре месяца был Куартеро Лафарга, что эта сказка просто возьмет и закончится. Он на самом деле с трудом понимал, как такой человек, как Антонио, мог взвалить на себя бремя быть отцом двух беременных подростков, да еще и с нервными расстройствами. Ему все время казалось, что если он сделает что-то не так, что «отец» просто передумает и они с Селой снова окажутся в одиночестве, на улице.
Слушая отца и обдумывая свои мысли, Рафаэль не заметил двух вещей: того, что положил в чашку вместо сахара три ложки соли, и того, что кое-кому не понравились его мысли.
- Раф?! – Антонио изумленно уставился на сына, оборвав свой монолог, который пытался доказать сестре, что его детям нужно больше свободы. Мануэла тоже уставилась на юношу, и она явно еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
Рафаэль удивленно вскинул голову и непонимающе посмотрел на отца, при этом он сделал глоток из своей чашки, который почти машинально поднес к губам.
- …, - это было что-то непередаваемое, особенно из-за смеси английских и испанских ругательств. Соль «обожгла» язык. Выговорившись на одном дыхании, юноша схватил кувшин с водой, пытаясь запить соленый чай. Но, похоже, это была не единственная его «пытка» на сегодняшний день. Антонио медленно поднялся из-за стола, подошел к сыну, поднял его со стула, развернул к зеркалу.
- МАМА! – пискнул юноша, в ужасе глядя на свои всегда в последнее время уложенные волосы. Сейчас на его голове был «ядерный взрыв» ядовито-розового цвета.
Три дня он ходил с таким ужасом на голове, отказываясь выходить куда-либо за пределы дома. Все попытки «убрать эту гадость» не увенчались успехом. Взрослые посмеивались и подтрунивали над ним, а молодежь пыталась помочь избавиться от непонятно как изменившейся внешности. У него уже началась истерика, когда тетка соизволила объяснить ему, что же происходит на самом деле.
Конец ретроспективы.

- Это была их первая выходка, и надо сказать, одна из самых безобидных, - с улыбкой закончил свой рассказа Рафаэль. Люциус слушал его, со всем возможным вниманием, впитывая эти крупицы, которые хоть что-то могли ему рассказать о пропущенных им годах из жизни его детей и их «матери». Ему казалось, что он может больше никогда ничего не услышать, словно, на Рафаэля может напасть какая-то немота.
- А было хуже? – поинтересовался он.
- Эти двое запирали меня в комнатах, привязывали к креслам, накладывали на меня силенцио, причем не на час, а на несколько дней, - рассмеялся молодой человек. – Однажды, они заставили исчезнуть с меня всю одежду. Не знаю почему, но им ужасно не хотелось ехать на один прием. Чтобы я не надел, одежда исчезала. Пришлось нам с Эленой остаться дома.
- Да, если нечто такое случится…, - Люциус замер. Перед его мысленным взором появилась картинка того, как у Темного лорда во время собрания Пожирателей вдруг появляется ядовито-розовая шевелюра. Он не сразу решил, смеяться ему над этой картинки или приходит в ужас от того, сколько после этого собрания ему придется хоронить друзей и знакомых. Том Томом, но забывать, что это один из самых вспыльчивых темных магов, не стоило.
- Люц, что случилось? – Рафаэль сел на кровати и обеспокоенно посмотрел на блондина. Ему очень не нравилось выражение на лице блондина.
- Я просто представил последствия того собрания, когда случится подобная детская шалость. Это сколько же людей придется хоронить? – с какой-то неуверенностью в голосе произнес Люциус.
Рафаэль некоторое время смотрел на него, в глазах ничего не отражалось, но было явно видно, что он пытается что-то для себя уяснить. Вдруг он подскочил на месте, затем слетел с кровати, схватил халат и ринулся к двери.
- Ты куда? – удивленно воскликнул Люциус.
- Он же всех переубивает, - Рафаэль замер около двери, одевая на себя, халат. – Этого нельзя допустить… Тут же такое тогда начнется, - и вылетел за дверь.
Люциус тяжело вздохнул. Он, конечно, понимал, насколько теоретически сложившаяся ситуация, но оставаться одному в спальне ему тоже не хотелось. Особенно, когда только что тут рядом лежал красивый, сексуальный и обнаженный брюнет. Но скучать ему не дали. Дверь тихонько отворилась, и в комнату просочилось шестеро детишек. Казалось, те караулили где-то рядом, дожидаясь, когда Люциус останется в комнате один.
- Дядя Люц? – Глория оказалось самой смелой.
- Идите сюда, - улыбнулся мужчина, поправив на себе одеяло. Не надо было деткам знать, что на нем ничего больше не было. Он похлопал по кровати рядом с собой. Через пару секунд он уже оказался окружен детьми. Люциус в очередной раз обратил внимание на нерешительность Даниэля. Тот словно пытался самоустраниться, боялся приблизить сам и позволить другим приблизиться к себе.
- Дани, - Лео притянул мальчика поближе к себе, и теперь сидел, не выпуская маленькую ладошку из своей. Люциус про себя улыбнулся. У него был очень внимательный и ответственный сын. Даниэль осторожно улыбнулся.
«Надо поговорить с Рафаэлем», - подумал мужчина. – «Это ненормальная реакция. Ощущение такое, что ребенок считает себя здесь лишним, ненужным».

Рафаэль метеором пронесся по дому в поисках, как он считал «самого умного человека в этом доме», Северуса Снейпа. Мельком отметил странную тишину и отсутствие людей. Казалось, дом просто вымер. Снейп обнаружился рядом со своим мужем в выделенных для них комнатах. Рафаэль влетел к ним без стука, совершенно не подумав, что они могут заниматься чем-то таким, чему не хотели бы видеть свидетелей. Молодой человек замер посреди комнаты, уставившись на кровать, где с комфортом устроившись в объятиях Северуса полусидел Сириус, причем оба мужчины были полуголыми. Нет, они не занимались ничем таким. Они… читали.
Рафаэль стоял с таким выражением на физиономии, что оба мужчины хмыкнули. Еще бы, на лице Рафаэля можно было крупными буквами прочитать полное неверие того, что его крестный, который всеми фибрами души ненавидит «Сопливуса», лежит, можно сказать, нежится в объятиях самого нелюбимого, сальноволосого профессора зелий.
- Рафаэль? – Сириус улыбнулся, глядя на смену эмоций на лице крестника. Тот, наконец, пошевелился, совсем по-детски протер глаза, и снова уставился на мужчин.
- Что, все еще не можешь поверить, что мы вместе? – насмешливо поинтересовался Северус.
- Да, много я в этой жизни пропустил, - задумчиво произнес Рафаэль. – Наверное, теперь поверил, - и через секунду добавил. – Мне надо выпить и сесть.
Он щелкнул пальцами. Тут же появился домовик с подносом в руках и стоящим на нем стаканом с янтарной жидкостью. Рафаэль одним глотком отправил виски в себя, затем выдохнул и упал в подставленное эльфом кресло. Коротко кивнув мужчинам, домовик испарился. Сириус и Северус оценили «сервис».
- Успокоился? – усмехнулся Снейп, удерживая Сириуса в своих объятиях. Да, тот и не особо сопротивлялся, ему и в таком положении было хорошо, хотя очень хотелось подойти к крестнику и узнать, все ли с ним в порядке. Честно говоря, его позабавила реакция Рафаэля.
- Хмм, одно дело, когда только слышал, другое, когда увидел. Я, похоже, не осознавал до конца, что вы ВМЕСТЕ, - тихо произнес молодой человек.
- Во что ты еще не верил? Или, вернее, не веришь? – подал голос Сириус.
- Понятия не имею, - признался Рафаэль. – Но надо бы выяснить, чтобы в такие казусы больше не попадать.
- Кстати, что же такое сверх ординарное тебя привело к нам? – насмешливо поинтересовался Северус.
- А? – хозяин дома недоуменно уставился на Снейпа, но тут же вспомнил причину своих «поисков». Он вскочил с кресла и очень эмоционально начал объяснять размеры вселенского ужаса под названием «беременный Темный лорд».
Северус осознал проблемы сразу, поскольку с «шалостями» подобного рода столкнулся не понаслышке, а, что ни на есть, на собственном опыте. Буквально вчера вечером он чуть не поссорился из-за какой-то мелочи с Сириусом. Пару часов ему пришлось просидеть с ярко-рыжими волосами, которые ужасно не шли к его физиономии. Радовало его в тот момент только то, что видел его в таком виде лишь муж. Сейчас он понял, что если бы все-таки кто-то стал свидетелем его «позора», то маловероятно, что он остался бы без модификации памяти. Это, конечно, говорило в его пользу, но подобным хладнокровием совершенно не обладал другой человек, у которого «детка» тоже могла выдать нечто подобное, если ей, не дай Мерлин, что-то не понравится. Последствия могли иметь просто грандиозный размах. Сразу можно было отдавать все лавры Дамблдору и больше не трепыхаться.
- Северус, что будем делать? – Сириус тоже представил себе эти последствия.
- Во-первых, надо как-то заставить Тома не встречаться с Пожирателями, - заявил Рафаэль.
- Он – Темный лорд, - безаппеляционно произнес Снейп. – Его отсутствие не менее опасно, чем присутствие.
- Если этот ребенок имеет хотя бы пять процентов моего характера, я могу точно сказать, что случится, если он попытается кого-нибудь проклясть чем-нибудь наподобие Круцио, - фыркнул Рафаэль
- А что, были прецеденты? – прищурился Сириус.

Ретроспектива.
Лафарги были той семьей, которая считала, что нет никакого разделения между темной и светлой магией. И там, и там есть свои заклятия и проклятия, которые могут, как помочь, так и отправить на тот свет. Антонио сразу решил, что будет ломать стереотипы своих детей, которые им вдалбливали в голову несколько лет. Если честно, он пришел в ужас от того, насколько по сути, были безграмотны молодые люди. Он даже представить себе не мог, что в Англии, которая всегда кичилась своим статусом мировой державы, мягко говоря, все очень плохо. Антонио даже готов был к сопротивлению Селестины и Рафаэля, но те даже слова против не сказали. Сначала его это удивило, а затем, присмотревшись, он понял, что оба подростка просто-напросто бояться оказаться в одиночестве, никому ненужными. С этим ему тоже предстояло бороться, но уже позже.
- Рафаэль, постарайся, - Антонио посмотрел на сына, который пытался сосредоточиться на материале по алгебре. Ему и Селе было сказано, как можно реже пользоваться магией, поскольку в их возрасте беременность была все же чревата разными осложнениями, а они еще и находились в довольно плохом эмоциональном состоянии, что постоянно давало о себе знать.
- Я не понимаю, - начал раздражаться юноша. – Для меня это все дремучий лес.
- Раф, ты не слушаешь, - Антонио сел рядом с сыном. – Ты уже заранее пришел к выводу, что алгебра не для тебя, как и многие другие предметы.
- Но это действительно так, – воскликнул Рафаэль. – Еще эти сумерки, - он вскинул руку, чтобы произнесли Люмос, но так и замер с открытым ртом, откуда не раздалось ни звука, а во-вторых, его палочка оказалась в другом конце комнаты. Он недоуменно посмотрел на отца, в глазах появилась обида, но Антонио лишь взглядом указал ему на живот, намекая, кто виноват в его сегодняшних проблемах.
- По крайней мере, за тобой не нужно постоянно следить, ребенок лучше знает, что тебе можно, а что нет, - усмехнулся он, потрепав парня по голове.
Рафаэль в тот день так и не заговорил, поскольку кое-кто решил, что ему лучше помолчать.
Конец ретроспективы.

Рафаэль улыбнулся, вспомнив этот безобидный эпизод из своей жизни. Он хоть в то время был дома постоянно и в кругу родных. Неизвестно, во что все бы вылилось, случись подобное где-нибудь на светском рауте. Селестине в этом не так повезло, поскольку она на подобные рауты выезжала даже тогда, когда живот был уже виден. Вот на одном таком балу Рик и выдал целое представление, хорошо хоть решил не издеваться над собственной матерью. Музыка ему не понравилась, вот он и разбушевался: мебель летала по всему дому, не только в бальном зале. Желание не рожденного ребенка может привести к совершенно невообразимым последствиям.
- Много чего было, и не особо приятного тоже, - наконец, произнес он, давая ответ на вопрос Сириуса. – Надо что-то решать… Иначе Англия останется без аристократии.
- Ладно, - буркнул Северус, неохотно освобождая из своих объятий мужа. – Приму на себя я этот удар.
- Это может быть очень опасно, - нахмурился Сириус. – Лорд действительно опасный человек.
- Я знаю, Сири, - кивнул Снейп. – Но в одном Рафаэль прав, это нужно остановить до того, как произойдет что-то непоправимое.
Он быстро привел себя в порядок, чмокнул мужа в губы и уже на выходе из комнаты произнес.
- Надеюсь, ты позаботишься о своем крестном, чтобы он не очень переживал.
- Куда же я денусь, – проворчал Рафаэль. Он очень надеялся, что ничего не успеет случиться, и зельевар не попадет под горячую руку.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
DayanaДата: Суббота, 21.11.2009, 15:01 | Сообщение # 58
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
ням ням... жду проду=)


дорожить, чтобы потерять.....
 
RaushenДата: Суббота, 21.11.2009, 19:29 | Сообщение # 59
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
да уж, беременные Темные Лорды опасны для чужего здоровья! Что-то мне не нравится ощущения беспокойства Рафа...
Quote (Lash-of-Mirk)
Я вернусь! – это прозвучало как обещание.
настораживает эта фраза меня, вот только бы Рафу не пришлось ждать столько же лет для знакомства со своим ребенком, а то вдруг кто Лорда украдет?



Воспоминания - цветы
Между страницами любимых книг...
 
AsphodelДата: Суббота, 21.11.2009, 20:54 | Сообщение # 60
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Дааа что-то мне тоже тревожно стало sadwalk
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Испытание мужества" !ПРОДА 50-глава 14.12.2016! (ГП/ЛМ/ТP~слэш~NC-17~драма, приключения~макси~в работе)
  • Страница 2 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 6
  • 7
  • »
Поиск: