"С чистого листа" (9) - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Четверг, 30.03.2017, 00:01
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 9 из 9«12789
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "С чистого листа" (Фанфик по ГП: ГП/ГГ, ДМ/ДУ, Дамбигад)
"С чистого листа"
ShtormДата: Воскресенье, 07.02.2016, 05:24 | Сообщение # 241
Черный дракон
Сообщений: 3235
« 196 »
Спасибо за интересное продолжение. Пошла проверка на вшивость. Посмотирим, как поведут дальше себя Поттеры


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
angel812Дата: Четверг, 14.04.2016, 01:19 | Сообщение # 242
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
24 часть.
Поступок Сириуса поставил Гарри в тупик: Поттер-младший не ожидал от своего крестного такой импульсивности и глупости. Зачем, спрашивается, обижаться на весь мир, скрываться в камине и не показываться на людях в течение недели? Ответ: незачем. Однако Блэк, игнорируя все законы логики и здравого смысла, буквально исчез из жизни Поттеров, так и не узнав, каким образом крестник планировал спасти своих родителей. В то, что недоверие со стороны Джеймса могло заставить Бродягу отказаться от желания сохранить жизни друзьям, Гарри не верил, но и другого объяснения у него пока не было. В конце концов, бывший национальный герой решил положиться на собственный силы. Увы, их едва хватало на то, чтобы самостоятельно пройти по комнате. О сражении с двумя сильнейшими магами современности и речи не шло. Сказать о предстоящих событиях родителям Гарри не мог, потому что, во-первых, ему бы не поверили, а, во-вторых, не поняли бы его жалкого бормотания. Несколько попыток использовать беспалочковую невербальную магию завершились полным провалом, вернее, отсутствием какого-либо результата. В общем, положение было неутешительным. Единственным ресурсом, доступным Гарри в полном объеме, была его собственная голова, со всеми тараканами, мыслями, воспоминаниями, ментальными щитами и мозгами. Вот ею он и пытался воспользоваться по назначению. Как ни странно, получалось неплохо: планы (безумные и не очень) возникали один за другим, но воплотить их не представлялось возможным, потому что Сириус, по-английски, не прощаясь, ушел. Все – круг замкнулся.
Однако юный стратег не учитывал в своих планах одну активную фигуру, которую он посчитал целью спасения, но не союзником – его мать. Гарри привык, что Лили для него идеальный образ, приятное смутное воспоминание, галлюцинация или сон, но не более того. Подобному восприятию способствовал и рассказ миссис Поттер о множестве ошибок, допущенных в ее жизни, из-за чего ребенок не сильно на нее рассчитывал. В действительности все обстояло несколько иначе: обвинение Сириуса в шпионаже, последующий через три дня приказ о переселение в «более безопасное место», заставили Лили пересмотреть вопросы доверия лидеру Света, задуматься над происходящим, проанализировать ситуацию. Она попыталась задать косвенные вопросы, чтобы прочувствовать мотивы главы Ордена Феникса, но в ответ получала туманные фразы, достойные философа. Нет, она и предположить не могла, какую именно судьбу ей готовит директор, но тревога не покидала ее, она не хотела больше действовать вслепую. Джеймс не разделял ее опасений, говоря, что беременной и кормящей не стоит переживать по поводу войны, что он сам разберется. Миссис Поттер соглашалась с мужем и, одновременно, готовилась выяснить правду. Молодая волшебница решила выполнить задание Джеймса (сворить сыворотку правды) и использовать это редкое зелье на директоре и Бродяге. Риск был большой, но бывшую гриффиндорку это не пугало. Рассчитав пропорции компонентов, проверив их совместимость и сопоставив с ожидаемым результатом, Лили поняла, почему зельевары предпочитали готовить токсичное зелье, требующее длительной варки, и не совершенствовали рецепт – следовали закону министерства «о разумном ограничении ввоза крайне опасных темномагических товаров». Дело было в том, что яд василиска, редчайший и запрещенный в Англии ингредиент заменялся мене эффективным сочетанием желудочного сока акромантула и растворенном в нем зубе анекрыса, из-за чего длительность процесса росла в разы, а срок действия зелья сокращался на четверть часа. Лили не собиралась мириться с подобным бюрократическим произволом из-за которого «страдает наука», поэтому решила во что бы то ни стало достать важнейший компонент. В ее огромных запасах ингредиентов, как назло, яда василиска не нашлось, и миссис Поттер пришлось вспомнить давно забытого профессора зельеварения, у которого везде были налажены связи, в том числе и в сфере нелегального бизнеса. Не особо заботясь о том, что подумает Гораций Слизнорт, его любимая ученица в письме прямо попросила указать адрес, по которому можно приобрести яд короля змей. Спустя два дня с момента отправки послания, Лили получила ответ:
«Здравствуй, моя дорогая Лили,
Рад, что ты помнишь меня, своего старого наставника, и готова довериться в столь деликатном вопросе. Уверяю, на меня можно положиться, я готов оказать тебе услугу. Однако бумага не всегда надежна, и впредь будь аккуратнее – решай подобные проблемы при личной встрече. Таков будет мой дружеский совет. Впрочем, чтобы в этот раз не утруждать тебя, я укажу адрес, который может быть интересен зельевару. Предупреждаю: положиться на продавца не могу в полной мере в связи с его, так сказать, хобби, но, уверяю, нужный товар у него найдется. Не забудь захватить волшебную палочку, когда пойдешь к третьему дому четвертого квартала Лютого переулка. Имена других, более солидных, поставщиков назвать не могу по понятным причинам.
Желаю удачи в любом начинании,
твой школьный наставник.
P.S. Могу я надеяться хотя бы на унцию такого интересного зелья?»

Миссис Поттер усмехнулась, прочтя строки письма: наглости и изворотливости нынешнему декану Слизерина было не занимать! Ну, надо же: за неподписанное шифрованное послание потребовать унцию веритасерума! Да, по неосторожности Лили указала объем необходимой жидкости, из-за чего Слизень безошибочно определил конечный продукт, но это же не повод получить запрещенное зелье. Или все-таки повод? В своем деле у него не было конкурентов – даже Грозный Глаз Грюм имел больше шансов потерять свою постоянную бдительность, чем Гораций Слизнорт утратить осторожность и умение извлекать выгоду. Этот человек был воплощением слизеринского идеала, и, несмотря на родословную, Лили не смогла его обыграть.
Молодая волшебница уже хотела поручить эльфийке заботу о Гарри на то время, пока она отлучится, когда в темное помещение лаборатории влетел яркий дымчатый пес и голосом Сириуса «залаял»:
- Лили, если ты хоть сколько-нибудь мне веришь, разреши пройти по камину в ту гостиную, из которой я ушел в последнюю нашу встречу. Я должен сказать тебе очень важную информацию, касающуюся безопасности вашей семьи. Пришли свою лань, если готова меня выслушать.
Гарри, сидящий в манеже в лаборатории, отвлекся от своих занятий, внимательно следя за действиями матери. Лили, естественно, не хотела сюда пускать ребенка, но после долгих криков младенца, она сдалась, с удивлением отметив, как, добившись своего, сын мгновенно успокоился и стал играть в пирамидку. Так вот, после получения послания миссис Поттер сложила бумаги и расчеты в ящик стола, взяла на руки сына и, к облегчению Гарри, пошла в названную Сириусом комнату, где, сев в кресло, вызвала патронуса и велела дымчатой лани передать ответ:
-Вход в наш дом по-прежнему открыт для тебя.
Буквально через полминуты с момента исчезновения призрачного животного, камин полыхнул зеленым пламенем, и из него вышел непривычно взъерошенный Сириус в порванном пиджаке и грязных брюках.
-Что случилось? – взволновано спросила Лили, подбежав к другу и поспешно махая палочкой, приводя Блэка в порядок. Гарри в это время устроился в кресле, наблюдая за взрослыми.
-Не переживай, ерунда, - улыбнулся своей привычной широкой улыбкой Бродяга. – Гораздо более важно то, что я хочу тебе рассказать.
-Ладно, - согласилась миссис Поттер, увидев, что Сириус, действительно, не пострадал, - Рассказывай. Почему ты пропал? Куда? Ты перестал появляться в аврорате, и Джеймс не находит себе места из-за непонимания происходящего. Он стал нервным, вспыльчивым, подозрительным, я мужа из-за тебя не могу узнать! Надеюсь, была веская причина, по которой ты пропал на десять дней, потому что иначе он и правда поверит в твое предательство.
-Значит, ты не веришь, - облегченно вздохнул Сириус, развалившись в кресле.
-Я такого не говорила, - насторожилась Лили, - но, уверена, у тебя есть всему разумное объяснение.
-Да-да, конечно, - перешел к деловому тону Бродяга, - начну с того, что я не предатель, - с этими словами Сириус продемонстрировал чистое левое предплечье, на котором не было уродливого клейма Волдеморта. – По крайней мере, Пожирателем смерти я не являюсь и никогда не стану приспешником сумасшедшего тирана.
-Хорошо, - кивнула Лили, с радостью про себя отмечая, что она не зря доверяла Бродяге, - но это не оправдывает твоего длительного отсутствия. Что ты хотел сказать по поводу нашей безопасности?
-Я выяснил, кто настоящий предатель! Это... – с горячностью начал говорить Сириус, но встретился с недовольным взглядом крестника и прочитал в глазах Гарри просьбу: «Не делай этого!». Бродяга оборвал свою фразу на полуслове. Миссис Поттер с непониманием смотрела на друга, ожидая ответа.
-В общем, тебе не стоит волноваться по этому поводу. Я все улажу. Главное, будь осторожна, - замялся Блэк.
-Ты говоришь прямо как Джеймс: «Не волнуйся, все нормально!» «Я обо всем позабочусь сам!». Если ты хотела мне это передать, то зря потратил свое время. Трусливо сидеть в стороне я не стану. Можешь идти по своим важным делам, играть в спасителя и шпиона. Меня уволь от этого. Я планировала сейчас уйти по делам на полчаса, а твой визит меня задерживает, - тон Лили был крайне недовольным, она хотела узнать от Бродяги гораздо больше полезной информации, чем тот ей сообщил. Да, черт возьми, он, по сути, ничего нового не сказал, только навеял туманности, как Дамблдор, и все. Молодую волшебницу это не на шутку разозлило.
-Знаешь, я могу посидеть с Гарри, пока ты отлучишься, - предложил Сириус.
-Не стоит утруждать себя, - обиженно сказала Лили. – У тебя, наверняка, много неотложных дел.
-На самом деле, я уже многое уладил, и ничто не требует срочного вмешательства, - настаивал на своем Бродяга. – Тем более я так давно не играл с Сохатиком, - подмигнул он крестнику. Тот в свою очередь по-детски широко ему улыбнулся, но глаза выражали по-настоящему взрослую серьезность.
-За Гарри последит Ларли, - упорствовала Лили, - а ты можешь проваливать, - жестко сказала она.
-Если ты боишься, что я причиню ему вред, то вспомни, что клятва крестного отца не позволит мне навредить малышу, - напомнил Сириус, высказывая последний более-менее серьезный аргумент.
-Я сказала... – Гарри заметил, как Блэк едва заметно совершает движение палочкой, по-видимому, невербально используя «конфундус». Сердитое выражение Лилиного лица сменилось рассеянным, и она сказала:
-Ладно, ты и правда не сможешь ему навредить, а я пойду, мне и правда нужно купит кое-что.
-Удачи, - пожелал ей Сириус, когда она уже исчезала в камине. Блэк уже чувствовал себя виноватым за то, что смешал мысли подруги, тем самым мог случайно заставить ее купить что-то не то, ошибиться в выборе... Однако менять что-либо было поздно – у него было около получаса, чтобы получить распоряжения от годовалого командира.
-Ну, что ж, Сохатик, рассказывай, как будем твоих родителей спасать? – заинтересовано, но без привычной веселости и бесшабашности спросил ребенка Блэк.
-Й-а не... – промямлил Гарри и попытался пожать плечами в знак своей беспомощности в этом вопросе. Скоординировать свои действия у него не получилось, и он завалился на бок. Благо, кресло, в котором он сидел, было достаточно большим, и малыш не упал на пол.
Сириус, как будто не обратил внимания на слова Гарри, посалил его себе на колени и достал из широкого кармана пиджака номер «Ежедневного пророка», развернул его, а затем пояснил Поттеру-младшему свои действия:
-Я понимаю, что ты не можешь говорить, но прекрасно меня понимаешь. А читать ты тоже разучился? – Гарри отрицательно покачал головой, после чего Сириус продолжил:
-Отлично, тогда ты можешь показывать мне слова в газете, я же буду их читать. Таким образом, узнаю твой план. Согласен? - ребенок кивнул и потянулся рукой к строчкам газетных статей. Его палец ткнул в наречие «где», потом, пробежавшись взглядом по тексту, Гарри указал на глагол «был».
-Дела я улаживал, - понял вопрос крестника Бродяга, - решил с матерью помириться, пока она жива еще, обсудили с ней, как будем величие рода возрождать. А разговор наш Финеас, ну, директор Хогвартса бывший, подслушал, Дамблдору передал. Из-за этого Джеймс мне больше не доверяет. Так вот, вспылил я, портрет предка сжег ко всем чертям, но решил выяснить, зачем Дамблдору было нас с Сохатым ссорить. Побегав два дня по Хогвартсу в образе собаки, ничего выяснить не смог, но попытаться стоило. После этого я решил за Питером последить, узнать, переметнулся он уже или пока нет. Представляешь, что выяснил? К Волдеморту он, конечно, бегает, но не по собственной прихоти, а по заданию Дамблдора шпионит. Кстати, ничего серьезного, вроде пророчества или Лилиного происхождения, он не передавал, по крайней мере, не помнит он ничего похожего. Хотел я эту крысу после сеанса мозгопромывательства прибить, да сообразил, что опять ее смерть на меня свалят и предателем выставят, поэтому ограничился Обливейстом. Не буду пока Хвоста трогать, но потом обязательно отомщу за то, что прошлую жизнь и мне, и тебе испортил. Дальше ничего особо полезного не делал – выполнял задание матери: про Нарциссу узнавал и о Бэлле справки наводил. Жалко, что пока не встретил эту суку, а то бы вернул «должок» за путешествие по грани. Вот и все, наверное, тебе же не интересны похождения по барам и мотелям? – Гарри в ответ усмехнулся (вернее, издал какой-то булькающий звук, означающий усмешку) и решил не узнавать такие подробности жизни крестного. В общем, он был доволен его деятельностью, потому что не знал о руководстве Дамблдора над предательством Петтигрю. Хотя больше времени тратить было нельзя, следовало рассказать Сириусу о том, как же были убиты старшие Поттеры в их прошлой жизни и, самое главное, о том, как в этой жизни их спасти.
В газете едва хватало слов для передачи Гарриных мыслей, более того, подобный способ общения был очень медленным: приходилось вертеть страницы туда-сюда и искать нужные формулировки. Формы слов часто не согласовывались друг с другом, и возникали трудности в понимании предложений. Однако упорству путешественников во времени можно было позавидовать: Гарри, борясь с физиологией детского организма, преодолевал сон, «инструктировал» Сириуса и снабжал его полезной информацией, а Блэк, в свою очередь, воспринимал указания маленького стратега, высказывал опасения и замечания. В конце концов, через полтора часа тяжелой работы все вопросы были решены, по крайней мере, в теории.
Только завершив «обсуждение» Сириус вспомнил, что Лили обещала прийти через полчаса после ухода, а задерживалась более, чем на час. «Что с ней могло произойти?» - взволнованно спросил он себя. С одной стороны он понимал, что паниковать рано, но мысль о том, что она куда-то пошла под конфундусом не давала Бродяге покоя. Блэк хотел поговорить об этом с Гарри, но увидел, как тот уже закрыл глаза и мирно посапывал на его руках. «Какой же ты еще маленький, Сохатик!» - промелькнула в мозгу Мародера мысль перед тем, как камин осветила яркая зеленая вспышка, и в гостиной появилась грустная хозяйка Поттер-мэнора с каким-то увесистым свертком в руках.
Сириус хотел встать для приветствия подруги, но не стал этого делать, чтобы не потревожить сон Гарри.
-Где ты была? Почему так долго? – не смог не поинтересоваться Бродяга.
-Я не обязана перед тобой отчитываться! – довольно резко ответила Лили, устало садясь в кресло. –Ларли, - позвала она домовушку, которая мгновенно возникла в комнате, - отнеси это в лабораторию, - миссис Поттер протянула эльфийке сверток. Служанка взяла его и, поклонившись, с хлопком исчезла.
-Я не из любопытства спрашиваю, - спокойно проговорил Блэк, понимая, что для Лилиного положения характерна раздражительность, - просто ты хотела прийти гораздо раньше, и я интересуюсь, все ли в порядке, ничего ли не случилось. Конечно, у тебя есть право молчать, но друзья, обычно, отвечают на такие вопросы.
-У меня все нормально. Доволен? Ничего страшного со мной не случилось, и, если ты меня оставишь в покое, все станет просто замечательно, - сухо отозвалась Лили. Она сидела с закрытыми глазами, опираясь на мягкую спинку кресла и, видимо, о чем-то размышляла.
-Хорошо, я сейчас уйду, только переложу Гарри в кроватку, - примирительно сказал Сириус. – Не будешь против, если я приду завтра, когда Деймс будет дома?
-Приходи, - пожала плечами миссис Поттер, по-прежнему не раскрывая глаз. Бродяга был уверен: с подругой что-то произошло, и дело было вовсе не в конфундусе. Но в чем – он понять не мог. Надеясь на Джеймса, рассчитывая на его методы успокоения своенравной супруги, Блэк уложил крестника в кроватку и как можно тише покинул Поттер-мэнор. За сегодняшний день Сириус узнал слишком много, чтобы быть спокойным, поэтому решил воспользоваться проверенным средством для подобных случаев – огневиски. Возможно, он в последнее время слишком часто стал прикладываться к бутылке, но пока его это не беспокоило в связи с гораздо более серьезными проблемами, нависшими над его близкими.
***
Большинство магов для того, чтобы попасть в Лютый переулок пользовались трансгрессией, но для Лили в ее положении такой вариант не подходил, поэтому она, воспользовавшись камином, оказалась в «Дырявом котле». Мало кто знал, что на черный магический рынок можно попасть практически так же, как на Косую Аллею, - ударить в определенном порядке по кирпичам на заднем дворе самого известного волшебного паба. Именно этим способом и решила воспользоваться миссис Поттер. Однако ее одежда не соответствовала дресс-коду, принятому в Лютом. Чтобы скрыть свое лицо и фигуру молодая колдунья трансфигурировала свой легкий бежевый плащ в широкую черную накидку с глубоким капюшоном. [По мысли автора одежду можно трансфигурировать, но маги редко этим пользуются по одной просто причине – эффект изменения цвета/формы/длины и пр. временный, а это не всегда бывает удобно. Лили же длительная «маскировка» не нужна, поэтому в данном конкретном случае она воспользовалась магией]. Только после этих преобразований молодая колдунья постучала по камням и прошла в открывшийся ей проход.
В своей жизни Лили только несколько раз была в Лютом переулке, но все равно неплохо ориентировалась среди темных кварталов черномагического рынка, поэтому она уверенно направилась по адресу, указанному Слизнортом. В этом месте нельзя было ходить медленно и неуверенно – могли побить или ограбить, невзирая на пол и возраст. Такая опасность все же не пугала миссис Поттер – ничто не останавливало ее в достижении поставленной цели.
Действие «конфундуса» уже прекратилось, и мысли Лили были вполне ясны, хотя о том, чтобы вернуться домой и выгнать Сириуса она даже не подумала. В глубине души она не верила в предательство Бродяги, хотя и собиралась проверить его. Некоторые изменения, которые сразу бросились ей в глаза, женщина списывала на влияние войны и взросление Блэка. Поскольку Лили всегда отличалась чуткостью и пониманием, ее многие считали доброй, но за этими качествами скрывалась холодная логика, ум и расчетливость. Как ни странно из всех окружающих людей только один уловил ее настоящую суть, и именно за этого человека она и вышла замуж. Джеймс Поттер не был идеальным человеком, он имел множество недостатков, таких как вспыльчивость, склонность к ревности и импульсивности, но она готова была простить ему абсолютно все за то, что разглядел ее темноту и принял такой, какая есть. Ей, по сути, не с чем было сравнивать, но Лили была уверена, что испытывает к мужу любовь, а он – те же чувства к ней.
Почему-то размышляя именно об этом, миссис Поттер шла по грязным кварталам Лютого, и не сразу заметила, что оказалась возле нужного дома. Сжав в руке волшебную палочку для подстраховки, открыла невзрачную старую дверь, которая была изрядно обшарпана и неприятно скрипела. Внутри помещение оказалось не таким ужасным, как предполагала Лили: по всему периметру темной, но не мрачной комнаты стояли шкафы, доверху наполненные банками, колбами и пробирками с ингредиентами. А возле одного из них стоял стол, являющийся, по- видимому, прилавком: там в строгом порядке лежали исписанные пергаменты и несколько книг, а на краю возле чернильницы валялись перевернутые счеты. Против ожидания, все было чистым и даже ухоженным, но царящая вокруг тишина настораживала посеительницу. Никого не было видно, и Лили с опаской произнесла в пустоту:
-Извините... есть тут кто-нибудь? – ответом на ее неуверенный вопрос стало какое-то движение за стеной, после чего один из шкафов отъехал в сторону, и появившийся оттуда человек холодно спросил:
-Чего желаете, мэм? – голос продавца показался Лили знакомым, а когда она посмотрела на него и узнала в человеке с длинными черными волосами, большим носом с горбинкой и темными, почти черными, глазами своего друга детства, с которым не виделась больше трех лет, – Северуса Снейпа. Он не мог ее узнать из-за глубокого капюшона, по-прежнему, не снятого с головы, и Лили не хотелось этого менять.
-Да, будьте добры, дайте мне три скрупула [3,552 мл – прим. автора] яда василиска, - миссис Поттер говорила холодно, надеясь, что бывший друг не поймет, кто она. Однако желание не сбылось: собирающийся выполнить заказ Северус встал, как вкопанный, на его безэмоциональном лице отразилась огромная гамма чувств: неверие, удивление и радость. Правда, очень скоро он взял себя в руки:
-Лили, это ты? – несмотря на вопросительную интонацию, он был уверен, что перед ним его подруга и, одновременно, любимая девушка.
-Для вас, Северус, миссис Поттер, - отчеканила рыжеволосая волшебница, снимая капюшон – опасаться и скрываться не имело смысла.
-По-почему? – опешил зельевар, не веря, что добрая и беззлобная Лили готова так долго помнить обиду. Про себя он уже много раз рассказывался в том, что на пятом курсе обозвал ее «грязнокровкой», но еще больше винил себя за то, что не извинился перед ней ни тогда, ни потом. Вообще вся ситуация была до банальности проста: его, постоянного изгоя, в тот момент заметили популярные ученики шестого и седьмого курсов, видимо, разглядели в нем талантливого волшебника. Это было так непривычно для Снейпа, что он готов был сделать все для того, чтобы стать частью их компании, получить возможность отомстить ненавистному Поттеру. Плата за это была невелика – перестать общаться с грязнокровками и проявлять к ним презрение. Почему-то тогда он решил, что это приемлемо для него, и разорвал все связи с Лили Эванс. Только спустя несколько лет, когда его «друзья» превратились в террористов и ввязались в магическую войну, а он сам принял рабское клеймо, пришло осознание ошибки и истинных чувств, испытываемых к маглорожденной подруге. Тяжесть положения Северуса усугублялось еще и тем, что мужем Лили стал тупой гриффиндорец, по совместительству, являющийся его врагом. Кстати, Снейп серьезно подозревал Поттера в использовании амортензии или другого любовного зелья по отношению к рыжеволосой красавице: а как еще объяснить резкую «любовь» отличницы к хулигану и безответственному придурку? Целый шестой год их обучения Лили провела за границей, участвуя в проекте обмена опытом между Хогвартсом и Шармбаттоном, Джеймс же оставался в Англии, поэтому они не могли пересечься, а уже в начале седьмого курса скромная Эванс на глазах Северуса бросилась на шею Поттера. Во всем этом что-то было нечисто... прервал рассуждения Снейпа непривычно холодный голос Лили:
- Странно, что вы спрашиваете об этом, мистер Снейп: я как член Ордена Феникса не могу и не стану вести дружескую беседу с Пожерателем, - Северуса не удивила осведомленность подруги в вопросе его деятельности. В конце концов, она всегда была догадлива, чтобы прийти к правильному выводу. Только ее тон настораживал, нет, не так – он больно ранил.
- И все-таки я должен кое-что тебе сказать. Это не касается ни политики, ни войны, только нас с тобой.
- Что ты хочешь сказать: «прости, я был неправ»? – чуть ли не с издевкой усмехнулась Лили и даже не заметила, как перешла на «ты». В этой саркастичной холодной Леди Снейп не мог узнать прежнюю Эванс. – Я плевать хотела на твои извинения и на тебя самого – тоже. Мне нужны три скрупула яда василиска и все.
- Неужели ты не понимаешь, что я люблю тебя?! – в отчаянии крикнул Северус, теряя привычный самоконтроль. – Люблю, слышишь? И мне плевать на твое происхождение и черт знает, что еще! Просто ты нужна мне, как воздух! Я не смогу жить без тебя! А, главное, не стану, как Поттер, использовать приворотное зелье, чтобы воспользоваться твоей слабостью! Пойми, он не может быть хорошим мужем. Максимум, через несколько лет ему наскучат семейные проблемы, и ты окажешься брошенной, беззащитной, без права и статуса. Я дам тебе все это – защиту, любовь и поддержку... Только поверь! Ведь раньше мы верили друг другу... – Снейп резко замолчал, услышав смех подруги. Он ожидал чего угодно – оплеух, слез, радостных объятий, но только не хохота, такого страшного и непривычного, звенящего, как сталь.
- Поверить тебе? – прекратив смеяться, удивленно спросила Лили, - Нет уж, уволь: твои слова про любовь – явная ложь. Ты не вспоминал обо мне больше трех лет, а тут, вдруг, при случайной встрече говоришь, что нуждаешься... Думаю, у тебя просто давно не было бабы. Ты настолько убог, что не можешь во время рейдов пленить магглу? Если так, что мне искренне тебя жаль, - она не смогла подавить смех.
– А знаешь, не маскируй свои низменные желания под высокие цели! – с новой силой заговорила волшебница, - Видите ли, ему плевать на мое происхождение. Нет! Все дело в том, что тебе вообще на меня плевать: нельзя в любви делать одолжение, говорить «несмотря на» - нужно просто любить, а плевать нужно на все то, что этому мешает, например, на войну, на мнение «друзей» и на расстояния, отделяющие людей друг от друга. Впрочем, наверное, так ты не поймешь – нужно убеждать по-другому, - с этими словами Лили буквально преобразилась: ее горящие злобой глаза стали внимательными и ласковыми, на губах появилась грустная, будто бы жалеющая, улыбка:
- Сев, мы долгое время были друзьями, тебе я обязана знакомством с волшебным миром, и это очень важно для меня. Понимаю, что у тебя могли возникнуть чувства ко мне, но, прости, я не могу ответить взаимностью. Знаешь, сердцу не прикажешь, я полюбила другого и уже создала с ним семью. Мы, действительно, счастливы в браке. Поверь, подозрения насчет зелья безосновательны: Джеймс просто, в отличие от тебя, писал мне во Францию письма, беспокоился... Мне было приятно его внимание, когда вдали от Родины я читала строки, написанные на английском языке. Видимо, от этого мое сердце растаяло, и хулиган как-то незаметно превратился в джентльмена и кавалера. Ты же, занимаясь, наверное, более важными делами, не замечал этого, а проводил время с друзьями-аристократами. Конечно, тебе, как бедному нелюбимому всеми мальчику было важно такое общение, а я, дура, не поняла этого, не дождалась... Ведь я не знала, что ты благородно забудешь о моем грязном происхождении, приютишь, поддержишь. Если ты на самом деле такой рыцарь, могу ли я рассчитывать на то, что когда-нибудь, лет через двадцать, когда я состарюсь и надоем мужу, ты радостно встретишь меня и скажешь: «наконец-то ты одумалась, глупышка»... Могу ведь, правда? Не отвечай, не надо! Друг, я слишком хорошо тебя знаю, чтобы требовать от тебя такой жертвы. Не жди меня, не трать свою молодость и силу на душевные страдания и ненависть к моему законному супругу... Сев, я отпускаю тебя, но и ты не держись за тот спасительных круг, которым для тебя являюсь я. Прошу только об одном: не доверяйся тьме. Как только ты допустишь ее в свое сердце, она затянет тебя полностью, поглотит с головой, и выбраться из лабиринта зла и ненависти уже не удастся. Давай сохраним память о нашей трепетной дружбе на века, и, вспоминая былое, будем испытывать только радость и теплоту... – Лили через прилавок дотянулась до плеча Северуса и нежно погладила его, а затем резко отдернула руку и изменила выражение лица. Теперь она спряталась за маской непроницаемого безразличия:
- Это ты хотел от меня услышать? Так представлял нашу встречу? Или мне стоило на радостях изменить мужу на этом столе? Что молчишь? Не похожа я на прежнюю Эванс? Что ж, у меня теперь другая фамилия... – издевательски сыпала вопросами Леди Слизерин.
Северус сидел неподвижно, закрыв глаза и судорожно кусая губу, чтобы не сорваться. Слова бывшей подруги, так похожие на прежние их беседы, но теперь насквозь пропитанные сарказмом и презрением, кололи его ножами, били кнутом и обжигали раскаленным железом. Как он мог раньше верить этой суке? Когда она изменилась и почему перечеркнули их дружбу несколькими фразами? Северус не мог этого понять и всеми силами старался пропускать мимо ушей ту опошленную погань, которую несла не скромная и не добродушная Лили Эванс, нет, уже Поттер.
- Прекрати! – прошептал Снейп, - Умоляю, прекрати! – повторил он еще тише.
- Хорошо, - примирительным тоном заговорила миссис Поттер, - я оставлю тебя наедине с мыслями и чувствами сразу после того, как получу три скрупула яда василиска.
Северус ей ничего не ответил, просто молча встал и подошел к самому дальнему и темному из всех шкафов, достал из него маленькую пробирку, на дне которой зеленела бурая густая субстанция, отливающая изумрудным блеском. Специальным измерительным прибором, чем-то похожим на маггловскую пипетку, он отмерил нужное количество редчайшей жидкости и перелил ее в крохотный сосуд, заблаговременно поданный Лили. В это время миссис Поттер доставала из безразмерной сумочки [думаю, что подобный артефакт должен быть распространен среди волшебников: не только же Гермиона додумалась до ее создания. Уникальность сумочки Грейнджер в том, что она сама ее сделала в свои неполные 18 лет – прим. автора] увесистые мешочки с галеонами, которых по ее расчету должно быть не меньше тридцати.
- Убери это, - Северус указал на деньги, - я в подачках Поттеров не нуждаюсь. Забирай свой подарок, - он сунул в руки женщины пузырек, - и проваливай! Хотя я и не понимаю, зачем тебе яд василиска, с не меньшим успехом могла бы своего нацедить.
Лили усмехнулась, пожала плечами и легким движением палочки убрала мешки с галеонами в сумку.
-Как знаешь, - сказала она, направляясь к выходу из лавки, в которой неожиданно стало очень холодно, – и еще... Счастья тебе в жизни, Северус! – совершенно искренне пожелала рыжеволосая красавица, после чего накинула капюшон на голову и скрылась за старой скрипучей дверью.
Лили смутно помнила, как добралась до дома, на автомате грубила Сириусу, на самом деле не желая обидеть его, и была рада тому, что Гарри, заснув, не требовал к себе внимания. Миссис Поттер после встречи со Снейпом испытывала противоречивые чувства: вместе с привычным равнодушием в глубине души молодая волшебница испытывала раскаяние за то, что слишком резко сказала Северусу правду, и опасалась за последствия. В конце концов, она слишком долго не общалась с ним, и нельзя было отвергать вероятность того, что ее бывший друг живет только мечтами и воспоминаниями о ней. Нет, размышляя так, Лили вовсе не стремилась польстить себе, просто она, действительно, когда-то хорошо знала Северуса и он, будучи изгоем, сильно привязывался к тем немногим людям, с которыми общался.
Однако уже через десять минут Лили забыла все свои волнения о чужом ей человеке, потому что домой вернулся ее муж.
-Змейка моя, - широко улыбнулся Джеймс, видя жену, сидящую в кресле. – Как дела? Устала?
-Все хорошо, любимый, - вернула улыбку миссис Поттер, после чего подошла к супругу. Тот приобнял ее и внимательно посмотрел в глаза: - Приходил Сириус, говорил, что он не предатель и не Пожиратель, сказал, что завтра придет.
-Ну, ладно, значит, завтра, наконец, с ним объяснимся, а то десять дней его найти не могу. Но, судя по твоему состоянию, случилось что-то еще...
-Ты не голоден? – перебила его Лили.
-Да нет, я перекусил на работе, - ответил Джеймс, не понимая, почему жена об этом спрашивает.
-Отлично! – не обращая внимания на растерянность мужа, молодая женщина схватила его за мантию и потянула за собой в сторону спальни. Очутившись в уютном помещении, Лили дернула ткань аврорской формы Поттера, оголяя его торс. На пол посыпались пуговицы и обрывки ткани, затем женщина стала спешно снимать свои заколки, туфли и платье, которые беспорядочно были разбросаны по комнате. Во всех ее движениях проскальзывала нервозность, что было не характерно для обычно уравновешенной волшебницы. Не позволив до конца расшнуровать жене корсет, Джеймс схватил ее за руку и довольно резко притянул к себе, замыкая свои руки на ее спине.
-Успокойся! – он повысил голос. – Что с тобой сегодня? Хочешь пошалить – нет проблем, но зачем так дергаться?
- Поцелуй меня! – попросила Лили слишком тихо, после положила ладони на грудь супруга, затем сжала их в кулак, оставляя на теле Джеймса розовеющие царапины. Поттер понимал, что ей нужна поддержка, и пока она не готова сказать о произошедшем, но хочет ощутить его рядом с собой, внутри себя. Решив, что завтра обязательно выяснит, кто довел любимую до такого состояния, маг наклонился к ней и со всей страстью, на которую был способен, впился в мягкие теплые, слегка суховатые губы. Поцелуй напоминал борьбу двух хищников, которые в смертельной схватке определяют лидера, причем бой был неравным – доминировал мужчина. Параллельно Джеймс, перенимая агрессивный темп игры, продиктованный Лили, активно освобождал тело жены от мешающего белья, буквально срывая все детали гардероба, и направлял ее ближе к кровати. Аккуратно, чтобы не ударить, он толкнул женщину на мягкий матрац, на который она, будто бы обессилев, упала. Как можно быстрее стянув с себя брюки, носки и боксеры (Лили приучила мужа носить эти маггловские вещи, которые были удобнее магических во всем, кроме вопроса их снятия), Поттер навис над женой и посмотрел в ее полузакрытые зеленые глаза:
-Ты уверена, что нам можно это делать? Все-таки ты, вернее, мы ждем ребенка, - его шепот был встревоженным, но свое желание и просыпающееся возбуждение он не смог скрыть и, скорее всего, даже не пытался.
-Может быть, у магглов в этом вопросе и есть какие-то ограничения, - в тон ему ответила Лили, - но в нашем мире зелья творят чудеса...
Она не успела договорить, как муж приподнял ее и переложил на подушки, а затем накрыл губы требовательным поцелуем. Лили отвечала неистово и страстно, казалось, она могла бы бесконечно ощущать его язык у себя во рту и также бесконечно исследовать губы, зубы и небо мужа, но у Джеймса были другие планы: он оторвался от ее уст и стал беспорядочно покрывать поцелуями лицо и тело супруги. На шее волшебницы возникали характерные отметины, оставленные жадными губами Поттера. Руками он мучил ее груди, сжимая их, массируя и теребя уже давно затвердевшие соски. Каждое движение мужа распаляло Лили, она таяла от обжигающих прикосновений и тонула в водовороте ощущений. Ее ноги были закинуты за спину Джеймса, а своими ногтями женщина выцарапывала на его руках неизвестные узоры, доставляющие тому приятную боль.
Неожиданно волшебница резко оттолкнула мужа от себя. Он, не ожидая такого, упал на бок, а Лили, не дав супругу опомниться, повалила на спину и с быстротой дикой кошки села на него, уперев руки в рельефную грудь.
- Дже-еймс, - выдохнула она его имя, - мы же всегда будем вместе?
Поттер взглянул на жену, которая властно вдавливала его в кровать и выглядела при этом так влекуще и завораживающе, что ответ он смог только простонать?
-О, Мерлин, да! – его восставшая мужественность болезненно прижималась к лилиной ягодице, из-за чего терпеть эту сладкую муку волшебник просто не мог. Он схватил жену за бедра и хотел уже войти в манящую влажную плоть, но она, выгнувшись, не позволила ему совершить задуманное:
- И ты-ы... никогда-а.. меня-я... не-е... бро-осишь? - едва сдерживая рвущиеся наружу стоны от того, что член Джеймса все-таки дотронулся до ее самой чувствительной точки, спросила Лили.
-Не-е-ет! – выкрикнул Поттер, уже не в состоянии контролировать свое возбуждение, ощущая влажность жены на своем достоинстве. – Лили, не мучай меня, я хочу тебя!
Но Лили была непреклонна - она наклонилась к уху мужа так, что тому открылся соблазнительный вид на ее упругие груди и спросила:
- Даже когда я стану старой и некрасивой? – ее голос был тих, в нем слышалась какая-то обеспокоенность.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок


Сообщение отредактировал angel812 - Четверг, 14.04.2016, 16:34
 
angel812Дата: Четверг, 14.04.2016, 01:21 | Сообщение # 243
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
- Лили, - собрал остатки сил, и заговорил как можно связнее Поттер, - если ты сейчас не замолчишь, я кончу, как сопливый подросток, и тогда в старости тебя просто некому будет бросать, потому что мне придется умереть от стыда.
Сообразив, наконец, что сейчас она внятного ответа или обещания не дождется, женщина вновь приняла сидячее положение, а, затем взяла член супруга и направила его внутрь себя. С ее губ сразу сорвался стон наслаждения, Джеймс, почувствовав себя в приятной глубине, тоже не сдержал протяжного гортанного звука. Уже в следующую секунду довольно сильно сдавил лилины бедра и стал в бешенном темпе приподнимать ее вверх-вниз, из-за чего оба получали яркие интенсивные ощущения от слияния друг в друге. Никто из них не сдерживал рвущихся наружу стонов и криков, им просто было хорошо вместе, и на всей Земле сейчас для них не существовало никого, кроме любимого человека.
Через полуоткрытые веки, Джеймс смотрел на изнемогающую в сладких муках жену. Ее тело, выгибающееся под его руками, блестело в темноте от появившихся крупинок пота, ярко-рыжие волосы в беспорядке метались по плечам и спине, иногда заслоняя ее лицо. Небольшие груди вздымались в темпе их страсти, и все это доводило Поттера до предела. Он почувствовал, как с неотвратимой стремительностью его настигают волны удовольствия, и какая-то часть его пропадает в теле его жены. Лили опередила мужа лишь на несколько мгновений: все ее тело охватил приятный жар, а потом вместе с дрожью пришло ощущения легкости и счастья. На какое-то время она перестала чувствовать мир вокруг себя, и, достигнув пика блаженства, устало легла на мужа.
Когда, наконец, супругам удалось выровнять дыхание и прийти в себя после бешенной любовной гонки, Лили перелегла на бок и положила голову на плечо Джеймса. Ее ногти, уже не царапая, обрисовывали контуры рельефа его груди, а его рука зарылась в рыжих волосах и как-то непроизвольно гладила волшебницу по голове. Такая нехитрая и почти незаметная ласка была прервана голосом Лили:
-Джеймс, почему я тебя полюбила? – тон женщины был задумчивым, но вопрос явно не был риторическим.
-Не знаю, - удивленно ответил Поттер, на самом деле не представляя, почему Лили задумалась над чем-то подобным именно сейчас. – Может быть, потому, что девушкам нравятся плохие парни?
-Дело не в этом, - абсолютно серьезно проговорила она, - Ладно, спрошу по другому: с чего началась наша любовь?
-Ну, с письма? – предположил Джеймс. Он имел ввиду то самое послание, которое решился отправить Лили тогда, когда она на шестом курсе не приехала в Хогвартс. На самом деле, ему и в голову не могло прийти, что девушка ответит, но ему повезло – ответ прилетел, и с того самого момента переписка не прекращалась целый год, пока волшебница не вернулась из Шармбаттона. Начавшись с банального «Ты где? Почему не приехала в школу?», она закончилась тем, что Джеймс знал о Лили почти все, а она, в свою очередь, более чем хорошо изучила его. Буквально за первую неделю учебы на седьмом курсе у них закрутился роман, который буквально «сносил крышу» обоим... В конце концов, возникшие чувства не угасли до сих пор, чему сегодняшняя ночь была лучшим подтверждением. Поттер был уверен: его жене все это прекрасно известно, и почему она решила вспомнить прошлое, он не понимал.
-Раньше я тоже так думала... – прервала мысли мага жена, - но тебе не кажется, что все произошло слишком быстро? Настолько резко и неожиданно, что мог быть какой-то внешний стимулятор?
-На что ты намекаешь? – в голову Джеймса пришло неприятное предположение.
Лили на несколько секунд замялась, а потом подтвердила ужасную догадку мужа, почти неразборчиво пробормотав:
-Назлье...
В глазах Поттера загорелся недобрый огонь:
-И кто же кому его подлил? – его тон напоминал рык дикого зверя.
-Ты – мне? - еще тише и менее понятно сказала она, но не утверждала этого, а спрашивала...
-Знаешь что? – раздраженно бросил Джеймс, отодвигаясь от супруги и смотря ей прямо в глаза: - Ты слишком много о себе возомнила! Но это еще полбеды, главное, ты предположила обо мне такое, за что я любого другого вызвал бы на дуэль до смертельного исхода!
Теперь пришла очередь Лили недоуменно смотреть на мужа, его гнев вызывал испуг, но, что было неожиданнее всего, женщина не понимала, почему он рассержен – из-за того, что она оказалась права или из-за того, что ему противно ее недоверие.
- О чем ты? – взяв себя в руки, твердо спросила волшебница.
- О чем я? – взревел Поттер и резко сел на кровати, окончательно сбрасывая голову жены со своей руки. – Не притворяйся, что не понимаешь! Использование любовного зелья – самый низких из возможных поступков! А ты подозреваешь в этом меня, твоего законного супруга, союз с кем подтвержден самой магией, отца твоего сына, рожденного здоровым и сильным волшебником, и, наконец, просто искренне любящим тебя мужчину. Это подло, Лили! Пусть ты двулична – пусть! Пусть горда и хитра – не проблема! Но подозрительность, касающаяся близких тебе людей, может быть губительна для каждого из нас. Не ты ли мне говорила то же про мое отношение к Сириусу? Я не пользовался зельем, чтобы полюбить тебя, не подливал его, чтобы влюбить в себя, не заставлял тебя никакой магией отдать мне невинность, стать моей женой и подарить сына. Слышишь? Ничего этого я не делал и не собирался! Понимаешь, мне несложно дать тебе в этом клятву, но, получив ее, ты потеряешь самое главное в отношениях – доверие, в первую очередь, к самой себе, не говоря уже о том, что за одной клятвой последует другая, третья... Я уже клялся тебе перед магическим алтарем в любви и верности, ты отвечала мне тем же. Почему это вдруг забылось? С чего вообще ты решила, что наши чувства – фальшивка?
Пламенная речь Джеймса сильно повлияла на Лили: в ее глазах заблестели слезы, а в душе поднялась бур негодования на Северуса. Именно из-за этого жалкого Пожирателя она сейчас выслушивает чертовски справедливые слова супруга. А Поттер, действительно, был прав во всем, включая характеристики ее самой! Эти качества редко проявлялись в Джеймсе, он резко показывал себя хорошим оратором и психологом, но сейчас каждое его предложение было пропитано правдой.
-П-прости меня! – подавляя всхлип, воскликнула она и бросилась ему на шею. – Джеймс, прости!
-Не так быстро, дорогая! – властным жестом он остановил ее порыв. – Ты глубоко оскорбила меня, поэтому послушай то, что итак тебе прекрасно известно: да, ты замечательный, хороший, пусть и не добрый, человек, красивая и страстная женщина, сильная и умная волшебница. Ради тебя многие готовы пожертвовать чем угодно, даже жизнью. Я не исключение, но и не единственный, кто долгое время мечтал видеть тебя рядом с собой. Мне повезло больше остальных, но речь не об этом. Предположим, мое чувство не было бы взаимным, что бы я стал делать? Все возможное и невозможное, включая самоубийство, но только не один, казалось бы, достаточно очевидный способ – использование зелья. Почему? Все очень просто: я был единственным ребенком своих родителей, а, следовательно, одним наследником. Хотя бы раз подлив тебе Амортенцию или другую, подобную ей, гадость, я стал бы предателем крови, позором рода... Будь у меня брат или сестра, может быть, можно было подумать об уходе из дома, отречении от наследия, но у меня даже варианта такого не было! Заклеймить себя и свое потомство клеймом подлости и варварства не заставят меня ни пытки, ни любовь к лучшей женщине на Земле. Вот, что я тебе еще никогда не говорил: есть вещь, которая мне дороже тебя – честь рода! Так было всегда и не измениться, что бы ни случилось. Не знаю, насколько обидно это звучит, но, если тебе хоть на четверть так же больно, как мне было услышать твое подозрение насчет зелий, то мне жалко твое самолюбие. Знаешь, почему любовные зелья не запрещены министерством, почему за их использование не предписан Азкабан? Потому что судьбу предателя крови может выбрать только отчаявшийся и сумасшедший человек!
Джеймс замолчал и впервые за время своего монолога взглянул на жену: она сидела на коленях, закрыв лицо руками, ее плечи часто вздрагивали, но ни одного звука не издавала, как будто хотела спрятаться, стать незаметной. Лилино раскаяние нельзя было не заметить, и Поттеру стало стыдно за то, что его беременной супруге пришлось слушать его негодующую тираду. Он запоздало вспомнил, что ее гормоны сейчас ведут себя неестественно, и это напрямую влияет на смену настроения. Кроме того, он посмотрел на ее вопрос с другой стороны: она, может быть, не хотела его оскорбить, наоборот, стремилась получить доказательства его неподдельной любви. А что в итоге? Он нагрубил ей, унизил и сам оскорбил. Ругая себя на чем свет стоит, Джеймс приблизился к жене, обнял ее за плечи и притянул к себе. Она, против ожидания, не брыкалась, не вырывалась, не обвиняла его, просто едва слышно шептала:
-Прости меня! Я не знала. Прости! Прости! Ты не предатель крови... Как я не поняла? Почему не подумала? Джеймс, прости, - ему надоело ее бормотание (А какой мужчина не ненавидит женские слезы?) и он нашел единственный действенный способ, заставляющий жену замолчать: он с трудом отлепил руки Лили от лица, убрал упавшие на лицо пряди рыжих волос и нежно накрыл ее губы своими. Тем самым он дарил ей свое прощение, и извинялся сам. Жест примирения был понятен им обоим, поэтому они, не боясь увидеть злость и обиду у супруга, взглянули друг другу в глаза. После этого они с улыбкой легли, обнявшись: ее ногти, уже не царапая, обрисовывали контуры рельефа его груди, а его рука зарылась в рыжих волосах и как-то непроизвольно гладила волшебницу по голове. Минут через пятнадцать оба заснули, но какие-то вопросы, которые каждый для себя определил решить, остались. Однако это были уже проблемы завтрашнего дня, о которых сейчас думать вовсе не хотелось.



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
angel812Дата: Четверг, 14.04.2016, 01:22 | Сообщение # 244
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Вот такая промежуточная глава получилась. Я вдруг вспомнила, что рейтинг у меня не детский, вот и получилось... не знаю, хорошо или плохо - вам оценивать.


— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
Al123potДата: Четверг, 14.04.2016, 04:56 | Сообщение # 245
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 698 »
Цитата angel812 ()
«Здравствуй, моя дорогая Лили.
Рад, что ты помнишь меня, своего старого наставника, и готова довериться в столь деликатном вопросе. Уверяю, на меня можно положиться, я готов оказать тебе услугу. Однако бумага не всегда надежна, и впредь будь аккуратнее – решай подобные проблемы при личной встрече. Таков будет мой дружеский совет. Впрочем, чтобы в этот раз не утруждать тебя, я укажу адрес, который может быть интересен зельевару. Предупреждаю: положиться на продавца не могу в полной мере в связи с его, так сказать, хобби, но, уверяю, нужный товар у него найдется. Не забудь захватить волшебную палочку, когда пойдешь к третьему дому четвертого квартала Лютого переулка. Имена других, более солидных, поставщиков назвать не могу по понятным причинам.Желаю удачи в любом начинании,твой школьный наставник.
P.S. Могу я надеяться хотя бы на унцию такого интересного зелья?»

angel812, на мой взгляд письма лучше выделить курсивом, чтобы получилось:

Цитата angel812 ()
«Здравствуй, моя дорогая Лили.
Рад, что ты помнишь меня, своего старого наставника, и готова довериться в столь деликатном вопросе. Уверяю, на меня можно положиться, я готов оказать тебе услугу. Однако бумага не всегда надежна, и впредь будь аккуратнее – решай подобные проблемы при личной встрече. Таков будет мой дружеский совет. Впрочем, чтобы в этот раз не утруждать тебя, я укажу адрес, который может быть интересен зельевару. Предупреждаю: положиться на продавца не могу в полной мере в связи с его, так сказать, хобби, но, уверяю, нужный товар у него найдется. Не забудь захватить волшебную палочку, когда пойдешь к третьему дому четвертого квартала Лютого переулка. Имена других, более солидных, поставщиков назвать не могу по понятным причинам.Желаю удачи в любом начинании,твой школьный наставник.
P.S. Могу я надеяться хотя бы на унцию такого интересного зелья?»



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 14.04.2016, 04:57
 
Al123potДата: Четверг, 14.04.2016, 05:09 | Сообщение # 246
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 698 »
Цитата angel812 ()
Пожерателем

Пожирателем



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
svarogueДата: Четверг, 14.04.2016, 11:35 | Сообщение # 247
Снайпер
Сообщений: 145
« 36 »
Вопрос, почему вы Лили-Лилей называете?оО
Цитата angel812 ()
Лилиного лица

Цитата angel812 ()
Лилиного происхождения

Цитата angel812 ()
лилиной ягодице

и т.д.
 
БарсикДата: Четверг, 14.04.2016, 14:39 | Сообщение # 248
Химера
Сообщений: 433
« 24 »
Что то мне показалось , Джеймс проехал по ушам Лили ...... или что использование зелья влияющего на разум равно предатель крови ... ну ну почему их (зелий) так много тогда ??? cool ИМХО
 
angel812Дата: Четверг, 14.04.2016, 16:30 | Сообщение # 249
Снайпер
Сообщений: 108
« 66 »
Al123pot, Спасибо за ваши исправления - учту и изменю в тексте...
svarogue, Ну,не знаю, мне казалось, что это ее полное имя. Причем, я ее называю "Лили Поттер", не употребляя других форм. А что касается прилагательных: как их по-другому образовать? у меня, на самом, деле, нет других возможных вариантов. Буду рада, если подскажите их.
Цитата Барсик ()
Что то мне показалось , Джеймс проехал по ушам Лили ...... или что использование зелья влияющего на разум равно предатель крови ... ну ну почему их (зелий) так много тогда ??? cool ИМХО

Что могу на это ответить? Против ИМХО не попрешь, но я, все-таки хочу сделать пару объяснений. Во многом, слова Джеймса в данном вопросе совпадают с моими представлениями о мире магии. Меня удивило, что любовные зелья не запрещены министерством, их употребление не контролируется, а приобрести их можно без особых проблем... Возникает вопрос: почему за "империо" светит Азкабан, а за принуждение к половой связи (а действие любовных элексиров к этому и сводится) никаких ощутимых санкций нет? Единственным ответом на этот вопрос, удовлетворивших мою женскую логику, слало слово "магия", вернее, магический откат... Почему-то на ум пришло непонятное словосочетание, мало раскрытое в каноне, а именно - "Предатель крови". Что это значит? - преступник против магии, надо полагать, а не просто человек, нормально относящийся к магглам... Почему насильника ( а как иначе назвать такого человека?) не причислить к числу таких людей? Не знаю, мне кажется, ничего в этом странного нет... Надо, правда, отметить, что не за все преступления карает магия: насилие без использования зелья и, следовательно, магии небесной канцелярией не отслеживается,поэтому никаких "санкций" в виде клейма предателя не будет.
Единственное, с чем могу согласиться в ваших словах - это с тем, что Предатели крови не так плохо живут, как это описал Джеймс. Нет, никаких мук они, на самом деле, испытывать не будут, и даже для их магии особого вреда не будет. Скорее всего, они приобретут какое-то противное родовое проклятие, от которого сложно, но вполне возможно избавиться... Думаю, для Уизли это проклятие звучит как-то так: будете рожать детей до первой девочки. Это, по сути, не очень страшное проклятье, но и преступление Молли относительно: она подлила зелье Артуру для его же стимуляции, чтобы тот несколько раскрепостился. Этой информации, конечно, нет в каноне, но в моем представлении иначе эта пара сформироваться просто не могла...
ой, вот еще один интересный момент, который может объяснить распространенность любовных зелий. Преступлением считается такой поступок: ты подлил зелье и ты воспользовался слабостью жертвы. Но, если зелье, настроенное на кого-то другого подольет, например, домовик или друг или еще кто-то наказания не последует, ибо такую "сложную аферу" магия "проследить" неспособна. Вряд ли за долгое время никто не додумался поступить таким образом, сделав популярным любовные зелья... Однако об этом Джеймс не стал говорить жене, чтобы не вызывать подозрений (вполне возможно. что он и сам об этом не знал и не думал). В конце концов, и он и Лили искренно любят друг друга...
Я слегка отвлеклась, но хочу довести свою мысль до конца: Джеймс говорил все это не ради своего оправдания (хотя отчасти в его словах есть такой мотив), а для того, чтобы пристыдить Лили за то, что она посмела о нем такое подумать. Повторюсь: с ИМХО не спорят, но свою позицию, как автора, в этом вопросе я указала. Спасибо за то, что выслушали...



— Все жизни кончаются, все сердца разбиваются. Неравнодушие – это не преимущество.

© Шерлок
 
OgnejarДата: Четверг, 14.04.2016, 19:40 | Сообщение # 250
Подросток
Сообщений: 12
« 20 »
Извините, уважаемый Автор, но Вы путаете разные зелья.
Судя по описаниям Мамы Ро, амортенция - это что-то вроде нашего морковно-розового зелья или чёрной икры. То есть, вызывает желание, обостряет чувствительность, но не отключает мозги и не подавляет волю. Поддаться Зову или нет, каждый решает лично.
Конечно, есть и более тяжёлая химия, вроде той гадости, которой Феврония опоила князя Петра. Это действительно, подавление воли, привязка на всю жизнь, правда, не долгую Но это уже не любовное, а приворотное зелье.


Сообщение отредактировал Ognejar - Четверг, 14.04.2016, 19:41
 
svarogueДата: Четверг, 14.04.2016, 23:25 | Сообщение # 251
Снайпер
Сообщений: 145
« 36 »
Цитата Ognejar ()
Ну,не знаю, мне казалось, что это ее полное имя. Причем, я ее называю "Лили Поттер", не употребляя других форм. А что касается прилагательных: как их по-другому образовать? у меня, на самом, деле, нет других возможных вариантов. Буду рада, если подскажите их.

Просто Лили, не изменяя. Происхождение Лили, к ягодице Лили, лицо Лили и т.д. Лили полное имя(т.к. нигде нет данных, что оно является диминутивом от Лилии или Лилианны) и оно никак не склоняется
 
ShtormДата: Пятница, 15.04.2016, 04:27 | Сообщение # 252
Черный дракон
Сообщений: 3235
« 196 »
Все получилось хорошо. Только злые все какие-то


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
rognarok78Дата: Воскресенье, 21.08.2016, 09:13 | Сообщение # 253
Посвященный
Сообщений: 51
« 12 »
Автор! Ау!!!!
А как насчет продолжения?
Просто было ОЧЕНЬ интересно
 
rognarok78Дата: Среда, 22.03.2017, 15:11 | Сообщение # 254
Посвященный
Сообщений: 51
« 12 »
Эххх, и снова молчание...
 
ShtormДата: Четверг, 23.03.2017, 11:47 | Сообщение # 255
Черный дракон
Сообщений: 3235
« 196 »
Думал продолжение, а нет, тишина


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "С чистого листа" (Фанфик по ГП: ГП/ГГ, ДМ/ДУ, Дамбигад)
Страница 9 из 9«12789
Поиск: