Армия Запретного леса

Четверг, 29.06.2017, 17:18
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Муравей на листе Мебиуса (ГП/ГГ, гет, приключения, AU (А11 с 18.08))
Муравей на листе Мебиуса
kraaДата: Суббота, 13.02.2016, 18:03 | Сообщение # 31
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Andrey_M11, да, я видела все, что показал Гугль. Я знаю, что основной герб на красный фон золотые короны.
Но, Andrey_M11, все истории о короле Артуре - это только легенды. Впервые о нем в Англии заговорили где-то в 1100 год, и позже, как о великом герою, хотя об герое Артуре говорили еще в римской империи, чествовали его ... Но тот ли он был Артур?
Красивая легенда это или правда, доказательств нет. Флаги, гербы, руины Камелота - домыслы романтического настроя писателей.
Я не претендую на историческую достоверность написанного мною. Поэтому, позволила себе вольность изменить герб так, чтобы соответствовал кроссоверу с Поттерианой.
Сегодня, обсуждая статью про гербов, знамен, штандартов и флагов с моим мужем, оказалось, что я ничего о них не знаю - правда не знаю, а он знает все. Потому что мужчина, потому что офицер из запаса и потому что художник.
Так, что - ты, конечно прав, но право писать незначительных подробностей такими, какими они мне, как автор, нужны, оставляю за собой.
О падежах - нет претензий.
Но, спасибо! Тебе было интересно?



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Суббота, 13.02.2016, 18:05
 
Andrey_M11Дата: Воскресенье, 14.02.2016, 01:17 | Сообщение # 32
Химера
Сообщений: 396
« 58 »
Цитата kraa ()
Но, спасибо! Тебе было интересно?

Да, и спасибо за ответ.
Всё ж одно дело, когда автор чего-то не знает и делает ошибки, и совсем другое - когда в курсе, но слегка прогибает реальность в угоду сюжету. Если соблюдать во втором меру, то произведение оно совершенно не портит.
 
EylinДата: Вторник, 16.02.2016, 17:17 | Сообщение # 33
Leka-splushka
Сообщений: 1198
« 1196 »
Прочитала с огромным удовольствием. Присоединяюсь к ожидающим проды happy
Иногда ловила себя на том, что действительно вижу картинки. Дождливый день, машина Поттера, зимний лес... это магия?



— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»
 
kraaДата: Вторник, 16.02.2016, 20:52 | Сообщение # 34
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Eylin, даааааааааааааааааааа!


Без паника!!!
 
ПокемонДата: Среда, 17.02.2016, 08:51 | Сообщение # 35
Снайпер
Сообщений: 144
« 53 »
Как всегда, восхищаюсь фантазией автора. Спасибо.
 
ХеорДата: Среда, 17.02.2016, 15:35 | Сообщение # 36
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Покаместь забавно, да.


 
kraaДата: Четверг, 18.02.2016, 22:14 | Сообщение # 37
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Интерлюдия шестая

- Это Тинтагель, Гарри! Гугль-мап выдал Тинтагель, как самое вероятное местонахождение дворца короля Артура! – воскликнула Доктор Смит, утром, как только увидела своего друга, уставшего после ночного дежурства у Хипостатора. – Я так и знала, что увижу что-то знакомое, ведь, я бывала там в детстве. Меня родители возили на экскурсию в руины Камелота, после прочтения мной Легенды о короле Артуре. Там есть руины некого замка, якобы принадлежащего королю Артуру с пятого или шестого века; а рядом, за крепостными стенами - некая деревня Дарк Эйдж ...
Она словно превратилась в прежнюю, такую знакомую со школьных лет, Гермиону, еще не сломленную неудачной супружеской жизнью. Взрослая уже женщина, а вся лучилась восторгом, фонтанировала кипучей энергией и жизнерадостностью, как подросток ...
- Что, неужели предлагаешь ехать туда, искать следы нашего пребывания там? – Поттер, со своей стороны, источал здоровый скепсис и неверие. – Или ты думаешь, что найдешь там сейчас нас молодых? Брось, Герми, ведь прошло так много лет ... Кроме того, ты забываешь, что ЭТОГО С НАМИ НЕ СЛУЧАЛОСЬ! Это – он указал на завтракающих семнадцатилетних героев на экране - другая реальность, нас там никогда не было ... Мне кажется, что ..
- Мы называем ЭТО „хипостатичной реальностью”, - прервала поток его словоизлияния доктор Смит. Она заметно приуныла, и Поттеру стало совестно, что он лишил подругу призрачной надежды на успех. – Мне казалось, что из-за нашего вмешательста, нас-молодых перекинуло в будущее. Там, на острове Мерлина, вовсю идет строительство новых объектов ... – Она замолчала, осознав бред, который несла перед другом. - Все равно, нам стоит посетить это место.
- Нет проблем, посетим хоть сегодня, - согласился мужчина. – Нужно выбрать дежурного из твоих сотрудников, чтобы записывал на флэшку просмотренный материал.

Это было, определенно, не то место.
Для начала, руины, которые, опрометчиво или нет, называли руинами замка короля Артура, Камелот, находились не на полуострове, а на большой земле. У берега – да, но на большой земле. И второе отличие было в том, что остров Мэрлина, как его называли – там даже была пещера Мерлина, доступная только во время отлива – был не полуостровом. Чтобы соединить две части суши, были построены шесть мостов, на разных уровнях.
И не было того ровного, пресеченного стеной перешейка! Поверхность острова была не ровной, а скалистой, с грубым ландшафтом; и не той, почти плоской, равнинной территорией, которую они видели на экране Хипостатора.
И последнее обстоятельство – даже если это было нужное им место, после всех проведенных строительных, транспортных, археологических и прочих работ, мало что могло остаться прежним.
Повсюду шныряли организованные группы туристов и любителей археологии, которые, вообразив себя Индианами Джонсами современного разлива, рылись среди песчаных скал у подножия скалистого берега, уверяя всех, что у них есть шанс найти доказательство существования Камелота. Например, Меч Экскалибур!
Присоединившись к колонне энтузиастов и туристов, Грейнджер и Поттер с разочарованием осмотрели „руины Камелота” – старательно восстановленные и приведенные в божеский вид для туристов. Потом, последовали за япошками по самому верхнему из всех шестерых мостов к острову. Там, на верху, раздираемые сомнениями, они смотрели на опустившиеся до уровня моря скалы, гадая, не останки ли это увиденного на Хипостаторе перешейка или ... Или это совсем не то место.
Сомнения, что они ошиблись в поисках переросли в уверенность, когда они услышали объяснения гида японским туристам про новых кафешках и закусочных на острове Мерлина.
Поверхность острова представляла собой один сплошной скалистый рельеф – вся растительность была привезена из большой земли и посажена на торфяной почве работниками объекта.
Помотавшись немного туда-сюда в поисках тех видов, которые они видели на Хипостаторе и не найдя ничего подобного, они аппарровали обратно в фонд „Энтробас”.

***
Джонатан Фарли, дежурный по наблюдению за „хипостатичной реальностью”, увидев их, изобразил на лице загадочную мину и вручил своей начальнице и ее закадычному другу полную флэшку с записями. Собрав с рабочего стола Доктора Смит свои матералы, над которым он работал паралельно с порученным заданием, он отправился в комнату отдыха при лаборатории, пить кофе и курить в компании своих коллег.
В комнате отдыха - об этом Доктор Смит хорошо знала и старательно поощряла - сотрудники, расслаблялись кто как мог: курили, пили кофе, перекусывали, обсуждали политику или просто сплетничали; а также обсуждали результаты своей индивидуальной и коллективной работы, вовсю фантазируя и выдвигая самые невероятные гипотезы. Чаще всего, здесь рождались самые передовые и по-настоящему ценные идеи. Или, наоборот, ставился крест на безнадеждную, с точки зрения эффективности или реализации, работу – вклад, не менее важный, чем основная деятельность лаборатории.
Если бы о достижениях фонда „Энтробас”, в областях магловской и магической науки, узнали официальные власти, это произвело бы эффект взорвавшейся ядерной бомбы.
Слава богу, Мерлину или Ктулху, другие ученые даже не подозревали о существовании этой лаборатории – пожелание основателя Джона Энтробаса исполнялось в точности до мелочей и по сей день.

Запись на флэшке они смогли просмотреть лишь ночью, как только молодые волшебники из хипостатичной реальности отправились спать.
Чтобы обоим, одновременно, и просматривать записи, и поспать, пришлось воспользоваться артефактом Поттера. Увидев „песчанные часы” на цепочке в руках друга, Доктор Смит взорвалась:
- Гарри, откуда у тебя хроноворот? – Ее голос, сейчас, мог успешно соперничать визгливостью с голосом Молли Уизли и его бывшей жены, Джиневры. Поттеру стало очень неприятно, что такая хорошо воспитанная, с прекрасными манерами, девушка, какой была его школьная подруга Гермиона Грейнджер, переняла самую досадную черту семьи Уизли – оглушительные визги. – Неужели, когда мы уничтожали все хроновороты в Министерстве Магии, ты украл один из них? Отвечай, Гарри Поттер!
Поттер стиснул зубы, повторяя себе, что это не Джиневра, не Джиневра ..., но на лбу, рядом с поблекшим шрамом, выступила длинная вена, которая начала часто и сильно пульсировать. Он посмотрел на свою старую подругу, думая с сожалением, что возможно время прибавило ей знаний, но ухудшило ее сварливый и раньше характер. Посчитав до десяти и обратно, чтобы успокоиться и не позволить обидному словечку нечаянно вырваться, он тихим голосом сказал:
- Герми, не будь такой доставучей занудой, как в школе. Я не маленький уже, и не тот импульсивный, пустоголовый гриффиндорец, которого ты знала. Давно из этого вырос. И уж точно не воровал имущество Министерства! – Он повертел в руках хроноворот и найдя нужное место, поднес артефакт ближе к глазам подруги. – На, смотри.
По краю золоченого ободка хроноворота шла надпись:
„ Эдвард Дж. Поттер - ПОСЛЕДНИЙ ЖЕ ВРАГ ИСТРЕБИТСЯ — СМЕРТЬ”
Доктора Смит словно облили ледяной водой – она почувствовала себя последней сволочью. Аж захлебнувшись слезами, повесив головой от стыда, она смогла еле выдавить:
- Извини меня, пожалуйста, Гарри! Я тебя очень обидела. Прости.
Постояв рядом с провинившейся женщиной, он наконец пальцем поднял ее лицо за подбородок, чтобы посмотреть в ее заплаканные глаза.
- Принимаю извинения, но в последний раз. Надоело, что каждый встречный держит меня за дурака ... Уж, от тебя я такого не ожидал, честно. Мы взрослые люди, а я честный человек – подобные обвинения в мой адрес обидны, особенно от тебя ...
- Прости ...
- Ладно, забудь. Давай досмотрим запись.

***
На экране, молодые Гарри и Гермиона пытались обследовать окрестности коттеджа, но не смогли продвинуться дальше из-за глубокого снежного завала, который кто-то вынес со всего двора. Кто-то заботливый постарался выгрести снежный сугроб со двора и с территории стопанских построек, но за забором так и стоял девственно чистый, белый покров по пояс ребятам. Они попытались несколько раз, безуспешно, сдвинуть створки ворот, ведущих к открытому полю за сколоченной вертикальными балками оградой, но ничего не вышло.
- Может Экспульсо? - предложил Гарри, чтобы вынести мешающую им преграду. Согласно кивнув, девушка вынула палочку из кармана и воспользовалась предложенным заклятием, но оно отскочило от ставшего видимым магического барьера. Тогда, она принялась водить палочкой по барьеру, исследуя его диагностическими чарами. К сожалению, неизвестно откуда взявшееся заклинание не поддавалось ее диагностическим чарам, а больше никаких других способов она не знала.
- Нет смысла, Гарри, - сказала девушка через несколько минут и повернулась обратно к дому, – кто-то наложил на ворота и ограду сложнейший магический барьер, а я ... – она махнула рукой. – Ничего не выйдет, так что идем отсюда.
- Мдааа...
Под взглядами огромных влажных глаз сытых коров, пережевывающих сено, они отправились в дом, выбрав теплый переход - через кухню. Там, на пылающей печи, они нашли полную кастрюлю парного молока, а на необъятном кухонном столе – горку свежей выпечки. Здесь было так приятно, тепло; а аромат свежеприготовленной еды был таким упоительным, что они, забыв о скором завтраке, о прогулке и секретах, подгоняемые разыгравшимся волчьим аппетитом, присели рядышком на грубой скамье за полной до краев миской молока и начали уплетать за обе щеки, улыбаясь друг другу ...
- Я и вправду растолстею, - сказала Гермиона, сделав последний глоток молока из кружки и наливая себе еще.
- Зато посмотри, какой ты розовощекой стала и как у тебя блестят глаза, - сказал Гарри, подходя к подруге с пустой кружкой в руках. – Это тебя так укра ...

Картина резко оборвалась, на экране проступили снежинки, а потом, на переднем плане, появился кусок пергамента, на котором был написан еле различимый набор цифр.
Доктор Смит начала менять настройки, чтобы очистить изображение, это ей плохо удавалось, пока, внезапно, помехи сами не исчезли, прояснив изображение помятого пергамента. Незнакомым почерком на нем были выведены некие координаты.
- Это похоже на географические координаты, - сказал кто-то у них за спиной. Обернувшись, они увидели сотрудников фонда, полным составом, смотрящих вместе с ними на экран Хипостатора. – Но есть одна загвоздка ...
- И в чем же эта загвоздка - спросила доктор Смит?
- Все очень просто, - ответил ее коллега, стоявший у них за спиной. - Обычно, географские координаты это последовательность двух углов: первый из которых - географская долгота, а второй – соответственно, широта. Именно это мы и видим на записи. Но, есть еще и третья координата, причем, отрицательная. Вот в чем загвоздка.
- Да-да, я понимаю. Последняя, третья координата, могла бы означать только высоту, ведь так? – Сотрудники закивали, дружно соглашаясь с ней. – Но, высота должна быть положительной величиной, а здесь ... Бессмыслица какая-то, - размышляя вслух, Доктор Смит подняла глаза на своего друга. Он смотрел на нее с толикой веселья, и она догадалась, что запуталась среди своих высоконаучных терминов, забыв о самых элементарных вещах. – Высота не может быть отри ... Постой, постой! Аааа ... – Наконец дошло до нее то, что она не видела в упор. – Отрицательная координата – это глубина под уровнем моря. Или под уровнем первого этажа коттеджа.
В тот же момент, по изображению пергамента прошла рябь, цифры заколебались, размылись, а потом снова появились. Но теперь, появилась еще одна - четвертая координата, тоже отрицательная, и в лаборатории наступила гробовая тишина.
- Это что? Координата времени? – предположил наугад Поттер, и доктор Смит подскочила с места, неверяще вытаращив глаза. За спиной нарастал шум одобрительных комментариев ученых. Среди бубнежа мужских голосов четко выделялся тоненький голосок молодой сотрудницы, мисс Доменик Сторн, выпускницы Кембриджского университета физических наук.
- Четырехмерный пространственно-временной континуум Минковского, Доктор Смит!- твердо пискнула она. – Отрицательная величина может означать только одно – прошлое.
- Хочешь сказать, что мы отправили самих себя на почти тысячу лет в прошлое? – воскликнула Гермиона. – Но Хипостатор не может перемещать ... Это просто не возможно.
Доктор Смит впала в когнитивный диссонанс – она не верила своему же умозаключению, потому что ей не верилось, что постороннее вмешательство в работу ее машины могло бы вызвать такой эффект. Но факты подтверждали, что молодых Гарри и Гермиону переместило не только во времени, но и в пространстве.
- Думаю, ты права, - согласилась она. – Надо записать эти числа, а завтра настроить Хипостатор на эти координаты. Но, сначала, проверьте Гуглем, куда ведут первые две координаты. Думаю, нас ждет немалый сюрприз.
Загалдев, ученые скучковались вокруг соседнего экрана, связанного с глобальной сетью и ввели последовательнось координат.
На экране появился берег залива. Они увеличили масштаб изображения, и вот тут-то их и ждал настоящий сюрприз: появился полуостров, расположенный недалеко от обсуждаемого ранее места – Тинтагель. Он было совсем рядышком с ним, на каких-никаких два-три километра дальше.
Полуостров этот показался наблюдателям каким-то другим, не таким, как увиденный ими раньше на экране Хипостатора. Возможно, во всем был виноват снегопад, который в той реальности продолжал идти и укрывать под собой большую часть местности. Но, сегодня, карта Гугль-мапа показывала местность, покрытую зеленью. Первое, что бросилось в глаза, был глубокий и тесный провал, который словно гигантским ножом, разделял территорию полуострова на две неровные части. Второе, - перешеек был толще, чем тот, который они видели на Хипостаторе.
Но все остальное было идентичным. Крепостная стена, длинее прежней, стояла поперек обычной, грунтовой дороги. Правильный контур древних руин выступал на зеленом травяном фоне за стеной. А дальше, на севере, было почти ровное зеленое поле, которое заканчивалось плоским мысом. За нешироким, но с бурными течениями, проливом наблюдалась пара скалистых островов под названием „Сестры“ ( The sisters).
Вся восточная сторона перешейка, заваленная скальными выступами, была изломлена пещерами. По карте нельзя было утверждать с точностью, но вполне возможно, и с западной стороны рельеф такой же.
Все заметили, что этот полуостров и по сей день оставался безлюдным, нетронутым цивилизацией. Словно над ним были установлены маглоотталкивающие чары.
Местность стоило осмотреть.
- Слушайте меня все, для вас есть новое задание! – прозвучал властный голос Доктора Смит. – Параллельно с налаживанием звука, надо установить темпоральную связь с подростками. Группа разделяется на два отряда: первый, под руководством Джонатаном Фарли, занимается звуком. Второй – связью. Лайл Редмант руководит второй группой. Завтра утром жду вас с докладом. Свободны.



Без паника!!!
 
EylinДата: Понедельник, 22.02.2016, 22:20 | Сообщение # 38
Leka-splushka
Сообщений: 1198
« 1196 »
Вот как оно все повернулось. Тысяча лет )))

Очень нравятся ученые.
Подозреваю, что Джон Энтробас мог быть Гарри )))

Отличная история!



— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»
 
kraaДата: Вторник, 23.02.2016, 03:31 | Сообщение # 39
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Eylin, хахаха! Умница и красавица!
Я сама еще не решила, но был такой вариант. Муж меня удерживает, чтобы не нафантазировала лишнее. Но фильм про Тинтагель вместе смотрели с профессиональным интересом. Хотя, мой рассказ не о Тинтагель, а о другом полуострове.

Следующая глава написана, но она нуждается в правке и с моей стороны, потому что не все моменты уточнила до конца. Как было и с участием Грибо в Ведьмах.



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 28.02.2016, 17:48 | Сообщение # 40
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 6.

– Гарри, посмотри! – мисс Грейнджер растерянно указывала на уходящие вниз ступеньки лестницы. – Вчера этого входа в подземелье здесь не было. Я в этом уверена ...
– Я тоже впервые его вижу, Герми, – заглянул в темный проход Гарри, слегка наклонившись вперед, чтобы рассмотреть в полумраке куда ведет лестница.
Вдруг, факелы на стенах, доселе невидимые в темноте, зажглись, и они получили возможность осмотреться. Каменные ступеньки, ведущие вниз, заканчивались лестничной площадкой, а за ней коридор поворачивал направо, маня за собой любознательного парня. Ему захотелось немедленно пойти туда и исследовать эту новую загадку, что он и сделал, не раздумывая ни на минуту. Лишь дойдя до лестничной площадки, он заметил, что девушка не последовала за ним, как он ожидал.
Она стояла на верху, прислонившись к дверному косяку и о чем-то раздумывала.
– Герми? – нетерпеливо позвал он подругу, ожидая, что она немедленно побежит за ним. – Идем!
Но она не двинулась с места.
– Гарри, боюсь, что отправляться в незнакомое нам подземелье без присмотра взрослых не самая лучшая идея. Все здесь настолько странно, что я боюсь идти неизвестно куда. Мы ведь даже приблизительно не знаем, что нас ожидает там внизу...
Но ее друг лишь засмеялся, по-гриффиндорски смело шагнул вперед и скрылся за углом.
Оставшись одна, мисс Грейнджер внезапно осознала, что остаться без Гарри она боится больше, чем спускаться вниз. Приступ паники накатил на нее настолько неожиданно, что она еле смогла взять себя в руки и не завизжать как обычная магла. Вся в холодном поту, содрогаясь и браня себя за детские страхи, которые накатили на нее в самый не подходящий момент, она бросилась догонять Поттера.
– Гарри, постой! – позвала парня Гермиона, и тот остановился, чтобы подождать девушку.
Как оказалось, лестница из хорошо обработанного камня заканчивалась сразу за второй лестничной площадкой, а дальше ее заменяли ступенчатые углубления, выдолбленные прямиком в камне – неровные и необтесанные. Идти по ним было очень нелегко, а где-то и опасно, но факелы продолжали вспыхивать по мере спуска ребят, тем самым обеспечивая их достаточно хорошим освещением. Нагнав парня, мисс Грейнджер вцепилась в его руку и вся дрожа, попыталась заглянуть за его плечом.
– Как думаешь, куда нас приведет этот тоннель? – спросила она.
– Не знаю, Герми, но у нас нет выбора. Все это, – взмахом руки указывая на уходящие вниз ступеньки и услужливо вспыхивающие факелы, сказал он – часть чьего-то плана, чтобы мы получили очередную подсказку и продолжали искать.
– Вроде золотой вазы?
– Или еще чего-нибудь. Я нутром чую, что нас ожидает нечто грандиозное.
– Более грандиозное, чем все что мы видели наверху, со всеми двигающимися дверями, рыцарскими доспехами, оружиями, знаменами ... – Мисс Грейнджер замолчала, стараясь отдышаться и поспеть за шагом своего друга. – Но, да. Ты уже говорил, что чувствуешь это место своим. У меня нет подобного ощущения, но и угрозу для нашей жизни или здоровья я так же не ощущаю.
– У тебя своя интуиция, Герми, я заметил, - задумчиво сказал парень. – Ты сильна там, где я чувсвую себя бесполезным и наоборот. Мне кажется, что мы дополняем друг друга, и это поможет нам в наших исследованиях. Так что, доверься моему инстинкту, а я - твоему.
Улыбнувшись в скудном освещении факелов друг другу, они продолжили спуск вниз. Через некоторое время, еле уловимый запах гниющих водорослей подсказал, что выход наружу близко и коридор закончится выходом к морю у подножия скалистого берега.
Вдруг Гарри застыл на месте. Его попытка разглядеть хоть что-нибудь во тьме коридора неожиданно позволила ему увидеть магическим зрением впереди кое-что, воспринимающееся как огромное сколпление магии, похороненное глубоко в скале. Осознавание мощи этой магической аномалии отрезвило его и заставило стать посерьезнее.
Хотя, с одной стороны, огромная магическая мощь не обязательно должна быть чем-то смертельно опасным. Но, с другой стороны, ощущалось ЭТО именно так, если верить своей интуиции.
На мгновение он заколебался, стоит ли продолжать идти дальше или им лучше все же вернуться. Одна часть его сознания, та, которая отправила его на факультет храбрых и безрассудных, кричала, что он должен идти вперед до конца и узнать, что может излучать настолько много магии. Но другая, более осторожная его сторона – слизеринская, - кричала, что идти неизвестно куда наобум – это форменное самоубийство и полный кретинизм.
– Гарри? Что-то случилось? – дернув его за рукав, спросила мисс Грейнджер, когда заметила колебание и неуверенность темноволосого парня.
Но Поттер ей не ответил, только покачал головой. Он и не знал что ей сказать – ответить „Все в порядке” было бы ложью, но и точного объяснения причин своего беспокойства у него не было.
– Ты ничего не ощущаешь, да? – повернул он голову к лохматой девушке и его взгляд скользнул по ее бледному лицу, задержавшись на копне непричесанных, спутанных кудряшек. Это его почему-то возмутило. – Герми, что за ... Ты забыла причесаться, что ли?
– Гарри! – взвизгнула возмущенная отсутствием такта у друга девушка. – Не хами! Лучше объясни, что я должна была почувствовать?
Ей стало стыдно за себя. Вспомнилсь все неприятные клички, которые следовали за ней всюду, куда бы она не пошла: лохматая зануда, воронье гнездо, швабра ... Ну, почему? Почему утром ей не приходит в голову, как любой нормальной девушке, хоть разочек приглянуться в зеркале, причесаться ... Она прислонилась лбом к плечу друга, чтобы тот не заметил ее пылающие щеки – словно в полумраке можно было что-то заметить, но вот, Гарри заметил ее спутанные кудри.
– Я так и собиралась сделать, да времени не было ... – промямлила она, не заметив, что парень уже забыл о своем замечании и думает о другом.
Он снова вернулся к своим недавним выводам насчет неспособности маглорожденных к высшей магии и манипуляциям тонкими магическими плетениями. Впервые он об этом подумал недавно, когда подруга не смогла увидеть ничего за дверью таинственной комнаты.
Но то, что фонтанировало магией, там впереди, тонкими магическими плетениями не назовешь. Это было скорее взрывом волшебства, бьющим по сознанию как таран ... Невозможно было не почувствовать такое невероятную мощь ...
С недавних пор он стал опасаться, что за неожиданное спасение от Волдеморта с Пожирателями и попадание в такое волшебное, гостеприимное место, придется чем-то заплатить неведомым спасателям. Он боялся, что подруге придется одной заплатить за все – своей магией?
Нет, нет, нет! Не надо думать в таком ключе, должно быть другое объяснение. Вдруг он вспомнил, как разрешилась ее проблема в первый раз, перед неоткрывающейся дверью.
– Дотронься до моей руки, Герми, возможно, и здесь это сработает.
Гермиона нахмурилась сначала, но вспомнив прошлый раз, хмыкнула и послушно дотронулась до его кисти. В тот час же по ее сознанию как-будто ударили Бомбардой.
– Да! – пискнула она. – Гарри! Фух, какой водоворот магии, там, должно быть, есть мощнейший артефакт! И, Гарри, он зовет нас!
– Зовет? Я этого не ощущаю.
– Как это не ощущаешь? Оно прямо-таки кричит, чтобы мы его освободили и забрали с собой! – продолжала настаивать мисс Грейнджер. – Чего стоим, давай вперед!
И они продолжили свой путь по еле заметным углублениям на покатом полу. Конечно, спускаться по таким выемкам было сущим мучением, и ребята часто подскальзывались, не заметив их в скудном свете редких факелов. Гермиона стала чаще помогать себе, опираясь об стену, чтобы не упасть. Ребята начали сомневаться, что внизу их ожидает выход наружу, ибо воздух становился все более затхлым и тяжелым.
– Я боюсь, что мы первые посетители этих подземелий с тех-пор, как их вырыли, - пробормотала Гермиона, все еще не выпуская руку парня. Тот засопел, но не ответил. – И что нас впереди ожидает глухая стена ...
Гарри моргнул и привычно поправил очки, чтобы те не сползли с носа. С некоторых пор ему казалось, что без них он видит лучше, но проверять было некогда. Он сделал зарубку на памяти, что займется этим, как только они вернутся наверх.
– Судя по затхлому воздуху здесь, ты права, наверно.
– Мы приближаемся к нему, да? – подскальзываясь, сказала девушка. – Я чувствую жар в солнечном сплетении, а ты? – Она отпустила руку друга, надеясь, что и сама сможет что-то почувствовать. – Мдааа, без тебя ничего не чувствую, - разочарованно сказала она и снова схватила его за руку.
– Я не чувствую разницу, - как-будто не заметив манипуляций подруги, сказал парень. - Я и на первой площадке чувствовал тот же жар ...
– Хм. Гарри, что происходит? Почему я должна прикасаться к тебе, чтобы чувствовать магию?
В ее глазах блеснули еле здерживаемые капельки слез, кольнув парня в самое сердце. Давно он не чувствовал к Гермионе Грейнджер такого букета настолько противоречивых чувств, среди которых и сам не мог разобраться, но в одном он был уверен точно - она была ему близка, как подруга и дорога, как девушка. Ее проблемы он воспринимал как свои и сильно переживал за нее.
– Не знаю, Герми, - вздохнул он. – Но, надеюсь, в конечном счете, все будет хорошо. Главное то, что ты НЕ потеряла свою магию. Могло быть и гораздо хуже ...
– Да-да ...

Тесный коридор закончился и их взору открылось помещение, похожее на широкую пещеру. Гермиона судорожно затрясла руку друга, звонко возвестив:
– Это находится именно здесь, Гарри! Там, впереди и чуть левее, за той вертикальной колоной. Ты тоже чувствуешь его, правда?
Ощущение было необычным и зловещим. Они стояли, взявшись за руки, с широко открытыми глазами и всеми чувствами воспринимали - все сильнее и сильнее, чье-то поразительное присутствие, где-то глубоко в скале.
Гарри поднял свободную руку перед собой, на уровне глаз, и стал водить ею вокруг, чтобы побыстрее найти местоположение магического средоточия пещеры.
В определенный момент к нему пришло видение. Одновременно, рядом он услышал сдавленный крик удивления Гермионы и понял, что, она тоже может видеть эти образы.

***
Древний старик, знакомый парню с зеркала в его комнате, так же, как он только что делал, медленно водил рукой, но по стене пещеры. Та, неожиданно, плавилась под его пальцами, меняя свою структуру, проваливаясь внутрь и создавая своей толщи небольшую нишу. Закончив с этим, старик достал длинный сверток, который лежал вне поля зрения молодых наблюдателей и положил его в нишу. Лоскут обработанной кожи или ткани – они с Гермионой не разобрались в этом, нечаянно развязался и старик засуетился. Из складок мантии из тяжелого темного бархата была вытащена небольшая шкатулка удлиненной прямоугольной формы. Погладив ее, старик что-то прошептал и шкатулка начала расти. Достигнув размера сундука, она легла на выступ перед нишой, и старик еткрыл плоскую крышку. Затем начал вынимать из свертка в тайнике предметы и складывать внутрь сундука.
Первым лег длинный меч в ножнах, рукоять которого украшали множество рубинов и изумрудов.
– Меч Гриффиндора ... – выдохнул Поттер.
За ним последовала небольшая золотая чаша, инкрустированная по всей поверхности четырмя разноцветными драгоценными камнями: рубином, сапфиром, изумрудом и топазом.
– Чаша Хельги Хафллпафф, – озвучила свои предположение мисс Грейнджер.
Красивая женская диадема из золота с сапфирами была следующей.
– Это должно быть диадема Ровены Рейвенкло, но по легенде она из серебра, а эта золотая, – затараторила девушка, но Гарри быстро шикнул на нее, и она замолчала.
Последний предметом оказался золотой медальон на длинной, толстой цепочке, и ребята заметили на крышке коробки не привычную для хоркрукса букву „S”, а нечто иное. Там были три буквы – „HJP”.
– Гарри, – шепнула девушка, – это не медальон Салазара Слизерина, это другой медальон.
– А это значит, Герми, что и остальные предметы не те, за которых мы их приняли. Это не реликвии Основателей, а что-то другое.
Тем временем, старик достал откуда-то кинжал с волнистым лезвием и полоснул им по своей ладони. Брызнула кровь и несколько капелек попало на крышку сундука со спиралевидным орнаментом; сундук окутал синеватый дым и края крышки слились с сундуком воедино.
Закончив с этим, старик спрятал сундук с предметами в тайник и снова провел рукой по скале. Она потекла и постепенно запечатала прореху в себе. Место, где раньше была ниша совершенно не отличалась от остальной стены, и если бы они не следили так пристально за действиями старика, ни за что не поверили бы в это.

– Герми, – вдруг крикнул Гарри, тем самым прогнав видение, – ты взяла с собой хоркрукс или оставила его в палатке?
Мисс Грейнджер фыркнула, гордо задрав нос к верху:
– Меня твой крестный отец неспроста назвал „самой выдающейся ведьмой своего поколения”, Гарри!
– Что ты хочешь этим сказать?
– Что я всегда держу все необходимое при себе. – Ее темные, широко открытые в полумраке глаза, показались парню бездонными темными омутами, и он побоялся заглянуть глубоко в них, чтобы не утонуть навсегда. – Чего? – Она отступила на шаг назад, настороженная его пристальным взглядом. – Он в моей бисерной сумочке, успокойся. Я его оттуда не вытаскивала.
Потом она задумалась, вспоминая рассказ Гарри о встрече с двойником в зеркале.
– Это был тот же старичок, которого ты видел ...
– Да, это был он. Это был я, но очень старый.
– Разве это возможно, Гарри? – шепотом спросила Гермиона, снова стиснув его ладонь.
– Я ... не знаю. Возможно-невозможно ... какая теперь разница?

Постояв немножко в этой пещере, определив место где старик замуровал сундук с волшебными реликвиями, но пока не разобравшись, как их оттуда вытащить и стоит ли пытаться сделать это, они решили продолжить путь дальше по тоннелю.
За первым поворотом они попали в маленькую, тесную каморку, освещенную в тусклом болотно-зеленом свете, идущем со стороны небольшого озерца на полу.
– Это и есть самый вероятный выход наружу, – сказала Гермиона, указывая на сияющую изнутри поверхность водоема. – Но я думаю, что нам придется или нырять, чтобы выйти на берег ...
– Или подождать отлива, – задумчиво закончил за нее парень.
– Думаешь?
– Надеюсь.
– Что будем делать, ждать?
– Почему бы и нет? – Парень подошел к краю берега озера и принялся водить рукой по нему. – Посмотри, вода была выше, вот до этого уровня, – он указал ей на потемневшую полосу почвы над водой. – Тут еще мокро, а это значит, что вода снижается где-то на час и возможно будет выйти на берег сухими.
– Чем будем заниматься, пока ждем отлива? – спросила Гермиона, поискав глазами подходящее место, чтобы присесть.
– Хм, целоваться? – ухмыльнулся внезапно Гарри, скосив глаза на девушку, наслаждаясь ее смущением. – Ой, ты опять дерешься!
– Гарри, ты обещал мне, что не будешь об этом! – крикнула она, сделав несколько шагов подальше от этого незнакомого ей с этой стороны парня. – Лучше бы нам обследовать то ответвление от прохода, которое я заметила чуть выше.
– А почему не сказала мне об этом? – посерьезнел Гарри.
– Вот и говорю сейчас. Идем?
Оветвление нашлось немного выше основной пещеры с замурованными волшебными предметами и привело их в другую, намного меньшую первой, пещеру. Здесь воздух был гораздо свежим и пахнул морем и водорослями. Впереди, вероятно, когда-то был выход наружу, но сейчас он был почти наглухо заблокирован огромными, тяжелыми камнями, свалившимися друг на друга. Тем не менее, между ними просачивался свет, и ребята заметили, что эти камни были плотнее и жестче, и совсем не совпадали по структуре с камнем пещеры. Их, как-будто, притащили сюда извне, чтобы замуровать вход в большую пещеру. Кто это сделал, тот старик или кто-то другой?
Гермиона вынула палочку и решительно взмахнув ею, крикнула:
– Бомбарда Максима.
Заклинание ударило по завалу, и Гарри дернул девушку в коридор, чтобы осколки не задели их.
– Герми, предупреждать надо! – нервно засмеялся он, но та не сочла нужным объясняться.
Вторая Бомбарда выбросила наружу самые крупные и тяжелые валуны, и дневной свет хлынул внутрь пещеры. На полу они увидели хорошо различимые на свету линии пентаграммы, вплавленные в него. На стенах тем же образом были выведены некие символы, которые парень не узнал; но девушке они были знакомы с курса по „Древним Рунам“, и она, забыв обо всем, начала их изучать.
Оставив подругу, чтобы та, шепча себе что-то под нос разучивать руны в одиночку, молодой Поттер решил не ждать, а отправиться наружу обследовать внешнюю обстановку. Он зашагал прямиком через линии пентаграммы, не подумав о последствиях своей беспечности.
Вдруг, наступив на центр пентаграммы, он услышал голос в голове, как тогда, во время сеанса перед зеркалом.
Гааррии ... Гарри Пооооттеееер ...
Но, на этот раз, он был не единственным голосом в голове – были и другие, давно потерянные или погребенные в камне голоса. Голоса нечеловеческие, которые просачивались толщу камня; крики диких животных, непонятное бормотание, смех, плач, вой ...
Молодому парню стало жутко и страшно, он попытался убежать, но не смог даже двинуться с места.

Пентаграмма сияла бледным светом. Ее липкие, холодные щупальца, касаясь Гарри, сплетались в неразрываемую сеть, которая тянула его куда-то, не позволяя ему отступиться ни на шаг в сторону. Парень почувствовал головокружение, пошатнулся, потерял равновесие и ... упал ...
... на что-то мягкое и очень удобное.
Теплый старческий голос, но не такой приторно слащавый, как „дедушкин“ голос Дамблдора, поприветствовал его:
– Добро пожаловать, Гарри.
Поттер открыл глаза и увидел, сидящего напротив него, на мягком кожаном кресле, себя-старого – таким, как в зеркале в своей комнате наверху.
– Где я? - сдавлено спросил Гарри и осмотрел перламутровые стены сферического помещения. Между собой и стариком-собой он заметил переливающуюся пленку.
– Во временном коконе, Гарри.



Без паника!!!
 
ЛеттореДата: Вторник, 01.03.2016, 17:13 | Сообщение # 41
Подросток
Сообщений: 10
« 20 »
неожиданно но очень интересно!
 
kraaДата: Воскресенье, 06.03.2016, 20:12 | Сообщение # 42
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
В этой главе я использовала идеи Несплюшки, с ее разрешения, которое она дала во время обсуждения фика „Эффект птеродактиля” уважаемой Заязочки.

Глава 7.

POV Гарри Поттера-семнадцатилетнего
Я и представить себе не мог, что когда-нибудь попаду сюда? Как я могу существовать в одном и том же пространстве и времени вместе с постаревшим собой? Как ОН установил этот „временной кокон”, если, конечно, верить ему на слово?
Одни только вопросы и никаких ответов.
Я попробовал дотронуться до стен этого „кокона”, но мои пальцы оттолкнуло непонятным вихрем, который – я так думаю, окружает нас со всех сторон, отделяя от реальности. Наступившее сразу после этого головокружение говорило о том, что – я это ясно почувствовал на собственной шкуре, стенки кокона защищены каким-то неизвестным заклятьем, поглощающим энергию пытающегося пересечь границу. Да еще руку назад отбросило, и пальцы здорово тряхнуло - мне показалось как от удара электричеством, значит, там еще некая, неизвестная мне дополнительная защита понакручена.
Понял я, понял! Мне дали ясное указание не лезть туда, куда не положено, чтобы не навлечь на свою голову одни неприятности....
Прижав к груди оцепеневшую руку, я злобно посмотрел на Гарри-старика, баюкая пострадавшую конечность и тихо шипя сквозь зубы; и тут я заметил, как этот гад ехидно ухмыляется.
Интересно, он специально не предостерег меня, чтобы развлечься за мой счет или просто не успел? Впрочем, стоит ли сердиться, учитывая, что он – это я?
Стоило, однако, удостовериться в этом, чтобы в дальнейшем между нами не было недопонимания.
– Скажите, вы – это я? – спрашиваю я, чувствуя при этом себя полным кретином. Вопрос на самом деле глупый, учитывая, что он выглядит как моя постаревшая копия. Его длинная до пояса борода скрывала, конечно, черты лица, но сбрей он ее сейчас – я уверен в этом – под ним будет то же лицо, только морщинистое.
Старик, словно пытаясь развеять мои сомнения наверняка, слегка наклонился вперед, опираясь на посох, чтобы я отчетливо разглядел нашу „фирменную эмблему“ – молниевидный шрам на лбу.
Шрам, как и ожидалось, оказался на своем законном месте, но в отличии от моего, был еле заметным и очевидно не беспокоил его. А мой часто болел, зудел и словно жил своей собственной жизнью.
Он кивнул, и я принял было его кивок за утвердительный ответ. Но, через несколько минут, он опроверг мои умозаключения.
– Да, мы один и тот же человек, Гарри, но мы из разных эпох, – просто сказал он, как будто это нечто естественное. Значит, он из моего будущего. Но зачем ему понадобилось связываться со мной? В моей голове табуном проскакивали идеи одна абсурдней другой, навеянные теми фантастическими романами, которые мне пришлось прочесть во время наших с Гермионой странствий по стране, в поисках хоркруксов.
Подумав о хоркруксах, я вдруг осознал всю нелепость ситуации, в которой мы с ней оказались по собственной глупости. Ну, не идиоты ли мы? Искать хоркруксы Волдеморта ... И где? В лесах ... То, что я тупой недоумок, это понятно, но вот та же Гермиона – самая, как говорилось, выдающаяся ведьма нашего поколения – она сразу и безуговорочно последовала за мной, не сказав ни слово поперек! Даже Рона Уизли потащила с нами...
Так или иначе, по воле судьбы, мы вдвоем с ней оказались в этом странном месте. И даже здесь я умудрился выделиться и оказался в самом невозможном из всех странных мест мира, а теперь сижу напротив себя самого, только постаревшего.
Он говорил со мной с терпением, сдерживая собственные эмоций, словно знал насколько я вспыльчив. Впрочем, чему удивляться, если он сказал, что он – это я?
– Да ... Вот делааа... Но, зачем вы привели меня сюда? – Меня обуревали сомнения и страхи, я еще помнил его последние слова во время нашей первой встречи.
– Я хотел тебя кое-о-чем предупредить – начал он, подтверждая мои опасения. – И хотел бы отдать тебе некоторые предметы, чтобы ты их забрал с собой.
В его словах чувствовалась доля некой недосказанности, растерянности или, быть может, недоверия, что очень задело меня. Словно он не до конца доверяет мне и сомневается в моей компетентности.Отсутствие веры в мои способности с его – а в действительности, с моей собственной стороны, оскорбило меня больше всего.
– Говорите, я вас слушаю, – сказал я ледяным тоном, впервые осознав, что обращаюсь к нему на „Вы”.
Дурсли, какими бы они ни были, воспитывали меня правильно, ставя на первое место уважение к взрослым. Это привитое родственниками уважение к старшим и заставляло меня беспрекословно верить директору Дамблдору, не смотря на то, что не раз и не два видел явное противоречие между его словами и его действиями.
– Должен тебя предупредить, – вздохнув начал старый я, - что мы с тобой оказались в петле Мебиуса ...
– Чего? – не понял я. Кто такой Мебиус – человек или некое незнакомое мне заклинание, но само название меня очень насторожило.
Он, не глядя на меня, шевельнул навершием своего посоха, покоящимся до сих пор у него между ладонями. В воздухе появилась и начала плавно изгибаться длинная белая лента, змеясь и мерцая, сотканная словно из звездной пыли. Эта лента с одной стороны была ослепительно белой, а с другой – матово черной. Под воздействием посоха края ленты соединились, составив в месте соединения тонкую блестящую полоску. Получилась обычная петля - светлая снаружи, темная внутри. Подняв руку, старик призвал ее к себе и она плавно опустилась на его ладонь.
– Смотри, Гарри, – сказал старик. – Это должна была быть наша с тобой жизнь, какой бы она не была. – Его сморщенный, костлявый палец указал на внешнюю, светлую страну полоски. В месте склеивания петли появилась маленькая красная стрелка, которая, медленно двигаясь по краям петли, пунктиром очертила линию, пока не дошла – уже с другой стороны, до блестящей полоски, заканчивая свой путь жирной черной точкой. – Так нам было предначертано судьбой жить. Но кому-то наша светлая судьба чем-то мешала в осуществлении собственных планов, и он разорвал петлю нашей жизни, соединяя ее вот так! Смотри! – Одновременно с последним его словом лента разъединилась, но не в месте склеивания, а на сантиметр дальше от этого места. Освободившийся конец ленты, с идущим дальше красным пунктиром перевернулся на сто восемьдесят градусов и снова приклеился к свободному краю ленты. Теперь я видел в чем загвоздка – светлая сторона соединилась с темной – петля получилась перевернутой.
Ага, вот в чем дело! Вдруг я вспомнил, что это за петля такая и кто такой этот Мебиус. Мистер Хопкинс, наш учитель по математике в начальной школе Литлл Уингинга, показывал нам этот способ соединения бумажных полосочек, называя их „листьями Мебиуса”. И он рассказывал еще, что если по этой полоске опустить муравья, эта поверхность в длине покажется ему бесконечной. Но каким боком это касается меня, я не сообразил. Или боялся признаться себе ...
– Продолжайте, я вспомнил об этих лентах, – пальцем указал я на кружившуюся перед глазами перевернутую петлю.
– Видишь ли, Гарри, тот, кто сделал это, разрушил нашу жизнь полностью, перевернув ее на изнанку, чтобы его план воплощался в жизнь, вопреки всякому здравому смыслу и логике. Вспомни свое проживание на Тиссовой с Дурслями, дружбу с Уизлями, ссору с Малфоем, Хагрида – твоего проводника в волшебный мир, полосу препятствий и спасение Философского камня на первом курсе. Вспомни встречу с василиском и задай себе вопрос: на кой тебе, постороннему человеку, было отправляться спасать Джиневру; тебе, а не ее четверым старшим братьям? И дальше ...
– Я понял. Не надо перечислять все мои „подвиги“, я давно над этими странностями задумываюсь, – прервал его я. Дай этому старику волю, и он не остановится до пришествия следующего Темного лорда.
– Ладно, – он быстро переключил свое внимание снова на петлю Мебиуса. – Посмотри сюда. Если светлая страна ленты – это предначертанная нам богом судьба, а другая – отражение „страшных грез” – то, что никогда не должно было с нами случиться, тогда, если правильно срежем петлю и соединим нашу реальную жизнь с жизнью, навязанной нам насильно, что получается? – Он несколько раз за время своей речи разделял и соединял края светящейся ленты то правильно, то с закручиванием.
– Наша реально прожитая жизнь? – ответил я и он согласно кивнул. – И что нужно сделать?
– Нужно еще раз разрубить ленту Судьбы и соединить ее снова, но уже правильно, Гарри! – воскликнул он взволнованно. – Иначе твоя судьба воплотиться в мою жизнь, плавно переходя в полосу пережитых тобой Обливиейтов Снейпа. Тебе придется забыть о любви к Гермионе, жениться на бессовестной шлюшке Джиневре, воспитывать ее ублюдков и так далее.
– Что-что? – не поверил я своим ушам. От самой идеи связать свою жизнь с сестрой Рона меня тошнило.
– Что слышал. И много еще чего, - он был бледен как труп, и я испугался, успеет ли он рассказать мне все. – И запомни наконец, что нельзя связываться с Предателями крови.
Вот, снова эта кличка!
– Скажите, а вы узнали, почему к Уизли прикрепилось это прозвище?
– Узнал. После того, как прогнал Джиневру прочь из моего дома на Гриммуальд Плейс, я не сразу уволился из Аврората. С каждым днем, прожитым вдалеке от рыжих мой разум становился все четче. И я отправился изучать архивы Отдела Тайн. Как ты уже знаешь ... – он посмотрел на меня, - нет, еще не знаешь, но я тебе расскажу. В Отделе Тайн автоматически ведется запись обо всех важнейших событиях волшебного мира, даже самых секретных. Конечно, обыватели не догадываются, что за ними столь пристально наблюдают, иначе подняли бы скандал. Так я узнал, что в школе Молли прокляли бесплодием.
Мне стало так смешно, что я не удержался от и расхохотался. Молли Уизли бесплодна, вот умора. Но старик невозмутимо выждал, пока мой приступ смеха не пройдет и продолжил:
– И так же, как и ее дочь Джиневра, в школе не была образцом морали. Она слыла жуткой вертихвосткой и весьма доступной барышней. Флиртуя с женихом Беллатрикс Блэк, Родольфусом Лестрейнджем, задела тем самым ее гордость и честь, и та наслала на Молли Прюэтт фирменное родовое проклятие Блэков – Бесплодие.
– Но-но-но, – начал бы я, но меня грубо прервали.
– Не перебивай меня, Гарри, я пока еще не закончил!
Я замер, пришибленный. Старик пылал гневом из-за меня, и я почувствовал себя невоспитанным дурачком.
– Извините, – прошептал я, почувствовав как горят мои уши.
– Ладно, принимаю твое извинение, но предупреждаю – у нас не так много времени осталось. Я должен еще много чего тебе рассказать, а если будешь и дальше перебивать, что-нибудь да забуду и нам придется повторить эксперимент.
Я решил не спрашивать о каком таком эксперименте он говорит, лишь кивнул в знак согласия.
– Тааак-с ... Да. Белла наслала проклятие и Молли вдруг изменила свое поведение. Она зачастила в библиотеку, забыв о парнях и полуночных прогулках до чуланов для метел, пока однажды ее к себе в кабинет не вызвал сам Альбус Дамблдор. Что они там обсуждали, о чем судачили, в записях Отдела Тайн не говорилось, но внезапно молодая мисс Прюэтт, уроженица знатной чистокровной фамилии воспылала любовью к бедному парню из своего факультета, Артуру Уизли. Сразу по окончанию школы, Молли выскочила за него наперекор своей семье и год спустя у них родился первенец. Т.е., словно проклятие Блэков исчезло в небытие. А такое возможно только в одном единственном случае – если проклятая выходит за кровного родственника проклинающей, наслав на семью мужа аналогичное по силе, но другое по сущности проклятие, тем самым отразив на проклинающую ее собственное проклятие.
Я молчал, пытаясь осознать и переварить сказанное мной-стариком. Что же тогда выходит? Выходит, что Молли Прюэтт, чтобы иметь детей, была вынуждена выйти за родственника Беллатрикс Блэк? За любого из кровных родственников Беллы. Просто, Артур был ближе и доступнее. Интересно, чем она прокляла свою новую семью, чтобы родить? Словно услышав мой последний вопрос, старик сказал:
– Она должна была проклясть свой выводок заклятьем Полного отщепления от Магии. Это было единственным равносильным проклятием. И миссис Уизли пошла на этот шаг. Опережая твой вопрос – бесплодие вернулось к Белле, но оно задело не только ее, но и всех ее кровных родственников, тем самым ослабляясь, поэтому у них рождается только один ребенок. Отраженное проклятие даровало Молли много детей. Однако, за все надо платить. Потомков Молли ждет полное лишение магических способностей – не в первом, так во втором или третьем поколении. И что хуже всего, их тоже настигнет проклятие бесплодия, потому что они тоже кровные родственники Беллы.
Вот значит как оно было! Семья Уизли – Предатели крови не из-за Артура, а из-за Молли. Наверно, Прюэттам тоже досталось, поэтому они и вымерли. Ведь, скоро после рождения Билла Уизли, погибли братья Молли – Гидеон и Фабиан Прюэтт.
Я задумался. Все непросто в мире магии. Маглам владение волшебством показалось бы истинным счастьем и воплощением мечты. Но в реальном мире магии, чтобы не навлечь на себя и потомков беду, приходится постоянно следить за своими словами и действиями, чтобы не дай бог магия не сочла это предательством или какая-нибудь обиженная ведьма не прокляла тебя.
Молчание между нами затягивалось. Я видел его страдания из-за будущей судьбы его родившиеся уже детей. Клянусь себе, я не допущу, чтобы эта судьба постигла моих детей. И детей Гермионы.
– Вижу, хоркрукс у тебя еще в шраме, - нарушил молчание старик, ошарашив Гарри резкой сменой темы разговора.
– Что вы сказали? – крикнул парень. – В моем шраме есть хоркрукс Волдеморта?
– Что это хоркрукс Волдеморта я не говорил, - улыбнулся старик. – Я сказал ...
– Да, я слышал. Чей хоркрукс находится у меня в голове?
– Дамблдора. Но ты не переживай, его ждет огромный сюрприз в том временном коконе, похожем на безлюдный вокзал Кингс Кросс, где он устроил ловушку своему ручному герою ...
– Вы о нас говорите, что ли? – не доверчиво спросил я, – уж слишком невероятно звучало сказанное мной-стариком.
Он нахмурился. Я видел, что ему не хочется вспоминать прошлое, а необходимость все-таки сделать этого удручала еще больше.
– О нас, конечно, о ком же еще? – он отмахнулся рукой от нахлынувших неприятных воспоминаний. – Но, сперва, давай уточним, когда тебя перетянуло в прошлое.
Разрази меня гром, такого я не ожидал.
– В прошлое? – вскрикнув, я вскочил с кресла. – Как в прошлое? Я думал, мы просто аппарировали в неизвестное место...
Старик изумленно посмотрел на меня:
– Где вы были, когда вам пришлось аппарировать?
– В Годриковой были, хоркрукс Волдеморта в доме родителей искали.
– А-а-а-а, этот момент ... Вы должны были в палатку вернуться, да-да-да ... Значит, вот как получилось, - пока я снова недоумевал, он очень оживился. – Там скоро Рон появится с делюминатором, Снейп отправит вам меч Гриффиндора ... Но прежде чем это случится, у вас с Гермионой будет любовь, ты ей предложение сделаешь, она его примет, - я хлопал глазами, не веря его словам. – Но счастье не продлится долго, Гарри, Снейп вам сотрет память ... – Я открыл было рот, возразить, но он поднял руку и я заткнулся. – Дальше вас с Гермионой похитят эгеры Волдеморта ... – он внезапно замолчал, прикрыв глаза. Из-под век, по сморщенных щеках потекли слезы и я нечаянно представил что дальше с НИМИ случилось. Мороз пробежался тысячами мурашками по спине. – И ты встретишься и победишь Волдеморта... – Его голос задрожал и он глубоко вздохнул, стараясь привести себя в порядке. - А там и до встречи с Дамблдором на пустынном вокзале как рукой подать. Ох и попытается он навешать тебе лапшу на уши, чтобы уговорить тебя сесть вместо него на поезд, отправляющийся в Бездну ...
Конец POV Гарри Поттера-семнадцатилетнего



Без паника!!!
 
kraaДата: Вторник, 08.03.2016, 23:02 | Сообщение # 43
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Интерлюдия седьмая.

Сотрудники лаборатории в середине рабочего дня собирались в комнате отдыха, якобы попить-поесть, в действительности, чтобы обсудить работу и подвести итоги исследований. Такие семинары имели иногда обычай продолжаться до конца рабочего дня, пока доктор Смит не прекращала это безобразие и насильно выпровожала жадных до знаний молодых, и не особо, ассистентов домой.
Комната отдыха была, на самом деле, библиотекой фонда „Энтробас”. Деревянный пол комнаты был одного со зданием фонда возраста – потертый, но все еще лакированный. Посеревший местами шерстяной ковер восточной работы, когда-то насыщенно-вишневого цвета, покрывал свободную от мебели часть пола. Диваны и кресла вокруг столов были выдержаны в бордовых тонах. Все предрасполагало к активному рабочему отдыху.
Информация хранилась предсказуемо на электронных носителях, но на полках шкафов стопками лежали магловские и магические книги, вперемешку; папки с записями на бумаге; древние фолианты на пергаменте. Высокие до потолка библиотечные шкафы оставляли между собой уютные закутки, где были организованы мини-читальни со всеми удобствами. Кроме чашек и кофемашин на столешницах располагались старые настольные компьютеры с мониторами времен кинескопов. Но, так или иначе, порой была нужна информация глубокой давности и тогда приходилось спускаться в подвал в поисках каких-нибудь древних свитков.

Сегодня сотрудники обсуждали главный вопрос дня: как вернуть молодых путешественников, Гермиону и Гарри, из седого прошлого, еще до времен Основателей, в их настоящее время: конец 1997-го, начало 1998-ого годов.
Попытки сделать этого Хипостатором ни к чему не привели, единственное, что можно было сделать – отправить им в прошлое кое-какие предметы . Ученые зашли в тупик, неужели все их усилия были напрасны – ребята обречены прожить всю свою жизнь в глубокой древности?
И тут, Поттера внезапно осенила идея, которая почему-то еще не приходила ему в голову. Постучав пальцем по столешнице, он привлек к себе внимание вяло спорящих людей:
– Мой хроноворот! – воскликнул он. – Я предлагаю попытаться отправить им мой хроноворот, – сотрудники сразу замолчали и навострили уши. – Хипостатор смог отправить их обоих на тысячу лет в прошлое, почему бы не отправить им и этот маленький предмет? Нужно будет только правильно настроить аппаратуру на ту хипостатическую реальность, в которой они оказались. Но, я думаю, что это не представляет особой трудности для нашего коллектива, раз мы узнали географические координаты полуострова, руин и даже нужный промежуток времени. Вместе с хроноворотом отправим им инструкцию по эксплуатации, завернув все в герметичную упаковку и ... Я знаю, что девушка разберется.
Сотрудники воодушевились замаячившейся на горизонте надеждой на успех и принялись шумно, наперебой обсуждать блестящую идею их нового коллеги. Забыв о персональных компьютерах, они вытащили ноуты и начали производить собственные вычисления; чертить диаграммы вероятностей; спорить, кто вычислил наиболее точный момент времени для отправки артефакта. В конце-концов, они так и не пришли к единому мнению и группами по двое-трое человек, забыв о своей начальнице с ее старым другом, стали выходить из помещения, чтобы решить все наедине.

Оставшись наедине с Поттером, доктор Смит, устало прикрыв глаза, помассировала виски и вздохнула, – давно она не чувствовала себя настолько изможденной. Неудача в работе последних дней далась ей тяжело. Она открыла покрасневшие от недосыпа глаза, огляделась и вздрогнула.
Снова, ей снова это привиделось! Эта комната – доктору Смиту, в последнее время, казалось, будто она стала пошире, как бы абсурдно это не звучало.
Но это было не все. Ей казалось, иногда, что общая с помещением Хипостатора стена становилась как бы ... прозрачней? Нет-нет, прозрачней – не то слово! Она как бы таяла и исчезала – да, это уже ближе к истине, а за ним проявлялся проход в другой временно- пространственный континуум.
И оттуда веяло морозом!
Ее передернуло. Дрогнув и сжавшись, инстинктивно пытаясь согреться от несуществующего холода, она еле слышно выдала:
– Гарри, что ты на этот раз задумал?
Подняв брови домиком, мужчина возмущенно посмотрел на нее, ожидая от подруги критику, знакомую со школьных времен.
– Ну, зачем ты так, Герми? Их надо вернуть обратно в настоящее время, в ИХ настоящее ...
– Да я разве возражаю?! – ответила доктор Смит, и Поттер вздохнул с облегчением. – Почему мы не пытаемся еще раз сделать это Хипостатором? – она подняла на мужчину глаза и он заметил темные круги вокруг них.
Он разозлился, что ей пришлось пережить все это. Стукнув кулаком по столешнице, скривился от боли и не осознавая что делает, стал протирать другой рукой ушибленное место.
– Сколько можно, Герми? – воскликнул он от всего сердца. – Я в отчаянии. В работе Хипостатора я почти не разбираюсь, но не заметить, что он не работает с будущим невозможно. Он бесполезен для нашей цели, Герми! Бесполезен. Почему он отправляет только к прошлое, почему не в будущее?
– Потому что время течет только в одном направлении – от прошлого к будущему ... – мрачным, безразразличным голосом, как на лекции, выдала она.
Поттер вздохнул. Она не раз и не два повторяла одно и то же – то, что пишут в учебниках и книгах по физике. Но Хипостатор был продуктом не только технологии, но и магии? Почему она зациклилась на магловской науке?
– Да? Но моему фамильному хроновороту без разницы куда тебя отправлять – хоть в прошлое, хоть в будущее ... Нужно только просчитать правильное число поворотов.
Доктор Смит на этот раз промолчала. Вздохнув, она снова прикрыла покрасневшие от усталости, из-за многочисленных и безуспешных экспериментов, глаза. В комнате наступила тишина, в которой было слышно жужжание работающей за стеной аппаратуры. Поттер подумал, что Гермиона не расслышала его слов, но он заблуждался. Та просто отрешилась, чтобы подумать и хорошенько все взвесить, а потом уже привычным лекторским тоном выдала:
– Хроновороты так не работают. Они отправляют в прошлое, а будущее им просто не доступно. Неужели ты забыл наш опыт с министерским хроноворотом на третьем курсе?
– Ничегошеньки я не забывал, кроме того, что стер Снейп своим Обливиейтом. Но тот хроноворот, которым ты щеголяла и изводила себя, чтобы изучать все предметы, был самым обычным. Мой семейный хроноворот совсем не такой. Он особенный. Я, когда рассказывал тебе о нем, не вдавался в подробности, но в его коробке я нашел несколько документов. Из одного из них я узнал, что он появился у моего очень дальнего предка словно из ниоткуда. Или тот мой пра-пра- и т.д., дед, не хотел говорить об его возможном происхождении. Пользовались ли этим хроноворотом мои предки, и как часто, с какой целью я не знаю, но к нему добавлена инструкция по эксплуатации на современном английском языке. И артефакт передается лишь по наследству. За пределы нашей семьи он никогда не выходил, иначе им непременно воспользовался бы директор Дамблдор.
– Как все это странно! – оживилась доктор Смит, даже подтянулась и открыла глаза, поменяв позу из полулежачего в сидячее, в своем кресле. – И каковы возможности твоего хроноворота?
– Как минимум, он в состоянии отправить человека в будущее. Далее, в отличие от министерских, мой хроноворот способен за один поворот отмотать гораздо больше времени. Его даже можно настроить на годовую отмотку одним поворотом. Я показал тебе только надпись на ободке, но на торцовой стороне имеются руны управления, посредством которых можно отмерять.
– Господи, Гарри, да твой хроноворот – как мой Хипостатор!
– Да-да, я тоже заметил аналогию, словно тот, кто сделал хроноворот откуда-то брал вдохновение! – Поттер глубоко задумался, пытаясь поймать крутящуюся на задворках сознания идею, но та мелькнула лишь на мгновение и ... он не успел ее осознать.
– Но ... как быть с тем, что он никогда не выходил за пределы твоей семьи? – спохватилась доктор Смит. – Если отправить его ребятам ...
– Герми, да он и не уйдет никуда из моей семьи! – воскликнул Поттер. – Ведь, тот Гарри, –это, в сущности, тот же я! Основная проблема в том, чтобы тот Гарри нашел его. Распознал.
Она уставилась на Поттера, боясь моргнуть лишний раз, и он отметил, что вокруг ее глаз не только углубилась сеть морщинок, но и появились темные круги. Это придавало Гермионе болезненный, нездоровый вид; и ему стало жалко той бойкой, беззаботной девочки, которую он встретил еще в Хогвартс-экспрессе. Ему захотелось, чтобы он встретил ее еще раньше, чем семью Уизли – в магловской части вокзала Кингс Кросс, например. Или еще лучше – в Косом переулке, во время своего первого посещения магмира с Хагридом ... Хотя, еще не ясно, позволил бы школьный смотритель Герою общаться до школы с кем-попало.
Поттер провел тыльной стороной руки по ее впалым шекам и тихо сказал:
– Если не сделаем это, нас с тобой однажды не станет, Герми. Ты понимаешь, что мы, семнадцатилетние, там и останемся – на грани между первом и втором тысячелетием, там и умрем в одиночестве ...
– А мы здешние, после неудачи нашей затеи, рассеемся звездной пылью в пространстве, так и не успев победить Волдеморта, не повзрослев, не поженившись на ... Уизлях ... Последнее лучше бы и вовсе не произошло.
- Это означает, что надо в письме к нам-молодым рассказать им, что будет, если они повторят наши ошибки.
Доктор Смит встала и потянула Поттера за собой.
– Давай попробуем сделать это, Гарри!

***
Подготовив все к отправке: встроенную в мозаику пола пентаграмму инициировали; в центре поставили ярко-красный непромокаемый кейс, в который, в свою очередь, положили коробку с хроноворотом; письмо и сильно фонящий магией камень; а право нажать на красную кнопку Хипостатора предоставили начальнице, доктору Смит.
Камень, служивший маяком для молодых волшебников, был ни чем иным, как Воскрешающим камнем, за которым Поттер, на некоторое время, отлучился из фонда „Энтробас” в Гринготтс.
Прибежавшие после включения основного аппарата лаборатории – Хипостатора –сотрудники фонда, полным составом, вовремя обратили внимание на появившиеся, и пульсирующие с нарастающей частотой и амплитудой, расходящиеся от центра пентаграммы магические волны. Почувствовали эти волны все – и маги, и сквибы, работающие здесь.
В пике напряжения красный кейс исчез, а на его месте появился сгусток темного тумана.
– Что это такое? – крикнул кто-то из молодых сотрудников.
Со стороны сгустка послышалось постукивание, которое начало повторяться через неравные интервалы, и следующий за каждым стуком шелест. На верх потянулась тоненькая струйка тумана, которая стала собираться под потолком.
Поттер, стараясь не дышать шумно, хотя разволновался не на шутку, уставился на собирающуюся тучку тумана. Тем временем, остальные не отрывались от экрана Хипостатора, на котором появилось невероятное изображение молодых Гарри и Гермионы. Парень лежал на каменном полу в какой-то пещере, в центре аналогичной их лабораторной пентаграмме, а его голову с прикрытыми глазами придерживала у себя на коленях плачущая девушка.
Кто-то пискнул, снова та настырная отличница из Кембриджа – мисс Доменик Сторн, отвлекая начальницу от просмотра картины на экране. Доктор Смит, увидев причину беспокойства молодой сотрудницы, прикрыла рот руками, чтобы не закричать – туман начал расстилаться по полу, выходя за пределы внешного контура пентаграммы. Ее взгляд зацепился одновременно за две вещи: снова растворяющаяся между библиотекой и хипостатором стена, и теряющий связь с реальностью Поттер.
Он словно таял, становился прозрачней, совсем как та стена.
Она неистово закричала и вскочив с места, побежала к другу, чтобы, если не вернуть его в их реальность, то хотя бы разделить с ним свою судьбу.

***
Первое, что дошло до новых, или уже старых путешественников, это щебет птиц.
Потом, до носов Поттера и доктора Дмит дошел очень тревожный запах дыма. Густого дыма, если судить по концентрации.
Оба, как на пружинах, резко поднялись из сидячего положения и стали озираться вокруг.
Место, где они находились – где очутились оба, после темпорального перехода, можно было узнать даже в таком полуоглушенном состоянии.
Они оказались на алтаре, посередине круга камней, который знали все в мире, даже австралийские аборигены.
Вокруг них возвышались знаменитые каменные менхиры Стоунхенджа – это было вне сомнения, но почему они оказались здесь?
А по обе стороны от алтаря горели и испускали густой, остро пахнущий дым, огромные костры. От них доносился треск горящих веток, а в их пламени с цокотом гибли сотни неведомых букашек. Этот цокот и приняли за щебет птиц путешественники.
Гермиона сразу принялась проверять карманы, найдя и вынув свою волшебную палочку, кастанув Люмос, она с облегчением вздохнула. Поттер посмотрел на свой браслет, в котором хранил не только Бузинную палочку – с измененным внешним видом, но и много еще чего.
– Палочки при нас, Гарри, – бодренько сказала Гермиона Смит. – Значит, все при нас. Давай осматриваться вокруг.
Поттер расхохотался, разрядив напряжение:
– Снова в путешествии, да, Герми? Как перед последней Битвой?
– Кажется – да! – ответила женщина и спустила ноги с алтаря. – Ну, пошли, что ли?



Без паника!!!
 
kraaДата: Понедельник, 28.03.2016, 16:42 | Сообщение # 44
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 8.

Кейс – обычный магловский, сделанный из красной искусственной кожи, закрывающийся на молнию-защелку – возник из воздуха и упал рядом с только что пришедшим в сознание Гарри Поттером. Но мгновением раньше, от того места, откуда появился кейс, полыхнуло жаром, раздалось громкое шипение и вспыхнуло маленькое солнышко, которое на короткое время ослепило ребят и те зажмурились, не успев увидеть, как возник красный кейс.
Обрадовавшись тому, что посылка из будущего, которая по утвержденю Поттера-старика должна была появиться где-то на этой местности, упала прямо к нему в руки, Гарри победоносно крикнул, чем привел свою кучерявую подругу в полное недоумение. Прежде чем она успела предостеречь его от поспешных действий, он, бодро изменив свое положение тела – с лежачего на сидячее, забрал в руки кейс, даже не подумав о побочных эффектах перемещения. Тот оказался горячим, так что парень заорав от боли в обожженных руках, быстро бросил его на землю и принялся интенсивно дуть на покрасневшие руки, только сейчас обратив внимание на тошнотворный запах горелой синтетики.
– Фу, вот я придурок, да? – принялся он за самобичевание, периодически дуя на покрасневшие ладони. – Забыть про элементарное повышение температуры...
– Гарри, о чем ты говоришь? – взвизгнула она как Молли Уизли и тут же осеклась, неприятно удивившись схожести собственного голоса с ее. – Извини, я снова взялась за свое. – Парень бросил короткий взгляд на покрасневшую подругу, но не стал комментировать ее реплику. – Тебе заранее было известно, что здесь появится такой вот кейс? – Он кивнул. – Но откуда, кто тебе сказал?
Поттер задумался, уставившись на разрисованную рунами стену с отсутствующим, на первый взгляд, видом – в действительности, он размышлял, стоит ли ей рассказывать все что он узнал от Поттера-старика. Гермиона была слишком самоуверенной и заносчивой, слепо верила авторитетным личностям, словно те безгрешные ангелы; безукоризненно подчинялась правилам и законам ...
Но, вместе с тем, она следовала за ним в огонь и воду; и он ценил ее преданность и самоотверженность, хотя ее бесконечные попытки перевоспитывать его на каждом шагу жутко бесили.
– Скажи, Герми, в каком положении ты меня застала, когда закончила изучать руны на стенах и повернулась ко мне? – Тут его внимание привлек красный отблеск на макушке девушки и он провел по ней рукой. Волосы оказались влажными, он посмотрел на свою ладонь – она была испачкана кровью. – Герми, у тебя кровь на темени!
Она рассеяно посмотрела на красные пятна на ладони друга:
– А, это? Я ушиблась ... – сказала она и схватила его за руку и, приблизившись к нему, начала его уговаривать. – Гарри, ты должен мне все рассказать, ведь я так за тебя переживала! – Он продолжал смотреть на нее с непередаваемым выражением на лице, и она замолкла, подумав вдруг, что снова переборщила со своими претензиями и он сердится. – Некоторое время я изучала руны на стенах. Хоть и не все из них распознала, но суть я уловила: над частью полуострова установлен пространственно-временной барьер, внутри которого время отмотано на века назад. Т.е. мы сейчас находимся в прошлом. Как такое могло произойти и когда? Почему мы никак не ощутили переноса? Я сначала не поверила рунным письменам, – в книгах о таком колдовстве я не читала ...
Гермиона внезапно замолчала, задумавшись над тем, что понятия „не читала” и „не существует” не однозначны и возможно она, не будучи Мастером Рун, не до конца поняла суть заклятия.
– А дальше что ...
– Дальше я повернулась, чтобы обсудить это с тобой, но увидела тебя в этом белесом коконе – неподвижным, с побледневшим лицом и закрытыми глазами. Ты парил внутри кокона, неподвластный гравитации, и я подумала, что ты ум... Прости меня, я не то сказала, но я так испугалась за тебя ... – Гермиона всхлипнула. – Я хотела вытащить тебя оттуда, испробовала на коконе все прочитанные мной заклятья, но он был защищен неизвестными мне чарами; в отчаянии, я попыталась разорвать его голыми руками. Но как только дотронулась до него, меня ударило молнией и отбросило далеко назад. Я ударилась головой об стену и на какое-то время потеряла сознание, но, как только пришла в себя, снова попыталась вызволить тебя колдовством. Ты не поверишь, но все мои заклинания растворялись в этой сияющей пленке как в воде!
Хотя бы стало понятно откуда у нее кровь на голове – подумал он. Гарри приобнял ее за плечи и погладил по голове, незаметно для нее залечив ее раны.
– Сколько времени я был внутри?
– Несколько часов... не знаю точно, помаявшись, я решила, что пока ты не доступен, лучше выйти наружу и поискать ту пещеру, которую мы с тобой видели у неоткрывающейся двери. Но там я снова наткнулась на барьер – точно такой же, как на заднем дворе дома. Единственная разница была в том, что камешки, брошенные мной свободно пролетали через барьер, а меня не пропускал. Словно его специально настроили конкретно на меня.
Гарри улыбнулся взбудораженной девушке и снова погладил ее по голове. Тут она, наконец, обратила внимание на то, что он делает и немедля, покраснев, потупилась.
– Хм, ... – удивился парень. Такое поведение было не свойственно подруге. – Да ты не беспокойся об этом, Герми, все так и должно было быть, и ты отчасти права – все настроено на нас. Я знаю, что барьер и меня не пропустит наружу. Но, за то, она и внутрь никого не пропустит.
– Но почему?
– Сначала, помоги мне встать, пожалуйста, я чувствую себя слабым после длительного пребывания во временном коконе ... – Ее лицо изобразило крайнюю степень недоумения и готовность обрушить на парня шквал вопросов, поэтому Гарри поспешил задавить напор ее любопытства. – Герми, помедли с вопросами, у меня есть длиннющий список задач и я должен сосредоточиться на их выполнении. Но потом я, обещаю тебе, все-все расскажу.
Выпрямившись при помощи мисс Грейнджер, парень принялся разводить руками в стороны, приседать и подпрыгивать, чтобы ускорить циркуляцию крови в теле. Покончив с разминкой, он забрал загадочный кейс с пола и вывел девушку из ритуальной пещеры. По пути он решил чуть-чуть приоткрыть ей занавес тайны.
– Ты молодец, Герми, смысл рунных цепочек ты правильно разгадала. Нас действительно отправили в прошлое на несколько десятков лет до основания Хогвартса, как минимум.
– Но, Гарри, как такое возможно?
– Ты мне скажи, меня заверили, что это ты-будущая придумала способ перемещения в пространство-времени! – Он улыбнулся, и Гермиона сразу ему поверила.
– Но кто тебе это сказал?
Она приготовилась выудить из него все, но тот своевременно прервал ее.
– Будущий Я. Герми, прошу тебя, не дави на меня. Я устал, у меня полно неотложных дел ... Потом, как закончу, сам все тебе расскажу, все ... но позже.
– Гарри, а куда мы идем, – наверх?
Они дошли до развилки тоннеля, но не завернули к выходу, а спустились еще ниже, в первую пещеру. Девушка, готовая уже подняться наверх, чуть не упала, когда он резко свернул в другом направлении.
– Нет, нет. Нам нужна пещера, где у нас были видения о том старике, который, надо признаться, был тем же самым, кого мы видели в моем зеркале.
– Да, и кем же, все-таки, оказался этот старик?
– Это был я, Герми! Я, но постаревший. Он устроил нам встречу во временном коконе и все мне рассказал – про свое прошлое/наше будущее ... Все такое ... – Она непонимающе хлопала глазами. – И он научил меня, как забрать из тайника тот сверток ...
– О! Ааа, с фальшивками?!
Спотыкаясь от усталости на каменных выступах чуть ли не на каждом шагу, они добрались до большой пещеры. Ближе к вечеру зеленоватое сияние озерка померкло, но саму пещеру, как и прежде, освещали факелы. Гарри довел мисс Грейнджер до того места, где старик своим особым колдовством замуровал в стене пещеры сундук с предметами, которых надо было вытащить и увести с собой в будущее. Гермиону ожидал большой сюрприз в виде не одного, а сразу двух комплектов „реликвий”. Парень посмотрел на подругу:
– Ты глубоко ошибаешься, Герми – улыбнулся он, заметив непонимание девушки. – Это „реликвии“, которые мы раньше считали подлинными, являются фальшивками. А настоящие артефакты основателей – это те, что замуровал я-старик. Но, внутри нас ждет кое-что еще...
– Ты шутишь?
– Шучу? Нет, я абсолютно серьезен. Сейчас увидишь.
И он принялся водить рукой по стене.
Девушка так и ахнула, когда рука Поттера озарилась ярким золотистым сиянием; в шоке, она вцепилась в его другую руку и крепко зажмурилась от света. Загадочным и непостижимым для мисс Всезнайки образом, за несколько часов Гарри усвоил заклинание того могущественного старика (который, по его же словам, был им самим, но постаревшим)! От прикосновений его пальцев камень стал послушно отступать в сторону, открывая тайник старика.
Они с одинаковым нетерпением и любопытством осмотрели тайник – внутри лежал не один, а два ящика! Гарри слегка отодвинул подругу в сторону, чтобы одновременно извлечь оба, немалых размеров и тяжести, сундука и поставить их на землю. Гермионе оставалось только наблюдать за непривычно уверенными действиями друга и стараться не мешать ему.
Увидев, как Гарри кольнул палец кончиком перочинного ножа, с которым никогда не расставался, первым ее желанием было немедленно остановить его, потому что Кровная магия была запрещена министерством Магии Великобритании. Но потом нервно захихикала, вспомнив, что они, строго говоря, находятся не в Великобритании, а черт знает где ... и когда ... и вообще ... Она пообещала себе не осуждать друга, если из них двоих только он знает, как им выбраться из этой передряги. Кроме того, он уверял, что расскажет ей все, как только насущные проблемы разгребутся. Очевидно, что пребывание в том временном коконе – как называл его Гарри – дало ему нечто большее, чем просто встречу со своим будущим „Я“. Он, прямо у нее на глазах, непостижимым образом колдовал без палочки, словно для него это рутинная работа!
Хм, вопросов у девушки к другу накопилось вагон и маленькая тележка, но сейчас было не время спрашивать о них. Времени у них, если им и вправду удастся выбраться отсюда, будет предостаточно. Мисс Грейнджер, подумав над перспективой остаться на долго наедине с Гарри, здесь, где им обоим комфортно, призналась себе, что такая перспектива ее не пугает. Напротив. Она мечтала об этом бессонными ночами напролет ... Здесь у них в распоряжении полный эксклюзив: еда, постель, приключения – один только меняющийся интерьер дома чего стоил? В ее бисерной сумочке, в уменьшенном виде, сохранилась половина Хогвартской и добрая треть Блэковской библиотеки – есть что почитать. Кроме того она, еще летом, добавила туда все новинки из магловской фантастики. Ее любил читать Гарри – в частности космическую фантастику и фэнтези.
От скуки они точно не умрут. О другом ... о том самом, она не смела даже думать!
Гермиона прекратила отвлекаться на пустые размышления, увидев, что Гарри своей кровью уже открыл оба сундука. Она подошла и присела рядом с парнем, чтобы осмотреть вместе с ним их находки. Как чудно! В деревянных ящиках, обернутыми в грубую ткань, лежали по паре одинаковых предметов: меч, кубок, диадема и медальон на длинной, толстой цепочке. Внешне эти предметы были полностью идентичны каждый своей паре. Но, присмотревшись повнимательней, она заметила, что на ножнах одного из мечей, стоят инициалы «H.J.P». Она поняла – это был комплект Гарри-Старика.
Но было, все-таки, еще одно отличие: в сундуке с инициалами лежал еще и длинный узловатый посох, знакомый девушке из видений, где им колдовал тот старик. От посоха исходило настолько подавляющее и манящее ощущение мощи, что ей захотелось немедленно взять его в руки; она так бы и сделала, если бы не боялась, что своей несдержанностью разозлит друга.
– Это так странно, – позволила себе она прошептать, чтобы ненавязчиво привлечь внимание Гарри к себе. – Мне посох, почему-то, кажется знакомым, - указала она в том направлении, - словно я не единожды его видела. Узнаю его магию ...
– Узнала, да? – с пониманием посмотрел на девушку Поттер. – Не поверишь, Герми, но это та же Бузинная палочка Дамблдора, которую ты видела с первого дня нашего обучения в Хогвартсе.
– Бузинная? Та, которая ... в сказках Бидля? Невероятно! А как она оказалась здесь?
– Мое другое „Я” принесло с собой из будущего, после неудачного переноса назад в прошлое ... – Угадав зарождение следующего вопроса подруги по ее мимике, он поспешил прервать все в зародыше. – Стоп, стоп! Спрашивать меня „как это произошло” – пустая трата времени. Даже мое другое „Я” не знает как. Знала, вроде, ты, но и ты что-то не рассчитала ... О палочке..., теперь она снова в моих руках, потому что она моя. Я ее отвоевал законным путем у Драко Малфоя, там, на Астрономической башне. – Он немножечко подождал, пока Гермиона перестала пялиться на него с недоверием и продолжил. – Герми, пора бы уже привыкнуть и не удивляться всякий раз тому, что с нами приключается всякая хрень. Не забывай, что мы волшебники, нам многое доступно – пафосно сказал он. - Незачем так сверлить меня взглядом. Посмотри лучше вот на это, – взяв из одного сундука золотой медальон с буквой „S” на крышке, он показал его девушке. –Узнаешь?
Гермиона ошарашено захлопала глазами:
– Медальон Салазара Слизерина! – воскликнула она. – Но ... но он в-в-в... моей сумочке!
– Держу пари, что его там уже нет, – ухмыльнулся Гарри. – По словам Гарри-старика, само наше пребывание ЗДЕСЬ, А НЕ В ПАЛАТКЕ, создало условие для изменения нашего будущего. История должна повернуться на новый лад ... То ли еще будет!
– Я не понимаю, о чем идет речь, но, если медальона в моей сумочке уже нет, что же тогда сталось с хоркруксом?
– Хм ... По словам Гарри-старика, все случившееся с нами ДО нашего с тобой появления здесь – осталось в старой реальности ... Точнее, уже в нереальности ... Или как ее там, Зазеркальем, что ли, назвать? Там мы возвращаемся из Годриковой Лощины в палатку, проводим ночь любви... – Парень нарочито сделал паузу, чтобы насладиться мгновением смущения девушки. – Наутро я тебе делаю предложение, ты его принимаешь ... Стой! Не перебивай меня!
Гермиона, покрасневшая и смущенная, хотела что-то возразить, но в голове творился сущий кавардак и не осталось никаких связных мыслей, кроме слов Поттера: „любовь” и „ты примешь”. Друг, тем временем продолжал говорить.
– Туда скоро прибывает и наш „друг” Рон, – Гарри изобразил двумя пальцами кавычки. – Он находит нас с помощью делюминатора Дамблдора, словно специально оставленным завещанием директора для него. А там и Снейп, ошивающийся неподалеку в лесу, отправляет нам вот этот меч, Годрика Гриффиндора ... – парень слегка приподнимает из второго сундука меч без инициалов «H.J.P» на ножнах, чтобы девушка могла увидеть разницу с его отмеченной парой. – ... и стирает нам с тобой память, чтобы мы забыли о наших чувствах друг к другу... – Гарри резко замолчал, взволнованно сглотнув комок в груди, а потом, в упор посмотрел на лицо ошарашенной Гермионы. – Чтобы я ... казался всем ... настоящим подонком, когда год спустя женюсь на Джиневре, ... оставив тебя Рональду.
Девушка обессиленно опустилась на землю с выпученными глазами и открытым ртом, забыв как надо дышать. Она хотела спросить о чем-то... или возразить, но парень ее остановил, подняв руку.
– Дальше – больше! Нас с тобой и Роном похитят егеря Волдеморта и затащат в Малфой-мэнор, где над нами будут всячески издеваться Пожиратели Смерти ... – он снова замолчал, чтобы Гермиона смогла переварить последнюю информацию и представить себе вышеупомянутые издевательства во всех красках.
Осознав, о чем ей рассказывает Гарри, девушка, всхлипнув, вся затряслась от рыданий. По ее побледневшим щекам потекли слезы горечи, и она резко закрыла лицо руками, в попытке скрыть их от него, продолжая дрожать. Такой свою подругу Поттер никогда не видел, ему стало жалко девушку и он осторожно привлек ее к себе, приобняв за плечи.
– Тихо, тихо уже ... Все, все. Этого уже не случится, нам помогли ... – Он осекся, нервно рассмеявшись. – Мы сами, Герми, мы из будущего-уже-несбывшегося, перевернули прошлое, чтобы помочь нам ... т.е., себе-молодым не пережить все эти ужасы.
Проведя пятерней по шевелюре, взлохматив ее пуще прежнего, он с горечью признался:
– Честно говоря, Герми, я уже запутался в эти переходах из будущего в прошлое, из настоящего в прошлое ... Все эти ленты Мебиуса, которые показывал Гарри-старик ... геометрия не самая сильная моя сторона, сама ведь знаешь ...
– Что, что? Лента Мебиуса, говоришь? Надо над этим мне подумать.
Мисс Грейнджер на некоторое время выпала из реальности, раздумывая над словами Поттера. Она пыталась представить себе как такое возможно – два мира: первый – реальный, но нежеланный и второй – желанный, но нереальный – меняют свои места. Гхм-гхм-гхм! Или, наоборот – раньше все с миром было в порядке, но кто-то, в своих интересах, заменил его вымышленной вероятностью ... а они все это снова переворачивают ... Мебиус. Что такое лента Мебиуса девушка хорошо себе представляла – это перевернутая ленточка, бесконечная двухмерная поверхность, так сказать. Но только ли об однократном переворачивании говорил ее друг? А-а-а, сложно получается, и довольно страшно. Словно в прекрасной детской сказке появляется злой Санта и вместо того, чтобы дарить подарки, поедает детей.
Гарри, тем временем, снова занялся сундуками. Закрыв и вернув обратно в тайник сундук с „фальшивками”, колдуя уже посохом, он восстановил первоначальный вид каменной стены. Но он продолжал колдовать, а дальше пошло такое, что Гермиона назвала бы или клоунадой, или буффонадой. Саму стену с тайником Гарри сделал прозрачной и зеркально гладкой, с огранкой, в которой играли разноцветные огоньки отражений горящих факелов. На стене тайника был выгравирован герб школы Чародейства и колдовства Хогвартс.
– Это еще зачем, Гарри? – спросила мисс Грейнджер, но Гарри лишь махнул рукой и продолжил свою работу.
Поверх прозрачной стены возникла широкая каменная полка, на которой, одна за другой, прямо из скалы стали появляться фигурки из камней разной породы: кобра с распущенным капюшоном из зеленого нефрита; расправивший крылья, словно вот-вот взлетит, черный обсидиановый ворон; барсук из графитового цвета мрамора, с двумя прожилками посветлей, и рычащий, сидящий на задних лапах лев из желтого оникса, с рубинами на месте глаз.
Закончив, Гарри тяжело вздохнул, перевел дыхание и сказал:
– Я уже закончил здесь, нам пора наверх. Не знаю как ты, но я так голоден, что готов сожрать целиком одну из тех коров во дворе, которые утром буравили нас взглядом.
– А сундук?
– Забираем с собой ... Там откроем кейс и увидим что нам прислали Другие-Мы из будущего. Потом все тебе расскажу, если не уснем после ужина.
– Гарри, ты издеваешься!
– А поцелуй?

Ее губы были мягкие и мокрые от слез.



Без паника!!!
 
smertДата: Понедельник, 28.03.2016, 18:56 | Сообщение # 45
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
спасибо за проду biggrin
 
smertДата: Понедельник, 28.03.2016, 18:56 | Сообщение # 46
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
спасибо за проду biggrin
 
smertДата: Понедельник, 28.03.2016, 18:57 | Сообщение # 47
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
спасибо за проду biggrin
 
kraaДата: Вторник, 29.03.2016, 02:30 | Сообщение # 48
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
smert, сколко раз!


Без паника!!!
 
bu-spokДата: Вторник, 29.03.2016, 07:19 | Сообщение # 49
Посвященный
Сообщений: 40
« 10 »
Грустно,но интересно.
 
smertДата: Вторник, 29.03.2016, 18:16 | Сообщение # 50
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
Цитата kraa ()
smert, сколко раз!

мне не жалко biggrin biggrin biggrin комп зависал если честно biggrin biggrin biggrin biggrin
 
kraaДата: Среда, 30.03.2016, 21:14 | Сообщение # 51
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
bu-spok, smert, спасибо обоим!


Без паника!!!
 
kraaДата: Среда, 13.04.2016, 01:49 | Сообщение # 52
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 9.

Утром, после обильного завтрака, они разложили содержимое кейса прямо посреди грязной посуды и принялись изучать его. Гермиона углубилась в изучение инструкции, приложенной к коробке с хроноворотом и то и дело удивленно цокала языком. Тем временем, сам Гарри зачитывал документы, приложенные к нему. По мере прочтения, глаза у него округлялись все больше, и когда они стали похожи на две чайные блюдца, присвистнул и, опустив руки на столешницу, несдержанно простонал:
- Это просто невозможно!
Девушка, с трудом оторвавшись от инструкций к хроновороту, подняла глаза и спросила:
- Что там такое, Гарри?
- Мой предок, тот, у которого впервые появился хроноворот не раскрывает его происхождение, но ... Ну, короче, сначала я думал, что это он его и создал. Однако ... – Он посмотрел на девушку косым взглядом, чтобы убедиться, что завладел ее вниманием и продолжил: - ... тут кое-что не сходится и мне кажется...
- Да? И что же?
- Понимаешь, все дело в инициалах ... воот и я теряюсь в догадках ...
- Почему, что такого в этих инициалах? – Гермиону распирало любопытство, и она вся подалась вперед, чтобы немедленно изучить загадочный документ в руках парня.
- Посмотри в верхний правый угол, Герми. Видишь? „H.J.Potter”...
- Вау!
Она уставилась на друга с неподдельным изумлением на лице. Это было невероятно – те же инициалы, что и у современного Гарри, и у Гарри-старика – что бы это могло означать? И почему старик из прошлого не сказал молодому Поттеру, что сам создал хроноворот, а соврал, что нашел его в основном сейфе? Возможно ли, что он сам не знал об этом? Может быть даже не заметил этого или не обратил внимания, что вполне вероятно, учитывая изначальная степень рассеянности друга... Или может дело в том, что семейный артефакт создал не тот самый Гарри-старик?
- А в твоей семье чередуются имена первого сына и дедушки отца? – Заметив растерянность Гарри, девушка решила пояснить свой вопрос. – Например, если тебя зовут Гарри Джеймсом, значит твоего отца зовут Джеймсом Гарри ?
- Я тебя не понимаю. Отца звали Джеймсом Поттером ... – и тут до него, наконец, дошло, что имеет в виду Гермиона. – Нет, не чередуются, – ну, по крайней мере, мне так кажется. Но, если честно, я и не интересовался ... Это большой промах с моей стороны, да? Придется взяться за ум и восполнить пробелы в знаниях о своей семье.
- В честь кого тебя так назвали?
- Нуу, я не знаю. Понимаешь, Герми, все эти годы в Хогвартсе я прожил словно во сне. Рон вечно таскал меня за собой, втягивая в свои разборки, не позволяя мне заняться чем-то полезным; не давал мне знакомиться с реалиями волшебного мира, нормально учиться или общаться с полезными людьми и так далее. Все время зудел о квиддиче, еде, Драко Малфое и напоследок – о девчонках ... Но никак не о действительно важных вещах.
Рука девушки легла поверх его стиснутых кулаков и начала медленно поглаживать побелевшие костяшки пальцев парня. Ее ладонь была теплая, мягкая и легкая как пушинка, и незаметно принесла покой в душу Гарри.
- Не надо думать о нем, Гарри, он остался в прош ... хихи, в будущем, - усмехнулась мисс Грейнджер. – Больше мы не подпустим к себе никаких рыжих тараканов, да?
- Да. Давай вернемся к настоящему. Чем займемся в первую очередь?
- Будем рисовать диаграмму ... – заметив недоумение в изумрудных глазах парня, она пояснила. - Чтобы собрать мозаику из всех известных нам разрозненных фактов, нам нужно поделиться ими друг с другом, записать на бумаге и попытаться связать все в единую логическую цепочку. Давай, очистим столешницу, а потом я принесу из моей комнаты бисерную сумочку, в которой у меня есть рулон упаковочной бумаги и ... - Гарри прервал ее тираду хлопком руки по столешнице, и она замолкла, вопросительно посмотрев на взбудораженного друга. – Что?
- Там внутри твоей сумочке есть еще кое-что полезное, точнее, кое-кто... – Его глаза так блестели от возбуждения, что она невольно засмотрелась на них, утонув в глубине бескрайней зелени, забыв на время даже дышать. – Эгей, Герми, вернииись!
- Да-да ... конечно. Я просто ... Кто?
- Финеас Блэк.
- И что? ... О!
Пока Гарри прибирался за столом, Гермиона бежала вверх по ступенькам лестницы, думая о том, насколько ее друг изменился в лучшую сторону – с тех пор, как они попали сюда, в это место. А после прошлой ночи, она просто была ослеплена нахлынувшими чувствами к зеленоглазому другу. Ей хотелось одновременно плакать и смеяться ...
Но им предстояло провести грандиозную работу, она отдавала себе в этом полный отчет, отвлекаться они не имели права, поэтому Гермиона собралась и пошла за своей знаменитой бисерной сумочкой.

***
Лист шероховатой бумаги накрыл треть обеденного стола и, вынув из сумочки магловский карандаш и новую, еще в упаковке, резинку, Гермиона сосредоточенно нарисовала посередине листа кривоватый кружочек и написала в нем: „1997 год”. Потом, подумав, дописала под датой их инициалы – „ГДжП/ГДжГ”.
С портрета, в богатой рамке, крепящегося прямо на трансфигурированную из вилки стойку рядом со столом, за работой девушки следил сам профессор Финеас Найджелус Блэк, собственной персоной. Поправка - нарисованной персоной, но это не имело значения, если дело касается судьбы наследника Древнейшей семьи.
- Теперь добавьте и все те примечательные вещи, которые были с вами! – сказал примирившийся с маглорожденной ведьмой Финеас Блэк. – Что такое важное вы с собой все время таскали?
- Медальон Салазара Слизерина с хоркруксом внутри, - машинально ответила девушка и начала бы вписывать это в круг, но передумала и вновь полезла в сумочку. Кошелек, в который они положили медальон, прежде чем они с Гарри отправились в Годрикову Лощину, оказался пуст. – Его нет, как ты и предполагал, Гарри!
Финеас выглядел побледневшим на своем холсте.
- Хоркрукс? Хоркрукс ... – чуть слышно шептал он. – Чей был этот хоркрукс, мисс Грейнджер?
- Лорда Волдеморта, - ответила она, но увидев недоумение на лице портрета, пояснила. – Тома Марволо Риддла, Темного лорда.
- Разве он мог сделать такое сильное и отвратительное, должен сказать, волшебство? Разделить свою душу, - что за мерзость ...!
- Причем, семь раз, профессор Блэк, - вставил Поттер и коснулся своего шрама. – Здесь тоже был его хоркрукс, но на втором курсе меня укусил василиск в Тайной комнате и ... я не помню, что со мной случилось тогда после укуса, я стал терять сознание, но в какой-то момент появился Фоукс и уронив свою слезу на мою рану, спас меня от неминуемой гибели ...
Нарисованный Финеас приблизился к полотну так близко, что на портрете остались одни только глаза – огромные, с серыми ирисами и красными прожилками по белку.
- Дай посмотреть! – благоговейно прозвучал его голос из портрета, и парню стало смешно. Чуть улыбнувшись он приблизил лицо к холсту, подняв челку, чтобы показать шрам бывшему директору Блэку. – Но, Гарри, - воскликнул тот, - в шраме все еще присутствует чужеродный кусок. Ты уверен, что василиск тебя и вправду укусил.
- Укусил, профессор, можете не сомневаться. Я боролся со змеюкой при помощи меча Годрика Гриффиндора. Проткнув его небо, я напоролся на клык василиска и начал умирать. Дальше вам известно, Фоукс и т.д.
- Хм, яд василиска в твоей крови уничтожил бы эту мерзость,... должно быть туда, в твой лоб кто-то поместил, уже потом, свой якорь ... Но кто? Не подскажешь, если тебе известно, конечно?
- Подскажу, - улыбнулся Гарри Поттер, - почему бы и нет. Здесь, - указал он пальцем, - находится хоркрукс Альбуса Дамблдора. Мне это сказал мой постаревший „Альтер эго”. Он установил это во время последней битвы, хотя осознал случившееся гораздо позже.
Финеас отдалился от полотна и занял старую позицию на портрете. Выглядел он ошарашенным и разгневанным одновременно. Он молчал и думал. А потом сказал Гермионе:
- Мисс Грейнджер, у вас есть цветные чернила?
- Есть цветные карандаши, профессор, - ответила та машинально.
- Не важно. Нарисуйте пунктирными линиями другого цвета отклонение к будущему, скажем, к 2025-ому году. Рядом с пунктиром запишите тем же цветом ваши инициалы мелким шрифтом и укажите какие предметы должны были переместиться вместе с вами по этому развлетвлению.
- Старшая палочка, Мантия-невидимка, медальон Салазара с хоркруксом Волдеморта ... Ааа, и хроноворот! - перечислила она.
Гермиона писала бледно-розовым цветом, уже поняв замысел Финеаса Найджелуса. Она восхитилась умом ментального отпечатка на портрете, представляя себе, какими дедуктивными способностями обладал этот мужчина при жизни. Закончив рисовать, она задумалась над тем, что ей вписать в кружочек для будущего. Она вопросительно посмотрела на притихшего парня, и тот, поняв, в чем ее затруднение, пожал плечами:
- Я тоже мало что знаю о нас-будущих, Герми. Только то, что рассказал Поттер-старик.
- Скажи самое важное.
- Ты развелась за три года после св...
- Не об этом, о главном расскажи! – взвизгнула Гермиона, почувствовав незнакомое ранее отвращение к возможному сожительству с рыжим остолопом, Рональдом Уизли.
- Ладно, ... ну, ты придумала и создала Хипостатор – это машина такая, при помощи которой надеялась предотвратить произошедшие с нами в палатке события. Ну, возвращение ... Понял, понял! Не сверли меня так взглядом, а то я отвлекаюсь и ... Запустив машину, сразу позвала меня и я немедленно приехал в твою лабораторию... И принес с собой хроноворот.
- А чем ты занимался там, раньше моего звонка и после расставания с Джинни?
- Учился, изучал сокровища Отдела Тайн, путешествовал ... Финансировал некоторые магловские технологии, которые дали мне значительную прибыль.
Гермиона посмотрела с уважением на своего друга – парень скромный, честный и добрый – и подумала, что хоть поздновато, но он взялся за ум.
„ ГДжГ создала Хипостатор, ГДжП спонсорировал прогресс” – написала она в кружочке с датой 25-ого года 21-ого века. От этого кружочка, тем же розовым пунктиром, она нарисовала новое отклонение, которое огибало слева первое – то, что с 1997-ым годом фигурировало, и продолжила ее до левого угла бумажного листа. Рядом написала: „Бузинная палочка, хроноворот”. В конце линии она нарисовала новый кружочек, в котором написала слово „Прошлое” и их инициалы и добавила вопросительный знак.
Потом, подумав, она стала быстро перечислять созданное им в прошлом:
„Оригинальные реликвии: Меч, Чаша, Медальон, Диадема – с инициалами ГДжП. Будущий Хогвартс на месте оригинального Камелота. Меч в камне.”
А под этим добавила новую строку:
„Копия реликвий: меч, чаша, медальон, диадема – без инициалов.”
Финеас Найджелус с молчаливым одобрением следил за действиями девушки, а потом хмыкнув, спросил:
- Так, значит нас дурачили фальшивками?
Оба подростки подскочили от громкого возгласа портрета.
- Д-да, выходит так, профессор, - промямлила Гермиона и глубоко задумалась, посматривая на парня. „Интересно, он тоже размышляет над тем же, что и я, - думала она.”– Гарри, ты понимаешь, что с этого момента к будущему идут два пути? Тот, по которому мы прожили с момента нашего рождения до прибытия сюда: путь с фальшивыми реликвиями. И наша новая жизнь - путь, по которому мы должны пойти, забрав с собой в будущее оригинальные артефакты, созданных нашими старшими версиями!
Она стала быстро рисовать две параллельные линии, исходящих из кружочка „Прошлое” в направлении к первому, с датой 1997 год. Посередине она нарисовала четвертый по счету круг и написала в нем „ Примерно 950 год” и соединила его с первым пунктирной розовой линией.
- Воот, первый лист Мебиуса и получился, - сказала она и выпрямилась, чтобы посмотреть с довольным выражением лица на свою работу.
- Что за лист такой? – спросил Финеас с портрета.
Гарри вынул длинную узловатую палочку, в которую превратился найденный в пещере посох и наколдовал светящуюся ленточку, конец которого сначала соединил правильно, чтобы бывший директор смог осознать разницу после того, как разъединил, а потом снова соединил, но перевернув один конец ленты на сто восемьдесят градусов.
- Ага, понял уже, - задумчиво сказал Финеас, а потом обратился к Гермионе. – Мисс Грейнджер, вы сказали „первый лист”, это означает, что есть и второй?
- Без него, профессор Блэк, цепочка событий не сходится. Вторая лента начинается с этого места, - она постучала карандашом по первому кружочку, и уверенной рукой начертила плотную синюю линию, параллельно с розовой, но не довела ее до облачка „1997 год”, а рядом с ним нарисовала новый овальный контур, в котором снова написала эту дату, но поставила справа наверху звездочку. – Синим я отмечаю нашу новую и желанную нами жизнь, без Уизли, без потерь ... Гарри, знаешь, мы должны, вернуться!
- Конечно, Герми, мы вернемся, но не в палатку, где нас будут ждать в засаде Рон со Снейпом, а напрямую в Хогвартс. И я уверен, что сбудется прогноз Гарри-старика, что возвращение оригинальных Реликвий в наше время, сведет на нет значение и силу их копий ...
- Да, да! – нетерпеливо прервала его мисс Грейнджер. – Все это верно, но я не об этом, а совершенно о другом возвращении говорила. – Ее друг смотрел на взбаламошенную подругу со странным блеском в изумрудных глазах, которое не осталось незамеченным Финеасом Блэком и тот стал захихикал. – Я хотела сказать, что мы должны вернуться сюда!
Она стукнула синим карандашом по второму кружочку „2025 год”.
- Хроноворотом?
- Никаких хроноворотов! – крикнула девушка. – Я должна снова поступить на работу в Фонд „Энтробас” и создать этот Хипостатор, должна научиться им пользоваться!
- И зачем тебе это? – не понял ее друг.
- Чтобы вернуться в прошлое раньше той пары Гермиона-Гарри, и сотворить этот вот хроноворот.
Мужчины уставились на взволнованную девушку, прокручивая в своем уме вереницу ее рассуждений.
- А после этого, что еще нас ожидает? – с подозрением прошептал Гарри, боясь подумать, что он пропустил.
Плечи Гермионы опустились, а сама она сникла.
- Тебе надо сыграть роль самого Джона Энтробаса.
- Ох, Герми, ну и задачки у тебя в голове вертятся! А когда нам в таком насыщенном распорядке жизни вместить рождение семерых маленьких Поттерят?
- И, хотя бы, двоих Блэков! – вставил Финеас Найджелус из портрета, до ушей ухмыляясь зардевшейся девушке. – Кстати, мои поздравления, что ли?
- Спасибо, - на свой ряд усмехнулся Поттер и приобнял свою девушку. – Герми, будем думать когда и куда нам возвращаться потом, не сейчас.
- Ладно ...



Без паника!!!
 
ЛеттореДата: Суббота, 16.04.2016, 20:28 | Сообщение # 53
Подросток
Сообщений: 10
« 20 »
Очень интересно! Спасибо! Проду бы.
 
kraaДата: Воскресенье, 17.04.2016, 02:08 | Сообщение # 54
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 10.

Надо было научиться работать с маховиком времени, прежде чем отправляться в столь длительное путешествие - на целое тысячелетие.
На кнопочках не было написано никаких названий, зато в инструкции они нашлись.
Всего их было ровно пять. Первая слева проматывала время вперед или назад на час, вторая – на день, третья – на месяц, четвертая – на год. Пятая была похожа на обычный переключатель с двумя положениями: „+”- вперед и „–„ - назад во времени. Вроде бы все просто, но они боялись трогать эти кнопки.
- Нужно все записывать, чтобы потом мы смогли вернуться назад, - сказала мисс Грейнджер и вынула из бисерной сумочки свой толстый блокнот и шариковую ручку и выжидательно уставилась на парня.
Но Гарри почему-то маялся, лохматил пуще прежнего подросшие до плеч пряди иссиня-черных волос.
- Ну и чего ты ждешь, Гарри? – недоумевала Гермиона.
- Не знаю. Мне кажется, что не стоит спешить ... Нет, не совсем так! Шестое чувство говорит мне, что нам лучше собрать все свои вещи и забрать их с собой. Если отправимся, уже не сможем вернуться назад. Главное, правильно рассчитать число поворотов Маховика и не сбиваться со счета.
Подумав немного, он стукнул себя в лоб и, не сказав ни слова, вскочил с места и быстрым шагом отправился к смежнему со столовой залу. Гермиона окликнула его, но парень лишь махнул рукой и открыв дверь настежь, исчез внутри зала с круглым столом. Минуту спустя он вернулся с игрушечным мечом, который раньше торчал из камня посередине необъятной столешницы.
- Гарри, зачем тебе эта игрушка? – улыбнулась девушка и продолжила тихо бормоча, уже себе под носом. – Мальчики, что с ними поделаешь?
- Ты не понимаешь, Герми, а я забыл тебе рассказать кое-что об этом месте – он обвел рукой вокруг себя, имея ввиду все их окружение: помещение, здание, остальные постройки, остров. – Это и есть будущий Хогвартс, Герми! Ты заметила разрастающееся внутреннее пространство, вновь возникающие комнаты, новые этажи ... Ты видела даже будущую Выручай-комнату! Это та дверь, которая не хочет открываться.
- Но ... но ... Замок Хогвартс находится не на морском берегу, Гарри. Он где-то в глубинке Шотландии, а здесь вроде бы Камелот! - возразила мисс Грейнджер.
Гарри замялся, не зная как ей объяснить то, чего он сам не до конца понимал.
- Слушай, я тебе расскажу то же, что услышал от Старика, а ты потом все мне самому объяснишь, ладно? – Гермиона утвердительно кивнула. – Гарри-Старик обратил мое внимание на то, как все здесь со временем меняется, разрастается ... Это Мы-старые постарались, Герми! Все вокруг – дело наших с тобой рук, для нас они это подготовили, понимаешь? Будущий Хогвартс будет возведен на месте Камелота . – Девушка ошарашенно озиралась, кивая как болванчик в такт его словам. Гарри видел, что она ему не то что не верит, а скорее сомневается в его словах. Он продолжил: - А еще, разве ты не заметила, что кто-то невидимый выполняет работу домашней прислуги?
– Заметила конечно, как будто здесь живут домовики! – воскликнула мисс Грейнджер. – Но здесь их нету, я не замечала домашних эльфов!
- Это потому что их еще не призвали и они ждут на грани миров, готовые материализоваться. Герми, я думаю, что от нас ожидается только назвать их по именам и призвать сюда. - Гарри замолчал, в ожидании возражений или упреков от Гермионы, но на этот раз она промолчала, лишь глубоко задумалась, растирая виски пальцами, а ее губы беззвучно шевелились. Воспользовавшись ее отстраненностью, парень решил, что надо гнуть железо, пока горячо и продолжил: - Их надо заставить поклясться служить любому отпрыску Рода Поттер.
Гермиона не реагировала, только внимательно слушала его. Тогда Гарри еще больше осмелел:
- Гарри-старик поведал мне, что помощь домовиков была ТОЙ самой, никому неизвестной силой в Последней битве с Волдемортом, - похлопав по ее ручке сказал он. – Той силой, о которой говорится в Пророчестве и никто не будет знать или подозревать о ней. Иначе, без подспорья со стороны армии домовиков нам было бы ... аааа, нам с полчищами приспешников Волдеморта не справиться бы. И, Герми, домовые эльфы, как наши подопечные, соберутся вокруг нас с тобой, как только вернемся обратно...
Услышав последние слова Поттера, выражение лица девушки вдруг резко изменилось из задумчивого на откровенно мстительное.
- Ха! Вот значит как! ... Как только вернемся обратно? При таком раскладе, Гарри, волшебный мир Британии ждет большой песец! Мы схватим этих высокомерных ублюдков за яйца! – со злорадством воскликнула она, и Гарри вздохнул с облегчением. Ему мстительная Гермиона нравилась больше, чем та, которая носилась среди учеников Хогвартса с призывом освободить бедных рабов-домовиков. – Зови эльфов!
Он моргнул несколько раз, обдумывая со всех сторон ее слова. Зная вспыльчивость Гермионы, ее нетерпение и желание немедленно воплотить задуманное в жизнь, надо бы в будущем придерживать ее энтузиазм в разумных пределах. Гарри улыбнулся краешком рта, повернув голову так, чтобы она не заметила его снисходительную улыбку и сделал себе заметку подготовить почву для того момента, когда мисс Всезнайка полностью осознает кому принадлежит сам замок Хогвартс.

***
- Раз, два, три ... – считал вслух парень, в то время как девушка отмечала каждый поворот маховика черточкой в блокноте. Свободной рукой они держались за столешницу, на котором громоздился весь их багаж: сундук с реликвиями, коробка с игрушечным мечом, бисерная сумочка и некоторые, понравившиеся им обоим наряды, найденные в шкафах наверху. - ... шесть.
Они огляделись вокруг. На первый взгляд, ничего не изменилось, но потом они заметили, что зал расширился во всех трех направлениях и стал напоминать Большой зал Хогвартса. Не хватало только зачарованного потолка, показывающего небо в реальном времени.
И стол был один, - тот, за которым восседали преподаватели. Но, хотя бы, их вещи, которые они надеялись захватить с собой действительно перенеслись вместе с ними. Длинный, без всяких украшений сундук из пещеры, коробка с игрушечным мечом из зала с круглым столом, саквояж с одеждой из спален, запас пищи под стазисом ... Пересчитав вещи и убедившись, что все они целы, Гарри жестом пригласил девушку выйти наружу. Гермиона, в приподнятом настроении, протанцевав впереди парня, вышла на наружу и замерла с открытым ртом.
Растущее недалеко от входной двери дерево, которое пятью минутами ранее покрывал снег пушистыми хлопьями, было украшено густой темно-зеленой листвой и гроздьями темно-красных плодов черешни.
- О, Гарри, посмотри! – взвизгнула девушка и сломя голову побежала к обвисшим почти до земли под тяжестью плодов ветвям. – Черешни! Я их так люблю, так люблю ...
Гарри не надолго отстал от подруги, а потом сам последовал за ней, чтобы насладиться медовым вкусом спелых плодов. Какой неожиданный сюрприз подготовили старшие Гарри и Гермиона своим младшим версиям, зная предпочтения обоих! Иначе, как это конкретное дерево подросло до плодоносного возраста, да в таком неподходящем климате?
- Гарри, мне хочется собрать весь этот урожай в корзинках, уменьшить их и сохранить под чарами стазиса, чтобы каждый раз, вспоминая это место, мы смогли насладиться этим непередаваемым ощущением медового вкуса сладкой черешни, - заговорила Гермиона, впихивая в рот следующую горсть спелых шариков.
- У тебя зубы посинели, - улыбнулся Гарри.
- Сам таков, - захихикала девушка и привлекла его к себе чтобы поцеловать сладкими губами. – У меня есть предложение!
Гарри улыбался, засмотревшись в ее мерцающие смехом глаза.
- Тааак? Что за предложение?
- А давай прикажем собрать черешню домовикам, а сами на некоторое время удалимся в спальню ...
- Хахаха, мне нравится. Давай, приказывай!
- Добби!

***
Вернувшись обратно в столовую, через некоторое время, они застали на столешнице десять объемистых корзин, до верху наполненных черешнями. Вынув Бузинную палочку Гарри приготовился колдовать, но девушка остановила его рукой:
- Одну корзинку поменьше оставим в нормальном состоянии, Гарри. На столешнице достаточно места, чтобы мы забрали с собой много еще чего ...
Слова Гермионы привели парня в ступор, потому что он вспомнил еще одну вещь, которую они должны были сделать, прежде чем отправляться обратно в свое время. Он вернул палочку в набедренную кобуру, которую создал из найденной в сундуке кожаной тесемки, схватил девушку за руку и потащил за собой.
Она не знала, куда ведет ее парень, но покорно следовала за ним, как делала это всегда.
Молодые люди остановились у не открываемой двери, переместившейся уже на четвертый этаж. Красивая, кованная латунняя ручка загадочно манила дотронуться до нее, но зачем пытаться, если это бесполезно? Так думала Гермиона и вопросительно посмотрела на Гарри, чтобы тот объяснил ей, зачем они пришли сюда.
Но темноволосый парень, не колеблясь ни на минуту, повернул ручку и толкнул дверь вовнутрь.
На этот раз она, скрипнув, послушно распахнулась.
В течении нескольких долгих мгновений Гари и Гермиона не решались переступить через порог и только вглядывались в кромешный полумрак помещения, пытаясь увидеть как можно больше деталей. Изнутри хлынул затхлый запах застоявшего воздуха и плесени. Неширокий, с темной деревянной обивкой стен, коридор вел куда-то внутрь, откуда шел тусклый свет. Потолка этого коридора из-за полумрака было не разглядеть. Рисунок или узор из скреплённых между собой разноцветных то ли камешков, то ли кусочков стекла или эмали покрывал весь пол коридора, а поверх лежал толстый, нетронутый слой пыли.
Первым порог перешагнул Гарри, а за ним, оглядываясь по сторонам, последовала и Гермиона.
Высокие стены Т-образного коридора заканчивались полуоткрытыми дверями, ведущими к другим помещениям и были обставлены шкафами, возвышающимися до потолка, на полках которых лежали толстые книги, пыльные фолианты и древние свитки. Рядом лежали непонятного предназначения аппараты, которых Поттер помнил со своего прошлого видения. Он оставил Гермиону знакомиться с собранной на полках литературой, а сам отправился дальше по коридору и завернул на право. Мисс Отличница, как увидела книги, так и прилипла к ним словно приклеилась неотлипающими чарами, а это, как раз, было на руку Гарри. Он, ориентировочно, предполагал, чего ожидать за приоткрытой дверью с толстым слоем пыли на пороге, и не хотел, чтобы девушка была в тот момент рядом с ним.
Первое, что сделал Гарри, войдя внутри комнаты, это пошарил руками по стене в поисках включателя, не задумываясь над тем, может ли здесь и в этой эпохе существовать электрическое освещение. Тот оказался на своем законном месте, с правой стороны двери, но, к сожалению, не работал. Тогда он решил раскрыть знакомые ему жалюзи на окнах. Споткнувшись о неразличимых в темноте предметах несколько раз и выматерившись пару раз от души, он добрался до тускло просвечивающегося свозь маленькие щели в жалюзи окна. Ручка нашлась быстро и он резко дернул за веревку. Раскрытие жалюз, сопроводилось распылением облака многолетней пыли, да так, что парень закашлялся и прикрыл нос и рот рукавом рубашки.
Зато, сразу стало светло и он смог осмотреться вокруг.
Под полупрозрачным, пыльным пластиковым чехлом, в центре большого помещения, возвышалась и сразу бросалась в глаза громада того металлического чудовища, которого Гарри-старик назвал Хипостатором. Сейчас машина была холодной и как-будто мертвой, хотя парень в своих видений наблюдал за ее работой, с суетящимися вокруг нее сотрудниками той Дамы.
Лишь через некоторое время Гарри сообразил что его настораживает.
Из слов Поттера-старика молодой парень узнал, что вместе с другой, взрослой Гермионой, они оказались перемещены во времени нечаянно и совсем налегке. С ними в прошлое перенеслись только их волшебные палочки и лишь те одежды, что было у них на спине.
А в прошлом им обоим пришлось начинать все с самого начала. Поттер-старик не вдавался в подробности, но видимо, это не помешало им справиться и повернуть поток времени, чтобы помочь себе-молодым.
Это было не иначе, как лаборатория Фонда „Энтробас”, но, как, каким образом она, все-таки, оказалась здесь, за дверью здания, появившегося на карте в десятом веке? Действительно ли лаборатория Гермионы, которой старик называл доктором Смит, находится здесь и сейчас или взрослым Поттеру и Грейнджер неведомым образом удалось создать особый тоннель, типа чревоточины, связывающая глубокое прошлое с будущим, напрямую, несмотря ни на что? Если это действительно так, молодым волшебникам предстояло здорово потрудится, чтобы достигнуть вершин магической и магловской науки своих двойников постарше.
„Черт возьми, это вдохновляет! – с восхищением подумал Гарри, взъерошив шевелюру.
Но, означало ли это, что на диаграмме в столовой, нужно внести коррективы? Об этом можно было подумать и позже, а до тех пор надо только помнить и вовремя предупредить Гермиону о нововыявленных обстоятельствах.
Молодой Поттер не спеша обошел занявшую значительное пространство помещения машину и с опаской заглянул из-за угла на экраны.
Его взгляд наткнулся на душераздирающую картину.
На удобном кресле на колесиках, перед темным, пустующим экраном, сидела ОНА – знакомая с видений Дама.
А если быть точным – мумия Дамы. Приглядевшись к останкам Дамы, Гарри убедился, что они принадлежат не кому иному, как той самой доктор Смит, о которой говорил Поттер-старик, т.е., другой Гермионе. Узнал он ее по копне белых пушистых прядей, кое-как собранных в конский хвост металлической заколкой и по ссохшимся чертам лица. Кожа на всех открытых частях тела представляла собой потемневший и высохший пергамент, но, если напрячь воображение, можно представить себе Гермиону старушкой вроде этой мумии. Когда-то белый, лабораторный халат сейчас пестрел коричневато-грязными пятнами и висел на трупе тряпкой.
Гарри стало страшно от того, что станет с Гермионой, стоит ей увидеть „свои” останки. То, что она сразу узнает „себя”, он был уверен на всех сто процентов, и было бы разумно с его стороны уберечь ее от таких потрясений. Так, что придется немедленно прятать труп. К счастью, стул был на колесиках, и парень, схватив его за спинку, стал медленно толкать в дальний угол помещения, чтобы спрятать его за какими-то коробками, стараясь, при этом, не создавать лишнего шума.
Но, за коробками обнаружилась неприметная дверь в некий чулан.
Осветив себе путь внутри тесной каморки Люмосом, затолкав туда свою печальную находку и поместив кресло в самый дальний угол, между двумя шкафами, Гарри сделал себе заметку, что ночью, как только девушка уснет, придется похоронить мумию. Домовые эльфы могли бы помочь ему в этом богоугодном деле. А до тех пор, пусть труп покоится здесь.
Однако, одна нелепая случайность перечеркнула все его благие намерения. Поворачиваясь к выходу, Гарри нечаянно задел ногой ногу скелета и та, неожиданно, рассыпалась по полу. Это происшествие привело парня в тихую истерику – он стал судорожно собирать кости, чтобы вернуть их и вновь восстановить целостность скелета. Но ощущения в ладонях от касания к костям были весьма странными. Кости он не в первые трогал голыми руками – в средней школе Литлл Уингинга, по биологии они изучали строение человеческого скелета, и учительница приносила в класс коробку с элементами спинного хребта, верхних и нижних конечностей, черепов ... Жуткое зрелище, но миссис Оуенс заставляла их подержать кости в руках и запоминать название каждой.
Те, настоящие, были легкими и шероховатыми, а также немного попахивали, а эти были ... деревянными и не пахли ничем. Он поднес бедренную кость к лицу, чтобы получше рассмотреть своими близорукими глазами и убедиться в своих ощущениях.
Да, вне всяких сомнений! Она была фальшивкой - искусно изготовленной из дерева!
Гарри, упав на пятую точку, начал истерично хихикать, хотя и старался делать это по возможности тише, чтобы не привлечь, так сказать, к „месту преступления” девушку. Отсмеявшись, он собрал все фальшивые детали скелета – живописно представляя себе, как здорово Поттер-старик веселился, когда готовил прикол – и поставил их на кресло, а потом отправился к выходу из чулана.
И сделал для себя неожиданное, побочное открытие – у двери он наткнулся на электрораспределительный щит, все предохранители которого были выключены. Хмыкнув про себя и не особо надеясь на удачу – ведь, откуда могло сегодня, в десятом веке, существовать электроснабжение – повторив это для себя во второй раз, Поттер включил первый по очереди предохранитель и вдруг услышал громыхание, доносившееся с большого помещения. Потом что-то засвистело и сквозь двери полыхнуло свежей струей воздуха. Кондиционер заработал.
Второй предохранитель включил освещение и парень, осмелев, дернул вниз по-очереди все рычаги. И до его ушей, на этот раз, донесся тихий крик Гермионы. Закрыв за собой дверь между помещениями, он окликнул подругу:
- Герми, что стряслось?
- Экран работает, Гарри! – голос девушки был полон паники. – Он показывает ... –Девушка, увидев, что ее друг уже рядом и смотрит на разыгравшуюся на экране картину, закончила: - ... вот это.

***

Молли и Артур Уизли спокойно ужинали на кухне своего дома.



Без паника!!!
 
kraaДата: Пятница, 22.04.2016, 01:30 | Сообщение # 55
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Акт третий.

Молли и Артур Уизли спокойно ужинали на кухне своего дома, как вдруг охранное заклятье Норы подало тревогу. Ожидая самого худшего – нападения Пожирателей смерти – они оба, взявшись за палочки, побежали к выходу, готовые в любой момент вступить в бой. Но за калиткой дома они увидели не страшных пожирателей, а знакомую рыжую шевелюру своего младшего сына, Рональда. Миссис Уизли, взвизгнув нечленораздельно бросилась его обнимать, громко причитая при этом.
- Сынок, сынок! – гладила она долговязого парня по голове и душила его в объятиях с заплаканными глазами. – Ты жив и цел, - облегченно сказала она, - а мы с твоим отцом думали уже о самом худшем ...
- Не говори глупостей, Молли, - мгновенно отозвался Артут, похлопывая Рона по широкой спине. – Вот видишь, все с ним в порядке. А где Гарри и Гермиона, сынок?
Парень замялся, потупив взгляд и весь покрылся красными пятнами. Миссис Уизли, сузив глаза, с подозрением посмотрела на сына.
- Рональд! – прорычала она. – Только не говори мне, что ты сбежал и оставил их наедине! Ты подумал о том, что они могут натворить, пока остаются там одни без присмотра, долгими ночами напролет?
- Надоели они мне, мам, хуже горькой редьки; осточертели их бесконечное переливание из пустого в порожнее и „высокомудрые“ разговоры о „спасении волшебного мира“. Они общаются между собой так, словно меня нет рядом. Они не замечают меня, я там как пятое колесо в телеге ... Дай им только чертить разные закорючки, соединять их черточками, рассматривать вероятности ... А я? То, что мне холодно, что я голодаю и мне скучно, им до лампочки, мам! И почему? - воскликнул Рон гневно уставившись на мать, словно та была причиной всех его злоключений. - Почему Гермиона заставляла меня прибираться в палатке? Нам с Гарри в ней и так было хорошо!
Последние слова Рона, однако, не только не умилостивили миссис Уизли, напротив – они довели ее до белого каления, и она закричала:
- Рональд Биллиус Уизли! Ты не должен был оставлять Гермиону наедине с Гарри, несмотря ни на что! Ты подумал, что будет с твоей сестрой, если они сойдутся ...
- Не сойдутся, я им еще утром подливал зелье из того флакона, что ты мне дала, - сказал Рон и решив, что в достаточной степени оправдался в глазах родителей и Джинни, слегка толкнул миссис Уизли, чтобы пройти на кухню, откуда шел заманчивый запах вкуснейшего ужина. - Слава Мерлину, что ты такая мастерица в зельеварении…
- Но эффект зелья отторжения сойдет на нет уже через неделю! – воскликнула следовавшая за сыном Молли. – На что ты надеялся, оставляя их наедине!
Рон повернулся назад, и, глядя в глаза матери, сказал:
- Ты сказала мне, что эффект продлится не меньше месяца.
Никто из троих Уизли не произнёс ни слова, никто не шелохнулся, выпав из реальности на некоторое время. Наконец, рыжий парень сообразил, на что намекает его мама и почувствовал, как внутри у него что-то обрывается, а душа уходит в пятки. Хоть никто и не сказал больше ни слова, но все поняли, что делать больше нечего, и родители молча, последовали за сыном на кухню, где их ждал накрытый стол.
Полчаса спустя, Рон подчистил до дна кастрюлю с похлебкой, которую Молли надеялась оставить мужу на завтрашний ужин; насытившись, он прикрыв глаза и скрестив руки на раздувшемся животе, откинулся назад в своем расшатанном стуле, рискуя сломать и его, и свою шею. Он думал только о том, как здорово вернуться в отчий дом, где тепло, сыто и где ему рады ...
Его мечты прервал резкий окрик матери:
- А теперь рассказывай, что не так было и зачем ты вернулся не вовремя?
Улыбка блаженства Рона сменились выражением ужаса. Он не знал, что еще рассказать в свое оправдание. В отчаянии, он поискал глазами поддержку у отца; но тот молчал и лишь подслеповато зыркал на него из-за очков, обеспокоенно поглядывая на жену.
Рон встал и подошёл к буфету, ища спрятанную там матерью для особых случаев бутылку огненного виски. Не найдя ее, он резко обернулся, и с ожесточенным выражением лица, прошипел сквозь зубы:
- Поттер действительно, придурок. Я думал, он знает что делать, где искать эти хоркруксы ... Оказалось, он не имеет ни малейшего представления, что и где искать. Дамблдор не доверил ему ни крупицы информации, а мы таскались за ним по всей стране как слепые котята туда-сюда, туда-сюда ... Я так не могу. Грязнокровка так далека от самых необходимых каждой уважающей себя ведьме хозяйственных навыков, что порой готовить приходилось Поттеру, а то бы умерли с голоду ... И они все время спорили, рассуждали, читали те талмуды, которые мисс Всезнайка таскала в безразмерной сумочке, вместо запасов еды и питья.
Он замолчал, вспоминая утреннюю ссору, после которой ему ничего не оставалось, как уйти. Хотя, по правду говоря, Поттер выгнал лучшего друга, не дав тому ни единого шанса объясниться, предпочтя ему компанию лохматой зануды.
- Артур! – резко повернулась миссис Уизли к почти задремавшему мужу. – Иди зови Северуса ...
- Зачем вам этот сальноволосый пожиратель? – прорычал Рон.
- У него решение твоей проблемы.
- Какой проблема, мам? У меня нет больше никаких проблем.
Молли медленно поднялась из-за стола, с лицом, потемневшим как надвигающийся тайфун. Глядя на мать, Рона всего затрясло от страха, прямо как в детстве. Под ее тяжелым взглядом он почувствовал себя описавшимся маленьким ребенком. Обреченно зажмурившись, Рон весь сжался, в ожидании удара тяжелой материнской руки по своей многострадальной башке.
- Рональд! – голос Молли возвысился до громового крещендо. - Как ты не понимаешь, в какое дерьмо вляпался? Да еще и всю семью тащишь за собой. Ты должен немедленно вернуться обратно туда, где оставил Гарри и Гермиону; извиниться перед ними и больше ни на йоту не отклоняться от плана профессора Дамблдора. Это все во благо нашей семьи! Поэтому нам придется позвать Северуса, чтобы он исправил то, что ты умудрился натворить. Артур! – крикнула она снова, - Чего ты ждешь, для тебя нужно специальное разрешение?
Профессор по Зелеварению и, в настоящее время, директор Хогвартса приглашению в обитель семьи Уизли, Нору, мягко говоря, не обрадовался. Но бородатая сволочь даже из могилы держала его за ... держала его клятвами и обязательствами; и ему, хочет он того или нет, придется принять приглашение этих жалких прихлебателей той самой бородатой сволочи.
Проворчав, что его отрывают от срочных дел, пропустив два стакана огненного виски из бутылки, которую Молли, под гневным зырканьем сына, принесла из „тайника“ в спальне, он спросил Рональда, при нем ли делюминатор Дамблдора. Получив утвердительный ответ, обещал, что заберет молодого Уизли на днях, а пока пусть отдыхает; а затем, ничего более не сказав, отбыл каминной сетью.
Вернулся Снейп две недели спустя и, прихватив с собой отдохнувшего от невзгод рыжего парня, аппарировал ориентировочно туда, где по воспоминаниям Рона была установлена палатка искателей хоркруксов Волдеморта. В полном молчании Снейп наколдовал Патронус в виде грациозной серебряной лани и отправил искать Поттера с Грейнджер.
Поттер, по мнению обоих, был тем еще дебилом. Увидев гарцующую перед ним лань, он непременно броситься за ней.
Им пришлось терпеть зимний холод всю ночь напролет, хотя, согревающие чары значительно сократили их страдания.
Чуть позже восхода зимнего солнца, Поттер, запыхавшись прибежал ...

***
Первый Обливиейт, которым Снейп попотчевал Поттера, Гермиона сопроводила тихим вскриком и последующими всхлипами.

***
У озера, тем временем, разыгрывалась какая-то непонятная сцена уничтожения хоркрукса. Гарри и Рональд, подталкивая друг друга, пытались ударить по золотому медальону мечом Годрика, не замечая, как тварь внутри заволновалась. Наконец, темноволосый уступил право первым ударить рыжему за то, что тот нырял в ледяное озеро за ним. Рыжик долго упирался, пока Гарри не открыл медальон, шипя на парсельтанге „Откройся”.
И тогда ... они увидели Гарии и Гермиону, слившихся в поцелуе, нагими и в пылу страсти ...
Сверкнул меч, Гарри шарахнулся в сторону, послышался звон металла, потом протяжный вопль. Их с Гермионой чудовищные копии исчезли без следа. Рон стоял с мечом в опущенной руке, а перед ним на камне лежали обломки разбитого медальона.
На экране Гарри встал и отошёл туда, где валялся Рон с покрасневшими глазами и мечом в руках, но вполне владея собой. Они, поддерживая друг друга, отправились к палатке, которая отыскалась без труда. Гарри не терпелось разбудить Гермиону, а Рон топтался позади.
На пороге их встретила сама мисс Грейнджер, сонная и взлохмаченная после ночи страсти. Увидев долговязого парня за спиной Гарри, выражение ее лица мгновенно стало гневным.
- Чего приперся? – крикнула она опешившему Рональду и кинулась колотить его чем попало.- Рональд… Уизли… ты… последняя… задница!
Каждое слово сопровождалось ударом. Рон пятился, прикрывая голову, Гермиона наступала на него.
- Приполз… обратно… ты, ничтожество … где моя волшебная палочка?!!! - Она обвиняюще ткнула пальцем в сторону Рона, словно проклиная. - Я бежала за тобой! Я тебя звала! Я умоляла тебя вернуться!
- Гермиона, прости. Я правда жалею, что ушёл… - пробормотал Рон.
- Ах, жалеешь! - Гермиона нарочито громко расхохоталась. Рон беспомощно посмотрел на Гарри, но тот только растерянно развёл руками.- Столько времени шлялся неизвестно где, а теперь явился и воображаешь, что достаточно будет сказать: «прости меня, я жалею», - и всё будет в порядке?!
- А что ещё я могу сказать? - заорал Рон.
- Рональд, ты никогда ничего путного не говорил. Зато я тебе скажу – УБИРАЙСЯ!
- Гермиона, - встрял Гарри, не вынеся такого грубого обращения со своим спасителем, - он меня спас…
-Ах, он тебя спас ... У тебя, что, мозги иссохли или ты снова, увидев Рона, забыл все, что он раньше натворил? Забыл, что ты мне предложение сделал, а я ответила „Да”? Знаешь что, Гарри, выгони этого придурка и давай отправимся в Мунго. Грызут меня сомненья, что...
Не успела она закончить свои рассуждения насчет душевного здоровья Гарри Поттера, как вход в палатку открылся, темная фигура закрыла собой дверной проем и прозвучало заклинание:
- Обливиейт!

***
То же заклинание, что раньше Снейп кастанул на ее друга, произвело на смотрящую в экран девушку в корне противоположную реакцию. Она подалась вперед, чуть не стукнувшись лбом об экран, и гневно скрипя зубами прорычала:
- Ты поплатитишься за все, что сделал с нами, Снейп.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Пятница, 22.04.2016, 17:56
 
turpotaДата: Пятница, 22.04.2016, 15:57 | Сообщение # 56
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Цитата kraa ()
Грызят меня сомнения
- должно быть "грызут сомнения" или "сомненья". Извиняюсь, что прошляпил это.



Цель оправдывает средства.

************************

 
kraaДата: Пятница, 22.04.2016, 17:57 | Сообщение # 57
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
turpota, спасибо! А почему у тебя нет авки?


Без паника!!!
 
turpotaДата: Пятница, 22.04.2016, 20:22 | Сообщение # 58
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Понятия не имею, почему старая авка исчезла.


Цель оправдывает средства.

************************

 
kraaДата: Суббота, 23.04.2016, 00:27 | Сообщение # 59
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Хм, не понимаю.


Без паника!!!
 
kraaДата: Пятница, 06.05.2016, 21:41 | Сообщение # 60
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2732
« 1606 »
Глава 11.

А потом все стало противно до чертиков. Гермиона на экране пошатнулась, когда подводила глаза, а Рыжий хлыщ, толкнув ничего не понимающего Поттера в сторону, на лету поймал падающую девушку, крепко сграбастав ее, при этом, руками ... Несколько секунд спустя, она открыла остекленевшие глаза и первым, что увидела, была ухмыляющаяся рожа Рональда Уизли.
– Рон ... – сконфуженно прошептала она. – Ты вернулся ...
– Да, Герм, да! Я вернулся и больше никуда не денусь, – рыкнул тот и припал к ее губам.
Темный силуэт у двери, довольно хмыкнув, исчез, словно испарился. Да никто из ребят его и не заметил; только Рон знал, что он там был и действительно помог ему вернуть свое.

***
– Фу-бля! – воскликнула Гермиона, брезгливо отплевываясь, и отошла от экрана, чтобы заняться более приятным делом, чем наблюдать за слюнявыми нежностями Рональда.
Между стеллажами ее ожидало куда более приятное времяпрепровождение: любимые свитки, фолианты и книги.
Оставшись один, Гарри, чертыхаясь, потянулся к клавиатуре, чтобы прекратить дальнейшее проецирование сего непотребства, – ему тоже было противно смотреть на Гермиону, запавшую на никчемного Уизли-шестого; вдруг, картину исказили помехи, и экран Хипостатора сплошь покрылся звездочками. Помаявшись немножко, парень решил выключить технику и последовать примеру подруги. Но как только его рука зависла над клавиатурой, изображение мигнуло, по экрану побежали несколько чередующихся кадров и на потемневшем экране появился и застыл знакомый ему образ его постаревшего Альтер-эго.
Состояние старика-Поттера, на этот раз, было заметно хуже чем тогда, когда он видел его в пещере. Выглядел он неважно – вся его фигура скукожилась и от него веяло вековой усталостью; на мертвецки бледном лице со впалыми щеками резко выделялись темные круги под глазами, которые старик подслеповато щурил, пытаясь получше разглядеть молодого Гарри. Его голос, из динамиков компьютера, впервые прозвучал хрипло и по-старчески немощно.
Здравствуй, Гарри, – сказал он и прокашлялся, словно давно ни с кем не разговаривал. – Я тут вспомнил, что не предупреждал тебя о людях, которые должны скоро появиться и потребовать у вас отдать им Реликвии.
– Привет! – с тяжелым сердцем поприветствовал парень старика. – Предупреждал, конечно, или ты забыл? Еще в первый раз, когда мы общались при помощи зеркала, ты упоминал о некоторых недоброжелателях; но ты не сказал, что они захотят вернуть реликвии ... Аааа! Реликвии ... – дошло, наконец, до молодого волшебника, и он провел пальцами по волосам. – Неужели ты про Основателей?
Да, про них я и говорю. Они возникли будто из ниоткуда, как только мы с Гермионой обосновались в этом времени и наша слава разнеслась по всему Альбиону. Появились все вчетвером, и давай сразу подкатывать, набиваться в друзья, в ученики... Основатели, кто бы мог подумать, что они не такие, как их расписывают в Истории Хогвартса?!
– Как такое возможно? Я ... мы думали, что вы угодили во времена Короля Артура!
Так-то оно так и было ... и об этом ты можешь прочитать в Дневнике Гермионы, который должен находиться где-то в ящичках ее рабочего стола. – Старик чуть улыбнулся. – У нашей подруги светлая голова: все, что с нами случилось; все, что мы затеяли и претворили в жизнь... Но, я отвлекся, а времени у меня в обрез. Эти четверо появились позже, намного позже нас, и мы встретили их с распростертыми объятиями. Приняли их уверения за чистую монету ... Знаешь ведь, как Гермиона преклоняется перед Авторитетами, а это были сами Основатели, как-никак! Общаясь с ними, она впала в полную феерию, даже я не намного отставал от нее в плане фанатизма. Короче, с Основателями мы общались как с самыми близкими друзьями, делились с ними знаниями, накопленными нами не за один век, рассуждали насчет волшебной школы.
– А что произошло с Основателями, что вы так круто изменили свое мнение о них?
Кхм, кхм, – прокашлялся Поттер-старик и его глаза затуманились. Семнадцатилетнему Гарри даже показалось, что тот вот-вот потеряет сознание. Но, к счастью обошлось, – откашлявшись, он вытер рот платочком и засуетился, пытаясь быстро скрыть его в рукаве, чтобы парень не заметил красную кляксу на ткани и собрался. – Для начала, они попытались украсть у нас Хроноворот ...
– Неужели тот, который мы получили посылкой из будущего?
Да, тот самый ... В свое время я долго гадал, кто из моих предков мог создать этот шедевр, хехе...кхе-кхе-кхе ...А потом, мы с Гермионой создали его сами.
– Понятненько. Что было дальше?
Ровена втерлась в доверие к Гермионе, выведала у нее все, что касалось настоящих, Древнейших артефактов: меча из метеоритной стали, золотой чаши Грааля, медальона для подключения к хроникам Акаши, диадемы для ... Потом она увидела Меч в камне, артефакт, который создавал вокруг себя Замок; Круглый стол, соединяющий сознания сидящих за ним магов в одно единственное сверх-сознание, границы доступного которому стремится к бесконечности... рассказала все своим „друзьям“, и они, резонно, пожелали владеть ими сами ...
– А что с диадемой? – спросил Гарри, заметив, что старик-Поттера пропустил его.
Ах, диадема ... – старик пытался увильнуть от темы, но, увидев нарастающий интерес молодого парня, вздохнул и продолжил. – Это не простое украшение, как ты уже, наверно, догадался. В действительности, это усовершенствованный Омут памяти. На носителях – драгоценных камнях – записана вся наша с Гермионой жизнь, до момента, как вы нашли коробку с артефактами в пещере. И, Гарри, диадему можно разделить на два отдельных обруча посредством маленького рычажка сзади. Обруч с сапфирами для Гермионы, с рубинами – для тебя.
– Как нам просмотреть эти данные? – воодушевился парень.
На ночь наденьте обручи так, чтобы металл касался голой кожи на лбу, – ответил старик.
– А откуда взялся скелет в лаборатории?
А-а-а, скелет ... Это была идея Гермионы, так пошутить над тобой.
Парень задумался над словами старика – обоим эта сторона подруги была в новинку, но раз он подтвердил ...
– Мы уже пользовались вашим маховиком, – сообщил парень.
На какой период времени вы перемещались?
– На шесть месяцев вперед.
Так-так-так-так... – задумался старик, потом достал откуда-то кусок пергамента и прочитал написанное там. – Теперь, послушай что вам нужно сделать ...
Пятнадцать минут Гарри слушал старика-Поттера, внимательно запоминая все его наставления. Наконец, отчаявшись запомнить многочисленные пункты плана, он решил вкратце все законспектировать. Он начал открывать ящики рабочего стола перед собой в поисках чистого листа бумаги. Зря, – все бумаги были исписаны мелким, ровным почерком Гермионы Грейнджер. Наконец, в самом верхнем ящике, слева от рабочего места, нашелся какой-то толстый блокнот черного цвета, и парень раскрыл его, надеясь, что найдет в нем хоть полстранички пустого поля. Перелистывая блокнот, Гарри сразу понял, что это и есть тот, упомянутый Поттером-стариком дневник его подруги, который они должны будут прочесть, изучить и сделать своей настольной книгой в жизни.
Наконец, нашлись несколько чистых листов и неожиданно работающая шариковая ручка! Вот это была удача на грани чуда – шариковая ручка, сегодня, в десятом веке!
Улыбнувшись, молодой человек начал быстро записывать, нумеруя, советы своего Альтер-эго. Как ему хотелось побыстрее повзрослеть, набраться опыта и знаний, чтобы как можно скорей стать похожим на следившего за его действиями старика с экрана.
Закончив, парень поднял глаза и встретился взглядом с постаревшим Поттером.
- Славно! – воскликнул тот. – Дневник Гермионы нашелся и очень быстро. Его надо забрать с собой! Не оставляйте его здесь ни в коем случае, он не должен попасть в руки Основателей, иначе будет беда...
– Что такое? – удивился Гарри. – Разве они смогут разобраться в формулах Физики?
Не недооценивай умы тех четверых, Гарри.
– Обещаю, – не задумываясь, ответил молодой Гарри. – А что дальше?
Вам придется долго крутить маховик с периодическими остановками через день, чтобы не проворонить приход Основателей, – со вздохом ответил старик.
– И?
Вы должны немедленно удрать отсюда, как только они появятся на горизонте.
– О! Ааааа ... – замялся парень. – Я хочу еще спросить, что с фальшивыми реликвиями делать? ... – начал было он, но качество изображения внезапно ухудшилось, появилась рябь, шум заглушил слова старика, экран покрылся снежинками и неожиданно выключился.
Лампочки аппаратуры перемигнули и погасли. Гарри чертыхнулся, ударив кулаком по столешнице, но все было тщетно, и он отправился искать подругу.

***
Мисс Грейнджер между стеллажами с литературой не нашлась, зато входная дверь была открыта настежь, и отуда слышался мерный стук ее каблуков. Потом появилась и она сама, вся запыхавшаяся, с бисерной сумочкой в руках, и увидев парня, сразу стала щебетать:
– Гарри, знаешь что я нашла в той комнате? – махнув рукой налево восторженно начала она. – Библиотеку, Гарри, целую библиотеку! Я побыстрому посмотрела некоторые заголовки и знаешь что? – округлив глаза сказала она. – Я хочу взять с собой некоторые из этих книг, ты не поможешь мне?
И, не дав другу сказать ни слова, потащила его за собой, по коридору.
Кто бы сомневался, что мисс Гермиона-я- хочу- знать-все -Грейнджер упустит шанс обогатить свою личную коллекцию литературы? Гарри, спрятал во внутреннем кармане куртки дневник той, взрослой Герм ..., т.е., доктора Смит, и обреченно зашагал за девушкой.
Яркий электрический свет в библиотеке включился автоматически, как только они вошли и выхватил протертые дорожки между книжными полками и стеллажами на лакированном деревянном полу. Между многочисленными шкафами, внушительного размера, заполненными до верху книгами, там и сям стояли деревянные четырехногие табуреты и лестницы.
Это помещение было не просто комнатой, это был зал, напоминающий библиотеку Хогвартса и так же, как и в школе, его переполнял явный, хорошо ощущаемый магический фон. Волосы на затылке Гарри зашевелились от мощной магической ауры этого зала. Ощущала ли неопределившаяся с направлением поисков девушка, что кудряшки на ее голове словно ожили и начали извиваться, как змеи в гипнотическом танце? Наверно, нет, потому что она продолжала идти вперед по основном проходу между шкафами, пока не довела своего друга до небольшой, свободной от стеллажей площадки. Там, на стене нашелся холодный, нерастопленный камин, перед которым на устланном ковром полу стоял удобный диванчик. На письменном столике стояли чернильницы, в которых чернила, волшебным образом, еще не высохли; вокруг стола были расставлены удобные кресла. Перья для письма, на столе, были разных сортов, – скорее всего взяты у разных экзотических птиц, и аккуратно лежали в своих футлярах, хорошо подточенные.
Все слишком сильно напоминало знакомую им обоим Хогвартскую библиотеку, и от ностальгии у ребят защемило сердце. Они, с энтузиазмом юных исследователей, начали медленно передвигаться между книжными полками и изучать библиотеку. Гермиона, через каждые несколько секунд, восклицала и восторженно тараторила, как она рада, что нашла эту сокровищницу и то и дело, хотела забрать ту или иную книгу с полки. Но, в последний момент одергивала руку, вспомнив, где она находится и с чем имеет дело, не смея касаться магических томов, чтобы нечаянно не получить на свою голову заклятие от неосторожных воров, наложенное каким-нибудь ушлым магом древности. Постепенно, ее энтузиазм начал убывать, потому что время шло, а она так и не решалась взять в руки ни одну книгу.
Наконец, дойдя до того места, где в Хогвартской библиотеке находился рабочий стол мисс Пинс, они увидели невысокий постамент, на котором лежала одна единственная, но зато огромного размера книга в кожаном переплете. На передней обложке красовался некий, расписанный золотом, герб, увидев который, стоящий чуть позади девушки Поттер шумно ойкнул, потом вздохнул и притих.
Гермиона, давно уже знакомая с реакцией своего друга на подобные вещи, настороженно посмотрела в его, почему-то, полные восторга глаза.
– Гарри, ты ведь знаешь, что это за книга? – осторожно спросила она.
Тот замер на секунду, потом утвердительно кивнул.
– Откуда?
Парень с удивлением уставился на кареглазую девушку.
– Как откуда, Герми? В Гринготтсе у меня есть ячейка, в которой мои родители, как и их родители до них, держат некоторую наличную сумму для оплачивания образования отпрысков нашей семьи. Как только, в конце концов, я получил ключ к своей ячейке и самостоятельно ее посетил, я нашел там некоторые очень нужные вещи. Они бы здорово облегчили мою жизнь, если бы кто-то из взрослых – Дамблдор или Молли – подсказали мне, где искать их. Но, не судьба, видно ... Там, в моем ученическом сейфе, находится такая же книга. Я хотел тогда взять ее с собой, но неожиданно появившаяся и ворвавшаяся в мою банковскую ячейку миссис Уизли не позволила мне сделать этого. Ее, конечно, нехило треснуло за то, что без спроса ворвалась, но ... От миссис Уизли я узнал, что эта книга магический аналог „библиотечного каталога” и позволяет, не таская с собой всей библиотеки, „заглядывать“ в любую из находящихся в ней книг. Нужно было только привязать каталог к себе, что я незамедлительно и сделал тогда. Состояние каталога не зависит от состояния этих книг. Даже если будет пожар и все книги сгорят, они, все равно, останутся тут, внутри! – указал он пальцем на украшенный золотом переплет.
– Ох! – воскликнула завороженная девушка. – Не знала, что волшебный каталог есть не только в Хогвартской библиотеке, но и ... – Гермиона приблизила лицо к обложке, чтобы лучше рассмотреть рисунок. – Мне кажется, что это чей-то герб ... – выдала она итоги своих наблюдений.
– Да, герб. Наш герб, – уточнил парень. – Герб семьи Поттер.
– Но, здесь нарисован знак Даров Смерти, Гарри!
– Именно. Наш герб такой, – вернее, он будет и твоим, как только мы поженимся.
– Д-даа? Охх ... Да! – На щеках девушки расцвели очаровательные алые маки, и она стала такой привлекательной, что Гарри не удержался, привлек ее лицо к себе и поцеловал. Но девушка поддалась лишь на секунду, затем отодвинулась и продолжила начатое. – Т.е., каталог уже привязан к тебе?
– Хм, а давай проверим!

***
Ночью они, найдя тайный рычажок на диадеме и разделив ее на два обруча, надели их себе на головы, как советовал сделать Поттер-старик и легли спать. Всю ночь, в ускоренном темпе, как бывает во время сна, им пришлось просмотреть и пережить по новому свою жизнь с момента рождения до появления на полуострове. С той лишь разницей, что череду быстро меняющихся эпизодов сопровождали чьи-то комментарии по любому поводу – для Гарри голосом Поттера-старика, для Гермионы – четким, безэмоциональным голосом ученого, доктора Смит.
Следующим утром, находясь все еще под подавляющим впечатлением увиденного и услышанного во сне, молча перекусив, они устроили на недостроенной крепостной стене что-то вроде „пункта перемещения”. Для этого на полутораметровой, в ширину, стене поместили небольшой столик, который притащили из библиотеки, а поверх него взгромоздили весь свой багаж. Что-то из вещей они уменьшили волшебством, а что-то оставили как есть и, отдав домовым эльфам специальные распоряжения, приступили к прокручиванию маховика времени. После каждой прокрутки, они останавливались на час и осматривали окрестности за стеной.
Днем они перематывали по десять-двенадцать дней и все старательно записывалось мисс Грейнджер в блокноте, переданном ей Поттером, чтобы не спутать период перемещения.
Содержание записей в черном блокноте-Дневнике доктора Смит, как они оба стали называть другую Гермиону – девушка изучала между поворотами, восхищаясь умом самой себя, т.е. – себя будущей. Гарри молча наблюдал за действиями подруги, взяв на себя обязанность стоять на шухере.
Ночью, оградив столик с багажом разнообразными магическими щитами, они возвращались внутрь, чтобы поужинать и, вновь надев обручи на головы, отправлялись в мифическое путешествие по воспоминаниям своих взрослых Альтер-эго. Утром молодые люди пробуждались с чугунными от впечатлений и новых знаний головами, завтракали тем, что им приготовили домовики, пили зелья по рецептам из дневника и поднимались на крепостную стену.
После шестидесятого поворота маховика времени, начало холодеть, а после сотого – с неба начали падать белые хлопья снега.
Здание, уже заметно – из-за маховика времени – изменилось, превращаясь постепенно на глазах молодых путешественников в замок.
Вся зима прошла за одну неделю ускоренного хроноворотом времени, весна снова вступила в свои права. Деревья во дворе опять покрылись праздничным нарядом из светло-розовых цветов, и ребята уже предвкушали сбор очредного черешневого урожая.

Но появление чужаков опередило созревание черешни.
Однажды, после первого на этот день поворота маховика, на дальнем конце перешейка полуострова что-то сверкнуло ярким металлическим блеском, а затем появились яркие, разноцветные пятнышки знамен. Через несколько минут далекий звон оружия подтвердил опасения молодых волшебников, что Основатели прибыли за якобы древними Реликвиями, да не одни. К строению приближалось целое войско; медленно, не спеша, за дальней чертой леса начала собираться колонна всадников и пеших, издали похожая на рой коричневых муравьев, среди которых там и сям попадаются большие грязно-серые жуки.
Выглядело это очень устрашающе, – признали юные наблюдатели. Та самая угроза, о которой предупреждал Поттер-старик, воплощалась в жизнь: на Гарри и Гермиону нагрянули с претензиями сами Основатели школы Волшебства и чародейства, Хогвартс. Подумать только, это были не просто Ровена, Хельга, Годрик и Салазар – мифические личности для Волшебного мира Британии; это были просто плохие люди, которые обокрали своих учителей, отняв у них собственный маховик времени, тем самым лишив их возможности вернуться обратно в свое время.
Оказывается и замок не принадлежал основателям, они его просто присвоили у законных хозяев – Гарри Поттера и Гермионы Грейнджер, забрав из хранилища в пещере, коробку с „Реликвиями”. Но их ждал жестокий облом, подготовленный обманутыми учителями и завершенный уже их молодыми версиями – злоумышленники надеялись, что найдут здесь артефакт – „меч в камне”, который позволит им не только владеть будущим замком Хогвартс, но и всем Туманным Альбионом.
Потому что „Тот, кто вытащит меч из камня, будет новым королем”, как гласила древняя легенда.
Теперь, когда Гарри сам вытащил из камня меч, обнаруженный в зале Круглого стола – этой Четверке обманщиков придется довольствовать только замком. Но и этого им за глаза хватит: оставшийся в зале камень позволял перемещать замок куда угодно; вот такие вот чары наложили взрослые Поттер и Грейнджер, лишь бы не нарушить историю.
Пора было молодым путешественникам перенастраивать маховик времени на более длительные периоды, – не меньше, чем на сто лет, предоставить захватчикам доступ на территорию замка, отворив ворота, и по-быстрому сматываться отсюда.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Суббота, 07.05.2016, 15:18
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Муравей на листе Мебиуса (ГП/ГГ, гет, приключения, AU (А11 с 18.08))
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: