Армия Запретного леса

Вторник, 27.10.2020, 12:26
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » И все заверте... (добавлена Глава 50 от 12.11.2014) (PG-13, AU, Humor, Миди, Закончен)
И все заверте... (добавлена Глава 50 от 12.11.2014)
Al123potДата: Суббота, 27.09.2014, 18:28 | Сообщение # 1
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Автор: Заязочка
Бета: М@РиЯ
Пейринг: Гарри Поттер, Николас Фламель, Неизвестный Персонаж, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU/Humor
Размер: Миди
Статус: Закончен
События: Второй курс, Летом, Не в Англии, Тайный план Дамблдора
Саммари: Гарри Поттер был добрым и совестливым мальчиком. Он очень переживал из-за того, что пришлось уничтожить Философский камень. Гарри не выдержал и написал Николасу Фламмелю письмо с извинениями. И все заверте...
Предупреждение: AU, ООС, местами вынос мозга.
Разрешение на выкладку: Получено

И все заверте....fb2




"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Среда, 12.11.2014, 13:06
 
Al123potДата: Суббота, 27.09.2014, 18:33 | Сообщение # 2
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 1.

Темная фигура корчилась в пламени. Страшный нечеловеческий крик многократно отражался от высоких сводов старинного зала. Нестерпимо воняло горелым мясом. Наконец все закончилось, руки и лицо сгоревшего осыпались прахом. Наступила тишина...
Испуганный мальчик в одежде не по размеру вскочил, хватая ртом воздух. Опять этот страшный сон. В Хогвартсе кошмары не мучили его, сказывалось действие зелий. Но стоило вернуться в дом Дурслей, как Гарри Поттер снова и снова переживал смерть преподавателя ЗОТИ. А еще его мучила вина, что из-за него пришлось уничтожить Философский камень, что лишало возможности продления жизни великого ученого Николаса Фламмеля и его жену. Конечно, они уже прожили много лет, и директор Дамблдор говорил, что жизнь давно утратила для них значение... Но если так, они могли давным-давно уничтожить камень и умереть, а они этого не сделали. Значит... значит, у них были какие-то свои планы. А он, Гарри, не справился и все испортил. И Философский камень было жалко. Очень жалко.
Дамблдор сказал, что у Фламмелей осталось достаточно элексира, чтобы закончить все дела. Может, они еще живы? Может он сможет написать им и попросить прощения? Глупо, конечно. Какое тут может быть прощение. Но хоть так...
И не откладывая дело в долгий ящик, Гарри сел к столу. Сундук с его школьными принадлежностями дядя Вернон запер в чулане, но ведь можно написать и обычной шариковой ручкой. Главное, что Хедвиг иногда удавалось выпустить.
«Уважаемый мистер Фламмель!
Мне очень жаль, что так получилось с Философским камнем. Мы с друзьями пытались спасти его от Волдеморта, но не смогли. Директор Дамблдор сказал, что камень пришлось уничтожить. Простите меня, пожалуйста. Мне очень-очень стыдно перед вами и вашей уважаемой супругой.
С уважением,
Гарри Поттер».
— Лети к мистеру Фламмелю, Хедвиг, — строго сказал Гарри и открыл окно.
Белая полярная сова ухнула и вылетела на улицу. И на сердце мальчика стало немного легче...

Стук в дверь раздался, когда все семейство Дурслей собралось за ужином. Гарри тоже присутствовал, в этот раз родственники не нашли повода лишить его еды. А может просто были в хорошем настроении. Естественно, открывать отправился Гарри.
На пороге стояли ... волшебники. Это совершенно точно были волшебники, хотя они и не были одеты в вычурные мантии и островерхие шляпы. На Гарри с доброжелательной улыбкой смотрел высокий джентльмен лет сорока. Да, это был именно джентльмен, никому и в голову не пришлось бы назвать его по-другому. Чуть позади стояли дама и кавалер, ой, нет, две дамы. Вот это да! Одна из дам была одета в мужской костюм и очень красивую шляпу, как у мафиозо из фильмов.
— Мы ищем Гарри Поттера, — сказал джентльмен, — меня зовут Николас Фламмель. Это моя жена, мадам Фламмель. А это наш старый друг — синьора Руджиери.
Гарри сглотнул и попятился. Неужели знаменитый алхимик решил сам наказать его за утрату камня?
— Кто там? — послышался голос Вернона Дурсля. — Скажи, что мы ничего не покупаем!
— Это дядя, — шепотом проговорил Гарри, — он... он не любит волшебников.
— В самом деле? — приподнял брови Николас Фламмель. — Значит, это ты — Гарри Поттер? И это ты написал мне письмо?
Гарри кивнул.
— Может быть, мы войдем?
Деваться было некуда, и Гарри отступил в прихожую, давая гостям пройти. Гости не преминули направиться сразу в гостиную.
Дурсли медленно поднялись из-за стола навстречу нежданным гостям.
— Тетя, дядя, — набрался наконец смелости Гарри, — это мистер Фламмель. И миссис Фламмель. И синьора Руджиери. А это мои дядя и тетя — мистер и миссис Дурсль. И мой кузен Дадли.
Уже открывший было рот Вернон закрыл его. Петуния несколько нервно комкала салфетку. Ничего не понимающий Дадли переводил взгляд с одного гостя на другого. Да, тут было на что посмотреть. Еще никогда гостиную дома Дурслей не посещали ТАКИЕ гости.
Петуния неуверенно указала на кресла и диван.
— Чаю? — пробормотала она.
— Не откажусь, — улыбнулся Фламмель.
— Вы ведь не из этих? — неуверенно спросил Вернон.
— У вас остались неприятные воспоминания от встреч с магами? — спросил Фламмель, устраиваясь в удобном кресле. — Я вас прекрасно понимаю. Некоторые из них получают извращенное удовольствие, демонстрируя свое превосходство тем, кто лишен Дара. Никогда не считал это достойным поведением.
Дамы расположились на диване. Петуния заварила свежий чай.
— Мистер Дурсль, ваш племянник написал мне письмо. Честно говоря, я не очень понял, что там имелось в виду, но поскольку речь шла о принадлежащей мне вещи, то я решил встретиться с ним лично.
— Ваша вещь? — переспросил Вернон.
— Вы позволите задать несколько вопросов вашему племяннику?
— Да, конечно! Мальчишка, ты что, украл что-то у этого джентльмена?
Гарри замотал головой.
— Я ... я не украл, дядя! Просто Философский камень пришлось уничтожить.
— Что? — переспросила Петуния, которая именно в этот момент угощала печеньем дам.
Фламмель предостерегающе поднял руку.
— Я уверен, что мы все выясним. Мистер Поттер, я бы попросил вас рассказать мне все, что по вашему мнению произошло с Философским камнем.
— А это правда? — спросила Петуния. — Я... я читала об этом. Ой! Но ведь это же не можете быть вы! Извините...
— Это действительно я, миссис Дурсль. Итак, мистер Поттер?
Гарри вздохнул. Легендарный алхимик очень понравился ему. У него не было яркой мантии и колпака, он не угощал конфетами. Мальчик вряд ли смог бы оценить стоимость костюма и обуви, но он понимал, что это что-то очень и очень дорогое. Как и поблескивающие в рукавах рубашки и в галстучной булавке драгоценные камни. На мадам Фламмель был строгий деловой костюм, а синьора Руджиери, как и было сказано, вызывала стойкие ассоциации с Аль Капоне и Лаки Лучано. Но что-то безусловно располагающее было в этих магах, Гарри это почувствовал.
— Когда мы с Хагридом были в Гринготсе, он забрал из сейфа... — начал рассказывать мальчик.
Его внимательно слушали. В какой-то момент потрясенный Вернон выставил бутылку бренди. Дадли методично изничтожал печенье, сам того не замечая. Все были поглощены рассказом Гарри.
— Ужас какой! — пробормотала шокированная Петуния. — Это не школа, а черт знает что такое! Ничего удивительного, что ...
Она не договорила.
— Совершенно согласен с уважаемой миссис Дурсль, — сказал Фламмель, — это ужасно и отвратительно. И насквозь лживо. Мистер Поттер, мне очень жаль, что все так случилось. Но дело в том, что я никому не отдавал Философский камень. Вас обманули. Алхимик, создающий камень, изменяет в первую очередь самого себя. Он не зря называется философским. И отдать его в чужие недостойные руки — это преступление. Я не знаю, зачем Альбус все это устроил, но он вас обманул.
— Обманул? — переспросил Гарри.
Слышать это было обидно и больно. Но ведь его и раньше обманывали. Главное, что этому человеку и его жене не придется умирать.
— Но получается, что мальчишка убил человека? — переспросил Вернон. — Это... это... и у нас в доме...
— Ему нужен психолог, — сказала Петуния, — а то еще с ума сойдет. Вы не знаете, у волшебников есть психологи? Мы же не можем рассказать никому!
— Тебе сняться кошмары, мальчик? — подала голос синьора Руджиери.
— Да, — кивнул Гарри. Почему-то ему было очень легко рассказывать про свои приключения людям, которых он видел впервые в жизни. — Я вижу, как профессор Квирелл горит... и слышу его крик.
Дурсли поежились.
— Я могу дать тебе зелье сна без сновидений, — сказала синьора, — только им нельзя злоупотреблять. Но ты по крайней мере выспишься.
— Значит, психологов у вас нет? — снова спросила Петуния.
— Это слово означает — «душеведы»? — переспросил Фламмель. — Как интересно! У волшебников ничего подобного нет. Мы можем удалять воспоминания или затирать их, делая тусклыми и неважными. Может быть, это подойдет? Воспоминания мальчика останутся при нем, но не будут такими яркими. Он сможет спокойно спать, думать о произошедшем, анализировать.
Петуния кивнула.
— Наверное, так будет лучше! Жалко, что ему пришлось отправится в эту школу.
Гарри удивленно уставился на тетку. Он не ослышался? Она сказала «жалко»?
— У вас не было выбора? — спросила мадам Фламмель.
— Да какой там выбор! — махнула рукой Петуния. — Моя сестра получила это проклятое письмо. Родители так радовались, так гордились. Но я-то видела, что стало твориться с Лили. Она все больше и больше отдалялась от нас, от меня. Ведь я была всего лишь магглой. Дружила с этим противным Снейпом. Шуточки откалывала. Те еще шуточки... Знала, что я боюсь крыс, и превращала в эту мерзость мою чашку с чаем. Потом и Поттер со своими дружками появился, — она покосилась на мужа, тот тоже махнул рукой, — в общем, вы понимаете, что мы с ними не общались. А тут вдруг нашли на пороге Гарри. Представляете, моего племянника подбросили нам под дверь! И только записка, что Лили и ее муж убиты, а мы должны оставить мальчика себе. И еще угрозы, что за нами будут следить, и что он ничего не должен знать. Это было так... неправильно. И эти вспышки... выбросы... А у нас ведь свой сын. И снова эти письма...
Вернон снова наполнил бокалы. Фламмель кивком поблагодарил его.
— Отличный бренди, мистер Дурсль! В наше время не так-то просто найти такое качество. Знаете, миссис Дурсль, меня не удивляет то, что вы мне рассказали. Мы с женой живем довольно уединенно, но те сведения, что до нас доходят, выглядят крайне удручающе.
— Знаете, — тихо проговорила Петуния, — вы первые приличные волшебники в моей жизни. Простите, что я так говорю, но это так.
Гарри почему-то стало неловко, хотя он ничего такого особенного и не творил. А ведь действительно, тетя и дядя с кузеном перед магами были просто беспомощны. Даже лишенный права колдовать Хагрид лихо загнул дуло дядиного дробовика, а потом наколдовал Дадли свинячий хвост. Да и лодку они тогда забрали. Он ведь так и не знает, как Дурсли добирались домой. И Дадли потом операцию делали. Это в волшебном мире заклинания можно отменить, а тут что делать? Вон, как Малфой Невилла приложил заклинанием ватных ног. А если бы какого-нибудь маггла? И этот несчастный не знал бы о волшебниках? Так и жил бы калекой? Ужасно! И мама так над сестрой своей оказывается шутила. А может и папа тоже. Было очень неприятно так думать о своих родителях, но в Хогвартсе подобные выходки не были чем-то из ряда вон. Студенты радостно награждали друг друга ослиными ушами и прочими «прелестями», братья Рона вполне могли угостить конфеткой с хитрой и далеко не безобидной начинкой. И если что-то такое применяли против его тети и дяди... Об этом не хотелось даже думать.
— Иди-ка сюда, — поманила Гарри синьора Руджиери.
Он послушно подошел и позволил ей внимательно осмотреть свой шрам. Синьора покачала головой и обменялась с Фламмелем несколькими фразами на латыни. Потом Гарри было сказано думать о смерти Квирелла. И действительно, вскоре кошмарное воспоминание поблекло, стало не таким важным и ярким.
— Ну вот, теперь хоть спать будешь нормально, — сказал Фламмель, — но я бы посоветовал что-то сделать с этим шрамом. Он не так прост.
— А Дадлику ничего плохого не сделали? — тихо спросила тетя Петуния.
— У вашего сына проблемы с обменом веществ, — сказала сеньора Руджиери, — я могу прислать вам зелье. Там ничего особенного — настой трав. Вес постепенно придет в норму. Но и нагрузки не повредят. Вашему мужу тоже не помешает. Да, завтра и пришлю с подробной инструкцией как принимать.
— Это очень любезно с вашей стороны, — потрясенно проговорила Петуния, — а разве магические лекарства действуют на обычных людей?
— Действуют, хоть и не все, — ответила синьора, — дело в концентрации и дозировке.
Петуния несколько раз кивнула.

— У вас замечательное печенье, миссис Дурсль, — улыбнулась мадам Фламмель...



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 02.10.2014, 12:20
 
Al123potДата: Суббота, 27.09.2014, 18:43 | Сообщение # 3
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 2.

Зелья на другой день принесло забавное ушастое существо, одетое в расшитую монограммами наволочку. К каждому флакону был прикреплен пергамент с подробным описанием. Вернон скривился, но безропотно выпил. После ухода гостей у него с женой состоялся длительный разговор за закрытыми дверями. Результатом стали некоторые послабления в отношении племянника. У паршивца оказались ТАКИЕ знакомства. Под впечатлением Вернон даже разрешил забрать сундук из чулана.
А Гарри наконец-то выспался. И это было просто замечательно. Жизнь заиграла яркими красками.
Дадли испуганно выпил зелье (три капли на стакан воды) и приступил к завтраку. Родители уже осчастливили информацией, что запишут его в спортивную секцию, осталось лишь определиться с видом спорта.
— Бокс! — тут же заявил Дадли.
Вернон внимательно оглядел сына.
— А что? Ты парень крепкий.
Гарри наслаждался яичницей с беконом. С одной стороны, было что-то странное в том, что его родичи так быстро пошли на послабления режима. С другой же... мало ли что творится в их головах. Отстали от племянника и ладно. Может быть, дело было в том, что маги пообещали разобраться со шрамом Гарри, который им ужасно не понравился? А может было что-то еще. Ну и ладно. Жизнь продолжается, а это главное...

Письмо от синьоры Руджиери принесло все тоже существо. Дама приглашала Гарри в гости на несколько дней.
— Наверное, стоит поехать, — сказала тетя Петуния, — было бы очень невежливо отказать такой важной даме. К тому же она хочет помочь.
Вернон кивал. Племянник больше не кричал по ночам и не походил на покойника не первой свежести. Да и вел себя теперь как нормальный мальчишка, а не как зомби из столь любимых Дадли фильмов ужаса. Черти бы взяли этих колдунов, такое в школе устраивать. А не пускать не получится, это мистер Дурсль уже усвоил.
К тому же было лестно, что у них теперь есть такие знакомые. При всей своей практичности, Вернон приключенческие и исторические романы в детстве читал, так что имена Фламмелей и Руджиери ему о многом говорили. Известный ученый, много потративший на благотворительность — это вам не придурок Поттер с дружками или лохматый лесник. А у синьоры в родне были знаменитые астрологи и не менее знаменитые отравители. С королями и королевами запросто общались. И не только общались. Страшно даже представить, сколько может стоить то колечко с изумрудом на пальчике синьоры! А на серьги милых дам можно было купить пару-тройку стран в Африке. И еще останется! И такие люди мило общались с обычным торговцем дрелями из Литтл-Уингинга! Хвалили его бренди и угощение жены, побеспокоились о здоровье Дадли и о его, Вернона, здоровье. Да-а-а... Вернон Дурсль свой шанс не упустит! Пусть и от Поттера будет польза!
И мистер Дурсль решительно достал портмоне.
— Петунья, купи ему что-нибудь приличное. Чтобы не смел позорить нашу семью! Понял, мальчишка?
Гарри кивал. Ему ужасно хотелось в гости. А в гости все ходят нарядными. Опыта ношения строгих костюмов у него не было. Оставалось надеяться, что тетя не напялит на него галстук бабочкой, как на Дадли по торжественным случаям. Дадли это сомнительное украшение терпеть не мог.
Разумеется, с мнением Гарри никто не считался. Так что уже вечером он сидел в кресле, стараясь не дышать и не к чему не прислоняться. На нем были темно серые брюки, настоящие туфли, белоснежная рубашка, тот самый злосчастный галстук и легкая куртка. В стоящей рядом сумке находились пара новеньких джинсов, две рубашки, пуловер, пижама, запас трусов и носков и дорогие кожаные кроссовки. Для синьоры Руджиери предназначался лучший пирог тети Петунии и бутылка дорогого вина. В кармане брюк лежало целых двести фунтов на расходы.
Синьора оказалась пунктуальной. Она поблагодарила за подарки, с удовольствием выпила чаю с хозяевами, пообещала, что Гарри обязательно позвонит им, а потом достала из кармана небольшой металлический стержень.
— Прошу меня извинить, — сказала она, — будет лучше, если мы с Гарри воспользуемся порт-ключом в доме. Я не хотела бы привлекать внимание ваших соседей.
— До свидания, — вежливо проговорил Гарри.
— Веди себя хорошо! — строго проговорил Вернон.
Тетя и Дадли кивнули. Гарри подхватил сумку и послушно прикоснулся к стержню. Тут же он почувствовал, как что-то словно бы схватило его за пупок и куда-то потащило. Было довольно-таки неприятно, но круговерть скоро закончилась. Гарри устоял на ногах и удивленно огляделся. Они стояли на склоне горы, откуда открывался вид на крошечный город. Сверху Гарри видел колокольню местной церкви и красные черепичные крыши стоящих вплотную домов. Улочки почти не различались.
— Где мы? — удивленно спросил мальчик.
— В Италии, — ответила синьора Руджиери, — это местечко называется Триора, если тебе это о чем-нибудь говорит. Старинное место. Несколько веков тому назад из-за неурожая тут устроили местную охоту на ведьм. Теперь это активно эксплуатируется местными властями для привлечения туристов. А нам, колдунам и ведьмам, это только на руку. Если даже кто-то что-то и заметит, то решит, что это очередное развлечение для туристов.
Гарри поежился. Не очень-то приятно слушать о том, как казнили несчастных женщин.
— Их сожгли? — спросил он.
— Да, — кивнула синьора, — в Италии в отличие от Англии ведьм жгли.
— А в Англии? — переспросил Гарри. — Разве там не жгли?
— В Англии вешали, — ответила синьора. — Жгли мужеубийц. Ну, пошли, а то скоро стемнеет.
И они спустились по тропинке к городку.
Такого Гарри еще не видел. Это был самый настоящий средневековый город с ужасно узкими улочками, где даже двум людям было сложно разойтись, какими-то проходами, лестницами, арками. И в этих древних домах жили люди. Невероятно! Тут и там виднелись магазинчики, какие-то заведения.
Синьора остановилась у подножья очередной лестницы.
— Нам туда, — показала она на массивную деревянную дверь, утыканную металлическими бляхами с шипами. Несколько узких окон были плотно закрыты деревянными ставнями.
— Это ваш дом? — спросил Гарри.
— Да. Проходи, пожалуйста.
При их приближении дверь распахнулась, и путешественники шагнули в темный проем. Впрочем, не такой уж и темный. Где-то вдалеке горели свечи, так что Гарри умудрился не споткнуться и ничего не задеть. Следуя за хозяйкой дома, он вошел в довольно большую комнату с низким сводчатым потолком. Перед ними появилось то же существо, что доставляло зелья для Дурслей. Существо почтительно поклонилось, сложив лапки на животе.
— Ты уже видел домовых эльфов? — спросила синьора. — Они живут в домах волшебников, получая таким образом необходимую им магию, а за это выполняют всю работу по хозяйству. Эту зовут Эмэ. Она много лет живет в моем доме, но говорит только по-итальянски.
Маленькая домовушка внимательно взглянула на Гарри. Выслушала приказание хозяйки на красивом певучем языке, подхватила сумку с вещами мальчика и исчезла с тихим хлопком.
— Сейчас я покажу тебе дом и твою комнату, — продолжала синьора, — а потом поужинаем. Хотя, тебе ведь нужно позвонить тете! Ты знаешь код Великобритании и твоего города?
Гарри кивнул и удивленно взглянул на хозяйку дома.
— А разве у вас есть телефон? — спросил он. — Мне говорили, что маггловская техника в домах волшебников не работает.
— Это смотря какая техника, — ответила синьора. — Современная электроника барахлит и часто ломается, поэтому мы пользуемся самыми примитивными устройствами. Пойдем, телефон в кабинете.
Кабинет располагался на втором этаже. Туда вела довольно крутая лестница, богато украшенная резьбой. Гарри крутил головой по сторонам, стараясь все рассмотреть и запомнить.
Они оказались в небольшом коридоре, куда выходило несколько совершенно одинаковых дверей. Стены были белыми, оштукатуренными. Пол, потолок, дверные проемы и сами двери из какого-то темного дерева. На полу лежала узкая циновка. Вечерний свет падал из узкого окна, у каждой двери горел магический факел, знакомый Гарри по Хогвартсу.
Кабинетом оказалась довольно большая круглая комната, сплошь уставленная старинными книжными шкафами. Узкие окна, камин из необработанного камня, большой письменный стол и кресло рядом с ним. Еще пара кресел у камина, столик между ними, красивый ковер на полу. Это была очень уютная и по настоящему сказочная комната.
— Вот телефон, — показала синьора.
Гарри даже рот приоткрыл от удивления. Такие аппараты (а по-другому и не скажешь) он видел только на картинках.
— Вот, возьми трубку, — синьора сняла с аппарата забавную конструкцию с каким-то рожком с одной стороны. Гарри внимательно оглядел ее. Ага, вот это надо прикладывать к уху, тут есть дырочки, а говорить видимо в тот самый рожок. Трубка оказалась неожиданно тяжелой.
— Это диск, — продолжила объяснять синьора, — видишь цифры? Вот так.
Она сунула палец в одну из дырочек в диске и повернула его. Отпущенный диск вернулся обратно.
— Теперь набирай код Великобритании, код города и свой домашний телефон.
Гарри послушался. Невероятно, он звонит по старинному телефону!
В трубке послышались гудки, а затем голос тети Петунии.
— Здравствуйте, тетя, — сказал Гарри, — это я. Мы уже добрались, и синьора Руджиери разрешила мне воспользоваться телефоном.
— С тобой все в порядке? — спросила миссис Дурсль после небольшой паузы.
— Да, тетя.
— Ну и хорошо. Спасибо, что позвонил. Спокойной ночи. Передавай привет синьоре. И веди себя хорошо.
— Да, тетя. Обязательно передам. Спокойной ночи.
И он положил трубку на забавные рогульки. Телефон тихо звякнул.
— Все в порядке? — спросила синьора.
— Да, — кивнул Гарри, — тетя передает вам привет.
Синьора улыбнулась.
— Спасибо. Теперь обговорим кое-что. Это мой кабинет. Если захочешь что-нибудь почитать, то скажи мне. Многие книги могут быть опасными для тебя.
Гарри вспомнил кричащую книгу из Запретной Секции и поежился.
— Пойдем, — кивнула на дверь синьора, — покажу твою комнату.
Комната была небольшой, с такими же оштукатуренными стенами и узким окном. Здесь была большая кровать с пологом из вишневого бархата, пара сундуков, кресло и наклонный пюпитр с прикрепленной к нему свечой. Небольшой камин притулился в углу. На столике у камина стояла ваза с фруктами, кувшин и пара кубков.
— Ванная там, — показала синьора, — должна заметить, что тебе она может показаться неудобной, но по-другому никак не получалось. Жалко долбить такие древние стены.
В ванную и туалет вели две неприметные дверцы в другом конце коридора. Унитаз выглядел несколько монументально, как и мраморная ванна. Душа не было.
Затем хозяйка и гость спустились вниз и устроились за столом в несколько мрачной столовой. Эмэ подала салат, несколько видов сыров и тонко нарезанные ломтики мяса в каком-то соусе.
— Ты любишь карпаччо? — спросила синьора.
— Я не знаю, — честно ответил Гарри.
— Тогда стоит попробовать, — заметила сеньора, — вино тебе пить еще рано, думаю, подойдет гранатовый сок, все-таки ты немного бледный.
Мясо оказалось неожиданно сочным и вкусным. Сыр острым, а свежий хлеб просто восхитительным.
— У вас очень красивый дом, — сказал Гарри, когда на столе появились креманки с мороженым. — Такой таинственный! Он очень старый, да?
— Большинство домов в этом городе построили в двенадцатом веке, — ответила синьора, — и мой дом тоже. Рада, что тебе понравилось, многие не любят жить в таких старых домах, нет большинства современных удобств.
— В двенадцатом веке? — потрясенно переспросил Гарри.
Синьора улыбнулась.
— Думаю, тебе уже пора спать, — сказала она, — столько впечатлений. Завтра я познакомлю тебя кое с кем, а потом мы подумаем, что будем делать дальше.

Гарри пожелал хозяйке доброй ночи, умылся и забрался в мягкую постель. И вскоре крепко спал. А синьора Руджиери написала несколько писем, приказала домовухе присмотреть за гостем и отправилась по своим делам.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 02.10.2014, 12:20
 
Al123potДата: Суббота, 27.09.2014, 18:50 | Сообщение # 4
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 3.

Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор тоскливо смотрел в окно. Давненько его не тыкали носом, как нагадившего в туфли кота, в его темные делишки. Это было так унизительно! И какое Фламмелю дело до того, что происходит в Хогвартсе? И выбрал же момент, когда директор проводил последний педсовет перед сезоном отпусков. Каково было выслушивать в присутствии всех профессоров и Хагрида, какой он бессовестный врун, безответственный тип и никуда не годный маг. Минерва попыталась что-то вякнуть в защиту, так и ей перепало. За глупость и незнание элементарных вещей. Якобы абсолютно все должны знать, что Философский камень может быть только у своего создателя, и его никогда не передают в чужие руки. Между прочим, это ужасно несправедливо! Многие ученые понятия не имеют о том, как правильно распорядиться своими знаниями и наработками. Вот и сидят на них как... как собаки на сене! А скажите на милость, что толку самому Фламмелю в долгой жизни и богатстве? Весь мир объехал, кучу знаний накопил? А кому от этого холодно или жарко? То-то и оно! Вот он, Альбус, точно знал бы, как распорядиться сокровищем. А кто ему даст? Самому создавать, так ни на что другое времени не останется, а без него все тут рухнет и остановится. Да и подзабылось многое. Хотя там больше дури всякой философской о самосовершенствовании и Абсолюте. Кому это интересно! И главное — откуда старик узнал про ловушку и вранье? Кто ему донес? Знать что-то могли Снейп и Флитвик, но они вряд ли связались бы с Фламмелем. А ведь Николас, хоть сам уже давно занимался чистой наукой, но связей в магическом мире не потерял. Ученички и друзья-приятели вполне могли и отомстить за поруганную честь великого алхимика. Дамблдора передернуло как от озноба, стоило вспомнить несколько фамилий. Борджиа, Медичи, Руджиери, Макропулос. Сколько фамильных тайн могли хранить наследнички! Таким отравить — раз плюнуть. И никакой аврорат, никакой Отдел Тайн концов не найдет, все будет шито-крыто. А еще очень больно и страшно.
Хорошо еще, что Фламмель ничего не знает о Гарри Поттере, иначе бы не промолчал. Но кто же ему донес?

А Гарри Поттер проснулся в доме синьоры Руджиери под пение птиц, доносящиеся из приоткрытого окна. Гарри потянулся, надел очки, выбрался из кровати и подошел к окну. Как оказалось, оно выходило в крошечный садик, где цвело множество цветов и тихонько журчал фонтан. Интересно, как туда попасть? Должна же быть дверь. Но в любом случае надо было умываться и спускаться вниз. Хотелось есть, да и осмотреть еще раз дом тоже. И попасть в этот красивый садик.
В ванной было прохладно, но вода из крана текла, полотенце было чистым и пушистым, а зеркало обычным. Честно говоря, Гарри не нравились болтливые хогвартские зеркала, раздающие непрошеные советы и нагло комментирующие чужую внешность. Наверное, синьоре это тоже не нравилось. Хотя она была очень даже красивой и элегантной. А может в Италии такие зеркала просто не были в ходу? Такое тоже могло быть. Ух, до чего же здорово, что его пригласили в гости, да ни куда-нибудь, а в другую страну! Гарри даже зажмурился от удовольствия, представляя, как будет рассказывать о своем путешествии Рону и Гермионе. Конечно, Гермиона собиралась с родителями во Францию, но ведь они вряд ли попадут в городок, где живут ведьмы, и точно уж не поселятся в таком старинном доме. Но, наверное, пора спускаться вниз. Интересно, что будет на завтрак?
На завтрак подали что-то вроде омлета с ветчиной, томатами и сладким перцем. Все это было густо посыпано тертым сыром. К этому чрезвычайно сытному и вкусному блюду подавался свежий хлеб. А еще были очень вкусные булочки, печенье, мед и кофе.
— Нам нужно сходить к одной моей знакомой, Гарри, — сказала синьора Руджиери, когда с завтраком было покончено. — Она знает о детях все и прекрасно разбирается в проблемах со здоровьем и магией у детей. А ни у Николаса с Пернель, ни у меня детей нет. Мы можем только заметить, что применялась какая-то магия.
Гарри кивнул. Он считал себя уже взрослым, но что поделаешь, если окружающие видели в нем ребенка. Да и на знакомую синьоры хотелось посмотреть. Так что вскоре после завтрака они вышли из дома.
Знакомая жила на соседней улочке. И тоже в очень старом доме. В гостиной их встретила почтенная старушка в простом темном платье.
— Синьорино Поттер, — представила сеньора Руджиери своего спутника, — а это синьора Бефана.
— Очень приятно, мэм, — проговорил Гарри.
Синьора Бефана дружелюбно улыбнулась мальчику и что-то быстро заговорила по-итальянски. Синьора Руджиери внимательно слушала, кивала и иногда задавала какие-то вопросы. Гарри ничего не понимал.
Неожиданно старушка крепко ухватила мальчика за плечи своими сухими ручками и уставилась ему прямо в глаза. Покачала головой и вдруг дунула в лоб. Гарри инстинктивно отшатнулся. Честно говоря, крючковатый нос странной особы и черные глаза неприятно напомнили ему о профессоре Снейпе.
— Все в порядке, — успокоила его синьора Руджиери.
Синьора же Бефана залопотала что-то с видимым возмущением. Синьора Руджиери покачала головой. Неожиданно старушка резко щелкнула пальцами. Из угла комнаты выехал большой сундук, у которого тут же откинулась крышка.
— Ты можешь взять то, что тебе больше всего понравится, — перевела синьора Руджиери.
Гарри заглянул в сундук и чуть не задохнулся от восторга. Сундук был полон игрушками. Здесь было все, о чем он когда-то мечтал: машинки, конструкторы, наборы солдатиков, железная дорога, настоящий кукольный театр, плюшевые мишки... Неужели он сможет что-то выбрать для себя из этого великолепия?!
Но мальчик так и не решился взять замечательную железную дорогу. Вместо этого он взял фигурку рыцаря верхом на коне.
Две синьоры переглянулись, и к рыцарю добавился плюшевый мишка и большущий леденец на палочке.
— Спасибо! — искренне поблагодарил Гарри.
Дамы еще немного поговорили, а затем синьора Руджиери и Гарри покинули гостеприимный дом синьоры Бефаны.
— Гарри, — негромко проговорила синьора Руджиери, — это правда, что тебе никогда не дарили подарки?
— Только в прошлом году, — ответил Гарри, — ну и, наверное, когда я был совсем маленьким. А откуда вы знаете?
— Мне сказала синьора Бефана. Ты что-нибудь слышал о ней?
— Нет.
— Она дарит подарки детям на Новый год. Принято считать, что одаривает она только послушных детей, а непослушным достаются угольки. Но на свете не бывает детей, которые не заслуживают подарков. Один писатель как-то написал в своей книжке, что фея Бефана продает игрушки и ничего не дарит детям бедняков. Она тогда ужасно разозлилась и наказала обидчика.
— Она как Санта? — спросил Гарри.
— Что-то общее безусловно есть, — согласилась синьора Руджиери, — только наша фея путешествует в ночь с пятого на шестое января. Скажи, Гарри, а ты никогда не писал письма Санте?
Гарри тяжело вздохнул.
— Писал... но...
— Все понятно. Знаешь, мы поговорим об этом вечером, обещали зайти Фламмели. Похоже на то, что ты останешься у меня до конца каникул. Я сегодня же дам знать твоим тете и дяде. Это очень важно.
— А я не буду вам мешать? — робко спросил Гарри.
— А ты собираешься мне мешать?
Гарри замотал головой. Ему очень понравилось в гостях. Было бы здорово остаться в этом чудесном доме и изучить все окрестности. Жалко, конечно, что он совсем не понимает по-итальянски, но, может быть, есть какой-нибудь способ?
— Сейчас я позвоню твоей тете, а потом мы перекусим, — сказала синьора.
И довольный жизнью Гарри широко улыбнулся.
* * *
— Вернон, — позвала Петуния, закончив международный разговор, — синьора Руджиери сказала, что Поттера надо показать специалистам. Он вернется тридцать первого августа.
— Ну и хорошо, — ответил на это мистер Дурсль.
— А может и нам съездить отдохнуть? — предложила Петуния. — Сколько лет мы не выбирались из дома?
— Много, — ответил Вернон, с ужасом понимая, что ни разу не вывозил свою семью на отдых все то время, как в его доме жил Гарри Поттер. Это было просто нечестно и неправильно! Решено, он прямо сейчас договаривается об отпуске.
И мистер Дурсль решительно направился к телефону...
* * *
— Альбус! — донеслось из камина. — Альбус!
— Что-то случилось, Арабелла?
— Дурсли уехали! Сказали, что отдыхать. Дом заперли и уехали.
— А Гарри?
— Его с ними не было! Петуния сказала, что мальчик гостит у друзей. Альбус, что случилось?
Директор Хогвартса с размаху сел на пол. Только этого и не хватало! Гарри должен был отправиться в гости к Уизли, какие еще друзья? Неужели Грейнджер? Это надо срочно выяснить. И он это выяснит! Не позволит всяким... магглорожденным вмешиваться в его планы. Именно так!



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 02.10.2014, 12:19
 
Al123potДата: Суббота, 27.09.2014, 18:53 | Сообщение # 5
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 4.

— Итак, Гарри, — проговорил Николас Фламмель, — думаю, тебе интересно, что нам удалось узнать.
Они вчетвером расположились в гостиной на креслах и диване. Эмэ подала гостям вино, Гарри пил сок.
— Да, — просто ответил мальчик.
— Итак, что ты знаешь о своем шраме?
Гарри наморщил лоб.
— Он остался с той самой ночи, — ответил он, — мне сказали, что это след от отразившегося заклинания Того... то есть, Волдеморта. Вот.
— Тебя не удивляет, что шрам так и не зажил? Он не болит?
— Он болел, когда я оказывался рядом с профессором Квиреллом. Ну, тем самым...
Фламмели и синьора Руджиери переглянулись.
— Похоже, Гарри, что Темный Лорд оставил тебе кое-что той ночью. И это что-то связывает тебя с ним. Это очень плохо, и мы с Маддаленой постараемся избавить тебя от этого.
Гарри задумался.
— Сэр, — тихо проговорил он, — а почему вы хотите мне помочь? И кто такая Маддалена?
— Это мое имя, — улыбнулась синьора Руджиери.
— Видишь ли, Гарри, — продолжал Фламмель, — дело не только в том, что Дамблдор запугал тебя моим именем и заставил участвовать в своих играх. Хотя это было основным мотивом, что подвиг нас помочь тебе. Это еще и интересная задача, вызов нашему уму и таланту. К тому же ты имеешь полное право на мирную жизнь.
Гарри кивнул. Это было понятно.
— Знаешь, Гарри, — сказала синьора Руджиери, — Бефана сказала мне, что на тебе было заклятье, которое не позволяло кому-то вроде нее или Санты сделать тебе подарок. Других людей от тебя тоже отталкивало. А это неправильно.
Гарри потрясенно уставился на синьору. На нем было такое заклятье? Но зачем? Кому это могло понадобиться?
— Это сделал Волдеморт? — спросил он.
— Не думаю, — ответила синьора Руджиери, — но теперь его на тебе нет. Сама фея Бефана сняла его с тебя и благословила. Так что отныне все будет иначе. Обещаю.
Гарри вздохнул, все равно это было непонятно. Но фигурка рыцаря ему очень понравилась. Плюшевый мишка тоже был хорош, хоть мальчик и считал себя уже выросшим из таких игрушек. А леденец оказался просто очень вкусным. В конце концов, он уже привык без подарков. Хотя с подарками жизнь была намного приятнее, что тут говорить. Вот интересно, подарят ли ему что-нибудь на день рождения? Мальчику тут же стало стыдно. Какая же он все-таки неблагодарная скотина! Он живет в замечательной комнате, его так вкусно кормят, подарили чудесные игрушки, познакомили с настоящей феей, обещают помочь со шрамом... А он... он хочет еще. Фу!
— Твои дядя и тетя уехали отдыхать, — продолжала синьора Руджиери. — Эмэ доставила твой сундук со школьными принадлежностями, чтобы ты смог сделать домашнее задание. Он у тебя в комнате.
Да уж, никуда не деться от длинных эссе! Но ведь здесь была синьора Руджиери. У нее было много книг, к тому же она была добра к Гарри. Он совершенно не собирался наглеть, но, может быть, она объяснит ему то, что ему показалось бы сложным или непонятным? Например, по зельям. Ох...
— Не любишь делать уроки? — с легкой насмешкой спросил Фламмель. — Или учиться вообще?
— Я не все понимаю, — ответил мальчик. — Особенно в зельях. Профессор Снейп меня терпеть не может.
— Профессор Снейп? — переспросил Фламмель. — Северус Снейп?
— Да.
— И он преподает в Хогвартсе? Как странно! Я читал кое-какие из его статей и могу сказать, что в школе он просто зарывает свой талант в землю.
Гарри пожал плечами. Честно говоря, он бы предпочел, чтобы Мастер Зелий зарывал свой талант где-нибудь в другом месте. Было бы очень здорово, если бы кто-нибудь подсказал ему эту идею. Большинство студентов были бы этому кому-то благодарны по гроб жизни.
— Ну что ж, — резюмировала синьора Руджиери, — у нас не так уж много времени. Думаю, стоит побольше узнать про шрам Гарри. А пока приглашаю всех к столу. Эмэ обещала к ужину что-то потрясающее.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 02.10.2014, 12:19
 
Beowulf9000Дата: Суббота, 27.09.2014, 19:50 | Сообщение # 6
Ночной стрелок
Сообщений: 69
« 8 »
Впринципе интересно но зачем так часто повторять главы???
 
Al123potДата: Суббота, 27.09.2014, 19:55 | Сообщение # 7
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата Beowulf9000 ()
но зачем так часто повторять главы???
Убрал повторы, сервер выдавал ошибку



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
IsemanДата: Суббота, 27.09.2014, 21:00 | Сообщение # 8
Посвященный
Сообщений: 48
« 0 »
Третья глава даблпост остался
 
Al123potДата: Суббота, 27.09.2014, 21:08 | Сообщение # 9
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата Iseman ()
Третья глава даблпост остался
Iseman, спасибо, удалил дубль



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Суббота, 27.09.2014, 21:08
 
Al123potДата: Воскресенье, 28.09.2014, 12:23 | Сообщение # 10
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 5.

Лидер светлых сил пребывал в полном шоке. Грейнджеры понятия не имели, где Гарри Поттер. Гермиона пожаловалась, что он не ответил на ее письма. Ну, да это было организовано специально, чтобы оправдать приглашение Поттера к Уизли.
Дамблдор навестил еще Финнегана и Томаса. Ничего. Осторожно навел справки у Лонгботтомов. Пусто. Куда же подевался мелкий паршивец? Мелькнула мысль, что Дурсли убили племянника и закопали тело в какой-нибудь клумбе, а сами смылись. Но прибор магического контроля, настроенный на Гарри, показывал, что мальчик жив. Непонятно.
Ведь у него просто не было других друзей. Не было! Он даже с однофакультетниками не сошелся. Гениальная была идея подсказать Молли, что Рон будет хорошим другом для самого Гарри Поттера. Ревнивый и завистливый парень гарантировано отшибал всех, кто проявлял интерес к герою. Он считал Гарри своей собственностью и защищал эту собственность, как бродячая собака кость. Что гарантировало постоянные склоки и разборки с Малфоем, который тоже был не прочь прибрать к рукам национальное достояние. А уж как тяжело было ввести в компанию мисс Грейнджер! Пришлось организовывать квест с троллем и героическим спасением девочки, чтобы Уизли номер шесть перестал на нее бросаться. Так каким же образом Поттер умудрился обзавестись еще какими-то друзьями?! Неужели мальчишка сумел перехитрить самого Дамблдора?! А ведь именно эти неизвестные друзья могли донести Фламмелю про игры с «Философским камнем». О, нет! Вся тщательно выстроенная стратегия шла книззлу под хвост. Гарри еще не обзавелся непримиримыми врагами, не проникся ненавистью к тем, кому нужно. Нужно Дамблдору, естественно. И эти неизвестные друзья явно чистокровные. А значит, паршивец может узнать, что у него довольно много родни в волшебном мире, что его совершенно не обязательно было отправлять к Дурслям, да и про пресловутую «магию материнской любви» его могли просветить. В том смысле, что это такое же вранье, как и Философский камень в Хогвартсе. И как после этого вернуть доверие мальчишки?! Как?! Существовали определенные ментальные практики и подчиняющие волю зелья, но это был именно тот случай, когда их просто нельзя было использовать. Ведь Гарри Поттер должен был пожертвовать собой ради волшебного мира, а такие решения принимались строго добровольно. Решившегося на подобное испытывала сама магия. И если вылезало внешнее воздействие, то следовал такой откат, что накрыло бы всех магов. Можно было только создавать условия, подталкивая мальчика в нужном направлении. А теперь этот гениальный план трещал по всем швам. Но ничего! Не на того напали! Он еще поборется! Они еще увидят...
И великий светлый волшебник решительно отправился в «Нору».
Молли Уизли была очень рада Дамблдору. Она тут же усадила его за стол, налила чаю и угостила свежеиспеченным пирогом. Рядом крутились Рон и его сестренка. Близнецы были чем-то заняты в своей комнате, Перси отсутствовал, как и глава семьи.
— Очень вкусно! Большое спасибо, Молли! — поблагодарил Дамблдор.
Хозяйка дома расплылась в довольной улыбке. Доброе слово и кошке приятно, а тут не кто-нибудь похвалил, а сам директор Хогвартса и так далее по списку.
— Директор, — начала Молли, когда чашка опустела, и приличия позволили перейти к делу, — когда к нам приедет Гарри? Рон написал ему несколько писем, но ответа так и нет. Мы все ужасно волнуемся, вдруг у мальчика что-то случилось.
Дамблдор тяжело вздохнул. Но не признаваться же в собственной глупости и недальновидности.
— Мне очень жаль, Молли, но планы изменились. Для мальчика оказалось слишком сильным испытанием то, что случилось. Это же так ужасно — встретиться лицом к лицу с убийцей своих родителей.
Молли схватилась за свою объемистую грудь, шумно задышала и шмыгнула носом.
— Бедный ребенок! — пробормотала она.
— Так что Гарри сейчас восстанавливает здоровье.
— Но разве ему не лучше будет среди друзей... — начала Молли.
Дамблдор покачал головой.
— Гарри Поттер не приедет? — потрясенно спросила Джинни.
— Нет, малышка. Но ты не расстраивайся, ты увидишь его в школе.
По щекам девочки потекли слезы. Она топнула ногой и убежала. Рон проводил ее задумчивым взглядом.
— Мальчик мой, — обратился к нему директор, — скажи-ка мне, а Гарри ни с кем больше не подружился?
Рон замотал головой.
— Нет. У него только один друг. Самый лучший и надежный. Ну я, то есть. Еще Грейнджер, но она же девчонка.
Дамблдор снова вздохнул. Мальчик не врал. Конечно, было большой глупостью отдавать Поттеру мантию его отца, но тут выхода не было. Он и так оттягивал сколько мог возвращение родового артефакта. Нет, совсем незаметно выбираться из спальни и гостиной, чтобы встречаться с кем-то таинственным, Гарри не мог. Невидимость невидимостью, но передвигаться бесшумно ребенок не умел. Как и проходить сквозь стены. Кто-нибудь наверняка заметил бы, как открываются и закрываются двери и проходы. Да и карта, когда-то отобранная у мародеров, исправно показывала все перемещения мальчика. Не то чтобы директор от нее глаз не отрывал, но посматривал периодически. Кто же увел парнишку и посоветовал убраться Дурслям? Кажется, придется применять поисковые чары. А значит — посвящать в проблему Снейпа. Ничего, отвлечется от своих дел и сварит необходимое зелье. Можно было, конечно, и самому, но уж очень давно Альбус не становился к котлу, растерял уже большинство навыков. Да и зачем самому напрягаться, если есть кого заставить... то есть, попросить.
И директор Хогвартса откланялся, оставив задумчивых Молли и Рона и глубоко несчастную Джинни. Впрочем, об этом он забыл уже через минуту. У него были другие дела.
Снейп был крайне недоволен тем, что его оторвали от каких-то своих занятий. Но кто же интересуется его мнением? Так что скоро необходимое зелье было готово. Дамблдор лично провел ритуал... Огненная стрелка показала куда-то на юго-восток и пропала.
— И что теперь делать? — в ужасе спросил Дамблдор.
Снейп взглянул на него с брезгливой жалостью.
— Странно, что вы забыли, — негромко и язвительно проговорил он.
— Что именно? — недовольно спросил Дамблдор.
Снейп закатил глаза.
— Что мы с вами находимся на острове.
Дамблдор чуть не сплюнул от огорчения. И как он мог забыть? Соленая морская вода была естественным препятствием для поисковых чар и амулетов. Именно поэтому множество сторонников Гриндевальда в свое время удрали в Южную Америку. Да и раньше этой особенностью многие пользовались. Но это значило, что мальчик умудрился покинуть страну? Но как... Неужели он сумел связаться с кем-то из взрослых магов? Хотя были и маггловские способы. Но почему его отпустила Петуния? Или ее не поставили в известность?
— Пошлите ему сову, — предложил Снейп.
Дамблдор тяжело вздохнул. Он лично накладывал на Гарри Поттера антисовиную защиту, чтобы его не могли найти ни УПСы, ни восторженные поклонники. Прошлым летом он снимал защиту для эффектного шоу, но потом восстановил. А письмо из Хогвартса со списком учебников должно было отправиться в «Нору». А теперь... оставалось только ждать и надеяться, что первого сентября беглец вернется в Хогвартс. И это было ужасно. Дамблдор просто ненавидел, когда что-то выходило из-под его контроля. Но именно теперь он был совершенно беспомощен.
Снейп даже не скрывал злорадную ухмылку.
А абсолютно счастливый Гарри Поттер в это время строил свой первый в жизни песчаный замок на берегу ласкового Лигурийского моря. Это было не очень близко, городок Триора располагался в горах. На пляж Гарри перенесла Эмэ, она же и следила, чтобы с гостем хозяйки ничего не случилось. Они должны были вернуться к обеду. К замечательному обеду! Вот только правильно есть спагетти Гарри пока не научился. Но это не так уж и страшно. И еще надо бы узнать рецепты лазаньи и ризотто. Тете наверняка понравится.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 02.10.2014, 12:19
 
Al123potДата: Понедельник, 29.09.2014, 12:29 | Сообщение # 11
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 6.

Северус Снейп был зол и недоволен жизнью. Хотя, можно сказать, что это было его почти постоянное состояние. Редкие минуты удовольствия были связаны с научными экспериментами, беседами с коллегами, изучением редких фолиантов. Дамблдор сумел вытащить его в тот момент, когда ему осталось внести последний ингредиент в экспериментальное зелье, которое в перспективе могло стать основой для мощнейшего стимулятора, способного спасти тех, кто не мог вызвать патронуса, чтобы защититься от дементоров. Это открытие прославило бы его имя. И спасло бы множество жизней.
Но что такое жизнь и рассудок других людей, когда речь шла о любимейшем проекте Дамлдора — Гарри Поттере? Вопрос из разряда риторических. Основа оказалась безнадежно испорчена. Впрочем, Снейп предпочел видеть ее испорченной, лишь бы не посвещать великого светлого в планы своих разработок.
Странно, но ему стало даже приятно, что Поттера не удалось найти с помощью поискового зелья. Уж очень потрясенное и по-детски обиженное лицо было у дорогого директора. Старый маразматик даже не вспомнил, что именно является преградой для поиска. И почему он так удивился? Петуния с мужем и сыном имели полное право поехать отдыхать. А у Поттера могло быть полным-полно друзей-приятелей, к которым его на это время сбагрили родственники. И что тут такого?
На какой-то миг царапнуло воспоминание, что Поттер не выглядел тем, кто каждое лето путешествует по морским курортам, но Северус тут же прогнал его. И привычно обозлился на глупого мальчишку, бесцеремонного директора и собственные ошибки молодости. И тут же соврал Дамблдору, что он ну вот никак не может подключиться к поискам героя, так как его пригласили на очень важную встречу. Речь пойдет о редких зельях и старинных рецептах. И отказать никак нельзя — не каждый день сам Дандоло желает проконсультироваться по поводу какого-то необычного дополнения к стандартной рецептуре кроветворного зелья, найденного в древних свитках и манускриптах, которые предок Дандоло вывез из разоренного крестоносцами Константинополя. А Снейп как раз и сам собирался за некоторыми ингредиентами, которые можно достать только в Италии...
Дамблдор рассеянно покивал, похоже, даже не обратив внимания на знаменитую фамилию, и дал свое согласие. Надо было как можно быстрее рвать когти и доставать порт-ключ в Венецию. Во избежание.
Сборы были короткими, и вот уже на следующий день Мастер Зелий мог любоваться на каналы, палаццо и толпы туристов разных национальностей.
Снейп буквально бросил свои вещи в номере маленького отеля и рванул в лавочку синьора Дзакконе. Это заведение было широко известно в узких кругах зельеваров, не чурающихся темной магии.
Северус уже в который раз восхитился выбором места для лавки — сразу за тюрьмой Карчере, в крошечном закоулке, видимом только своим. Вот истинный признак того, что для сильных мира сего никогда не было запретов. И ведь прямо рядом с дворцом дожей, лишь проплыви на гондоле под мостом Вздохов — и вот он проулок, у которого невозмутимо высадит привычный ко всему гондольер. Ох, как же хочется отрешиться от директорских игр и окунуться в атмосферу редких ингредиентов...
В лавочке были посетители, но это было неважно. Снейп только шагнул к вожделенным полкам, как услышал самый ненавистный голос в мире, который, к тому же, нагло и громко вопрошал:
— Синьора, а чем желчь броненосца в этом флаконе отличается от вон той? Они же одного оттенка?
Поттер...
Северус очень медленно развернулся к своему персональному кошмару. Его взору предстала совершенно немыслимая картина. Троллев Поттер, одетый в джинсы и футболку, теребил за рукав элегантную даму и возбужденно тыкал пальцем в выставленные на прилавок флаконы. На это безобразие благосклонно взирал сам владелец лавки.
Тут паршивец явно что-то почувствовал, обернулся, испуганно пискнул и попытался спрятаться за свою спутницу. Та удивленно взглянула на нового посетителя.
— Синьор? — проговорила она.
Но Снейп сейчас видел перед собой только мелкого паразита.
— Мистер Поттер! — прошипел он. — Потрудитесь объяснить, как вам удалось покинуть Великобританию, не поставив в известность директора Дамблдора? Вы в курсе, что вас ищут? Хотя кому я об этом говорю! Вам ведь так нравится привлекать к себе внимание!
Мальчик испуганно втянул голову в плечи.
— Гарри, ты знаком с этим господином? — спросила дама. — Может быть, ты представишь нас?
Мальчик судорожно вздохнул.
— Это... это... это профессор Снейп. Он преподает Зелья в Хогвартсе. А это синьора Руджиери. Вот.
Руджиери... Одной этой фамилии было достаточно, чтобы у Мастера Зелий прошел весь запал.
— А что вы тут делаете? — спросил он.
— Видимо, то же, что и вы, — ответила синьора. — Очень приятно познакомиться. Гарри о вас столько рассказывал.
Снейп вздохнул. Ну почему ему так не везет?! Страшно даже представить, что нарассказывал этой даме мерзкий Поттер. А им наверняка есть о чем поговорить! А она теперь вряд ли захочет...
— Дело в том, мадам, — начал он, — что Поттера ищут.
— А зачем? — спросила синьора. — Насколько я в курсе, у Гарри сейчас каникулы. Его родственники отправились отдыхать, а он пока гостит у меня. Лично я не вижу в этом никакой проблемы. Вас беспокоит, сделает ли он домашнее задание? Все в полном порядке, мы как раз сейчас разбираем зельеварение. У Гарри много вопросов.
У синьора Дзакконе нехорошо заблестели глаза. Как и большинство торговцев, он был жутким сплетником. Можно было не сомневаться, что уже к вечеру большая часть итальянских зельеваров будет знать, что профессор Хогвартса пытался лишить своего студента законного отдыха и возможности поучиться у известного Мастера. А если вспомнить, что в лавке Дзакконе закупались зельевары всей Европы — не только итальянских.
— Вы меня не так поняли, — выдавил из себя Снейп, — просто он должен был поставить в известность директора, тот его магический опекун. Он волнуется.
Гарри тяжело вздохнул. Он вспомнил, как Дамблдор буквально заставил его вернуться в дом Дурслей, упирая на какую-то защиту. Но про камень-то он наврал. Может и с защитой то же самое?
— А чего он за меня волнуется? — упрямо набычившись проговорил мальчик. — Раньше-то не волновался.
У Снейпа потемнело в глазах.
— Мистер Поттер! Вы ... вы отвратительный зазнавшийся сопляк, не способной оценить хорошего отношения...
— Хватит! — заставила его умолкнуть синьора. — Мне противно вас слушать. Синьор Дзакконе, мы вернемся позже. Гарри, мы уходим!
— Мадам!
Но было уже поздно. Синьора Руджиери резко кивнула хозяину лавки, взяла Поттера за руку, и они вышли за дверь. Звякнул колокольчик, и послышался хлопок аппарации.
Снейп замер. На него с насмешливой улыбкой смотрел синьор Дзакконе. Настроение было испорчено, желание копаться в редких ингредиентах совершенно пропало. И все из-за проклятого мальчишки! Тролль бы его подрал! И где его теперь искать? Вряд ли кто-нибудь выложит ему адрес синьоры Руджиери. Да если и выложит... В голове мелькнула мысль сообщить Дамблдору, но Северус эту непрошеную мысль тут же изгнал. От отпуска и так всего ничего осталось, столько всего запланировано, а директор наверняка заставит искать подходы к синьоре и ловить Поттера по всей Италии. Синьора же тоже может на каком-нибудь острове жить. Да даже если и не на острове. Мало ли, какая там защита. И так уже опозорился. В конце концов, с Поттером точно все в порядке: одет, обут, накормлен и доволен жизнью. Вот если в школу первого сентября не явится, тогда и будем решать.
— Вы что-то хотели, синьор Снейп? — спросил Дзакконе.
Итальянец говорил понятно, но с сильным акцентом.
— Благодарю вас, я зайду позже.
— Как вам будет угодно.
Аппарировать Снейп не решился, он не очень хорошо знал координаты гостиницы. Так что снова пришлось воспользоваться услугами гондольера. Сбоку появились жуткие отверстия, служившие источниками света и бывшие истинным проклятием для заключенных тюрьмы Поцци. На Северуса дохнуло холодом. Даже в Азкабане до такого изуверства не додумались. Страшно даже представить, что переживали узники в залитых водой камерах. Хотя на чердаке под свинцовой крышей было не легче. Все-таки интересно, почему лавка помещалась именно в этом месте? Только ли в близости к Дворцу Дожей было дело? Или в чем-то еще? Напоминание колдунам, чтобы не зарывались? Или узники служили материалом для опытов? Об этом не хотелось даже думать. Ладно, он сейчас перекусит, прогуляется по городу и подумает о своих дальнейших планах. А там будет видно...
Результатом размышлений и плотного обеда стало письмо.
«Уважаемая синьора Руджиери!
Прошу меня извинить за недостойное поведение. Косвенным оправданием может служить только то, что на поиски мистера Поттера было потрачено много времени, сил и нервов. Не окажите ли Вы мне честь, позволив принести извинения лично? Возможно, я мог бы объяснить Вам существующее положение вещей.
С искренним уважением и надеждой на встречу,
С. Снейп».

Арендованная в гостинице сова ухнула и вылетела в окно. Теперь оставалось только ждать.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Вторник, 30.09.2014, 11:34 | Сообщение # 12
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 7.

— Это от твоего профессора, — сказала синьора Руджиери, — он извиняется и просит о личной встрече. Гарри, что между вами произошло?
— Я не знаю, — ответил Гарри, — он меня просто не любит. Причем с самого начала, даже когда в первый раз меня увидел. И частенько поминает моего отца, а я ведь папу совсем не помню. Хотя... — Гарри решил быть честным до конца, — я тоже не прав. Я все время подозревал профессора, что это он хочет украсть Философский камень. А он мне жизнь спас. И я его даже не поблагодарил.
Последнюю фразу мальчик проговорил совсем тихо. Синьора Руджиери покачала головой.
— Давай сделаем так, — предложила она, — я сейчас напишу твоему профессору и приглашу его в гости. Думаю, что поговорить с ним стоит в любом случае. Он может многое знать о том, что творится в Хогвартсе. А если ты не захочешь, то можешь с ним не разговаривать.
Гарри кивнул. Это был великолепный план. Так что сова вернулась в гостиницу с короткой запиской и порт-ключом.
Снейп несколько минут мрачно смотрел на небольшой металлический стержень и наконец решился. И через секунду материализовался в кабинете синьоры Руджиери.
— Добрый день, — поднялась на встречу гостю синьора.
Тот в ответ поклонился. Уселся в предложенное кресло. Домовичка принесла поднос с запыленной винной бутылкой, бокалами, фруктами и сыром.
— Прошу!
Северус сунул нос в бокал с вином и блаженно втянул восхитительный запах. Тролль побери, итальянцы всегда знали толк в хорошей кухне и винах.
— Большое спасибо, что согласились принять меня, — проговорил Снейп, — я еще раз прошу прощения, что был настолько несдержан. Вряд ли меня что-то может извинить, но поиски Гарри Поттера могут довести до белого каления любого.
Синьора насмешливо улыбнулась.
— Должна заметить, что Гарри на меня произвел приятное впечатление, как и на моих друзей Фламмелей и на фею Бефану.
Снейп бросил на нее косой взгляд.
— Извините мое любопытство, но как вы познакомились с Поттером?
— Все очень просто, он написал письмо.
— Вам?! — удивился Снейп.
— Нет, не мне, Фламмелю. А почему вас это интересует? По-вашему, мне нельзя написать письмо?
— Нет, что вы! Я не это имел в виду. Просто Поттер никогда не интересовался ничем кроме квиддича, и я удивился, что он мог узнать о вас.
— Гарри написал Николасу письмо с извинениями. Он был уверен, что из-за него пришлось уничтожить Философский камень. Это очень мучило мальчика. Я была в гостях у своих друзей, когда пришло это письмо. Николас страшно удивился, и мы все отправились к Гарри. Оказалось, что его обманули самым подлым образом. Кроме того, ребенку пришлось убить одержимого. Вы не могли бы мне объяснить, почему никто из руководства Хогвартса не озаботился этим? Гарри не мог спать из-за постоянных кошмаров.
Снейп вздохнул. Честно говоря, он и сам об этом не подумал. Со своими проблемами он всегда справлялся самостоятельно, а Поттер вызывал в нем слишком много противоречивых чувств и грустных воспоминаний, чтобы думать о его душевном состоянии.
— В свое оправдание могу сказать только то, что Поттер учится не на моем факультете. У него есть свой декан, да и директор является его опекуном. А все необходимые зелья для него я приготовил.
— Не сказала бы, что ваш директор хорошо справляется со своими обязанностями опекуна, — заметила синьора.
— Отобрать у него Поттера вряд ли получится, — Снейп положил в рот кусочек сыра и запил его глотком вина, — у Дамблдора на счет мальчишки большие планы. В которые он, впрочем, никого не посвящает.
— Я понимаю, что Гарри придется первого сентября вернуться в Хогвартс, — ответила синьора, — но до этого мальчика необходимо избавить от той гадости, что засела под его шрамом. И если Дамблдор будет продолжать портить ребенку жизнь, то будет иметь дело со мной. И не только. Я знаю, как в Англии относятся к темным семьям, но в данном случае репутация будет работать на меня.
Снейп кивнул. О репутации итальянских зельеваров он был наслышан.
— Надеюсь, проблем с уроками не было? — спросил он.
— О, он прекрасно справляется. Разумеется, у маггловоспитанного ребенка много вопросов, но он старается разобраться сам. Должна заметить, что английские учебники составлены не лучшим образом, почти нет объяснений — как именно работает то или иное заклинание, нет таблиц соответствия магических ингредиентов. Только сами формулы, заклинания, рецепты. Мы договорились с Гарри, что он выучит латынь и за учебный год переведет книгу про ядовитые растения и их использование в зельеварении.
— Выучит? — переспросил Снейп.
— Ну, не думаю, что он сможет вести на нем научный диспут или бытовой разговор, но читать научится. Надо же с чего-то начинать.
Снейп кивнул. Большинство научных работ в прошлом было написано на латыни, и многие современные ученые продолжали эту традицию. Прославленные мэтры как и несколько веков назад читали лекции и вели диспуты на этом мертвом языке. Даже русские, у которых подобной традиции не было, и которые колдовали на своем родном языке, не высказывали недовольства по этому поводу. Сам Мастер Зелий этот общий язык науки и религии тоже учил самостоятельно. Хочешь читать не только современные книги и общаться на равных — изволь соответствовать. Очень было обидно, что в Хогвартсе ничему подобному не учили. Представители старых семей справедливо считали, что это делалось для того, чтобы большинство довольствовалось малым и не лезло в дебри. Тем опаснее для этого большинства были те, кто обладал пытливым умом и был готов учиться и самостоятельно. А ведь были и другие языки. Колдовские традиции Европы не от одних кельтов пошли, которые ничего никогда не записывали, предпочитая устную традицию. Вот интересно, прекрасная синьора обычное образование получала, или она еще и стрега? Но о таком спрашивать никак нельзя — совсем уж неприлично!
Северус обвел взглядом книжные шкафы.
— У вас прекрасная библиотека, — проговорил он. — Не сочтите за наглость, но я в свое время очень интересовался работами ваших предков. Каждый из ядов Руджиери — шедевр. Как и противоядия к ним.
Синьора улыбнулась.
— Это так. Сейчас я в основном готовлю на заказ редкие зелья для госпиталя святых Козимо и Дамиана, но иногда так приятно тряхнуть стариной.
Снейп понимающе хмыкнул. Это вам не крыс по подвалам травить. Настоящие сложные яды были произведениями искусства. Они готовились индивидуально, и никакие уловки, знание чар и «постоянная бдительность» не спасли бы несчастного, на которого поступил заказ именитым Мастерам. Можно сколько угодно пить и есть только из своей посуды и лично приготовленное, это не поможет против отравленных печаток или ночной сорочки. Смерть таилась в огоньке свечи, в масле для светильника, на кончике дамской шпильки, на губах случайной любовницы. Даже совместная трапеза не спасала. Отравленным мог быть нож, которым разрезали спелый фрукт, но отравленным лишь с одной стороны, и убийце доставалась безопасная половинка. У Борджиа был знаменитый кубок со скрытым механизмом, яд из которого попадал в вино после того, как отравитель нажимал на определенное место в чеканном узоре. А кольца, о ядовитые грани которых так легко можно было оцарапаться? А знаменитый ключ Лукреции Борджиа, действующий аналогично? Яды прочно входили в быт богатых и знатных. Надменные патрицианки и жены купцов не отказывали себе в том, чтобы отравить супруга за завтраком. Противоядие полагалось на ужин, и тот, кто не ночевал дома, умирал. А нечего плодить бастардов и тратить состояния на глупости. Яды, следов которых было не отыскать, которые распадались через самое короткое время. Яды, не обнаруживаемые даже в простой воде! Какие были составы, какие методики! Какие Мастера! Вот бы хоть одним глазком взглянут в фамильные записи!
Синьора Руджиери улыбалась. Мысли гостя были перед ней как на ладони. И это было приятно. А то повадились обвинять Мастеров во всех смертных грехах. Праведники, замечающие соринку в чужом глазу и не видящие бревна в собственном. А с этим профессором можно работать. Он действительно понимает красоту кипящих котлов и готовящихся зелий. И может оценить мерцающую в хрустальном флаконе смерть.
— Надеюсь, вы не откажитесь поужинать с нами? — сказала она. — Будут Фламмели.
— Почту за честь! — Снейп с усилием оторвался от своих размышлений и залпом допил терпкое вино.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Вторник, 30.09.2014, 11:35
 
FaitiДата: Среда, 01.10.2014, 04:32 | Сообщение # 13
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Мда Снейп как узнал с кем Поттер так сразу шелковый стал и извинился и мол я не его декан все дела, Мерзкий тип.
 
KorterealДата: Среда, 01.10.2014, 04:47 | Сообщение # 14
Снайпер
Сообщений: 133
« 9 »
Цитата Faiti ()
Мда Снейп как узнал с кем Поттер так сразу шелковый стал и извинился и мол я не его декан все дела, Мерзкий тип.


И не говорите. Терпеть его не могу.Оберегал он, видите ли Гарри. А не по его ли милости Гарри сиротой остался?



Друзьям раздайте по ружью-и дураки переведутся.
 
Al123potДата: Среда, 01.10.2014, 12:36 | Сообщение # 15
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 8.

Ужин прошел в атмосфере взаимопонимания и был выше всех похвал. Гарри Поттер тихо сидел на своем месте, ел и с интересом прислушивался к разговорам взрослых. А Северус Снейп был просто счастлив. Сам великий Фламмель хорошо отозвался о его работах и исследованиях, высоко оценил идею «жидкого патронуса» и даже дал несколько практических советов. Да еще и пригласил к себе в гости! И жена у него такая милая. А хозяйка дома очень красивая и деликатная женщина. И с чего он решил, что Гарри Поттер вылитый папаша? Глаза у него как у Лили, да и вести себя умеет. В разговор не лезет, внимательно слушает, рож не корчит. Уж Джеймс бы давно дал понять, что Нюниусу ничего делать в этом доме. А Гарри вел себя как подобает и сам отправился спать, когда подали кофе и ликеры.
Высокие договаривающие стороны решили, что извещать Дамблдора о временной дислокации Гарри Поттера не стоит. Зачем отвлекать занятого человека? Снейп поклялся защищать и оберегать мальчика? Вот пусть и оберегает. Здесь. Дорогая Маддалена договорилась со знакомыми ведьмами, чтобы те помогли провести ритуал и призвать Великую Тривию. Уж очень пакостная вещь прицепилась к ребенку. А затем надо будет провести реабилитацию, чтобы мальчик вернулся в школу здоровым и полным сил. Времени как раз хватит, а для исследования есть лаборатория Маддалены. Она совсем не против поработать с талантливым англичанином. Можно прямо сегодня перебираться из гостиницы.
— А я не скомпрометирую синьору? — спросил Снейп.
— Разумеется, нет.
Так что уже через пару часов довольный жизнью Мастер Зелий устраивался в гостевой спальне. Он был полон планов и идей и даже не имел ничего против соседства Поттера. Подумаешь, Поттер, да он бы на Темного Лорда согласился вместе с Беллатрикс, лишь бы получить доступ к книжным редкостям.
А Альбус Дамблдор как-то вдруг почувствовал себя очень неуютно. Он совершенно точно знал, что Северус заказал порт-ключ в Венецию. И это беспокоило. Конечно, в неприметных лавочках этого волшебного города можно было купить самые редкие ингредиенты и гримуары. Известному Мастеру Зелий будут рады и в Падуе, и в Болонье, и в Риме. Но уж очень местные маги любили именно темное волшебство. Не зря же говорят знающие люди, что в городе Турине под фонтаном на Пьяццо Статуто находится вход в Ад. Как бы Северус не сбился с верного пути.
Нельзя сказать, что Гарри обрадовался присутствию в доме самого нелюбимого профессора. Но Снейп вел себя на редкость прилично, гадостей не говорил, над душой не стоял. Они и виделись только за столом. А у Гарри была куча дел — прогулки по окрестностям, купания в море. Он познакомился с мальчиком Джанни, который приносил травы для синьоры Руджиери. Джанни не говорил по-английски, но ребята сумели договориться, ведь Гарри выучил уже много слов на итальянском, а были еще жесты.
— Джанни — сирота, — пояснила синьора Руджиери, — старая Бернардетта взяла его, чтобы он помогал в лавке. Смышленый мальчик.
— Его учат? — спросил Снейп.
— Нет. Бернардетта — стрега, ей нечему учить мальчика. Но он не пропадет. Поедет учится в Салерно, там пригодится умение обращаться с травами.
— А что значит «стрега»? — спросил Гарри.
— В Италии так называют ведьм, — ответила синьора. — Видишь ли, Гарри, магические традиции разных народов сильно отличаются. У некоторых, как, например, у кельтов, было запрещено записывать сакральные знания, они передавались из уст в уста. Именно поэтому мы мало что знаем о них. Если ты помнишь, то римляне целенаправленно уничтожали друидов. Как бы не пыжились современные британцы, почти ничего от коренной традиции не осталось. Не даром они все выводят от Мерлина, который жил уже после того, как римляне ушли с их островов. Да и большинство заклинаний у вас на латыни.
Гарри кивнул. Ему было очень интересно слушать синьору. Такого в Хогвартсе не рассказывали!
— А у других народов знания сохранялись. Это были священные тексты. Их часто зашифровывали, и тут тоже была опасность, что шифр может быть утерян. Но что один человек придумал, другой всегда сможет разгадать. Так вот, что касается стрег. Это очень древняя традиция. Кое-что пришло к нам еще от этрусков. Но многие верят в Арадию — дочь Дианы от Люцифера, которая спустилась на землю, чтобы учить женщин защищать себя.
— Но без Люцифера не обошлось, — заметил присутствующий при разговоре Снейп.
— Должна же и от мужчин быть хоть какая-то польза, — ответила синьора.
Снейп замер с широко раскрытыми глазами. Гарри хихикнул.
— Вы феминистка? — спросил Снейп.
— В некотором роде, — усмехнулась синьора. — Наше учение создавалось в том числе и для защиты от произвола мужчин. Но я не мужененавистница.
— Но раз мужчины не могут этому учиться... — начал Гарри.
— Они учатся другому, — ответила синьора, — каждому свое, что в этом плохого? Мы разные, и этим все сказано. Женщинам ближе луна, ночь, древние силы и стихии. Мужчины сильнее там, где нужны расчеты и четкая система.
Гарри кивнул. Такая система ему нравилась. Действительно, зачем соперничать с кем-то, кто обладает каким-то качествами от рождения? Не проще ли выявить свои сильные стороны и развивать именно их?
— Значит, мужчины-маги у вас в основном зельевары и астрологи? — спросил Снейп.
— Есть еще некромантия, демонология, — ответила сеньора, — чары. В последнее время стреги часто выходят замуж за магов, работают вместе.
— А раньше такого не было? — заинтересовался Снейп.
— Было, — ответила синьора, — но реже. Многие маги считали деревенских знахарок кем-то намного ниже себя. Хотя и не брезговали их знаниями. Тот же Парацельс многое узнал от своей матери-акушерки, а все приписал себе. Хоть он и не итальянец, но пример показательный. Были случаи, когда городские колдуны на своих конкуренток специально доносы писали. Сейчас этого, конечно, уже нет.
— Подлость какая! — возмутился Гарри.
— А вы, значит, и стрега, и ученая? — не выдержал-таки Снейп.
— Мои предки дураками не были, — ответила синьора, — это как раз тот редкий случай взаимного сотрудничества и браков. Но в старые времена мне пришлось бы работать только под именем мужа.
— В Англии тоже так было, — заметил Снейп, — женщин легче обвинить, раз их считали изначально греховными.
— Ну, не будем о грустном, — улыбнулась синьора. — Ритуал надо будет провести на день рождения Гарри. Я уже почти все устроила. Мне помогут Микела, Бернардетта, Джульетта и Джованна. Место мы знаем. Нужно будет приготовить несколько зелий.
— Я могу чем-нибудь помочь? — тут же спросил Снейп.
— Вам придется сидеть наготове с укрепляющими зельями и аппарировать к нам по сигналу. И вы должны будете дать клятву, что никогда и никому не расскажите о том месте, где побываете.
— Конечно, — согласился Снейп.
Теперь, когда дата проведения ритуала была определена, время словно бы ускорилось, понеслось вскачь. Гарри ужасно волновался. Ему сказали, что магическая частица, прицепившаяся к нему в ту ночь, когда развоплотился Темный Лорд, сильно осложняла его жизнь. Это был своего рода магический паразит, который жил за счет своего хозяина. Он тянул из Гарри жизненные силы и магию. Именно поэтому мальчик был мал для своего возраста. Кроме того, синьора Руджиери считала, что у него может улучшиться зрение. Это была давняя мечта Гарри — избавиться от очков. Только это будет больно, очень больно.
— Понимаешь, Гарри, — сказала синьора, — Великая ничего не дает просто так. За силы, знания, очищение нужно заплатить. Кровью, болью, страданием. Человек должен заглянуть за Грань, умереть и снова родиться. В этом смысл всех древних мистерий и ритуалов.
Гарри был согласен. Он верил синьоре Маддалене и Фламмелям. Они не обманывали его, не рассказывали сказок, всегда отвечали на вопросы, объясняли непонятное. Раз так надо, то пусть. Он потерпит. В первый раз что ли?



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 02.10.2014, 12:19
 
scorpions235Дата: Среда, 01.10.2014, 20:14 | Сообщение # 16
Посвященный
Сообщений: 33
« 25 »
Именно Маддлена, не Магдалена?
 
Al123potДата: Среда, 01.10.2014, 20:35 | Сообщение # 17
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата scorpions235 ()
Именно Маддлена, не Магдалена?
scorpions235, скопировано точно но я свяжусь с Заязочкой и задам её Ваш вопрос.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Среда, 01.10.2014, 20:51 | Сообщение # 18
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
scorpions235, вот ответ автора:
Цитата Заязочка
Да, Маддалена. Есть такое итальянское имя.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Четверг, 02.10.2014, 12:17 | Сообщение # 19
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 9.

Снейп нежно провел рукой по корешку древнего фолианта. Зелья для ритуала варила сама синьора, мужские руки тут не годились. Да и секреты, не предназначенные для чужих глаз, имелись. Но он не в обиде. Зато есть время проверить расчеты для «жидкого патронуса», ознакомиться с работами тех, кто уже занимался этой проблемой. О чем еще можно мечтать летом, как ни о размеренном отдыхе и общении с интересными людьми? Поттер совершенно не мешал, Снейп даже лично проверил его эссе по Зельям, одобрил и ответил на несколько вопросов.
Если говорить откровенно, то Северус прекрасно понимал, что педагогика не является его призванием. Он не любил шумных неуравновешенных подростков, не испытывал никакого умиления от наблюдение за их ростом и развитием. И смертельно уставал от постоянного повторения и бесплодных попыток вбить хоть что-то в чугунные головы. А был еще целый факультет со своими проблемами, ловля нарушителей во время дежурств, приготовление зелий для Больничного Крыла. Там редко требовалось что-то сложное или необычное. Студенты были однообразны в своих выходках. Ах, если бы удалось избавиться от этой каторги и заниматься чистой наукой! Со временем можно было и парочкой учеников обзавестись. Умными и понимающими, имеющими талант к зельям учениками... Эх, мечты... Альтернативой нелюбимой работы был Азкабан. Может быть, именно поэтому так захотелось вставить пару палок в колеса Дамблдору. Кто знает...
* * *
Гарри тщательно выполнил все предписания. Выпил положенные зелья, совершил омовение. Синьора Руджиери подхватила его под руку, и они аппарировали. Снейп остался ждать сигнала.
Они очутились в какой-то совершенно дикой местности. В темноте, которую почти не рассеивали звезды, угадывались каменные глыбы и деревья. Где-то недалеко журчал ручей. В руке сеньоры вспыхнул факел. Гарри удивленно огляделся. Слышались хлопки аппарации, вспыхивали другие факелы. Теперь можно было разглядеть изъеденный временем каменный столб, в верхней части которого виднелись полустертые изображения грозных женских лиц, глядящих на три разные стороны. Ниже можно было разглядеть выбитые контуры ритуального ножа, чаши и факела. У подножия странного столба еще остались древние камни дорог, замощенных много веков тому назад.
Старая Бернардетта вычертила магический круг, остальные расставили курильницы и воткнули в землю факелы. Гарри хорошо знал, что ему надо делать, потому он послушно разделся и, прикрываясь руками, неловко улегся в круг. Потом вспомнил, что надо раскинуть руки. Очки тоже пришлось снять, чему мальчик был очень рад, ведь он знал, что ведущие ритуал стреги также разденутся донага, а это его ужасно смущало.
Ритуал вела Барнардетта. Она перерезала горло жертвенному петуху. Лежащего на земле мальчика окропили кровью петуха, остатки вылили в чашу, куда потом полилось вино. Ведьмы по очереди пили из этой чаши. Они заняли свои места в кругу и начали петь. Гарри не понимал ни слова, это был какой-то очень древний язык, даже древнее латыни. У мальчика кружилась голова, он словно бы плыл куда-то. Вдруг ему почудилось, что древнее изваяние шевельнулось. Над ним склонилось суровое женское лицо. Казалось, что ни что не может укрыться от этого внимательного взгляда. Гарри чувствовал, что богиня смотрит ему в самую душу.
По его телу быстро скользнуло что-то непонятное, и в следующую секунду перед ним появилась голова огромной змеи. Гарри замер. Он не боялся змей, умел разговаривать с ними, но ведь это явно была не обычная змея. Раздвоенный язык скользнул по лицу мальчика. Богиня склонилась еще ниже и прикоснулась губами ко лбу Гарри. И пришла боль.
Это было по-настоящему страшно: каждую мышцу его тела скрутила судорога, кости плавились в чудовищном жаре, казалось, что мозг вытекает через шрам вместе с черной кровью. Крики скоро сменились хрипом. Гарри еще раз дернулся и затих. Ведьмы замерли. Медленно текли секунды. Наконец мальчик снова стал дышать.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 02.10.2014, 12:18
 
xfiles240Дата: Четверг, 02.10.2014, 17:37 | Сообщение # 20
Посвященный
Сообщений: 32
« 14 »
мало! а так нечто новое не заезженный сюжет, свежий взгляд на проблему по имени Гарри

Сообщение отредактировал xfiles240 - Четверг, 02.10.2014, 19:43
 
ватрушкаДата: Четверг, 02.10.2014, 17:50 | Сообщение # 21
Ночной стрелок
Сообщений: 93
« 80 »
Согласна на все 100!!! Но, видимо, зависит не от выкладывающего...
 
Al123potДата: Пятница, 03.10.2014, 14:09 | Сообщение # 22
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 10.

Северус Снейп сидел в гостиной дома синьоры Руджиери и честно пытался читать. Получалось плохо. Он сам участвовал в самых разных ритуалах, присутствовал при жертвоприношениях, но то, что происходило сейчас где-то далеко отсюда, было другим. Стреги собирались взывать к самой прародительнице магии. Там творилось древнее колдовство, которое не мог видеть ни один мужчина, кроме тех, кому решали помочь (что случалось очень редко) или кого приносили в жертву. Тот глупец, кто пытался подсмотреть за ведьмами, умирал страшной смертью. А ему оказали великую честь — он сможет побывать на месте проведения обрядов. И ему даже не сотрут память, а просто возьмут Непреложный Обет.
Наконец появился серебристый силуэт летучей мыши, и Северус аппарировал по известным координатам.
В свете факелов он увидел лежащего на земле Поттера.
— Скорей! — сказала одна из присутствующих здесь женщин, в которой Снейп узнал синьору Маддалену. Впрочем, ему некогда было оценивать прелести этой дамы, как и всех остальных. Снейп бросился к Гарри и стал вливать ему в рот зелья. Дамы, некоторое время наблюдавшие за его действиями, убедились, что все в порядке и стали одеваться. Гарри завернули в теплое одеяло. И все аппарировали. Теперь никто не смог бы догадаться, что на этом самом месте только что проводился древний ритуал.
Синьора Руджиери накрыла стол для участвовавших в ритуале ведьм и одарила каждую золотой монетой. А Снейп тем временем устраивал Гарри. Мальчик крепко спал. Без очков его лицо выглядело детским и беззащитным. От проклятого шрама не осталось и следа.
Северус поправил одеяло, прислушался к мерному дыханию и тихо вышел из комнаты. Если что случится, домовичка сообщит хозяйке дома. А он не прочь выпить бокал вина в приятной компании и обсудить проведенный ритуал.

Довольные ведьмы уже разошлись, в гостиной сидела только усталая синьора. Она кивком указала гостю на бутылку с вином и бокалы. Он налил себе и долил хозяйке.
— Как все прошло? — спросил он.
— Великая была милостива, — тихо ответила синьора. — Она забрала у мальчика часть чужой души.
— Отвратительная вещь, — проговорил Снейп, — и как он только жил с этим?
— Теперь ему станет легче.
Они немного помолчали.
— Хотел бы я знать, что задумал Дамблдор, — нарушил тишину Снейп. — Похоже, на этом и строились его планы.
— Вряд ли мы это узнаем, — ответила синьора. — Николас говорил, что он весьма скрытный и скользкий тип.
Снейп вздохнул.
Они еще немного посидели и разошлись по спальням. Начинался новый день.
* * *
А потом был большой торт с двенадцатью свечами, море газировки и множество всяких других вкусностей. Синьора подарила Гарри большой латинский словарь, Фламмели прислали защитный комплект зельевара из драконьей кожи. А Снейп расщедрился на справочник по видам обработки различных ингредиентов.
Конечно, это были не игрушки, но Гарри почувствовал себя очень взрослым. Конфеты можно и самому купить.
— Как вы себя чувствуете, Поттер? — спросил Снейп.
— Замечательно! — улыбнулся Гарри. — Легко-легко. Никогда так не было.
— Потом попробуете простейшие заклинания.
— Но ведь на каникулах...
— Этот запрет в большей степени касается магглорожденных. А рядом с вами двое опытных волшебников. Кроме того, мы сейчас не в Англии.
Гарри хитро улыбнулся.
— Это очень удобно, правда, сэр?
— Несомненно, мистер Поттер.
— Синьора Руджиери, а в Италии такие же правила?
— У нас детям можно колдовать в присутствии взрослых волшебников, — ответила синьора, — соответственно, взрослые и несут всю ответственность. Магглорожденные обычно договариваются с кем-нибудь. Есть платный практикум: в определенные дни собирается группа желающих попрактиковаться и за небольшую плату тренируется в присутствии преподавателя. Это по желанию.
— Здорово! — заметил на это Гарри. — Моя подруга Гермиона записалась бы на все практикумы.
— Твоя подруга? — заинтересовалась синьора.
— Ага. Она просто обожает учиться. Хотя и немного зануда. Но жутко умная.
Снейп закатил глаза.
— Способная ученица? — спросила уже у него синьора.
— Она заучивает все наизусть, — ответил Снейп.
— Понятно. Кое-что учить наизусть надо так или иначе. Но вообще, это порочная практика.
— Кто бы донес эту мысль до мисс Грейнджер, — проворчал Снейп.
— Гарри, сегодня твой день. Куда бы ты хотел?
— На море! — тут же ответил мальчик.
— Тогда оправимся в Римини, — предложила синьора, — мистер Снейп, вы с нами?
— Вы уверены, что это хорошая идея? — осторожно спросил Снейп.
— А почему бы и нет? Нам с вами жариться на пляже не обязательно, можно и в кафе посидеть.
Снейп взглянул на счастливого мальчика, вздохнул и трансфигурировал свою мантию в маггловскую одежду.
* * *
Гарри пересматривал альбом. Свидетельство его волшебных каникул. Тут были и обычные, и волшебные фотографии. Триора, Венеция, Римини, Турин. Берег моря. Он тут был и один, и с синьорой Руджиери, и с Джанни, и с Франческой — его ровесницей из Триоры, которая учила английский. Не было только профессора Снейпа, тот не любил фотографироваться. И настоятельно попросил Гарри никому не рассказывать, что они виделись на каникулах. Ну, секрет и секрет. Также было нельзя рассказывать про ритуал. Профессор как-то поколдовал над Гарри, и теперь никто не смог бы увидеть это в его памяти. И правильно, ни к чему, чтобы чужаки знали.
Все, что необходимо для школы, купили в Риме, мантии сшили по прошлогодним, а за книгами послали сову в «Флориш и Блотц». Конечно, у Гарри не было ключа от сейфа, но синьора сказала, что это не страшно. Гарри вернет ей деньги, когда сможет. И тут же пригласила его погостить и на следующий год.
— Готов? — спросила синьора.
— Ага, — кивнул Гарри.
И они перенеслись в дом Дурслей. Как ни странно, им были рады. Загоревшая, довольная жизнью, с каким-то светящимся взглядом тетя Петуния пригласила всех к столу. Постройневший и тоже загорелый Вернон поднялся навстречу и отвесил поклон. А уж как изменился Дадли!
Синьора Руджиери презентовала бутылку ликера La Strega мистеру Дурслю и большой флакон волшебного удобрения для цветов — миссис Дурсль. С удовольствием напилась чаю, полюбовалась на виды Джерси, где отдыхали Дурсли, похвалила пирог с ежевикой, договорилась, что Гарри будет ей писать, а следующим летом вновь приедет в гости, и отбыла.
Гарри подарил тете фарфоровых Коломбину и Арлекина для ее коллекции и большую коробку конфет. Довольная тетя в ответ преподнесла племяннику ... настоящий джерсийский свитер.
— В Шотландии зимой холодно, — оправдала она свое расточительство.
Дядя и Дадли отнеслись к ее поступку совершенно спокойно. Похоже, что фея Бефана была права. Они еще немного посидели в гостиной, рассматривая фотографии, и отправились спать. Завтра начинался новый учебный год.

Кто знает, что еще могло бы случится этой ночью, если бы Северус Снейп не огрел Конфундусом Арабеллу Фигг, внушив ей, что она уже сообщила Дамблдору о возвращении Дурслей. А еще он попросил Люциуса Малфоя организовать хорошенькую проверку отчетности Хогвартса силами Попечительского Совета, в результате чего директор с трудом добирался до кровати, да и то — практически в невменяемом состоянии. Так что времени на Гарри Поттера у него просто не было.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Пятница, 03.10.2014, 14:10
 
ShouДата: Суббота, 04.10.2014, 11:59 | Сообщение # 23
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 6 »
Цитата xfiles240 ()
мало! а так нечто новое не заезженный сюжет, свежий взгляд на проблему по имени Гарри

Да что тут нового и свежего? Можно как в том анекдоте номер стандартного сюжета проставить

Al123pot, А почему нет ссылки на источник?
 
Al123potДата: Суббота, 04.10.2014, 12:27 | Сообщение # 24
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 11.
На вокзале Кинг-Кросс все было как всегда. Вернон привез Гарри пораньше. Они вполне доброжелательно распрощались, Гарри прошел через зачарованный турникет и занял место в купе. Народу было еще мало. Гарри прилип к окну и наблюдал, как постепенно прибывают знакомые ребята. Вон мелькнула белобрысая макушка Малфоя, дреды Ли Джордана. Вон Невилл с бабушкой. А вот и Гермиона.
— Гермиона! — замахал рукой Гарри.
Девочка подошла поближе.
— Гарри? — удивленно спросила она. — Это ты?
— Я. Просто я очень изменился за лето, — улыбнулся Гарри, — давай помогу с вещами.
— Но где ты был? И почему не отвечал на письма?
— Я был в Италии.
— В Италии?! А что ты там делал?
Гарри не успел ответить, как дверь купе отъехала в сторону. На пороге стоял Рон Уизли. Из-за него выглядывала рыжая и конопатая девочка.
— Уф! Привет, Гермиона! Ты Гарри не видела?
— Привет, Рон! — радостно улыбнулся Гарри.
Тот попятился.
— Э-э-э-э-э... то есть...
— Я это! Я! Ну, изменился, подумаешь! Твою крысу зовут Короста, у тебя в палочке волос единорога, ты выиграл в гигантские шахматы.
Рон выдохнул.
— Ну ты даешь! И где твои очки? И шрам?
— Нету, — улыбнулся Гарри, — меня вылечили.
— Вылечили? А, точно, Дамблдор говорил, что тебе надо лечиться.
Гарри помрачнел.
— Ладно, дружище, заходи! Я как раз собирался рассказывать где был и показывать альбом. А кто это с тобой?
Рон обернулся.
— Это? Это моя сестра, Джинни. Джинни, познакомься: это мой друг Гарри Поттер, а это — Гермиона Грейнджер.
Девочка исподлобья оглядела купе.
— Ты не Гарри Поттер! — решительно заявила она.
— Чего? — обалдел Рон.
— Ты не Гарри Поттер! Все знают, что у Гарри Поттера есть шрам на лбу! Ты врешь!
Гарри удивленно смотрел на маленькую фурию. Та топнула ногой, развернулась и убежала.
— Во дает... — пробормотал Рон.
— А по-моему, так гораздо лучше, — тихо проговорила Гермиона.
Гарри вытащил обещанный альбом.
— Вот, — сказал он, — это синьора Руджиери, она и пригласила меня в гости.
— Это знакомая Дамблдора? — спросил Рон.
— Нет, — покачал головой Гарри, — это знакомая Фламмелей. Я мистеру Фламмелю письмо написал, чтобы попросить прощения. А он страшно удивился и пришел к нам в гости. С женой. А синьора у них в гостях была. Ну, мы поговорили, мистер Фламмель мне рассказал, что Философский камень в полном порядке. Его вообще нельзя отдавать в чужие руки. Очень удивился, что Дамблдор нас обманул. А мне тогда такие кошмары снились... Про профессора Квиррела, как он горит и кричит. Ну, синьора Руджиери меня в гости и пригласила. Заодно и показала меня местным целителям. Меня вылечили в госпитале святых Козимо и Дамиана. А еще я купался, загорал, в разных интересных местах был.
Гермиона закусила нижнюю губу.
— Ты уверен? — спросила она.
— Уверен, — ответила Гарри.
— Да ну, не может быть! — заявил Рон. — С чего бы это Дамблдору нам врать?
— Понятия не имею, — отрезал Гарри.
Гермиона покачала головой.
— Ну, я не знаю. Все-таки опрометчиво было с твоей стороны писать это письмо. Вдруг его перехватили? И это был вовсе не Фламмель?
— А кто? — обалдело спросил Гарри.
— Какой-нибудь враг Дамблдора. Он мог даже помочь тебе, чтобы ты только перестал доверять нашему директору.
— Во! — согласился Рон. — Она дело говорит! Небось поэтому тебе шрам и удалили.
Гарри завис. То, что Фламмели были самые настоящие, мог подтвердить профессор Снейп, но говорить об этом было нельзя. Но с Рона станется и его объявить ненастоящим.
— А при чем тут мой шрам? — спросил Гарри. — Его удалили, когда мне глаза лечили. Я теперь отлично вижу.
— Просто без шрама ты какой-то ненастоящий...
— Рон, не шрам красит человека! — строго проговорила Гермиона. — Удалили и удалили. Тут дело в другом.
— А я с настоящей феей познакомился, — сказал Гарри, — она подарки разносит. У нас Санта, а в Италии — фея Бефана. Она такая добрая! Живет по соседству с синьорой Руджиери.
— Я где-то слышала эту фамилию, — нахмурила лоб Гермиона. — Кажется, был такой астролог? Или отравитель?
Гарри кивнул.
— И астролог, и отравитель. Это предок синьоры.
— И ты доверился этой женщине?!
— А чего? Она никого не травит, готовит сложные зелья для госпиталя. И потом, чтобы приготовить противоядие, нужно очень хорошо разбираться в ядах.
— Ну, допустим, — кивнула Гермиона, — но ты никому не сообщил, а мы волновались.
— Извини, пожалуйста. Просто все произошло так неожиданно.
Гарри вздохнул. Ему стало обидно и уже не хотелось рассказывать ни о чудесном городке, где живут ведьмы, ни о стрегах, ни о чем другом.
— А что это за ребята? — Рон ткнул пальцем в Джанни и Франческу.
— Это Джанни, — ответил Гарри, — он работает в лавке, где продают травы. Разносит заказы, так мы и познакомились. Он сирота. А это Франческа, она учит английский, и я ей помогал. Мы договорились переписываться.
— Красивая, — оценил Рон.
— Она здорово плавает, — вздохнул Гарри.
— А в квиддич играет? — продолжал расспрашивать Рон.
— Нет, хотя на метле хорошо держится. Мы летали вместе.
— А ты домашнее задание сделал? — спохватилась Гермиона.
Рон поморщился.
— Сделал, — ответил Гарри, — у меня с собой все учебники были. И у синьоры большая библиотека. Мы с ней договорились, что я выучу латынь и сумею перевести книгу, которую она дала мне. Тогда она будет меня учить.
— Какую книгу? — тут же спросила Гермиона.
— О ядовитых растениях и их использовании в зельях. Я тебе в школе покажу, она в сундуке.
— Фу! — сказал Рон. — Все-таки тебе не только шрам удалили.
— Да ладно тебе! Это же так интересно! Когда тебе все объясняют и отвечают на вопросы — это совсем не как на уроках. Мы и в лавки ингредиентов ходили.
Гермиона завистливо вздохнула.
— А я во Францию с родителями ездила. Мы, конечно, нашли проход в магическую часть города, но это было не так интересно, как у тебя. Французы лучше относятся к магглам, чем англичане, но я же там никого и ничего не знала. Хотя и купила несколько книг. Думаю, что мне тоже придется учить латынь, большинство книг написано на этом языке.
— У меня есть учебник и словарь, — кивнул Гарри, — могу поделиться. А еще можно скопировать — я слышал, что есть такое заклинание. Мадам Пинс его наверняка знает.
— Спасибо! — улыбнулась Гермиона.
— Вы это... — проговорил Рон, — совсем что-то. Мы еще до школы не доехали даже.
Дверь купе снова отъехала.
— Что я слышал? — послышался голос Малфоя. — Потти лишился своего знаменитого шрама?
— А ты что, хотел его одолжить поносить? Извини, Малфи, опоздал.
Крэбб и Гойл одновременно издали какой-то булькающий звук. Малфой так и замер памятником самому себе. В купе заглядывали другие ребята.
— Что? Правда? Поттер без очков? И шрама нет?!
— Начинается! — пробормотала Гермиона.
В купе просочились Дин и Шеймус, у дверей топтался Невилл.
— Привет, ребята! — поздоровался Гарри. — Это действительно я. А шрам пропал, когда мне лечили зрение в госпитале святых Козимо и Дамиана. Вот фотографии. И угощайтесь.
В этот раз тетя Петуния снабдила племянника большой коробкой с сэндвичами и бутылкой сока.
— Ух ты! — восхитился Шеймус. — Классно отдохнул!
Гарри отвечал на вопросы, рассказывал.
— Да фигня все это! — заявил Рон. — Какие-то ведьмы! Все знают, что самым великим волшебником был Мерлин!
— Рон, ты шовинист! — вскинулась Гермиона.
— Чего? — переспросил тот. — Ты чего обзываешься?
А Гарри вспомнил лик богини и подумал, что прославленный Мерлин не смог бы ничего противопоставить ей. Он не очень понимал учение стрег, да и не положено было ему знать об этом, но главным отличием этого древнего учения было то, что они не стремились подчинять себе мир и его силы. Они сливались с этой древней Силой, усиливая и ее, и себя. Вот только выразить это словами у него вряд ли бы получилось.
— А этот предок синьоры действительно отравил королеву Наварры? — спросил начитанный Шеймус.
— Ага, — ответил Гарри, — с помощью пары надушенных перчаток.
— Силен!
— Я читала об этом! — вздернула носик Гермиона. — А вот с отравленной книгой не получилось. Ее стал листать сын королевы, а не тот, для кого она предназначалась. Так и умер.
— Ни фига себе! — сказал Рон. — Это что же получается? Отравить можно что угодно?
— Да, — кивнул Гарри.
— Вот это да!
Хогвартс-экспресс мчался на север.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Суббота, 04.10.2014, 15:44 | Сообщение # 25
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата Shou ()
Al123pot, А почему нет ссылки на источник?
Shou, по правилам для русскоязычных фиков не требуется указывать источник, но если Вам он так нужен, то вот: http://www.fanfics.me/index.php?section=3&id=63539 Наверняка этот фанфик есть в дневнике автора, но я там его не нашёл.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
turpotaДата: Суббота, 04.10.2014, 23:39 | Сообщение # 26
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Я только не понял зачем было все рассказывать этой свинье № 6 и бобрихе-зубрихе ?

Они же боготворят Дамби, а как сам уже убедился Поттер, Дамби не такой уж и светленький.



Цель оправдывает средства.

************************

 
Al123potДата: Воскресенье, 05.10.2014, 12:31 | Сообщение # 27
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 12.
Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор был очень недоволен. Проклятый Малфой вытянул все жилы своей проверкой, а бухгалтерия никогда не была сильной стороной директора. Нет, он не тратил фонды школы не по назначению, но кнатт там, кнатт сям, пара неучтенных сиклей. А за годы его директорства набежала очень даже приличная сумма. В галлеонах. И ведь не брал же! А попробуй докажи. Теперь придется расставаться с кровными, а их и так не много. На безбедную старость, конечно, хватало, не без этого. Но хотелось-то большего. А тут еще всплыли не оприходованные должным образом книги и артефакты. Не мог же он сказать этому отмазавшемуся УПСу, что брал их во временное пользование у своих верных сторонников! На время, разумеется. Он бы обязательно вернул. Потом. А теперь они все описаны, и наглый Малфой требует оплаченные счета или дарственные. Сволочь белобрысая! Тварь слизеринская! Даже Фоукса на учет поставил. Когда-то изъятые из Запретной секции книги по созданию крестражей углядел. И заявил на вполне резонное объяснение, что детям такое в руки давать нельзя, что в таком случае этим книгам вообще в Хогвартсе не место и их нужно передать в Отдел Тайн. Честно говоря, впервые обрадовался, что успел вернуть мантию-невидимку Гарри Поттеру. Уж очень многие знали, чья это собственность. Тут уж не отвертишься.
Кстати, о Гарри Поттере. За всеми этими неприятностями он забыл проверить, вернулись ли Дурсли. Не выяснил, что там с Гарри, прибудет ли он в школу. Не поговорил с ребенком. Вдруг, он чего лишнего скажет? Или вообще не приедет?
Последнее предположение заставило его замереть от ужаса. Нет, не может быть! Контракт с Хогвартсом заставит мальчика вернуться.
Наконец двери Большого Зала распахнулись, и шумная толпа студентов хлынула к факультетским столам. Дамблдор напряженно высматривал Гарри Поттера. Да где же он? Вот и Рон Уизли с Грейнджер, а с ними какой-то мальчик. Неужели?
Без очков Гарри уже не так походил на своего отца. К тому же он вытянулся, окреп, загорел. Из-под мантии виднелись вполне приличные брюки и ботинки. Дамблдор напряг зрение, вглядываясь в лицо своего героя... Не может быть! Где! Куда делся знаменитый шрам?! Это... это нечестно! Какая скотина это сделала?!
— Альбус, тебя кто-то укусил? — заботливо поинтересовалась мадам Помфри. — Хагрид, ты случайно от своего пса блох не набрался?
— А? Я не... Клык он того... чистый... А вон и Гарри, — помахал рукой лесничий. — Загорел-то как! И без очков. А шрам его где?
— Вы хотите сказать, что у Поттера пропал шрам? — заинтересовался Флитвик.
— Этот мальчишка не мог не выпендриться, — прошипел Снейп.
Свеженазначенный профессор Локхарт был совершенно согласен с коллегой. Какого пикси все пялятся на этого мальчишку, когда тут присутствует звезда? Маленький мерзавец даже в магазине за автографом не подошел, а Гилдерой его так высматривал. Снимок с героем ему бы не помешал. А теперь все вытягивают шеи, чтобы взглянуть на Поттера без шрама, а великий писатель и борец с Темными Силами сидит не у дел! Что за несправедливость!
МакГоннагал ввела первокурсников, началась церемония Распределения. Дамблдор сидел как на иголках. Что они там копаются? А ведь еще ужин пережидать. Не может же он при всех ухватить второкурсника и уволочь в кабинет, чтобы допросить с пристрастием? К тому же, новый облик Поттера заинтересовал всех. А это значит, что как минимум деканы припрутся на разговор в полном составе. И не получится же выгнать! Он же как бы все знает и сам это организовал. Только Северус в курсе. Да уж...
Очередная Уизли распределилась на Гриффиндор, но почему-то села не рядом с Роном, который о чем-то разговаривал с Гарри. Странно, она же так мечтала познакомиться с Поттером. Близнецы тоже как-то странно себя ведут. Как бы опять чего в тыквенный сок не подлили. Нет, ну в самом деле, почему некоторые родители спихивают весь воспитательный процесс на профессуру Хогвартса? Еще и за этими пакостниками следить надо. Наконец самый длинный праздничный ужин в жизни Дамблдора закончился, и директор отправил свою заместительницу за мальчиком. В директорский кабинет нагло вперлись все деканы, мадам Помфри и Хагрид. А вот и Поттер...
— Гарри, мальчик мой, ты не расскажешь нам, что с тобой случилось? — доброжелательно проговорил Дамблдор, с трудом сдерживая желание привязать поганца к стулу и выпотрошить его память.
— У меня все хорошо, директор, — ответил мальчик. — Скажите пожалуйста, зачем вы меня обманули?
В комнате повисла тишина. Даже Фоукс перестал чистить перышки и уставился на мальчика.
— Мальчик мой, это серьезное обвинение, — строго проговорил Дамблдор, чувствуя, как по спине потекли струйки холодного пота.
— Я просто написал письмо мистеру Фламмелю, — ответил Гарри, — и он мне все объяснил про Философский камень.
Дамблдор на мгновение прикрыл глаза. Все-таки Николас. И что теперь делать? Как восстановить доверие этого мальчика с такими ясными глазами? Как уговорить его пожертвовать собой? Или теперь и этот план придется менять?
— Мне очень жаль, что так получилось, — ответил он, тщательно подбирая слова, — мы потом поговорим об этом. Но, может быть, ты расскажешь нам, как провел каникулы? Я вижу, что ты теперь обходишься без очков.
— Я был в гостях у синьоры Руджиери, — ответил Гарри, — мне снились кошмары, и она согласилась с этим помочь. Она ведь сотрудничает с госпиталем святых Козимо и Дамиана. Там мне и вылечили глаза. И шрам прошел. Мне сказали, что у нас тоже есть госпиталь — святого Мунго, но я про него ничего не знал.
— Так вы были в Италии? — уточнил профессор Флитвик. — Прекрасная страна! Старинные традиции, чудесная кухня. Да... Давненько я там не бывал. Но я надеюсь, что вы там не только прохлаждались?
Гарри даже обиделся.
— Что вы! Я все задания выполнил.
— Замечательно. Просто замечательно.
— Мистер Поттер, мне необходимо вас обследовать, чтобы удостовериться в вашем полном выздоровлении, — подала голос мадам Помфри.
Снейп не удержался и фыркнул. Гарри пожал плечами.
— Ладно, Гарри, я рад, что у тебя все хорошо, — вздохнул Дамблдор, — уже поздно, мы потом с тобой все обсудим. Иди спать.
— Господин директор, вы не могли бы вернуть мне мой ключ от сейфа, — спохватился Гарри, — деньги на покупки к школе мне ссудила синьора Руджиери, и я хотел бы ей их вернуть. Я ведь и так жил у нее в доме.
Флитвик даже рот приоткрыл от изумления. Остальные профессора тоже замерли. Дамблдор дернулся.
— Да, конечно, Гарри, назови мне сумму...
— Альбус, — сказал Флитвик, — ты что творишь? Это же деньги Гарри Поттера. Хорошо, что ему встретился добрый человек, а если бы этого не случилось?
Дамблдор выложил ключ. Все летело к дракклам! Он не собирался грабить мальчика, но как теперь следить за его тратами, приучая к скромности? В сейфе было много денег, но мальчик может все спустить. Тем более, что раньше его держали в черном теле.
Гарри быстро спрятал ключ в карман, пожелал всем доброй ночи и вышел из кабинета. На Дамблдора испытующе уставились деканы факультетов.
— Ну что я могу сделать! — не выдержал он.
— А ничего и не надо было делать, — заметила на это профессор Спраут, — зато теперь мы все в полной заднице. Фламмелю рот не заткнешь, а Гарри Поттер ему наверняка рассказал все в красках. И на будущее, Альбус, имей в виду: я больше в твоих играх не участвую.
Флитвик и МакГоннагал согласно кивнули. Снейп наслаждался. Дамблдор мрачно на него зыркнул. Еще и злорадствует, гад носатый!
— А ты что думаешь по этому поводу, Северус?
— Я завидую, — ответил Снейп. — Жалко, что я не знал, что был в Италии одновременно с Поттером. Глядишь, тоже бы с синьорой Руджиери познакомился.
— Зачем? — подозрительно спросил Дамблдор.
— Ну как же! Она звестный Мастер Зелий, да по слухам еще и очаровательная женщина.
Флитвик хихикнул. Дамблдор заскрежетал зубами. Еще и издеваются, сволочи!
— Думаю, нам всем пора спать, — заявил Дамблдор, — завтра уроки.
Деканы потянулись на выход. Директор же остался сидеть за столом. Самое поганое, что винить было некого. Сам виноват. И чего он решил использовать именно камень? Хотя Квиррел в алхимии понимал еще меньше, чем в маггловедении, а то, что сталось от Тома, вообще существовало на одних инстинктах. Кто же знал, что Гарри такой совестливый мальчик? Его отцу и в кошмарном сне не могло присниться, что он должен перед кем-то извиняться. Но хватить плакать над пролитым молоком! В конце концов, еще не все потеряно. Главное — выяснить, остался ли мальчик крестражем. И тут Дамблдору снова стало дурно. А если итальянские целители сумели извлечь крестраж, то что они с ним сделали? И догадались ли они, что это такое? И что теперь с этим делать? А у него никаких связей в Италии... Снейпа попросить? Нет, не стоит. Даже если что-то недоговорить, слизеринский гад в состоянии сам все вычислить. Умный, сволочь! И в Темных Искусствах разбирается. А если до него дойдет, что мальчишку, которого он поклялся оберегать и защищать, растят на убой, то может и взбрыкнуть. А тут еще эта Руджиери... Дамблдор поежился. Но ничего, он и не с такими справлялся. Посмотрим, кто кого...



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Понедельник, 06.10.2014, 12:48 | Сообщение # 28
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 13.
Хогвартс засыпал. Видел радужный сон про море довольный Гарри Поттер, который уже написал в Гринготс с просьбой перевести деньги в Италию. Уснула Гермиона Грейнджер, решившая, что они просто не так поняли Дамблдора и все перепутали. Похрапывал в подушку Рон Уизли. И многие другие студенты уже не бодрствовали. Не спала только маленькая рыжая первокурсница. Джинни Уизли смотрела на полог своей кровати и крепко сжимала кулачки. Это не Гарри Поттер! Это совершенно точно не Гарри Поттер! У Гарри Поттера был шрам. Гарри Поттер носил очки. Гарри Поттер ни за что не поехал бы в Италию к какой-то неизвестной тетке, он обязательно приехал бы в «Нору» и познакомился бы с ней, Джинни. Конечно, он про нее ничего не знал, глупо надеяться, что Рон расскажет герою о своей младшей сестренке. Но она бы ему понравилась. Мама говорит, что она очень красивая и умная, а папа называет своей принцессой. И Гарри бы это заметил. Она стала бы его самым близким другом! А потом и его девушкой. И вышла бы за него замуж. А этот мальчишка точно не настоящий Гарри Поттер. Он ведь болтал и летал на метле с какой-то итальянской девчонкой. И даже собирается писать ей письма. Но почему никто больше не догадался? Ничего, она выведет самозванца на чистую воду! Он признается, что сделал с настоящим Гарри. Она, Джинни, освободит народного героя, спасет его. А он в благодарность будет только с ней.
И тут она наконец заснула.
Не спал и Северус Снейп. В его личной гостиной обнаружился Люциус Малфой. Ну что ж, это было вполне ожидаемо. Хитрец догадался, что его не просто так раскрутили на проверку и жаждал объяснений. Имел право, между прочим.
Северус призвал бутылку старого огденского и бокалы.
— Должен заметить, что давно не получал такого удовольствия от работы, — проговорил Люциус, отпив глоток благородного напитка. — Оправдывающийся и лепечущий Дамблдор — презабавное зрелище. Но больше всего меня насторожили книги и артефакты. Похоже, наш светлейший ничем не брезгует.
— Ты зачем феникса на баланс поставил? — поинтересовался Снейп.
— А как же иначе? Редкое магическое существо. Опять же: слезы.... перья. И не говори, что не заинтересован. А теперь все это будет оставаться в школе. Случись что с дедулей, никто не сможет отобрать. И сам утащить не сможет. Учет и контроль!
Снейп покачал головой. Действительно, редкие ингредиенты нужны в школе. Дамблдор любит рассуждать о всеобщем благе? Вот пусть и не чирикает. И не путает свои личные перья с общественными. В смысле, пусть делится.
— А что там с Поттером? — задал главный вопрос Малфой. — Драко сообщил мне, что мальчик поправил зрение и избавился от шрама. Твоя просьба с этим как-то связана?
— Связана, — вздохнул Снейп, — это был не просто шрам. Это была часть чужой души, скорее всего — лордовой.
Люциус поджал губы.
— Крестраж, — почти выплюнул он.
— Да.
Они немного помолчали.
— Это многое объясняет, — сказал Малфой.
Снейп кивнул.
— Уж не знаю, что там распланировал наш светлейший, — проговорил он, — но отсутствие знаменитого шрама было для него шоком. К тому же мальчик обвинил его во лжи. И еще пришлось отдать ключ от сейфа.
— Даже так? — удивился Малфой. — Теперь понятно, почему Поттер выглядел как оборванец. Как думаешь, директор переключится на другого мальчика или постарается снова взять под контроль этого?
— Сперва нужно узнать, какую роль во всем этом играл крестраж, — ответил Снейп, — может получиться так, что теперь Поттера спишут со счетов.
— Это было бы для него лучше всего, — заметил Малфой, — но он слишком раскручен. Другого героя общественность может и не принять. Так что, если Лорд вернется...
Договаривать было не обязательно. Если Лорд вернется таким же безумным, как был перед своим развоплощением и опять устроит террор, то все будут искать защиты у Поттера. Спас один раз благодарное Отечество — продолжай в том же духе.
Для большинства было бы лучше, если бы Лорд не возвращался вовсе. Об этом стоило подумать. Определенно стоило.
Утро началось с того, что Гермиона потребовала показать ей книгу, которую должен был переводить Гарри.
— Это репринтное издание, — заявила она, — оригинал вышел в XVI веке. Надо же! Я сегодня же напишу родителям, чтобы они прислали мне учебники. Мои родители врачи, у нас дома тоже есть словари.
— Это очень хорошая книга, — сказал Невилл. — Можно мне тоже?
— Нужно скопировать книгу, — заметил Гарри.
— Ну вы даете! — Рон покрутил пальцем у виска.
— Рон! Как ты не понимаешь! Это важный проект. К тому же, там много дополнительной информации по гербологии и зельям.
— Мы на завтрак опаздываем! — ответил на это Рон. — С ума сошли! Учебный год еще не начался! Гарри, тебя там в Италии не подменили?
— Рон, прекрати! Ладно, пошли на завтрак, а потом мы еще успеем спросить у мадам Пинс насчет заклинания.
— Гермио-о-о-она!
Присутствующих ослепила яркая вспышка.
— Это еще что такое?!
— Привет, Гарри! — затараторил мелкий белобрысый мальчишка. — Я все про тебя знаю! Меня зовут Коллин. Коллин Криви. Давай дружить!
От такого напора Гарри даже попятился. В этом мальчишке было что-то жутковатое. Этот напор и святая уверенность в собственной правоте.
— Чего ты про меня знаешь-то? — переспросил Гарри.
— Как тебя там, Криви, — строго проговорила Гермиона, — так нельзя!
Гарри почему-то вдруг вспомнил, что его знакомство с Гермионой началось с той же самой фразы: «Я все про тебя знаю!» Но теперь это было уже неважно.
— Да ты просто папарацци! — сказал Дин.
— Кто такой папа... этот самый? — спросил Рон.
— А, это такие, которые гоняются за знаменитостями и фотографируют их, — ответил Шеймус, — причем стараются застать в каком-нибудь неприличном виде. Голышом, там, пьяными или с задранной юбкой. Некоторых доводят до нервного срыва.
— Фу! — сказала прислушивающаяся Лаванда. — Это неправильно! Ты, мелкий, больше так не делай.
Мальчишка прижал к груди свою камеру.
— Вы чего? Я ничего такого...
— Будешь снимать только по согласию! — отрезал Шеймус. — А то получишь по морде и фотик кокнем. Ясно?
Коллин шмыгнул носом.
— Ясно.
— Мы сегодня на завтрак пойдем?! — не выдержал Рон.
И ребята рванули в Большой Зал. Надо было торопиться.
Надутый Перси раздавал расписания. Первой парой стояли зелья. Со Слизерином.
— О, нет! — простонал Рон.
Гарри задумчиво смотрел в расписание. Снейп уже не вызывал в нем прежней ненависти. Гарри даже извинился перед ним за то, что подозревал в желании украсть Философский камень и поблагодарил за спасение жизни. На что Снейп в своей обычной манере заявил, что его совершенно не удивляет, что шайка гриффиндорцев сочла главным врагом декана Слизерина, но ему приятно, что Поттер наконец-то стал использовать мозги по назначению. Хм... но обидно не было. При близком контакте Ужас Хогвартса оказался вполне терпимым. Он или читал, или что-то обсуждал с синьорой Руджиери. На вопросы отвечал четко и подробно. А большего от него ничего и не требовалось. Гарри для себя решил, что в новом году будет обращать внимание только на объяснения профессора. К тому же, ему почему-то казалось, что несправедливые придирки останутся в прошлом. Нет, Гарри не собирался как-то намекать на совместно проведенные каникулы. Его бы вполне устроило, если бы грозный зельевар просто не замечал его. Вот сейчас он и проверит, как все будет.
Снейп как всегда влетел в класс с последним ударом колокола, мрачно оглядел присутствующих и приказал сдать летнее задание.
— Надеюсь, что в ваших головах задержалось хоть что-то, — заявил он, — так что начнем с контрольной.
Класс застонал.
— Поттер, пересядьте за отдельную парту! Мне мешает ваша постоянная болтовня с Уизли.
Рон был в ужасе. И дело было не в том, что он рассчитывал списать. У Снейпа не посписываешь. Просто он привык, что рядом всегда есть кто-то, кто разделяет его взгляды на гада Снейпа и подлых слизеринцев. Без Гарри Поттера под боком он чувствовал себя почти что голым.
Гарри был спокоен. Объяснения синьоры Руджиери и самого Снейпа намертво отпечатались в его мозгах. Да и он сам стал потихоньку разбираться в том, как именно взаимодействуют между собой те или иные ингредиенты. До построения стройной системы ему было далеко, но что-то стало вырисовываться. Зелья оказались очень интересной наукой. К тому же, Гарри много узнал о правилах сбора и хранения ингредиентов. Они еще несколько раз побывали в лавочке синьора Дзакконе, в других местах. Бернардетта тоже была не против рассказать о травах. С ней было сложнее, Гарри знал слишком мало итальянских слов, но ему помогала Франческа. Так что контрольной мальчик совершенно не боялся.
Вопросов было много, но все были понятными. И Гарри стал отвечать, стараясь быть максимально кратким и точным. Он прекрасно помнил, как Снейп высмеивал слишком длинные эссе Гермионы.
На практической части Гарри поставили в пару к Невиллу. А вот это была засада. Лонгботтома не зря называли ходячей катастрофой.
— Невилл, — тихо сказал Гарри, — давай я буду тебе говорить, что делать.
Тот кивнул. Он был на все согласен, лишь бы снова не взорвать котел и не нарваться на язвительные замечания Мастера Зелий. Впрочем, как исполнитель он был не так уж и плох. Если ему просто давали в руки нужный ингредиент и говорили, что именно нужно с ним делать, то он справлялся. Гарри же занимался варкой. Добавлял в нужное время и в нужной последовательности, помешивал по и против часовой стрелки нужное количество раз. Подумаешь, мазь от прыщей! Он вместе с синьорой Руджиери варил зелье от драконьей оспы. То есть, помогал при варке. Толок панцири скарабеев и нарезал сонную траву. И все правильно сделал, его даже похвалили.
Снейп пару раз заглянул в их котел (Невилл при этом испуганно втягивал голову в плечи), но ничего не сказал. Наконец прозвучал колокол.
— Сдавайте образцы, — сказал Снейп, — Поттер с этого урока сидит вместе с Лонгботтомом.
Невилл вздрогнул и потрясенно уставился на профессора. Это был первый урок в его жизни, когда зелье оказалось не испорченным. Рон же был глубоко несчастен. Нет, он не рассчитывал на оценку выше, чем «тролль», он просто не умел быть сам по себе. И это было ужасно. Но поделать было ничего нельзя, оставалось только жаловаться на жизнь. Однако Гермиона быстро прекратила это словоизвержение и загнала друзей в библиотеку. За ними увязался Невилл.
Мадам Пинс разумеется знала нужное заклинание. Правда предупредила, что через неделю копии исчезнут. Но никто не мешал сделать новые. Само заклинание было несложным, у Гермионы получилось со второго раза, а у Гарри с третьего. Невилл и Рон даже не пытались. В любом случае, до обеда еще было время, и никто не мешал приступить к переводу. Рон быстро заскучал, латынь казалась ему чем-то отвратительным, придуманным исключительно для того, чтобы отравлять жизнь бедным студентам. Невилл же, как оказалось, ей неплохо владел. Впрочем, это было понятно. Мальчик увлекался гербологией, а все растения имели латинские названия. Гарри уже получил несколько уроков, а Гермиона была полна решимости догнать и перегнать мальчишек. Учитывая ее напор и энтузиазм, у нее были все шансы.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Вторник, 07.10.2014, 12:49 | Сообщение # 29
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 14.
А к директору Дамблдору пожаловали крайне нежелательные посетители. Для него нежелательные. И что-то подсказывало, что это только первые ласточки. И как ни стыдно! У этой молодежи ни стыда, ни совести, ни идеалов! Пиявицы алчные! И откуда узнали о проверке в Хогвартсе и списке неучтенных книг и артефактов? Малфой, что ли, всем для ознакомления разослал? С этого паразита станется! Нет такой гадости, на которую не способен этот мерзавец! И дело даже не в том, что пришлось вернуть несколько редких фолиантов и особо точный вредноскоп. Племянники Дедалуса Дингла подали иск о признании почтенного родича недееспособным. Причем одним из оснований было указано разбазаривание фамильного достояния. Дескать, ни один нормальный волшебник такие ценности в чужие руки не отдаст. Да еще без расписки и на неопределенное время. Старина Дедалус, конечно, был с приветом, но вряд ли настолько. Но то ли в Мунго оказались единомышленники наследников, то ли беспринципным мерзавцам удалось сунуть кому-то взятку, но заключение колдомедиков ясно гласило — мистер Дингл опасности для окружающих не представляет, но за свои действия ответственности нести не может. И соответственно — не может распоряжаться деньгами и фамильной собственностью. Все. Старый друг оказался совершенно бесполезен. Врачебная тайна врачебной тайной, но о таких вещах магический мир узнавал крайне оперативно. Наследники могли и в «Пророк» объявление дать, что с родичем нельзя иметь никаких дел. Обидно. Впору радоваться, что у самого, кроме братца Аба, никого и не осталось. Родственники — зло. А наследники — зло в кубе! Не зря говорят, что дети — цветы жизни на могилах своих родителей. И как, скажите, в такой нервной обстановке искать подход к Гарри Поттеру, чтобы удостовериться в наличии или отсутствии крестража? Обычная диагностика, которую проводила мадам Помфри, этого показать не могла. Проще всего было вызвать мальчика к себе, но не хотелось, чтобы у того возникли неудобные вопросы. Теперь он доброму дедушке не доверяет. Надо будет разрешить Поппи осмотр, она ведь хотела удостовериться, что с мальчиком все в порядке, а самому просто поприсутствовать и ненавязчиво провести собственную проверку. Как все сложно!
В открытое окно влетела незнакомая сова. Это еще что такое? В хорошие новости уже не верилось. Так и есть, внучка Элфиаса Доджа требовала возврата фамильного достояния. Список прилагается, как и справка о недееспособности дедушки. Да что же это такое! А ведь такая хорошая девочка была. На Хаффлпаффе училась. Вот где доброта и желание помочь, а? И куда все девается?..
Сторожевая горгулья сообщила, что к директору просится первокурсница Гриффиндора. В специальном шаре отразилось решительное конопатое лицо. Очень интересно! Что такого могло случится, что малышка Джинни решилась отправится прямо к директору, минуя своего брата-старосту и декана? В любом случае, разговор с невинным ребенком мог помочь отвлечься от омерзительных родичей старых друзей и соратников.
Джинни немного помялась в дверях, но все-таки шагнула в кабинет.
— Джинни, девочка моя, как я рад тебя видеть! Хочешь чаю? С конфетами?
Девочка кивнула. Конфеты — это хорошо!
— Как твои дела? Тебя никто не обидел?
— Директор, — решительно начала девочка, — я уверена, что Гарри Поттер — это не Гарри. Его подменили. Нужно немедленно допросить самозванца и узнать, куда дели настоящего Гарри!
Дамблдор даже поперхнулся.
— А почему ты так думаешь? — осторожно спросил он.
— Потому... — замялась девочка, разворачивая конфету. — Он неправильный. И шрама нет.
Дамблдор задумался. Что-то в этом было. Хотя нет, вряд ли. И слишком очевидно. Если бы кто-то зачем-то захотел притвориться Гарри Поттером, то уж шрам бы нарисовал первым делом. И тут были замешаны очень известные в магическом мире люди.
— Видишь ли, Джинни, Гарри лечился за границей. Ему там поправили зрение, а заодно удалили шрам.
Девочка замотала головой.
— Нет, сэр. Никто бы не стал удалять шрам Гарри. Это же Гарри Поттер!
— Э-э-э-э... Но, девочка моя, дело было в Италии...
Джинни прищурилась.
— Вы думаете, они нарочно?
Дамблдор замер. Такого полета фантазии он не ожидал!
— Нет-нет, девочка моя, они хотели как лучше. Они не знали, как много этот шрам для нас значит. И это определенно Гарри Поттер.
Джинни надулась. Ну вот, никто ее не понимает!
— Но так или иначе, Гарри нужен настоящий друг, — продолжал Дамблдор, — все-таки такая сложная операция. Вот, возьми, — он не глядя залез в ящик стола, достал оттуда первую попавшуюся тетрадь и сунул ее девочке, — ты будешь внимательно следить за Гарри и все записывать. Вдруг ему станет хуже?
Джинни торопливо спрятала черную книжечку.
— Да, сэр! Я не подведу, сэр!
Залпом допила чай, схватила горсть конфет из вазочки и буквально выскочила из кабинета. Дамблдор вздохнул. Ну вот, пусть следит, вдруг что интересное заметит.

Драко Малфой был заинтригован. Поттер без очков и шрама выглядел крайне интересно. Обзавелся приличным гардеробом. Стал разбираться в зельях. По крайней мере, писал контрольную уверенно, а потом на пару с Лонгботтомом сварил что-то вполне приличное. Говорят, был в Италии. Ну, это дело житейское. А тут еще какие-то скандалы с Дамблдором. Отец велел ни во что не вмешиваться, но руку на пульсе держать. Очень интересно. Кстати, и декан на Поттера не рычал, баллов не снимал. У декана с отцом всегда были общие дела. Хм, а может декан в курсе, что там с легендарным шрамом? Так ведь не скажет. Как бы узнать...
— Крэбб, Гойл, вам задание! Нужно следить за Поттером.
— Так мы и так следим, — не понял Крэбб.
— А теперь будем не так следить! То есть, не для того, чтобы поймать на горячем и сдать декану, а чтобы знать про него все.
— А зачем? — спросил Гойл.
— Надо! — отрезал Драко. — Он за лето сильно изменился, а это не просто так.
— Что не просто так? — заинтересовалась Пэнси.
— Ты чего подслушиваешь? — возмутился Драко.
— Ой-ой-ой, а как еще узнать, что вы задумали? Может я тоже следить буду.
— Ну, следи, — согласился Драко, — только так, не очень явно. Мало ли что.
И все отправились на ЗОТИ. И заодно — следить!



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
ПокемонДата: Вторник, 07.10.2014, 17:44 | Сообщение # 30
Снайпер
Сообщений: 144
« 53 »
Жаль, что главы маленькие)))) Хороший текст. Лишь бы в Марти Сью не увело)))
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » И все заверте... (добавлена Глава 50 от 12.11.2014) (PG-13, AU, Humor, Миди, Закончен)
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: