Армия Запретного леса

Среда, 26.02.2020, 20:58
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Тебя спасет любовь... (ГП/ТЛ;Drama/Romance;NC-17;Миди;закончен.)
Тебя спасет любовь...
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 02.11.2009, 16:34 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Автор: Key-ta
Бета: MaryKo
Пэйринг: Гарри Поттер/Том Реддл
Рейтинг: NC-17
Жанр: Drama/Romance
Размер: Миди
Саммари: «Тебя спасет любовь», - неоднократно твердил Альбус Дамблдор своему любимому ученику. Но вряд ли старый маг предполагал, что выйдет Такое…
Посвящается: MaryKo, Juliann, Azrail Shost-Devil, ну и девчонкам из группы «Die Turm Den Toten» (Башня мертвых).
Разрешение на размещение: получено
Статус: закончен.

Обсуждение: http://army-magicians.clan.su/forum/18-867-1


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 02.11.2009, 16:34 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 1

Это бесконечное падение, казалось, все никак не могло закончиться. И на смену нестерпимой боли никак не приходило долгожданное облегчение… Почему? Ведь путь с Астрономической башни до земли был недолог, так почему он все еще падает?..

Гарри очнулся у дверей Хогвартса. На улице была уже глубокая ночь – часы показывали три часа. Брюнет попытался встать на ноги, но это удалось ему только с пятой попытки. Что это? Он умер? Если да, тогда почему он снова в Хогвартсе?
Гарри нерешительно приблизился к дверям, которые тут же радушно распахнулись, пропуская его внутрь. Проходя мимо начищенных до блеска доспехов, стоящих в вестибюле, юноша не удержался и посмотрел на свое отражение. Оно там было… это самое отражение. Обычное тело, как раньше. Не дух, не призрак. Но разве такое возможно? Спрыгнуть с Башни и остаться в живых?
Из подземелий послышались голоса. В попытке спрятаться, Гарри сшиб одни из доспехов. От произведенного им шума вся Школа могла проснуться, не то что уж…
- Кто здесь? – послышался девичий голос, - Немедленно выходите.
- Не так, Сионна, - а это уже парень. Его голос показался Гарри смутно знакомым, и все же, сколько брюнет не напрягал память, не мог вспомнить, кто этот человек, - Lumos Maxima.
Весь вестибюль осветил яркий свет, безумно режущий глаза, но все же Гарри сумел рассмотреть двоих людей. Девушка не вызвала у зеленоглазого брюнета никакого интереса, все его внимание было приковано к красивому молодому человеку, темноволосому слизеринцу с необычайно бледной кожей. Теперь стало понятно, почему его голос показался Гарри знакомым. И все, что успел сказать брюнет, перед тем, как отключиться, так это короткое имя.
- Том………….

***

- Кто он, сэр?
- Не знаю, Том. Не знаю. Это очень странно, что он знает твое имя. И в Школе он нашей не учится… Любопытно, весьма любопытно.
Гарри открыл глаза. Все то же неизменно-приветливое Больничное Крыло. Рядом с его кроватью сидит Том, девушка, которую тот назвал Сионной, Дамблдор и директор Диппет. Гарри помнил его… такое не забывается.
- Ты очнулся, мой мальчик? – глаза Альбуса весело блеснули за очками-половинками, - Как ты себя чувствуешь?
- Неплохо, профессор, - бесцветным голосом отозвался Гарри.
- Вы можете ответить нам на несколько вопросов? – вмешался в разговор Диппет.
- Попробую, - периферическим зрением Гарри видел, что Реддл не сводит с него внимательного изучающего взгляда.
- Как вас зовут?
- Гарри Поттер, - честно ответил брюнет, - Мне шестнадцать лет.
- Как ты сюда попал? – это уже Альбус.
- Приехал.
- Кто твои родители?
- Лили и Джеймс Поттеры.
- Они маги? – встрял в разговор Реддл. Гарри отрывисто рассмеялся, из зеленых глаз скатилась одна единственная слезинка, которая затерялась в уголке губ. Брюнет слизнул ее.
- Да, они были магами.
- Были? – в голосе Сионны проскользнуло сочувствие, которое в прочем тут же и исчезло.
- Глупая смерть, на самом деле, - Гарри пожал плечами, - Они погибли в автокатастрофе. Мы раньше жили в Америке. Это случилось незадолго до того, как мы должны были переезжать в Англию… умерли у меня на глазах, - Гарри почти не солгал.
Глаза Альбуса погрустнели. Диппет что-то пробормотал себе под нос.
- Поттеры – очень древний род, но никакого Джеймса в их родословной никогда не было.
- Возможно, просто однофамильцы, - ответил Гарри, устало прикрывая глаза.
- Откуда ты меня знаешь? – в лоб спросил Реддл.
- Я тебя не знаю, - шепнул брюнет, точно осознавая, что Том ему не поверил.
Некоторое время все просто молчали, в то время как Реддл продолжал рассматривать лицо новоприбывшего. Особенно его заинтересовал шрам на лбу в виде молнии. Гарри мысленно улыбнулся. Знал бы ты только, Том, кто я, и меня бы уже не было в живых… А может… рассказать? Бред…
- Я думаю, что ты можешь остаться в Школе и получать образование наряду со всеми. Однако тебе нужно будет пройти распределение.
- Разумеется… Только… могу я попросить?
- О чем, молодой человек? – недовольный тон Диппета ничуть не беспокоил Гарри.
- Я хочу сменить имя на нейтральное. Скажем, Сириус Римус Эванс.
Если кого-то и удивила его просьба, то никто не подал виду. Едва только все покинули Больничное Крыло, Гарри позволил себе расслабиться. Все тело ныло, мысли в беспорядке. Как так получилось? У Гарри проскочила мысль, что ему выпал редкий шанс избавить мир от будущего Великого и Ужасного Темного Лорда. Что греха таить – соблазн был велик. Но все же что-то мешало. Было что-то в Томе Реддле такое, что заинтриговало Гарри. В итоге, брюнет решил, что не станет ничего предпринимать, пока не поговорит с Дамблдором. А к кому еще он мог здесь пойти за советом, как ни к нему?

***

Утро следующего дня встретило Гарри теплыми солнечными лучами, пробивающимися сквозь занавески на больших окнах. На какое-то мгновение парню показалось, что он в своем Хогвартсе, и все, что случилось вчера – бред сумасшедшего. Но женщина, снующая туда-сюда по Больничному Крылу, была вовсе не мадам Помфри. Слегка полненькая, с мягкими чертами лица, она внушала только симпатию. Гарри спустил ноги с кровати. На нем были все также надеты черные джинсы и мягкий темно-синий пуловер. Рука сама собой метнулась к уху, проверить на месте ли сережка. Маленькая серебряная змейка, которую подарил ему Драко, все так же украшала аккуратную мочку. Они тогда поспорили о том, кто выиграет очередной матч: Когтевран или Пуффендуй. Гарри ставил на Когтевран, но ловец пуффендуйцев всего на несколько секунд оказался быстрее и поймал снитч. Тогда Малфой потребовал, чтобы Гарри проколол ухо. Сережку Малфой выбирал вместе с Панси и Мионой. Сейчас это казалось таким далеким… Он тогда еще разозлился на подругу, что она была заодно с Драко, но дулся недолго. Как можно на них на всех обижаться, если все они твои друзья. И пусть некоторые из них стали таковыми относительно недавно, Гарри всех их очень ценил. Панси со своей странной логикой. Драко с его дурацкой манерой растягивать слова… Нотта, хоть тот и был по мнению Рона, редкостным придурком, вечно невозмутимого Блейза… Даже Кребба с Гойлом…
- Ты проснулся? Кстати, меня зовут Аэлла Гарнет, а тебя – Гарри?
- Очень приятно, - брюнет сдержанно улыбнулся, - вы правы, мадам Гарнет. Я – Гарри.
- Мадам? – целительница удивленно моргнула, - обычно меня называют либо Элли, либо миссис…
- Прошу вас, позвольте мне эту слабость, - попросил Гарри.
- Конечно, милый, - Аэлла потрепала юношу по щеке, чем напомнила ему миссис Уизли.
Снова стало тоскливо… Сердце забилось пойманной птицей, стало трудно дышать, но кажется, мадам Гарнет ничего не заметила.
- Тебе пора идти на завтрак.
Гарри кивнул, и медленно вышел из Больничного Крыла. Он шел по коридорам, сопровождаемый любопытными взглядами учеников. Что в прочем и не удивительно – на Поттере не было мантии. Молодой человек шел с гордо поднятой головой, на встречу своей новой жизни, и это угнетало… Ведь он не хотел жить, он желал смерти…
Поттер дождался, когда все студенты соберутся в Большом Зале, и только после этого зашел туда сам. Только увидев его, Диппет тут же поднялся с кресла. Скользнув взглядом по толпе, Гарри увидел Минерву МакГонагалл… живую… стоит рядом с трехногим табуретом, и держит в руках шляпу. Захотелось выть.
- Прошу тишины. К нам из Америки перевелся новый студент. Сириус Римус Эванс. Сириус, пройдите к профессору МакГонагалл, она наденет вам на голову распределяющую шляпу, которая и определит вас на факультет.
Больно… как же больно… и нет в толпе платиновых волос Драко… нет беспрестанно шепчущего что-то Рона… нет всезнайки Мионы… это не его мир… Здесь нет ничего дорогого для Гарри. Разве что Альбус да Минерва…
Шляпа мягко опустилась на голову – знакомое ощущение.
- Сириус, говорите? А я вот ясно вижу в вашей голове совсем другое имя, мистер Поттер… И за вашим именем кроются великие дела… Думаю, сегодня вам подойдет…Слизерин!
Слизеринский стол взорвался аплодисментами, гриффиндорцы провожали злобными взглядами… Гарри спокойно сел за свой стол. Том, благосклонно улыбаясь, протянул Поттеру руку, но тот ее проигнорировал. Среди студентов пробежал испуганный шепоток.
- Объявляешь мне войну… хм… Сириус? – красивые глаза опасно сузились.
- Не я, Том… Ты.
Гарри отвернулся, пытаясь тем самым прекратить разговор. Однако, Реддл так не считал.
- Меня не называют Томом, Сириус.
- Да, знаю я, - Гарри отмахнулся от собеседника как от назойливой мухи, - Лордом Волдемортом кличут.
За слизеринским столом воцарилось молчание. Гарри молча усмехнулся… Ну, конечно, появился не пойми кто, не пойми откуда, и наезжает на их лидера
- Что ж, будь по-твоему, - Реддл хрипло засмеялся, - Эванс.
Обстановку разрядила Сионна, протянув брюнету расписание.
- Ого, гриффиндорцы. Будет интересно.
Гарри действительно было интересно посмотреть на гриффиндорцев, будучи студентом другого факультета. Только успев доесть, Поттер сорвался со своего места и унесся в сторону класса ЗОТС. В нем медленно просыпалось робкое желание пожить еще чуть-чуть. Скорее всего, на Гарри так влияло время, в котором он оказался, но факт оставался фактом. Он с нетерпением ждал урока у Дамблдора.
Потихоньку к кабинету начали подтягиваться другие ученики. Гриффиндорцы окидывали злыми взглядами всех, кто относился к серебристо-зеленым. К Поттеру незаметно подошла Сионна, улыбаясь уголками губ.
- Еще чуть-чуть, и они сожрут тебя с потрохами.
- Я привык к тому, что кто-то пытается меня убить, - хмыкнул Гарри, - не введешь в курс дела?
- Конечно, - новая знакомая обернулась к кучке гриффиндорцев, - Это Джоан Ролинг, - Сионна указала на девушку с растрепанными волосами. У той на плече висела огромная сумка, которая, казалось, вот-вот лопнет по швам, от количества набитых в нее учебников, - Она жуткая всезнайка, - девушка до ужаса напоминала Гарри Миону, - Рядом с ней Гордон Уизли, - Гарри удивленно захлопал ресницами. Интересно, он Рону дедом, или прадедом приходился? Между тем, Сионна продолжила, - Рядом с ними Джина Вонг, редкостная авантюристка. Вечно влипает в неприятности, и терпеть не может Реддла. Можно подумать, ему есть какое-то дело до девчонки, - Поттер не стал высказываться о том, что Тому абсолютно до всех нет никакого дела, - видишь этих двоих? Это близнецы Остин: Ричард и Роберт. (прим.беты: Болек и Лёлек...)
Поттер скорее почувствовал, чем увидел, как к ним приближаются Реддл, Эйвери, Руквуд и Ленстрейдж.
- А это…, - начала, было, представлять их Сионна, но Гарри перебил ее.
- Не надо, я… я их знаю.
- Вилджен, новенького обрабатываешь? – хохотнул Эйвери, - И как тебе наша принцесса, Эванс?
- Я бы оценил ее по достоинству, но женщины не мой профиль, - выдал Поттер, вводя всех присутствующих в оцепенение. Лишь Реддл остался невозмутимым, лишь презрительно скривил губы.
- Ты хочешь сказать, что ты – гей?
- Отчего же только хочу, Реддл? Я именно это и говорю.
Гарри было все равно, что о нем подумают в этом мире, в это время… Но там где он был раньше, друзья знали… Он не лгал там, не будет лгать и здесь. Реддл скользнул по нему глумливым взглядом, отдавая молчаливый приказ Эйвери и Руквуду проучить выскочку. Но Гарри решил по-другому.
- Будь аккуратен в своих играх, Том Марволо Реддл, - прошипел на парселтанге зеленоглазый брюнет, - Интересно, а в Школе знают, что это ты, а не Рубеус Хагрид, открыл Тайную Комнату и выпустил василиска для убийства грязнокровок?
- Руквуд, Эйвери, - те удивленно воззрились на своего лидера, - оставьте его.
Гриффиндорцы потрясенно переводили взгляды с одного на другого. Реддл вдруг неожиданно улыбнулся.
- Они теперь тебя боятся, так же как меня. Боятся и ненавидят, Гарри Поттер… Кто ты?
- Я? Я – Гарри… только Гарри, и никто больше. Запомни мое имя, Том, а лучше запиши, и спрячь в дальний ящик до лучших времен… Ведь сейчас я – парень из Америки, Сириус Эванс, сирота без родины и флага…
Реддл ухмыльнулся, и открыл перед Поттером дверь, пропуская того в кабинет первым. Вслед за этими двумя вошли все остальные…
И никто не заметил, что за двумя молодыми людьми, молча наблюдал Альбус Дамблдор….


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 02.11.2009, 16:36 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 2

От автора: глава короткая. Своего рода переходное состояние от их знакомства к последующим действиям…

Целый день Гарри Поттер боролся с искушением. Единственное, чего он хотел – отомстить. И это желание было настолько велико, что Гарри несколько раз ловил себя на том, что хватается за палочку в присутствии Реддла раньше, чем успевал подумать об этом. Целый день рядом с человеком, которого ненавидит… целый день рядом с человеком, который даже еще и не представляет, ЧТО он сделает в будущем…
- Вот черт, - Гарри с размаху ударил кулаком в стену.
За его спиной раздалось деликатное покашливание.
- У тебя что-то случилось, Сириус? – голубые глаза внимательно изучали брюнета. Дамблдор искал в новоприбывшем признаки жестокости, которые всегда были в Реддле. Искал, потому что видел, как эти двое похожи. Искал, и не находил. Этот зеленоглазый мальчик был зеркальным отражением Тома Реддла, и это пугало, - Не хочешь ли ты что-нибудь рассказать мне, мой мальчик?
Поттер только покачал головою.
- Нет, я хочу кое о чем у вас спросить. Где мы можем поговорить?
- В моих комнатах, - напряженно ответил Дамблдор. В изумрудных глазах мальчика плескалась пустота, и боль… много боли… слишком много…
До комнат они шли молча, Гарри не хотел начинать разговор посреди пустого коридора.
- Чаю? – это был первый вопрос, который задал Альбус, едва они зашли в «апартаменты».
- Разумеется, - отозвался Гарри, - не забудьте лимонные дольки.
Дамблдор замер, как вкопанный, но достаточно быстро взял себя в руки. Секунд через пятнадцать на небольшом столике стояла вазочка с лимонными дольками и две чашки горячего чая. Гарри опустился в одно из кресел. Дамблдор сел напротив.
- Итак…
- Скажите, Альбус, а вы верите в перемещение во времени? Нет, я не имею в виду хроновороты.
- Странный вопрос, мой мальчик. Ну, что же. Сказать честно, то документальных подтверждений таким случаям нет. Но во многих мифах сказано, что если очень сильный маг умирает до того, как пришло его время, то его забрасывает либо в будущее, либо в прошлое. Некоторые вариации рассказывают о других вселенных. Это, своего рода, шанс прожить новую жизнь, или изменить старую, в случае перемещения в прошлое. Но опять-таки, это только мифы.
- Изменить старую…, - повторил за Дамблдором Гарри, - Но ведь ход истории менять нельзя!
- Как таковое, нет, Сириус. Но всегда есть возможность прогнуть законы магии под себя. Если ты изменишь свою жизнь и это в последствии изменит ход истории, как ты выразился, то… пожалуйста. Это не нарушает ни один закон.
- Вы сказали, если маг уходит из жизни раньше времени…, - Дамблдор кивнул, - Значит, есть вероятность из прошлого вернуться обратно в свое время. Но как ему это сделать? Снова умереть?
- В теории, мальчик мой. Однако, типичное самоубийство вряд ли поможет. Тому, кто угодит в такую ситуацию, останется лишь одно. Ждать. Но к чему ты спрашиваешь об этом?
- Извините меня, Альбус, но я не имею права говорить об этом. Все что мне остается, так это ждать, - Гарри мягко улыбнулся, и вышел из комнат Дамблдора, оставляя того в полном недоумении по поводу происходящего… Ничего, умный, выводы сделает быстро.
Когда брюнет вернулся в подземелья, то в общей гостиной уже никого не было, если не считать какой-то девушки, заснувшей в кресле. Лицо почему-то казалось Поттеру смутно знакомым… но образ неумолимо ускользал из сознания Гарри и вспомнить, где он мог ее видеть, парень так и не смог. И все же… Да, нет… никак. Поттер решил, что спросит ее имя завтра с утра….
Догорал огонь в камине, чуть слышно потрескивали поленья. Слышалось размеренное дыхание девушки, сладко спящей в кресле. Гарри сидел на мягком ковре, обхватив колени руками, так близко к огню, что, казалось, еще немного наклонись он вперед, и маленькая дьявольская искорка соскользнет к нему на одежду и запылает ярким пламенем. Но Гарри не обращал внимания ни на огонь, ни на то, что, несмотря на тепло от камина, замер и мелко дрожит. И уж тем более он не мог заметить, что за ним наблюдают.

***

Том Реддл не был наивным. Не был мягким и добрым. Не был он и понимающим, располагающим к себе человеком. Не поддавался ностальгии и меланхолии… А сейчас вот стоял и наблюдал с небольшого балкончика за сидящим внизу новеньким. Он понимал, что тот таит в себе нехилую угрозу, и разумнее было бы убить его, но отчего-то рука не поднималась. Сириус Эванс… Том усмехнулся. Присоединиться что ли к нему?..
- Эй, Эванс! – брюнет оторвал глаза от пола и медленно обернулся, вопросительно глядя на Тома, - Я спущусь?
- А я откуда знаю, спустишься ты или нет? – буркнул Гарри и отвернулся.
Недолго думая, Том все же скользнул вниз по лестнице и бесшумно опустился рядом с брюнетом. Тишина тут же стала напряженной, но оба упорно делали вид, что ничего особенного не происходит. Черта с два ничего не происходит! Гарри убрал руки подальше от собственной палочки, слишком уж велик был соблазн прикончить Марволо… за всех тех, кто умер по его вине… за всех тех, кого он убил собственноручно…
Том сцепил руки в замок – настолько сильно было жжение в кончиках пальцев. Хотелось прикоснуться к этому загадочному шраму. Реддл не понимал, что особенного в этом бело-розовом рубце в виде молнии, пересекающем лоб зеленоглазого парня, но все же что-то, наверное, было, иначе, почему он так реагирует?
- Девушка…, - Гарри кивнул головой в сторону спящей, - кто она?
- Принц.
- Эйлин Принц? – уточнил Поттер. Тогда не удивительно, что ее лицо было так знакомо. Северус. Ненавистный учитель зельеварения. Гарри тепло улыбнулся, чем несказанно удивил Реддла.
- Откуда ты знаешь всех нас? – карие глаза хищно прищурились, губы плотно сжаты.
- Я не знаю вас, - Гарри почти не солгал. Он и в самом деле никого из них не знал. И Тома он не знал. Лорда Волдеморта знал точно, но не этого парня, который заносчивостью и высокомерием едва ли отличался от Драко, когда тот учился в Школе. Как так? Почему все так? В голове проскочила лишь одна мысль – он не сможет убить. Не сможет убить этого парня, который сейчас сосредоточенно изучает огонь… языки пламени отбрасывают тени на красивое лицо, причудливые блики смягчают его холодность…
Гарри растерянно посмотрел на Тома… И что теперь?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 02.11.2009, 16:41 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 3

Когда Поттер проснулся, то оказалось, что в комнате он один. С одной стороны, это действительно радовало, с другой… а с другой, один хрен радовало. В корне задушив мысль о том, чтобы не идти на завтрак, Гарри все же спустил ноги с кровати. Спать хотелось нещадно. Интересно, и с чего бы?! Не с чего ведь. Подумаешь, лег спать в шесть утра, а встал в восемь – не велика беда. И как только Том сумел встать?
Всю ночь они, как два идиота, просидели у камина. Не разговаривали. Не потому что не о чем было, а потому что ни Поттер, ни Реддл не видели в этом смысла. Напряжение не спадало до тех пор, пока они оба не отправились спать… Сейчас же Гарри искренне сожалел о том, что он – безмозглый идиот… и не выспался только из-за своего идиотизма.
В Большом Зале народа было не слишком много, но этого хватило, чтобы Поттер чувствовал себя неуютно. Особенно под взглядами гриффиндорцев. В первый момент, Гарри подумал, что гнев предназначен ему, но когда скользнул взглядом по столу Слизерина, понял, что два вечно враждующих факультета снова что-то не поделили.
- В чем дело? – вместо приветствия спросил Гарри, но откликнулась только Сионна. В прочем, Поттера это нисколько не удивило.
- Лейнстрейдж с Уизли сцепились.
- Вот как? – и снова Поттер не удивился, - И чем дело закончилось?
Реддл холодно улыбнулся, игнорируя возмущенные взгляды своей свиты. На самом деле, Том сам спровоцировал данную ситуацию, надеясь получить какие-никакие ответы.
- Пока еще ничем, Эванс. Сегодня ночью будет дуэль. Надеюсь, ты присоединишься к шоу?
Гарри мгновенно взбесился. Кажется, вчера он забыл, что Том Реддл все же Темный Лорд, и жалости у него нет ни на грош. Шоу ему подавайте.
- Правила дуэлинга гласят, что любой дуэлянт может выставить кого-то вместо себя. Поправьте меня, если я ошибаюсь.
Реддл спровоцировал – Гарри повелся, и сам это прекрасно осознавал. Реддл хочет шоу – у него оно будет.
- Думаю, сегодня у Лейнстрейджа будет другой противник, - как бы невзначай обронил Поттер. Один обронил – другой подхватил.
- Думаю, ты сегодня будешь сражаться не с Лейнстрейджем...
Гарри понимал, что лучше было бы не влипать ни во что, а сидеть и молча наблюдать, но это у него как-то плохо получалось. Причем всегда. Будь тут Снейп, он бы уже высказался по поводу умственных способностей своего ученика. Поттер из-под челки посмотрел на Эйлин, та недовольно сжала зубы, явно стараясь удержаться от язвительного комментария. Мда, яблочко от яблоньки… Не спеша доев, Гарри обратился к Сионне и попросил ее подойти с ним к гриффиндорцам.
Сказать, что Гордон Уизли был удивлен просьбой новенького – это не сказать ничего. Но на вопрос о том, почему именно Эванс хочет занять его место в дуэли, лохматый парень не ответил. Только посмотрел как-то странно и ушел.
На самом же деле в голове Гарри Поттера в тот момент уже созрел план, и теперь он с нетерпением ждал ночи. Удивить Темного Лорда всегда приятно…

***

Гарри наблюдал. Наблюдал за Томом и профессором Слизнортом. Прав был Дамблдор, когда говорил, что за время учебы Реддл сблизился лишь с преподавателем зельеварения, это было видно невооруженным взглядом. Интересно, что будет, если Гарри вмешается и не даст Горацию рассказать о хоркрусах? Нет, нельзя. Дамблдор говорил, что можно менять лишь свою жизнь… Слизнорт рассказывал о Феликс Фелицис и предлагал своим студентам посостязаться за него. Можно было не трепыхаться, а преспокойно жить дальше, ведь все равно его выиграет Эйлин. Хотя нет, вон Том старается, даже волосы растрепались… Гарри, конечно, тоже изобразил бурную деятельность, но на положительный результат не рассчитывал.
На перерыве его перехватила Джоан, которой, почему-то, вздумалось благодарить Эванса за то, что он избавил Гордона от неминуемого пребывания в Больничном Крыле, несмотря на то, что они враги. Гарри решил благоразумно промолчать и не говорить девушке, что ему до Гордона не было вообще никакого дела. Все, чего Гарри хотел, так это поставить зарвавшегося Реддла на место, а сбить с него спесь можно лишь одним способом. Победить.
Вечер неумолимо приближался. Принц и Вилджен изъявили желание присутствовать на дуэли. И хоть Гарри это идея положительно не нравилась, он смирился. Ему однажды довелось увидеть гнев Гермионы и Панси, когда Нотт попытался им двоим перечить. Двое суток находился под бдительным присмотром мадам Помфри.
Зашел Эйвери. Сказал, что Том ждет на опушке Запретного Леса.

***

Гарри пришел вовремя, но остальные все же были там раньше. Реддл с прихвостнями и девушки. Не тратя время на разговоры, Том достал волшебную палочку, и смерил Поттера высокомерным взглядом, будто был уверен в своей победе. Что ж, а вот Гарри был уверен, что слизеринец проиграет.
- Тебя учили сражаться на дуэли, Сириус Эванс? – тихо спросил Реддл. Глаза как глаза, красивые… карие.
Но память услужливо сует Поттеру картинку с кладбищем и мертвым парнем на земле. Внутри всколыхнулась застаревшая боль. А ему-то казалось, что все ушло…
- Мы должны поклониться друг другу, Сириус, - похоже, Том расценил молчание брюнета по-своему.
А в голове эхом звучит безразличный шипящий голос: «Дамблдор был бы рад увидеть твои хорошие манеры… поклонись смерти, Гарри».
Хрен ему с кисточкой. Не склонился перед Темным Лордом, не склониться и перед Реддлом. Гарри отбросил ненужные мысли и попытался сосредоточиться. То, что было, уже в прошлом. Тьпфу… в будущем… нет, ну как таковое это, конечно, так, а на деле-то…
Гарри мысленно застонал. Ну, почему он не может мыслить серьезно?
Периферическим зрением он видел, что в него уже летит Stupefy, но все происходило словно в замедленной съемке, поэтому Гарри просто отошел, и луч, пролетев мимо, канул в пустоту. Том оторопело смотрел на противника, но тот лишь пожал плечами. И уже через секунду на него посыпался град заклинаний, от которых Поттер ловко уворачивался, что доводило Реддла до белого каления. Впрочем, Гарри было, мягко сказать, начхать на душевное состояние Тома. В течение десяти минут, зеленоглазый паренек развлекал себя тем, что как угорелый носился по опушке, веселя Сиону и Эйлин, и приводя в бешенство мужскую часть коллектива.
- Crucio
- Expelliarmus
Вот он – тот сюрприз, который Гарри приготовил Реддлу. Как тогда… зеленый луч столкнулся с красным, и их двоих окутала золотая паутина. Глаза Тома удивленно расширились. Гарри кожей чувствовал панику Реддла, и это отрадно согревало душу. Том попытался, было, разорвать контакт, да не тут-то было… Бесполезно.
Гарри почти ласково улыбнулся Тому. Возможно, он и не сможет убить Реддла… Хм… Убить не убьет, но больно сделать – всегда пожалуйста.
Всё правильно… палочки-близнецы не могут сражаться против друг друга. Но кто говорил, что Гарри Поттеру для колдовства нужна палочка?
- Crucio
Боль прошило тело насквозь, заставив Тома выгнуться дугой. Из глаз потекли слезы, но он не закричал… Гарри почти гордился им… сам он не смог, не выдержал тогда, на кладбище. С каким-то отрешенным оцепенением, брюнет смотрел, как тонкие пальцы Тома впиваются в землю, выдирая траву… ни звука… ни писка, ни всхлипывания... ни-че-го.
Все прекратилось. Карие глаза всматриваются в лицо того, кого теперь все называют Сириусом. Реддл молча поднялся, и свита тут же напряглась, ожидая приказа относительно дальнейшей судьбы Эванса. Но никаких указаний не последовало – Том махнул рукой, молча, приказывая остальным следовать за собой. Пройдя несколько метров, Реддла кто-то задел плечом – Гарри обогнал его, и теперь быстрым размашистым шагом направлялся в сторону Хогвартса. В голове у Тома царил кавардак. Срываться на Эванса за то, что тот победил, было глупо, но и признать поражение было очень трудно. Выходит, Сириус превосходит его по силе? Или равен?
Что теперь? Признать, что он, Том Реддл, не так уж совершенен, и существует кто-то, кто смог его победить на дуэли? И к чему это приведет его? Что за тайны скрывает Эванс?
Гарри ощутимо лихорадило. Ну, вот зачем он влез в эту дуэль? Теперь Реддл снова отметил его, как равного. Странно, что Том даже не разозлился, не попытался отомстить. Мерлин, и что делать дальше? Как слизеринец поведет себя завтра? ..

***

А «завтра» встретило Поттера и Реддла не слишком приятными известиями. Хуже пришлось Гарри – это едва не стоило ему жизни. Парень как раз направлялся в Большой Зал, когда почувствовал стальную хватку на своей шее. Его швырнули об стену, и Гарри ощутимо приложился затылком о холодный камень. Кажется, это называется «искры из глаз»… Мир завертелся с бешеной скоростью, мерцая разноцветными огнями. Воздуха катастрофически не хватало. Гарри еще пытался дышать через рот, потому что через нос не получалось. Парень с трудом осознавал, что сползает по шершавой стене, что тонкие пальцы сдавливают сильнее… еще сильнее… Огоньки перед глазами начали утрачивать цветность, пока совсем не растворились в бархатной темноте. Тело наполнилось ощущением легкости… и полного отсутствия боли… ничего…
- Зачем. Ты. Это. Сделал? – это первый вопрос, который услышал Поттер, когда пришел в себя. Перед глазами все еще рябило, и слышал он, как через толстый слой ваты, но все же Гарри был жив, хотя и не мог никак понять: рад он этому или нет.
- Что я сделал? – разве это его голос? Казалось, он наблюдал за всем происходящим со стороны. Будто, это и не его голос так хрипло шепчет, словно в рот запихнули кучу битого стекла и заставили проглотить…
- Рассказал этим идиотам из нашей школы… про дуэль. Ведь это сделал ты? Кому еще, кроме тебя это нужно? - Том презрительно скривил губы. Каждое слово как удар хлыста.
Гарри мысленно улыбнулся. Человечный Волдеморт – это же нонсенс. И ведь не убил же. Разжал пальцы в последний момент.
- Том, - Реддл резко вскинул голову и посмотрел на Гарри, - это не я. Мне это ни к чему. На самом деле, я мог бы сказать не Crucio, а просто убить тебя. Даже ты не можешь это отрицать, Том. Скажи, зачем мне быть настолько мелочным, чтобы трезвонить о своей победе на каждом углу?
- Это ты мне скажи.
Рассмеяться было бы глупо, но именно этого и хотелось в тот момент – слишком уж Том выглядел забавно, обижаясь. Хотя Гарри видел, что Реддл уже капитулирует.
- Не там ищешь виноватых, Лорд, - Поттер позволил себе улыбнуться. Не открыто, но лишь намек на улыбку, и все же Том заметил.
- Допустим. Но кто тогда?
Гарри уже, было, открыл рот, чтобы честно ответить, что он и понятия не имеет, кто это мог быть, но если все же узнает, то обязательно наботает тому, кто чешет языком о том, о чем не положено. Но тут, откуда ни возьмись, появилась Эйлин, и честно сказала им, что они два чокнутых придурка, потому что сначала дерутся, потом думают. Гарри честно возмутился в ответ, ибо сам он ни с кем не дрался, и это его, бедного и несчастного, хотели задушить. Реддл не оценил юмор. Сидел на полу, взирая на новенького и Принц, с потрясающей мрачностью.
- Спросите-ка, у Джины Вонг, что она делала вчера около Запретного Леса после отбоя, - как бы невзначай произнесла Эйлин, с саркастичной усмешкой глядя на упрямых парней перед собой.
Все становилось на свои места. Девица видела их, и тут же рассказала своим гриффиндорцам о том, что Том Реддл, наконец-то, повержен. Хорошо хоть Вонг хватило ума не рассказать о том, что они использовали непростительные, иначе Реддла и Поттера, простите – Эванса, уже исключили бы. Хотя нет, вряд ли. Дамблдор как всегда заступился бы.
Реддл помог Гарри подняться. Он понимал, что надо бы извиниться, но гордость стояла на своем. К тому моменту, как они втроем подошли к Большому Залу, Том так и не произнес то единственное слово, которое бы в данной ситуации имело смысл.
- Эй, Вонг!


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 02.11.2009, 16:52 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 4

- Эй, Вонг!
Гарри даже подпрыгнул от неожиданности. Реддл, не мигая, смотрел на начинающую паниковать девушку. Джина схватилась руками за голову и сжалась в комок. Только Гарри, испытав в свое время на себе этот эффект, знал, что на самом деле Реддл бесцеремонно вторгся с разум гриффиндорки, и это вызывало в зеленоглазом брюнете противоречивые чувства. С одной стороны, Гарри не было абсолютно никакого дела до девушки. Она сама виновата – знала, во что влезает. С другой стороны, Поттеру было ее немного жаль. Джина неправильно рассчитала все силы и возможности Реддла. А с третьей… с третьей хотелось позлить Тома.
- Вонг! Реддл всего лишь хотел спросить, не согласишься ли ты пойти с ним на свидание, - Гарри прекрасно осознавал, что возможно в эту секунду подписывает себе смертный приговор. Но было уже поздно – все слова сказаны.
От неожиданности, Том прекратил воздействовать на Джину, и та смогла дышать свободно.
- Идите к черту! – взвизгнула девушка и пулей выскочила из Большого Зала, задев Гарри плечом. Безразлично пожав плечами, Поттер с гордо поднятой головой пошел к слизеринскому столу, спиной чувствуя, что Реддл смотрит ему вслед. Лорд Волдеморт сейчас бы точно швырнул ему в спину Аваду, но Том почему-то смолчал.
С этого момента началась игра, кто кого быстрее выведет из себя. Как ни странно побеждал Гарри. День сменялся днем. Совместные занятия двух враждующих факультетов стали кошмаром для всех учеников. Школа находилась, будто, на пороховых бочках, а благополучие студентов зависело лишь от настроения Тома Реддла и Сириуса Эванса. Точнее от того, за кем в предыдущий раз оставалось последнее слово. Реддл не скупился на проклятия, в основном Crucio, конечно, но до третьего Непростительного дело никогда не доходило. Приближенные Марволо недоумевали. Всегда уравновешенный и хладнокровный, Реддл сейчас мог легко впасть в ярость или того хуже депрессию. Эйвери с Руквудом всерьез намеревались сменить лагерь и пока не поздно перейти на сторону Эванса, вот только они никак не ожидали того, что Сириус им в этом откажет, да еще и Тома посвятит в их измену. Пытки. Как оказалось, будущий Великий Темный Маг уже в школе в совершенстве умел пытать.
Ученики знали о противостоянии, но никто не спешил докладывать учителям, что в стенах Хогвартса в ход пущена Черная Магия – предпочитали молчать и наблюдать. Конец терпению Реддла пришел в тот момент, когда к столу Слизерина подошла Вонг и сказала, что она согласна пойти с Томом на свидание. В ту же секунду Реддл фактически рассвирепел и, подскочив к Гарри, мертвой хваткой вцепился в темные волосы и дернул вниз, закидывая голову парня назад.
- Ненавижу тебя, - выплюнул Том в лицо брюнету, на секунду забывая, что они все еще в Большом Зале, и вокруг полно народу. В карих глазах плескалось бешенство, но, что еще хуже в зеленых глазах, что были обращены на Тома, читалась лишь бесконечная усталость.
- Не ново…
И снова слизеринец разжал пальцы, отпуская того, кто лишал его покоя. В абсолютной растерянности он наблюдал за тем, как Эванс выходит в дубовые двери, как Джина Вонг в страхе отбегает к столу красно-золотых…
Но, по крайней мере, теперь Реддл понимал, откуда Сириус знает всех их… И это выбивало из колеи.

***

Вечером, прежде чем спуститься к сидящему у камина Эвансу, Том помедлил. Просто-напросто он не знал, как подойти к Сириусу. Более того, слизеринец был уверен, что даже если они сейчас и поговорят, то вопросов появится больше, чем было до этого, а ответов останется то же количество. И все же не спросить он не мог.
- Эванс, - позвал парня Том, опускаясь с ним рядом. Сириус напрягся, но не ушел, продолжая сидеть, - мы были знакомы? В будущем?
- Прямо в лоб, - хмыкнул Эванс, - ты как всегда не стал ходить вокруг да около. Всегда берешь то, что хочешь.
Том нахмурился. Ему не понравился пренебрежительный тон, которым разговаривал с ним парень.
- Это не так.
- Да, ну?! – Сириуса, похоже, позабавила эта ложь, - в будущем, Том, произошло много всего. И с тобой я действительно знаком, но не сказать, что мы с тобой хоть когда-нибудь нормально общались.
- Я уже понял, что мы… ммм… не любили друг друга.
- Том, ты как Дамблдор, - фыркнул Эванс, - Будь добр, называй вещи своими именами, в конце концов, из дерьма конфетку не сделаешь. Мы друг друга НЕНАВИДЕЛИ! Люто ненавидели.
- Почему? – Реддл действительно не понимал, что могло бы в будущем послужить причиной столь ярой ненависти. Даже сейчас Эванс скорее раздражал, чем вызывал настолько сильный негатив, - Эванс, что…
- Зачем ты спрашиваешь меня об этом? Ты не тупой, знаешь же, что я не имею права рассказывать о будущем.
Дальнейший разговор не имел смысла, но Том не спешил уходить, не спешил уходить и Сириус. Это было достаточно ново, сидеть сейчас вместе. Реддл хотел задавать вопросы, которые его тревожили, и все же молчал.
Эванс ему не нравился, это однозначно. Он олицетворял все то, чем не был сам Том. Несмотря на то, что Сириус в Слизерине, парень отличался от них всех. Он был чище, свободнее, не обремененный запретами и правилами. Будто не принадлежал этому миру… слишком правильный. Он мог бы получить дружбу любого, если бы только захотел, но создавалось впечатление, будто, Сириусу Эвансу никто не был нужен. И чем дольше, Реддл думал об этом, тем сильнее ему хотелось разобраться в новеньком парне. И еще… почему-то было очень просто с ним говорить, осознавая, что парень все про него знает.
- Эванс.
- Ммм… что? – Сириус оторвался от созерцания огня и перевел задумчивый взгляд на Реддла, всем своим видом давая понять, что он весь во внимании.
- Какими были твои родители?
Эванс будто током шарахнуло. Застаревшая боль шевельнулась внутри, но он все же постарался взять себя в руки. Этот Том Реддл еще никого не убил. Пока нет. Но убьет, это несомненно.
- Я их не помню
- Но ты же сказал в Диппету и Дамблдору, что…
Сириусу не хотелось продолжать разговор на эту тему, но Реддл ведь не отстанет, пока не услышит ответ.
- Я солгал, Реддл. Все врут, и я не исключение. Я не помню своих родителей, потому что они умерли, когда я был еще ребенком. Это ты…, - «сделал», хотел продолжить Сириус, но в последний момент, передумал, закончив фразу совсем иными словами, - хотел узнать?
Если Реддл и заметил заминку, то промолчал. Эванс явно не хотел о чем-то рассказывать, и не расскажет, конечно же, уж если так решил.
- Наверное, нет. Не это.
А что еще он мог ответить? Что он хочет знать, что послужило причиной их ненависти? Или что он хочет узнать, что на самом деле случилось с родителями Эванса? Или много чего еще? Но стоит ли все это озвучивать, если этот загадочный Сириус видит насквозь все его сомнения, и в любой момент способен уничтожить Тома Реддла навсегда, просто опираясь на свои знания и память…
Реддл одним плавным движением поднялся на ноги и подал руку сидящему у его ног Эвансу. Казалось, прошли долгие часы, в течение которых Сириус молча смотрел на чуть подрагивающие тонкие пальцы Марволо. Можно было оттолкнуть руку. Можно было посмеяться, или сказать, что-нибудь такое, что в очередной раз не на шутку разозлит Тома, но к чему бы это их привело потом? Вместо этого Сириус вложил свою руку в раскрытую ладонь Реддла, и позволил слизеринцу помочь ему подняться.
Том Реддл никогда не был способен на сочувствие. Тогда отчего вдруг захотелось ободряюще сжать плечо расстроенного парня? Отчего вдруг захотелось вернуть назад тот дурацкий вопрос о родителях? Но вместо всего Реддл просто отпускает руку Эванса и поднимается к себе, пока не совершил какую-нибудь глупость…

***

В ту ночь Гарри Поттеру впервые за долгое время снова начали сниться кошмары… Как раньше… Яркий зеленый свет и крики. Много-много зеленого света, и холодный безразличный ко всему голос, не внемлющий мольбам детей и женщин, произносящий лишь… Avada Kedavra…
Боль… так много боли… Гарри вскочил на кровати, обливаясь слезами и потом. Из старого шрама стекала тоненькая струйка крови, склеивая ресницы, пачкая бледную в темноте кожу, придавая лицу дикое выражение. Забытое ощущение… такое старое, что казалось, что оно принадлежит вовсе не Гарри, а кому-то другому. Неожиданно для самого себя, Поттер рассмеялся… он не хотел вспоминать, не хотел чувствовать… Он хотел забыть… умереть хотел, и совсем не понимал, зачем переместился сюда. Лживо само имя этой игры. Жизнь. Разве можно жить, когда внутри ты мертв? Как можно жить, когда другие умерли? Разве это правильно? Пусть малодушно, пусть некрасиво и глупо, но он не хотел… Не хотел жизни без них! Разве это справедливо, что ИХ палач жив, а они нет? Неправильно… неправильно… неправи….
Угольная темнота снова сомкнулась над разбитым парнем, укрыв его сном будто одеялом. Сном без сновидений.

***

Студенты школы Хогвартс ждали новый день, как казнь. Но каково же было их удивление, когда Реддл и Эванс с небольшой разницей во времени вошли в Большой Зал, кивком поприветствовали друг друга и прошли к остальным слизеринцам. Сионна впервые за долгое время удовлетворенно улыбалась, увидев, что что-то изменилось в отношениях этих двоих. И Вилджен совершенно не волновало, чем именно было это «что-то». Главное – действенно.
Сами же парни старались не разрушить то хрупкое негласное перемирие, заключенное ими вчера в серебряно-зеленой гостиной у камина. Теперь они хотели понять друг друга, разглядеть что-то такое, что даст ключ ко многим тайнам. Они не спешили изводить себя иллюзиями, боясь обмануться. Они знали, что это будет сложно, и, скорее всего, обречено на провал. Но не попробовать… было бы глупо…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 07.11.2009, 17:21 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Prizrak, очень рада, что вам нравится))) Могу даже Вас порадовать, у этого фика есть продолжение, которое я в скором времени тоже выложу. Ну а теперь...не зря же Вы регистрировались)))) Ловите главку)))
Напоминаю всем читателям
Quote (Lash-of-Mirk)
я не буду выкладывать главки дальше, пока не увижу хотя бы парочку отзывов
Так что не ленитесь, товарищи happy

Глава 5

Люди странные существа, правда? Иногда нам кажется, что мы уже все знаем в этом мире, что мы все уже видели… что нас нечем уже удивить. Но на самом деле, в какой-то момент само по себе приходит осознание, что нихера мы не смыслим в этой жизни. И не важно, каков наш возраст: 12 ли, 17, 24 или, может, 48. Стары мы или молоды – роли не играет. А в тот момент, когда, кажется, что мы пресытились, в нашей жизни обязательно появляется что-нибудь такое, что мы непременно, неистово, алчно будем желать и пытаться удержать рядом с собой, в наших дрожащих руках… а потом пройдет и это. Волна параноидальной одержимости схлынет, уступив место привычке и апатичной усталости. А затем все сначала… бесконечный цикл, замкнутый круг, капкан…. И что самое главное – это неизбежно…
Так было со многими вещами и даже людьми в жизни Тома Реддла. Он всегда получал то, что хотел, независимо от того, по скольким головам нужно было пройти, чтобы добиться желаемого. Но как только в тонких изящных пальцах оказывалось то, в чем он нуждался, слизеринец понимал, что в принципе-то он мог бы и обойтись без этого.
Но никогда до этого момента, Том Реддл не хотел ничего так сильно, как познать Сириуса Эванса. Эта одержимость была настолько сильна, что порою мешала думать и лишала воли. Огромное количество вопросов выворачивало душу наизнанку, заставляя гнаться за чужими тайнами… это был почти инстинкт – находиться там, где Эванс… наблюдать за ним, изучать его привычки.
Порою Реддл замечал, что не он один внимательно наблюдает, и это его раздражало, хоть внешне он оставался невозмутимым. Альбус Дамблдор не сводил глаз с новенького, хотя Том был уверен, что старик знает не больше его самого, и все равно – это было неприятно.
Сумасшествие… вот во что стала превращаться эта погоня…

***

Гарри Поттер испытывал какое-то мрачное, садистское удовлетворение из-за состояния Реддла. Его несказанно радовало, что Том стал так зависим, ему нравилось видеть, как тот сходит с ума. Брюнет усмехнулся. Сумасшествие? Разве не эта мысль только что проскочила в воспаленном мозгу слизеринца? Сумасшествие? Реддл понятия не имеет, что это такое. Сумасшествие – это когда тебе каждый день снится гибель собственных друзей, когда хочется волком выть, и содрать с себя заживо кожу. Сумасшествие – это когда просыпаешься по утрам, и не знаешь какой день и число, не узнаешь дома, в котором живешь и людей, которые окружали тебя всю жизнь. Сумасшествие – это когда все вокруг напоминает о тех, кого уже больше никогда не будет рядом. Чертова сережка в ухе… она не давала Гарри забыть, что когда-то он не был одинок… это последнее, что у него осталось от друзей. Даже фотографий нет… он их сжег перед тем как прыгнуть… он бы и сережку снял, да не вспомнил… а сейчас… Сейчас вот был рад, что забыл это сделать.
Реддлу не на что жаловаться! Родителей нет? Так и у Гарри их не было. Том их у него отнял! Жил в приюте? Так Гарри бы многое отдал лишь бы никогда не знать, что его родственники – Дурсли.
И все же… что-то менялось, хоть Гарри и не понимал в чем дело. Ярость больше не ослепляла при одном только виде слизеринца, рука не тянулась к палочке… не возникало даже желания причинить боль. Осталась лишь пустота, которую пока нечем было заполнить. Нечем… или некем?

***

Том понял, в чем дело раньше, чем Поттер, пусть и ненамного. Одиночество. их обоих угнетало одиночество. Двое. Столь непохожие, и столь одинаковые. Желание обладать сидящим напротив человеком, как редкой вещью – вот чего хотел Реддл. Эванс – это все, что занимало мысли слизеринца. Его всегда мало, без него все бессмысленно.
- Что, Том, проблемы с самоконтролем? – усмехнулась Эйлин. Ей одной из немногих были дозволены вольности относительно молодого Лорда. Том и сам не заметил, как согнул вилку у себя в руке. Сириус, казалось, вообще ничего не заметил, а может, сделал вид.
Вечером Реддл сорвался. Дождался, когда Эванс будет возвращаться в подземелья и, толкнув парня к стене, жестко впился в его губы поцелуем. Брюнет стоял, подобно бездушной кукле, позволяя Реддлу терзать свои губы… из глаз катились тихие слезы. Любопытный язык необыкновенно нежно прошелся по нижней губе зеленоглазого парня, и Гарри сорвался. Рука, сжатая в кулак, ударила Тома в живот, и Реддла тут же скрутила болезненная судорога.
- Я знаю, что свою душу ты выжег уже очень давно, Том, но не надо губить мою, - с губ Сириуса сорвался ломкий смех, пугающий даже самого Лорда, - по крайней мере, я хочу сохранить то, что от нее осталось.
Эванс уже ушел, а Реддл все еще пытался выровнять дыхание, что оказалось довольно сложно. Воздуха катастрофически не хватало. Ему даже не хватило сил возмутиться подобной наглости этого припадочного парня… было глупо думать, что Сириус сможет забыть о своей ненависти и принять Реддл со всеми его грехами, и возможно впервые Том действительно сожалел о том, кто он и что делал за всю свою недолгую жизнь.

***

Это больно. Больно, ужасно, обидно… и это НЕПРАВИЛЬНО! Только не он. Кто угодно, но только не Реддл. И все же это было так – Гарри в нем нуждался. Том единственный человек, который связывает его с той жизнью, которая раньше была у Гарри. И что хуже всего, Поттер хотел обладать тем, кто в будущем станет его заклятым врагом. Близко ли Реддл, далеко ли, но итог один – Марволо тот, кто не даст забыть, кто будет медленно убивать своим бесконечным присутствием. У Гарри никогда не получалось сбежать от Волдеморта, и вряд ли получится убежать сейчас. Так лучше близко, чем далеко… лучше так… лучше вдвоем, чем одному…

***

Призрачность воды. Туманная ночь под холодом замёрзших звёзд, но воздух, как ни странно, теплый. Гарри стоял на берегу озера, и наблюдал за лениво плывущим Томом. Вот слизеринец на несколько секунд полностью скрылся под водой, и тут же вынырнул обратно. Бледная кожа в лунном свете казалась подсвеченной изнутри.
Словно почувствовав, что за ним наблюдают, Реддл поплыл к берегу. Медленно выходя на берег, Том поднял взгляд к небу, глаза поймали лунный свет. Гарри очарованно наблюдал за своим злейшим врагом. Брюнет точно знал, что если сейчас дотронуться до этой бледной кожи, то на ощупь она будет холодной. Просто сейчас Реддл был похож на мраморную статую… древнюю, помнящую века. Все казалось нереальным: и этот мир, и эта жизнь, и они сами. Гарри порадовался, что его надежно скрывает тень от пышной кроны дерева… Так он мог созерцать это великолепие, не рискуя быть увиденным. Реддл, словно пил окружающую их тьму светом свечи. Маленькое крохотное пламя колеблющееся в бархатной мгле. Гарри вскинул голову вверх, и ему вдруг отчаянно захотелось заблудиться в этом бесконечном лабиринте холодных звезд. Собравшись с силами, Поттер покинул свое убежище, и нерешительно побрел к Тому. Подошел близко-близко…. Настолько, что мог разглядеть, как дрожат капельки воды на длинных ресницах.
- Ты же просил оставить тебя в покое, - шепнул Реддл, обжигая горячим дыханием лицо Гарри.
- Даже находясь далеко и ничего не предпринимая, ты, тем самым, медленно меня убиваешь, Том, - Гарри боязливо коснулся темных волос слизеринца, пропуская сквозь пальцы мокрые пряди, - Нам двоим нет места в этой жизни, в итоге кто-то должен будет уйти в смерть…
Реддл усмехнулся, принимая эти отчаянные слова как данное. Просто в устах Сириуса все становилось непреложной истиной.
- Ты станешь моей погибелью, Сириус Эванс, - выдохнул Реддл в приоткрытые губы, и поцеловал.
Где-то на задворках сознания Гарри мелькнула мысль о безусловной правоте Лорда. Все же чувствует, что Поттер его экзекутор…
Все мысли вымело в тот момент, когда теплые губы прикоснулись к шраму. Мир взорвался разноцветными фейерверками, а по щеке покатилось что-то вязкое. Что-то, что привело в замешательство Тома, заставляя отодвинуться.
- Это я сделал?
- Ты… это всегда ты…
Гарри не хотел разговаривать, ему было все равно, идет кровь или нет. Важно лишь то, что происходило здесь и сейчас. Пальцы скользнули в темные волосы и надавили на затылок, заставляя Тома приблизить свое лицо к его. Поцелуй долгий и почти нежный, если забыть, что между ними двумя не может быть нежности. Ленивые движения языка и губ. Каждый нерв натянут до предела и все чувства обострены. Не было нетерпения, но отчаянья в избытке… оно сквозило в каждом движении. В каждом прикосновении губ и рук. В том, как Том скользил по коже извивающегося под ним парня, который отдавал тело, но спрятал душу. Реддл пытался заглянуть в его разум, но не смог – его новый любовник закрылся, не подпуская…
Двигаясь в гибком теле, зная, что Эванс тоже хочет этого, Реддл думал лишь о том, что возможно сейчас совершает самую большую ошибку, которая сломает всю его дальнейшую жизнь…Тоска во всем, она в них обоих, и даже в финальном крике, несмотря на то, что он разрезал ночной воздух единожды, объединяя их двоих в одно целое. Все это ужасающе неправильно… так не должно быть, но оно есть.
- Ты мне не нужен, - вдруг произнес Том, стараясь вернуть контроль над ситуацией, отчего Сириус хрипло засмеялся.
- Нужен, Том, нужен. Хотя бы просто для того, чтобы не свихнуться от одиночества. Никто другой не способен заменить меня. Я твое продолжение…. Разве нет? - зеленые глаза вдруг яростно вспыхнули в темноте, - ведь это ты отметил меня, как равного, Том. Никто другой не сумеет дать тебе то, в чем ты нуждаешься, поэтому я тебе нужен.
Реддлу нечего было сказать в ответ на подобное. Он просто лежал и слушал, как туманном воздухе бились сердца, уставшие, жаждущие покоя… И не так уж и важно, что он чего-то не знает об этом Эвансе. Главное, что он больше не один… что не надо лгать Сириусу и беспрестанно носить маску, потому что этот зеленоглазый парень все про него знает… знает всю его грязь… знает, понимает и принимает.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 07.11.2009, 17:28 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 6

от автора: заранее прошу прощения за возможные ошибки. Бета в бессрочном "отпуске"

Между любовью и ненавистью нет разницы. Это всего лишь две крайности одной и той же сущности. Одержимости. Просто порою не успеваешь заметить, как стирается грань между этими двумя понятиями, и вот ты уже зависим. Нуждаешься в человеке, который рядом с тобой, как в воздухе, воде, пище… Ты хочешь его больше, намного больше, чем есть. Это медленное сумасшествие. Словно бабочка, наколотая на булавку и воткнутая в полотно сукна. Еще не мертв, но уже и не жив… Еще нет, но уже скоро…
Месяц медленно подходил к концу. Реддл и Эванс почти не разговаривали, лишь иногда между ними проскальзывали те или иные диалоги, значения которых Том не понимал. Не понимал, чем они так важны и почему Сириус придает им такое значение.
Вот и в этот раз Реддл проснулся среди ночи оттого, что Эванса, теперь по обыкновению спящего в кровати молодого Лорда, ощутимо трясло.
- Что с тобой, Сириус? – не сказать, что Тома действительно волновало то, что происходило с его новой пассией, но не спросить он не мог.
- Ничего, - скорее выдохнул, чем сказал, зеленоглазый юноша, - ничего…
- О чем ты умалчиваешь? – снова этот вопрос, всегда остающийся без ответа. И этот раз не исключение.
- О многом, Том… Ты не знаешь, кто я. Ты не знаешь, кем я стану для тебя в будущем.
- Опять ты говоришь загадками, - Реддл раздраженно передернул плечами, - Объясни мне. Ты всегда начинаешь говорить и тут же умолкаешь. Тебе не кажется, что я имею права услышать хоть что-нибудь вместо молчания?
- Нет… Всему свой час и время всякому делу под небесами… Пройдут годы. Много-много лет, и ты сам поймешь, о чем я умалчивал. Скажи, Том, ты еще помнишь мое настоящее имя? – Гарри нежно коснулся пальцами щеки любовника.
- Да.
- Это хорошо… Не забывай его, ладно? Пожалуйста, Том… пожалуйста…
Том молча разглядывал провалившегося в сон брюнета, затем наклонился и поцеловал шрам в виде молнии.
- Никогда не забуду.
Да и как тут забыть, когда Сириус каждый вечер об этом спрашивает? Реддл был готов пообещать любовнику многое, лишь бы избавить его и себя от мучений.
Но намного сильнее Тома беспокоило тот факт, что он никак не может понять Эванса. Даже просто приблизиться к нему было очень трудно. Он редко разговаривал, в нем не было подобострастия, как в других… в нем ничего не было. Пустой внутри, будто бездушный. Намного более хладнокровный, чем сам Марволо.
Секс всегда провоцировал сам Реддл, и хоть Сириус так же всегда безропотно отвечал, Тому этого было мало. Он хотел, чтобы Эванс сам пришел. Но этому никогда не бывать. Только дурак бы не понял, что Сириус не покорится…
Однажды, Реддла выдернуло из сна ясное ощущение того, что в постели он один. Часы на каминной полке показывали три ночи. Не долго думая, Том вышел из комнаты, ожидая увидеть, что Сириус сидит у камина, как обычно, но его там не было.
В конце концов, слизеринец нашел парня в коридоре. Сириус лежал в одной пижаме на голом полу, сжавшись в позе эмбриона. Но едва Марволо подошел к Эвансу, тот сжался в комок еще больше, стараясь избежать вынужденного прикосновения. Он не хотел, чтобы его трогали.
- Я ненавижу тебя... ненавижу, слышишь? Будь ты проклят, Том Реддл. Ты и твоя глупая жажда мести... Будь ты проклят..., - брюнет неожиданно для самого себя всхлипнул, погружая слизеринца, присевшего рядом с ним на корточки, в какое-то странное оцепенение. Том никак не ожидал, что Эванс позволит увидеть его слабости. Сириуса ощутимо трясло, кошмар увиденный недавно до сих пор стоял перед глазами, не желая отпускать свою жертву.
Том опустился на колени перед бьющимся в истерике любовником, взял его лицо в свои ладони и заглянул в глаза, удивляясь сам себе. Любого другого он так бы и оставил давиться рыданиями в пустом коридоре, но ведь это был не кто-то, а Сириус... или как там его.
- Идем в спальню, - тихо произнес он, но тут же наткнулся на разъяренный взгляд изумрудных глаз.
- За что? За что ты так, Лорд? Я ведь ничего тебе не сделал... Я же...
Реддл не понимал о чем идет речь, просто знал, что сейчас один из тех моментов, когда любовник ведет речь о том, что он, Том, поймет, когда придет время. Вот только Сириус всегда забывал сказать, когда же придет это самое время.
- Поднимайся.
Но Гарри продолжал сидеть на полу, поэтому все, что оставалось Реддлу, так это самому поднять на руки зеленоглазого психа, и на руках отнести обратно в спальню.
Через несколько минут, прижимая парня к своей груди, слизеринец всерьез думал о том, что ему не хочется терять то, что он, наконец, обрел. У Тома за всю его жизнь не было ничего своего. А сейчас вот он заполучил Эванса – парня, которого хочет заполучить полшколы, и хоть Сириус может уйти в любой, он все же остается рядом.
- Ты спишь?
Том даже не вздрогнул от звука тихого голоса. Вместо этого, он скользнул горячей рукой под пижамную куртку Сириуса и кончиками пальцев скользнул по подтянутому животу. Мышцы тут же сократились, весьма предсказуемо реагируя на невинную ласку.

***

- Ты спишь?
Гарри и сам не знал, зачем спрашивает. Наверное, просто хотелось хоть как-то разрушить давящую тишину. Все что угодно, лишь бы не молчание.
Слегка подрагивающие пальцы Тома погладили живот, скользнули выше, пробежались по груди, как бы невзначай задели соски, и снова вернулись на живот. Тяжело вздохнув, Гарри обернулся и мягко надавил на плечи слизеринца, заставляя лечь на спину. Медленно облизав горло Тома, Гарри вцепился зубами в нежную кожу, не слишком больно, но этого хватило, чтобы слизеринец слабо вскрикнул, удивленно распахивая глаза. Словно извиняясь за свой поступок, Гарри припал к полураскрытым губам, не целуя, но только дразня. Хрипло зарычав, Том дернул зеленоглазого брюнета на себя и грубо раздвинул его губы языком. Сперва жесткий, собственнический, поцелуй вскоре сменился нежными прикосновениями, доводя до исступления. Оттолкнув от себя Реддла Гарри продолжил исследование отзывчивого тела под собой. Руки жили собственной жизнью, им было все равно, что человек, которого они гладят и ласкают, в будущем станет самым хладнокровным убийцей. Сейчас это было неважно. Губы легко скользили по горячей коже, и остановились лишь тогда, когда подбородок наткнулся на неуместную сейчас ткань белья. Гарри быстро избавил Тома он бесполезной тряпки и отбросил ее в сторону. Том смотрел с такой надеждой и откровенной жаждой, что брюнет не стал его разочаровывать, хотя первым порывом было немного помучить Реддла. Гарри сперва лизнул головку стоящего члена, и лишь потом обхватил ее губами. Том застонал от влажного тепла и резко двинул бедрами вверх, Поттер не стал останавливать его движения. Обхватив рукой свой собственный член, Гарри задвигал рукой в том же ритме, в котором слизеринец трахал его рот. Долго они не продолжались, и все же Том кончил первым, протяжно застонав, и излился глубоко в горло зеленоглазого парня. Сквозь полуобморочный жар Гарри почувствовал приближение собственного оргазма. Болезненная судорога прошлась по всему телу, заставляя кончить в собственную руку.
Как-то отстраненно Гарри наблюдал, как Том поднес его руку, испачканную спермой к своему рту и острый язычок начал вылизывать пальцы. Закрыв глаза, Гарри отдался ощущениям. Кажется, теперь он окончательно расстался со своей душой.
- Спасибо, Эванс, - Том говорил тихо, будто боялся громким звуком вспугнуть лежащего рядом с ним парня. Крепко прижимая к себе слегка вздрагивающего юношу, Реддл задавал себе лишь один вопрос. Чем он заслужил это чудо рядом с собой?...
На следующее утро Том Реддл совершил новую ошибку…

***

- Эванс, - тихо позвал Том, задумчиво разглядывая молча пьющего кофе брюнета. Сириус поднял на него свои невозможные зеленые глаза, вопросительно изгибая бровь. Жесть присущий лишь слизеринцам. В Гриффиндоре так не умеют, - что ты думаешь о бессмертии?
Чашка в руках Сириуса разлетелась на множество осколков, обжигая его пальцы темно-черной жидкостью. Глаза моментально выцвели, снова показывая Реддлу то бездушное существо, которое он увидел в первый день появления необычного парня в Школе.
Сириус не ответил. Он просто встал, автоматически собрал чашку заново и вышел из гостиной.
Было воскресенье. Подавляющее количество народа ушло в Хогсмид, и в коридорах было пусто и тоскливо. Беспрестанные разговоры студентов не отдавались эхом под высокими потолками, не слышно смеха, и не с кем поговорить. Как поступить? Начать переубеждать Тома? Не послушает. Да и с чего бы ему это делать. В конце концов, Сириус Эванс ему никто. Гарри не тешил себя надеждой, что хоть немного сумел изменить Реддла. Рассказать о том, каким он станет в будущем? Запрещено. Убить Слизнорта? Если Том узнает не у Горация, то где-нибудь еще – однозначно. Если Марволо так одержим идеей бессмертия, то он все равно узнает о хоркрусах, и Гарри не сумеет ему помешать…
Мимо прошла Джоан, приветливо улыбаясь, но Поттеру было не до нее. Ноги сами привели его к комнатам Альбуса Дамблдора, и, постучав в дверь, Гарри не знал, что сказать бывшему наставнику.
Альбус открыл дверь довольно быстро, без лишних слов пропуская ученика внутрь.
- Чаю?
- Выпить.
Гарри, конечно, сомневался, что Дамблдор удовлетворит такую просьбу своего ученика. И все же, через какое-то время перед брюнетом в воздухе завис стакан с виски.
Что удивительно, Альбус тоже изъявил желание выпить. Спиртное пили в тишине. Дамблдор не спешил лезть с расспросами, ожидая, когда Гарри начнет говорить сам. Но и тот не спешил… говорить. Въевшаяся привычка заставила брюнета потереть шрам, что не укрылось от проницательных голубых глаз.
- Откуда он?
- От Тома, - слова сорвались раньше, чем Гарри успел подумать. Снейп всегда обвинял его в этом – абсолютное неумение следить за своим языком.
- Значит, ты здесь из-за юного Реддла?
- Я здесь сам по себе.
Дамблдор ждал. Ждал долго и терпеливо, но последующий вопрос заставил его задохнуться от ужаса. И не столько от содержания вопроса, сколько от выражения лица задававшего его парня – холодные безразличные глаза, абсолютно невыразительные, будто на лед кто-то брызнул зеленкой. Красивые, но без капли человечности.
- Альбус, вы не расскажете мне о хоркрусах?
- Вы не кажетесь мне человеком, который стремится к бессмертию, Сириус. И все же вы задаете этот вопрос. Неужели события будущего так ужасны?
Гарри недоуменно посмотрел на Дамблдора. Кажется, он ни слова не сказал старику о своем времени, так с чего бы спрашивать о подобном.
- Глаза, Сириус. Они выдают тебя. У тебя глаза человека, хлебнувшего много горя, испытавшего на себе слишком много боли в столь юном возрасте. Я увидел в тебе это еще в первый день нашего знакомства.
- У нас была война, Альбус, - голос Гарри не дрогнул, парень не изменился в лице, вспоминая то, что произошло. В конце концов, все уже давным-давно закончилось…
- Хоркрусы создают лишь те люди, которым некого терять в этой жизни. Те, у кого нет тех, кто образумил бы их и смог удержать от необдуманного шага. Те, кто никогда не любил, у кого нет родных и близких. Такие люди, как правило, стремятся к господству. Но история не знает ни одного успешного преобразования части души в хоркрус, - Альбус в задумчивости переплел длинные пальцы, глядя в никуда.
- Альбус, а что вы можете сказать о человеке, который бы вдруг захотел разбить душу на семь частей?
Гарри не ждал, что ему ответят. Он давно научился разбирать выражение этих глаз за очками-половинками, и сейчас отчетливо видел, как зрачок расширяется, говоря о явной панике, сидящего перед ним человека. Ответ не важен… Дамблдор и так понял о ком сейчас шла речь. И уже выходя из комнаты Альбуса, Гарри услышал тихий и омертвевший голос.
- Останови его.
Остановить? Как?
Гарри несся по коридорам, не разбирая дороги. Мутно-белая пелена застилала глаза. Если бы Гарри знал, не было бы так паршиво. На самом же деле, парень понятия не имел, чем можно было пронять Тома Реддла и заставить задуматься над глупостью собственных желаний. Что предложить слизеринцу взамен, когда у самого Гарри нет ничего?…
Как объяснить ему?…
- Ну, и где ты был?
Гарри обернулся к Тому, который только что вышел из кабинета Горация Слизнорта… земля вдруг резко начала ускользать из-под ног… обернулся к Тому, который был одет так же, как и в воспоминаниях, просмотренных когда-то давным-давно в думосборе.
Поздно?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 08.11.2009, 13:07 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 7

От автора: Грешна, каюсь… но глава снова маленькая.

- Ну, и где ты был?
Реддлу не нравилось, что он не может контролировать перемещения Сириуса, но понимал, что Эванс отчитываться не станет. Ну, так и есть!
- А ты где был? – молодой человек прищурил изумрудные глаза и чуть склонил голову на бок, будто знал уже ответ, и теперь ждал, соврет ему Том или нет. Реддл соврал.
- Эссе ходил сдавать Слизнорту.
- Мда? В воскресенье? Будучи отличником по зельям? Мой тебе совет – учись врать более правдоподобно, - Сириус усмехнулся, и кивнул головой, предлагая слизеринцу продолжить путь, - Том…
- Что? – наследник Салазара Слизерина окинул Эванса внимательным взглядом. Судя по тону, юноша хотел о чем-то попросить Реддла.
- Пойдем, погуляем, а? Надоело в замке торчать.
На самом деле, Тому слишком-то хотелось идти, но отталкивать единственного человека, который не шарахается от него в благоговейном ужасе, Реддл не хотел. Удивляясь сам себе, слизеринец взял Сириуса за руку, переплетая их пальцы, и повел за собой на улицу.
Было холодно, а они лишь в форменных брюках да свитерах, но, в принципе, это не так уж и важно, когда Эванс сильнее стискивает руку Тома, и слизеринец впервые за свою дурацкую жизнь осознает, как это волшебно – чувствовать кого-то рядом. Кого-то, кому не все равно, что с ним происходит. Вот только почему Эванс это делает? Почему заботится? Почему не оставляет?
У озера было еще холоднее. Сириус обернулся лицом к Тому, уткнулся замерзшим носом в кусачий свитер кареглазого мальчика и немного поерзал, всем своим видом давая понять, что хочет, чтобы его обняли. Мысленно улыбнувшись, Реддл обвил Эванса руками, подбородком потершись о лохматую макушку.
- Так что там с твоим бессмертием? – голос Сириуса звучал глухо, и как-то болезненно резко, отчего Тому захотелось поежиться. Хотя, может, это от холода?..
- Просто хотел знать, что ты об этом думаешь, - из-за позы, в которой они стояли, пожатие плеч вышло неловким, - Мне кажется, это было бы неплохо.
- Ничего хорошего, мой Лорд, - с плохо скрываемым сарказмом отозвался Эванс, - ты живешь долго. Очень долго. Вокруг тебя умирают, а ты живешь. Вокруг идут войны, а ты живешь. Сменяются времена, мода, нравы… мимо проскальзывает вереница лиц и событий, а ты все живешь. Проходят друзья, родные, любимые, а ты живешь… Вскоре ты перестаешь отличать одного знакомого от другого, из памяти сотрется все, что когда-то казалось очень важным. И рад бы помнить, да не можешь, потому что время неумолимо. В какой-то момент, нестерпимо захочешь прекратить, но не можешь, потому что…
- … я – бессмертен, - прошептал Реддл, стягивая кольцо своих рук вокруг Эванса, - но у меня нет ни родных, ни друзей, и любимых тоже нет. Если ты считаешь, что ты что-то для меня…
- Значу? – Сириус тихо усмехнулся, - Ничего-то ты не понял, Том.
Повисшее тягостное молчание было в радость – оно давало возможность привести мысли в порядок. Реддл снова врал. Эванс для него значил, и очень многое. Ради него, он, возможно, и отказался бы от своей затеи. Но пока Том не был уверен, что готов отказаться от всех своих планов ради призрачного будущего с Сириусом. Ему нужно время, чтобы решиться.

***

Гарри было плохо. И отчасти оттого, что он не мог ничего рассказать. Ох, если бы он мог! Тогда гриффиндорец показал бы Тому то, что их ждет. Но…
- Замерз совсем, - горячее дыхание обожгло висок, и заставило Гарри усомниться в собственном психическом здоровье. На какую-то долю секунды ему показалось, что в карих глазах появилась нежность, - пойдем обратно, в замок.
Гарри согласился. Ему казалось, что что-то начало меняться с молниеносной скоростью… движения, касания, взгляды… Сидя через полчаса в теплой уютной гостиной, напротив Тома, он внимательно рассматривал Марволо. Красивый. Умный… хитрый… озлобленный… одинокий. Хотя, нет. Больше – нет, не одинокий.
- Сириус, ответь мне на один вопрос, ладно?
Нет, определенно что-то менялось. Никогда тон Лорда не был неуверенным, а тут вот, пожалуйста. Словно его подменили. Гарри будто видел неоформленную в слова мысль, которая билась в голове слизеринца: «Ты не обязан отвечать… я пойму, если…»
- Какие они? Твои друзья?
Гарри в шоке распахнул глаза, непроизвольно подаваясь назад в своем кресле, но, увидев, что Реддл снова становиться отчужденным, попытался объяснить.
- Нет… Черт, нет… я… подожди, я…, - слов не было. Брюнет спрятал лицо в своих ладонях, пытаясь успокоиться. Почему порой никак не удается осознать, что этот Том еще не Тот-Кого-Все-Боялись-Называть-По-Имени-Опасаясь-За-Свои-Жизни? Вот как сейчас… это было сложно
- Они… Они – самые лучшие, - Гарри нервно улыбнулся, - Гермиона – она была самой умной… верной… понимающей. Рон – был… вспыльчивым, стеснялся своей бедности, порою хотел славы, но впереди всех желаний всегда была дружба. Джинни – смешная и любящая.
Том молчал, глядя как по смуглой щеке скатилась одинокая слезинка. Он ждал. Ждал, потому что молодой человек напротив еще не закончил.
- Блейз и Драко, Панси и Тео – они были… чистокровными. Это многое объясняет, в их случае. Сначала мы были врагами, а потом… будто озарение. Понимание того, какими мы все были идиотами, опираясь на свои детские обиды, и взращивая в себе бессмысленную ненависть. Драко редко улыбался, но когда это происходило, я был счастлив. И не только я… Знаешь, будто маленькое солнышко загоралось, теплое и ласковое. Блейз был упрямым и влюбленным. Влюбленным в грязнокровку. Оказывается, высокие чувства заставляют отойти вопрос о крови на второй план, - Гарри будто разговаривал сам с собой, не понимая, кому он это все рассказывает. Он вспоминал, - Тео… Рон считал его придурком, но, думаю, это было взаимно. У Панси был трудный характер… язвительная и циничная. Впрочем, как все слизеринцы. Мои друзья… Знаешь, мы ведь заключили связующий души договор… искренне верили, что с того момента наши души всегда смогут найти друг друга, даже после нашей смерти… А потом всех их… не стало. И жизнь уже не имела красок, в ней больше не было смыла. Я пытался жить дальше, но у меня не получалось. Одному быть трудно, я знаю.
Гарри поднял поблекшие от воспоминаний глаза, и увидел, что Том протянул ему руку. Немного поколебавшись, Поттер ухватился за раскрытую ладонь, и Реддл потянул брюнета на себя, заставляя пересесть к нему на колени. Несколько секунд Гарри всматривался в глаза Тома, кончиками пальцев лаская бледную щеку, а потом вдруг улыбнулся.
- Не красные…
Том снова не понял, что имел в виду его любовник, но это уже было неважно, потому что в следующую секунду теплые мягкие губы накрыли его собственные, затягивая в головокружительный поцелуй. И это тоже было ново… безумно нежно и сладко. Пожалуй, так можно целовать только любимого человека, но том не тешил себя иллюзиями – Эванс его не любил.
Сионна, Эйлин, Руквуд, Лейнстрейдж и Эйвери ввалились в общую гостиную спустя несколько секунд, после того, как двое молодых людей оторвались друг от друга. И все-таки скрыть тот факт, где именно сидит Сириус Эванс, было весьма проблематично. Не то чтобы хоть кто-то из этих пятерых не знал, что Реддл спит с новеньким – знали, конечно, - но увидеть подтверждение этому было как гром среди ясного неба. Лейнстрейдж одарил Эванса недобрым полубезумным взглядом и скривил губы, демонстрируя юноше свое презрение, но Сириусу было плевать. Он мог в любой момент поставить на место зарвавшегося ученика, но Том предупреждающе сжал пальцы на бедре Эванса, и тот промолчал.
- Ты чем-то не доволен? – Реддл даже позы не поменял, а Лейнстрейдж испуганно задрожал, не смея поднять взгляда на Тома.
- Нет, мой Лорд.
- Мне тоже так показалось. Поди прочь.
Парень облегченно вздохнул, и рванул наверх. Эйлин приподняла брови в насмешливом изумлении, и села недалеко от парочки. Вскоре ее примеру последовали и остальные. Шла непринужденная беседа, с пересказыванием последних новостей и сплетен. Через пять минут, Сириус, немного поворочавшись, мирно уснул, свернувшись клубком на груди у Реддла. И отчего-то ощущение безопасности вовсе не казалось лживым…

***

Желание и любовь порою отравляют. Особенно тогда, когда человеку не отвечают взаимностью. Это больно, это сводит с ума, иногда даже не дает дышать, хотя вроде ничто и не мешает.
Лейнстрейдж метался по комнате, будто зверь в клетке. Он любил ЕГО.
Того, кого не был достоин.
Того, кто его презирал.
Того, кто был заинтересован другим.
Лейнстрейдж любил так сильно, как только мог, хоть это и кажется глупым и неправильным, сентиментальным и слюнявым. Вот только почему-то от такой любви не было радости, и не росли за спиной крылья от счастья. Для этого парня любовь не была чем-то воздушным и эфирным. Для него любовь была сорняком, с очень длинными корнями, которые уходят вглубь. Этот сорняк можно вырвать, но корни все равно останутся. И из них будет вновь и вновь прорастать этот рассадник зла. Бесполезно пытаться искоренить его. Даже если снова и снова вырывать его руками, тем самым, причиняя себе неимоверную боль, но результат неизменно будет один и тот же. От настоящей любви практически не избавиться и никогда не сбежать. Поэтому проще смириться. Лейнстрейдж смирился, но видеть ЕГО с другим было невыносимо. Гнев и жажда мести жгли изнутри… хм…
Парень прекратил двигаться и замер у окна… На причиняемую боль всегда можно причинить ответную боль. Слизеринец зло улыбнулся, вычерчивая на запотевшем стекле какой-то знак, а затем стирая его ладонью. Это так просто…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 08.11.2009, 13:10 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 8

Говорят, будто для того, чтобы двое держались за руки, достаточно, чтобы держался хотя бы один из них. Но если держит только один, то держать надо очень крепко. Ведь если он разожмет свою ладонь, то все пойдет прахом.

Гарри проснулся один, в темноте их комнаты, и запаниковал. Он не чувствовал Тома в замке, и это нервировало. Прошлый вечер показал Поттеру совсем другого Тома Реддла, способного на сочувствие, испытывающего вполне человеческие эмоции. Например, неуверенность. Такого Реддла хотелось защищать, хотелось показать ему, что в мире есть много прекрасных вещей, хотелось объяснить, что он рано от них отказался и перестал бороться.
Брюнет улыбнулся, и закрыл глаза, пытаясь увидеть Тома. Он слышал его состояние, но не видел самого слизеринца. Марволо было плохо и одиноко, и где-то далеко шел дождь…

***

Шел дождь, от которого Том даже не пытался сбежать. Пустая улица магловского Лондона, по которой брел молодой человек приводила в уныние. Он и сам не знал, как оказался здесь. Реддл кожей чувствовал, что до чего-то осталось недолго. Что-то вот-вот должно было случиться. Тянущее гнетущее чувство прочно поселилось в душе, и все же Том улыбнулся. Улыбнулся, даже не зная, как избавиться от колкой боли, которая не давала вздохнуть свободно.
Ливень… Дождевая стена, опускающаяся как занавес с темных ночных небес. Сплошной поток, который гнет далеко не слабые деревья и прибивает траву к земле. Холодный дождь, обрушивающийся на Тома сверху. Дождь как очищение. Вода смывает грязь с запутавшейся души. Юноша поднял голову к небу, позволяя дождю омывать его лицо. Наследник Слизерина прикрыл глаза. Ему больно. Больно, когда из сердца уходит эта «заноза», называемая отчаяньем. Да, ему холодно, но пар от горячего дыхания хоть немного, но согревает его. Том понимает, что сейчас слышит не только свое дыхание. Он даже обернулся, но сзади него – никого. Тогда откуда эта твердая уверенность, что кто-то есть сейчас с ним рядом? Его сердце начинает биться сильней, звучит в унисон с другими сердцем. Сердцем человека, которого сейчас с ним нет, но который все-таки здесь. Нет, он не один. Не брошен жить в одиночестве. Нет, Том не озлоблен и не сломлен всеобщей нелюбовью. Он всего лишь устал и потерялся. Но дождь и это исправил.
Дождь – это новая жизнь. Вода, которая смоет всю грязь и выжжет пятна. Вода напоит израненную, иссушенную душу и заставит Жить.
И вдруг кажется, что все проблемы отступили, позволяя стать счастливым.

***

Говорят, будто для того, чтобы двое держались за руки, достаточно, чтобы держался хотя бы один из них. Но если держит только один, то держать надо очень крепко. Ведь если он разожмет свою ладонь, то все пойдет прахом. Хм. Но если за руки держаться оба, то нечего бояться. Даже если один из них и разожмет ладонь, то второй продолжит держать…. И будет держать до тех пор, пока первый не вернет руку в исходное положение…

Реддл вернулся в комнату утром, когда Сириус еще спал, раскинувшись поперек кровати. Услышав шорох только что высушенной одежды, сбрасываемой Томом на пол, Эванс проснулся и слеповато прищурился, пытаясь рассмотреть визитера. Но вот красивые губы дрогнули в полуулыбке, и Сириус протянул ему руку. Том секунду поколебавшись, вложил подрагивающие пальцы в раскрытую ладонь и… все как будто исчезло. Словно их не разделяли годы и годы, будто не стояло между ними будущее Тома и прошлое Эванса. Рука в руке, чтобы чувствовать себя спокойными, нужными и защищенными…
- Том, ты помнишь мое имя?
- Да… Сириус, я помню, - Реддл усмехнулся, - Запомни мое имя, Том, а лучше запиши, и спрячь в дальний ящик до лучших времен…Не твои ли это слова?
- Странно, что ты запомнил, - буркнул Эванс, но, кажется, все же был удовлетворен ответом.
- Нам нужно вставать и идти на завтрак, - хоть Том и говорил это, но ему было безгранично лень куда-то идти, - Но можно туда не ходить, а объявиться только на занятии у Дамблдора.
Возражений не последовало…

***

Прижимаясь к горячему телу Реддла, вдыхая уже ставшим родным запах, Гарри счастливо улыбался. Может, у него и получится все исправить, чем черт не шутит…

Продолжение следует… скоро на ваших мониторах…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 14.11.2009, 17:30 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Ru-chan, Prizrak, спасибо Вам за такие чудесные отзывы)

Глава 9

Альбус Дамблдор с огромным интересом рассматривал своего ученика, которого когда-то забрал из приюта. Реддл с непроницаемым видом записывал лекцию, порою бросая задумчивые взгляды на Сириуса. Что же касается Эванса, лекция его вообще не волновала. Он просто что-то рисовал на листе бумаги и брезгливо морщился. Закончив свой шедевр, молодой человек несколько раз переводил взгляд со своего пергамента на Тома и обратно, очевидно сравнивая, но стоило только Альбусу подойти к парте Эванса, лист тут же загорелся, а Сириус попытался изобразить на своем красивом лице раскаянье. Мол, знать ничего не знаю, он сам, а я не виноватый, и вообще я просто мимо шел. И все же Дамблдор успел разглядеть рисунок, теперь уже прекрасно понимая, отчего мальчик морщился. Сириус нарисовал лысое безносое существо с узкими красными глазами, лишь отдаленно напоминающее человека. Было в этом создании что-то змеиное и наводящее ужас…
Что же все-таки произойдет у них в будущем?

***

Гарри было глубоко начхать на лекцию, да и на Дамблдора, уж если честно. Ему вообще было на всё плевать с Астрономической Башни. Настроение абсолютно пофигистическое, такого с ним не было уже давно. Единственное желание – смыться подальше отсюда, прихватив Тома, да поскорее. Но Дамблдор внимательно наблюдал за ними двумя, а Реддл усердствовал, записывая бессмысленные предложения. Нафига, спрашивается, если ему это никогда не пригодится?
Да еще Альбус пропалил Гарри с рисунком… нет, отсюда определенно надо валить. Поколебавшись несколько секунд, Поттер аппарировал, опровергая тот факт, что в стенах Хогвартса этого делать нельзя.
Аппарация занесла Гарри на ту самую Астрономическую Башню, с которой он совсем недавно хотел плевать на всё. На смотровой площадке, опираясь на парапет, стояла Ролинг. Джоан отчего-то хмурилась, нервно барабаня пальцами по холодному камню.
- Прогуливаешь? – услышав чужой голос, девушка даже не вздрогнула, лишь поплотнее закуталась в свою теплую мантию.
- И ты тоже, как я посмотрю.
- Стало скучно.
- С Джиной поссорилась.
Двое переглянулись и легко рассмеялись. Впрочем, Гарри никогда не испытывал трудностей в общении с гриффиндорцами. Девушка и правда была очень похожа на Гермиону, и так же проницательно всматривалась в его лицо, стараясь отыскать признаки того, что Гарри плохо. Но на самом деле, Поттеру не было плохо – ему было хорошо, даже слишком.
- Знаешь, в школе, наверное, каждый, кто не совсем идиот, тебе благодарен, - задумчиво протянула Джоан, - Реддл изменился… все будто оковы с себя сбросили, и облегченно вздохнули. Я ее просила тебя не трогать, но… будь аккуратен, Сириус.
- Ты о чем? – не то, чтобы Гарри испугался, сейчас в Хогвартсе не было ни одного человека, который мог бы бросить ему вызов и выиграть, и все же слова Ролинг были неприятны.
- За своей ненавистью Джина прячет глубокое чувство, но ей никак не понять, что ОН ее никогда не примет. А уж если она пойдет против тебя, Реддл ее вообще уничтожит. Конечно, она ничего не сделает тебе самостоятельно, но ведь Джина не одинока в своей любви к плохому парню…, - Джоан грустно улыбнулась, и, протянув руку, погладила Гарри по щеке, - будь аккуратен Сириус. Если с тобой что-то случится, наши жизни превратятся в ад, Том Реддл об этом позаботится.
Глядя в грустные глаза Джоан, Гарри и хотел бы поспорить, да вот аргументов не находилось. Марволо действительно будет беспощаден, и если уж войне быть, то она станет еще в несколько раз кровавее, чем раньше. Куда уж больше-то!!!
Постояли, немного помолчав, ровно до тех пор, пока Гарри не почувствовал, что к его сознанию прикоснулись, мягко погладив. Не грубое вторжение, но лишь мимолетное дыхание ветра – пробежалось, оставило после себя легкий сумбур и исчезло…
- Извини, Джоан, мне идти надо, - Гарри оттолкнулся от парапета, и кивнув девушке на прощание, вышел. Спускаясь по лестнице, Поттер подумал, что аппарировать было бы проще, но привлекать к себе излишнее внимание не хотелось. Хм… можно подумать класс во главе с Дамблдором не заметил его исчезновения с урока!
Все мысли сошли на нет, когда его ударили об стену. Приложившись затылком о каменную стену, Гарри крепко зажмурил глаза, острая боль стянула голову стальным обручем.
- Бля, Реддл, завязывай меня в стены швырять. Я хоть и не стеклянный, но…
- Что ты там с ней делал? – зашипел Том, заставляя Гарри заткнуться и внимательно посмотреть на слизеринца.
- Том, ты ревнуешь что ли?!
- Ты мой…, - шепнул Реддл, зарываясь тонкими пальцами в растрепанные волосы, - Мой…
- Конечно, твой…, - безразлично ответил Гарри, пожав плечами, просто констатируя факт, - Я всегда был твоим, Том. Сначала: твоим разочарованием, проклятием, врагом, палачом… Только я всегда мог заставить тебя чувствовать хоть что-то, пусть это и были только ненависть и ярость. Я и сейчас твой… твое прощение, спасение, благословение. Я – твое отражение. Это аксиома, Реддл. И спорить тут ни к чему.
Том отступил на несколько шагов, и отвернулся. С Сириусом не поспоришь. Хоть это и трудно признать, но Эванс действительно был его спасением.
- Эй, Том, - Реддл не стал оборачиваться, но последующие слова были оглушающе громкими, и огромным гвоздем крепко-накрепко вбились в его сознание, - я люблю тебя.

***

Лейнстрейдж снова видел их вместе, но, похоже, Том даже и не собирался скрывать от кого-либо свою связь с Эвансом. Отчаянно хотелось напиться. А в действительности, просто нажраться, чтоб потом наизнанку вывернуло. Может, тогда уйдут и мысли. А, может, сдохнет от количества промилле в крови. Слова, не достойные быть сказанными чистокровным волшебником, но… Кажется, где-то в Косом переулке есть не плохой бар… недолго думая Лейнстрейдж надел теплую мантию, и вышел на улицу…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 14.11.2009, 17:30 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 10

«Я люблю тебя»… Любви нет. Разве?... Нет, определенно, ее нет.
Реддл поднял глаза на Эванса, не зная, что ответить, но Сириус похоже и не нуждался ни в каком ответе. Просто стоял, слегка склонив голову на бок, и с полуулыбкой глядя на Тома. Слизеринец не хотел сдаваться кому-либо, он все еще выше остальных. И Эванс тоже ниже его. Неужели, новенький и, правда, думал, что может как-то влиять на него, Наследника самого Салазара Слизерина. Пора поставить зарвавшуюся шавку на место. Презрительно скривив губы, Том эффектно развернулся, взмахнув мантией, и ушел, оставляя за спиной Эванса.

***

Гарри не жалел о том, что сказал Реддлу. Он знал, что гордый слизеринец отреагирует именно так. На самом же деле, Поттер жалел лишь о том, что времени осталось так мало, хотя и сам не понимал, откуда взялось это осознание, но оно просто было. Так всегда бывает перед смертью. Будто кто-то нашептывает сверху, подготавливает, утешает. Гарри не боялся умирать. Как там говорят великие? «Когда человек живет, то смерти еще нет. А когда приходит смерть, то нет уже человека…»? вот-вот…
- О, Эванс! Да ты никак один?!
Гарри грустно улыбнулся… Ну, да, мол, один… с кем же мне еще быть?!
- AVADA KEDAVRA!

***

Реддл медленно брел по замку, совершенно не зная, что ему делать. Да, он был неправ, но теперь это уже ничего не значило. Его сожаление было совершенно неважно. Совсем…
По дороге встретился Дамблдор со своей идиотской фразой, по типу: «Мой дорогой мальчик, я тут вроде как шибко проницательный, вижу как тебе плохо, не хочешь ли ты что-нибудь рассказать мне. Я помогу, чем смогу, а уж, коль не смогу, то хоть выслушаю», и испортил настроение окончательно.
Слух резанул истошный женский вопль. Не прибавляя шага, Том Реддл последовал за остальными студентами, спешившими на место происшествия. Но к тому, что он увидел, слизеринец оказался не готов.
………………
Бронзовое тело больше не казалось таковым, но белее мела, которым магловские дети рисуют на асфальте кривые домики и солнышки… И в глазах больше нет жизни, лишь стекло, которое всегда оставляет за собой Смерть, забирая своих жертв. Его больше нет. Реддл попытался произнести это мысленно, и все же фраза никак не желала укладываться в голове. ЕГО. БОЛЬШЕ. НЕТ.
Рядом, дико завывая, и обхватив себя руками, из стороны в сторону раскачивалась Джина Вонг. Но отчего-то слезы казались неестественными, весь образ скорби был лживым, преисполненным глумливого пафоса. Еще немного дальше, с палочкой в руке стоял невменяемый от количества выпитого спиртного Лейнстрейдж, и словно заведенный повторял лишь одну фразу: «Не я».
Хм. Не он? Сионна перехватила взгляд Том, и просочившись сквозь толпу, мягко пресекла все попытки Тома достать палочку. Тут же объявился и Руквуд, ожидая приказа…
- Том, это она, - Сионна мягко вклинилась в чужой разум, - он был слишком пьян, чтобы противостоять Imperio.
- Убить ее…
- Да, мой Лорд, - шепнул Эйвери, все это время стоявший за спиной своего господина, - как прикажете.
………………….
Любил ли когда-нибудь Том Реддл? «Нет!». Он был готов повторять это себе тысячи и тысячи раз. НЕТ! Тогда, отчего так больно? Отчего так сложно смотреть на восковое лицо этого сумасбродного упрямца? Почему губы не могут изогнуться в привычной усмешке?! Почему они произносят лишь одно слово?…
- Нет, - и на вдохе, и на выдохе…, - Нет…………………

Два года спустя

Том Реддл стоял рядом с могилой своего бывшего любовника, и человека которого он… любил. Возможно, единственного во всем этом чертовом мире. Он долго не хотел признавать очевидного. Ровно до тех пор, пока не настал день похорон. Все встало на свои места… Он никогда не любил, просто потому, что не хотел любить. Это было бы слишком сложно, слишком больно. А Реддл не желал боли, и не хотел сложностей. Тому нравилось, что он легко и свободно проходит по чужим судьбам, никому ничего не отдавая взамен. Он не желал быть привязанным к кому-либо или чему-либо. Ему не нравилось земное притяжение, Том хотел быть птицей свободного полета. Но любовь… она никогда не спрашивает нашего разрешения. Теперь Реддл понял, что ему не надо было кого-то любить… Просто потому, что любовь была в нем очень давно. Хм, даже слишком давно. Она была спрятана глубоко, ожидая своего часа. Она бережно хранилась где-то внутри самого слизеринца, нерастраченная, ждущая, чтобы в один из многочисленных дней, взять и распуститься, словно редкий яркий тропический цветок, доселе никем не виданный… А теперь все это было никому ненужным… холодным и безликим…
Недавно Реддл закончил школу. С отличием. Сейчас ему предстояло вытащить из Азкабана Лейнстрейджа, которого туда упекло Министерство, не желая искать правых и виноватых. Джина Вонг была убита в день похорон Сириуса Эванса, но никто не догадался, что это было вовсе не самоубийство на фоне психического расстройства.
Том хотел собрать вокруг себя людей, завершить то, что планировал сделать еще в школе. Создать хоркрусы, а там… как получится. Улыбнувшись, Реддл провел озябшими пальцами по холодному камню, очертил каждую букву его имени.
Ветер дул Тому в лицо, развевая его черную мантию, как крылья летучей мыши. Темные волосы текли по лицу… Лорд Воландеморт поднял голову к небу, подставляя лицо каплям дождя, которые били его с отчаянной, неистовой силой. Дождь – это новая жизнь. Вода, которая смоет всю грязь и выжжет пятна. Вода напоит израненную, иссушенную душу и заставит Жить.
И вдруг кажется, что все проблемы отступили, позволяя стать счастливым.
И как же больно, что всё это – Ложь.

***

Время шло, и Том Реддл шел вместе с ним по трупам. Его сила была велика, и многие следовали за ним, не зная или же не желая знать, к чему ведет их Лорд Волдеморт. Люди жили в страхе, ежесекундно опасаясь, что над их домом вспыхнет Черная Метка. И не было надежды, и не было спасения. Не было ничего, кроме огромной власти бездушного человека, который не был способен на сострадание. Все изменилось в тот момент, когда Северус Снейп принес рассказ о пророчестве. Нет, не так – Пророчестве, именно с большой буквы, потому что оно изменило жизни многих.
И оглушив мужчину с кричащей женщиной, стоя над колыбелью невинного младенца, Лорд Волдеморт ощущал лишь смутное беспокойство о том, что он должен что-то помнить. Что-то о чем забыл. Он и сам не понимал, почему не убил родителей ребенка, просто сделать это вдруг показалось Реддлу чудовищной ошибкой. Мальчишка вдруг широко распахнул изумрудные глаза, доверчиво глядя на незнакомца…
- AVADA KEDAVRA!
Рука дрогнула?.................


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 14.11.2009, 17:32 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 11

Эпилог

Гарри Поттер не обычный мальчик. Гарри Поттер - мальчик, который выжил... И сейчас он идет за руку со своим отцом по вокзалу Кинг-Кросс, чтобы сесть в поезд и поехать учится в Хогвартс. Рядом с ним - его мать. Она толкает впереди себя тележку, на которой стоит клетка с красивой белоснежной совой. Гарри без ума от своих родителей, и в который раз он спрашивает себя, чтобы он делал, если бы их не было рядом....
- Джеймс, - окликнул его отца мужчина с длинными темными волосами, и мальчишеской улыбкой.
- Бродяга, - Джеймс радостно улыбнулся своему другу, - Гарри, подойди, поздоровайся с крестным.
Гарри нерешительно подошел и обнял Сириуса. Его он тоже любил, а еще Римуса, не смотря на то, что тот был оборотнем. В поле зрения Гарри попалась пухленькая женщина с толпой рыжих детей. Двое из них - близнецы - что-то увлеченно обсуждали... Внутри шевельнулась странная тупая боль...
- Мам, - Лили обернулась к сыну, - мам, а я их знаю?
- Нет, милый, а что?
- Да, нет, просто... Да, нет, все нормально.

Трехголовый пес... трое детей в одном помещении с этой громадиной... Сам Гарри, рыжий мальчик.... Рон... и девушка с растрепанными каштановыми волосами...Как же... как же зовут ее... Гермиона... верно, Гермиона...

Гарри не понимал, что с ним происходит в голове то и дело вспыхивали те, или иные лица... информация вливалась в его голову потоком. Мальчик был готов выть от боли, голова начала нещадно кружиться, сознание ускользать...
- С вами все в порядке, молодой человек? - раздался где-то за спиной холодный голос, и чья-то твердая рука подхватила его, что бы он не упал.
Гарри обернулся. За его спиной стоял... имя... как же его имя... Гарри знал его, но оно почему-то уплывало. У мужчины было бледное лицо, и белые волосы, спадающие на плечи. Правильные черты лица... Холодный взгляд заглядывал в душу. За спиной мужчины стоял, судя по всему, его сын. Высокая женщина с непроницаемым выражением лица... А еще дальше...
... вторая волна боли скрутила тело...
Дальше стояла пожилая женщина, у которой вид был такой, будто она увидела привидение.
- Сириус? - ее голос слегка дрогнул, глаза внимательно осматривали лицо мальчика... задержались на шраме, - Сириус Эванс?
- Сама Сионна Малфой снизошла до разговора? - рядом с Гарри тут же появились Джеймс и Сириус, - Нет, это мой сын - Гарри Поттер.
- Но... как же, - старая леди, казалось, была удивлена.
Гарри потряс головой, отгоняя непрошенные мысли.
- Что, Вилджен, ностальгия замучила? - вдруг ни с того, ни с сего выпалил Гарри, и тут же захлопнул рот ладонью. Да, что же это... Все это н-е-п-р-а-в-и-л-ь-н-о. Но вдруг Сионна мягко улыбнулась, и потрепала Гарри по волосам.
- Рада с вами познакомиться, Гарри Поттер, - но в глазах читалось "рада видеть".
Неизвестно, что больше шокировало всех присутствующих - реплика Гарри, или неожиданная мягкость Сионны Малфой, но только об этом быстро забыли. В разговор влез Люциус - Гарри, наконец-то вспомнил, как его зовут.
- Это мой сын - Драко. Надеюсь, вы подружитесь.
- Ну, уж нет, мой крестник не будет якшаться с сынком Пожирателя.
Гарри решил не дожидаться, пока разразиться грандиозный скандал. Драко выглядел пришибленным. В голове снова замелькали образы, которые уже не ввергали в шок зеленоглазого мальчишку, поэтому он решил просто-напросто доверять им. Гарри протянул Драко руку, которую тот неуверенно пожал.
- Мы сами разберемся, Сириус, правда, - Гарри мягко улыбнулся и, подмигнув Сионне, поволок Драко к поезду, - Мам, пап, у нас скоро отправление. Давайте, вы потом пообщаетесь, а?
Гарри с Драко, не разговаривая, шли к поезду, который уже дал второй гудок. Мальчишки переглянулись и помчались искать купе, правда, свободное нашлось только в хвосте поезда, но это их не смутило. Проходя по коридору, Гарри почудилось, что кто-то за ним наблюдает, но он очень быстро отмел эту мысль, как бракованную.
- Гарри.
- Что, Дрейк?
- Я тебя знаю?
От этой фразы внутри у Гарри все похолодело. А может, спит, и нет никакого Малфоя рядом? Или болен? Но Драко смотрел с такой откровенной беззащитностью, что...
- Послушай, я... задам тебе один вопрос, ладно? Когда у тебя появилось ощущение того, что ты меня знаешь?
- Когда тебя увидел. А потом...
Дверь купе распахнулась и на пороге появились еще четверо детей... Рон Уизли... Блейз Забини... Гермиона Грейнджер... Панси Паркинсон... Блейз плотно прикрыл за собой дверь, и ухмыльнулся.
- Кажется, нам надо кое-что обсудить...

***

А на перроне пожилая женщина стояла в одиночестве и смотрела вслед быстро удаляющемуся поезду... Тоска, бесконечная тоска по лохматому парню с зелеными глазами и шрамом в виде молнии, пересекающим лоб. Она помнила все... как будто это было вчера... Все встало на свои места. Бесконечные намеки о будущем и приближающейся войне обрели смысл... Как они могли? Почему забыли его имя? Его настоящее имя? Ведь он говорил им, как оно важно, но они забыли... Сионна улыбнулась... Хорошо, что Том вовремя вспомнил...
- Удачи, Гарри Поттер...
.... и словно эхо... удачи, Сириус Эванс...

***

Гарри улыбнулся... все возвращалось на круги своя... все только так, как и должно было быть... Но отчего так тоскливо? Вот вроде, они все снова вместе, но чего-то не хватало... О! МакГонагалл!
Минерва, со свитком пергамента в руке, подошла к трехногому табурету.
- Тот, чье имя я назову, подойдет сюда, и я надену ему на голову распределяющую шляпу.
Шестеро детей обменялись знающими улыбками... Строго говоря, они могли смело отправляться к своему столу. Шляпа все равно им ничего нового не расскажет.
Брюнет в пол-уха слушал распределение, его взгляд, словно магнит, притягивал какой-то третьекурсник за слизеринским столом. Точнее не сам он, а его спина. Было что-то в этом парне знакомое, и это пугало... пугало настолько, что мешало возможности думать, и мальчик сам не знал, откуда этот страх. Такого раньше не было... Он точно знал... Они все всё вспомнили, и... это точно... такого раньше не было.
- Гарри Поттер.
Голос Минервы оторвал мальчика от созерцания. Но как только мальчик поднялся по ступенькам, едва не задохнулся, увидев выражение откровенного ужаса на лице МакГонагалл. Она что-то пробормотала и отступила на два шага. Ее руки слегка дрожали, когда она опускала на голову Гарри шляпу.
- Ох, ну, когда ты оставишь меня в покое, Поттер?! Мне уже некуда тебя определять. Пуффендуй?! Так ты же меня потом за это подожжешь... Ладно-ладно... *шляпа противно захихикала в ухо Гарри*... Эванс. Гриффиндор!
Гарри спокойно слез с табурета и под бешеный шквал аплодисментов прошествовал к своему столу. Но какое-то вязкое ощущение его не покидало, да еще и эта... тряпка молью обгрызенная... с юмором оказалась.
Брюнет обернулся к преподавательскому столу, Дамблдор сидел, как громом пораженный. Очки-половинки съехали почти на самый кончик носа, и еще чуть-чуть и упали бы в тыквенный сок. Гарри подмигнул ему и принялся еду, однако чувство, что за ним наблюдают, не пропадало. Мальчик поискал среди преподавателей Квирелла, но наткнулся только на взгляд карих глаз Римуса. Гарри удивленно моргнул, и тряхнул головой, убирая упавшую на глаза челку. И снова тот парень - слизеринец. Но теперь уже он с холодным презрением изучал Гарри.
- Фред, Джордж.
Близнецы наклонились к мальчику.
- Кто это там, не знаете? Сидит через четыре человека от Малфоя?
Близнецы переглянулись и помрачнели.
- Тебе лучше с ним не общаться, - ответил Джордж, - редкостный ублюдок. Учится на третьем курсе, а рты всем затыкает, как будто самый на свете умный. Ходит слухи, что он применял на территории школы непростительные, но это не доказали. Чистокровный, чтоб ему пусто было…
Холодные щупальца страха вдруг отпустили внутренности Гарри, хоть ему по-прежнему и не нравилось такое развитие событий.
- Зовут-то его хоть как?
- А тебе зачем? - спросил Фред, но, увидев задумчивый взгляд Гарри, все же ответил, - это Калеб Готье.
Имя ничего не говорило мальчику, но отчего-то было крайне неприятно видеть, как какая-то девушка наклоняется к этому парню, обвивает руками за шею и целует... и отчего-то сжималось сердце... и хотелось уйти, чтобы не видеть... не ощущать...

***

Альбус Дамблдор никогда не был глупым человеком. Подозрения закрались в душу еще тогда, когда в Школу поступила девушка с изумрудными глазами - Лили Эванс, и вместе с ней знаменитый квартет... Сириус, Римус, Джеймс... и тот, кого Альбус видел тогда, был очень похож с Джеймсом. Конечно, все это могло быть простым совпадением, но директор Чародейства и Волшебства давно не верил в случайности. Но день, когда прошла молва о том, что Лорд Воландеморт пал от руки Гарри Поттера, расставил все на свои места... И вот теперь мальчик сидит за столом Гриффиндора, а взгляд неотрывно следит лишь за одним человеком. Да, Альбус тоже заметил, что он слишком схож с совсем иным…

***

На следующий день занятий Гарри Поттера ждал сюрприз... У дверей в кабинет зельеварения его ждал Калеб... Слизеринец перехватил мальчика за руку и толкнул к стене, зарываясь пальцами в темные волосы, скользя губами по шраму...
- Я запомнил твое имя... Гарри.
- Том?......

~ * ~ * ~ *** THE END ***~ * ~ * ~

Я напоминаю, что у этого фика есть сиквел, который я в скором времени опубликую.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
SchmetterlingДата: Пятница, 20.11.2009, 16:20 | Сообщение # 13
Химера
Сообщений: 600
« 31 »
сиквел называется Sans phrases
ссылка: http://army-magicians.clan.su/forum/15-865-1



LJ
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Тебя спасет любовь... (ГП/ТЛ;Drama/Romance;NC-17;Миди;закончен.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: