Армия Запретного леса

Среда, 06.12.2023, 07:19
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2023 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2023 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Истории о Гарри и Гермионе (Макси || ГП/ГГ || Незакончен || Перевод)
Истории о Гарри и Гермионе
CargerdreeДата: Понедельник, 30.07.2012, 16:06 | Сообщение # 1
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Название: Истории о Гарри и Гермионе
Автор:разные
Переводчик: Fire Phoenix
Бета: Greykot
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГП/ГГ.
Жанр:Любовный роман / /
Саммари: маленькие рассказики о Гарри и Гермионе
Переводчик:Fire Phoenix
Разрешение на перевод (есть/нет): есть




Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Понедельник, 30.07.2012, 16:17 | Сообщение # 2
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »


Внезапное счастье в ночь, полную звёзд

У меня есть несколько переводов, кот. меньше, чем мини, но мне хотелось бы с вами ими поделиться, поэтому я просто сделаю небольшой сборник. Надеюсь вам понравится

Теперь отбечено самым лучшим бетой Greykot. Спасибо огромное)))

Внезапное счастье в ночь, полную звёзд

Нет сомнений – Рональд Уизли был такой же бесчувственный, как стол. Гермиона никак не могла понять, почему она его любит. Почему? Да, он хороший человек. Возможно, иногда забавный и не урод. На самом деле – он очень красив. А ещё – хороший друг и всегда поднимает ей настроение своими глупыми комментариями.
Шестой сын своих родителей и всегда находился в тени братьев и младшей сестры. А в Хогвартсе всё внимание достается его лучшему другу – Гарри Поттеру. И даже в её тени. Или она так думала раньше… пока по её венам не потекла ревность. Интересно, Рон понимает, настолько ей плохо, когда он целуется с Лавандой перед всем честным народом в Общей гостиной? Гермиона подумала, что он отвратительный … и бесчувственный. Если бы рыжий поцеловал, как эту, её саму… хорошо… она бы смутилась. Ей очень хотелось быть на месте Лаванды.
Но, казалось, та не понимает, что раз за разом ранит чувства Гермионы. Браун целовала Рона, так ласково пробегая пальцами по его рукам и груди, что Гермиона снова и снова чувствовала желание сбежать на край света и забиться в какую-нибудь маленькую каморку, чтобы её никто не видел. И было ощущение, что Лаванда ведёт себя всё бесстыднее. Тьфу, она выглядит распутной дев...
Как бы то ни было, Гермиона не понимала своё сердце. Конечно, Рон очень красивый… возможно, добрый… и забавный. Ох, кого она обманывает? Она его любит. Она любит абсолютно всё в этом парне: его огненно-рыжие волосы, его очаровательные веснушки, его улыбку… даже его манеру летать и без конца говорить о квиддиче. Как он пишет, нервно покусывая кончик пера... его большие руки, которые могут с лёгкостью обернуться вокруг её талии. Его голубые глаза, сияющие всякий раз, когда она серьезно с ним разговаривает или сердится на него. Девушка думала… думала – этот взгляд означает, что она ему нравится. Возможно, она причинила ему боль, когда перестала с ним разговаривать…. Мерлин, всё было совсем не так. Пока она мечтала о Роне, тот думал только о Лаванде.
Гермиона упорно пыталась справиться с отчаянием, но без особого успеха. Она даже хотела заставить его ревновать… только сомневалась, что это сработает. Возможно, он будет рад её роману… кто знает? Ей нужен совет. Она больше не может этого терпеть – не может опять видеть их вместе. Она должна с кем-нибудь поговорить.
Как-то вечером, когда Рон с Лавандой куда-то ушли, Гермиона подошла к креслу, где сидел её лучший друг и, закусив нижнюю губу, что-то быстро писал на пергаменте. Он с отчаянием посмотрел на левое запястье, где были часы – такие же, как те, которые сломались на четвёртом курсе, во время второго задания турнира Трёх Волшебников– насколько помнила Гермиона.
- Гарри… - позвала девушка.
Тот резко подскочил, а его рука метнулась к карману, чтобы достать палочку. Он быстро повернулся и посмотрел на неё.
- Мерлин, Гермиона! Ты меня напугала, – воскликнул парень, делая глубокий вдох и опуская палочку.
- Прости.
- Что случилось? Ты в порядке? - спросил Гарри, пристально вглядываясь в лицо подруги. Она, наверно, выглядит ужасно: не спала, всю ночь плакала, никакой косметики.
- Д-да.. всё хорошо, - она заикалась.
Гермиона никогда не была хорошей лгуньей. На глаза уже навернулись слёзы и тут же стали медленно течь по щекам – она опять плакала, и это ужасно. Девушка громко рыдала, едва успевая вдохнуть. Она закрыла лицо руками и всхлипывала, ругая себя, что позволяет Гарри видеть её слабость.
Тот смотрел на неё с тревогой. Мгновение, и он уже обнимал её, что-то шепча на ухо. Гермиона не прислушивалась, но уловила слова «милая» и «не делать»… Это её потрясло. Гарри никогда не называл её «милая». Парень продолжал шептать ей успокаивающие слова, пока она не перестала плакать, но из объятий не выпустил. Он сильно и нежно прижимал её к груди, которая по ощущениям была весьма мускулистой. От этой мысли на щеках Гермионы вспыхнул румянец.
Когда девушка немного отстранилась, то попала в плен внимательных зелёных глаз. Лучший друг был взволнован, но больше всего её поразило, что он выглядел сердитым – почти разъярённым.
- Гарри, - она не знала, что сказать, и смущённо замолчала.
- Это из-за Рона, да?
- Я…
- Ты можешь ничего не говорить. Я знаю, что это из-за него. – Он сжал кулаки и посмотрел за спину Гермионы – на чёрное небо, усыпанное звёздами. Та оглянулась.
«Как красиво!», - подумала девушка. - «Просто завораживает». Она сделала несколько шагов, пока не остановилась перед окном, восхищаясь великолепием звёздной ночи.
- Я не знаю, о чём он думает, - спокойно сказал Гарри. – Но уверен, что он тебя любит.
Девушка ему не поверила, и, похоже, он правильно понял её молчание.
- Это правда, Гермиона! Он действительно тебя любит.
- Ты не должен мне этого говорить, Гарри, - её голос звучал слабо. – Спасибо, но не надо.
- Почему ты не веришь? – удивился парень, а потом подошёл к ней, внимательно посмотрел в глаза и взял за руку. – Почему так сложно представить, что кто-то может тебя любить?
- Я не красивая. И не весёлая. Да и поболтать со мной не о чем. – Гермиона пожала плечами. – Вокруг много девушек... Лаванда, Парвати, Чжоу... все они куда красивее и интереснее меня и действительно заслуживают внимания.
Гарри посмотрёл на нее с удивлением.
- Ты серьёзно думаешь, что некрасива? – спросил он скептически. – Почему же тогда Крам до сих пор жаждет твоего внимания?
Она отвела взгляд.
- Не знаю… мне кажется, что это был спор, – призналась Гермиона, чувствуя, что в уголках глаз опять начали собираться слёзы.
Из горла парня вырвался нервный всхлип.
- Спор?! Гермиона, этот парень был влюблён в тебя до безумия! Он даже подходил ко мне, чтобы выяснить, какие у нас отношения, и не встречаемся ли мы! Он любил тебя, великий Мерлин!
- Он... подходил к тебе? – спросила девушка, внезапно смутившись. – Почему?
- Я не знаю… он сказал, что ты постоянно обо мне говорила или что-то в этом роде, – ответил Гарри. Его сердце стало биться чуточку чаще.
- О, но ведь это нормально! Ты – мой лучший друг, не так ли? Так что ничего удивительного, что я часто о тебе говорю и переживаю за тебя! – воскликнула Гермиона, тронутая его словами. Возможно, Крам действительно был в неё влюблен, если даже задавал Гарри вопросы об их отношениях.
- Да… это нормально, - сказал парень. Ей показалось, что в его глазах промелькнуло разочарование, но это произошло так быстро, что она не была уверена.
- И ещё, Гермиона… ты не симпатичная. Ты – красивая. – Гарри почувствовал, что это были самые искренние слова, которые он когда-либо произносил. Из всех девушек, которых Поттер встречал в жизни, лучшая подруга была самой красивой, и был уверен, что даже если проживёт сто лет, никто этот титул у неё не отнимет. Конечно, он не станет ей этого говорить.
Гермиона покраснела.
- Гарри…
- Рон – идиот, – внезапно сказал парень. - И очень глуп, если этого не видит.
У неё не было слов. Что происходит? Сначала он назвал её «милая». Потом сказал, что она красива. А теперь ещё и это…
- Ты – красивая, умная, интеллигентная, замечательная, забавная, невероятная, удивительная… и я не могу понять, почему он не с тобой. Он такой идиот…
Гермиону бросило в жар. Это было странно, но очень приятно.
Гарри замолчал и уставился на её губы. А потом шагнул к ней и ласково провёл пальцами по щеке. Когда он к ней прикоснулся, она почувствовала, что её лицо буквально вспыхнуло.
- Ты – самая красивая девушка на свете, – прошептал Гарри и, наклонившись, поцеловал её. Это ощущение нельзя описать словами. Он нашёл её мягкие губы и начал медленно и чувственно их ласкать. Парень притянул её за талию, а Гермиона обернула руки вокруг его шеи. От этих прикосновений они оба таяли. Девушка запустила пальцы в его непослушные волосы, увеличивая беспорядок на голове. Мерлин, она всегда хотела это сделать!
Когда Гарри почувствовал её пальцы в своих волосах, то начал задыхаться, но поцелуй не прервал. Он хотел, чтобы этот поцелуй длился вечно.
Гермиона остановилась первая, и они ещё долго стояли и смотрели друг на друга, пытаясь восстановить дыхание.
- Я... мне жаль, - печально сказал Поттер. – Я знаю, что ты любишь Рона, и не должен был…
- Шшш… - прервала его девушка. – Думаю, что у нас с Роном никогда так не получится. Гарри, этот поцелуй…
- Что? – переспросил тот с тревогой. – Этот поцелуй что?
- Был самой удивительной вещью в моей жизни, - закончила Гермиона, радостно улыбаясь.
Парень тоже улыбнулся и снова её поцеловал – на этот раз неистово и страстно. У девушки вырвался стон, а Гарри начал хихикать.
- Что? Мои поцелуи так хороши? – с лукавой улыбкой спросил он.
- О, они просто великолепны, мистер Поттер. – Гермиона закусила губу, стараясь не рассмеяться.
- Ничего себе!
- Что? - вздрогнула она.
- Ничего, только… хорошо, ты потрясающе сексуальна, - рассмеялся парень.
Девушка покраснела, и Гарри поцеловал её в нос, вызвав счастливую улыбку.
- Ты не представляешь, как долго я хотел это сделать … - сказал он.
- Правда? – удивлённо спросила Гермиона. – И как давно?
- Ты мне не веришь, - вздохнул Поттер, - но я знаю, что делать! – Он хитро улыбнулся и начал её щекотать.
- Хахахаха… Гарри…хахахаха... Гарри… прекрати! – смеялась девушка. – Если … ты…. хахаха… остановишься, то я….. хахаха… поцелую…. хахаха… тебя!
Парень в тот же момент остановился. Гермиона весело рассмеялась.
- Похоже, Вы в моей власти, мистер Поттер.
- О да! – сказал тот с улыбкой. – Ты великолепна!
Она снова покраснела.
- Знаете, мисс, Вы кое-что мне обещали, – напомнил Гарри.
- Ой, у меня такая плохая память…. И что же это было? - поддразнила его девушка с обольстительной улыбкой.
Гарри больше не стал ждать и снова её поцеловал. Гермиона чувствовала себя настолько счастливой, что совершенно не обратила внимания на удушливые хрипы одного рыжего парня, который только что вошёл в гостиную. И так увлеклась поцелуем, что не слышала смешков Невилла Лонгботтома, Дина Томаса и Симуса Финнигана, и не видела, какое неописуемое выражение было на лице у Рона.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
kraaДата: Понедельник, 30.07.2012, 20:08 | Сообщение # 3
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 3047
« 1677 »
О-о-о! Спасибо! Мне так приятно прочитать эту работу на грамотном русском языке, а не кривлятся через Гугля.
На моем дневе есть перевод, над котором старалась всеми силами. Он, конечно, прозвучит вам коряво и безграмотно, но фик класный. Как его переслать вам с Алексом, чтобы включили в подборку? (после нужной зачисткой ошибками, конечно)



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 30.07.2012, 21:27
 
CargerdreeДата: Понедельник, 30.07.2012, 21:15 | Сообщение # 4
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, да через любой файлобменник, тот же самый народ, я планирую выкладывать раз в сутки один миник, если это конечно интересует))


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
Harold_PotterДата: Вторник, 31.07.2012, 02:00 | Сообщение # 5
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Cargerdree,
выкладывайте-выкладывайте, тут просто суперские мини есть. Спасибо огромное переводчику, ну и вам, конечно, за то что сюда решили закинуть.
 
CargerdreeДата: Вторник, 31.07.2012, 15:32 | Сообщение # 6
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Поцелуй



Теперь отбечено самым лучшим бетой))))

- Я знаю, что ты это твердишь уже несколько лет. Но, Гермиона, у тебя не получится убедить всех. Тебе не верят, и даже если ты каждому будешь угрожать каким-нибудь мерзопакостным проклятием, это не поможет. – Лаванда произнесла эту прочувственную речь и теперь с нетерпением ждала ответа, как будто от него зависела её жизнь.
- Лучше не начинай. Ты же знаешь: эта тема – табу, - ответила Грейнджер, откидываясь на спинку дивана.
Гарри и Рон, которые только что ввалились в общую гостиную, весело хохотали. Они были мокрыми от дождя и вспотевшими после квиддичной тренировки. Увидев их, Гермиона радостно заулыбалась. Гарри взлохматил волосы и задорно улыбнулся в ответ, напоминая окружающим нашкодившего ребенка, а не семнадцатилетнего парня, который слишком рано повзрослел.
Рон вознамерился во что бы то ни стало стать лучшим вратарем и выиграть кубок по квиддичу, и друг помогал ему тренироваться каждую свободную минутку, не обращая внимание ни на время суток, ни на погоду.
Рыжий же, наоборот, не улыбался, а хмуро косился на свою правую руку и морщился. Гермиона быстро встала, бросила на обоих чистящее и сушащее заклинания и, мягко взяв Рона за руку, начала водить над ней палочкой. Постепенно опухоль исчезала, а через минуту пропало и покраснение – рука стала обычного цвета. В тот момент, когда девушка взяла Уизли за руку, у того вспыхнули уши. Сторонний наблюдатель удивился бы его смущению – ведь всем известно, что Рон давным-давно знает эту девушку, поэтому такая застенчивость казалась странной. Но Гермиона даже не могла себе представить Рона Уизли по-другому – его смущение было таким очаровательным и домашним.
- Таким образом, ты действительно в него влюблена, - довольно объявила Лаванда. К её счастью, в гостиной было всего несколько человек, в противном случае через пять минут весь Хогвартс обсуждал бы преждевременную смерть Лаванды Браун.
Гермиона зарычала – как Живоглот, когда преследует очередную жертву. Гарри, которого последние несколько дней все, кому не лень, доставали по этому же поводу, недовольно поморщился, а Рон выглядел так, словно сию секунду готов провалиться сквозь землю.
- Перестань вмешиваться в чужую жизнь, иначе это плохо для тебя закончится, - предупреждения в голосе Гермионы не услышал бы только глухой. Из-за того, что её крепко держал Гарри, кинуться на Браун она не могла. Уравновешенность самой умной ведьмы в Хогвартсе в последнее время испарилась в неизвестном направлении, потому что мадам Помфри запретила ей переутомляться и сидеть за книгами больше двух часов в сутки, тогда как обычно на это уходило часов шесть-семь. За соблюдением предписаний должен был следить Гарри – как единственный человек, которому под силу справиться с Грейнджер.
- Это совсем не смешно, Гермиона! – воскликнула Лаванда, деланно надувшись. А потом лукаво подмигнула. Та озадачено уставилась на однокурсницу. – Но, так уж и быть – я от тебя отстану, если ты поцелуешь Гарри.
Джинни весело хихикнула. Это была уже совсем незавуалированная попытка заставить двух лучших друзей открыть свои сердца. Иначе эти два упрямца до скончания веков будут отрицать перед собой и всем миром наличие хоть каких-нибудь чувств помимо «платонической дружбы». Удивляло только одно: как Браун на это решилась и почему не боится мести Грейнджер.
- Подожди.… я думал, ты говоришь о Гермионе и Роне, - Дин озадачено смотрел на Лаванду, пытаясь понять, что за странную игру та затеяла.
- Ой, все знают, что эта парочка так всё время ссорится, словно они брат и сестра. Неужели ты никогда не обращал внимания, что их разборки очень похожи на ссоры Рона и Джинни? Я надеюсь, Рон не интересуется кровосмешением, – на последней фразе Парвати обернулась к Уизли, насмешливо подняв бровь.
- Бееее, Парвати! – дружный хор всех собравшихся в гостиной учеников был ответом. У Рона же был такой вид, будто ему по голове заехали бладжером, после чего он умудрился свалиться с метлы. Это выглядело так комично, что присутствующие весело рассмеялись.
- Я не понимаю, почему вы все занимаетесь не пойми чем, тратите время, шпионя за нами – вместо того, чтобы готовится к ЖАБА! – сказала Гермиона, скрестив руки на груди.
- Вот именно! Прекрати ломать комедию и тратить наше время. Просто поцелуй его! – усмехнулась Лаванда, пресекая попытку увести разговор в сторону.
Гарри сидел на диване рядом с Гермионой. Одной рукой он обнимал девушку за талию, при этом откинув голову на спинку дивана и полностью расслабившись. Гермиона же напоминала пружину, готовую вот-вот разжаться. Она перекрестила и ноги, и руки, а взглядом сверлила Лаванду, словно пыталась заставить её убраться подобру-поздорову.
- Тогда поясни, почему ты считаешь, что Гарри и Гермиона подходят друг другу? – спросил Дин. И Грейнджер почувствовала огромное желание подойти и расцеловать Томаса. Лаванду же, наоборот, такая слепота и недалекость просто возмутила.
- Последние несколько лет ты спал беспробудным сном, Томас? – спросила Парвати, рассматривая Дина с таким видом, будто тот нечаянно отрастил себе вторую голову.
- Нет, - ответил парень еле слышно.
- О, ради Мерлина, прекратите! – раздражённо начала Гермиона, но замолчала, как только Гарри успокаивающе погладил её по руке.
С тех пор, как Поттер победил Волдеморта, весь магический мир, затаив дыхание, наблюдал за жизнью героя, и главное, что сейчас интересовало общественность – сколько ещё самый завидный жених магической Британии будет в одиночестве, и кто та красотка, которая покорит его сердце.
Остальные негодования Грейнджер просто не заметили.
- Ты ослеп, да? – спросила Лаванда, медленно и несколько хищно приближаясь к однокласснику. На этот раз Дин почёл за лучшее даже не отвечать, а просто помотал головой.
- Тогда ты тупой, - заявили Лаванда и Парвати в один голос. А Гермиона почувствовала желание побиться головой о стену.
- Гарри и Гермиона знают друг о друге всё, понимают друг друга с полуслова, с полувзгляда…
- постоянно друг на друга смотрят …
- всегда вместе…
- заканчивают друг за друга фразы …
- часто прикасаются друг к другу и обнимаются… - при последнем заявлении Гарри прекратил гладить руку Гермионы и немного от неё отодвинулся. Но Грейнджер, которая была занята изобретением всё новых и новых способов убийства этой парочки, по возможности, таких, чтобы потом не загреметь в Азкабан, этого даже не заметила.
- Но это потому, что они – лучшие друзья с одиннадцати лет, - объяснил им Рон, как умственно отсталым.
- Но ты ведь тоже их лучший друг, а ведёшь себя по-другому, разве нет? – спросила Лаванда, поворачиваясь к Уизли. Дин же поднял глаза к потолку и поблагодарил всех известных ему богов за то, что они на его стороне, а Браун про него забыла, и смерч прошёл стороной. Эта парочка всем известных хогвартских сплетниц иногда действительно нагоняла страх. Стоило только вспомнить, как ловко они разбирались с Пожирателями, насылая на тех проклятье за проклятьем.
- Да, друзья, - подтвердила Джинни.
- Но не так, как Гарри и Гермиона. Я имею в виду – они будто существуют на одной и той же волне. Прости Рон, но время от времени ты туда просто не вписываешься.
И вместо того, чтобы надуться и оскорбиться на весь мир, Уизли посмотрел на своих лучших друзей другими глазами и увидел их в новом свете. Его взгляд только усилил раздражение Гарри и Гермионы. Грейнджер показалось, что она видит, как в голове рыжего крутятся шестерёнки, расставляя по полочкам и анализируя информацию.
- Вы должны поцеловаться, - в конце концов, объявил Рон, отвечая этой фразой на все слова и мысли заговорщиц. Если бы Гермиона не была так зла, она бы рассмеялась. Но вместо этого протестующе застонала:
- О, Мерлин, Рон, ты не можешь присоединиться к этому бреду. Только не ты! – её лицо стало совсем уж несчастным. Она повернулась к Поттеру, словно надеясь, что тот сможет вразумить их общего друга, который почему-то не испугался её гнева.
- О, рад… - Гарри не закончил предложение и замолчал, внезапно очутившись лицом к лицу с Гермионой. На несколько секунд он замер, а потом наклонился и нежно её поцеловал. Парень краем глаза видел, как все в комнате удивлённо вытаращили глаза, и моментально повисла гробовая тишина, которую нарушало только дыхание присутствующих. Он разорвал поцелуй и насмешливо посмотрел на девушку.
У Гермионы было ощущение, что она оглохла. В ушах стучало, кровь неожиданно прилила к голове, а в глазах заплясали солнечные зайчики. Девушка чувствовала себя странно.… такого она никогда еще не испытывала. Все мысли разбежались. Он, Гарри, только что её поцеловал. Поцеловал перед всеми. Они его преследовали, они на него давили, но парень ни словом, ни жестом не выдал обуревавших его чувств, не выплеснул раздражение и негодование по поводу вмешательства в свою личную жизнь. А ведь был зол – она его знает очень хорошо, и видит то, чего не заметит посторонний взгляд. А тут вдруг взял – и поцеловал. Сейчас для неё в комнате больше никого не было – ей казалось, что во всей Вселенной есть только они двое. Почему-то в голове мелькнула мысль, что когда-нибудь это должно было случиться, и всё именно к этому и шло. Выругавшись, она выкинула из головы планы мести каждому из присутствующих.
Лаванда сделала шаг вперёд, собираясь что-то сказать, но Гермиона, пробормотав что-то себе под нос, выдала фразу, которая потрясла всех:
- И это ты называешь поцелуем? – насмешливо прошипела девушка, впервые в жизни полагаясь не на логику, а доверившись наитию и собственным чувствам.
Прежде, чем Гарри смог ей ответить, она придвинулась к нему поближе и поцеловала. Проклятье, раз уж им так хочется увидеть поцелуй - они его получат! На сей раз всё было по-другому – они рассердились, и казалось, что хотят кому-то что-то доказать, хотя это вообще никого не должно касаться. Гермиона вцепилась в рубашку парня, ещё не до конца поддаваясь чувствам и желаниям своего тела. Хоть это было и сложно, поскольку Гарри отвечал на её поцелуй с не меньшей страстью.
Под его немного обветренными губами ёе губы были мягкими и податливыми. Мгновение, и её пальцы запутались в его смолянисто-чёрных волосах, а вторая рука по-прежнему крепко держалась за воротник его рубашки. Теперь он никуда не денется.
А он и не собирался. Одна его рука обнимала её за шею, посылая волны сладкой дрожи по позвоночнику, а вторая легла на талию, притягивая девушку всё ближе и ближе, пока Гермиона не обнаружила, что сидит у Гарри на коленях. Поцелуй всё больше их распалял – им стало жарко, очень жарко, и захотелось большего. У обоих было стойкое ощущение, что это далеко не первый их поцелуй, и уж точно не последний.
Пусть ощущения были и восхитительными, дышать всё-таки нужно. Поэтому она оторвалась от губ Гарри, чувствуя взгляды окружающих, направленные ей в спину. Лицо девушки запылало. Но встать с дивана и покинуть комнату ей не позволяла рука, держащая её довольно крепко, что однозначно не помогало согнать краску со щёк.
- Вы поцеловались, - сказала Джинни, смотря на парочку огромными глазищами и как-то маниакально улыбаясь. - Вы поцеловались! – повторила она, словно ей нужно было подтверждение.
- Да, Джин, именно это они и сделали, - ехидно подтвердил Дин. Он чувствовал себя немного не в своей тарелке, но не мог упустить случая подколоть свою девушку.
Волосы Гарри были растрёпаны больше обычного, а на губах блестела помада Гермионы, которой та обычно пользовалась.
-Теперь я верю, что между ними существует химия, о которой вы говорили.
Две заговорщицы, которые всё и организовали, как-то отстранено кивнули.
Первой ясной мыслью было – бежать. Бежать как можно дальше, но чьи-то руки по-прежнему крепко держали её за талию. Она посмотрела на человека, сидящего перед ней, человека, который до этого момента был её лучшим другом, человека, который так крепко её сейчас обнимал. Того, кто сидел перед ней с самым очаровательным выражением на лице, которое она когда-либо видела.
Сквозь все слои одежды девушка чувствовала, как быстро бьётся его сердце. Его лицо застыло, а глаза остекленели. Он немного к ней наклонился, а его дыхание защекотало шею, послав приятную дрожь:
- Думаешь, между нами есть химия?
Гермиона почувствовала, что парень улыбается, и могла поспорить с кем угодно, что эта ухмылочка достойна истинного слизеринца.
- Нет, - спокойно ответила она.
После этих слов все вокруг опять замерли. Казалось, только что они бурно обсуждали то, что случилось у них на глазах. Парвати и Лаванде неодолимо хотелось вырвать Гермиону из объятий Гарри и в подробностях расспросить, насколько замечательно целуется Герой магического мира. Раз… и опустилась мёртвая тишина. Гермионе даже показалось, что все присутствующие готовы её задушить.
– Думаю, мне нужно больше доказательств, – сообщила она парню ровным голосом, несмотря на бешено бьющееся сердце и подрагивающие руки.
- Столько, сколько тебе потребуется, - подмигнул ей Гарри, улыбаясь так, что у девушки перехватило дыхание, и вновь стало невообразимо жарко.

.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Среда, 01.08.2012, 15:27 | Сообщение # 7
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
А поутру они проснулись



Огромное спасибо Greykot за вычитку истории и замечательное название)))

Сквозь распахнутое окно струились солнечные лучи, наполняя комнату светом и выхватывая из теней предметы, по которым было видно, что здесь живут девушки. За окном стояло июньское утро, но было уже довольно жарко. Доносился весёлый гомон переговаривающихся друг с другом и счастливо смеющихся детей. А ещё можно было различить беспечное щебетание птиц, радовавшихся новому дню и ссорившихся между собой, переругиваясь пронзительными голосами. Весь этот разноголосый шум отдавался эхом в голове девушки, болезненно ударяя по вискам.
Гермиона Грейнджер открыла один глаз. Мерлин! Это было ошибкой. Свет, полыхнув огненной вспышкой, больно полоснул по глазам и ослепил. Она застонала и зажмурилась. Повернувшись набок, она нашарила одеяло и подушку. Удобно устроилась, уткнувшись лбом в подушку – голове сразу стало легче, но… подушка была какой-то странной формы. И тёплой, подозрительно тёплой. Несмотря на жар летних солнечных лучей Гермиона подумала, что тепло, которое дарила подушка, просто великолепно… и приятно. К тому же от неё забавно пахло: холодноватый аромат одеколона и… свежескошенной травы – как на поле для квиддича. Возможно, тут дело в головной боли, но подушка казалась более мягкой и удобной, чем обычно. Девушка даже подумала, что готова весь день проваляться в постели в обнимку с такой замечательной подушкой. А ещё лучше – провести так всю жизнь.
К сожалению, подушка имела другие планы.
Она передвинулась.
Сначала в голове мелькнула мысль, что ей просто почудилось – всё-таки подушки не могут двигаться сами по себе. Но спустя пару минут подушка опять переместилась, причём так, что голова с неё просто свалилась.
- Ой! – воскликнула Гермиона, резко сев. Правда, этому попыталось помешать одеяло, в котором она запуталась. Девушка была недовольна, очень недовольна. Мало того, что голова налилась свинцом, а в ушах противно звенело, так ещё и её замечательная подушечка испарилась.
Она вытянула руки и попробовала найти неуловимую подушку. Руки не нашаривали ничего, что хотя бы отдалённо напоминало сей предмет, но они однозначно что-то нашли. Не соображая, что это может быть, Гермиона нахмурилась. А потом распахнула глаза, выдержав нещадно ударивший по ним свет. Прежде, чем она снова обрела способность видеть, ей пришлось несколько раз моргнуть.
- ЧЧЧЧЁРТ!!!!!
Ахнув, Гермиона слетела с кровати, захватив одеяло. Но кричала не она. Громко ругалась её подушка – та самая подушка, которая сейчас сидела на краю её кровати и смотрела на неё снизу вверх зелеными глазищами с выражением бескрайнего удивления.
Подушкой на самом деле оказался…
- Гарри! – воскликнула девушка.
- Гермиона? – Поттер посмотрел на неё недоверчиво. - Что ты здесь делаешь? – зевая, спросил он.
- Что Я здесь делаю? – усмехнулась она. – Гарри, думаю, этот вопрос я должна задать ТЕБЕ!
- А? – переспросил парень и протёр глаза.
- Гарри, ты находишься в МОЕЙ постели! – возмутилась девушка, понимая, что это как-то прошло мимо него.
- Гермиона, это просто смешно! Я не могу быть в… - Поттер, наконец, нашёл свои очки и замолчал. Последовала длинная пауза, а потом раздался нервный смех Гарри, который свалился на пол. – Твоя кровать, - указал он туда, где только что сидел, и подруга кивнула, подтверждая, что так оно и есть.
- Но…. как? – заикаясь, спросил парень, медленно поднимаясь.
- Не вставай! – закричала Гермиона.
- Что? – Гарри замер, после чего шумно выдохнул, – Ох! – он сел обратно на пол и опять нервно рассмеялся. – Ты же не думаешь, что мы… ну… – парень замолчал, неспособный выразить ту мысль, которая пришла ему в голову.
- Не уверена, занимались ли мы… – Гермиона громко сглотнула и смело закончила столь сложное для неё предложение – … спали ли мы вместе… – тут она опять запнулась.
Девушка посмотрела на него, отчаянно покраснела и быстро отвела глаза. Что, если они переспали? Это изменит многое. Она никогда не сможет на него смотреть, как раньше… никогда больше не сможет воспринимать его только как лучшего друга… с другой стороны… разве это плохо? Начиная с неудавшегося романа с Роном у неё больше не было никаких серьёзных отношений. Уизли воспринимался как младший брат, но Гарри… с ним всё по-другому – она всегда думала о нём, как.… он был для неё…
- Гермиона! – прошипел объект её размышлений, возвращая к реальности. - Кто-то идёт!
Она услышала чьи-то лёгкие шаги. Скорее всего, возвращалась одна из её соседок по комнате.
- ПРЯЧЬСЯ! – охнула девушка.
- Куда? – запаниковал Гарри
Гермиона окинула быстрым взглядом спальню и поняла – на то, чтобы чего-нибудь придумать, у них совсем нет времени.
- Быстро в кровать! – велела она парню и бросила одеяло на постель.
- Но что, если она…
Поворот дверной ручки заставил его замолчать. Единственное, что успела девушка - дёрнуть завязки, поддерживающие балдахин в собранном состоянии, и кровать вместе с её лучшим другом скрыла тяжёлая бордовая ткань. А на пороге появилась Парвати Патил.
- Гермиона Грейнджер! – закричала она, проходя в комнату. – О! – девушка выглядела разочарованной. Наверно, надеялась грубо прервать сон однокурсницы, но вот незадача – та уже стоит возле окна.
- Доброе утро, - поприветствовала её самая умная ученица Хогвартса деланно-бодрым голосом.
- Хорошо спала, Гермиона? – спросила Патил с хитрой улыбкой – видимо, намекая на растрёпанное состояние девушки. Проследив за её взглядом, Гермиона увидела, что со вчерашнего дня даже не переоделась. Но главное, и это её поразило – расстёгнутая рубашка – не её. Она принадлежит… Гарри. Девушка покраснела и торопливо скрестила руки на груди. Возможно, Парвати не заметит, что рубашка такая же длинная, как её юбка, и слишком для неё широка.
- Видимо, хорошо, – усмехнулась Патил. – Поскольку ты пропустила завтрак.
Гермиона вытаращилась на однокурсницу, которая, увидев эту гримасу, явно получила удовольствие. За все годы учёбы в Хогвартсе Гермиона Грейнджер ещё ни разу не проспала. Она схватила с тумбочки маггловские часы и в смятении уставилась на пылающий изумрудный циферблат. Они показывали половину двенадцатого. Этого просто не может быть! Как такое случилось? К тому же, это не её часы – они тоже принадлежат Гарри.
- Думаю, всё дело в том, что я очень устала. Я снова до поздней ночи готовилась к ЖАБА.
Гермиона нервно рассмеялась, но Патил словно видела её насквозь. Она села на кровать Лаванды, всем своим видом показывая, что в ближайшее тысячелетие не собирается покидать комнату.
- Разве? – Парвати вскинула бровь, удачно скопировав любимый жест одного всем известного профессора Зельеварения.
- Конечно, - подтвердила Гермиона, внезапно почувствовав себя неуютно под пристальным взглядом Патил. Та явно наслаждалась ситуацией.
- Спроси Рона, Гарри или Джинни, да вообще любого – они легко подтвердят, что я училась, - девушка назвала троих, которые без вопросов её поддержат. Правда, она всего лишь пыталась выкрутиться, надеясь, что соседка по комнате окажется недостаточно проницательной, чтобы поймать её на лжи.
- Я бы не стала доверять ничему, что скажут по этому поводу Рон, Гарри или Джинни, - безразличным голосом выдала Парвати, захлопывая первую западню.
- Почему? – гневно ощетинилась Гермиона.
- Ну, хотя бы потому, что их вчера не было в замке. Они с несколькими гриффиндорцами предприняли неофициальный поход в Хогсмид, чтобы как следует попраздновать, - сообщила ей Парвати.
- И что они отмечали? – задала вопрос Гермиона, хотя уже и так знала ответ. Внезапно перед глазами замелькали картинки вчерашнего вечера: Джинни, Рон, Гарри, Невилл, Луна, Симус и ещё несколько человек пробираются по проходу в Хогсмид. И она с ними. Потом Дин, Симус и Гарри уговорили мадам Розмерту их обслужить. А на Рона, очевидно, близнецы повлияли больше, чем сам он мог представить, и теперь девушка понимала, откуда взялась головная боль, аллергия на солнечный свет и почему ей так худо.
- Гермиона, мы уже сдали ЖАБА – вчера был последний экзамен, - усмехнулась Парвати, сообщая то, о чём староста и так уже вспомнила, пробираясь сквозь образы вчерашнего дня, подёрнутые туманом. - В эти выходные нам выдадут дипломы, помнишь?
- Ой, конечно! Просто я ужасно устала. В последнее время столько училась, и теперь всё, что мне надо…. Я должна переодеться! Уже полдень! – Гермиона подумала, что весьма ловко сменила тему. А потом выхватила одежду из комода и помчалась в ванную. Закрыв дверь и раздевшись, она нырнула под душ. Тем временем Парвати просто не могла не воспользоваться ситуацией, чтобы ещё больше смутить самую правильную и умную ведьму в Хогвартсе.
- Ты не поверишь, что я узнала, - раздался голос Патил, который был прекрасно слышен в ванной. - Мне сказала Лаванда, что ей сказал Эрни, которому сказал Энтони Голдстейн, с которым разговорился Симус, когда они вчера уже достаточно набрались… Хм, кстати, это незаконно. Я возразила Симусу, потому что это не может быть правдой, и ни один студент Хогвартса не позволит себе ТАК сильно нарушить правила и принять в этом участие …
- Возможно, не по своей воле, - пробормотала Гермиона, делая мысленную пометку: в ближайшее время убить Рональда Уизли.
- К тому же, кое от кого я слышала, что ты тоже там была ….
Гермиона включила воду посильнее, заглушая последние слова. Патил повысила голос, и тогда староста начала петь. Она подумала, что, в принципе, может провести здесь весь день – ну, или, по крайней мере, пока Парвати не уйдёт.
Та, конечно, попробует узнать как можно больше, и будет, как обычно, вынюхивать и всюду совать свой нос, и первое, что она обнаружит….
Гарри!
Он по-прежнему был в её постели! Гермиона закрутила кран, быстро высушилась и за пару секунд оделась.
- Как ты быстро. - Парвати, мягко говоря, удивила способность девушки привести себя в порядок за шесть секунд. Она как раз игралась с таймером на маггловских часах Гермионы, хотя те очень похожи на… Патил нахмурилась, пытаясь вспомнить, откуда их взяла. Ну да, с тумбочки Гермионы.… Но та, влетев в комнату, ринулась к шкафу и тем самым сбила её с мысли.
- Ой, Мордред и Моргана! – внезапно охнула Парвати.
- ЧТО? – подскочила староста. – Что? – она так требовательно повторила вопрос, словно от ответа зависела её жизнь. Патил выдержала драматическую паузу, в течение которой Гермиона уже была готова вытрясти из однокурсницы всё, что та собиралась сказать, и продолжила:
- Джинни и Гарри официально расстались!
Гермиона уставилась на Патил, моргнула… а потом начала всхлипывать от еле сдерживаемого смеха.
- Ох… и всё? Я имею в виду, как это ужасно, но… они расстались мм… год назад? - Она с трудом подавила рвущийся наружу хохот.
- Это само собой, но теперь они отпустили друг друга и оба готовы идти дальше, - заявила Парвати с таким видом, словно это событие века.
- Конечно, - кивнула Гермиона, хотя уже целый год была в курсе, что Гарри и Джинни расстались.
- Вчера Джинни целовалась с Дином. Их видела Лаванда, и я полагаю, что Уизли наконец-то переболела своей…. – начала Парвати, но Гермиона её уже не слушала. С тех пор, как рыжеволосая красавица рассталась с Поттером, Дин был не первым парнем, с которым её застукали. И у Гермионы было стойкое ощущение, что явно не последним.
- … а Гарри спит с какой-то девушкой. Конечно, никто не знает, кто она, но…. Этим утром он опять исчез…
- Что? – староста опять подпрыгнула и так быстро захлопнула дверцы шкафа, что чуть не прищемила себе пальцы. – Что ты сказала?
- Ой, ничего важного. Просто Симус сказал Энтони, который сказал Эрни, который, в свою очередь, рассказал Лаванде, что….
- Нет, о чём ты только что говорила! – перебила её однокурсница.
Патил наигранно нахмурилась, словно пытаясь припомнить, что же такое она сказала. Но Гермиона была уверена, что та делает это специально, поскольку эта ситуация её очень забавляет.
- Ты имеешь в виду Джинни и Дина? Да? Это так мило! Я уже сказала Лаванде, что всегда знала – они вновь начнут встречаться. Хотя то, что она отпустила Поттера – это действительно подвиг – она ведь просто была им больна. И вообще – не зря же он считается самым завидным парнем Хогвартса…
- Он с кем-то спит? – в очередной раз прервала Гермиона этот поток красноречия.
- Ну, он самый сексуальный парень в школе…
- С кем?! С кем он спит? – требовательно спросила староста, размахивая палочкой. Парвати немного отодвинулась назад и громко сглотнула – всё-таки не каждый день ей в грудь тыкают палочкой с таким грозным выражением на лице.
- Откуда я знаю? – отмахнулась она, и Гермиона сразу поверила, что Патил не в курсе. Глубоко вздохнув, девушка опустила палочку. Сильная боль вернулась обратно, но на этот раз поселилась не столько в голове, сколько в сердце. Острая боль раздирала и ни в какую не хотела уходить. И Грейнджер подозревала, что это не имеет никакого отношения к похмелью.
Для неё это был не такой уж и удар. В конце концов, Парвати совершенно права. Он привлекательный, весёлый, и единственный, кто может отвлечь её от лекции преподавателя, словно магнитом притягивая к себе взгляд. Но что ей нравилось в нём больше всего – парень был многогранной, сильной личностью. Она любит Гарри Поттера, своего лучшего друга. Он веселил её, когда ей бывало грустно, обнимал и успокаивал, когда из её глаз текли слёзы, и спасал такое бесчисленное количество раз, что она уже давно сбилась со счёта. И он был единственным, с кем она могла говорить обо всём и ни о чём. Мерлин, когда же за эти долгие семь лет она умудрилась влюбиться в Гарри Поттера?
- Конечно, это всего лишь слухи, – негромко сказала Парвати, пристально рассматривая одноклассницу. – Уверена, что есть вполне невинное объяснение, почему по утрам никто не может застать Гарри в постели, и по какой причине, когда после этого он возвращается в гостиную, то бывает взъерошен больше обычного. - Она сочувственно и покровительственно положила руку на плечо старосты.
Гермиона чувствовала, что на глаза наворачиваются слёзы, но постаралась выглядеть невозмутимой.
- Мне всё равно, чем занимается Гарри по утрам, – фыркнула она, но даже ей собственный голос показался слабым и дрожащим. - Если он с кем-то проводит ночи, то… Девушка затихла, не в силах закончить фразу, поскольку была уверена, что если скажет ещё хоть слово, то неминуемо расплачется.
- Ох, Гермиона, милая, – Парвати заключила однокурсницу в объятия. - Мне так жаль, - прошептала она, поглаживая девушку по вздрагивающей спине. Гермиона почувствовала, как из-под опущенных ресниц выкатилось несколько слезинок. – Поплачь – выплесни свое горе, а потом я уговорю Лаванду и Джинни помочь нам убить Гарри, ладно?
- Мне всё равно, – повторила староста, только на сей раз – из-за тщетных попыток подавить рыдания – её слова едва можно было различить.
- Гермиона, – вздохнула Патил, – Бесполезно отрицать очевидное. Мы все знаем, что ты любишь Гарри.
- Мы друзья, – всхлипнула девушка, – Просто друзья! – последние слова она буквально выкрикнула.
- Да, но, тем не менее, ты любишь его больше, чем просто друга, – сказала Парвати с сожалением, и это настолько удивило Грейнджер, что та подняла глаза на собеседницу. Гермиона была плохой лгуньей. Она не могла врать не только Гарри или Парвати, но даже самой себе.
- Да, – сдалась она, потому что была не в силах больше отрицать свои чувства. К тому же, теперь это не имело значения. Ведь очевидно, что Поттер никогда не в неё влюбится. – Да, я действительно люблю Гарри, – вздохнула она. – Но для него я всего лишь друг, и никто больше!
Она подтянула колени к груди и, уткнувшись в них, дала волю слезам.
У Гарри больше не было сил это терпеть. Он отодвинул балдахин, прошёл мимо Парвати, которая ему улыбнулась и совсем не выглядела удивлённой, и подошёл к рыдающей Гермионе. Он сел перед ней на пол и мягко отвёл руки от её лица. Когда девушка увидела его перед собой, то в ужасе распахнула глаза. И просто замерла, не в силах произнести ни слова.
Несколько минут Гарри пристально её рассматривал, явно не зная, что сказать. Вместо этого он говорил руками, нежно вытирая хрустальные слёзы и заправляя непослушные прядки ей за уши. Говорил его взгляд, который он не отводил от наполненных слезами карих глаз. И, несмотря на покрасневшее лицо, мокрое от слёз, она всё равно казалась ему самой очаровательной девушкой на свете.
- Гермиона, это правда? – наконец он тихо задал вопрос.
Та ничего не ответила. Вместо этого она в смущении перевела взгляд на его руки, в которых он осторожно держал её ладошки.
- Да? – переспросил парень.
Девушка снова посмотрела ему в глаза.
- Да, – еле слышно прошептала она, – Всё правда.
Гарри наклонился вперёд и немного несмело, но очень нежно прикоснулся к её губам. Поцелуй длился несколько секунд, но Гермиона поняла, что больше уже никогда не сможет без этого обойтись. Она распахнула глаза, взглядом умоляя его не останавливаться.
- На самом деле Парвати неправа, - начал Гарри, запуская пальцы в её упругие кудряшки. - Я ни с кем не сплю. А если и спешу куда-то ночью или на заре, то лишь на свидание с Хедвиг или «Молнией».
Гермиона рассмеялась.
- Хотя иногда… – он затих, нежно проводя пальцем по её щеке. Девушка наклонила голову, прижимаясь к его руке, и чуть не замурлыкала от удовольствия, – Иногда мне хочется навестить тебя.
Гермиона застенчиво улыбнулась.
Он вновь её поцеловал. На этот раз девушка ответила со всей страстью и нетерпением, которые скопились за те годы, что она была влюблена в своего лучшего друга.

Никем незамеченная, Парвати тихо вышла из комнаты, чтобы рассказать всем, что благодаря её блестящему исполнению их план претворён в жизнь. Её встретили приветствия, крики «браво» и мокрый поцелуй в щёку от Колина Криви, который, как она надеялась, ей испытать больше не придётся.
- Я хотела спросить у тебя, Рон, - задорно улыбнулась она, поворачиваясь к их тайному лидеру и главному стратегу, - как ты раздобыл те напитки? И самый главный вопрос – как ты умудрился уложить Гарри в постель Гермионы?
Парень хитро усмехнулся, приобнял её за талию и наклонился к уху.
- Я расскажу тебе, но только при одном условии…
- И каком же?
Рон смешно наморщил нос, и Парвати хихикнула.
- Хм, хорошо – думаю, поцелуй мне не помешает, - она весело рассмеялась и поцеловала его.
Час спустя Парвати по-прежнему не знала ответа на свой главный вопрос, потому что всё ещё целовала Рона.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Четверг, 02.08.2012, 15:35 | Сообщение # 8
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Пока он спал...




Вычитано Greykot

Ты поднимаешь голову, зеваешь, смотришь на часы и снова зеваешь. 2:49. Потираешь виски и оглядываешь помещение, не сразу соображая, где ты. Большая гостиная Гриффиндора. Всюду беспорядок. В камине уютно трещит огонь. Из окна льётся лунный свет, окрашивая мебель в непривычные цвета.
Всё как всегда…. За исключением одного.
На диване спит мальчик. Нет, неверно – на диване спит МУЖЧИНА. Неправильно называть мальчиком того, кто должен убить одного из самых ужасных злодеев двадцатого столетия. На его плечах лежит груз надежд и ожиданий обоих миров – маггловского и магического. Он быстро вырос. На твой взгляд, слишком быстро.
Но сейчас, когда он спит, это – совсем другой человек. Беспокойство, напряжение и груз вины изгладились с его лица. Ушла усталость. Очки перекосились, а губы слегка приоткрыты. Парень слишком высок для этого дивана, поэтому его ноги свисают с подлокотника.
Ты улыбаешься. Это… удивительная картина. Ты рада, что он, наконец, позволил себе несколько часов отдохнуть, и не чувствует вес пророчества, которое камнем лежит на душе, всё глубже затягивая в бездну.
Ты переводишь взгляд на книгу перед тобой. Трансфигурация. Эссе, которое ты писала, надо сдать на следующей неделе, но тебе известно, что в любой момент может произойти что-нибудь непредвиденное, и будет не до него.
Ты пытаешься читать, но не можешь понять ни строчки. И внезапно понимаешь, что в шестой раз пробегаешь глазами одно и тоже предложение. Поэтому закрываешь учебник и широко зеваешь, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить спящего парня.
- Миона.
Ты резко вскидываешь голову и видишь, что лучший друг по-прежнему спит. Но по тому, как напряжено его тело, понимаешь, что ему снится кошмар. Обеспокоенная, ты подходишь к нему и кладешь руку на плечо, пробуя успокоить.
- Шшш, Гарри, я здесь.
Его глаза зажмурены, а складка между бровей выдает напряжение. Он тихо стонет, шепча твоё имя.
- Нет, не Гермиону. Пожалуйста, кого угодно, только не Гермиону. Возьмите меня, но не трогайте мою Миону.
От последних слов у тебя перехватывает дыхание. «Мою Миону»?! Ты никогда не слышала, чтобы он так тебя называл. У вас исключительно платонические отношения. С тех пор, как Рита Скитер написала о вашем «романе», вы убедили или, по крайней мере, постарались убедить всех, что вы только друзья, и ничего больше.
Но ты понимаешь, что чувства, которые испытываешь к этому мальчику, этому парню – больше, чем дружеские. Они вышли за рамки дружбы ещё на втором курсе. К сожалению, на четвёртом он был влюблён в Чжоу Чанг – одну из самых красивых девочек Хогвартса. А в прошлом году у него был роман с Джинни Уизли – сестрой вашего лучшего друга. Ты знаешь, что он никогда не сможет полюбить тебя, или просто посмотреть на тебя, как на девушку. Ты не красавица, как Чжоу, и не спортсменка, как Джинни. Ты – книжный червь. Постоянно ворчащий книжный червь, который только и делает, что командует лучшими друзьями.
Ты медленно опускаешься на колени, и лицо парня оказывается прямо перед тобой. Он перестаёт вздрагивать, а через некоторое время на его губах мелькает едва заметная улыбка.
Ты нерешительно убираешь челку с его лба. На лице спящего возникает спокойное выражение, а потом, будто чувствуя твои прикосновения, он улыбается немного шире. Ты запоминаешь каждую черточку его лица, зная, что вряд ли получишь другую такую возможность.
Глаза парня закрыты, но ты знаешь, что стоит ему их открыть, и ты едва сможешь дышать. Его изумрудные глаза, кажется, смотрят в твою душу – они полны эмоций и чувств. Обычно именно по глазам ты легко можешь определить, когда он лжёт. И считаешь, что у него самые красивые глаза во всей Вселенной.
Твой взгляд спускается ниже – на его нос, ненадолго задерживаясь на еле заметных веснушках. Тебе кажется, что они восхитительны. С ними он ещё очаровательнее.
Ты глубоко вздыхаешь и переводишь взгляд ещё ниже. Его губы приоткрыты и выглядят мягкими и чрезвычайно притягательными. Мерлин, сколько сил ты тратишь, чтобы не коснуться их!
Ты ругаешь сама себя. Вы не должны оставаться наедине, особенно ночью. Это может привести к пересечению линии, границы, которую вы оба провели много лет назад. Линии, которую не стоит пересекать. Границы, которая отделяет дружбу от… чего-то большего.
Но почему нет? Может, всё-таки стоит это сделать? Почему ты так стараешься запретить себе отношения с кем-то, кто, возможно, является твоей второй половинкой, с кем хочешь провести всю оставшуюся жизнь?
Ты резко зажмуриваешься. Вот к чему привели твои размышления. Провести остаток жизни? Тебе семнадцать. И, кроме того, ты не думаешь, что он испытывает хоть что-то похожее на любовь. Ты резко встаёшь и направляешься к лестнице, чтобы лечь спать, когда снова слышишь своё имя.
- Гермиона?
Кажется, это вопрос. Ты неожиданно выходишь из транса и встречаешься взглядом с сонными зелёными глазами. И медленно возвращаешься обратно.
- Гарри, извини, я не хотела…
Ты затихаешь, потому что он протягивает руку к твоему лицу и осторожно заправляет каштановый завиток тебе за ухо. И улыбается, как улыбается только тебе.
- Я думал, ты умерла. Исчезла… - смущённо шепчет парень. Ему кажется, что он всё ещё спит, и не понимает, что это – действительность.
Ты несмело улыбаешься. Пока способна соображать, ты должна действовать. Ты нерешительно протягиваешь руку и берешь его за подбородок и, стараясь успокоить взглядом, произносишь:
- Я никуда не уйду, Гарри. Я здесь.
Кажется, это правильные слова. Его лицо светлеет, и он нетерпеливо склоняется к тебе. Прежде, чем ты успеваешь запротестовать, его губы накрывают твои.
Это было…. странно. Не фейерверк, как тебе рассказывали, или как пишут в любовных романах. Но… это похоже, что ты пришла домой. Его поцелуй заставил почувствовать себя в безопасности. Это было… неописуемо.
Потом что-то случилось… или он стал целовать по-другому, или просто влияние момента, но ты с жадностью прижимаешься к нему. По телам распространяется пожар, охватывая вас обоих. Его ладонь ложится тебе на шею, а вторая рука обнимает тебя за талию и тянет на диван. Сам он уже сидит, а ты закидываешь руки ему на шею и немного наклоняешься, чтобы прижаться ещё крепче. Это похоже на сражение – рук, губ, зубов. А когда его губы перемещаются на твою шею, а потом ещё ниже – на ключицы, ты чуть слышно стонешь
Твоё тело в напряжении. Всюду, где он касается – ожог. Ты в огне. Всё, что ты сейчас знаешь – Гарри. Его аромат, его вкус, его прикосновения. Только он.
Жар медленно покидает твоё тело и сосредотачивается в груди. Теперь он горит ровным пламенем – слишком глубоко, чтобы прикоснуться, но можно ощутить его согревающее тепло. Парень возвращается к твоим губам. Ты чувствуешь, что он целует тебя уже не так пылко. А потом неохотно отрывается от твоих губ.
Краем сознания ты отмечаешь, что вы оба тяжело дышите. Ты медленно поднимаешь глаза… Гарри.
Его губы распухли, и он довольно улыбается такой соблазнительной улыбкой, что сердце резко подпрыгивает. Его глаза… сияют. Теперь ты можешь уверенно сказать, что он проснулся.
Ты краснеешь и встаёшь, собираясь сбежать – как можно дальше от него. Но парень хватает тебя за руку, и ты падаешь ему на колени. Он снова обнимает тебя за талию и кладёт голову тебе на плечо.
На некоторое время вы замираете в таком положении, пока ты не поворачиваешься, чтобы оказаться с ним лицом к лицу.
- Гарри. Я… Мне так жаль. Ты спал и я… - начинаешь ты.
- Я люблю тебя.
Он сказал это так просто, и ты боишься, что ослышалась.
- Ты можешь повторить, Гарри? Не уверена, что правильно тебя поняла, - ты переспрашиваешь, затаив дыхание.
- Я, Гарри Джеймс Поттер, люблю тебя, Гермиона Джейн Грейнджер, – заявляет он, вглядываясь в твои глаза.
После этих слов в твоей груди вспыхивает огонь, и ты чувствуешь, что таешь. И знаешь, что никогда уже не будешь прежней.
- Я тоже тебя люблю, Гарри, - шепчешь ты со слезами на глазах.
Он похож на ребёнка, которого привели в кондитерскую, и разрешили взять всё, что душе угодно. Парень подхватывает тебя под колени, и вот ты уже сидишь на нём. Твои ноги оборачиваются вокруг его талии, и ты отчаянно краснеешь. Он соблазнительно улыбается и притягивает тебя ближе, вовлекая в страстный поцелуй.
А на столе лежит учебник Трансфигурации, про который забыли до утра.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
kraaДата: Четверг, 02.08.2012, 17:21 | Сообщение # 9
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 3047
« 1677 »
Cargerdree, как сладко! И как естественно было бы в исполнении мадам Роулинг, и никто бы не протестовал, и не были бы столько Гармоний написано в Фенфикшене, и не знаю - имела ли бы своя жизнь такая разносторонная расписанная фантазия читателей - более 500 000 фиков, это не шутки.

Выслала мой перевод Алексу - alexz105.

Могу ли припомнить тебе об одной истории -

Знаю, что здесь не место, можешь удалить эту часть - но фик умопомрачительный, не могу просто стоять и смотреть. Флафф флаффом, но настоящие вещи похлестче будут.



Без паника!!!
 
CargerdreeДата: Четверг, 02.08.2012, 18:07 | Сообщение # 10
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, это там где он стал повелителем смерти? если да я знаю её, и жаль что он мини.. ты хочешь что бы я тут этот перевод выложил?

Алекс не скоро тебе ответит.. по крайней мере он мне сказал что уехал в командировку...

я выкладываю вообще миники Гармонии, т.е. не обязательно флафф, любые..



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
kraaДата: Четверг, 02.08.2012, 18:37 | Сообщение # 11
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 3047
« 1677 »
Cargerdree, было бы неплохо, но мой русский - ужас! А английский - еще хуже. Уже отправила тебе текста в 7 писем как могла. Посмотри, может быть, тебе понравится!

Кстати о Рождения темного Лорда - да. Тот самый. Это самый лучший миник всех времен, в котором есть все, что мне нравится.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Четверг, 02.08.2012, 18:39
 
CargerdreeДата: Пятница, 03.08.2012, 00:00 | Сообщение # 12
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, а можно лучше его куда нить за лить на тот же самый народ, а ссылку лично скинуть, ибо у меня текст не весь почему-то дошел(


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Пятница, 03.08.2012, 16:04 | Сообщение # 13
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Признание под луной



Огромное спасибо самому лучшему бете на свете - Greykot!!! Ты - гений)))

Тяжело вздохнув, Гермиона повернулась на другой бок – уже, наверно, в пятидесятый раз. Только представьте – она никак не может уснуть. В голове, словно пчёлы в улье, роились и гудели мысли. Девушка буквально видела, как те снуют туда-сюда. Полностью разбитая, она откинула одеяло и села. Возможно, ей поможет глоток свежего воздуха. Надев тапочки и шёлковый халатик, волшебница вышла из комнаты. На самом деле, пеньюар был скорее для соблюдения приличий, чем для тепла. Маловероятно, но в гостиной мог оказаться Гарри.
Гарри. Она тряхнула головой и тихо открыла дверь, ведущую на балкон. Добрый, старый, верный Гарри. Ей было жаль, что она не может сейчас с ним поговорить. В такие моменты он всегда её поддерживал, на него можно было положиться, он мог легко её утешить и успокоить, помочь принять какие-то сложное решение, дать совет, да и просто поговорить с ней обо всём на свете. Его советами она редко пользовалась, но усилия и внимание очень ценила. В отличие от Рона, Гарри действительно о ней заботился. Ох, о чём речь? Рон, конечно, замечательный друг, но не способен понять её так, как Гарри. Девушка подумала, что на становление Гарри, как личности, сильно повлияли разнообразные печальные события и опасности, а также редкие минуты радости и тихого счастья. Видимо то, что за свою короткую жизнь он пережил так много, развило в нём тонкое понимание чувств и эмоций других людей. Ей действительно было очень жаль, что с ним сейчас нельзя поговорить. В обычных обстоятельствах она, не задумываясь, разбудила бы его, потом они бы сели на уютный диванчик в гостиной старост и спокойно бы побеседовали. Но не на сей раз.
Поскольку именно о Гарри она сегодня полночи думала.
Вздохнув, Гермиона облокотилась о каменную балюстраду и залюбовалась окрестностями Хогвартса. Балкон выходил на Чёрное озеро, в которое смотрелась полная луна, и её серебряный свет, отражаясь от тёмной поверхности воды, создавал какую-то совсем ирреальную картину окружающего мира. Ночного мира. Это было восхитительно. В голове промелькнула мысль: как там профессор Люпин, и не забыл ли он выпить Волчьелычье зелье? Тут же её мысли перескочили на события третьего курса: как они познакомились с Сириусом Блэком, когда он затащил Рона в Визжащую хижину, узнали о предательстве Петтигрю, и что тот долгие двенадцать лет скрывался в облике Коросты. Доказательство невиновности Блэка. Внезапное появление Снейпа. Трансформация Люпина, побег крысы, возвращение во времени, спасение Клювокрыла и наблюдение за Гарри, отбивающегося от сотни дементоров, чтобы спасти крёстного.
Гарри.
Еще раз вздохнув, девушка оглянулась на дверь, которая вела в его спальню. Если бы она только могла с кем-нибудь поговорить … погодите-ка! Она вспомнила: когда недавно писала для профессора Флитвика исследовательскую работу о применении Омута Памяти, то наткнулась на интересное заклинание. Оно использует воспоминания мага о конкретном человеке и создаёт своего рода трехмерное изображение с матрицей сознания (и чем лучше ты знаешь этого человека, тем он больше будет похож на себя настоящего). С таким фантомом можно поговорить. Торопливо зайдя в гостиную, Гермиона взяла палочку и вернулась обратно на балкон. Сосредоточившись на своих воспоминаниях о Гарри, волшебница поднесла палочку к виску, а потом медленно отвела в сторону. Вокруг наконечника серебрилась и трепыхала небольшая серебряная сфера. Взмахнув палочкой и подбросив шар в воздух, она прошептала: "Phasmatis Anima." Серебристые капли, только что готовые разлететься по комнате, резко потемнели, сгруппировались, уплотнились и заметно увеличились в размерах. Ещё пара секунд, и перед ней стоит Гарри, каким она его видела сегодня вечером, когда он вышел из душа – в своих фирменных круглых очках и халате. Пока девушка его рассматривала, он ещё больше уплотнился и стал совсем как настоящий. Не-Гарри моргнул, огляделся и повернулся к ней.
- Гермиона, что случилось?
Убедившись, что заклинание сработало правильно, она радостно улыбнулась. Это было так похоже на Гарри.
- Привет, Гарри. Рада, что ты ко мне присоединился.

А в соседней комнате проснулся настоящий Гарри Поттер. Он не мог понять, в чём дело, но что-то его разбудило. Протерев глаза и сев на кровати, парень нащупал очки на прикроватной тумбочке и надел их. А потом оглядел комнату, и ему показалось, что за окном – там, где находится балкон – он уловил лёгкое серебристое сияние. Поттер быстро встал, накинул халат, обул тапочки и, сунув палочку в карман, направился к двери.

- Для тебя – всё что угодно, Гермиона. Ты же знаешь, – фантом махнул рукой и повернулся, устремив взгляд на озеро. – Великолепная ночь. Ты часто так делаешь, да? Не спишь по ночам и любуешься природой, ничего не говоря мне?
Девушка кивнула:
- Да, почти каждую ночь.
Не-Гарри выглядел обиженным.
- Я оскорблён. Я-то думал, что у нас друг от друга нет секретов.
Отвернувшись от трёхмерного Поттера, она тоже устремила взгляд на окрестности Хогвартса.
- Есть.

Настоящий Гарри зашёл в гостиную и поражённо замер – футах в трёх от двери на балкон, в такой же одежде, стоял он сам. А чуть дальше, облокотившись о каменную балюстраду, стояла Гермиона, любуясь озером.
Внезапно во рту у Гарри пересохло.
На ней был шёлковый халатик, завязанный на талии. Легкий бриз играл её кудряшками, сдувая волосы назад и открывая нежную шею. Лунный свет разливался серебряной волной по синему шёлку и очерчивал её изящный профиль, делая девушку сказочной феей. Тот же самый бриз раздувал полы её халата, открывая стройные ножки, обтянутые пижамными штанишками, отчего у парня вдобавок перехватило дыхание. Подняв взгляд выше, Гарри тяжело сглотнул: шёлк, натянувшись на груди, дерзко очерчивал дразнящие формы. Одним словом, она была великолепна. Это вовсе не значит, что обычно лучшая подруга выглядела ужасно. Нет, Гермиона всегда была очаровательна. Но когда он смотрел на неё сейчас, то видел фею – само совершенство и изящество. Вот она что-то сказала. Так тихо, как только мог, парень подошёл поближе и замер в тени шторы, услышав свой голос:
- Ты хочешь мне что-то рассказать?
Девушка тихо фыркнула:
- Конечно. Иначе тебя бы здесь не было.
После чего на несколько секунд гостиная погрузилась в тишину, которую нарушил Не-Гарри:
- Если не хочешь, ты не должна ничего говорить.
Гермиона по-прежнему смотрела на озеро. Реальный Гарри почувствовал себя немного неуютно – будто подслушивает чей-то очень личный разговор. Но, сообразив, что она вызвала его фантом, потому что хотела с ним побеседовать, но не решилась разбудить, тут же себя одёрнул. Поэтому сейчас лучший вариант – занять место Не-Гарри. Тихо ступая, парень вышел на балкон и встал за спиной у своей трёхмерной копии. Вытянув палочку, он сосредоточился и мысленно произнес: "Finite Incantatum". Фантом исчез, а Поттер быстро сделал шаг вперёд, занимая его место.
И услышал её вздох.
- Просто это так… трудно.
Парень кивнул, хотя она на него и не смотрела:
- Не торопись.
И опять установилась тишина. Возможно, он должен ей немного помочь, подтолкнуть?
- Это из-за Рона?
Гермиона фыркнула:
- Мне жаль, но нет. Если бы это было так, то всё было бы гораздо проще. Нет, это касается кое-кого другого. На самом деле речь о тебе.
Поттер очень удивился: «Обо мне? О нет…»
- Обо мне? Я сделал что-то не так? Что бы это ни было, сожалею.… Я однозначно не хотел тебя обидеть и расстроить.
Девушка оглянулась, и он увидел на её лице удивление.
- Да, это – мой Гарри. Делает всё, чтобы я почувствовала себя лучше. - «Как странно. Он выглядит плотнее, чем раньше. Почти осязаемым и настоящим». - Нет, поверь, ты не сделал ничего, что могло меня обидеть или расстроить.
Он почувствовал облегчение, и вместе с тем в нём зажглось любопытство.
- Тогда о чём ты?
- Ты ведь даже не подозреваешь, какой ты замечательный, да?
- Думаю, нет. Но уверен, ты меня просветишь, – парень постарался убрать из голоса дрожь, но у него не получилось.
- Нахальный мальчишка. Да, расскажу. Ты удивительный друг, Гарри. С самого начала учёбы в Хогвартсе ты всегда меня оберегаешь. Я не забыла про тролля на первом курсе, да и про дементоров на третьем тоже. На четвёртом ты помог мне помириться с Роном после нашей с ним первой серьёзной размолвки – если бы ты тогда меня не поддержал.… не знаю, что бы со мной было. Ты не смеялся вместе со всеми над моей идеей о ПУКНИ и переживал за меня после боя в Министерстве, хотя самому тогда было точно не до этого. В прошлом году помог сбежать от МакЛагена; успокаивал, когда Рон причинил мне боль; весь шестой курс доверял, и это несмотря на мое ужасное к тебе отношение. А этим летом, пока мы искали крестражи, защищал от Пожирателей, дементоров и Волдеморта. Ты поддержал меня, когда наши с Роном «отношения» исчерпали себя. Ты всегда рядом, всегда обо мне заботишься, всегда добр ко мне.
Гарри с удивлением заметил, что из её глаз катятся слёзы.
- Не всегда, Гермиона. Я не прислушался к тебе на пятом курсе, когда ты отчаянно отговаривала меня не мчаться в Министерство. И встал на сторону Рона, когда он обвинил Живоглота в исчезновении Коросты.
Девушка нервно заломила руки.
- Вот видишь, Гарри, ты не позволил всему этому разрушить нашу дружбу. Ты прощал мне всё. Раз за разом. Разрешал остаться твоим другом. И… я…я… Я переживаю за тебя. Очень переживаю. Так сильно…. Когда ты на третьем курсе упал с метлы, мне показалось, что мое сердце остановилось. А на четвёртом курсе, когда ты играл в догонялки с драконом, я так за тебя боялась, что почти всё испытание просидела, зажмурив глаза. А на пятом, когда на тебя столько всего навалилось: учёба, дополнительные занятия, Амбридж… я так волновалась, что тебя отчислят, и я больше никогда тебя не увижу… Я так тобой гордилась! Не делай вид, что не понимаешь, Гарри…. Я…. – она затихла.
- Гермиона? О чём ты? – парень сделал шаг вперёд. Девушка выглядела такой растерянной, такой несчастной, что ему захотелось ласково её обнять, прижать к себе и успокоить. Но он понимал, что фантому такое не под силу, и поэтому остался на месте.
Она посмотрела на озеро, затем себе под ноги и сказала так тихо, что Поттер едва расслышал:
- Я люблю тебя. – А потом ещё раз, уже громче: - Я люблю тебя, Гарри.
Парень ошеломлённо замер. Он и представить себе не мог, что Гермиона испытывает к нему хоть какие-то чувства, кроме дружеских. Они всегда относились друг к другу, как брат и сестра, как лучшие друзья. И Поттер не понимал, почему никогда не замечал, что она питает к нему такие нежные чувства.
Девушка правильно истолковала его молчание.
- Я знаю. Это шок, да? Ты и представить себе не можешь, как сложно было это скрывать. Я мечтала о тебе… так долго. Мечтала, что ты держишь меня в своих объятиях, и я принадлежу только тебе. О том, каково это – чувствовать твои губы на своих. Отчаянно желала увидеть в твоих глазах любовь, услышать от тебя: «Я люблю тебя». Мечтала заснуть в твоих объятиях и воспарить на небеса. Я это хорошо скрывала… тебе ведь не нужна такая, как я. Тебе нужен лучший друг – тот, кто будет поддерживать и стоять рядом – без лишних эмоций, слёз и зависти. И я…. – её голос прервался, - … я знаю, что ты… Я знаю, что я не… не в твоём вкусе. Знаю, ты влюблён в Джинни, и как только закончится эта война, вы снова станете встречаться, а затем поженитесь, и у вас будет куча детишек… и кто тебя в этом обвинит? Джинни красивая, смелая, яркая, популярная, а я? Я – это только я. Обычная, скучная, книжная Гермиона Грейнджер – свой парень. Лучший друг, и ничего больше. Но я всё равно счастлива, что я твой лучший друг, ведь это значит – мне всегда найдётся немного места в твоей жизни.
Гарри, наконец, вышел из ступора:
- Гермиона, ты не обычная. Я часто думаю о том, какая ты симпатичная. И совсем не скучная – знаешь массу интересных вещей, о которых с увлечением рассказываешь. Конечно, иногда я не понимаю ни слова, но очень стараюсь. Ты понимаешь меня лучше, чем кто-либо ещё. И, кажется, всегда точно знаешь, что я чувствую, и чего в данный момент хочу. Ты больше всех меня поддерживала – даже когда Рон отворачивался, и даже когда мы с тобой были в ссоре. Ты намного больше, чем просто друг. Ты нужна мне, очень.
Это было правдой. Слушая её монолог, он кое-что понял. Да, Джинни замечательная. Ему нравилось проводить с ней время, её брат был его лучшим другом, и он очень любил семью Уизли. Но кроме квиддича у них не было других общих тем для разговора. К тому же, отчасти она смотрела на него как на Мальчика-Который-Выжил, из-за чего воспринимала его, в первую очередь, как героя. Вспомнив их приключения этим летом, он только утвердился в этой мысли. Рыжая красавица не понимала перепадов его настроения и сердилась, когда он пробовал что-то ей объяснить, или просил оставить его в покое. Гермиона же больше походила на вторую половинку его души. Она понимала его эмоции, знала о кошмарных видениях, снах, болях в шраме и всегда находила верные слова или действия, чтобы успокоить его и дать отдых его измученной душе. Подруга знала, когда ему нужна компания; чувствовала, когда следовало оставить его в покое – в покое, но не в одиночестве, а просто сесть рядом и помолчать; понимала, что иногда ему нужен пинок и хорошая встряска, чтобы заставить действовать или перестать себя жалеть. И она была гораздо симпатичнее, чем могла себе представить.
По её губам скользнула лёгкая улыбка.
- Спасибо, Гарри. Но я знаю лучше. Всё в порядке – тебе вовсе не нужно меня успокаивать и поднимать настроение. Фактически, ты – плод моего воображения, и только поэтому мне всё это говоришь.
Он сделал ещё один шаг вперёд. Парень точно знал, что должен сейчас сделать.
- Возможно. Но что, если ты неправа? Что, если я тоже тебя люблю? – спросил Поттер, пытаясь сделать так, чтобы не дрожал голос. Ведь он ни в чём не признался. Он просто задал вопрос. Но в ожидании ответа все внутренности скрутились в тугой узел.
Гермиона закрыла глаза. Хотя бы на несколько секунд представить, что это правда… Представить, как его губы касаются её, как он её обнимает, притягивает ближе, как он…. она тряхнула головой. Это мечта и ничего больше. С сожалением она отвернулась от Гарри.
- Нет. Прости, но это неправда. Мне хотелось хотя бы на секунду поверить, что у меня есть шанс. Но нет. Я знаю свое место. И знаю, что должна делать. Я всегда буду рядом, но как друг, не более. Это всё.
Девушка тяжело вздохнула, пробуя вернуть свои чувства и эмоции под контроль. Эта беседа не принесла ей долгожданного равновесия и успокоения, а наоборот – теперь она была в ещё более растрепанном состоянии, чем полчаса назад. Не глядя, она взмахнула палочкой в сторону фантома Гарри и произнесла:
- Finite Incantatum.
Ещё раз тяжко вздохнув, девушка направилась в комнату, и тут замерла на полдороге.
Потому что за спиной кто-то откашлялся.
Дрожа, волшебница сделала несколько медленных шагов назад и увидела, что парень по-прежнему стоит в тени и пристально на неё смотрит. Нет… о, нет… Мерлин Великий, только…. нет! Слегка дрожащей рукой Гермиона вновь подняла палочку. Возможно, она только подумала, что сказала контрзаклинание, а на самом деле – нет? Или неправильно его произнесла?
- Finite Incantatum.
Гарри по-прежнему стоял там и всё так же на неё смотрел. В спину ему светила луна, поэтому выражение его лица разобрать было невозможно.
- Великий Мерлин….
Поттер шагнул ещё раз. Он знал, что она готова сбежать. Девушка замерла с испуганным выражением на лице, а в её глазах читалась паника.
- Гермиона…. Всё хорошо. Всё в порядке. Ты....
- А….аа… Гарри….Я… Ты… Ты все слышал?
Медленно подходя к ней, парень кивнул. Её начало трясти, а с ресниц были готовы сорваться слёзы.
- Великий Мерлин…. – она отступила на шаг назад и уперлась в стену, по которой медленно сползла вниз и, сев на корточки, обхватила колени трясущимися руками. - Великий Мерлин, нет….
В следующее мгновение Гарри оказался рядом с ней и, опустившись на колени, нерешительно приобнял подругу за плечи.
-Гермиона, всё в порядке….
Девушка заплакала.
- Нет, я не могу…. Гарри, ты…Ты, наверно, думаешь, что я сошла с ума, ты ненавидишь меня…. –волшебница очень испугалась. Он всё слышал. И, скорее всего, думает, что она эмоционально нестабильна и психически неуравновешенна, и будет теперь донимать его своими чувствами. И очень боялась, что друг разорвёт с ней все отношения, и они больше никогда не поговорят, как близкие люди. Гарри её бросит. Последняя вещь, которую она сейчас ожидала – его руки, обернувшиеся вокруг её плеч. Поражённая и напуганная, неспособная найти выход из положения и придумать себе оправдание, Гермиона попробовала вырваться из его объятий.
- Нет, Гарри, нет, я не могу, ты не можешь, нет….
Но тот не отпускал. Сначала он с легкостью блокировал все её слабые попытки вырваться, а потом привлёк к себе и, положив голову себе на плечо, начал слегка покачивать девушку из стороны в сторону, шепча ей на ухо успокаивающие слова. Вскоре она перестала сопротивляться и дала волю эмоциям, выплакивая все свои одинокие ночи ему в плечо. Руки волшебницы сжимали его талию так, будто это последнее, что её держит на этом свете.
Немного погодя – парень не смотрел на часы – подругу перестало трясти, а слёзы закончились. Он всё ещё её обнимал, гладя по шелковистым волосам. Гарри чувствовал её запах…. Аромат, которому не было названия, но так пахла только Гермиона. Он поцеловал её в макушку и почувствовал, как по телу девушки пробежала дрожь. Поттер приподнял её подбородок пальцем и попробовал поймать взгляд.
- Теперь всё хорошо?
Волшебница ладошкой вытерла слезы и несчастно кивнула, не решаясь на него посмотреть.
- Да, думаю, что да. Ты… ты не сердишься? И не бросишь меня? Мы всё ещё друзья?
- Гермиона, почему я должен бросить своего лучшего друга? И, кроме того, разве ты не слышала вопрос, который я тебе задал?
Она неопределённо тряхнула головой. Ей совсем не хотелось об этом думать.
Парень грустно поинтересовался:
- Я спросил: а что, если ты неправа? Что если… если… - он громко сглотнул, борясь с волнением, - Что, если я тоже тебя люблю?
Девушка покачала головой, по-прежнему смотря в пол.
- Неправда. Ты не можешь. Ты любишь Джинни, - тихо сказала она дрожащим голосом.
Он тоже медленно покачал головой.
- Нет. Я не люблю Джинни. Конечно, я за неё волнуюсь, но это не любовь. И не думаю, что вообще её любил. Буду справедливым – она очень весёлая, и мы можем поговорить о квиддиче; она яркая, но я её не люблю. Но есть одна человек, которого я люблю ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Она красива, хоть и отрицает это. Она не позволяет себе увидеть собственные достоинства, потому что относится к себе слишком критично. У неё удивительные глаза, которые, если долго в них смотреть, затянут вас в свои глубины. Её каштановые волосы с оттенком меди настолько же неукротимы, как и характер. Она умница, настоящий гений, самая умная ведьма в Хогвартсе. За последние семь лет она прочла больше книг, чем обычный человек осилит за всю жизнь. Я даже подозреваю, что львиную долю книг хогвартской библиотеки она может процитировать на память. Она добрая и заботливая. И, кажется, у неё стоит какой-то датчик, с помощью которого она всегда знает, что мне нужно, и что я чувствую.
Гермиона не верила своим ушам. Она видела, как волнуется Гарри, и думала, что он закончил, но не тут то было.
- У неё решительный и упрямый характер и свободный дух, готовый бросить вызов обществу. Она готова помогать всем, даже если это никто не оценит. Она не боится высказывать своё мнение, но при этом обладает тактом. И, несмотря на то, что она утверждает, будто не любит квиддич, я нашел в её комнате две книги: по искусству полёта и тактике квиддича. – Гарри почувствовал, как по телу девушки прошла дрожь, и понадеялся, что это от смеха. – У неё отличное чувство юмора и острый язычок. Она не встречает людей по одёжке и всегда готова дать оступившемуся второй шанс. Она помогает людям работать над ошибками. И готова пожертвовать своим временем и принципами, чтобы помочь. У неё огромное и доброе сердце. Она – мой лучший друг. Она – девушка, которую я люблю.
После этих слов волшебница вскинула голову и посмотрела ему в глаза – зелёные встретились с карими. Не отрывая пристального взгляда, она прошептала:
- Гарри Джеймс Поттер, надеюсь, это не шутка, иначе я никогда тебе этого не прощу.
Её сердце громко стучало, разгоняя кровь по венам. Гермиона не спешила давать волю надежде и счастью, которые, помимо её воли, расцветали в душе. Она хотела… нет, она просто обязана убедиться, что он говорит правду. Девушка не отводила взгляд и чувствовала, как её затягивает в зелёные омуты, и она в них теряется, забывая обо всём.
- Я люблю тебя, Гарри.
Гарри изучал прекрасные глаза цвета шоколада. Они лучились таким теплом и любовью, что парень с удивлением спрашивал себя, почему не замечал этого раньше.
- Я тоже люблю тебя, Гермиона. – Поттер ощутил, как она вздрогнула. Протянув руку, он нежно погладил её по щеке, чувствуя под пальцами тёплую и бархатистую кожу. Карие глаза закрылись, губы немного приоткрылись, и с них сорвался едва слышный стон. Это стало последней каплей: парень наклонился вперёд, коснулся её губ, на секунду прихватил нижнюю, а потом вовлёк девушку в нежный поцелуй любви.

Гермиона подумала, что умрёт от блаженства в его объятиях. Когда Гарри коснулся её лица, эмоции начали зашкаливать, и она просто наслаждалась, ощущая его пальцы на своей коже. Волшебница закрыла глаза и застонала. А когда он наклонился и поцеловал её... появилось чувство, что она рассыпалась на миллионы атомов и вновь собралась в единое целое, только в новом порядке. Ей казалось, что она сейчас растает. Не способная сопротивляться своим чувствам и желаниям тела, девушка притянула любимого ближе, углубляя поцелуй и подключая язык. Мгновение, и их языки исследуют друг друга, пробуют на вкус, борются. Кажется, через их тела пропустили электрический ток.
Время вокруг них остановилось. Гарри чувствовал, как его охватывает невероятное тепло и счастье, а в душе звучит неведомая песнь, затрагивающая неизвестные до этого момента струны его души. Это было фантастическое ощущение, и ему очень хотелось, что оно не пропадало.
Наконец, когда воздух в лёгких закончился, они неохотно разорвали поцелуй. Только тогда Поттер понял, что сидит на ледяном и жёстком полу, и это несколько неудобно. Пробуя отдышаться, он открыл глаза и посмотрел на Гермиону – его любимую. А в ответ получил пристальный взгляд. Сейчас не нужны слова – их души приносили клятву верности друг другу. Наконец к Гарри вернулся дар речи.
- Не знаю, что ты думаешь, но мне кажется – лучше вернуться в комнату. Здесь довольно прохладно и моя задница замёрзла.
Девушка соблазнительно усмехнулась:
- Весьма симпатичная задница.
Он покраснел, надеясь, что в темноте будет незаметно. Гермиона хихикнула. Нда, не повезло - от всезнающей подруги не спасёт никакая темнота. Такое девчачье хихиканье стало для него откровением, но ему понравилось.
- Вставай. Нам лучше вернуться в постель.
Гарри поднялся и помог встать любимой. И тут же заключил её в объятия. Прижав девушку к себе, он вдыхал её неповторимый аромат, наслаждаясь этой близостью. Парень вернулся с небес на землю, когда она немного от него отодвинулась и, подняв голову, спросила:
- Моя комната или твоя?
Он шокировано замер.
- Ч-что?
Гермиона насмешливо вскинула бровь.
- Гарри Поттер, неужели ты думаешь, что когда мальчик…. парень… которого я тайно любила столько лет, только что признался мне в любви, я буду спать в одиночестве? – Девушка сделала паузу - О! – на её лице появилось несколько растерянное выражение, - мы к этому не готовы. Я всего лишь хочу провести ночь в твоих объятиях, чтобы, проснувшись утром, точно знать, что мне всё это не приснилось.
Он застенчиво улыбнулся.
- Если это сон, то не уверен, что хочу просыпаться.
- Я тоже.
Их окутала уютная тишина.
- Твоя. Хм… моя… несколько не прибрана.
- Мальчишки, - вздохнув, Гермиона взяла его за руку и повела в спальню. Когда волшебница скинула халатик и медленно повернулась к Гарри, тот вспыхнул. Её пижамка была довольно свободна, но дразняще обтягивала соблазнительные формы, словно намекая, какое сокровище скрывает.
- Наслаждаешься видом?
Она снова хихикнула, а парень закрыл лицо руками.
- С каких пор ты стала соблазнительницей?
Поттер почувствовал движение её рук, которые ловко развязали пояс его халата, позволяя одежде упасть на пол. Гарри оказался перед любимой в одних боксерах.
- С тех пор, как у меня появился кто-то, достойный соблазнения.
Он почувствовал, как её пальчики ласково пробегают по груди, вызывая сладкую дрожь. Девушка взяла его за руку и повела к кровати. Они легли и обнялись. Гермиона при этом прижалась спиной к его груди. Парень одной рукой обнял её за талию, а пальцами другой бережно сжал ладошку. Она пошевелила упругой попкой, прижавшись к его чувствительному органу и вызывая стон.
- Распутница.
Волшебница рассмеялась и прижалась крепче. Ненадолго они замерли, упиваясь близостью и наслаждаясь теплом друг друга. Гермиона уже засыпала, когда услышала шёпот над ухом:
- Я люблю тебя.
Она счастливо улыбнулась:
- Я тоже тебя люблю.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
kraaДата: Пятница, 03.08.2012, 16:48 | Сообщение # 14
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 3047
« 1677 »
Cargerdree, эти книжные герои викторианской эпохи! Какие они стеснительные, дезориентированные, ничего не понимающие и им нужен Проводник, объясняющий им все, что с ним происходит, как им бывать! Будьто, Джейн Остин написала.
А, потом, вдруг, прыгают без всякого стыда в постели. Как совершенно новые люди.
Знаешь, такое в жизни уже не бывает, давно такое не существовало. Каждый борется за себя и свое счастье и из рук не выпускает, никому в отступку не идет.
Я, конечно, эту историю давно читала. Моих списков видел?



Без паника!!!
 
CargerdreeДата: Пятница, 03.08.2012, 16:53 | Сообщение # 15
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, нет, не видел списки твои.. можно ссылку?)


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Суббота, 04.08.2012, 15:40 | Сообщение # 16
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
К чему приводит ревность



P.S.я этот перевод сделала по просьбе моей подруги. Мне не очень нравится эта история, характеры больше похожи на карикатурных героев и сюжет странный. Но раз уж пообещала... Я в этом переводе позволила себе некоторые вольности, чтобы сделать сюжет более реалистичным... Завтра надеюсь вас порадовать более интересным рассказом)))
P.S.S. Проверено Greykot - спасибо!!)))

Гермиона Грейнджер резко потёрла глаза, пробуя остановить слезы, когда услышала за спиной шаги.
- Как ты меня нашёл? – не оборачиваясь, спросила она.
- Брось, Гермиона, ты ведь знаешь ответ, - усмехнулся тот, кто подошёл, и сел рядом с ней на резную скамейку.
- Полагаю, там присутствовали слова: «торжественно клянусь, что замышляю только шалость», - девушка едва заметно улыбнулась.
- Верно, мисс Грейнджер, десять баллов Гриффиндору, - улыбнулся парень, очень похоже сымитировав строгий тон с шотландским акцентом.
На этот раз улыбка была широкой.
- Так как ты себя чувствуешь? – спросил он, приобняв волшебницу за плечи.
- Гораздо лучше, - она склонила голову ему на плечо и прикрыла глаза.
- Это хорошо, - парень задрал голову вверх и посмотрел на яркие звезды. Гермиона сделала то же самое.
- Как у тебя это получается? – внезапно спросила девушка.
- Что?
- Гарри, ты знаешь, что я имею в виду. Как тебе удаётся привести мои чувства и эмоции в порядок? И помочь почувствовать себя лучше? – Гермиона пристально смотрела на лучшего друга.
Гарри Поттер отвёл взгляд от загадочных и далеких звезд, заглянул в глаза лучшей подруге и улыбнулся.
- Просто не хочу, чтобы ты грустила, - пожал он плечами.
Девушка кивнула и вновь откинула голову ему на плечо. Прошло немало времени, пока Гарри не решился нарушить уютную тишину.
- Что на этот раз?
- То же самое. Его неуверенность в себе, и, как следствие – бесконтрольная ревность безо всякого повода. Он ревнует меня к любому парню, который подходит ко мне ближе, чем на метр, – вздохнула Гермиона.
Лучший друг кивнул и притянул её ближе, чтобы согреть, потому что почувствовал, что девушку трясёт.
- Почему он не может понять, что раз я встречаюсь с ним, то выбрала его и не ищу ему замену?
- Мммм…..
Их снова окутала тишина. В такие моменты они были очень рады, что рядом есть друг, и больше им сейчас никто не нужен. Можно просто сидеть вместе, погрузившись в свои мысли, или просто созерцать окружающий мир и умиротворённо слушать дыхание друг друга. К сожалению, их молчаливую идиллию грубо прервали.
- ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ, САЛАМАНРА ВАС СОЖГИ?!
Друзья резко подскочили и оглянулись: позади скамейки стоял человек, который просто пылал гневом. Рон Уизли, парень Гермионы и второй лучший друг Гарри.
- Что ты имеешь в виду, Рон? – спокойно спросил Избранный и сделал шаг вперёд, на всякий случай прикрывая подругу от вышедшего из себя рыжего.
- Почему твои лапы на моей девушке, Поттер? – прорычал Уизли.
Гарри вздохнул и закатил глаза – привычка, которую он перенял у Гермионы.
- Я всего лишь успокаиваю моего друга, - он был само хладнокровие.
- Неправда, ты просто ждал подходящего случая, или когда мы поссоримся, чтобы украсть то, что принадлежит мне! – заорал Рон.
- Принадлежит тебе? – воскликнула девушка, распахнув глаза, и шагнула вперёд, вставая рядом с Гарри.
- Да, мне. Ты – моя девушка, а значит, принадлежишь мне! – Уизли сказал это таким тоном, словно говорил о самой очевидной вещи на свете.
- Я не вещь, Рональд. И никому не принадлежу! – воскликнула Гермиона. «А если бы и могла, то это был бы Гарри» - добавила она про себя. И сама удивилась своим мыслям.
Лучший друг посмотрел ей в глаза и очаровательно улыбнулся, а в ответ получил такую же улыбку. Весь Хогвартс был в курсе, что Поттер и Грейнджер могут читать мысли друг друга, не прибегая к легиллименции.
Рон, прекрасно видевший этот обмен улыбками, просто взорвался:
- Вот что, Поттер – это последний раз, когда ты забрал что-то, принадлежащее мне, - заорал он и выхватил палочку.
Но Гарри уже давно сжимал свою палочку в руке, поскольку видел, что ещё один лучший друг пребывает в состоянии крайнего бешенства, и был готов к нападению. Стоило Рону взмахнуть палочкой и начать говорить: «кру…», как в него тут же полетело два оглушающих заклинания. Гарри повернул голову и увидел Гермиону с палочкой в руке.
- Полагаю, люди говорят правду, - с какой-то нервной усмешкой сказал он. Девушка с любопытством посмотрела ему в глаза. - Умные люди реагируют одинаково, - закончил Поттер свою мысль.
В ответ Гермиона только нервно рассмеялась, но вскоре смех перешел в слёзы. Она уткнулась Гарри в плечо, а он успокаивающе гладил её по голове. Девушка оплакивала свою несостоявшуюся любовь и только что закончившийся роман. После всего, что здесь случилось, Рон их не простит. Впрочем, как и она сама. Наконец успокоившись, волшебница подняла глаза на своего лучшего друга и кивнула в ответ на вопрос, который светился в его глазах.
- Он ведь хотел….
- Не уверен, но кажется, да. Правда, сомневаюсь, что у Рона получилось бы Непростительное...
Гермиона просто покачала головой, и они направились в замок, левитируя бессознательного Уизли. Отнеся его в больничное крыло, пара направилась к декану, чтобы рассказать ей, что случилось, потому что завтра Рон может сочинить такое, что им обоим это выйдет боком.
- Таким образом, профессор, у меня не оставалось другого выхода, кроме как оглушить Рона, - закончил Гарри свою речь.
- Я понимаю, мистер Поттер, что вы были вынуждены так поступить. Мистер Уизли не может контролировать свой темперамент. Я рада, что вы пришли ко мне и всё рассказали. И так как это не ваша вина, то я не буду снимать баллы с факультета. Можете идти, – кивнула им МакГонагалл.
Гарри поблагодарил декана и направился к выходу.
- Профессор, а что будет с Роном? – устало спросила Гермиона.
- За попытку нападения на студента своего факультета Рональд Уизли лишается значка старосты, и о его поведении сообщат родителям.
Друзья кивнули – это было справедливо: обязанности старосты Рон и так не выполнял, свалив всё на напарницу, а кто лучше Молли Уизли сможет вправить мозги её младшему сыну.
***
На следующее утро Хогвартс гудел от слухов, как растревоженный улей. По словам одних – Рон застал целующихся Гарри и Гермиону, по словам других – Поттер поймал Уизли, когда тот пытался изнасиловать Грейнджер. Староста на седьмом курсе стала очень популярна, и все ждали, когда уже, наконец, закончится странный роман между Уизли и Грейнджер. Никто не сомневался, что их постоянные ссоры – признак близкого разрыва отношений. К тому же всем было известно, что самый главный защитник гриффиндорской всезнайки – знаменитый Мальчик-Который-Выжил.
- С добрым утром, Гермиона.
- С добрым, Гарри.
- Как тебе последний слух? – усмехнулся Поттер.
Девушка закатила глаза, но при этом весело улыбнулась. Ночью она почти не спала, размышляя о своём романе с Роном, о дружбе с Гарри, о «Золотом Трио» и о том, что теперь будет. И догадывалась, что теперь всё изменится, и многое останется в прошлом. Но сейчас, увидев улыбку Поттера, она поняла – неважно, что с ними больше не будет рыжего, а важно, что Гарри по-прежнему рядом – он её поддерживает, и она ему нужна.
- Привет, ребята, - улыбнулся Невилл, сев рядом с ними.
- Доброе утро, Невилл, - хором ответили те.
- Мерлин, когда вы так делаете – я пугаюсь, - сказал Симус, плюхаясь рядом с Невиллом.
Гарри и Гермиона с удивлением воззрились на Финнигана, потом – друг на друга, после чего, так и не поняв, о чём речь, синхронно пожали плечами.
- Когда вы говорите одновременно, - пояснил Симус.
- Мы этого не делаем, - возразил Поттер и взглядом попросил у девушки поддержки.
Та покачала головой и одновременно с лучшим другом положила еду на тарелку.
- Ладно, неважно. Так что же вчера произошло? – любопытства в голосе однокурсника не услышал бы только глухой.
- А почему я должна тебе рассказывать, Финниган? – Гермиона посмотрела на парня, вопросительно вскинув бровь, одновременно пристраивая слева от себя книгу и открывая на нужной странице.
- Потому что мы беспокоимся о тебе и хотим знать, что нам сделать с Уизли, когда он выйдет из больничного крыла, - ответил на её вопрос Дин, садясь рядом с Симусом.
Волшебница улыбнулась.
Помимо Гарри, который был главным защитником Гермионы, все парни Гриффиндора считали, что обязаны защищать девушек со своего факультета.
- Спасибо, мальчики, за беспокойство, но я думаю, что прекрасно справлюсь сама, – заявила она, не отрывая взгляда от книги.
- И, кроме того, у неё есть Гарри, который оберегает её двадцать четыре часа в сутки, - хмыкнула Лаванда, усаживаясь напротив них.
Парни за гриффиндорским столом, да и вообще в Хогвартсе, как и многие за пределами школы, боялись злить Гарри. Все знали, что если обидишь Гермиону Грейнджер, то будешь иметь дело с Мальчиком-Который-Победил-Волдеморта.
Когда в дверях появился Рон, Большой зал окутала тишина. Тот, не обращая ни на кого внимания, сел на противоположный от бывших друзей конец стола, бросив на них убийственный взгляд.
***
Когда закончились уроки, Гарри и Гермиона, чтобы не сталкиваться в общей гостиной с рыжим, направились в Выручай-комнату.
- Как прошла Нумерология? – спросил парень, опускаясь на диван.
- Нормально, но было бы лучше, если бы каждая девочка не подходила ко мне и не спрашивала, не нуждаюсь ли я в какой-нибудь помощи, - волшебница закатила глаза.
Поттер вздохнул.
- Нам надо решить, что делать с Роном, потому что он не оставит нас в покое и будет раз за разом нарываться на конфликт.
- Понятия не имею, что делать, но думаю, нужно закончить эту историю как можно скорее. И хочется, чтобы рядом, на всякий случай, было несколько гриффиндорцев, - пожала плечами девушка.
- Мне даже страшно представить, во что всё это может вылиться. И думаю, что преподаватель нам тоже не помешает, - Гарри взлохматил волосы.
Гермиона наклонила голову и посмотрела на него.
- Ты думаешь, это хорошая идея – привлечь преподавателя? Всё-таки он – наш друг…. Был.
- Вот именно – был! Пока не начал вести себя, как свинья. От его взрывного темперамента наш факультет потерял кучу баллов. Когда он нужен, его никогда нет рядом, а всё, что его интересует – еда и квиддич. И, кроме того, получив себе в девушки самую лучшую девочку на свете, он вместо того, чтобы сдувать с неё пылинки, каждый день доводил её до слёз.
Волшебница одарила его странным взглядом.
- Хорошо, и кого мы попросим?
- Думаю, МакГонагалл. Она уже в курсе событий, и к тому же справедлива. Ну и, помимо этого, она – наш декан и заместитель директора. – Парень посмотрел на лучшую подругу.
Та согласно кивнула и легла на диван, положив голову ему на колени. Их окутала мягкая тишина. Пальцы Гарри запутались в локонах Гермионы, и девушка едва не стонала от удовольствия от этих нежных прикосновений.
- Почему он не может так же? – тихо спросила она.
Поттер удивлённо взглянул на подругу. Та, поняв его недоумение, пояснила:
- Мы с тобой можем спокойно общаться, нам уютно вместе молчать, да и просто хорошо друг рядом с другом. Почему же у нас с Роном так не получилось? – жалобно проскулила староста.
Гарри вздохнул и покачал головой.
- Я понятия не имею, Гермиона, но мне кажется, ты не должна сравнивать нашу с тобой дружбу с твоим романом с Роном.
Девушка кивнула.
Она знала, что её отношения с Гарри серьёзно отличаются от ситуации с Роном. И вовсе не потому, что они с Уизли встречаются… встречались, а потому что между ней и Поттером есть какая-то связь. Он никогда её не прерывал, а внимательно слушал. Тогда как Рон – наоборот, хотел, чтобы слушали только его. Девушка прекрасно понимала, что рыжику это необходимо, поскольку он вырос в тени братьев, а оказавшись в школе, сразу же стал тенью Гарри. Она всё это знала и понимала, но быть вечным слушателем Рональда Уизли, который только и может, что говорить о квиддиче и еде, ну, ещё о шахматах – это выше её сил. Гермиона долго терпела, надеялась - он вырастет, поймёт, оценит её преданность, но время шло, а изменений не было. Что касается Гарри, то когда они ссорились, что случалось очень редко, тот всегда извинялся первым. Рон же – никогда: рыжий всегда утверждал, что виновата она, и, по его мнению, подруга принижает его достоинство. Девушка считала, что у них с Гарри замечательная дружба – лучшая из всех, какая только может быть, но ей всегда казалось, что за этим скрывается нечто большее. Когда она обнимала Гарри или целовала в щёку, независимо от ситуации и обстановки, волшебница чувствовала огромное напряжение, а сердце начинало биться, как бешеное.

Поттер же знал, что любит свою лучшую подругу, но опасался ей это говорить. Сначала - из-за угрозы со стороны Волдеморта, потом – просто боялся отказа, а когда всё-таки решился… оказалось, что Рон его опередил. Тогда он отошёл в сторону и просто её поддерживал, когда это было необходимо – был её другом. Парень честно пытался сгладить их отношения и не раз проводил с рыжим разъяснительные беседы, стараясь донести до него, чего заслуживает его девушка; вытирал слёзы Гермионе и просил дать «ещё один шанс» Уизли. Но когда в очередной раз её обнимал, то понимал, что хочет большего – прижать к себе покрепче, раствориться в её запахе, прикоснуться к этим манящим губам и вместе падать в пропасть, которую называют любовью. Но, в конце концов, он был счастлив и тем, что был её другом.
Почувствовав, что пальцы Гарри гладят её по щеке, Гермиона закрыла глаза, просто упиваясь этими прикосновениями. И, помимо знакомого напряжения, появилось что-то ещё – оно поднялось из глубины души, и по телу пробежала приятная дрожь. Она распахнула глаза и увидела уже не лучшего друга, а любимого человека.
- Гарри? – прошептала девушка.
Парень посмотрел в глаза любимой – самые прекрасные на свете карие глаза, и улыбнулся. И получил ответную улыбку – как обычно, они поняли друг друга без слов. Он помог ей сесть и наконец сделал то, о чём так долго мечтал. Когда Гермиона почувствовала его губы на своих, по телу пробежала дрожь – ей показалось, что внутри вспыхнуло пламя, опаляя тело и душу. Поцелуй длился несколько минут, но для них они равнялись вечности.

У Рональда Уизли был плохой день. Сначала его предал чёртов лучший друг и бросила девушка. Потом у него отобрали значок старосты и лишили всех привилегий. Но самое худшее – Поттер украл у него Гермиону. Нарастающий гнев затмевал всё вокруг, поэтому Рон не обращал внимания ни на что.
Когда он вошёл в гриффиндорскую гостиную, то увидел там не только товарищей по факультету, но и парочку участников АД, а также профессора МакГонагалл.
- Что здесь происходит? – остановился Уизли.
- Нам просто необходимо уладить несколько вопросов, Рональд, - строго заявила Гермиона.
Рыжий увидел, что его бывшая девушка сидит на диване рядом с Поттером. Только он собрался выхватить палочку и показать этим двум предателям, что значит обманывать Рональда Биллиуса Уизли, как та выскользнула из кармана и опустилась в вытянутую руку чёртова Гарри Поттера.
- Мы не хотим, чтобы повторилось то, что случилось вчера вечером, Рон. Именно поэтому я попросил профессора помочь нам уладить конфликт, - спокойно сказал Гарри, передавая палочку Рона МакГонагалл.
- Поттер, что твоя рука делает на моей девушке? – прорычал рыжий.
- Нет, я больше не твоя девушка, Рональд. И отныне даже не считаю тебя другом, – спокойно сказала Гермиона.
- Что ты с ней сделал? – заорал Рон, впиваясь взглядом в Мальчика-Который-Выжил.
- Я ничего не делал – просто был её другом. А вот ты сделал достаточно, - голос Поттера был по-прежнему спокоен.
- Ты промыл ей мозги? Дал любовное зелье? Это незаконно! Ха! Тебя должны арестовать! – закричал рыжий.
Он не заметил, как ребята из АД направили на него свои палочки, чтобы моментально оглушить, если ему придёт в голову помахать кулаками. Но Гарри взмахом руки попросил их опустить палочки, потому что надеялся разрешить конфликт мирно, без проклятий.
- Рон, ты что, первый день меня знаешь? – устало спросил парень у бывшего лучшего друга.
- Я точно знаю, кто ты, Поттер. Обожающий внимание придурок, которому абсолютно наплевать на чувства других, – выдохнул Уизли, пытаясь взять свой гнев под контроль.
- И ты мне это говоришь после семи лет дружбы? Зачем ты со мной дружил, Рон, если никогда не видел меня настоящего? – Гарри печально покачал головой.
Рыжий только зло сверкнул глазами, мысленно насылая на Мальчика-Который-Выжил всевозможные кары.
- С тех пор, как меня оставили на пороге Дурслей, я прошел ад. Для своих родственников я был домовым эльфом, у тебя же была семья, которая беспокоилась за тебя, любила и оберегала. В то время, как меня избивали, чтобы выбить «дурь», тебя кормили вкуснейшими обедами и учили летать. Мой самый счастливый день за первые одиннадцать лет жизни – когда ко мне приехал Хагрид и рассказал, что я – волшебник. Для того, чтобы вызвать настоящего Патронуса, мне пришлось выдумать счастливое воспоминание, а ты не знал, какое из них выбрать. Когда я попал в Хогвартс, оказалось, что опять отличаюсь от всех, и за каждым моим шагом наблюдают, а стоит мне ошибиться или оступиться, об этом мгновенно узнаёт вся школа. Все вокруг видят меня только как чёртова Мальчика-Который-Выжил-и-Победил-Волдеморта. И единственный человек, которому всё равно, как меня называют, который видит мою душу и знает меня настоящего, сидит рядом со мной.
Участники АД, да и гриффиндорцы тоже, с ужасом, а некоторые и со слезами, взирали на своего героя. Даже строгий декан выглядела взволнованно.
Рон же был настолько сердит, что совсем не обратил внимания на слова бывшего лучшего друга.
- У тебя есть деньги, слава, популярность, а теперь ещё и моя девушка. У меня же нет ничего, кроме статуса «лучший друг героя магического мира»! – зло бросил Уизли.
Присутствующие почувствовали отвращение к этому человеку, который, казалось, не слышит никого, кроме себя.
Гарри просто устало покачал головой, а за него ответила Гермиона:
- Ему ничего этого не надо. Он бы с радостью отдал всё свое богатство, славу и известность, если бы это могло вернуть жизнь его родителям и крёстному.
Рон презрительно фыркнул. А Гарри устало помассировал переносицу – он видел, что его слова не достигли цели, поэтому только нахмурился и ещё раз покачал головой.
- Я не знаю, почему поощрял ваш с Гермионой роман, и почему раз за разом помогал вам мириться. Всё, что ты делал – доводил её до слез. Она замечательный, добрый и верный человек, и к ней нужно относиться, как к принцессе. Но ты, Уизли, так не смог понять, каким сокровищем обладал.
Рон в ответ только зарычал и залился краской.
- Я больше не собираюсь стоять в стороне и смотреть, как ты её изводишь. Тебе лучше уйти и спокойно доучиться до конца года. И если ты ещё хоть раз обидишь МОЮ девушку, то даже Св. Мунго тебе не поможет, – голос Героя магического мира звучал твёрдо и внушительно.
- Это угроза, Поттер? – с издевкой спросил рыжий.
- Нет, Уизли. Это обещание.
После этих слов Гарри яростно сверкнул глазами и выпустил немного своей силы, надеясь, что последнее подтвердит серьёзность его заявления.
Все присутствующие почувствовали сильную ауру и поклялись, что больше никогда не будут выводить парня из себя.
Но Рональд Уизли был абсолютно непробиваем. Его разум был во власти эмоций и гнева, поэтому он совсем не обратил внимания, что бывший лучший друг может превратить его в пыль одним взглядом. Рыжий начал разрабатывать план, как разом наказать бывшего лучшего друга и девушку. Ну и подумаешь, что это противозаконно. Единственный, кого он не учёл – Гарри.
- Даже не думай, Уизли, - внезапно заорал Поттер, вскочив с дивана.
Все озадаченно на него посмотрели, не понимая, в чём дело.
- Да как ты смеешь читать мои мысли, - заорал в ответ Рон.
- Мне совсем не нужно использовать легиллименцию, чтобы узнать, о чём ты думаешь. Всё написано у тебя на лице, - фыркнул Гарри, изо всех сил стараясь успокоиться.
Гермиона моргнула, пытаясь сообразить, что могло настолько разозлить любимого, и тут её озарило. Она поняла, что задумал Рон, и испугалась, что тот может привести свой план в исполнение. Но чувствуя, что Гарри рядом, ощущая его силу и уверенность, девушка поборола боязнь. И теперь на смену пришёл гнев.
- Как ты собираешься это сделать без своей палочки?
На то, чтобы сообразить, что же всё-таки задумал Рон, остальным потребовалась несколько секунд, после чего относиться к рыжему стали хуже, чем к Снейпу и Малфою.
МакГонагалл решила, что услышала достаточно, и то, что один из гриффиндорцев замыслил насилие над её любимой ученицей, только подтвердило правильность её выводов.
- Мистер Уизли, проследуйте за мной в кабинет директора. Нас ждёт разговор с профессором Дамблдором и Вашими родителями, - её голос был суше и строже, чем обычно.
***
Рона не исключили из Хогвартса. Вместо этого он досрочно сдал ЖАБА на весьма посредственные оценки и уехал из страны. Его родители были очень расстроены поведением своего младшего сына и, несмотря на заверения его бывших лучших друзей, что всё в порядке, и они не держат зла на семью Уизли, неоднократно приносили им извинения.
А Гарри и Гермиона наслаждались обществом друг друга, совершенно не скрывая своих новых отношений. Как выяснилось, едва ли вся школа участвовала в своеобразном тотализаторе, где нужно было угадать, когда они начнут встречаться. И пока парочка целовалась в каком-нибудь укромном уголке, кое-кто из студентов неплохо на них заработал.

P.S.S.Огромное спасибо Некроманту за проверку этой главы и предложение по ее улучшению.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
merovingerДата: Суббота, 04.08.2012, 18:20 | Сообщение # 17
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Все эти рассказы есть на хоге. Всего их там больше 45.

да ладно?? я думаю если кто хотел и мог, да и знал что это так, не вижу смысла в вашем посту..
 
kraaДата: Суббота, 04.08.2012, 18:26 | Сообщение # 18
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 3047
« 1677 »
Cargerdree, эта история - Ревность и новое начало(?), хоть и урезанная персонажами, мне нравится. Шелти очень любит писать истории с белым накалом. А я их - читать.
Снова, спасибо за перевод.

ПС. Разобрался с дневником?



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Суббота, 04.08.2012, 18:28
 
CargerdreeДата: Суббота, 04.08.2012, 19:11 | Сообщение # 19
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, да, спасибо, очень много вкусностей
а насчет фанфика, это не мои переводы, но и мой тут тоже будет, как только алекс приедет, а что насчет "Его вдохновения"? не будешь бетить, что бы я тут выложил его?)



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Воскресенье, 05.08.2012, 18:24 | Сообщение # 20
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Записка



Спасибо всем за отзывы, они здорово стимулируют переводить дальше.
Теперь у меня появилась замечательная бета MalfoyGirl, надеюсь мы вместе с ней будем и дальше вас радовать. Спасибо ей огромное)))
Хотелось бы сказать отдельное спасибо Artur Pukitis за такое письмо и особенно за ссылку на автора, что-то я читала, но большинство нет... не поверите, но два выходных почти не отрывалась от компа)))) Спасибо)) Эта история как раз принадлежит перу этого автора.
ZAQ, эта история пока больше всего подходит под ваш запрос, но я понимаю, что вы имели в виду совсем не это, но к сожалению, истории которые у меня были удалились во время очередного слета системы и я не могу пока их найти в сети. Ищу, будем надеяться, что их поиск не займет слишком много времени)))

PSS Огромнейшее спасибо Greykot который нашел время для вычитки моих старых ляпов. Ты самый лучший бета на свете))))))

Записка

С того дня, как Гермиона переселилась в одну квартиру с Роном, прошло уже больше двух месяцев. И вот уже два месяца она не видела своего лучшего друга – Гарри Поттера, и начала волноваться, что их дружба дала трещину. На самом деле девушка переживала по этому поводу уже месяц – с тех пор, как они с Роном обручились в «Норе». Молли Уизли настояла на том, чтобы их помолвку отметили именно там, поскольку была свято уверена, что родители Гермионы – магглы – не смогут справиться с таким наплывом волшебников.
Поначалу Гермиона ещё как-то пыталась сопротивляться напору будущей свекрови, желая устроить праздник так, как нравится ей. Но, в конце - концов, сдалась и позволила властной женщине всё сделать по-своему. Самым большим разочарованием для девушки в тот день стало отсутствие Гарри. Рон её успокаивал – говорил, что послал ему приглашение, и раз Поттер не появился, значит, выполняет какое-то важное задание. Волшебница с доводами жениха согласилась, но на душе у неё всё равно скребли кошки.
Сегодня девушка закончила работу пораньше, поскольку ей необходимо было заглянуть в Косой переулок и приобрести несколько редких книг. Она была ассистентом профессора МакГонагалл, которая, будучи директором Хогвартса, не хотела оставлять преподавательскую деятельность. Но на то, чтобы вести занятия у всех студентов, времени у неё не было, поэтому Минерва оставила себе только седьмой курс, а остальным преподавала Гермиона.
После визита во "Флориш и Боттс" она заодно заглянула к мадам Малкин, чтобы забрать новые мантии. И, тем не менее, у неё осталось несколько свободных часов, и девушка решила заглянуть к Гарри. Там-то у него не будет возможности от неё сбежать, а то, похоже, последние два месяца лучший друг занимается именно этим. Зайдя в Министерство, Гермиона направилась в отдел волшебного правопорядка, где тот работал.
Гарри в офисе не было, и вообще его кабинет выглядел так, будто там давным-давно никто не бывал. На выходе из отдела девушка столкнулась с министром Бруствером.
- Гермиона, вот так сюрприз! Мы не виделись три… или четыре месяца? - поприветствовал он её с широкой улыбкой.
- Да, Кингсли, как дела? Как работа? - радостно улыбнулась волшебница, обнимая его.
- Сказать по правде – с тех пор, как вы с Гарри прикончили Волдеморта и его шайку, у меня нет ни минуты свободного времени. Кстати, как там Гарри? Я уже давно не получал от него никаких известий, - сказал Кингсли, резко потянув девушку на себя, чтобы её не сбил с ног пробегающий мимо аврор-стажёр.
- Что ты имеешь в виду? Разве ты не знаешь, где Гарри? – взволнованно спросила Гермиона и нахмурилась.
- Я не видел его с тех пор, как колдомедики отпустили его после ранения домой, - в голосе министра зазвучали тревожные нотки. – Только не говори мне, что он ничего вам не сказал.
- Когда он был ранен? – она судорожно сглотнула.
- Сейчас, минутку... - министр достал из кармана блокнот. – Ага, вот: Гарри доставили в Св. Мунго двадцать третьего мая, и я даже помню, как с ним долго ругались целители, не желая выпускать из-под надзора. Но он убедил их, что дома ждут два лучших друга, которые подлатают его в мгновение ока.
- Кингсли, спасибо! - Гермиона быстро обняла мужчину и помчалась к лифту. Она очень хорошо помнила тот день – ведь именно тогда они с Роном переехали в отдельную квартиру. Рыжий тогда остался в их прежнем жилище, чтобы поговорить с Гарри, потому что пока они перевозили вещи, тот так и не появился. Именно в тот день Рон и сделал ей предложение.
Волшебница подлетела к ближайшему камину и, бросив горсть летучего порошка, скрылась в зелёном пламени. Выйдя из камина в пункте назначения, она огляделась. В квартире было темно, занавески опущены, и казалось, что Гарри давно не открывал окно и не проветривал помещение. Девушка быстро подошла к окну, раздвинула шторы и открыла форточку, впуская свежий воздух.
Гермиона осмотрела комнату и пришла к выводу, что с того времени, как они с Роном были тут в последний раз, ничего не изменилось. Посреди гостиной всё так же стояла коробка со всяким хламом – та самая, которую она настоятельно просила выкинуть, чтобы не таскать за собой мусор. На журнальном столике лежала книга Гарри: пока жених таскал вещи, девушка её листала. Книжка по-прежнему была открыта на той самой странице, где она тогда остановилась. Возле двери валялись две мантии, которые они с Роном забыли.
Единственное отличие – пятна, покрывавшие диван и пол и подозрительно походившие на засохшую кровь. А на полу, рядом с диваном, валялся скомканный лист пергамента.
Гермиона подняла бумагу с пола, разгладила и мгновенно узнала неровные каракули Рона.

"Гарри, прежде чем вернуться домой, я пойду в бар выпить пива. Гермиона ждёт меня в нашей новой квартире. Кстати, совсем забыл тебе сказать – мы встречаемся. В принципе, я должен был это сделать давным-давно, но ты же меня знаешь. Гермиона потребовала, чтобы я тебе сообщил, что теперь мы с ней будем жить отдельно. Короче, мы отсюда съехали. Нам обязательно надо будет как-нибудь встретиться, посидеть и отметить это дело. Рон"

Девушка тщательно и аккуратно свернула записку и убрала в карман. Пустой взгляд делал её лицо по-настоящему страшным. Она вышла из гостиной и отправилась проверять остальные комнаты. Кроме засохших пятен крови на кухонном полу следов её лучшего друга нигде не было. Еда в холодильнике испортилась, и Гермиона точно могла сказать, что со дня их отъезда её не стало меньше.
Размер кровавого пятна на кровати Гарри красноречиво свидетельствовал, как сильно пострадал парень. "Мерлин великий, он вернулся домой в надежде получить помощь, а оказалось, что в квартире пусто, а его так называемые друзья исчезли, не сказав ни слова". На глаза навернулись слёзы. Она задалась вопросом – что же он теперь о ней думает, и промелькнула мысль, что после такого, вполне возможно, Гарри постарался о ней забыть. От этой мысли внутренности скрутило узлом и стало больно.
В голове крутилась настойчивая мысль, что Гарри, прямо с первого курса, всегда о ней заботился. Начиная с истории с троллем, он из года в год оберегал и защищал её от опасностей, порою ставя на кон свою жизнь, чтобы в один прекрасный день нескладная девчонка превратилась в очаровательную женщину. Прокручивая в воспоминаниях их школьные годы и складывая события как паззл, она внезапно прозрела: Гарри был ей не просто лучший друг – он, возможно, сам того не сознавая, делал всё, чтобы показать, как сильно её любит. А она... когда он очень в ней нуждался, из-за Рона её не было рядом.
Ещё раз обойдя квартиру, девушка остановилась перед камином, взмахнула палочкой и зажгла огонь. Напоследок оглянувшись на тёмную комнату, она вздохнула, бросила летучий порошок и ушла.

Рон Уизли лежал на диване. В одной руке он держал бутылку сливочного пива, а в другой был зажат журнал по квиддичу. Но ни тот ни другой предмет в данный момент его не интересовал. Рыжий решал серьёзную задачу – как затащить Гермиону в постель.
Он считал, что её дурацкая навязчивая идея – никакого секса до свадьбы – самая большая глупость на свете. Раньше существовало единственное препятствие в лице Гарри Поттера, но теперь, когда он столь блестяще от него избавился, всё, что ему нужно – доказать невесте, что секс – лучшая вещь на свете.
Но Гермиона на его внушения пока не поддавалась. Она была умнее, чем он думал. В принципе, поскольку рыжий терпел её общество, начиная с первого курса в Хогвартсе, он должен был об этом знать. Парень считал, что ждал достаточно, чтобы получить доступ ей под юбку, и теперь у него просто лопнуло терпение. "Если бы я был чёртовым Гарри Поттером, она сама прыгнула бы ко мне в постель, не словом не заикнувшись про свадьбу. Но так как я не чёртов Гарри Поттер, который убил идиота-Волдеморта, то, видите ли, должен ждать у моря погоды". - Эта мысль явно ухудшила настроение Рона. К тому же он на сто процентов был уверен, что прав. Потому что знал, что Гермиона любит Гарри. Не зря же она провела большую часть своей жизни, переживая за него, нарушая ради него правила и залечивая кровоточащие раны героя. Не добавляло оптимизма и то, что всё магическое сообщество ждало, когда же, наконец, Поттер и Грейнджер будут вместе. Последнее было одной из главных причин, почему он не сказал Гарри, что они обручились.
Рыжий считал забавным, что весь мир, кроме Гермионы, знает, что Поттер давным-давно в неё влюблён. Когда он подумал о том, насколько глупой была девушка, если дело касалось Гарри Поттера, то громко хмыкнул. Ведь та даже не подозревала, что сама любит Гарри. И Рону доставляла огромное удовольствие мысль, что после свадьбы – после того, как новоиспечённый муж ею насытится, он откроет ей глаза и на её чувства, и на чувства Поттера. Гермиона будет поймана в ловушку брака, а в это время парень, которого она любит, будет жить с разбитым сердцем.
"Прекрасно, чёртов Поттер будет долго её ждать, если, конечно, вообще будет. А всё потому, что я его опередил, сначала первым пригласив её на свидание, а потом сделав предложение. Теперь она моя, а он может идти к чёрту", - подумал рыжий и стукнул бутылкой по столику, расплескав пиво.
На самом деле, если бы у Рональда Уизли хватило логики и мозгов посмотреть на эту ситуацию с другой стороны, он бы понял, что Гермиона испытывает к нему какие-то чувства, иначе не пошла бы с ним на свидание и уж тем более не приняла бы предложение руки и сердца. Но он был настолько ослеплён ревностью и завистью к Гарри Поттеру, что не мог оценить то, что уже имел. Рыжий не видел, какую ценность представляет для своей невесты, ну, или считал, что ничего подобного просто нет. Вместо этого он придумывал "изощрённые" планы соблазнения собственной невесты и совсем не интересовался её мыслями и чувствами, из раза в раз доводя девушку до слёз своими придирками и пренебрежительным отношением.
"О, придумал! Я её напою! Это обязательно сработает, ведь пьёт она редко и очень мало, так что ей много не надо... парочка глотков огневиски, и она полностью в моём распоряжении". Рыжий довольно улыбнулся и сделал большой глоток пива, поздравив себя с тем, что Гарри Поттер до сих пор не знает об их переезде в Хогсмид.

Внутренне окаменев, Гермиона Грейнджер вышла из камина в гостиную их небольшой с Роном квартирки. Сделав несколько успокаивающих вздохов, она направилась на кухню. Рон, как обычно, развалился на диване, который поставили на кухню именно по его настоянию. Он читал журнал по квиддичу и даже не заметил её прихода.
- Интересно, ты собирался когда-нибудь мне об этом рассказать? - ледяной голос Гермионы мог бы заморозить и действующий вулкан.
Один взгляд в лицо девушки сказал Рону, что с осуществлением его "гениального" плана придётся подождать.
Оторвав голову от подушки, он увидел в руках невесты скомканный лист пергамента, который та ему протягивала. Развернув, рыжий узнал собственную записку, накарябанную наспех более двух месяцев назад. Последний раз он её видел на журнальном столике в их бывшей квартире. В конце концов, Рон совсем не горел желанием напрямую сообщать Поттеру новости, и записка тогда показалась отличным выходом из ситуации. Теперь, когда он видел холодный взгляд Гермионы и застывшую маску спокойствия на её лице, парень вдруг подумал, что это была не очень хорошая идея.
- Я…э-э-э... хорошо... я оставил её Гарри, - это всё, что он смог сейчас из себя выдавить.
- Ты мне тогда сказал, что сообщил ему о нашем переезде ещё за неделю до того, как мы съехали. Ты сказал, что он занят, и поэтому не сможет помочь собрать вещи. А теперь оказывается, что он ничего не знал, а не помогал нам только потому, что понятия не имел, что мы уезжаем, - голос Гермионы дрожал от еле сдерживаемого гнева.
- Ну, я просто забыл, - попробовал выкрутиться Рон и жалостливо посмотрел на невесту, при этом обаятельно улыбнувшись – трюк, который всегда срабатывал у Поттера.
- Ты мне солгал, Рон, - прошипела девушка.
- Я... Замечательно... Почему он должен всё знать? - внезапно к щекам Уизли прилила кровь, и его лицо стало красным, как морковка.
Гермиона впилась в него взглядом и внезапно увидела с новой стороны. На самом деле перед ней сидел завистливый, жадный, ревнивый и глупый ребёнок в теле взрослого мужчины. Ребёнок, который так и не вырос, да и, теперь, наверно, уже никогда не вырастет. Волшебница задалась вопросом, как же она могла подумать, что может счастливо жить с этим ограниченным человеком? Уж лучше прожить всю жизнь, будучи другом Гарри, чем потратить всё своё время на Рона. Внезапно в её голове мелькнула мысль, что лучше она будет любить Гарри на расстоянии, чем жить с идиотом, который сейчас сидит перед ней и выглядит, как малое дитё, у которого отняли игрушку. И тут же перед глазами чётко выстроился план, что ей надо делать.
Рон ждал криков и истерики, но вместо этого Гермиона пошла в свою спальню, что вызвало у рыжего злорадную ухмылку. Когда она вернулась на кухню и велела принести бутылку огневиски, в нём мгновенно зажглась надежда на исполнение ранее придуманного плана.
- Думаю, позже она тебе понадобиться, - добавила Гермиона, проходя в гостиную.
Рон радостно улыбнулся и, захватив мантию, решил сбегать в "Три метлы". Там он для начала выпьет парочку пинт, чтобы снять напряжение, в котором пребывал с момента её прихода, а потом, захватив бутылку огневиски, вернётся домой. Представив, что он сделает со своей невестой после того, как та напьётся, парень весело рассмеялся.
- Герм, я скоро, любимая, - прокричал рыжий вглубь квартиры и вышел.
Рон ушёл прежде, чем Гермиона успела объяснить, зачем, собственно, ему понадобится огневиски. Девушка раздражённо уставилась на захлопнувшуюся дверь, а потом подумала, что это будет для него своеобразным наказанием. Когда её недалекий жених вернётся, то всё, что увидит – она и её вещи исчезли. В принципе, ему, наверно, не понадобится много времени, чтобы сообразить, почему же он будет нуждаться в алкоголе.
Положив на кухонный стол обручальное кольцо, Гермиона вернулась в гостиную, взмахнула палочкой и начала собирать свои вещи. Спустя полчаса всё было упаковано и уменьшено до размера спичечного коробка. Зайдя в камин, она исчезла из квартиры во вспышке зелёного пламени.
Очутившись на Площади Гриммо, 12, девушка зашла в ту самую комнату, в которой провела так много времени после войны, и распаковала свои вещи. После чего вышла из дома, вызвала "Ночного рыцаря" и купила билет до дома Тонксов.
Полчаса спустя она уже стучалась в дверь уютного домика. Ей открыла утомлённая Андромеда Тонкс – бабушка и опекун крестника Гермионы – Тедди.
Андромеда, которая настояла на том, чтобы её называли Анди, была очень рада видеть девушку и, поприветствовав её крепким объятием, впустила в дом. Гостье не потребовалось много времени, чтобы выяснить, что предыдущие несколько недель весьма вымотали Анди из-за того, что она теперь должна была заботиться не только о внуке, но и о его крёстном отце.
Анди сопроводила Гермиону к двери в комнату Гарри и оставила её там, спустившись к Тедди, за которым нужен был глаз да глаз.
Девушка глубоко вздохнула и постаралась собрать всё имеющееся у неё мужество, поскольку была уверена, что Гарри её просто выгонит. В конце концов, он, скорее всего, считает её предательницей, которая, не сказав ни слова, в один прекрасный день просто исчезла. Стоя возле двери, она всем сердцем желала вернуться назад во времени, чтобы не позволить Рону убедить себя, что Гарри занят и поэтому не смог прийти на их помолвку. Негромко постучав, она прислушалась к звукам из-за двери. Сначала послышался шелест, а затем раздался голос, по которому она, оказывается, ужасно соскучилась:
- Сейчас... я... - голос друга звучал спокойно.
Гермиона посчитала, что это приглашение, и открыла дверь. Поттер сидел на кровати и смотрел ей прямо в глаза.
Гарри, одетый только в одни боксёры, просто сидел, не отрываясь на неё смотрел и молчал. Девушка почувствовала странное возбуждение – она так давно его не видела, и вот он перед ней. Но на его бледном лице не было никаких эмоций, а внимание привлекали только ярко-зелёные глаза, но они были безжизненны. И было ощущение, что его душа умерла, а осталась одна оболочка.
Гермиона стояла и смотрела в эти пустые глаза, а потом почувствовала резкую боль в сердце, когда в голове промелькнула мысль: "Это с ним сделали мы". Из собственных мрачных мыслей её вырвал голос Гарри.
- Кажется, ты ошиблась дверью. Тедди сейчас на первом этаже, - голос был холодным и ничего не выражал.
Девушка не знала, что сказать, потому что все мысли куда-то разом улетучились. И подумала, что сейчас оправдываться за то, что в своё время она с ним так и не поговорила, предоставив это Рону, заодно поверив в ложь экс-жениха, очень глупо.
- Привет, Гарри, - это всё, на что она была сейчас способна.
Парень медленно встал, подошёл к окну и поинтересовался, что ей нужно. Когда он от неё отвернулся, Гермиона с ужасом охнула – его спину от левого плеча до правой пятки пересекал ярко-красный шрам толщиной в дюйм.
Теперь из её головы выветрились последние мысли. В мгновение ока она подскочила к нему, крепко обняла сзади и заплакала, уткнувшись парню в плечо. Ей явно понадобится время, чтобы остановить беспрестанно льющиеся слезы и попробовать объяснить ему, что случилось. И девушка даже не заметила, как вскоре Гарри повернулся в её объятиях и крепко обнял в ответ. И даже не почувствовала, что его пальцы гладят её по голове, заправляя завитки волос за ухо.
Все ещё цепляясь за парня, как за спасительную соломинку, она медленно начала ему рассказывать, что с самого начала отношений с Роном тот ей лгал, а закончила свою прочувственную речь всхлипом, что бросила рыжего. И только после этого заметила, что Гарри держит её в объятиях, крепко прижимая к груди. А ещё ощутила это знакомое чувство защищённости, которое всегда испытывала, когда он её обнимал, но никогда не понимала, что это такое.
Гарри медленно приподнял ей голову за подбородок и пристально посмотрел в глаза, наполненные слезами. И прежде, чем Гермиона смогла себя остановить, она потянулась к его губам и страстно поцеловала парня. Поцелуй взорвался фейерверком в её голове, сознание завертелось и девушке показалось, что они с Гарри кружатся в непроглядной темноте, то и дело расцвечивая её разноцветными вспышками. Промелькнула мысль, что она едва не сделала ужасную ошибку. А ещё поняла, почему он всегда был рядом, почему защищал и оберегал – она прочла это в его удивительных зелёных глазах. Гермиона удивилась собственной слепоте и недалёкости, ведь она так долго не могла увидеть в его глазах любовь к ней, и не сумела разглядеть свою любовь к нему. Зато теперь девушка была в этом уверена. Она всегда считала себя умной, а оказалось, что едва не променяла настоящую любовь на чувство жалости к рыжему мальчишке, который никак не повзрослеет.

***

Выходя из маленькой магловской церкви, Гермиона Джейн Поттер счастливо улыбалась. Её папа попросил Гарри отвести взгляд от молодой жены и посмотреть в объектив камеры.
- Гарри, ты всю оставшуюся жизнь можешь провести, любуясь супругой, но сейчас, пожалуйста, посмотри на меня, чтобы я смог сделать первую фотографию четы Поттеров.
Гермиона поцеловала мужа в щёку, и именно в этот момент камера вспыхнула, навсегда запечатлев один из самых счастливых моментов в её жизни. А в голове мелькнула мысль о том, какую страшную ошибку она едва не совершила, и девушка сказала тихое "спасибо" Рональду Уизли. За то, что тот оставил записку, которая помогла ей разглядеть свою настоящую любовь. Наверно, это самая лучшая записка, которую она видела за всю свою жизнь.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
kraaДата: Воскресенье, 05.08.2012, 21:41 | Сообщение # 21
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 3047
« 1677 »
flowers Наверно, на этом форуме, а и по всему русскому фандому, только я люблю и болею за паре Гарри/Гермиона. Только я оставляю коментарии и свои благодарностей.

Ребята, эти переводы много для меня значат.



Без паника!!!
 
AntoniysДата: Воскресенье, 05.08.2012, 21:48 | Сообщение # 22
Демон теней
Сообщений: 259
« 7 »
kraa,
Не только ты)))
Я тоже люблю этот пейринг, и хм думаю, что он намонго лучше подходит чем ГП и ДУ или Гг и Ру)
ЭХ ГП И ГГ очень похожи на Джеймса и Лили)
Сяб за перевод, но я так прочел фик с официалки, уж извини твой перевод не читал)



Не бойся смерти: пока ты жив — её нет, когда она придёт, тебя не будет.
 
CargerdreeДата: Воскресенье, 05.08.2012, 22:20 | Сообщение # 23
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, нас как минимум +2 ибо еще есть Я и Алекс))))


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Воскресенье, 05.08.2012, 22:34 | Сообщение # 24
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Кстати, в ближайшую неделю две, всех Пампкинпайцев ждет приятный сюрприз


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Понедельник, 06.08.2012, 14:07 | Сообщение # 25
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Горячий шоколад с вафлями



Спасибо огромное моему бете за проверку!)))

- Это было так давно, - спокойно и задумчиво сказал Гарри. Гермиона посмотрела на него с удивлением.
- Что было давно? - переспросила она, когда он не ответил на её взгляд.
- Ты знаешь. Мы. Когда Рон бросил нас. Помнишь? - поинтересовался Поттер, наблюдая за ней краем глаза. Между ними было негласное соглашение: не говорить о той ночи. Сначала было просто неловко, а потом, когда они сочетались браком с Уизли, то просто похоронили это воспоминание как можно глубже.
- Да, помню, - Гермиона внимательно следила за выражением его лица. Это стало трещиной в их отношениях – той самой, которую нельзя закрыть до конца. Со временем неловкость исчезла, но иногда, когда они оставались наедине, обнимались или целовали другу друга в щёку, она прорывалась наружу. Это было небольшой, но, тем не менее, проблемой.
- Ты когда-нибудь думала об этом? - несколько нервно спросил Гарри, и Гермиона видела, как друг пытается не покраснеть, что ему удаётся с трудом. Она кивнула.
- Часто, - лучше ответить правду. Гарри не выглядел удивлённым. Он не был лицемером и сам думал об этом каждый раз, когда видел свою лучшую подругу. Эмоции и чувства той ночи всегда казались ему у кого-то украденными. Кроме того, он и сам не знал, чего ему хотелось и как к этому относиться.

***

- У меня в голове не укладывается! Он просто взял и ушёл, - сердито заявила Гермиона. Гарри кивнул, надеясь, что она успокоится и перестанет кипеть. - Рональд Уизли - высокомерный, эгоцентричный, ограниченный ИДИОТ!
- Эй, успокойся, - парень взял её за руки. Если Гермиона Грейнджер начала ругаться, значит, всё действительно плохо.
- Успокойся?! Сейчас? Когда он бежал, трусливо поджав хвост? - ярости Гермионы не было предела, и она начала ругаться, причём основной мишенью стал лучший друг.
Пристальный взгляд Поттера гипнотизировал её губы, которые извергали проклятья в адрес мужчин вообще и в его, Гарри, в частности. Он так потом и не понял, что заставило его так поступить - парень прижал свои губы к её, заставляя таким образом замолчать.
При этом он чувствовал себя удивительно. Да что там удивительно – просто великолепно! На самом деле за все семь лет их дружбы Гарри ни разу не думал о том, что может поцеловать Гермиону, и то, что происходило сейчас, вовсе не походило на поцелуй брата и сестры. Как только эта мысль возникла в его голове, он резко отстранился от девушки.
- Мне жаль, я не должен был этого делать, - на него волнами накатывала паника. Гермиона, ничего не говоря, смотрела на парня широко распахнутыми глазами. Она такого не ожидала.
- Ты этого хотел? - требовательно спросила девушка. Гарри посмотрел на неё с явным смятением. Что это вообще может значить?
- Э-э-э... я... - он начал заикаться, судорожно пытаясь понять, какого ответа она ждёт. И тогда в его голове появилась дьявольски искушающая мысль: а что, если он поцелует её снова? И тогда не придётся отвечать на вопрос.
Гермиона решила над ним сжалиться. В конце концов, мужчины ничего не понимают в чувствах, и не могут правильно ответить на такие, чисто женские, вопросы. Поэтому она просто его поцеловала.
Ни один из них не знал, что надо делать, но этой ночью им было не до размышлений, и они просто действовали, ведомые старым, как мир, инстинктом. Гарри подхватил девушку на руки и отнёс в палатку, где они впервые занялись любовью. Фейерверк чувств и эмоций, жар тел – всё это смешалось в один коктейль, даруя неземное наслаждение и блаженство. Правда, на утро оба чувствовали страшную неловкость, поскольку каждый был уверен, что другой любит Уизли, и они предпочли молчать о случившемся, не вороша прошлое.

***

- И что ты об этом думаешь? - спросил Гарри.
Гермиона едва слышно вздохнула.
- Об этом. Ты даже не можешь произнести вслух, что у нас был секс? - немного раздражённо спросила она.
- Нет! - быстро воскликнул Поттер. Слишком быстро. - По твоим словам, это была сплошная романтика, - в его словах слышался сарказм.
- Хорошо, и как ты хочешь это назвать? - Гермиона пожала плечами.
- Как насчёт того, что мы занимались любовью? - просто поинтересовался он. Подруга от неожиданности моргнула.
- Мы не были влюблены, - заметила она. Гарри пристально на неё посмотрел, но Гермиона избегала его взгляда, уставившись в пол. Всё погрузилось в давящую тишину, которая действовала на нервы.
- Разве нет? – Гарри, наконец, решился задать вопрос.
- Просто великолепно! Ты любил Джинни... - начала Гермиона. Его слова взволновали её, и она понятия не имела, что и думать. Когда парень на середине её фразы покачал головой, девушка в недоверии просто широко распахнула глаза. Он стукнул себя по лбу – Гарри явно не хотелось, чтобы подруга это знала. - Разве нет?
- Нет, - тяжело вздохнув, бросил Поттер. Гермиона посмотрела на него, открыв рот, и явно пытаясь подобрать слова, но в голове образовался вакуум.
- Ты не был влюблен в Джинни? – обретя, наконец, дар речи, спросила девушка. Ей было трудно переварить тот факт, что Гарри не любил рыжую красавицу, которая потом стала его женой.
- Да тебя я любил, тебя! - с каким-то отчаянием выдохнул Гарри. Мир Гермионы взорвался на миллион осколков, перевернувшись с ног на голову.
- Почему ты никогда мне этого не говорил? - требовательно спросила она. - Если бы я знала...
- Потому что ты любила Рона! - воскликнул парень. - Как ты себе это представляешь?
Мир Гермионы опять перевернулся, скрутив внутренности узлом и послав приступ сильной боли в сердце.
- Нет, не любила, - прошептала она едва слышно, стыдясь своих слов – с этой тайной она жила так долго! - Я никогда его не любила. Мне всегда было жаль, что я так и не осмелилась... признаться тебе, что...
- Гермиона, ты заговариваешься, - улыбнулся Гарри, прикладывая палец к её губам. У девушки перехватило дыхание и она, не задумываясь, поцеловала этот палец. Зелёные и карие глаза встретились, и всё вокруг исчезло. Были только они, мягкие лучи солнца и свежий морской бриз. Откуда он здесь взялся? Их поцелуй был неизбежен. Они потерялись в ощущении губ друг друга, в аромате друг друга, и не слышали ни приближающихся шагов, ни судорожных вздохов, ни проклятий, насылаемых на их головы супругами. Брат с сестрой как раз разыскивали соответственно жену и мужа, чтобы позвать к столу, когда перед ними раскинулась неожиданная картина. Для парочки же не существовало ничего: были только мягкие волнующие губы Гермионы, отросшая щетина Гарри, слегка царапающая бархатную кожу щёк, пальчики девушки, ласкающие пряди волос на шее, и сильные руки Поттера, крепко прижимающие к себе любимую за талию...
Раздался громкий визг и удар. Гермиона держалась за щёку, впиваясь взглядом в Джинни, которая тут же влепила ей вторую пощёчину, в то время как Рон со всей силы ударил Гарри в нос. После чего рыжие одновременно развернулись и ушли. Это был конец одной большой счастливой семьи Уизли, и все четверо это понимали. Рон и Джинни в глубине души надеялись, что супруги сейчас их догонят, обнимут и будут вымаливать прощение, но когда обернулись, то увидели, что Гарри и Гермиона, не отрываясь, смотрят друг другу в глаза. Теперь брат с сестрой были точно уверены, что эти двое навсегда исчезнут из их жизни.

***

Гермиона сидела на диване, прижав колени к груди. Девушка явственно ощущала своё одиночество, рассматривая фотографии над камином. Это были фото, которые подтверждали впустую потраченное на одного человека время, когда её сердце принадлежало другому. Но, тем не менее, она не могла заставить себя их убрать, потому что, не смотря на то, что любила Гарри, ей нравился их стабильный брак с Роном. Пусть муж часто её раздражал, ревновал и злился по мелочам, да и кричал на неё частенько, но зато их жизнь была спокойной. Наверно, слишком спокойной для её деятельной натуры.
Из невесёлых мыслей её вырвал неожиданный стук. Когда она открыла дверь, то увидела бледное лицо своего лучшего друга, которое резко выделялось в темноте ночи.
- Я могу войти? - поинтересовался он. Гермиона кивнула и впустила его внутрь тёплого дома.
Они посмотрели друг на друга. Свечи отбрасывали на их лица причудливые тени. Это вызывало приступ ностальгии по Хогвартсу. Когда они сюда только въехали, Гермиона запретила Рону устанавливать электричество или накладывать чары освещения, потому что ей хотелось создать атмосферу тайны и уюта, как в школе.
- Зачем... - начала девушка и остановилась, сама не зная, что именно ей хотелось спросить.
- Мне было одиноко, - застенчиво улыбнулся Гарри. - Я соскучился по тебе и решил, что было бы неплохо навестить свою подругу. К тому же, надеюсь, у тебя найдутся те восхитительные вафельные печенья, которые умеешь выпекать только ты.
Гермиона закусила губу. Он хотел не её. Он просто хотел есть. Наверно, магглы говорят правду, когда утверждают, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Видимо, таким образом ты можешь получить друга, но не любимого. К сожалению.
- Извини... я пришёл не вовремя? - спросил Гарри, увидев её погрустневшее лицо.
Хозяйка дома покачала головой.
- Нет, всё хорошо... я пойду, сделаю тебе горячий шоколад, - она слабо улыбнулась.
- Ты знаешь меня слишком хорошо, - усмехнулся парень и прошёл в гостиную, не представляя, какую бурю чувств вызвали его слова в душе девушки. Она хотела знать о нём всё... и уже знала. Он был её первым мужчиной, и она подозревала, что была его первой женщиной. Гермиона никогда об этом не спрашивала, но Джинни не раз ей жаловалась, что Гарри всегда был джентльменом и вёл себя совсем не как нормальный гормональный подросток. Возможно, он потом пожалел, что именно она была у него первой. Гермиона боялась спрашивать у него, поскольку для неё та ночь значила очень многое. Когда ей было совсем грустно, и она была готова послать Рона к чертям... воспоминания о той ночи, бережно хранимые в памяти, помогали ей держаться и улыбаться несмотря ни на что. Девушка с тех пор не раз задавалась вопросом: взаимно ли её чувство, но, несмотря на принадлежность к факультету Гриффиндор, так и не решилась начать этот разговор.
- Одна чашка горячего шоколада с вафлями, - объявила она радостным голосом, заходя в гостиную.
Гарри улыбнулся.
- Ты - настоящее сокровище, - заявил он.
Гермиона села на диван рядом с ним и наблюдала, как парень макает вафли в шоколад и жует, жмурясь от удовольствия. Девушка старалась убедить себя, что они с ним могут быть только друзьями. Она должна заставить себя в это поверить. И если будет постоянно себе напоминать, то это обязательно произойдёт.
- Гермиона... то, что случилось месяц назад... - начал Гарри. Та на секунду прикрыла глаза: "Вот оно. Сейчас он скажет, что мы можем быть только друзьями и всё..." - Я...
Девушка смотрела, как он пытается подобрать слова, и внутренне готовилась к удару.
Гарри понятия не имел, как объяснить ей то, что он чувствует. Поэтому решил, что лучше всего действовать по старинке – по-гриффиндорски. Он наклонился и поцеловал Гермиону.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Вторник, 07.08.2012, 11:02 | Сообщение # 26
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Рождественский бал



Р.S. этот перевод сделала по заказу Реван и Mylene. Надеюсь угадала. История гораздо больше по объему, чем предыдущие, поэтому переводила дольше. Этот перевод дался мне с трудом, сама не знаю почему... если найдете какие-то ошибки и вообще замечания.. пишите, исправим.
К сожалению моя дорогая бета уехала на долгое время и рассказ не бечен. Если кто-то заинтересуется, то я с удовольствие буду временно сотрудничать с кем-нибудь, кто готов править стилистические ляпы и описки.
Спасибо всем за отзывы очень приятно, Artur Pukitis спасибо за ссылки на интересные фанфики, прочла пока не все, много работы.

«Снова этот взгляд...» - подумал Гарри, краем глаза наблюдая за Гермионой. Когда та нашла нужные данные в книге по Нумерологии и начала быстро переносить их на пергамент, на её губах мелькнула быстрая улыбка, а в глазах зажёгся торжествующий огонёк. Но после того, как она подняла голову и увидела, как к райвенкловке за соседним столом подошел хаффлпаффец и, заикаясь, пригласил на Рождественский бал, улыбка превратилась в тоскливый взгляд. Или Гарри просто был уверен, что произошло именно это, потому что парочка говорила шёпотом, как того требовала от всех суровая мадам Пинс. И, судя по тому, что с щёк парня исчез нервный румянец, и он с широкой улыбкой отошёл от девушки, которая улыбалась не менее радостно, можно было сделать вывод, что она согласилась.
Гарри переживал за подругу. Когда было объявлено, что в Хогвартсе состоится Рождественский бал, та была взволнована не меньше, чем большинство девочек Хогвартса. Однажды, когда он перед сном заканчивал своё эссе по Зельям, а она сидела рядом, Поттер увидел вложенный в её книгу журнал с каталогом платьев. Но проходили дни, затем недели, и её интерес постепенно остывал. Единственное, что показывало, что она ещё помнит о бале – редкие вопросы в адрес друзей, нашли ли они себе пару для бала. Его это удивляло, поскольку парень видел, что остальные девочки с приближении часа Х становились всё более взволнованными и … «сумасшедшими».
Что касается участия в бале его самого, то он, как и большинство парней Хогвартса, разве что за исключением нескольких старшекурсников, страшно боялся того, что там произойдёт. Это, наверно, будет ещё хуже, чем в тот день, когда объявили о бале, и девчонки начали собираться в хихикающие стайки. Они стреляли глазками во всех проходящих мимо парней так, что бедные терялись настолько, что даже забывали, куда, собственно, шли. Если бы он не был одним из участников Турнира Трёх волшебников и ему не надо было открывать бал вместе с другими чемпионами, то он с радостью бы туда не пошёл. При мысли, что вот он идёт по Большому Залу под руку с какой-то девочкой, а на них все смотрят, и вдруг спотыкается на ровном месте и падает на глазах у всей школы, ему становилось плохо. Ещё менее привлекательна была мысль, что вряд ли в школе найдётся хоть одна девушка, которая откажет ему, Мальчику-Который-Выжил. Поттер подумал, что ради того, чтобы быть его парой, большинство девушек готово даже бросить уже существующего партнёра.
- Почему они всё время ходят толпой? - проворчал Рон, плюхаясь на стул рядом с Гарри. – Как можно подойти и кого-то пригласить? – добавил он, сердито кидая книгу на стол, чем заработал раздражённый взгляд от мадам Пинс.
- Честное слово, Рон! Всё, что ты должен сделать – подойти к девочке и спросить. Какая разница, одна она или нет? – голос Гермионы звучал ровно и спокойно, но голову от книги она так и не подняла.
- Тебе легко говорить. Всё, что ты должна делать – сидеть без дела и ждать, когда к тебе подойдёт некто и пригласит. - Гарри видел, как нахмурилась подруга. – А мы, значит, должны делать всю самую сложную работу? Что, если она, окружённая другими девчонками, скажет «нет»? Это оскорбление…
- Ты никогда не найдёшь себе пару, если никого не спросишь, - прервала его Гермиона. – До бала меньше трёх недель. Если ты, наконец, не перестанешь себя вести как ребёнок, то вообще не останется ни одной девочки, которую можно пригласить.
Рон впился в неё взглядом, а его уши покраснели.
- А тебе лучше прекратить всеми командовать, иначе тебя никто не пригласит на бал.
Гарри был уверен, что Рон пересёк границу. Его вывод подтвердился: Гермиона подскочила, как если бы рыжий только что влепил ей пощечину, и, одним движением закинув все книги в сумку, вылетела из библиотеки.
- Чтоб ты знал, Рон – у меня уже есть пара! – крикнула она из-за двери. Гарри вскинул бровь в немом вопросе. Возможно, это была просто игра света, но он мог поклясться, что видел в её глазах слёзы.
Рон сидел и часто моргал. А когда, наконец, вышел из ступора, повернулся к Поттеру.
- Что это с ней? Я думал, она – единственная девчонка, которая не сходит с ума из-за этого дурацкого бала.
Гарри пожал плечами и невидящими глазами уставился в книгу перед собой. Гермиону пригласили? Эта мысль разбудила в нём какое-то странное чувство, которое он по отношению к лучшей подруге никогда раньше не испытывал. То, что заставляло его чувствовать себя не очень уютно, когда он гостил у Уизли и видел отношение родителей к детям. Ревность. Почему он так себя чувствует? Парень откинул мысль, на которую его натолкнули слова Гермионы. «Нет, она сказала совсем не то. И вообще, разве она не рассказала бы мне, если бы её пригласили?» - мысли роились в голове Поттера, пока он праздно сидел и теребил обложку учебника. Неожиданно его озарило. Эта мысль была такой простой и понятной, что парень даже удивился, почему она не пришла ему в голову раньше. Тоскливый взгляд Гермионы, когда хаффлпаффец пригласил девушку на бал. Глаза Гермионы, когда другие девчонки обсуждали бал, платья и партнёров. Постепенное угасание интереса к балу по мере его приближения. Её внезапный гнев, который вызвали слова Рона. Пока её никто не пригласил, и она думает, что уже и не пригласит. Рон был прав – она слишком много думает. Любой парень был бы просто счастлив пойти с ней на бал.
Размышление над проблемами и неприятностями Гермионы вернули его к ревности, которую он испытал, когда она вылетела из библиотеки. «Это не значит, что я хочу пойти на бал с ней», - подумал Гарри, распахнув глаза. - «Или хочу? Нет... я не могу. Она – мой лучший друг!» - он посмотрел на Рона. – «Одна из моих лучших друзей. Пойти с ней будет неправильно. Друзья не могут… или… не дела...» Чтобы приструнить эти мысли, которые никак не могли прийти к согласию, Гарри стукнулся лбом о стол. Он не мог найти ни одной причины, почему не может этого сделать. Единственное, что ему оставалось – это пойти и пригласить её. А когда парень понял, что это будет его первое свидание, и совсем неважно, с кем он туда пойдёт, его ладони вспотели. «Нет, мы можем пойти как друзья», - подумал Гарри, и когда не смог найти ни одной причины, почему нет, сам себе кивнул. Да, он пригласит Гермиону на бал. Поттер встал и начал обстоятельно собирать книги, пергаменты, перья и складывать в сумку. За всеми его манипуляциями округлившимися глазами наблюдал Рон, явно не понимая, что происходит. Странности друга напугали рыжего. Гарри же, не обращая внимания на состояние Уизли, просто сказал, что они увидятся позже, и вышел из библиотеки с твёрдым намерением найти Гермиону.
Когда он прошёл через проём в башню Гриффиндора, надеясь найти здесь лучшую подругу, его внутренности скрутило узлом. Время пока было раннее – до отбоя оставалось около четырёх часов, поэтому большинство студентов разбрелось по замку, и в гостиной никого быть не должно, кроме девушки, которую он сейчас искал. Поттер неожиданно подумал, что готов вновь сразиться с василиском или встретиться с драконом, только бы не делать того, что задумал. По крайней мере, тогда он так не боялся. Парень попробовал себя успокоить и убедить, что нет никакой причины волноваться. В конце концов, они пойдут как друзья. «Но, что если она, - Гарри тяжело сглотнул и сделал несколько шагов от портрета Полной леди в гостиную, - захочет пойти в качестве не просто друзей… а больше...» Он нервно взлохматил волосы и решил, что будет решать проблемы по мере их возникновения.
Зайдя в гостиную, он было подумал, что был не прав, и её здесь нет, но тут же увидел пушистые каштановые волосы над спинкой дивана. Подойдя поближе, парень увидел следующую картину: девушка сидит на диване, уткнувшись лбом в колени, а её плечи вздрагивают.
- Гермиона? – та резко вскинула голову и посмотрела ему в глаза. Гарри почувствовал, как при виде её красных опухших глаз и сбегающей по щеке слезинки у него внутри что-то оборвалось – он ненавидел, когда она плакала. Гермиона быстро отвернулась и вытерла слёзы ладошкой. – Что случилось? – спросил Поттер и сел рядом. – И не говори, что ничего, - добавил он, видя, что подруга собралась возразить. Та поджала губы и снова уткнулась головой в колени.
- Ты… ты пригласил уже кого-нибудь на бал? – спросила Гермиона, подняв голову и устремив взгляд на огонь в камине.
- Нет, и если ты хочешь поменять тему, у тебя ничего не получится, - Гарри тоже задержал взгляд на таком уютном огне и придвинулся к девушке поближе, обняв её за плечи и гипнотизируя взглядом. – Расскажи мне…
- Со мной что-то не так?
- Нет, о чём ты…
- Тогда почему никто не пригласил меня на бал? – подруга вновь заплакала. - Действительно, кто хочет пойти с уродливой, лохматой, командующей всеми занудной всезнайкой, когда есть…
- Стоп! – решительный возглас Гарри удивил обоих, но парень не мог больше этого слушать. - Ты не уродлива…
- Гарри…
- Мне неважно, что думают все остальные, включая тебя саму, - прервал её Поттер и взял маленькую ладошку в руки. - Я не считаю тебя уродливой: на самом деле это далеко не так. Думаю, что ты одна из самых симпатичных девочек, которых я когда-либо видел. – Щёки Гермионы окрасились лёгким румянцем. - И твои волосы…. Они замечательные! Они выглядят дико и неприручённо. И ты не командуешь… - девушка посмотрела на него так, будто он только что признался, что собирается пойти и поцеловать Снейпа. - Хорошо-хорошо, возможно, немного, - на последнем слове он зловеще ухмыльнулся и подмигнул ей, отчего оба расхохотались. – Но если бы не ты, то, скорее всего, меня бы сейчас здесь, рядом с тобой, не было. - Теперь Гермиона повернулась к нему всем корпусом и довольно улыбнулась. – А насчёт всего остального… хорошо… это… ты являешься… ты мне… - Гарри никак не мог правильно выразить мысль, и поэтому замер, глядя в её глаза, которые сияли непролитыми слезами.
- Гарри, всё, что ты мне сказал, это так мило, но я знаю, что это неправда, особенно прямо сейчас… - парень вскинул бровь, скептически поглядев на лучшую подругу. - Ох, ну посмотри на меня! Кто угодно скажет, что я страшная, особенно с красными опухшими глазами и зарёванным лицом… - Поттер подарил ей такую красивую и добрую улыбку, что у девушки внутри потеплело, а душа запела.
- Я по-прежнему считаю тебя симпатичной, и никто меня не переубедит.
Когда Гермиона поняла, что он действительно так считает, то почувствовала, как её сердце радостно и быстро забилось, а к щекам вновь прилила кровь.
- Спасибо, Гарри, - девушка улыбнулась, а с ресниц уже были готовы сорваться слёзы счастья, отчего фигура лучшего друга расплывалась перед глазами.
- Ты не должна меня благодарить, Гермиона, - ответил он, после чего взял её за подбородок, чтобы заглянуть в глаза, – но надеюсь, что будешь.
Девушка вопросительно на него посмотрела.
- Буду что?
Парень улыбнулся и на пару секунд отвёл взгляд, чтобы набраться храбрости.
- Ты пойдёшь со мной на бал?
Гермиона уставилась на него в неверии, а по мере того, как до неё доходил смысл вопроса, её глаза всё больше и больше округлялись.
- Т-ты х-хочешь пойти со мн... – лучший друг кивнул, и тут его внезапно сокрушили в крепком объятии. – Гарри! Я с удовольствием пойду с тобой на бал! – Поттер довольно улыбнулся. Подруга тут же резко вскочила с дивана. – Нужно послать маме сову, чтобы мне прислали немного денег на платье. А ещё мне надо, или нет… это может подождать…. Тогда мне надо…
- Гермиона, - Гарри схватил её за руку и усадил рядом с собой, - успокойся. У тебя ещё куча времени… - он замолчал, не договорив, и они оба повернулись ко входу, услышав, что там кто-то появился. Через проём ввалился бледный и ошеломлённый Рон, которого поддерживала сестра.
- Всё нормально, Рон. Всё хорошо, – приговаривала Джинни, держа его за руку и усаживая на одно из кресел возле камина. - Всё в порядке. Это ерунда.
- Что с тобой стряслось? – спросил Гарри, отметив, что по-прежнему сжимает ладошку Гермионы в своих руках.
Джинни опустилась на колени возле брата и погладила его по руке.
- Мы возвращались с ужина, когда он…хорошо… он пригласил Флер Делакур.
- Что? – воскликнул Поттер, и они вдвоем с Гермионой придвинулись к рыжим. - И что она сказала?
- Отказала, конечно! – ответила Гермиона за Уизли и подумала, что вейла, скорее всего, не просто скажет «нет», а поднимет типа, вроде Рона, на смех. Рон покачал головой, и девушка с непомерным удивлением посмотрела на друга.
- Она сказала «да»?
Взгляд парня метался по комнате, нигде не задерживаясь больше, чем на секунду.
- Нет, глупая. Она там… шла… ты знаешь, я не люблю, когда они так идут… - троица, сидящая вокруг него, переглянулась, и в их глазах заблестели смешинки. - Я не смог остановиться.… Всё само… выскочило…
Джинни нахмурилась, но по ней было явно видно, что она старается сдержать смех.
- На самом деле он просто на неё накричал. Это было пугающе.
Гарри попробовал остаться серьезным.
- И что ты сделал дальше?
Рон посмотрел на него: в лице ни кровинки, а глаза пустые.
- А что я мог сделать? Я убежал.
Поттер недоверчиво покачал головой, прокручивая в голове слова Джинни. Посмотрев на часы, парень увидел, что на самом деле они с Гермионой пропустили ужин.
- Вставай, - сказал он, и легко поднял лучшую подругу за протянутую руку. - Пойдём на кухню и раздобудем что-нибудь поесть. Думаю, Джинни сама справится.
Гермиона кивнула и вышла вслед за ним. Как только портрет за ними закрылся, оба согнулись пополам от хохота.
***
Несколько недель, что оставались до бала, пролетели для Гарри незаметно. И вот он уже стоит в гостиной, смотрит на часы над каминной полкой и нервно разглаживает на себе мантию. Где же Гермиона? Она исчезла около трёх часов назад, сказав, что пора готовиться к балу. Девушка попросила подождать её в гостиной, чтобы потом вместе пойти в Большой Зал. Гарри до сих пор удивлялся, как ей удалось удержать в тайне то, что она идёт на бал с ним? Хотя вскоре секрет выплывет наружу, и каждый будет в курсе, кто сумел поймать в сети «живого и невредимого героя» (вспомнив прозвище, которым его наградила лучшая подруга, парень невольно покраснел). К тому же у него было предчувствие, что после того, как выяснится, кто его партнёрша, может произойти что-нибудь неприятное. В конце концов, разве хоть одно событие в его жизни может обойтись без драмы?
Самое большое беспокойство доставлял Рон. Гарри боялся реакции рыжего на то, что Гермиона стала его парой. Он вздохнул и уже, наверно, раз в двенадцатый с тех пор, как спустился вниз, посмотрел на себя в зеркало, висящее на дальней стене. - Все девочки будут твоими, - прокомментировало зеркало как раз в тот момент, когда на лестнице, ведущей в спальни девочек, раздался шорох, и Поттер обернулся на звук.
Повернувшись, он замер с отвисшей челюстью, утратив способность дышать. Только знакомые, тёплые карие глаза не оставляли сомнений, что перед ним Гермиона, но как она выглядела! Гарри всегда считал лучшую подругу симпатичной, но сейчас.… В его голове промелькнула мысль, что экзотическая красота Чжоу на фоне девочки, которая сейчас стояла перед ним, просто меркнет.
Он попробовал впитать в себя этот образ как можно быстрее, чтобы не было похоже, что он её рассматривает неприлично долго. Её волосы, обычно густые и живущие своей собственную жизнью, были укрощены, и теперь стекали по спине блестящим водопадом завитков. Локоны удерживала в хвостике серебряная заколка, оставив свободными несколько прядей, чтобы обрамлять лицо, подчеркнув его идеальный овал. Платье было похоже на расплавленный металл, который мерцал и обтекал фигурку девушки. Его цвет перетекал из различных оттенков серебряного в синий, а потом – в фиолетовый, создавая восхитительный эффект. Декольте было отделано небольшого размера блестящими камешками, которые, как магнитом, привлекали к себе внимание, напоминая, что Гермиона на самом деле девочка. Теперь у Гарри вспотели руки. «Мерлин, помоги мне…» - подумал Поттер, когда мельком увидел ножку, мелькнувшую в разрезе, который начинался от бедра. Он силой заставил себя отвести взгляд от её ножек и посмотреть ей в глаза. Девушка использовала минимум косметики: немного переливающихся серебряных теней на веках, чёрные пушистые ресницы, скорее всего, покрыты тушью, небольшой намёк на румяна на персиковых щёчках и мерцающий блеск для губ.
Гермиона робко улыбнулась, а от пристального взгляда лучшего друга её щеки зарумянились.
- И как я выгляжу? – поинтересовалась она и крутанулась на месте, демонстрируя платье во всей красе. Сзади платье было открытым, если не считать двух скрещенных полосок ткани, пересекающих узенькую спину девушки.
Гарри моргнул и вышел из ступора, стараясь не думать о том, как это – целовать такие блестящие и волнующие губы. Это однозначно относилось к тем вещам, о которых не стоит размышлять, думая о лучшем друге.
- Ты выглядишь замечательно, - наконец ответил он, и девушка покраснела ещё больше. - Но мне кажется, чего-то не хватает, - добавил парень, доставая из кармана бархатную коробочку и протягивая ей.
Гермиона взяла её немного дрожащими руками и открыла. И тут же громко ахнула, а в её глазах заблестели слезы.
- Гарри… Т-ты не должен был… Ты не должен дарить мне такие вещи.
- Мне хотелось. Тебе помочь?
- Да, пожалуйста, - ответила подруга, не отрывая взгляда от содержимого коробочки и поглаживая пальцами тонкую серебряную цепочку, на которой висело резное сердце, инкрустированное перламутром.
Гарри вынул ожерелье из футляра и открыл замочек на цепочке.
- Это медальон. Если картинка тебе не нравится, можешь заменить её на любую другую.
- Нет, мне очень нравится, - улыбнулась девушка слегка дрожащими губами, рассматривая фотографию внутри. Несколько дней назад поздно вечером они с Гарри сидели за столом и дописывали эссе по Травологии, когда Колин Криви их сфотографировал. Гарри обнимал Гермиону за талию, и они вместе махали в объектив. Под фото была надпись: «Друзья навек».
Гермиона еще раз улыбнулась и повернулась спиной к парню, одновременно убирая волосы с шеи. Тот обернул цепочку вокруг её шеи и защелкнул замочек.
- Готово, - возвестил Поттер и сделал шаг назад, оценивающе глядя на свою работу, – вот теперь ты полностью готова к балу. Мы идем, моя леди? – спросил он, протягивая руку.
Девушка просияла, доверчиво вложила свою ладошку в его и позволила партнёру увлечь себя в сторону Большого Зала.
***
Приблизившись к дверям в Большой Зал, они услышали гул голосов тех, кто ждал начала бала возле главных дверей. В небольшой комнатке собрались только чемпионы Турнира со своими партнёрами и профессор МакГонагалл.
- Так, мистер Поттер, - декан их заметила, - вставайте в одну линию за другими участниками. Бал сейчас начнется.
Как только они вошли в Большой Зал, Гарри услышал шепотки тех, кто наблюдал за ними, пока они ровным строем шли через весь Зал. Он видел, что многие озадаченно переглядываются, пытаясь понять, кто же такая его красивая партнёрша. А те, кто узнал Гермиону Грейнджер, были явно потрясены её преображением. Когда они достигли столика, Гарри выдвинул для девушки стул, чем вызвал у той румянец и благодарную улыбку.
Следующие несколько минут прошли для него, как в тумане. Он так и не смог потом вспомнить, когда и как рядом с ним появилась тарелка с отбивной с зеленью, фасолью и пюре. Если бы кто-нибудь спросил, как ему еда, то парень даже не смог бы ответить, поскольку не чувствовал ни вкуса, ни запаха. С таким же успехом ему на тарелку могли положить драконий навоз, и он бы не заметил. Он даже не понимал – ел ли хоть что-нибудь, пока не опустил глаза на тарелку и не увидел, что половина порции всё-таки исчезла. Его внимание и мысли сосредоточились на девочке, которая сидела рядом с ним, и на их беседе.
Когда Гермиона встала из-за стола, Гарри моргнул. Оглянувшись на других чемпионов и их партнёров, он увидел, что те тоже на ногах. Несколько мгновений спустя стулья и столы исчезли, и он почувствовал, как кто-то сжал его руку. От этого прикосновения парня пронзил электрический ток, а сердце учащённо забилось, ведь пришла пора танцевать.
Пока они выходили на середину зала, Гермиона старалась ободрить его взглядом. Поттер казался более возбужденным и взволнованным, чем перед встречей с венгерской хвосторогой.
- Гарри, всё будет хорошо. Просто считай, что это наша очередная репетиция, - прошептала она ему на ухо.
Партнёр нервно сглотнул и попробовал унять бешено колотящееся сердце. За исключением нескольких часов, что они провели в заброшенном учебном классе, пытаясь научиться танцевать по книге, которую Гермиона нашла в библиотеке, практики у них не было. Хотя те несколько часов были забавными. Но там не было сотни людей, которые на них глазели и следили за каждым движением. Пока они шли, Гарри мельком видел Рона, сверлившего их негодующим взглядом. Едва друзья встали в первоначальную позицию, как заиграла музыка, и они начали танцевать. Вскоре Поттер расслабился и позволил телу самому решать, как двигаться под музыку.
- Вот видишь, Гарри, всё не так уж и страшно, - сказала Гермиона, пока они кружились по залу.
- Потому что я с тобой, - многозначительно улыбнулся он, намекая, что красавица в его руках способна на любое чудо. Отчего девушка в очередной раз покраснела и отвела взгляд. – Что? Я сказал что-то не то?
Но глаза Гермионы сияли, а на губах играла очаровательная улыбка. Она покачала головой.
- Совсем нет. Спасибо. Приятно хоть иногда чувствовать себя особенной.
- Ты действительно особенная, Гермиона.
Песня закончилась, и заиграла медленная и чувственная мелодия. Гарри осмотрелся и увидел, что все вокруг держат партнёрш гораздо ближе, чем он, но не был уверен, что сможет так же.
Гермиона, которая тоже не понимала, как теперь быть, сделала шаг назад.
- Может, нам пора раздобыть напитки? – предложила она.
Партнёр быстро согласно кивнул и повел её к столу, где стояла разнообразная еда и напитки. А рядом сидел Рон, мрачным взглядом оглядывая всё вокруг. Когда Гарри подошел ближе, то увидел, что друг не один: рядом с ним сидела девочка с длинными белокурыми волосами и большими серебристыми, слегка навыкате, глазами. Она была симпатичной, но немного не от мира сего.
- Привет, Рон. Кто твоя подруга? – Уизли посмотрел на него злыми глазами и не ответил.
- Не веди себя как идиот, Рон, - возмутилась Джинни, подходя сзади и присаживаясь рядом с братом. Около неё переминался с ноги на ногу взволнованный Невилл. - Привет, Луна. Тебе здесь нравится?
- Очень. Но я думаю, что Рональд поймал несколько мозгошмыгов возле той омелы, и поэтому сейчас несколько странный, - ответила та. Гарри посмотрел на Гермиону в немом вопросе, но подруга лишь пожала плечами. – Идём, Рональд, я хочу танцевать.
Она встала и направилась на танцевальную площадку. Так как Рон не сдвинулся с места, девочка вернулась обратно и что-то прошептала ему на ухо, отчего рыжий зарделся, как маков цвет, и покорно последовал за партнёршей, которая с мечтательным видом держала его за руку.
Гарри, Гермиона и Джинни наблюдали, как Луна поместила руки Рона себе на талию, повернув его голову так, чтобы у того не было возможности кидать яростные взгляды на своих друзей, и начала танцевать, явно принуждая рыжего двигаться вслед за собой. Спустя пару минут Гарри и Гермиона дружно фыркнули в свои бокалы с апельсиновым соком, потому что Луна поместила свои руки на задницу Рона, отчего тот едва не взвился до потолка.
- Кто это? – поинтересовался Поттер, смеясь над ошеломлённым выражением лица друга.
- Луна? Она… хорошо… - Джинни даже не знала, как описать эту девочку. - Она хорошая, просто немного странная. Её отец – издатель «Придиры».
- Я думала, Рон так и не сможет найти себя пару, - сказала Гермиона, наблюдая за танцем, если это можно было так назвать, мадам Максим и Хагрида. Хотя эта пара больших людей двигалась куда изящнее, чем Рон.
- Он и не смог. Их свела Д-Джинни, - ответил Невилл, вручая рыженькой бокал с вишнёвым соком и усаживаясь рядом с ней. Гарри и Гермиона улыбнулись своему однокурснику: они никак не ожидали его тут увидеть, а тем более с партнёршей.
- Луна с отцом живут недалеко от Норы, и она давно влюблена в Рональда, - заметила Джинни и отпила из бокала. - Он никогда не признается, но думаю, она ему немного нравится. Увидев, что теперь у Рона покраснело не только лицо, но и уши, потому что стоило рыжему недобро взглянуть в сторону Невилла, как Луна опять сжала руки пониже его спины, все четверо весело рассмеялись.
- По крайней мере, она способна его укротить, - прокомментировала увиденное Гермиона. - Пусть я и не одобряю подобные методы.
***
Гари возвращался из туалета, насвистывая себе под нос. Несколько часов подряд они с Гермионой танцевали и болтали с друзьями. Вечер был в самом разгаре, ведь сегодня им разрешили гулять до часу ночи. Но когда он, повернув за очередной угол, увидел около одной из ниш Рона и Гермиону, у него в голове промелькнуло: «Всё хорошее быстро заканчивается».
- Когда в следующий раз будет бал, приглашай меня раньше других, а не в качестве спасительной соломинки! – неожиданно крикнула девушка, сжав кулачки, а из её глаз побежали слёзы, смывая косметику. Поттер почувствовал, как в нём поднимается гнев. Как Рон посмел с ней ссориться в такой вечер?!
- Что он тебе сказал? – спросил Гарри, приобняв девушку за плечи.
- Оу, просто чертовски здорово! Ты опять на её стороне! – заорал рыжий. - Ты ведь знал, что я… - он внезапно замолчал и сник. Гарри и Гермиона смотрели на него во все глаза, и только потом догадались оглянуться. Возле двери в Большой Зал стояла Луна, указывая волшебной палочкой в сторону Рона.
Она им улыбнулась и мечтательным голосом произнесла:
- Извините. Я отвернулась буквально на пару минут, и на него успели напасть нарглы. Вы оба идите и развлекайтесь дальше, а я тем временем помогу Рональду успокоиться и изгнать пронырливых нарглов. – Девушка взмахнула палочкой, после чего рыжий с размаху врезался в каменные перила лестницы, и у него брызнули слёзы. - Ой-ёй, извини, Рон, - лицо Луны осталось всё таким же мечтательным, но Гарри мог поспорить на все галеоны в своём хранилище, что ей совсем не жаль.
- Думаю, она это сделала нарочно, - сказала Гермиона, улыбнувшись и вытирая глаза платком, отчего ещё больше размазала косметику. – Тьфу… наверно, я сейчас похожа на чучело…
- Он это заслужил, - ответил Гарри, абсолютно не сочувствуя приятелю, поскольку тот посмел обидеть Гермиону. - И ты по-прежнему самая красивая девочка этого вечера. Почему бы тебе не пойти и не умыться? А я подожду тебя здесь.
Девушка просияла. Покраснев от комплимента и поцеловав его щёку, она тут же убежала. Гарри улыбнулся и в ожидании прислонился к стене. Место, куда его поцеловала Гермиона, покалывало, что заставило парня нахмуриться. Что значит это покалывание? И что вообще всё это значит? Трепет в сердце, когда губы прижались к его щеке, и подруга обожгла её своим дыханием, да и раньше, когда он увидел её в гостиной… Несколько часов назад он боялся танцевать до дрожи в коленях, а теперь хочет, чтобы бал никогда не заканчивался. «Она мне нравится.… Нет! Она, конечно абсолю… чертовск… восхитительна… нет! Этого не может быть! Это неправильно. Никто не должен так думать про своего лучшего друга. Правда?»
- Гарри? – его окликнул спокойный и уверенный голос, вырывая парня из клубка мыслей. Оглянувшись, Поттер увидел профессора Дамблдора, который стоял неподалеку. – Что тебя беспокоит? Надеюсь, ты хорошо проводишь время?
- Я… я замечательно провожу сегодняшний вечер, профессор, - ответил Гарри и несколько нервно взъерошил волосы. - Только сегодня я… Гермиона… - он покраснел и растерянно замер, не зная, как высказать всё, что сейчас его волнует. - Она не может мне нравиться… - пробормотал парень, не осознавая, что говорит это вслух.
Директор внимательно на него смотрел, мерцая глазами, а потом улыбнулся и протянул конфету.
- Лимонную дольку? – Гарри рассеяно взял сладость и засунул в рот. - Теперь, если ты не возражаешь, позволь мне узнать: почему тебе не может нравиться мисс Грейнджер?
Поттер уставился на Дамблдора, как баран на новые ворота – он и подумать не мог, что сказал это вслух.
- О-она мой лучший друг. Это неправильно! – возглас Гарри заставил директора вопросительно поднять бровь.
- Кто тебе такое сказал? – Парень открыл рот, чтобы ответить, но тут же его закрыл, потому что сказать было нечего. – Из-за того, что кто-то твой друг, это не значит, что этот человек не может стать для тебя кем-то большим. Между дружбой и любовью есть разница, Гарри. Обычно дружба длится дольше, чем любовь. Она проходит через испытания, выживает и становится сильнее. А вот любовь очень часто быстро заканчивается. Ты мог видеть, и не раз, что многие молодые люди, проведя какое-то время вместе, потом расстаются, тогда как дружба длится не только в стенах Хогвартса, но и после выпуска, а иногда и до конца жизни. Это даёт маленькую подсказку, как можно построить долгие романтические отношения. У тебя есть идеи, как это сделать? – глаза директора хитро сверкали, но Гарри никак не мог уловить ту мысль, какую хотел донести до него профессор. – Как ты думаешь, твои родители дружили?
- Мои родители… - повторил Поттер вслед за Дамблдором, а потом вспомнил их фотографии в альбоме и уверенно ответил: - Да, думаю, что да.
- Хорошо, тогда я уверен, что ты в состоянии понять и всё остальное, - улыбнулся директор, заметив Гермиону, идущую в их сторону. - Теперь, если вы позволите, я должен вернуться на бал. Я обещал профессору МакГонагалл станцевать с ней танго. Хорошего вечера, мистер Поттер и мисс Грейнджер.
- Что хотел профессор Дамблдор? – поинтересовалась девушка, чем заставила Гарри покраснеть.
- Ничего, - ответил он и, взяв её за руку, повёл в Большой Зал, в то время как его мысли крутились в водовороте чувств и эмоций и никак не хотели прийти к согласию.
Гермиона могла поклясться, что он лгал, но решила не давить на друга, поскольку краем уха слышала несколько слов. Они точно говорили о любви и дружбе. От мысли, что это может означать изменение их отношений, её сердце забилось быстрее.
***
Быстрая музыка закончилась, и «Ведуньи» объявили перерыв. Некоторые танцующие возмущались, но большинство восприняло новость о нескольких минутах отдыха с радостью. Гарри и Гермиона без слов оставили танцевальную площадку и, взявшись за руки, вышли из Большого Зала. Поднявшись вверх на несколько пролётов, они прошли мимо рыцарей, празднично гремевших латами, мимо портретов, которые отмечали праздник и не обращали ни на кого внимания, и дошли до небольшого балкончика, от которого тянуло холодом. Отсюда гомон, доносившийся из Большого Зала, казался едва слышным гулом.
Перед ними раскинулся замок и окрестности, укрытые пышным снежным одеялом. Вид был просто великолепный: белый снег мерцал под лунным светом, вдали непроглядной зловеще-таинственной тьмой чернел лес, а на тёмно-синем, будто бархатном, небе раскинулись сверкающие звезды. Картина просто захватывала дух.
Холодный морозный ветер мгновенно пробрался под одежду, отчего друзья начали замерзать. Гарри и Гермиона стояли рядом, молча любуясь пейзажем. Тишина между ними не была неуклюжей, но и уютной её было не назвать. И оба знали почему. Около получаса назад перед быстрой песней играла медленная мелодия, под которую они танцевали, и что-то в них изменилось. Это чувство нельзя было описать словами, его было трудно объяснить и ощутить – оно существовало где-то на уровне тайных струнок души, прикосновений, эмоций. В каждом из них это пробуждало что-то скрытое – такое, что было в них всегда, но до последнего времени мирно спало. Это путало мысли, но, тем не менее, дарило ощущение чего-то чудесного.
«Почему я опять чувствую к ней такое?» - задался вопросом Гарри. Его изумрудные глаза не двигались, словно парень пытался рассмотреть что-то внутри себя, а не там, куда направлен его взгляд. «Гермиона - мой лучший друг. Я не должен чувствовать … к …ней… тако…». Он не мог даже найти точного определения тому, что чувствовал. Единственное, в чём парень был уверен – для него это ощущение совсем новое, и пока он не может его понять и дать ему название. Едва Поттер начал задумываться о своём отношении к лучшей подруге, как тут же понял, что начал испытывать к ней нечто подобное, хоть и не так сильно, ещё на втором курсе: сначала неудача с Оборотным зельем, хотя в виде кошечки Гермиона ему понравилась, и вообще казалась тогда очаровательной. Потом, позже, когда подруга окаменела, он часами сидел возле неё под мантией-невидимкой и чувствовал, будто потерял что-то очень важное: не было окликов Гермионы, заставлявших их с Роном делать домашнее задание, не было привычных, написанных аккуратным подчерком эссе, которые она давала им переписывать… В прошлом году они с ней на пару отправились спасать Бродягу. Он до сих пор помнил ощущение её рук на его талии, когда они летели на Клювокрыле. Наверно, именно это чувство заставило его заметить все изменения, которые происходили с лучшей подругой перед рождественским балом, и подтолкнуло её пригласить. А когда она вышла к нему из комнат для девочек…. оно многократно усилилось. Потом они танцевали в объятиях друг друга, чувствуя тепло рук, дыхание, глядя в такие знакомые, тёплые глаза… И это дало дополнительный толчок. Только это не пр… - мысль оборвала Гермиона, задав какой-то вопрос. Парень вскинул на неё глаза и попросил повторить.
- Здесь холодно, - сказала она, обняв себя руками и потирая ладонями плечи, пытаясь согреться. Мгновение спустя она уже благодарно улыбалась, потому что её укрыла мантия лучшего друга. – Спасибо.
- Пожалуйста, - Поттер сунул руки в карманы. - Надеюсь, ты хорошо проводишь время?
Гермиона улыбнулась и кивнула.
- Замечательно. А ты?
- Я тоже. На самом деле… я имею в виду, мне понравилось… - он нервно взлохматил волосы, - танцевать с тобой.
- Ммм, - девушка смущённо отвела взгляд, - только вот мои ноги ужасно болят.
- Может, тебе стоит переобуться?
- Нет, мои туфли тут ни при чём, - улыбнулась подруга. - Просто пока мы танцевали, ты несколько раз наступил мне на ноги.
Гарри вспыхнул и нервно рассмеялся.
- Прости. Но… наверно, нам просто нужно больше практиковаться.
Гермиона улыбнулась, отвернулась и, облокотясь о балюстраду, посмотрела вниз, словно пыталась что-то рассмотреть у основания замка.
- Всё хорошо. Я знаю, что несколько раз сама наступила тебе на ноги.
К гулу голосов в Большом Зале присоединилась медленная, чувственная мелодия, которая вскоре зазвучала соло. От мысли о том, что обстановка весьма романтична, Гарри покраснел, но всё-таки собрался с духом и, протянув руку, спросил:
- Я могу пригласить Вас на танец?
- Конечно, - девочка радостно улыбнулась и вложила ладошку в протянутую руку.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Вторник, 07.08.2012, 11:02 | Сообщение # 27
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Они медленно двигались под мелодию, крепко прижимаясь друг к другу. Каждый оправдывал такие объятия тем, что так проще согреться, но оба знали, что это ложь. Они танцевали на балконе вдвоём под звёздным небом, и вокруг них было только это небо да залитый лунным светом снег. И казалось, что они одни на всём белом свете, и больше никого нет. Они всё кружились и кружились, и вместе с ними танцевали снежинки. Гарри просто заворожила эта картина: ветер, который заставлял снежинки кружиться, свет звёзд и прекрасная девушка в его руках, его лучшая подруга…
- Гермиона?
- А? – откликнулась та, будто её вырвали из волшебного сна и, подняв голову от его плеча, посмотрела парню в глаза.
Гарри почувствовал, как его сердце пропустило удар, а потом, когда он как следует рассмотрел Гермиону, учащённо забилось: её щеки порозовели от холода, её глаза искрились ярче снега в свете луны и звёзд, а снежинки, запутавшиеся в её волосах, напоминали капельки бриллиантов…
Девушка же была просто очарована зелёными глазами лучшего друга, которые сверкали ярче изумрудов, а его руки, обнимавшие её за талию, казалось, лежат на самом подходящем для них месте. Ещё никогда она не чувствовала себя в такой безопасности и не была такой счастливой.
Никто из них не заметил, что сначала они перестали двигаться под музыку, а потом их глаза встретились, и пара явно потерялась друг в друге. Расстояние между их лицами становилось всё меньше, губы – всё ближе, сердца стучали всё быстрее… Вот глаза закрылись, а на щеках уже ощущается горячее дыхание…
- Гарри? Ты здесь? – Гарри и Гермиона резко открыли глаза и отскочили друг от друга, а на их лицах вспыхнул румянец. - Привет, Гермиона, я тебя не заметил.
- Ничего… Привет, Седрик, - поздоровался Поттер. Они с Гермионой не знали, благодарить или проклинать старшекурсника за то, что тот их прервал.
- Надеюсь, я ничему не помешал? - Диггори хитро ухмыльнулся.
- Н-н-нет. Ничему, – ответила Гермиона и могла поклясться, что даже в бледном лунном свете было заметно, как пылает её лицо. – Мы всего лишь... ммм…. наслаждаемся пейзажем. Правда, Гарри?
- А…мм… да, - кивнул тот, нервно взлохматив волосы. - Всё верно, пейзаж.
Седрик рассмеялся, а рядом захихикала Чжоу, которая осталась в тепле замка.
- Конечно. Это весьма удачное место для поцелуев. - Гриффиндорцы дружно посмотрели на балюстраду, видимо, найдя её чрезвычайно интересной. - Слушай, Гарри, я всего лишь хотел поблагодарить тебя за… хм… помощь с первым заданием. Ты разгадал тайну яйца? - Поттер посмотрел на него слегка недоумённо и отрицательно покачал головой. - Хорошо, просто ммм… прими с ним ванну. Можешь воспользоваться ванной старост. Пароль – «сосновая свежесть». Так…мм… да. Вот. Извините, что прервали. Хорошей ночи, Гарри и Гермиона, – он кивнув им и ушёл.
Балкон окутала оглушающая тишина, музыка остановилась, окна Большого Зала потемнели, а парочка задавалась вопросом: что же едва не случилось несколько минут назад? Оба несколько разочарованно удивлялись: неужели они действительно чуть не поцеловались, ведь оставалось всего несколько сантиметров, и их губы встретились бы в первом поцелуе.
- Так…мм… полагаю, нам пора, - сказала Гермиона, свешиваясь с балкона вниз головой и стараясь заглянуть в окна Большого Зала.
- Да. Уже поздно, - согласился парень, внимательно наблюдая за каждым движением подруги. Но ни один не сдвинулся с места. Гарри, на мгновение замявшись, подошёл к девушке сзади и обнял её за талию. - Спасибо.
- За что? – с явным замешательством спросила та, повернувшись к нему.
- За то, что ты мой друг. За то, что поддерживаешь меня, несмотря ни на что. За то, что веришь в меня, даже когда я сам в себя не верю. За то, что помогаешь мне. За то, что пошла со мной на бал. За то… - он вздохнул, - продолжать можно ещё долго. Только…
Глаза Гермионы наполнились слезами.
- Гарри… - внезапно девушка поняла, что не может говорить, потому что к её губам прижались его губы. Они стояли на балконе, залитые лунным светом. Вокруг парочки кружились снежинки, и казалось, звёзды светят только им двоим.
- Спасибо за то, что ты всегда рядом, - прошептал парень несколько мгновений спустя, оторвавшись от её губ. - Я не знаю, что бы делал без тебя, Гермиона.
Та улыбнулась, а из её глаз хрустальными капельками покатились слезинки. Она не нашлась, что ответить, и просто крепко обняла Гарри.
Поттер поднял руки и нежно стёр мокрые дорожки.
- Пойдём, а то если здесь останемся, простудимся.
Пока они шли к башне своего факультета, ни один из них не проронил ни слова. А когда зашли в гостиную, то обнаружили, что там царил приятный полумрак: свет погашен, а единственным его источником остался огонь в камине. Оба на мгновение замерли в нерешительности - что делать дальше - но вот Гермиона взяла Гарри за руку и повела к диванчику, на который они опустились рядом друг с другом.
Только Поттер собрался спросить, что происходит, как девушка обняла его за талию, положив голову ему на грудь.
- Гарри? – он посмотрел на неё и увидел, что лучшая подруга улыбается, после чего почувствовал, как она обняла его за шею, и вот уже Гермиона увлекла его в головокружительный поцелуй. - Я так рада, что ты пригласил меня на бал, Гарри, - прошептала она несколько минут спустя.
- Я тоже, - ответил он, каждой клеточкой тела ощущая девушку, прижавшуюся к нему. - Я… - его прервал открывшийся портрет, через который кто-то ввалился в комнату.
Гарри и Гермиона увидели мелькнувшие рыжие волосы Рона, который споткнулся о край коврика, попробовал сохранить равновесие, размахивая руками и левой ногой, при этом уронив стул и опрокинув столик с шахматами, но всё-таки растянулся на полу. Но даже при этом обалдело-довольное выражение с его лица никуда не делось.
- Салазаровы подтяжки! – выругался Уизли и громко рассмеялся. - Вот чёрт!
Гарри и Гермиона с удивлением смотрели на это представление, недоумённо хлопая глазами. Вот рыжик с трудом поднялся на ноги, кое-как отряхнул мантию и поднялся в спальню мальчиков, так и не заметив двух друзей, сидящих на диване.
- Мне привиделось, или Рон действительно пьян и испачкан в помаде? – спросил Поттер, когда приятель скрылся из виду.
- Да, и кажется, она синего цвета. Но уверена, что он не пьян. Просто Рон… такой… счастливый.
- Возможно. Думаю, утром мы ему об этом напомним, - коварно усмехнулся парень. - Но сейчас есть кое-что, что мне очень хочется сделать.
Гермиона вскинула бровь, вопросительно глядя на лучшего друга, и неожиданно вскрикнула, поскольку тот уронил её на диван и навис над ней.
- Гарри! - хихикнула девушка. - Что ты делаешь?
- Хм, я очень хочу поцеловать свою партнёршу, которая, между прочим, была самой красивой девочкой на балу.
Гермиона почувствовала, что её губы растягиваются в счастливой улыбке, и сильно покраснела.
- Ты такой льстец.
Спустя весьма продолжительное время Гарри и Гермиона, наконец, встали с дивана и, спотыкаясь и целуясь на каждом шагу, двинулись к лестнице, которая вела к спальням девочек. Только дойдя туда, они, наконец, смогли оторваться друг от друга, улыбаясь не менее обалдело, чем Рон час назад. Парочка стояла, не желая отпускать друг друга, хоть оба и понимали, что им пора спать.
- Спокойной ночи, - спустя несколько минут сказала Гермиона и поцеловала парня в щёку. Она повернулась, чтобы подняться в свою спальню, но Гарри по-прежнему крепко держал её за руку, как будто и не собираясь отпускать. Обернувшись, девушка увидела, что он смотрит на неё странным взглядом.
- Что случилось, Гарри?
- Ты, ммм… будешь со мной встречаться? – спросил тот, уставившись на свои ботинки и сильно покраснев. Он не мог набраться храбрости и посмотреть Гермионе в глаза.
А та не могла поверить: мальчик, который на первом курсе сражался с Волдемортом; мальчик, который на втором победил василиска; мальчик, который в прошлом году не испугался, что его преследует сумасшедший убийца; мальчик… нет, парень, который несколько месяцев назад бесстрашно вышел против дракона, сейчас стоит перед ней, как провинившийся первогодка перед профессором МакГонагалл.
Гермиона подняла его голову за подбородок и заглянула в такие родные и знакомые глаза. Улыбнувшись, она его поцеловала, вкладывая в этот поцелуй всю нежность и любовь к этому юноше.
- Да.
Гарри стоял, ошеломленно замерев перед лестницей, ведущей в спальни девочек, и смотрел, как Гермиона поднимается. На его губах до сих пор явственно ощущался вкус губ девушки, который заставил его сердце биться сильнее. Вот она уже стоит наверху и, одарив его последней улыбкой, скрывается из вида.
В свою очередь Гарри с широкой улыбкой влетает в свою спальню и видит, что Рон, Дин, Симус и Невилл уже крепко спят. Быстро переодевшись, парень ложится и мгновенно засыпает всё с той же счастливейшей улыбкой на губах.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
RusAlexДата: Среда, 08.08.2012, 08:12 | Сообщение # 28
Вечно идущий вверх по лестнице ведущей вниз
Сообщений: 150
« 16 »
в 27 посте хвост текста обрезан
Quote
Они танцевали на балконе вдвоём под звёздным небом, и
??? хвоста нет



Remember the past, live in present, think about future
 
CargerdreeДата: Среда, 08.08.2012, 13:46 | Сообщение # 29
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
RusAlex, спасибо, исправил


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Среда, 08.08.2012, 13:47 | Сообщение # 30
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Что теперь?
мой любимый миник



Огромнейшее спасибо самому лучшему бете на свете - Greykot!!! У меня не хватает слов благодарности за его труд и настоящее волшебство по превращению моих переводов в замечательные истории. СПАСИБО!!!!

До сегодняшней ночи Гарри никогда не обращал внимания на то, как скрипит «Нора». Но именно сегодня ему хотелось передвигаться по дому как можно тише. Но... дверь в комнату Рона скрипела, когда он выходил, лестница скрипела, пока он по ней спускался, дверь чёрного входа скрипела, когда он вышел в сад. На его счастье, никто не проснулся.
Трава, покрытая росой, довольно быстро промочила спортивные штаны, но холодно не было. Летняя ночь была тихой и тёплой, луна светила ровно, выхватывая из темноты то одно, то другое. Тишина. Всё вокруг навевало сон: полузакрывшиеся цветы, тихий стрекот насекомых, приглушённое мерцание звёзд... Парень медленно шёл по саду, впитывая атмосферу мира и спокойствия, и это было очень непривычно. Не надо оглядываться в поисках Пожирателей, думать о том, как убить самого тёмного мага за последнее столетие и при этом остаться в живых, не надо каждую секунду бояться за жизнь близких и дорогих людей. Странно, непривычно. Он подошёл к сараю для мётел и обнаружил, что его дверь тоже скрипела – противным протяжным стоном. Оттуда Гарри взял свою Молнию-2 – новый опытный образец, подаренный ему несколько дней назад. Метла легко и привычно легла в руку, и парень улыбнулся, предвкушая отличный полёт. Шагая по знакомой дорожке к полю для квиддича за «Норой», он вновь пустился в размышления, которые уже несколько дней никак не могли его оставить.
Что теперь? Этот вопрос Поттер задавал себе со дня Последней битвы.… нет, со следующего дня после сражения за Хогвартс. Всю его предыдущую жизнь расписали за него: в одиннадцать он поступает в Хогвартс, ему одну за другой подбрасывают тайны и загадки, которые он с детской наивностью и непосредственностью бросается решать, вовлекая своих друзей в опасности, а потом перед ним ставят почти невыполнимую задачу: убить Волдеморта. Он убил… и остался жив. И всё. И что теперь? Жениться на Джинни, завести семью с кучей рыжих детишек и спокойно жить? И всё?
Парень дошёл до поля, где моментально вынырнул из своих мыслей, потому что увидел, что он – не единственный, кому не спится этой ночью: на одной из скамеек спиной к нему сидела ни кто иная, как... его лучшая подруга.
- Гермиона?
Та подпрыгнула, выхватила палочку и наставила её ему в лицо. Узнав Поттера, она облегчённо вздохнула и моментально расслабилась.
- Привет, Гарри, - её тихий голос звучал устало. - Что ты здесь делаешь?
- Я всего лишь… хотел полетать, - ответил он и показал взглядом на метлу в руке. - А ты?
- Думаю, - усмехнувшись, ответила девушка, и парень не мог не улыбнуться: разве когда-нибудь было по-другому?
- О чём?- Гарри сел рядом с ней. Подруга по-прежнему была в пижаме, хотя как раз подумывала надеть халат, который лежал рядом.
- Обо всём, - она тяжело вздохнула. - Мы сделали то, что были должны... И что теперь?
Лучший друг понимающе кивнул.
- Я думал о том же. И что ты надумала?
Гермиона тряхнула головой.
- Полагаю, что выйду замуж за Рона, мы где-нибудь осядем, и будет у нас очередной выводок рыжих Уизли, как у его матери. Представляешь, она начала меня учить, как готовить любимые блюда Рона! Наверно, он рассказал ей о поцелуе…
Гарри хихикнул, неспособный придумать, что ей ответить. Но девушка совсем не нуждалась в его репликах, а просто продолжила:
- Дети вырастут, поступят в Хогвартс, Рон найдёт какую-нибудь работу… например… ну… любую, а я стану домохозяйкой.
- Наверно, - ответил Поттер, пожав плечами. Но что-то в голосе Гермионы было такое… что вся картина, которую она нарисовала, казалась тоскливой… беспросветной и… угнетающе-скучной.
- А я не хочу становиться домохозяйкой, Гарри, - горячо заявила девушка, но по-прежнему шёпотом. - И... пусть неважно, как я к этому отношусь, и неважно, сколько всего понапридумываю… я не вижу нас с Роном вместе! – под конец фразы она говорила уже в полный голос.
Собеседник смотрел на неё с непомерным удивлением – ТАКОГО от подруги он не ожидал.
- Что ты имеешь в виду?
- Хорошо, смотри: ты ведь отлично знаешь Рона, и как он относится к труду или учёбе, - начала Гермиона, и Гарри согласно кивнул – все знают, что Рон... весьма ленив. – Если он когда-либо найдёт работу, то это будет нечто, что не потребует много усилий, а, следовательно, и платить за это будут мало. Это значит, что мне придётся найти работу и обеспечивать семью деньгами.
- Я не вижу, в чём проблема? – удивился Поттер. - Пока ты будешь работать, он будет заниматься домом.
Гермиона горько рассмеялась.
- Думаешь, всё так просто? И не будет никаких проблем? А как же его дурацкий комплекс неполноценности? Как только у меня появятся первые успехи, он станет раздражительным и обидится на весь мир. И всё из-за того, что я буду упорно трудиться, и буду двигаться дальше, чтобы можно было жить достойно, в том числе и ему.
- Хорошо... возможно, не сразу, но он... - неубедительно начал Гарри, сам себе не веря.
- Помнишь Турнир Трёх волшебников? – устало спросила девушка. - Или шестой курс, когда он думал, что мы с Виктором целовались?
- Да, - тихо подтвердил её лучший друг, - Ты права.
Гермиона затихла, и Гарри внимательно на неё посмотрел. Лунный свет подчёркивал тонкий изящный профиль, высвечивая бледную кожу, которой в прошлом году явно не хватало солнца. Её глаза сияли непролитыми слезами, и парень ощутил странное желание, которое вызвало настоящее недоумение. Он хочет её обнять? Определённо. И вообще, дружеское объятие ей сейчас явно не помешает.
Придвинувшись ближе, Поттер неуверенно обернул руку вокруг её плеч. Глаза подруги удивлённо распахнулись, и она внимательно посмотрела на парня, после чего улыбнулась и откинулась назад, прижавшись к нему покрепче и обернув руки вокруг его талии.
- Спасибо, Гарри. Сейчас мне это очень нужно.
- В любое время, - ответил тот, нерешительно гладя её по спине. Девушка вздохнула и, подняв голову, поцеловала его в щёку.
Они замолчали, но это была уютная, убаюкивающая тишина. Гермиона рассматривала свои ноги и траву под ними, а Гарри внимательно изучал метловище Молнии-2.
- Мне просто... хочется, чтобы он понимал меня лучше… - нарушила тишину девушка. - Я не имею в виду что-то сверхъестественное, но раньше у него получалось. В этом году иногда он вёл себя, как настоящий джентльмен: слушал меня, не прерывая, делал комплименты...
- Подозреваю, что это были советы книжки, - пробормотал парень себе под нос. Он больше говорил это себе, чем ей, но подруга его услышала.
- Книга?
- "Двенадцать безотказных способов, позволяющих очаровывать волшебницу", - неохотно ответил Гарри, и Гермиона посмотрела на него с явным недоверием. Понятное дело – это, наверно, единственная книга, о которой она никогда не слышала. – Кажется, её ему подарили близнецы.
- Ему для этого понадобилась книга!?! – поражённо спросила девушка. - Да, какая ирония! Но на самом деле…. Книга?!
Она раздражённо топнула ногой, проворчав себе под нос что-то ещё, чего Гарри не разобрал, а потом пару раз глубоко вздохнула и сникла.
- Хорошо, но хотя бы один из нас счастлив, да?
- Да, - ответил Поттер, отводя взгляд в сторону, после чего повторил: - Да.
Когда он, наконец, посмотрел на Гермиону, то встретил недоверчивый взгляд.
- Не верю, - заявила та. - Что случилось?
- Ничего, - парень не лгал, ведь в последнее время действительно ничего не случалось. - Всё хорошо.
Когда он произнёс последнее слово, то тут же вздрогнул, потому что прекрасно понимал, что Гермиона не примет такой ответ, особенно от него.
- Гарри Джеймс Поттер, ты сейчас же мне расскажешь, что тебя беспокоит, - строго сказала девушка, сердито сверкая глазами. Тот вздохнул и уступил.
- Хорошо… я думаю о том же, что и ты, - начал он. - Я чувствую, что… каждый ждёт от меня, что я женюсь на Джинни, стану министром или кем-то в этом роде... Или же стану великим игроком национальной сборной по квиддичу, или директором Хогвартса, или лидером всего волшебного мира... Или кем-нибудь ещё очень важным. А я хочу быть просто Гарри. Знаешь, я подумываю о том, чтобы уехать из страны.
- Что? – ахнула Гермиона и схватила его за руку. - Нет, Гарри!
- Не волнуйся, - того удивила такая реакция, - Я пока ещё ничего не решил, но... если я останусь здесь, то прекрасно знаю, что случится. Все будут от меня чего-то ждать. Даже... Джинни. Она ничего не говорит, но миссис Уизли постоянно намекает на свадьбу, то говоря о подходящих цветах для платьев подружек невесты, то рассуждая о том, как счастливы Билл и Флер… и кажется, даже спрашивала о моих планах на будущее, - он произнёс эту тираду быстро, торопясь выговориться. - Но я не знаю, готов ли к этому. Я имею в виду…ведь со дня битвы за Хогвартс прошло только два месяца, а у меня опять жизнь расписана на годы вперёд, причём я в этом снова не участвовал. Я хочу сделать что-то для себя. Хочу просто жить, но если останусь здесь, то всё магическое сообщество будет чего-то от меня ждать.
- Так... ты хочешь быть с Джинни? – спросила Гермиона. Парень нервно взлохматил волосы и неопределённо помотал головой.
- Не знаю, - ответил он, - Я всего лишь… не знаю.
- Тогда почему ты начал назначать ей свидания? – поинтересовалась подруга, но в её голосе не было ни напряжения, ни принуждения... только любопытство.
- Она была… нормальной, - пожал плечами Гарри и уставился на свои руки. - Просто захотелось почувствовать себя обычным школьником, который ходит на свидания с красивой девочкой, понимаешь?
Девушка кивнула.
- Ты всего лишь хотел быть обычным – хотя бы недолго, - подчеркнула она. - Я понимаю.
- Но теперь, - Гарри продолжил, - я чувствую, будто… не могу дальше двигаться по этому пути. Все наши приключения… поиск крестражей, Годрикова Впадина, Малфой-менор и всё остальное... Это было, и я этого никогда не забуду, но сомневаюсь, что смогу хоть когда-нибудь рассказать обо всём этом Джинни. Могу попробовать, но…
- Её там не было, - закончила Гермиона его мысль, обнимая парня за талию и кладя голову ему на плечо. - Я прекрасно тебя понимаю. Это касается любого, кто в прошлом пережил какую-то травму или потрясение. Ты можешь поговорить об этом с кем угодно, но это не то же самое, что говорить с тем, кто тоже там был.
- Ты была там, - заметил Гарри, посмотрев на неё с улыбкой, - ты всегда рядом.
Она ухмыльнулась.
- Как будто я бы позволила тебе сбежать и убить себя.
Поттер хихикнул и несильно ткнул её локтем.
- Не думаю, что меня бы убили, - игриво заявил он, после чего девушка рассмеялась и стукнула его по плечу.
- А кто спас твою задницу от Нагини, а?
- Ну, это было всего лишь…
- Кто помог вам вовремя сбежать со свадьбы? А с площади Гриммо, 12, когда Пожиратели нас едва не схватили, а...
- Хорошо! – воскликнул парень, виновато улыбаясь. - Я назначаю Вас, Гермиона Джейн Грейнджер, личным хранителем моей задницы.
Та весело рассмеялась и толкнула его плечом.
- Хорошо, это тяжкое бремя, но пока я справляюсь.
Они вновь затихли.
Гарри задумался. Не существует ни одной другой девочки, с которой он мог бы это обсудить. Когда на них напала Нагини, рядом не было даже Рона. Но Гермиона была. С ней он мог поговорить обо всём – о любом событии его полной приключений жизни. Она могла управлять его жизнью, но, в отличие от многих (например, директора Хогвартса), делала это ненавязчиво и всегда старалась прислушиваться к его мнению. Она действительно была самой удивительной девушкой.
Неожиданно (но вполне предсказуемо) перед его глазами возникла картинка: они с Гермионой наблюдают за мальчиком с каштановыми волосами, торчащими в разные стороны, который бежит за рыжим котом, подозрительно смахивающим на Живоглота, и размахивает при этом книжкой. Эта картина исчезла так же быстро, как и появилась, но парень успел задуматься. Он бросил взгляд на лучшую подругу и увидел, что та наблюдает за ним с беспокойством.
- Что случилось, Гарри?
Тот продолжал на неё смотреть, но она встретила этот пристальный взгляд легко и спокойно. И вот они одновременно придвинулись друг к другу, Гермиона слегка наклонила голову, и их губы встретились.
Этот поцелуй был определённо лучшим в его жизни. И это было уж точно лучше, чем целоваться с Джинни, которая всегда стремилась как можно быстрее углубить поцелуй, проталкивая язык как можно дальше и доставая им очень глубоко. Гермиона же, казалось, просто довольствуется вкусом губ, немного дразня их языком, и при этом ни на чём не настаивает, позволяя ему самому решать – что и как делать. Девушка протянула руку и нежно провела пальцем по его скуле, потом по подбородку, ниже... Гарри хихикнул, и она тут же разорвала поцелуй и вопросительно на него посмотрела.
- Щекотно, - пояснил парень, а она улыбнулась, качая головой в ложном раздражении. - Хочешь продолжить?
Гермиона вздохнула и снова улыбнулась, на этот раз грустно.
- Хочу, - ответила она просто. - Но... что это значит? И что насчёт Джинни и Рона?
- Я не хочу жениться на Джинни, - пожал плечами Гарри. - Мы расстались в прошлом году, и больше так и не сошлись. А насчёт Рона... кажется, ты уже высказала всё, что думаешь по этому поводу.
- Да, - кивнула девушка, на что Поттер улыбнулся и вовлёк её в новый поцелуй. Гермиона довольно вздохнула и запустила пальчики ему в волосы, ероша и лаская их. Гарри оставил в покое её губы и начал спускаться каскадом поцелуев по подбородку, по шее, а потом двинулся к ключице (этот приём целую вечность назад ему преподала Джинни, но он быстро отбросил эту мысль). Девушка застонала, выгнувшись под его руками и губами.
- Гарри, нам лучше остановиться, - воззвала она к парню, хотя эти слова дались ей с трудом.
Тот застенчиво улыбнулся.
- Извини.
Гермиона покачала головой, счастливо улыбаясь.
- Не извиняйся. Ты замечательный. Но уже поздно, и нам пора возвращаться.
Поттер тряхнул головой.
- Давай сбежим, Гермиона. Только ты и я. Давай исчезнем отсюда.
- Что? – переспросила та, просто обалдев. - Гарри, ты ведь это не серьёзно?
Парень просто на неё посмотрел, и хоть при мысли, что прямо сейчас они могут уехать, не оглядываясь назад, его сердце учащённо забилось, он был уверен в своем решении.
Девушка восприняла его молчание как знак, что он действительно серьёзен.
- Но... мы не можем так поступить по отношению к Уизли и всем остальным!
- Гермиона, давай хоть раз в жизни сделаем что-нибудь только для нас, - решительно предложил парень, сжимая её ладошку. - К чёрту Уизли, к чёрту весь мир. К чёрту всё это… – он неопределённо махнул рукой. - Мы... я чувствую – это самое важное решение в моей жизни! И обещаю, что смогу добиться большего успеха, чем Рон.
- Но Гарри, это так внезапно! – Девушка вскочила со скамейки и встала рядом с ним, глядя на него удивлёнными глазами, в глубине которых плескалось смятение и… надежда? – Мы не можем так внезапно решить, что предназначены друг другу, и просто исчезнуть.
- Почему нет? – спросил Поттер и встал напротив. - Мы семь лет были лучшими друзьями, Гермиона. Какая внезапность? А если не получится... то мы хотя бы попробовали. В таком случае мы сможем жить где-нибудь поблизости друг от друга – как друзья.
- Но… - девушка явно не знала, что сказать, и поэтому Гарри продолжал её соблазнять.
- Мы можем поехать в Австралию. Твои родители уже там. Так почему нет?
- Гарри, - голос лучшей подруги звучал умоляюще.
- Что нас здесь ждёт, Гермиона? – спросил Поттер, подойдя к ней так близко, что между их лицами осталась пара сантиметров. - Даже если мы скажем Рону и Джинни, что всё кончено, думаешь, они отнесутся к этому спокойно, а главное, примут наше «нет»? Насколько я знаю их обоих, ничего не выйдет. Они так просто не сдадутся, и мне страшно представить, чем это может обернуться. Не говоря уже об ожиданиях всего остального мира. Пожалуйста, Гермиона.
А та была в смятении. Она стояла и переводила взгляд с него на «Нору» и обратно. Гарри взял её за подбородок и нежно поцеловал.
- Пожалуйста, Гермиона, - попросил он. - Не уверен, что смогу здесь остаться ещё хоть ненадолго, но... я не хочу потерять тебя.
- Ты бросишь Рона? – тихо спросила девушка.
Поттер раздражённо хмыкнул.
- Он делал это не один раз, поэтому совесть меня мучить не будет. Гермиона... пожалуйста?
Пока парень смотрел ей в глаза, то видел будто наяву, как все её доводы рассыпаются в прах. И ей ничего не остаётся, кроме как признать своё поражение. Сдавшись, девушка простонала:
- Я не знаю, мог ли твой отец говорить «нет» твоей маме, когда та смотрела на него этими проклятыми глазами, - в её голосе смешались предвкушение, веселье и раздражение. - Хорошо, мы уедем, но... - Гарри победно рассёк кулаком воздух. - Мы не можем просто исчезнуть. Надо оставить хотя бы записку.
Парень улыбнулся и вновь потянулся к её губам. Гермиона подарила ему быструю улыбку, взяла его за руку и отдалась на волю поцелуя. Когда они оторвались друг от друга, Гарри мог поклясться, что на его лице играет наиглупейшая улыбка. Увидев это, девушка хихикнула и поцеловала его в щёку.
- Мы оставим им записку, - согласился Поттер. - Потому что если попробуем им всё это объяснить, то…. ты знаешь, чем это закончится. Рон и Джинни будут проситься с нами, а миссис Уизли вообще запретит покидать «Нору».
- Думаю, ты прав, - вздохнула Гермиона. - Я действительно не вижу другого выхода, кроме записки.
И они, взявшись за руки, направились к дому.

***

Утром зевающая Молли Уизли спустилась на кухню и взмахнула палочкой в сторону буфета. Из шкафчика вылетела сковородка и опустилась на плитку, которая сама зажглась. Ещё один взмах, и над сковородкой разбились яйца. Только тогда она отошла от двери и направилась к плите. И лишь после этого заметила, что на безупречно чистом столе лежит лист пергамента. Взяв его в руки, она мгновенно узнала аккуратный почерк Гермионы.

Семье Уизли,
Мы пишем вам, чтобы сказать - до свидания. Мы решили уехать за границу – подальше от давления и всеобщих ожиданий. Возможно, для вас это будет ударом и покажется слишком внезапным, но мы сделали свой выбор. Нам хочется хоть раз в жизни сделать что-то для нас, не думая больше ни о ком. Надеемся, что вы поймёте, почему мы не смогли сказать вам это лично.
Рон - удачи во всех делах. Можешь взять Гаррину Молнию-2. Желаем тебе попасть в любимую квиддичную команду и встретить симпатичную болельщицу. Спасибо за помощь во всём, друг.
Джинни - спасибо, что позаботилась о Живоглоте, пока нас не было. Удачи на седьмом курсе. Мы уверены, что ты легко найдёшь подходящего парня. Спасибо, что все эти годы была замечательным другом.
Миссис Уизли – самой большой удачи в воспитании семьи. Спасибо, что всё это время поддерживали Гарри и смогли стать ему второй мамой. Особняк на площади Гриммо - ваш. Мы уверены, что если его отмыть и как следует прибрать, там можно прекрасно жить.
Извините, что мы не смогли сказать вам всё это лично, но нам не хотелось конфликта и ненужных аргументов, сотрясающих воздух. Если сможем, мы вернёмся, обещаем. Спасибо вам за всё и до свидания.
Искренне ваши,
Гарри Дж. Поттер
Гермиона Дж. Грейнджер


Молли резко упала на стул, забыв о яйцах на сковороде. Вскоре на лестнице послышались шаги, и на кухню вошла Джинни в ночнушке.
- Мама, Гермиона уехала домой? – спросила она. - Её вещей нет.
Миссис Уизли продолжала смотреть на письмо, а в её глазах начали скапливаться слезы.
- Да, дорогая, - ответила она, наконец, хриплым голосом. - Она ушла. И забрала с собой Гарри.
- Что? – переспросила Джинни в смятении и, подойдя к маме, забрала у неё письмо. По мере прочтения на её лице менялись эмоции: сначала - смятение, затем – недоверие, а потом на нём явственно проступило возмущение. – Они оба… невыносимы! – закончила она и со злостью разорвала письмо. Резко повернувшись, девушка бросилась наверх, громко зовя брата.
Наблюдая, как остатки письма медленно планируют на пол, Молли только вздохнула. Такого она точно не ожидала.

***

Шесть месяцев спустя
- О чём ты думаешь? – спросил Гарри, подойдя к Гермионе и обняв её за талию. Девушка вздохнула, откинулась назад – на грудь парня, и блаженно закрыла глаза.
- Только... о той ночи, - ответила она. - Нашей последней ночи в «Норе». Думаешь, мы правильно поступили, просто уехав?
- Я в этом уверен, - прошептал Гарри, целуя её в шею. – Ты же знаешь нрав Джинни. Она наверняка бы наслала на нас Летучемышиный сглаз.
Гермиона хихикнула и выгнула шею, подставляя те места, куда ему следовало целовать.
- Да, - согласилась она. - И... хорошо, я на самом деле ни о чём не жалею.
- Я тоже, - улыбнулся парень, обжигая дыханием её нежную кожу, что послало дрожь по её позвоночнику и сорвало стон с губ. Поттер улыбнулся шире и устремил взгляд вдаль, рассматривая окрестности, как будто видел их впервые: белый песок, синее-синее море, аккуратные домики на берегу, люди, неторопливо и чинно занимающиеся своими делами – всё это навевало спокойствие и умиротворение, стирая из памяти воспоминания об ужасах войны и помогая начать жизнь по-новому. Невдалеке в волнах мелькнула вместительная лодка Дэна Грейнджера, который наслаждался воскресной рыбалкой. Гарри подумал, что того больше привлекает процесс, а не результат. А особенно приятно рыбачить, когда невдалеке загорают в бикини любимые жена и дочь.
Если Гермиона не ловила рыбу вместе с отцом или не валялась на песочке, то её можно было найти в собственном книжном магазин «The Book Stops Here» (название придумала Эмма Грейнджер). Помимо этого, она начала писать новеллы о приключениях Гарри Поттера в Хогвартсе, а также издала несколько книг по правам волшебных существ и устаревшему законодательству магической Британии. Но, несмотря на это, никто так и не узнал, куда исчезли самые известные герои войны.
Гарри же помогал Гермионе управлять магазином, а ещё занимался домашним хозяйством (ему нравилось делать это для тех, кого он любил). Он даже помогал девушке писать книги, и это несмотря на то, что поначалу был против этой затеи. Но теперь с нетерпением ждал их издания.
- Папа говорит, что завтра вечером будет барбекю, - сообщила Гермиона, повернув голову и поцеловав парня в щёку. – Как ты к этому относишься?
- Только, если придет Логан, - улыбнулся Гарри. Логан был весёлым маленьким мальчиком, который вместе с родителями жил по соседству. Кажется, он воспринимал Поттера как старшего брата.
- Уверена, что он не упустит возможности навестить старшего брата Гарри, - рассмеялась девушка. - Когда-нибудь ты станешь замечательным отцом!
Желудок Гарри сделал кульбит. Кажется, это подходящий момент.
- Забавно, что ты об этом упомянула, - сказал он, выпуская её из объятий. А потом встал, протянул руку и легко её поднял, поставив напротив себя. - Поскольку я хотел тебя кое о чём спросить.
После этих слов он опустился на одно колено.
Гермиона в изумлении открыла рот, а её глаза засияли.
- Да! – воскликнула она.
Парень хихикнул.
- Сначала я должен задать вопрос, - его голос звучал строго, но на лице расплылась широкая улыбка, - Гермиона Джейн Грейнджер, я люблю тебя больше всего на свете, и хотел бы провести рядом с тобой каждый день до конца своей жизни. Ты выйдешь за меня?
Та несколько раз кивнула, потому что была не в состоянии произнести хоть слово. Из её глаз потекли слезы счастья.
- Д-да, Гарри, конечно выйду!
Когда он встал, девушка шагнула к нему и крепко обняла. Парень нежно её поцеловал, а потом взял за руку и надел кольцо на безымянный палец.
- Я люблю тебя, Гермиона Грейнджер.
- Я люблю тебя, Гарри Поттер
Гарри крепко-крепко её обнял, после чего поднял и закружил в воздухе. И девушка подумала, что у неё нет ни одной причины, чтобы сожалеть о том, что полгода назад они покинули «Нору».

***

Тринадцать лет спустя
Профессор Вирджиния Томас (в девичестве Уизли) считала себя спокойной и уравновешенной особой. Правда, с этим согласились бы немногие. Но Джинни считала, что выходит из себя лишь изредка. «Изредка» - на самом деле довольно часто, но помимо таких ситуаций она действительно была спокойной.
В данный момент она сидела за преподавательским столом и скучающе наблюдала за распределением студентов. Вот профессор Флитвик прочёл очередную фамилию, и «изредка» опять подняло свою уродливую голову.
- Поттер, Джеймс? - Флитвик произнёс это так, будто это был вопрос, а не утверждение. Когда Джинни увидела лохматые каштановые волосы и невероятные зелёные глаза мальчика, который, нервно улыбаясь, вышел вперёд, она почувствовала, как в жилах застыла кровь. Нет. Этого не может быть! Они сбежали вместе, но… брак… дети?! Но эти каштановые волосы и эти зелёные глазищи под длинными ресницами не спутаешь ни с чьими другими.
Джеймс Поттер сел на табуретку и помахал нераспределённым студентам. Профессор Флитвик надел на него шляпу. Та несколько секунд помолчала и объявила:
- Гриффиндор!
Стол Гриффиндора взорвался приветственными аплодисментами, а Джеймс Поттер сорвал шляпу и с довольной улыбкой направился к товарищам по факультету. Когда профессор Флитвик зачитал следующее имя в списке, зал затих:
- Поттер, Роза?
О, только не близнецы! На этот раз к табурету двинулась очаровательная девочка с густыми, чёрными, как вороново крыло, волосами, и глазами цвета тёмного меда. Сев на стул, она улыбнулась брату, который показал ей большие пальцы. Джинни не могла не улыбнуться – они близки друг к другу.
- Гриффиндор! – возвестила шляпа, на этот раз даже не раздумывая. Роза Поттер направилась к брату, который моментально освободил ей место рядом. Они оба повернулись к нераспределённым студентам с нетерпеливыми взглядами. У миссис Томас появилось неприятное предчувствие.
- Поттер, Сириус, - прочёл следующее имя профессор Флитвик, и у него был такой вид, будто теперь его уж точно ничем не удивишь. Наблюдая, как к шляпе идет мальчик с лохматыми чёрными волосами и каре-зелёными, болотного цвета, глазами, весь зал снова замер. При этом на лице нового студента играла усмешка, достойная тёзки. Изящно опустившись на стул, он тут же получил приговор:
- Гриффиндор!
Пока Сириус шёл к брату и сестре, Джинни вздохнула с облегчением, потому что, на её счастье, следующей в списке была Перл Льюис.
Тройняшки. Гермиона Поттер родила тройню. Все попали в Гриффиндор.
Внезапно Джинни Томас задумалась о досрочном выходе на пенсию.

***

- Думаешь, их уже распределили? – спросила Гермиона мужа. Они сидели на прохладной веранде и наблюдали за волнами, которые набегали на берег.
- Наверно, - ответил Гарри. - Я слышал, что ЗОТИ преподаёт Джинни. Интересно, как она отреагирует?
Супруга хитро улыбнулась.
- Интересно, как Хогвартс воспримет появление троих твоих детей?
Гарри усмехнулся и, наклонившись, поцеловал жену.
- Будем надеяться, что Рози их утихомирит.
Гермиона рассмеялась.
- Ох, я уверена, что для неё это не будет проблемой. Надеюсь, что с такими братьями она всё-таки сможет через несколько лет найти себе парня.
- Если что, я с удовольствием им помогу, - ответил Гарри, слегка нахмурившись. - Потому что он должен будет пройти сначала через её братьев, а потом через меня.
- Гарри Джеймс Поттер!
- Гермиона Джейн Поттер!
- Лилия Эмма Поттер! – раздался звонкий голосок у них за спиной. Когда глава семьи оглянулся через плечо, то увидел очаровательную рыжеволосую девочку, которая крепко прижимала к себе рыжего же кота.
- Ты должна находиться в своей постели, юная леди, - строго сказал он ей, после чего встал и направился к младшей дочери, которая ему доверчиво улыбалась.
- Ты обещал мне сегодня прочесть четвёртую главу, - надулась малышка.
Гарри подошёл к ней, улыбнулся и в задумчивости потёр подбородок.
- Я точно обещал? – спросил он девочку, которая успела выпустить кота, и теперь стояла перед отцом, невинно хлопая карими глазками. Живоглот тем временем забрался на колени к Гермионе и довольно урчал под нежными пальцами, ласкавшими его мягкую шерсть.
Гарри подхватил дочку на руки и отнёс в спальню, чтобы прочесть ей четвёртую главу «Гарри Поттер и Узник Азкабана».
Гермиона же тем времен думала, какая она счастливая и везучая: у неё четверо замечательных детей, любимый и заботливый муж, процветающий магазин, а её книги в скором времени появятся на прилавках Британии (хотя Гарри об этом ещё не знает). На следующей неделе «The Book Stops Here» переезжает в более просторное помещение, «Дары смерти» закончены и переданы в печать, хотя издатель настоял на том, чтобы история закончилась на битве за Хогвартс. «Это только подогреет интерес читателей», - и не расскажет ничего лишнего об их жизни после победы.
И вновь Гермиона задалась вопросом: как бы повернулась её жизнь, если бы той памятной ночью она отказалась сбежать из «Норы»?



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Истории о Гарри и Гермионе (Макси || ГП/ГГ || Незакончен || Перевод)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: