Армия Запретного леса

Пятница, 27.05.2022, 10:10
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
Отражённый блеск
alexz105Дата: Вторник, 02.10.2012, 13:28 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Название фанфика: Отражённый блеск
Автор: alexz105
Бета : senezh до 69 главы, Famirte c 70 главы
Гамма: senezh до 69 главы
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП и все-все-все.
Жанр: AU, ООС, приключения
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Сиквел к фанфику "Гарри Поттер и темный блеск". Не важно, что они найдут. Не важно, как они вернутся. Важно, что они никогда уже не будут прежними...
Предупреждения: ООС, глубокое AU, не в Хогвартсе
Диклеймер: всем владеет Ро




Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Вторник, 12.03.2013, 07:03 | Сообщение # 211
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Цитата (Alchemist)
ни фига я вам не скажу

Стало быть копии ей уже не хватает, оригинал подавай?
Вот гадина, может правда случайно убить от греха?)))
Или память стереть, да к магглам отправить...

Нет, господа, её нужно лишить магии tongue



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Понедельник, 18.03.2013, 17:41 | Сообщение # 212
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 38
Гарольд подскочил к останкам разломанного ристалища и наставил на них палочку. Деревянные столбы-опоры подскочили и, как пьяные, затанцевали в вертикальном положении. Драко тотчас отбежал подальше, не забывая озираться по сторонам. Выбирая целые фрагменты настилов и балок, Поттер быстро соорудил некое подобие вышки, закрепил ее магией и повернулся к Малфою.

— Локомото…

— Не надо делать из меня чемодан, — заорал блондин возмущенно, — я и сам заберусь туда!

— Как знаешь, — пожал плечами Гарольд и аппарировал на вышку.

В высоты доброй дюжины ярдов открылся вид на плоскую равнину, переходившую в плавную седловину между городом и холмами. Обе армии, расположившиеся на поле боя, были как на ладони.

И Гарольду, и Драко до сегодняшнего дня приходилось лишь читать о древних битвах в книжках или слушать рассказы бестелесного профессора Бинса на занятиях по истории магического мира. Им и в голову не могло придти, что они окажутся очевидцами подобного события. С некоторой оторопью они оглядывали многотысячные стройные ряды закованных в броню пеших и конных отрядов. Было в этой картине что-то нереальное и фантастическое, внушающее благоговейный трепет и заставляющее кровь быстрее бежать по жилам.

— Что ты думаешь делать?

Поттер нахмурился. Второй раз подряд благоразумный и иногда даже трусоватый Хорек задавал ему этот вопрос, фактически предлагая вмешаться в происходящее. И действительно, какой-то беспокойный червячок ворочался у него в груди, побуждая к действию.

Не допустить кровопролития. Разъединить противников. Разогнать. Строго наказать. Поставить в угол или оставить без сладкого… Тьфу! А дальше-то что?

Вот то-то и оно. До сих пор его вмешательство лишь все усложняло. События категорически отказывали прогнозироваться: информации о глубинных причинах, которые приводят в движение эти огромные массы людей, категорически не хватало. Местный мир, уже, казалось, почти разгаданный и покорно лежащий на ладони у героя, вдруг взбрыкнул и сбросил его под копыта бушующих стихий. Осознание собственного могущества вновь сменилось растерянностью. Совсем как тогда в Министерстве, когда опрометчиво выпущенная Сила быстро и жестоко показала ему пределы его возможностей и могущества. После обвинений, брошенных ему в лицо Шамирой, Гарольдом овладела мучительная нерешительность…

— А что, по-твоему, я должен делать? — повернулся он к блондину.

Вопрос был задан без гнева, но таким тоном, что Малфой, несмотря на жару, облился холодным потом.

— Ну, не знаю… — протянул он, с опаской глядя в ледяную зелень глаз Поттера.

— Если не знаешь, что делать — не делай ничего! — отрезал Гарольд и отвернулся.

Малфой перевел дух, так и не понимая, что происходит с командиром, и вернулся к наблюдению за полем боя.

* * *

Лагерь армии Архонта съежился до двух десятков шатров и ощетинился частоколом из вбитых в землю кольев. Теперь это была ставка командующего, а его личная охрана превратилась в уши и язык полководца. Без устали они перемещались от отряда к отряду, передавая приказы и принося отчеты.

Директор отбыл в резиденцию Архонта, чтобы, как он выразился, «самолично принять его последнее прости».

Том Реддл стоял на вышке для наблюдения и с интересом рассматривал подготовку армий к сражению. Хорошо, что он по настоянию Директора еще при подготовке кое-что почитал по стратегиям древнего мира и мог реально оценивать обстановку. Соотношение численности показывало уверенное преимущество его армии над войсками Матери в два-три раза. Разумеется, если из города уже вышли все отряды. Оставалась вероятность того, что в городе остался резерв или засада, но своевременно вывести через узкие дефиле ворот многочисленный отряд и построить его на поле боя невозможно в принципе. А под давлением превосходящего врага — и подавно. Поэтому Реддл ограничился тем, что расположил напротив въездов в город дополнительный резерв и поставил наблюдателей. Сейчас он следил за построением войска Матери в боевой порядок. На фоне разгильдяйства и вольницы войск Архонта, армия города являла собой образец организованности и дисциплины. Разглядывая длинные копья и тесные ряды главного отряда противника, Реддл махнул рукой, подзывая дежурившего при нем воина.

— Слушаю, господин.

— Скачи к командирам штурмовых полков. Пусть строятся напротив их главных сил. И в первые ряды надо поставить только тех воинов, у которых есть щиты!

Посланец кубарем скатился с вышки и кинулся исполнять поручение.

Том Реддл искривил губы в усмешке. Его не очень интересовало, сколько воинов погибнет в предстоящем сражении, но, поддавшись азарту, он с ревностью шахматиста не хотел терять лишние фигуры и был настроен на красивую победу в этой партии.

* * *

Топот тысяч копыт и ног медленно затихал. Построение полков на поле битвы закончилось. Негромкий рокот, в который слились голоса и бряцание железа, напоминал звук океанского прибоя.

— Сейчас начнется, — пробормотал Драко, косясь на Гарольда.

— Драко, ты видишь вон ту вышку у них в лагере? На правом фланге за конницей. Видишь?

— Это где дым от костра?

— Левее.

— А-а, теперь вижу. Ну и что?

— От нее постоянно куда-то отправляются пешие и конные. Я думаю, что там находится их пресловутый Архонт.

Драко долго щурился в указанную сторону, а потом пожал плечами.

— Может быть. Ну и что? Отсюда заклинанием не достать. Да и не видно толком. Далеко.

— Я достану, — возразил ему Гарольд, — жаль, что не рассмотреть, тут ты прав.

— А я думал, что ты умеешь делать эти… как их там… Воздушные линзы!

— Это еще что такое?

— Ну-у-у-у, вроде как телескоп в воздухе… только магический, и когда в трубу смотришь, то это… картинку вверх ногами не переворачивает.

Поттер с подозрением посмотрел на Драко: серьезно тот говорит или издевается? Ни о чем подобном он раньше не слышал. Или слышал? А если, так сказать, «покопаться в памяти»? Блин! Ну конечно! Есть такое заклинание!

* * *

Реддл даже вздрогнул от неожиданности, когда над воротами города зажегся огромный, словно нарисованный в воздухе зеленый глаз.

— Это еще что за чертовщина… — озадаченно пробормотал он.

Зрачок глаза бешено пометался из стороны в сторону, потом пробежал по полкам войск Архонта и вдруг уставился прямо на него. Воландеморт наконец сообразил, что происходит. Он резко крутанулся на месте, но аппарировать без палочки было невозможно, и он просто кинулся вниз по лестнице, надеясь, что рассмотреть его не успели…

* * *

— Ну, кто там есть?

— А черт его знает. Я его толком не рассмотрел. Высокий, худой, башка лысая или бритая — не разберешь. Я только навел получше, а он тут же повернулся спиной и ушел вниз. Может это и не Архонт вовсе. Но если это он, то морда у него не айс. И сдается мне, что я его где-то видел.

— Ну, это уж вряд ли. Можно мне посмотреть?

Гарольд отодвинулся в сторону, освобождая место у огромной подзорной трубы, висящей в воздухе. Можно было попробовать просто пододвинуть ее к Драко, но рисковать не хотелось. И так эта Воздушная линза только после третьей попытки получилась…

* * *

Воландеморт, спрятавшись за опорой вышки, мрачно наблюдал за зеленым глазом. Только этого не хватало. В городе Матери находится весьма сильный маг! Самые худшие его опасения подтвердились. Неужели прав Директор и это — Сириус Блэк? Родовая магия у него весьма темная и изощренная. И палочка при нем: воздушную линзу без палочки не сделать ни при каком раскладе. Слишком сложное заклинание.

Тем временем зеленый глаз над воротами погас. В воздухе осталось висеть лишь пустое гало. Реддл задумался и пропустил момент, когда глаз появился снова. Великий Салазар! Теперь он был серого цвета! Это уже совсем плохо. Там не один маг, а несколько? Очевидно так. Если только… если только цвет глаз не меняют намеренно, чтобы ввести его в заблуждение. Но кому это надо, и кто вообще может знать, что он здесь?

Так. Ситуация осложнилась. А он-то, дурак, радовался, что Директор свалил к Архонту! Без палочки противостоять сильным магам? Это будет излишне самоуверенно. Вызвать Директора? Тоже плохо. Директор, конечно, придет, но тогда палочки ему не видать, как своих ушей. А тут в какой-то полумиле есть настоящая волшебная палочка, и, может быть, даже не одна!

Весь интерес к битве мгновенно пропал. Теперь главной задачей становилось выманить мага из города, убить его и завладеть волшебной палочкой. И не дай Салазар, если Директор узнает об этом! Тут, наверняка, есть его доносчики и агенты. Попробовать погасить эту воздушную линзу? Срочно и любой ценой!

Воландеморт отмахнулся от озадаченной охраны и бросился к своему шатру за эльфийской пикой. Теперь вся надежда на нее!

* * *

Пока Драко разглядывал в магический телескоп пустую вышку Архонта, Гарольд вновь сосредоточился на том, что происходило на поле битвы.

В армии города Матери четкий и ровный прямоугольник пехоты, прикрытый с двух сторон конными отрядами, вздыбил частокол длинных копий. Первые шесть-восемь рядов с дружным криком наставили их на врага. Задние ряды продолжали держать оружие вертикально.

Позади пешего полка в окружении большой группы всадников двигалась колесница Шамиры. Воительница смотрела поверх голов своих воинов, прикрываясь сверкающим щитом. От всей этой картины веяло эпической мощью и силой.

Разрывая барабанные перепонки, взревели варварские трубы. Рать пеших копьеносцев вздрогнула и шагом двинулась вперед. В ответ полки Архонта заорали что-то неразборчивое, и, ломая строй, бросились на врага. Огромная масса воинов-мужчин, ощенившись дротиками и мечами, наваливалась на армию Матери, охватывая ее с флангов. Противники быстро сблизились. Когда между ними осталось всего несколько десятков ярдов, полк копьеносцев Матери дружно рявкнул и перешел на бег. Сплоченная масса воинов нанесла удар тяжелыми копьями в самую гущу разгоряченных и безрассудных воинов Архонта.

Треск ломаемых щитов, доспехов и тел слился в длинную какофонию. На концах копий повисли пробитые тела врагов, и в полку копьеносцев началась страшная работа. Передние и задние ряды быстро и дружно, уцепившись в древки по шесть-восемь человек, выдергивали одни копья назад, а другие проталкивали на их место вперед, помогая друг другу и тщательно закрываясь небольшими блестящими щитами.

Суть этой страшной механики Гарольд понял быстро. Они освобождали копья от нанизанных тел врагов и в то же время выставляли вперед новые острия, не давая противникам никакого шанса приблизиться на расстояние удара мечом или пикой. Летящие стрелы и дротики отбивали щитами, не прекращая слаженных действий ни на мгновение.

Вот все копья освобождены от тел. Опять дружный рев сотен глоток и дружный натиск всего полка опять погрузил грозное оружие в массу врагов, нанизывая на иные древки по три-четыре воина за один удар.

— Великий Мерлин! — выдохнул потрясенный Драко. — Вот это мясорубка! Я читал о таких построениях во времена древних войн. Это называется — таксис. Ну или фаланга!

Гарольд сжал до хруста кулаки и смотрел на то, как жесткий прямоугольник женщин-воинов, спаянный в единый боевой механизм, выдерживал и перемалывал ряды противника, численность которого превосходила их собственную в несколько раз. Нанося удар за ударом, женская фаланга все глубже погружалась в подвздошину большой, но бестолковой армии Архонта.

Края вражеских полков все больше нависали над конными флангами Шамиры. И вот наступил момент, когда конный строй уже не смог удержать вражеские отряды, которые охватили армию Матери, и по широкой дуге заходили в тыл фаланге.

— Ударь их, Поттер! Ударь! — не выдержал Драко.

Гарольд с досадой выругался и поднял палочку. Он еще не знал, что собирается делать, но понял, что не сможет остаться в стороне, если враги нападут на беззащитную с тыла фалангу. И еще эта дура — Шамира. Едет в своей коляске, как будто на прогулке. Она что, слепая? Поттер уже собирался ударить по прорвавшемуся с правого фланга врагу Взрывным заклятием, но не успел.

Фаланга вдруг остановилась. В передних рядах копьеносцы продолжали свою страшную работу, а задние вдруг совершили быстрый и четкий маневр: освободив в центре пустое пространство, пропустили внутрь своих рядов колесницу с Шамирой, сомкнули ряды и задние шесть-восемь шеренг, развернувшись назад, наставили свои страшные копья в сторону окружающего их врага. Теперь фаланга была сзади так же неуязвима, как и спереди. А конница, перестроившись на флангах полукругами, прикрывала ее от нападения с боков.

Поттер потрясенно покачал головой и опустил палочку. Вот это да!

— Каре! — бормотал Драко. — Это построение называется каре. Но в древнем мире его не знали…

Меж тем вражеское кольцо замкнулось, и армия мира Матери оказалась в полном окружении.

Меж тем один из отрядов архонта, обошедших фалангу с правого фланга, отделился от соплеменников, вновь полезших на копья, и бегом направился к распахнутым воротам города. Видимо, кто-то здраво рассудил, что превратиться в тушку, нанизанную на копье, все же менее приятно, чем ворваться в город Матери и пограбить от души.

— Сохатый!

— Вижу!

— Бей же!

— Заткнись, Хорек!

Драко с отчаянием смотрел, как первая ватага разгоряченных воинов с молодецкими криками пересекла черту ворот.

— Коллопортус!

Тяжелые воротины с жутким скрежетом мгновенно захлопнули створки, выбив всех бежавших первыми воинов в чистое поле. Как битой по бладжеру! Как ракеткой по мячику!

— Алохомора!

Ворота вновь распахнулись. Те, кто бежал в середине отряда, еще не поняли, что произошло. Они продолжали рваться в открытый проем. Придется повторить.

— Коллопортус!

Вторая порция оглушенных тел отлетает в пустынную пыль.

— Аллохомора!

Есть еще желающие? Есть? Ну вы упертые ребята, однако. Что ж, получайте!

— Коллопортус!

Вот теперь, наконец, все всё поняли. Уцелевшие воины отскочили от ворот и схватились за дротики и луки. Три-четыре десятка неподвижных тел усеяли ближние подступы к воротам.

— Убирайтесь, пока целы! — закричал им Драко.

Кинжал Блэков и сотня его точных копий уже жужжала над головой у Гарольда, как рассерженный рой шершней. Огромная подзорная труба парила в воздухе, а к ней в компанию всплыли с земли несколько бревен и огромных камней. Такого местные вояки еще не видели.

— Дьявол! Первый Воин Хаоса! О боги! Бежим!

Растерянный командир вояк, надсаживаясь, что-то гортанно проорал своим людям, и они задом принялись пятиться от ворот. Стрелять никто из них, похоже, и не помышлял. Но Гарольд и Драко были настороже. И именно Малфой первым заметил странного худого мужчину в мантии, который с ближайшего пригорка наблюдал за происходящим у ворот.

— Сохатый! Слева на холме!

Поттер быстро развернулся, но непонятный наблюдатель уже бесследно исчез…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Вторник, 19.03.2013, 07:31 | Сообщение # 213
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
пусть сражение и не в кровавых красках описано, но воображение дает четкую картину поистине великого ристалища. И как я понимаю, это только начало.
А Поттер, я смотрю, решил в теннис поиграть.
Может я упустил, но подзорный глас видел только Волдя или другие тоже видели? И если видели, то почему в штаны не наделали?



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Воскресенье, 24.03.2013, 00:14 | Сообщение # 214
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 39
- Драко! Что там было? Не вижу.
Блондин подскочил к телескопу и развернул его в сторону пригорка, с которого исчез подозрительный тип. Он успел-таки поймать в видоискатель скорчившегося за каменной россыпью мужчину, который направил в их сторону какой-то блестящий шест.
- Погоди, погоди, - бормотал Драко, вглядываясь в голый череп и странно знакомую фигуру.
И тут на конце шеста вспыхнул синий огонь, а узкие щели глаз незнакомца полыхнули багрянцем!
- Сохатый! Спасайся! – отчаянно закричал блондин, одним прыжком отскочил назад, обхватил Гарольда руками и сильно оттолкнулся ногами от помоста.
Они оба потеряли равновесие и полетели с вышки вниз. Поттер, несмотря на неожиданность, сумел сохранить контроль над падением, выкрикнул заклинания Амортизирующих чар и Щита, но в это мгновение ослепительная вспышка и удар по барабанным перепонкам погасили его сознание.
Ворота, вышка и все пространство вокруг нее мгновенно превратилось в сферу, где буянило всепожирающее пламя. Защита, поставленная Поттером, была смята в гармошку и первое, во что ударили пылающие обломки ворот, оказалась почти беззащитная спина Драко…
* * *
Воландеморт вскочил на ноги и с беспокойством посмотрел на вызванную им огненную бурю. Такого он не ожидал. Проклятый старик толком не рассказал ему о мощи этого оружия. Впрочем, Директор поставил перед ним задачу убить Шамиру, а не охотиться за магами и их палочками! А при таком взрыве от волшебных палочек, видимо, осталось не больше, чем от их хозяев. А именно – горстка пепла.
Том Реддл яростно сплюнул с досады. Как все по-идиотски получилось. Пиф-паф, рыцари и кнехты красят розы в белый цвет! Может быть, все же от этих парней хоть что-то уцелело? Хоть понять бы, кто это был. В любом случае надо проверить…
Он оглянулся по сторонам и почти бегом направился к пылающим обломкам ворот.
* * *
Гарольд очнулся сразу, как только окружающий мир вновь стал более-менее приемлем для человеческого восприятия. Они с Драко лежали в воде, а вокруг все пылало. Вода была горячая. Почти кипяток. Бред? Разберемся.
- Депульсо тоталум! – хотел крикнуть Поттер, но его спекшиеся губы отказались повиноваться. Хорошо, что мысль материальна, особенно у мага, владеющего невербальными чарами.
Пылающие обломки разнесло в разные стороны. Вода стремительно превратилась из горячей в холодную. Гарольд даже застонал от наслаждения – ледяная вода просто ласкала обожженную кожу лица и рук. Впрочем, разлеживаться некогда. Тот, кто устроил им эту огненную баню, надо понимать, времени даром не теряет.
Гарольд быстро, но осторожно скатил с себя обмякшее тело Драко. Мельком убедился, что слизеринец еще жив и быстро зашарил вокруг себя в поисках палочек. Палочка Блэков сама прыгнула ему в руку, а вот палочку некроманта пришлось поискать глазами. Ну конечно! Вот что их спасло. Палочка оказалась воткнута в землю и из нее во все стороны били упругие струи воды. Именно они и не дали им изжариться заживо. Иди сюда, спасительница ты наша!
Поттер быстро накрыл Драко магическим щитом, наколдовал рядом на песке иллюзию тела мага, лежащего ничком, и быстро отскочил за полуразрушенную стену ближайшего дома. И вовремя.
Настороженно озираясь по сторонам и водя из стороны в сторону жезлом, в котором Поттер сразу узнал эльфийскую пику, в проеме разрушенных ворот появился высокий и худой маг. Сквозь дым и жирную копоть догорающего пожара было трудно рассмотреть черты его лица, но Гарольд сразу понял, что это тот самый мужчина, которого он видел на вышке командующего войском архонта. Откуда у него самый могучий артефакт мира эльфов? Очень странно! И владея таким оружием, он отправил свою армию умирать на копьях воительниц Шамиры? Зачем? Или опять эти странные традиции и законы?
Конец цикла, понял? Ни фига я не понял! Однако это сейчас не главное. Что этот тип собирается делать?
Том Реддл быстро осмотрелся по сторонам, быстро подбежал к лежавшим на земле магам, бросил на песок пику и двумя руками попробовал ухватить иллюзию, чтобы перевернуть ее на спину. Руки его ухватили пустоту и он, нелепо дернувшись всем телом, упал, зарывшись лицом в гарь. Он судорожно дернулся за пикой, но схватил лишь горсть тлеющих углей.
- Дементор! – зло прошипел Том, поняв, что его провели, как последнего дурака.
- Инкарцеро! Петрификус тоталум! Силенцио!
Окаменевший и обмотанный с головы до ног Том Реддл беспомощно застыл в грязи в двух шагах от Драко, который по-прежнему был без сознания.
Поттер подошел и ногой перевернул поверженного противника. Черное от сажи, покрытое толстым слоем жирной глины лицо показалось Гарольду совершенно незнакомым.
- Полежи, дружок! У нас еще будет время для беседы! – угрожающе процедил он и в сердцах врезал Тому под ребра ногой. – Сволочь!
С равнины продолжал доноситься жуткий вой битвы и Поттер понял, что времени на допросы у него просто нет. Быстро убрав щит с Малфоя, он, даже не пытаясь снять с обожженного и окровавленного парня полусгоревшую одежду, вылил на наиболее страшные раны два пузырька с Обезболивающим и Заживляющим зельями. Главное, чтобы Драко сейчас не умер от болевого шока, а кости и мясо – потом нарастим.
* * *
На равнине окруженное войско Шамиры продолжало свирепо сражаться с озверевшими от крови полчищами архонта. Копьеносная пехота фаланги выкашивала врагов ряд за рядом, но и сама несла тяжелые потери. Осыпаемая тучами стрел и дротиков, она медленно таяла, как огромный кусок сахара в стакане с кипятком. Вот уже перебита конница на флангах и каре ощетинилось остриями во все четыре стороны. Вот уже перестало хватать плотности копий и в ход пошли мечи и палицы. В горячке боя уже никто не слушал приказов начальников, да и сами командиры, словно забыв, что их работа – командовать, полезли в самую гущу боя. Огромная толпа медленно колыхалась по равнине, целеустремленно сжимаясь к центру и постепенно уменьшаясь. Она пожирала сама себя, словно огромная стая соплохвостов, занятых взаимным истреблением.
Такое сравнение пришло в голову обожженному и оглушенному Гарольду, когда он вышел на равнину, прихрамывая и опираясь на эльфийскую пику, как на костыль. Сделать теперь уже ничего было нельзя. Он попытался накричать на них, используя Сонорус. Его никто не услышал. Он попытался приметить Вяжущие и Замедляющие чары и сразу пожалел об этом, так как замедленная жестокость убийств была еще страшнее и кошмарнее обычной. Ничто не могло отвлечь противоборствующие стороны от битвы. Они озверело кидались друг на друга и убивали, убивали и убивали. Как дикие животные. Как обезумевшие скорпионы и тарантулы. Как люди…
Сзади его окликнули. Гарольд обернулся. В проеме, оставшемся от ворот, были видны его соратники, которые, надо понимать, не выдержали и прибежали сюда в тревоге за них с Драко. Они стояли кучкой и ошеломленно смотрели на трагедию, развернувшуюся на равнине.
- Делом займитесь! Там Драко раненый лежит. Быстро его в храм перенесите и окажите помощь. И нечего тут торчать, я не могу разорваться пополам, а тут к тому же шныряют какие-то непонятные бандиты. Кстати, заберите того связанного гада и охраняйте. Он должен знать очень важные вещи! Быстро за дело!
- Гарольд, можно я останусь с тобой?
- Нет, Гарри! Храму нужна защита, а ты на кого его бросил? А? Быстро туда!
- Возьми хоть кольчугу!
- Нет! Уходите быстрее. Опять тут чертовщина какая-то…
Гарольд обернулся к полю битвы и сразу почувствовал неладное. Ясное небо неумолимо меркло прямо на глазах. Над равниной натягивалась какая-то багровая хмарь. Темные вертикальные полосы медленно пульсировали на ней, словно струи крови. Они поднимались вверх и стекались в центр, образуя клубящуюся багровую муть. Присмотревшись, Поттер понял, что они поднимаются снизу вверх от тел воинов и воительниц, уже погибших в этой битве.
«Эта багровая мерзость и есть Любовь?» - с ужасом подумал Поттер. – «Это та самая сила, что вырвалась из ларца в отделе Тайн министерства и та, что выпустила Шамира этой ночью? Нажралась крови и лениво собирается в отвратительный комок, чтобы оставить этот опустошенный мир и направиться в следующий? Может быть, прямо в Британию, по протоптанной дорожке?»
Жесткая холодная ярость охватила Гарольда. Ушла боль из обожженного и избитого тела. Притупилась горечь последних потерь. Все отошло на второй план, и даже возвращение домой уже не казалось главной целью. Она была перед ним. Кровавая. Самодовольная. Равнодушная к человеческим страданиям. Враждебная всему, что он любил и ценил в этой жизни.
- Я убью тебя, тварь! – прошептал Гарольд, взял пику наперевес и двинулся вперед.
Мозг его работал холодно и четко, как машина. Он быстро перебирал комбинации заклинаний и энергетических вампиров. Все не то. Ни по мощи, ни по действию. Надо не разбить, не рассеять ее, а наоборот – сжать и уничтожить в запредельно мощном разрушительном горниле магической энергии. Против которой была бы бессильна даже эта Первичная сила.
Решение никак не приходило.
Между тем пятно сражающихся стремительно уменьшалось. Бой шел уже вокруг колесницы Шамиры. Кони, запряженные в нее, давно погибли, и золоченая повозка была лишь символом. Символом победы для одних и символом последнего рубежа для других. Символом, за который обе стороны были готовы убивать до конца. Вокруг колесницы мертвецы уже громоздились стеной, и финал трагедии был не за горами.
Это заставляло Гарольда торопиться. Как поведет себя Сила, когда соберет в себя весь кровавый урожай? Будет висеть тут, наслаждаясь своим мрачным триумфом? Или уйдет, скроется, исчезнет? Скорее второе, чем первое…
Поттер решился. У него не было стопроцентно надежного варианта. Но было понимание, что одной людской магией, сколь угодно темной, эту мразь не убьешь, значит надо рискнуть и объединить все самое мощное, что есть в его распоряжении.
Ленивые багровые струи текли и текли вверх, постепенно истончаясь и укорачиваясь.
«Главное - не опоздать!» - мысленно выкрикнул Гарольд и тут же осадил сам себя. – «Если ударить слишком рано, то может уцелеть много этой дряни. Надо стиснуть зубы и ждать!»
Наконец, затихли последние удары клинков у колесницы. Мертвое поле боя истекло последними струйками багровой мути. Кровавое облако над равниной заклубилось гуще, готовясь к чему-то.
«Пора!»
Всем напряжением магических сил Гарольд метнул заклинание и окружил багровую тучу самым мощным светлым щитом. Темная тонированная сфера сформировалась вокруг ненавистной силы, отрезая ее от остального мира. Багровая муть забилась внутри, и было ясно, что надолго щита не хватит. Вот теперь промедление - смерти подобно.
Поттер поднял эльфийскую пику и палочку Блэков и всем напряжением воли отдал два совершенно полярных приказа:
- Уничтожить!
- Защитить!
Эльфийский артефакт загудел и выплюнул в плененное облако свой смертоносный заряд.
Черная палочка Блэков помедлила мгновение и послала ему вслед свою магию, которая развернулась в сферу и окружила светлый щит самой мощной темной магической защитой – Хранящим щитом!
Сжигающий заряд эльфийской пики легко пронизал стенку светлого щита и взорвался, превратив все вокруг себя в сжигающую плазму, подобную той, что бывает только в недрах звезд. Мгновенно жуткая смесь субстанций, раскаленных до сотен тысяч градусов, испарила светлую защиту и уперлась в зеркальную стену Хранящего. И тот отразил назад натиск буйной энергии.
Несколько секунд ни одного кванта лучистой энергии не могло вырваться наружу. Вся зеркальная сфера превратилась в термос, наполненный жутким энергетическим коктейлем, сжигающим все материальное!
Гарольд, задыхаясь от запредельного магического напряжения, держал и держал Хранящий щит, превратившийся в смертельную ловушку для высокомерной Силы, которая не могла и помыслить, что в этом мире низших существ на нее найдется управа.
Поттер чувствовал, что силы его на исходе. Но что делать? Просто снять щит – вся равнина, включая город, выгорит до самого горизонта. Он знает. Он видел это на месте уничтоженного замка Фламеля. Это не годится! Что делать?
Впрочем, одно решение есть. Его подсказала случайно вспомнившаяся магловская передача о космосе.
Крайне осторожно Поттер открыл второй палочкой маленькое отверстие в основании Хранящего щита. Раздался чудовищный грохот и в землю ударил конус раскаленных добела газов. Сфера вздрогнула и рванулась вверх, как ядро из катапульты.
«Он сказал, поехали!», - почему-то вспомнилось Гарольду, и он без сил опустился на землю.
К нему подбежали. Его подхватили. Его бережно понесли.
«Засранцы, не ушли все-таки. Может быть, это и хорошо, а то что-то я здорово ослабел сегодня. Наверное, забыл позавтракать…» - подумал Поттер, проваливаясь в тяжелое забытье.
Он уже не увидел, как в поднебесье полыхнула ослепительная вспышка. И не услышал, как спустя минуту-другую над равниной раскатился ударный грохот, и пыль взметнулась над землей, как от артиллерийского залпа. Но даже она не смогла закрыть буйное пламя, полыхающее в самом центре поля боя, словно огромный погребальный костер!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 24.03.2013, 01:20 | Сообщение # 215
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 40

- Мне кто-нибудь объяснит, что мы собственно собираемся предпринять?
Резкий голос Гермионы как нельзя лучше характеризовал нервозность и неуверенность в стане Гарольда после того, как они с Драко оказались на больничных койках.
- Мы будем ждать выздоровления Гарольда или хотя бы того момента, когда он сможет принимать решения.
- Замечательно! Значит, без него мы обречены на бездействие, как стадо глупых овец? А что мы будем делать, если на храм нападут?
- Если на храм нападут – мы будем защищаться! Гермиона, у тебя есть конкретные предложения? Я буду рад их выслушать!
Гарри чувствовал раздражение, но в основном из-за того, что Грейнджер в общем-то была права. Он и сам с удовольствием порассуждал бы вместе с ней об идиотском положении и о стаде баранов… или овец… И овец, и баранов! Но оказавшись главным среди оставшихся на ногах магов, он был вынужден лишь отбиваться от неприятных вопросов. Да и что еще прикажете делать? Гарольд ранен и без сознания, Добби исчез, а путь домой неизвестен никому, кроме них. Малфой при смерти. Айрин еле жива. И в качестве армии у них - лишь несколько сотен волшебников и маглов. Причем у большинства после плена мозги набекрень. А в городе, вместо ожидаемых погромов, грабежей и насилия, царит какая-то сюрреалистичная идиллия и почти пасторальные сюжеты всеобщей любви и гармонии… Чокнуться можно от всего этого!
Гермиона обреченно вздохнула.
- Ладно. Ты не злись на меня. Просто мне страшно! – вырвалось у нее против воли.
Гарри посмотрел на девушку с некоторым изумлением. Страшно? Ей?
Губы у Грейнджер были сжаты в тонкую линию, подбородок гордо вздернут, но в глазах читалась растерянность и невысказанная просьба о помощи. Вот это было уже совсем нехорошо. После их негласного разрыва Гермиона излучала в его сторону только безразличие и презрение, а на самом деле э-вон как дела-то обстоят! Она хочет, чтобы он ее пожалел, утешил, а может быть - и вернулся к ней? Так что ли? Но у него же теперь есть Айрин. Он порядочный человек и не может прислоняться к двум женщинам одновременно. Ну не может - и баста!
Или может?
Поттер опять искоса посмотрел на девушку. Гермиона стояла к нему боком, опустив голову, и кусала губы. Черт, черт и еще раз черт! Как же она хороша сейчас!
Гарри подошел к ней сзади и положил руки на плечи. Девушка вздрогнула, а потом резко повернулась и закинула ему руки на плечи.
- Герми… - выдохнул потерявший голову парень, но жаркий поцелуй лишил его и дара речи, и последних доводов вконец отчаявшегося из-за всех происходящих нелепостей рассудка…
* * *
- Ну что, милорд? Очухались?
Язвительный старческий голос словно сорвал пелену мрака с глаз Тома Реддла и выдернул затычки из его ушей. Онемевшие руки и ноги были свободны, но слушаться пока не желали.
- Где я?
- Вы? В руках у друга.
- Опять вы? Когда вы себе, наконец, шею свернете?
- Скорее это вам грозит. Как же вы так глупо попались, ваше темнейшество… Я уже и не чаял, что смогу вас вытащить. Собственно, вас спас только толстый слой грязи на вашем весьма приметном профиле. Узнай вас Поттер сразу - и ваша жизнь не стоила бы и кната!
- Поттер? Здесь? Директор, вы что, спятили от последних треволнений?
Сухой смешок, словно горсть опавших листьев, прошелестел в воздухе.
- Нет, Том. Это суровая реальность, и это все очень усложняет здесь и упрощает там…
- Не понимаю.
- А вам и не надо. Главное, что я понимаю. Итак, наше единственное преимущество заключается в том, что о нашем присутствии тут пока никому неизвестно.
- Но меня видели. И если верить вам, то меня видел этот чертов Поттер.
- Он видел не Тома Реддла, а неизвестного мужчину, который ударил по нему из неизвестно как попавшего к нему эльфийского оружия. Это даже не зацепка. Я уверен, что он не догадывается, кто вы и откуда. И они теперь будут настороже. Но мы нанесем удар первыми. Есть хотите?
- Пить. Вода есть?
- Сколько угодно! Целое озеро воды. Пейте, милорд.
Том Реддл приподнялся на локте и осмотрелся по сторонам. Пещера. Каменный пол завален высохшими и полуистлевшими змеями. Совсем рядом темнеет озеро, по которому время от времени пробегает мелкая рябь. Хотя ветра нет, да и откуда ветер в пещере? Сквозняк разве что.
- Где мы?
- Уже лучше. Вижу, вы приходите в себя. Если верить вот этой схеме, то мы находимся в подземелье обители на Змеином уровне. Местечко не слишком приветливое, но оно могло бы быть намного хуже, если бы кто-то не перебил его обитателей. Причем несложно догадаться, кто это был.
- Не понимаю.
- Вы лежите на мантии, которую здесь оставил тот, кто устроил это странное змеиное побоище. Я почти уверен, что это работа Поттера.
- Бред. Если Поттер не совсем идиот, то он должен был просто договориться со змеями и все. Он же змееуст.
- Хм. Все не так просто, сир. Этот уровень подземелья предназначался для казней высокопоставленных персон и попасть сюда без схемы не так-то просто. Поттера могли заманить сюда обманом, чтобы избавиться от него. Наш гриффиндорец временами так доверчив. А змеи, видимо, получили приказ убить его. Думаю, дело было именно так.
- Вам виднее. Все может быть. Зачем мы тут?
- Здесь наши пути расходятся, Том. Я пришел сюда за тем, что было моей целью в этом мире. А вы, наконец, можете получить волшебную палочку. Но при условии, что выполните для меня последнюю службу. И после этого – вот он, этот мир. Владейте им безраздельно и лепите его так, как подскажет вам ваше больное воображение.
- Осторожнее, Директор! Я еще не сказал, что я согласен!
Воландеморт выглядел сильно разозленным.
- А куда вы денетесь? Внезапное завершение цикла сильно облегчило мою задачу. Чаша у меня. Я заберу здесь ее начинку и вернусь в мир магической Британии. А вам туда дороги нет, любезнейший. И Поттер туда не должен вернуться. И его друзья, кстати, тоже. Улавливаете мою мысль?
Воландеморт молча смотрел на Директора. Глаза его гневно светились, как тлеющие угли.
- Да не жгите вы меня взглядом, - усмехнулся Директор, - для вас все не так уж плохо. Я ведь планировал избавиться от вас сразу после битвы, но внезапное появление Поттера, можно сказать, спасло вам жизнь.
- Спасибо за откровенность.
- Ну-ну. Не надо изображать оскорбленную невинность. Неужели я не понимаю, сколько времени я прожил, если бы утратил над вами контроль? Ровно столько, сколько потребовалось вам, чтобы Пыточными заклятиями распотрошить мою память. Не так ли?
- Это моя предшествующая ментальность поступала таким радикальным образом? Снимаю шляпу! – насмешливо отозвался Том Реддл.
Он уже обуздал свой гнев и взял себя в руки. Директор искоса взглянул на него и одобрительно кивнул.
- Ну вот. Вижу, что вы уже готовы к серьезному разговору. Я предлагаю вам волшебную палочку и открою способ, как тайно пробраться в храм, где вас никто не ждет. Вы избавите себя и меня от Поттера - и останетесь владыкой этого мира. Как вам?
- Звучит лучше, чем Авада в лоб, хотя по вашему полупрезрительному тону я понимаю, что вам этот мир и даром не нужен.
- Не совсем так. Он мне пока не нужен. Но, если я и надумаю сюда вернуться, то буду иметь дело уже с вашими отдаленными потомками, ибо вы теперь простой смертный, Том.
- Спасибо, что напомнили, - злобно огрызнулся Воландеморт, - я так понимаю, что выбора у меня нет?
- Правильно понимаете. Если вы отказываетесь покончить с Поттером, то вы мне не нужны.
- Хорошо. Что надо делать?
- Плавать умеете?
- Что еще за идиотские вопросы?
- Вот вам карта. Видите крестик? Здесь мы находимся. А кружок - это храм Матери. Они соединены подземной рекой. Вход в нее через это озеро, а выход в колодце Ворота Надежды в храме. Понятно?
- Понятно. Давайте палочку.
- Не так быстро. Раздевайтесь.
Том Реддл, ворча, скинул с себя измазанную золой и грязью мантию. Директор протянул ему небольшой мешок.
- Кладите сюда одежду и все свои вещи.
Реддл молча повиновался.
- Отдайте мне мешок и повернитесь спиной. Я положу палочку в мешок и закреплю его у вас на спине. Вы в каком виде предпочитаете путешествовать в воде? Пузыреголовое заклинание или превратить вас в акулу?
- Акулой я уже был, - мрачно отозвался Том, - давайте Пузыреголовое.
Директор положил палочку в мешок и запечатал его заклинанием. Потом надел на спину Реддлу и закрепил чарами Временного приклеивания. Затем взмахнул палочкой, и вокруг головы Воландеморта появилась тонкая пленка воздушного пузыря. Добавив еще заклинание защиты от ударов, старик подтолкнул Тома к озеру.
- Ступайте, Реддл. Не буду желать вам счастья, но пожелаю удачи.
Воландеморт, весь кипя от злости и досады, промычал что-то неразборчивое и почти плашмя рухнул в воду.
- Прирожденный дайвер! – усмехнулся старик и пошел к выходу из подземелья.
* * *
Гарольд очнулся поздним вечером. Ему долго не удавалось сфокусировать взгляд на том, который сидел рядом с ним, а когда получилось - он со спокойной радостью понял, что это Луна. Ее теплая рука лежала на его правом плече, которое, как выяснилось позже, осталось единственным местом на его теле, которое не было забинтовано. Зеленый магический бинт, наложенный от щиколоток до шеи, делал его похожим на древнюю мумию.
- Пить хочешь?
Он с усилием кивнул. Тут же у его губ появилось горлышко небольшой глиняной фляжки. Прохладная, чуть терпкая влага потекла в пересохшее, и как будто потрескавшееся от сухости горло. Он с наслаждением сделал несколько глотков, но поперхнулся. Питье потекло по подбородку и щеке. Девушка тут же промокнула их мягкой тканью.
- Осторожно. Не торопись.
Гарольд хотел поблагодарить, но сумел издать лишь невнятный шепот. Язык не слушался, а в горле словно застряла подушечка с булавками.
- Тихо. Тебе нельзя разговаривать. У тебя ожог дыхательных путей. Гермиона сказала, что впечатление такое, как будто вы с Драко некоторое время дышали огнем. То, что ты сейчас пил, это зелье от внутренних ожогов. Я сама его сварила. Правда, вкусное? Ой! Я забыла. Не отвечай, пожалуйста.
Поттер улыбнулся и, наклонив голову к плечу, вдруг потерся щекой об ладонь девушки. И сам смутился. Уж больно это получилась похоже на ласку, а она обычно принята между людьми, которых связывают отношения более глубокие, чем просто товарищеские. Хотя, если считать, что это он чисто по-дружески, то… то тогда… ну и скотина же он получается после этого!
Девчонка преданно и безропотно следует за ним через кучу поганых и жутких миров, рискует жизнью, помогает изо всех сил, а он лежит и рассуждает: по-дружески или не по-дружески? Так дальше нельзя! Надо что-то решить на счет себя и нее. И не пудрить мозги красивой девушке, которая безропотно ждет от него взаимности уже столько времени.
Гарольд продолжал прижиматься щекой к руке Луны. Та, видимо, оценила некоторую интимность этого жеста и с каким-то новым выражением смотрела на него. Было в этом взгляде что-то знакомое, какое-то мучительное дежавю… и он вспомнил.
Так она смотрела на него, когда он уходил в министерство освобождать заложников. Она лежала закутанная в одеяло до подбородка, по лицу ее текли слезы, а на подушке, возбужденно переминаясь и испуганно глядя на свою хозяйку, топтались нарисованные олень, кролик, пес, выдра, хорек и кабанчик…
Она тогда попросила его пообещать вернуться. Он вроде и пообещал, но не вернулся. Нет, конечно, он уцелел, он оправился от ран и… тут же занялся новыми срочными делами, магическими арками, зловещими артефактами и кучей неотложных проблем магического мира. Но… Но к ней-то он до сих пор так не вернулся. А она следует за ним и ждет…
Гарольда захлестнула волна нежности к девушке. Чувство вины и благодарности сжало спазмом и без того израненное горло. Куда-то пропали и бесследно растворились все страхи, связанные с усекновением собственной души и былыми сердечными неудачами и потерями. Все это было настолько неважно сейчас…
Он коснулся губами ее руки и хрипло прошептал:
- Луна, я вернулся… к тебе…
Девушка вздрогнула, заглянула в его сияющие глаза и, неизвестно, поняла ли она все то, что он хотел выразить взглядом и этими с таким трудом произнесенными словами, но она наклонилась и робко прижалась своими нежными губами к его обожженному и воспаленному рту…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Понедельник, 25.03.2013, 12:22 | Сообщение # 216
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Цитата (alexz105)
- Луна, я вернулся… к тебе…

Ну слава богу. Давно пора уже ГАрольду завести себе якорь, который будет сдерживать его. Да и возвращаться нужно туда, где тебя ждут, где тебе уютно и комфортно. И Луна - это самая идеальная для него пара.



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Воскресенье, 31.03.2013, 23:26 | Сообщение # 217
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 41
Хлопок.
Добби появился на открытой площадки башни храма Матери, и, дико озираясь по сторонам, крадучись направился к лестнице. К груди домовик судорожно прижимал сверток, который, казалось, жег ему руки. Спустившись на этаж ниже, он наткнулся на Шаннах, неторопливо поднимающуюся вверх по лестнице.
- Добби? Ты нашелся? Я очень рада! Тебя все обыскались.
- Мисс, Добби не терялся. Добби слышал, что его зовут, но не мог придти и не мог ответить. Добби держал в плену плохой человек.
- Кто это был?
- Добби не знает. На Добби напали сзади, и он не видел лица своего похитителя. Мне срочно нужно увидеть хозяина. У Добби есть для него важные новости!
По привычке говоря о себе в третьем лице, домовик постоянно оглядывался, вздрагивал и ежился. Он перекладывал сверток из руки в руку, словно боялся выпустить из рук.
- Я тебя огорчу, но Гарольда ранили во время битвы. Он сейчас без сознания и никто не может сказать, когда он придет в себя.
Добби бросил сверток и, упав на четвереньки, начал биться головой об ступеньки.
- Добби плохой! Плохой! Плохой! Добби не уберег хозяина! Добби плохой!
Шаннах подскочила к домовику, схватила его за шиворот и поставила на ноги.
- Прекрати немедленно!
Эльф перестал дергаться и с удивлением посмотрел на девушку.
- Хозяин разрешил мисс приказывать Добби? Почему? Добби не понимает…
- Тихо. Пойдем ко мне. Расскажешь что к чему, а потом подумаем, стоит ли будить воплями весь храм. Спят все.
Домовик молча поклонился девушке в знак покорности.
Они пришли в келью, которую бывшая послушница делила с Луной. Лавгуд уже сутки безвылазно сидела у постели Поттера и комната была пуста.
- Рассказывай все по порядку.
Домовик нерешительно помялся, а потом решился и начал свой рассказ.
- Несколько дней тому назад Добби заметил неладное. Появился кто-то, кто ходил по ночам и что-то выискивал в храме. Добби думал, что это бродят местные жрицы и на следующую ночь запер магией входы и выходы. Но на утро четыре двери вновь оказались открыты. Дверь в подземелье к Вороту Надежды, дверь на верхнюю площадку башни храма, дверь к главному жертвеннику и дверь во двор со стороны Караульной башни, – перечислил домовик, загибая пальцы.
- Кто-то смог отменить твою магию? Я так поняла, что это не так уж просто, ты ведь сильный волшебник.
У эльфа от такой лестной оценки покраснели даже уши. Он протестующее замотал головой и продолжил.
- Не совсем так, госпожа. Мы, эльфы, не владеем запретительной магией людей. Нашу магию не надо отменять. Ее можно обойти, но надо уметь это делать.
- Не совсем понимаю.
- Ну, если маг наткнется на дверь, закрытую магией эльфа, и прикажет ей открыться, то дверь откроется. А если эту же дверь попробует открыть магл, то будет дергать сколько угодно, но дверь все равно не откроется.
- Поняла. Дальше.
- Значит те двери, которые закрыл Добби, открыл какой-то посторонний волшебник. Но кто это мог быть, Добби не знал. И на следующую ночь Добби проверил, что все спят и стал сам следить за всеми дверями и ходить по всему храму, а потом спустился в подземелье. Там Добби и схватили, скрутили руки и обмотали их чем-то, чтобы Добби не мог щелкнуть пальцами. На голову Добби натянули мешок и засунули в какой-то деревянный ящик. Добби почувствовал какой-то резкий и неприятный запах и потерял сознание.
Эльф замолчал, грустно глядя своим огромными глазами на девушку.
- Потерял сознание, - совсем как Луна, словно пробуя слова на вкус, протянула Шаннах, - смешное сочетание слов. Как будто сознание носят в дырявых карманах.
Затем она уже совсем не по-лавгудовски энергично тряхнула головой.
- Значит, так. Из твоего рассказа можно сделать следующие выводы: этот незнакомый маг может колдовать, а значит, у него есть волшебная палочка. Этот незнакомый маг знает, как обходиться с домовыми эльфами. И этот маг не хотел, чтобы ты видел его лицо. А деревянный ящик, видимо, был ларцом или сундуком. Так?
Эльф с удивлением и даже некоторым страхом посмотрел на Шаннах.
- А как тебе удалось освободиться?
- Добби нащупал в ящике острую щепку, которая отслоилась на самом дне, и с ее помощью разорвал ткань, которой были обмотаны руки. А потом, когда смог остановить кровь, то щелкнул пальцами и перенесся сюда.
Шаннах тут же схватила его руки, повернула их ладонями к себе и осмотрела. Изодранные до мяса запястья домовика лучше всяких слов рассказали ей, чего ему стоило освобождение.
- Сиди спокойно, - строго сказала она, и эльф испуганно замер.
Вытащив из кармана пузырек с Заживляющим зельем, Шаннах щедро полила на раны домовика зеленой пузырящейся жидкостью и осторожно подула на нее. Добби зашипел от боли, но руки не отобрал. Девушка умело забинтовала запястья, оставив свободными длинные суставчатые пальцы эльфа.
- Не туго?
Добби отчаянно помотал головой. В глазах его стояли слезы.
- Тебе так больно? – нахмурилась Шаннах.
- Нет. Добби плачет от счастья. Никогда еще домовик не удостаивались такой чести, чтобы его лечила госпожа.
Шаннах, пряча пузырек, отмахнулась.
- Ерунда все это. Насколько я понимаю, ты очень нужен Гарольду для возвращения в свой мир. Естественно, что я делаю все, чтобы сохранить твое здоровье и магическую силу. Врачевать раны я умею, а что до твоего нечеловеческого и несуразного внешнего вида, то ты не видел, какими страшненькими рождаются детеныши у ослиц. А мне много приходилось возиться с ними в детстве. Если я правильно помню, конечно.
Уши Добби разочарованно опустились. Простодушный прагматизм девушки подействовал на него, как ушат холодной воды.
- А это что у тебя? - спросила Шаннах, наклоняясь к свертку, который притащил с собой домовик.
- Не надо трогать! Добби очень боится этого свертка. Там что-то очень опасное. Он лежал в том же ящике, куда сунули Добби. Такие вещи нельзя оставлять в руках врагов и Добби забрал его с собой. И теперь не знает, куда его спрятать.
- А зачем его прятать?
- Добби уверен, что тот, кто его похитил, очень скоро придет сюда за этой вещью и тогда могут произойти страшные вещи. Добби надеялся на хозяина, а он лежит без сознания и не сможет помочь! Госпожа, надо что-то придумать. Это очень срочно! В любую минуту здесь может появиться тот маг. Он наверняка бросится в погоню, когда узнает, что Добби исчез сам и забрал эту вещь.
Шаннах сдвинула темные брови, подумала несколько мгновений и решительно произнесла:
- Тебе надо скрыться туда, куда за тобой не сможет последовать этот маг! Ты знаешь такое место?
Глаза эльфа распахнулись так широко, что казалось, его глазные яблоки вот-вот запрыгают по полу.
- Такое место есть, о госпожа… только Добби потребуется чья-то помощь…
* * *
Том Реддл вылез из ковша Ворота Надежды и настороженно осмотрелся по сторонам.
Ни души.
Только мерно вращается маховик ворота, и бронзовая цепь неутомимо бежит по блокам, извлекая на поверхность ледяную влагу…
Реддла передернуло от озноба. Вода чересчур холодная, а созданное магией тело хоть и очень живуче, но все-таки требует бережного и заботливого отношения.
Никого нет. Значит, Поттер заставил вращаться ворот магией. Интересно, какое заклинание он применил? Впрочем, сначала надо достать палочку. Хитрый старик так приклеил, что до этого проклятого мешка только кончики пальцев дотягиваются. Промучившись минут десять, Реддл, наконец, содрал его со своей спины. По ощущениям – вместе с куском кожи. Вытряхнув на пол одежду и прочие полезные мелочи, но он торопливо и жадно схватил волшебную палочку и начал тщательно ее исследовать. Проверка заняла минут двадцать. Ее результаты серьезно озадачили Реддла.
Палочка оказалась самой настоящей, достаточно мощной и на ней не обнаружилось ни следящих чар, ни ограничительных заговоров, ни враждебных заклятий. Это было полностью исправное и готовое к использованию оружие. И этот вроде бы очевидный факт не укладывался у Реддла в голове. Этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда!
Он не мог себе и представить, что Директор смог наложить на палочку чары, которые он, Воландеморт, не сумел бы определить или хотя бы почувствовать. Но и поверить в то, что хитрый и осмотрительный старик выдал ему самое настоящее и столь грозное оружие, тоже было невозможно. Означает ли это, что сейчас его не обманули? Или неожиданная честность является лишь частью более масштабного обмана? Тут явно что-то нечисто. Реддл прошелся по подземелью, на ходу задумчиво зажигая и гася магические светильники. Потом проверил чары на Вороте. Поттер не лыком шит. Заклинание подпитывается не им самим, а энергией окружающего мира. Неглупо.
Однако пора было приниматься за дело. Он наколдовал себе зеркало, сел перед ним и принялся наносить на лицо сложные и стойкие Маскирующие чары. Закончив работу, Реддл критически осмотрел в зеркале молодое бородатое лицо, обрамленное спутанными черными волосами, и вздохнул:
- Надо быть идиотом, чтобы слепо выполнять указания этого старого мерзавца. Придется вам, уважаемый Директор, потерпеть еще и некоторое время подождать кончины Поттера. Но если на это вы и рассчитывали, то дементор меня раздери, если я понимаю, в чем тут дело. В любом случае, действовать вслепую – занятие не для Лорда Судеб.
Он осторожно поднялся наверх по боковой лестнице, попутно убирая препятствия, которые второпях накидал на нее Гарри, когда блокировал подземелье Ворота Надежды от красных жриц. Переступая через спящих на полу людей, он выбрался из Караульной башни во двор храма. Там царила черная, как сажа южная ночь. Оглушительно гремели цикады, а в воздухе роились небольшие стайки светляков. Светлее от них не становилось ни на йоту, и это вызывало раздражение. Гневаться, впрочем, было недосуг. На ощупь найдя ворота, он немного повозился с охранным заклинанием, которое наложила Гермиона, и выбрался на площадь перед храмом. Справа чадящий факел освещал вход в какой-то барак. Слева темнел двухэтажный дом с бойницами вместо окон. В этих краях такие постройки предназначались, как правило, для солдат или городской охраны. Видимо, туда ему и следует пойти. Надо попробовать вступить в местное воинство и затаиться на некотором расстоянии от Поттера, но в тоже время быть достаточно близко, чтобы в любой момент приступить к решительным действиям.
Он направился, было, к воротам, как вдруг к нему приблизился человек в накидке. Он остановился, выжидая. Судя по очертаниям фигуры, это была женщина.
- Незнакомец, не сочтешь ли ты возможным прервать свой одинокий путь и почтить мой кров своим присутствием?
Чего угодно ожидал холодный и жестокий «незнакомец на одиноком пути», но только не такого странного и любезного приглашения.
«Здесь всем незнакомым людям делают подобные предложения глубокой ночью? – с сарказмом подумал он. - Или мои Маскирующие чары сделали меня похожим на легковерного идиота? Хороший же облик я себе создал, клянусь зубами оборотня!»
Не сомневаясь, что эта женщина является подставной фигурой в злом умысле против него, он сделал шаг в сторону. Женщина умоляюще воскликнула:
- Не отвергай тепла моего очага и позволь позаботиться о тебе. В эти дни не бывает случайностей. Я вышла из дома и встретила тебя. Это провидение богини и не надо противиться ему.
Том Реддл с удивлением подумал, что для обманщицы такая речь звучит более чем странно. Если поверить в искренность аборигенки, то предложение ночлега вообще-то как нельзя более кстати. Он напрягся, проникая в мысли женщины и не обнаружил никакой угрозы.
- Хорошо. Иди вперед. Показывай дорогу.
Они шли недолго. Время от времени на звук их шагов подавала голос какая-нибудь дворовая собака. Женщина негромко уговаривала ее, одновременно успокаивающе гладя Реддла по руке. Тот лишь возмущенно фыркал, но не отталкивал руку женщины, хотя прикосновения явно коробили его. Наконец скрипнула дверь дома. Они пришли. Воландеморт незаметно сделал пас палочкой.
- Гоменум ревелио.
Ни отзвука в ответ. Дом был пуст и, самое удивительное, что это не показалось Тому странным. Он уже понял, что женщина не обманывает его.
Она прошла вперед, где тлел очаг и, взяв щипчиками головню, зажгла какой-то убогий светильник на столе. Потом налила в большой металлический таз воды и позвала:
- Иди сюда.
- Я уже мылся сегодня, - отказался Реддл, рассеяно оглядываясь по сторонам.
Бедно, но чисто, ничего не скажешь.
- Я обмою твои ноги после дороги.
Не отвяжется ведь. Он сел на скамью, погрузил ступни в теплую воду и сверху вниз смотрел, как молодая женщина моет и вытирает ему ноги.
- Поешь?
Хм. Вот это можно. Лорд перекусил в последний раз больше суток назад и живот его изрядно подвело. Он сел к столу и взмахнул палочкой. Светильник вспыхнул ярче. Ему совсем не улыбалось проглотить в потемках какую-нибудь гадость.
Хозяйка положила на стол сыр, свежую хлебную лепешку, плошку с молоком и небольшой кусочек масла, завернутый в чистый холст. А сама села напротив него и сложила руки на коленях.
Пища на вид была вполне ничего. Том Реддл решился подкрепиться. Он так увлекся трапезой, что даже не смотрел на хлебосольную хозяйку, но когда поднял взгляд, неожиданно поперхнулся. Ее огромные глаза, глядевшие на него из полумрака, напомнили о древних ликах богов с полустертых фресок. Как будто бы она и сама была богиней, по недосмотру хроноворота попавшей сюда из седой древности. Что за наваждение? Том Реддл жевал ставший вдруг безвкусным хлеб, а мысли его витали где-то далеко-далеко. Может быть, в тех краях, где была когда-то счастлива его мать. Ну, была же она счастлива хоть одно мгновение своей короткой жизни? Пусть это счастье и было связано с недостойным ее магловским ублюдком, но у его несчастной матери оно было единственным… Единственным.
Непонятные и неприятные мысли неоформившимся облаком заклубились в его голове. Странное и неуместное воспоминание о матери застряло в мозгу, как заноза.
Он встал и жестом показал, что больше есть не будет. Женщина покорно кивнула и вытерла его руки влажной тканью.
- Ложись отдыхать, - она показала на ложе, расстеленное на шкурах у очага.
Том Реддл кинул в изголовье свой мешок, спрятал в нарукавную перевязь палочку и лег, страшно недовольный и собой и всей этой дурацкой ситуацией. Постоялец, блин! Главное, чтобы у хозяйки оказалась фамилия не Хулигэн, а какая-нибудь попроще.
Не спалось. Комок взбудораженных мыслей и эмоций бурлил в нем, ища выхода. Дыхания женщины не было слышно, но он чувствовал, что она здесь, что она не спит, что она чего-то ждет. Уж не думает ли она, что он, Лорд Судеб Воландеморт, почтит своим мужским вниманием первую же попавшуюся аборигенку?
Странно, но эта мысль не вызвала у него отвращения. Скорее, наоборот. Женщина молодая и на вид здоровая. Руки сильные и умелые. Ноги, насколько он заметил, длинные и стройные.
На счет ног - это он зря вспомнил. Воображение на женских ногах не остановилось, а поднялось выше…
Интересно, а как она выглядит раздетой? Хотя, что тот мир, что этот мир – какая разница. В конце концов, баба - есть баба…
- Эй. Женщина, ты здесь?
Он сразу почувствовал, как она напряглась при звуке его голоса, но не от страха, а от какого-то волнующего предвкушения. И это предвкушение, как жаркая волна, окатила и его самого.
Кой черт тут происходит? Выгнать ее из дома, что ли?
Мысли в голове у Тома Реддла окончательно смешались и он произнес совсем не то, что собирался:
- Иди сюда. Ляг со мной…
Она почти неслышно скользнула к нему под одеяло. Том почувствовал тепло ее тела и услышал глухой стук… Впервые за долгие годы, а может быть и первый раз в своей жизни, он услышал, как стучит чужое сердце!
Лунный квадрат света медленно полз по полу комнаты от очага к ложу, на котором два тела, сплетаясь в одно, пели древнюю, как сам мир, песню…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 01.04.2013, 15:23 | Сообщение # 218
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 42
- Я рад слышать, что мои гости пребывают в прекрасном настроении. Вот что значит — чистая кровь! Выходите! Ваш повелитель милостив и отведет вас в более удобное для жизни место.
Щурясь от света, ребята потянулись к выходу. Настороженно осматриваясь, они встали цепочкой вдоль коридора: девушки с одной стороны, а парни с другой стороны от своей двери.
- Дин! Друг, это ты? – Лонгботтом рванулся, было, к бывшему приятелю, но фиолетовая вспышка отшвырнула его назад к стене
- Мне почему-то кажется, что это не очень-то Дин. Или даже совсем не Дин. Ты бы пока заткнулся, львенок, - тихо процедил Блейз, хватая Невилла за плечи, чтобы тот не упал.
Из бокового прохода вышел маг, которого Лонгботтом принял за школьного товарища. Тишина упала на коридор. Это был Дин Томас и совсем уже не он. Искривленные губы и недобро сощуренные глаза исказили некогда добродушное лицо подростка. Темная оливковая кожа, выглядела обожженной, она словно высохла и стала нездорового белесого оттенка.
- Приступим к формальностям, - произнес незнакомец в облике Дина, - меня зовут Лорд Судеб Воландеморт и я ваш господин на все века и эпохи.
Девушки вскрикнули, юноши вздрогнули. Кто-то крякнул баском, кто-то поперхнулся, кто-то истерически хихикнул, а кто-то потрясенно прошептал: «Во дает!»
- Нет. Так не годится! Я понимаю, что гибель моей прежней телесной оболочки могла ввести в заблуждение грязнокровок и полукровок, но вы-то не могли подумать, что я ушел безвозвратно? Где же ваша радость, юные носители самой чистой крови магической Британии? Или хотя бы простая вежливость? Надо, как минимум, поклониться своему властителю. Ну-ка, попробуем все вместе.
Воландеморт сделал пас палочкой и на плечи ребят опустился тяжкий груз, сгибая спины и наклоняя головы к полу.
- Так-то лучше. И не забывайте низко кланяться при каждой встрече со мной.
- Может быть, нам еще и на колени встать? – крикнул Лонгботтом.
- Есть такое желание? Изволь!
Невилла уже не просто согнуло пополам, а просто-таки вдавило в пол перед Темным Лордом. Было слышно, как затрещали его кости.
- Не надо! Не убивайте его!
Это крикнула Ханна Аббот.
- Убивать вас? – искренне удивился Воландеморт. – Я мог это сделать и не устраивая такие сложности с вашим похищением и перемещением в Азкабан.
- Азкабан?
- Мы в Азкабане?
- Великий Мерлин!
- Фух-х-х-х!
- Тюрьма Азкабан? Какой ужас, девочки!
Темный Лорд - а уже никто не сомневался в том, что это действительно он – переждал, пока ошеломленные узники успокоятся, и снисходительно уточнил:
- Остров Азкабан. Место, где расположена новая резиденция Лорда Судеб и новое поселение для носителей чистокровной магии, которому я дал говорящее название - Эдем.
Большинство девушек поняли смысл этого названия. Не в лесу, мол, живем, и нет ничего странного, что религиозные представления маглов за тысячи лет истории магического мира довольно сильно повлияли на него. Очень романтичное название, фактически парафраз райского уголка, созданного на грешной земле… Но причем тут они?
Ребята в этом вопросе были подкованы хуже. Вроде название знакомое. Обозначает что-то приятное. А может, и не совсем приятное. Кажется, магическая прачечная в Косом переулке так называлась. Или подпольный ночной клуб вампиров? И только эрудированный Блейз Забини сразу заподозрил, что название-то выбрано не случайно…
- Следуйте за мной!
Лорд повернулся и направился вверх по лестнице. Холодный воздух, врывающийся оттуда в темницу, был напоен запахами соли и йода. В отдалении слышался мерный рокот волн вечно неспокойной стихии…
* * *
Ремус откашлялся и взял Сквозное зеркало со стола.
- Давайте начинать, только очень коротко. Теперь и любые множественные аппарации или разговоры по Сквозному зеркалу привлекают внимание этих тварей.
- Ну и что, - удивился Билл, - они наверху, а мы внизу.
- Не все закопались так глубоко, как твои гоблины. Когда наверху собирается слишком много блэкморов, они начинают доставать нас даже на глубине сотни футов. А укрытий, расположенных глубже, очень мало.
По голосу Люпина можно было понять, до чего он измотан.
- Подтверждаю, - вступил в разговор Снейп. - В Хогвартсе уже три случая обмороков от магического истощения, в результате которых пострадавшие маги превратились в сквиббов.
- Поэтому буду краток, - подхватил Люпин. - Информирую вас, что я согласился с предложением премьер-министра маглов. Специальные службы Соединенного королевства подключились к поиску вариантов борьбы с блэкморами.
- Вы сошли с ума, Ремус?
- Это очень опрометчиво, Люпин!
- Дайте договорить! – рявкнул обычно вежливый и выдержанный маг. – Вы и сами видите, что нам не выжить под таким давлением. Надо задействовать все возможности и средства. Даже такие… необычные.
Собеседники временного главы Эй-Пи неодобрительно молчали. Люпин скрипнул зубами и продолжил:
- Мы договорились, что он полностью введет в курс дела только одного, как его… супругента.
- Суперагента, - сухо поправил Снейп.
- Ну да. Остальные задействованные маглы будут знать ложную версию, которая скроет тайну существования магического мира. Если маглы нащупают методы борьбы с этими тварями, то мы, возможно, сумеем изгнать их из неба Британии.
- Рискованное дело, - признал Билл, - Риктэм сожрет мою сырую печень, когда узнает, что вы задумали…
- Я уже проинформировал о своих шагах гоблинов. Они не в восторге, но я пообещал, что мы постараемся скрыть сам факт существования гоблинской расы.
- Вот как? Тогда понятно, почему я еще жив.
- Некогда зубоскалить, Уизли. Мистер Снейп, хочу услышать ваше мнение.
Зельевар тяжело вздохнул.
- Я не одобряю ваше решение, Люпин, но не собираюсь его оспаривать. Мне кажется, что такое лечение опаснее самой болезни, и дай Мерлин, чтобы я оказался неправ. Когда появится этот ваш агент, и как вы планируете с ним работать?
- Он прибудет к нам сегодня. Точнее, он прибудет к вам в Хогвартс сегодня вечером. И план работы с ним будем вырабатывать все вместе по ходу дела.
- Ну спасибо, удружили…
- Вам надо будет организовать, чтобы сегодня в 20-00 его забрали с трассы, которая проходит в пятнадцати милях от Хогвартса. Только я еще не придумал, как обеспечить безопасность от нападения блэкморов тем магам, которые будут его встречать.
- Это как раз несложно. Не ломайте голову – я все организую…
- Спасибо, Северус! Буду очень признателен. Я появлюсь у вас в Хогвартсе около девяти вечера. Билл, и ты подтягивайся к этому времени.
- Хорошо.
- Ладно. До связи…
* * *
В вечернее время Ливерпульский автобан достаточно пустынен. А если съехать с него у небольшого мотеля под развевающими флагами знаменитых транспортных корпораций, то и вовсе не встретишь ни души.
Худощавый высокий мужчина в неброском сером пальто и кепи вышел из легковой машины, притормозившей у обочины. Хлопнула дверца, и авто умчалось в вечерние сумерки. Приезжий огляделся по сторонам и направился к дальней парковке, на которой темнел силуэт одинокого мотоциклиста.
- Вы не можете подсказать, хорошие ли номера в местном мотеле?
Из-под зеркального шлема раздался глуховатый голос.
- Номера весьма средние, поэтому могу предложить вам, мистер, кое-что получше.
При ближайшем рассмотрении в голову вновь прибывшего пришла мысль, что это не просто мотоциклист, а один из тех шизанутых байкеров, что гоняют по трассам до старости, обляпанные цацками и побрякушками. Этакая пожизненная шпана и хиппи, которые видели еще концерты «Битлз» и «Роллингов». Весьма грузная фигура, бычий наклон головы и кожаный комбинезон, увешанный разнообразными железками, достаточно красноречиво говорили в пользу такого предположения. И выглядело это несколько странно.
«Это и есть те самые загадочные маги, проблемами которых я должен заняться? Всегда предполагал, что магия и асоциальное поведение идут рука об руку. Магия и маргинальность – близнецы-братья», - усмехнулся про себя посланец спецслужб.
«Асоциально-маргинальный» байкер приглашающе похлопал по сиденью у себя за спиной.
- Как вас зовут? – спросил он вдруг.
- Десмонд Джонс, - не моргнув глазом, соврал агент и уселся позади байкера.
Тот покрутил головой, видимо, оценив шутку.
- Ну-ну, - иронически отозвался очевидный знаток пеленочного рок-н-ролла.
Бархатно зарычал двигатель и байк, набирая скорость, помчался в сторону темнеющего леса.
- Obladi Oblada life goes on bra… Lalala the life goes on, - жутко немузыкально вдруг взревел байкер и хрипловато заржал…
«Черт бы побрал этого старого пердуна – шефа! Ведь чувствовал же я какой-то подвох в этом задании. Возись теперь с этими умалишенными!»
Агент насупился и покрепче вцепился в дугу сидения. Байк на совершенно неразумной скорости пожирал мили лесной дороги.
Один из дежуривших в небе блэкморов резко спикировал на мчащийся «Харлей», но не почувствовав для себя ничего интересного, вновь взмыл в закатное небо.
* * *
Навязанная ребятам экскурсия по острову тянулась уже второй час. И чем дольше они смотрели по сторонам и слушали Темного Лорда, тем тревожнее им становилось.
На острове царил гений темного созидания. Старая тюрьма торчала одиноким гнилым зубом на окраине тенистого парка с вековыми дубами и вязами, бог знает откуда и какой магией перенесенными сюда. В их мрачноватой тени прятался десяток просторных домов, окруженных живыми изгородями, и центральный замок, сложенный из отесанных гранитных и мраморных глыб. Свежий дерн покрывал всю поверхность острова, который всегда был лишь клочком пустой каменистой суши среди бушующих волн Северного моря. Ветер, яростно вздымавший огромные волны в море, здесь почти не чувствовался. Лишь легкие прохладные сквозняки овевали вековые стволы и легко теребили жесткую листву кустов дикой розы.
Кстати, о листве. Зелень деревьев и цветущие розы плохо вязались с календарным январем в этих широтах. Сразу возникала мысль о том, что все это находится под каким-то защитным колпаком - на манер огромных оранжерей. И действительно. Стоило присмотреться внимательней к небу, и становилось видно, что по нему пробегают легкие перламутровые волны, обозначая купол магического щита.
Особое внимание вызвали две фермы для магических существ на окраине парка. Одна из них была пуста, но двор ее был засыпан слоем пегого пуха и перьев. Очевидно, тут разводили каких-то пернатых.
Вторая ферма оказалась предназначенной для нюхлеров. Ребята первый раз в жизни видели такое количество этих мохнатых черных зверьков с длинным рылом. На одном из уроков Хагрида они узнали, что эти существа живут в норах и шахтах, и обожают все блестящее. Гоблины часто приручают смирных нюхлеров и учат их находить в земле сокровища.
Зачем же эти милые существа оказались нужны Темному Лорду? Да еще в таком огромном количестве. Кстати, не такие они и маленькие. Вон там подальше видны нюхлеры размером с большую собаку, да и клыки у них выглядят небезобидно. Хорошо, что сама ферма отгорожена от парка еще одним сферическим щитом, а то некоторые девушки начали прикрывать свои сережки в ушах, памятуя об обгрызенных пальцах Амбридж.
Обойдя весь парк по периметру, Воландеморт привел их обратно к замку, в подземелье которого они провели все предыдущие дни плена. У многих упало сердце - неужели их снова ждет темное подземелье? К счастью или нет, но опасения не подтвердились. Темный Лорд провел всех дальше к группе домов и остановился на полянке со скамейками и клумбами.
- Так. Разрешаю вам сесть.
Кто-то поспешно присел, а некоторые решили не пользоваться милостью самозваного повелителя.
- Я разрешил сесть, - повторил Воландеморт.
Почувствовал в повторном предложении замаскированную угрозу, все поспешили опуститься на скамьи, и только Невилл независимо дернул плечом.
- Я и постоять могу.
Темный Лорд взмахом палочки создал кресло для себя и сел, сохраняя на лице выражение покровительственной снисходительности.
- Прекрасно. Тогда с тебя и начнем, Лонгботтом. Дело, собственно, пустяковое. Я решил создать из вас семь супружеских пар. Они станут основой семи магических родов, которым я разрешу остаться в магическом мире. Не правда ли, семь является наилучшим числом для любого нового начинания?
Все присутствующие потеряли дар речи. Никто не сомневался, что их похитили, чтобы так или иначе воздействовать на родственников и друзей. Похищение, шантаж – обычные приемы Темного Лорда и его соратников. Но такое? Как это - супружеские пары? Бред какой-то!
Меж тем Воландеморт гнул свое.
- Тебе повезло, Лонгботтом. Ты можешь выбрать себе невесту из максимального числа кандидаток. У тех, кто будет за тобой, число вариантов будет уменьшаться с каждым следующим выбором. А последнему и вовсе придется довольствоваться девушкой, которой пренебрегли другие.
Темный Лорд не стал слушать взрыв женского негодования, а просто заткнул рты представительницам лучшей половины мира магическим кляпом негуманного формата.
- Итак, Лонгботтом, каков твой выбор?
Против ожидания, Невилл не разразился оскорблениями. Он уже понял, что Лорд не шутит и лихорадочно соображал, какое поведение будет оптимальным в этой ситуации.
- Я выбираю Сьюзен Боунс.
Темный Лорд откинулся на спинку кресла и довольно улыбнулся.
- Хм. Ты когда-то попал в поле моего зрения из-за одного пророчества. Вижу, что даже это было неслучайно. Молодец, Лонгботтом. И выбор твой я одобряю. Ее тетка была очень сильной волшебницей, и я имел удовольствие сам в этом убедиться.
Все вздрогнули, вспомнив, что два года тому назад он лично убил Амелию Боунс. И невольно посмотрели на девушку, которая, казалось, не обратив внимания на жестокое замечание Воландеморта, впилась взглядом в глаза Лонгботтома. Похоже, гриффиндорцу удалось донести до нее некую мысль, потому что она встала, подошла к Невиллу и спокойно взяла его под руку. Забини с острым интересом просмотрел всю сцену и немедленно выступил вперед.
- Милорд, если вы не возражаете, я буду следующим.
Теодор Нотт, уже открывший было рот, разочарованно захлопнул его. Опять этот хитрец Блейз его опередил.
- Разумеется, Забини. Ты привлек мое внимание тем, что твоя семья ухитрилась не получить от меня ни одной черной метки и при этом не вызвала моего неудовольствия. Изощренный ум достоин награды. Итак. Кого ты хочешь взять себе в жены?
- Я могу выбирать только из девушек? – невинно осведомился слизеринец и прошелся взглядом по шеренге парней, облизывая языком верхнюю губу.
Тем потребовалось несколько секунд, чтобы осознать смысл заданного вопроса, после чего все дружно отшатнулись назад. Воландеморт расхохотался.
- Очень неплохо, Забини. Но у меня нет времени заниматься вопросами мужской беременности, а основная задача, которая стоит перед парами – это активная репродукция, как я уже говорил. Так что выбирай кого-то из девушек. У тебя еще относительно неплохой выбор.
- Жаль, - лицемерно вздохнул Блейз, - тогда я выбираю Ханну Аббот.
- Хороший вариант. Забирай ее.
Девушка мрачно смотрела на своего новоявленного суженого. Забини повернулся к ней и протянул руку, одновременно подмигивая незаметно для Темного Лорда. Ханна перевела взгляд на Сьюзен. Дождалась ее еле приметного кивка и подошла к Блейзу.
Дальше пошло веселее. Тут же выскочил Нотт и затребовал себе Дафну Гринграсс. Воландеморт по-отечески пожурил сынка своего бывшего соратника и «благословил союз двух лояльных ему родов».
Потом властитель взял дело в свои руки и быстро распределил оставшиеся пары.
Кребб и Гойл оказались счастливыми женихами испуганных сестер Патил. Темный Лорд сообщил, что после бездны близкородственных браков обоим семействам не повредит вливание свежей индийской магической крови.
Эрни Макмиллану владыка судеб сосватал младшую Гринграсс. Объяснять, почему здоровый и вальяжный хаффлпаец избран им для хрупкой белокурой девочки, он не стал.
Последним оказался Рональд Уизли, который так обалдел от всего происходящего, что пришел в себя лишь тогда, когда Темный Лорд, закончив процедуру группового сватовства, снял чары Немоты с девушек, и счастливая Лаванда Браун повисла у него на шее, взвизгнув на весь Азкабан:
- Рончик! Я буду звать тебя Бон-Бон!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Среда, 03.04.2013, 15:32 | Сообщение # 219
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
А вот если ТОм теперь стал смертным в мире матери, то почему бы ему с Гарольдом не договориться, объединиться, и пойти в мир, откуда пришли и соместно не навалять Дамбу и Волде?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Суббота, 06.04.2013, 14:37 | Сообщение # 220
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Shtorm, Золотые слова)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 06.04.2013, 14:38 | Сообщение # 221
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 43
- Ух, как голова закружилась… подожди немного, я сейчас…
Шаннах судорожно вцепилась обеими руками в кусок скалы, пытаясь обрести равновесие, утраченное после первой в жизни аппарации.
- Конечно, Добби будет ждать госпожу. Только Добби боится, что плохой маг их настигнет.
Девушка со злостью похлопала себя ладонью по уху.
- Ты что-то говоришь? Не слышу!
Но эльф не отвечал. Домовик с ужасом смотрел на ближайший бархан, на котором вдруг возникла вращающаяся фигура мага.
- Это он! Госпожа, скорее руку!
Преследователь уже заметил их и наставил палочку.
Добби, отбросив церемонии, подскочил к Шаннах, вцепился в ее кисть и щелкнул пальцами.
Красный луч Оглушающего заклинания ударил в опустевшую скалу и выбил из нее раскаленное каменное крошево.
- Проклятие! – злобно вскричал Директор и, подбежав к месту, с которого исчезли беглецы, начал искать быстро тающий след аппарации.
Сказать, что старик был разозлен, это - ничего не сказать. Он был взбешен до такой степени, что уже плохо контролировал себя. Так глупо упустить домовика, который являлся живым ключом от подземелья эльфов, да еще и позволить ему украсть Чашу? Это невообразимо!
Какой удар он получил, когда добрался до Материнского Огня, считая, что имеет при себе ловушку для него…
* * *
…Старик неторопливо прошествовал к постаменту. Вот, наконец, он у цели, несмотря на сомнения и опасения некоторых маловеров.
«Хе-хе, вот так-то. Старик-старик, а молодым за мной не угнаться».
Он внимательно осмотрел главное хранилище Обители. Одно дело - читать о нем в рукописи, и совсем другое - видеть его своими глазами.
В огромном зале пылал вечный факел Материнского огня. Тонкие струи дыма сгущались над ним и перетекали в аметистовый ларец, который стоял в другом конце зала: на дне уже сгустился тонкий слой багровой мути. Очевидно, той самой, которая только что поучаствовала в драме местного мира. Ее еще ничтожно мало и процесс накопления займет не один десяток лет, но… но этого времени у нее уже не будет.
Кстати, щенок Поттер, видно, возомнил, что уничтожил эту Силу навсегда. Это не совсем так. Пока горит Материнский огонь – Сила будет накапливаться. Только очень медленно. Не менее пятидесяти лет или, как здесь говорят, сезонов, пройдет, пока эта штука начнет вновь угрожать этому миру. Но когда он заберет Материнский огонь - это прекратится навсегда. Потому что эта загадочная Сила – всего лишь отходы от сгорания высшей магической субстанции. Экскременты чистой магии – вот что это такое. Когда-то в древности такой же огонь горел и в Британии, но погас по попустительству Мерлина. Пришло время вернуть его обратно. Но унести огонь можно только в Чаше, поэтому он и похитил ее из хранилища архонта.
Директор задумался.
Конечно, можно сразу приступать к пленению Материнского огня, но это будет как-то буднично и недостойно великого момента. Он выпрямился перед постаментом и гордо задрал подбородок.
- Многие века и тысячелетия волшебники всех рас стремились заполучить в свои руки источник вечной и чистой магии! И вот этот миг настал! Я забираю живое сердце этого города, дикость и варварство которого недостойно такой драгоценности! Пусть оно забьется с новой силой в избранном магическом мире и вдохнет вечную жизнь в его избранных представителей!
Старик подумал, не добавить ли еще чего-нибудь, и сухо закончил:
- Аминь!
Он наклонился к принесенному с собой ларцу. Замок щелкнул и, подчиняясь взмаху палочки, крышка откинулась. Он был пуст. Чаша и домовик исчезли…
* * *
Воспоминание заставило старика застонать, на этот раз от жгучего стыда и досады. Правильно говорят: чем выше вознесешься в мечтах, тем дальше лететь до земли… и больнее падать!
Без Чаши невозможно пленить Материнский огонь. А без Материнского огня бессмысленно возвращаться в магическую Британию. Круг замкнулся и все надо начинать сначала. Проклятая самоуверенность!
Боже, как он бежал наверх, стремясь быстрее оказаться на уровне, с которого можно будет аппарировать. Кажется, он даже толком не закрыл вход в святилище. Столько усилий пропало даром! Непростительная ошибка…
Впрочем, некогда заниматься самоедством. След от аппарации, хоть и слабый, есть. Он еще успеет настигнуть эту парочку. Хорошо, что домовик тащит с собой эту девчонку. След аппарации намного заметнее. Будь эльф один – он его уже потерял бы. Хотя, с другой стороны, на какого дементора она ему сдалась? Похоже, что она даже не волшебница.
Все. Прочь все мысли. Надо освободить разум от эмоций. Сосредоточиться. Поймать ускользающую ниточку следа и аппарировать как можно ближе к домовику. Это сейчас самое главное…
* * *
- Добби! Теперь он нас не догонит?
- Добби думает, что нет, госпожа.
- Мы слишком далеко? - спросила она, разглядывая блестящие каменные стены. – Или слишком глубоко?
Домовик явно не знал, как ответить на этот внешне простой вопрос. Для него такого понятия не существовало.
- Э-э-э…
- Ты не знаешь, как ответить?
Эльф с сокрушенным видом кивнул.
- Понятно. А я не знаю, как спросить, - улыбнулась Шаннах, - и все же постарайся рассказать мне, где мы. Ну, как ты сам это понимаешь.
Домовик прижал уши и осторожно спросил:
- А госпожа не будет смеяться над Добби?
- Ни за что, - пообещала ему девушка.
Эльф неуверенно потоптался, а потом махнул рукой и заговорил:
- Вот все вокруг заладили: «подземелье эльфов - родина эльфов». А мне не верится в это. Ну посмотрите сами, госпожа, голый камень, кристаллы вместо деревьев и гладкие плиты вместо травы. Как тут жить? Это не может быть родиной эльфов. Наша родина, если она где и есть, должна быть солнечной, теплой и веселой. А тут… - домовик безнадежным взглядом окинул полированное великолепие подземного убранства.
- Ну, а что же это?
- Я так думаю, что они это все построили, но сами тут не жили. Это ихнее министерство! - вдохновенно изрек домовик.
- ?
- Ну, может быть, еще вокзал, - видя на лице девушки непонимание, на тон ниже произнес Добби.
- ??
- Или каминная сеть… - совсем шепотом выдал он третий запасной вариант. – Что, госпожа совсем не знает, что это такое?
- Ты знаешь, Добби, - раздумчиво начала Шаннах, - самое удивительное, что знаю. Только что узнала. Сразу после того, как ты их назвал. Министерство - это там, где власть. Вокзал - это место, из которого уезжают в дальние края. А каминная сеть - это такой транспорт для путешествий на небольшие расстояния. Правильно?
Эльф просиял.
- Так госпожа поняла про подземелье?
Шаннах задумалась.
- Добби, а ты не можешь его нарисовать?
- Нарисовать? – удивился домовик, но немного подумал и нерешительно согласился. – Добби попробует.
Он щелкнул пальцами и чем-то заскрипел, старательно выводя линии на черной обсидиановой стене. Линии были тонкие и, присмотревшись, Шаннах поняла, что это царапины, которые оставляет более твердый кристаллик в его пальцах.
Высунув от напряжения язык, Добби начертил две окружности пересекающиеся, как обручальные кольца на свадебном экипаже. Шаннах даже не попыталась удивиться тому факту, что она знает про такие экипажи. Она внимательно рассматривала рисунок домовика.
В верхней точке пересечения колец он нарисовал что-то похожее на двери с полукруглым верхом. Это же Арка, догадалась Шаннах, вспоминая разговоры Гарольда с домовиком. Тем временем Добби старательно вырисовывал вокруг каждого кольца кружочки.
- Вот, - сказал он, с удовлетворением рассматривая рисунок, - очень похоже.
- И что это обозначает?
- Смотрите, госпожа. Это два кольца - подземелья. А кружочки – миры, которые окружают их. Мы были здесь, - эльф поставил крестик у одного кружочка, - а нам надо сюда.
Второй крестик обозначил мир магической Британии. Шаннах рассматривала странную схему. Помеченные кружочки миров находились у разных окружностей. Очевидно, что надо было перебраться с одного кольца на другое.
- Мы где сейчас? – спросила она.
Добби нарисовал маленький треугольник совсем рядом с нижним переходом с одного кольца на другое. Арки там не было.
- О-о-о! Значит, ты можешь прыгать прямо так? – она провела пальцем от крестика, пометившего Мира Матери до треугольника.
Добби кивнул.
- А тот… плохой маг, он может?
Добби помотал головой и поставил галочку рядом с Аркой.
- Ага. Он может только через Арку. А потом?
Рука Добби описала полукруг, обозначая путь по большой дуге. Не дожидаясь вопроса, домовик поспешил ответить.
- Плохому магу потребуется месяц пути. Ему не пройти быстрее.
- Почему ты так думаешь?
- Мы с хозяином шли этим путем. Другого тут нет.
- А зачем? Ты же можешь напрямую.
- Тогда я еще не мог. Чтобы перенестись в новое место, надо хоть раз там побывать. Это теперь Добби так может.
- А зачем тогда ты взял меня? – нахмурилась Шаннах.
Домовик ткнул пальцем в нижнее пересечение колец. Арки там не было.
- Вот здесь Добби не может. И сам не знает почему.
- А как же вы прошли?
Эльф опустил уши от неловкости и стыдливо признался:
- Хозяин нес Добби на руках, госпожа.
Шаннах критически оценила вес домовика. Фунтов двадцать-двадцать пять. Ерунда.
- Это далеко отсюда?
- Вот за тем поворотом, госпожа, - прошептал Добби и в глазах его плеснулся ужас.
* * *
Огромный провал прерывал тоннель. Неширокий акведук вел через пропасть, дно которой терялось в голубоватой дымке. Отвесные стены светились изнутри. Сверху в пропасть сеялась мельчайшая водяная пыль, создавая непрозрачную подсвеченную завесу. Игра преломленных лучей создавала тысячи маленьких радуг, и вся эта масса переливалась, как перламутровая.
- Там внутри что-нибудь видно?
- Добби не знает, - домовик уже дрожал мелкой дрожью.
- Акведук прямой? Нигде не сворачивает?
- Добби не знает!
- Гарольд пользовался магией, когда шел здесь?
- Добби не знает! – взвыл домовик.
Ему сразу стало еще хуже, как только он сообразил, что Шаннах - не волшебница. Но ведь Гарольд тогда сказал, что магия тут ни при чем!
- Тихо, тихо. Не волнуйся. Мы обязательно пройдем. Ничего не бойся.
Она взяла его на руки, как грудного ребенка. Домовик сразу затих и даже зажмурился. Девушка откинула волосы со лба. Невесомая маска на нижней части лица слегка покалывала ей кожу. Ощущение было новым и неприятным. Раньше такого не было. Видимо, местная эльфийская магия как-то пресеклась с магией стихий мира Матери. Это вызывало тревогу, но не более того. Надо было идти несмотря ни на что.
Шаннах ступила на акведук. Порыв ветра сразу швырнул ей в лицо первую порцию ледяной воды. Она стиснула зубы и пошла через пропасть.
Невидимые светильники пронзили всю толщу водяной пыли яркими столбами света.
- Спасибо. Светлее будет, - процедила девушка, морщась от порывов ветра, которые становились все сильнее.
Световые столбы вдруг закружились в бешенном вихре, набирая скорость и окрашивая толщу пыли быстро сменяющимися интерференционными узорами, и вдруг ярко вспыхнули, превратившись в огромные изображения странных существ. Заостренные черты лиц и огромные недобрые глаза под мощными выпуклыми лбами надвинулись на Шаннах, и мощный порыв ветра чуть не скинул ее и эльфа в пропасть. Девушка поспешно упала на одно колено, крепко прижимая домовика к груди. Сверху посыпались жесткие водяные сгустки, наносившие жестокие хлесткие удары. Дышать стало нечем. Водяная пыль в воздухе достигла такой концентрации, что это уже напоминало вспененную вихрем воду. Удерживая домовика одной рукой, она ладонью пыталась защититься, но водяные клочья заливали горло при вдохах. Мерзкое холодное удушье схватило ее за горло своей костлявой рукой. Сознание стало меркнуть, превращаясь в рваную кашу борьбы, страха и отчаяния. Наклонив голову к самой земле, она судорожно поползла по акведуку, упрямо прижимая к себе обмякшего Добби.
И вдруг пришло облегчение. Кошмарная вакханалия ветра и воды продолжалась, но теперь она могла дышать. Несколько глубоких вдохов и выдохов вырвали ее из лап удушья. Сознание прояснилось.
Нельзя терять времени! Добби захлебнется в этом жутком водопаде, который, казалось, летит с огромной высоты в саму преисподнюю. Она вскочила и, разглядев полосу акведука, бросилась по ней напролом. Через порывы ветра и секущие потоки воды, сквозь недобрые прищуры бывших или нынешних хозяев подземелья, устроивших им это смертельное испытание!
* * *
Однако!
Для жительницы жарких и засушливых мест слишком много воды для одного раза. Шаннах согнуло в три погибели и обильно вырвало водой. Еще раз. И еще.
Все? Вроде все.
Она бессильно откинулась, упершись спиной в стену, и тут взгляд ее упал на распростертое тельце эльфа. Водная стихия разорвала и унесла его небогатый гардероб, и теперь он был похож на маленькую несуразную безволосую обезьянку. Утопшую.
- Эй! Ты живой?
Девушка немедленно приступила к спасению нахлебавшегося домовика. Помнится, как они смеялись с подружками на занятиях, когда им объясняли, как помочь, если кто-то захлебнулся. Это казалось страшно смешным. Ну как можно захлебнуться флягой воды? А это, между прочим, водяной паек на сутки. Так сказать: если будет в чем тонуть, то я все это выпью!
А вот смотри, пригодилось знание.
Вылив из домовика все, что могло само по себе вытечь, и частично освободив ему дыхательные пути, Шаннах предоставила Добби дальше самостоятельно отплевываться и откашливаться, а сама оглянулась на акведук.
Там стояло ленивое послегрозовое затишье. Лица и фигуры исчезли. А над бездной играла чистыми красками семихвостая радуга…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 06.04.2013, 23:08 | Сообщение # 222
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 44.
Шаннах укутала Добби в сухую накидку, тот благодарно улыбнулся и заснул. Зажженный им огонь плясал в воздухе на одном месте, и ему почему-то было наплевать на легкий сквозняк подземелья. Девушка подумала, что это хорошо, а то так и замерзнуть недолго. Сколько еще тут придется пробыть? Ступень, две? Не стоило бы задерживаться, но домовик пока идти не может, а она не двужильная, чтобы на руках его тащить. Хотя, если ему в ближайшее время не станет лучше, то придется – куда деваться.
Тишина здесь абсолютная. Совсем немного отошли от пропасти, а уши словно ватой забило. Неприятно это. Постоянно приходится прислушиваться, и это утомляет и раздражает. Добби прав: никакое нормальное существо это место своим домом не назовет. Нет в нем ничего домашнего.
Шаннах вспомнила свой единственный караул в подземелье Обители. Даже и сравнивать не стоит. Там камень шершавый и теплый на ощупь, а тут как лед руками гладишь. Скользко и холодно.
Бр-р-р-р, лучше не думать об этом, а то опять озноб пробирает. Хорошо бы поспать, пока есть возможность. Вон Добби сопит – обзавидуешься. Она осторожно вытащила руку из-под бока домовика. Острые иголки побежали под кожей - отсидела.
Кстати, под маской на лице тоже иголки покалывали. Отсидела заодно и физиономию? Это вряд ли. Девушка закрыла глаза и медленно провалилась в сон.
Только задремала - Добби закашлялся. У нее даже сердце зашлось от неожиданности. Скорее бы уйти отсюда. Давит.
Шаннах поворочалась и поняла, что уже не заснет. И дышать стало тяжелее. Насморк, что ли, подцепила во время купания на акведуке? Она осторожно втянула воздух через нос. Дышится свободно, но ощущение заложенности не проходит. Впрочем, она быстро догадалась, в чем дело. Здесь просто нет никаких запахов. Никаких. Потому и кажется, что нос заложен.
Так. Звуков нет. Запахов нет. Чего еще нет? Правильно. Еще еды нет и не предвидится. Проблемой это пока не стало, но это уже не за горами. С собой-то они не взяли ничего. Вот только этот сверток, что у домовика к спине ремешком примотан. Хотя Добби этого свертка почему-то боится. Ну и тем более надо его снять - глядишь, бедняге легче станет.
Что же это может быть? Она смотрела на сверток и понимала, что сейчас уговорит себя в него заглянуть. Что команда на «посмотреть» уже прошла, а заминка - это невинная отмазка для совести. Девушка притворно вздохнула и распустила тесемки, которые были трогательно завязаны бантиком. Какая прелесть!
Добби сопит, но не просыпается. И не надо. Спи, дружок, отдыхай. Шаннах осторожно развернула увесистый сверток. Значит, она тащила и его, и Добби. Без груза домовик весил бы вполовину меньше. А она еще удивлялась, чего это эльф такой тяжелый, хотя на вид доходяга.
Последний лоскуток ткани соскользнул с запретной ноши, и девушка не сдержала возглас восхищения.
- Матерь великая, красота-то какая!
И тут же заткнула себе рот кулаками и скосила глаза на эльфа. Дрыхнет. Значит, можно без помехи рассмотреть это чудо. Прекрасная тонкая золотая чаша просто сияла в лучах магического огня. Крупные драгоценные камни переливались на ее изящных гранях, раскидывая по полутемной пещере разноцветные блики.
Шаннах не могла и подумать, что каждый видит Чашу в единственном и неповторимом варианте. Даже когда на нее смотрят несколько человек, каждому она является по-своему. Никогда бы она не поверила, что страшный маг, который преследовал их по пустыне, был уверен, что Чаша сделана из потемневшей платины. А Добби и вовсе считал ее стеклянной…
Бережно и осторожно поворачивая Чашу в руках, Шаннах осмотрела ее со всех сторон и окончательно уверилась, что столь красивой и изящной вещи она еще никогда не держала.
Ее восторг словно разбудил кого-то, дремавшего внутри этой Чаши и, заинтересованный столь глубокими эмоциями, это кто-то отвлекся на мгновение, чтобы удовлетворить свое любопытство. В голове как бы сам по себе проскользнул вопрос:
«Не хочешь ли ты владеть этой Чашей?»
Девушка даже испугалась этой, как ей показалось, собственной мысли.
«Зачем она мне? Такая красота не может принадлежать одному человеку. Это творение если и достойно чего-то владения, то никак не меньше, чем руки богини. Матери, например. А я смею лишь благодарить судьбу за то, что довелось держать в руках такое совершенство».
Чаша вспыхнула в руках девушки, словно соглашаясь с ее мыслями. На миг Шаннах показалось, что она держит в руках живое существо, которое снисходительно рассматривает тело и душу бывшей послушницы Матери седьмой ступени корпуса защитниц… Она испугалась и хотела поставить Чашу на холст, в который она была завернута, но руки не послушались ее. Шаннах почувствовала даже угрозу, как что-то мощное и сильное, готовое вторгнуться в ее судьбу и что-то решить за нее и без нее. Правда, эта сила пока еще медлила, то ли заканчивая процесс выбора, то ли колеблясь, раздумывая, в какую форму облечь свое вмешательство.
Страх охватил девушку. Она попыталась крикнуть, чтобы разбудить Добби, или хотя бы как-то обозначить свое несогласие с происходящим, но из открытого рта не вылетело даже шепота. Она была уже не властна над своим телом и над своей судьбой.
Медленно, но неотвратимо Чаша повернулась своим открытым зевом к лицу девушки. Хотя ей самой показалось, что все было в точности наоборот: неведомая сила наклонила ее голову и заставила заглянуть внутрь сосуда. Уместно было бы испугаться, запаниковать, омертветь от ужаса, но ничего этого с ней не произошло. Мягкое лунное сияние в глубине чаши приковало ее взор и навеяло странное в такой ситуации спокойствие и ощущение тепла и защиты.
«Вспомни о себе все», - шепнул ей бесплотный голос.
И тут же на девушку обрушилась лавина образов, обрывочных видений, забытых и полузабытых снов, детских и взрослых страхов, вкусов, цветов, желаний…
Два совершенно разных мира сошлись в ее голове в ментальной схватке. Небрежностью Гарольда насильно соединенные в девичьем сознании, они получили временную свободу и произвели в ее памяти с эффект разорвавшейся бомбы. Они пытались выдавить друг друга в небытие и утвердить свою исключительную власть. И на все это, как казалось, с легким недоумением смотрела обитавшая в Чаше сила, словно озадаченная странной и невозможной в обычном разуме схваткой двух таких различных наследий.
Впрочем, нейтралитет Чаши был недолгим. Она властно вторглась в разум девушки, распахнув его, как книгу, перелистывая и сортируя страницы и дописывая новые, которые были не нужны для одного мира, но являлись обязательными для другого. Чаша решила все сама, как она это делала тысячи раз на протяжении тысячи лет по отношению к сотням поколений волшебников и магов всех миров и всех времен…
Шаннах почувствовала, что внутренняя круговерть образов и мыслей пошла на убыль, и все заслонили огромные зеленые глаза Гарольда.
Великая мать! А он-то тут причем?
Возбужденная память медленно успокаивалась. Она раз и навсегда была разделена на то, что отныне будет личными воспоминаниями и на то, что останется лишь общими знаниями и второстепенной информацией. Вот только ломило виски, и пульсировала боль в глазах…
Это пока еще была только боль. Но она медленно-медленно отступала, и на ее место приходили звуки и ощущения. Чаша отпускала ее из своего разъятого зева и даже как будто успокаивающе шептала:
«Вот и все. Так будет лучше. Иди и ничего не бойся. Все что тебе потребуется – ищи внутри себя. И слушай только свое сердце…»
Чаша еще раз вспыхнула светом и погасла. Ослабевшие руки Шаннах не удержали ее, и магический сосуд покатился по полу подземелья.
Добби вскинулся и, подслеповато щурясь со сна, кинулся поднимать свою драгоценность.
- Добби плохой! Добби не удержал и она упала! Добби плохой!
Он уже привычно нацелился макушкой в ближайший выступ стены, чтобы наказать себя, но девушка строго сказала:
- Не смей. Это я виновата, Добби. Я перевязывала шнурок на твоем мешке, и чаша выкатилась из него. Давай завернем ее обратно.
- Хорошо, что ничего не случилось, госпожа.
Шаннах не стала разубеждать домовика. Она понимала, что на самом деле все не так - с ней случилось что-то очень важное. Все ее привычное мироощущение полетело псу под хвост. С таким трудом достигнутое равновесие между всеми воспоминаниями безнадежно нарушено, она опять плохо понимает, кто она, откуда и что ей, собственно, в этом мире надо. То, что сидело в этой проклятой Чаше от души покопалось в ее голове, а к добру это или к худу – выяснится позже. Кстати, теперь почему-то магический сосуд потерял для Шаннах свое очарование, и она не могла понять, что так восхитило ее, когда она его только увидела.
«Слушай свое сердце», - всплыло в ее памяти.
«А я что, до этого всю свою жизнь задницу слушала?» – мрачно подумала девушка, посмотрела на собирающегося в дорогу домовика, поморщилась от непроходящей боли в висках и стала ему помогать…
* * *
Снейп уже заканчивал свое ежедневное занятие с Глимми у Арки. Мелкий засранец сегодня превзошел сам себя. Мало того, что с последнего раза они не продвинулись ни на шаг дальше, так он еще всю душу вымотал зельевару своими жалобами и хныканьем. Кики ему подай, пи-пи он хочет, а ты, «дюдюка», шел бы прямо отсюда к самой «блюке».
Кстати о «блюках». Этим сомнительным сочетанием букв Глимми обозначал блэкморов. Над Поттер-мэнором их было предостаточно, и наблюдательный малыш давно понял, что их надо бояться. Так что фраза «Дюдюка гуляет к блюке» была в лексиконе эльфеныша аналогом откровенного пожелания няньке Снейпу отправиться в пасть дементору.
Ругаться вообще-то не разрешалось, но малыш просто гениально перенял манеру Кикимера ворчать себе под нос, если ему что-то не нравится. И теперь, когда Снейп слышал невнятное бормотание, в котором проскальзывали «дюдюки» и «блюки», ему не трудно было догадаться, о чем идет речь.
- Ладно, пошли. Но учти, Глимми, если ты так будешь стараться, то не увидишь своего отца еще очень долго!
В ответ Глимми выдал ему кучу негодующего бормотания, из которого следовало, что Глимми старается, но во всем виноваты «блюки», которые летают, а раз сегодня дождик, так они еще и водой брызгаются! И вообще, пора звать Кики, а то «дюдюки» сегодня было очень много. Примерно так.
Снейп кисло выслушал мелкого хитреца и пообещал ему, что если он в следующий раз не будет стараться, то «дюдюки» будет еще больше, а вот Кики не будет совсем.
Малыш испуганно замолчал и нахохлился, но Снейп подошел к нему и дружески придвинул ногу. Эльфеныш просиял и, карабкаясь по ней обеими руками, как по стволу дерева, забрался на плечо зельевара и уселся на нем весьма довольный жизнью.
- Хитрец! – добродушно констатировал Северус и направился к выходу из пещеры.
В этот момент Арка полыхнула ярким синим светом.
Снейп замер на месте, а потом быстро метнулся за выступ стены. Снял с плеча Глимми и засунул его в каменную нишу. Палочка была уже в его руке, и он напряженно вслушивался в звуки, раздающиеся из Арки. Как он хотел услышать голос Поттера, но опасался вместо этого получить дребезжащий смешок Дамблдора или Фламеля. Если это они, то что делать? Сражаться или заключить временный союз против возрожденного Воландеморта? Правильнее - первое, а умнее - второе.
Надо выбрать между умом и совестью до того, как эти белобородые упыри вылезут из Арки. Потом будет поздно. Снейп последний раз взвесил ситуацию на своих внутренних весах. Нет. Иметь дело с коварными старцами он отказывается. Значит - сражаться. Северус крепче сжал палочку.
Вот! Арка распахнулась и в ее сиянии появился темный силуэт. Один! Это не может быть Поттер. Приземистый и полноватый маг – это Фламель!
- Ступефай! – взревел Снейп.
Красный луч с его палочки ударил пришельца прямо в грудь. Раздался удивленный вскрик. Маг выронил какой-то сверток. Кто-то щелкнул пальцами, и пещера погрузилась во тьму. Арка тоже погасла. Темноту прочертила пара невербальных заклинаний, потом раздался свист камня, сочные шлепки ударов и невнятные ругательства.
- Госпожа, это мистер Снейп! – отчаянно заверещал Добби откуда-то с пола.
- Какой еще Снейп? Этот козел чуть не убил тебя!
Вспыхнул свет.
Зельевар лежал на полу. Его палочка, выбитая из рук, валялась в углу пещеры. Шаннах, умелым захватом перекрутившая ворот его мантии, была близка к тому, чтобы придушить волшебника, который вчистую проиграл защитнице Матери рукопашную схватку.
Добби поспешно щелкнул пальцами. Ворот мантии Снейпа, словно отсеченный лезвием, остался в руках у Шаннах, а зельевар тряпичной куклой шмякнулся на землю, издавая полузадушенные проклятия.
- Оставьте его, госпожа! – завопил домовик, видя, что не остывшая от схватки воительница намеревается добавить своему сопернику хорошего пинка.
- Ладно! – девушка неохотно отошла от жертвы магловских боевых искусств. – Ты не ранен, Добби?
- Добби? Папа Добби? – заверещал малыш из-под потолка. – Я тут! Глимми тут. На меня! На Глимми!
Домовик застыл на месте, как громом пораженный, а потом с восторженным писком подбежал к стене и начал карабкаться по ней к сыну, совсем забыв о своей магии. Шаннах осторожно вытащила из ниши эльфеныша и вручила потерявшему от счастья дар речи отцу.
Потом девушка быстро развернулась в сторону поверженного противника. Тот сидел на земле, тяжело дыша, и рассматривал эльфийскую идиллию. Потом перевел взгляд на свою противницу, злобно перекосил брови и процедил:
- Я думал, что самые идиотские события в моей жизни связаны исключительно с Поттером, но вы, мадемуазель, его перещеголяли!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Воскресенье, 07.04.2013, 15:01 | Сообщение # 223
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Не совсем понял, что за аретфакт Добби, но Сева и тут попал. Не все ему от Поттера терпеть biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
alexz105Дата: Воскресенье, 14.04.2013, 00:49 | Сообщение # 224
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Shtorm, Это точно. Вот ему свежая смена. Посмотрим как он справится)))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 14.04.2013, 00:51 | Сообщение # 225
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 45
— Я думал, что самые идиотские события в моей жизни связаны исключительно с Поттером, но вы, мадемуазель, его перещеголяли!
Шаннах не ответила, она пристально разглядывала своего недавнего противника. Снейп попробовал подняться и охнул от боли, схватившись за левый бок.
- Что это было? – спросил он мрачно.
- Хм. Удар называется «Клюв цыпленка». Но раз ты можешь двигаться, значит он у меня не получился. Хотя я уверена, что у тебя сломано ребро.
Зельевар уже сам понял характер разрушений в своей грудной клетке и, морщась от боли, перебирал зелья в карманной аптечке.
- Мы с вами на «ты»? – спросил он, коротко взглянув на девушку.
Ее жуткий намордник напомнил ему рожи японских ниндзя, которые он видел то ли в магловском журнале, то ли в их же телевизоре. И сама она, ловкая и гибкая, излучала неведомую опасность. Или силу.
Убедившись, что отвечать ему не собираются, зельевар опустошил пару склянок и все же поднялся на ноги.
- Где Гарольд? Что с ним?
Девушка уже отвернулась от пострадавшего и поправляла волосы, весьма растрепанные после путешествия в подземелье и короткой схватки у Арки.
- Спасибо. У Гарри все в порядке, - механически произнесла она, словно отвечая на некий дежурный вопрос, который задают друг другу давно знакомые люди при встрече. Что-то вроде обычного обмена приветствиями:
«Как супруга и дети?»
« Спасибо, все нормально».
- Погоди! Что это я? – щеки Шаннах порозовели. – Гарри ранен и лежит без сознания в храме Матери.
- Гарри или Гарольд? – прошипел зельевар злобно, водя палочкой вдоль своего многострадального бока.
Шаннах смутилась. Как это она могла забыть, что Поттеров два? Уму непостижимо, но еще мгновение назад она совершенно не помнила про здоровяка Гарри, а говорила только о Гарольде…
- Гарольд, - произнесла она неуверенно. Знакомое имя показалось ей совсем неподходящим и каким-то напыщенным.
- Что вы бормочете себе под нос?
- Гарольд! – громко отчеканила она в ответ.
- Угроза для жизни есть?
- Нет. Думаю, нет. Гермиона и Луна говорят, что просто нужно время.
- Ага. Девчонки целы. Точнее, одна цела, а другая нашлась. А что с Драко Малфоем?
- Он тоже ранен, но пока живой.
- Формулировки у вас, однако. Пока живой, значит? Почему вы прибыли сюда вдвоем?
Шаннах очень устала и ее даже знобило. Ей надоело отвечать на вопросы этого странного и не слишком приятного мужчины. Он явно знаком с Поттерами и его друзьями, но вот ей решительно не понравился. Она так хорошо врезала ему во время схватки. Казалось бы: лежи и радуйся, что живой остался. Так нет, все вопросы задает, козел. А сам еле на ногах стоит.
- Не ваше дело! Добби, давай, прячь свое сокровище - нам пора возвращаться.
Домовик с сыном на руках повернулся к девушке. Радость на его лице быстро уступила место тревоге и страху.
- Госпожа, там плохой маг идет нам навстречу. Добби не сможет победить его или спрятать госпожу.
Снейп резко спросил:
- За вами гонится маг? Кто это?
Эльф вжал голову в плечи.
- Добби видел его издалека, но не уверен. Он похож…
- Ну? – нетерпеливо поторопил Снейп.
Домовик вздохнул.
- Он похож на директора Дамблдора, - почти шепотом сообщил эльф и крепче прижал своего детеныша к худой груди.
* * *
Благородное намерение Шаннах немедленно вернуться в подземелье эльфов пришлось отложить. Девушка в тот же день свалилась в лихорадке. Было тому виной купание в ледяных потоках на акведуке или чересчур быстро проявила себя гнилая сырость британской зимы, но едва появившись в Хогвартсе, Шаннах сразу же попала под опеку мадам Помфри.
Снейп с неудовольствием убедился, что неожиданная гостья вся горит и попросил школьную целительницу не спускать с нее глаз. И тут же через ткань мантии его в бедро начали колоть сигналы Сквозного зеркала.
- Да, Снейп слушает!
- Привезли агента-магла.
- Где он?
- Внизу у входа в Большой зал. Камин рассматривает.
- Сейчас буду.
Кривой дементор! Он совсем забыл об этой затее Люпина. Ругая про себя бывшего оборотня на чем свет стоит, Северус направился вниз по главной лестнице. Ну какая помощь может быть волшебникам от маглов, если они атакованы магически? Ну полный бред же! Впрочем, раз обещал участвовать в этом маскараде – деваться некуда. Снейп изменил свою внешность Маскирующими чарами и вступил на последний лестничный пролет, с которого уже был виден весь холл перед Большим залом.
«Привет, к нам приехал цирк» - кисло подумал зельевар, рассматривая живописную группу у камина.
В центре стоял высокий незнакомый магл - надо понимать, именно он и был суперагентом. За его спиной по стойке смирно застыл завхоз Дурсль в идиотском зеркальном шлеме. Поодаль скучал Люциус Малфой.
По другую сторону от магла обнаружились бравые Уизли. Ну эти, как всегда - в своем репертуаре. Раз сказано изменить внешность, значит надо дошутиться до маразма. «Джонни-пончики», блин! Смотреть же тошно на их румяные масленые физиономии, скопированные с персонажа магловской сказки.
А где Люпин?
В этот момент в камине фыркнуло зеленое пламя. Суперагент дернулся, было, в сторону. Но, разглядел в камине вращающегося мага, и с трудом сохранил спокойное выражение лица. О таком способе перемещения его предупреждали. Так что агент, видимо, как раз осматривал камин в поисках приспособлений, которые объяснили бы все эти магические фокусы.
Временный глава Эй-Пи отряхнул с мантии пепел и шагнул навстречу гостю.
- Здравствуйте. Меня зовут Люпин. Я исполняю обязанности министра магии.
- Джонс, - коротко поклонился магл. Он уже представился этим именем рокеру и вынужден был использовать его и дальше.
- Мои соратники и помощники: мистер Снейп, мистер Уизли и мистер Уизли, мистер Малфой.
Все церемонно раскланялись.
- А ваш… э-э-э… байкер?
Вернон умоляюще замахал руками, показывая, что называть его имя совсем не обязательно.
- А он уже уходит, - вежливо улыбнулся Ремус, сообразив, что беглый каторжник Дурсль вовсе не желает, чтобы магловским властям стало известно его местонахождение.
Вернон быстро повернулся и, не прощаясь, ринулся в ближайший проход в стене. В полумраке старинного зала, почти ничего не видя через тонированный шлем, завхоз с размаху ударился об низкую притолоку двери и с приглушенными проклятиями исчез за ней.
Мистер Джонс, получив еще одно доказательство явной ненормальности окружающей его компании, нахмурился и вопросительно посмотрел на Люпина.
- Прошу! – кивнул тот в сторону дверей кабинета профессора Макгонагал.
* * *
Трехчасовое совещание утомило Снейпа больше, чем весь этот дурацкий день. Магл дотошно и цепко выспрашивал все подробности нападения блэкморов, попутно извлекая огромное количество информации о самом магическом мире. С самого начала беседы зельевар почувствовал, что они имеют дело с настоящим профессионалом. Цепким, внимательным, умным и чертовски опасным. Он пытался удержать Люпина и братьев Уизли от излишней откровенности, но потом махнул рукой, отстранился от активного участия в разговоре и лишь насторожено наблюдал, как обнажается подноготная магического мира. Заживающие ребра неприятно саднили. От известия о приближающемся Дамблдоре неприятно сосало под ложечкой, а перед внутренним взором маячило лицо молодой нахалки в дурацком наморднике. Да еще этот Джонс время от времени бросал на Снейпа весьма проницательные взгляды. Было ясно, что личность зельевара очень заинтересовала его.
- Для первого раза достаточно, - наконец резюмировал суперагент, - мне потребуется около недели, чтобы определить приоритетные варианты решения вашей проблемы. Но есть одно «но»…
Присутствующие маги насторожились.
- …дело в том, что моя организация не занимается благотворительностью.
- Но ваш премьер-министр… - начал Люпин.
- …крайне занятой человек и не может вникать во все тонкости вашей деликатной проблемы, - с иронией закончил Джонс.
- И что вы намерены просить в обмен на вашу, пока еще несостоявшуюся, помощь? – с издевкой спросил Малфой. Он сразу понял, куда клонит этот наглый магл.
- Если наша помощь состоится, то вы, в свою очередь, окажете нам несколько услуг с использованием ваших… хм… необычных способностей.
- Воровство чужих секретов с помощью магии?
Глаза у спецагента стали, как у штурмбанфюрера СС из старого магловского фильма.
- Значит так, давайте договариваться по-хорошему. Все, что я сегодня узнал и услышал, позволяет сделать следующие выводы: ваше магическое сообщество - это тайная общественная организация, существующая внутри британского общества, попирающая законы британского общества, паразитирующая на экономике нашей страны, отвергающая его моральные ценности и культурное наследие. Я ничего не забыл?
- Вы нас еще в террористы запишите.
- Почему бы и нет? Брокдейлский мост, например. Чем не террористический акт? А исчезновение почти тысячи лондонцев полгода назад?
- Попробуйте доказать…
Мистер Джонс с некоторой жалостью посмотрел на одного из двух «Джонни-пончиков», выкрикнувшего последние слова.
- Не говорите чепухи. Какие там еще, в задницу, доказательства. Мы просто знаем это, и все. И, исходя из этого, будем с вами договариваться. И вы тоже будете действовать, исходя из того, что мы о вас все знаем.
- Ладно, - закончил спор Люпин. На него жалко было смотреть. – Если вы сможете помочь нам выжить, то мы сделаем, то, что вы попросите, если это не будет связано со слишком серьезным насилием.
- Вот это деловой разговор!
Лицо Джонса вновь расплылось в дежурной улыбке. Он поднялся и протянул руку Люпину, которую тот пожал с обреченным видом.
Снейп резко встал и, не прощаясь, покинул кабинет Минервы Макгонагал.
* * *
Сонное спокойствие Больничного крыла было густым, как кисель. Стрекотание секунд, щелканье минут и звонкие склянки часов внешнего мира не проникали сюда и, казалось, что эта спокойная белизна и ватная тишина выпали из хода времени.
Шаннах спала. Добби, сжавшись в комочек, сидел у ее кровати с Глимми на руках и пузатым свертком за спиной. И без того нескладная фигурка эльфа выглядела теперь совсем несуразной и вызывала гримасу неудовольствия у мадам Помфри всякий раз, когда она заходила в палату.
Глимми тоже спал, засунув в рот указательные пальцы обоих рук, и счастливо улыбаясь во сне своим странным эльфийским снам. Добби смотрел в его личико, и слезы текли по морщинистым щекам эльфа. Он уже узнал, что никогда не увидит своей Винки и не услышит ее смущенного хихиканья. Сердце его было наполнено нежностью и гордостью за свою подругу, которая приняла самую высокую честь – погибнуть, защищая жилье своего господина. Как домового эльфа свободой не корми, а он все в уголок своего счастливого рабства смотрит…
Рядом раздался скрип половицы. Добби вскинулся.
- Тихо! – предостерегающе шепнул Снейп. – Как она?
- Мадам Помфри морщится, господин. Говорит, что у хозяйки лихорадка необычная. И еще спрашивала, где ее палочка. Хотела посмотреть последние заклинания.
- Что? – только и вымолвил зельевар и схватился за свою волшебную палочку. – Какие заклинания? Она же магла!
Он быстро пробормотал заклинание для определения индекса магических сил. В последнее время Снейп отработал его до автоматизма, так как под действием блэкморов эти самые силы у большинства магов катастрофически таяли.
Вокруг головы девушки вспыхнуло неяркое сияние, смена цветов которого сигнализировала об уровне магических сил. Последнее время самым частым результатом был тревожный красный свет, свидетельствующий о том, что этих сил уже не осталось. В случае с этой чужеземкой, оно должно было означать, что их изначально не было.
Красноватое сияние вокруг головы Шаннах почти мгновенно сменилось оранжевым, потом желтым, потом зеленым… Хлопок! Заклинание рассеялось, исчерпав свои возможности. Добби вскочил и угрожающе выставил свободную руку в сторону Снейпа. С эльфенышем на руках и мешком за плечами он выглядел, как карикатура на нищеброда, просящего милостыню.
- Добби, я не подаю по пятницам! Сядь и сиди. Никто не собирается причинять ей вред.
Ошеломленный Снейп лихорадочно соображал. Аборигенка мира Матери оказалась носителем человеческой магии? Так бывает? Но ведь сам Добби сказал, что волшебников, таких как в магическом мире Британии, там нет.
Еще раз. Он сосредоточился, и заклинание счетчика магии получилось максимально концентрированным.
Сразу желтый… зеленый… аквамарин… голубой… синий… фиолетовый…
Хлопок!
Второе заклинание приказало так же долго жить, как и первое. Что ж, он, видно, сам слабеет, и его заклинание не может определить то, что сильнее его самого. Значит, собственный уровень у него фиолетовый. А у девчонки он, видимо, выше или такой же. Кстати, очень солидный уровень. И в лучшие времена только один из пяти магов мог похвастаться таким потенциалом.
И тут зельевару в голову пришла новая мысль. Магия у девушки есть, а посредника для ее применения нет. И знаний тоже нет. Это чревато спонтанными выбросами. А не приложила ли она его там, у Арки, таким вот спонтанным ударом? Он быстро проверил руки девушки вариантным заклинанием «Приори Инкантатум». Вот оно. На туманном силуэте, выползшем из палочки, видно, как с пальцев Шаннах срывается черная молния сгустка магии и, на лету превращаясь в банальное «Депримо», бьет зельевара в бок.
- Ну вот. А ты говоришь, мол, «Клюв цыпленка». Что ж я, боевой тычок пальцами от магической дубины не отличу? Я ведь был щитом закрыт! А ты у нас, оказывается, большое дарование при полной и дремучей магической безграмотности. Везет же мне! Сначала Поттер с этими чертовыми гантелями, теперь эта соплячка с кулаками, полными магии…
Негромко хлопнула дверь. Снейп обернулся. В дверях палаты стояла мадам Помфри и неприязненно смотрела на него.
- Я уже ухожу, - спокойно выдержал ее взгляд зельевар.
- За загородкой Лонгботтомы. Я уже устала обновлять чары Заглушения. Я сама присмотрю за девушкой. Когда она очнется, я вам сообщу.
- Спасибо. Добби, пошли со мной.
Эльф затряс, было, головой, но под взглядами Снейпа и Помфри, встал и, сутулясь, побрел на выход.
* * *
Сдвоенные спальни Поттера и Снейпа сейчас почти постоянно пустовали. Но, несмотря на тесноту, в замке никому и в голову не приходило подвинуть зельевара. Именно сюда он и привел домовика.
Глимми разместили на кровати у Гарольда. Невысокие стенки и занавески с оборочками красноречиво говорили о том, что эта кровать уже неоднократно использовалась, как люлька для эльфеныша.
Снейп перешел в свою комнату и позвал Добби.
- Теперь рассказывай, почему за вами гонится Дамблдор.
- Добби не знает, сэр.
- Послушай, эльф. Я же вижу, что ты таскаешься с этим мешком за плечами и не можешь расстаться с ним даже на минуту. Дело в нем?
Добби не хотелось говорить, но и лгать он не мог. Краткий рассказ о событиях в мире Матери, похищении, бегстве из ларца и рискованной попытке уберечь важную находку от злодея занял не меньше часа. Снейп старался не перебивать, но когда домовик замолчал, немедленно приступил к расспросам.
- Это точно директор Дамблдор?
- Добби думает, что да. Борода белая и длинная.
- Борода. Хм…такая? – зельевар одним пассом палочки отрастил себе длинную серебряную бороду «а ля Дамблдор». Добби отшатнулся.
- Ладно, с этим понятно. Голос его слышал?
- Нет, сэр.
- Давай мешок.
Добби затряс головой.
- Что такое?
- Нельзя. Добби чувствует сильную магию, и она опасна для хозяина, для его друзей, для вас…
- Разворачивал?
- Добби? Нет, сэр. А вот госпожа трогала его. Добби спал и не слышал, а госпожа сказала, что он развернулся сам…
Глаза эльфа вновь налились слезами.
- Добби плохой! Добби…
Зельевар схватил домовика, уже успевшего разок приложиться лбом к мраморной столешнице, и сердито сказал:
- Прекрати! Глимми разбудишь! Нет времени на эту вашу чепуху. Она точно трогала эту вещь?
- Д-да…
- Как эта штука выглядит?
- Ну, Добби видел, что это как бы большая хрустальная чаша.
- Дай мне мешок и отойди подальше… А лучше иди в комнату к сыну.
- Добби будет смотреть…
- Боишься, что я эту вещь украду?
- За эту вещь Добби хотели убить. И Добби думает, что некоторые за нее готовы всех убить!
Снейп невольно вздрогнул. Непоколебимая уверенность в голосе домовика невольно подействовала на него.
Он помог эльфу освободиться от ноши и осторожно положил сверток на стол. Добби забрался на спинку кресла и настороженно следил за всеми действиями мага.
- Мы не будем трогать этот артефакт руками. Я разверну ткань магией. Сиди тихо, эльф.
Зельевар аккуратно раскатал сверток палочкой. Вот обнажилась одна из граней сосуда, вырезанного из целого куска драгоценной яшмы. Домовики непроходимо тупы. Спутать редкий камень с банальным хрусталем!
… Сила, сидящая в магическом сосуде, ожила под воздействием заклинаний зельевара и выплеснула из себя сгусток, оставшийся там после последней встречи с этими милыми, но уж очень надоедливыми человеческими существами…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ТронДата: Воскресенье, 14.04.2013, 11:23 | Сообщение # 226
Программа
Сообщений: 773
« 166 »
alexz105, глава интересная)
Спецслужбы подключились, Шаннах силу обрела...
Теперь еще и Снейп с Гарольдом по силе сравняется?
Можно вопрос?
На пейринг Снейп\Шаннах стоит рассчитывать?



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.

Сообщение отредактировал Трон - Воскресенье, 14.04.2013, 11:24
 
alexz105Дата: Воскресенье, 14.04.2013, 12:07 | Сообщение # 227
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Трон, по-моему все это уже понимают, но спросили вы первый (на всех ресурсах))))
Можно рассчитывать.
А вот насчет силы Снейпа, там будет все несколько сложнее и, надеюсь, интереснее.
Чаша все-таки не заправочная станция - подключился, залил полный бак праны и давай метелить Темного Лорда))))
Но что-то где-то... блин, не хочу ведь спойлерить!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 22.04.2013, 14:17 | Сообщение # 228
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 46
- Самое странное, что они все-таки начали падать, - озадаченно произнес Люпин, сворачивая вчерашнюю «The Morning Chronicle».
- Ничего странного, Люпин. Исследование первой же тушки дало предельно простое объяснение означенному феномену, - лениво растягивая слова, возразил Люциус Малфой.
- Мистер Снейп, так вам удалось разгадать тайну этих тварей?
- Да. Удалось. И вы могли узнать об этом еще четверть часа назад, если бы не галдели.
Совет примолк, с любопытством уставившись на зельевара.
- Так, - начал Снейп, копаясь в своем мешке для бумаг, - собственно, вот, что мешает им теперь летать.
Он высыпал на стол перед удивленными слушателями пригоршню каких-то тускло-серых шариков.
- Это что? – спросил Ремус, осторожно взяв один из них на ладонь.
- Оружейная дробь фирмы «Коллин» ЛСТ номер пять. Содержание свинца девяносто четыре процента, шесть процентов сурьмы.
- А серебро? – жадно спросили близнецы Уизли.
- Отсутствует, - лениво покачал головой Малфой. – Северус тоже сначала удивился, а потом сообразил…
- Люциус, не надо меня рекламировать.
- Если не я, то кто? – усмехнулся тот, но замолчал.
- Но ведь простая дробь не могла убить темномагическое создание? Или я чего-то не понимаю? – Люпин страдальчески перекосил брови.
- Она и не убила.
- А что тогда?
- Она изменила его вес. И заряд магии, обеспечивающий его полет, оказался недостаточен для того, чтобы это нафаршированное свинцом чучело могло летать и дальше.
С минуту за столом совещаний царила ошеломленная тишина. Потом кто-то робко хихикнул, и уже скоро весь Совет разразился смачным хохотом…
…Суперагент Джонс вышел на связь спустя неделю после первой встречи и кратко посоветовал Люпину хоть иногда читать новости в магловских газетах. После чего растворился в неизвестности. Впрочем, он обещал вернуться.
Обеспечить магический мир магловской прессой было поручено хитроумным Уизли. И они блестяще справились с задачей.
Поначалу ничего особенного в газетах немагической Британии не наблюдалось. Пожалуй, все началось с восторженной статьи о ремейке блокбастера по мотивам романа «Птицы». Книжка содержала в себе описание вымышленной истории о том, как птицы объединились в хищные стаи, чтобы покончить с господством людей на земле, и начали убивать всех, кто попадался им под крыло. На фоне недавних событий в Лондоне и его окрестностях эта сказочка больше походила на мрачную реальность.
Публика возбудилась.
Потом проскочило несколько публикаций о воронах, их разновидностях и среде обитания с обилием малоприятных подробностей. Следом появилось интервью древнего и, видимо, выжившего из ума профессора орнитологии, которого напористые репортеры раскрутили на красочное описание кровавых пиршеств воронья на полях сражений средневековья…
И началось.
Второй и третий тираж опуса Дафны дю Морье смели с прилавков за считанные часы. Экранизация Хичкока уверенно побила все рекорды и твердо засела в верхней строке всех кинотаблоидов Британии и ее окрестностей. Необычное нашествие пестрого воронья, принятое вначале с недоумением и усмешками, неожиданно получило статус вражеского вторжения.
И мир маглов в страхе и ярости схватился за оружие!
В самом прямом смысле этого слова. Охотничьи клубы, несмотря на солидные суммы взносов и прочие поборы, мгновенно разбухли от вновь вступивших охотников. Прилавки оружейных магазинов враз опустели. Фермеры и жители пригородов вытащили из чуланов и чердаков дедовские бюксфлинты, приобрели для них подходящие боеприпасы и встали на защиту родной земли от пернатой нечисти. Предприимчивые торговцы, распродав огнестрельный арсенал, быстро принялись рекламировать холодное стрелковое оружие. Луки и арбалеты разошлись с той же скоростью, что и охотничьи ружья. Впервые за последние тридцать лет королевская таможня начала задерживать нелегальные грузы с боеприпасами, запчастями, струнами и стрелами!
А в парках, полях и лесах соединенного королевства уже раздавался грохот выстрелов, и все окрестности душила вонь от сгоревшего бездымного пороха…
Инициатива магловского мира поначалу была воспринята волшебниками с недоверием. Возможности суперагента по манипуляции немагическим населением, конечно, впечатляли, но сам метод борьбы вызывал серьезные сомнения. Ясно ведь, что птицы магические и обычные пули их не берут. Но через несколько дней отчаянной пальбы первые блэкморы все-таки начали падать. Волшебники опешили, и Люпин упросил Снейпа заняться исследованием этого непонятного явления. И сейчас зельевар отчитывался на Совете о проделанной работе.
- Тела блэкморов – это оживленные чучела фарерских воронов, похищенные из зоологических музеев континента и Новой Англии. Их размножили, а потом оживили некромантическими ритуалами и снабдили мощнейшим зарядом антимагии, который при близком контакте превращает магов в сквиббов. Казалось бы, их нельзя убить. Но летные способности птиц жестко привязаны к аэродинамике их крыльев и весу тела. И когда бравые британцы начали систематически нашпиговывать их тушки свинцом, то этот баланс нарушился, приводя к падению птиц и разрушению их мумифицированных тел.
- А как же ведет себя при этом заряд антимагии? – глаза близнецов выдавали сугубую заинтересованность в этом вопросе.
- Да. Это важнейший вопрос. После того, как птица лишается подвижности, заряд антимагии рассеивается примерно за четверть часа. При этом воздух и почва вокруг останков заметно нагреваются, хотя сами они остаются нормальной температуры.
- А какова природа антимагии? – задумчиво спросил Люпин.
- Я не самоубийца, чтобы исследовать ее. Могу только сказать, что это совершенно новая ветвь магии, - Снейп помолчал, раздумывая. Совет в полной тишине ждал продолжения, - или, наоборот - очень и очень старая.
* * *
Совет так и не пришел ни к какому решению, и постановил продолжать наблюдение за развлечениями маглов, по возможности подсчитывая потери пернатой армии.
Снейп торопливо вышел из кабинета миссис Макгонагал и направился в класс зельеварения, где его должна была ожидать Шаннах. Уже полчаса, как должна была ожидать…
Незаметно для себя он перешел на легкую трусцу, но тут же спохватился:
«Что за бред? Она не подождет, что ли? Что ты несешься, как ошпаренный?»
Зельевар заставил себя идти медленно и внушительно.
«Это конечно, просто наваждение какое-то. Куда бы я ни пошел, везде эта самоуверенная выскочка маячит. Просто как нитка за иголкой. Вот вчера, например, зашел в оранжереи, а там Стебль ей что-то объясняет со счастливой физиономией… Хотя, кто бы мне объяснил, какого черта мне-то в этой оранжерее понадобилось? Бешеный огурец на закуску оторвать? Ох, что-то неладное связано с этой девчонкой. Или со мной что-то неладно…»
Снейп обнаружил, что уже бежит вниз по лестнице, прыгая через две ступеньки.
«Ах, чтоб тебя, дементора в корягу!» - выругался про себя опомнившийся зельевар, чувствуя на себе изумленные взгляды студентов.
Он вступил в класс, вооружившись развевающейся мантией и самым неприветливым выражения лица, какое только сумел изобразить. Класс был пуст. С недоумением осмотрев пустое помещение, Северус схватился за Сквозное зеркало.
- Снейп беспокоит. Эта, как ее… Шаннах. Вы уже отпустили ее с транфигурации? Час назад? Спасибо, профессор Макгонагалл.
Его охватило глухое раздражение. Дожили. Преподаватель беспокоится о том, где находится студентка, которая нахально прогуливает персональное занятие. Это уже просто смешно.
Он прошел к своему столу, потоптался у него, а потом неожиданно для себя прошел и сел за первый ученический стол. На ее место. Вот здесь она сидит и на него снизу вверх смотрит. Внимательно смотрит. Или настороженно.
Снейп попытался мысленно представить себя глазами студентки и остался решительно недоволен результатом. Пугало какое-то. Блэкмор без крыльев. Тень отца Гамлета…
Глухое раздражение сменилось тупой болью в груди. Устал он что-то. Столько времени в постоянном напряжении. Дела магического мира идут из рук вон плохо. Поттер все так же далеко, да теперь еще и отрезан от их мира приближающимся Дамблдором, появления которого из подземелья надо ждать недели через две. Это еще одна отдельная головная боль. И не маленькая.
Очевидно, что сегодня занятие уже не состоится. А жаль. На этом уроке он собирался показать девчонке заклинание Патронуса. Мощнейшая светлая защита. И важный шаг к анимагии, ибо невозможно стать анимагом, не овладев заклинанием Патронуса. И форма его - это прообраз анимагического облика. Интересно, каким бы у нее получился вещественный Патронус?
Снейп опять поймал себя на том, что опять думает о девчонке.
- Тьфу, вот ведь напасть какая!
Зельевар направился к выходу из класса. Надо пойти к себе, выпить Сонного зелья, а еще лучше стакан огневиски, и завалиться спать.
Стоп! Отставить спать! Он же сегодня дежурит в замке. Значит, придется выспаться в следующий раз.
Снейп вытащил из бронзовой руки на стене факел, зажег в нем магический огонь и двинулся вверх по лестнице на привычный обход замка.
* * *
Шаннах видела, как он уходит по коридору. Он не заметил и не почувствовал ее присутствия. Дезиллюминирующее заклинание получилось сильным и надежным. Можно было гордиться собой, но почему-то вместо этого хотелось плакать. Черт знает что с ней творится последние дни.
Никогда она не забудет, как на следующий день после выздоровления несколько незнакомых людей, как позже выяснилось - педагогов - собрались вместе, начали задавать ей вопросы и просить выполнить те или иные действия. Она тогда немного испугалась. Но, будучи девушкой упорной, не стушевалась, а приняла очередной вызов.
Вскоре она поняла, что эти строгие и чопорные личности обнаружили у нее какие-то магические способности и пытаются определить, насколько они велики. А он сидел среди них и молчал. И его нос угрожающе нависал над столом, как клюв кондора. Он внимательно слушал своих и подчеркнуто не смотрел на нее. Это злило неимоверно. Лишь в конце разговора он процедил несколько слов, очевидно, перечисляя те учебные дисциплины, основы которых он берется ей преподавать. По тому, как уважительно примолкли остальные учителя, она заключила, что он пользуется среди них авторитетом, хотя не было заметно, чтобы его тут любили. В конце разговора он первым встал и, не прощаясь, вышел из кабинета, кинув на нее недобрый взгляд.
«Все сердится, наверное, за ту схватку у Арки. А здорово я его тогда приложила. Хорошо хоть не задушила насмерть!» - чуть не прыснула она от смеха, но удержалась, понимая, что «кондор» еще где-то недалеко.
Ну что же она наделала? Почему не пошла на урок? Почему спряталась в коридоре и жадно ждала, пока он выйдет? Зачем ей это? Ведь на самом деле ей очень нравились у него заниматься. Все объяснения у него были четкими, конкретными и простыми, без этой флитвиковской витиеватости и макгонагалловской скрупулезности. Материал он ей давал только тот, что получался у нее с первого раза. Если что-то не выходило – он махал рукой:
«Некогда тренироваться. Лучше попробуем вот это заклинание…» - и переходил к чему-то другому.
Правда, чуть позже он снова предлагал ей вернуться к пропущенному и они вместе добивались нужного результата.
Наверное, он был гениальным педагогом. По крайней мере, только на его занятиях она двигалась вперед огромными шагами. И если профессор Макгонагалл еще мучила ее трансфигурацией иголок, а профессор Флитвик только-только отвязался с левитацией перышек, то у «кондора» она уже уверенно ставила щит и раскидывала красные лучи «Ступефая».
Но его манера общения! Кривой дементор! Как говорит Гарри, то есть - Гарольд.
Это же что-то невыносимое.
«Я понимаю, что поклонение Матери и прочим древним богам сильно повлияло на ваши умственные способности, но будьте столь любезны, сделайте завершающий подрез палочкой против часовой стрелки, или вашим Протего и от бабочки не защититься…»
Или еще.
«Тесное общение с обоими Поттерами не пошло вам на пользу, мадемуазель. Поднимите с пола свою палочку. Это вам не дамская шпилька и не вертел для жарки попугаев!»
Ну и самое бесящее и обидное. Хотя кто поймет, что при этом имелось ввиду:
- Двадцать баллов с Гриффиндора… Хм, опять забыл. Даже Распределяющая шляпа не смогла установить вашу факультетскую принадлежность. Вы у нас зверь неизвестной породы…
Шляпа, действительно, была. Распределяющая. В Большом зале и в присутствии всего преподавательского состава школы. Спасибо хоть - без студентов. Она так и не поняла, что за испытание это было на самом деле. Но ей показалось, что подобную процедуру она где-то и когда-то проходила.
Шаннах пригласили сесть на табурет, и профессор Макгонагал нахлобучила ей на голову странный головной убор, похожий на жеваный колпак. В ушах мгновенно зазвенело, заглушив все внешние звуки, и раздалось чье-то натужное сопение:
- Кто тут?
- Не кричи, девчонка. Мне и так нехорошо стало, стоило только заглянуть в твою голову.
- Кто это?
- Тихо. Я – Распределяющая Шляпа. И мне надо принять решение, на какой факультет тебя отправить.
- Да? – ничего умнее она из себя выдавить не смогла. – А зачем?
- Вот и я думаю: зачем? Трудолюбие тебе уже привито, мудрость для тебя самым главным в жизни не станет, храбрости у тебя и так, хоть отбавляй, а величие… Что значит все земное величие по сравнению с той силой, что оставила след в твоей голове… М-да, задала ты мне задачу.
- А ты соври что-нибудь, - посочувствовала девушка мучениям магического артефакта.
- Спасибо, - хмыкнула Шляпа, - хороший совет. Приятный. Только нет у меня такого права. Ладно. Оставайся сама по себе и особо не обращай внимания на то, что я сейчас скажу этим…
Шаннах открыла глаза и наткнулась на напряженные взгляды преподавателей. Они ждали вердикта Шляпы, словно от этого зависело нечто важное.
- Выбор факультета невозможен! – гаркнула Распределяющая Шляпа.
- Как это? – возмутился Флитвик.
- А так. Для выбора не хватает Основателей, - отрезала Шляпа и заныла не своим голосом, - снимите меня с нее кто-нибудь. Я устала, я спать хочу. Устроили тут церемонию в нарушение всех правил и сроков, и еще удивляются. Где вы студентов таких берете, что сам Грааль им не брат…
Она ныла и бормотала, пока Минерва не опомнилась и не сняла ее с головы девушки. Перед Шаннах извинились и отпустили. Но когда дверь Большого зала закрылась, преподаватели за ней сразу начали кричать, перебивая друг друга.
С тех пор этот самый Снейп не упускал случая съязвить насчет ее уникальной принадлежности к неизвестному факультету и нехватке Основателей для ее распределения. Когда же девушка однажды набралась храбрости и спросила у него, почему так получилось, то услышала уклончивый ответ, что рано или поздно любые артефакты стареют, и магия в них выдыхается. Особенно в древних тряпках…
Больше ей никто и ничего объяснять не стал, но интенсивность занятий резко возросла. Обучение магическому искусству стало стержнем, на который нанизывались разноцветные кусочки пестрой мозаики той новой жизни, в которую она окунулась, попав в этот мир. И у этой мозаики были границы, точнее - оправа, в которую более или менее внятно вписывалось почти все. Кроме одного. Кроме самого «кондора» - человека с желчным и неприятным характером, сильного волшебника, главного советника Гарольда и профессора ЗОТИ школы чародейства и волшебства Хогвартс - мистера Северуса Тобиаса Снейпа.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ТронДата: Понедельник, 22.04.2013, 14:29 | Сообщение # 229
Программа
Сообщений: 773
« 166 »
alexz105, глава классная)
Оригинальный метод борьбы с пернатыми. Мне понравилось happy Только что же не использовать веками проверенный метод: сети? Особенно если их еще и генератором оснастить...
Бедная Шаннах - в какой же из факультетских гостиных ей потом спать?)
Ее кстати, на какой курс зачислили?
Цитата
Но ей показалось, что подобную процедуру она где-то и когда-то проходила.

Это как это проходила?
Или это будет спойлером, если ответите? smile



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
alexz105Дата: Понедельник, 22.04.2013, 14:49 | Сообщение # 230
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Трон, не-а, спойлером не будет)

В начале сиквела, кажется в 7 главе, когда Поттер копается в ее голове, там есть ее воспоминание о похожем распределении в обители Матери.
Зачислять ее на какой-то курс бессмысленно. Главное быстро натаскать, чтобы не была беспомощна в мире магов. Ей ведь уже двадцать лет, кажется, за парту с мальками не посадишь. Поэтому уроки персональные.
А где она спит - я и сам не знаю и почему-то меня это уже не беспокоит))))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Принц-консулДата: Среда, 24.04.2013, 21:39 | Сообщение # 231
Подросток
Сообщений: 20
« 11 »
alexz105, это сиквел. А где приквел искать? Можно ссылочку попросить? biggrin biggrin


Я еду-еду не свищу...
 
alexz105Дата: Среда, 24.04.2013, 21:46 | Сообщение # 232
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
http://army-magicians.clan.su/forum/16-1101-6

Получайте, но на форуме есть поиск и пользоваться им несложно)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 06.05.2013, 16:06 | Сообщение # 233
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 47
- Мистер Снейп! Мистер Снейп! Нападение! Слава всевышнему, что я вас нашел…
Это Дурсль. Глаза выпучены, весь в поту, руки дрожат. Снейп брезгливо отстранился - пальцы завхоза уже хватали его за мантию.
- Говорите толком! Где нападение? На кого напали? В школе? Да не молчите вы, болван!
Вернон перехватил воздуха и выпалил:
- У лесного озера, что за хижиной Хагрида. Блекморы напали. Мне сказали - за вами бежать…
Снейп, не дослушав завхоза, ринулся вниз по лестнице. Неужели, несмотря на все предосторожности и предупреждения, нашлись придурки, которые расхаживают по ночам в Запретном лесу? Кара за глупость и самонадеянность может оказаться слишком жестокой.
Зельевар, как буря, промчался по вестибюлю, выскочил из замка и кинулся в сторону хижины Хагрида. Снега на земле уже не было: мокрая жухлая трава цеплялась за мантию и обдавала его мелкими холодными брызгами. Несмотря на позднее время, небо было еще светлым, и скопления птиц на нем не наблюдалось. Значит, нападение совершила одиночная тварь или совсем небольшая группа. И это давало шанс. Главное - скорее оказать первую помощь. Нужно было унести пострадавшего в замок и как можно быстрее вывести его из антимагического шока.
Снейп прекрасно осознавал собственную уязвимость перед блекморами, но у него в запасе была небольшая заготовка, которая потенциально могла отвлечь антимагических хищников, и дать возможность скрыться. В любом случае попытаться следовало.
Он слышал позади себя шумный топот завхоза и в данный момент был рад этому обстоятельству. Для магла блэкморы безопасны, если что.
Вот и заросли, окаймляющие лесное озеро. Тишина какая-то подозрительная. Нехорошая тишина.
Вот оно! Четыре тела распростерто на холодной земле. И рядом никого. Кто же послал к нему Дурсля и какого хрена завхоз тут делал? Впрочем, некогда. Нельзя медлить.
Снейп быстро наколдовал носилки и отлевитировал на них тела. Черт побери! Да им лет по тринадцать-четырнадцать, не больше. Одна – девчонка. На другом мальчишеском лице блеснули стекла очков. Впрочем, последний-то явно постарше - одетый в лохмотья мужчина, с настолько заросшей рожей, будто он лет десять не стригся и не брился. Дичают, однако, волшебники. Скоро на четвереньки встанут и кусаться начнут. Ну и сволочь же ты, Воландеморт! В кого же ты нас превращаешь, спрашивается. И главное, зачем?
На всякий случай он привязал всех четверых к носилкам магическими веревками. Всякое бывает. Некоторые при потере магии впадают в буйство, но сейчас их некогда успокаивать. Теперь - скорее в Хогвартс! Взмах палочки - и носилки поднялись в воздух. Снейп встал во главе скорбной колонны и заклинанием потащил ее за собой.
Вдруг резкий слепящий свет ударил его по глазам. Зельевар резко развернулся и угрожающе выставил вперед палочку. Носилки неторопливо проплывали мимо него на уровне пояса.
- Нокс! – выкрикнул зельевар.
Свет послушно вырубился, и наступившая тьма ударила по глазам гораздо эффективнее предыдущей иллюминации. Перед глазами полуослепшего мага закружились радужные пятна и огненные колеса. Не имея возможности что-либо рассмотреть и опасаясь нападения, он сделал шаг назад, запнулся за что-то и рухнул навзничь, беспомощно дрыгнув ногами в воздухе.
Внизу у озера на несколько мгновений послышалась невнятная возня, треск ломаемых ветвей, шуршание, голоса. В кустах раздались полузадушенные счастливые вопли:
- «Гарри Поттер и узник Азкабана». Кадр восемьдесят два, дубль один. Снято!!!
- Классно!
- Валим быстрее, пока он от силков не отцепился!
Барахтаясь в мокрой траве, Снейп успел заметить, как носилки, набирая скорость, влетели в распахнутые ворота замка и скрылись в глубине двора. Вслед за ними туда же проследовала небольшая стайка студентов с какими-то треногами и шестами в руках. Застывший неподалеку Дурсль вдруг схватился за голову и бегом припустил к хижине Хагрида.
Зельевар задохнулся от ярости. Опять его разыграли как мальчишку эти чокнутые кинематографисты с идиотом Криви во главе!
Он вскочил, но неведомая сила вновь дернула его за ноги, и Снейп опять покатился в мокрую траву. Поняв, наконец, что его держат какие-то гибкие стебли, он быстро отсек их заклинанием и ринулся к входу в замок.
«Нет, голубчики! Так легко вы от меня не уйдете!»
Зельевар ворвался в холл перед большим залом и быстро осмотрелся. Где-то примерно на уровне четвертого этажа стучали быстрые шаги, но тут внизу явно кто-то был. Оставили наблюдателя? Ну, сейчас он мне ответит «один за всех»! А потом посмотрим, рискнут ли они «все на одного»!
- Гоменум ревелио!
Невидимое крыло порыва ветра унеслось в дальний угол холла и вернулось оттуда с явственным стоном. Значит, соглядатай, в том углу? Чем бы его угостить? Снейп колебался лишь мгновение.
- Левикорпус!
И сразу в ответ вскрик человека, которого застали врасплох. Снейп зло улыбнулся. Его заклинание попало в цель! Еще даже не видя свою жертву, Снеп прекрасно представлял себе испуганное лицо, быстро краснеющее от прилива крови, судорожно болтающиеся в воздухе ноги, вытаращенные от страха глаза… Месть сладка! Пусть повисит. Из-за дальней колонны вдруг вылетел красный луч Ступефая и врезался в нишу с доспехами, которые сплющились от удара с кастрюльным грохотом.
Ого! Его пока еще невидимый противник пытается колдовать вверх ногами? Только этого не хватало. Еще и заорет, чего доброго, и ползамка перебудит.
- Экспелиармус! Силенцио!
Лишив плененного палочки и заткнув ему рот, зельевар осмотрел холл на предмет наличия других нарушителей порядка и не спеша прошел за колонны, чтобы полюбоваться видом пленника. Хорошо бы это оказался поганец Криви!
Действительность превзошла его самые смелые ожидания. За колоннами, схваченная за лодыжку изобретенным им когда-то заклинанием, извиваясь всем телом, с подолом мантии на голове висела представительница неопознанного факультета школы Хогвартс, а также одна из лучших воспитанниц обители Матери и прогульщица последнего занятия по ЗОТИ - студентка Шаннах!
- Ё-моё! – только и выдавил из себя незадачливый охотник за нарушителями. Его мгновенно бросило в пот и следом неприятно заныло ребро, сломанное пресловутым «Клювом цыпленка» пару недель назад.
- Что вы тут делаете, мадемуазель?
Губы Шаннах в ответ выразительно зашевелились. Если бы зельевар владел искусством чтения по губам, то узнал бы о себе и о своих предках много нового. Начиная от происхождения и заканчивая их сексуальными предпочтениями всех цветов и оттенков.
- Либеракорпус! – опомнился, наконец, Снейп, сообразив, что является невольным созерцателем того, что у женщин обычно скрыто под мантией и предназначается для мужских глаз только в строго определенных и, как правило, несколько более интимных обстоятельствах. От смущения он забыл добавить Амортизирующие чары, и девушка весьма чувствительно шлепнулась на пол.
Зельевар автоматически сделал несколько шагов назад. Он уже проклял тот час, когда вспомнил об этом долбаном дежурстве. Лучше бы спал сейчас и видел десятый сон вместо этого бесконечного кошмара. Кстати, видимо, придется дежурство прервать, а то эта девчонка сейчас устроит с ним дуэль до смерти. И это - в лучшем случае.
Зельевар с опаской наблюдал, как Шаннах с перекошенным и побагровевшим лицом поднимается на ноги. Черт! Он же забыл снять с нее заклинание немоты.
- Фините! – пробормотал он и тут же поспешил добавить. – Мадемуазель, только не шумите. Люди в замке спят, и не имеют никакого отношения к этому инциденту. Я приношу вам официальные извинения…
Лицо бывшей послушницы медленно приобретало естественную окраску.
- Палочку! – потребовала она категорически.
- Утром! – поспешно отказал Снейп. – Я передам ее директрисе Макгонагалл. Пусть она разбирается, что вы делаете по ночам в коридорах Хогвартса.
- Палочку! – Шаннах медленно надвигалась на зельевара, сжимая руки в кулаки.
Если бы перед ним была какая-нибудь другая девушка, то поводов для волнения не было никаких. Но с этими беспощадными кулачками, извергающими ударную магию, Снейп уже был знаком. Поэтому он снова попятился и крепче сжал палочку, не желая получить еще одно ребро, требующее болезненного ремонта.
- Утром! – непреклонно повторил зельевар.
И в этот момент девушка, изогнувшись, как кошка, прыгнула на него, выбрасывая вперед правую руку.
- Протего!
Сказался стресс, и заклинание получилось чересчур мощным. Девушку отшвырнуло в сторону, как тряпичную куклу, а черная молния, вырвавшаяся из ее руки, попала в потолок и вдребезги разнесла огромную люстру. Сверху на Снейпа и Шаннах обрушился водопад хрустальных осколков и бронзовых обломков. На их счастье, люстру разнесло почти в пыль, и крупных фрагментов не было. Кратко вспыхнула в воздухе семихвостая радуга и погасла. Холл погрузился во мрак.
Шаннах замерла. Перед ее внутренним взором продолжала сиять уже другая радуга - там над акведуком через пропасть в подземелье эльфов. И ее взор ласкала сияющая Чаша, вливающая в нее все, чего ей не хватало для жизни в мире волшебников…
Она вспомнила! Она, наконец, поняла, что так тревожит и волнует ее при каждой встрече с вечно мрачным зельеваром. Она знает этого «кондора». Знает! Шаннах поднялась с пола. Где-то недалеко от него стоял этот странный и внешне непривлекательный мужчина, которого еще несколько минут назад она хотела разорвать на части. Загрызть. Переломать все ребра. Расцарапать кожу до мяса. Стереть с его лица холодное и высокомерное выражение. Вырвать стон боли из этих твердых губ. Заставить заплатить за ее унижение своим.
И так некстати полыхнула эта радуга. А может быть в этом мире нет случайностей и все происходит в свое время? Так ведь тоже может быть. Куда вдруг ушла ее ненависть? Во что она трансформировалась? Не могла же она просто исчезнуть? Так не бывает! Ее энергия осталась. Она бурлит в жилах и требует выхода, но ярость в душе молчит. И еще что-то молчит. Пока молчит. Что-то огромное и тревожное, что притаилось в груди - где-то под сердцем…
Шаннах шагнула вперед. Ее магия вырвалась огромной птицей и накрыла своими невидимыми крыльями их обоих.
Снейп был ошеломлен происходящим. Сколько нелепостей он уже нагромоздил сегодня. Какой, право, длинный день и сумбурная бесконечная ночь. Надо зажечь Люмос и посмотреть, не поранило ли студентку осколками злополучной люстры.
Но он почему-то медлил. Руки сделались ватными, а ноги словно приросли к полу. В тоже время пульс бившейся рядом с ним мысли, наконец, достиг цели и опытный легилимент ощутил ее. Семихвостая радуга стала ключом и кодом, который без спроса настроил его на эмоции Шаннах.
Она думала о нем.
«Что такое? – беспомощно мелькнуло у него в голове. – Что за бред?»
Совсем рядом с ним в мозгу этой загадочной девушки шла напряженная работа. Она лепила его образ. Снейп почувствовал себя так, словно его, как детский конструктор, развалили на отдельные кубики, а теперь вдумчиво собирают. Или раздели донага и прикидывают, какой набор одежды пойдет ему лучше всего. Редингот охотника на лис? Ермолка академика? Шутовской колпак? Маска палача? Бр-р-р… Да что же это она делает? И зачем? Надо это прекратить.
Снейп машинально шагнул вперед.
Шаннах пропускала через себя все, что знала об этом человеке. А знала она неожиданно много. Но раскладывая эти знания, как штрихи на портрете, она все глубже проникала в ту часть души «кондора», в которую он никогда и никого не пускал.
«Одаренный юноша из бедной и, видимо, неполноценной по меркам здешнего мира, семьи. Стремление быть любимым, наталкивающееся на равнодушие и насмешки окружающих. Глухое озлобление и любовь, беспощадно усеченная до стремления к мести. Пустыня в душе, иссушенная жаждой возвысится над судьбой. Ужас потерь и горечь предательств. И своих, и чужих. Остывший шлак надежд, спекшийся броней там, где раньше было сердце. Жесткая кольчуга из драконьей шкуры поверх души. И каждая ее чешуйка - как засохшая слеза невостребованной нежности».
И зияли в этой пугающей и уродливой защите две темные пробоины. Темно-темно-красные. Как запекшаяся кровь. Как незарубцевавшиеся раны на душе. Как единственные лазейки под тусклую броню, отлитую из холодного цинизма и равнодушия. Ей обязательно надо заглянуть в них. Иначе все напрасно!
Что напрасно и почему? Такие вопросы она себе уже не пыталась задавать, а просто сделала еще один шаг вперед.
Снейп почувствовал, что собирая его образ, девушка перебрала почти все. Осталось только самое личное и самое запретное. Он запаниковал. Нельзя никого пускать туда, куда он сам боится заглядывать! Как там это было во времена работы шпионом у Темного Лорда? Экспресс-очистка сознания! Закрыться от всех и вся! Великий Мерлин! У него не выходит. Он не может закрыть самые сокровенные воспоминания и чувства от девчонки, которая даже не знает слова «легилименция»! Боже, как бережно она касается этих тяжких ран в его памяти. Ласковая убийца… Что же происходит?
Впрочем, лучше ужасный конец, чем ужас без конца!
«Смотри, соплячка, может ты поймешь, что такое настоящая боль? Но знай, что тебе потом не избежать стирания памяти. Когда это наваждение закончится, разговор будет коротким…»
Он качнулся вперед и сам шагнул ей навстречу.
Шаннах словно коснулась раскаленного металла. Великая Матерь, что это? Казалось, в ее руках билось обнаженное сердце «кондора».
«И он носит в себе такую боль? – ужаснулась она. - Это же невозможно вынести. За что он обрек себя на такие страдания?»
Острая боль пронзила ее. Ее магия стремительно слабела. Уже теряя сознание, она почувствовала на своих плечах жесткие и холодные пальцы зельевара.
«Кондор схватил свою жертву», - улыбнулась она про себя и лишилась чувств…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 06.05.2013, 21:29 | Сообщение # 234
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 48
Гарольд очнулся от солнечного луча, который нескромно проник в щелку между тяжелыми портьерами.
Странно. Окно было занавешено на совесть. Луна настаивала на полумраке в комнате, пока не заживут его обожженные глаза. Зажмурившись, он захлопал по столику рукой в поисках палочки, чтобы задернуть штору.
- Свет мешает, Поттер?
Гарольд немедленно вскинулся на звук этого высокого и холодного голоса.
- Кто здесь? – но он уже знал, кто.
Ругая себя за беспечность, Поттер повернулся в сторону незваного гостя и недобро уставился на него. Том Реддл сидел в том кресле, где обычно, свернувшись калачиком, спала Луна. Сейчас девушки нигде не было видно.
- Не дергайся! Если бы я пришел сюда, чтобы убить, то я бы уже убил. И тебя не защитили бы твои родовые кольчуги, надень ты их даже одну на другую. Родовые артефакты - это здорово, но они не всемогущи.
Том откинулся на спинку кресла. Обе палочки Гарольда лежали рядом с ним на подлокотнике, и можно было попробовать призвать их невербально, но было очевидно, что ожившая ментальность Темного Лорда успеет ударить раньше.
- Зачем пожаловал? – Поттер скрипнул зубами и решил играть по правилам врага. Тем более, что ему больше ничего не оставалось.
- Поговорить. Посоветоваться по важным вопросам. Мы все же не чужие люди, - нагло ухмыльнулся Реддл. - К тому же надо обсудить мои условия.
- Ты можешь ставить мне условия? – поднял брови Гарольд.
- Думаю, что могу. Я, видишь ли, предусмотрителен и не понадеялся на твою благодарность. Поэтому твоя девушка, пока мы не договоримся, погостит у меня.
Поттер весь побелел от ярости. Этот урод украл Луну? Тварюга!
Том легко угадал намерения противника и поспешил добавить.
- Эй! Так дела не делают. Даже если мне не повезет сегодня, то ее дела будут совсем плохи. И поверь, что в данный момент ей ничего не грозит, несмотря на ее длинный язык и нахальное поведение.
Луна нахально ведет себя в плену? Странно. Впрочем, дементор знает, что этот урод считает нахальством.
- Моего домовика тоже ты украл?
- Домовика? Поттер, ты таскаешь прислугу даже в дальние походы? Ты просто законченный сибарит. Я не нуждаюсь в домовиках, поэтому разбирайся сам, куда он от тебя сбежал.
Значит, Добби не у него, понял Гарольд. Не похоже, чтобы Реддл врал. Но тогда получается, что он не знает о роли эльфов-ретропатов во всей этой истории. Значит, Фламель ему не сказал. Что вполне естественно. Зачем сообщать такую важную информацию столь опасному и непредсказуемому союзнику?
- А где твои благодетели, Том? Сбежали, а тебя оставили здесь? Ты что, не оправдал их ожиданий?
Однако мальчишка Поттер стал остер на язык. Но, как понял Реддл, о Директоре он ничего не знает.
- Как раз об этом я и хотел поговорить. Это одно из моих условий.
- Хочешь вернуться в магическую Британию?
- Именно. И заметь, что мы можем договориться таким образом, чтобы в дальнейшем не пересекаться и не мешать друг другу.
- Ты убил моих родителей, - сдерживая гнев, напомнил Гарольд.
- А ты убил меня, - легко возразил Том, - значит - мы квиты.
- Они мертвы, а ты жив! – закричал Поттер, вскочив на ноги.
- Я не виноват, что они не наделали себе хоркруксов! Каждый должен сам беспокоиться о своей безопасности. Война есть война.
Поттер онемел. Ну просто исключительная наглость и цинизм. И все же, настоящий Воландеморт должен был вести себя совсем по-другому. Прежний Реддл и не подумал бы вступать в переговоры, и тем более - что-то предлагать сам. Что-то с ним было не так.
- Ты помнишь наш последний поединок? То, что я сказал тебе тогда?
- Нет. Я не могу этого помнить.
- Почему?
- Знания хозяина на момент гибели присоединяются к хоркруксу во время инициализации. Но мы слишком далеко от нашего мира и этой части памяти я не получил.
Несколько мгновений Гарольд осмысливал услышанное.
- А откуда тогда тебе известно, что и как происходило?
- Меня снабдили необходимой информацией и копиями воспоминаний. Но полную память я обрету, лишь когда вернусь в свой мир.
Поттер искривил губы в усмешке.
- А твои благодетели не сообщили тебе, что в их руках было два хоркрукса?
Глаза Реддла вспыхнули недобрым огнем.
- Придет время, и я получу ответы на все свои вопросы, - надменно бросил он.
- Вот теперь похож! – констатировал Гарольд.
Реддл негодующе фыркнул.
- Короче, Поттер. У меня два условия. Ты помогаешь мне вернуться в магическую Британию. И ты возвращаешь мне мой хоркрукс. Я знаю, что он у тебя есть. Только на этих условиях я верну тебе твою подружку целой и невредимой. Если попробуешь хитрить – получишь ее голову, привязанную за каштановые кудри к хвосту ишака. На раздумья тебе даю три дня. Искать меня не надо. Я сам приду за ответом.
Реддл встал. Палочки Гарольда остались лежать на подлокотнике.
- Как ты сюда попал? – мрачно спросил Гарольд.
- Неважно. Никто, кроме меня, не знает этой дороги. У тебя три дня, Поттер!
Реддл крутанулся на месте и беззвучно аппарировал. Лучший ученик Хогвартса, как-никак. Сволочь красноглазая!
Гарольд, прихрамывая, подошел к креслу и забрал обе палочки, к которым незваный гость, видимо, так и не рискнул прикоснуться. Что с его стороны было весьма разумно. Родовая магия не потерпит чужих, и тем более, враждебных рук. Потом он распахнул штору и осмотрел противоаппарационный щит. Тот был цел. Значит, Реддл аппарировал в пределах территории храма, а уже оттуда каким-то тайным путем покинул его. Так он и пришел сюда в обход всех охранных чар и щитов. Теперь надо искать этот тайный путь. И что он там еще плел про каштановые кудри на жопе у осла? Луна ведь блондинка.
За дверью раздались голоса людей, среди которых он с облегчением узнал голос своей девушки. Но чувство облегчения было недолгим. Поттер тут же хлопнул себя ладонью по лбу и досадой воскликнул:
- Грейнджер! Этот урод украл Гермиону!
* * *
Снейп со злостью захлопнул ногой дверь, прошел к дивану и довольно небрежно сгрузил на него Шаннах. Девушка все еще была без сознания. Зельевар в раздражении забегал по комнате, выуживая из шкафчиков и ящиков стола пузырьки и фиолы с разноцветными жидкостями.
Добби, ночевавший в углу в коробке из-под плазменной панели «Филипс», с недоумением наблюдал за ним.
- Добби, хватит пялиться. Марш в спальню Поттера и чтобы я тебя здесь не видел и не слышал!
- Но как же Чаша, господин?
- Я сам посторожу. Вали отсюда.
Добби умиленно покивал головой.
- Как Добби растроган. Господин разрешил поспать. А что с госпожой?
- Ты еще здесь? – злобно рявкнул на него Снейп, и домовик поспешно щелкнул пальцами.
Добби исчез. Зельевар в изнеможении рухнул на стул и уронил голову на руки.
Происходящее не лезло ни в какие ворота. Все было настолько бредово и неправильно, что в подобной ситуации самым приятным исходом было бы просто проснуться в холодном поту.
Вся эта невозможная сцена в холле замка. Это беспримерное по наглости и беспардонности вторжение в самые потаенные уголки его души. Этот липкий холод, сменяющийся сухим жаром, которые попеременно окатывают его с головы до ног…
С этим надо было что-то делать. Причем - немедленно.
Снейп выбрал из кучи склянок, небрежно накиданных им на стол, одну из запаянных реторт и уставился на нее. В сложившейся ситуации это был самый правильный выход. Стереть ей память об этой ночи. И себе стереть память. Чтобы не саднили старые раны, открывшиеся при первом же прикосновении. Чтобы не испытывать мучительный стыд и не менее мучительную тоску по несбывшемуся. Чтобы можно было жить дальше, а не извиваться от вечной боли…
Да. Это будет самым правильным. Только не стереть, а уничтожить. Совсем.
Неожиданно он подумал о Гарольде. Тот тоже уничтожил кусок своей памяти. Неумело и варварски - как обычно. А ведь существуют и более изощренные способы. И сейчас в его руках один из них. Яд Забвения в смеси с эликсиром Покоя. Два глотка - и очнешься утром со звенящей пустотой в душе, из которой удалили боль… или вырезали сердце… Что хуже? Терпеть боль или жить без сердца? В молодости он так и не решился на подобный шаг. Слишком сильна была в душе надежда на чудо. Сейчас этой надежды нет. А жить с вечной болью он больше не намерен.
Только вот девчонка. Впрочем, что ей-то будет? Ей это пойло не понадобится. Отделается стандартным Обливиэйтом. Одним блоком воспоминаний в ее подсознании станет больше. И вряд ли Поттер вновь рискнет копаться в ее голове. Он уже там и так наделал дел, судя по рассказам Добби. А если полезет туда вновь, то для него и так не секрет, что Снейп любил его мать. Любил… Любил – погубил.
Зельевар тяжело поднялся, повернулся к дивану и вздрогнул от неожиданности. Шаннах стояла прямо перед ним. Когда она успела встать и так тихо приблизиться - можно было лишь гадать.
- Э-э-э… - все мысли испарились из головы Снейпа, когда он увидел перед собой сияющие глаза девушки.
Шаннах мягко, но настойчиво вытащила из его судорожно сжатых пальцев реторту с рубиновой жидкостью и швырнула ее в стену.
- Не смей, - прошептала она, - не смей признавать свое поражение. Кондоры не проигрывают… Я заберу твою боль. Отдай.
Снейп не понимая, что делает, коснулся ладонями ее волос и отозвался внезапно севшим голосом:
- Зачем она тебе? Это только мое… это… только…
- Ты отдашь, - спокойно прошептала Шаннах. Она не спрашивала, она утверждала. Она была спокойна и решительна. Она знала, что сейчас произойдет, и чувствовала, что готова к этому. И была уверена, что первый шаг должна сделать сама, иначе этот раненный в сердце хищник никогда уже не распахнет свои гордые крылья…
Мантия скользнула с ее плеч на пол.
- Что ты делаешь? – Снейп цеплялся остатками сознания за ускользающую реальность. Она – юная девушка. Чужестранка без единого близкого человека в этом мире. Он – потрепанный жизнью взрослый мужчина с обожженной и засохшей душой. Это неправильно. Так нельзя.
Шаннах словно услышала его сумбурные и почти панические мысли. Он готов был оттолкнуть ее, и этого нельзя было допустить. Девушка тихо рассмеялась.
- Можно потрогать твой нос? – и, не дожидаясь ответа, она обвила одной рукой его шею, провела прохладными подушечками пальцев по его лбу, по бледной щеке, коснулась губ и приподнялась на цыпочках. – Я давно хотела это сделать.
Эта трогательная нелепость в один миг покончила с решительным намерением Снейпа немедленно завершить эту сцену. Голова у него пошла кругом, а сердце бешено застучало. Его руки, казалось, сами обхватили девушку за плечи и притянули поближе.
- Великий Мерлин, что мы делаем? - выдохнул он потрясенно.
Их губы разделяло лишь несколько дюймов. А дыхание уже смешалось. Сияющие, как звезды, глаза Шаннах становились все ближе и ярче, пока он весь не утонул в этом нереальном свете. И тогда их губы соприкоснулись.
Робко и осторожно, словно нащупывая тропинку друг к другу, они слились в первом поцелуе. В сердце Снейпа хлынул жар юной души, вскрывая тайники нерастраченной нежности и ласки. Томительное желание заструилось по его жилам, отменяя все здравые и рациональные мысли, которые были неуместны сейчас, как кляп тому, кто хочет вздохнуть полной грудью. И кондор, наконец, расправил свои огромные крылья…
Чаша, скрытая под защитным колпаком, слабо засветилась. Время понеслось вскачь, подстегивая сердца жаждой взаимного обладания, и притормозило лишь раз, когда двое уже прильнули друг к другу, освободив свои тела от ненужной сейчас одежды, и его хищный нос уже нависал над ее нежной грудью. В этот момент девушка слегка вздрогнула, и Снейп почувствовал это.
- Ты боишься чего-то? Может быть, боли? Так я могу… – хрипло прошептал он.
- Нет, - перебила она его тоже шепотом, - скорее какой-то перемены в жизни. Все будет не так, как раньше… Но я сама хочу этого. Я сама так решила. Я твоя, мой хищник… я твоя…
И Северус вошел в нее с такой нежностью, какой никогда за собой не знал. И даже не считал себя способным на нее.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 11.05.2013, 20:20 | Сообщение # 235
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 49
Истекали третьи сутки ультиматума Реддла.
Гарольд отбросил в неряшливую кучу бумаг последний пергамент и с хрустом потянулся. Распотрошенный тюк с записями, захваченными им из Хогвартса в поход, валялся под ногами, отсвечивая серой джутовой подкладкой.
- Ну, вот и все. Больше ничего полезного я уже не узнаю.
Поттер отбросил мешок ногой и прошелся по комнате. Он ждал Реддла. Во всех переходах, дверях и нишах притаились охранные чары, следилки, оповещалки и прочая сигнальная дребедень. Гарольд поднял перчатку, брошенную Томом, и, не сумев найти его тайный путь в храм, хотя бы обезопасил себя от внезапного нашествия.
От дальних дверей донесся удар гонга. Потом тревожно свистнула следилка на балконе и басовито отозвалась лопнувшая струна охранных чар в переходе из смотровой башенки.
- Ладно! Вижу, меня здесь ждали, - недобро улыбнулся Реддл, появившись прямо посреди залы.
Обе палочки Гарольда уже смотрели на него.
- Это пустое! Твоя девчонка передает тебе привет, просит плюнуть на ее судьбу и не уступать злодею, - Том прошел и непринужденно рухнул в уже знакомое кресло, - но я прекрасно понимаю, что ты этого не сделаешь. Поэтому я снова здесь и меня не смутило даже то, что я обнаружен твоими чарами.
- Похвальная самоуверенность. Других сюрпризов ты не боишься?
- Ввиду полного отсутствия у меня друзей и родственников, если не считать тебя таковым, то мне совершенно нечего терять, мистер Герой. Получается, что бояться мне нечего, так как нечего терять, а обрести я могу весь мир!
- Прямо-таки весь?
- Ну за исключением того кусочка, который придется оставить тебе, Поттер.
- А когда ты успел записать меня в родственники?
- Ну, это, разумеется, натяжка. К славному роду Салазара Слизерина твой род и род Блэков никакого отношения не имеют, но ты имел честь носить мой хоркрукс, что позволяет приравнять тебя к дальнему бедному родственнику! Ха-ха!
Гарольд подвигал кожей на лбу. Язвительно-веселая модификация Темного Лорда сбивала его с толку, потому что вызывала невольную симпатию. Чем-то он напоминал ему близнецов… хм… если бы те отсидели в Азкабане лет двадцать.
- Боюсь тебя разочаровать, но у Салазара Слизерина не осталось кровной родни.
Добродушное выражение слетело с лица Реддла, как сухой лист в грозу.
- Что ты несешь?
- Это не я. Это Дамблдор.
- И ты ему поверил?
- Он представил доказательства.
- Бред!
Гарольд улыбнулся. Ненадолго же хватило благодушия у Реддла. А то прямо рубаха-парень, а не Темный Лорд.
- Ну что ты надумал? – покривившись, спросил Том. Он был разгневан, но вынуждал себя сдерживаться.
- Я решил выполнить твои условия. Мы принесем друг другу Непреложный обет, усиленный еще парой клятв и вместе поведем колонну выходцев из Британии в обратную дорогу.
- Ты даже не спрашиваешь меня, согласен ли я на это? – раздувая ноздри, прошипел Том. – Зачем мне твои лавочники и маглы?
- Ты же понимаешь, что мои уступки имеют определенный предел, который даже судьба Гермионы не заставит меня перейти!
Ответ Гарольда был не просто жестким. Он обрушил все надежды Тома на то, что он и дальше сможет манипулировать Поттером.
«Торг окончен, я принял твои условия, теперь принимай мои».
Поняв это, Реддл сморщился, но ничего не сказал. Правильно оценив его молчание, Гарольд вытащил из стопки исписанный пергамент и отлевитировал его новоявленному напарнику.
- Что это? Текст клятвы? – Том взял листок и погрузился в чтение.
- Хм. Растешь, родственничек. Почти все учел. Я бы добавил сюда еще строку насчет удушения дымом. И фраза о любом ментальном вреде нуждается в уточнении.
- Вот и займись. Тебе перо наколдовать?
Реддл лишь отмахнулся и принялся вносить дополнения в документ.
* * *
- Я не могу освободить тебя, Гермиона. Ты же слышала, что если я коснусь веревки - топор упадет тебе на голову.
Алия с притворно-расстроенным выражением лица, стояла перед ложем, на котором была привязана девушка. Большой острый топор парил в какой-то паре футов над ее горлом.
- Как вас угораздило привести к себе именно это чудовище? – с тихим бешенством спросила Гермиона.
За все время плена ей всего второй раз довелось разговаривать со старшей жрицей храма. Первая их беседа, мягко выражаясь, не получилась. Гермиона еще не осознала своего положения, и только кричала, требуя себя немедленно освободить. Сегодня, когда Реддл ушел, она повела себя более разумно. Нужно было понять роль Алии во всей этой истории.
- Ты еще молодая. Тебе не понять, - задумчиво улыбнулась старшая жрица, - он сильный мужчина. Твердый, жестокий, властный и, как выяснилось, ненасытный.
Гермиона с недоверием и отвращением глядела на почти счастливое лицо этой суровой женщины.
- Когда тебе уже под сорок, и вдруг неожиданно рушится цикл, а ты вдобавок остаешься единственной, кто увернулся от материнской Силы… Знаешь, что происходит между циклами? – женщина с каким-то маниакальным восторгом смотрела перед собой. - Это когда падают все табу и запреты, и десятки, сотни женщин выбирают себе самцов, но только одна из них может понести двойню, начинающую новый цикл жизни! Именно она станет матерью нового Архонта и новой Хранительницы. А пока они растут – она единственный и величайший правитель этого мира! Ты понимаешь, что это такое? А когда, вопреки всем правилам, из ушедших властительниц уцелела ты одна, и тебе при этом ведомо тайное знание? Знание и умение выбрать! Разве от этого можно отказаться? – голос ее упал до шепота.
Гермиона начала понимать. Эта хитрая жрица уклонилась от участия в битве и хочет стать главой новой династии. И в качестве отца будущих властителей она выбрала Темного Лорда! Грейнджер содрогнулась.
- А ты, если все хорошо закончится, забери отсюда своего Поттера. Забери. Пока я надеялась только на дочь, он был здесь нужен. Но сейчас ей лучше не становится у меня на пути…
- Что вы такое говорите? Вы интригуете против Айрин? Против своей же дочери? Почему?
- Потому что она тоже может. Я передала ей то самое знание… она тоже может. Забери своего козла, пока не поздно!
- А если поздно?
- Если поздно… - Алия думала вслух, - Если поздно, все равно забери. Я сама разберусь с дочерью, а твой здесь просто умрет ни за что.
- Он неуязвим!
- Не для яда, милая моя, не для яда. Перед ядом все равны, включая героев. Поняла?
Глядя в безумные глаза старшей жрицы, Гермиона, похолодев от ужаса, лишь молча кивнула головой.
- Вот и умница.
Фыркнуло ветром. Том Реддл вернулся.
- Ну что, мадемуазель. Хоть вы и убеждали меня, что не являетесь девушкой Поттера, он, тем не менее, выкупил вас у меня. И через несколько дней мы одной дружной семьей возвращаемся в магическую Британию!
Гермиона зажмурилась от досады. Из-за ее беспечности Поттер пошел на сделку с этим мерзавцем.
- Вставай. Нечего разлеживаться. Иди в храм. Дорогу сама найдешь.
Девушка, сгорая от стыда и злости, вышла из дома, растирая запястья, онемевшие от веревок.
Реддл мгновенно забыл о соплячке и повернулся к жрице.
- Алия, ты пойдешь со мной?
- Нет, господин мой, в твоих краях достаточно женщин, достойных тебя больше, чем я. Мне лучше остаться в своем мире.
- Хм. Может быть ты и права. Какую награду ты хочешь?
- Господин уже наградил меня, - Алия низко склонилась перед Томом Реддлом, пряча от него торжествующую улыбку.
* * *
Снейп открыл глаза и несколько мгновений не мог понять, где он находится. Под утро ему приснился перрон Хогвартс-экспресса и он сам, высматривающий кого-то, смешно вытянув шею. А разбудило покалывание в затекшей руке: к утру кровать уже вернулась к первоначальной ширине, или, сказать точнее, к первоначальной узости. Наложенное впопыхах заклятие рассеялось, и аскетичное ложе стало слишком тесно для двоих.
Шаннах плотно прижалась к нему спиной, ее волосы рассыпались по подушке, а несколько прядей упали на лицо и забавно шевелились в такт дыханию.
Зельевар с некоторым удивлением обнаружил в себе вместо полноценного зверя по имени Совесть лишь легкие угрызения, и занялся высвобождением затекшей конечности. Потревоженная Шаннах глубоко вздохнула, фыркнула, как кошка и повернулась к нему. И он на мгновение прикрыл глаза, не решаясь сразу встретиться с ней взглядом. Но в следующий миг устыдился своего малодушия…
Не-е-е-ет! Только не это. Снейпа практически сдуло с кровати и навзничь опрокинуло на жесткий каменный пол.
Кажется, он даже кричал. Кажется, одной рукой пытался нашарить на столе свою палочку, а второй – одним махом собрать разбросанную на полу одежду, отчаянно желая и не имея сил не смотреть на Шаннах. А она в ужасе застыла на кровати, судорожно прижимая к себе скомканную простынь.
И когда дверь комнаты сорвало с петель и буквально впечатало в стену, Снейп с неожиданным спокойствием понял, что время завтрака уже давно прошло, а вчера он не наложил ставшие привычными охранные чары. Не до того было.
* * *
- Мистер Снейп! Как все это понимать?
Сказать, что Минерва Макгонагал была нелюбезна – это ничего не сказать. Директриса Хогвартса была вне себя от возмущения и глаза ее метали если не молнии, то искры – точно. За ее спиной, как за бруствером, укрылись профессор Флитвик и мадам Помфри. И если первый разглядывал зельевара с выражением легкой иронии на лице, то взгляд второй излучал тяжелые волны брезгливого гнева.
- Сначала у нас пропадает ученица. Затем вы не появляетесь на завтраке и не отвечаете на сигналы Сквозного зеркала. Что мы должны были подумать в такой ситуации, скажите на милость? И вот мы обнаруживаем вас… В таком виде. И ее. В ТАКОМ виде. Это ваша работа, мистер Снейп? Вы что, совсем рехнулись?
Он молча кивнул в ответ. Рехнулся. Совсем, Минерва права. Но не мог же он прямо в процессе (какое отвратительное слово!), без палочки, невербально… И вот так…
Флитвик и Помфри осуждающе вздохнули в унисон.
- А куда подевалась ее маска? – Флитвик уже взял в себя в руки и в нем явно просыпался исследователь.
- Маска исчезла сразу, как только… ну, как только это все между нами произошло, - с трудом заставил выговорить себя Снейп, стараясь не смотреть на Шаннах, которая съежилась под пронзающими взглядами преподавательского состава Хогвартса. Следы на постели являли вполне отчетливую картину того, что и как именно произошло.
Казалось, Минерва впала в ступор. Видимо, в ее понимании какие-то концы с не сходились другими концами.
- То, что вы сотворили, мистер Снейп, не укладывается ни в какие ворота. Но я еще раз вас спрашиваю, когда и зачем вы наложили на нее чары, которые так изменили ее внешность? Не считаете же вы, что у меня уже наступил склероз?
- Да я сам… Как-то… - где-то за грудиной у Снейпа предательски закололо, а в голове, наоборот, удивительным образом прояснилось.
«Поттер! Поттер, кривой дементор, что же это ты натворил? И, главное, зачем?»
Минерва со стоном и рухнула в кресло, словно ей ноги подрубили. Флитвик пискнул. Помфри охнула. Ну, прямо трио а-капелла!
- Так-так-так-так-так-так-так! – ошеломленно пробормотала Макгонагалл. – Двести лет в школе не случалось ничего подобного! Вас надо занести на скрижали Зала Славы, мистер Снейп! Я и представить себе не могла, что вы такой бабник!
Мадам Помфри и Флитвик непонимающе переглянулись.
«Ничего, скоро поймете».
- И извращенец, - с горечью закончила Минерва.
Зельевар мученически поднял глаза вверх. Ему было просто нечего ответить. Шок постепенно проходил и сменялся жалостью к Шаннах, которую на протяжении всего разговора бесцеремонно разглядывали, как препарат в банке, и глухой тоской, заставлявшей сердце пропускать удары.
- Я не представляю, Северус, что скажет Гарольд, если вернется?
- Минерва, верите вы мне или нет, но я не накладывал никаких чар, - устало выдохнул Снейп, - я сам это все увидел за пару минут до того, как вы выломали мою дверь.
- Это легко проверить, - профессор Флитвик поднял палочку и, стараясь смотреть в сторону, подошел поближе к Шаннах, глаза которой постепенно наполнялись слезами. И куда подевалась ее хваленная воинственность?
- Специалис ревелио! - ленивое облачко окутало девушку, сгустилось и медленно растаяло. Никаких чар на ней не было. Снейп скрипнул зубами. В совпадения он не верил. Магконагал, видимо, тоже, поскольку она бросила на зельевара почти панический взгляд.
- Я поговорю с девушкой, когда она… Хм, позже… А теперь, мистер Снейп, приведите себя в порядок, вам пора на занятие в свой класс. Я надеюсь, вы еще помните о ваших обязанностях?
Слаженное трио почти бегом покинуло комнату. Однако Минерва на мгновение заглянула обратно:
- Шаннах, поднимайся и отправляйся в больничное крыло к мадам Помфри. Она будет тебя ждать. От занятий ты на сегодня освобождена… К-хм, ввиду обстоятельств…
Несколько секунд Снейп тщательно разглядывал повисшую на одной петле дверь, а затем глубоко вдохнул и повернулся к Шаннах. С большим трудом зельевару удалось подавить гневное желание схватить девушку за волосы, со всей силы ударить о стену и бить, бить до тех пор, пока она не рассыплется на мелкие зеркальные осколки и не истает белесым туманом, как и положено наваждению.
Но вместо этого он, наконец, поднялся с пола, с досадой отбросил в сторону измятую одежду, присел на край кровати и притянул к себе Шаннах, по щекам которой градом катились слезы.
- Ну не плачь, милая, не плачь, прошу тебя. Прости меня, пожалуйста… - эти слова он повторял про себя тысячу раз, но только сейчас смог произнести их вслух, - Я с тобой и все будет хорошо. Все будет хорошо…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ТронДата: Суббота, 11.05.2013, 21:42 | Сообщение # 236
Программа
Сообщений: 773
« 166 »
Хорошая глава)
Но неужто Гарольд вот так запросто сговорится с Риддлом? Ох, чувствую есть способ клятву обмануть smile
А во что такое обратилась Шаннах?
Что за неведому зверушку увидел зельевар? wacko
Даже версий мало: Лили? Беллатриса? Макгонагалл в юности? Трелани?



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
alexz105Дата: Суббота, 11.05.2013, 21:45 | Сообщение # 237
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Трон, а вдруг он увидел черты Поттера? Представляете? Женский вариант лица Поттера? Он же копался в ее голове и свои воспоминания ей грузил))))


Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ТронДата: Суббота, 11.05.2013, 21:49 | Сообщение # 238
Программа
Сообщений: 773
« 166 »
alexz105,
Цитата
Трон, а вдруг он увидел черты Поттера? Представляете? Женский вариант лица Поттера? Он же копался в ее голове и свои воспоминания ей грузил))))

Представляю surprised
Бррррр cry
Неудивительно что он с постели слетел...
Но еще страшнее, если это черты Тома Риддла или Волдеморта wink



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
alexz105Дата: Суббота, 18.05.2013, 15:14 | Сообщение # 239
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1616
« 556 »
Глава 50
Гарольд ни минуты не сомневался, что у Реддла есть тайный осведомитель или помощник в храме. Но какие меры безопасности не устанавливались, новоявленный красноглазый союзник неизменно возникал, как черт из табакерки. Так что вопрос тайного хода по-прежнему оставался открытым.
Конечно, нельзя сказать, что за несколько дней до выступления в обратную дорогу эта проблема была самой важной. Но из-за нее под подозрением оказались даже самые близкие.
И когда все версии, кроме предательства ближнего круга и существования тайного подземного хода, были отработаны, Гарольд вызвал к себе Айрин. Единственную оставшуюся из жриц или послушниц Матери в храме.
Остальные, подчиняясь зову магии Матери, разошлись по городу в поисках мужчин, достойных продолжить род. И только эта, едва оправившаяся от ран девушка, жила в Караульной башне под патронажем Гарри, который, видимо, окончательно определился с выбором подруги. Даже похищение Гермионы не поколебало его уверенности в том, что жгучая амазонка – это та женщина, которую он любит и желает.
Айрин тоже изменила отношение к нему. Было ли это влияние той непонятной силы, которая тут всем управляла, или повлияла преданность и внимательное отношение самого Гарри, сказать сложно. Факт оставался фактом. Айрин и Гарри стали совсем неразлучны, и это значит, что она теперь полноправный член команды и разделит участь отряда Поттера, который готовится к возвращению в Британию.
Это и определило форму разговора. Не допрос. Не дознание. Не очередная манипуляция. Просто беседа. И просьба о помощи, чего лукавить…
Айрин достаточно быстро поняла это и немного оттаяла. Поначалу она вообразила, что ее подозревают, но потом успокоилась, помялась для порядка и рассказала кое-что полезное.
Знаниями о тайных ходах и убежищах храма располагали только двое: Шамира и Алия. Любой другой, случайно или намеренно узнававший этот секрет, немедленно умерщвлялся.
Обе властительницы погибли в сражении у стен города. Но тайные знания смогут открыться лишь их преемнице, которая родит будущих властителей и начнет новый цикл.
Тут Гарольд перебил Айрин.
- Расскажи подробнее, что ты знаешь об этих ваших циклах.
Айрин пожала плечами и выложила чужеземцу схему завершения и начала циклов, подчеркнув, что никому не под силу вмешаться в этот ход вещей. Так как магический Огонь и Чаша, разнесенные по разным краям их мира, хранят этот непоколебимый порядок.
У Поттера разболелась голова. Еще вчера картина этого мира была достаточно простой, а сегодня опять усложнилась. То, что он принял за окончание этого бредового мироустройства, оказалось лишь запланированной паузой. И этот мир снова ждало разделение на две части: в одной снова сосредоточится вся власть женщин над мужчинами, а во второй будет безраздельно господствовать мужской произвол. И нет этому конца, если верить авторитетному заключению дочери старшей жрицы храма Матери, которой та в обход правил поведала некоторые тайны.
- Дементоры корявые! – выругался Поттер по старой памяти.
- Слушаю, господин! – невольно вызванный дементор уже парил над палочкой Блэков.
Холод от него был умеренный - видимо, выполняя приказ хозяина, он не решался подсасывать эмоции присутствующих.
Гарольд с сомнением покосился на него и вдруг оживился.
- Послушай, ты, раб лампы! Вы можете найти, откуда выползла та красная дрянь?
- Хм. Это неприятное задание.
- Отпущу полетать ночью, - небрежно заметил Поттер, - только без душевредительства.
- Это, конечно, была бы знатная награда, господин. А то в палочке мы не голодаем, но и не наедаемся. На консервах сидим!
- На чем? – Гарольд расхохотался.
- Души-то мы глотаем, а знания так и остаются в общем котле. Мы что понимаем, то и используем. Палочка нас подпитывает, а удовольствия никакого. Не голодаем - и ладно. Вот я и говорю…
- Ладно, понял. Давай о деле. Как искать будете?
- Ну как-как? Обыкновенно. По неприятному запаху.
- Вот как? – Гарольд задумался. – Неприятный запах. Была Любовь, да вся вышла. Остались экскременты. Боль потерь, ненависть, мщение. Я мстю и мстя моя страшна… А ведь все логично. Ищите! Прямо сейчас и отправляйтесь. Я хочу знать, откуда эта дрянь выползла и много ли ее еще там осталось. Если обнаружите тайные ходы в храм – запомните и покажете.
Темные тени дементоров одна за другой вынырнули из палочки и втянулись в отверстия каминов, печей и отдушин под потолком храмного зала.
- Страшные у тебя слуги, - Айрин почувствовала смертельную опасность, исходящую от этих существ, хотя и не поняла ее характер. Смутное воспоминание о пережитом страхе в башне Обители мелькнуло и исчезло.
- Ищешь Огонь? Сначала погадай на свою смерть!
Гарольд с интересом уставился на нее.
- Хм. А ты умница. Об Оракуле я совсем забыл. А ведь он может кое-что знать.
По лицу Айрин он понял, что попал в точку. Девушка дрогнула.
- Не трогай его. Он мне нужен.
- Уверяю тебя, что в магической Британии есть настоящие прорицатели. А у вас тут обычные шарлатаны. Вон, даже Драко кельтского друида изображал.
- Пользуйся сам своими прорицателями из Брутании. А мне здесь и Оракула достаточно!
- Что такое? Говори уж тогда до конца. Что это ты затеяла, Айрин?
- Когда вы уйдете, Оракул будет полезен мне, чтобы держать чернь в повиновении, пока вновь не соберутся отряды послушниц и жрицы не вернутся в храм. Это у вас там все умные и ученые, а у нас и распоротому брюху барана поверят, как светлой истине!
- Здорово! – так и сел Поттер. – А Гарри знает, что ты решила остаться? Ты чего молчала, милая? Это тебе игрушки, что ли?
Айрин вскочила. Была что-то трогательное в том, как она кинулась на защиту своего мира.
- Это у вас все просто! Пришли! Разрушили забавы ради! Нарушили привычный порядок вещей и заодно перебили кучу народа! Забавы героя от скуки! От нечего делать! И это все, чтобы спасти полторы сотни доходяг и оборванцев? У меня там мать погибла! Вы понимаете? Мать! А сколько всего там полегло? Кто считал?
- Мир ваш уродлив!
- Не тебе его судить! А чем твой мир так хорош, если в него половина твоих придурков возвращаться отказывается? Им бы впереди скакунов туда бежать, а они от тебя по бабам прячутся!
Вот тут она его уела. Половина - не половина, а почти четверть выявленных репатриантов действительно отказалась возвращаться. И логичного объяснения этому Поттер не находил. Бубнили чего-то о своих виноградниках, быках и овцах, и глаза отводили, как будто даже видеть его не хотели.
- Значит так, - Гарольд решил поставить точку в разговоре, - решила оставаться – твое право. Значит, знаешь, что и зачем делаешь. Но тогда изволь честно рассказать об этом Гарри. Нечего ему голову морочить.
- А Гарри знает…
- Вот как? Интересно, что он тебе сказал на это.
- Ничего он не говорил. Он остается со мной!
* * *
Очередное совещание с агентом спецслужбы проходило ночью. Небольшая авиетка высадила его со стороны дальней границы Запретного леса, где магия еще не очень сильно влияла на работу магловских приборов. Там уже ожидали близнецы в сопровождении кентавров.
Липовый Десмонд Джонс находился под впечатлением от скачки на кентавре, которого увидел живьем первый раз в жизни.
- М-да. Если древние греки на подобных существах катались, то им можно только позавидовать.
- Древние греки с ними в основном воевали, и завидовать тут нечему. Кентавроиды – очень опасные противники.
Снейп внимательно разглядывал суперагента. Тот выглядел собранным, подтянутым и энергичным. И тоже присматривался к зельевару.
- Я так понимаю, что газеты вы читали. Поэтому расскажу о том, чего в газетах найти нельзя. Моей службой проделана огромная работа. Задействованы все виды наблюдения наземного, воздушного и космического базирования. Даже радиолокация метеостанций и систем управления воздушным транспортом отслеживает скопление пернатых. Изучены сотни тысяч электронных изображений, полученных со спутников. Включая и весь период, предшествующий началу нападений.
- Есть результаты?
- Есть, но они требуют… э-э-э… ваших комментариев. Дело в том, что выявлены районы массового появления этих ваших пресловутых блэкморов.
- Здорово!
- Ничего здорового! Они появляются ниоткуда над морем. Ниоткуда! Фотографии идут одна за другой с интервалом пятьсот миллисекунд. Все чисто. Вдруг, бац! За пятьсот миллисекунд в воздухе материализуется три сотни пегих тварей с размахом крыльев пять футов каждая!
Снейп скривился, как от боли.
- Можно взглянуть?
Агент раскинул веером два десятка фотографий формата пять на восемь дюймов. Снейп и Ремус принялись внимательно разглядывать их.
- Это какое море?
- Северное море! Координаты на полях. Это просто водная пустыня на сотни миль вокруг. Ни одного островка! Прошу объяснить мне, что все это значит.
- Как вы думаете, Северус? – Люпин был взволнован. Снейп предостерегающе двинул бровью.
- Ну, так что? – поторопил Джонс.
- Нам нужно время, чтобы подумать над вашей информацией, - твердо заявил Снейп.
Суперагент скривился.
- Темните, коллеги. А зря. Недостаток информации не позволит мне проверить тот район. Ну хоть подскажите, что искать?
- Мы подумаем, - Снейп был непреклонен.
- Думайте! Только быстрее! Мне пора.
Близнецы кивнули и агент, коротко попрощавшись, вышел из кабинета Минервы Макгонагал.
Ремус вновь склонился над фотографиями со скоплениями черных точек, по своим очертаниям напоминающих кляксы.
- Ну? – поторопил он зельевара.
- Сомнений нет. Это Азкабан!
- А почему такая странная форма у стаи? В виде капли…
- Ремус! Они вылетают из-под защитного купола!
* * *
- Демельза! Чего ты так долго? Ну что, узнала?
Колин и Деннис буквально набросились на рыжеволосую девушку, стоило той переступить порог Выручай-комнаты.
- Ничего я не узнала, - сердито ответила та, - сами идите и узнавайте! Выставили меня дурой и еще торопят!
Последняя фраза подсказала братьям Криви, что кое-какую информацию их лазутчице раздобыть удалось.
- Ну ладно тебе, - примирительно завилял Колин, - ты же знаешь, что это мы для общего дела стараемся. Ты видела ее?
- Нет.
Стон разочарования вырвался у братьев. Столько надежд обрушило это короткое слово из трех букв!
- Но зато я кое-что слышала, - лукаво улыбнулась девушка Колину.
Она была влюблена в своего однокурсника, хоть и избегала его брата из-за излишней назойливости и въедливости.
- Молодец! – с чувством похвалил ее парень и тут же деловито добавил. – Выкладывай!
- Значит так! Ее поместили в отдельную палату и дверь зачаровали. За дверью занавеска. Даже когда открывается – ничего не видно. Еду ей носит сама Помфри и еще домовик, но я его не знаю. Преподаватели у нее уже все перебывали. Макгонагалл раз пять приходила. А как уходит, все всхлипывает и бормочет под нос: «Бедная девочка, бедная девочка!» Снейп несколько раз приходил. Глаза бешенные, по сторонам зыркает, а карманы флаконами набиты. Кажется, это его работа. Помфри постоянно его проклинает себе под нос, а за что - трудно разобрать. Гриффиндорка, говорит, ему понадобилась, змеенышу носатому. Видимо зелье какое-то не сработало или, наоборот, сработало слишком сильно или неправильно. Так что, получается, что внешность она поменяла на другую. Или свою вернула.
- Это мы уже слышали! Это все? – в голосе Криви прозвучало неподдельное разочарование.
- А вот и не все! – торжествующе улыбнулась Демельза. – Я подслушала разговор Помфри и Макгонагал и догадалась, кто там теперь у них в палате!
- Ну? Ну?
- Там Гермиона Грейнджер!
- Иди ты!
- Вот это да!
- Рассказывай скорее!
Все участники младшего отряда АД обступили Демельзу и жадно слушали ее рассказ.
- Смотрите сами. Макгонагал назвала ее маглорожденной. Это раз! Лучшая ученица школы. Это два! Роскошная грива волос. Это три! И главное! Подруга Поттера! Ну что, съели? А вы плели тут всякую чушь!
- Гермиона? Вот это да!
Все загалдели, перебивая друг друга. Новость и впрямь была сенсационная. «Выходит, она сумела вернуться назад!»
«Это ее в подземелье так изуродовало, что она маску носила, а тут колдомедики все поправили!»
«Идиоты вы, это ее неудачное Оборотное зелье Снейпа так изменило, потому и ругаются профессора со Снейпом!»
- Тишина! – заорал Криви, как на съемочной площадке.
Все утихли.
- Хватит орать! Осталось выяснить, действительно это сама Гермиона или ее внешность к кому-то прилепили? Прислушивайтесь к новостям и разговорам преподавателей. Главное, что она нам позарез нужна для съемок. Мы ее тогда из Больничного крыла просто украдем!
Эти слова были встречены одобрительным хохотом и дружными аплодисментами расшалившихся школьников.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
LordДата: Суббота, 18.05.2013, 17:40 | Сообщение # 240
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2736
« 178 »
Ох, нихихи себе! ОО
Цитата (alexz105)
Мы ее тогда из Больничного крыла просто украдем!

Их бы самих в Больничное крыло отправить, режиссеры фиговы.
Цитата (alexz105)
- Ничего он не говорил. Он остается со мной!

Вот это удар! Но, зная Вас, вряд ли это окончательный расклад, ситуация изменится еще раз пятьдесят. biggrin



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Отражённый блеск (R, ГП/ЛЛ, СС, ГГ, ДМ, НЖП, НМП, AU, ООС, макси)
Поиск: