Армия Запретного леса

Понедельник, 22.01.2018, 07:02
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 712367»
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Белые драконы" !!ПРОДА 14.12.2016!!!!! с 40 по 44 главы (~слэш~NC-17~таймфик,роман,приключ-я~макси~в раб)
"Белые драконы" !!ПРОДА 14.12.2016!!!!! с 40 по 44 главы
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:12 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название: Белые драконы
Автор: Linnea
Соавтор: нет
Переводчик: фик авторский
Бета/ Гамма: на данный момент нет
Жанр: таймфик, роман, приключения, дамбигад
Пейринг: их много и они странные, пока не напишу, поскольку еще сама не уверена
Рейтинг: NC-17
Размер: макси.
Статус: в работе
Дисклаймер: герои не мои, ни на что не претендую, просто пишу.
Предупреждение: АУ и ООС;
Аннотация:Есть легенда о белых драконах, могущественных магических существах, которые приходят в мир только тогда, когда ему грозит большая беда, способна уничтожить магию.
Семь студентов Хогвартса узнают то, что их ушам не предназначалось. Древнее пророчество, более древнее, что то, что сделала когда-то Трелони, вступило в силу. Они переносятся в прошлое, учаться, получают новые силы, а в это время в Англию возвращаются те, кто уже много лет считается мертвым...
Все меняется, и теперь всем придется счиаться с новой силой, что приходит в этот мир и только от них будет зависеть, как этот мир будет существовать дальше...
Разрешение на размещение: получено.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:13 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 1. Исчезновение

- Северус за этот год основательно сломал блок у Поттера. Сейчас разум мальчишки открыт всем ветрам, - голос Дамблдора звучал презрительно и холодно.
- Сколько мальчишка сможет выдержать? – голос принадлежал профессору МакГонагалл.
- Надо будет еще доломать его психику. Думаю, что статейки в "Ежедневном пророке" сделают свое дело, когда его будут то возносить на самые вершины, то резко опускать на самое дно, - бросил директор Хогвартса.
- Так сколько? – голос Грюма.
- Не долго. Думаю, пару лет мы еще подержим его в подвешенном состоянии, а потом он сдохнет вместе с Волдемортом, когда Невилл прикончить эту возродившуюся тварь, - сказал Дамблдор.
- Да, это была самая удачная мысль, чтобы взрастить мнимого героя, когда настоящий останется в тени и будет такая возможность выучить его всему. Он прекрасно владеет собой и играет свою роль, - похвалил Лонгботтома еще один голос. Именно он стал последней каплей, которая надломила колени у стоящего у стены юноши. Он начал оседать на пол, но несколько пар рук поддержали его. Черноволосая голова откинулась на плечо блондина, который с непередаваемым выражением в глазах смотрел на рыжего парня, который одновременно с ним подхватил падающего друга.
- Да, Блека стоило убрать еще тогда, два года назад, Альбус, - прозвучало из-за стены.
- Все в порядке, он все равно ничего не успел сказать Поттеру, так что его мы заткнули очень вовремя. Какая это была удача, что за его спиной оказалась Арка, - холодно произнес Дамблдор. Рука третьего юноши накрыла рот брюнета, сидящего в объятиях двух юношей. Голоса за стеной стали глуше, раздался щелчок, означавший, что комнату покинули. А здесь, в этом месте стояла мертвая тишина.
- НЕНАВИЖУ! – это было первое слово, которые вырвалось из груди рыжеволосой девушки, она со всего размаху врезала кулаком в стену. Из глаз текли слезы, как и у двух других девушек, стоящих у стены. Вот одна из них, с каштановыми встрепанными волосами, подошла и опустилась на колени рядом с сидящими на полу парнями.
- Гарри, - тихо позвала она. Блуждающий, затуманенный взгляд зеленых глаз остановился на ней. Девушка испугалась, в первую секунду подумав, что друг обезумел, но вот где-то в глубине появились искорки понимания. Руки блондина обвились вокруг брюнета, умоляющий беспомощный взгляд серых глаз встретился с голубым рыжего парня, который тут же обнял брюнета, одновременно касаясь и блондина. Плотину прорвало. Узкий коридор разорвал дикий, отчаянный, все разрушающий вой. Юноша бился в объятиях двух парней. Руки девушки легли на плечи блондина и рыжего, с другой стороны встала черноволосая девушка, рядом с ней опустилась рыжая и обхватила брюнетку и рыжеволосого парня за талию, синеглазый парень, который закрывал рот брюнета рукой, таким же образом обнял взлохмаченную шатенку и блондина. Минуты шли, эхо успокоилось, а ребята так и стояли на коленях, давая тепло юноше, оказавшемся в центре созданного ими кокона. Глаза ребят застилали слезы, они с болью в сердце смотрели как в черных волосах прямо у них на глазах появляются пряди седых волос.
- Мы с тобой, Гарри, - произнесла рыжая.
- Джинни, твоя рука, - Панси Паркинсон посмотрела в яркие голубые глаза девушки.
- Боже, за что все это? – вырвалось у Гермионы Грейнджер.
- Это страшно, - прошептал Блейз.
- Что делать? – Рон поднял голову и по очереди посмотрел на собравшуюся в коридоре компанию, которая в одночасье разрешила все свои проблемы, разрушила былую неприязнь.

Два часа назад четверо гриффиндорцев – Гарри Поттер, Рон и Джинни Уизли и Гермиона Грейнджер решили пройтись по замку, а именно по тому коридору, о котором мало кто знал. Они никогда не могли бы подумать, чем обернется для них этот поход. Они просто молчали. Гарри только два часа назад вернулся от директора, с которым у него состоялся разговор. Послезавтра они должны были отправляться домой, на летние каникулы. Только вчера погиб Сириус, последний родной для Гарри человек, способный хоть что-то изменить в его жизни.
Они сначала даже не придали значения странному гулу голосов, раздавшемуся откуда-то из-за стены, пока кто-то из говоривших не повысил голос и не произнес того, что заставило всех четверых замереть на месте.
- Как вы собираетесь на это лето поступить с Поттером?
- Будет сидеть у Дурслей до 1-го сентября, - последовал ответ. Голос они узнали сразу – Дамблдор.
- Нужны деньги на проведение операций, - чей-то незнакомый.
- Не проблема, возьмем из сейфа Поттера, - усмешка в голосе директора. – Они ему все равно не понадобятся.
- О, да, сдохнет раньше, - Джинни и Рон замерли, казалось, что у них остановились сердца. Голос матери они не могли спутать не с чьим. Оба Уизли в шоке уставились на Гарри, который в оцепенении смотрел на них. Оба рыжих словно говорили ему глазами – поверь, мы не знаем, что тут происходит, мы тебя не предавали.
- Что делать с Грейнджер? Она слишком часто оказывается рядом с разгадками? – голос МакГонагалл.
- Обливиэйт, в крайнем случае, уберем, все спишут на Пожирателей, - холодный голос директора.
- Какое счастье, что Рон и Джинни у меня такого недалекого ума, - усмешка в голосе Молли Уизли.
- Да, природа на наших младших явно отдохнула. Не надо было их вообще рожать, но, к сожалению, прервать обе беременности было нельзя, иначе Молли бы умерла, - голос Артура Уизли. Джинни зажимала себе рот обоими руками, в глазах плескалось столько боли, гнева, ярости и отчаяния. Гермиона прижала девушку к себе, хотя сама держалась с трудом. Одной рукой Рон взял за руку сестру, а вторая покоилась в ладони лучшего друга. Он не видели, как из-за угла появились трое слизеринцев – Драко Малфой, Панси Паркинсон и Блейз Забини. Те несколько удивились наличию гриффиндорцев в этом коридоре, поскольку думали, что никто больше не знает о нем. Насторожило их и поведение недругов. Те стояли как статуи, словно встретили на своем пути василиска и заглянули ему в глаза. Слизеринцы переглянулись, они тихо подошли поближе и только тут поняли, что же превратило гриффиндорцев в изваяния.
- О, наши младшенькие имеют один куриный мозг на двоих, - смешок в исполнении Молли Уизли. – Я просто поражаюсь, как у меня вообще могло родиться такое.
Слизеринцы в недоумении посмотрели друг на друга, а затем на гриффиндорцев. Никаких сомнений, о ком говорила женщина, у них не возникло. Все было написано на лице рыжих. Драко Малфой, который всегда был способен найти больное место у любого человека, а потом ударить именно по нему для пущей агонии, сейчас, если честно, растерялся. Какими бы холодными у него не были отношения с матерью, но та никогда бы не посмела вот так высказаться о своем ребенке, а уж про обоих родителей и говорить нечего.
- Это такая удача, что близнецам было на ком экспериментировать, - саркастично заметил Артур Уизли.
- Ох, Артур, не говори, что сам лично поощрял их эксперименты на своих младших, - смешок от Минервы МакГонагалл.
- Именно это я делал, и делаю, - последовал ответ.
- Да уж, собралась группа отщепенцев: Поттер-невростеник, двое слабоумных деток Молли и Артура и зазнайка-всезнайка Грейнджер, по которой расческа уже рыдает горючими слезами, - этого голоса ни гриффиндорцы, ни слизеринцы не опознали.
- Слежка за Поттером будет? – Грюм.
- Нет, зачем, Арабеллы вполне хватает, да, если что и случится, на доме сработают сигнальные чары, - ответил Дамблдор. – Ну, это в том случае, если нападение будет.
- Представляю его лицо, когда он поймет, что никаких писем он не получит, да и никто не прибудет за ним, - хохотнул Артур. – А мои младшенькие послушаются беспрекословно.
- Что все-таки делать с Грейнджер? Девчонка действительно умна не погодам, даже удивительно, что она грязнокровка, - декан Гриффиндора была прямолинейна. Слизеринцы уже просто впали в ступор и только беспомощно переглядывались между собой. Гриффиндорцы так и не обнаружили их присутствия.
- Думаю, самый лучший способ несколько ограничить ее влияние на Поттера, да и на всем факультете, это сделать ее сиротой, - последовал ответ.
- Нападение? Но на кого его списать? Малфой в Азкабане, и долго оттуда не выйдет, - голос Грюма рокотал за стеной. Драко дернулся после этих слов, но Панси и Блейз его удержали.
- На Люциуса у меня свои планы. Надо сделать так, чтобы Северус был вне всяких подозрений у Лорда, - произнес Дамблдор.
- Что вы предлагаете? – несколько голосов одновременно.
- Представим все так, словно шпионом был Малфой. Фадж с удовольствием пойдет на этот шаг, так что через пару недель Малфой будет на свободе, но репутация у своих у него будет еще та. За это время Нарцисса примет метку и займет его место рядом с этим выродком. Она первоклассный шпион. Люциус даже понятия не имеет, как ловко его жена вытягивала из него все сведения, - усмехнулся Дамблдор.
- А что делать с младшим Малфоем? – вопрос от МакГонагалл.
- А что с ним делать? Если что, просто посадим под Империо. Надо будет, встанет и на колени перед Темный лордом, - хохотнул Грюм.
- Что с нападением на Грейнджеров? – снова вопрос от незнакомца.
- Оба должны умереть на глазах девчонки, - последовал ответ. – Спишем все на Паркинсонов и Забини, а то они что-то сильно активизировались в последнее время. Улик на них должно быть достаточно.
Панси закрыла рот обоими руками, глаза расширились от ужаса, при этом она еще смотрела на Гермиону Грейнджер, которая под тяжестью услышанного сгорбилась, но страшней всего было смотреть на Гарри Поттера. Казалось, что тому в сердце вбили кол и теперь раз за разом его проворачивают, чтобы сделать ему еще больней, чем есть уже сейчас. Они уже думали, что не смогут услышать ничего такого, что могло бы усугубить и так ужасную ситуацию, но как же они были не правы. Упоминание Сириуса Блека, а тем более настоящих причин его смерти, выпустило из Гарри дух. Но последней каплей стал голос, который узнали все. Это сломало Гарри, сломало окончательно. Ремус Люпин, профессор ЗОТИ на их третьем курсе, один из лучших друзей родителей Гарри был не на его стороне.
- Мы же только дети..., - одними губами произнесла Панси, но и Драко, и Блейз ее услышали...

- Что делать?– Рон поднял голову и по очереди посмотрел на собравшуюся в коридоре компанию, которая в одночасье разрешила все свои проблемы, разрушила былую неприязнь.
- Не знаю, - беспомощно отозвалась Гермиона.
- Нельзя этого допустить, - воскликнула Панси.
- В первую очередь надо отсюда убираться. На крик сбегутся все, кому не лень, - произнес Блейз, поднимаясь сам и поднимая Гермиону. Ребята поднялись с пола. Рон и Драко, поддерживая с двух сторон, вели Гарри.
- Куда? – спросила Джинни, зажимая второй рукой разбитый кулак.
- Может в выручай-комнату? – неуверенно произнесла Гермиона.
- Далеко и могут увидеть, - покачал головой Блейз. В этот момент в стене рядом с ними появилась дверь. Подростки переглянулись, но на обдумывание не осталось времени, так как за спиной послышались голоса. Они нырнули в дверь, которая исчезла из коридора в то же мгновение. На том месте, где ребята стояли на коленях, лежал платок, но, когда подошли Дамблдор с учителями и старостой школы, ничего уже не было. Платок Джинни растворился в воздухе.
- Что это был за крик? – МакГонагалл посмотрела на директора.
- Не знаю, но он даже Фоукса заставил забеспокоится, - ответил Дамблдор, потом провел палочкой по коридору, но ничего не произошло. Ни одно заклинание не показало, что здесь кто-то был.
- Не думаю, что это отсюда, - произнес Снейп. – Об этом коридоре не так много народу знает, не говоря уже о студентах.
- Да это было больше похоже на крик баньши, - выразил свое мнение Люпин.
- Надо прочесать этаж, на всякий случай, - произнес Дамблдор. – Хотя, думаю, это была чья-то шутка.
Ребята оказались в светлой комнате: стены были отделаны оттенками белого цвета, что казалось просто невероятным, поверх шла золотая отделка. Мебель тоже была белой, но вся она была сделана в виде драконов, даже камин был стилизован под двух драконов.
- Красиво, - тихо произнесла Панси, осматривая комнату.
- Да, Хогвартс хранит в себе столько секретов, что можно диву даваться, - произнесла Гермиона.
- Мы ничего не можем сделать, - прошептал Гарри, поднимая голову и смотря на ребят.
- Мы можем предупредить родителей, - воскликнула Панси, и тут же сникла.
- Мы не успеем, у нас нет доказательств, они все равно найдут способ все это провернуть, - Гермиона забралась в кресло, поджав под себя ноги. Рон и Драко не отходили от Гарри, которого начало трясти мелкой дрожью. Драко подумал, что неплохо было бы сейчас найти плед. Как только его мысль оформилась, ему на колени опустился белый пушистый плед. Блондин тут же укутал в него зеленоглазого брюнета. Гарри опустил голову на плечо сидящего справа Рона и закрыл глаза. На лицах остальных подростков было написано беспокойство. Они прекрасно понимали, что хуже всех сейчас пришлось именно Гарри Поттеру. Драко вздохнул, и убрал упавшую на лоб Гарри прядь черно-седых волос.
- Гарри прав, мы ничего не сможем сделать, - произнес он.
- Что вы делали в том коридоре? – тихо спросила Джинни.
- Наверное, то же, что и вы, пытались побыть в одиночестве, - ответила Панси, колдуя над рукой рыжеволосой девушки.
- Знаете, я никогда не могла даже представить, что нас могут вот так использовать, как половые тряпки. Вымыл пол несколько раз и не жалко выкинуть, когда пришла в негодность. Дамблдор – великий светлый маг, - Гермиона скривилась, в голосе появился сарказм, перемешанный с горечью. – Да он хуже чем Волдеморт.
Самое удивительное, но упоминание имени Темного лорда никак не сказалось на сидящих подростках. Они только смотрели на девушку и ждали продолжения ее размышлений вслух. Но заговорила не она, а Гарри. Мальчик так и не открыл глаза, но его слова падали в тишину комнату как удары молота на наковальню.
- Мы отбросы, то что можно без сожаления выкинуть. Мою жизнь расписали от начала и до конца, даже то, как я должен умереть. Знаете, что я сказал сегодня Дамблдору, когда был у него в кабинете? Я не хочу быть человеком. Все, кто оказался хоть как-нибудь связан со мной ближе, чем ненавистью или равнодушием платят своей жизнью. Я так больше не могу. Я не хочу быть человеком. Знаете, хочется почувствовать крылья за спиной, расправить их и взлететь и что бы из горла рвался крик.
- А воздух кружил рядом, кружил вокруг, словно обволакивая тебя мягким одеялом, - вдруг заговорил Драко, в глазах которого появилось мечтательное выражение, а на губах легкая улыбка. – И ты планируешь...
- И крылья держат тебя на потоке, а перед глазами вершины гор, - продолжил Блейз.
- Они словно приветствуют тебя, - тихо произнесла Джинни.
- А ты делаешь взмах и меняешь направление, ты летишь туда, где вечно лежат снег и лед, - Гермиона как-то странно посмотрела на остальных.
- Впереди вода, в ней отражаешься ты. В небе, расправив крылья зависли..., - Панси вздрогнула.
- Белые драконы, - общий выдох. Семь подростков уставились друг на друга. Секунда проходила за секундой, но тут их накрыло сияние и все померкло во тьме. Оглушающая тишина повисла в комнате, в которой никого уже не было. В следующую секунду по всему замку послышался вздох, который отозвался в каждом камне. В любой легенде есть зерно правды. А о Хогвартсе ходили легенды, что он живой. Никто не придал особого вниманию произошедшему, а очень зря. Даже директор решил, что это была всего лишь чья-то, известно чья, попытка проверить защиту Хогвартса.
Спустя три часа после происшествия в гриффиндорскую башню вернулись Гарри, Гермиона и Рон с Джинни. Поттер был несколько удручен, что списывали на смерть его крестного, но волосы у мальчика были черными, не единого седого волоска и признака того, что он услышал несколько часов назад, то же касалось и остальных. Они даже разговаривали на различные темы. Такая же ситуация была и в слизеринской гостиной, куда заявились Панси, Драко и Блейз. Вечер прошел как всегда. Утром все студенты сели в поезд и направились домой, только Дамблдор как-то странно посмотрел на Гарри Поттера. Он прочел мальчика, и именно это ему показалось странным. В голове ребенка билась только несколько мыслей, и больше ничего. Только вот вывод директор сделал не верный, решив, что мальчишка тихо сходит с ума.
В Хогвартс-экспрессе все было как всегда: Драко Малфой по уже устоявшейся традиции посетил гриффиндорцев вместе со своими телохранителями, заработал при этом довольно противное заклятие, выпущенное из трех палочек одновременно, пылал угрозами и все такое. На платформе члены Ордена припугнули Дурслей, Нарцисса Малфой с трудом вернула сыну нормальный облик, Уизли попрощались с Гарри, обещав писать. Никто не обратил внимания на мелочи, которые могли дать им подсказку к тому, что случилось чуть позже.
Гарри сел в машину Дурслей и уставился в окно, не реагируя ни на какие подначки своих глубокоуважаемых родственников. На середине пути Вернон Друсль резко ударил по тормозам и чуть не стал причиной большой аварии на дороге. Супруги Друсль и их сын в ужасе смотрели на то место, где только что сидел Гарри Поттер, оставивший после себя легкий аромат корицы и бело-золотое сияние. Мальчик исчез прямо у них на глазах. Дурсли еще долго пытались прийти в себя. Они решили, что никому ничего не расскажут. Никто на Тисовой улице не видел, как племянник Петунии вошел в дом, но все видели, как Вернон, тужась из всех сил втаскивает его сундук. Все решили, что мальчишка уже в доме, в том числе и Арабелла Фигг.
Гермиона с улыбкой смотрела на своих родителей, но была непривычно молчалива. У дома их уже ждали, но то, что произошло стало для всех неожиданностью. Девочка растаяла в воздухе, и рядом только витал аромат чайной розы. Маги даже забыли, зачем прибыли на место. Джейн Грейнджер упала в обморок, ее муж пребывал в глубочайшем шоке, так что захватить их было вопросом одной секунды. Проснулись супруги в небольшой холодной камере, где им предстояло провести немало времени.
Драко вошел в свою комнату, кивнул матери и закрыл двери. Как только раздался щелчок, в комнате уже никого не было. Казалось, что все пропитано ванилью.
Панси стояла у фонтана в саду, за ней наблюдали родители. Женский крик оповестил округу о том, что наследница испарилась.
Старший брат Блейза, сын Эдмунда Забини от первого брака вошел в комнату мальчика, чтобы застать именно тот момент, когда тело медленно растворялось в воздухе, оставляя после себя легкий аромат кофейных зерен.
Брат и сестра Уизли поднимались по лестнице на второй этаж, когда их окликнули. Они повернулись, на губах застыли улыбки. На глазах всего семейства Уизли младшие исчезли в дымке, по дому навязчиво стали распространяться ароматы орхидеи и кориандра.
Семь подростков исчезли с лица земли.

- Это..., - Молли Уизли никак не могла подобрать слов, чтобы объяснить произошедшее на ее глазах.
- Они просто исчезли, растворились, - недоуменно произнес Билл Уизли.
- Я никогда такого не видел, - кивнул Артур. – Вот они оборачиваются, улыбаются и все, их больше нет, только аромат.
- Да, кориандр и орхидея, - кивнула Молли.
Данные разговор происходил спустя полтора часа после случившегося на Гриммуальд-плейс, 12, в особняке Блеков, из которого никто и не собирался уезжать.
- Точно также, как исчезла Грейнджер, - произнес Грюм, проходя в столовую.
- Что вы имеете в виду? – Дамблдор уставился на своего соратника.
- Мы ничего не успели, девчонка испарилась, словно растаяла в воздухе. Грейнджеры сейчас в этом доме в подвале, в камере. Не нашли ничего умнее, как притащить их сюда, - сказал Люпин, прислонившись к стене.
- Ремус, проверь Поттера, Артур, ты с ним, - приказал директор, у которого вдруг неприятно кольнула в районе сердце. Нехорошее предчувствие все глубже укоренялось в сознание.
Ремус и Артур аппарировали в Литтл-Уининг, на Тисовую улицу. Сбросив с себя мантии, они прошли к дому номер четыре и постучали в дверь.
- Нет его, не знаю, что это было, но ваши штучки уже достали, - Вернона трясло, он все еще не отошел оттого, что случилось по дороге домой.
- Что, значит, нет? – не понял Артур.
- Исчез, испарился, растаял, как хотите, так и понимайте, - выпалил Вернон Дурсль. Люпин сжал челюсти, уж очень сильно это напоминало ему то, что случилось с тремя другими гриффиндорцами. Через пятнадцать минут оба мага уже знали всю историю, случившуюся на дороге. Они оставили испуганных Дурслей, и направились обратно в штаб, где их ждал еще один сюрприз. Родственники Гарри, поняв, что они никогда не смогут жить спокойно, если останутся в этом доме, поэтому этой же ночью дом на Тисовой опустел. Дурсли сбежали.
Нарцисса Малфой со смешанным чувством выслушивала леди Паркинсон и леди Забини, которые в ужасе рассказывали об исчезновении своих детей. Блондинка сама прибывала в некотором ступоре, не обнаружив сына в его комнате, вообще не найдя его на территории поместья. Наконец, избавившись от присутствия двух женщин, Нарцисса направилась в штаб Ордена Феникса, поделиться новостями.
- Нарцисса?! – Дамблдор удивленно посмотрел на женщину. За пару минут до нее прибыли Ремус и Артур, и как раз рассказывали, что произошло у Дурслей.
- Пропали мой сын, Панси Паркинсон и Блейз Забини, - с порога объявила женщина.
- ЧТО?! – сразу несколько голосов раздалось в ответ на ее слова.
- Растворились на глазах у своих семей, - ответила Нарцисса. – Правда, что именно произошло с Драко, не имею понятия.
- Поттер, Грейнджер, двое младших Уизли, Малфой, Паркинсон и Забини, - себе под нос произнес Грюм. Его никто не услышал. Старый аврор отошел к окну и задумчиво посмотрел на улицу. "Ох, ребятки, что же вы натворили? Или кто это сделал? Прости, Гарри, но ты должен был все это услышать и понять, кто тебе друг, а кто враг. Надеюсь, ты сможешь пережить все это, и как феникс восстанешь из пепла, более сильный и могущественный", - вот такие мысли, закрытые от всех сильнейшим блоком, роились в голове Грозного глаза Грюма.
- Нам нужно их всех отыскать, - произнес Дамблдор. – Нарцисса, исчезновение Драко не повлияет на тебя?
- Нет, скажу, что Люциус его спрятал, а меня не уведомил, - усмехнулась женщина.
- Ты уже приняла метку? – спросил директор.
- Да, неделю назад. Люциус об этом так и не узнал, - кивнула Нарцисса.
- Хорошо, - одобрительно усмехнулся Дамблдор.
- Паркинсоны и Забини попадут в опалу, когда их дети не явятся на собрание. Метки они, конечно, еще не получат, а вот проверку начнут проходить. Люциуса мы и так решили представить как шпиона Ордена, что отвлечет внимание от Северуса, - быстрый взгляд на мрачного зельевара, по лицу которого было совершенно непонятно, как он относится ко всему происходящему. – А исчезновение Драко припишут моему муженьку.
- Замечательно. Через пару недель Малфоя выпустят, и он окажется под огнем Пожирателей, - кивнул Дамблдор. Никто не заметил, какой взгляд бросил на присутствующих Грюм. Надо сказать, что именно благодаря Грюму супруги Грейнджер все еще были живы. Не все собравшиеся потеряли совесть и честь.
Последующие дни проводились тщательные поиски: зелья, артефакты. Но все было глухо. Ничего нельзя было выяснить. На семерых детей магия не реагировала вообще, словно они никогда не существовали: ни их волосы, ни кровь, хранившаяся в больничном крыле Хогвартса, не давали возможности узнать хоть что-нибудь. Дети в прямом смысле испарились.

А где-то в небольшом древнем городке Китая, в магическом квартале с криком распахнула глаза красивая рыжеволосая зеленоглазая женщина. Поток воспоминаний заполнил ее, возвращая на место утраченную четырнадцать лет назад память. Рядом с ней корчился мужчина, который с тяжкими вздохами пытался осознать, что же случилось с его семьей в один странный октябрьский день 1981 года.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:15 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Обложка)))
Прикрепления: 6613393.jpg(89Kb)



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:16 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 2. Поттеры.

Молодая красивая женщина, можно сказать только-только вышедшая из школьного возраста и по меркам магглов ставшая совершеннолетней, сидела в детской комнатке и задумчивым взглядом смотрела в окно. Рядом с ней стояла детская кроватка, в которой спал ее сын – ее первенец, ее радость. Мало кто из друзей знал, что Лили Поттер была и сейчас беременна. Они так решил вместе – она и Джеймс. Почему? Даже сами себе объяснить не смогли, но что-то в последнее время их сильно настораживало, и не относительно друзей. Им пришлось сделать вид, что они не верят Ремусу, хотя прекрасно знали, что он никогда их не предаст, как и Сириус, но если первый думал головой, то второй мог по глупости что-нибудь ляпнуть. Были ли они правы, выбрав в Хранители Питера? Скорее всего, нет. Питер был трусом, подлипалой и в то же время подстрекателем. Этот маленький человечек, который и лицом-то напоминал крысу, все больше не нравился Джеймсу и Лили.
- Привет, родная, - Джеймс склонился над женой и поцеловал ее в макушку. Лили не слышала, как он пришел.
- Как прошел день? – девушка взглянула в уставшее лицо мужа.
- Надоело все, - вздохнул тот. – Дамблдор теперь только и делает, что говорит о пророчестве. Мне не нравится, что мой сын попал в жернова мельницы, где мельниками выступают этот урод с манией величия и директор с не меньшей манией.
- Все так плохо? – Лили нахмурилась.
- Не знаю, но мне все это не нравится, - покачал головой Джеймс. – Дамблдор сам себе на уме и чем дальше идет время, тем сильнее все это начинает меня коробить.
- Ты думаешь, директор попытается сделать из Гарри "святого воина"? – Лили передернуло.
- Более чем уверен в этом, - скривился Джеймс. – Если бы мы могли сбежать так, чтобы нас не нашли. И какого черта ему приспичило, именно, нас опекать? Занялся бы Лонгботтомами.
- Джеймс, - воскликнула Лили и тут же зажала себе рот, но малыш только поворочался, но не проснулся.
- Лили, давай уж на чистоту, - юноша поднял голову и посмотрел на жену. – Френк и Алиса не очень-то мучаются муками совести. Я, может быть, и аврор, провожу допросы и обыски, но до такого я себе позволить опуститься не могу. Они же просто довели Беллу Лестрейндж до того, что она теперь свихнулась. Она никогда больше не сможет иметь детей, никогда, но и этого ребенка она потеряла.
- Я знаю, Джеймс, меня это все пугает. Чем дольше я размышляю, тем больше начинаю понимать, что не вижу разницы в методах Светлой и Темной сторон. Это ужасно, - Лили прижалась к мужу.
- Меня это тоже пугает, - кивнул молодой человек, глядя на спящего сына.
- Ты когда-нибудь скажешь ему правду? – Джеймс посмотрел на девушку.
- Не знаю, он ведь так и не догадался, что мы с тобой знаем, кто он такой, - с грустной улыбкой сказала Лили.
- Гарри – мой первенец и всегда им будет, даже если ты скажешь ему правду. Я не откажусь от своего сына, - Джеймс серьезно посмотрел на жену.
- Я знаю, и ты даже представить не можешь, как благодарна тебе за это, - Лили положила голову на плечо Джеймса и тоже стала наблюдать за черноволосым мальчиком, который в свое удовольствие посапывал в кроватке. Столько всего произошло и столько тайн покрывает историю последних лет, и не известно, будут ли они когда-нибудь открыты.
Легкий стук в окно отвлек их от раздумий и созерцания сына. Джеймс встал и впустил вестницу. Быстро вскрыв письмо и пробежав его глазами, молодой человек нахмурился.
- Что? – насторожилась Лили.
- Как всегда, то же самое, - скривился Джеймс, подавая девушке письмо. "Лили, Джеймс, к сожалению, у нас есть основания полагать, что в вашем кругу объявился предатель. Встретимся завтра, надо обговорить дальнейшие действия. Дамблдор".
- Как он меня уже достал, - вздохнула Лили. – Мне иногда кажется, что появись у него возможность, он бы убрал нас с тобой с дороги и воспитал Гарри так, как ему удобно и надо.
Джеймс повернулся к жене и пристально на нее посмотрел. Что-то было такое в выражение его лица, что дало ей понять о том, что мужа тоже посещали такие мысли, причем не так давно. Осознание, что думают они одинаково и совсем не хорошо, стало для обоих шоком. Малоприятная мысль, озвученная вслух, заставила обоих поежиться.
- Брр, - Лили обхватила себя руками.
- Не то слово, - Джеймс закрыл окно, все-таки октябрь месяц, не жарко. Он так и остался стоять у окна и прекрасно увидел то, что за домом наблюдают, но вот кто? – Очень интересно.
- В чем дело? – Лили забеспокоилась.
- Если на доме чары Хранителя, то, как за нами могут наблюдать? – задумчиво произнес Джеймс.
- Что?! – сдавленно воскликнула Лили.
- Вот тебе и что, - повернулся к ней муж. – Странно все как-то. И возникает закономерный вопрос...
- Не хотят ли от нас что-то скрыть и не готовят ли нас с тобой к походу на тот свет, - мрачно произнесла Лили. – Что будем делать?
- Надо подумать, но говорить никому не будем, - сказал Джеймс.
- Мы и так с тобой перестали что-либо кому-либо говорить, - вздохнула Лили.
- Знаешь, надо бы продумать "дальнейшие действия", - хмыкнул Джеймс.
После этого ночного разговора прошло несколько дней. Лили и Джеймс периодически видели наблюдателя, но так и не смогли его опознать. Многое даже для друзей оставалось тайной. Никто не знал, что Джеймс Поттер давно уже не нуждается в очках. Он был одним из первых подопытных, кто согласился на коррекцию зрения. Такие операции только-только стали проводиться в маггловском мире, и Лили уговорила мужа попробовать. Результат превзошел все ожидания. На осмотре им пообещали лишь улучшить зрение, но очки, пусть и с меньшими диоптриями Джеймсу пришлось бы носить, но все вышло лучше некуда – зрение исправилось на все 100 процентов. Они тогда отсутствовали почти месяц, все решили, что это был запоздалый медовый месяц. Еще полгода ушло на лекарства и адаптацию, но в это же время Джеймс уже начал работать, благодаря всех, кого можно, за скрывающие чары, в которых Лили была лучшей.
Мало, кто знал и о том, что Поттеры совсем не гнушаются Темной магии и зачастую даже пользуются ею. Джеймс многое рассказал Лили о своей семье, но даже он понять не мог, каким образом Поттеры стали "Светлыми". Однажды у них был разговор, который многое рассказал девушке о роде ее мужа.
- Джеймс, а почему тебя все считали в школе истинным гриффиндорцем, даже Дамблдор так называл.
- В магическом мире считают, что Поттеры ведут свое начало от Годрика Гриффиндора, - спокойно произнес Джеймс, не отрывая взгляда от книги, которую читал. Это его увлечение (чтение книг) стало известно Лили только после свадьбы, как и многие другие увлечения, а главное черты характера молодого человека. Он оказался совсем не таким, каким был в школе, а это наводило на мысли о хорошей актерской игре.
- Считают? Выходит, это не так? – уточнила Лили, немного обескураженная новостью.
- Не так, - улыбнулся Джеймс какой-то лукавой улыбкой.
- Хмм, а почему тогда все так считают? – Лили пристально посмотрела на мужа.
- Просто однажды пошел такой слух, сначала, когда мои предки отговаривались от такого "знакомства", им не верили. В конце концов, мой пра-пра-пра-дед заявил, что каждый может верить в то, что хочет, - улыбнулся Джеймс.
- Интересная ситуация, - протянула Лили. – То есть, твои предки просто позволили всем думать то, что те хотят.
- Ага, и даже Дамблдор в это верит, - усмехнулся Джеймс.
Сейчас, в октябре, Лили частенько вспоминала об этом разговоре. И чем больше она думала, тем сильнее ей это не нравилось.
- Джеймс, а может быть так, что из двух детей, подпадающих под это чертово пророчество, Дамблдор заранее выбрал Гарри? – Лили посмотрела на мужа.
- Объясни? – напрягся Джеймс.
- Помнишь, мы говорили о корнях твоего рода? – ушла от прямого ответа девушка.
- Да, конечно, - кивнул молодой человек.
- Тот-кого-нельзя-называть, - Лили увидела, как скривился Джеймс. – Ой, не делай такую кислую мину, могу я называть его по этой дурацкой кличке, но это на всякий случай, может нас подслушивают.
- Ага, а мы тут такого уже наговорили, что вполне можно было бы и прибить нас давно, - усмехнулся Джеймс.
- Мда, об этом я не подумала, - нахмурилась девушка. – Ладно, Волдеморт представился всем как последний потомок самого Салазара Слизерина...
- Твою... деревню, - исправился под конец молодой человек. – Слизерин против Гриффиндора.
- Слушай, а чего ты не был таким сообразительным в школе? – поддела парня девушка.
- Лень напала, - в тон ей ответил тот, и тут же стал серьезным. – Твое предположение имеет смысл и мне от этого совсем не весело.
- Почему мы не можем перебраться в Поттер-менор? – Лили напрямую задала вопрос.
- Дамблдор не знает о его существовании, пусть так и остается, - Джеймс посмотрел на жену.
- Ты ему уже совсем не доверяешь, - констатировала факт девушка.
- Также как и ты, - кивнул молодой человек. – Мы, конечно, были бы в полной безопасности в Поттер-меноре, там такая защита, что Хогвартс может обзавидоваться. Ни одним способом нельзя найти, но я не хочу, чтобы о нем стало известно.
- Я понимаю, - кивнула девушка.
- Если все будет плохо, мы туда уйдем, - произнес Джеймс. Лили посмотрела на мужа и увидела в его глазах решимость.
- Но так, что никто об этом не узнает, - произнесла она с задумчивым видом.
- Да, именно так, - подтвердил Джеймс.
С 15 октября из дома в Годриковой лощине уже и Джеймс никуда не ходил. Дамблдор считал, что это опасно. Все это действовало на нервы, но молодые люди пытались держаться. Постепенно становилось видно, что девушка беременна, но в доме никто не появлялся, так что тайна, еще одна, так оставалась тайной. Все больше они утверждались в мысли, что что-то с ритуалом Хранителя было не то. И удостоверились они в этом 21 октября, когда в дом пришла гостья.
Стук в дверь стал полной неожиданностью двух молодых людей. Джеймс со странным выражением на лице, вынув палочку, пошел открывать дверь. На пороге стояла довольно привлекательная молодая женщина, чуть старше и самих. Что-то в ее внешности показалось Джеймсу знакомым, но он никак не мог понять что.
- Я могу войти? – мелодичным голосом поинтересовалась гостья. Джеймс в растерянности отошел в сторону, пропуская девушку. То, что произошло дальше, ни Джеймс, ни Лили не ожидали, но буквально через пару секунд они были обездвижены и усажены в два кресла перед камином, а в доме появились еще два человека – мужчина и женщина. Пришедшая первой женщина срезала и Лили и Джеймса по локону волос, на стол был поставлен довольно внушительный ларец, в котором, как, оказалось, было многосущное зелье. В две бутылочки были опущены по волоску их волос, а через еще пару минут Лили и Джеймс увидели себя, садящихся на диван.
- Все могло бы быть совсем по-другому, но ваш сын попал под это пророчество, вернее, его подвели под него. И нет, Гарри – не избранный, не в этом смысле, по крайней мере. Я не могу позволить вам умереть за идею, - произнесла женщина, и только тут Джеймс понял, что же было ему знакомо, а главное, что было не правильно. Перед ним стояла Сибилла Трелони, но та, которую он видел несколько раз – почти повернутая на своих предсказания, не от мира сего, а серьезную, одетую по последней моде, обладающую быстрой реакцией и знающая магию не понаслышке. Джеймс справился бы с ней, но был слишком растерян приходом гостьи, которая по идее не должна была видеть их дом вообще. – Все не так просто.
Лили боролась с действием заклинаний, но у нее ничего не получалось. Джеймс тоже не мог позволить кому-то распоряжаться их жизнями, но оковы были наложены на славу. В это время Трелони подошла к манежу, где сидел Гарри и во все глаза смотрел на нее, за все время он не издал ни звука, лишь огромные зеленые глаза следили за каждым ее действием. Сибилла взяла мальчика на руки и вместе с ним села в третье кресло. Лили и Джеймс только и могли, что посылать ей гневные взгляды.
- Здравствуй, малыш, мне так жаль, что тебе придется столько пережить: унижения, ненависть, манипуляции, предательство. Но ты будешь не один. В самый страшный для себя момент ты узнаешь, кто твой друг, и вы вместе пройдете ваш путь. И только тогда исполниться твое пророчество, мой маленький дракончик, самый необычный на свете. Если бы я могла, я бы все исправила, но для того, чтобы ты стал тем, кто ты есть, тебе придется пройти через ад. Я не могу позволить у тебя забрать все, поэтому я здесь. Однажды, когда ты станешь тем, кто ты есть на самом деле и когда ты вернешься, ты увидишь тех, кого будешь считать мертвыми. Ты вспомнишь этот разговор, дракончик. Я верну тебе мать и отца, а вместе с ними и кое-кого еще. Иди по жизни, как тебе должно, малыш. Ты сильный и храбрый, ты справишься, а я буду следить, чтобы ты не упал, малыш.
Трелони передала мальчика лже-Поттерам, а сама подняла палочку, начертила в воздухе странную фигуру и произнесла на латыне длинную фразу, затем добавила.
- Когда ваш сын вступит в наследие, память вернется к вам, а также то, что укрыто в вашей голове, станет вам доступно. Вы поймете, зачем я только что это сделала. До встречи через много лет, Лили и Джеймс Поттеры, - после этих слов двое молодых людей погрузились в сон. В доме появилось еще два человека, которые скрывались под плащами-неведимками. Они подняли на руки бесчувственных юношу и девушку, Трелони открыла камин и те шагнули в него, прошептав какое-то название. В доме остались лже-Поттеры.
- Рей, Катрина? – Трелони повернулась к ним.
- Все правильно, Сибби. Мы с Реем все равно уже не жильцы на этом свете, а позволить кому-то все испортить, мы не можем, - произнесла девушка голосом Лили.
- Я наложу на вас устойчивой заклятие, после смерти вы будете оставаться Лили и Джеймсом до тех пор, пока Гарри не войдет в наследие, затем заклятие падет, - произнесла пророчица.
- Сибби, что там с этим твоим пророчеством про Мессию и Темного лорда? – Рей посмотрел на молодую женщину.
- Все не так прозаично, как решил Дамблдор. Да, конечно, существует Темный лорд и тот, кто будет его убивать, но это отнюдь не Гарри Поттер, - что-то странное появилось в голосе Трелони, какая-то насмешка, словно фамилия была совсем не той, какую она хотела назвать первоначально.
- Значит, это Лонгботтом? – спросила Катрина.
- Может быть, может быть, - задумчиво произнесла Сибилла.
- Но придет он в этот дом? – уточнил Рей.
- Да, но в этом есть и вина Дамблдора. Конечно, старик просчитывает все ходы вперед и понимает, что магически Гарри сильнее ребенка Лонгботтомов, но директор слишком буквально воспринимает пророчество и я рада, что он не знает настоящего пророчества о Гарри, иначе Поттеры были бы уже давно мертвы.
10 дней никто не замечал, что вместо Лили и Джеймса в доме живут совершенно другие люди, но и видеть этого некому было. Их никто не навещал. И вот настал он, тот самый день, который стал второй отправной точкой истории, разделившей на долгие годы сына и родителей.
- Лили, хватай Гарри и беги, он здесь, - раздается крик Джеймса по дому.
- Авада Кедавра, - леденящий душу голос, зеленая вспышка и молодой человек с вихрами и в очках падает на пол. Мужчина в черном плаще поднимается на второй этаж и входит в детскую. Трагедия идет своим путем.
- Только не Гарри, возьми меня, только не Гарри, - кричит зеленоглазая красавица.
- Отойди, - бросает холодно пришелец.
- Только не Гарри, - женщина загораживает кроватку с малышом.
- Ты сама выбрала, - рука с палочкой поднимается. – Авада Кедавра, - и женщина падает на пол. Ребенок заливается слезами, словно понимает, что происходи что-то плохое.
- Вот и конец, Гарри Поттер. Авада Кедавра, - луч ударяет ребенка в лоб и летит обратно, вырывая душу из тела, на пол осыпается только песок поверх черной мантии, а сверху лежит палочка. В комнату проскальзывает тень, хватает палочку и быстро удаляется. Питер Петтигрю, видевший все в приоткрытую дверь, решил сохранить палочку своего хозяина. Он бежал, прекрасно зная, что за ним по пятам пойдет Сириус Блек, но для него тоже было все готово, его не найдут, и он им всем отомстил за годы унижения.
В дом тихо вошла закутанная в синюю мантию фигура, эта была женщина. Она подошла к погибшему мужчине, погладила его по щеке.
- Спи, Рей, спокойного тебе сна, - затем она поднялась на второй этаж, сначала пожелала спокойно сна умершей девушке, и только потом подошла к кроватке. – Не надо, малыш, драконы не плачут. Хотя это не так, они плачут, они горюют. Я не могу тебе помочь, я всего лишь пророк. А ты сильный и храбрый, ты справишься, - она вышла из комнаты, прислонилась к стене уже горящего дома и смахнула слезы, которые бежали по щекам, и тихо-тихо добавила. – Я надеюсь, малыш, очень надеюсь.

Лили резко открыла глаза и уставилась на склонившуюся над ней китаянку.
- Ох, наконец-то, вы пришли в себя, мы так боялись, - заговорила та по-китайски. Лили поняла ее без проблем, но в голове было как-то странно, словно кто-то почистил ей память, но не всю. Рядом кто-то застонал. Лили перевела взгляд и увидела Джеймса.
- Джеймс, - воскликнула она.
- Не стоит, вы и так после аварии чуть не потеряли ребеночка, - обеспокоено произнесла китаянка, придерживая девушку.
- Аварию? – хрипло переспросил пришедший в себя Джеймс.
- Да, автобус, в котором вы ехали, перевернулся. Вы оказались одними из немногих выживших, - объяснила китаянка. – Мы забрали вас из больницы неделю назад.
- Как долго мы были без сознания? – спросила Лили, защитным жестом складывая руки на животе.
- Три недели, - последовал ответ.
Следующие недели Джеймс и Лили пытались понять, что происходит. Им рассказывают два года их жизни, которые по большей части выпали из их памяти. Есть какие-то странные проблески, они вроде бы вспоминают дом, некоторые вещи и что-то еще, но собрать все в одну мозаику не могут. Они вспомнили свои разговоры о Дамблдоре, какие-то события и, в конце концов, решили, что просто сбежали из Англии, подальше от войны. Китайское магическое сообщество было очень закрытым и хорошо замаскированным, найти здесь хоть кого-то почти не представлялось возможным.
Они зажили спокойно, приноровились к жизни, каждый занялся своим делом. Лили стала ученицей китайского мастера зелий, а Джеймса пригласили в отряд правопорядка, но эта структура сильно отличалась от английской. Ему пришлось заново учиться и магии, и единоборствам, но Джеймс был только рад. Китайцы постепенно стали посвящать их в свои старинные знания.
Через три месяца после пробуждения у Джеймса и Лили родился сын, прекрасный черноволосый малыш с каре-зелеными глазами. Именно в этот момент произошло что-то странное, вернее, когда они выбирали имя.
- Гарри? – неуверенно улыбнулась Лили.
- Нет, - вырвалось у Джеймса. Оба молодых родителя переглянулись и нахмурились. Им хотелось назвать сына именно так, но почему-то они не могли этого сделать.
- Грей? – предложила Лили. Джеймс сглотнул и кивнул. Он глубоко в себе носил это странное чувство. Имя Гарри вызывало какую-то теплоту и надежду, но объяснения этому не было.
Через полтора года родились Натан и Памела – близняшки. Почему-то странности возникали только в определенные даты или при рождении детей. 31 июля, 21 октября, 31 октября, рождение Грея, а теперь близнецов – только больше озадачивали Поттеров. Роды прошли с осложнения, но все обошлось.
- Когда рожала нашего первенца, Грея, то все было легко, - устало улыбнулась Лили.
- Первенца? Но Грей не первый ваш ребенок, - удивилась колдоповитуха. Лили и Джеймс недоуменно уставились на пожилую женщину.
- Почему вы так говорите? – Джеймс сначала прокашлялся, прежде чем задать этот вопрос.
- Года за два до Грея вы точно рожали, Лили, - ответила та. – Так что Грей – не первенец.
- Гарри, - выдохнули ошеломленные родители. Но как бы они не пытались вспомнить своего потерянного, или возможно, умершего ребенка, ничего не получалось. Гарри для них был лишь именем и чем-то теплым внутри.
Спустя еще почти два года, 31 июля 1985 года родились Лилит и Лейла, две смешливые близняшки, рыжие и зеленоглазые, как и их мама.
Жизнь шла своим чередом. Джеймс, или Джей, как его все звали в Китае, возглавил отдел правопорядка в провинции, где они проживали, к Лили приходили за лучшими зельями, она стала признанным мастером зелий, и к тому же помогала в местной больнице, так как проучилась и на колдомедика. Когда при случайном взрыве погибли соседи и в живых осталась лишь маленькая Мей, то Поттеры без раздумья взяли подружку Лилит и Лейлы к себе, так Мей Ланьфан стала еще одним Поттером, кстати все три девочки родились в один день.
В 1991 году они проводили в школу Грея, на следующий год Натана и Памелу, а еще рез два в школу пошли и тройняшки, как все называли неразлучную бесшабашную троицу. В Китае дети поступали в школу в девять лет, а не как в Европе в одиннадцать. 1996 год, самое начало лета стал странным, принес какое-то странное ощущение тревоги и беспокойства. А в один прекрасный момент мир взорвался болью. Заклятие пало.
Лили и Джеймс смотрели друг на друга, в глазах стояли ужас и страх. Они вспомнили все, что произошло в тот злополучный визит, заклятия, слова Сибиллы Трелони.
- Я их всех своими руками уничтожу, если они причинили вред моему сыну, - прошипела Лили, вскакивая с кровати.
- Собирай вещи, - бросил Джеймс.
- Мы возвращаемся?! – это почти не было вопросом.
- Да, я не собираюсь оставлять им своего сына на съедение. У меня и так нехорошее предчувствие по поводу того, что там случилось за эти годы, - произнес Джеймс.
- У нас есть еще один братик? – шестеро детей Поттеров стояли в дверях спальни родителей.
- А вы, почему не спите? – мужчина и женщина воззрились на своих детей.
- Ну, вы так кричали, как бы тут вся улица не появилась, - пожал плечами Грей. – Так, у нас есть еще один брат?
- Да, и его зовут Гарри, но он остался в Англии, - кивнул Джеймс.
- Почему? – потребовала ответа троица. Лили села на кровать и закрыла лицо руками, ее плечи стали вздрагивать. Грей подошел к матери и обнял ее, троица тоже оказалась рядом. Джеймс стоял к ним спиной и смотрел в окно, а потом тихим голосом заговорил. Он не видел смысла скрывать от своей семьи эту историю, тем более они едут к Гарри. В доме было тихо еще долго, даже после того, как Джеймс замолчал.
- Нам надо домой, - сказала Лилит. – Надо к Гарри. Он наш брат, и наверняка думает, что вы умерли, а про нас вообще не знает.
Следующие несколько дней Джеймс по своим каналам доставал информацию о событиях в Англии. Чем больше информации он получал, тем мрачнее становился. Известие, что Сириуса обвинили в их предательстве и пожизненно посадили в Азкабан, чуть не стало причиной разрушения участка. Джеймс не смог сдержать своей природной магии под контролем. Сведениям о том, как проходила жизнь Гарри, даже описанная в газетам, как ни странно он был склонен верить, а это означало, что его мальчик был лишен всего – любви, искренности, честности, поддержки... Джеймс даже предположить не мог, что сделает Лили со своей сестрой, когда выяснит, как именно жил ее сын в "любящих объятиях своей тетушки".
1 июля 1996 года Поттеры всем семейством отправились в путь – домой. У них ушли сутки на перемещения из Китая порталами и каминной сетью. Вечером 2-го июля 1996 года впервые за много лет ожил Поттер-менор. Семейство решило пока не демонстрировать свое "возрождение". 1-ое сентября 1996 года обещало быть очень интересным.
31 июля, в день рождения своего первенца, на пороге небольшого довольно уютного дома в маленьком городке на побережье ЛаМанша с французской стороны появилась богатая пара, рядом с ними стоял юноша лет 14-15-ти. Все они были одеты по последней моде от кутюр.
- Вы что-то хотели? – вежливо поинтересовалась Петуния, открыв дверь. Лили сняла солнцезащитные очки и сверкнула гневным взглядом на женщину.
- Ну, здравствуй, дорогая, - и столько презрения и злости было в этих словах, что миссис Дурсль похолодела. Она понимала, кто стоит перед ней, но поверить этому не могла. – Может быть, скажешь, где мой сын? И как ты его "любила" все это время?
Больше никто и никогда не видел Дурслей ни живыми, ни мертвыми, они просто исчезли. Соседи не придали большого значения, решив, что те уехали, не выдержав довольно-таки холодного общения. Община не приняла эту семью, слишком уж те были неприятными. Лили отвела душу и за себя, и за сына. Джеймс, Лили и Грей в совершенстве владели легелименцией и именно мальчик первым ее применил, пока мать выпускала наружу свою злость. Как только у него в голове стали проноситься картины детства старшего брата, юноша чуть не потерял сознание. Джеймс первым понял, что сделал сын и повторил его маневр. Через минуту Вернон Дурсль был распластан по стене, а Джеймс смотрел на него взглядом василиска. А затем воспользовалась этим талантом Лили, ни муж, ни сын не смогли ее остановить, когда она просто подняла палочку и произнесла заклинание превращения. Великолепная пара и молодой человек покинули дом вместе с клеткой, в которой были заключены три белые мыши, две толстые, как хомяки и одна тощая – "для экспериментов сойдут", как выразилась Лили. Прощать их она не собиралась. Все оставшееся время до 1-го сентября они настойчиво восполняли провалы в своей истории.
Сразу по приезду Джеймс вместе с Греем побывали в Гринготсе. Как же он благодарил своих предков, которые все так предусмотрительно оформили. Счет Поттеров, открытый для магического опекуна, а в данном случае Дамблдора, был лишь крохой в имуществе рода, об остальных он ничего не знал, но именно этот счет и был сейчас пуст уже почти на половину.
- Этот директор что, хотел присвоить все деньги Гарри? - Грей был в шоке.
- Я готов убить его прямо сейчас, но месть – это блюдо холодное, - прошипел Джеймс, его трясло, пока он просматривал все отчеты по банковскому счету, которым бы Гарри пользовался до своего восемнадцатилетия, именно до него, а не до магического совершеннолетия. Еще одна странная традиция Поттеров.
- Папа, за что они так? Он же ребенок. Ему ведь только шестнадцать будет, - Грей никак не мог отойти от всех этих новостей.
- Милорд, нам закрыть доступ мистеру Дамблдору? – поинтересовался гоблин, который довольно долго не мог прийти в себя после вот такого появления живого Джеймса Поттера, да еще и со вторым сыном.
- О нет, - зло ухмыльнулся Джеймс. – Пока рано. Все будет сделано первого сентября.
Появление живых родителей, а уж то, что Лили и Джеймс одели перстни Поттеров, как раз сработало в этом плане, автоматически уничтожило опекунство Дамблдора. Но никто не проверял дело Гарри Поттера в Министерстве, поэтому и не знали о таком маленьком, но очень существенном изменении статуса мальчика.
Все это время что-то удерживало Лили и Джеймса от встречи с Ремусом. Им совсем не понравилось, что тот безоговорочно поверил в виновность Сириуса, да и со смертью последнего что-то было совсем не чисто.
Сейчас перед ними стояла только одна задача – выяснить, где находится Гарри, но вот это-то и оказалось самой большой проблемой. Никаких сведений о нем просто не было, словно мальчик исчез с лица земли.
1-го августа, когда они всей семьей обедали в маггловском ресторане в Лондоне, рядом с ними появилась женщина и, взглянув на низ, тихо произнесла:
- С возвращением домой, Лили и Джеймс, - оба Поттера узнали этот голос, но когда успели отойти от шока, Сибиллы Трелони уже и след простыл. Она ждала их, а значит, сын где-то здесь и рано или поздно они с ним встретятся. Надежда опалила сердца семейства.
События развивались быстро, а главное, странным образом. 3 августа Джеймс и Грей оказали помощь мужчине, раненному при столкновении с пожирателями в Лютном переулке. Им ничего не оставалось, как перенести его в Поттер-менор. Спасенным оказался Люциус Малфой. Сказать, что аристократ был в шоке, значит, ничего не сказать. На то, чтобы привести мужчину в порядок, в том числе и доказать, что они те, кто они есть, ушло несколько дней. А потом Поттеры уже получили развернутый и крайне интересный рассказ с точки зрения лорда Малфоя, в том числе и о странном исчезновении семи студентов Хогвартсе, в числе которых оказались и Драко, и Гарри.
- Они вернутся, - спокойно произнесла Лили.
- Откуда столько уверенности? – устало произнес Люциус.
- Я точно это знаю, это как-то связано с нашим исчезновением, память вернулась именно тогда, когда исчезли дети, - Лили посмотрела на блондина.
- Будем ждать, - решил Джеймс. А Пожиратели, как и Орден Феникса всеми силами занимался поисками Люциуса Малфоя, которому помогли неизвестные, но никаких следов мужчины найти не могли, он как сквозь землю провалился.

- Слишком много исчезновений происходит в последнее время, - глядя в окно, задумчиво произнес Аластор Грюм, но никто не мог сказать, о чем думает этот старый вояка.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:16 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 3. Основатели или ну и дела.

Он спокойно пролистывал свитки, что-то выписывая из них на пергамент своим специально сделанным для него пером. На углу стола спала изящная черно-зеленая змейка. Ничего не предвещало никаких серьезных новостей или происшествий. Ему давно не удавалось так спокойно поработать. Большая часть времени была занята преподаванием и руководством школой, но как же было хорошо, что рядом есть друзья, а то давно бы уже запустил чем-нибудь смертельным в этих детей, которые приезжают сюда учиться.
Вдруг комнату осветила яркое белое сияние. Мужчина прикрыл глаза рукой, настолько оно было ослепительным. Когда все успокоилось, он осторожно открыл глаза, челюсть чуть ли не в буквальном смысле стукнулась об стол. Посреди его просторного кабинета появились два диванчика и два кресла, выполненные в виде драконов и отделанные белым материалом. Но странным было даже не это, к такому в замке все уже привыкли, а то, что они были не пусты. На самом вместительном диване находились трое юношей. Блондин и рыженький обнимали черноволосого подростка, в волосах которого поблескивали седые пряди. Голова мальчика лежала на плече рыжего, а ладонь покоилась в ладони блондина. Он был укутан в белый пушистый плед и выглядел ужасно уставшим и каким-то обреченным. На втором диване, откинувшись на спинку, спали две девушки – черненькая и рыженькая. Первая держала вторую за руку, их палочки лежали рядом. Тыльная сторона ладони рыжей была разбита, словно девушка со всей стороны ударила кулаком об стену. В одном кресле с ногами устроилась привлекательная девушка с взъерошенными каштановыми волосами, а во втором – черноволосый юноша. Самое интересное, что на их одежде – мантиях – было вышито: "Хогвартс", но он совершенно не знал этих подростков.
- Ммм, - простонала одна из девушек и потянулась. Панси резко открыла глаза и вскрикнула, уставившись в карие глаза сидящего за столом мужчины в каком-то средневековом наряде и пристально ее рассматривающим. – Вы кто?
- Я бы тоже хотел узнать, кто вы и как оказались в моем кабинете? – усмехнулся мужчина. Панси нервно стала осматриваться.
- Это ведь Хогвартс? – полувопросительно спросил Блейз, пришедший в себя почти сразу за Панси.
- Совершенно верно, - кивнул мужчина. - Может быть, все-таки представитесь?
- Панси Паркинсон, факультет Слизерин, - сказал Панси, не заметив удивленного взгляда мужчины.
- Блейз Забини, Слизерин.
- Джинни... Уизли, - на своей фамилии девушка запнулась, но все-таки произнесла. – Гриффиндор.
- Я Гермиона Грейнджер, тоже с Гриффиндора, - Гермиона уже нормально села в кресле, затем указала на все еще не пришедших в себя трех парней. – Блондин – Драко Малфой со Слизерина, рыжий – брат Джинни, Рон, а это Гарри, Гарри Поттер, Гриффиндор.
Мужчина рассматривал детей с непередаваемым выражением на лице. В Хогвартсе пока еще не было факультетов, они только задумывались над этим. Он обратил внимание, как девушка, представившаяся Гермионой, произнесла последнее имя – с нежностью, любовью, преданностью, всего и не перечислишь, но он был уверен в том, что они не пара. Скорее, можно было сказать, что как раз устроившаяся троица имеет между собой какие-то отношения, чем что-то иное. Мысль, бившаяся в голове, была просто невероятной, но она хоть как-то бы объясняла появление семи подростков в его кабинете. Да, в такое поверить было очень сложно, если вообще немыслимо.
- Годрик, - в кабинет влетел черноволосый мужчина, но замер, сделав несколько шагов, и уставился на подростков.
- Годрик? – переспросила Гермиона и посмотрела на обитателя кабинета.
- Что ж, разрешите представиться, Годрик Гриффиндор, - усмехнулся мужчина.
- Вы что, не знаете, в чьем кабинете находитесь? – удивился пришедший.
- Боюсь, Сал, они действительно не знают, - встал из-за стола Годрик.
- Сал? – Джинни недоуменно посмотрела на мужчину, но тут ее озарило. – Салазар Слизерин?
- Ну, да, - кивнул тот головой, выражение лица было слегка ошалелым.
- Все, совсем крыша поехала, - констатировал Блейз. – У нас глюки, ребята, свихнулись на почве эмоционального шока.
- Сал, думаю, нашим гостям ИЗ БУДУЩЕГО, - Годрик хмыкнул тут, - было бы неплохо чего-нибудь выпить, покрепче.
- ИЗ БУДУЩЕГО? – Салазар Слизерин чуть не рухнул на пол.
- Ну, это пока единственное объяснение, которое мне приходит в голову, - кивнул Годрик.
- А вы не в ссоре? – осторожно спросила Джинни. Ребята никак не могли прийти в себя от происходящего. Мозг не реагировал на ситуацию адекватно.
- А почему мы должны быть в ссоре? – хором спросили мужчины и удивленно посмотрели на рыжую.
- Ну..., - она даже не знала, что сказать.
- Так, они, похоже, действительно из будущего, - сказал Салазар и посмотрел на все еще трех спящих подростков. Гермиона тоже на них посмотрела и нахмурилась.
- А почему они не приходят в себя?
Но как раз в это мгновение одновременно открыли глаза Рон и Драко. Оба парня сразу же все свое внимание уделили Гарри. Мужчины с удивлением смотрели, с какой заботой оба парня переложили третьего, укрыли, проверили все ли в порядке, и только потом уже стали знакомиться с окружающей их обстановкой.
- Где мы? – спросил Драко.
- Эээ, кажется, в прошлом, - с заминкой сказала Гермиона, затем добавила. – В далеком.
- И насколько? – спросил Рон. Казалось, его нисколько это не удивило, либо действительно шок был слишком глубоким.
- Лет так на тысячу, - чуть истерично хмыкнула Джинни.
- НА СКОЛЬКО? – разом вырвалось у обоих мужчин. Драко и Рон только сейчас обратили на них внимание и теперь вопросительно на них смотрели.
- Тысячу, - Панси сама не могла поверить в то, что говорит.
- Так, когда вы родились? – спросил Годрик.
- В 1980-ом, - слабым голосом отозвался Гарри. Он давно уже пришел в себя, но сил открыть глаза и участвовать в разговоре у него просто не было.
- А сейчас у вас который? – на Слизерина было смешно смотреть, настолько комично он выглядел.
- 1996 –ой, - сказала Гермиона. Ее стало пробивать на смех. У нее явно начиналась истерика, и, похоже, не у нее одной. Мужчины тоже почувствовали это. Через минуту в руках у ребят оказались кубки с янтарной жидкостью, которую их заставились выпить залпом, только Гарри отказался. Внутренности обдало жаром, девушки закашлялись.
- Предупреждать надо, - хрипло выдохнула Панси, укоризненно зыркнув на мужчин. Салазар же все свое внимание уделил Гарри. Ему совершенно не понравилось то, как выглядит юноша. Он чувствовал, какими настороженными взглядами за ним следили двое парней, словно были готовы броситься на него, если он сделает что-нибудь не то.
Гарри лежал с закрытыми глазами. Слизерин не сразу понял, что из глаз юноши текут слезы. Он коснулся плеча мальчика и тот распахнул свои невозможно зеленые глаза. Салазар еле удержался, чтобы не отпрянуть, столько там было безнадежности, тоски и боли.
- Ребенок, что ж с тобой сделали? – прошептал он. И Гарри прорвало, он всхлипнул раз, другой и слезы градом полились из глаз. Салазар просто поднял юноши и прижал к себе. Плечи вздрагивали от несдерживаемых рыданий. Мужчина беспомощно оглядел остальных. Дети были расстроены, девушки тоже плакали, но пытались держаться, а парни поникли и теперь хмурились, но глаза, какие у них были глаза...
- Что с вами случилось? – тихо спросил Годрик.
- Нас предали, - Блейз поднял на мужчину глаза.
- Кто? – спросил Салазар.
- Те, кто должен был оберегать и защищать, - тихо сказал Малфой. – Они лишили нас всего, - непонятно откуда взявшаяся ярость всколыхнулось в юноше вихрем огня. – Они... Они... Ненавижу.
Рон положил свою руку на плечо блондина и чуть сжал его. Драко благодарно на него посмотрел, им всем сейчас нужна была поддержка. Он в жизни не мог подумать, что вот так, в одно мгновение в его жизни все может поменяться, плюс смениться на минус и наоборот.
- Годрик, ты знаешь, где?.. – на пороге комнаты стоял потрясающе красивый блондин с несколько женственными чертами, но сомнений в его половой принадлежности не возникало.
- Я тут Ровен, - отозвался Салазар, глянув на мужчину.
- Ровен? – прошептала Панси и посмотрела на Джинни, та сидела с таким же непонимающим лицом.
"Ровен, Ровен...", - крутилось в голове у Гермионы. – "Ровен? Ровен... РОВЕН?! РОВЕНА!"
- Мамочки, - вырвалось у нее.
- Мио, ты чего? – Блейз удивленно посмотрел на девушку. Ребята уставились на синеглазого парня, так интересно сократившего имя шатенки.
- Ровена, это Ровена, - у Гермионы началась истерика. Она никак не могла закончить смеяться. Джинни переводила взгляд с нее на потрясающего блондина и обратно. Гарри повернулся в объятиях Салазара и взглянул на ничего не понимающего мужчину, стоящего в дверях.
- А Хаффлпафф тоже мужчина? – задал он, наверное, самый неожиданный вопрос для трех мужчин.
- Ну, да, насколько я знаю, с утра Хель был мужчиной, - сказал Салазар. В комнате началась форменная истерика. Ребята смеялись до колик в животе, только вот постепенно этот смех перешел в слезы.
Пытаясь успокоить подростков, Годрик и Салазар кратенько посвятили в происходящее Ровена и послали за Хелем. Разбираться в сложившейся ситуации им придется всем вместе. Они не совсем поняли, что означал вопрос Гарри, и почему так удивило ребят то, что Хель и Ровен – мужчины.
Хель явился с успокаивающим зельем, поскольку Салазар, посылая ему сообщение, попросил принести что-нибудь успокоительное. Подростков напоили, и теперь можно было начать конструктивный разговор.
- Так, насколько я понимаю, вы пришли к нам из 1996-го года, - расставляя акценты, начал Годрик. Подростки кивнули. Теперь они сидели несколько по-другому. Три девушки вместе на малом диване, на большем – все четыре парня. Годрик сел в то кресло, где до этого сидела Гермиона, на подлокотнике устроился Салазар. Также сидели Ровен и Хель, соответственно.
- Объясните, чем вызван ваш смех относительно меня и Хеля, - Ровен посмотрел на ребят.
- Хмм, - подростки переглянулись и как-то странно смутились.
- Что? – Хель даже подался веред.
- Просто вы известны в наше время как РОВЕНА Ранвейкло и ХЕЛЬГА Хаффлпафф, - тихо произнес Гарри. Его глаза были закрыты. Парня немного мутило, и чувствовал он себя вымотавшимся до предела, словно работал, не покладая рук, целый месяц. Драко осторожно обнял его за талию и притянул к себе.
- ЧТО?! – взревели оба мага возмущенно. Салазар заржал, сил удержаться у него не было.
- Убью, - пригрозил ему мрачно Ровен.
- Я же говорил, что однажды вас примут за женщин, - продолжил ржать Слизерин. – Правда, никогда не думал, что и в историю вы войдете, как женщины.
- Сал, заткнись, - посоветовал ему Ровен, затем повернулся к ребятам. – Это правда?
- Да, - вздохнула Гермиона, и постаралась довольно кратко рассказать им их же собственную историю. Салазару стало не до смеха, когда он услышал о ссоре с тремя другими "Основателями".
- Что за чушь такая? – Слизерин поморщился. – Как я могу пойти против собственного брата?
- Брата? – вырвалось у подростков.
- Да, я и Сал – братья. Он похож на отца, я на мать. Причем в Слизерин и Гриффиндор – это вторые имена, а не фамилии. Мы – Торнгорны.
- Ничего себе, - вырвалось у Рона.
- Надо же было так переврать историю, - задумчиво произнес Драко.
- Вопрос в другом, как Они, - Гермиона казала на Ровена и Хеля, - превратились в женщин?
- А какой сейчас, кстати, год? – вдруг поинтересовалась Панси.
- 996-й, - сказал Годрик. – Вы перенеслись ровно на тысячу лет, плюс-минус несколько месяцев.
- А число? – тут уже ожила Джинни.
- 10-ое июня, - ответил Хель.
- У нас тоже, - кивнула чему-то Гермиона. Мужчины переглянулись, у них вдруг загорелись глаза. Кажется, они что-то поняли, но не спешили делиться информацией с ребятами.
- Расскажите нам свою историю, - попросил Годрик.
- Наверное, это больше история Гарри, - тихо сказала Джинни. – Все завязано на нем.
- Да, центр всех событий у нас Гарри, - кивнула Панси. – С него все и началось.
- С чего именно? – спросил Салазар.
- С пророчества, - почти неслышно сказал Гарри. – "На исходе седьмого месяца родится тот, кто сможет остановить Тьму. У тех, кто трижды бросал вызов Темному лорду, кто трижды ушел от смерти от руки Тьмы, родится тот, кто будет отмечен. Темный лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силу. Ни один не может жить, пока жив другой. Тот, кто способен победит Тьму, родится на исходе седьмого месяца".
- Что за чушь? – вырвалось у Хеля. – Кто сочинил такую ахинею?
- Да, есть там у нас одна такая, - фыркнула Гермиона.
- Правда, у нее уже одно предсказание сбылось, - тут же скривился Рон. – Но в остальном она просто повернутая, все время предсказывала Гарри смерть, на каждом уроке.
- Что, простите? – Хель чуть не свалился с подлокотника. Если бы не рука Ровена, то он уже был бы на полу.
- Вам в школе преподают предсказания? – уточнил Годрик.
- Да, - хором ответили ребята. Даже Гарри вышел из своей полу апатии.
- Небеса, и кто же до такого додумался? – всплеснул руками Салазар. – Этого ни в коем случае делать нельзя, а если наставник будет некомпетентным?
- Так она такая и есть, - фыркнула Гермиона. – Правда, в этом году ее заменили на кентавра.
- ЧЕГО?! – Хель все-таки упал и теперь потирал пятую точку, на которую и приложился об пол. – Что у вас там за дурдом такой?
- Хрен редьки не слаще, - пробормотал Годрик. – Так, давайте дальше. Насколько я понимаю, ты, Гарри, попал под это пророчество?
- Да, - кивнул он. Дальше рассказ повели остальные, дополняя друг друга. Они не замечали времени, а просто рассказывали, рассказывали и рассказывали. Просто в одно мгновение Рон и Драко чуть сместили уснувшего Гарри, чтобы тому было удобнее...
- Вот, а потом мы вошли в эту дверь и оказались в белой комнате, стилизованной под драконов, - закончила Джинни.
- Гарри тогда начал говорить, рассказывать, чего хочет, а мы подхватили, - Гермиона задумчиво смотрела на картину за спиной Салазара и Годрика.
- То есть, вы думали одинаково? – уточнил Ровен.
- Да, но это, скорее, видение было, одно на всех, - сказал Блейз.
- О белых драконах, - закончила Панси.
Четверо мужчин переглянулись. На их лицах появились улыбка "аля-я-так-и-знал". Ребята напряженно наблюдали за ними, определив, что те что-то знают. Салазар встал со своего места и подошел к дивану, где сидели парни. Его интересовало состояние зеленоглазого юноши, которому, судя по рассказу "гостей из будущего" досталось больше всех. Мальчик выглядел довольно плохо, и это его беспокоило. Рон и Драко напряглись.
- Да, ничего я не сделаю вашему парню, - Салазар насмешливо посмотрел на двух подростков, но тут же нахмурился. У Гарри был горячий лоб. – Плохо.
- Что? – спросил Годрик.
- У него жар начинается, - ответил Салазар. – Надо бы его нормально устроить и напоить зельями.
После этого подхватил мальчика на руки и двинулся на выход. Мужчины понимали, что детям нужен отдых. Их реакция была немного неадекватной, все-таки на такое перемещение во времени она должна была быть более бурной, а, возможно, они уже просто привыкли к всякого рода происшествиям, так что восприняли еще одно "приключение", как само собой разумеющаяся вещь. Все будет видно завтра.
Мужчины устроили ребят каждого в отдельную комнату на третьем этаже в Северной башне. Комнаты были рядом друг с другом: у мальчиков по левую сторону коридора, а напротив – у девочек.
Салазар и Хель, как зельевары, занимались Гарри. Его привели в порядок, вымыли, напоили зельями и уложили. Все это время мальчик находился в полудреме и не очень-то реагировал на действия мужчин. Хель к тому же занимался колдомедициной, так что ему на попечение и передали подростка, а Салазар сам вызвался помочь.
Часа полтора спустя все четверо собрались в кабинете Годрика. Им нужно было подумать и принять решение. Они не знали, что в то же самое время подростки собрались в комнате Гарри, чтобы также обсудить сложившееся положение. Гарри не спал, он просто лежал с закрытыми глазами.
- Гарри, - на кровать сел Рон и осторожно погладил парня по руке. Зеленые глаза открылись, и на губах появилась грустная, усталая улыбка.
- Ты когда-нибудь думал, что можешь встретиться с самими Основателями? – тихо спросил он.
- У меня даже таких мыслей не было, - улыбнулся Рон.
- У меня тоже, - вздохнул Гарри и снова закрыл глаза.
- Тебе плохо? – Рон обеспокоился.
- Устал, - сказал Гарри.
- Мы посидим с тобой? – спросил Драко.
- Хорошо, - тихий ответ. – Хорошо, что вы здесь, - еще тише.
- Мы никогда тебя не бросим, Гарри, - Джинни села рядом с братом. Ребята устроились на кровати вокруг Гарри. Сначала было тихо, никто ничего не говорил. Казалось, что Гарри уснул в этом коконе, созданном его бывшими врагами и настоящими друзьями.
- А как они превратились в женщин все-таки? – вдруг хмыкнул Гарри.
- Ага, я до сих пор в шоке, - фыркнул Рон, потом добавил. – Я думал, ты спишь.
- Вы так громко думаете, что уснуть просто невозможно, - усмехнулся Гарри. Ему становилось легче оттого, что рядом с ним кто-то есть, даже предпринял попытку пошутить.
- Ах, ты, - Джинни легонько в шутку стукнула его в плечо. – Думаем мы громко, видите ли.
- А Гарри прав, как могли Хель и Ровен стать женщинами? – задумчиво произнес Драко.
- Меня другое интересует, - Блейз оглядел их маленькое собрание. – Как нас угораздило сюда вообще попасть?
- Мне кажется, они знают ответ, - Гермиона кивнула в сторону двери, имея в виду Основателей.
- Да, они странно отреагировали на наше упоминание о белых драконах, словно это что-то значит, - кивнула Панси.
- А вам не кажется странным другое? – Гарри открыл глаза и посмотрел на каждого.
- Что? – Джинни посмотрела на него с недоумением.
- Джин, скажи, а как ты ко мне относишься? Я все еще твоя первая любовь? – Гарри смотрел на рыжую пронзительным взглядом зеленых глаз. Девушка нахмурилась, затем шокировано распахнула глаза.
- Не понимаю, - выдала она.
- Что именно? – уточнила Гермиона, которая совершенно точно поняла, куда ведет Гарри, да и ей хватило наблюдательности, даже в этой дикой ситуации, чтобы сделать кое-какие выводы.
- Я всегда считала, что люблю Гарри, - сказала Джинни. – Я и, правда, его люблю, но как брата. Он для меня все, но он для меня как Рон..., - девушка снова нахмурилась. – Странно, но я раньше не чувствовала такого к Рону. Что происходит?
- Очень похоже на то, словно тебе дали антидот от определенных зелий, - заметил Драко. Он был очень серьезен, тем более что уже успел кое-что проанализировать в своем собственном состоянии. Складывалось такое ощущение, что там, в коридоре, одновременно спали все заклятия и действия зелий, которыми их поили. Сейчас он все больше в это верил.
- Судя по тому, что мы слышали, с вами двумя все ясно, - Панси посмотрела на Рона и Джинни. – Если на вас ставили эксперименты ваши братцы-близнецы, то в организме может быть много чего.
- А остальные? – Гермиона хмуро посмотрела на ребят.
- Завтрак, обед, ужин, - фыркнул Гарри. – Ненавижу Дамблдора.
- Это еще мягко сказано, - скривился Драко.
- А как же ваши родители? – Джинни посмотрела на слизеринцев и Гермиону.
- Мы ничего не можем сделать, - опустила голову Панси.
- Пока не вернемся назад, - твердо сказал Гарри.
- Ты в это веришь? – Панси вскинула голову.
- Ну, как-то мы же здесь оказались? Значит, надо просто все проанализировать и найти дорогу назад, - кивнул Гарри.
- А надо? – скептически спросила Джинни. – Что у нас есть там? И в какое время мы вернемся? В ту минуту, когда исчезли?
- Надо подумать над всем этим, - поставил точку Драко.
- А пока жить, - сказала Гермиона. – Представляете, у нас есть возможность общаться с самими Основателями и учиться у них.
- Да, перспектива очень даже интересная, - улыбнулся Блейз.
- Блейз, не раскатывай губу, - Драко сердито посмотрел на друга.
- Ну, ты-то сам, похоже, уже определился, - хмыкнул Блейз, потом посмотрел на Рона. – И не ты один.
- Я сейчас тебя прибью, - Драко схватил маленькую подушку и запустил ей в синеглазого парня. Тот уклонился, и подушка врезалась в замешкавшуюся Гермиону. – Упс.
- Я сейчас дам тебе "Упс", - девушка кинула подушку обратно. Драко отклонился, забыв, что за ним находится Панси. Гарри еле сдерживал смех.
- Панс, я не в тебя целилась, - воскликнула Гермиона, когда подушка съездила слизеринке по голове. Через минуту на кровати началась настоящая подушечная война.
Никто даже не заметил, как Гарри ретировался с кровати и теперь с улыбкой наблюдал за ними из кресла. Они слишком быстро выросли, но все равно не потеряли той радости, которая позволяла им быть детьми. Когда в сторону оказались отброшены все предрассудки, то не стало ни нищеброда, ни грязнокровки, ни хорька, ни шрамоголового. Теперь были только они сами, способные быть вместе и веселиться, даже сейчас, когда они оказались на тысячу лет в прошлом.
- Гарри, иди к нам, - позвала Джинни. Ребята уже улеглись на кровати и смотрели на огонь в камине. Зеленоглазый юноши поднялся, подошел к кровати и улыбнулся. Ему по странному, а, может быть, и нет, обстоятельству оставили место между Драко и Роном. Через пятнадцать минут комната погрузилась в тишину, лишь потрескивал огонь в камине, и было слышно тихое сопение семи спящих подростков.
Четверо мужчин довольно быстро решили, что ребята останутся в Хогвартсе. Они даже не задумывались, что делать дальше. Спустя полчаса, как они вошли в кабинет, в королевский дворец полетел посланец. Четверо мужчин просили короля подтвердить и узаконить их опекунство над семью подростками. Отдавать ребят в магические семьи было нельзя, слишком опасно, а с ними они будут в безопасности, особенно, когда начнут полностью входить в наследие. Да, и помощь ребятам была нужна – слишком уж тяжелая жизнь была у них.
- Будь у меня возможность, я бы этого их директора..., - Хель жестом показал, чтобы именно он сделал с ним.
- Сал, - Годрик хитро посмотрел на младшего брата.
- Да, Рик? – отозвался тот невинным голосом.
- Ну, и как поживает твой василиск? – ехидно поинтересовался Годрик.
- Ага, ты же вроде говорил, что выпустил его в заповедном лесу? – тут же подключился Ровен, не менее ехидно глядя на друга.
- И комната там, где рассказали ребята? – тут же задал вопрос Хель. Салазар молчал.
- Сааааал, - Годрик поднялся с кресла. Салазар стал отступать от него к стене.
- Ну, да, - кивнул он.
- Усыпи, - Годрик вздохнул.
- Уже, - сказал Салазар.
- Так это он создавал эти шорохи, да? – Хель покачал головой. Салазар вздохнул и понуро кивнул, про себя радуясь, что так легко отделался, но кое-что его очень сильно беспокоило.
- Мне совсем не нравиться, что их Темный лорд таким образом использовал мое имя, - заявил он.
- Но ничего тут уже не поделаешь, - Годрик положил руку на плечо брата.
- Мы им расскажем? – Ровен посмотрел на друзей.
- Не вижу смысла от них скрывать, - сказал Годрик. – Этими детьми и так слишком сильно и много манипулировали. Они имеют право знать, кем являются и что, возможно, ждет их дальше.
- Что ж, пусть пока отдохнуть и успокоятся, а потом мы им скажем правду, - кивнул Салазар. – Надо пойти проверить Гарри.
Спустя пятнадцать минут они с улыбкам на лице смотрели на спящих в одной кровати подростков. Гарри и Драко лежали между Панси и Джинни, за которой спал Рон, а со стороны Драко и Панси были Гермиона и Блейз. Они словно пытались защитить друг друга во сне.
- Поразительные дети, - покачал головой Салазар.
- Да, веселое у нас будет время, - хмыкнул Годрик.
- Ага, - Хель улыбнулся. – И еще не известно, кому будет хуже, нам или им.
- Думаю, нам, - фыркнул Ровен. – У меня такое чувство, что они авантюристы и нас ждет масса приключений и опасностей.
- Все может быть, - философски заметил Годрик. Они и сами были авантюристами и сейчас им этого не хватало, школа не оставляла времени на приключения. Теперь, похоже, они получать этих самых приключений по самое не хочу.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:17 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 4. Крестный для тройняшек или добро пожаловать в семью.

Люциус стоял у окна и наблюдал за прелестными девчушками, играющими в саду под присмотром домовых эльфов. В данный момент его сердце сжалось от сожаления, что у него только один ребенок. Он всегда хотел большую семью, но Нарцисса… Люциус с размаху опустил руку на каменный подоконник, разбивая кулак.
- Сэр, - рядом с ним тут же оказался молодой человек.
- Все в порядке, Грей, - улыбнулся мужчина.
- Вы опять что-то вспомнили? – Грей аккуратно накладывал заживляющие чары на разбитый кулак.
- Да, - кивнул Люциус, снова возвращаясь к наблюдения за двумя рыжими и одной черноволосой девчушками. Грей проследил за его взглядом и улыбнулся.
- Они такие чертята, не представляю, что будет с этой школой, когда они в ней появятся. Минь Фай Рен после их появления стоял на ушах, - сказал юноша.
- Ты любишь их, - констатировал Люциус.
- Они мои младшие сестренки, - на лице Грея была одновременно счастливая, снисходительная и гордая улыбка, но вдруг она померкла. – Сэр, расскажите мне о Гарри.
- Хмм, я не так хорошо его знал…, - Люциус задумался: «Что рассказать этому юноше о его брате?» Долгое время он сам считал зеленоглазое чудовище большой занозой в одном месте. А уж после того случае в конце второго года его обучения также долго не мог простить, пока не понял, насколько же все это было комично, с одной стороны, и идеально выполнено, с другой. – Это сложно, Грей. У меня с твоим братом всегда были напряженные отношения. Можно сказать, что мы с ним оказались по разные стороны баррикад. Но твоему брату не откажешь в смекалке, хотя Северус Снейп, например, считает его недоумком, а зря. Очень тесно я познакомился с Гарри на втором курсе, вернее, в самом его конце, когда он прямо под моим аристократическим носом увел у меня домовика.
- Что? – раздался приглушенный всхлип. Грей и Люциус обернулись и увидели Джеймса, входящего в комнату. Тот услышал лишь конец фразы. Малфой усмехнулся и в очень саркастичной форме рассказал им эту историю. Грей под конец не выдержал и расхохотался.
- Вот дает. Ему тогда было двенадцать?
- Да, именно, он тогда же победил василиска. Правда, чудом остался жив, - Люциус сам себе дал мысленный подзатыльник, увидев, как вытягиваются лица его слушателей.
- Что, значит, победил василиска? – сдерживая свои эмоции, спросил Джеймс.
- Знаешь, Джеймс, у твоего сына не жизнь была, а сплошные испытания на выживание, - Люциус серьезно посмотрел на стоящего перед ним мужчину. – Я долго думал, уже здесь, в вашем доме, и пришел к некоторым выводам…
- Давай ты нам все расскажешь, а потом мы вместе подумаем и решим, насколько твои выводы действительно реальны, - в комнате появилась Лили. Она слышала часть разговора и теперь решила принять в нем участие.
- Возможно, ты и права, - кивнул Люциус. Он несколько минут молчал, пока Джеймс, Лили, Грей, а также присоединившиеся к ним Натан и Памела рассаживались в гостиной. Ему нужно было собраться с мыслями, а затем поведать Поттерам историю жизни Гарри, которая им точно не понравится.
- Насколько я понял, вы уже знаете, как жилось Гарри у его родственников-магглов, - начал Люцуис, в ответ ему последовало несколько утвердительных кивков. – Я сам ничего по этому поводу сказать не могу. Я лишь кое-что слышал, да его внешний вид наводил на некоторые размышления. Более менее я осведомлен о его приключениях в Хогвартсе, но подробностей все же не знаю.
- Все что знаешь, Люциус, - Лили посмотрела в серые глаза, тот кивнул. Следующие два часа его никто не прерывал, если не считать, что к ним присоединились три чертенка, причем Лилит забралась к блондину на колени. Ее мать с улыбкой наблюдала за блондином, который обнял девочку и, казалось, наслаждался ее присутствием.
- А почему все эти приключения приключились с моим братиком? – Лилит повернулась в объятиях Люциуса и посмотрела ему в глаза.
- Да, почему? – тут же подала голос Мей.
- Если бы я знал, - покачал головой Люциус. – Хотя у меня есть кое-какие мысли на этот счет.
- И? – Натан подался вперед.
- Его целенаправленно к чему-то подталкивали, словно хотели посмотреть – выживет он или нет, - сказал Джеймс.
- Да, я тоже пришел к этому выводу, - кивнул Люциус. – Я не верю, что только второкурсник смог выяснить, что по школе ползает василиск.
- Да уж, - выдохнул Грей. – Мне все меньше нравится то, что происходило все эти годы вокруг Гарри.
- Меня интересует, что же нужно директору от Гарри? – Лили нахмурилась.
- Он считает вашего сына Избранным, тем, кто способен уничтожить Темного лорда, - сказал Люциус.
- Что-то вериться с трудом, - скривился Джеймс.
- Ага, подстава, - кивнула Лилит.
- Что? – на нее воззрилось несколько пар изумленных глаз.
- Подстава, - изрекла снова девочка. Люциус с удивлением смотрел на сидящую у него на коленях девочку, которая в очередной раз подтвердила, что устами младенца глаголет истина.
- Не лишено смысла, - наконец, сказал Люциус.
- И многое в таком случае становится ясно, - задумчиво произнесла Лили. – При данном варианте вся мозаика складывается в единый рисунок.
- Дамблдор использовал нашего сына как отвлекающий маневр, готовя на роль победителя Темного лорда кого-то другого, - мрачно высказался Джеймс.
- Он подставил Гарри, - нахмурился Грей.
- Что ж, его ждет первого сентября большой сюрприз в лице вернувшегося семейства Поттер, - на лице Джеймса появилась ничего хорошего не предвещающая улыбка.
- Но что могло случиться с теми, кто пропал? – Памела посмотрела на отца. Дети Поттеров были не по годам мудры.
- Мы этого не узнаем, пока они не появятся, - вздохнула Лили. – Но у меня такое чувство, что ребята узнали что-то, что не должны были узнать.
- Думаешь, они сбежали? – уточнил Джеймс.
- Плохо то, что зелье поиска не работает, ни в нашем случае, ни в случае с Люциусом, - Лили встала и подощла к окну. – Что-то тут не так. Радует то, что не только мы бьемся над этой загадкой.
Они действительно с периодичностью в два дня варили поисковые зелья с добавлением своей крови или проводили поиски другого рода, но результат всегда был один, то есть никакой. Не было возможности узнать, что же произошло в день исчезновения ребят. Это могло бы сильно помочь. Многих могла бы удивить реакция Поттеров на исчезновение сына, но они знали то, чего не знал больше никто. Они хорошо помнили слова прорицательницы, а, значит, рано или поздно Гарри вернется, и встретиться с ними. Главное, было потом, когда он появиться, объяснить ему, что же произошло много лет назад.
Дни летели быстро, до первого сентября оставалось всего три дня, а результатов все не было. Люциус к тому времени полностью пришел в себя после ранения и побега от Пожирателей. Три девчушки, а, надо сказать, что Мей теперь ничем не напоминала китаянку, лишь чуть раскосыми глазами и очень изящной фигуркой, оккупировали блондина с просьбой стать их крестным. Еще до приезда в Англию Лили и Джеймс провели обряд, по которому приняли Мей в род, и она стала похожа на них обоих. Девочка была счастлива этому событию, ведь она стала настоящей Поттер.
- Ну, дядя Люц, ну, пожалуйста, - Лили остановилась в коридоре и прислушалась к воплям трех своих чад, которые явно надоели их гостю. Она заглянула в гостиную и улыбнулась. Люциус, по-видимому, забрался сюда, чтобы почитать, и тут его нашли ее тройняшки.
- Дядя Люц, - в голосе Лилит появилась мольба.
- Они тебя еще не достали? – со смехом спросила женщина.
- Мамочка, ну, уговори дядю Люца стать нашим крестным, ну, пожалуйста, - бросились к ней девчонки. Лили посмотрела на Люциуса и увидела в его глазах такое желание удовлетворить мольбу девчушек, но в то же время какую-то обреченность, словно знал, что ему не позволят.
- Хмм, Люциус, а как ты смотришь на то, чтобы стать крестным этих чертей? – Лили серьезно посмотрела на блондина. В глазах того загорелся огонек надежды.
- Что такое? – в гостиную заглянул Джеймс. Как говорится, на ловца и зверь бежит.
- Дорогой, наши девочки предложили очень хорошую идею, - тут же взяла его в оборот жена.
- Что за идея? – поинтересовался Джеймс.
- Они хотят, чтобы Люциус стал их крестным. Мне кажется, что это замечательная идея, - поделилась информацией Лили.
- О, это было бы чудесно. Мы могли бы иногда отдохнуть от этих чертей, спихнув их крестному, - на полном серьезе сказал Джеймс.
- ПАПА?! – возмущенно воскликнули тройняшки. Джеймс посмотрел на их мордашки и рассмеялся.
- Я доволен вашим выбором, малышки.
- Мы не малышки, - снова хором воскликнули девчонки.
- Люциус, возьмешь на себя эту страшную долю – стать их крестным? – насмешливо поинтересовался Джеймс.
- С удовольствием, - кивнул Люциус, стараясь сдержать свою радость.
- Всех троих? – Джеймс, приподняв бровь, смотрел на блондина.
- Да, - твердо произнес Малфой-старший.
- Значит, сегодня вечером можем провести необходимый ритуал, - совершенно спокойно произнес Джеймс. Лили наблюдала за блондином и видела, что мужчина в шоке, поскольку не ожидал такого быстрого решения вопроса, которое произошло в данный момент.
Три девчушки чуть не задушили сначала Люциуса в своих объятиях, затем отца. Их радости не было предела. Закончив с бурным изъявлением своей радости, три урагана умчались сообщить радостную новость своему теперь уже не совсем старшему брату, но, тем не менее, не менее любимому. Их восторженные вопли разносились по всему Поттер-менору.
Лили с улыбкой посмотрела на Люциуса, на лице, которого явственно были выражены все его мысли, в кои-то веки. Надо сказать, что после появления в доме Поттеров, он стал более человечным, способным проявлять свои чувства.
- Ты не ожидал, - констатировала Лили.
- Нет, - согласно кивнул Люциус. – Совсем не ожидал. Почему?
- Многие считали нас Светлыми магами, которые на темную магию даже взглянуть без содрогания не могут, - произнес Джеймс, уютно устроившись в кресле напротив блондина. – Только все это чушь несусветная. Я никогда не был идиотом или тем придурком, которого знала вся школа.
- Ага, я вот об этом узнала только после свадьбы, - усмехнулась Лили, присаживаясь на диван. – Представляешь, какой шок я испытала, обнаружив Джеймса Поттера в библиотеке, с книгой в руках, увлеченного чтением так, что он ничего вокруг не слышал и не видел, тем более, что книга была не про его любимый, как мне казалось, квиддич, и читал он без очков.
- Да, наверное, говорить ты не могла несколько часов, - улыбнулся Малфой.
- Это мягко сказано, - кивнула Лили. – Вот так я и выяснила, что скрывали Поттеры.
- А что насчет приверженности семьи к роду Гриффиндора? – Люциус посмотрел на Джеймса. – Поэтому Лорд ничего не смог сделать?
- Даже если бы Поттеры были из рода Гриффиндора, на Гарри бы это не повлияло, - спокойно произнес Джеймс. Люциус видел, как на мужа посмотрела Лили. Они обменялись молчаливым разговором, словно решали говорить что-то ему, Люциусу, или нет.
- Почему? – все же задал вопрос Малфой.
- Гарри не сын Джеймс, по крайней мере, биологически, - сказала Лили.
- Биологически, может, и нет, а так, Гарри – мой сын, первенец, признанный и любимый, - произнес Джеймс.
- Кто? – немного ошарашено вырвалось у Люциуса.
- Неужели, не догадываешься? – усмехнулась Лили.
- Но Гарри похож на Джеймса как две капли воды, абсолютно иденти…, - Малфой замолк. Два человека, тем более отец и сын не могут быть совершенно идентичными, что-то, но все же будет разным. Да, у Гарри были глаза Лили, такие же зеленые и выразительные, но все остальное… - Чары? – Люциус пристально посмотрел на Лили.
- Мы не хотели, чтобы раньше времени об этом было известно, - произнес Джеймс. – Когда стало ясно, что все идет к чему-то странному, мы с Лили наложили на Гарри несколько чар. В случае, если нас бы не стало, то чары должны были сделать его похожим на меня. Что, в конце концов, и произошло.
- Почему тогда он может пользоваться деньгами Поттеров? – спросил Люциус. Он знал, что приемные дети не могли становиться наследниками.
- Традиция семьи Поттеров, – сказал Джеймс. – Где-то с шестнадцатого века, когда в семью было принято несколько сирот. Просто наследником после Гарри будет не его сын, а сын Грея или Натана, в зависимости от того, кто из них окажется какой ориентации.
- Ты очень спокойно об этом говоришь, - покачал головой Люциус, удивленный такой свободой мысли у сидящего перед ним молодого мужчины.
- Поттеры, как и Малфои, многое скрывают, если не все. На поверхности находится лишь то, что мы хотим показать, а истина глубоко внутри, и знать о ней кое-кому не следует, - улыбнулся Джеймс.
- Но твоя реакция на то, что два старших сына могут оказаться…, - начал Люциус, но замолчал, глядя, как легко Джеймс поднялся с кресла. Он успел заметить лукавую улыбку на лице Лили за секунду до того, как рука Джеймса легла ему на затылок, а его губы оказались в плену чужих губ. Он лишь пару секунд был в замешательстве, а затем ответил на поцелуй. Джеймс отклонился и заглянул в серо-серебристые глаза.
- Надеюсь, я ответил на твой вопрос? – улыбнулся Джеймс.
- Я удивлен, - только и смог сказать Люциус, все еще чувствуя на губах приятный вкус горького шоколада, перемешанного с вишней. – Лили, - посмотрел на женщину.
- Я давно уже знаю, что Джей – бисексуален, - спокойно ответила та, затем поднялась с дивана и подошла к мужчинам, протянув к ним руки. Джеймс сразу же сложил свой ладонь в ладонь Лили. Люциус же помедлил, но затем подал свою руку. Он не понимал, что сейчас происходило. Джеймс улыбнулся. Лили потянула их обоих за собой.
Люциус не сразу понял, что ведут его в спальню супругов Поттеров, но уже почти у самых дверей эта мысль молнией скользнула в сознании. «Неужели?..» - ошарашено подумал он. Дверь спальни за ними троими закрылась, отрезая от мира.
Спустя три часа Люциус лежал в центре огромного супружеского ложа Поттеров. На его груди примостилась рыжая головка Лили. Молодая женщина спокойно спала, слушая размеренный стук его сердца. С другой стороны спал Джеймс, перекинув ногу ему через бедро и положив руку на живот. Никогда в жизни Люциус не испытывал того, испытал с этими двумя. И, наверное, впервые в жизни понял, что такое семья, а, главное, что она теперь есть у него. Его приняли, помогли, дали возможность стать крестным трех очаровательных бесенят, и… И теперь у него была два самых шикарных любовника, о которых можно было только мечтать. Люциус улыбнулся и закрыл глаза, крепче прижал к себе Лили, а голову повернул в сторону Джеймса. Осталось только дождаться возвращение Драко и Гарри, и все будет хорошо. Он даже догадывался, кто на самом деле отец Гарри Поттера, но если его догадка правильная, этому человеку будет плохо, очень плохо… И не потому, что Лили ему не простит такого отношения к ее сыну.
***
- Грей? – Натан положил руку на плечо своего старшего брата.
- Да, Нат, - отозвался тот.
- Ты в порядке? – Натан опустился на шкуру у ног брата и заглянул тому в глаза.
- З пару месяцев наша жизнь изменилось кардинальным способом, - произнес Грей. – И я…
- Ты боишься, что Гарри от нас отвернется? Не примет? Посчитает, что мама с папой его предали? – Натан озвучил все сомнения и тревоги, которые последние дни беспокоили Грея. Так что ему оставалось только кивнут на вопросы брата.
- Но мы же все-все сделаем, чтобы Гарри был с нами, мы расскажем ему, как мы его любим, правда? – в комнату влетели тройняшку, как раз тогда, когда братья начали разговор и поэтому все слышали.
- Конечно, Лил, - улыбнулся Грей. – Я думал, вы опять насели на Люциуса. Малфой-старший позволил Грею называть себя по имени, как впрочем и Натану с Памелой, это только малышки называли его дядей Люцем.
- Мы его не нашли, как и маму с папой, - поведала Мей. Братья переглянулись и у обоих появились ну очень понимающие улыбки на лице. Они как-то и не сомневались, что однажды это произойдет, особенно зная своих родителей.
- А вы чего улыбаетесь? – нахмурившись, спросила Лейла у братьев, но те только улыбались в ответ. – Чего?
- Когда-нибудь сами поймете, - сказал Натан.
- Почему не сейчас? – потребовала Мей.
- Маленькие еще, - ответил Грей.
- Мы не маленькие, - в один голос возмутились тройняшки.
- Не маленькие, не маленькие, - хором согласились братья.
- Мы на вас обиделись! – топнула ножкой Лилит, развернулась и пошла на выход, Мей и Лейла поспешили за ней.
- Бедный Хогвартс, - хмыкнул Натан. – Придется тебе Грей последить на ними.
- А ты что, не собираешься этим заниматься? – Грей удивленно посмотрел на брата.
- Конечно, собираюсь, просто тебе будет легче, поскольку именно ты будешь учится с ними на одном факультете, - ответил Натан.
- С какого перепугу? – не понял Грей.
- Поверь, именно так и будет, - усмехнулся Натан.
- Грей, Нат еще ни разу не ошибался, - Памела стояла в дверях и с улыбкой смотрела на своих братьев.
- Посмотрим, - только и сказал Грей, знающий, что братишка действительно имел подобную способность, хотя даром предвидения Натан не обладал.
- Меня знаете, что интересует? – Памела подошла к братьям.
- Когда наши родители решили взяться за Люциуса? – усмехнулся Натан.
- Ага, - кивнула его сестра.
- Думаю, когда стали ему доверять, - сказал Грей. – Рано ли поздно в их паре все равно появился бы третий.
- Да уж, я представляю, как мы все это будем объяснять Гарри, - вздохнула Памела.
- Мы его скоро увидим, – задумчиво произнес Натан.
- Опять твоя интуиция, - на этот раз вздохнул Грей.
- Это странно, - Натан посмотрел сначала на брата, потом на сестру. – Я не могу объяснить, но у меня такое чувство, что он знает о нас и ждет встречи. И еще… Не знаю, как сказать, но… в общем, наши враги сильно пожалеют о том, что сделали с ним и нашей семьей, а также со всеми, кто с нами связан.
- Жалко Сириуса Блека нельзя вернуть, - вздохнула Памела.
- Да, тут, к сожалению, все ясно и без слов, - произнес Грей. – Но папа с мамой не хотят пока связываться со своим третьим другой – Ремусом Люпином.
- Ага, они ему не доверяют после того, как он поверил в безоговорочную вину Сириуса в смерти мамы и папы. Странно это, - произнес Натан.
- Так, кто-нибудь знает, куда умотала наша дьявольская торица? – прервал столь занимательный разговор Грей.
- Как-то тихо, - нахмурилась Памела.
- Вот и я о том же, - сказал Грей, вставая. Через несколько секунд комната уже была пуста. Старшие ушли на поиски младших сестренок, очень сильно подозревая, что те что-то учудили, и теперь надо ждать подвоха из-за любого угла.
***
Люциус вдохнул полной грудью и тут же сквозь сладкий сон понял, что чего-то не хватает. Он открыл глаза: Лили в кровати не было, а вот Джеймс лежал рядом и все еще спал. Люциус приподнялся на локте и стал рассматривать мужчину, которого когда-то знал в школе, но особо не обращал внимания, хотя он был одним из тех, кто ставил Хогвартс на уши чаще, чем все остальные студенты вместе взятые. От того лохматого, очкарика Мародера не осталось ничего. Сейчас рядом с ним спал красивый молодой мужчина, с черными, как смоль волосами, чуть взъерошенными, точеными чертами лица, в меру мускулистой, стройной фигурой, с кожей золотистого оттенка…
- Налюбовался? – ехидно поинтересовался Джеймс. Оказывается, он уже некоторое время наблюдал за Люциусом сквозь полуприкрытые веки. Люциус помедлили лишь секунду, а затем одним движением накрыл своим телом Джеймса, завладевая его губами…
- Мальчики, к обряду все готово, - в спальню вошла Лили и с улыбой посмотрела на двух обнаженных мужчина на кровати. – Так, оба в душ, через полчаса жду вас в ритуальном зале, - после чего покинула комнату.
- нам лучше поторопиться, иначе потом выслушает такую отповедь, что уши гореть будут, - усмехнулся Джеймс, вставая с кровати и подавая руку любовнику. – И добро пожаловать в семью, Люциус, - добавил брюнет с улыбкой.
***
Час спустя вся семья собралась в ритуальном зале. Лилит, Лейла и Мей от нетерпения подпрыгивали и дергали своих старших братьев и сестру. Их с трудом удалось хоть немного угомонить, чтобы провести сам обряд. Ничего сложного или выдающегося в нем не было. Все самое восхитительное всегда простое. Человек любит усложнять себе жизнь, даже не понимая, зачем он это делает. Каких-то пятнадцать минут и три девчушки получили себе в полное распоряжение очень красивого крестного, которого тут же и оккупировали, повиснув на нем, как обезьянки.
- Все, Люциус, они твои, - усмехнулся Джеймс, но тут же исправился. – Или ты их.
Казалось, Малфой только сейчас понял, на что он, собственно говоря, подписался, но жалеть уже было поздно, да он и не собирался.
- И что дальше? – Грей посмотрел на мать.
- А дальше кое-кто получит очень интересное письмо, - в голосе Лили появились очень злые нотки.
- Ты хочешь поставить Северуса в известность, что он пять лет измывался над собственным сыном? – спросил Люциус.
- Значит, догадался? – усмехнулся Джеймс.
- Просто, мне больше никто не пришел на ум, - кивнул тот в ответ. – А о дружбе между Северусом и Лили ходило немало слухов. Вот только я не пойму как?
- Длинная история, - вздохнула Лили. – Но если вкратце, то все случилось, когда мы однажды встретились с ним. Слово за слово, началась ссора…
- И закончилось все бурным сексом, - продолжил за нее Люциус. детей уже в комнате не было, старшие увели младших, давая взрослым поговорить.
- Да, думаю, Северус этот эпизод из жизни выкинул, а он имел очень серьезные последствия, - сказала Лили. – Я хочу увидеть, как он будет мучиться.
- Лили, - Джеймс обеспокоено посмотрел на жену.
- Джей, он заслужил этого, даже если не знал, что Гарри его сын. Гарри – мой сын, и этого должно было быть достаточно, чтобы он защищал его от всего мира. Неприязнь к тебе – не повод измываться над Гарри, - жестко произнесла Лили. Люциус всей душой посочувствовал Северусу. Тому придется иметь дела не с той Эванс, которую он помнит, а с настоящей фурией, разгневанной фурией, надо сказать.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:17 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава. 5. О Белых драконах.

Салазар на следующее утро вошел в комнату, в которую поместили зеленоглазого подростка, более всех истощенного и морально, и физически. Он не ожидал, что кто-то из ребят, уснувших в этой комнате уже не спит, но все три девушки сидели у камина и тихо переговаривались.
- Доброе утро, сударыни, - поздоровался он с ними.
- Доброе утро, - в разнобой ответили те, но так, чтобы не разбудить парней, все еще спящих на кровати.
- Как ваше самочувствие? – Салазар присел в натрансфигугрорванное кресло и посмотрел на девушек.
- Нормально, если смотреть на всю ситуацию в целом, - отозвалась Гермиона.
- Да, попали вы в переплет, - кивнул Салазар. – А теперь расскажите, что с вашим другом, Гарри, да?
- Мне, кажется, он просто не выдержал предательства, которое по отношению к нему совершили окружающие, - тихо сказала Гермиона. – Он никогда не знал любви и ласки, а потом его привели, как он думал в сказку, а у нее оказался с плохой конец.
- Это мы еще посмотрим, - прошипела Джинни, сверкнув глазами.
- Валькирия, - усмехнулась Панси, глядя на гриффиндорку. Сейчас, в пламени камина, ее волосы казались огненными.
- Мы сможем вернуться туда? – Гермиона посмотрела на мужчину.
- Да, думаю да, если вы те, о ком мы думаем, - произнес он в ответ.
- И кто же? – Панси взглянула на него.
- Об этом потом, когда все проснутся и немного придут в себя. Все-таки мы должны удостовериться, - произнес Салазар.
Они просто разговаривали. Салазар своими вопросами пытался выяснить о них побольше, да и о будущем тоже. Но чем больше маг узнавал, тем меньше ему нравилось то, что происходило там, откуда пришли эти дети, дети войны. Наконец, проснулись мальчики. Салазар сразу же занялся Гарри, поскольку хотел выяснить, каким образом быстрее можно поставить его на ноги. Он хмурился, что-то бубнил себе под, но решения своей проблемы не видел. А отыскать это самое решение было необходимо.
Чуть позже, когда они все вместе расположились в столовой при кухне, Основатели все же решили начать разговор, который, в принципе, и не следовало откладывать.
- Во-первых, с этого мгновения вы все семеро попадаете под нашу опеку. Документы мы уже получили, - произнес Годрик. Вся семерка серьезно смотрела на него. – Во-вторых, учиться вы будете по индивидуальной программе, которую мы составим после того, как узнаем уровень ваших знаний. В-третьих, вы не сможете вернуться назад в свое время, пока не разберетесь со своим наследием.
Подростки мрачно молчали, слушали, не перебивая. Еще сутки назад они, наверное, устроили бы скандал, а сейчас они уже изменились.
- Что за наследие? – спросил Драко.
- У нас есть все основания полагать, что вы легендарные белые драконы, - произнес Слизерин.
- Кто? – недоуменно переспросила Джинни.
- Белые драконы, - повторил Салазар.
- И? – не вытерпел Блейз.
- Только не говорите, что существует какое-нибудь пророчество…, - начала Гермиона.
- Это не совсем пророчество, или совсем не пророчество, - произнес Хель. – Это скорее легенда, о которой уже многие забыли.
- Расскажите, - тихо попросил Гарри.
- Когда-то давно…, - начал Годрик.

«Легенда о драконах.
Когда-то давно, задолго до Мерлина, за много тысячелетий до него, мир был совсем другим. Люди не были в нем главными существами, они не доминировали в этом мире, и не только в маггловском, но и в магическом.
Мир магии представлял себе равноправное общество магических существ, где маги-люди в основном были слугами или рабами, в зависимости от их магического уровня. Во главе магического мира стоял совет пяти рас: Вейлы, Вампиры, Оборотни, Гоблины и Эльфы. И не было в мире покоя, поскольку договориться им никак не удавалось. Мир стоял на грани войны, как вдруг появились они. Драконы. Все знали, что драконы разумны, но те всегда держались особняком. Их языка почти никто не знал, а на человеческом те отказывались говорить. Хотя изредка они и общались с избранными ментально. Просто однажды на одной из площадей Эльфийского города сели шесть драконов и перед изумленной публикой превратились в людей. Именно тогда совет стал советом шести рас. Многие удивились, почему драконы вдруг показали свою истинную сущность. Они могли существовать спокойно в одной из двух своих ипостасей, совершенно не прибегая к другой. Те, что вошли в совет, теперь всегда оставались в облике людей, многие же никогда не перекидывались, и всю жизнь оставались Драконами. Люди-драконы были по своей внешности чем-то средним между обычными людьми и эльфами. В основном у них были черные, белые, рыжие или каштановые волосы. Да и глаза тоже имели определенные оттенки – очень насыщенный ярко-зеленый, ярко-голубой, синий, серый, и карий двух оттенков – черного горького шоколада и насыщенного молочного шоколада. Стройные, красивые, гордые. Вот такими их видели окружающие.
В скором времени снова начался разлад. Гоблины устроили внутрирасовую войну, которая быстро перетекала в магическую, втягивая в нее расу за расой, в том числе и Драконов. Но те постарались выступить в роли посредников, миротворцев. Им удалось остановить эту бойню.
Как-то незаметно главенствующее положение в совете заняли именно Драконы. На магических землях наступил мир. Именно в этот период силу стали набирать люди, поскольку их положение стало намного лучше. Драконы в качестве своих супругов выбирали не только себе подобных, но и людей. Так появились полукровки, которые все же больше были Драконами, поскольку с самого рождения могли перекидываться в свою сущность. Но это не нравилось многим людям, которые стали изгонять тех, кто связывался с правителями, кто становился отцом и матерью этих, как они считали, «уродцев».
Целое тысячелетие мира подходило к концу. Люди, в конце концов, взбунтовались, и не только против Драконов, против всех магических существ. Кто-то снова спровоцировал гоблинские распри. События стали расти как снежный ком, уничтожая тот мир, который построили Драконы. Вампиры ушли в тень, Эльфы скрылись в пространственном разрыве. Вейлы ушли глубоко в леса. Оборотни оказались на перепутье, все больше теряя свою власть. Люди стали их отлавливать и превращать в рабов, сажая на цепи и в кандалы. Оставались только Драконы, которые все еще были сильны.
И тогда кто-то пустил слух о пещерах с золотом, о кровожадности Драконов. Нашлось немало смельчаков, решившись добраться до сметных мифических сокровищ. Но с этим можно было смириться, можно было жить. Но однажды люди уничтожили всех детей-полукровок, которых смогли найти. Лишь шесть беременных женщин смогли выбраться и спрятаться. Они добрались до членов Совета.
В тот день, когда они должны были произвести на свет своих детей, город Совета запылал. Люди ворвались в него, уничтожая все на своем пути и в желании уничтожить тех, кто мог им противостоять. В само здание им не удалось ворваться. Но неожиданно на одном из балконов появились Драконы, на руках которых были младенцы. Люди внизу кричали проклятия в их адрес.
- МЫ УЙДЕМ! НО ЭТОТ МИР ПОГРУЗИТСЯ В ВОЙНЫ И ТЬМУ, ПОСКОЛЬКУ МЫ ЗАБИРАЕМ С СОБОЙ ЧУДО ЭТОГО МИРА. СМОТРИТЕ! – мужчины подкинули в воздух младенцев. Кто-то внизу закричал, но в небе уже кружились семь маленьких белых драконов. Люди удивленно взирали на это, поскольку никогда не видели ничего подобного. – МЫ ДАВНО ЖДАЛИ ЭТОГО ЧУДА! ОНИ ПРИНЕСЛИ БЫ ВАМ СЛАВУ И БОГАТСТВА, ВЛАСТЬ И БЛАГОДЕНСТВИЕ! НО…, - в небе вспыхнула молния, и дракончики исчезли. – ЭТОГО НЕ БУДЕТ! НИ ОДИН ДРАКОН БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ ЧЕЛОВЕКОМ! ЛИШЬ КОГДА В МИР ВЕРНУТСЯ БЕЛЫЕ ДРАКОНЫ, ВЫ СМОЖЕТЕ УЗНАТЬ, ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ И МИР, БЛАГОДЕСТВИЕ И СЛАВА. НО ВСЕ ЗАВИСИТ ТОЛЬКО ОТ ВАС. ЕСЛИ ВЫ ОШИБЕТЕСЬ, ДРАКОНЫ НЕ БУДУТ ЗА ВАС!
С балконы в воздух поднялись Драконы, огромные и захватывающие дух.
Никто не принял слова одного из членов совета на веру, но мир вдруг стал погружаться во тьму. Начались распри, постоянные войны, разобщенность. Люди хотели все больше власти и никак не могли ей насытиться. Мир магглов и магов разделился, граница между ними с каждым годом становилась все отчетливее и отчетливее. И кто-то вспомнил слова Драконов. И начались поиски…»

- Они искали белых драконов? – уточнила Джинни.
- Да, но они искали именно драконов, - уточнил Годрик.
- То есть…, - Драко на секунду задумался. – Надо было искать людей?
- Они бы их не нашли в любом случае, - тихо сказал Ровен. – Это не было их временем. Память драконов в них уснула и должна была проснуться лишь через много лет, вернее, тысячелетий.
- Если мы Белые драконы, то…, - Гермиона замолчала и нахмурилась.
- Почему мы здесь? – Гарри задал вопрос, который вертелся у всех на языке.
- Эльфы могли кроить пространство, - произнес Салазар.
- Драконы – время? – Панси подалась вперед.
- Верно, - кивнул Годрик.
- Если Драконы перестали общаться с людьми, стали, как все считают лишь полуразумными существами, то откуда вы столько знаете? – прищурился Блейз.
- Они ведь с Вами разговаривают, да? – это не был в полной мере вопрос.
- Да, эту историю мы узнали от одного старого мудрого дракона, но его уже, увы, нет в этом мире, - вздохнул Хель.
- Драконы в те времена ушли, назад во времени, поскольку вперед им уйти не дано, - произнес Годрик.
- Они что-то изменили в своей истории? В истории мира? – спросила Гермиона.
- На этот вопрос нет ответа, - вздохнул Ровен.
- Значит, если мы станем теми, кто мы есть, то сможем вернуться в ту самую минуту, из которой отбыли? – уточнил Драко, что-то усиленно обдумывая.
- Насколько я понял, Драконы могут лишь однажды уйти по времени вперед, выбрав ту точку и место, куда хотят, - произнес Салазар.
- То есть, мы, например, можем появиться в Косом переулке, скажем, 29 августа 1996 года? – снова полез с уточнением Драко.
- Верно, - кивнул Годрик.
- Ага, и не важно, сделаем мы это через год или два? – снова уточнение.
- В этом времени вы не будете стариться, оно не ваше, - произнес Ровен.
- Почему именно эта дата, Драко? – спросила Гермиона.
- Просто самый оптимальный вариант что-то сделать и при этом так, чтобы нас не успели отловить до того, как мы вернемся в школу, - заявил блондин.
- Сначала надо понять, как вернуться в наше время, - передернула плечами Джинни.
- Нас ждут, - вдруг произнес Гарри.
- Что, прости? – Гермиона недоуменно посмотрела на друга.
- Нас там ждут, - повторил Гарри, и если бы не сидящие рядом Рон и Драко, он бы упал на пол, поскольку потерял сознание.
Пришлось перенести разговор в спальню, где Гарри уложили на кровать. Рон и Драко расположились рядом с ним, а остальные в креслах.
- Гарри слишком быстро входит в наследие. Организм не успевает за изменениями, тем более что он истощен, - произнес Хель, осмотрев мальчика.
- И что делать? – Драко нахмурился.
- Проблему я вижу в том, что каждый из вас должен найти свою пару. Хотя, думаю, с этим вы инстинктивно разобрались, - продолжил Хель. Рон и Драко переглянулись, затем посмотрели на Гарри.
- То есть, я, Драко и Гарри будем вместе? – все же решил уточнить Рон.
- Думаю, да, как впрочем, Панси и Джинни, а также Блейз и Гермиона, - произнес Хель. – Возможно, все нормализуется, когда вы просто окончательно соединитесь. В вас постепенно начнут просыпаться ваши способности, только вот какие, не могу сказать. Не знаю.
- Белые драконы – это ведь какой-то эксперимент? – вдруг подал голос Гарри. Всем казалось, что он все еще без сознания, оказалось, нет.
- Да, самих драконов, - кивнул Годрик. – Они хотели создать хранителей мира.
- И за что нам это, - тихо прошептал Гарри в ответ. Хель улыбнулся и погладил его по волосам.
- Это не так плохо, как тебе кажется, - произнес он. – Теперь ты можешь сам выбирать свой путь. Только вот люди, похожи, не достойны того, чтобы получить дар Драконов.
- Да, уж, - скривился Блейз. – Я бы этих людей сожрал и не подавился.
- Так, отдыхайте, остальным займемся завтра, - хлопнул себя по коленям Годрик.
- Спасибо Вам, - вдруг произнесла Панси.
- За что? – удивился Гриффиндор.
- Что приняли нас, - вместе слизеринки ответила Джинни.
- Не за что, - улыбнулся Годрик.
Ребята остались в комнате одни. Они молчали, каждый обдумывал то, что услышал. В какой-то момент Блейз повернулся и посмотрел на кровать. На его губах заиграла улыбка. Он привлек внимание девушек и указал им на троицу. Гарри спал между такими же спящими Драко и Роном. Его голова покоилась на плече и блондина, а рука рыжего была перекинула через него и лежала на груди Драко. Сомневаться не приходилось, эти трое точно будут вместе.
- Знаете, а ведь мы очень точно подпадаем под описание Драконов, - прошептала Гермиона. – И волосы, и цвет глаз.
- А еще мы все семеро дополняем друг друга, если подумать: справедливость и храбрость – это Гарри, верность и отвага – Рон, ум и целеустремленность – ты, Мио, гордость и стать – Драко, логика и стратегия – Блейз, красота и бесстрашие – Джинни, изворотливость и хитрость – я. А все вместе – мы одно целое, - произнес Панси.
- Это многое объясняет, - Джинни посмотрела на ребят. – И нашу тягу к тому, чтобы задеть друг друга. Мы просто не могли без внимания, именно нашего внимания. Рано или поздно, мы все-таки все равно оказались бы вместе.
- Не думаю, - хмуро произнесла Гермиона. На вопросительный взгляд друзей она пояснила свои слова. – Боюсь, мы не дожили бы до этого светлого мига.
- И что нам теперь делать? – спросила Джинни.
- Учиться, - отозвалась Гермиона. – Много, быстро, качественно и всему. Мы должны вернуться назад, чтобы остановить Дамблдора и Волдеморта, чтобы больше никто не страдал так, как мы.
- Согласен, - кивнул Блейз.
Пока ребята обсуждали свои идеи, мужчины собрались в кабинете Годрика. Им тоже было о чем подумать. Салазар с задумчивым видом пристроился на подоконнике и совершенно не замечал, как выводит пальцем на стекле бессмысленные узоры. Все его мысли были заняты зеленоглазым мальчиком. Что-то такое было в нем, что притягивало, хотелось прижать его к своей груди и никогда не выпускать.
- Будь аккуратен, иначе заработаешь себе двух очень серьезных врагов, - произнес Годрик.
- Я знаю, Рик, - отстраненно произнес Салазар. – Но не могу не думать об этом мальчике.
- Забавная ситуация, если честно, - усмехнулся Ровен.
- Чем же? – Салазар удивленно посмотрел на друга.
- Они притягивают нас всех, - произнес Хель. – И не как Белые драконы. Я уже успел заметить взгляды, которыми Годрик одаривает обеих девушек – Панси и Джинни. Нас с Ровеном тянет к Блейзу как магнитом, а через него к Гермионе.
- У нас образовалась какая-то связь с ними, словно они должны были оказаться здесь, что это не просто так их выдернула из их времени в наше, именно в это мгновение, - задумчиво произнес Годрик. – Думаю, нас ждут перемены…
Годрик решил дать ребятам неделю, чтобы прийти в себя, насладиться красотами и просто хорошо отдохнуть. Сейчас главным было поставить на ноги Гарри и вернуть подросткам душевное равновесие.
Мужчина с радостью стали замечать на их лицах улыбки, умиротворенное выражение, когда они просто смотрели на озеро или на лес, как стали разглаживаться хмурые морщинки на лбу. Подростки медленно, но верно приходили в себя. Проблема была только с Гарри. Основной удар был нанесен именно по нему, и внутренний мир мальчика пострадал основательно. Если физическое состояние восстановить удалось достаточно быстро, то вот эмоциональное требовало долгой и кропотливой работы. Годрик видел только один выход, научить мальчика окклюменции, которая помогла бы ему закрыть свой разум от окружающих, во-первых, а, во-вторых, с ее помощью можно было притупить все события и эмоции с ними связанные. Эту задачу он решил взять на себя, о чем и поведал юноше. Гарри пришлось рассказать ему правду о своих уроках со Снейпом. Гриффиндор пришел в такую ярость, что у него в руках лопнул хрустальный кубок. Чем больше он узнавал о том, что творится в Хогвартсе во времена ребят, тем сильнее ему хотелось оказаться там и кое-кому вправить мозги.
Гарри согласился на уроки с Годриком, поскольку понимал всю важность этого. С того разговора ежедневно, на два часа они закрывались в кабинете Гриффиндора. Годрик был терпелив и осторожен. Его методы сильно, если не кардинально, отличались от того, что проделывал с ним Снейп. За неделю Гарри достиг того, чего не смог с зельеваром за полгода. Хотя, Снейп ведь не столько учил, сколько ломал.
В то же время все заметили, что Гарри начал меняться. Его схожесть с Джеймсом Поттером сглаживалась. Во внешности стали проявляться черты другого человека. Гермиона как-то озадаченно теперь на него поглядывала, словно пыталась понять, на кого он похож. Она была уверена, что знакома с тем человеком, черты которого появились в ее друге. Столь же внимательно за метаморфозами следил и Драко, но в отличие от остальных, он просто не мог поверить, что это может быть правдой. Но чем сильнее менялся Гарри, тем яснее становилась истина.
Если честно, то менялись они все. Вытянулись, осанка прямая, взгляд ясный и гордый. Изящности подросткам было не занимать. Ровен, всегда славящийся знанием этикета и манер, также обладавший превосходным вкусом, занялся в первую очередь девушками и буквально за неделю превратил их в писаных красавиц и настоящих леди. Мальчики решили не отставать от подруг.
Когда на лице Гарри расцвела улыбка, мужчины поняли, что теперь уже можно начать настоящее обучение. Пришло время для становления Белых драконов.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
SainaelДата: Понедельник, 17.08.2009, 19:25 | Сообщение # 8
Incubus
Сообщений: 206
« 33 »
Эй, не честно, а где продолжение? cry Заинтриговали, понимаешь, и бросили(((

История очень понравилась) Хоть и чувствуется что иногда не хватает "обоснуя" бурной фантазии автора, но зато динамика все перекрывает)))


Я писала, пишу и буду писать МПРЕГ! И ниип...получиться изменить мое имхастое имхо =)

 
veterДата: Понедельник, 17.08.2009, 23:23 | Сообщение # 9
Посвященный
Сообщений: 30
« 2 »
очень интересная идея! люблю такие нестандартные пары smile да и сюжет динамичный, не заскучаешь
 
HollyDayДата: Пятница, 21.08.2009, 23:01 | Сообщение # 10
Посвященный
Сообщений: 33
« 0 »
Я "подсела". Срочно нужна доза "Белых драконов". Слёзно cry молю автора о продолжении.
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 30.08.2009, 17:24 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Sainael, veter, HollyDay, спасибо за отзывы))) Ловите продочку happy

Глава 6. Ментальная проблема.

Два месяца спустя
- Не понимаю, - покачал головой Салазар Слизерин, глядя на стоящих перед ним трех подростков, таких разных, и в то же время объединившихся в странное трио.
- А что тут не понятного? – пожал плечами Драко.
- Вы хоть понимаете, что очень редко происходит то, что вы сейчас сотворили? – воскликнул мужчина.
- Ага, и еще интересно, а кто будет восстанавливать крыло? – усмехнулся стоящий у окна Ровен, бросая ехидный взгляд на парней.
- А что сразу мы? – потупил взор Рон.
- И, правда, что это мы все проблемы взваливаем на вас троих? – полным сарказма голосом отозвался Годрик, сидящий в кресле. – Мало ли кто мог такое сделать.
- Вот именно, - поддакнул Драко.
- Да, только вот есть одна маааааленькая проблемка, - протянул Хель. – Кроме вас семерых и нас четверых в этих стенах больше никого нет, по крайней мере, сейчас.
- И что? – Драко приподнял бровь, напоминая себя прежнего.
- Так, сейчас сниму ремень и выпорю, - не выдержал Салазар, мрачно глядя на блондина. Мгновенно Драко оказался за спинами Гарри и Рона, которые как по мановению палочки выступили вперед и сомкнули плечи перед другом. В комнате раздались еле сдерживаемые смешки. Трое мужчин старались скрыть свое веселье, но удавалось, мягко говоря, с трудом.
- Сал, успокойся, - посоветовал Годрик.
- Успокойся? Успокойся! Эти троица украла у меня ингредиенты, устроила полномасштабное наводнение в подземельях, разрушила целое крыло в Замке, перекрасила мои комнаты, в которые, кстати, никто не мог попасть, а им каким-то образом удалось, устроила бунт домовиков, провела трое суток в Запретном лесу, распугала всю живность в озере, - Салазар заводился все сильнее и сильнее.
- Салазар, остынь, - Годрик положил руку на плечо брата. Тот замолчал на полуслове, глубоко вздохнул, а затем ринулся к двери, чтобы покинуть кабинет.
- Ага, а еще мы побывали в Тайной комнате и порезвились с василиском, - пробурчал под нос Драко. Салазар словно на стену наткнулся. Рука, потянувшаяся к ручке двери, так и замерла в воздухе. Трое других мужчин повернулись к ношам и уставились на них с непередаваемым выражением на лице. Слизерин поворачивался медленно, очень медленно.
- ЧТО ВЫ СДЕЛАЛИ? – уточнил он тихим голосом, выделяя каждое слово.
- Зря ты, Драко, - протянул Рон, задвигая блондина за себя, и начиная пятиться подальше от взбешенного Салазара.
- Сал, - позвал Гарри мужчину, пытаясь отвлечь его внимание т двух своих друзей и партнеров, хотя между ними пока ничего еще и не было.
- Я вас собственными руками задушу, - прошипел Салазар.
- Ты обещал со мной позаниматься, а до сих пор не нашел для меня времени, - обиженным голосом пятилетнего ребенка произнес Гарри. Ровен подавил смешок. Слизерин как-то в одно мгновение сдулся и беспомощно посмотрел на брюнета. Салазар с самого момента этого зеленоглазого брюнета в замке понял, что тот является его самым слабым местом. Он уже не раз пожалел о том, что у Гарри есть два партнера.
- Да, конечно, - наконец выдал он.
- Вот и хорошо, - воскликнул тот в ответ, схватил Салазара за руку и вытянул из кабинета.
- И чем нам это грозит? – Рон повернулся к Драко.
- Поживем – увидим, - задумчиво глядя на дверь, сказал блондин.
- То есть, вы знаете о тех чувствах, которые Сал питает к Гарри?! – уточнил Годрик.
- Ну, мы ведь не слепые, - Драко взглянул на старшего из четырех мужчин.
- А теперь, не могли бы вы нам поведать, почему вы за эти два с половиной месяца наворотили все то, что наворотили? – Ровен сел в кресло и пристально стал смотреть на двух человек. – Зачем вам троим это понадобилось?
- Вообще-то…, - начал Рон, но Драко пнул его ногой по лодыжке и рыжий парень замолк.
- Так, - Годрик грозно посмотрел на ребят. – В этих…, - он немного замялся, затем продолжил, - происшествиях замешены все семеро?
- Эмм, – мальчики отвели глаза в сторону.
- О, Небеса, – закатил глаза к потолку Хель. – Почему я был уверен, что с вашим появлением у нас будет очень, ну, очень много проблем.
Рон и Драко предпочли промолчать на \это. Да и что тут скажешь?
На самом деле за эти два с половиной месяца они пришли в норму, сдружились так, что теперь были не разлей вода. Через какое-то время им стало скучно от размеренной жизни и безделья, ведь они били детьми действия. Первыми выделились, как ни странно, самые спокойные и самые рассудительные в их компании – Гермиона и Блейз. Как и когда они успели создать экспериментальное зелье, даже Драко не мог понять, но взрыв был знатный. Почему Основатели решили, что это дело рук блонди-рыже-брюнетовой троицы, никто не разобрался. Драко тогда метал молнии, не в прямом смысле, конечно. Его ужасно возмутило то, что их так нечестно обвинили в произошедшем. Рон только посмеивался и говорил, что Драко возмущается не столько из-за обвинения. Сколько из-за того, что кто-то мог подумать, что он, Драко Малфой, способен бездарно испортить зелье. Гарри с улыбкой следил за друзьями, и, наверное. Только он заметил. Что Блейз и Гермиона строит совершенно невиннейшие лица. Только после пятого обвинения в происшествиях, когда уже возмущались и Рон с Гарри, они втроем решили, что раз их и так все время обвиняют, так стоит сделать так, чтобы обвинения имели для этого обоснования. Вот тогда и начались совместные вылазки, эксперименты и тому подобное. Тогда же начали расти силы ребят, только вот мужчины этого пока не заметили, или предпочли не заметить.
- Значит, так, - Годрик встал. – С завтрашнего дня начинаем занятия. Пора уже вас обучать.
- А почему не раньше? – скривился Драко.
- Вам надо было прийти в себя, - заявил Ровен. – Гарри необходимо было набраться сил, выздороветь и научиться заново жить. Он только в последнее время стал искренне улыбаться и перестал уходить в себя.
- Ясно, - прищурился Рон. – А почему вы ничего не сказали и не сделали нам? Вы же знали про все наши…
- Не про все, - покачал головой Годрик. – И мы, действительно, очень долгое время думали, что все происшествия связаны только с вами тремя.
- Никогда бы не подумал, что… Ай, да ладно, - махнул рукой Драко. – Чему вы нас будете учить? – посмотрел она на Годрика.
- У нас есть очень хорошее преимущество. Вы можете оставаться в этом времени столько, сколько хотите, хоть двадцать лет, - произнес Годрик. Он поднял руку, когда ребята уже собрались возразить. – Это действительно так. Вы белые драконы, и это позволяет вам оставаться такими, какие вы есть в любом другом времени, кроме вашего настоящего.
- Эмм, то есть, мы можем жить и жить до того момента как исчезли и так и останемся пятнадцатилетними? – уточнил Драко.
- Да, даже существовать параллельно сами с собой, пока не настанет тот момент, когда вы отправились в прошлое, - произнес Ровен.
- Брр, прожить тысячу лет… Нет уж, спасибо, - поежился Рон. Драко с ним согласился.
- Ладно, идите напоследок повеселитесь. С завтрашнего дня у вас будет очень жесткий график, - выпроваживая парней из кабинета, произнес Годрик. – И не разнесите замок, - уже бросил он в спину ребят. В ответ раздался веселый смех.

Пока Годрик. Ровен и Хель разговаривали с Драко и Роном, Салазар и Гарри спустились в подземелья, где располагались апартаменты Слизерина. Тот привел Гарри в свою гостиную и усадил в кресло.
- Я обещал проверить твои знания по зельям и подтянуть тебя, - начал Салазар.
- А ты можешь научить меня окклюменции? – поинтересовался Гарри.
- У каждого мага, даже ребенка, существует природный ментальный блок, он настолько силен, что учиться окклюменции не нужно, надо всего лишь уметь регулирова…, - Салазар остановился на полуслове, затем мягко, почти неощутимо проник в разум Гарри. Никто из мужчин не делал даже попыток проникновения в разум ребят за все время их нахождения в замке. Салазар мгновенно вышел и в ужасе уставился на юношу.
- Кто это сделал? – наконец, обрел он дар речи.
- Сделал что? – спросил Гарри, немного испугавшись выражения лица мужчины.
- Кто разрушил всю твою природную ментальную защиту? – Салазар подался вперед и пристально уставился в глаза юноши. – Ее просто нет, Гарри. Совсем нет. Даже ошметков не осталось. Гарри, тебе в разум захаживало столько людей, что…
- Хмм, - как-то горько хмыкнул парень в ответ. – Снейп постарался, правда, по приказу Дамблдора.
- Чушь какая-то, - пробормотал Салазар. – Я даже не знаю, с чего начать… Хотя… Может быть…, - забубнил он.
- Что может быть? – Гарри настороженно посмотрел на мужчину.
- Я не уверен, и, возможно, когда ты научишься превращаться в белого дракона, защита разума вернется, - произнес Салазар. – Но я очень хотел бы увидеть этого твоего Снейпа, чтобы посмотреть ему в глаза и понять, что же он за человек, раз смог сотворить такое.
- Он… Он ненавидел меня всегда, наверное, с моего рождения, - тихо произнес Гарри. – У него не было для меня ни доброго слова, ни улыбки. Я лишь был ничтожеством, которое слишком сильно похоже на своего отца, как внешне, так и по характеру, - слова звучали горько.
- Не думай об этом, пока не думай, - Салазар пересел к Гарри и обнял его. Юноша прислонился к мужчине. Гарри по какой-то странной причине чувствовал себя со Слизерином очень спокойно, свободно. Салазар вздохнул, затем притянул парня к себе на колени, откинулся на спинку дивана и замер. Сколько времени они просидели в таком виде, было непонятно, просто в какой-то момент Салазар понял, что юноша в его руках спит, уткнувшись ему в плечо. Он осторожно поднялся, держа свою драгоценную ношу на руках, и отправился в спальню, где и уложил Гарри в свою кровать, накрыл легким одеялом. Он всего секунду колебался, но устоят перед искушением не смог. Салазар наклонил и нежно, почти невесомо коснулся своими губами губ юноши.
Спустя четверть часа он уже снова был в кабинете Годрика, где все еще находились трое мужчин. Они расположились вокруг стола и обсуждали планы уроков не только семерки детей, свалившихся на них из будущего, но и всей остальной школы. Вот уже несколько лет, как в школе были и другие учителя, не только они четверо.
- Салазар, ты отпустил Гарри? – Хель чуть вопросительно приподнял бровь.
- Он спит в моей спальне, - вздохнул тот в ответ.
- Что случилось? – нахмурился Годрик, сразу почувствовав, что все не так уж и хорошо.
- Надо позвать сюда ребят и кое-что проверить, - произнес Сал. Годрик не стал ничего спрашивать, просто отправил своего патронуса к ребятам с просьбой виться в кабинет. Пока они ждали их, никто не проронил ни слова.
- Вы нас звали? – Драко посмотрел на мужчин.
- Драко, я хочу проверить вас всех на ментальные щиты, - произнес Салазар, вставая.
- Зачем? – нахмурился Блейз.
- Я должен быть уверен, что с вашими щитами все в порядке, - сказал Салазар.
- Хорошо, - чуть нахмурилась Гермиона. – Можете проверить меня.
- Гермиона, смотри мне в глаза, я не причиню тебе вреда, - Салазар встал перед девушкой. Спустя минуту он уже задумчиво смотрел на стену за ней. Гермиона недоуменно смотрела на него.
- Эээ, а когда?.. – начала она.
- Я уже, - отозвался тот, продолжая о чем-то думать, затем повернулся к Драко. – Я должен посмотреть на тебя. Блондин пожал плечами и встал перед Салазаром и посмотрел ему в глаза. Спустя несколько секунд, мужчина уже смотрел на Панси. Он быстро обследовал всех детей, сел в кресло и крепко задумался.
- Сал?! – Годрик пристально смотрел на брата.
- У меня руки чешутся устроить самую настоящую казнь для этих учителей, - прошипел Салазар, чуть ли не переходя на парселтанг. – Это немыслимо.
- Сал?! – снова произнес Годрик.
- У Драко, Блейза и Панси защита на уровне, но все же могла бы быть сильнее. Кто-то пытался ненавязчиво так проникать в их разум, не всегда с положительным результатом, - начал свои объяснения Салазар. – Это, конечно, нанесло некоторый урон, но поправимый. С чем природные щиты и магия справились. А вот у Гермионы, Джинни, Рона и Гарри дела обстоят очень плохо. Но самая большая проблема у Гарри. У него нет вообще никакой защиты на разуме. Стерта полностью.
- ЧТО?! – Хель подскочил на месте. – Как, совсем ничего нет?
- Это хуже, чем нет, Хель, - вздохнул Салазар. – Я в ужасе от того, что увидел.
- У Гарри столько нарушений в разуме, что меня в дрожь бросает, - сказал Слизерин. – Это удивительно, насколько он сильный человечек, что до сих пор еще в своем уме.
- Так это и была цель директора – свести Гарри с ума, - мрачно произнесла Гермиона.
- У тебя есть предложение, Салазар? – Хель посмотрел на друга, уже понимая, что у того появились какие-то мысли.
- Необходимо поставить защиту на разум Гарри, Рону, Гермионе и Джинни. В данном случае искусственную, в данной ситуации ее придется закрепить на ком-то из нас, - посмотрев на брата и друзей, произнес Салазар.
- Подождите, а когда мы вернемся в наше время, а вы в этом умрете…, - всполошился Блейз.
- К тому времени, когда вы будете готовы вернуться в свое время, вы уже будете полноценными драконами, а их магия сможет защитить вас, - заявил Ровен.
- Вы в этом уверены? – скептически произнес Драко.
- Более менее, - повел ладонью Салазар. – Или мы придумаем что-нибудь еще.
- Ммм, - теперь скепсис проявил Рон.
- Сейчас это лучшее решение, - задумчиво произнес Хель.
- Ну, и на кого кого будете привязывать? – Драко как-то странно посмотрел на мужчин.
- Салазар завяжет на себя Гарри и Рона, Я возьму Джинни, а Хель или Ровен – Джинни, - произнес Годрик.
- Почему?.. – начал Драко.
- Как легелимент, Салазар сильнее любого из нас, и он может вести двоих. Поскольку Гарри, ты и Рон партнеры, то лучше будет, если именно он будет вас вести, - пояснил Годрик.
- Хорошо, - кивнул Драко, но все-таки в его голосе чувствовалось сомнение.
- Драко, сейчас это лучший вариант, - Ровен опустил ему на плечо руку. – Многие ученики обладают природным даром проникать в сознание других людей, причем независимо от того, хотят они этого или нет. Мы даже предположить не могли, что у вас такая серьезная проблема.
- Получается, что в наше время маги потеряли очень много сил? Природных? – уточнила Гермиона.
- Исходя из наших разговоров, получается, что очень многое изменилось, было забыто, - сказал Годрик.
- Ну, это упущение мы исправим, хотя бы для вас семерых, - заявил Хель. – И начнем с завтрашнего дня. А сегодня поставим защиту и закрепим ее.
- С Гарри придется заниматься отдельно. Ему необходимо будет научить пользоваться самоконтролем, научиться использовать свой разум, - вздохнул Салазар.
- А где он, кстати? – спросила Джинни, до сих пор хранившая молчание.
- Спит, - односложно ответил Салазар.
- Хмм, - Драко скептически посмотрел на него, затем пробубнил. – Интересно где?
- Так, сейчас все свободны, - произнес Годрик. – Встретимся в Большом зале во время ужина, после которого и проведем ритуал наложения ментальной защиты на разум.
Время до ужина прошло очень быстро, даже слишком. Ребята довольно сильно нервничали, даже слишком сильно. Но время неумолимо шло вперед. Ужин прошел в не менее нервной обстановке.
- Все, пора, – сказал Годрик. Они оправились в спальню Гарри, которая все время оказывалось именно той комнатой, где собирались все. Гарри и Рон легли на кровать, между ними на колени сел Салазар, положив руки им на лоб. Гермиона и Джинни сидели в креслах, за их спинами встали Ровен и Годрик соответственно. Остальные расположились у камина и напряженно следили за происходящим. Трое мужчин начали читать какой-то ритуал. Девушки вдруг выгнулись в креслах. То же самое произошло и с Гарри и Роном. Драко, Панси и Блейз могли видеть тонкие линии, исходившие из рук мужчин, которые начали проникать в их друзей через кожу и кости. О таком они никогда не слышали и не читали. «Древняя магия была очень могущественной», - подумала Панси. Она надеялась, что это поможет. За то время. Что они находились здесь, Основатели всегда им помогали, выслушивали их излияния, старались утешить. Надо сказать, что это били люди, которым они поверили, но в то же время Панси не сомневалась, что не так уж много людей заслужат их доверие и внимание, а вот ненависть заслужили многие.
- Теперь они проспят до утра, - произнес Годрик. Панси только сейчас поняла, что пропустила все остальное, уйдя в свои мысли.
- Драко, ложись вместе со своими партнерами, - устало произнес Салазар. – Будет лучше. Если ты будешь с ними.
Драко и не собирался противиться такому решению. Он лег рядом с Гарри на край, тот тут же повернулся к нему спиной. Драко обнял его, чуть придвинул к Рону, чтобы иметь возможность обнимать обоих.
- все получилось? – услышал он голос Панси.
- Да, они приняли защиту, и она закреплена на нас. Завтра начнутся занятия, - послышался ответ Годрика. – Мы разбудим вас очень рано, так что сейчас всем лучше лечь спать.
Спустя два часа, в очередной раз проверив ребят, мужчины собрались в кабинете Годрика. Они продолжили составлять план занятий для школы, а также отослали несколько писем своим знакомым и друзьям. Если он собирались заниматься с ребятами, то им нужна была помощь, а именно новые учителя для школы, которые заменили бы их. Они понимали, что ребятам обязательно нужно вернуться в свое время как можно раньше, а, не прожив тысячу лет в прошлом. Занятия для ребят будут очень интенсивными и изнурительными, но, ни один из них не сомневался, что они справятся, просто ради себя самих.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
veterДата: Воскресенье, 30.08.2009, 23:13 | Сообщение # 12
Посвященный
Сообщений: 30
« 2 »
спасибо за интересное продолжение! biggrin
 
SainaelДата: Понедельник, 31.08.2009, 07:22 | Сообщение # 13
Incubus
Сообщений: 206
« 33 »
Большое спасибо за продолжение!!! Очень нравится этот фик))) Живой, иначе не скажешь) Не всегда все в порядке с правилами писания, и я уверена что он полная противоположность сухим требованиям хог-нета, но за это он мне и нравится)))


Я писала, пишу и буду писать МПРЕГ! И ниип...получиться изменить мое имхастое имхо =)
 
неканонДата: Понедельник, 31.08.2009, 08:45 | Сообщение # 14
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
а нц будет граффическое?) biggrin
*хотелось бы Севу на паравильный путь вывести....*



когда придумаю что тут написать-напишу
 
HollyDayДата: Понедельник, 31.08.2009, 13:26 | Сообщение # 15
Посвященный
Сообщений: 33
« 0 »
clap clap clap
захожу на форум, а тут продолжение!!!
Quote (Lash-of-Mirk)
они били детьми действия

ага, брали детей действия и били ими biggrin (простите, не удержалась) cool
 
ГестияДата: Воскресенье, 06.09.2009, 22:45 | Сообщение # 16
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
классный фик...
автор, скажите, а будет ли пейринг РУ/ДМ/ГП/СС (Салазар Слизерин)???
надеюсь, этот фик не будет заброшен
умоляю вас, автор, напишите скорее проду pray biggrin
 
ЮлийДата: Понедельник, 07.09.2009, 19:09 | Сообщение # 17
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Да уж, интересно, что будет со Снейпом, когда он узнает о том, что Гарри его сын. Надеюсь, продолжение не заставит себя ждать. Спасибо Linnea и Вам, Lash-of-Mirk, за то, что выкладываете. smile


Мы сами творцы своей судьбы
 
ЁLK@Дата: Среда, 09.09.2009, 17:35 | Сообщение # 18
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
Согласна с Юлием по всем пунктам happy


Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)
 
ШегобишкаДата: Понедельник, 14.09.2009, 01:40 | Сообщение # 19
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
Очень-очень интересно! Вот посмейтесь, но это первый фик про Основателей, в котором я осилила первую главу и не остановилась на этом! И жду теперь продолжения.
 
LinneaДата: Воскресенье, 20.09.2009, 00:37 | Сообщение # 20
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Спасибо всем за отзывы.
Продолжение уже пишется и скоро свет увидят сразу несклько глав.



Жизнь течет и изменяется независимо от нашего желания
 
SchadeДата: Воскресенье, 20.09.2009, 17:36 | Сообщение # 21
Подросток
Сообщений: 25
« 0 »
Linnea, спасибо огромное за такую фанатстически приятную новость)))) будем ждать с нетерпением)))


Все женщины по сути своей ангелы, но когда им обламывают крылья - приходится летать на метле
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 26.09.2009, 14:14 | Сообщение # 22
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 7. Первое в истории распределение.

С того момента, как были проведены ритуалы, прошло несколько недель. В школу уже приехали новые учителя и студенты. Это немного осложнило жизнь семерке, ведь многие завидовали им, поскольку четыре Основателя школы были их личными учителями. Это с первой же минуты стало проблемой. Ученики попытались сразу же наехать на странных новеньких, причем по полной программе. Сказать, что это понравилось тем, было нельзя. Две недели школа жила в ожидании. Годрик, Салазар, Ровен и Хель не вмешивались, решив, что дети должны сами разобраться в ситуации. Пока ничего не происходило, только словесные перепалки. Семерка старалась избегать любого контакта с остальными учениками, правда, это не всегда удавалось. Обедали и ужинали они в Большом зале, но за отдельным столиком, только для них семерых, да и еда у них была другой, что удивило даже Основателей. Но все это вкупе, а также то, что семерка проживала в отдельном крыле, и у каждого была своя комната, популярности им не доставляло.
Годрик оглядел зал, разглядывая учеников. От его взгляда не укрылось, как некоторые смотреть на его подопечных. Он перевел взгляд на семерку. Те что-то тихо обсуждали, причем подавшись навстречу друг другу. Он заметил, что Блейз и Гермиона постоянно что-то пишут на пергаменте, а затем показывают его остальным. Заметил он и выражением лица Драко, который явно обдумывал то, что ему демонстрировали. У Годрика появилось очень плохое предчувствие. Если это был новый эксперимент, то он мог закончиться полным разрушением замка.
- Надо их чем-то отвлечь, - пробормотал он.
- Ты тоже заметил это затишье? – усмехнулся Салазар, кидая взгляды на ребят.
- Странно, я думал, они хоть как-то отомстят всем тем, кто пытается их задеть, но кроме словесных издевок, пока ничего не произошло, - задумчиво выдал Хель.
- Вы считаете, что следует ожидать чего-то еще? – мужчина, принятый на должность учителя трансфигурации поглядел на своих работодателей.
- Боюсь, что да, - кивнул Ровен.
Вдруг Гермиона поднялась со своего места и подошла к столу преподавателей, молча, протянула Годрик пергамент. Тот слегка приподнял бровь, взял лист и прочитал: «Сами вы, похоже, до этого не додумаетесь. А нам не очень хочется, чтобы то настоящее, из которого явились мы, исчезло. Поэтому, вот:…» И дальше шло подробное объяснение того, как студенты должны быть распределены на факультеты и по какому признаку. Годрик посмотрел на ребят. Гермиона уже вернулась за стол, и теперь все семеро пристально смотрели на него. Годрик вздохнул. «Похоже, нам нужно серьезно поговорить с ребятами», - решил он.
- В чем дело? – Салазар недоуменно смотрел в пергамент.
- Прочти, - передал ему лист брат.
- Он пустой, - произнес Салазар. Годрик взглянул в лист и снова увидел все тот текст. Он отдал пергамент Ровену, но и тот сказал, что ничего не видит. Годрик посмотрел на ребят, но те занялись своими делами, усиленно делая вид, что они тут не причем. К сожалению, делали они этот вид слишком уж усиленно.
- У них просыпаются возможности? – тихо спросил Хель.
- Похоже, на то, - кивнул Годрик. – После обеда в моем кабинете. И дракончиков туда же.
Они давно уже между собой называли ребят дракончиками. Да те, частенько, и вели себя так же, как маленькие детеныши драконов, даже не подозревая об этом.
- Фу, считают себя лучше других, - послышался громкий шепот. Годрик не успел отреагировать на это замечание в адрес своих подопечных, как Джинни, сидевшая к остальному залу спиной, вскинула палочку, небрежно взмахнула ей над своим плечом, не оборачиваясь.
- АААА, - разнеслось по залу. Мышелетучий сглаз все также был прерогативой рыжей девушки. Причем теперь она могла его выполнить, вообще не прилагая никаких видимых, или не видимых усилий.
- Если кто-то еще желает ознакомиться с ассортиментом наших проклятий, можем устроить показательный сеанс, - Гермиона подняла голову и посмотрела на учеников. – С наглядной демонстрацией… На вас.
- Вы еще…, - начал кто-то.
- Как мне это надоело, - вдруг встал из-за стола Гарри, специально прошкрябав стулом по полу. – Какие же вы все недалекие. Зависть съедает изнутри, выжигает в вас все хорошее, что еще осталось. Неужели, так трудно принять выбор людей, которые и умнее, и старше вас? Неужели, вы думаете, что они без вас не знают, что им делать? Вы собрались объяснять Лорду Годрику, что ему делать? Мелочные, маленькие людишки, - Гарри развернулся и быстрым шагом покинул зал. За ним последовали и остальные, презрительно окинув учеников взглядом.
- А ведь это говорил не человек, - задумчиво протянул Салазар.
- Я заметил, - кивнул Годрик, скривившись. Затем он поднялся со своего места. – Я не хочу обсуждать то, что сейчас произошло. Сглаз я тоже снимать не буду, это будет уроком.
«Еще бы знать, что это за сглаз такой», - про себя подумал Годрик. Класс он определил, а вот, что именно и как это снять, не понял. Оставалась надежда, что заклятие Джинни не носило постоянный характер.
- Жду вас в кабинете, - бросил он Салазару, Хелю и Ровену.
Сказать, что ученики его разочаровали, значит, ничего не сказать. Он считал, что дал им достаточно знаний и умений для того, чтобы уважать решения старших, а также понимать, что ничего не делается просто так, и уже тем более, что Основатели не берут кого попало в ученики и не грешат тем, что у них есть любимчики.
В кабинете его уже ждали. Вся семерка чинно сидела на диванах. Годрик недоуменно посмотрел на дверь. «У меня же чары наложены», - удивленно подумал он, посмотрел на двери, затем перевел взгляд на ребят, которые глядели на него с недоумением.
- Эээ, какие-то проблемы? – наконец, озвучил общую мысль Рон.
- Как вы сюда вошли? – спросил Годрик, снова бросив взгляд на двери. Он все еще чувствовал наложенную самим собой защиту, и она была в порядке. Даже не обнаруживалось ни малейших повреждений.
- Через дверь, - съехидничал Драко. Годрик так на него посмотрел, что любой другой бы уже постарался спрятаться. Любой. Другой. Но отнюдь не один из этой семерки.
- А в чем проблема-то? – хмыкнул Блейз.
- В том, что на дверях защита, - Годрик начал злиться.
- Защита? – протянула Гермиона и посмотрела на дверь. – Где?
- Вы что, хотите сказать, что просто подошли к моему кабинету и вошли? – Годрик в изумлении смотрел на подростков.
- Ну, да, - кивнул Гарри, и тоже посмотрел на дверь.
- Лорд Годрик, - официально обратилась к нему Панси. – Вы хотите сказать, что мы не должны были попасть в ваш кабинет?
- Именно это я и хочу сказать, - пробурчал тот, усаживаясь за свой стол. Дальше продолжить ем не дали, поскольку вошли остальные мужчины.
- Но они же вошли, - чуть ли не с обвинением бросил Рон.
- Они включены в защиту, поэтому могут свободно сюда входить, - тут же парировал Годрик. Салазар с интересом посмотрел на «дракончиков», потом на брата.
- Хочешь сказать, что, когда пришел, они уже были здесь? – уточнил он.
- Да, хочу, - раздраженно бросил Годрик.
Хель и Ровен переглянулись, потом тоже уставились на ребят. У них на лицах появилось такое понимание, что ребятишки тут же постарались сделать честные-честные глаза: «и вообще они тут просто сидят, и все такие белые и пушистые».
- В чем дело? – уловил настроение двух мужчин Годрик.
- Для Вас в этом замке существует хоть одно закрытое помещение? – с усмешкой поинтересовался Хель. На него уставилось семь пар недоуменных глаз. Хель вздохнул. – На пятом этаже, в восточном крыле, есть комната за портретом дамы в лиловом. Вы там были?
- Это, которая выполнена вся в черном, что ли? – брякнула, не задумываясь, Гермиона. И тут же заработала существенный толчок от Блейза.
- Мммм, - простонал Хель так, словно у него началась головная или зубная боль.
- А дверь на седьмом этаже? Серая такая? – поинтересовался Ровен.
- Которая ведет на Астрономическую башню? – уточнил Драко.
- Куда ведет? – хором воскликнули мужчины.
- Вот поэтому мы тут, сегодня, все и собрались, - вдруг выдал Гарри с загадочной улыбкой на губах. Мужчины перевели на него взгляд и впились так, словно хотели прожечь в нем дырку.
- Да, время уходит, - кивнула Гермиона.
- Так, что вы хотите этим сказать? – нахмурился Салазар.
- Просто послезавтра наступает тот день, когда будет проведена первая в истории Хогвартса сортировка, а также появление четырех факультетов, - объявила Гермиона. – По крайней мере, так было сказано в Истории Хогвартса.
Годрик просто потерял дар речи. Он хоть и задумывался о том, чтобы распределить детей по способностям, то как-то вскользь. На это просто не хватало времени.
- И что вы предлагаете? – осторожно произнес Ровен, приземляясь в одно из кресел.
- Не отступать от истории, - сказал Драко.
- Мы хотим вернуться в наше время, наиболее приближенное к тому, что было до того, как мы оттуда исчезли, - произнесла Джинни.
- И еще, мы хотели кое о чем попросить, - это уже Рон.
- Да? – Годрик посмотрел на рыжего юношу.
- Нам с Джинни…, - начал он и замолчал, прикусив губу.
- Не думаю, что им стоит оставаться Уизли к моменту нашего возвращения в наше время, - произнес Драко.
- А вы? – спросил Салазар.
- Наши семьи от нас не отказывались, - тихо произнесла Гермиона. – В этом нам повезло.
- Вы помните легенду? – вдруг спросил Годрик.
- Конечно, - почти хором ответили ребята.
- У правящей семьи Драконов была фамилия, если так можно сказать, - произнес мужчина с задумчивым видом. – Джинни и Рон могут взять ее, отказавшись от своей настоящей. А вот вы можете только присягнуть, если не хотите менять свои.
- Как это – присягнуть? – не поняла Панси.
- Да, что у вас там за время такое? – воскликнул Салазар. – Элементарных вещей не знаете.
- А если серьезно, - Гермиона пристально смотрела на Годрика.
- А если серьезно, - вздохнул Ровен. - Вы можете принадлежать роду, в котором родились, но также и принадлежать тому, кто стал родоначальником всех. Например, Артур Пендрагон в том числе был и Тирил. Это род саксов, которые давно уже не существуют. Это сложно объяснить. Просто вы имеете право носить имя первоисточника, можно сказать так.
- То есть, я, в принципе, Драко Люциус Малфой и кто-то там еще? – уточнил блондин.
- Драгон, - сказал Годрик. – Вы все Драгон.
- Ээээ…, - Гермиона шокировано уставилась на Основателей.
- Мио, в чем дело? – Блейз взглянул на девушку.
- Я… Я вчера у себя в комнате нашла книгу на полке, - осторожно начала девушку. – Она странная была… Еще утром ее не было, а потом появилась… Там было про этих Драгонов.
- Что ж, теперь у меня не осталось никаких сомнений, что вы именно те, за кого мы вас принимаем, - сказал Годрик. – Наш друг, Дракон, сказал, что книга Драгонов появится лишь у тех и тогда, когда в мире появятся Белые драконы.
- А я так надеялся, что это мы, - притворно вздохнул Гарри. – И почему все шишки падают обязательно на мою голову?
- Ну, ты не один, - улыбнулась ему Джинни.
- Только это меня и радует, - ответная улыбка была чуть грустной.
- Давайте вернемся к истории, которую очень не хотелось бы менять, - Гермиона оглядела всех собравшихся.
Следующие несколько часов ушло на то, чтобы хотя бы в общем виде выяснить основные события, связанные с Хогвартсом и Основателями. Первым делом им рассказали о распределяющей шляпе и критериях, которые были заложены в принцип распределения. На заколдовывание и оживление шляпы ушла уйма времени, но все пришли к выводу, что достигли наиболее оптимального варианта. Основы были те, которые использовались во времени ребят.
- А можно так распределять только до того момента, как мы вернемся в наше время? – осторожно произнес Гарри.
- Что ты имеешь в виду? – нахмурился Годрик.
- Ну, просто мы вас знаем такими, какие вы сейчас…, - Рон скривился. – Что-то должно произойти, раз все считают Ровена и Хеля женщинами. И явно произошло до того, как Салазар покинул школу, рассорившись с остальными.
- Рон, не забегай вперед, до этого момента еще далеко, - Драко взглянул на рыжего парня.
- А что хочет Белый дракон, чтобы я сделала? – подала голос шляпа.
- Ну, приоритеты уже в тебя вложены, но все не так узколобо, что ли, - не совсем уверено произнес Гарри.
- Хорошо, я буду себя вести так, пока не увижу вас снова, или пока не узнаю дату, когда вы должны будете вернуться в свое время, - промолвила шляпа.
- Да, чувствую, у кого-то будет много проблем после нашего возвращения, - хмыкнула Панси.
Четко определив все приоритеты, процедуру распределения, а затем, где должны находиться факультеты и тому подобное, Основатели, в прямом смысле, выперли семерку за двери, и занялись уже подготовкой к переезду, к нововведениям и тому подобному. О занятиях опять было напрочь забыто. В очередной раз.
На следующий день студенты с удивлением наблюдали за мечущимися по школе Основателями, которые постоянно что-то приказывали домовикам, спорили, что-то друг другу доказывали. Подобной активности в школе давно не наблюдалось, особенно проявляемой со стороны преподавательского состава. Более того, никто из студентов не мог понять, куда запропастилась семерка учеников Основателей. Тех нигде не было видно.
Попавший под сглаз Джинни студент все еще не был возвращен в нормальное состояние, чем вызывал смех и издевки у своих собратьев по учебе.
Утро же следующего дня было полно сюрпризов. В зале стояло четыре длинных стола. Студенты замерли, не знаю, куда им податься.
- Присаживайтесь пока так, как вам хочется, - произнес, вставая Годрик. – У нас, как вы могли заметить большие изменения. Теперь в школе существуют четыре факультета – Гриффиндор, Слизерин, Райнвекло и Хаффлпафф. Вот этот замечательный артефакт, - мужчина указал на симпатичную шляпу, которая мирно покоилась на табуретке, - уполномочена разделить вас на четыре группы, в соответствии с вашими способностями и согласно вашему характеру. Каждый факультет имеет свой герб и цвета, которые вы можете изучить. Сейчас мы будем вызывать вас по именам, вы подходите сюда, примеряете шляпу, и она выносит свой вердикт. После этого вы занимаете стол того факультета, на который вас распределили. Всем все понятно? – Годрик обвел притихших студентов взглядом. – Тогда, приступим! Амесвиль Дебора…
***
Распределение уже шло довольно продолжительное время. Все-таки раскидать нужно было почти две сотни учеников. Семерка сидела за своим столом и лениво наблюдала за процессом. Ничего нового они в ней не увидели. На самом деле им было интересно узнать реакцию студентов на то, куда они попали, а также на ту, когда друзья вдруг оказывались на разных факультетах.
- Интересно, а когда и почему возникла вражда факультетов, - задумчиво произнесла Джинни.
- Думаю, на это нужно время, - пожал плечами Драко. – Они все учились вместе, некоторые несколько лет. Такое сразу не исчезает.
- Они бы хоть приветствовали бы своих… Лишний раз руку об руку стукнуть не могут, - проворчала Панси.
- Наконец-то, - выдохнул Рон, когда последний студент занял свое место. – Я уже отсидел себе пятую точку.
- А эти? – вдруг раздался выкрик из зала.
- Приехали, - вздохнул Блейз. – Они меня уже достали, честное слово.
- А интересно, куда бы нас направила шляпа сейчас, - Гарри посмотрел на артефакт.
- Хмм, сейчас выясним, - усмехнулся Драко, вставая. Он ленивой походкой подошел к табуретке.
- Хмм, - выдала шляпа, но больше ни звука не раздалось. Малфой надел на голову артефакт. Секунд пять ничего не было, а затем:
- СЛИЗЕРИН!
- Ну, и кто в этом сомневался? – хмыкнул Рон. – Пойду что ли, тоже удостоверюсь в ее решении.
- СЛИЗЕРИН! – через десять секунд. Драко уронил кубок и в изумлении уставился на ошарашенного Рона. Пока тот возвращался к столу, Джинни уже успела упорхать к шляпе.
- ГРИФФИНДОР! – прозвучало на весь зал.
Гарри прищурился. У него появилось одно предположение, и теперь он хотел убедиться в том, что не ошибается. Когда Панси тоже определили в Гриффиндор, он уже почти не сомневался в своей догадке.
- Теперь я, - останавливая Гермиону, произнес Гарри.
Он спокойно прошел на место «казни», как в насмешку назвал эту процедуру про себя. Шляпа мягко опустилась ему на голову. Он почувствовал, что его в прямом смысле сканируют.
«Такого факультета еще не придумали», - выдала она брюзжа. – «В тебя столько намешали, мальчик. Как ты вообще живешь с этим? Ой, а это что? Не против, если я потяну?»
«Уважаемая?! Ты вообще о чем? Что ты собираешься потянуть?» - удивился Гарри.
«Да, тут у тебя воспоминание закрытое… Хочу посмотреть… Может это даст мне…», - пробормотала шляпа.
«Да, смотри, мне скрывать нечего», - пожал плечами Гарри. Он так и не понял, что произошло, но перед глазами вдруг появилось нечто непонятное…

«Видение-ретроспектива.
Трелони подошла к манежу, где сидел Гарри и во все глаза смотрел на нее, за все время он не издал ни звука, лишь огромные зеленые глаза следили за каждым ее действием. Сибилла взяла мальчика на руки и вместе с ним села в третье кресло. Лили и Джеймс только и могли, что посылать ей гневные взгляды.
- Здравствуй, малыш, мне так жаль, что тебе придется столько пережить: унижения, ненависть, манипуляции, предательство. Но ты будешь не один. В самый страшный для себя момент ты узнаешь, кто твой друг, и вы вместе пройдете ваш путь. И только тогда исполниться твое пророчество, мой маленький дракончик, самый необычный на свете. Если бы я могла, я бы все исправила, но для того, чтобы ты стал тем, кто ты есть, тебе придется пройти через ад. Я не могу позволить у тебя забрать все, поэтому я здесь. Однажды, когда ты станешь тем, кто ты есть на самом деле и когда ты вернешься, ты увидишь тех, кого будешь считать мертвыми. Ты вспомнишь этот разговор, дракончик. Я верну тебе мать и отца, а вместе с ними и кое-кого еще. Иди по жизни, как тебе должно, малыш. Ты сильный и храбрый, ты справишься, а я буду следить, чтобы ты не упал, малыш.
Трелони передала мальчика лже-Поттерам, а сама подняла палочку, начертила в воздухе странную фигуру и произнесла на латыне длинную фразу, затем добавила.
- Когда ваш сын вступит в наследие, память вернется к вам, а также то, что укрыто в вашей голове станет вам доступно. Вы поймете, зачем я только что это сделала. До встречи через много лет, Лили и Джеймс Поттеры, - после этих слов двое молодых людей погрузились в сон. В доме появилось еще два человека, которые скрывались под плащами-неведимками. Они подняли на руки бесчувственных юношу и девушку, Трелони открыла камин и те шагнули в него, прошептав какое-то название. В доме остались лже-Поттеры.
- Рей, Катрина? – Трелони повернулась к ним.
- Все правильно, Сибби. Мы с Реем все равно уже не жильцы на этом свете, а позволить кому-то все испортить, мы не можем, - произнесла девушка голосом Лили.
- Я наложу на вас устойчивой заклятие, после смерти вы будете оставаться Лили и Джеймсом до тех пор, пока Гарри не войдет в наследие, затем заклятие падет, - произнесла пророчица.
- Сибби, что там с этим твоим пророчеством про Мессию и Темного лорда? – Рей посмотрел на молодую женщину.
- Все не так прозаично, как решил Дамблдор. Да, конечно, существует Темный лорд и тот, кто будет его убивать, но это отнюдь не Гарри Поттер, - что-то странное появилось в голосе Трелони, какая-то насмешка, словно, фамилия была совсем не той, какую она хотела назвать первоначально…
Конец видения-ретроспективы».

«Извини, я не думала, что покажу его тебе», - покаянно произнесла шляпа. Гарри сидел бледный. Он совсем не сомневался в том, что видел сейчас настоящее воспоминание, то, что имело место до событий, когда Волдеморт явился в Годрикову Лощину.
«И знаешь, у тебя в любом случае есть только один путь, Дракон», - тихо сказала шляпа. – СЛИЗЕРИН!
Гарри как-то автоматически снял шляпу, также автоматически двинулся к столу. В голове была только одна мысль: «Мама и папа живы! Они живы!»
- Гарри, ты в порядке? – Драко был обеспокоен видом брюнета, да и Рон тоже нервничал. Они вдвоем пытались достучаться до него, но тот словно бы находился в прострации. Он не слышал, как Блейз и Гермиона были распределены в Райнвекло.
- ГАРРИ! – тряхнула его за плечи Гермиона.
- Мои родители живы, - тихо, почти шепотом выдал Гарри. – Не здесь, - тут же остановил он друзей.
Ребята настолько отключились от остального мира, что прослушали все дальнейшие объявления Годрика, в том числе и о том, что они семеро, хоть и прошли распределение, все же не являются студентами факультетов, как и самой школы. И всем это стоит учесть.
После того, как всем разрешили покинуть Большой зал и заниматься сегодня своими делами, Гарри со своими друзьями сразу же исчез. Основатели еще не знали всех странных мест в Замке, в том числе и об Астрономической башне. Там-то вся семерка и обосновалась, чтобы обсудить новость.
Гарри рассказал им о том, что и как нашла шляпа. Уже зная, что все в этой жизни не так просто, и может быть совершенно другим, чем кажется на первый взгляд, они решили, что есть все основания верить в подлинность этого видения, или все же воспоминания.
- Это значит, что ты вступил в наследие, - задумчиво произнесла Джинни. – Знаете, я думаю, мы и должны были здесь оказаться. Все это уже было… Мы оказались там, где нужно, в нужное время, чтобы пустить историю по тому варианту развития, который в конченом итоге приведет к той ситуации, которая сложилась в нашем времени.
- Значит, нам надо поменять…, - начал Блейз.
- Нет, не надо, - нахмурилась Гермиона. – Если мы поменяем, то уничтожим свое будущее, как Белых драконов, и, скорее всего, умрем…
- Согласен, - кивнул Драко.
- И что делать? – Панси обхватила себя руками.
- Жить, учиться, набираться опыта, - произнес Гарри. – Нам есть, зачем возвращаться. Нам всем. Мы должны навести порядок… В конце концов, мы Драконы или кто?
- Драконы! – воскликнули остальные. Семь рук соединились, являя собой союз, нерушимый и единственный в мире.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ЁLK@Дата: Воскресенье, 27.09.2009, 01:26 | Сообщение # 23
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
Linnea, все ваши фанфики фантастичны и незабываемы clap и этот не исключение happy мы с нетерпением ждем продолжения notworthy flowers


Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)
 
HollyDayДата: Воскресенье, 27.09.2009, 15:19 | Сообщение # 24
Посвященный
Сообщений: 33
« 0 »
Уау, продолжение!!! biggrin Спасибо большое, фик просто замечательный
 
ГестияДата: Пятница, 02.10.2009, 09:05 | Сообщение # 25
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Ура! Прода! biggrin Просто супер, не знаю, что сказать даже... Спасибки за проду! biggrin


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 03.10.2009, 15:58 | Сообщение # 26
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 8. Рассуждения по теме и без темы.

- Гарри, куда ты нас тащишь? – Панси уже устала добиваться ответа от друга и негласного лидера их компании. Самое интересное, что официально все вопросы решал Драко, Рон ему помогал. Оба же вместе всячески старались сделать так, чтобы Гарри как можно меньше досаждали, причем все. Но в то же время Гарри был неким серым кардиналом, или последней инстанцией, кивка которого хватало, чтобы принять окончательное решение по тому или иному вопросу.
- У меня такое чувство, что мы идем в кабинет Годрика, - заявила Гермиона, оглядевшись.
- Зачем? – потребовал Блейз.
- Мне надо получить ответы на свои вопросы, - ответил Гарри и снова устремился вперед.
- И почему я уверен, что ответы на его вопросы должен дать не Годрик?! – философски пробурчал себе под нос Драко.
- Потому что у лорда Годрика сейчас урок, - фыркнула Джинни, давая ему ответ на вопрос.
Гарри тем временем подошел к двери, спокойно открыл ее и вошел внутрь. Его интересовал явно не одушевленный собеседник. Ребята с интересом поглядывали на его действия, когда он снял с полки распределяющую шляпу и положил ее на столик, а сам уселся перед ней.
- Привет, - произнес он.
- Привет, - спустя некоторое время отозвалась шляпа, слегка распрямившись, так что всем стала видна складка, служившая ей ртом. – Что привело тебя сюда?
- Я хотел бы получить своим догадкам обоснования, - усмехнулся Гарри.
- Ты по поводу вашего распределения? – хмыкнула та в ответ.
- А что не так с нашим распределением? – не поняла Панси. – Ну, да, я согласна, что выбор был несколько отличный от того, что было в нашем времени.
- Будь я там, откуда вы, вы все семеро должны были бы учиться в Слизерине. Особенно, если руководствоваться теми качествами, которые якобы теперь ведут к выбору факультета, - произнесла шляпа.
- Но ты уже все сделала, раскидав нас на два факультета, - возразила Гермиона.
- Я говорю о том, чтобы я для Вас выбрала, дракончики, если бы вы снова стали проходить распределение, - фыркнула шляпа.
- Твой выбор сейчас связан ведь с Основателями школы? – уточнил Гарри.
- Объясни, почему ты решил именно так? – заинтересовано произнесла шляпа, чуть подавшись своей верхушкой в сторону брюнета.
- Я, Драко и Рон попали в Слизерин, - Гарри задумчиво уставился в стену поверх шляпы. – Ментально и я, и Рон, а через нас и Драко связаны с лордом Салазаром. Гермиона и Блейз с Ровеном, и как могу предположить, через него с Хелем, поскольку они пара. Джинни и Панси – это лорд Годрик.
- Что ж, тебе не откажешь в уме, юный дракончик, - удовлетворенно произнесла шляпа. – Да, мой выбор был предрешен именно этим фактом, вашей ментальной связью, во-первых…, - шляпа замолчала.
- А во-вторых? – Драко склонил голову на бок. Он стоял за спиной брюнета, положив руку ему на плечо.
- Вы не чувствуете, - сказала шляпа таким тоном, что стало понятно сразу, что отвечать на вопрос, что же именно они не чувствуют, она не будет. И все же она решила дополнить свой ответ. – Придет время, и вы все поймете.
- Ладно, оставим это, - как-то слишком быстро согласился Гарри, завоевав от друзей несколько удивленных взглядов. – Почему бы мы учились в Слизерине, если бы заново прошли распределение?
- Потому вы – законченные слизеринцы, - фыркнула шляпа. – И это мой окончательный ответ. Но распределения снова вы проходить не будете. Так что учиться вам на тех факультетах, которые я вам назначила, или назначу, в общем, вы меня поняли.
- Откуда у тебя такие силы, если тебе всего несколько дней? Как ты смогла вскрыть память Гарри? – Гермиона задала свой вопрос очень задумчивым голосом.
- Грейнджер – это Грейнджер, ее даже взрыв вселенского масштаба не остановить от того, чтобы понять то, что другим понять невозможно, - вздохнула Панси, закатив глаза к потолку.
- Просто мне очень интересен этот момент, - смутилась Гермиона.
- Сила четырех Основателей, - последовал ответ. – Каждый из них и так силен, а частица каждого во мне – это непревзойденные возможности. Вы тоже, если захотите кого-то оживить… Вернее что-то… Получится еще мощнее, ведь вы не совсем люди.
- Заманчиво, - протянули хором Гермиона и Блейз, затем переглянулись.
- Так, можно готовиться к очередной выволочке от господ лордов, - хмыкнул Рон, глядя на двух «самых умных и начитанных» в их команде. Глаза и у Блейза, и у Гермионы горели таким энтузиазмом, что Джинни и Панси поспешили отсесть от этой парочки подальше.
- И все же, почему ты решила заглянуть в тот скрытый участок? – спросила Джинна.
- Он манил, - последовал ответ. – Он словно звал, чтобы в него заглянули. Я думаю, что пришло время, чтобы правда стала известна Дракону. Вам пора расправить свои крылья. Вы готовы.
Ребята почти одновременно подались вперед, но шляпа вдруг захрапела, причем настолько делано, что сомневаться в том, что она делает все специально, чтобы отвязаться от подростков, не приходилось.
- Экскурс в некоторые тайны закончен, - хмыкнула Панси. – Зато кое-что все-таки стало ясно.
Они спокойно покинули кабинет, ничего не говорило о том, что они вообще там были и довольно продолжительное время. Они двинулись по коридору в сторону холла. Сегодня у них уроки должны были быть только вечером, поскольку все четверо Основателей были заняты. Но, по-видимому, сегодня был такой день, когда надо было решать какие-то проблемы и вопросы.
На пути ребят оказалась довольно воинственно настроенная группа старшекурсников. Семерка остановилась в метрах трех от них. Ничто не говорило о том, что они хотя бы как-нибудь обеспокоены тем, что им преградили путь. Они стояли, молча, как и их противники.
Гарри всем своим существом чувствовал их неприязнь. Ненависти не было с их стороны, просто сильная неприязнь и примешивающаяся к этому зависть. Гарри про себя вздохнул. Бороться и доказывать что-то людям в таком состоянии не имело никакого смысла. Они просто не будут слушать, ведь вердикт уже вынесен. Эта ситуация вдруг отчетливо напомнила ему Сириуса. Ведь того тоже обвинили заочно, не разобравшись в ситуации и не пожелав даже услышать от него оправданий. Что-то, по-видимому, отразилось на его лице, поскольку на него уставились с некоторым замешательством и злорадством одновременно. Гарри просто хотелось пройти мимо. Он никогда не любил приключения, и уж тем более не те, что выпали на его долю. Так уж сложилось, что все неприятности находили его сами. И, похоже, эта его напасть даже в прошлое смогла отправиться вместе с ним.
- Вам не место в этой школе, - наконец, выкрикнул кто-то из задних рядов соперников.
- Хогвартс, - тихо сказала Гермиона.
- Что? – не поняли ее.
- Школа называется Хогвартс, - спокойно повторила Гермиона. Только все ее спокойствие было показным. От того, что она сжала руку в кулак, он побелел. Она явно была рассержена, как минимум.
- И что? – снова не поняли.
- И ничего, - фыркнул Рон.
- Да вы… Да ты…, - понеслись возмущенные выкрики.
- Где-то и когда-то я уже это слышал, - Драко исподтишка посмотрел на стоящего по правую руку от него Гарри, но тот не отреагировал на легкую подначку. Он просто смотрел на стоящих напротив парней. Честно говоря, он их не понимал.
Кто-то не выдержал, ринулся вперед с кулаками. Джинни отшатнулась и резко выкинула вперед руку. Парень словно на глухую стенку наткнулся, со всей дури причем.
- Эмм, я не хотела, - прошептала она через пару секунд, немного придя в себя после такой эффектной остановки нападавшего.
- Хмм, а ничего получилось, - хмыкнул Блейз.
- Понять бы еще как, - протянула Джинни, глядя на свои руки.
Обе стороны снова замерли и теперь опять буравили друг друга взглядом. Натолкнувшись на неожиданную преграду, непонятно как возникшую на пути, хогвартские студенты лихорадочно стали обдумывать, как же им достать эту ненавистную семерку.
- Что будем делать? – тихо поинтересовался Рон. – Они ведь от нас просто так не отстанут.
- Проучить раз и навсегда, - скривилась Панси.
- Не думаю, что это поможет, как-то меланхолично отозвался Гарри. Казалось, он чего-то усиленно ждал. Неожиданно на его лице появилась улыбка. Ой, как же она не понравилась его соперникам. А уж когда такие же расцвели на лицах остальных, они поняли, что что-то происходит. Повернуться они успели, а вот отреагировать нет. Никто из них не ожидал, что лестница вдруг начнет двигаться. Она просто снесла их с пути ребят.
- Откуда ты знал? - Джинни с интересом смотрели на Гарри.
- Я просто подумал, что пока мы были здесь, то я не видел не горгульи, которая в наше время охраняет кабинет директора, не видели мы и движущихся лестниц, - произнес Гарри.
- Откуда ты знал, что она начнет двигаться сегодня? – Рон в недоумении смотрел на друга.
- Невероятная вероятность, - задумчиво произнес Драко.
- Ничего в мире не происходит просто так, - тут же произнес Блейз.
- Объясните, - нахмурился Рон.
- Насколько я поняла, ребята хотят сказать, что наше появление здесь было определено, что история движется по кругу. И все это уже было, - тихо сказала Панси. – Хогвартс проснулся не потому, что тут столько магии…
- А потому, что здесь когда-то жили Белые Драконы, то есть мы, - закончила за нее мрачным голосом Гермиона.
Гари же молчал, он вернулся мыслями в тот день, когда узнал о том, что его родители живы. У него было столько вопросов: зачем Сибилла Трелони так поступила? Зачем она ведет себя, как чокнутая, ни на что не способная пророчица, если на самом деле является провидицей? Гарри мотнул головой, поняв, что его стало заносить куда-то в сторону. Для него все, что касалось прорицаний было всегда самыми страшными дебрями. Тогда почему сейчас он рассуждает так, словно пророчица и провидица – это совершенно разные знания и возможности
- Значит, ты считаешь, что это как бы уже было, и мы тут все-таки жили тогда тысячу лет назад, - вывел Гарри из задумчивости голос Рона. – Но тогда о нас было бы хоть что-то написано в истории…
- Если только мы не сами эту историю писали, - буркнул Гарри.
- Что, прости? – на него уставило шесть пар изумленных глаз.
- Я так думаю, что именно наш приход сюда…, - Гарри замолчал. – Мы попали именно туда, куда надо. Мне кажется, что мы как-то связаны с Хогвартсом, с этим местом. Вед нас сюда отправил именно Хогвартс.
- Что ты хочешь сказать? – нахмурился Драко. У него были мысли на счет того, что только что сказал брюнет, но он хотел услышать ответ от него самого.
- Смотрите, - Гарри остановился, затем свернул к окну и устроился на подоконнике. – Если исходить из того, что открыла шляпа.
- Ты о своих родителях? – уточнила Джинни.
- Это могут быть и ложные данные, например наложенные на тебя Дамблдором…, - начала Гермиона.
- Нет, не могут, иначе их бы прочел Салазар, - покачал головой Гарри.
- Хмм, у тебя появляются в голове странные мысли, знания? – уточнил Рон.
- Рон?! – Гарри посмотрел на него с некоторым напряжением.
- Я вчера думал, что если использовать чары иллюзии и одновременно…, - начал свои объяснения Рон.
- Стоп, стоп, стоп, - воскликнула Гермиона, удивленно глядя на рыжего юношу. – И одновременно попытаться воздействовать на объект трансфигурационной формулой…, - уже сама она продолжила.
- И я об этом думала, - откликнулась Джинни.
- Эмм, - Рон поежился.
- Кто хорошо знает виды владеющих даром прорицаний? – задал вопрос Гарри.
- Я, - ответила недоуменно Панси.
- Подождите, мы что…, - Рон сглотнул. – Читаем мысли друг друга?
- Нет, это я могу сказать точно, - покачал головой Драко. – Кстати, у меня никогда не было знаний относительно Патронуса, а сейчас я знаю в теории о нем все. И мне кажется, что это знания Гарри.
- Общее сознание? – неуверенно произнесла Гермиона.
- Наверное, - кивнул Драко.
- Думаю, если хотя бы один из нас знает ответ на вопрос, то его знают и другие, - предположила Панси.
- Давайте проверим, - предложил Рон. – Первый вопрос мой, - он на секунду задумался. – Как открыть Карту Мародеров?
- Я замышляю шалость и только шалость, - не задумываясь, выпалила Панси. Ее глаза стали круглыми от удивления. – А что за Карта такая?
- Карту, которую сделали Сохатый, Бродяга, Лунатик и Хвост, - сказал Блейз, затем посмотрел на Гарри. – Джеймс Поттер, Сириус Блек. Ремус Люпин и Питер Петтигрю. Гарри, это ведь твои знания?
- Что связывает моего отца и Северуса Снейпа? – вдруг задал вопрос Драко.
- Эмм, ты точно хочешь, чтобы мы это произнесли? – почти хором выдали Гарри, Рон, Гермиона и Джинни.
- Нет никакого чтения мыслей, - задумчиво произнес Блейз. – Просто когда один из нас думает об ответе, остальные его слышать, словно это их собственный ответ.
- Коллективное сознание, - утвердительно произнесла Гермиона.
- У нас одно сознание на всех? – уточнила Джинни.
- Мне кажется, это не совсем так, - чуть скривился Драко. – Просто, когда один знает ответ, он как бы передает его другим.
- Нам надо поговорить с драконами, - заявил Гарри.
- Отправимся в Румынию? – усмехнулся Рон.
- А почему просто не позвать кого-нибудь из них сюда? – удивленно произнес Блейз.
- В смысле? – не понял Рон.
- Ну, если мы Белые драконы, и они о нас знают, то если мы их позовем, то они ведь могут к нам прийти, - не совсем уверенно сказал Блейз.
- Можно попробовать, - кивнул Гарри. Он задумался. Сейчас он хотел передать остальным свои ощущения и мысли о том, что видел, когда шляпа вскрыла то детское воспоминание. Он сразу понял, что те уловили его послание. Несколько минут в коридорчике было тихо, но когда гари уже собрался задать свой вопрос, их, наконец, нашла та самая группа, которая уже перекрывала им путь.
- Да, мы, да вас, - послышались крики. Было ясно, что эту взбесившуюся толпу ничто не остановит. Юноши тут же убрали себе за спины девушек. Кулак одного из старшекурсников врезался в скулу Драко. Голова резко мотнулась назад и вправо. Удар был очень сильный, а перстень на руке разрезал щеку. Рана была довольно глубокой. Рон несколько секунд смотрел на Драко. Он медленно повернулся к соперникам. Парень перед ним отшатнулся. Гарри же в это время отбивался от парочки громил, которые ему чем-то напоминали Кребба и Гойла. «Они случайно не родственники?» - пронеслось у него в голове.
- Надоело, - вдруг раздался голос Гермионы. Три девушки одновременно взмахнули палочками, выставляя стену между своими парнями и нападающими.
- Драко, ты как? – Джинни развернула блондина к себе. Она зашипела сквозь зубы, увидев уродливый шрам на его правой щеке.
- Рон, - позвала Панси. Тот резко обернулся, и слизеринка только усилием воли не отшатнулась. – Глаза у рыжего юноши были с вертикальным зрачком.
- Ну, точно, мы драконы, - тихо произнесла она больше для себя, чем для остальных.
- Убирайтесь из нашей школы…, - вдруг раздался крик из группы противников.
- Вы плохо знаете Хогвартс, - тихо произнес Гарри. – И он не принадлежит Вам.
- Это наша школа. Вы вообще не известно откуда взялись. Слишком высоко залетели, пташки, - было видно, что эти ребята не успокоятся.
- Джин, затки их суток на пять, - Гарри повернулся к рыжей девушке. У той на лице появилась такая улыбочка, что у кое-кого появилось желание быстро исчезнуть из этого места. Он даже попытались, но было поздно. Фирменный сглаз сработал превосходно. Теперь по школе уже летало два десятка летучих мышей.
Семерка решила смыться с «места преступления» до того, как их поймают на месте преступления. Они ушли к себе, вернее, как обычно расположились в комнате у Гарри, где и продолжили свой прерванный внезапным нападением разговор. Все понимали, что другу надо выговориться, понять, продумать и прочувствовать ту новость, которую он узнал несколько дней назад. После того разговора на Астрономической башне, он ни разу не заговорил на эту тему, и вел себя так, словно не было никакой новости о том, что его родители живы. Это беспокоило его друзей, но они все же решили не вмешиваться в сложившуюся ситуацию. Они просто чувствовали, что ему нужно время, и ждали. И вот этот момент настал.
Гермиона сидела в кресле, забравшись в него с ногами. На полу, облокотившись спиной о ее «сидячее место», расположился Блейз. Панси и Джинни сели в одно кресло, тесно прижавшись друг к другу. Сейчас она наблюдала за Гарри. Тот, совершенно не задумываясь, расположился рядом с Драко. В ходе беседы, брюнет лег, положив голову на колени блондина, и сжав руку рыжего, который сидел на полу у кровати.
«Эти трое одно целое», - размышляла она. – «Они даже сами не замечают, что ищут друг друга, стараются держаться рядом, лишний раз прикоснуться друг к другу. Странно, кажется, что Гарри среди нас главный, но в то же время он самый слабый из нас. Я не могу этого объяснить. Возможно, что та сила, о которой говорил директор… Тьфу ты, опять забыла, что все это была ложь». Гермиона посмотрела на темную макушку парня, которого полюбила всем сердцем. Если бы еще полгода назад, кто-нибудь сказал ей, что она влюбится в слизеринцы, то она сделал бы все возможное, чтобы он оказался в Святого Мунго. Блейз, словно почувствовал ее взгляд, обернулся и посмотрел на девушку. Гермиона не знала, ответит ли когда-нибудь синеглазый слизеринец на ее чувства, поэтому и не показывала свои. Но сейчас, заглянув в его глаза, она поняла, что все у нее будет хорошо, что она не одиноко, и сердце у нее не будет разбито.
Гари наблюдал за своими друзьями так же, как это делала Гермиона. Он видел чувства девушки к слизеринцу, и его к ней. «Они будут хорошей, замечательной парой», - чуть заметно улыбнулся он. Видел он и как относятся к друг другу Джинни и Панси. Слизеринка была готова на все, чтобы защитить свою рыжую. Это можно было назвать и магией, но гари понимал, что не только магия их связала. Они открыли свои сердца, а те подсказали им, с кем они будут счастливы. Гарри перевел взгляд на Рона. Улыбка стала шире. Именно сегодня он осознал, что любит двух своих друзей, партнеров, своего рыжего, и своего блондина. И никому не даст даже малейшей возможности навредить им, как и четверым друзьям. «Мы все будем счастливы, обязательно будем», - решил Гарри. Но понял он и еще одну вещь, о которой ему стоит поговорить только с Драко и Роном, поскольку касалось этого только их троих.
- Знаете, нам пора серьезно заняться нашими способностями, - произнес Гарри. – Когда мы вернемся домой, мы должны быть готовы ко всему, и мы должны отстоять своих близких. В нашем мире не место таким как Волдеморт и Дамблдор.
- Да, но достойны ли люди Белых Драконов? – тихо спросила Гермиона.
- Не знаю, но у Белых Драконов есть семьи, и мы не бросим своих родных, - твердо сказал Гарри.
- Рон, Джинни, не расстраивайтесь, теперь мы ваша семья, - произнес Блейз. – А значит, и наши семьи, вам родные.
- Мы знаем, кивнул Рон с чуть грустной улыбкой. Гарри чуть сильнее сжал его ладонь в своей. Рон почувствовал, как рука Драко зарылась в его волосы. «Да, жизнь прекрасна, когда рядом есть, кого ты любишь», - подумал он. И тут же осознал, какая именно мысль пришла ему в голову.
- Завтра, - тихо произнесла Гермиона. – Давайте, начнем завтра. А сегодня просто посидим тут, посмотрим на огонь.
Такими их и увидели четверо мужчин. Казалось, ребята были в каком-то своем очень далеком и призрачном мире. Они молчали, но так красноречиво, так многословно.
«Становление началось», - понял Годрик. – «Теперь время будет идти к отсчету, когда они должны будут уйти отсюда. Сущность Драконов начала пробуждаться. Мы поможем вам всем, чем только сможем».


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
AsphodelДата: Вторник, 06.10.2009, 22:04 | Сообщение # 27
Ночной стрелок
Сообщений: 63
« 4 »
Фантастика clap СПАСИБО flowers
 
HollyDayДата: Среда, 07.10.2009, 14:07 | Сообщение # 28
Посвященный
Сообщений: 33
« 0 »
Спасибо большое за замечательное продолжение! biggrin Очень интересно узнать что происходит сейчас в настоящем с семьёй Гарри и остальными. smile
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 11.10.2009, 21:32 | Сообщение # 29
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
" " - разговор мысленно

/ / - разговор между драконами

Глава 9. Становление первое.

Два месяца спустя.
- Ты не стараешься, - вздохнул Салазар, глядя на измученного подростка перед ним.
- Я стараюсь, - упрямо процедил сквозь зубы Гарри, исподлобья зыркнув на своего наставника.
- Ты делаешь вид, что стараешься, - мужчина подошел к юноше и приподнял за подбородок его голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Было видно, что юноша злиться, но всеми силами старается сдержать свои эмоции, и, как ни странно это может показаться, ему удавалось себя контролировать. Салазар прищурился. - Так дело не пойдет.
- Я стараюсь, - прошипел Гарри почти на парселтанге.
- Да, только не в том, в чем нужно, - кивнул мужчина. - Ты стараешься не выплеснуть свои эмоции, но никак не тому, чтобы выполнить мое задание.
- И что, по-твоему, я должен сделать? - Гарри выдавил эти слова почти сквозь сжатые зубы.
Салазар склонил голову на бок и продолжал, молча, смотреть на юношу перед собой. Он видел, как начали от злости и сдерживаемой ярости, темнеть зеленые глаза, как ходят желваки, как стиснуты губы. Но он все равно молчал. По телу Гарри прошла дрожь. Ярость уже грозила вырваться наружу, смести все на своем пути, но он пока еще контролировал себя. Удивительно, что у него вообще это выходило, если подумать, каким он был до появления в этом времени. Когда вот-вот уже ярость должна была вырваться наружу, Салазар сделал последний, разделяющий их шаг, положил руку на затылок юноши и припал к его губам в требовательном собственническом поцелуе. Он сразу почувствовал замешательство в Гарри. Тот явно не ожидал такого развития событий. Юноша не сопротивлялся только потому, что пребывал в глубоком шоке, позволяя мужчине делать все, что тот хочет. Салазару хотелось встряхнуть парня, но тот вдруг сам стал проявлять первые признаки сопротивления. Ладони уперлись в грудь мужчине. Первым желанием Гарри было оттолкнуть Слизерина и съездить ему по «физиономии» кулаком, но пальцы почему-то вцепились в ткань мантии, сжимая ее. Голова поплыла. Гарри захотелось вздохнуть, и он непроизвольно приоткрыл губы. Салазар не смог отказать себе в удовольствии попробовать юношу. Его язык нырнул внутрь, изучая. Гарри сильнее вцепился в мантию мужчины, ноги почему-то стали отказывать, а в голове было так шумно, но отнюдь не от мыслей, и это тянущее ощущение в паху. Ему все-таки удалось отстраниться. Салазар обнимал его за талию и смотрел прямо в зеленые глаза парня. Наверное, именно, инстинкт подсказал ему, что нужно оказаться, как минимум метров за двадцать от парня. Он аппарировал именно на это расстояние и теперь глядел на красавца-дракона, серебристо-белая чешуя, которого блестела в лучах солнца.
Салазар рассмеялся, глядя в зеленые глаза с вертикальным зрачком, в которых застыло недоумение и непонимание. Гарри и сам не понял, каким образом смог перекинуться в дракона. Испытанный им эмоциональный шок стал катализатором того, что Гарри первым из ребят, наконец, стал тем, кто он есть.
- Умница, - с улыбкой произнес Салазар, медленно приближаясь к красавцу дракону. Тот же сидел, не шевелясь, лишь настороженно следил за приближающимся к нему человеком. Сознание Гарри оставалось человеческим.
«Как?» - мысленно спросил он сам себя.
- Я предполагал, что так будет, - улыбнулся мужчина. - Тебе просто нужен был шок, чтобы, наконец, перейти на новый уровень.
«Ты меня понимаешь?» - удивленно воззрился на него Гарри.
- Да, я тебя слышу, - Салазар подошел вплотную к нему и провел рукой по носу. Гарри фыркнул и отпрянул в сторону от неожиданности. Мужчина снова рассмеялся. - Ты такой красивый.
В глазах дракона появилось скептическое выражение. Потом он, нетвердо стоя на ногах, поковылял к небольшому озерцу. Салазар стоически вытерпел это представление, хотя очень хотелось расхохотаться. Не каждый день увидишь дракона, который переваливается с лапы на лапу словно утка. Хотя Гарри держался очень даже неплохо, особенно если подумать, что это его первое перевоплощение.
Дракон тем временем дотопал до озерца и посмотрел в свое отражение.
- Пффрр, - вырвалось у него из пасти вместе с огнем. Такого он точно не ожидал и плюхнулся на зад. Салазар все-таки не выдержал и расхохотался.
- Какой ты, в сущности, еще ребенок, - выдал мужчина.
«Не смешно», - обидчиво провозгласил Гарри. - «Я не ожидал».
- Я знаю, а теперь будь добр, вернись в человеческий образ, - сказал Салазар.
«Как?» - недоуменно воскликнул Гарри, но вдруг весь напрягся. Он запрокинул голову наверх и уставился немигающими зелеными глазами в небо.
«Этого следовало ожидать», - подумал мужчина. Он не сомневался, что как только ребята примут свою сущность и смогут перекидываться, то драконы их почувствуют. И оказался прав. Он уже заметил на небосклоне точку, приближающуюся к месту их тренировки. Естественно, они проходили не около замка, а в лесу, который, кстати, пока не носит название Запретного. Километрах в четырех от Хогвартса была очень приятная поляна с маленьким озерком, но очень глубоким. Говорят, оно было ледникового происхождения. Вода в озере была жутко холодной, и в нем не было ничего живого. Так говорили. В связи с тем, что Гарри умудрялся во время тренировок что-нибудь разбить, сломать или вообще уничтожить своей силой, то было принято решение заниматься с ним подальше оттого, что может иметь ценность.
В небе появился почти полностью черный дракон, лишь гребень от головы до хвоста у него отливал багряной краснотой. Он стремительно приближался. Гарри попятился. Он остановился почти у самой кромки воды и теперь настороженно глядел на гостя, который как раз совершил «посадку».
/Приветствую тебя, Великий,/ - услышал Гарри что-то, напоминающее змеиный язык, но все же отличающееся. Ему пришло на ум, что дракон поймет змею, а вот та его не очень. Но сам он понял. «Кажется, я знаю язык драконов», - догадался он.
- Ну, ты же дракон, - усмехнулся Салазар, стоя справа, почти вплотную к беленькому дракону, еще совсем юному, надо сказать. Он даже размером уступал прибывшему гостю в половину.
/Тебе не стоит меня бояться, Великий. Я здесь только для того, чтобы оказать тебе почести,/ - снова заговорил черный. - /Мы долго ждали вашего появления, и уже потеряли надежду когда-нибудь увидеть Вас./
/Эмм, я…,/ - Гарри понятия не имел, о чем собственно разговаривать с этим гостем, которого особо и не звали на этот «праздник жизни».
/Если хочешь, я могу научить тебя быть драконом,/ - вдруг произнес черный. - /Нам известно, что вы в первую очередь люди./
«Он предлагает помощь в освоении моей драконьей сущности», - Гарри передал мысль Салазару. Хотя понятия не имел, как у него это выходит.
- Это хорошая идея, поскольку я точно не смогу научить тебя быть драконом, - серьезно произнес мужчина.
«То есть, мне стоит согласиться?» - уточнил Гарри. Салазар обратил внимание, что юноша быстро справился с тем, что случилось. Это только сильнее уверяло его в том, что мальчика в его времени сломали и неправильно настроили. Он выплескивал свою силу не через знания и умения, а через эмоции. Кстати, почти то же самое, но в чуть меньшем объеме наблюдалось и у Рона.
- Да, стоит, - ответил он утвердительно.
/Я буду Вам очень благодарен за Вашу помощь,/ - вежливо произнес Гарри, глядя на черного дракона.
/Это честь для меня,/ - склонил тот голову в ответ. - /Я буду ждать тебя здесь. Тебя и остальных, когда они будут готовы со мной встретиться,/ - дракон замолчал и перевел взгляд на человека. Он изучал его, потом снова перевел взгляд на белого дракончика. - /Великий, тебе стоит соединиться. Ты тратишь много сил и чувств, сдерживая себя. Соединись, и ты сможешь быстрее овладеть собой и своей силой./
/Соединиться? С кем? И как?/ - Гарри в недоумении смотрел на черного.
/С ним,/ - дракон мотнул головой в сторону Салазара. - /И с теми, с кем ты связан. Мне кажется их двое./
Гарри выпал в «астрал». Нет, конечно, он понимал, что означает партнерство, и чувствовал, как на него действуют Драко и Рон. Да, и поцелуй, которым его одарил Слизерин, тоже много сказал, но он как-то не думал получить совет от пятиметровой ящерицы, пусть и наделенной интеллектом.
- Гарри? - Салазар переводил взгляд с одного дракона на другого. Он почувствовал то смятение, которое только что, охватило его юного ученика. И оно явно было связано с тем, что сказал пришлый дракон.
«Я… Мне надо подумать», - смятенно подумал юноша. Салазар поблагодарил себя за реакцию. Он настолько быстро схватил вдруг преобразившегося обратно в человека Гарри, что тот не успел рухнуть в воду. Для него оказалось неожиданным обратное перевоплощение, и он потерял равновесие. Несколько недель с простудой, если бы он свалился в воду, ему были бы обеспечены.
- Как я вернулся в форму человека? - недоуменно спросил Гарри.
- Эмоции, Гарри, эмоции, - вздохнул Салазар.
- Магия лишь на 10-15 процентов завязана на эмоции и чувства, - заявил парень, посмотрел на своего наставника.
- Не в твоем случае. У тебя она завязана именно на эмоции, почти полностью. У Рона - процентов на 60%, - пояснил Салазар.
- Это же плохо, - юноше явно не понравилась эта новость. Он совсем недавно прочитал несколько книг по теории магии, и сейчас довольно хорошо представлял, что образование, которое им давало в их время, совершенно не верное. А уж магия на эмоциях - это вообще бомба замедленного действия с ядерным реактором внутри. Кстати, так его обозвала Гермиона совсем недавно. И сейчас Гарри с ней был согласен.
/С этим что-то можно сделать?/ - спросил он, не заметив, что перешел на драконий язык.
- Гарри? - мужчина вопросительно посмотрел на юношу, поскольку думал, что тот говорит с ним.
/С чем именно?/ - отозвался одновременно со Слизерином черный дракон.
/С моей магией,/ - мрачно ответил Гарри дракону, а затем перешел на английский. - Что-то можно сделать с моей магией? Я же пороховая бочка с запалом, которая вот-вот рванет.
- Гарри, уже хорошо то, что ты это понимаешь, - сказал Салазар. - Да, сделать кое-что можно…, - тут мужчина остановился.
- И? - подтолкнул его к дальнейшему развитию тему юноша.
- Тебе это может не понравиться, - заявил Слизерин.
- Это что, меня унизит? - спросил Гарри.
- Не то что бы да, но все же, - как-то туманно произнес мужчина.
- А поконкретней, - юноша начал разражаться.
- Узы, причем брачные, в твоем случае партнерские, они стабилизируют тебя за счет твоих партнеров, - начал осторожно объяснять Салазар. - Но у тебя должна быть в этих узах только пассивная роль, роль ведомого. У Рона тоже, но не в отношении тебя. Он стабильнее…
- Вляпался! - мрачно выдал Гарри. - Когда же я закончу вляпываться в во всякое ...? - неприличное слово он проглотил. - Что ж мне так везет-то?!
- Гарри?! - мужчина понимал состояние юноши и даже сочувствовал ему.
- Теперь понятно, что он имел в виду, - парень мотнул головой в сторону дракона, который вроде бы и не прислушивался к ним.
/Прежде чем учиться быть драконом, разберись со своими человеческими проблемами,/ - неожиданно выдал черный, прежде чем свернуться в клубок и устроиться поудобнее. Гарри так и замер с открытым ртом.
- Зашибись! - Воскликнул он спустя минуту, когда смог переварить то ли совет, то ли приказ.
- Гарри?! - Салазар еще раз попытался обратить внимание юноши на себя. Тот резко развернулся и уставился на мужчину. Сейчас он смотрел на Слизерина несколько другими глазами. В юноше как бы были две сущности - та, прежняя, которая сейчас во всю возмущалась тем, что ему тут сказали и насоветовали, и другая - которая оценивала все возможности, а также последствия. И сейчас вот эта другая явно побеждала.
- Мне надо подумать, - заявил Гарри. - Мы встретимся у меня в спальне через четыре часа, ты, я, Драко и Рон. А сейчас мне надо побыть одному, Салазар.
Мужчина не стал спорить. Что-то такое было в голосе и выражении лица юноши, что он решил подождать.
Гарри развернулся и двинулся вдоль озера. У него было о чем подумать, что проанализировать. С момента, когда все началось, прошло уже довольно много времени. Изменились обстоятельства, изменился он, изменилось все. Правда, наконец, начала вылезать наружу. Маски полетели на пол, раскрывая истинные сущности людей, которые его окружали.
Гарри не заметил, как углубился в лес. Он все шел и шел, обдумывая всю свою жизнь. Сначала были Дурсли, потом Хогвартс, Рон и Гермиона, Драко. Было много всего, на что он смотрел наивными глазами, или так, как хотели, чтобы он смотрел. Ложь бывает такой сладкой. Он знал, что к бочке меда всегда прилагается ложечка дегтя. Только вот в его случае получилось с точностью, наоборот: на бочку дегтя досталась ложка меда.
Анализируя свои прошедшие пятнадцать лет, он не брал в расчет первый год жизни, Гарри все больше видел те вещи, которые должен был бы заметить раньше. Им манипулировали как хорошей куклой с прочно привязанными нитями. Куда дернут, туда и пойдет. В его жизни была только одна радость - Гермиона, Рон, а затем Джинни. Его маленькая личная семья, его верные друзья. Сейчас Гарри понимал, что, возможно, не смог бы пережить именно их предательства. Это убило бы его прямо там, в том коридоре.
Но юношу не столько интересовало прошлое, сколько последние месяцы. Он спал в одной кровати с Драко и Роном. Просто спал и позволял им обнимать себя. Ему было уютно с ними, поначалу. Но в последнее время он все чаще чувствовал какое-то странное томление.
«Я…», - Гарри вздохнул. - «Мне надо решить этот вопрос. Я же не идиот, понимаю, как на меня смотрят и Драко, и Рон, и даже Салазар. И мне ведь это нравится. И я хочу… Чего я хочу? Мерлин, Гарри, да признайся ты уже сам себе, что хочешь не просто лежать с ними в одной кровати», - юноша разозлился сам на себя.
- Тебе же хочется, так пойди и скажи об этом им, - вслух выдал он сам себе. - Легче жить будет и тебе, и им. Все равно же будете вместе, так почему не сейчас, когда можно соединиться в спокойной и мирной обстановке, а не под прицелом Дамблдора.
Решительно встав, Гарри направился обратно в замок. Он совершенно спокойно ориентировался в лесу, слово всю жизнь в нем провел. Сам того, не понимая, юноша пользовался чувствами дракона.
/Интуит,/ - проворчал про себя черный дракон, приоткрыв один глаз, когда юноша миновал поляну и скрылся за сенью деревьев.

В то время как у Гарри шел урок с Салазаром, Драко и Рон занимались в библиотеке. У них было задание от Годрика - разобраться с одной из трансфигурационных формул. Обоих юношей немного напрягало то, что Гарри остается наедине именно с этим Основателем. Они оба видели, как смотрит Слизерин на их друга и возлюбленного. Парни признались друг другу в том, что любят своего зеленоглазого брюнета, но ни тот, ни другой не собирались давить на него.
- Мордред, - Драко оттолкнул от себя толстый фолиант и стукнулся лбом о столешницу. Ну, не получалось у него сегодня сосредоточиться. Рон поднял голову от своего свитка и посмотрел на блондина. Затем он отложил в сторону свой трактат, встал и подошел к Драко. Тот выпрямился и вопросительно посмотрел на рыжего. Он отодвинулся от стола, что дало возможность Рону сесть ему на колени, лицом к лицу. В следующую секунду они уже целовались, яростно, страстно и так, словно напали на живительный источник.
Драко наслаждался податливостью Рона. Хоть рыжий и запустил процесс, но доминировал именно блондин. Драко лишь указывал, что ему хочется, как Рон, почти интуитивно это улавливая, давал. Его губы раскрылись, как только язык блондина прошелся по его губам. У рыжего был опыт таких отношений, не богатый, но был, а вот судя по действиям Драко, тот был очень опытным любовником.
Рон выгнулся, когда почувствовал теплые ладони Драко на своей обнаженной спине. Он даже не заметил, когда партнер скользнул руками ему под рубашку.
- Мерлин, Рон, какой ты…, - прошептал Драко, лихорадочно сверкая глазами. - Я не выдержу…
- И не надо, - улыбнулся тот в ответ.
- Ты уверен? - Драко замер.
- Да, - кивнул Рон.
- Рыжик, - блондин прижал к себе парня, одного из двух, которых хотел уже долгое время. Кажется, мечты, наконец, решили превратиться в реальность, хотя бы частично.
Рон не успел опомниться, как уже сидел на столе, обнаженный, и широко расставив ноги. Драко ласкал его то нежно и ласково, то неистово и страстно. А ему оставалось только отдаться умелым рукам, просто наслаждаться тем, что ему дарили. Все существо Рона было охвачено огнем, ему хотелось большего, хотелось принадлежать Драко, ощутить его в себе.
- Что же ты со мной делаешь, Рыжик? - Драко с улыбкой посмотрел в яркие голубые глаза Рона.
- Дрей, возьми меня, - прошептал Рон.
- Я бы хотел взять тебя в кровати, чтобы наш первый раз был нежным…, - Драко провел по щеке юноши.
- Здесь, сейчас, - выдохнул рыжий юноша, обнимая ногами блондина за бедра. Этого оказалось достаточно, чтобы снять все «тормоза» у Драко. Единственное, о чем он подумал, что хорошо, что они занимались в личной библиотеке Годрика и сюда в ближайшее время никто не зайдет.
Драко вспомнил все, что только можно из своего арсенала, и арсенала своих любовников, чтобы доставить как можно больше удовольствия своему рыжему любовнику. Рон был в его руках как глина. Блондин чуть с ума не сходил от стонов, которые вызывал у парня. Когда они соединились, когда он полностью погрузился в тело своего любовника и замер там, глубоко внутри, он почувствовал себя «дома». Сейчас Драко знал, что никогда, ни при каких обстоятельствах не откажется от этого чуда, одно из двух, своих самых обожаемых чудес.
Рон был на седьмом, если не десятом небе от восторга и счастья, которые доставлял ему Драко. Ощущение заполненности, того, что все правильно, что все должно быть именно так, наполнило его чувством удовлетворенности, сняли все ограничители, открыло его всем эмоциям и чувствам. Его накрыло так, что сознание уплыло.
- Рыжик, - позвал его Драко, поудобнее устраивая в своих объятиях. Оказывается, они уже оба сидели в кресле. Как они там оказались, Рон не помнил.
- Дрей, - улыбнулся он.
- Я уж думал ты совсем уплыл, - усмехнулся Драко.
- Ага, мне так хорошо, - Рон потерся щекой о грудь блондина. - Я чувствую себя таким легким, и таким счастливым.
- Все для тебя, Рыжик, все только для тебя, - прошептал Драко.
- Знаешь, если не был таким уставшим и довольным, то я бы, наверное, попросил тебя повторить, - вдруг сказал Рон, вызвав смех у любовника.
- Пошли уже к себе, чудо ты мое рыжее, - сквозь смех произнес Драко.
Они еще не знали, что сегодня будет день исполнения всех желаний.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
HollyDayДата: Понедельник, 12.10.2009, 18:41 | Сообщение # 30
Посвященный
Сообщений: 33
« 0 »
Прода!!!
Гарри - такой миленький дракончик happy .
Quote
Они еще не знали, что сегодня будет день исполнения всех желаний.

Уррра!!! Гарри придёт, а они (Драко и Рон) там готовые, а потом и Слизерин подойдёт biggrin
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Белые драконы" !!ПРОДА 14.12.2016!!!!! с 40 по 44 главы (~слэш~NC-17~таймфик,роман,приключ-я~макси~в раб)
Страница 1 из 712367»
Поиск: