Армия Запретного леса

Воскресенье, 24.10.2021, 07:09
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг продлен на 2021 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг продлен на 2021 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 8 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "С чистого листа" (Фанфик по ГП: ГП/ГГ, ДМ/ДУ, Дамбигад)
"С чистого листа"
angel812Дата: Понедельник, 14.12.2015, 22:55 | Сообщение # 211
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Ура! Наконец-то я смогла дописать это главу! Понимаю, что она довольно скучная, и, по правде сказать, ее можно назвать лишней, но автору захотелось перетрактовать канон, потому что такая возможность выпала ему в последний раз. Далее в свои права вступит AU со всеми вытекающими из этого последствиями...
Простите за долгое отсутствие проды и за то, что глава не бечена, но я надеюсь, вы не настолько сильно обиделись, чтобы не поделиться своими впечатлениями?)



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок


Сообщение отредактировал angel812 - Понедельник, 14.12.2015, 22:57
 
БарсикДата: Вторник, 15.12.2015, 02:32 | Сообщение # 212
Химера
Сообщений: 433
« 24 »
Спасибо за продолжение !!! :)
Надеюсь Сириус использует голову , что бы подумать , а не только что бы в не её есть !! smile
 
angel812Дата: Вторник, 15.12.2015, 16:06 | Сообщение # 213
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Цитата Барсик ()
Надеюсь Сириус использует голову , что бы подумать , а не только что бы в не её есть !!

конечно, пора Сириусу хоть в какой-нибудь реальности пораскинуть мозгами... А то в каноне из него сделали какого-то безынициативного идиота. У меня другой Сириус, и мозгами о обижен не будет, но не отметить перемещение в прошлое Блэк ну никак не сможет!



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
rognarok78Дата: Вторник, 15.12.2015, 17:35 | Сообщение # 214
Посвященный
Сообщений: 54
« 12 »
Благодарствую за продолжение! И ничего не скучная глава... А то иной раз от экшена в фанфиках тошнить начало
 
angel812Дата: Вторник, 15.12.2015, 19:19 | Сообщение # 215
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Цитата rognarok78 ()
И ничего не скучная глава... А то иной раз от экшена в фанфиках тошнить начало

Очень рада, что вы поняли: автор и сам немного захотел отдохнуть от интенсивности событий) Вам спасибо! Не в обиду остальным читателям будет сказано: вы, по-моему, самый преданный читатель - комментируете каждую главу) Это очень приятно!



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
OgnejarДата: Вторник, 15.12.2015, 21:09 | Сообщение # 216
Подросток
Сообщений: 12
« 20 »
Если Сириус не будет пустышкой, дела могут завернуться интересные. Но, кстати, если Ридл не убьётся о Гарри, война продолжится, а к данному моменты он, по канону, уже совершенно безумен.

Сообщение отредактировал Ognejar - Среда, 16.12.2015, 00:40
 
angel812Дата: Среда, 16.12.2015, 16:50 | Сообщение # 217
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Цитата Ognejar ()
Если Сириус не будет пустышкой, дела могут завернуться интересные. Но, кстати, если Ридл не убьётся о Гарри, война продолжится, а к данному моменты он, по канону, уже совершенно безумен.

Очень надеюсь на то, что дела действительно будут интересные. Что касается войны... ну, она, конечно, будет, но кровавых бань не обещаю. Пока-то точно!( Даже в каноне битва была только одна (я вторую магическую войну имею в виду).
Цитата ShtAl ()
Точно известно место и время, где ТЛ будет практически один.
Даже если пророчество и рабочее - навалиться толпой, засадить с десяток "долгоиграющих" проклятий и засадить в Азкобан на 10 пожизненных - ничему не противоречит.

Про пророчество - отдельная тема. У меня, если помните, упоминается, как минимум, два пророчества, причем содержание одного из них - тайна покрытая мраком... а что касается Риддла и Азкабана... Вы сами верите, что он там долго задержится? Мне, например, так не кажется. Кстати, Сириус не настолько крут, чтобы распоряжаться такими значительными (по меркам магов) человеческими ресурсами, как отряд авроров: у него недостаточно для этого влияния, да и ДДД не позволит совершится такому нарушению "плана". В общем, не буду забегать вперед, но автор решил развивать сюжет по-другому.
И еще такой вопрос: будет ли вам интересно читать о том, как Гарри осваивается в "новом" теле или бОльшее внимание все же уделить Сириусу, который неожиданно даже для меня вместе с малолетками перенесся в прошлое?



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
rognarok78Дата: Среда, 16.12.2015, 22:15 | Сообщение # 218
Посвященный
Сообщений: 54
« 12 »
Цитата angel812 ()
будет ли вам интересно читать о том, как Гарри осваивается в "новом" теле или бОльшее внимание все же уделить Сириусу, который неожиданно даже для меня вместе с малолетками перенесся в прошлое?

Хм... Процитирую Великого Винни-Пуха "Того и другого! И можно без хлеба!" ;)
А что насчет преданности... Если работа хорошая и интересная, без картонных персонажей - то не грех и подождать, почитать.
В любом случае - удачи и вдохновения Вам
 
OgnejarДата: Четверг, 17.12.2015, 02:53 | Сообщение # 219
Подросток
Сообщений: 12
« 20 »
Полностью присоединяюсь к предыдущему оратору!
 
ShtormДата: Суббота, 19.12.2015, 13:23 | Сообщение # 220
Черный дракон
Сообщений: 3281
« 214 »
Спасибо за продолжение. Теперь все с чистого листа. У них есть все, чтобы изменить будующее. А с Гермионой что?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
BormanДата: Воскресенье, 20.12.2015, 02:33 | Сообщение # 221
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 28 »
Цитата Ognejar ()
Но, кстати, если Ридл не убьётся о Гарри, война продолжится, а к данному моменты он, по канону, уже совершенно безумен.


Не факт. Это на 4-м курсе в конце он возродился совсем без башни. А до развоплощения, хотя крыша у него уже протекала, но еще не совсем отъехала, покинув хозяина.



Наношу добро, причиняю пользу, подвергаю ласке.
 
angel812Дата: Воскресенье, 20.12.2015, 20:50 | Сообщение # 222
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Цитата rognarok78 ()
Хм... Процитирую Великого Винни-Пуха "Того и другого! И можно без хлеба!"

Будет читателям и то, и другое и сюрприз в качестве закуски-хлеба) Я и сама понимаю, что вести три (а может быть, четыре или даже пять) тем - самое оптимальное решение на сегодняшний момент...
Цитата Shtorm ()
У них есть все, чтобы изменить будующее. А с Гермионой что?

Ну, у них на троих - да, есть многое, но далеко не все. Сириус, например, не знает, кто в действительности убил Поттеров, что значит Гаррин шрам и т.п. Исходя из своих соображений он вполне себе может составить неверный план... Однако, я не утверждаю, что так будет. У Гарри с новым телом - свои трудности и ограниченные возможности, но наличие знаний... А Драко, увы, пока несколько в стороне...
Что касается Гермионы... Вам сразу все сказать и даже проду не писать? Скажу только одно:
в ближайших главах она будет упоминаться (если это вообще случится) только как третье лицо, сама она пока действовать не сможет, несмотря на то, что Гарри ее младше.
Цитата Borman ()
Не факт. Это на 4-м курсе в конце он возродился совсем без башни. А до развоплощения, хотя крыша у него уже протекала, но еще не совсем отъехала, покинув хозяина.

Согласна с вами на все 100%! Не настолько Реддл неадекватен, как на 4-ом, 5-ом и дальнейших курсах, однако последовательность его действий требовала бы бОльшей продуманности.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок


Сообщение отредактировал angel812 - Воскресенье, 20.12.2015, 20:51
 
angel812Дата: Среда, 20.01.2016, 23:53 | Сообщение # 223
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
23 часть.
Вот уже целый год на площади Гримо, 12 царила зловещая тишина: когда – то многолюдный дом пустовал. Кроме стареющей Вальпурги и полусумасшедшего домовика Кикимера никто не появлялся в стенах родового особняка Блэков, Сириус, пять лет назад сбежав из дома, так ни разу и не появился, а Регулус и Орион в прошлом году один за другим пропали при неизвестных обстоятельствах, Беллатриса, Нарцисса и Андромеда вышли замуж и перестали общаться с тетушкой. Одним словом, последняя миссис Блэк проводила однообразные дни в одиночестве, размышляя о том, что ее семья перестала быть семьей, несмотря на соблюдение всех чистокровных традиций. Нет, Вальпурга ни в коей мере не отказалась от своих идеалов, просто ее мечта о воссоздании былого величия Блэков с каждым днем таяла на глазах. Она вела полузатворнический образ жизни, перестала появляться на министерских приемах и заседаниях Визенгамота, все новости узнавала из «Ежедневного пророка», а единственным ее собеседником оставался верный эльф. Из немногочисленных развлечений у Вальпурги остались книги, зельеварение и вышивание, поэтому женщина много времени проводила в библиотеке, в лаборатории и за созданием огромного гобелена с родовым древом. В последнее время она все чаще задумывалась о том, почему ее недопонимание со старшим сыном привело к разрыву всех связей и прекращению общения: «Неужели он настолько не любил свою семью, что смог променять ее на компанию гриффиндорцев во главе с «великим светлым волшебником современности»? – задавала себе вопрос миссис Блэк. Однако больше всего ее волновало следующее: хотела ли она что – то изменить в сложившейся ситуации? смогла бы простить сына и извиниться перед ним? Ее внутренний голос дважды отвечал: «да». Все-таки Вальпурга любила Сириуса, по – своему, конечно, но любила, правда никогда не говорила ему об этом, не показывала своих чувств. Теперь, видимо старость брала свое, и сыновья поддержка была необходима, как никогда раньше. Жаль только, что самому Сириусу вряд ли когда-нибудь захочется поговорить с матерью.
Неожиданно раздался стук во входную дверь, отвлекая Вальпургу от привычных размышлений:
– Кикимер, посмотри, кого принесла нелегкая в такое время! – приказала женщина, поднимаясь с широкого кресла и откладывая в сторону вышивку.
– Отщепенец явился, – доложил слуга, подражая интонациям хозяйки. Миссис Блэк про себя усмехнулась: она иногда называла Сириуса отщепенцем, но в то, что сын мог явиться к ней в дом, она не верила, поэтому пыталась угадать, кого домовик так обозвал.
– Пригласи его в столовую, я спущусь через пару минут. Приготовь и подай чай, – распорядилась женщина. Эльф поклонился и с хлопком исчез.
Когда Вальпурга пришла в просторное темное помещение, где в последнее время в одиночестве принимала пищу, она застыла на месте: за столом сидел тот, чьего возвращения миссис Блэк ждала и боялась.
– Здравствуйте, мама, – тихо, с несвойственной ему печалью в голосе поздоровался Сириус. – Полагаю, вы не ожидали моего прихода, впрочем, и я без определенных обстоятельств, о которых я предпочту умолчать, вряд ли пришел сюда...
Вальпурга перебила сына:
– Если «определенные обстоятельства» – это то, что ты растранжирил все деньги, которые Альфард оставил тебе, то, поверь, ты не получишь и кната! Я не настолько стара и глупа, чтобы не понять, какому именно бородатому лидеру понадобилось золото Блэков, – во время своей эмоциональной речи женщина села напротив сына и чуть не разбила чашку с чаем, принесенную Кикимером.
– Дело не в деньгах, мама, – вздохнул Сириус. Он уже начинал жалеть о своем решении, помириться с матерью, про себя ругаясь на то, что огневиски – плохой советчик, а опохмельное зелье, не вовремя найденное в серванте, – еще худшее изобретение магов. – Просто я понял, что мне никогда не изменить своего происхождения, что я, родившись Блэком, останусь им навсегда, независимо от того, какой факультет Хогвартса закончил. В общем, цель моего визита – извиниться перед вами и отцом за недостойное поведение и трусливое бегство из собственного дома.
– Что ж, можно порадоваться тому, что ты осознал свою ошибку, – абсолютно равнодушно ответила Вальпурга, всеми силами пытаясь не выдать радость, которую она испытывала от слов сына, – однако быть Блэком, значит, быть блюстителем чистоты крови. Неужели это сочетается с тем, с кем ты общаешься, кого слушаешь, каким идеям следуешь?
– В зависимости от того, что считается соблюдением чистокровных традиций, я могу считаться их ярым поборником или, наоборот, противником. Я согласен: кровь магглов и магов смешивать нельзя, как нельзя вступать в брак с иными магическими расами, такими как гоблины, великаны, гномы и прочие. Однако я категорически не принимаю геноцид магглорожденных и полукровок, а также отношение к магглам, как к скоту, считаю недопустимым. Почему? В первую очередь из гуманистических соображений: мне не нравятся жестокость и насилие, тем более, в отношении более слабых и беззащитных. Кроме того, ничего рационального в уничтожении разумных существ, коими, безусловно, являются магглы, нет. У них можно многому научиться или обучить их, но бездумное уничтожение – бессмысленно. Я ответил на ваш вопрос?
– В какой-то мере – да, – задумчиво ответила Вальпурга, – но ты не объяснил, почему ты считаешь браки между магами и магглами запрещенными?
Сириус ответил не сразу: над этим он размышлял долгие двенадцать лет в Азкабане и не знал, как объяснить свои суждения матери, которая была для него чуть ли не чужим человеком. Наконец он заговорил:
– Если предположить, что сила волшебника формируется за счет магии его родителей, то на ум приходит несложный вывод: и мама, и папа ребенка должны обладать способностью колдовать, чтобы младенец гарантировано был чародеем. Брак мага и маггла сокращают вероятность того, что магические способности у ребенка вообще будут, не говоря уже о том, что энергетический потенциал полукровки будет в два раза меньше, чем у потомственного волшебника. От подобных союзов могут рождаться сквибы и крайне слабые маги. По-моему, этого не стоит допускать. Впрочем, близкородственные браки также нежелательны: родовые проклятья, болезни никто не отменял, и результатом кровосмешения также могут быть неполноценные волшебники, сила которых будет едва ли больше полукровок. Отдельно стоит сказать о магглорожденных: я не верю в то, что они существуют, вернее, не думаю, что у двух людей, совершенно лишенных магии, может родиться ребенок, обладающий магическими способностями. Это абсурд! Их возникновение я могу объяснить так: или их подбросили маги, или их родители – сквибы. О силе магглорожденных не берусь судить – особенно не интересовался этим вопросом, но предполагаю, что чистокровные, действительно, сильнее их. – Сириус говорил четко, продумывая каждое предложение. Учитывая прошлую жизнь, он слишком давно не общался с людьми, и собеседник был ему необходим. Тема разговора, однако, не слишком его интересовала. Бродяга готов был обсудить маггловскую технику или теорию магии, будущее или историю, идеи Дамблдора или теорию чистокровности... [Что касается теории чистокровности, то автор не говорит о том, что высказанные Сириусом постулаты справедливы на 100%. В конце концов, это только размышления заключенного на тему происхождения волшебников, их превосходства над магглами и т.п. Больше всего вопросов, наверное, должно вызвать высказывание о полукровках. Естественно, Бродяга не знаком с первым законом Менделя, поэтому не может объяснить, почему канонные полукровки, Дамблдор, Волдеморт и Снейп, достаточно сильны, но разговор сейчас не о них:)].
– Похвальные рассуждения, сын, – уже теплее отозвалась Вальпурга, когда Сириус замолчал. – Но не кажется ли тебе, что круг твоего общения придерживается других взглядов? Как ты можешь общаться с ними, если не признаешь их достойными этого?
– Извините, мама, но мои лучшие друзья – достойнейшие люди из древнейшего и благороднейшего рода Поттеров, а что касается остальных, то для общения магический потенциал не имеет особого значения. Для меня важно, чтобы они не были убийцами, маньяками, насильниками или предателями, – на последнем слове Сириус поморщился, вспоминая одну крысу, которая, по сути, убила его прошлую жизнь.
– А как же Дамблдор? – продолжала спрашивать Вальпурга.
– Не знаю, – честно признался Бродяга. Его начало раздражать дотошность матери, но он пытался не сорваться, чтобы не провалить эту странную попытку примирения. – Он сильный маг, лидер. Если выбирать между ним и Волдемортом, я предпочту действовать под его руководством. Впрочем, все не так очевидно, как хотелось бы. Помимо прочего, Дамблдор – политик, и это явно не сочетается с тем образом миролюбивого дедушки, который он создает. В общем, я не предан ему фанатично, не готов погибнуть за его идеи, но до тех пор, пока идет война с Волдемортом, я буду выступать на его стороне.
Вальпурга больше не задавала вопросов, она задумалась над словами сына:
– Ты вырос, – наконец, сказала она, – и это хорошо, что ты перестал быть наивным импульсивным юнцом, которым я тебя запомнила пять лет назад. Не знаю, получится ли у нас помириться, хочешь ли ты этого или нет, но теперь я не против воссоединения семьи, – на лице женщины промелькнула улыбка, которую, впрочем, было нелегко заметить. Через несколько секунд она продолжила: – Я тоже должна извиниться перед тобой: видимо, излишняя строгость в воспитании оттолкнули тебя от меня, от отца и от брата. Это в большей степени моя вина, и мне хочется, чтобы ты простил меня.
– Мама, давайте оставим прошлые обиды в прошлом и постараемся по – новому жить в настоящем. Не уверен, что буквально с сегодняшнего дня я готов вернуться домой, более того, не вижу в этом поступке особой необходимости, но избегать общения с вами мне бы не хотелось. В конце концов, семья – это, действительно важно, – Сириус говорил холодно, но искренне. Он за годы, проведенные в Азкабане и «за гранью» осознал многое, в том числе и то, что мать, какая бы она не была, нужна ему, а, самое главное, он нужен ей.
Вальпурга после слов сына чувствовала себя странно: она редко просила прощения, гораздо чаще извинялись перед ней даже за то, в чем виноваты не были, однако сейчас, после года одиночества, женщина поняла: лучше переступить через себя, но не оставаться одинокой. Она была уже достаточно стара, чтобы кардинально меняться, более того, не сильно этого хотела, и все же, несмотря ни на что, пошла на такой, нехарактерный для нее поступок.
– Знаешь, ты сам волен распоряжаться своей жизнью, – сменила тему миссис Блэк, – я ни в коей мере не намерена ограничивать свободу твоих действий. Пообещай мне только одно: ты возродишь величие Блэков, не позволишь нашему роду исчезнуть, смешаться с грязью, будешь достойным Лордом после моей смерти, а пока не опозоришь имени наследника.
– Я готов не только пообещать, а поклясться собственной жизнью или магией, чтобы вы поверили, что для меня честь не просо слова, – с чувством воскликнул Сириус. Его задело, что мать настолько сильно ему не доверяет.
– Не стоит, – усмехнулась Вальпурга. Реакция сына ее порадовала: – В конце концов, я могу и хочу верить собственному сыну. Лучше ответь, что бы ты сделал, чтобы одно имя Блэков вызывало уважение?
– Уважение требуется заслужить, – через несколько секунд молчания ответил Бродяга, – и я считаю, что среди членов рода не должно быть преступников и маньяков, преклоняющихся перед полукровкой, целующих подол его платья и носящих рабское клеймо, как знак почета! С детства меня учили, что быть Блэком то же, что быть членом королевской семьи, поэтому всех, кто не усвоил этот урок, я намерен с позором выгнать из рода, чтобы шлюхи безродного нищеброда, возомнившего о себе незнамо что, не были связаны с благородным именем древнейших и чистокровнейших представителей магического мира! Не стоит забывать наш девиз: «всегда чисты!»[автор в курсе, что в оригинале девиз звучит иначе: «чистота крови навек», но здесь и далее в свои права вступает AU, поэтому не обвиняйте автора в незнании канона].
– О чем ты говоришь? – не поняла Вальпурга. – Неужели кто-то из Блэков опустился до такой гнусной черты?
– Увы, мама, – наиграно вздохнул Сириус. – Видимо, вы последнее время совершенно перестали появляться в свете, потому что на приемах люди только и делают, что с осуждением и страхом обсуждают поступки вашей племянницы, моей кузины Беллатрисы. – Бродяга блефовал: он не знал, что делает миссис Лестрейндж в этой реальности, ходит ли его мать на приемы и о чем там разговаривают, но простить Белле собственную смерть ему было еще труднее, чем сочинять пламенную пафосную речь в защиту чистоты чести Блэков.
– Что она натворила? – гневно воскликнула Вальпурга.
– Она стала Пожирательницей смерти, – спокойно ответил Сириус, – тем самым приняла печать от полукровки, от Того-кого-нельзя–называть. Более того, изменив своему законному мужу, Родольфусу Лестрейджу, Белла превратилась в подстилку для тирана, которого сама ассоциирует чуть ли не с богом...
– Замолчи сын! – повысила голос Вальпурга. После этих слов Сириус сообразил, что об исключении ненавистной кузины из рода, он заговорил рано: мать всегда любила свою старшую племянницу, поэтому могла воспринять речь Бродяги в штыки. Собственно, так и произошло: – То, что болтают на министерских приемах – вовсе не истина в последней инстанции. Слухов явно недостаточно для того, чтобы проводить сложный ритуал изгнания из рода! Ты лично видел, как она изменяет Родольфусу? Откуда ты знаешь, что наследник Слизерина – полукровка? А садизм с каких пор для Блэков стал преступлением? Не сгущай краски и не клевещи. Вы с Беллой никогда не ладили, но это не повод лишать ее родовой защиты, магических даров и прочего! Я, конечно, стара, но из ума не выжила: сгоряча поступать не стану. Скорее я исключу из числа Блэков Андромеду, которая посмела смешать чистую кровь с магглокровкой. Но в преступлениях Беллы я должна убедиться лично.
– Что ж, мама, я не настаиваю на правильности своего мнения, – раздраженно бросил Сириус, – но источники сказанной мной информации достаточно достоверны. Хотите в этом убедиться? Пишите кузине письмо, встречайтесь, выясняйте подробности лично у нее. Однако сохранность вашей жизни никто не сможет гарантировать. Что касается Андромеды, то от союза с Тонксом она родила дочь – метаморфа. Вы по-прежнему уверены, что, отсекая эту ветвь Блэков и отказываясь от такого подарка самой магии, вы не совершите тяжкого преступления?
– Я ничего не знала о дочери Андромеды, – тихо и задумчиво, произнесла миссис Блэк. – Нужно с ней связаться и поговорить по душам. По-моему, конечно, появление ребенка – метаморфа от такого союза странно, но подарком магии, действительно, не стоит пренебрегать. Что же ты думаешь про Нарциссу? – резко сменила тему Вальпурга. – Она не стала Пожирательницей?
– На самом деле, о Нарциссе я знаю меньше всего. О ней уже давно ничего не было слышно. Кажется, в браке с Малфоем она родила сына, но, кроме этого мне ничего не известно.
– Значит, расскажешь, когда выяснишь подробности, – не терпящим возражения тоном заявила Вальпурга, – Кстати, Беллы это тоже касается. Со своей стороны я поищу информацию, но, в основном, буду рассчитывать на тебя.
– Не боитесь того, что я могу соврать? – съязвил Сириус.
–Ну, сыворотку правды, пытки и клятвы никто не отменял, – пожала плечами миссис Блэк. – А пока ты меня утомил, – со всей, присущей ей, прямотой сообщила она. – Ступай и не мешай мне думать. Я напишу тебе письмо, когда буду готова продолжить разговор. В твоих интересах найти информацию к тому моменту.
– Хорошо, мама, – согласился Сириус, хотя внутри себя испытывал раздражение от привычки матери всеми командовать. – Можно ли считать, что мы помирились? – задал он последний вопрос прежде, чем встать из-за стола.
– Если бы я тебя не простила, вряд ли бы вела задушевные беседы, – ворчливо заметила женщина, после чего протянула сыну покрытую неглубокими морщинами полную руку. Сириус, соблюдая этикет, придержал кисть матери, наклонился и, не разжимая губ, на несколько секунд коснулся тыльной стороны ладони.
– Я признателен вам за уделенное мне время, – произнес он дежурную фразу, – До свидания. Надеюсь, на скорую встречу.
– Как же, – надеется он, – усмехнулась Вальпурга, – Это мы еще посмотрим. Давай, ступай, и постарайся не творить глупостей, как тупой гриффиндорец, – беззлобно сказала она на последок. Сириус не обратил на ее слова никакого внимания, торопливо уходя из родового особняка, поэтому не заметил в тоне матери какую-то скрытую печаль. Впрочем, Бродяге не было совершенно никакого дела до этого, гораздо больше его волновала встреча с друзьями и крестником. Сириус никак не мог поверить, что те отрывочные воспоминания или образы, в которых он сопровождает Гарри в нелегком жизненном пути мальчика, – правда, радовался этому и, в не меньшей степени боялся, ведь, если маленький Поттер – обычный ребенок, то Блэк – явно сумасшедший.
Однако на знания из «прошлой жизни» Сириус не мог положиться со стопроцентной уверенностью, поэтому решил-таки сходить на работу в аврорат, чтобы «засветиться» и узнать новости «с фронтов», а не из бесполезной газеты. Трансгресировав к телефонной будке и про себя ругая глупых изобретателей такого неудобного входа, Бродяга зашел и набрал неизменный номер «62442», назвал свое имя и место работы, получил жетон и спустился на «лифте» в атриум министерства. Далее до своего рабочего места он добрался без происшествий, чему был рад. Неприятности его поджидали уже непосредственно в отделе правопорядка в лице Аластора Грюма.
– Где тебя черти носят, сукин сын? – рявкнул глава Аврората, – И где, скажи на милость, твой дружок – Поттер? Между прочим, вас весь отдел дожидается!
Грюм, по сравнению с тем, каким его запомнил Сириус в прошлой жизни, был еще не стар и почти не покалечен (нет, глаза у него уже не было, но и всевидящий артефакт пока не появился, зато нога была в целости и сохранности, а количество шрамов на щеке ограничивалось одним десятком). Каким бы странным параноиком не был Грозный глаз, Блэку вместе с Поттером не раз удавалось обвести вокруг пальца. Сейчас у Сириуса не было такой возможности и соответствующего настроения, но он попытался:
– У него сегодня выходной, – ляпнул первое, что пришло в голову Бродяга, – а я толкался на входе, – нагло соврал он.
– Ты ври, да не завирайся! – уже менее злобно сказал Аластор, – если ты обжимался с секретаршами по темным углам – так и скажи! А Джеймс должен сегодня работать не менее усердно, чем остальные. Когда придет – голову оторву! А ты пиши отчет по утреннему рейду, и мне плевать, что тебя там не было. Пусть Мегги тебе поможет! Эй, Мегги, помоги этому непутевому! – закричал на весь отдел одноглазый вояка.
– Хорошо, сэр, – отозвалась симпатичная брюнетка, занимающая пост борца с бумажными завалами. Этот титул ей присвоил сам Блэк, но девушке такая должность понравилась, и она за ней закрепилась. Мегги гордо и самоотверженно писала отчеты, заключения, рапорты и другие документы, даже названия которых не знали оперативники.
– Здравствуй, Сириус, – весело подмигнула она Бродяге, – Чем сегодня займемся?
Надо сказать, Блэк иногда развлекался с Мегги «деловым сексом», не имеющим никаких последствий и обязательств для них обоих, поэтому фразу девушки можно было воспринимать двояко. Впрочем, Сириус пока не был готов вернуться к беззаботной и яркой жизни ловеласа, тем более, Мегги была достаточно предсказуема и оттого скучна.
– Привет, – широко улыбнулся в ответ Блэк, жестом предлагая девушке занять стул возле его стола, – я бы с радостью занялся чем-то более увлекательным, чем написание отчета, но ты же сама понимаешь...
– Да-да, конечно... тебе же Грюм голову оторвет. Я слышала, – закивала Мегги, садясь рядом с Сириусом и доставая из ящика бланки, перо и чернила, – Но потом..?
– Всегда к твоим услугам, – театрально поклонился Бродяга, отчего девушка мило засмеялась.
Спустя полчаса скучнейшей бумажной работы, ненавидеть которую считали своим долгом все оперативники, задание Грюма было выполнено, а на пороге отдела правопорядка появился взъерошенный Джеймс Поттер. Понимая, что ее время истекло, Мегги протараторила что-то, про помощь другим аврорам и убежала, Бродяга даже не обратил на нее внимания. Конечно, ведь перед ним стоял лучший друг, живой и здоровый, которого Сириус по его личному восприятию времени не видел больше пятнадцати лет!
– Дже-е-еймс! – не своим голосом закричал Блэк, побежал к Сахатому, расталкивая всех на своем пути. Невероятным усилием воли ему удалось сдержать рвущиеся наружу слезы, но не обнять Поттера он уже не мог.
– Привет, Бродяга, – хлопнул друга по спине Джеймс, – ты, что это сегодня, как скучающая пять лет без мужа жена, на меня вешаешься? – и сам засмеялся собственной шутке. Блэк к нему присоединился, но ему было не так смешно. В конце концов, он, действительно, долго не виделся с Поттером.
– Ну, мало ли что с тобой могло случиться? Война же идет, как-никак, – не особенно убедительно оправдался Блэк.
– Да ладно тебе! – махнул рукой Поттер, одновременно с этим направляясь к своему столу, – что мне будет? Кому моя тушка может понадобиться?
Бродяга хотел было вспылить и сказать, что кому-то через некоторое время неожиданно захочется его убить, но сдержался: когда-то он был таким же беззаботным, не верящим в смерть, молодым счастливым мужчиной, и пока переубеждать Джеймса было рано, чтобы слишком резкая перемена в Сириусе не стала очевидной для Поттера.
– Все-таки осторожность не помешает, – пожал плечами Блэк, – ты где был-то? –переменил тему Бродяга.
– Да, меня это тоже интересует, – пробасил неожиданно появившийся за спинами друзей Грюм.
– Эм, – на секунду замялся Джеймс, – помните, вы говорили, что для допросов веритасерума не хватает? – ответил он вопросом на вопрос и, не дождавшись ответа, продолжил: – так вот, я о поставках договаривался.
– Ну-ну, – скептически хмыкнул глава аврората, – надеюсь, через неделю я получу не мене двух литров сыворотки.
– Конечно, сэр, – энергично кивнул Джеймс, всем своим видом показывая, что он недоволен недоверием к собственным словам. Его жесты были слишком картинны, отчего каждый понимал, что он нагло врет, собственно, этого Сахатый, кажется, и добивался.
– Лили заставишь варить? – шепотом спросил Сириус, когда Грюм отошел в другой конец отдела.
– Ну, да, – кивнул Джеймс, – а кого еще? Тем более, она в последнее время капризничает, говорит, что я не разрешаю заниматься ей чем-нибудь полезным для общества. Вот пусть потрудиться... Думаю, сварить зелье ей будет только в радость.
– А как же токсичность веритасерума? – решил уточнить Бродяга, – не думаешь, что это может быть вредно для грудного Гарри и формирующегося малыша?
– Эм.., откуда ты знаешь про малыша? – опешил Сохатый, проигнорировав вопрос друга, – мы еще никому не говорили.
«Блин! Вот так глупо прокололся!» – про себя подумал Сириус, а вслух невозмутимо ответил:
– Так только глупый не заметит, как ты реагируешь на все ее попытки поднять тяжелое, даже Гарри, руки запрещаешь поднимать и все такое. А капризничать она стала так же, как два года назад. Что, скажешь, я не прав?
– Да прав, прав, – махнул рукой Поттер, – просто мы хотели на Хэллоуин всем сюрприз сделать, но, нет же, послал Мерлин наблюдательного друга...
«Ага, на Хэллоуин», – опять про себя вздохнул Сириус, – «у вас могло бы это не получиться, как и в прошлой жизни. Однако на этот раз вы всем расскажите! И еще не одного крестника мне родите! Хорошо, что Ремус тогда шепнул мне о Лилином положении. Думаю, и сейчас он все знает...»
– Так что по поводу токсичности? – переспросил Блэк.
– А черт его знает! – вспылил Джеймс, – У меня по зельям всегда было «выше ожидаемого», куда мне до вас, зельеваров... Может, еще посоветуешь у Нюниуса проконсультироваться?
– Нет, это лишнее, – наставительно заметил Блэк, – Лили сама разберется. Вряд ли она ради аврората станет рисковать здоровьем детей. Единственное, что могу сказать точно: обычный веритасерум, рецепт которого, есть в справочниках, вариться три недели, поэтому Грюм тебя просто подколол, а ты повелся...
– Да уж, не думал, что старик Аластор станет так прикалываться, – несколько обижено пробубнил Джеймс, – Ну, ничего, я тоже пошучу потом.
– Даже не сомневаюсь, – усмехнулся Сириус, узнавая в этом импульсивном молодом мужчине своего прежнего школьного друга, который мало изменился со дня выпуска из Хогвартса, разве что женился да сынишку завел. – Ладно, работа тоже не ждет. А шутку мы потом обсудим? – полувопросительно – полуутвердительно сказал Блэк.
– Ага, – согласился Поттер и, наконец, стал разбирать бумажный завал на своем рабочем месте, – ты же придешь вечером? – спросил он у направляющегося к Мегги Бродяге.
– Да, и даже с приглашения, – кивнул Сириус, не оборачиваясь к другу.
– Вот кобелина, – себе под нос сказал Джеймс.
– Я все слышал, – отозвался Блэк, – и, знаешь, не тебе мне завидовать.
На это Сохатый ничего не ответил, но был согласен с другом: в его жизни было гораздо больше радости, чем у Бродяги, который искал счастья не рядом с любимой женой и сыном, а среди бесчисленных красоток.
Кстати, говоря, о бесчисленных красотках: Блэк помнил о своеобразной договоренности с Мегги и именно по этому поводу шел к улыбчивой брюнетке, которая в это время раздавала какие-то рекомендации неудачникам-опреативникам, заваленным бумажной работой.
– Джентльмены, – поклонился Сириус сослуживцам. Как и всегда это вышло элегантно и комично одновременно. – Разрешите похитить у вас леди?
Раздались несколько неодобрительных фраз, но общая масса, улыбаясь, закивала, и уже через пять минут Сириус вместе с Мегги заходил в пустую кабинку общественного туалета, чтобы скоротать время до конца смены. Еще совсем недавно Бродяга не хотел возвращаться к привычной ранее жизни, но для него было бы слишком странным после двенадцати лет Азкабана и еще трех лет почти добровольного, а вернее, совсем не добровольного, затворничества, продолжать жизнь монаха. Вот он и решил воспользоваться возникшей возможностью, тем более, Мегги была совсем не против, перепихнуться. Затолкавшись вдвоем в тесную кабинку, они резко начали снимать друг с друга одежду, вместе с тем стараясь ее не порвать, чтобы не вызывать лишних ненужных обоим слухов. Сириус не слишком старался доставить девушке удовольствие, поэтому все обошлось без длительных предварительных ласк и интимного шепота: несколько раз Бродяга сжал грудь Мегги, даже не потрудившись снять с нее бюстгальтер, а затем резко вошел внутрь нее, грубо оттянув ткань трусов, не снимая их. Брюнетка подалась ему навстречу, беззастенчиво раздвигая стройные ноги, и из ее горла вырвался протяжный стон. На самом деле, ей не требовались дополнительные возбудители, кроме мысли о близости с Сириусом – она достаточно сильно хотела этого красавца-аристократа, слегка грубого, но от этого не менее привлекательного. Вряд ли девушка его любила, он просто был ей симпатичен, хотя где-то в глубине души Мегги мечтала о том, что когда-нибудь Блэк возьмет ее замуж и у них будет семья, однако высказывать свои мысли вслух она не торопилась, понимая: так можно только отпугнуть его и ничего не добиться. Именно поэтому пока ей было достаточно нерегулярных «встреч» в общественном туалете министерства или в недорогих номерах маггловских мотелей. Вот и сейчас Сириус, постепенно ускоряясь, входил в нее, до боли сжимая бедра, изредка переключаясь на грудь. Мегги же извивалась под ним, беспорядочно хватаясь руками за его оголенную крепкую спину, стараясь сильнее к нему прижаться, скорее ощутить момент единения с этим мужчиной. Несколько раз, когда пальцы Блэка слишком сильно сжимали ее мягкие прелести, она вскрикивала, а в остальное время из ее горла вырывались прерывистые стоны и негромкий шепот: «Ах, еще!», «Быстрее, я больше не могу...» Через некоторое время девушка почувствовала, как волна наслаждения накрывает ее с головой, как мышцы сокращаются, даря наслаждение, как внутри нее возникает чувство приятной заполненности, а Сириус на некоторое время застывает, также получая приятные ощущения. Затем мужчина отстраняется от нее, убирает руки с ее спины, не заботясь о том, устоит ли она на ногах или упадет, утомленная приятной мукой, после этого подтягивает брюки и опирается на стенку кабинки. Он получил то, что хотел, теперь эта игрушка ему не нужна до тех пор, пока снова не захочется весело провести время. Мегги пытается не думать о случившемся с такой точки зрения, но и не отрицает очевидность подобного. В тот момент ее больше заботит собственное равновесие: чтобы не упасть, она опирается на стену кабинки и поднимает глаза на своего недавнего партнера. Даже несмотря на усталость и пот, льющийся у него со лба, Сириус красив: его темные кудри, прилипающие к вискам, слегка опущенные широкие плечи, сильные руки и рельефный торс совершенно не портят его, придают ему какой-то мужественный вид. Девушка невольно любуется им, вспоминая о недавних мыслях, промелькнувших на периферии сознания, и думает: «Может, в следующий раз не пользоваться зельем, а забеременеть от Сириуса Блэка, а потом настоять на свадьбе?».
– Почему ты на меня так смотришь? – не дает Мегги ответить на собственный вопрос голос Сириуса.
– Не о чем, – быстро отвечает девушка, хватая блузку и прячась за ней от внимательных глаз Блэка. – просто раньше между нами было больше романтики.
– Да неужели? – со скептической интонацией отвечает вопросом Бродяга. – Я думал, между нами вообще, кроме секса, ничего нет, – после этих слов он отводит взгляд от девушки и смотрит куда-то в сторону, задумавшись о чем-то.
– Конечно, нет, – чуть слышно произносит Мегги и начинает торопливо натягивать на себя не до конца снятую одежду. – Конечно нет, конечно нет, конечно... Слушай, Сириус, ты, наверное, подожди чуть-чуть здесь, а я пораньше выскочу, чтобы, ну, нас никто не увидел, выходящими вместе из туалета.
– Раньше тебя это не сильно заботило, – заметил Блэк.
– И все-таки... – настаивала Мегги.
– Хорошо, – равнодушно пожал плечами Сириус, не переводя задумчивого взгляда и не шевелясь.
Больше девушка не сказала ни слова, но в воздухе повисла какая-то напряженность, из-за того, что от «делового секса» она потребовала чувств или, как минимум, лишнего внимания к себе, все оборвалось, прекратилось, исчезло. Мегги ощущала это, поняла, что никогда больше Сириус не скажет «К твоим услугам», в ответ она услышит только «Ничего нет». От этого было немного обидно, поэтому она поспешила покинуть ставшею неожиданно холодной, кабинку общественного туалета. Блэк не пытался ее остановить, объясниться или извиниться за резкость, ему было абсолютно наплевав на эту девушку, которая была пуста, как разорванная подарочная коробка. Мегги не интересовала его как личность – она была неинтересна, скучна, похожая на остальных глупых, влюбившихся в него идиоток. Скольких десятков таких наивных молоденьких дурочек он претрахал в своей жизни? Сириус не считал. Скольким он переломал жизнь, разбил сердце? Сириус не интересовался. А главное, Бродяга не испытывал ни грамма раскаяния за такое поведение. Нет, не потому что он был жестоким, хотя такую фамильную черту, видимо, не слишком просто искоренить, а потому, что каждый человек должен отвечать за свою глупость. На некоторое время Сириусу показалось, что Мегги хоть немного отличается от остальных, поэтому «встречи» с ней повторялись несколько раз, но, как оказалось, она также, как другие, ждала от Блэка романтики, а значит, и длительных отношений. Зачем ему связываться с пустышкой, фантиком? Бродяга не видел в этом никакого смысла. Хотя во время длительного нахождения в Азкабане, где, кроме дементоров, у него оставались только мысли и мечты, он размышлял о том, как хорошо иметь семью, любимую женщину, ребенка... Он с завистью вспоминал, как счастлив был Джеймс, отыскав свою Лили, и как бездумно он растрачивал жизнь на случайные связи. Да, в чем-то разнообразие было приятнее, но об этом практически нечего вспомнить: улыбки друг другу, незатейливая беседа, затем флирт, легкий кивок, означающий согласие, накал страстей, приятные интенсивные ощущения и неловкое расставание. Все по одной, давно изученной и отработанной схеме. Разница заключается только в маске: блондинка, брюнетка, шатенка или рыжая, худая или полная, маггла или ведьма... Но достаточно ли этого различия, для того, чтобы вспоминать это с нежностью, заботой, любовью? Нет, от сиюминутного наслаждения остается только чувство удовлетворенности, не более. Гораздо важнее, как понял Сириус, моменты душевной близости. Отношения с друзьями вполне подходили под этот критерий, но хотелось чего-то еще, похожего на связь Лили и Джеймса. Почему? Бродяга не стал задумываться над возникшим вопросом, списав все на возраст, в действительности составляющий тридцать семь лет, ностальгию и какое-то глупое настроение. И все-таки где-то в глубине сознания мелькали яркие картины уютной гостиной, в которой размытая женская фигура сидит в кресле и вышивает на пяльцах, затем отвлекается от работы и сморит ясными голубыми глазами прямо в душу Сириуса, а рядом с ней крутиться черноволосый парнишка и широко улыбается... Он прекрасно знал, чем навеяны эти мечты, понимал, что многое отдал бы, чтобы оказаться на месте Джеймса. Да и не только он: Нюниус с Лунатиком долгое время сохли по рыжеволосой умнице и красавице. Когда-то давно Блэку тоже нравилась Эванс, однако тогда Поттер уже заявил о своих правах на нее, поэтому Бродяга даже не пытался конкурировать с другом, предпочитая «разнообразие». Все было справедливо: Сохатый первым ее заметил, начал задирать, обижать, подшучивать, а затем и ухаживать. Терять давнего друга ради какой-то девчонки Сириус посчитал глупым, и до сих пор был уверен, что поступил правильно: Лили оказалась счастлива с Джеймсом, а тот, в свою очередь, – счастлив с ней. Блэку досталась роль самого близкого человека у этой молодой семьи, причем «третьим лишним» он никогда себя не ощущал. Зато вопрос: «Найду ли я когда-нибудь свою Лили Эванс?», повис для Бродяги в воздухе...
Вдруг Сириус понял, что размышляет обо всем этом, стоя в кабинке общественного туалета. Про себя удивившись, такому нехарактерному для себя поведению, он поспешил надеть рубашку, галстук, жилет, пиджак, наскоро пригладить растрепавшиеся кудри и с помощью заклинаний очистить лишние «улики» его недавнего развлечения. Уже через полминуты Блэк был, как всегда, красив, опрятен и неотразим, а главное, не собирался больше торчать в скучном министерстве, предпочитая проводить вечер в компании друзей и крестника. По дороге к выходу он заскочил в отдел, сказал «До свидания!» коллегам, захватил со спинки стула плащ, подмигнул Мегги, на что та лишь отвела глаза, а заем через атриум без приключений добрался до одного из каминов. Назвав адрес, «Поттер-мэнор», он скрылся в зеленом пламени. Уже в следующую минуту Сириус удалял магией пыль со своей одежды, стоя в гостиной родового замка лучших друзей.
Неожиданно возле него раздался радостный детский визг, от которого у Блэка чуть уши не заложило. Далеко не с первого раза Бродяга услышал в этих звуках собственное имя:
– И – й – и – ус! – старательно выкрикивая каждую гласную, звал крестного черноволосый карапуз с ярко-зелеными глазами.
– Гарри, – улыбнулся ему в ответ Блэк, – ты чего так кричишь? Я тебе прекрасно слышу.
Словно в ответ на слова Бродяги малыш замолчал и, качаясь из стороны в сторону, как пингвин, медленно и неумело пошел к Сириусу. Почти беззубый рот Гарри был растянут в улыбке, а его глаза, будто бы искрились радостью. Блэк пошел ему навстречу, взял на руки и стал внимательно рассматривать лицо ребенка. Мужчине показалось, что взгляд крестника слишком осмысленный и какой-то взрослый, что ли. Это наблюдение убедило Сириуса в том, что путешествие по «грани» вместе с душой Гарри не выдумка его больного сознания, а реальность.
– Гарри, – понижая голос, осторожно начал Сириус, следя за реакцией ребенка. – Ты помнишь что-нибудь необычное?
Малыш несколько секунд внимательно смотрел на Блэка, а потом кивнул.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
angel812Дата: Среда, 20.01.2016, 23:53 | Сообщение # 224
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
– Знаешь, что будет в будущем? – еще тише спросил Бродяга. Мальчик опять кивнул, прием в его глазах промелькнула грусть и боль.
– А можешь представить, как спасти твоих родителей от смерти? – Задал самый важный вопрос Сириус. В ответ он получил еще один утвердительный кивок. Блэк улыбнулся: он пока не представлял, как узнать план крестника, но само наличие союзника, пусть и недееспособного, вселяло в душу Бродяги надежду на лучшую судьбу для каждого близкого ему человека.
– Ты молодец, Сохатик, – погладил ребенка по голове Сириус, – будем думать, как привести в действие твой план. Тебе же понадобиться моя помощь? – решил он уточнить.
– Д-дя, – ответил ребенок и стал сосредоточенно прислушиваться к какому – то крику в соседней комнате. Сириус понял, что разговор с крестником откладывается на неопределенный срок, потому что обрывки фраз, доносившиеся до его слуха, заставили Блэка забыть и о плане, и о чем – либо другом:
– Почему ты соврал про то, что ходил к Дамблдору? Зачем придумал глупую отговорку про веритасерум? – видимо, не в первый раз спрашивала у мужа Лили. Сириус не мог этого видеть, но отлично представлял, как миниатюрная рыжеволосая девушка, с суровым видом сидя в кресле, нахмурив брови, задает вопрос Поттеру. Тот, в свою очередь, сидит напротив жены, и не менее хмуро смотрит на жену:
– Ты действительно хочешь знать? – как-то угрожающе произнес Джеймса.
– Да! – с вызовом ответила мужу миссис Поттер.
– Ладно, слушай! Просто во время разговора с Грюмом возле меня стоял Сириус, и я не мог сказать правду.
– Почему?
– Потому что Дамблдор меня вызвал именно потому, что хотел предупредить о том, что доверять Бродяге опасно!
– Что? – не поверила Лили. – Ты готов не верить лучшему другу из-за слов директора? Какое Дамблдору до этого дело?
– Уж не знаю, зачем ему нужно было предупреждать меня, но то, что он сказал, стоит внимания! – настаивал на своем Джеймс.
– Не верю! – гораздо тише, чем предыдущие реплики сказала Лили, и Сириусу пришлось напрягать слух, чтобы расслышать ее.
– Кроме Ремуса и Сириуса никто не знал о твоем происхождении? – спросил Сохатый.
– Никто, – подтвердила Лили, – но причем тут это?
– А притом, что теперь и Дамблдор знает о твоем предке, но не это главное. Оказывается, ближайший круг Пожирателей и сам Волдеморт знает о наследии Слизерина. Именно от них Альбус и узнал нашу тайну.
– Почему ты веришь директору? Неужели ты не допускаешь возможности, что он, как глава Визенгамота, мог найти архивный документ, который мы просили спрятать? – Лили все еще не верила в такую наивность Джеймса.
– Если бы все было так просто, я бы поднял Альбуса на смех! – запальчиво воскликнул Джеймс, – Мне пришлось ему поверить, когда он сказал, что Сириус приходил сегодня к матери Вальпурге и обсуждал, не поверишь, чистоту крови, то есть, идеи Волдеморта!
– Неужели ты готов поверить такой глупой клевете? – крикнула Лили.
– Нет, Лили, не клевете! Финеус Найджелус Блэк, чей портрет висит в директорском кабинете Хогвартса, подтверди его слова... И именно после этого я понял, что наш друг не просто гриффиндорец, он Блэк по – крови, в его роду существовало множество темных волшебников...
– Постой! – перебила Джеймса жена, – ты говоришь бред! Если мы не можем доверять Сириусу, то кого вообще можно искренне назвать нашим другом? Подумай над этим!
– Что ты предлагаешь? – уже спокойно спросил Поттер, понимая, что жену ему не переубедить.
– Дай Сириусу шанс доказать, что он по-настоящему наш друг! Уверена, очень скоро ты поймешь, что Дамблдор не прав, ставя под сомнение его преданность свету. Он нас никогда не предаст – я знаю. Единственное, что мне непонятно: почему мне приходиться тебе напоминать, что Сириус – давний друг, а Альбус не играет в твоей жизни никакой роли.
– Ну, насчет «никакой» ты ошибаешься, но я понял твою мысль, – примирительным тоном заговорил Джеймс. – Прости, тебе опять из-за меня приходиться нервничать...
– Ничего страшного, – ответила Лили, и в ее тоне послышалась улыбка. – Я люблю тебя и просто пытаюсь помочь, оградить тебя от ошибки. Возможно, бдительность – полезное качество на войне, но, пожалуйста, не перегибай палку, не воюй дома. Среди наших близких предателей нет.
– Хорошо, я тоже тебя люблю и надеюсь на то, что ты права, – очень серьезно сказал Поттер, – А что насчет веритасерума? Есть возможность принести через неделю Аластору два литра сыворотки?
– Вообще-то нет, – задумалась Лили, – но у меня есть несколько идей по поводу сокращения процесса варки. Не уверена, будет ли таким же качество, но, в отличие от оригинального рецепта, опасность отравления токсинами для зельевара – минимальна. Надо будет произвести расчеты, и уже завтра я скажу, смогу ли я этим заняться или тебе придется потратиться не только на ингредиенты, но и на работы квалифицированного мастера.
– Лили, ты гений! – радостно сообщил жене Джеймс, – Не сомневаюсь: у тебя все получится! Слушай, а где Гарри? – неожиданно заметил отец пропажу сына.
– Эм, – огляделась вокруг себя миссис Поттер, – кажется, ушел. Нет, ну надо же! Едва научился ходить – уже от родителей убегает. Что за ребенок?
– Правильнее спросить: «Что за родители теряют своего ребенка в собственном доме?» – исправил жену Джеймс, однако в его голосе звучала досада на самого себя.
– Ларли! – позвала эльфийку Лили.
– Да, госпожа, – появилась домовушка и склонилась в поклоне.
– Скажи, пожалуйста, где Гарри? – спросил служанку Джеймс.
– В гостиной, со своим крестным, – доложила Ларли.
– Давно пришел Сириус? Слышал, о чем мы говорили? – взволновано спросила миссис Поттер, забывая о том, что еще несколько секунд назад ее интересовала пропажа сына.
– Ларли не знает, госпожа, – опустила уши эльфийка. – Она готовила хозяевам ужин.
– Ладно, Ларли, ступай. Не буем отвлекать тебя от работы, – распорядился Джеймс. После исчезновения домовушки, он обратился к жене, – Как думаешь, он слышал?
– Надеюсь, что нет, – тихо ответила Лили. – Впрочем, мы сейчас узнаем.
Не торопясь, супруги пошли в соседнюю комнату, прислушиваясь к звукам исходящим оттуда. Однако там царила тишина, никто ничего не говорил, не смеялся. Сириус задумчиво стоял в центре комнаты с Гарри на руках. Блэк, невольно подслушав разговор друзей, осознал, что Лили и Джеймс, которых он идеализировал после их смерти, на самом деле – обычные люди, со своими страхами, подозрениями, глупыми теориями. Ему было обидно не столько за веру в слова Дамблдора, сколько за недоверие к себе. Много лет плечом к плечу с Джеймсом они попадали в самые разные передряги, выручали друг друга, рисковали собственной жизнью ради безопасности названного брата! А в результате несколько слов «живой» картины и старого интригана посеяли в душе Сохатого сомнения относительно верности Блэка. Сириус пока не знал, как поступить: сказать, что все слышал, показать чистое левое предплечье, без метки Темного Лорда, или ничего не говорить, сделать вид, что не подозревает об опасениях друга. Он не успел решить для себя этот вопрос, когда на пороге гостиной показались Лили и Джеймс собственными персонами.
Как только миссис Поттер взглянула на Блэка, она поняла:
– Ты все слышал, – без доли сомнения в голосе сказала она.
– Да, слышал, – равнодушно ответил Сириус, внимательно смотря на Джеймса.
Возникла довольно долгая пауза, во время которой друзья буравили друг друга глазами. Наконец, звенящий детский голос разрезал давящую тишину:
– Й-я ве-рю те-бе, – четко, выделяя каждый слог, стараясь победить непослушный артикуляционный аппарат, произнес Гарри и маленькими ручонками обхватил шею крестного.
– Спасибо, малыш, – чуть улыбнулся Сириус, но глаза его по-прежнему оставались какими-то пустыми. – Надеюсь, еще увидимся... – С этими словами Бродяга поставил Гарри на пол и быстрыми резкими шагами дошел до камина, кинул щепотку летучего пороха и, не назвав вслух адрес, исчез в зеленом пламени.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок


Сообщение отредактировал angel812 - Четверг, 21.01.2016, 00:44
 
angel812Дата: Среда, 20.01.2016, 23:59 | Сообщение # 225
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Что скажите про главу? Читать можно или автор полез в дебри, совершенно лишние для повествования?
P.S. Хоть кому-нибудь это интересно?



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
Al123potДата: Четверг, 21.01.2016, 00:33 | Сообщение # 226
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата angel812 ()
что ходит к Дамблдору?

ходил



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Четверг, 21.01.2016, 00:37 | Сообщение # 227
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата angel812 ()
Что скажите про главу? Читать можно или автор полез в дебри, совершенно лишние для повествования? P.S. Хоть кому-нибудь это интересно?
angel812, если коротко ещё проды и побольше, побольше biggrin



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
angel812Дата: Четверг, 21.01.2016, 00:42 | Сообщение # 228
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Цитата Al123pot ()
ходил

Спасибо, сейчас исправлю.
Цитата Al123pot ()
если коротко ещё проды и побольше, побольше

Ох, а мне бы побольше времени! А то желание писать есть, идеи есть, а вот времени из-за учебы - нет.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
BormanДата: Четверг, 21.01.2016, 00:58 | Сообщение # 229
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 28 »
Цитата angel812 ()
Не стоит забывать наш девиз: «всегда чисты!»[автор в курсе, что в оригинале девиз звучит иначе: «чистота крови навек», но здесь и далее в свои права вступает AU, поэтому не обвиняйте автора в незнании канона].


Как раз в оригинале девиз рода Блек "toujours pur", что в переводе с французского именно "всегда чист". Перевод «чистота крови навек» - на совести "официальных" "издательских" переводчиков, очевидно подчеркнуть что у семьи есть традиция чистокровную упертости. Либо сама Роулинг так "перевела" с французского на английский, а потом уже наши с английского.

Потому как "toujours pur" имеет много смыслов, и смысл «чистота крови навек» там не на первом месте. В первую очередь этот девиз означает чистоту души, верность, незапятнанность предательством или иными позорными деяниями.



Наношу добро, причиняю пользу, подвергаю ласке.
 
БарсикДата: Четверг, 21.01.2016, 03:43 | Сообщение # 230
Химера
Сообщений: 433
« 24 »
Спасибо за продолжение !!! smile
Джеймс всё таки олень .... smile
 
Frau_IreneДата: Четверг, 21.01.2016, 06:48 | Сообщение # 231
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 360 »
Жаль, если слова Дамблдора так подействуют на Поттеров.
Да и Сириус мог бы объясниться с друзьями.



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
mech13Дата: Четверг, 21.01.2016, 07:23 | Сообщение # 232
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 33 »
Цитата Frau_Irene ()
Да и Сириус мог бы объясниться с друзьями.


А поверят, а поймут? Или к Дамби побегут? )))

Автор! пиши больше, пиши чаще!!!



 
rognarok78Дата: Четверг, 21.01.2016, 14:01 | Сообщение # 233
Посвященный
Сообщений: 54
« 12 »
Ну насчет недоверия, так зелья и ментальные закладки с подобной гадостью еще никто не отменял.
А вот глава - отличная, хотя насчет рассуждений Сириуса о браках с маглами не согласен. Бредово. Хотя 12 лет в компании с душесосами еще и не такое сделают.
 
pythonДата: Четверг, 21.01.2016, 15:26 | Сообщение # 234
Посвященный
Сообщений: 45
« 14 »
Цитата Borman ()

Потому как "toujours pur" имеет много смыслов, и смысл «чистота крови навек» там не на первом месте. В первую очередь этот девиз означает чистоту души, верность, незапятнанность предательством или иными позорными деяниями.

Ага, если бы имелась в виду именно чистокровность то было бы "pur-sang". А к pur можно много смыслов придумать, вплоть до "невинный" или "голый" - дом Блек, обитель девственников с 12 века (или нудизма):).
Нелогично только что они девиз на французском имеют. Были бы у них французские корни был бы тогда дом Нуар. И вообще латынь в качестве девиза лучше бы смотрелась.
 
angel812Дата: Пятница, 22.01.2016, 10:55 | Сообщение # 235
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Цитата Borman ()
Как раз в оригинале девиз рода Блек "toujours pur", что в переводе с французского именно "всегда чист". Перевод «чистота крови навек» - на совести "официальных" "издательских" переводчиков, очевидно подчеркнуть что у семьи есть традиция чистокровную упертости.

Спасибо за эту информацию) Все-таки переводчики иногда сужают границы смысла, а мне, например, как человеку, не читавшему текст в оригинале, приходиться из-за этого придумывать АU, которое и не АU вовсе...
Цитата Барсик ()
Джеймс всё таки олень ...

Ну а как иначе? не зря у него такой патронус. Не думайте, я люблю этого персонажа, но надо же как-то объяснить тугодумность и импульсивность Гарри. На ум приходит только вариант с генами отца. Кроме того, методы Дамблдора уже были описаны в предыдущих главах и, согласитесь, они не располагают его "сподвижников" к размышлениям. Альбусу нужны люди, беспрекословно его слушающие и выполняющие любые приказы. Вот он и создает из Поттера-старшего послушного солдата, ставящего "всеобщее благо" выше дружбы.
Цитата Frau_Irene ()
Жаль, если слова Дамблдора так подействуют на Поттеров.
Да и Сириус мог бы объясниться с друзьями.

Как подействуют слова Дамблдора на Поттеров - пока не ясно. Да, Джеймс готов ему поверить, но у Лили еще сохранились остатки былой сообразительности. Вряд ли она позволит мужу сотворить еще больше неповторимых ошибок. И, несмотря на то, что в "прошлой жизни", она, как и ее муж, ошибалась, на этот раз все будет иначе...
Да, Сириус бы мог объясниться с друзьями, скажу больше, он это сделает, но пока главу нужно было заканчивать и описывать еще один серьезный разговор было бы слишком... Когда объем главы составляет больше 12 страниц, это не только сложно и долго писать, но и читать за один раз неудобно.
Цитата mech13 ()
А поверят, а поймут? Или к Дамби побегут? )))

Автор! пиши больше, пиши чаще!!!

Если Сириус скажет все, что знает, все, что помнит, естественно, кроме Гарри ему никто не поверит. Скорее всего, Поттеры тогда побегут не к Дамби, а в Мунго... Поэтому Блэку нужно подумать все взвесить и решить, что он скажет друзьям. Пока, как мне кажется, он к этому не готов.
Я бы с удовольствием писала и больше, и чаще, но мою жизнь состоит не только из написания фанфика, но и из моря других вещей, которые требуют своего внимания и времени(
Цитата rognarok78 ()
Ну насчет недоверия, так зелья и ментальные закладки с подобной гадостью еще никто не отменял.

Вот-вот, об этом я и говорила, когда соглашалась с тем, что Джеймс - олень.
Цитата rognarok78 ()
А вот глава - отличная, хотя насчет рассуждений Сириуса о браках с маглами не согласен. Бредово. Хотя 12 лет в компании с душесосами еще и не такое сделают.

Да я и сама не со всем в его теории согласна, но Вальпурга таким ответом удовлетворилась, а у Сириуса еще будет возможность изменить свое мнение, касательно теории чистокровности.
Цитата python ()
Нелогично только что они девиз на французском имеют. Были бы у них французские корни был бы тогда дом Нуар. И вообще латынь в качестве девиза лучше бы смотрелась.

Это уже недоработки самой Дж. К. Роулинг, мы с этим сделать ничего не можем. По крайней мере, в этом фанфике Блэки не будут иметь ни корней во Франции, ни девиза на французском. Фраза "всегда чисты" и на английском неплохо звучит, по-моему)



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
angel812Дата: Пятница, 22.01.2016, 10:56 | Сообщение # 236
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Спасибо вам всем за отзывы! Приятно слушать ваше мнение:D


— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
aseushkaДата: Воскресенье, 24.01.2016, 21:17 | Сообщение # 237
Подросток
Сообщений: 9
« 8 »
Конечно интересно! Проды, проды, и еще раз проды!:-)
 
angel812Дата: Понедельник, 25.01.2016, 07:01 | Сообщение # 238
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Цитата aseushka ()
Конечно интересно! Проды, проды, и еще раз проды!:-

Спасибо, рада, что вам нравится) А проду начну писать после олимпиады по истории... К ней нужно серьезно подготовиться.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
ShtormДата: Воскресенье, 07.02.2016, 05:24 | Сообщение # 239
Черный дракон
Сообщений: 3281
« 214 »
Спасибо за интересное продолжение. Пошла проверка на вшивость. Посмотирим, как поведут дальше себя Поттеры


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
angel812Дата: Четверг, 14.04.2016, 01:19 | Сообщение # 240
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
24 часть.
Поступок Сириуса поставил Гарри в тупик: Поттер-младший не ожидал от своего крестного такой импульсивности и глупости. Зачем, спрашивается, обижаться на весь мир, скрываться в камине и не показываться на людях в течение недели? Ответ: незачем. Однако Блэк, игнорируя все законы логики и здравого смысла, буквально исчез из жизни Поттеров, так и не узнав, каким образом крестник планировал спасти своих родителей. В то, что недоверие со стороны Джеймса могло заставить Бродягу отказаться от желания сохранить жизни друзьям, Гарри не верил, но и другого объяснения у него пока не было. В конце концов, бывший национальный герой решил положиться на собственный силы. Увы, их едва хватало на то, чтобы самостоятельно пройти по комнате. О сражении с двумя сильнейшими магами современности и речи не шло. Сказать о предстоящих событиях родителям Гарри не мог, потому что, во-первых, ему бы не поверили, а, во-вторых, не поняли бы его жалкого бормотания. Несколько попыток использовать беспалочковую невербальную магию завершились полным провалом, вернее, отсутствием какого-либо результата. В общем, положение было неутешительным. Единственным ресурсом, доступным Гарри в полном объеме, была его собственная голова, со всеми тараканами, мыслями, воспоминаниями, ментальными щитами и мозгами. Вот ею он и пытался воспользоваться по назначению. Как ни странно, получалось неплохо: планы (безумные и не очень) возникали один за другим, но воплотить их не представлялось возможным, потому что Сириус, по-английски, не прощаясь, ушел. Все – круг замкнулся.
Однако юный стратег не учитывал в своих планах одну активную фигуру, которую он посчитал целью спасения, но не союзником – его мать. Гарри привык, что Лили для него идеальный образ, приятное смутное воспоминание, галлюцинация или сон, но не более того. Подобному восприятию способствовал и рассказ миссис Поттер о множестве ошибок, допущенных в ее жизни, из-за чего ребенок не сильно на нее рассчитывал. В действительности все обстояло несколько иначе: обвинение Сириуса в шпионаже, последующий через три дня приказ о переселение в «более безопасное место», заставили Лили пересмотреть вопросы доверия лидеру Света, задуматься над происходящим, проанализировать ситуацию. Она попыталась задать косвенные вопросы, чтобы прочувствовать мотивы главы Ордена Феникса, но в ответ получала туманные фразы, достойные философа. Нет, она и предположить не могла, какую именно судьбу ей готовит директор, но тревога не покидала ее, она не хотела больше действовать вслепую. Джеймс не разделял ее опасений, говоря, что беременной и кормящей не стоит переживать по поводу войны, что он сам разберется. Миссис Поттер соглашалась с мужем и, одновременно, готовилась выяснить правду. Молодая волшебница решила выполнить задание Джеймса (сворить сыворотку правды) и использовать это редкое зелье на директоре и Бродяге. Риск был большой, но бывшую гриффиндорку это не пугало. Рассчитав пропорции компонентов, проверив их совместимость и сопоставив с ожидаемым результатом, Лили поняла, почему зельевары предпочитали готовить токсичное зелье, требующее длительной варки, и не совершенствовали рецепт – следовали закону министерства «о разумном ограничении ввоза крайне опасных темномагических товаров». Дело было в том, что яд василиска, редчайший и запрещенный в Англии ингредиент заменялся мене эффективным сочетанием желудочного сока акромантула и растворенном в нем зубе анекрыса, из-за чего длительность процесса росла в разы, а срок действия зелья сокращался на четверть часа. Лили не собиралась мириться с подобным бюрократическим произволом из-за которого «страдает наука», поэтому решила во что бы то ни стало достать важнейший компонент. В ее огромных запасах ингредиентов, как назло, яда василиска не нашлось, и миссис Поттер пришлось вспомнить давно забытого профессора зельеварения, у которого везде были налажены связи, в том числе и в сфере нелегального бизнеса. Не особо заботясь о том, что подумает Гораций Слизнорт, его любимая ученица в письме прямо попросила указать адрес, по которому можно приобрести яд короля змей. Спустя два дня с момента отправки послания, Лили получила ответ:
«Здравствуй, моя дорогая Лили,
Рад, что ты помнишь меня, своего старого наставника, и готова довериться в столь деликатном вопросе. Уверяю, на меня можно положиться, я готов оказать тебе услугу. Однако бумага не всегда надежна, и впредь будь аккуратнее – решай подобные проблемы при личной встрече. Таков будет мой дружеский совет. Впрочем, чтобы в этот раз не утруждать тебя, я укажу адрес, который может быть интересен зельевару. Предупреждаю: положиться на продавца не могу в полной мере в связи с его, так сказать, хобби, но, уверяю, нужный товар у него найдется. Не забудь захватить волшебную палочку, когда пойдешь к третьему дому четвертого квартала Лютого переулка. Имена других, более солидных, поставщиков назвать не могу по понятным причинам.
Желаю удачи в любом начинании,
твой школьный наставник.
P.S. Могу я надеяться хотя бы на унцию такого интересного зелья?»

Миссис Поттер усмехнулась, прочтя строки письма: наглости и изворотливости нынешнему декану Слизерина было не занимать! Ну, надо же: за неподписанное шифрованное послание потребовать унцию веритасерума! Да, по неосторожности Лили указала объем необходимой жидкости, из-за чего Слизень безошибочно определил конечный продукт, но это же не повод получить запрещенное зелье. Или все-таки повод? В своем деле у него не было конкурентов – даже Грозный Глаз Грюм имел больше шансов потерять свою постоянную бдительность, чем Гораций Слизнорт утратить осторожность и умение извлекать выгоду. Этот человек был воплощением слизеринского идеала, и, несмотря на родословную, Лили не смогла его обыграть.
Молодая волшебница уже хотела поручить эльфийке заботу о Гарри на то время, пока она отлучится, когда в темное помещение лаборатории влетел яркий дымчатый пес и голосом Сириуса «залаял»:
- Лили, если ты хоть сколько-нибудь мне веришь, разреши пройти по камину в ту гостиную, из которой я ушел в последнюю нашу встречу. Я должен сказать тебе очень важную информацию, касающуюся безопасности вашей семьи. Пришли свою лань, если готова меня выслушать.
Гарри, сидящий в манеже в лаборатории, отвлекся от своих занятий, внимательно следя за действиями матери. Лили, естественно, не хотела сюда пускать ребенка, но после долгих криков младенца, она сдалась, с удивлением отметив, как, добившись своего, сын мгновенно успокоился и стал играть в пирамидку. Так вот, после получения послания миссис Поттер сложила бумаги и расчеты в ящик стола, взяла на руки сына и, к облегчению Гарри, пошла в названную Сириусом комнату, где, сев в кресло, вызвала патронуса и велела дымчатой лани передать ответ:
-Вход в наш дом по-прежнему открыт для тебя.
Буквально через полминуты с момента исчезновения призрачного животного, камин полыхнул зеленым пламенем, и из него вышел непривычно взъерошенный Сириус в порванном пиджаке и грязных брюках.
-Что случилось? – взволновано спросила Лили, подбежав к другу и поспешно махая палочкой, приводя Блэка в порядок. Гарри в это время устроился в кресле, наблюдая за взрослыми.
-Не переживай, ерунда, - улыбнулся своей привычной широкой улыбкой Бродяга. – Гораздо более важно то, что я хочу тебе рассказать.
-Ладно, - согласилась миссис Поттер, увидев, что Сириус, действительно, не пострадал, - Рассказывай. Почему ты пропал? Куда? Ты перестал появляться в аврорате, и Джеймс не находит себе места из-за непонимания происходящего. Он стал нервным, вспыльчивым, подозрительным, я мужа из-за тебя не могу узнать! Надеюсь, была веская причина, по которой ты пропал на десять дней, потому что иначе он и правда поверит в твое предательство.
-Значит, ты не веришь, - облегченно вздохнул Сириус, развалившись в кресле.
-Я такого не говорила, - насторожилась Лили, - но, уверена, у тебя есть всему разумное объяснение.
-Да-да, конечно, - перешел к деловому тону Бродяга, - начну с того, что я не предатель, - с этими словами Сириус продемонстрировал чистое левое предплечье, на котором не было уродливого клейма Волдеморта. – По крайней мере, Пожирателем смерти я не являюсь и никогда не стану приспешником сумасшедшего тирана.
-Хорошо, - кивнула Лили, с радостью про себя отмечая, что она не зря доверяла Бродяге, - но это не оправдывает твоего длительного отсутствия. Что ты хотел сказать по поводу нашей безопасности?
-Я выяснил, кто настоящий предатель! Это... – с горячностью начал говорить Сириус, но встретился с недовольным взглядом крестника и прочитал в глазах Гарри просьбу: «Не делай этого!». Бродяга оборвал свою фразу на полуслове. Миссис Поттер с непониманием смотрела на друга, ожидая ответа.
-В общем, тебе не стоит волноваться по этому поводу. Я все улажу. Главное, будь осторожна, - замялся Блэк.
-Ты говоришь прямо как Джеймс: «Не волнуйся, все нормально!» «Я обо всем позабочусь сам!». Если ты хотела мне это передать, то зря потратил свое время. Трусливо сидеть в стороне я не стану. Можешь идти по своим важным делам, играть в спасителя и шпиона. Меня уволь от этого. Я планировала сейчас уйти по делам на полчаса, а твой визит меня задерживает, - тон Лили был крайне недовольным, она хотела узнать от Бродяги гораздо больше полезной информации, чем тот ей сообщил. Да, черт возьми, он, по сути, ничего нового не сказал, только навеял туманности, как Дамблдор, и все. Молодую волшебницу это не на шутку разозлило.
-Знаешь, я могу посидеть с Гарри, пока ты отлучишься, - предложил Сириус.
-Не стоит утруждать себя, - обиженно сказала Лили. – У тебя, наверняка, много неотложных дел.
-На самом деле, я уже многое уладил, и ничто не требует срочного вмешательства, - настаивал на своем Бродяга. – Тем более я так давно не играл с Сохатиком, - подмигнул он крестнику. Тот в свою очередь по-детски широко ему улыбнулся, но глаза выражали по-настоящему взрослую серьезность.
-За Гарри последит Ларли, - упорствовала Лили, - а ты можешь проваливать, - жестко сказала она.
-Если ты боишься, что я причиню ему вред, то вспомни, что клятва крестного отца не позволит мне навредить малышу, - напомнил Сириус, высказывая последний более-менее серьезный аргумент.
-Я сказала... – Гарри заметил, как Блэк едва заметно совершает движение палочкой, по-видимому, невербально используя «конфундус». Сердитое выражение Лилиного лица сменилось рассеянным, и она сказала:
-Ладно, ты и правда не сможешь ему навредить, а я пойду, мне и правда нужно купит кое-что.
-Удачи, - пожелал ей Сириус, когда она уже исчезала в камине. Блэк уже чувствовал себя виноватым за то, что смешал мысли подруги, тем самым мог случайно заставить ее купить что-то не то, ошибиться в выборе... Однако менять что-либо было поздно – у него было около получаса, чтобы получить распоряжения от годовалого командира.
-Ну, что ж, Сохатик, рассказывай, как будем твоих родителей спасать? – заинтересовано, но без привычной веселости и бесшабашности спросил ребенка Блэк.
-Й-а не... – промямлил Гарри и попытался пожать плечами в знак своей беспомощности в этом вопросе. Скоординировать свои действия у него не получилось, и он завалился на бок. Благо, кресло, в котором он сидел, было достаточно большим, и малыш не упал на пол.
Сириус, как будто не обратил внимания на слова Гарри, посалил его себе на колени и достал из широкого кармана пиджака номер «Ежедневного пророка», развернул его, а затем пояснил Поттеру-младшему свои действия:
-Я понимаю, что ты не можешь говорить, но прекрасно меня понимаешь. А читать ты тоже разучился? – Гарри отрицательно покачал головой, после чего Сириус продолжил:
-Отлично, тогда ты можешь показывать мне слова в газете, я же буду их читать. Таким образом, узнаю твой план. Согласен? - ребенок кивнул и потянулся рукой к строчкам газетных статей. Его палец ткнул в наречие «где», потом, пробежавшись взглядом по тексту, Гарри указал на глагол «был».
-Дела я улаживал, - понял вопрос крестника Бродяга, - решил с матерью помириться, пока она жива еще, обсудили с ней, как будем величие рода возрождать. А разговор наш Финеас, ну, директор Хогвартса бывший, подслушал, Дамблдору передал. Из-за этого Джеймс мне больше не доверяет. Так вот, вспылил я, портрет предка сжег ко всем чертям, но решил выяснить, зачем Дамблдору было нас с Сохатым ссорить. Побегав два дня по Хогвартсу в образе собаки, ничего выяснить не смог, но попытаться стоило. После этого я решил за Питером последить, узнать, переметнулся он уже или пока нет. Представляешь, что выяснил? К Волдеморту он, конечно, бегает, но не по собственной прихоти, а по заданию Дамблдора шпионит. Кстати, ничего серьезного, вроде пророчества или Лилиного происхождения, он не передавал, по крайней мере, не помнит он ничего похожего. Хотел я эту крысу после сеанса мозгопромывательства прибить, да сообразил, что опять ее смерть на меня свалят и предателем выставят, поэтому ограничился Обливейстом. Не буду пока Хвоста трогать, но потом обязательно отомщу за то, что прошлую жизнь и мне, и тебе испортил. Дальше ничего особо полезного не делал – выполнял задание матери: про Нарциссу узнавал и о Бэлле справки наводил. Жалко, что пока не встретил эту суку, а то бы вернул «должок» за путешествие по грани. Вот и все, наверное, тебе же не интересны похождения по барам и мотелям? – Гарри в ответ усмехнулся (вернее, издал какой-то булькающий звук, означающий усмешку) и решил не узнавать такие подробности жизни крестного. В общем, он был доволен его деятельностью, потому что не знал о руководстве Дамблдора над предательством Петтигрю. Хотя больше времени тратить было нельзя, следовало рассказать Сириусу о том, как же были убиты старшие Поттеры в их прошлой жизни и, самое главное, о том, как в этой жизни их спасти.
В газете едва хватало слов для передачи Гарриных мыслей, более того, подобный способ общения был очень медленным: приходилось вертеть страницы туда-сюда и искать нужные формулировки. Формы слов часто не согласовывались друг с другом, и возникали трудности в понимании предложений. Однако упорству путешественников во времени можно было позавидовать: Гарри, борясь с физиологией детского организма, преодолевал сон, «инструктировал» Сириуса и снабжал его полезной информацией, а Блэк, в свою очередь, воспринимал указания маленького стратега, высказывал опасения и замечания. В конце концов, через полтора часа тяжелой работы все вопросы были решены, по крайней мере, в теории.
Только завершив «обсуждение» Сириус вспомнил, что Лили обещала прийти через полчаса после ухода, а задерживалась более, чем на час. «Что с ней могло произойти?» - взволнованно спросил он себя. С одной стороны он понимал, что паниковать рано, но мысль о том, что она куда-то пошла под конфундусом не давала Бродяге покоя. Блэк хотел поговорить об этом с Гарри, но увидел, как тот уже закрыл глаза и мирно посапывал на его руках. «Какой же ты еще маленький, Сохатик!» - промелькнула в мозгу Мародера мысль перед тем, как камин осветила яркая зеленая вспышка, и в гостиной появилась грустная хозяйка Поттер-мэнора с каким-то увесистым свертком в руках.
Сириус хотел встать для приветствия подруги, но не стал этого делать, чтобы не потревожить сон Гарри.
-Где ты была? Почему так долго? – не смог не поинтересоваться Бродяга.
-Я не обязана перед тобой отчитываться! – довольно резко ответила Лили, устало садясь в кресло. –Ларли, - позвала она домовушку, которая мгновенно возникла в комнате, - отнеси это в лабораторию, - миссис Поттер протянула эльфийке сверток. Служанка взяла его и, поклонившись, с хлопком исчезла.
-Я не из любопытства спрашиваю, - спокойно проговорил Блэк, понимая, что для Лилиного положения характерна раздражительность, - просто ты хотела прийти гораздо раньше, и я интересуюсь, все ли в порядке, ничего ли не случилось. Конечно, у тебя есть право молчать, но друзья, обычно, отвечают на такие вопросы.
-У меня все нормально. Доволен? Ничего страшного со мной не случилось, и, если ты меня оставишь в покое, все станет просто замечательно, - сухо отозвалась Лили. Она сидела с закрытыми глазами, опираясь на мягкую спинку кресла и, видимо, о чем-то размышляла.
-Хорошо, я сейчас уйду, только переложу Гарри в кроватку, - примирительно сказал Сириус. – Не будешь против, если я приду завтра, когда Деймс будет дома?
-Приходи, - пожала плечами миссис Поттер, по-прежнему не раскрывая глаз. Бродяга был уверен: с подругой что-то произошло, и дело было вовсе не в конфундусе. Но в чем – он понять не мог. Надеясь на Джеймса, рассчитывая на его методы успокоения своенравной супруги, Блэк уложил крестника в кроватку и как можно тише покинул Поттер-мэнор. За сегодняшний день Сириус узнал слишком много, чтобы быть спокойным, поэтому решил воспользоваться проверенным средством для подобных случаев – огневиски. Возможно, он в последнее время слишком часто стал прикладываться к бутылке, но пока его это не беспокоило в связи с гораздо более серьезными проблемами, нависшими над его близкими.
***
Большинство магов для того, чтобы попасть в Лютый переулок пользовались трансгрессией, но для Лили в ее положении такой вариант не подходил, поэтому она, воспользовавшись камином, оказалась в «Дырявом котле». Мало кто знал, что на черный магический рынок можно попасть практически так же, как на Косую Аллею, - ударить в определенном порядке по кирпичам на заднем дворе самого известного волшебного паба. Именно этим способом и решила воспользоваться миссис Поттер. Однако ее одежда не соответствовала дресс-коду, принятому в Лютом. Чтобы скрыть свое лицо и фигуру молодая колдунья трансфигурировала свой легкий бежевый плащ в широкую черную накидку с глубоким капюшоном. [По мысли автора одежду можно трансфигурировать, но маги редко этим пользуются по одной просто причине – эффект изменения цвета/формы/длины и пр. временный, а это не всегда бывает удобно. Лили же длительная «маскировка» не нужна, поэтому в данном конкретном случае она воспользовалась магией]. Только после этих преобразований молодая колдунья постучала по камням и прошла в открывшийся ей проход.
В своей жизни Лили только несколько раз была в Лютом переулке, но все равно неплохо ориентировалась среди темных кварталов черномагического рынка, поэтому она уверенно направилась по адресу, указанному Слизнортом. В этом месте нельзя было ходить медленно и неуверенно – могли побить или ограбить, невзирая на пол и возраст. Такая опасность все же не пугала миссис Поттер – ничто не останавливало ее в достижении поставленной цели.
Действие «конфундуса» уже прекратилось, и мысли Лили были вполне ясны, хотя о том, чтобы вернуться домой и выгнать Сириуса она даже не подумала. В глубине души она не верила в предательство Бродяги, хотя и собиралась проверить его. Некоторые изменения, которые сразу бросились ей в глаза, женщина списывала на влияние войны и взросление Блэка. Поскольку Лили всегда отличалась чуткостью и пониманием, ее многие считали доброй, но за этими качествами скрывалась холодная логика, ум и расчетливость. Как ни странно из всех окружающих людей только один уловил ее настоящую суть, и именно за этого человека она и вышла замуж. Джеймс Поттер не был идеальным человеком, он имел множество недостатков, таких как вспыльчивость, склонность к ревности и импульсивности, но она готова была простить ему абсолютно все за то, что разглядел ее темноту и принял такой, какая есть. Ей, по сути, не с чем было сравнивать, но Лили была уверена, что испытывает к мужу любовь, а он – те же чувства к ней.
Почему-то размышляя именно об этом, миссис Поттер шла по грязным кварталам Лютого, и не сразу заметила, что оказалась возле нужного дома. Сжав в руке волшебную палочку для подстраховки, открыла невзрачную старую дверь, которая была изрядно обшарпана и неприятно скрипела. Внутри помещение оказалось не таким ужасным, как предполагала Лили: по всему периметру темной, но не мрачной комнаты стояли шкафы, доверху наполненные банками, колбами и пробирками с ингредиентами. А возле одного из них стоял стол, являющийся, по- видимому, прилавком: там в строгом порядке лежали исписанные пергаменты и несколько книг, а на краю возле чернильницы валялись перевернутые счеты. Против ожидания, все было чистым и даже ухоженным, но царящая вокруг тишина настораживала посеительницу. Никого не было видно, и Лили с опаской произнесла в пустоту:
-Извините... есть тут кто-нибудь? – ответом на ее неуверенный вопрос стало какое-то движение за стеной, после чего один из шкафов отъехал в сторону, и появившийся оттуда человек холодно спросил:
-Чего желаете, мэм? – голос продавца показался Лили знакомым, а когда она посмотрела на него и узнала в человеке с длинными черными волосами, большим носом с горбинкой и темными, почти черными, глазами своего друга детства, с которым не виделась больше трех лет, – Северуса Снейпа. Он не мог ее узнать из-за глубокого капюшона, по-прежнему, не снятого с головы, и Лили не хотелось этого менять.
-Да, будьте добры, дайте мне три скрупула [3,552 мл – прим. автора] яда василиска, - миссис Поттер говорила холодно, надеясь, что бывший друг не поймет, кто она. Однако желание не сбылось: собирающийся выполнить заказ Северус встал, как вкопанный, на его безэмоциональном лице отразилась огромная гамма чувств: неверие, удивление и радость. Правда, очень скоро он взял себя в руки:
-Лили, это ты? – несмотря на вопросительную интонацию, он был уверен, что перед ним его подруга и, одновременно, любимая девушка.
-Для вас, Северус, миссис Поттер, - отчеканила рыжеволосая волшебница, снимая капюшон – опасаться и скрываться не имело смысла.
-По-почему? – опешил зельевар, не веря, что добрая и беззлобная Лили готова так долго помнить обиду. Про себя он уже много раз рассказывался в том, что на пятом курсе обозвал ее «грязнокровкой», но еще больше винил себя за то, что не извинился перед ней ни тогда, ни потом. Вообще вся ситуация была до банальности проста: его, постоянного изгоя, в тот момент заметили популярные ученики шестого и седьмого курсов, видимо, разглядели в нем талантливого волшебника. Это было так непривычно для Снейпа, что он готов был сделать все для того, чтобы стать частью их компании, получить возможность отомстить ненавистному Поттеру. Плата за это была невелика – перестать общаться с грязнокровками и проявлять к ним презрение. Почему-то тогда он решил, что это приемлемо для него, и разорвал все связи с Лили Эванс. Только спустя несколько лет, когда его «друзья» превратились в террористов и ввязались в магическую войну, а он сам принял рабское клеймо, пришло осознание ошибки и истинных чувств, испытываемых к маглорожденной подруге. Тяжесть положения Северуса усугублялось еще и тем, что мужем Лили стал тупой гриффиндорец, по совместительству, являющийся его врагом. Кстати, Снейп серьезно подозревал Поттера в использовании амортензии или другого любовного зелья по отношению к рыжеволосой красавице: а как еще объяснить резкую «любовь» отличницы к хулигану и безответственному придурку? Целый шестой год их обучения Лили провела за границей, участвуя в проекте обмена опытом между Хогвартсом и Шармбаттоном, Джеймс же оставался в Англии, поэтому они не могли пересечься, а уже в начале седьмого курса скромная Эванс на глазах Северуса бросилась на шею Поттера. Во всем этом что-то было нечисто... прервал рассуждения Снейпа непривычно холодный голос Лили:
- Странно, что вы спрашиваете об этом, мистер Снейп: я как член Ордена Феникса не могу и не стану вести дружескую беседу с Пожерателем, - Северуса не удивила осведомленность подруги в вопросе его деятельности. В конце концов, она всегда была догадлива, чтобы прийти к правильному выводу. Только ее тон настораживал, нет, не так – он больно ранил.
- И все-таки я должен кое-что тебе сказать. Это не касается ни политики, ни войны, только нас с тобой.
- Что ты хочешь сказать: «прости, я был неправ»? – чуть ли не с издевкой усмехнулась Лили и даже не заметила, как перешла на «ты». В этой саркастичной холодной Леди Снейп не мог узнать прежнюю Эванс. – Я плевать хотела на твои извинения и на тебя самого – тоже. Мне нужны три скрупула яда василиска и все.
- Неужели ты не понимаешь, что я люблю тебя?! – в отчаянии крикнул Северус, теряя привычный самоконтроль. – Люблю, слышишь? И мне плевать на твое происхождение и черт знает, что еще! Просто ты нужна мне, как воздух! Я не смогу жить без тебя! А, главное, не стану, как Поттер, использовать приворотное зелье, чтобы воспользоваться твоей слабостью! Пойми, он не может быть хорошим мужем. Максимум, через несколько лет ему наскучат семейные проблемы, и ты окажешься брошенной, беззащитной, без права и статуса. Я дам тебе все это – защиту, любовь и поддержку... Только поверь! Ведь раньше мы верили друг другу... – Снейп резко замолчал, услышав смех подруги. Он ожидал чего угодно – оплеух, слез, радостных объятий, но только не хохота, такого страшного и непривычного, звенящего, как сталь.
- Поверить тебе? – прекратив смеяться, удивленно спросила Лили, - Нет уж, уволь: твои слова про любовь – явная ложь. Ты не вспоминал обо мне больше трех лет, а тут, вдруг, при случайной встрече говоришь, что нуждаешься... Думаю, у тебя просто давно не было бабы. Ты настолько убог, что не можешь во время рейдов пленить магглу? Если так, что мне искренне тебя жаль, - она не смогла подавить смех.
– А знаешь, не маскируй свои низменные желания под высокие цели! – с новой силой заговорила волшебница, - Видите ли, ему плевать на мое происхождение. Нет! Все дело в том, что тебе вообще на меня плевать: нельзя в любви делать одолжение, говорить «несмотря на» - нужно просто любить, а плевать нужно на все то, что этому мешает, например, на войну, на мнение «друзей» и на расстояния, отделяющие людей друг от друга. Впрочем, наверное, так ты не поймешь – нужно убеждать по-другому, - с этими словами Лили буквально преобразилась: ее горящие злобой глаза стали внимательными и ласковыми, на губах появилась грустная, будто бы жалеющая, улыбка:
- Сев, мы долгое время были друзьями, тебе я обязана знакомством с волшебным миром, и это очень важно для меня. Понимаю, что у тебя могли возникнуть чувства ко мне, но, прости, я не могу ответить взаимностью. Знаешь, сердцу не прикажешь, я полюбила другого и уже создала с ним семью. Мы, действительно, счастливы в браке. Поверь, подозрения насчет зелья безосновательны: Джеймс просто, в отличие от тебя, писал мне во Францию письма, беспокоился... Мне было приятно его внимание, когда вдали от Родины я читала строки, написанные на английском языке. Видимо, от этого мое сердце растаяло, и хулиган как-то незаметно превратился в джентльмена и кавалера. Ты же, занимаясь, наверное, более важными делами, не замечал этого, а проводил время с друзьями-аристократами. Конечно, тебе, как бедному нелюбимому всеми мальчику было важно такое общение, а я, дура, не поняла этого, не дождалась... Ведь я не знала, что ты благородно забудешь о моем грязном происхождении, приютишь, поддержишь. Если ты на самом деле такой рыцарь, могу ли я рассчитывать на то, что когда-нибудь, лет через двадцать, когда я состарюсь и надоем мужу, ты радостно встретишь меня и скажешь: «наконец-то ты одумалась, глупышка»... Могу ведь, правда? Не отвечай, не надо! Друг, я слишком хорошо тебя знаю, чтобы требовать от тебя такой жертвы. Не жди меня, не трать свою молодость и силу на душевные страдания и ненависть к моему законному супругу... Сев, я отпускаю тебя, но и ты не держись за тот спасительных круг, которым для тебя являюсь я. Прошу только об одном: не доверяйся тьме. Как только ты допустишь ее в свое сердце, она затянет тебя полностью, поглотит с головой, и выбраться из лабиринта зла и ненависти уже не удастся. Давай сохраним память о нашей трепетной дружбе на века, и, вспоминая былое, будем испытывать только радость и теплоту... – Лили через прилавок дотянулась до плеча Северуса и нежно погладила его, а затем резко отдернула руку и изменила выражение лица. Теперь она спряталась за маской непроницаемого безразличия:
- Это ты хотел от меня услышать? Так представлял нашу встречу? Или мне стоило на радостях изменить мужу на этом столе? Что молчишь? Не похожа я на прежнюю Эванс? Что ж, у меня теперь другая фамилия... – издевательски сыпала вопросами Леди Слизерин.
Северус сидел неподвижно, закрыв глаза и судорожно кусая губу, чтобы не сорваться. Слова бывшей подруги, так похожие на прежние их беседы, но теперь насквозь пропитанные сарказмом и презрением, кололи его ножами, били кнутом и обжигали раскаленным железом. Как он мог раньше верить этой суке? Когда она изменилась и почему перечеркнули их дружбу несколькими фразами? Северус не мог этого понять и всеми силами старался пропускать мимо ушей ту опошленную погань, которую несла не скромная и не добродушная Лили Эванс, нет, уже Поттер.
- Прекрати! – прошептал Снейп, - Умоляю, прекрати! – повторил он еще тише.
- Хорошо, - примирительным тоном заговорила миссис Поттер, - я оставлю тебя наедине с мыслями и чувствами сразу после того, как получу три скрупула яда василиска.
Северус ей ничего не ответил, просто молча встал и подошел к самому дальнему и темному из всех шкафов, достал из него маленькую пробирку, на дне которой зеленела бурая густая субстанция, отливающая изумрудным блеском. Специальным измерительным прибором, чем-то похожим на маггловскую пипетку, он отмерил нужное количество редчайшей жидкости и перелил ее в крохотный сосуд, заблаговременно поданный Лили. В это время миссис Поттер доставала из безразмерной сумочки [думаю, что подобный артефакт должен быть распространен среди волшебников: не только же Гермиона додумалась до ее создания. Уникальность сумочки Грейнджер в том, что она сама ее сделала в свои неполные 18 лет – прим. автора] увесистые мешочки с галеонами, которых по ее расчету должно быть не меньше тридцати.
- Убери это, - Северус указал на деньги, - я в подачках Поттеров не нуждаюсь. Забирай свой подарок, - он сунул в руки женщины пузырек, - и проваливай! Хотя я и не понимаю, зачем тебе яд василиска, с не меньшим успехом могла бы своего нацедить.
Лили усмехнулась, пожала плечами и легким движением палочки убрала мешки с галеонами в сумку.
-Как знаешь, - сказала она, направляясь к выходу из лавки, в которой неожиданно стало очень холодно, – и еще... Счастья тебе в жизни, Северус! – совершенно искренне пожелала рыжеволосая красавица, после чего накинула капюшон на голову и скрылась за старой скрипучей дверью.
Лили смутно помнила, как добралась до дома, на автомате грубила Сириусу, на самом деле не желая обидеть его, и была рада тому, что Гарри, заснув, не требовал к себе внимания. Миссис Поттер после встречи со Снейпом испытывала противоречивые чувства: вместе с привычным равнодушием в глубине души молодая волшебница испытывала раскаяние за то, что слишком резко сказала Северусу правду, и опасалась за последствия. В конце концов, она слишком долго не общалась с ним, и нельзя было отвергать вероятность того, что ее бывший друг живет только мечтами и воспоминаниями о ней. Нет, размышляя так, Лили вовсе не стремилась польстить себе, просто она, действительно, когда-то хорошо знала Северуса и он, будучи изгоем, сильно привязывался к тем немногим людям, с которыми общался.
Однако уже через десять минут Лили забыла все свои волнения о чужом ей человеке, потому что домой вернулся ее муж.
-Змейка моя, - широко улыбнулся Джеймс, видя жену, сидящую в кресле. – Как дела? Устала?
-Все хорошо, любимый, - вернула улыбку миссис Поттер, после чего подошла к супругу. Тот приобнял ее и внимательно посмотрел в глаза: - Приходил Сириус, говорил, что он не предатель и не Пожиратель, сказал, что завтра придет.
-Ну, ладно, значит, завтра, наконец, с ним объяснимся, а то десять дней его найти не могу. Но, судя по твоему состоянию, случилось что-то еще...
-Ты не голоден? – перебила его Лили.
-Да нет, я перекусил на работе, - ответил Джеймс, не понимая, почему жена об этом спрашивает.
-Отлично! – не обращая внимания на растерянность мужа, молодая женщина схватила его за мантию и потянула за собой в сторону спальни. Очутившись в уютном помещении, Лили дернула ткань аврорской формы Поттера, оголяя его торс. На пол посыпались пуговицы и обрывки ткани, затем женщина стала спешно снимать свои заколки, туфли и платье, которые беспорядочно были разбросаны по комнате. Во всех ее движениях проскальзывала нервозность, что было не характерно для обычно уравновешенной волшебницы. Не позволив до конца расшнуровать жене корсет, Джеймс схватил ее за руку и довольно резко притянул к себе, замыкая свои руки на ее спине.
-Успокойся! – он повысил голос. – Что с тобой сегодня? Хочешь пошалить – нет проблем, но зачем так дергаться?
- Поцелуй меня! – попросила Лили слишком тихо, после положила ладони на грудь супруга, затем сжала их в кулак, оставляя на теле Джеймса розовеющие царапины. Поттер понимал, что ей нужна поддержка, и пока она не готова сказать о произошедшем, но хочет ощутить его рядом с собой, внутри себя. Решив, что завтра обязательно выяснит, кто довел любимую до такого состояния, маг наклонился к ней и со всей страстью, на которую был способен, впился в мягкие теплые, слегка суховатые губы. Поцелуй напоминал борьбу двух хищников, которые в смертельной схватке определяют лидера, причем бой был неравным – доминировал мужчина. Параллельно Джеймс, перенимая агрессивный темп игры, продиктованный Лили, активно освобождал тело жены от мешающего белья, буквально срывая все детали гардероба, и направлял ее ближе к кровати. Аккуратно, чтобы не ударить, он толкнул женщину на мягкий матрац, на который она, будто бы обессилев, упала. Как можно быстрее стянув с себя брюки, носки и боксеры (Лили приучила мужа носить эти маггловские вещи, которые были удобнее магических во всем, кроме вопроса их снятия), Поттер навис над женой и посмотрел в ее полузакрытые зеленые глаза:
-Ты уверена, что нам можно это делать? Все-таки ты, вернее, мы ждем ребенка, - его шепот был встревоженным, но свое желание и просыпающееся возбуждение он не смог скрыть и, скорее всего, даже не пытался.
-Может быть, у магглов в этом вопросе и есть какие-то ограничения, - в тон ему ответила Лили, - но в нашем мире зелья творят чудеса...
Она не успела договорить, как муж приподнял ее и переложил на подушки, а затем накрыл губы требовательным поцелуем. Лили отвечала неистово и страстно, казалось, она могла бы бесконечно ощущать его язык у себя во рту и также бесконечно исследовать губы, зубы и небо мужа, но у Джеймса были другие планы: он оторвался от ее уст и стал беспорядочно покрывать поцелуями лицо и тело супруги. На шее волшебницы возникали характерные отметины, оставленные жадными губами Поттера. Руками он мучил ее груди, сжимая их, массируя и теребя уже давно затвердевшие соски. Каждое движение мужа распаляло Лили, она таяла от обжигающих прикосновений и тонула в водовороте ощущений. Ее ноги были закинуты за спину Джеймса, а своими ногтями женщина выцарапывала на его руках неизвестные узоры, доставляющие тому приятную боль.
Неожиданно волшебница резко оттолкнула мужа от себя. Он, не ожидая такого, упал на бок, а Лили, не дав супругу опомниться, повалила на спину и с быстротой дикой кошки села на него, уперев руки в рельефную грудь.
- Дже-еймс, - выдохнула она его имя, - мы же всегда будем вместе?
Поттер взглянул на жену, которая властно вдавливала его в кровать и выглядела при этом так влекуще и завораживающе, что ответ он смог только простонать?
-О, Мерлин, да! – его восставшая мужественность болезненно прижималась к лилиной ягодице, из-за чего терпеть эту сладкую муку волшебник просто не мог. Он схватил жену за бедра и хотел уже войти в манящую влажную плоть, но она, выгнувшись, не позволила ему совершить задуманное:
- И ты-ы... никогда-а.. меня-я... не-е... бро-осишь? - едва сдерживая рвущиеся наружу стоны от того, что член Джеймса все-таки дотронулся до ее самой чувствительной точки, спросила Лили.
-Не-е-ет! – выкрикнул Поттер, уже не в состоянии контролировать свое возбуждение, ощущая влажность жены на своем достоинстве. – Лили, не мучай меня, я хочу тебя!
Но Лили была непреклонна - она наклонилась к уху мужа так, что тому открылся соблазнительный вид на ее упругие груди и спросила:
- Даже когда я стану старой и некрасивой? – ее голос был тих, в нем слышалась какая-то обеспокоенность.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок


Сообщение отредактировал angel812 - Четверг, 14.04.2016, 16:34
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "С чистого листа" (Фанфик по ГП: ГП/ГГ, ДМ/ДУ, Дамбигад)
  • Страница 8 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • »
Поиск: