Армия Запретного леса

Воскресенье, 20.08.2017, 05:11
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 6 из 6«123456
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Мы те, кто мы есть" (24 гл. от 19.11.2015) (ТР/ГП, слеш, R, Романтика/AU, макси, в работе)
"Мы те, кто мы есть" (24 гл. от 19.11.2015)
KsallinaДата: Вторник, 05.06.2012, 15:03 | Сообщение # 1
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Название: Мы те, кто мы есть
Автор: Ksally (Ksallina)
Бета: Элвин (пролог, 1-2), Хроме (3-5), Ninel (6-7), Нефрит (пролог, 1-10, 13), Кора (11-12), Рин_Рин (пролог, 1-13), Necro4DomineestRiRen (с 14)
Гамма: Dunkel (пролог, 1-2), Нефрит (пролог, 1-10, 13)
Рейтинг: R
Пейринг: ТР/ГП
Тип: слэш
Жанр: романтика, AU
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Ночь. Из-за туч осторожно выглянула луна с тусклым серебристо-голубым сиянием. Спустя секунду рядом с одним из домов в Годриковой впадине бесшумно появился человек: высокий и очень худой мужчина. Оглядевшись, он быстро подошел к крыльцу самого близкого к нему дома и положил на него сверток, который до этого держал в руках. После чего аппарировал. Луна успела лишь на миг осветить его равнодушное лицо.
Предупреждения: OOC, очередной фик про наследие, цитаты из Вики, штампы, НП, гет, нецензурная лексика. В будущем возможен MPREG.
Размещение: Категорически запрещено! (с)
Диклеймер: Гарри Поттер мне не принадлежит.
От автора: Не дружу с каноном. Название фика взято из мюзикла Dracula - Entre l'amour et la mort.





Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Четверг, 19.11.2015, 13:35
 
KsallinaДата: Воскресенье, 20.07.2014, 12:51 | Сообщение # 151
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 14. Практическое занятие


Бета: Necro4DomineestRiRen
Гамма: нет


В ноябре все реже показывалось солнце, стыдливо прячущееся за пухлыми облаками. Но это не слишком волновало тепличные растения: они благополучно довольствовались искусственным светом. Гарри осторожно перебирал крупные листья папоротника, вымахавшего за три недели. Стоит отдать должное Энтони, он, казалось, перелистал все относящиеся к гербологии книги в библиотеке, чтобы найти хорошее удобрение. Но Гарри одолевали сомнения: оставалась неделя, а ни бутона или чего-то смутно его напоминающего ни у одного из пяти выросших папоротников не было. Впрочем, Гарри предполагал, что цветок может появиться каким-то загадочным образом на пустом месте. Смог же он все-таки вырастить папоротник из семян. И зачем мама только заставляла его учить биологию? В магическом мире все абсолютно не так, как в маггловском.
Гарри осторожно поднялся с колен и негодующе осмотрел свою одежду. Новые штаны были порваны, а синий свитер заляпан разными пятнами. Причем Гарри совершенно не помнил, как на его любимом свитере оказались эти самые пятна. Вроде ведь ничего такого не делал. Не удивительно, что Энтони спихнул на него эту часть работы. Ведь аристократу не пристало лазить в грязи. Гарри убрал лезущую в глаза прядь за ухо и все же признался себе, что немного обижен на друга. Впрочем, он уже успел ему отомстить, заставив копаться в книгах по разным надуманным поводам, вроде: «Знаешь, эти пятна кажутся мне подозрительными, посмотри, пожалуйста, что пишут в книгах». Гарри был уверен, если разбудить Энтони среди ночи и спросить о папоротниках, тот может рассказать целую лекцию об их выращивании, уходе и цветках.
Взмахнув палочкой, Гарри четко произнес «Tempus». Из конца ее стал исходить дым, будто от сигареты, образуя серое облако, которое за несколько секунд приобрело черты циферблата с медленно двигающимися по нему стрелками. Поморщившись, Гарри с недовольством отметил, что уже половина шестого. Занятия закончились в полтретьего, он сразу же направился в теплицу и провозился с папоротниками целых три часа. И это уже вошло в норму — столько времени отдавать гербологии. Он даже думать не хотел о том, что у них может не получиться. Будет до слез обидно за потраченное время.
— Здорово! — восторженное восклицание раздалось совсем близко.
Гарри обернулся и наткнулся взглядом на измазанного в грязи мальчика. Невилл Лонгботтом. Ему, как и Гарри, профессор Стебль разрешила посещать первую теплицу. Тут так же была пара второкурсников и даже один третьекурсник, остальные же любители гербологии находились, в основном, во второй теплице. Гарри насчитал таких любителей как минимум тридцать, странно, что директор до сих пор не разрешил создать официальный клуб.
— Что здорово? — поинтересовался он скорее из вежливости.
— Ну... часы из воздуха, — замялся Невилл, опустив глаза на свои испачканные ботинки. — Очень удобно. Вас профессор Флитвик научил?
— У нас уже почти каждый первокурсник такое умеет. Нас никто не учил, староста показал движение, а мы лишь повторили. Можешь сам попробовать, это очень просто, — Гарри сам не понял, почему решил помочь этому мальчику, но вот он уже держит палочку и медленно вырисовывает ею узор.
Невилл тут же обхватил грязными пальцами свою палочку и стал усилено повторять.
— Tempus!
Перед Невиллом появились расплывчатые часы, на них сложно было рассмотреть время из-за сильной ряби, но мальчик был так доволен собой, будто произнес заклинание Высшей Магии.
— Спасибо, большое спасибо, Гарри.
Тот лишь безразлично повел плечами в ответ. Гарри было неудобно, видя какой признательностью зажглись глаза Невилла. Он не сделал ничего такого, за что стоило благодарить с таким пылом. Поэтому он решил, что лучше никак не акцентировать на этом внимание.
— Скоро ужин, мне нужно переодеться. До встречи, Невилл, — сказал Гарри и поспешил к выходу, подальше от пухлого мальчика и этой глупой ситуации.
Обегая неспешно идущих к школе учеников, Гарри старался как можно быстрее добраться до двери в школу, а потом уже до гостиной Когтеврана. Не то чтобы его волновал собственный вид, дело было в другом. Энтони на чарах обмолвился, что собирается заглянуть в учительскую и поинтересоваться по поводу практических занятий по ЗОТИ. Профессор Снейп, как и обещал, поднял этот вопрос на педагогическом собрании. Это, в свою очередь, стало известно студентам, непонятно, правда, каким образом. Школу заполонили слухи, которые появлялись словно грибы после дождя. Начиная с того, что придуманное Квирреллом задание собирался отменить директор, и, заканчивая тем, что Квиррелл и Снейп что-то не поделили, раз последний подстроил ему такую гадость. Все дружно жалели профессора Квиррелла, так как тот пользовался у студентов популярностью из-за внешности и неплохого характера, чего не скажешь о Снейпе.
Гарри считал это несправедливым. Позже, поразмыслив, он пришел к выводу, что зельевар прав. Ведь действительно, как бы Гарри разучивал это несчастное заклинание? Мама вряд ли бы разрешила делать это дома, в школе колдовать можно только в комнате, но там есть возможность потревожить соседей. Вспомнив о своей комнате, которую приходилось делить с тремя мальчиками, Гарри приуныл. Это, пожалуй, было самым ужасным в школе. Его соседи не были плохими, особенно Энтони, но Гарри все равно не нравилось. Было трудно уснуть вечером из-за вечной болтовни Майкла и Терри, которые не унимались до часу ночи. Из-за разбросанных носков, перьев, конспектов, крошек печенья на постели, так как к Терри опять заглянул Маркус Белби и в очередной раз уселся на Гаррину постель. Да банально из-за невозможности побыть в одиночестве.
Гарри быстро поднимался по ступенькам лестницы, перепрыгивая через одну, чтобы быстрее добраться до этажа. Молясь про себя, чтобы капризная лестница не решила поменять направление.
Добравшись до двери в гостиную, Гарри вздохнул спокойно и тут же заметил прислонившегося к стене замка Энтони, он расплывчатым взглядом наблюдал, как мимо него проходят когтевранцы.
— Как успехи? Что-нибудь узнал? — подойдя поближе, спросил Гарри, встревоженный задумчивым видом друга. Тот же, услышав знакомый голос, сбросил с себя наваждение и перевел свой взгляд на Гарри, тепло ему улыбнувшись.
— Да, практические занятия будут проводить три профессора. Квиррелл, Снейп и Флитвик. Первокурсники должны определиться к концу недели, у какого преподавателя они хотят обучаться, — отчитался Энтони.
— И к кому мы пойдем? Неплохо бы к декану.
— Да, он хороший преподаватель. Не говоря уже о том, что он был чемпионом дуэльного клуба. Конечно, магглорожденные об этом не знают, но здесь достаточно чистокровных и полукровок, которые сбегутся к нему. Как и к профессору Квирреллу, — произнес Энтони, опять впадая в задумчивость и скорее размышляя вслух.
— Стоп-стоп-стоп, — медленно произнес Гарри, — чемпион дуэльного клуба?
— А что такого? Или думаешь, что рост не дает ему возможности быть хорошим дуэлянтом? Вынужден разочаровать, в него труднее попасть, — одарив Гарри неодобрительным взглядом, холодно произнес Энтони, правда, в конце его губы все же дрогнули в улыбке, превращая все в шутку.
— Энтони, я думал, ты меня достаточно узнал, чтобы понять, что я не оцениваю людей и их возможности лишь по внешности и слухам, — с обидой в голосе произнес Гарри. — Я вообще о другом!
— Прости, — с раскаянием сказал Энтони, наклонив голову, признавая свою оплошность. — Так что тебя заинтересовало?
— Клубы. В школе их два, и то дуэльный клуб открылся недавно. То есть клубы были до этого? Почему они закрылись? — протараторил Гарри, несколько возбужденный от новой загадки.
— Последний раз, когда нам было что-то интересно, мы угодили в гости к трехглавому псу, — с иронией произнес Энтони.
— Да ладно, ты же не думаешь, что мы опять во что-то вляпаемся? Это слишком невинный вопрос для больших проблем, — убежденно произнес Гарри.
— Дамблдор закрыл клубы где-то в 1970, после того, как стал директором. Я мало что знаю об этом событии, шумиха была большая, но Дамблдор смог каким-то образом надавить на министра, и тот с ним согласился. После чего в Хогвартсе закрылись абсолютно все клубы.
Энтони прикусил губу, раздумывая над этой загадкой. Она же теперь ему покоя не даст, вечно Гарри преподносит какие-то сюрпризы. Впрочем, ему это определенно нравилось, иначе было бы не интересно.
— Оставим тему с клубами. Нам нужно выбрать к кому идти на практические занятия. К профессору Квирреллу и Флитвику запишется слишком много людей, они не смогут найти индивидуальный подход к каждому ученику, — осторожно начал Энтони, но Гарри мгновенно понял, о чем он и тут же запротестовал.
— Нет-нет-нет и еще раз нет! — взметнул он руками так, что чуть не задел девушку с рыжевато-русыми волосами. Та бросила на него колючий взгляд и взмахнула своими волосами, которые полоснули по лицу Гарри. После чего гордо удалилась, мальчик пораженно проводил девушку взглядом.
Энтони рассмеялся — его сильно позабавило вытянувшееся лицо друга.
— Это сейчас что было? — спросил Гарри Энтони.
— Не имею ни малейшего понятия. Так ты согласен, чтобы Снейп вел у нас практику? — поинтересовался Энтони, решив воспользоваться тем, что Гарри был совершенно сбит с толку.
— Да, то есть, нет. Мы же повесимся за этот месяц, — упрямо произнес Гарри.
— Между прочим, он один из лучших дуэлянтов страны, хоть и не признанных официально, — продолжил убеждать Энтони. Гарри свел брови у переносицы, задумавшись. Энтони довольно улыбнулся тому, что смог посеять семена сомнения в голове друга.
— А почему не признали? — с самым невинным видом спросил Гарри, Энтони мысленно чертыхнулся и смерил друга мрачным взглядом.
— Все тебе надо знать! Твое любопытство когда-нибудь тебя погубит, — говорил Энтони с осуждением, прекрасно понимая, что сам такой же. — Будто ты не знаешь характер Снейпа: насолил кому-нибудь в верхах.
— Вот именно, характер, Энтони, характер! — эмоционально припечатал Гарри, но махать руками не стал, наученный горьким опытом.
— Не такой он ужасный, как кажется, — Энтони вспомнился их разговор в апартаментах Снейпа. Тогда все прошло сносно.
— Верно, он хуже, — не преминул съязвить Гарри.
Энтони тяжко вздохнул: Гарри невозможно было переспорить. Упрям как осел, а то и хуже. Лучше было согласиться, чем продолжать это безобразие у входа в гостиную, на них и так уже косились.
— Хорошо, тогда давай просто пойдем к разным преподавателям, — Энтони передернул плечом, стена была холодной, и он уже начал замерзать.
Гарри нахмурился, ему не хотелось расставаться с Энтони, впрочем, слушать высокомерные и язвительные комментарии Снейпа тоже. Однако нужно было решать. Еще раз взглянув в серо-голубые глаза друга, Гарри тяжко вздохнул и опустил плечи, признавая поражение.
— Ладно, пошли к Снейпу. Раз ты его так любишь, — пробурчал Гарри.
— Моя любовь соизмерима с твоей, — хмыкнул Энтони. — Я голоден, и моя спина уже примерзла к стене, так что давай закругляться.
— Ты иди, а мне еще переодеваться. И займи, пожалуйста, место, — Гарри подошел к входу в гостиную и постучал дверным молотом.
Энтони кивнул в ответ, но Гарри уже не видел, пройдя вглубь гостиной.

***


Отведенная первокурсникам неделя довольно быстро подошла к концу. Декабрь вступил в свои права. Началось время обильных снегопадов, но температура не опускалась ниже минус десяти градусов.
Многие младшие ученики проводили время на свежем воздухе, играя в снежки или лепя снеговиков. Позже, с помощью волшебства, оживляя их. Мистер Филч ругался и жаловался Дамблдору, но ученики формально не нарушали правил, и он закрывал на это глаза.
Гарри, идя по дорожке в теплицу, еле увернулся от летящего в его голову снежка.
— Извини, Гарри! — воскликнул Терри, залившись звонким смехом.
— Почему бы тебе не присоединиться? — предложил Майкл, отряхивая мантию от снега.
— Меня Энтони ждет, не могу, — невольно улыбнулся Гарри, уже собираясь продолжить путь, как в него полетело несколько снежков.
Один из них пролетел буквально в дюйме от уха Гарри. Чтобы избежать второго ему пришлось резко уйти в сторону, от третьего спасся, наклонив голову, и тот пролетел, не задев. От четвертого удалось увернуться повернув корпус немного влево, а пятый так и не долетел до цели, упав в нескольких шагах.
— Круто! — закричал какой-то первокурсник с Пуффендуя, ему вторило еще несколько голосов.
Один лишь Гарри хмурил брови, но вскоре черты его лица разгладились, ему пришла в голову хорошая идея, как проучить шутников.
— Wingardium Leviosa! — взмахнув палочкой, он поднял в воздух несколько комков снега. После чего резким движением направил их в сторону ребят.
Куча маленьких снежных зарядов полетела в сторону веселящихся младшекурсников. И пока те были заняты попытками сбежать или увернуться от шквала снежков, Гарри сорвавшись с места, побежал к теплицам.
Бросив быстрый взгляд назад, Гарри увидел, как Майкл пытается выбраться из большого сугроба, а Терри прячется за ближайшим деревом. Рассмеявшись, Гарри ускорился, еще не хватало, чтобы они его поймали, тогда точно изваляют в снегу.
Тяжело дыша, мальчик подбежал ко входу в теплицу, где сразу же увидел ежившегося от холода Энтони. Тот снова оставил шапку в комнате. Покачав головой, Гарри направился к нему. Ничего, в следующий раз он положит ее в свою сумку, и Энтони уже не сможет так просто отвертеться.
— Почему запыхался? — спросил Энтони.
— Да вот обрушил на кое-чьи головы кучу снежков и благополучно оттуда сбежал, — поделился Гарри и снова широко улыбнулся, вспомнив разбежавшихся ребят.
— Ты использовал магию? — они направились в теплицу.
— Да, они заслужили. Кто же впятером на одного набрасывается, — с досадой в голосе произнес Гарри.
— Ты не выглядишь пострадавшим, — хмыкнул Энтони, пробираясь сквозь заросли каких-то растений.
— Я хорошо уворачиваюсь, сам от себя не ожидал.
— Вот же! — резко остановился Энтони. Гарри смерил друга удивленным взглядом, а потом посмотрел из-за его плеча на причину такой бурной реакции.
Папоротники разрослись, но не у одного не было видно цветка.
Гарри прикрыл глаза, разочарование большими буквами читалось на его лице, ведь он столько сил и времени на них потратил.
— К сожалению, мальчики, цветов пока нет, — раздался над их головами теплый голос профессора Стебль.
— Простите, что заняли место в теплице, — тут же отреагировал Энтони, вернув себе свою невозмутимость и спокойствие.
— Ничего страшного, я всегда поощряю начинания учеников. И вы не исключение, — усмехнулась женщина. Потянувшись к карману, она достала оттуда сверток и протянула Гарри.
— Вы можете стать настоящим Мастером в гербологии, мистер Поттер, — Гарри осторожно перенял из ее рук сверток. Правда, слова профессора Стебль его не тронули, он посчитал их утешением из-за провала.
— Но вижу, вас влечет другая страсть, — ее голос приобрел грустные нотки, — я попросила друга об одолжении, это вам, молодые люди.
Гарри осторожно развернул сверток, его пальцы коснулись нежных белых лепестков. Внутри лежали цветы папоротника.
— Спасибо, профессор! — выпалил Гарри.
— Большое спасибо, профессор, — улыбнулся Энтони и осторожно, как несколько секунд назад Гарри, коснулся цветов.
— Всего хорошего, господа. И Гарри, если ты захочешь вырастить какое-нибудь растение, мои теплицы для тебя всегда открыты, — Помона хотела потрепать мальчика по голове, но, взглянув на свои перепачканные в грязи руки, в последний момент остановила себя и просто помахала рукой.
Гарри кивнул и, пробормотав на пару с Энтони «до свидания», они побежали к выходу.
Когда они уже скрылись за ветвями дягиля, Помона осторожно коснулась папоротника Гарри, нежно провела по чешуйчатым листьям, после чего отвела их в сторону. Ее взгляду престал маленький, совсем крохотный бутончик. И мягко улыбнувшись, она вновь вернула лист на место.

***


Гарри и Энтони стояли возле кабинета Защиты от темных искусств, ожидая профессора Снейпа, который должен был подойти с минуты на минуту.
Два дня назад вывесили списки, где было указано, кто к какому преподавателю идет. К профессору Квирреллу записалось двадцать четыре человека, к профессору Флитвику — девятнадцать. У профессора Снейпа решило заниматься всего лишь пять смельчаков. Вот именно их и рассматривал Гарри. Все трое были слизеринцами, но, к его удивлению Малфоя, здесь не наблюдалось.
Зато имелась забавная миниатюрная брюнетка, сложившая руки на груди. Ее маленькие глазки осматривали все кругом, но, будто намагниченные, всякий раз возвращались к Энтони, чтобы за одну секунду окинуть его цепким взглядом и снова вернуться к осмотру подземелий. Маленькие глазки, маленький ротик и большой нос, который смотрелся комично на общем фоне, но Гарри ее внешность почему-то нравилась.
Вот как раз ее взгляд остановился на нем, она гневно поджала губы и сморщила нос. Сандра таки разболтала всей школе про увиденное в библиотеке. Надо будет ее чем-нибудь проклясть наподобие чесотки языка. Впрочем, Гарри прекрасно понимал насколько пусты его угрозы, ведь этой рыжей нахалке с хитрющими глазами он откровенно симпатизировал.
Взгляд бесцельно блуждал по коридору, пока не наткнулся на мальчика. Он ходил из стороны в сторону, сцепив руки за спиной. Каштановые волосы спадали на лицо, и он раздраженно тряс головой, чтобы их убрать. Кажется, шатен был сильно взволнован, а может и раздражен, Гарри не был уверен.
Последний слизеринец обладал темной кожей, черными глазами и правильными чертами лица. Его вполне можно было назвать симпатичным, не напоминай он зловещую тень, прячущуюся в самом темном углу. Изредка он бросал взгляды исподлобья на однокурсников. Гарри понадобилось несколько минут, прежде чем он вспомнил его имя — Блейз Забини. Совершенно ничем не примечательный, казалось странным, что Гарри его запомнил.
Неожиданно их взгляды встретились. Черные глаза буквально гипнотизировали Гарри. Чем дольше они смотрели друг на друга, тем сильнее нарастал в голове Гарри шум, а вместе с ним и необоснованный гнев. Всего на доли секунды глаза Гарри вспыхнули ядовитым зеленым светом, заставив Блейза отвести взгляд.
— Что-то случилось? — обеспокоенно спросил Энтони.
Гарри мотнул головой, сам толком не понимая, что же произошло. Он настолько ушел в себя, обдумывая случившееся, что не заметил, как к ним приблизилась очередная тень, обитающая здесь. Только когда она приблизилась к двери, Гарри поймал краем глаза взметнувшийся вверх край мантии.
«Профессор Снейп как всегда эффектен», — с иронией подумал Гарри.
Взмахнув палочкой, Северус распахнул двери, после чего, смерив учеников раздражённым взглядом, коротко скомандовал:
— Внутрь.
Дети поспешили зайти в кабинет, чтобы не раздражать профессора еще больше. Северус, пропустив их вперед, вошел последним, заперев дверь заклинанием. Дети неуверенно осматривали помещение, в котором не было не единого стола, а ведь только утром обстановка была совершенно другой.
Переминаясь с ноги на ногу, первокурсники то и дело бросали кроткие взгляды на преподавателя, тот, в свою очередь, отвечал им пристальным вниманием.
— Блейз Забини, Дафна Гринграсс, Роберт Вэйси, Энтони Голдштейн и Гарри Поттер, — переходя с одного ученика на другого, Северус позволил себе язвительную усмешку. — Что вы хотели получить, записавшись ко мне?
— Вы один из лучших дуэлянтов страны, сэр! — тут же выпалил Роберт.
— С чего вы это взяли, мистер Вэйси? Ни в одном официальном документе нет моего имени, — прожег Северус взглядом ученика. — И я задал вопрос.
— Я… — растерялся Роберт и тут же умолк.
— Что за глупость, — не сдержавшись, пробормотал себе под нос Гарри, — нам нужны знания и помощь.
Энтони со страдальческим выражением на лице прикрыл глаза. Начинается, этих двоих вообще нельзя сводить вместе, сцепятся друг с другом и пытаются ужалить побольнее. Идея о занятиях у Снейпа становилось все менее и менее привлекательной.
— Кажется, мистер Поттер хочет мне что-то сказать, — язвительно осведомился Снейп, его глаза зажглись в предвкушении.
— Нет, сэр, не хочу, — Гарри честно пытался убрать иронические нотки из голоса.
— Что ж мы еще поговорим с вами отдельно, — оставил Северус выяснения отношений на потом.
Энтони позволил себя облегченно вздохнуть, пока не увидел, каким огнем зажглись глаза Гарри. Остается надеяться, что все обойдется десятью, на крайний случай пятнадцатью баллами.
— Что ж, сейчас вы подойдете ко мне по одному, и расскажете, какое заклинание собираетесь использовать. Подслушать нас никто не сможет, — после чего Снейп отошел на десять шагов от ребят и позвал к себе Блейза. Они обсуждали что-то минут десять, их разговор действительно не был никому слышен.
По тому, как внимательно Снейп слушал Блейза, а так же по утвердительному кивку в конце разговора, Гарри понял, что они пришли к какому-то соглашению. Снейп не кривил губы в саркастической усмешке, похоже, он был очень доволен Забини. Когда профессор отпустил Блейза, тот, проходя мимо Гарри, коротко ему кивнул, после чего покинул кабинет.
Далее была очередь Вейси. С ним все прошло не так гладко как с Блейзом. Они разговори вдвое дольше, и Снейп постоянно морщился, раздражался и вставлял краткие комментарии, прерывая Вейси, от которых последний опускал голову все ниже и ниже. Когда казалось, что голова сейчас сольется с плечами, Снейп махнул рукой, будто говоря, чтобы тот убирался с его глаз долой. Вейси чуть ли не бегом покинул кабинет.
Настроение Снейпа испортилось. Гарри и Энтони переглянулись, крайне раздосадованные тем, что придется иметь дело с недовольным профессором. Решив переждать, они пропустили Дафну вперед, она все-таки с его факультета, значит, он будет с ней более терпелив.
Однако они прогадали, грянула буря, заставив их сильно пожалеть о том, что они не пошли вслед за Вейси.
— Вы совсем с ума сошли?! — мальчишки вздрогнули от прогремевшего на весь кабинет голоса профессора Снейпа.
— Пиро? А что если бы у вас хотя бы искры получились? Вы могли спалить весь Хогвартс! — было непонятно, почему заглушающее заклинание слетело, но сейчас это волновало Гарри в последнюю очередь. Ведь вокруг Снейпа клубились знакомые сгустки высвобожденной магии.
— Тридцать баллов со Слизерина, мисс Гринграсс! — буквально выплюнул Снейп. — Идите в комнату и подумайте о своем поведении.
Глаза Гарри расширились: Снейп редко снимал со своего факультета баллы и только по очень серьёзной причине, но впервые на памяти Гарри он снял свыше десяти баллов с одного ученика.
Девочка шмыгнула носом, ее губы задрожали от сдерживаемых всхлипов, она была готова разрыдаться. Не в силах больше выдерживать давящий взгляд Снейпа, она сорвалась с места и побежала прочь, утирая со щек слезы.
Гарри и Энтони замерли, боясь пошевелиться, сейчас им хотелось просто сбежать, как сделала это Дафна.
— А вы тренировали втайне от профессоров какие-нибудь опасные заклинания в первую очередь для вас, а уже потом для окружающих? — прошипел Снейп, стремительно приближаясь к детям, его чёрные глаза были сужены, и казалось, что в них то и дело проскакивают молнии.
— Мы… — начал Энтони, но стоило посмотреть на угрожающе нависшего над ними преподавателя, как горло сдавили невидимые силки, не давая больше вымолвить ни слова.
— Нет, сэр, — четко и коротко ответил Гарри, вскинув голову, чтобы смотреть профессору прямо в глаза, при этом чувствуя, как все внутри леденеет от страха.
— А чем же вы тогда занимались? — чуть громче, чем следовало, спросил Северус, однако, не дожидаясь ответа, он резко повернулся к ученикам спиной.
Десять шагов до центра кабинета, за которые он должен подавить эмоции и утихомирить магию. Медленно он двинулся в выбранном направлении.
Уже второй срыв за месяц. Не предназначен он для того, чтобы вбивать в головы упрямых баранов крупицы знаний. Он ученый, а не педагог. Но выбора не было, он сам выбрал это путь.
— Мы получили цветки папоротника и собираемся провести обряд, — отчеканил Гарри голосом, полностью лишённым эмоций. Сейчас был не тот момент, чтобы дергать змею за хвост.
— Отлично, проведем обряд прямо сейчас. Я лично прослежу, чтобы все прошло без инцидентов, — произнес Северус.
Энтони, полный возмущения, тут же впился в него взглядом.
— При всем уважении, профессор, но обряд — это не заклинание Пиро. «Заклинание предела» абсолютно безвредно и не требует надзора с вашей стороны. Не говоря уже о том, что я не хочу, чтобы вы, посторонний мне человек, располагали знаниями о моем резерве, — слова Энтони заставили Северуса вспомнить молодого себя. Будь у него такая осторожность в столь юном возрасте, скольких же ошибок он мог избежать.
— Я даю вам слово, мистер Голдштейн, что не наврежу вам, владея этой информацией, — смягчил тон Северус, смотря в серо-голубые глаза и понимая, что бесстыже врет ребенку.
Энтони заколебался, авторитет Снейпа давил на него.
— Ваше слово и кната не стоит, если оно не магическое, сэр, — бросил Гарри.
Северус поморщился и перевел свой взгляд на маленького наглеца.
— У вас есть основания не доверять мне, мистер Поттер, своему преподавателю, который клялся защищать своих учеников и наставлять их? — вздернул вверх бровь Северус, после чего не дав Гарри вставить и слова, продолжил. — Тогда молчите.
— Вообще-то основания есть, сэ-эр, — сделал Гарри акцент на последнем слове, заставив Снейпа вновь обратить на себя внимание, когда он уже было повернулся к Энтони.
— И какие же? — насмешливо поинтересовался Северус.
— Вы нам сказали, что разговор между вами и учеником не будет никому слышен, однако мы прекрасно осведомлены о том, что вы думаете о Гринграсс, — усмехнулся Гарри.
Северус удивленно замер, его действительно поймали на слове, так еще и сопливый первокурсник, но он не был бы собой, если бы не впутался из этой ситуации:
— Мистер Поттер, вы уже несколько лет как выросли из того возраста, когда все слова понимались вами буквально. Учитесь читать между строк. Я всего лишь имел в виду, что никто не узнает заклинание, которое вы будете использовать, если конечно сами о нем не проболтаетесь.
Гарри вздернул подбородок, не собираясь так просто сдаваться.
— Вы назвали заклинание — Пиро, — Гарри упрямо смотрел в глаза Снейпу.
Они с минуту мерились взглядами, прежде чем Северус, усмехнувшись, достал палочку и, взмахнув ей, четко произнес:
— Даю Непреложный обет, что не буду разглашать информацию о резервах магической энергии Гарри Поттера и Энтони Голдштейна, — кончик палочки вспыхнул ярким светом, но тут же погас.
Гарри и Энтони неуверенно переглянулись, после чего кивнули профессору Снейпу.
— Что ж теперь доставайте цветки. Вы должны направить свою магическую энергию в цветок, как вы это обычно делаете используя палочку. Цвет цветка должен измениться. Белый — маггл, бежевый — сквиб, желтый — слабый маг, оранжевый — среднестатистический, красный — сильный, — произнес Северус, смотря, как Гарри вынимает из кармана мантии сверток, из которого достает цветок и протягивает Энтони. После чего берет следующий себе, нежно перебирая лепестки, он будто сомневается в правильности своего решения.
Переведя взгляд на Энтони, Северус смотрит на складку между бровями и плотно сжатые губы. Для взрослого мага ничего не стоит направить магическую энергию в предмет, но ребенку нужно сконцентрироваться, особенно первокурснику. Потребуется время, возможно минут пятнадцать.
Но предположение Северуса не оправдалось, спустя пять минут цветок Энтони окрасился в красный цвет. Что ж, этого следовало ожидать, Голдштейны сильный род, а вот мальчик не обладал той уверенностью, что была у Северуса, весь его вид говорил о невероятном облегчении, стоило красному цвету отразиться в серо-голубых глазах.
Что же там у Гарри? Бежевый? Северус не поверил своим глазам. Быстро приблизившись к мальчику, он внимательно посмотрел в его лицо. Гарри был весь напряжен, по вискам стекал пот, казалось, он еле держится на ногах. Он слишком зажат, концентрация концентрацией, но нужно позволить магической энергии свободно течь внутри себя, а не строить на ее пути преграды.
— Мистер Поттер, успокоитесь, — уверенно сказал Северус, пытаясь своим голосом передать спокойствие мальчику. Зайдя к нему со спины, он положил руки на напряженные плечи и сжал их.
— Все хорошо, представите реку, что свободно течет, куда ей хочется, — Северус решил немного помочь мальчику, тот кивнул на его слова, все еще не открывая глаза.
— А теперь она втекает в озеро, наполняя его своими водами.
Лепестки цветка начали медленно окрашиваться в оранжевый. Северус удовлетворённо кивнул. Что ж, кажется, Гарри обладает среднестатистическим резервом, это хорошая новость. Северус хотел было отойти от мальчика, как неожиданно цветок в руках Гарри вспыхнул ярким красным цветом, слепящим глаза. Мужчина инстинктивно зажмурился, а когда открыл глаза, в руках Гарри был только пепел, просачивающийся сквозь пальцы. Руки Северуса соскользнули с его плеч.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Суббота, 05.09.2015, 21:11
 
staniaДата: Среда, 08.10.2014, 20:09 | Сообщение # 152
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
вот здорово! такой неординарный фанф! мне очень нравится, спасибо уважаемым автору, гаммам и бетам!
 
KsallinaДата: Суббота, 22.11.2014, 19:38 | Сообщение # 153
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Спасибо за комментарий. Очень приятно) Да, благодаря им фанфик выглядит намного лучше)


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
ГермиДата: Понедельник, 24.11.2014, 11:18 | Сообщение # 154
Ночной стрелок
Сообщений: 83
« 3 »
С каждым разом все интригующе...с нетерпением жду продолжение... biggrin happy
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:29 | Сообщение # 155
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 15. Экспеллиармус

Бета: Necro4DomineestRiRen
Гамма: нет


Надвигающееся Рождество захватило умы студентов. До него было еще полмесяца, однако многие уже паковали чемоданы, а еще обсуждали, что подарить родным. Гарри в этих разговорах не участвовал: он заблаговременно купил подарки родителям и брату, а также Энтони. Выбрать подарок для последнего было настоящей головной болью. Гарри чуть ли не с десяток раз просмотрел разнообразные каталоги различных волшебных магазинов, в конечном итоге остановившись на книге «Силы, дремавшие в вас». Довольно занимательное чтиво, на взгляд Гарри. Вполне возможно, что оно понравится и Энтони, только бы тот не читал ее до этого.
Выбор подарка был не единственной проблемой Гарри. Он думал о заклинании для предстоящей дуэли. Теперь, зная, что может не ограничивать себя в выборе, его фантазия разыгралась не на шутку, то и дело подкидывая названия очередных заклинаний. Гарри даже удивлялся, откуда он их столько знает — сказались прочитанные за семестр книги.
Даже словами не передать, как он был рад узнать насколько огромен его магический резерв. Он даже сжег цветок! Да и в глазах Энтони изредка проскальзывало уважение при взгляде на него. Но радость омрачала одна единственная мысль, которую он был не в состоянии выкинуть из головы. Со слов Энтони, резерв зависел от родителей. Значит ли это, что его родители были сильными волшебниками? Не мог же ему родитель-маггл подарить такую силу. Тогда почему они…
Гарри мотнул головой. Нашел, чем забивать себе голову! Сейчас нужно думать о заклинаниях. Он кинул взгляд исподлобья на идущего рядом Энтони. Тот беззвучно что-то произносил, старательно выговаривая каждый слог.
— Что ты делаешь? — спросил Гарри.
— Тренируюсь произносить заклинание. Оно длинное и трудновыговариваемое, а его нужно произнести четко и быстро, — ответил Энтони.
Они свернули и направились к подземельям. Сегодня у них второй урок у профессора Снейпа.
— Какое заклинание ты выбрал? — Гарри было безумно интересно, не говоря уже о том, что ответ Энтони мог натолкнуть его на выбор собственного заклинания.
Желательно этот выбор сделать в ближайшие десять минут, иначе Снейп будет зверствовать.
— Конъюнктивитус.
— Ослепляющие заклинание? Хорошая идея, я бы даже сказал превосходная. Если противник ослепнет, а ты поменяешь позицию, то, считай, победа у тебя в руках, — одобрил Гарри.
— Все было бы прекрасно, если бы эта была полноценная дуэль. В нашем же случае мы можем даже не успеть продемонстрировать свои способности, как нас поразит вражеское заклинание. Лучше бы мы просто продемонстрировали выученное заклинание профессору Квирреллу, — Энтони совсем не разделял того возбужденного состояния, что охватило Гарри, да и половину его однокурсников.
— А я не прочь посоревноваться, — произнес Гарри.
— Мне казалось, ты не любишь красоваться на публике, — хмыкнул Энтони, его глаза лукаво сверкнули.
— Ты абсолютно прав, но здесь другое. Я хочу признания своих способностей, — твердость в голосе Гарри заставила Энтони мягко улыбнуться.
Гарри же, наконец, в разговоре с Энтони, смог четко сформулировать причину, из-за которой его охватывала дрожь при одной только мысли о соревнованиях.
— Разве это не одно и тоже? — подразнил его друг.
— Ты прекрасно знаешь, что нет, — улыбнулся Гарри.
— Ну и каким заклинанием ты решил нас поразить? — поинтересовался Энтони, Гарри тут же сник.
— Не знаю, у меня куча вариантов.
— Тогда попроси совета у профессора Снейпа, — предложил Энтони обыденным тоном, будто предлагал прогуляться у озера.
— Ты с ума сошел! — тут же возмутился Гарри.
— А на мой взгляд, это очень здравая мысль, мистер Поттер, — совершенно неожиданно для мальчишек над их головами раздался иронический голос профессора Снейпа.
Гарри прикрыл глаза на три секунды, чтобы взять себя в руки, после чего обернулся:
— Я… — и не смог произнести больше ни слова.
Вот что тут скажешь? Они продолжали идти по коридору, пока профессору Снейпу не надоело ждать ответа. Вскоре он насмешливо поинтересовался:
— Не вы ли сказали, что от меня вам нужна помощь и знания? Как раз то время, когда стоит их попросить.
— Да, сэр, — сдавленно согласился Гарри. — Я не могу выбрать заклинание.
— Я весь во внимании, — поощрил Снейп, и Гарри решился.
— Пепер Халитус, Люмус Солариум, Петрификус Манус, — перечислил Гарри, выжидающе посмотрев на Снейпа.
— Вы правильно поступили, взяв заклинание с первого курса. Вы наверняка сможете их освоить, не то, что те глупцы, что замахнулись на заклинания старших курсов, когда их Вингардиум Левиоса вызывает смех. Но, скажу Вам откровенно, с Вашим магическим резервом, мистер Поттер, вы вполне можете взять заклинание со второго и даже с третьего курса, как сделал это мистер Голдштейн. Конъюнктивитус отличный выбор, — похвалил как бы между прочим Снейп, губы Энтони дрогнули в довольной улыбке, но он поспешил вернуть своему лицу бесстрастное выражение.
— Пепер Халитус, — продолжил профессор, — заколдовать им воротник противника, после чего тот станет пахнуть перцем, не составит труда. Но, сами понимаете, реакция не мгновенна, к тому же простой насморк может спасти противника от чихания и разрушить ваши планы. Люмус Солариум интересное решение, он действует как и Конъюнктивитус, за одним исключением: вспышка света от палочки вполне может ослепить и Вас. Самый лучший вариант из перечисленных — Петрификус Манус, который обездвиживает руки. Однако его более мощную разновидность уже использует другой ученик. Вряд ли вы произведете впечатление на судей, если воспользуетесь менее мощным заклинанием, — закончил разбор полетов Снейп.
На лбу Гарри появилась привычная складка, брови нависли над глазами, зрачки сузились в две маленькие точки. Взгляд стал колючим и угрожающим.
— Я бы хотел порекомендовать Вам одно заклинание, — произнес Снейп медленно, рассматривая трещину на каменной стене. Кажется, она появилась десять лет назад, когда он только начал преподавать. Его взгляд опустился на черноволосую макушку.
Гарри не смог сдержать удивления, зелёные глаза расширились, а брови взметнулись вверх.
— Какое, сэр? — еле как сглотнув образовавшийся в горле ком, просипел Гарри.
— Экспеллиармус, — тихо произнес Северус, его взгляд утратил задумчивость, становясь твёрдым и уверенным.
— Что вы на это скажете, мистер Поттер? — привычная усмешка появилась на губах Северуса.
Гарри молчал, все ещё поражённый предложенной помощью. Впрочем, это больше напоминало вызов.
— Это заклинание изучается на втором курсе, однако многие волшебники осваивают его только к четвертому курсу, — вмешался Энтони. — Ты справишься? — обеспокоенный тон друга вывел Гарри из ступора, и он тут же произнес:
— Да!
— Рад слышать. Тогда приступим к тренировке, — довольно произнес Северус, распахнув двери класса, в котором уже находилась троица учеников.

***


На часах было десять минут одиннадцатого, когда Гарри выполз из класса. Он тренировал заклинание без перерыва два урока, а это целых три часа.
До отбоя оставалось меньше часа, Гарри планировал зайти в библиотеку после практического занятия и взять книгу о дуэльных заклинаниях, но передумал. Ведь в таком случае потребовалось бы подняться на четвёртый этаж, а потом в башню Когтеврана. Представив количество лестниц, Гарри застонал в голос. Завтра, все завтра.
Вдруг в дверном проеме появился Энтони. Шатаясь, он подошел к стене и припал к ней раскаленным лбом. Волосы были растрепаны, лента запуталась на кончиках и готова была сорваться вниз. Галстук болтался за спиной. Его белоснежная рубашка, выбившаяся из штанов, была расстёгнута на несколько первых пуговиц, из-за чего виднелась висевшая на шее золотая цепочка.
Гарри бросил на нее взгляд украдкой. Энтони не сильно жаловал украшения, за исключением ленты для волос, да и то: это была скорее необходимость, нежели желание владельца.
— Великолепно выглядите, наследник Голдштейнов, — съехидничал Гарри, растянув губы в озорливой улыбке.
— Заткнись, — грубо прошипел в ответ Энтони. — На себя лучше взгляни.
Гарри прикрыл глаза, вдохнул полной грудью и сделал несколько уверенных шагов по коридору. Энтони оторвался от холодной стены и попробовал последовать за Гарри, но пошатнулся и завалился на одну сторону. Гарри отреагировал мгновенно: метнулся к другу, обхватил его за талию и подставил плечо, к которому Энтони с благодарностью прислонился. Они осторожно пошли вперед.
— Понимаю, почему Малфой записался к другому преподавателю, несмотря на их близкие отношения. Снейп как с цепи сорвался на этих занятиях, гоняет нас, будто зверь. Стоит мне хоть на миллиметр сдвинуть палочку при черчении узора, как он тут же это замечает. Даже не знаю, как мы переживем еще два таких занятия, — слабым голосом делился впечатлениями Энтони.
— Я тебя предупреждал, — коротко ответил Гарри, сосредотачиваясь на дороге. Не хватало еще запнуться, тогда они оба рухнут на каменный пол и расшибут себе что-нибудь.
— Но преподаватель он великолепный, так что я был прав. Одно практическое занятие, а я уже владею заклинанием третьего курса. Теперь осталось только оточить его, — Энтони пихнул Гарри плечом, заставив того посмотреть ему в глаза. Гарри неохотно подчинился, после чего согласно кивнул.
Экспеллиармус нелегкое заклинание, неудивительно, что у многих оно не выходит вплоть до старших курсов. Если бы не Снейп вряд ли Гарри смог так быстро его освоить. К тому же, профессор дал ему парочку советов, которых не было в книге. Кажется, это из личного опыта.
Однако у Снейпа был дерьмовый характер, его придирки и саркастические комментарии бесили Гарри до зубного скрежета. А от самодовольной усмешки у мальчика начинал дергаться глаз, но он был бы не против взять у Снейпа еще несколько уроков по дуэльным заклинаниям.
Мальчики собирались завернуть за угол, как по главному коридору пронеслись несколько учеников. Гарри тут же отступил в тень, дернув Энтони за собой.
— Быстрее, Рон, мы не должны опоздать, — поторопил знакомый взволнованный голос.
— Да еще даже одиннадцати часов нет, — поспешил его успокоить рыжий мальчик.
Они подошли к ярко горящему волшебному светильнику, который осветил их лица. Гарри поджал губы. Шикарная встреча. Последний раз они виделись в библиотеке, точнее, Гарри и Энтони видели их, но ни во что хорошее эта встреча не вылилась.
— Ну как можно было забыть часы. Я же напоминал тебе! Нам еще к Хагриду пилить, — пробурчал в ответ Майкл Поттер и собрался двинуться дальше, но его остановил пронзительный девичий голос.
— Подождите!
Майкл с явным неудовольствием обернулся, подождав пока девочка подбежит к ним. Потом смерил ее высокомерным взглядом, Гарри впервые видел, чтобы брат так на кого-то смотрел.
— Что тебе, Грейнджер? — Майкл задрал подбородок еще выше, девочка под таким взглядом совсем съежилась и не знала, куда себя деть.
— Я… я слышала у тебя проблемы с заклинанием. Я хотела помочь, — забормотала Гермиона, под конец, вскинув голову, она с надеждой посмотрела на Майкла.
— Мне не нужна твоя помощь, — бросил мальчик.
— Вот-вот, — поддакивал рыжий.
— Мне, правда, очень жаль, Майкл. Я не хотела оскорблять твою маму. Я была не права! — в отчаянье воскликнула Гермиона, вцепившись своими пальчиками в мантию бывшего друга.
— Вот именно. Что бы я ни говорил о Гарри — он мой родной брат! Мама никогда бы не изменила папе. Слышишь, никогда. Не смей порочить имя моей семьи! — разбушевался Майкл.
Чем больше он говорил, тем меньше, казалось, становилась Гермиона.
Гарри замер, его лицо побледнело. Ему бы никогда в голову не пришло, что Майкл станет его защищать. Это было неожиданно и очень печально. Гарри наклонил голову, скрывая за длинными прядями увлажнившиеся глаза.
— Прости, — тихо произнесла Гермиона. — Я больше никогда… — что “никогда” Гарри так и не узнал, слова потонули в рыданиях.
Майкл растерялся, его гнев испарился. Он стоял перед плачущей девочкой и не знал, что делать.
— Ну, хватит… не надо. Хорошо, что ты поняла. Я, в общем, больше не злюсь… как бы, — Майкл то зарывался пятерней в волосы, то касался карманов штанов.
В конечном итоге он решил коснуться Гермионы, чтобы успокоить ее. Протянул руку к плечу девочки, но та замерла в нескольких сантиметрах, так и не достигнув цели. Пальцы дрожали, поэтому Майкл сжал их в кулак, расслабил руку и опять сжал.
— Я так рада, — сквозь всхлипы выговорила Гермиона. — Ты позволишь мне помочь?
— Да, конечно, — рука Майкла, наконец, легла на плечо Гермионы, он неуверенно похлопал ее в знак утешения. — И ты прости за грязнокровку. Мне мама голову оторвет, если узнает, что я тебя так обозвал.
— Ничего, ты был зол, — сквозь слезы улыбнулась Гермиона.
— Так что там у тебя за заклинание? — смущенно спросил Майкл.
Девочка тут же вытерла слезы, ее глаза приобрели привычное выражение всезнающей ученицы.
— Профессор Квиррелл в своей лекции дал нам подсказку, — тоном, крайне напоминающий профессорский, Гермиона поведала мальчишкам свою идею. — Он сказал, что мы можем использовать Вингардиум Левиоса и победить. Тогда я задумалась, пролистала несколько книг и нашла заклинание, которое изучается на третьем курсе. Ваддивази, — с превосходством на выдохе произнесла она название. — Оно отличается от Вингардиум Левиоса, так как не просто заставляет предмет летать, но направляет его на конкретного волшебника.
— Здорово! — воскликнул Майкл. — А мы сможем его выполнить?
— Конечно, мы ведь освоили Вингардиум, — убежденно сказала Гермиона.
— А ты что думаешь, Рон? — повернул голову к другу Майкл.
— Вообще-то, я уже начал разучивать одно. Мне его Фред и Джордж показали, — отведя глаза в сторону, смущенно признался мальчик.
— А куда вы шли, когда я вас окликнула? Башня Гриффиндора в другой стороне, — карие глаза удивленно взирали на мальчишек.
— Точно! — в один голос воскликнули Майкл и Рон.
— Быстрее, мы опаздываем! — схватив Гермиону за руку, Майкл потащил ее по коридору.
— Нужно спешить к Хагриду. Мы тебе такое расскажем, — это последнее, что смог разобрать Гарри, прежде чем компания скрылась за поворотом.
— Значит, Ваддивази, — подал голос Энтони. — Недурно, но не для первого заклинания в дуэли. Им можно неплохо отвлечь противника…
— Но не вывести его из строя, — закончил Гарри, после чего добавил. — Разве что метнуть шкаф, да и то, хватит ли им сил его удержать.
— Что-то я сомневаюсь, что в кабинете, где будет проходить дуэль, поместят шкаф, — усмехнулся Энтони.
— Даже знать не хочу, что будет, если они не справятся с заклинанием, — пробурчал Гарри, в красках представляя, как огромный платяной шкаф сваливается ему прямо на голову.
— Хотя я не совсем справедлив, если запустить в голову книгу, вполне можно вывести противника из строя, — стал всерьез размышлять Энтони.
— Нет, ты прав, — прервал его Гарри, — оно не для нашей дуэли, где нужно показать одно заклинание. Дело во времени. Пока Грейнджер найдет предмет, пока его заколдует, пока направит на меня. Я успею трижды ее обезоружить.
Энтони удивленно посмотрел на Гарри, после чего медленно кивнул.
— Пойдем. Они уже покинули коридор. Интересно, что им потребовалось от лесника перед отбоем, — Гарри бросил заинтересованный взгляд в направлении того коридора, куда нырнули гриффиндорцы.
— Нам только ночной прогулки по опушке леса не хватало, — саркастически произнес Энтони.
— Я вовсе не собираюсь туда идти, — начал оправдываться Гарри. — Просто интересно.

***


Следующим утром Гарри потребовалась вся его сила воли, чтобы встать с кровати. Болью отдавалась каждая клеточка в теле. Энтони выглядел не лучше. С вселенской мукой на лице он расчесывал свои спутавшиеся волосы, явно желая отрезать их под корень.
— Хорошо, что сегодня пятница, и у нас только два урока, — с облегчением только от одной этой мысли произнес Энтони.
Гарри улыбнулся, мысленно соглашаясь с ним. Они осторожно поднялись, потратив на сборы больше получаса, и медленно направились в гостиную факультета. К их удивлению, там присутствовал профессор Флитвик. Он редко посещал гостиную, предпочитая действовать через старост, объясняя это тем, что учит их самостоятельности. Также «отсутствие явного неоспоримого авторитета сплотит их». Гарри, впрочем, считал, что профессора просто обременяют его обязанности декана.
— Мистер Поттер и Голдштейн, вы остаетесь на Рождество в школе? — выпалил Флитвик, стоило ему заметить двух мальчиков.
Гарри и Энтони синхронно покачали головами в знак отрицания.
— Ну и правильно, наверняка соскучились по своим семьям, — тепло улыбнулся он им.
Настроение Гарри немного приподнялось. Он скоро увидит маму, сможет обнять ее, почувствовать запах ее духов и нежный поцелуй на лбу.
Пожелав декану доброго дня, мальчики вышли из гостиной, направившись в Большой зал на завтрак.
Идя неспешным шагом они то и дело замечали носившихся туда-сюда гриффиндорцев, на лицах которых отображалась настоящая паника.
Когда они, наконец, переступили порог Большого зала, то увидели столпившихся «львов» вокруг песочных часов и неотрывно смотрящих на количество своих рубинов.
— Вот это поворот! — раздался за их спинами голос Терри Бута, местного сплетника.
— Что случилось, Терри? — поинтересовался Гарри.
— Вы что, еще не знаете? Гриффиндор потерял сто пятьдесят балов! — выпалил он, его глаза возбужденно блестели. Гарри и Энтони пораженно ахнули:
— Когда?
— Этой ночью! — вскинул Терри руки для большей экспрессии.
— Что, Мерлин тебя побери, произошло? — взорвался Гарри.
— Гермиону Грейнджер, Невилла Лонгобботома, Драко Малфоя и … — Терри на мгновение прервался, замявшись, он бросил неуверенный взгляд на Гарри, — Майкла Поттера поймали после отбоя.
Гарри тут же повернул голову в сторону Энтони, наткнувшись на серо-голубые глаза, в которых проступило понимание, отразившееся и в глазах Гарри.
Стоило Терри увидеть Мэнди и Сандру, как он тут же бросился к ним, чтобы поделиться невероятной новостью.
Гарри склонился поближе к Энтони и зашептал тому на ухо:
— Мы же как раз их встретили перед отбоем. Они еще к леснику шли. Они явно что-то замышляли.
— С чего ты взял? Может они просто задержались у Хагрида, — невозмутимо предположил Энтони. Впрочем, по прищуренным глазам друга, Гарри понял, как слабо он верит в свою версию.
— Конечно, группа гриффиндорцев пили чай в дружной компании лесника и Драко Малфоя, — с сарказмом ответил Гарри, продвигаясь к столу Когтеврана.
— Малфой не единственный непонятный элемент в этой истории. Поймали Лонгобботома, а мы видели Уизли, — напомнил Энтони другу.
— Зачем понапрасну ломать голову? Подойдем сегодня к Малфою и расспросим его, — предложил Гарри, усевшись за свое место, за другим концом стола старшекурсники бурно обсуждали потерянные баллы львов.
Гарри не удержался и еще раз взглянул на песочные часы, на сей раз рассматривая убавившиеся в количестве изумруды.
— Мы же вроде с ним в ссоре, — хитро улыбнувшись, напомнил Энтони.
— Я с ним в ссоре. Не ты, — ответил Гарри, его губы дрогнули в точно такой же улыбке.
Высидеть гербологию было настоящим испытанием, она проходила с пуффендуйцами. Профессор Стебль на сей раз решила прочитать лекцию, хотя до этого все ее уроки были исключительно практическими. Дело было в том, что они во втором семестре должны были перейти работать во вторую теплицу, а там находилось парочка довольно опасных растений, так что профессору нужно было рассказать о технике безопасности.
Гарри откровенно скучал: во второй теплице он уже был, когда работал с папоротником. Выращивал он его в первой, но профессор Стебль практически все свое время проводила во второй, и чтобы получить совет, ему приходилось бегать туда не раз и не два.
Чары были поинтереснее. Во-первых, из-за присутствующих там гриффиндорцев. Гарри то и дело бросал заинтересованные взгляды на провинившуюся троицу. Те сидели тише воды, ниже травы и, походу, даже не слушали преподавателя, уйдя с головой в свои горестные мысли. Остальные гриффиндорцы их показательно игнорировали и перешептывались за спиной. Единственным исключением был Уизли, он пытался всячески приободрить Грейнджер и Майкла, но друзья не замечали его потугов.
На мгновение у Гарри в голове промелькнула шальная мысль бросить брату записку с вопросом о том, как он. Но Гарри тут же отогнал ее, обозвав себя редкостным придурком и мягкотелым слюнтяем. Подумаешь, Майкл за него заступился. Он это сделал из-за мамы, а не из-за него.
Во-вторых, они разучивали новое заклинание. Гарри оно удалось с первого раза, и он получил пять баллов для своего факультета. Впрочем, как и Энтони с Грейнджер. Та явно приободрилась, вернувшись к своему обычному поведению. Теперь стоило профессору только открыть рот, чтобы задать вопрос, как она тут же тянула руку. Видать, решила вернуть факультету потерянные из-за нее баллы.
— У Малфоя трансфигурация, — как бы между прочим шепнул Энтони, когда склонился над учебником.
Гарри кивнул, и, стоило раздаться звону колокола, как мальчишки тут же сорвались с места, выбежали из кабинета и умчались в том направлении, где у них обычно проходила трансфигурация.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:30 | Сообщение # 156
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 16. Запретный лес

Бета: Necro4DomineestRiRen
Гамма: нет


Коридоры Хогвартса за семестр утратили свою чужеродность, волшебным образом становясь привычными и даже родными. Куда-то исчезла мрачность, становясь приятной полутьмой. Сырость же стала неотъемлемой их частью — трудно было представить коридор без уже знакомых кислых ноток.
Конечно, в школе оставалось уйма неизведанных мест, но осознание того, что ты знаешь, как пройти к нужному кабинету и не заплутать, вселяло в учеников уверенность в принадлежности к этому месту.
Гарри и Энтони бежали со всех ног, проскальзывали в узкие ответвления и выскакивали этажом выше, огибали двигающиеся доспехи, быстро поднимались по лестнице, перепрыгивая исчезающие ступеньки. Нужно было перехватить Малфоя до обеда, потом его будет труднее поймать одного, без недремлющей свиты.
Гарри как раз обогнал двух пуффендуйцев, тоже первокурсников, и готов был завернуть за угол, как услышал глухой звук удара.
Притормозив, Гарри резко развернулся на сто восемьдесят градусов. Его глазам предстала забавная, на первый взгляд, картина. Энтони и какой-то пухлый пуффендуец растянулись на полу. Мигом рука взметнулась ко рту, чтобы сдержать рвущийся наружу смех.
Энтони неуклюже поднялся, держась за руку, на которую неудачно упал. Гарри тут же прекратил смеяться. Неужели Энтони ее сломал?
— Прошу прощения, — смущение отразилось на щеках Энтони красными пятнами.
Гарри некультурно разинул рот от удивления: он еще ни разу не видел краснеющего друга.
— Да ты с ума сошел, носишься по коридорам, будто у себя дома! — еле как поднявшись, тут же начал возмущаться пухлый мальчик.
— Я спешил, но это не оправдание. Мне искренне жаль, ты не пострадал? — вежливая заинтересованность скользнула в голосе Энтони, заставив пуффендуйца немного поостыть.
— На твое счастье, — буркнул он, тщательно осматривая себя. — Но если бы…
— Хватит уже, Эрни. Он же извинился, — вступился за Энтони молчавший все это время спутник пострадавшего пухлого мальчика.
— Мы, правда, очень спешили. Не обижайся на Энтони, — вмешался Гарри.
Эрни вздрогнул, будто только заметил, что Энтони не один, и обернулся. Стоило ему увидеть Гарри, как на губах заиграла доброжелательная улыбка.
— Ты Гарри, Гарри Поттер, — он тут же схватил его руку и стал трясти. — Меня зовут Эрни МакМиллан. Мы с тобой как-то в снежки играли. Ну как играли, ты знатно нас ими обстрелял, — засмеялся пуффендуец.
— Эм… очень приятно, Эрни, — Гарри совершенно его не помнил, но сказать такое было бы грубо.
— Что это я раскричался. Ты извини, — он подошел к Энтони, смущенно почесав затылок. — Я просто не в духе был. Мы с зельеварения, но, хоть его и сократили, менее ужасным оно от этого не стало.
Энтони принял извинения, мягко кивнул, будто говоря, что все понимает. Эрни рассмеялся и посмотрел на своего друга, после чего хлопнул себя по лбу:
— Ой, точно, что ж это я. Это мой друг — Джастин Финч-Флетчли, — представил Эрни пришедшего им на помощь шатена.
— Энтони Голдштейн, — мальчики пожали друг другу руки. — Приятно было познакомиться, но мы, правда, спешим. Увидимся на истории в понедельник.
Пуффендуйцы кивнули, а Энтони и Гарри поспешили к кабинету трансфигурации, они и так непозволительно долго задержались. Однако Гарри все же решил сбавить темп, не хотелось сбить с ног еще кого-нибудь.
— Гарри Поттер? — донеся до Гарри голос Джастина.
Он не понизил голос, решив, что когтевранцы достаточно далеко и не смогут его услышать.
— Он так здорово уворачивается. Не хотел бы я сойтись с ним на дуэли, — ответил Эрни.
Позже он что-то добавил, но слова были произнесены так тихо, что у Гарри не получилось их расслышать.
— Кажется, кто-то хотел признания своих способностей, — раздался смех прямо над ухом.
— Да ну тебя! — отмахнулся от друга Гарри. — Ты как? С рукой все хорошо?
Энтони кивнул. С плеч Гарри будто камень свалился. Он еще раз внимательно осмотрел руку друга, движения не были скованными, значит, все действительно в порядке.
Завернув за угол, они оказались возле нужного кабинета. Однако, их постигло разочарование. Все слизеринцы ушли, в кабинете было пусто. Лишь из подсобного помещения доносился строгий голос профессора МакГонагалл.
Ребята уже хотели уйти, как дверь отворилась, и оттуда вышел бледный как мел Драко Малфой. На дне его серых глаз плескался настоящий ужас, он шел неуверенно, будто не видя ничего перед собой. Наконец, он обратил внимание на когтевранцев, его лицо исказилось от неприязни и, поджав губы, он зло зашипел:
— Что, пришли посмеяться?
Даже не дождавшись ответа, Драко пронесся мимо когтевранцев, толкнув Гарри плечом.
— Малфой, стой! — крикнул Гарри, но тот уже покинул кабинет.
Сдаваться так просто Гарри был не намерен. Сорвавшись с места, он побежал за слизеринцем. Драко явно не ожидал, что за ним кто-то пойдет, потому громко вскрикнул от испуга, когда тонкие пальцы сомкнулись на его запястье. Гарри почувствовал, как мелко дрожит бледная рука слизеринца.
Резко обернувшись, Драко вырвал свое запястье и толкнул Гарри в грудь.
— Пришел обвинить меня в том, что я подставил твоего братца, — голос задрожал от подступившей к горлу истерики.
— Майкл сам попался и сам будет разгребать свои неприятности. Ко мне это не имеет никакого отношения, — твердость в голосе Гарри заставила Драко растеряться.
— Зачем ты тогда тут?
— Хотел узнать, что произошло, — честно ответил Гарри.
— А братец разве тебе не рассказал, как мерзкий слизеринец чуть не помешал им совершить благородный поступок? — в привычной саркастической манере поинтересовался Драко.
— Хочу послушать твою версию, — ушел от вопроса Гарри, но слизеринец этого не заметил в отличие от Энтони.
Драко хмыкнул и, повернувшись, медленно направился вдоль по коридору, с привычной манерностью растягивая гласные:
— Неделю назад я увидел как неразлучная парочка Уизел и Поттер, — Гарри и Энтони поспешили нагнать его, — покинули школу перед отбоем. Я решил проследить за ними. Они пришли к этому увальню Хагриду. Я подумал, что нет смысла там находиться. Еще буду я торчать на холоде и следить, как они чаи распивают, слушая тупое мычание лесника, пытающегося уверить, что его чудища просто «милашки». Надеюсь, они его сожрут когда-нибудь, — выплюнул Драко, зло сверкнув глазами. — В общем, я засобирался обратно в замок, как увидел в камине свернувшееся клубком существо. Это был трехмесячный дракон!
Гарри не поверил своим ушам. Дракон — одно из самых опасных существ в магическом мире. Как он мог оказаться в хижине лесника? В деревянной хижине лесника!
— Продажа драконьих яиц запрещена законом, впрочем, как и их выращивание без непосредственного разрешения Министерства. За это можно приличный штраф получить, а то и тюремный срок, — раздался тихий голос Энтони, тот явно отнеся к этой истории спокойнее, чем Гарри.
— Три месяца! Да он уже летать может, а его пламени хватит, чтобы сжечь эту несчастную хижину вместе с хозяином. Он мог вылететь и кого-нибудь обжечь, а драконье пламя волшебное, ожоги очень трудно лечатся, — голос Гарри звенел от нахлынувшего на мальчика гнева. — Они ж еще и ядовиты!
— А вот Уизел этого не знал. Его эта гадюка знатно покусала, — бросил Драко с довольной усмешкой. Впрочем, мальчик был доволен не столько страданиями рыжего, сколько эмоциональной реакцией на его рассказ.
— В общем, гриффиндорцы не совсем идиоты, решили избавиться от дракона. Отправить его в Румынию. Я это вчера подслушал и решил им помешать.
— Зачем ты вообще к ним полез? Избавились бы они от него, тем лучше для нас, — вмешался Энтони.
— Такой прекрасный повод подловить Поттера и Уизела. Какой истинный слизеринец его упустит? — более чем демонстративно Драко прижал руку к груди, будто говоря, что подставить гриффиндорцев был его священный долг.
— Ну что, подловил? Доволен теперь? — с губ Гарри сочился яд, отравляя Драко.
Малфой тут же растерял свой лоск. Серые глаза затуманило беспокойство, лицо приобрело болезненное выражение. Он замедлил шаг, а потом и вовсе остановился возле заброшенного кабинета.
— Все пошло не так как планировалось, — тихо ответил Драко, пряча глаза, — меня поймала МакГонагалл. Она не поверила ни одному моему слову о драконе, но попросила Филча проверить, нет ли на Астрономической башне учеников. Конечно же, они там были, вот только без дракона, да и вместо Уизела Грейнджер. Вот от кого-кого, а от этой зазнайки я этого не ожидал, — хмыкнул Драко через силу.
— Хорошо, допустим, — кивнул Гарри, принимая к сведенью. — Как в вашей дружной компании оказался Невилл?
— Он подслушал, как я говорю Крэббу, Гойлу и Нотту, что собираюсь их поймать. Вот благородный гриффиндорец и решил помочь, — Драко искривил губы в презрительной усмешке. — Однако я доволен его появлением. Так бы Гриффиндор потерял только сто баллов, а теперь сто пятьдесят.
— Но и Слизерин потерял пятьдесят, — не преминул сказать Гарри.
Драко поджал губы. Он бы предпочел, чтобы ему не напоминали об этом.
— Что от тебя хотела профессор МакГонагалл? — вспомнил Гарри строгий голос профессора, когда они только зашли в кабинет.
Разобрать слова было невозможно, но вот уловить общий тон разговора проблем не составило. Хлесткие, как удары кнута, слова профессора заставляли невольно ежиться и втягивать голову в плечи.
— Отработка, — отведя глаза, признался Драко.
Пальцы судорожно сжали дорогую тонкую мантию. Слизеринец был сильно напуган.
— Драко, что за отработка? — встревоженный его состоянием, как можно мягче спросил Энтони.
— В восемь часов вечера мы должны пойти в Запретный лес с лесником и найти растение, которое цветет только зимой при свете луны. Хорошо еще, что снег растаял. Искать будет проще, — выдавил Драко, стиснув мантию так, что послышался противный треск.
— Почему мы должны идти в этот поганый лес? Он кишит всякими кровожадными тварями! — отступившая недавно истерика все-таки настигла Драко. — Если я сейчас отправлю письмо отцу, то в лучшем случаи оно придет как раз к восьми, когда мы будем уже в лесу! — его нижняя губа дрожала, мешая четко выговаривать слова.
— С вами же будет взрослый волшебник, — попытался утешить чуть ли не плачущего Драко Энтони.
— Ты чем меня слушал?! С нами пойдет только этот лесник Хагрид, который считай что сквиб. Палочку-то у него забрали! Какой из него защитник! — Драко перешел на крик.
— Заткнись, — одернул его Гарри, Драко тут же захлопнул рот ладонью.
— Что мне делать? — дрожащим голосом спросил Драко, с отчаяньем смотря на Энтони.
Энтони же был в полной растерянности, он вопросительно посмотрел на Гарри. Возможно, хоть тому пришла в голову какая-нибудь спасительная мысль, но и он не представлял чем тут можно помочь.
— Так еще наверняка этот лесник злиться на меня из-за дракона. Вдруг, он оставит меня одного в лесу? — паническая мысль тут же одурманила рассудок Драко.
— Не говори глупостей. Ему крупно влетит, если он потеряет ученика в лесу, — образумил его Гарри.
— Верно-верно, — тут же закивал Драко, — папа за это с него шкуру сдерёт живьем,— но беспокойство в серых глазах не убавилось.
Мальчик все же допускал мысль, что его могут действительно оставить в лесу.
— А профессор Снейп? — озарило Гарри, но Драко лишь печально покачал головой.
— У него сегодня были сокращенные занятия, он уже на полпути в Карлсруэ. Там будет конгресс зельеваров.
— Можно же воспользоваться камином и поговорить с Лордом Малфоем или профессором Снейпом, — предложил Энтони.
— Думаешь, я не пробовал? МакГонагалл заявила, что студентам запрещено использовать каминную сеть, если на то нет серьезных причин. «Ваша отработка — это не конец света, мистер Малфой», — передразнил Драко профессора.
После чего тяжко вздохнув, он обхватил себя руками, казалось, что ледяной холод проник под полы мантии и достиг нутра Драко. Но Гарри знал, что все было как раз наоборот, холод шел изнутри. Согнувшаяся, тонкая фигура пыталась сохранить хотя бы крупицы тепла.
Гарри было жалко Драко, он будет в темном лесу совсем один без поддержки. Единственное, что Гарри мог сделать — это говорить слова утешения, предлагать обреченные с самого начала варианты помощи. Начиная от попытки притвориться больным или сослаться на то, что у него аллергия на это самое растение, которое они ищут. Все это было бесполезно, но создавало видимость, что он действительно старается вытащить Драко из этой ситуации.
Гарри посмотрел на маленькое окошко, стекло которого был полностью покрыто изморозью. До слуха доносились тихие слова утешения, которыми Энтони пытался успокоить Драко. Гарри прикрыл глаза, поморщившись от нежных ноток, скользивших в его голосе. Он знал, что слова всего лишь слова, неважно насколько нежно они звучат, а Драко нужны были действия. Другое дело, готов ли он на эти действия?
— Мы пойдем с тобой, — голос звучал как-то странно, будто и не принадлежал Гарри.
Энтони пораженно повернулся к другу, он потерял дар речи. Его губы беззвучно двигались, будто пытались вернуть свой голос. Наконец, у него это получилось:
— Это невозможно! Да нас тут же отправят обратно в замок.
— А мы не будем показываться на глаза преподавателям. Просто проследим за Хагридом. Будем держаться рядом, но так, чтобы нас не заметили, — понимая насколько сумасшедшую и опасную идею предлагает, Гарри все же продолжал говорить твердым голосом. Если уж он будет сомневаться, то Энтони ни за что на это не согласится.
Серые глаза потеплели, будто согретые надеждой, а вот Энтони был настроен категорично:
— Там будет темно, мы не сможем следить за ними и сами потеряемся. А если подойдем слишком близко, они услышат наши шаги или хруст ломающихся веток.
— Но попытаться стоит, — пожал плечами Гарри. Энтони возмущенно открыл рот, но, кинув взгляд на Драко, закрыл с явным усилием над собой.
— Если бы у нас была мантия-невидимка, вы бы без проблем могли пойти со мной, — подал голос Драко.
— Так может возьмем? Смогли же тогда сбежать от пса, — идея показалась Гарри крайне заманчивой. К тому же, раз он решил рисковать, то зачем ограничивать себя только одним безумным поступком?
— Не получится. Крестный говорит, что оттуда невозможно ничего украсть. Помните ту арку? Ее невозможно пройти с мыслью о краже, — уныло пояснил Драко.
— Пойдемте уже на обед, сейчас без пяти двенадцать, — Энтони медленно пошел вдоль коридора, мальчишки потянулись следом. Мрачные мысли одолевали всех троих. Энтони, посмотрев на грустные лица, тяжко вздохнул и решил пойти на попятную:
— Допустим, мы могли бы подождать на опушке. Потом осторожно последовать за вами. Остается лишь надеяться, что вы успеете управиться до отбоя.
Драко быстро закивал. Они уже подошли к Большому залу, когда он осторожно окинул их взглядом, тихо прошептал:
— Увидимся вечером, — после чего поспешил к слизеринскому столу.
С губ Энтони сорвался очередной тяжкий вздох. Они медленно направились к столу Когтеврана, который практически весь пустовал. Сев на своё место, Энтони взял столовые приборы и начал медленно разрезать говяжье мясо.
— Хочу, чтобы ты знал, Гарри. Я нахожу эту идею до крайности идиотской, — ножик звякнул об тарелку. Энтони не удостоил Гарри даже мимолетным взглядом.
— Я понимаю. Прости, что втянул тебя в это, — виновато склонив голову над тарелкой, Гарри так и не притронулся к пище.
— Малфой действительно стоит того, чтобы так рисковать? Он ведь не приуменьшил, лес кишит тварями, — Энтони положил в рот кусочек мяса и стал старательно его пережевывать.
— Я не знаю…
— Ты что? — подавившись, Энтони закашлялся, но впервые с того момента, как они сели за стол, посмотрел Гарри прямо в глаза.
— Я не знаю, стоит ли ради Малфоя так рисковать. Я просто не хочу чувствовать себя беспомощным. Больше всего на свете я ненавижу это чувство. Лучше уж что-то сделать, чем потом жалеть, — Гарри смотрел на Энтони прямым взглядом.
Зелень его глаз напоминала листву высоких деревьев, ветки которых осторожно перебирал ветер. Если долгое время смотреть на эту картину, то она действует лучше любого успокоительного. Эти глаза были лишены страха, в них было лишь спокойствие и решимость действовать.
Энтони его прекрасно понимал, у него тоже за этот короткий промежуток времени сроком в одиннадцать лет было много вещей, о которых он жалел.
— Я все-таки не согласен, — наконец выдавил Энтони из себя. — Почему брату ты даешь разбираться со своими проблемами самому, а Малфою лезешь помогать? Это при том, что с обоими у тебя не самые лучшие отношения.
— С братом будут друзья, а Драко совсем один.
Энтони молча сверлил взглядом Гарри, после чего прикрыл глаза, сдаваясь:
— Ладно. Малфои — известная семья, хорошие отношения с ними могут пригодиться в будущем, — чтоб уж совсем не чувствовать себя альтруистом или гриффиндорцем сказал Энтони. — Ешь, силы нам этим вечером еще понадобятся.
Гарри тихо рассмеявшись, взял в руки столовые приборы.

***


Тьма окутала замок, будто в пуховое одеяло, а темные тучи заслонили звезды и луну, погружая все в кромешную темноту. Ветер колыхал листья, и этот звук напоминал хриплый шепот, который проникал прямо в сердце, заставляя его биться с удвоенной силой. Ощущения чего-то пугающего не позволяли расслабиться даже на минуту.
Двое мальчишек, кутаясь в теплые плащи, стояли на краю опушки, поближе к деревьям, чтобы при приближении волшебников сразу же спрятаться за мощными стволами.
— Сколько нам еще ждать? — ветер путался в плаще Гарри, раздувая его.
— Еще нет восьми, скоро подойдут, — ответил Энтони, прислонившись к дереву.
Гарри кивнул и стал наблюдать за тропинкой, что вела к школе. Вдруг он увидел яркий светлячок вдалеке. Он приближался и увеличивался в размерах. Наконец, Гарри смог различить силуэты и понять, что огонёк в руках самой большой фигуры это, скорей всего, лампа.
Схватив Энтони за руку, он потянул того спрятаться за деревом. Осторожно выглянув, парочка стала наблюдать за фигурами. Вот они подошли к хижине лесника. Стояли там пять минут, о чем-то говоря, в конечном итоге человек с лампой, развернувшись, направился обратно в школу. А вот Хагрид и четыре маленьких фигурки пошли в лес.
Они были довольно близко к Гарри с Энтони, и мальчишки смогли разобрать слова, которые говорил Хагрид:
— Оно должно уже расцвести, но найти хотя бы два растения за день — большая удача, так что мы разделимся, — он хотел добавить что-то еще, но вмешался Драко.
— Тогда я возьму пса!
— Да пожалуйста, но Клык уж больно труслив. Так вот, Майкл и Гермиона пойдут со мной. Малфой и Невилл — с Клыком, — и они двинулись в лес.
Напоследок Драко оглядел опушку внимательным взглядом, будто выискивая что-то.
Подождав несколько минут, Гарри с Энтони осторожно последовали за ними. Стараясь ступать осторожно, чтобы их не услышали.
— Так, — Гарри и Энтони вздрогнули, казалось, что голос раздался прямо над ними, но нет, Хагрид с первокурсниками стоял в нескольких метрах, — вы идите направо, а мы с Майклом и Гермионой налево. Если что случится, наколдуйте красные искры. И ни в коем случае не сходите с тропинки!
После чего они разделились. Гарри и Энтони поспешили нагнать Малфоя, но все же не приближались слишком близко, чтобы не обнаружить себя. Переглянувшись, они обменялись выразительными взглядами. Вдруг Энтони схватил его за руку, заставив остановиться. Наклонившись, он прошептал Гарри на ухо:
— Может, раскроемся перед Лонгботтомом? Я с ним пару раз пересекался на раутах, он вряд ли пойдет ябедничать.
— Я тоже считаю, что он не такой, — согласился Гарри, — но он жутко неуклюжий, причем по жизни. Может сдать нас без заднего умысла.
Энтони хотел сказать что-то еще, как тут раздался пронзительный крик. Гарри стал озираться по сторонам, пытаясь найти ребят, но их и след простыл. Недолго думая, он сорвался с места, побежав по тропинке. Энтони не отставал. Они пробежали совсем немного, как наткнулись на сидящего на земле Невилла, схватившегося за сердце, и согнувшегося от хохота Драко.
Понять, что произошло, не составило труда. Драко напугал Невилла и тот закричал, вопрос в том, наколдовал ли он красные искры. Вроде палочки в руках нет, может, обошлось.
— А вот и вы, — улыбнулся Драко. — Я думал, вы не придете. Вы только посмотрите на Лонгботтома, трясется как новорождённый кролик.
Гарри сжал губы в тонкую линию, понимая, что начинает буквально звереть на глазах.
— Ты не лучше выглядел, когда узнал, что отработка в Запретном лесу, — прорычал Гарри. — Вижу, теперь ты смелый и в нас не нуждаешься. Мы, пожалуй, пойдем, — ухватив Энтони за рукав мантии, он потянул его за собой.
— Стой-стой, Гарри, подожди. Мне жаль, я не хотел, — тут же затараторил Драко, побежав следом.
— Так уж и не хотел, — с иронией произнес Энтони, остановившись и давая слизеринцу шанс нагнать их.
— Извини, глупо поступил, — искренне попросил прощения Драко.
Он светился от счастья. Запретный лес перестал быть таким уж страшным, а Гарри и Энтони были рядом. Они все-таки пришли, хотя Драко до последнего в это не верил.
— Ч-что в-вы тут д-делаете? — заикался Невилл, ему с большим трудом удалось встать на дрожащие от страха ноги.
— Драко струсил из-за отработки, — не щадя гордость слизеринца ответил Гарри, — поэтому мы пошли с ним.
Невилл бросил неуверенный взгляд на Энтони и Драко. Ему казалось чем-то невероятным, что Гарри дружит с этими двумя. Они были совершенно не подходящей компанией для него. Получалось, что Гарри дружит с врагом своего брата, даже больше — врагом рода Поттеров. Невиллу хотелось чувствовать разочарование или осуждение по отношению к Гарри, но единственное, что рождалось в его сердце — это восхищение. Он бы никогда не посмел дружить с тем, кого не одобрят его родители и бабушка.
— Понятно. Что теперь? — ноги перестали дрожать, взамен на языке появился противный вкус горечи.
— Можно попробовать поискать этот цветок всем вместе. Четыре пар глаз лучше двух, — прозвучал голос разума в лице Энтони.
Все дружно кивнули, находя эту идею разумной. После чего двинулись по тропинке, парами, так как ее ширина не позволяла идти всем вместе. Драко тут же встал рядом с Энтони, Гарри пришлось идти с Невиллом, что не сильно его обрадовало, поэтому он находил утешение в сверлении раздражённым взглядом белокурой макушки.
— Тебя совесть не грызет? — тихо спросил Невилл. — Я имею в виду, Малфой подставил Майкла и…
— А мне с этого что? — грубо прервал его Гарри, ему только разговоров о брате не хватало.
— Ну… — стушевался Невилл, после чего добавил еще тише, — вы братья.
— Мы слишком разные, Невилл. Таким людям трудно ужиться вместе, — Гарри надеялся, что такой ответ закроет тему.
— А ты пытался? — крупицы гриффиндорской храбрости взыграли в Невилле, заставив его спросить напрямик.
Гарри остановился, этот вопрос резанул по живому. Сам того не зная, Невилл задел одну из самых глубоких ран.
— Да что это я. Конечно, пытался, вы же семья, — Невилл неловко коснулся шеи, губы дрогнули в робкой улыбке.
Гарри отвел взгляд. Было слишком темно, вдалеке раздался звук, больно напоминающий стрекотание, а атмосфера между ними становилась еще более странной. Гарри нестерпимо хотелось, чтобы наступил день, чтобы солнечный свет озарил это место, чтобы все снова стало ясно. Не только в лесу, но и в его голове.
— Смотрите, это же то растение! — воскликнул Драко, выведя Гарри из лабиринта собственных мыслей.
— Оно слишком далеко, Драко. Лесник сказал не сходить с тропы, — напомнил Энтони.
— Да к Моргане этого лесника. Мы тут уже час бродим и ничего. Я хочу в свою постель, под теплое одеяло, а не шататься здесь всю ночь, — недовольство скользило в каждом жесте слизеринца.
Драко, не сомневаясь в своем решении, сошел с тропы, устремившись к цветку.
— Нет, стой! — крикнул Гарри, но тот даже не обернулся.
Ничего не оставалось, как кинуться следом. Гарри, Энтони и Невилл побежали за Драко, вглубь пугающего леса.
Наконец, Драко достиг цветка и тут же сорвал его, вскинув руку вверх в победном жесте, сжимая тонкий стебель, на котором колыхались белоснежные лепестки.
— Ты, придурок, как мы теперь найдем эту несчастную тропинку? — Гарри остановился возле Драко, который так и светился от самодовольства.
— Да просто пойдем туда, откуда при… — Драко замолк, смотря за спину Гарри.
— Г-гарри…
Щелк.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:31 | Сообщение # 157
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 17. Акромантулы

Бета: Necro4DomineestRiRen (Domino suo-servus)
Гамма: нет


Резкий рывок вверх — первое, что почувствовал Гарри. Руки тут же схватились за сдавивший его талию жгут. Быстрого взгляда хватило, чтобы рассмотреть блестящее и прозрачное нечто, из которого торчали редкие черные волоски. Они были достаточно длинными, Гарри сначала принял их за верёвки. Неожиданно оно дернулось. Гарри вздрогнул всем телом, осознав, наконец, что повис в нескольких метрах над землей.
Нужно было как-то выбираться. Повернув голову, дабы посмотреть за спину, он наткнулся на внимательно наблюдающих за ним восемь глаз. Они были невероятно красивы, с большими зрачками и сине-зеленой радужкой. Однако теряли все свое очарование, так как перед ними с большой скоростью двигались отростки, на вершине которых виднелись ядовитые железы.
Этот чудовищного размера паук явно желал им полакомиться. Как только данная мысль сформировалась в голове, раздалось учащенное щелканье челюстями. Сознание стало медленно покидать Гарри.
— Ай! — раздалось совсем близко.
Мутными глазами он посмотрел на перекошенное от боли лицо Драко. Кажется, держащий его паук не был с ним так же осторожен, как с Гарри.
Голова была невероятно тяжелой, поэтому он затратил много сил на то, чтобы просто оглядеться по сторонам. Стая паков, от самых больших — метра два-три в высоту — до самых крошечных, двигалась вперед. Огромные пауки возглавляли шествие, сжимая в своих лапах добычу. Людей.
Мерзкий влажный звук, раздававшийся всякий раз, как пауки двигались, заполнил тишину леса. Куда они их несут? Что с ними будут делать? Впрочем, последнее вполне очевидно. Их съедят.
Сейчас ему хотелось свернуть тонкую шейку белобрысого придурка. Вот зачем Гарри только решил ему помочь? Сидел бы сейчас в гостиной, читал бы книгу по истории магии. Хотя смысла причитать не было: Драко виноват, но это не снимает вины с самого Гарри, который затащил Энтони в это отвратительное место. Ситуация до смешного напоминала ту, когда они полезли на третий этаж. Только на сей раз, вряд ли им удастся так же легко выбраться из этого дерьма.
Единственное, что он мог сделать, это придумать, как сбежать от пауков. Потом он хоть сто раз извиниться перед Энтони.
Однако времени на размышления не осталось, они вышли на освещённую луной поляну. В ее центре находился сплетенный из паутины купол.
— Арагог! — позвал паук, Гарри дернулся от неожиданности.
Да и не он один. Кажется, никто не ожидал, что это существо может говорить на человеческом языке.
Из глубины купола на зов выбрался поистине огромный паук, он был больше всех виденных Гарри ранее. Его голова была грязно-белая и, как рассудил мальчик, седая. Даже волоски на лапах кое-где были того же цвета.
— Что опять случилось? — проскрипел паук, в конце грозно клацнув челюстями.
— Лу-уди, — выговорил паук, после чего приподнял Гарри и тряхнул им перед старшим пауком.
Тот подполз ближе, склонившись совсем близко к Гарри, и внимательно осмотрел его своими глазами.
— Это не Хагрид. Убей, — бросил он напоследок и пополз обратно к себе.
— Стой! Мы знаем Хагрида. Это он нас сюда привел! — тут же разразился криком Драко.
Лапы паука замерли, он развернулся и посмотрел в том направлении, откуда доносился вопль. Кажется, паук был слеповат, так как посмотрел на полметра выше головы Драко.
— Давно я не видел других людей. Еще с открытия Тайной комнаты.
— Тайная комната? — спросил Гарри. Нужно было потянуть время, чтобы придумать, как сбежать.
— Да. Ее открытие принесло Хагриду много несчастья. Из-за нее у него отобрали палочку, он долго горевал, — Арагог говорил медленно, предаваясь воспоминаниям, что было выгодно Гарри.
Паук держал его за талию, прижимая руки к туловищу, однако кисти оставались свободными и могли двигаться. Гарри осторожно коснулся кармана мантии, нащупав палочку. Хорошо, что он положил ее сегодня не во внутренний карман на груди, как делал это обычно.
Осторожно достав палочку, Гарри судорожно вспоминал заклинание, которое отгоняло акромантулов. Как назло, оно лишь слабым бликом проскальзывало в сознании. Экзумай, Экзуми, Экземи.
Время уходило, тогда Гарри решил воспользоваться парализующим заклинанием, после которого паук наверняка выпустит его из лап. Он сделал взмах и… остановился. Избавится он от одного акромантула, а что дальше? Упадет на землю, расстояние до которой было немаленьким, вполне может себе что-нибудь повредить. Его вполне хватит на пару заклинаний, благодаря которым освободятся его друзья и попадают на землю. Хорошо, если все отделаются всего лишь ушибами.
Энтони сможет сражаться, Гарри был в этом уверен. Другое дело Драко и Невилл, про последнего так вообще ходили слухи как о самом бездарном на потоке. Впрочем, нужно было не столько сражаться, сколько бежать обратно в лес. Только вот акромантулы кинуться следом. Если бы только можно было их задержать...
Вспомнились мамины уроки биологии. Помнится, у пауков самое уязвимое место –брюшко. Интересно, с акромантулами то же самое? Если бы они смогли создать позади себя что-то вроде преграды, которая могла поранить им брюха. Но они ничего такого не изучали на уроках защиты.
— Что-то я много времени трачу на разговоры с едой, — проскрипел Арагог, после чего пополз в паутинный купол.
— Стой! — кричал ему в след Драко. — Стой!
«Инсендио!» — озарило Гарри.
Можно создать огненный барьер. Осматриваясь, он заметил много пожелтевшей листвы и веток, вполне сгодиться для костра. Другое дело, будет ли пламя достаточно высоким, чтобы задеть брюшко. Оно должно быть примерно полтора фута.
Щелк-щелк-щелк. Времени на раздумья не оставалось, акромантулы готовились ужинать. В худшем случае, при падении они все переломают руки и не смогут ничего наколдовать. Гарри мотнул головой, отгоняя мысли о смерти. Он будет сражаться до конца.
— Petrificus Totalus! — прокричал Гарри во всю силу своих легких.
Стоило заклинаю поразить акромантула, как Гарри почувствовал, что начинает падать. Встреча с землей была чрезвычайно болезненной. На глазах выступили слезы, хотелось полежать хотя бы несколько секунд, чтобы боль немного ослабла. Однако Гарри прекрасно понимал, что этих секунд у него не было. Превозмогая боль, он тут же вскочил на ноги, прикусив губу до крови.
— Petrificus Totalus! — луч угодил в акромантула, державшего Энтони.
Еще пара вспышек и вот уже все мальчишки лежат на земле.
— Живо вставайте и бегите в лес! — закричал на них Гарри.
Мальчишки кое-как встали на ноги и рванули в том направлении, откуда их принесли акромантулы. Гарри ринулся следом, замыкая группу.
— Как только будем около леса, наколдуйте… — воздуха в легких не хватало, — Инсендио… подожгите траву и ветки… барьер… огненный, — еле как объяснил на бегу свой план Гарри.
Вдруг дорогу им преградил акромантул. Приподняв передние лапы, он явно готовился к прыжку. Его укус гарантировал мгновенную смерть.
— Arania Exemi! — белая вспышка света из палочки Энтони отбросила акромантула на несколько метров.
— Serpensortia! — прокричал Драко, он направил палочку себе за спину, из ее кончика вырвалась змея, которая поползла прямо на пауков.
Гарри посчитал это самой идиотской идеей за день, если, конечно, не считать сход с тропинки. Вот только он совсем не ожидал, когда кинул взгляд назад, что пауки остановятся и будут неподвижно наблюдать за змеёй.
— Они боятся василиска, — объяснил Драко, — это не василиск, но она их задержит на несколько секунд.
Гарри, может быть, и ответил бы ему что-нибудь, да только времени на разговоры не было. Впереди их ожидала куча тварей, которых нужно одолеть, чтобы добраться до леса.
— Locomotor Wibbly! — совершенно неожиданно для Гарри раздался выкрик Невилла, который поразил заклинанием акромантула, тот плюхнулся брюшком прямо на землю, так как ноги отказались его держать.
Недолго думая Гарри послал вспышку белого света в ближайшего паука. До леса оставалось совсем немного.
— Колдуйте Инсендио! — приказал Гарри, после чего первый поджог пожелтевшие листья.
Пролетело три луча, потом еще несколько. Хватило минуты, чтобы наколдовать огненный барьер, который стал распространяться по поляне. Такими темпами они вполне могли сжечь Запретный лес. Не то чтобы Гарри чувствовал себя виноватым из-за этого.
Мальчишки, наконец, достигли леса и теперь бежали сломя головы, не оборачиваясь, не думая о том, что, возможно, их до сих пор преследуют акромантулы. Сердце билось как ненормальное, готовое разорваться на кусочки от бега, страха и адреналина.
Они преодолели несколько миль, когда Гарри крикнул ребятам, чтобы те остановились.
— Ты спятил? А если они... — дрожа от страха, Драко гневно смотрел на Гарри.
— Мы даже не знаем куда бежим. Хочешь в гости еще к кому-нибудь? — Гарри скользнул по Драко взглядом, осматриваясь по сторонам.
— И что ты предлагаешь? — Драко шагнул ближе, надеясь заставить Гарри смотреть на него.
— Мы даже предположить не можем где тропинка, — в голосе Невилла звучала обречённость, он так же подошел к Гарри поближе, боясь потерять его из виду.
Драко поджал губы, отвернувшись, он резким движением палочки наколдовал красные искры. Гарри тут же подскочил к нему, обхватил Драко за запястья и заставил опустить палочку.
— Убери искры, — прошипел он на ухо слизеринцу.
— Но…
— Мы слишком далеко, лесник не увидит. А вот кто-нибудь другой… — но было поздно, раздался странный звук, напоминающий щелканье. Нет, скорее клацанье.
Совсем близко зашуршали листья, звук стал громче. Мальчики не отводили глаз от кустов, ожидая худшего.
Наконец ветки качнулись, и им навстречу вышел невероятно высокий человек. Гарри запрокинул голову, рассматривая лицо незнакомца. Оно было бледным и отрешенным, глаза скрывали светлые пряди. Взгляд Гарри начал опускаться ниже, пройдясь по обнаженной груди с редкими белыми волосками, пока не наткнулся на туловище. Оно принадлежало коню. Гарри застопорился, складывая два этих факта. Кентавр!
Мальчик мысленно застонал. Только бы кентавр был один, не хватало познакомиться со всем табуном. Эти существа чтили свою территорию и недолюбливали людей. Мальчишки же представляли собой прекрасное сочетание: чужаки и люди.
Стоящий рядом Драко вздрогнул, ноги его подогнулись, и он упал на землю. Серые глаза наполнились слезами.
— Энтони, подними его, — бросил Гарри, не сводя взгляд с кентавра.
— Меня зовут Флоренц. Мы не причиняем вреда жеребятам, меня не стоит бояться. Но здесь небезопасно, вы должны вернуться в человеческий табун.
Кентавр действительно не выглядел враждебно, отметил Гарри, но это вовсе не значило, что ему можно доверять.
— Мы потерялись, — пропищал Невилл, вцепившись в руку Гарри.
— Это плохо. Я отведу вас к тропинке, благодаря ей вы сможете вернуться обратно в табун, — кентавр подошел ближе.
Гарри тут же сделал шаг назад, оттесняя друзей.
— Я не наврежу, не бойтесь.
— Ты можешь солгать и отвести нас к своему стаду, — возразил Гарри.
— Мне не составит труда позвать табун сюда, но я этого не делаю.
Гарри сжал кулаки, чувствуя, как дрожь Невилла передается и ему. Плутать в лесу дальше было опасно, но и доверять кентавру не лучшая идея. Нужно было что-то решать.
Гарри повернулся к друзьям. Затравленные взгляды были ему ответом.
— Я ему не доверяю, но кентавры действительно не убивают жеребят, — Энтони все еще держал Драко, который прижался к нему и не хотел отпускать.
— Я д-думаю ему м-можно доверять, — Невилл дрожал, но в его взгляде на секунду проскользнула уверенность в своём решении.
Драко молчал.
— Хорошо. Отведи нас, пожалуйста, к тропинке, — озвучил Гарри то, что вертелось у всех на языке.
— Умное решение, — ободрительно улыбнулся им кентавр, прошествовав вперед.
Ребята осторожно посеменили следом. Гарри чувствовал, как усталость берет над ним вверх. Перед глазами маячила гостиная Когтеврана с ее удобными креслами, мягкими подушкам и с играющим в камине пламенем. Она казалось такой далекой.
Сейчас же приходилось пробираться сквозь кусты, которые нещадно истязали его ноги. Они отрывали куски ткани от штанины и все ближе подбирались к коже, чтобы оцарапать ее. Передвигать ногами становилось все тяжелее. Еще и ветви деревьев стремились ударить Гарри по лицу. Было такое ощущение, что лес борется с ним.
Они шли не так уж и долго, но ребята были готовы от усталости свалиться на землю и больше никогда не вставать.
Неожиданно Гарри понял, что местность становиться ему смутно знакомой. Впрочем, не ему одному. Драко оживился и, наконец, отцепился от Энтони.
Кентавр резко остановился, указав на знакомую ребятам тропинку. Они тут же поспешили к ней.
Стоило Гарри встать на стоптанную землю, он почувствовал огромное облегчение, после чего крикнул кентавру:
— Спасибо, Флоренц!
— Будь осторожен. Марс и Венера сошлись в бою. Каждый из них имеет на тебя свое право, но... — дуновение ветра унесло последние слова.
Стоило Флоренцу окончить загадочную фразу, как он тут же развернулся и помчался обратно в лес.
— Что? Стой! — крикнул Гарри, однако, тот не обернулся.
Цокот копыт утонул в звуках леса.
— Не обращай внимания. Кентавры славятся своими туманными речами, — Энтони сдерживался из последних сил, чтобы не рухнуть на колени от усталости.
— Прости, что втянул тебя в это, — виновато склонил голову Гарри.
— Главное, что ты меня из этого вытянул, — хмыкнул Энтони. У него не было ни физических, ни духовных сил, чтобы злиться. К тому же появилась надежда на то, что скоро они окажутся в Хогвартсе.
— Интересно, сколько сейчас времени? — спросил Невилл, не сильно рассчитывая на ответ.
— Судя по тому, как посветлело, скоро рассвет, — предположил Гарри.
Драко начал шариться в карманах мантии пока не достал оттуда сломанный цветок с помятыми лепестками.
— Надо же ты не выронил его, — удивился Невилл.
— Да чтоб он… — Драко замахнулся, чтобы выбросить цветок, но голос Гарри остановил его.
— Цветок не виноват, что ты идиот.
Драко замер, плечи опустились, выдавая подавленное состояние владельца:
— Ты злишься? — тихо спросил он, даже не стараясь оправдаться, что сильно удивило Гарри и, на удивление, смягчило его.
— Да, я зол. Нас могли убить, — холодность в голосе Гарри заставила Драко вздрогнуть.
Пряча глаза, Драко отвернулся, а потом пошел по тропинке прочь от ребят. Ему хотелось уйти от Гарри, как будто чувство вины могло исчезнуть, если он не будет видеть того, кто его вызывает.
— Ты что, опять хочешь влезть в очередную историю? Не отходи от меня, — тон, нетерпящий возражений, был непривычен для Гарри, но сейчас казался единственно верным.
— Без меня вам будет лучше! — Драко потер красные от слез глаза, которые снова увлажнились.
— Драко, вернись. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. А это может произойти, если ты уйдешь, — спокойно позвал Гарри.
— Но ты злишься, — с детской непосредственностью произнес Драко.
— Злюсь, — согласился Гарри.
Драко нахмурился, не понимая, как же к нему все-таки относится Гарри. Потом, что-то для себя решив, он быстрым шагом вернулся обратно к ребятам.
— В какую сторону пойдем? — спросил Энтони, никак не отреагировавший на развернувшуюся сцену.
— Туда, — кивком головы Гарри указал в ту сторону, куда чуть было не ушел Драко.
Но не успели мальчики сделать и пару шагов, как их окликнули:
— Посмотри-ка, это же очаровательные…
— …первокурсники, — знакомые голоса, полные лукавства, приводящие в ужас и восторг многих студентов Хогварста, заставили ребят обернуться.
Перед ними стояло двое третьекурсников, знаменитых шутников Уизли.
— Не их ли Хагрид…
— …ищет по всему лесу? — раздражающая манера разговора была знакома Гарри и до поступления в школу, но никогда она не бесила его так же, как сейчас.
— Но, Джордж, кажется, у меня двоится в глазах!
— Действительно, их здесь больше на два, — согласился второй близнец.
— А вы что тут делаете? — нутром чувствуя большие неприятности, тут же ощетинился Драко.
— А вот это уже наше дело…
— …которое не касается маленьких первокурсников.
— У вас будут бо-ольшие неприятности, если мы все расскажем, — самодовольство скользнуло в голосе Драко, который намеривался надавить на Уизли.
Один из близнецов склонил голову набок, насмешливо взирая на Драко, как на забавную зверушку.
— Что-то мне подсказывает, Фред, что преподаватели не обрадуются, если узнают, что по лесу гуляло на два первокурсника больше, — ослепительно улыбнулся Джордж, будто рассказывал забавную шутку. — А мы ведь проболтаемся, когда будем рассказывать, что тут делали.
— Да как вы… — презрительные слова были готовы сорваться с губ Драко, но Гарри успел вовремя дернуть его за рукав, не дав договорить.
— Думаю, — выступил вперед Энтони, — мы сойдемся во мнениях, когда я скажу, — секундная пауза, — что Невилл и Драко были здесь одни и никого не видели?
— Если нас здесь не было, значит и видеть мы ничего не могли, — заговорчески подмигнул Джордж.
— Правда, у нас к вам один вопрос, — Фред обвел взглядом ребят. — Почему вы сошли с тропинки? Это невероятно тупой поступок, — не стесняясь в выражениях, Фред покрутил пальцем у виска.
Гарри насмешливо посмотрел на мгновенно залившегося краской Драко.
— Так получилось, — примирительно ответил Энтони, предпочитая не развивать тему.
— Да вас могли десять раз сожрать, — не унимался Фред.
— Будто стой мы на тропинке этого бы не случилось, — огрызнулся Драко, из последних сил защищая свое потрёпанное чувство собственного достоинства.
Фред и Джордж пораженно уставились на ребят.
— Не случилось бы, — после минутного молчания произнес Джордж.
— Тропинка заколдована и не позволит тварям Запретного леса подобраться к ней, — сказал Фред таким тоном, будто эта была элементарная вещь, незнание которой приравнивалось к вопиющему невежеству.
— Мы этого не знали, — Драко не смог совладать с голосом и изо рта вырвался писк.
Голова Гарри начала раскалываться. Мысль, что они могли избежать этого кошмара, если бы не сошли с тропы, будто дятел мучила его виски.
— А следовало бы, — без единой улыбки сказали в один голос близнецы.
— Спасибо, что удовлетворили наше любопытство. В награду мы покажем вам тайных вход в Хогвартс, — близнецы оживились, направившись вдоль по тропинки.
Энтони и Гарри нахмурились, не совсем понимая, зачем это нужно.
— Вы же не собираетесь возвращаться в школу через главный вход? — ухмыльнулись ребятам близнецы.
— Почему нет? — пожал плечами Гарри.
— Потому что сейчас там дежурят профессора в надежде, что пропажа обнаружиться. Лонгоботтом и Малфой могу со спокойной совестью идти к ним, а вас они вряд ли ждут, — будто неразумным детям разжёвывал все Джордж.
Энтони и Гарри к своему стыду даже не подумали о безопасном возвращении в замок. Им хотелось скорее оказаться в родных стенах Хогвартса, поэтому они просто упустили из виду такую деталь как профессора, всполошившиеся из-за исчезновения учеников. Те наверняка поджидали их у всех входов в Хогвартс.
— Есть парочка секретных ходов…
— … и мы так милостивы, что покажем вам один, — проказливо улыбнулись близнецы.
Ребята робко улыбнулись в ответ. Кажется, благодаря им они смогут избежать больших неприятностей.
— Будем вам безмерно благодарны, — с безукоризненной улыбкой сказал Энтони, будто был на светском приеме, а не посередине зловещего леса.
— Вперед! — воскликнул Фред и пошел по тропе.
Компанией из шести человек они быстрым шагом шли вперед. Усталость как рукой сняло, всем натерпелось оказаться дома.
Не прошло и пятнадцати минут, как они вышли на опушку леса. Близнецы тут же повернулись к Драко и Невиллу.
— Идите по тропе к главному входу, там вас встретят. Думаю, вас запытают вопросами о том, как вы потерялись. Имеет смысл сказать, что вы не знали о заколдованной тропинке и желали быстрее выполнить задание, — наставлял продрогших мальчишек Джордж.
— Что, кстати, за задание? — вмешался Фред.
— Найти белый цветок, — буркнул Драко, достав помятый трофей.
— Гибискус, — вторил Драко Невилл.
— В любом случае, помашите им перед носом преподавателей, — отмахнулся от протянутого цветка Джордж, даже не взглянув на него. — Идите!
— Встретимся сегодня после обеда в библиотеке, — бросил Драко друзьям.
Энтони и Гарри дружно закивали, после чего Невилл и Драко поспешили по тропинке к школе.
Провожая их взглядом, Гарри позволил себе облегченный вздох. Все благополучно закончилось.
— А нам в другую сторону, — раздался голос Фреда.
Они держались ближе к деревьям, чтобы их не заметили преподаватели, которые не раз бросали взгляд на поляну в надежде увидеть две фигурки.
Близнецы подвели их к запустелому участку внутреннего двора. Тропинки здесь практически заросли травой, а лавочки покосились, говоря о том, что это место не пользуется популярностью у студентов.
Они подошли к стене замка, спрятанной за мощным стволом дерева. Фред достал палочку и поднес к кирпичу напротив себя.
— Запоминайте, — шепнул первокурсникам Джордж.
После чего Фред постучал по кирпичу три раза, потом навел палочку на другой кирпич, в том же ряду, и постучал один раз. Стена образовала проход, в который Фред тут же юркнул. Энтони и Гарри вошли следующими, а Джордж замыкал их строй.
Хогвартс встретил их знакомым кислым запахом, витающей пылью, которая опускалась на рамы картин, обитатели которых давно их покинули и явно не собирались возвращаться в это скучное место. Что, впрочем, было на руку ребятам.
Близнецы, бывшие здесь явно не единожды, сразу направились вдоль по коридору, потом свернули в первое же ответвление. Скоро перед ними предстала главная лестница, по которой можно было попасть в башню Когтеврана. Здесь и решили с ними распрощаться близнецы. Первокурсникам явно нетерпелось оказаться у себя в гостиной, поэтому прощание выдалось сухим, но под конец Фред неожиданно спросил:
— А все-таки с чем вы сражались в Запретном лесу?
— С чего ты взял, что мы сражались? — изобразил Энтони искреннее удивление.
— Вы себя видели? Потрёпанные, в грязи, с порванными штанами… с горящими глазами, — перечислил Фред.
— С акромантулами, — невинная улыбка заиграла на губах Гарри.
Близнецы засмеялись, приняв сказанное за хорошую шутку.
— Мерлин с вами, не хотите говорить — не надо. Мы ведь тоже не стали вам рассказывать, — справедливо заметил Фред, Джордж согласно кивнул за его спиной.
Так они и разошлись, оставшись каждый со своими тайнами.
До гостиной Когтеврана мальчики добрались без происшествий. Войдя в спальню их курса, Гарри и Энтони осторожно подкрались к своим постелям. Терри и Майкл сладко посапывали, натянув одеяло до самого носа, в замке сейчас было достаточно прохладно.
Быстро переодевшись в пижаму, Гарри забрался в свою холодную постель, притянув колени к груди, чтобы сохранить тепло. Он ожидал неминуемого погружения в сон, но тот не шел. Гарри посмотрел на Энтони. Друг тоже не спал, упершись взглядом в потолок.
— Прости, — слово само вырвалось изо рта.
Энтони повернул голову и мягко улыбнулся:
— Ничего, это уже в прошлом. С оглядкой можно сказать, что это было интересным приключением.
— Неужели? — тон Гарри стал шутливым.
— Да, но пережить это снова я не хочу, — хмыкнул Энтони, чувствуя, что глаза начинают слипаться. — Спокойной ночи.
— Спокойной.

***


Большой зал залило светом утреннее солнце. Было время завтрака, однако в помещение практически не наблюдалось учеников, впрочем, как и преподавателей. Своим присутствием почтили разве что профессор МакГонагалл и Снейп. Последний пребывал не в лучшем расположении духа, то и дело одаривая мрачным взглядом довольно оживленный, в сравнении с другими, стол Когтеврана. За которым присутствовали Энтони и Гарри. Всю субботу они отсыпались в виду их ночного приключения, а в воскресенья решили явиться на завтрак.
Драко и Невилл до сих пор находились в Больничном крыле, куда их затолкали преподаватели под надзор бдительной мадам Помфи. Та относилась к своим обязанностям с невероятной щепетильностью и поэтому считала своим долгом проверить ребят на всевозможные яды, а так же поискать повреждения. Которых не было, за исключением парочки ушибов и царапин, но доказать это мадам было практически невозможно.
Ученики сонно переговаривались, попутно пытаясь попасть ложкой в рот. Потерявшихся в лесу первокурсников не обсудили разве что ленивые.
Для многих стало полной неожиданностью распахнувшиеся двухстворчатые двери Большого зала, в который ступили трое взрослых волшебников. Возглавлял это небольшое шествие платиновый блондин, Лорд Малфой, которого узнали многие чистокровные дети, да и магглорожденым он был неплохо знаком. За ним следовали Элис и Фрэнк Лонгботтом.
Фрэнк шел твердой военной походкой, выдававшей в нем аврора. Миссис Лонгоботтом, изящно взяв мужа под руку, легко шагала рядом. Нежная и хрупкая женщина была обворожительна, но металлический блеск во взгляде не давал обмануться ее наружностью.
Профессор МакГонагалл тут же поднялось из-за стола и поспешила к гостям, которых явно не ждала, судя по растерянному взгляду. За ней поднялся и профессор Снейп.
МакГонагалл поспешила пригласить гостей в свой кабинет, уводя их от любопытных глаз учеников. Стоило им покинуть Большой зал, как все тут же начали переговариваться.
Тем временем Люциус чуть отстал от группы, поравнявшись с Северусом, идущим в самом конце.
— Здравствуй. Не знаешь, почему директор отсутствует на своем посту? — с равнодушным лицом поинтересовался Люциус, незаметно накладывая волшебной палочкой антипрослушивающие заклинание.
— Он в Министерстве, — сухо ответил Северус тихим голосом, чтобы идущие впереди не могли услышать. Он не любил слепо полагаться на заклинания.
— Как интересно, а мне не потрудились об этом сообщить. Я бы тогда не тратил время на Хогвартс.
Северус усмехнулся. Люциус был великолепен в своей показной занятости.
— Впрочем, случай столь возмутительный, что требует не одного посещения. Кто додумался отправить детей, первокурсников, в Запретный лес? Это одно из опаснейших мест в Великобритании, — Люциус сдерживал свой голос, но нотки ярости все равно звучали громче всех.
— Они гуляли по замку после отбоя.
— И что? Да полшколы этим занимается. Отправили бы драить кубки, — раздраженно прошипел Люциус. — Драко настолько шокирован, что даже мне ничего не рассказывает.
— Им не следовало сходить с тропы.
— А они об этом знали? Кто-нибудь потрудился им это объяснить? Нет, их бросили одних в лесу, — зло закончил Люциус свою тираду.
— Люциус, я прекрасно понимаю твои эмоции. Напомнить тебе, что именно я сходил с ума от беспокойства несколько часов, когда Хагрид, провинившийся, прибежал в Хогвартс. А он ведь не сразу обратился к Дамблдору, пытался отыскать их сам. За это время дети успели потеряться окончательно, — на сей раз вышел из себя Северус. Подобно разъяренной змее он источал яд своим голосом.
— Дамблдор сразу же обратился в аврорат, — закончил Северус чуть спокойнее.
— Ему сильно повезло, что с детьми ничего не случилось, — Люциус устремил взгляд вперед, холодно сверля спину МакГонагалл, та поежилась.
— Его репутацию не сильно подпортит два чуть не умерших мальчика, да даже и умерших, — заметил Северус, из-за чего получил колючий взгляд льдистых глаз.
— Северус, — предупреждающе начал Люциус.
— Что сказал Лорд на твое желание посетить Дамблдора? — не обратив никакого внимание на раздражение друга, спросил Северус.
— Разрешил подергать старика за бороду, — усмехнулся Люциус, а потом нехотя добавил. — Впрочем, он так же сказал, что этот инцидент не сильно его заденет.
Северус насмешливо вздернул бровь.
— Мы сейчас добиваемся ни сколько разрушения его репутации, сколько ослабления его влияния на древние рода, — Люциус смерил впереди идущую пару пронзительным взглядом.
— Лонгботтомы? — недоверчиво спросил Северус. — Сомневаюсь. Они так же верны, как и Поттеры. Вряд ли их удастся перетянуть на нашу сторону.
— Это правда, но добиться их нейтралитета вполне возможно. Дамблдор оказал нам неплохую услугу, отправив наследника Лонгботтомов в лес, — Люциус посмотрел в окно, решив сменить тему разговора. — Потепление закончилось, опять все занесло снегом.
— Да, кому-то невероятно повезло, — задумчиво ответил Северус, чем сильно озадачил друга.
— О чем ты?
— Читал «Пророк»?
— Естественно, — как что-то само собой разумеющееся сообщил Люциус.
— Видел статью о нанесении серьезного вреда популяции акромантулов?
— Северус, тебя так волнует сохранность твоих ингредиентов? — усмехнулся Люциус. — Но я так и не понимаю, как это связано с погодой.
— В тот день, когда мальчики потерялись, большую часть стаи акромантулов сожгли заживо. Работники министерства из отдела регулирования магических популяций установили, что поляну подожгли заклинанием, а так же было выявлено, что на некоторых выживших акромантулов оказывали магическое воздействие. Если бы снег выпал в пятницу, то вряд ли бы им удалось провернуть это дело, — разъяснил Северус.
— Ты знаешь, кто мог натворить таких дел?
— Догадываюсь.
— И ты не собираешься мне рассказывать?
— Разумеется.
— Что ж тогда я спрошу у Драко, возможно, он что-то видел.
— Возможно, — насмешливо согласился Северус.
— Я хотел бы обсудить с тобой еще одну тему. Твой дом. Уважаемый всем миром зельевар не может жить в этой дыре. Нарцисса боится заходить к тебе в гости. Ей все время кажется, что потолок норовит свалиться ей на голову, — отчитывал Люциус друга.
— Вот поэтому я и не меняю дом, он великолепно укорачивает список гостей, — иронично оправдывался Северус.
— Твоя негостеприимность еще не повод жить в Паучем тупике, — Люциус замолк на мгновение, а потом мягко добавил. — Она не вернется.
Северус не сказал ни слова.
— Уже даже Лорд обеспокоен, — заметил Люциус.
— Это безмерно льстит мне, но не хотелось бы чувствовать на себе злость Регулуса.
— Регулусу пора смириться, — презрительно бросил Люциус.
Разговор пришлось закончить. Они подошли к кабинету.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:33 | Сообщение # 158
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 18. Змееуст

Бета: Necro4DomineestRiRen (Domino suo-servus)
Гамма: нет


Мало кто из студентов тратил вечер понедельника на сидение в библиотеке. Вот только приближающиеся семестровые экзамены внесли в привычный распорядок некое разнообразие, не самое приятное для многих.
Гарри, Энтони и Драко, расположившись за одним из столов, бурным шепотом обсуждали недавние события.
— Министерские лазили по всему лесу, все пытались вынюхать, что случилось с акромантулами. Меня даже отец спрашивал! — Драко пытался говорить как можно тише, но расшатанные за несколько бессонных ночей нервы этому не способствовали. — А если нас…
— Вряд ли, — не дал договорить ему Гарри, — им нужно знать наши магические следы, иначе они не докажут, что это мы навредили акромантулам.
— Так они придут и возьмут их. Они ж не дураки, знают, что в лесу было четыре с половиной волшебника, — даже сейчас Малфой не отказал себе в возможности презрительно отозваться о Хагриде.
— Сомневаюсь, что они захотят связываться с разгневанными Малфоями и Лонгоботтами, не говоря уже о Поттерах, — заговорил все это время молчавший Энтони. — Понадобится официальное разрешение для взятия следа с палочки у несовершеннолетних.
— К гриндилоу этот магический след, меня больше волнует, что эти твари говорили на человеческом языке. Что мешает им завести душевный разговор с чиновниками? — смерил Гарри друзей хмурым взглядом.
— А ведь есть еще Флоренц, — добавил Энтони.
— И что нам делать? — дрожащим голосом спросил Драко, у которого синяки под глазами, казалось, проступили ещё ярче.
— Будто мы что-то можем. Будем ждать, — пришел к далеко неутешительному выводу Гарри.
— Директору не выгодно раздувать эту ситуацию. Пострадает репутация школы, — успокоил друзей Энтони.
Сам же он не был уверен в своих словах. Если поймают, то что их ждет? Нанесение вреда магическим животным, к тому же таким редким как акромантулы, может привести к серьезным последствиям. Не к тюремному сроку, но к приличному штрафу. С другой стороны, акромантулам присвоена категория «A», то есть, они одни из самых опасных магических животных.
«Мы просто защищались», — подумал Энтони, и эта мысль развеяла все сомнения и страхи.
Даже если их будут судить, они смогут оправдаться и будут правы. Это акромантулы напали на них, а не наоборот. Конечно, за публичный скандал отец его по головке не погладит, но с этим он уж как-нибудь разберется.
Гарри же, чтобы отвлечься от невеселых мыслей, взял свое эссе по Защите. Одно из лучших на потоке, правда и в нем были недочеты. Гарри написал все верно, но его умение излагать мысли на бумагу оставляло желать лучшего. Так же преподаватель выделил эссе Грейнджер, но ее любовь к чрезмерным уточнениям сыграла с ней злую шутку. Самая блестящая работа была у Энтони, единственной пометкой преподавателя была надпись вверху: «Сто. Превосходно». Гарри всерьез размышлял о том, не взять ли у Энтони пару уроков по написанию эссе.
Время неумолимо приближалось к восьми. Впереди их ожидало последнее занятие с профессором Снейпом. Гарри с неохотой поднялся из-за стола. Энтони, заметив это, поспешил сложить учебники в сумку.
— Вы куда? — Драко тоже поднялся, не совсем понимая, что происходит.
— На индивидуальную практику к Снейпу, — Гарри поравнялся с Энтони, и они направились к выходу. — До завтра.
— Стойте, я с вами, — Драко поспешил их нагнать. — Я все равно уже отлично владею своим заклинанием, — не преминул он похвастаться.
— Тренировка лишней не будет, — улыбнулся Энтони, не сильно рассчитывая, что сможет переубедить Драко.
— Сразу видно, кто из нас когтевранец, — с ехидством заметил Драко.
— Пойдемте уже, — поторопил Гарри.
Когда они подошли к кабинету ЗОТИ, то увидели Вейси. Он был крайне раздосадован и все время бросал злобные взгляды на дверь кабинета. Завидев Малфоя, он недовольно скривился.
— Что ты тут делаешь, Малфой? Шпионишь? — Вейси прожег взглядом Драко, угрожающе скрестив руки на груди.
Драко в свою очередь не удостоил его даже взглядом, не то что ответом.
— Он в нашей команде, ему незачем шпионить, — вступился за Драко Энтони.
— Он занимается у другого профессора и не имеет права сюда приходить, — рыкнул Вейси.
— Не тебе указывать, куда мне идти и что делать, — Драко вздернул подбородок, смерив мальчика презрительным взглядом.
Сжав пальцы в кулаки, Вейси метнулся к Драко, готовый нанести удар. Тот даже не успел испугаться, когда перед ним выросла тень, загораживая и защищая.
— У вас какие-то проблемы, мистер Вейси? — ядовитый голос Снейпа проник под кожу, заставив ребят вздрогнуть.
Вейси отпрянул и прижался к стене, надеясь укрыться в ее тени.
— Вижу, что проблем у вас нет. Наше занятие с вами подошло к концу, поэтому прошу удалиться, — произнес Снейп елейным тоном, а потом гаркнул. — Сейчас же!
Дрожащий от испуга Вейси отлип от стены и поспешил скрыться с глаз профессора. Напоследок он окинул троицу злобным взглядом. Драко лишь презрительно сморщил нос.
— Поттер, Голдштейн и Малфой в мой кабинет, — Снейп распахнул двери, входя первым.
Как только они перешагнули порог кабинета, двери с громким хлопком закрылись. Северус обернулся и прошелся изучающим взглядом по фигурке крестника:
— Итак, мистер Малфой, что привело вас ко мне?
— Я уже выучил свое заклинание, теперь пришел посмотреть как дела у моих друзей, — начал оправдываться Драко, потеряв свой высокомерный вид.
— Вы слишком самонадеяны, — упрек, как удар хлыста, полоснул по Драко. — Мне нужно занести несколько бумаг в свой кабинет, подождите меня здесь и не смейте колдовать, пока я не вернусь, — на протяжении всей своей грозной речи, Северус посмотрел в глаза каждому мальчику, показывая насколько серьезен его приказ.
После чего, окинув их еще одним предупреждающим взглядом, покинул кабинет ЗОТИ. Стоящие в центре кабинета мальчишки переглянулись, не зная, чем себя занять.
— Что это было с Вейси? — спросил Гарри, не находя больше тем для разговора.
— Да ну его, завистливый придурок, — бросил Драко. — Ему покоя не дает, что я на хорошем счету у всего факультета.
— Допустим не ты, а твоя фамилия, — не удержался от колкости Гарри.
— А пусть даже и так, — Драко гневно сузил глаза.
Поняв по схлестнувшимся взглядам, что обстановка начинает накаляться, Энтони решил увести разговор в другое русло:
— Драко, а как у вас проходят практические занятия по Защите? Я занимаюсь с Гарри, так как мы в одной группе. У Забини и Гринграсс дела обстоят так же. Один только Вейсли без напарника, у него согруппники к другим преподавателям записались.
Драко неохотно перевел взгляд на Энтони.
— Ну, изначально профессор Флитвик пытался разделить нас так же, но даже после этого нас было слишком много, и у него не хватало времени. Поэтому отделался заклинанием неразглашения. Кажется, профессор Флитвик начал тихо ненавидеть профессора Квиррелла, — сочтя это забавным, усмехнулся Драко.
— Не один он, мистер Малфой, — заходя в кабинет, Снейп позволил себе ехидное замечание.
— Крестный! — воскликнул Драко, почувствовав, что Северус вернулся к привычному, почти домашнему поведению.
— Сколько раз…
— Да-да, профессор Снейп, прошу прощения, сэр, — торопливо забормотал Драко, не желая слушать очередную лекцию на тему "Как надо обращаться к преподавателю".
Северус подавил тяжелый вздох:
— Можешь называть меня крестным, но только в присутствии мистера Поттера и Голдштейна, — пошел на уступки Северус. — А теперь мы поговорим о вашей прогулке по лесу.
— Я не виноват, мне никто не сказал, что нельзя сходить с тропы. Точнее, что эта тропа заколдована, — тут же начал оправдываться Драко.
— И вас никто в этом не винит. Просто в эту же ночь было совершено преступление.
— Что? — Драко подавился воздухом. — Преступление?
— Именно, преступление. Были убиты акромантулы. Нанесения вреда популяции редких магических животных карается по закону, — Северус говорил медленно, стараясь придать словам угрожающий оттенок. Дать понять насколько чудовищный был совершенный поступок, тем самым вгоняя Драко в ужас.
— Какое это отношение имеет к Драко? — спросил Гарри, стараясь поймать взгляд блондина, чтобы успокоить его.
— Я разве с Вами разговариваю, мистер Поттер? — холодно поинтересовался Снейп.
— Нет, а следовало бы. Ведь у нас сейчас занятия, а Вы тратите наше время на рассказ о каком-то там преступлении, который нас никак не касается, — Гарри пренебрежительно повел плечами.
— Ну как же не касается, — во взгляде чувствовалось напряжение, которое заставило Гарри покрыться холодным потом. — Ведь Драко был там и возможно что-то видел.
Гарри тут же взглянул на Драко, чувствуя неимоверное облегчение, что больше нет нужды смотреть в эти пугающие черные глаза. Неожиданно сиплым для себя голосом он спросил:
— Ты что-нибудь видел?
— Н-нет, — выдавил из себя Драко.
— Вот видите, — он вновь повернулся к Снейпу, но не нашел в себе мужества посмотреть тому снова в глаза, поэтому уставился на бледные тонкие губы, — так что давайте уже приступим к тренировке.
Губы сжались в две тонкие линии, морщины у рта проступили ярче. Казалось, что профессор сдерживается от гневного крика. Прошло несколько долгих секунд, прежде чем его лицо разгладилось. Уголки губ дернулись, приподнимаясь. Гарри позволил себе на секунду поднять взгляд, чтобы встретиться с сузившимися черными глазами, не предвещающими ничего хорошего.
— Что ж, если вы так жаждете тренироваться, тогда устроим тренировочную дуэль. Мистер Малфой, встаньте напротив мистера Поттера, — приказал Снейп.
Драко недоверчиво посмотрел на крестного, но почувствовав, насколько тот не в духе, поспешил выполнить указания.
— Но это нечестно! — все же предпринял Драко попытку избежать дуэли. — Гарри видел мое заклинание.
— Когда это вы успели его продемонстрировать? — приподнял Северус бровь.
— Ну то есть я ему рассказывал, — поняв свою оплошность, поспешил исправиться Драко.
— Так мистер Поттер видел, или вы ему рассказывали? — усмешка скривила губы Северуса, когда тот почувствовал, что загнал Драко в угол.
— Всего лишь оговорка, профессор Снейп, — вступился Энтони, понимая, что если снова вмешается Гарри — быть беде.
Северус резко развернулся, впиваясь взглядом в Энтони, тот поспешно опустил глаза, не собираясь встречаться ими с профессором.
— Мистер Поттер и Малфой, встаньте на расстояние в сто дюймов, — прорычал Северус, мальчишки исполнили приказ. — Палочки наготове, — тут же достав их из карманов, они направили их друг против друга. — Поприветствуйте друг друга, — оба кивнули. — Без права первого удара. Господа, начинайте!
Гарри тут же взмахнул палочкой:
— Expelliarmus!
— Serpensortia! — вторил ему голос Драко.
Из палочки Гарри вырвался луч и ударил Драко в грудь, заставив отлететь к стене кабинета и выронить свою палочку. Но прежде чем заклинание поразило Драко, он успел наколдовать змею, которая сейчас стремительно приближалась к Гарри.
Стоило заглянуть в змеиные глаза, как Гарри будто парализовало.
— Профессор Снейп! — услышал он отчаянный выкрик Энтони.
Взгляд Гарри тут же метнулся к Снейпу. Его бледное лицо не выражало никаких эмоций, будто мраморная маска, даже глаза казались просто щелями на ней. С придельной ясностью Гарри понял, что помогать ему он был не намерен.
Взгляд вновь вернулся к змее, до которой оставалось чуть больше двадцати дюймов.
Гарри охватила ярость на самого себя. Он справился с акромантулами, которые были в два, а то и в три раза больше него, а тут с какой-то мелкой змей справиться не может. Палочка задрожала в его руках, готовая уничтожить любую преграду на его пути.
Змея внезапно остановилась, треугольная голова отпрянула, а воздух рассек раздвоенный язык. Змея будто что-то почувствовала, так как неожиданно для всех развернулась и поползла обратно.
Сидящий на полу Драко, пытающийся прийти в себя от удара, начал шарить руками вокруг себя, стараясь найти выпавшую палочку.
— С-стой-с! — громкое шипение вырвалось у Гарри изо рта, но он даже не понял этого.
Змея послушалась, будто статуя замерла на полпути, а потом повернула голову в сторону Гарри:
— Ты-с говориш-ш-ь с-со мной-с? — шипение складывалось в слова, поразившие Гарри до глубины души.
— Vipera Evanescо! — заклинание профессора Снейпа попало в змею, превратив ее в черное облако, которое вскоре развеялось.
— Драко, откуда ты взял говорящую змею? — спросил Гарри.
Драко поднял взгляд с того места, где раньше была змея, и посмотрел на Гарри дикими глазами.
Рука сама коснулась лба, стирая выступившие капли пота, после чего зарылась в мягкие черные пряди. Гарри не понимал, почему Драко одарил его таким странным взглядом. Его так сильно напугала змея? И зачем тогда учил это заклинание, если боится?
— Это была… не говорящая змея, — выдавил из себя Драко предложение по частям.
— Ты что, глухой? Это были слова, хоть и с шипящими звуками, — Гарри почувствовал раздражение из-за отрицания другом очевидного факта.
— Гарри, ты не понял, — вступился за Драко Энтони. Вот этого Гарри точно не ожидал.
— Змея шипела, единственный, кто понимал, что она говорит — это ты.
— Но... Как? — Гарри всматривался в лицо Энтони, не веря в сказанное им.
— Тут скорее уместен вопрос: «Почему?» — произнес профессор Снейп, его гнев испарился, как змея недавно.
Тысяча догадок возникали в его голове одна за другой. Одно было ясно точно: ничего хорошего открывшийся талант мальчика не сулил.
«Если Лорд узнает об этом… А может? Нет, невозможно!», — черные глаза осматривали комнату, не задерживаясь ни на одном предмете дольше секунды, будто искали ответ на мучавший Северуса вопрос.
Вдруг взгляд зацепился за черноволосую макушку, не в силах больше переключиться на что-то другое. Всматриваясь в лицо мальчика, в эти нахмуренные брови, в морщинку между ними, в суженые зеленые глаза и поджатые губы, Северус чувствовал беспомощность. Если он скажет, что ждет этого хрупкого на вид мальчика с нахальным характером, с пронзительным взглядом, с сильной волей... Сколько хватит этой воли, прежде чем Лорд сломает его?
— Это парселтанг, способность рода Слизерин, — Драко осторожно поднялся с пола.
— Парселтанг? — Гарри приподнял бровь, впервые слыша о чем-то подобном.
— Да, язык змей. Но ума не приложу, как в роду Поттеров могла проявиться это способность, она же вроде родовая! — взмахнул Драко руками, показывая, насколько шокировало его увиденное, точнее услышанное.
Гарри чувствовал, как медленно закипает его мозг. Салазар Слизерин! Один из его родителей точно был потомком основателя. Салазар ненавидел магглов, и наверняка его потомки относились к ним также. Зеркало Еиналеж показало мужчину с перстнем, на котором был герб рода Слизерин. Размытое ранее в сознании Гарри изображение кольца становиться все ярче. Теперь он видел перстень, на котором в круге зеленая змея извивалась буквой S.
Отец связался с магглой, и она забеременела. Он, скорей всего, сразу же бросил ее, после того как узнал столь «радостную» новость. Но почему его бросила мать? Она знала, что отец волшебник? Испугалась, что сын вырастет таким же? Магглы бояться волшебников, взять хотя бы тетю Петунью, сестру мамы… Лили. Лили. Как называть теперь Лили Поттер, когда его собственная мать перестала быть размытой фигурой где-то на краю сознания, когда он стал на шаг ближе к разгадке тайны своего рождения?
Почувствовав боль в плече, Гарри повел им, пытаясь избавиться от ощущения тяжести. Сумасшедшие зеленые глаза с ядовитыми бликами встретились с грустными серо-голубыми.
— Гарри, — тихо, на выдохе, произнес Энтони.
— Я в порядке, — солгал Гарри и накрыл сжавшую его плечо руку своей.
— Мистер Поттер, я крайне не советую вам распространяться о своем даре, — вмешался Снейп.
— Это мне понятно и без вас, профессор Снейп. Я же Поттер, вряд ли мои родители обрадуются, узнав, что их сын обладает таким же талантом, что и Салазар Слизерин, — отговорка всплыла в голове Гарри сама собой.
Снейп незаметно позволил себе вздох облегчения. Хотя бы не нужно убеждать мальчика не кричать об этом на каждом шагу.
— Мистер Малфой и Мистер Голдштейн, вас это тоже касается. Вы же не хотите доставить проблем своему другу? Не стоит говорить об этом даже родителям, — строго сказал Северус.
— Но… — тут же встрепенулся Драко.
Гарри прожег его свирепым взглядом.
— На вас прекрасно влияет Хогвартс, Драко, — усмехнулся Северус. — Вы научились врать отцу или точнее… умалчивать, — Драко почувствовал, как начинают гореть уши.
Крестный все прекрасно знал об акромантулах и о том, что он так и не рассказал о случившемся в лесу отцу.
— Думаю, наше занятие следует закончить. Мы с вами слишком потрясены произошедшим. Вряд ли вы сейчас способны сконцентрироваться на тренировке, — после чего взмахом палочки открыл двустворчатые двери. — До свидания.
— До свидания, сэр, — почти в один голос произнесли мальчики.
Мальчишки шли по коридору в полной тишине. Наконец, Драко не выдержал:
— Это просто потрясающе! Почему тебя вообще отправили в Когтевран? Твое место в Слизерине. Я имею в виду… Да мы же можем открыть Тайную комнату! — захлебываясь словами, Драко посмотрел на Гарри блестящими глазами от предвкушения чего-то невероятного.
— Тайную комнату? — Гарри с сомнением посмотрел на Драко, совершенно не разделяя его восторг.
— Перед уходом из Хогвартса Салазар Слизерин создал в замке Тайную комнату, в которую никто не может проникнуть, кроме наследника Слизерина, — понизив голос, чтобы придать ему таинственности, поведал им старую легенду Драко.
— Драко, мы только недавно выбрались из лап акромантулов, а ты опять хочешь влезть в какую-то сомнительную историю, — остудил пыл слизеринца Энтони.
— Отец говорил, что комнату раньше открывали. Где-то во времена моего деда. Да и помните слова того старого акромантула, который говорил, что ее открытие принесло леснику проблемы, — чуть ли не подпрыгивая от охватившего его волнения, Драко поспешил обогнать друзей, чтобы встать напротив, загораживая собой коридор.
— Нам-то какое дело? Гарри все равно не наследник, он — Поттер, — попытался достучаться до здравого рассудка Энтони.
— Но попробовать-то стоит!
— Хорошо, давайте сначала поищем какую-нибудь информацию о Хагриде и об открытии комнаты. За что ему там сломали палочку? — спросил Гарри, Энтони неодобрительно поджал губы.
— А вот этого никто не знает. Нужно заглянуть в библиотеку и порыться в старых газетах, — серые глаза сверкнули азартом, он будто охотничий пес, почуявший след.
— Вот на тебя и возложим эту ответственную миссию, — тут же согласился Гарри.
— А вы? — Драко надул губы, не желая заниматься этим в одиночку.
— А мы — когтевранцы, и все свое свободное время посвятим подготовке к экзаменам, — улыбнулся Энтони, поняв затею Гарри по избавлению их от очередного сомнительного приключения.
Драко цокнул языком, всем видом выражая обиду. Развернувшись, он быстрым шагом направился прочь от друзей.
— Вот найду что-нибудь интересное, сами будете проситься присоединиться к моим поискам Тайной комнаты! — крикнул он им, прежде чем завернуть за угол.
— Для начала пролистай все газеты за несколько лет, посмотрим, будет ли твое желание найти Тайную комнату таким же сильным, как сейчас, — пробурчал Гарри себе под нос.
Энтони рассмеялся, похлопав Гарри по плечу.
— Что думаешь делать с родом Слизерин? — задал Энтони заветный вопрос.
— Поищу его потомков, может и найду кого-нибудь, — тихо ответил Гарри.
— Смотри, не пересекись с Драко в библиотеке.
— Уж постараюсь, — хмыкнул Гарри.

***


Наступило двадцатое декабря, последний день экзаменов. Гарри почувствовал себя абсолютно выжатым за эти четыре дня. Старшекурсники заверяли их, что раньше преподаватели не были такими строгими, но новый закон заставил их всполошиться и требовать со студентов больше. Единственным безучастным ко всей этой шумихе преподавателем был профессор Биннс. Вот кого действительно не заботило никакое Министерство с его законами.
Гарри как раз вышел из кабинета, предоставленного для написания экзамена по гербологии, когда застал довольно интересную картину.
Драко о чем-то спорил на повышенных тонах с близнецами Уизли. Энтони стоял рядом, по выражению его лица ничего нельзя было понять, поэтому Гарри поспешил к ним.
— Наш маменькин мальчик, ты думаешь, мы поверим, что ты дрался с акромантулами? — насмешливо спросил один из близнецов.
— А вот и дрался. Я, между прочим, в них Серпенсортию запустил! — Драко весь покраснел от гнева.
— Чтобы они твою змею как зубочистку использовали? — рассмеялся в лицо Малфою другой близнец.
— А еще я… мы трехглавого пса видели! — решил раскрыть еще один секрет Драко.
— Трехглавого пса? — близнецы в полном недоумении посмотрели на белобрысого мальчишку.
— А вы, значит, не видели! А еще хвастаетесь, что весь Хогвартс знаете. На третьем этаже не были, артефакты не видели. А мы с Гарри и Энтони там все облазили, — похвастался Драко с довольной улыбкой.
— Что за артефакты? — тут же оживились близнецы, с любопытством ожидая ответа.
Самодовольная улыбка на лице Драко стало еще шире.
— Зеркало Еиналеж, секретные артефакты Дамблдора, а еще мантия-невидимка, — понизив голос и наклонившись поближе к близнецам, перечислил Драко.
— Мантия…! — воскликнул Фред, но Джордж вовремя наступил ему на ногу.
— Тише!
— И вы забрали ее? — шепотом спросил Джордж.
Драко молчал, придав своему лицу загадочное выражение. Энтони надоел этот спектакль, и он ответил за Драко:
— Нет, конечно. На артефакты наложены сигнальные чары, на которые реагирует трехглавый пес. Не говоря уже про арку, которую нельзя пересечь с артефактом.
Драко сдулся, явно недовольный, что Энтони вот так просто им все рассказал.
Близнецы переглянулись, определенно что-то замыслив. После чего, шутливо поклонившись, беззаботным тоном ответили:
— Допустим, ты доказал, что умеешь влезать в приключения наряду с гриффиндорцами. Всего доброго, Малфой, — махнули они рукой Драко, потерявшему дар речи от услышанного.
— Гарри, Энтони, — кивнули на прощание близнецы когтевранцам.
— В чем-то они правы, — сдерживая смех, потвердил Энтони.
— Да как они… да… — все еще пытался подобрать слова Драко.
— Видишь, Драко, не только я думаю, что Шляпа ошиблась, отправив тебя в Слизерин, — промурлыкал Гарри. Драко с громким клацаньем зубов закрыл рот.
Красные пятна стали ярче появляться на бледном лице слизеринца, серые глаза увлажнились. Гарри понял, что зашел слишком далеко. Приблизившись, он осторожно сжал плечо Драко:
— Не обижайся, это просто шутка. Пойдем уже, сейчас экзамен по полетам. Ты же вроде хорош в этом. Неужели упустишь случай продемонстрировать? — улыбнулся Гарри, пытаясь вернуть Драко хорошее настроение.
— Вы откроете рты, когда увидите, как я летаю! — тут же взбодрился Драко, поспешив к главной лестнице.
— Надо же, ты стал более дружелюбен с ним, — мягкая улыбка спряталась в уголках губ Энтони.
— От него все равно не отделаешься, — смутившись, Гарри попытался оправдаться, но Энтони не обратил на это внимания, быстрым шагом направившись к лестнице вслед за Драко.

***


Гарри сидел в поезде, который мчал его в Лондон. Экзамены благополучно закончились. В субботу в девять часов он взял свои результаты у декана и был ими более чем доволен. По истории, ЗОТИ, чарам, гербологии и полетам у него было по сто баллов, по зельям и трансфигурации — восемьдесят, а по астрономии — восемьдесят пять.
Он несколько раз за прошедшие часы посматривал на табель, нежно проводя по листку пергамента подушечками пальцев.
Драко всячески ехидничал по этому поводу. Гарри полагал, что тот до сих пор дуется на их отказ искать Тайную комнату.
Под конец поездки слизеринцу надоело потешаться и он решил переодеться в повседневную одежду. Швырнув школьную мантию на сиденье, он стал натягивать бежевый жилет поверх белоснежной рубашки. Повертевшись около зеркала и удостоверившись, что на нем все сидит превосходно, вынул сюртук и облачился в него.
Гарри смотрел, как Драко надевает на себя последний слой одежды — темно-зеленую мантию — и недоумевал, как он может получать от этого действия удовольствие. Казалось, нет человека счастливее, чем Драко, который с надменной улыбкой рассматривает свое отражение подобно Нарциссу. Впрочем, стоит отдать слизеринцу должное, Драко действительно великолепно выглядел.
Гарри перевел взгляд с Драко на сиротливо лежащую черную ткань, в середине которой свила свое гнездо маленькая змейка. Эмблема факультета Слизерин.
Мальчик прикрыл глаза. Он потратил несколько часов разыскивая информацию о роде Слизерин. Тот прервался по мужской линии. По женской оставалась только одна семья — Мраксы. Но и тут Гарри ждало полное разочарование. Перед глазами всплыли строчки, прочитанной недавно статьи 1943 года:

«Тринадцатого июля было совершено жестокое убийство семьи Риддл. Морфин Мракс, единственный потомок Салазара Слизерина, расправился с семьей магглов из-за предубеждений по отношению к магглам и зависти, как сообщили нам сотрудники Министерства.
Однако, проведя тщательное журналистское расследование, было выявлено, что убийство — следствие давней обиды.
Оказывается, Морфин Мракс был ранее заключен в Азкабан в далеком 1923 году за нападение на маггла. Именно тут открывается интересный факт. Нападение было совершено на Тома Риддла, который и был убит 13 июля.
Из-за чего же Морфин Мракс напал на Тома Риддла? По рассказам свидетелей мы узнали, что Меропа Мракс, сестра Морфина Мракса, была влюблена в Тома Риддла. Морфин не одобрял увлечение своей сестры. Однажды, Морфин не выдержал и проклял маггла, за что был посажен на три года в Азкабан. Когда авроры пришли за Морфином за него вступился отец и был упечен в тюрьму за препятствие задержанию.
Но тут история не заканчивается. Девушка, оставшись без присмотра, подалась давней страсти и покинула дом вместе с известным нам Томом Риддлом. Но чувства оказались не так сильны, как казалось молодым, и спустя полтора года они расстались. Том вернулся в семью. Меропа же, не выдержав расставания, скончалась в маггловском мире.
Вскоре умер и отец Меропы, вернувшийся из Азкабана. Горя охватило его при мысли о сбежавшей дочери. Любящее сердце отца не выдержало такого удара.
Стоило только Морфину переступить порог пустого дома, как он почувствовал ни с чем не сравнимую печаль. Злоба проникла в его душу, он копил ее, капля за каплей, пока сосуд не переполнился. Тринадцатого июля, спустя чуть ли не двадцать лет, он нанес обидчику смертельный удар
».

Также Гарри узнал, что Морфин Мракс скончался в Азкабане год назад. Из всего этого следовало, что род Слизерина прервался. Гарри понял, что зашел в тупик. Получается, у Морфина детей не было, а если и были, то они всячески скрывали свою связь с убийцей.
Гарри посмотрел на проносящийся в окне пейзаж: такой же мутный, как мысли в его голове, и такой же быстротечный. Мальчик почувствовал себя виноватым, ведь он клялся себе, что его настоящая семья ему безразлична. Вот только стоило бросить ему ниточку, как он тут же ухватился за нее.
Его мрачные размышления прервал староста, уведомивший ребят, что они скоро прибудут в Лондон. Вскоре, поезд начал замедляться, ребята всполошились, складывая разбросанные по купе книги, листки, одежду и убирая фантики да другой мусор. Энтони поспешил переодеться в такую же многослойную одежду, что и Драко. Гарри был избавлен от этого из-за неприхотливости родителей, даже мантию не сменил с эмблемой Когтеврана.
За всей это суетой мальчики не успели толком попрощаться, когда остановился поезд, они только обратили друг на друга взгляд. В купе повисла тягостная тишина. Никто не знал что сказать.
— Увидимся на министерском балу? — сделал неуверенную попытку Драко.
— Да, — тут же в унисон произнесли Энтони с Гарри.
Мальчики отлично понимали, что главное здесь — слово «увидимся». Оно одно прогнало тяжелое чувство утраты, поселив на его месте предчувствие скорой встречи.
Дружной компанией они вышли из купе, вливаясь в общий поток студентов, пока не оказались на платформе.
Гарри тут же увидел ее рыжие волосы. В стремлении оказаться ближе, он поспешил к ней, будто в темноте идя на яркий огонь. Даже возвышающаяся рядом с женщиной мрачная фигура не могла оттолкнуть его. Переходя на бег, он чуть ли не сбил ее с ног, угодив в крепкие материнские объятья.
— Я так скучал, мам!



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:34 | Сообщение # 159
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 19. Миссис и мистер Поттер

Бета: Necro4DomineestRiRen (Domino suo-servus)
Гамма: нет


Зимнее солнце повисло на небе, и, несмотря на свой ослепительный свет, оно вовсе не дарило тепло. Гарри чувствовал, как сон медленно выпускает его из своих объятий, но он, будто непослушный ребенок, цеплялся за него всеми силами и, не открывая глаз, повернулся к стене, укрывшись с головой одеялом, в надежде снова погрузиться в дрему.
«Не удалось», — с разочарованием заключил Гарри провал своего плана.
Нежелание вставать было вполне объяснимо. Сегодня они «дружной» семьей должны были отправиться к стареющей чете Поттеров, родителям Джеймса. Гарри их не переносил, что было взаимно. Они относились к нему как к грязному щенку, что испоганил их любимый ковер. Вот только горячо любимое чадо почему-то взял животину в дом, посему приходилось кривить нос и терпеть.
Слабая надежда, что его попросту забудут дома и не возьмут в поездку, испарилась со стуком в дверь.
— Милый, ты пропустил завтрак, а ведь даже Майкл умудрился сегодня к нему спуститься. Я оставила тосты на столе, обязательно поешь. Нам еще до мистера и миссис Поттер добираться, — ласковый голос Лили заставил Гарри поднять голову с подушки.
У нее так и не сложились отношения с родителями Джеймса. Как понял Гарри, те всячески поддерживали магглорожденных и не раз использовали маму, как доказательство своих убеждений. «Конечно же мы поддержим вас, ведь наша невестка сама магглокровка», — не раз слетало с их уст и печаталось в газетах. Мама ничего не говорила, но Гарри интуитивно понимал, что ей это не нравится.
Также напряжение, повисшее между ними, не разряжал дарованный Лили титул леди. Джеймс, взяв на себя обязательства главы рода, перенял у отца титул. Соответственно, Карлус стал простым представителям рода и утратил право на ношение титула, как и его жена. Теперь Карлуса и Дорею называли не иначе как мистер и миссис Поттер.
Из чего следовало, что слово леди Поттер весило больше, чем слово миссис Поттер, да и мистера Поттера, а это очень не нравилось Дорее.
Гарри понимал родовую иерархию, но она все равно казалась ему чужеродной: некий пережиток прошлого, который портил отношения в семье.
— Милый, ты спишь? — Лили неуверенно приоткрыла дверь, заглянув внутрь.
Гарри, досадуя на себя, понял, что, задумавшись, полностью проигнорировал мать.
— Встаю, мам. Так как там Майкл? — спросил он, вставая с постели.
Брат вчера устроил грандиозный скандал из-за напоминания Лили о споре, заключенном ими в начале учебного года. Причиной этому стало сравнения табелей успеваемости. У брата было шесть «удовлетворительно», одно «превосходно», естественно по полетам, и одно «отвратительно» по зельям. Тут Джеймс не преминул вставить оскорбительный комментарий по отношению к профессору Снейпу.
— Он все еще не в духе. Сейчас в гостиной, с Джеймсом, — и так не радужное настроение Лили окончательно испортилось.
— Скажи ему, что полоть грядки и корпеть над учебниками никто заставлять его не будет, — с напускным безразличием Гарри пожал плечами, но не удержался от комментария. — Ты бы все равно летом ему все простила.
— Ох, Гарри, ты такой добрый, — мама была растрогана его поступком.
Преодолев разделяющее их расстояние в три шага, она заключила его в объятья и поцеловала в лоб.
Гарри слабо улыбнулся в ответ, прекрасно понимая, что не проявляет доброту, а щадит свои чувства. К тому же, Майклу нужно было вернуть должок за то, что он прикрыл его перед родителями.
Дело в том, что у Майкла четвертого сентября был день рождения. Гарри же, поддавшись новым впечатлениям, совсем о нем забыл и попал в неудобную ситуацию, когда Лили спросила, что он подарил брату. Майкл пришел ему на помощь — пожаловался, что Гарри всучил ему какую-то скучную книгу, по прочтению первых страниц вогнавшую его в сон.
Гарри чувствовал себя неудобно из-за этого и провел целый день в раздумьях о том, как спихнуть с себя этот долг, сковавший его подобно цепям. Он будто обязывал Гарри быть добрее с Майклом.
Мама покинула его комнату, чтобы он мог переодеться. Гарри быстро нацепил на себя первые попавшиеся штаны и любимую просторную кофту. После чего поспешил спуститься на первый этаж.
Гарри как раз проходил мимо гостиной, когда услышал голоса.
— Ну что, Сохатый, готов к встрече с родителями? — веселый, задорный голос принадлежал Сириусу.
— Рождество — это семейный праздник. Мы у них уже полгода не были — стоит навестить, а то обидятся. И тебе, Бродяга, должно быть известно, что лучше мировая катастрофа, чем моя обиженная мать, — поддержал шутливую манеру разговора Джеймс.
— Пап, я хочу тебе такое рассказать, — вмешался в разговор Майкл.
Ему было неинтересно слушать про бабушку. Для него она являлась милейшим существом на планете, поэтому все слухи о грозной Дорее Поттер он не воспринимал всерьез.
— Оу, что я слышу? Мой крестник уже нашел себе приключения? Или это приключения нашли его? — Сириус пришел в восторг.
— В Хогвартсе есть трехглавый пес Пушок, и он охраняет сокровища Дамблдора! — постарался перейти на шепот Майкл, но из-за сильного волнения у него этого не получилось.
— Да ты что! — наигранно воскликнул Сириус.
Похоже, Сириус прекрасно знал, что на третьем этаже Дамблдор хранит артефакты, рассудил Гарри.
— Сокровища Дамблдора? — со смешинкой в голосе спросил Ремус.
— Я точно не знаю, — несколько смутился Майкл. — Хагрид сказал, что это ценные вещи.
— То есть ты там не был? — как-то разочаровано поинтересовался Сириус, из-за чего получил неодобрительный оклик Джеймса.
— Да стоит мне захотеть, — Майкла задел тон Сириуса. — Я, между прочим, знаю, как этого пса победить!
— И как? — живо поинтересовался Ремус.
— Не скажу. Это секрет. Я Хагриду обещал, — затараторил Майкл, видать, опасаясь, что ему не поверят.
— Ну и молодец. Главное в Хогвартсе — это поиск приключений! — похвалил Сириус.
— Надо же, а я всегда считал, что в Хогвартсе главное — знания, — с иронией заметил Ремус.
— Да ладно тебе, Лунатик. Мы же прекрасно с тобой понимаем, что оценки не так уж важны, — вступился за Сириуса Джеймс. — Ну, получил Гарри пять «превосходно» и три «выше ожидаемого», и что?
— А то, что он очень умный мальчик. Скорей всего один из лучших на курсе! — раздражался Ремус: его сильно задело то неуважение к оценкам, что высказали друзья.
— Пускай хоть зароется в свои книги, но он никогда не сможет участвовать в приключениях. У него просто нет смелости для этого, — сказал пренебрежительно Джеймс.
Гарри резко дернулся в сторону гостиной, с губ были готовы сорваться опрометчивые слова о том, что он видел трехглаво пса и артефакты, что сражался с акромантулами в лесу. Чувствуя привкус железа, Гарри понял, что прикусил внутреннюю сторону губы. Он не должен этого говорить. Не обязан ничего доказывать.
— Хватит, Джеймс. С чего ты вообще взял, что Гарри… — Ремус был не в силах договорить.
— …трус? — закончил за него Джеймс. — Он же вылитый Нюниус.
— Тогда это сравнение тем более неудачно, потому что…
Гарри не смог дослушать: послышались шаги матери, спускающейся по лестнице. Метнувшись на кухню, он быстро сел за стол и торопливо запихнул остывший тост себе в рот.
— Ты еще не позавтракал? — на кухню вошла мама, в притворной строгости нахмурив брови.
— Почти, мам, — заверил ее Гарри, про себя думая о неизвестном Нюниусе.
Это определенно прозвище, явно данное владельцу без его согласия. Он на него похож? Поведением или внешностью? Гарри уткнулся взглядом в свой стакан, пытаясь сохранить безучастное выражение лица перед матерью, с горечью осознавая, что начинает сходить с ума. Любой намек, что он на кого-то похож внешне, вызывает в нем бурю эмоций. Хватит! Хватит себя мучить.
Еще бы немного и Гарри вцепился бы себе в волосы, но вошедшие на кухню люди избавили его от мучительных размышлений, переключив все внимание на себя.
Лили нежно улыбнулась им, тут же дернувшись к чайнику, но те поспешили отказаться.
— Спасибо, но я уже ухожу. Не хочу вас задерживать, — Ремус мягко улыбнулся, но глаза оставались холодными. — До свидания.
После чего он направился в гостиную к камину. Лили проводила его недоуменным взглядом, а потом вопросительно посмотрела на Джеймса.
— Я тоже, пожалуй, пойду, — натянуто улыбнулся Сириус и ретировался в направлении гостиной.
— Что с Ремусом? — требовательно спросила Лили.
— Мы повздорили, — осторожно ответил Джеймс, не желая развивать тему.
Лили прищурилась, но промолчала. У нее не было времени на выяснения подробностей.
— Я надеюсь, что вы скоро помиритесь, — как что-то само собой разумеющееся сообщила Лили.
— Да, конечно, — поспешно согласился Джеймс.
Майкл, на протяжении всего диалога не прекращавший хмуриться, наконец, решил задать мучавший его вопрос:
— Мам, а кто такой Ню…? — начал он, но Джеймс одним взглядом заткнул сына.
— Что, милый? Ню…? — Лили оживилась, заинтересовано посмотрев на Майкла, тот же кинул взгляд полный паники на отца.
Гарри с живым интересом наблюдал за развернувшейся сценой. Джеймс не хочет, чтобы мама услышала это прозвище. Казалось, что Гарри может увидеть, как мысли в его голове в страхе носятся туда-сюда, пытаясь придумать решение. Майкл, загнанный в угол, выглядел не лучше. Неожиданно брат посмотрел за плечо матери прямо на Гарри, его глаза умоляли о помощи.
Для Гарри это было полной неожиданностью. И что ему делать? С одной стороны, он очень хотел услышать, что же это за загадочный Нюниус и почему Джеймс не хочет, чтобы мама слышала странное прозвище. С другой стороны, грустный, молящий взгляд карих глаз нервировал.
Допустим, мама все же услышит прозвище и, судя по реакции Джеймса, разозлиться или расстроиться. Однако это не гарантирует, что Гарри все же узнает настоящее имя Нюниуса. Скандал может затянуться, и тогда они опоздают к мистеру и миссис Поттер. Дорея Поттер не упустит шанса пройтись по «отвратительным манерам нынешней леди Поттер».
— Ему не дает покоя нюхлер, — Гарри принял решение.
— Нюхлер? — удивилась Лили.
— Да, Майклу интересно, кто это. Он мне проходу не давал своими вопросами. Так вот, удовлетворяю твое любопытство, это такой зверек. Живет в норах, часто его используют гоблины для поиска сокровищ. У зверька страсть ко всему блестящему.
Майкл посмотрел на него с благодарностью, Гарри даже показалось, что и в глазах Джеймса проскользнуло что-то, напоминающее признательность, но мальчик решил, что это просто игра света.
— Вот видишь, что дает чтение книг, — с улыбкой и гордостью сказала Лили, но, спохватившись, кинула опасливый взгляд на Майкла, вспомнив вчерашний скандал из-за оценок.
Майкл же пропустил замечание матери мимо ушей, он был слишком рад, что выпутался из этой странной ситуации. Позже он как следует расспросит обо всем папу. Кто это? И почему о нем надо молчать?
— Немедленно идите собираться, а то такими темпами нас никогда не дождутся, — Лили упёрла руки в бока.
Мальчики, переглянувшись, побежали к лестнице на второй этаж.

***


Дорея и Карлус ждали их. Прибыв, они застали мистера Поттера, расхаживающего по гостиной и резко остановившегося с занесенной для шага ногой. Миссис Поттер же величество поднялась с дивана, где до этого восседала.
Джеймс тут же поспешил к матери, чтобы склонить голову над ее сухой рукой. Лили присела в реверансе, мальчики чуть ли не синхронно поклонились. Сгибаясь, Гарри думал о неуместности этих традиций в кругу семьи. Впрочем, Джеймс не сильно им следовал, иначе бы сдержал сыновьи чувства и позволил Лили поздороваться с Дореей первой.
— Как поживаете, маменька? — проказливо улыбнулся Джеймс.
— Прекрасно, дорогой, — ласково сказала Дорея, после чего ее взгляд упал на Лили.
— Как ты, моя маленькая леди? — черные глаза цепко прошлись по фигурке Лили, заставив её одеревенеть.
— Все прекрасно, — лишённым эмоций голосом ответила мама.
Веки на секунду прикрыли чёрные глаза, лёгкая улыбка пробежала по губам. Трудно было сказать, о чем она сейчас думает. Впрочем, Гарри и не пытался прочесть столь хорошо скрывающего свои эмоции человека.
Дорея прошла мимо Лили к Майклу. Ее иссохшая рука коснулась детской щеки.
— Как ты вырос, Майкл.
— Спасибо, бабушка, — раскраснелся брат, довольный похвалой.
Дорея скользнула взглядом по Гарри, на несколько секунд задержавшись на бледном лице.
— Ты тоже немного подрос, Гарри, — без улыбки сказала она.
— Вы так же мудры, как и архаичны, миссис Поттер, — Гарри улыбнулся женщине, которая совершенно не изменилась в лице, только черные глаза стали более пронзительны.
Неожиданно для Гарри Дорея ответила ему улыбкой, а потом тихо рассмеялась.
— Вот только в умение делать даме комплименты ты не преуспел.
Гарри улыбнулся еще шире, пытаясь показать, что ее подколка его совершенно не уязвила. Но насмешливо блестящие глаза дали понять, что этот маневр не удался.
Джеймс и Карлус переговаривались у камина, когда Дорея подошла к ним. Карлус, наконец, прервал беседу и обратил все свое внимание на невестку и внуков.
— Как у вас проходят рождественские каникулы, мальчики? — у мужчины был громкий голос, заставивший Гарри поморщиться.
— Прошло только четыре дня, — Майкл подошел к деду поближе, тот не упустил возможности потрепать его за волосы.
— А Хогвартс как? Нравится? Как учеба? — засыпал вопросами Карлус.
— Замок просто невероятный, — делился впечатлениями Майкл. — Учусь нормально, но Гарри лучше, — с неохотой признался брат.
— Ты еще нагонишь. Не думаю, что разница между вами сильно велика, — уверенно заявил Карлус.
Гарри насмешливо фыркнул, за что получил прищур карих глаз Карлуса. Их взгляды схлестнулись. Это длилось несколько секунд, прежде чем Карлус отвернулся.
— Какие у тебя оценки? — спросил он без прежнего тепла в голосе у Майкла.
— Шесть «удовлетворительно», одно «превосходно» и… одно «отвратительно», — неуверенно ответил Майкл, чувствуя изменения в настроении деда.
— Сколько? — взревел Карлус. — Что за безобразие?! У Джеймса при всем его разгильдяйстве было три «превосходно», три «выше ожидаемого» и три «удовлетворительно» по СОВам!
Майкл склонил голову и весь сжался, пытаясь казаться как можно меньше.
— А у тебя сколько? — Карлус подошел вплотную к Гарри, из-за чего последнему пришлось закинуть голову.
— У меня нормальные оценки, — смотря снизу вверх, Гарри чувствовал странный дискомфорт, будто взгляд Карлуса придавливает его к полу.
— Сколько? — повторил Карлус, повысив голос.
Гарри осторожно взглянул на Лили; та побледнела. Гарри интуитивно чувствовал, что лучше не говорить, как-то обойти эту тему.
— Мне еще долго ждать? — казалось, Карлус успокоился.
Лицо больше не искажалось от гнева, взгляд же стал насмешливым. Гарри напрягся: эти изменения в поведении Карлуса ему не понравились.
— Пять «превосходно» и три «выше ожидаемого», — ответил Гарри, смотря, как на немолодом лице насмешка сменяется изумлением.
— Это правда? — спросил он у Лили.
Та медленно кивнула. Для Карлуса это стало ударом.
— Как такое могло произойти? Даже у по…
— Карлус! — впервые на памяти Гарри Дорея повысила голос.
Тихий и ласковый в мгновение ока превратился в стальной, звонкий и угрожающий. Будто настоящая сущность этой старой женщины на секунду вырвалась наружу.
Карлус заглянул в непроницаемые глаза своей жены.
— Не смей себе больше такого позволять, — спокойно произнесла Дорея.
Медленным шагом она двинулась к Гарри. В комнате стояла абсолютная тишина, из-за чего был слышен шорох шлейфа ее платья. Гарри смотрел на нее сузившимися глазами, в нем поднимался гнев. Он прекрасно знал, что хотел сказать Карлус.
Дорея протянула к нему руку, легким жестом ее пальцы прошлись по черным прядям. Это была первая полученная от нее ласка. Гарри был так поражен, что мог лишь смотреть на Дорею, но вот она отошла от него, так и не сказав ни слова.
— Кхе-кхе, — прокашлялся Карлус, тем самым возвращая себе голос. — Я найму учителей для Майкла. На все лето.
— Но… — Майкла решение деда не обрадовало.
— Никаких но! — воскликнул Карлус, но тут же устремил взгляд на Дорею, опасаясь оклика.
Дорея никаким образом не продемонстрировала свое несогласие, вновь превращаясь в величественную, но послушную жену.
— Ты должен догнать Гарри, — добавил Карлус увереннее.
Незаметно он позволил себе вздох облегчения. Нет, он не боялся своей жены, просто иногда она была пугающей. Впрочем, это случалось не так часто, чтобы существенно осложнить ему жизнь.
— Дедушка прав, Майкл. Меня тоже твои оценки не порадовали, — поддержал отца Джеймс. — Немножко подтянем трансфигурацию и ЗОТИ, ну и зелья разумеется, — последнее он добавил, стоило словить грозный взгляд Лили.
— А дяде Рему ты говорил, что оценки не так уж важны, — пробурчал Майкл, расстроенный до слез и обиженный на взрослых.
— Что ты сказал? Неудивительно, что Ремус так быстро ушел. Как ты мог сказать такое при ребенке? Ты что, не понимаешь: он же каждое твое слово ловит! — вступила Лили.
— Пойдём обедать. Хватит на сегодня споров, — прервала Дорея начинавшуюся перепалку. — Позже обсудим и летние занятия, и слова Джеймса. Скоро Рождество, а вы готовы разругаться друг с другом.
Гарри прикрыл глаза. Будто для этой семьи ссоры в новинку. Каждый раз, собравшись, они умудряются найти повод повздорить. Разница лишь в видах ссор. Громкая, с вызовом на дуэль, как у Джеймса и Карлуса. Тихая, с тонкими оскорблениями за чаем, как у Лили и Дореи.
«Нужно было остаться дома», — пронеслось в голове, когда он сделал шаг в направлении Дореи.

***


Утро двадцать пятого декабря наступило довольно быстро. Разлепив глаза, Гарри зарылся носом в одеяло. Мысли лениво текли в его голове. Вчерашний вечер прошел вполне сносно, по-семейному. Все были друг с другом милы и обходительны. Дорея даже сделала маме несколько комплиментов.
Однако было и исключение — Майкл. Тот весь вечер бросал на Гарри мрачные, хмурые, а иногда и злобные взгляды. Скорей всего, посчитал его виновником летних занятий. Гарри это казалось невероятно глупым. Он что, виноват в плохих оценках брата? Стараться нужно было лучше, а не к Хагриду бегать. Имея такие знакомства и отупеть не долго.
Решив, что лежать в постели дальше бессмысленно, Гарри поднялся и начал одеваться. Его ждали рождественские подарки. Совы приносили их всю ночь, а домашние эльфы раскладывали в гостиной. Сам Гарри еще два дня назад в Косом переулке отправился в почтовое отделение, чтобы разослать подарки друзьям.
Гарри поспешил в гостиную. Там уже все собрались. Взрослые пили чай и переговаривались, Майкл сидел у прорвы разноцветных коробок и разворачивал их, срывая подарочную обертку.
Куча подарков действительно была впечатляющая, но, что удивило Гарри, так это то, что рядом сложили примерно столько же коробок, что и у Майкла.
— Это твои, Гарри, — улыбнулась ему Лили.
Гарри недоверчиво подошел к подаркам. Взял первую, судя по всему, открытку, обмотанную в красную бумагу с переливающимися звездочками. Эта была действительно открытка, от Дурслей. Маггловские родственники мамы, которые боятся магии сродни чумы. Стоит ли говорить, что навещает Гарри их нечасто? Да он даже не видел смысла дарить им ту же открытку из-за каких-то там приличий.
Гарри открыл следующий подарок. Эта была книга, от Энтони. Стоило ему увидеть заглавие, как Гарри согнулся и прижал руку ко рту, чтобы не разразиться смехом на всю гостиную. То гласило: «Пособие по разведению драконов: от яйца до адского чудовища».
Утирая выступившие слезы, Гарри подвинул к себе следующую коробку. Это был подарок от миссис Уизли. Гарри лишь возвел глаза к небу. Очередной вязаный свитер, на сей раз зеленого цвета. Носить он его вряд ли будет, но может на что-нибудь тот и сгодится.
Следующий подарок тоже был от Уизли. Гарри удивленно рассматривал открытку с нарисованными рожицами от Фреда и Джорджа. Внутри был стеклянный шарик, внутри которого клубился черный дым. Сжав его пару раз, он не получил никакого результата. В открытке так же не было никаких пояснений.
Дальше шли подарки от родителей, Майкла, Сириуса и Ремуса, а так же от мистера и миссис Поттер. Ничего примечательного. Книги, книги и еще раз книги. Все в основном были посвящены более глубокому изучению Хогвартсовских предметов.
Улыбнувшись, Гарри притянул к себе поближе элегантно упакованный подарок. Не трудно было догадаться от кого. Осторожно он достал из коробки воронье перо с серебряным стержнем. Перо было самозаправляющееся.
— Какое красивое, — Гарри вздрогнул, резко обернувшись к стоящей за его спиной Лили.
— От кого оно?
— От друга, — лучше умолчать о том, что перо подарил ему Драко Малфой.
Проблем потом не оберешься. Протянув перо, он улыбнулся маме:
— Хочешь посмотреть поближе?
— Вау! — раздался восторженный крик Майкла.
Лили и Гарри тут же повернулись к нему. Тот сжимал в руках метлу.
— Это же Нимбус-2000! — Майкл вскочил с колен и начал бегать по гостиной, держа над головой новую метлу.
— Милый, от кого она? — удивилась Лили, подойдя к сыну.
— От дяди Сири и дяди Рема!
Широко улыбаясь, он подбежал к Джеймсу и стал демонстрировать ему метлу. Лили поджала губы — больно уж дорогим был подарок. Впрочем, это был не первый раз, когда Ремус и Сириус дарили такие дорогие подарки Майклу.
Гарри отвернулся от брата. Что-то неприятное царапнуло сердце. Дело было не в метле, он не любитель летать. Но вот стоимость этой метлы задевала Гарри. Ему вообще когда-нибудь дарили что-то действительно дорогое? Зависть медленно оплетала его своими едкими лозами, мешая дышать. Он — не родной ребенок Поттеров, понятно, что на нем экономят.
Поджав губы, он взял последний подарок. Мрачные мысли тут же были вытеснены кучей вопросов, стоило ему увидеть имя отправителя. Невилл Лонгботтом. Внутри оказались конфеты «Берти Боттс». Гарри задумался. Он не был особо близок с Невиллом. Ему даже в голову не пришло отправить подарок гриффиндорцу. Распаковав коробку, он взял одну конфетку и закинул в рот. Она оказалась со вкусом лимона.
Собрав все свои подарки, он поднялся с пола и пошел в комнату. Нужно уложить их в чемодан. Его ухода никто не заметил. Лили и Джеймс были увлечены спором из-за метлы, а Карлус и Майкл стояли в стороне, наблюдая за ними. Лишь Дорея скользнула мимолетным взглядом по тонкой фигурке выходящего из гостиной мальчика.
Гарри управился довольно быстро. Не зная куда себя деть до обеда, он решил направиться в библиотеку и провести там оставшееся время.
Неспешно он прохаживался меж стеллажей, рассматривая старые книги. Иногда какое-то название пробуждало в нем любопытство. Тогда он доставал книгу, листал ее, а потом возвращал обратно, на полку.
Именно так он и наткнулся на книгу с довольно непримечательным названием: «Известные артефакты волшебного мира». Усмехнувшись, он начал ее листать. Ему пришла в голову идея поискать здесь ту зажигалку, которую они видели на третьем этаже Хогвартса.
Содержание мало чем ему помогло, название артефакта он не знал. Неожиданно его взгляд зацепился за красиво выведенные буквы, складывающиеся в два слова. «Распределяющая шляпа».
Как он мог забыть про эту ветхую особу? Он же хотел разузнать о ней побольше. Быстро листая страницы, он нашел нужную и быстро пробежал глазами по строчкам: «Принадлежала Гриффиндору… Распределяет студентов по качествам… Умеет говорить, а так же общаться мысленно… Обладает легиллименцией!»
Тут Гарри остановился и стал внимательно вчитываться. Выходило, что шляпа просматривала воспоминания ребенка и именно с помощью них судила, к какому факультету он подходит больше всего. Впрочем, шляпу можно было уговорить отправить на нужный факультет.
Получается, что шляпа видела детские воспоминания Гарри. Именно из них она узнала его имя. Генри. Но почему именно имя? Если бы она только назвала фамилию! А знала ли она фамилию? В любом случае, если он доберется до нее, то сможет попросить рассказать ему о тех детских воспоминаниях, которые не помнит.
Взгляд Гарри снова устремился к строчкам и резко остановился на одном из предложений. Не сдержав эмоций, Гарри со всей силы бросил книгу на пол. Прислонившись к стеллажу спиной, он прикрыл слезящиеся глаза.
«Шляпа говорит с человеком лишь однажды. Именно поэтому невозможно повторное распределение. Единственный человек, с которым шляпа говорит более одного раза — это директор. Однако благодаря древнему заклинанию шляпа не может ему рассказывать об увиденных ею воспоминаниях».
И что ему теперь делать? Директором становиться, что ли?
До обеда оставалось меньше получаса, нужно переодеться во что-нибудь нарядное. Гарри с раздражением поднял книгу и вернул ее на место, даже не разогнув помятые листы. Сейчас ему казалось, что он ненавидит весь мир. Оставалось надеяться, что к тридцать первому декабря это пройдет. Не хотелось бы портить настроение друзьям на министерском балу.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:35 | Сообщение # 160
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 20. Бал

Бета: Necro4DomineestRiRen (Domino suo-servus)
Гамма: нет


В доме старших Поттеров было оживленно. На взгляд Гарри, тридцать первое декабря наступило слишком быстро. Буквально вчера было Рождество, а теперь уже Новый год. Именно сегодня состоится долгожданное событие — министерский бал. Более тысячи приглашенных волшебников, в том числе из-за рубежа.
Неудивительно, что семья всполошилась из-за этого события. Все костюмы были заказаны еще месяц назад, но какая-нибудь незначительная деталь выбивалась из общей картины и требовала корректировки, что медленно сводило леди Поттер с ума, заставляя бросаться из крайности в крайность. Она дошла до того, что заставила Майкла и Гарри выучить наизусть правила поведения на балу. Майкл, разумеется, путался. С какой стороны должен держаться кавалер, когда сопровождает даму, куда смотреть, что говорить и чего не говорить.
В конец концов, Майкл не выдержал и показал свой темперамент, бросив томик правил в камин и гордо удалился. Гарри был с ним солидарен, что было не часто. Как он не хотел идти на этот был! Он не любитель всех этих собраний, ему бы в свой угол и книжку в руки. Единственное, что его хоть как-то примиряло с балом — встреча с друзьями.
И вот, он стоит у зеркала и рассматривает себя. Недавно он усмехался, видя Энтони и Драко в этих слоеных костюмах, но вот он уже и сам наряжен точно так же. Разве что поверх мантию не накинул. Белоснежная рубашка (на ощупь она ему очень нравилась), темно-зелёный жилет и на тон темнее сюртук. Галстук черного цвета сжимал горло, но если попытаться его ослабить, то прибежит мама и задушит вконец. Ей все казалось, что тот выглядит недостаточно затянутым.
Еще требовалось надеть белоснежные перчатки, которые нервировали Гарри. Он поминутно тер руки, привыкая к новым ощущениям. Заправив прядь за ухо, Гарри еще раз оглядел себя. Выглядел он на удивление неплохо, по крайне мере лучше Майкла: несмотря на все старания мамы, тот все равно смотрелся нелепо.
— Мы забыли бутоньерки! — раздался отчаянный возглас вошедшей в гостиную Лили.
«Конец света просто», — саркастическая мыль тут же возникла в голове, но Гарри придержал язык за зубами, чтобы не схлопотать от матери подзатыльник. Женщина сегодня была щедра на них.
Влетев в комнату, Лили тут же закрутилась в своем пышном платье нежного зеленого цвета, выискивая домочадцев. Рюши, оборки, бантики тут же подпрыгнули на платье. Всего было слишком много, Гарри лишь вздохнул и перевел взгляд на дверь, в которую грациозно вплыла миссис Поттер.
Темно-синее платье, никакой пышной юбки, а только спокойно спадающая вниз ткань. Оно было с закрытыми плечами и придавало женщине строгий вид. Дополнял эту картину черный платок, накинутый поверх платья. Никаких лишних деталей. Впрочем, это не помешало создать Дорее элегантный образ. С трудом Гарри пришлось признать, что мама ей уступает.
— Давай просто наколдуем их, — предложил Джеймс, взмахнув палочкой, и вот в руках изящная красная роза.
Лили тут же выхватывает ее и прикалывает к фраку мужа.
— Мальчики, а вам что наколдовать? — спросила она у детей.
— Билет до Хогвартса, — побурчал Майкл, за что тут же получил подзатыльник.
Лили, недолго думая, наколдовывала белую розу и прикрепила её Майклу.
— А ты что хочешь, Гарри? — строго спросила она у младшего сына, ожидая и от него какую-нибудь колкость.
— Красную гвоздику.
Лили удивленно приподняла брови, но ничего не сказала, выполняя пожелание.
«В восемнадцатом веке, идя на эшафот, крепили красную гвоздику, в знак своей смелости. Как же их ситуация схожа с моей, словами не передать», — губы Гарри чуть приподнялись в улыбке из-за его шалости.
— Почти семь. Следует поторопиться, — сказала Дорея, придирчиво осматривая всех.
Карлусом и Джеймсом она осталась довольна. При взгляде на Лили и Майкла несколько поморщилась, а Гарри вообще проигнорировала, будто в комнате его и нет.
Лили подлетела к мужу, беря его под руку, и подозвала мальчиков. Джеймс взял за руку Майкла, а Лили — Гарри.
Наконец, все готовы к аппарации. Гарри успевает лишь заметить, как Дорея плавно заходит им за спину, чтобы встать поодаль Карлуса, прежде чем его сдавливает со всех сторон. Секунда, другая, и он чувствует морозный воздух.
Открыв глаза (он даже не заметил, как зажмурился), увидел перед собой огромную каменную лестницу, по которой поднимались люди в нарядных одеждах.
Джеймс идет вперед, Лили выпускает руку Гарри. Неосознанно он делает попытку поймать вновь руку матери, но останавливает себя. Как бы ему не было неуютно здесь, не стоит добавлять Лили лишних хлопот.
Оказавшись в каком-то небольшом зале, стены которого были увешены зеркалами, Лили тут же подскочила к одному из них и стала придирчиво себя осматривать. Дорея последовала за ней, остановившись около соседнего зеркала.
— У меня все не было возможности спросить. Какие мальчики знают танцы? — не отрывая взгляда от собственного отражения, спросила Дорея у Лили.
— Танцы? — Лили повернулась к Дорее, неуверенно смотря на нее.
— Да, танцы. Если ты не заметила, дорогая, мы на балу. Тут принято танцевать, — с сияющей улыбкой Дорея наконец соизволила посмотреть на невестку.
— Но они еще совсем мальчики.
Дорея на секунду задержала взгляд на Лили, после чего прикрыла глаза. Улыбка миссис Поттер была все такой же сияющей, но от нее чувствовался холод.
— Они были мальчиками до поступления в Хогвартс. Это — первый шаг во взрослую жизнь. Второй — этот бал. И ты мне хочешь сказать, что они к нему совершено не готовы?
— Редко когда дети танцуют на таких балах, и… Я подумала… Они еще успеют, — Лили совсем растерялась, она заламывала руки и боялась посмотреть на Дорею, до того пугающая аура окружала эту женщину.
Не только страх перед Дорей заставлял Лили нервничать, но и стыд. Ей казалось, что она всё учла, каждую деталь, но самое главное упустила. Ей просто не пришло в голову!
— Маменька, не стоит во всем винить Лили, — вмешался Джеймс. — Я также считаю, что рано их учить подобному. Это бы испортило им детство.
— Чтобы не испортить им детство, ты урезал уроки этикета, про риторику и латинский язык вообще забыл. Ты даже не посчитал нужным учить их маггловской дуэли, чего я от тебя, признаться, не ожидала. Да что там! Минимальную дошкольную подготовку посчитал ерундой. В Хогвартсе научат! А теперь твой сын посмешище, предел которого оценка «удовлетворительно». Ты стараешься вырастить позор семьи Поттеров? Так ты себя превзошел! Хорошо хоть Гарри радует нас своими оценками, но это ведь не твоя заслуга, — последнее Дорея прошипела в побагровевшее лицо сына.
Вся семья замерла, смотря на Дорею, в ее черных глазах отражалось пламя от свечей, но всем казалось, что это огонь ее собственных глаз.
— Я сыта этим по горло. Пока ты не исправишь все свои ошибки, я не желаю тебя видеть, — бросила под конец Дорея, после чего, развернувшись, пошла в зал.
Все присутствующие в помещение проводили ее заинтересованным взглядом, но разговор для них остался тайной, так как Карлус вовремя наложил противоподслушивающие чары.
— Кровь Блэков взыграла, — тихо прокомментировал Карлус. — Ей нужно время, чтобы остыть. После бала возвращайтесь к себе, недели через две нанесете нам визит.
Более ничего не сказав, он покинул Джеймса. Дорея буквально растоптала настроение семьи, бал перестал радовать. Особенно Майкла и Гарри, которые присутствовали на нем впервые. Первое впечатление было безвозвратно испорчено. Майкл смотрел на свои туфли, чувствуя, как жжет глаза. Впервые он видел, как бабушка сердилась, более того сыпала оскорблениями в его сторону. Мама нежно коснулась уложенных волос Майкла.
— Бабушка просто была расстроена тем, что вас не учили танцевать. Мы с папой перед ней очень виноваты, — произнесла Лили нежным голосом.
Майкл всхлипнул, но тут же прикрыл рот, стыдясь этого звука. Карие глаза блеснули злобой, стоило ему увидеть Гарри, спокойно стоящего в стороне и размышляющего о чем-то. На удивления Майкла, тот не выглядел обрадованным похвалой бабушки, даже наоборот — хмурился. Но поразмыслить об этом не дала мама, притянув его к себе и начав поправлять бутоньерку и воротник рубашки.
— Сейчас мы поприветствуем министра магии Корнелиуса Фаджа и его жену Милред. Постарайтесь быть вежливыми, мальчики, — сказала Лили, прежде чем вновь взять Джеймса под руку.
Гарри и Майкл синхронно кивнули. Оба мальчика нервничали и, всеми силами пытаясь не показывать этого, уверено шли за родителями.
Гости уже собрались и сгруппировались в небольшие кучки. Гарри успел словить парочку заинтересованных взглядов, пока шел позади матери. Он поймал себя на том, что раздраженно морщится, чего не стоило делать под прицелом стольких глаз. Вернув себе прежнее безразличное выражение лица, он чуть приподнял подбородок. Пусть смотрят, если им так любопытно!
Наконец, они достигли министра магии, который, к их удаче, был свободен, а значит не придется ждать своей очереди, чтобы поприветствовать его.
Джеймс тут же направился к нему, Лили и дети покорно последовала за ним.
— Мистер и миссис Фадж, благодарим за приглашение. Мы были приятно удивлены, получив его, — медовый тон Джеймса чуть не заставляет Гарри потерять лицо.
«Не передать словами как удивлены. Каждый год удивляетесь, когда видите очередное приглашения на бал. Да и чего Фаджа вообще благодарить? Будто он этот бал устраивает», — саркастически думал про себя Гарри, смотря, как по лицу Фаджа расплывается довольная улыбка.
— Джеймс, не стоит так официально. Мы же друг другу чуть ли не дядюшка и племянник, — отмахивается Фадж. — С мистером и миссис Поттер мы уже поприветствовали друг друга. Я несколько удивлен, что вы пришли не вместе.
«Любопытство так и гложет, так и гложет», — мысленно усмехнулся Гарри, про себя прекрасно понимая, что Джеймс налаживает отношения с начальством и упрекать его в этом глупо. Даже наоборот, стоит позавидовать тому, как легко он завоевал расположения министра.
— Мы разминулись. С нами дети, а это всегда огромные хлопоты. Мы были уверены, что задержимся, поэтому попросили нас не ждать, — уверено солгал Джеймс.
— Ваши мальчики впервые на балу? — в разговор вмешалась миссис Фадж, с любопытством посматривая на Майкла и Гарри.
— Позвольте вам представить. Это мой старший сын, — положив руку на плечо Майкла, Джеймс заставил его выйти вперед, — Майкл Джеймс Поттер.
Майкл судорожно кивнул, не в силах произнести ни слова, будто проглотил язык.
— А это младший — Гарри Карлус Поттер.
Гарри вспомнил, как они еще до распределения в Хогвартсе стояли в маленькой комнатке, дожидаясь профессора МакГонагалл. Как он испугался привидения и как завидовал смелости брата.
— Здравствуйте, мистер и миссис Фадж. Рад присутствовать здесь, — сердце с бешеной скоростью билось в груди, оно стучало так громко, что Гарри с трудом слышал свой голос.
— Какой милый молодой человек, — улыбнулась миссис Фадж.
— Вы, верно, первокурсник? — Фадж переглянулся со своей женой и подчеркнуто деловым тоном задал вопрос.
— Да, сэр.
— Ооо… это чудесная пора. Мой племянник в следующем году поступает в Хогвартс. Его зовут Руфус Фадж. Я могу рассчитывать, что вы присмотрите за ним? — со светской любезностью поинтересовался министр.
— Конечно, сэр.
После чего, пожелав высокопоставленный паре приятного вечера, Поттеры отошли в сторону, чтобы дать другим гостям поприветствовать министра.
— Ты молодец, Гарри! — Лили склонилась над сыном и быстро поцеловала в щеку.
Гарри гордился собой. Наконец, он смог продемонстрировать, что не хуже брата. Сколько не убеждал он себя после приключений в Хогвартсе, что они равны, все равно внутри жило сомнение. Сейчас, перед столькими гостями, перед самим министром магии, он это доказал.
— Посмотри, это же Малфои, — произнес Джеймс, заставляя Гарри вновь обратить внимания на стоящих перед ним людей.
— Ну и что в этом такого? — закатила глаза Лили.
Джеймсу обязательно нужно с ними повздорить, или день прожит зря. Иногда женщину утомляли эти стычки. Да и не хотелось портить себе настроение: Дорея итак постаралась.
— В них как раз ничего такого и нет. Ты лучше посмотри, с кем они говорят!
— Лонгботтомы! — прижав руку ко рту, Лили не верила собственным глазам.
Элис с милой улыбкой что-то говорила Нарциссе Малфой. Ни малейшего напряжения не было в фигуре леди Лонгботтом.
— Предатели! — с отвращением бросил Джеймс.
— Не делай поспешных выводов, — попыталась вразумить мужа Лили.
— Если бы мы устроили Рождественский прием, эти змеи не смогли бы к ним подобраться, — Джеймс стиснул кулаки, впиваясь взглядом в лицо Элис.
— Прием всегда требует лишних денег, которых у нас сейчас нет. Да и тогда бы пришлось отменить поездку к твоим родителям, — Лили говорила сдержано, пытаясь тем самым успокоить взбешённого мужа.
— Как будто эта поездка нам что-то дала, кроме очередного скандала. Лучше бы укрепили отношения с Лонгботтомами. Они ж только начали налаживаться после того инцидента с Августой и профессором Дамблдором. А теперь — только посмотри на них — переметнулись к Малфоям. Встречу Фрэнка в Аврорате, он у меня…
— Хватит, Джеймс. Иди, подыши воздухом и успокойся наконец. Я же провожу мальчиков в детскую часть, — после чего схватила правой рукой ладошку Майкла, а левую положила на плечо Гарри.
Детская часть находилась довольно далеко от того места, где стоял министр магии, но во время пути ни Гарри, ни Майкл не задали матери ни единого вопроса. Оба были слишком заняты мыслями об услышанном разговоре.
Лили остановилась и указала мальчикам на часть, огороженную лентами, которые парили в воздухе. В этой части было полно маленьких диванчиков и столиков, за которыми сидели дети их возраста и пили чай с пирожными. За редким исключением, детей старше одиннадцати-двенадцати лет здесь не наблюдалось.
Гарри сразу же сообразил почему. Тринадцать лет — особый возраст, лет этак пятьсот назад в этом возрасте наступало совершеннолетие. До сих пор сохранились некие архаичные порядки. Далеко ходить за примерами не надо: посещать Хогсмид можно только с третьего курса, как и вступить в Дуэльный клуб. В тринадцать лет у аристократов заключаются помолвки, а в Гринготтсе можно открыть счет.
Получается, что на балу тринадцатилетние могут свободно перемещаться. Впрочем, многие младшие также не ограничивали себя.
Лили обвела взглядом немногочисленных детей в детской части, после чего посмотрела на мальчиков и тяжко вздохнула:
— Вы должны быть тут в девять часов, когда мы соберемся уходить домой, — сказала Лили, умышлено не используя формулировку «вы должны постоянно быть здесь», прекрасно понимая, что дети испарятся, стоит ей уйти.
Она позволила сделать себе шаг в сторону, как ей в голову пришла мысль. Глаза сами нашли Майкла. Растерянно Лили рассматривала сына, не зная, следует ли воплощать пришедшую ей идею в жизнь. Да и как она объяснит это ребенку?
— Майкл, вы же с Невиллом на одном факультете? — неловко начала она. — Какие у вас с ним отношения?
— Никаких, — буркнул Майкл, сдерживая нелестные слова о Лонгботтоме. Не то чтобы мальчик ему совсем не нравился, он все же хотел тогда помочь им с драконом. Вот только Невилл был Невиллом, и его помощь сделала только хуже.
— Подружись с ним. Я слышала, у него совсем нет друзей. Ему, наверное, очень одиноко, — голос Лили окреп, к ней вернулась уверенность.
— Он всегда избегает меня! — с упреком в голосе сказал Майкл.
— Избегает? — в глазах Лили мелькнули смешинки. — Может, тебе стоит быть менее настойчивым? В таком случае, Гарри… — но Майкл не дал ей договорить.
— Я справлюсь!
Майкл пронзил Гарри неприятельским взглядом. Злость нарастала в нём словно снежный ком. Сначала сравнение их табелей успеваемости, потом летние занятия от деда, но добили его сегодняшние презрительные слова от бабушки. Все внутри Майкла требовало доказать семье, что он не ничтожество, что он-то в сто, в тысячу раз лучше Гарри. Он этого Невилла из-под земли достанет и заставит с собой дружить.
Увидев неподалеку пухлого мальчика, со спины сильно напоминающего Невилла, Майкл тут же воспрянул и поспешил к нему, кинув напоследок матери: «До встречи.»
— Какой он оживленный, — улыбнулась Лили; Гарри лишь пожал плечами.
Странное, непонятное чувство сдавило грудь Гарри. Он пытался вздохнуть, но воздух не желал попадать в легкие, будто встречал преграду на своем пути.
— Мне уже нужно идти. Хорошо веди себя, дорогой, — рука Лили нежно коснулась его лба, заправляя пряди за ухо.
Гарри стоял неподвижно, пока она это делала, но стоило ей скрыться в толпе, как он мотнул головой, и пряди снова легли на свое место.
Осмотрев ребят и не найдя среди них друзей, Гарри направился к самому дальнему пустующему столику. Он видел леди Малфой, значит, Драко уже здесь. Нет ничего удивительного, что его нет в детской части. Он, как и Майкл, жутко обижался, когда с ним обращались как с ребенком.
Присев на диван, Гарри буквально утонул в мягкой обивке. Он начал всерьез размышлять, не поспать ли ему здесь до девяти. При желании он вполне мог уснуть, ему не помешает даже громкая музыка. Откинувшись на спинку, Гарри прикрыл глаза, но его потревожило неуверенное покашливание.
— Привет, Гарри, — перед ним стоял Невилл и переминался с ноги на ногу.
— Добрый вечер, — медленно произнес Гарри, интонацией напоминая Драко. — Чем могу помочь?
— Ты не знаешь, почему ко мне прицеп… — Невилл закашлялся, поправляя себя, — Майкл стал так дружелюбен?
Гарри указал на место рядом с собой, Невилл тут же оказался рядом. Сев рядом со стеной, он попытался спрятаться за фигурой Гарри. Но был полнее и выше, так что ему пришлось совсем скрючиться, но его все равно было видно. Оставалось надеяться, что Майкл не будет приглядываться.
— Почему ты избегаешь моего брата? И разве плохо, что он дружелюбен с тобой? — поинтересовался Гарри, вспомнив своей давний интерес. Почему Невилл не хотел дружить с Майклом?
— Ну Майкл такой… яркий, смелый. К нему всегда кто-то да тянется, пытается быть рядом. Я же серый и вообще неуклюжий… да кто с таким будет дружить? — запинаясь, Невилл пытался донести до Гарри свои мысли.
Гарри понимал его, сам часто испытывал нечто схожее с чувствами Невилла. Только вот с этим пухлым, неуклюжим мальчиком Майкл все же старался подружиться, еще до просьбы мамы. И он не преминул это напомнить Невиллу:
— Он всегда старался с тобой подружиться. Именно ты всегда отказывал ему, не напрямую, конечно, но прекрасно давал ему понять, что не хочешь с ним дружить, — Гарри посмотрел в глаза пареньку, тот отвел взгляд.
— Я не уверен, что мы бы были друзьями. Он бы просто задвинул меня, то есть я бы стал кем-то вроде его слуги. Ох, это так сложно объяснить. Ты, наверное, ничего не понял, — Невилл улыбнулся своей привычной неловкой улыбкой, его рука дернулась и коснулась коротких волос на затылке, то ли приглаживая, то ли пытаясь почесать.
— Это твое дело, Невилл, с кем дружить. Меня оно совершенно не касается, — безразлично ответил Гарри, заставив Невилла вздрогнуть. — Ты говоришь, что Майкл задвинул бы тебя на задний план. Все несколько не так. Это ты бы позволил ему задвинуть себя.
— Мы слишком разные. Со мной Майкл никогда не захочет быть на равных! — воскликнул Невилл, а потом зажал себе рот ладонью. Слишком громко, вдруг кто услышал?
— Помнится, я в лесу ответил тебе тоже самое, — хмыкнул Гарри.
— Мне казалось, что у братьев все иначе, — сконфузился Невилл, но с удивлением заметил за собой, что не заикается при разговоре с Гарри.
— Может быть, может быть, — откуда ему знать как на самом деле все у братьев. — Надоело мне здесь сидеть, придется тебе искать другой щит. А по поводу равный-неравный... Тут, знаешь ли, зависит все от тебя.
— Будто все так легко, — буркнул Невилл.
— Никогда не будет легко. Ты — наследник Лонгботтомов, от тебя всегда будут чего-то хотеть и искать с тобой встреч, — довольно резко сказал Гарри; плечи Невилла поникли.
Гарри не хотел мешать матери и Майклу, но в то же время где-то глубоко внутри ему было жалко Невилла. Майкл мог быть другом для Уизли, но не для Невилла, которого презирал. Из презрения дружба не рождается.
— Я не очень хочу дружить с Майклом. Другое дело ты, — вывело Гарри из размышлений бормотание над ухом.
— Ты бы стал моим другом? — пухлые щеки наливались краской, а взгляд опускался все ниже, пока не уперся в туфли.
Гарри не поверил своим ушам. Ему сейчас дружбу предлагают? Впрочем, стоило догадаться по тем конфетам, что Невилл отправил ему на Рождество. Он так и не съел ни одной, кроме той, первой, со вкусом лимона.
— Не думаю, что у нас получится, — начал Гарри. Эти слова заставили Невилла сжаться, хотя, казалось, куда сильнее.
В карих глазах Невилла стояли слезы, пухлые пальцы подрагивали. Ему нестерпимо хотелось протереть глаза, но тогда бы Гарри догадался, что тот почти что плачет. Вот только Гарри это видел и так, его губы дрогнули, и он закончил фразу иначе:
— Но мы можем попробовать.
— Правда? — Невилл улыбнулся, в уголках глаз появились маленькие морщины, слезы потекли по щекам.
Гарри почувствовал неловкость, он достал из кармана платок и протянул его Невиллу, но тот уже вовсю тер лицо руками, продолжая улыбаться. Осторожно оглядевшись, Невилл попытался понять видел ли кто-нибудь, что он плакал, но в их сторону никто не смотрел.
Только две женщины неподалеку от них переговаривались о чем-то. Но их насмешливые взгляды были обращены не на Невилла с Гарри, а на крупную девочку, что за обе щеки уплетала пирожные.
— Это Миллисента Булстроуд? Как дурна! — воскликнула женщина достаточно громко, чтобы мальчики могли ее услышать.
— Да и к тому же бедна, — вторила ей рядом стоящая женщина. — Я слышала от мужа, что в банке у них на счету не больше пяти тысяч галлеонов. Этих денег хватит разве что вывести ее в свет. А как же приданое? Пропала девочка, пропала, — пропела женщина со злорадством.
— Ты раньше времени не радуйся. У Булстроуд земля есть, вот ею они вполне могут заманить будущего жениха, — остудила свою собеседницу дама.
Гарри презрительно скривился, до того мерзким ему показался их диалог. Невилл же пропустил его мимо ушей, как что-то привычное и мало его интересующее. Его привлек другой факт, и он поспешил его озвучить:
— Если они здесь, то первый танец уже закончился?
Гарри огляделся, взрослые разбредались по залу, лишь немногие тянулись в центр для следующего танца.
— Думаю, да.
— Мне нужно найти родителей. Они сказали, что, как только закончиться открытие, я должен быть рядом, — Невилл еле как встал с дивана, который никак не хотел его выпускать, затягивая глубже.
— Ты же не обидишься, если я уйду? — на Гарри встревоженно смотрели карие глаза.
— Конечно же нет. Советую тебе идти к ним быстрее, иначе тебя настигнет Майкл, — действительно, тот наконец заметил их и чуть ли не бежал к ним.
Невилл оглянулся и испуганно вздрогнул, заметив Майкла. И было с чего: тот напоминал разозлённого быка, у которого чуть ли пар из ушей не шел, а глаза налились кровью. Впрочем, во многом это скорее была заслуга Гарри, нежели Невилла. Ведь, по мнению Майкла, тот опередил его и набивался Лонгботтому в друзья.
Недолго думая и не желая устраивать разборки, Гарри схватил Невилла за рукав и потянул к лентам. Нагнувшись, они проскочили под ними и поспешили раствориться в толпе.
Удостоверившись, что Майкл их не преследует, Гарри выпустил рукав Невилла.
— Ты иди к родителям, а я найду чем себя занять. Главное, не попадись на глаза Майклу, — напутствовал Гарри, Невилл кивал с улыбкой на губах, которая все никак не хотела исчезать.
Проводив взглядом удаляющегося Невиллом, Гарри даже не заметил, как на него налетела какая-то резвая бабуля. Та сверкнула на него глазами полными негодования, и Гарри счел за лучшее извиниться:
— Простите, мэм.
— Какой кошмар! В мои-то годы детей никогда не брали на балы, а сейчас что твориться, бардак один. Таскают своих спиногрызов и бросают не пойми где, а те носятся и сбивают пожилых людей. Как не стыдно, молодой человек! — разбушевалась старушенция, чем стала привлекать к ним совершено ненужное Гарри внимание.
Мальчик совсем растерялся, его разрывала напополам дилемма. Промолчать или возразить. В обоих вариантах старая перечница может как заткнуться, так и начать громче голосить.
— Успокоитесь, миссис Оукби. Молодой человек вовсе не сбивал вас с ног, это вы его чуть не уронили. Вы опять потеряли свои очки? — вмешался в разговор молодой мужчина с соломенными волосами.
— Ничего я не теряла, — возразила старуха, касаясь пальцами переносицы и, не обнаружив там очков, нахмурившись. — Это я из-за него их потеряла, когда он меня сбил! — указала она костлявым пальцем в полуметре от самого Гарри.
Мальчик поморщился. Не сильно ей помогали очки, раз она не ощущает разницу, когда они на ней и когда их нет. Да и не только со зрением у нее были проблемы: ей же сказали, что он не виноват.
— Их нет на полу, вы, скорей всего, их в очередной раз забыли дома, миссис Оукби, — спокойным тоном продолжил мужчина, видать, имея большой опыт общения со старой женщиной.
— Я стоял на месте, мэм, когда вы меня сбили. Очков на вас не было, и на полу действительно ничего нет, — поддержал пришедшего ему на помощь мужчину Гарри.
Фыркнув, женщина развернулась и пошла дальше, бухтя про себя что-то о невоспитанных детях.
— Не обижайтесь на миссис Оукби. Ей уже сто двадцать лет, поэтому стоит быть к ней снисходительнее, — улыбнулся ему мужчина. — Барти Крауч-младший.
— Гарри Поттер, — представился Гарри, рассматривая сына главы Департамента международного магического сотрудничества.
Он слышал, кажется, от Джеймса, что в семье Краучей был огромный скандал, связанный как раз с Барти-младшим. Тот теперь жил отдельно, вроде даже за пределами Великобритании.
Барти скользнул по подростку заинтересованным взглядом, пока не остановился на красной гвоздике. Усмехнувшись, он приподнял бокал, что держал в руках:
— Интересный выбор, юноша. Что же из двух, страсть или лидерство? А может два сплетаются в одно? — и указал взглядом на цветок.
— Не то и не другое, — Гарри попытался не показать растерянность, вспомнив о том, что каждый цветок что-то символизирует и означает.
— Вы меня заинтересовали, — усмехнулся Барти, после чего отпил шампанского в ожидании ответа.
— Восемнадцатый век. Эшафот, — Гарри коснулся пальцами цветка, после чего раздался смех мужчины.
— Неужели все так печально? Я все же надеюсь, что этот вечер развлечет вас, — светская улыбка появилась на губах Барти, вдруг его взгляд зацепился за кого-то в толпе. — Извиняюсь, но я вынужден вас оставить. Приятного вечера. Что же касается гвоздики, то я считаю, что она подходит вам и вовсе не как героиня исторического прошлого.
Мужчина удалился, а Гарри оставалось лишь провожать его взглядом. Калейдоскоп людей утомлял мальчика, но поделать с этим он ничего не мог. Именно в этом и заключался смысл бала. Встречать людей, нужных и ненужных, говорить одно и то же, а главное — улыбаться.
Гарри коснулся лица; своих губ, искажённых в фальшивой улыбке, которая больше напоминала сведённые судорогой мышцы. Он перестал улыбаться, и напряжение отпустило его. Лицо расслабилось и стало более живым, перестало напоминать восковую маску.
С усталым безразличием осмотрев людей, Гарри наткнулся на круглый столик в дальней части зала. За ним восседали почтенные дамы, в том числе и Дорея Поттер. Что самое удивительное, чем больше присматривался Гарри, тем больше находил сходств между ними.
Мучимый любопытством, он сам не заметил, как оказался рядом, сначала в двадцати шагах, а потом и в десяти от стола.
Одна из дам в возрасте, немного плотнее Дореи, но с такими же горящими черными глазами отчитывала стоящего перед ней молодого человека. Тот покорно склонил покрытую черными волосами голову.
— Регулус, почему ты явился один?
— Маменька, — хотел он что-то сказать, но женщина взмахнула рукой, прерывая его и не желая слушать.
— Мне все более и более кажется, что вы…
— Мама, — тон молодого человека мгновенно изменился с услужливого на холодный.
— Не затыкай рот матери! — властно воскликнула она. — Я его со школы знаю, а это более пятидесяти лет, юноша.
— Ну-ну, Вальбурга, не порть моему племяннику вечер своими нотациями. Взрослый мальчик, сам разберётся, — вмешалась сидящая справа от Дореи женщина.
— Ты лучше вспомни о своей племяннице, Лукреция, — огрызнулась Вальбурга.
— О Магия, не напоминай, — поморщилась Лукреция. — Она наверняка явилась со своим выводком. Даже ее братья не позорят меня так, как она. Загнала мать в могилу и довольна. Она ничем не лучше Андромеды.
— Раз уж ты вспомнила, — вмешалась Дорея, осторожно ставя чашечку с чаем на блюдце. — Как себя чувствует Друэлла? Ей стало лучше?
— Нет, — сухо ответила Вальбурга, но потом смягчилась. — Она совсем не встает с постели. Бедный Сигнус, он убит горем.
Дорея сочувственно коснулась руки Вальбурги, а потом подняла взгляд на Регулуса и хотела ему что-то сказать, но ее взгляд зацепился за стоящего в стороне Гарри.
— Милый, ты что-то хотел? — холодно обратилась она к нему.
Гарри почувствовал как его бросает в жар. Горело лицо, шея даже уши. Он не хотел подслушивать, это вышло случайно, но вот он застукан за постыдным делом. Казалось, будто шум бала умолк, и все взоры обратились к нему, но самым чувствительным был насмешливый взгляд черных глаз Дореи.
Паника медленно охватывала его, он не знал куда себя деть, где искать спасения от этого взгляда. Неожиданно память подбросила ему недавнюю сцену, где Дорея использовала его, чтобы уязвить Джеймса. Горевший в нем огонь стыда сменил свой окрас на злость, и он прочеканил:
— Нет, мэм. Всего лишь извещаю вас, что после бала мы вернемся к себе. Приятного вечера.
— С каких пор ты записался в лакеи, Гарри? — елейным голосом осведомилась Дорея.
Гарри от злости был готов перейти на парселтанг, чтобы эта жалящая, словно змея, женщина его лучше понимала. Стоп, Вальбурга, мать Сириуса? Ну, конечно, Блэки. То-то ему в голову змеи лезут.
— Вынужденная мера, не более, мэм, — ласково улыбнулся Гарри, чувствуя ядовитый привкус слов, готовых сорваться с губ. — Боюсь, что не один лев, как бы смел он не был, не осмелится лезть в этот гадюшник. Что же касается меня? Рождённый ползать летать не может. Всего доброго, дамы.
После чего, круто развернувшись на каблуках, немедленно покинул Блэков. Ему еще яд этой змеи отсасывать. В спину ему кто-то крикнул «нахал», но голос принадлежал не Дорее.
Глянув на огромные часы, Гарри отметил, что ему остался потерпеть полчаса с небольшим. Если за это время он не найдет друзей, то встретятся они уже только в Хогвартсе. Однако, ему повезло.
В толпе он увидел высокого, худого мужчину с выправкой аврора, но что-то было неуловимо отличное от манеры держаться того же Фрэнка Лонгботтома или Джеймса. Вроде бы все они были аристократами, но этот мужчина в своих движениях совмещал светскую манеру с военной, находя гармонию, а не заменял одно другим, как делали это авроры-аристократы.
Лицо его было абсолютно непримечательным, его нельзя было назвать ни красивым, ни уродливым. Не добавляла выразительности лицу безэмоциональная маска, которая к нему будто прилипла. Зализанные назад волосы да аккуратные усы — вот и все приметы этого мужчины. Так казалось Гарри, пока он не встретился с ним взглядом. Серо-голубые глаза, как и у Энтони. Рядом с лордом Голдштейном шел Энтони, но Гарри его еле узнал. Друг за эту неделю будто выцвел. Бледное лицо, тусклые волосы, которые больше не переливались на свету, будто золото, и мутные глаза.
Настороженный, Гарри направился к ним. Энтони заметил его, их глаза на мгновение встретились, но он тут же отвел взгляд. Гарри так и застыл на месте, не в силах выговорить ни слово. Энтони с отцом прошли мимо.
Что это было? Энтони повел себя с ним будто с незнакомцем. Да и вид его Гарри совершенно не радовал. Что с ним произошло?
Растерянный и запутанный Гарри так и стоял на месте, пока его кто-то не схватил за локоть и не потянул. Дрожь прошла по телу от прикосновения, Гарри тут же вскинул голову и впился взглядом в наглеца, посмевшего его тронуть. Зеленые глаза встретились с серыми.
— Драко? — удивился Гарри.
— Пошли, пока родители нас не заметили, а то такое начнется, — быстро сказал Драко и потянул его в сторону.
Драко явно хотел пробраться к балкону. Гарри недовольно поморщился: ему не хотелось мерзнуть на улице, о чем он не преминул сказать.
— В зале нас по-любому кто-нибудь заметит, — отозвался Драко. — Какая-нибудь моя троюродная тетушка, их у меня столько, что могу каждый день ходить к одной в гости, при этом за год я ни разу не приду к одной и той же дважды. Даже имена не запоминаю. Спасает лишь обращение «дорогая тетушка». А вообще, я ожидал чего-то большего от бала, все же такое событие. Вот только все оказалась также, как на устраиваемых нами балах. Даже похуже, вот у нас… — начал было Драко хвастаться, но Гарри благополучно все прослушал, раздумывая над поведением Энтони.
— Ты вообще меня слушаешь? — спросил Драко, когда они оказались на балконе.
— Нет. Твое очередное «а у нас» я пропустил. Ты не знаешь, что с Энтони?
— А что с ним? — недоуменно приподнял брови Драко.
— Он меня проигнорировал, — Гарри очень надеялся, что обида в голосе была не слышна.
— А что ты хотел? Ты же Поттер, а лорд Голдштейн с некоторых пор склоняется к дружбе с нами, а не с Дамблдором, — разъяснил Драко тоном, будто это даже не слух, а всем известный факт.
— Мне жаль, что я не предупредил тебя в письме, — послышался знакомый голос. — Я просто не подумал об этом, — перед Гарри стоял Энтони с виновато склонённой головой.
— Ничего, просто я был неприятно удивлен. Ты же знаешь, как я далек от светских игр, — улыбнулся Гарри. При виде мягкой улыбки и теплых, серо-голубых глаз неприятное чувство медленно покидало сердце.
— А следовало быть хоть немного в курсе. Это, между прочим, очень важно, — напыщенно сказал Драко.
— Мне скоро нужно будет уйти, — вмешался Энтони, не желая тратить время на спор, который готов был начаться, судя по сузившимся зеленым глазам. — Отец хочет меня с кем-то познакомить.
— С очередной троюродной тетушкой? — с иронией обратился Гарри к Энтони, при этом одарив тяжелым взглядом Драко.
— Голдштейны не так давно в Англии. По меркам рода, естественно. Так что у меня не слишком-то много здесь тетушек, — хмыкнул Энтони. — Это деловой партнер отца. Правда, что-то там необычное. Добиться встречи с этим партнером сложнее, чем аудиенции у короля.
— Сколько времени? — с сожалением спросил Гарри, прекрасно понимая, что осталось совсем немного, прежде чем ему придется покинуть бал.
— Без пятнадцати девять, — Драко взглянул на свои серебряные наручные часы.
— Мне пора, — вздохнул Гарри.
Энтони согласно кивнул, и они вместе покинули балкон, каждый пошел в свою сторону.
Минуя гостей, Гарри приближался к детской части. Оказывается, его уже ждали. Рассерженный Джеймс сверлил взглядом толпу, выискивая знакомую стройную фигурку.
— Где тебя носило, щенок? — не успел Гарри подойти к Поттерам, как Джеймс гаркнул на него. — Тебе велено было оставаться здесь.
Лили осторожно коснулась руки мужа, но тот не обратил на нее внимания. Джеймс продолжал сверлить потемневшими карими глазами Гарри, а гости украдкой бросали на них любопытные взгляды.
Мерзкий шепоток донеся до Гарри. Сжав зубы, мальчик сквозь них процедил чистый яд:
— Вы забываетесь, сэр. Мы на балу среди светского общества, где есть определённые правила поведения, которые мама вбивала в нас всю эту неделю. Может вам стоит вспомнить о них? В противном случае вашей матушке будет очень стыдно. Впрочем, куда уж сильнее? — исказившая губы усмешка была адресована не только Джеймсу, но и Дорее. Хоть ее здесь не было, но долг он ей вернул. Даже не так, сейчас он вернул ей проценты, долг был возращен ранее на том «милом» собрании Блэков.
Джеймс, перестав себя сдерживать, рванул к Гарри, но его опереди



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:36 | Сообщение # 161
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 21. Дуэль

Бета: Necro4DomineestRiRen (Domino suo-servus)
Гамма: нет


Гарри с раздражением вчитывался в учебник истории магии, но его мысли были далеки от дат и сражений, что покрылись вековой пылью. Минула неделя с его приезда в Хогвартс, сейчас уже наступило восемнадцатое января, и скоро состоится довольно значимое событие, по крайней мере для первокурсников.
Каникулы с одной стороны прошли нормально, с другой — просто отвратительно. Ссора с матерью, начавшаяся на балу, продолжилась уже дома. На памяти Гарри, в последний раз они так ругались из-за магических континентов. Все две недели Лили была показательно холодна с ним. Да и открывшийся сезон балов забирал у нее слишком много времени и сил.
Таким образом, две недели он был предоставлен самому себе. Злобное пыхтение Майкла он игнорировал, терпеть его приходилось только за завтраком. Позже брат через каминную сеть переносился к Уизли и был таков.
Все зимние каникулы Гарри провел за учебниками и перепиской. На удивление, это было довольно занимательно. Правда, он совсем загонял Хедвиг, и та злобно щурила свои желтые глаза, стоило ему подойти к ней с конвертом.
Самая интересная переписка сложилась у него с Энтони, но тот писал ему редко из-за своей занятости. Сколько Гарри не пытался узнать, что у него творится, так и не смог вытянуть из друга ни слова. «Вот чем хорош разговор вживую!» — с негодованием думал он.
Другое дело Драко, что закидывал его письмами. Каждый день Его Высочество считал своим долгом посвятить Гарри в важные дела, которые у него происходили. Например, Гарри знал, что неделю назад домовик Добби разлил чай, принесённый Драко на завтрак.
Или же не так давно леди Малфой отправляла уже другого домовика во французскую кондитерскую за любимыми пирожными сына. Восхваление пирожных заняло где-то десять дюймов пергамента. Гарри чувствовал, как у него дергается глаз, когда он читал сей опус. Позже он посоветовал в довольно язвительной форме отправить данное сочинение в эту кондитерскую, которая вполне могла перенаправить его в какой-нибудь журнал вроде «Ведьмин досуг» в качестве рекламы своего товара.
Также он переписывался с Невиллом. Коротенькие записочки, которые ему присылал его новый «друг», толком даже письмами назвать нельзя было. Да и по ним хорошо видно, что Невилл не знает о чем писать. Впрочем, одна тема у них была — это гербология. Гарри, благодаря своим попыткам вырастить цветок папоротника, неплохо в ней разбирался, но такого фанатического обожания, как Невилл, не испытывал.
— Пора идти, занятие скоро начнется, — обратился Энтони к ушедшему в свои мысли Гарри.
— Я так волнуюсь! — воскликнул рядом сидящий Терри. — Я слышал, что на нас придут посмотреть старшекурсники. А если я опозорюсь?!
— Успокойся, все будет хорошо, — Майкл приобнял друга. — Нам нужно продемонстрировать свои знания и все. Я уверен, что ты справишься.
Гарри с неохотой отложил учебник, поля которого были испещрены ровным, отрывистым подчерком. Он и сам не заметил, как выписывал два слова раз за разом. «Лорд Мракс».
Наконец, ждать больше было нельзя, и Гарри поднялся из своего любимого кресла, расположенного у камина. К сожалению, его удавалось занимать довольно редко. Это место полюбилось не только Гарри, но и старшекурсникам.
Сейчас должен был состояться тот самый урок ЗОТИ, наделавший так много шума. Провести его решили в субботу в Большом зале. Присутствовать будет чуть ли не половина преподавательского состава и старшие курсы.
Гарри подошел к Энтони, тот ободряющие улыбнулся ему, и они вместе направились к выходу из гостиной. Чем ближе они подходили к Большому залу, тем громче звучали голоса студентов. Легкий холодок прошел по спине Гарри, он сильнее сжал кулаки и неожиданно почувствовал тепло у груди. Его волшебная палочка, что находилась во внутреннем кармане мантии, нагрелась.
Зайдя в Большой зал и оглядевшись, они постарались найти место, где хорошо будет видно возвышение — подмостки. Деревянные и довольно широкие; как предположил Гарри, для всей команды.
Профессор Квиррелл уже был здесь. Он суетился и то и дело обращался к какому-нибудь преподавателю с вопросом, а когда не был занят этим — отдавал распоряжения домовикам. Профессора Снейп и Флитвик отсутствовали.
Энтони, недолго думая, раскрыл книгу «Тёмные силы: пособие по самозащите» и погрузился в чтение. Гарри не преминул заглянуть другу за плечо и почитать название параграфа, которое гласило: «Ступефай».
— Это же самое известное заклинание для дуэли? Зачем тебе? — шепнул Гарри на ухо Энтони.
— Хочу отвлечься, — тихо ответил друг. — Мы будем изучать его только на четвертом курсе. Ты знал, что если оно будет достаточно мощным, то не только оглушит противника, но и откинет в сторону?
— Чем-то напоминает Экспеллиармус.
— Экспеллиармус предназначен выбить у противника палочку, которая потом летит прямо к тебе в руки. Ты ведь так и не смог добиться этого результата? — Энтони постарался скрыть улыбку, когда увидел, как морщиться Гарри.
— Нет, у меня недостаточно хороший контроль. Только мощность, благодаря которой противника отбрасывает в сторону, а палочка отлетает.
— Не вылетает, Драко сказал, что ее выдергивает из рук, — напомнил Энтони. Гарри только пожал плечами: он не был удовлетворен результатом.
— Ступефай хоть и отбрасывает противника, но его главная задача — оглушить. Тебе подходит это заклинание, оно требует большой мощности, практически не задействуя контроль.
Гарри лишь покачал головой. Он не хотел быть просто сильным магом, который вбухивает в заклинание магическую энергию и смотрит на результат. Его резерв хоть и огромен, но не бездонен. Впрочем, дуэль не была так проста, чтобы все зависело от двух факторов: мощность и контроль. Еще был опыт, скорость черчения узоров, правильность их черчения и куча других факторов.
От мыслей его отвлек громкий хлопок, раздавшийся от удара о стену распахнувшейся двери. На звук обернулись почти все студенты, порог переступили профессор Снейп и Флитвик. Они сразу же направились к профессору Квирреллу, но не задержались около него надолго, почти сразу же отойдя в сторону.
Забравшись на подмостки, профессор ЗОТИ обвел всех взглядом, а потом, при помощи заклинания, увеличил громкость своего голоса:
— Здравствуйте, студенты. Я рад видеть вас на нашем занятии для первокурсников. Сейчас эти молодые люди продемонстрируют нам свои способности. Надеюсь, вы поддержите их, — раздались первые хлопки, сменившиеся оглушительными аплодисментами. — Сейчас я объясню, как будет проходить наше занятие. Сюда поднимутся две названные группы, мы уже определили кто с кем сражается. Жеребьевка определит лишь кто будет первыми. Поклонившись, они отойдут на нужную дистанцию, после чего, по нашему сигналу, произнесут заклинания. Затем я, посоветовавшись с коллегами, выставлю оценку всей группе. Дам вам небольшой совет — двигайтесь. Не будьте неподвижными мишенями!
Профессор Снейп наколдовал небольшое табло, которое засверкало искрами и сложилось в надпись «Третья группа против девятой».
Все заозирались по сторонам, большинство студентов не знали, кто в какие группы входит. К подмосткам пробирались шестеро маленьких фигурок, чтобы забраться на импровизированную сцену и встать друг против друга.
Из третьей группы Гарри знаком был лишь пуффендуец Эрни Макмиллан, однако выкрики студентов дали ему понять, кто были остальные двое. Гриффиндорцы Лаванда Браун и Симус Финиган.
Девятая группа была ему знакома вся. Падма Патил, Лайза Турпин и Винсент Крэбб. Гарри сразу же решил для себя, что будет болеть за эту группу. Все же девочки были с его факультета. Крэбб же был ему безразличен, он пару раз видел его с Драко, и, откровенно говоря, тот произвел на него не самое лучшее впечатление.
Профессор Квиррелл указал каждому на его противника и отошел в сторону, чтобы громко крикнуть:
— Начали!
На удивление всех собравшихся никто не двинулся ни на миллиметр и не взмахнул палочкой, все участники застыли на месте.
Вдруг третья группа ожила. Симус Финиган громко произнес: «Waddiwasi» и указал на лежавшие вдалеке дрова для камина, после чего направил палочку на Лайзу.
Это могло бы сработать, если бы не Лаванда, произнесшая то же заклинание и выбрав объектом для метания те же злополучные дрова. Вот только указала палочкой она на Падму.
Дрова может и смогли бы разобраться, что лететь им нужно в сторону застывших когтевранок, если бы не Винсент Крэбб с его Вингардиум Левиоса, который удержал дрова на месте.
Эрни, сообразив, что пора уже действовать, направил палочку на Крэбба и произнес «Tinnire». Слизеринец схватился за голову и упал на колени.
Это послужило сигналом. Из палочки Падмы вырвалась яркая вспышка света, которая на несколько секунд ослепила присутствующих. Гарри понял, что она использовала Люмус Солариум, чтобы ослепить Лаванду.
Когда Гарри смог открыть глаза, то первое, что он увидел, был лежавший на полу Симус, с прижатой к груди красной рукой. Что случилось? Неужто, пока все закрыли глаза, Лайза успела что-то применить против него?
Профессора тут же поспешили к Симусу. Осмотрев его, Снейп наколдовал лед и отправил гриффиндорца в больничное крыло со старшекурсником.
После чего преподаватели начали что-то обсуждать, наколдовав купол, не пропускающий ни одного звука наружу.
Лайзу окружили и стали настойчиво расспрашивать, что же за заклинание она применила. Девочка вздернула свой носик и что-то гордо ответила. Ее слова студенты стали передавать друг другу. В конечном итоге, они дошли и до Гарри. Лайза применила «Relassio», вследствие этого заклинания из конца палочки выплескивается струя кипятка.
— Против опытного дуэлянта оно бы не подействовало, — заметил Энтони. — Те привыкли терпеть боль.
— Она знала, что сражается с простым первокурсником, — встал на защиту Лайзы Гарри.
Ему не особо нравилась эта высокомерная девчонка, но он не мог не отметить её смекалку. Не просто так же она в Когтевран попала.
— Молодцы, — раздался голос профессора Квиррелла. — Вы неплохо постарались. Особенно мистер Макмиллан и мисс Турпин, благодаря им обе группы получают «превосходно»!
Аплодисменты были оглушительными, а носик Лайзы поднялся еще выше, из-за чего она больше не могла видеть пол.
Следующими, кто вышли на подмостки, были четвертая и десятая группы. В отличие от своих предшественников медлить они не стали, и как только Квиррелл дал сигнал — раздался хор голосов. Гарри даже не смог сразу понять, какое заклинание назвал тот или иной участник. Разноцветные вспышки пронеслись перед глазами.
Дин Томас попробовал использовать Ваддивази, которое так неудачно было продемонстрировано в предыдущей дуэли, но его глаза закрыла темная повязка, наколдованная Майклом Корнером.
Гарри восхитился изящности и легкости этого трюка, пускай Дин и сорвал позже повязку — победа уже была одержана.
Теодор Нотт легким взмахом палочки встряхнул какую-то девочку, тем самым обезоружив ее, она так и не успела произнести заклинание.
Последний бой был самым непримечательным, Гарри его пропустил. Позже он узнал, что Сандра Фосетт использовала Иктус, которое предназначено для удара по противнику, но оно было настолько слабым, что совершено не помешало Сьюзен Боунс наколдовать Люмус Солариум.
— Великолепное решение, мистер Корнер! Заслуживающее аплодисменты зала, — которые тут же раздались после слов Квиррелла. — Ваша группа, конечно же, получит «превосходно». Вторая группа благодаря мисс Боунс получает «выше ожидаемого».
Гарри нестерпимо захотелось переговорить с Майклом и расспросить его о том, как он додумался до этого заклинания, но его взгляд зацепился за табло. Вторая группа против восьмой. Во вторую группу входил Невилл. Гарри так и не сделал шага в сторону Майкла, впившись взглядом в подмостки, на которые, весь дрожа, вышел его новый друг.
Выстроившись в две шеренги, друг против друга, первокурсники ожидали короткого слова «начали». Все ребята волновались, даже зазнайка Грейнджер бормотала себе что-то под нос, поглядывая на Мэнди.
Невилл стоял напротив Грегори Гойла. По мнению Гарри, Невилл с легкостью победит слизеринца. Помешать ему может только собственная неуклюжесть.
Последними были Панси Паркинсон и Ханна Аббот. Две девочки бегали глазами по собравшейся вокруг них толпе и накручивали себя все сильнее и сильнее. У Ханны даже выступили слезы на глазах, но прийти в себя ей не дали:
— Начали!
Первыми на удивление среагировали Грейнджер и Мэнди Брокелхерст. Но, как Гарри и предсказывал, пока Грейнджер искала предмет, чтобы с помощью Ваддивази запустить его в Мэнди, та заколдовала Пепер Халитусом воротник гриффиндорки. Стоило Грейнджер найти метательный предмет и попробовать его заколдовать, как она согнулась от громкого чиха и не смогла остановиться, чихая на весь зал.
Панси и Ханна поразили друг друга какими-то мерзкими заклинаниями, Гарри толком не разобрал их названия. Но одна теперь кашляла, а вторую бил озноб и она утирала текущие из носа сопли.
Впрочем, оба эти боя Гарри видел краем глаза, главным для него оставался поединок Невилла и Гойла. Мальчик сам не понял, как оказался в первом ряду перед подмостками, боясь пропустить хотя бы одно движение мальчишек.
Гойл наслал Вингардиум Левиоса на дрова, половина зрителей согнулись от хохота. Невилл тоже улыбнулся и, прежде чем Гойл успел сделать что-то серьезное, громко произнес: «Titillando». Гойл отбросил палочку и начал чесаться. Невилл победил, Гарри позволил себе вздох облечения.
— Две группы получают «превосходно». Мистер Лонгботтом и мисс Брокелхерст, отличная работа.
Довольный Невилл тут же спрыгнул с возвышения, даже не взглянув на лестницу, и подбежал к Гарри со сверкающими глазами.
— Ты молодец, — почувствовав, что Невилл ждет его одобрения, сказал Гарри.
И правда, стоило этим словам сорваться с губ, как Невилл засветился от счастья. Не сдержавшись, он обнял Гарри, но потом быстро отстранился, неловко улыбаясь.
— По сравнению с акромантулами — это было легко, — прошептал Невилл так, чтобы его мог услышать только Гарри. — Обязательно напишу сегодня родителям и бабушке. Все будут мной гордиться.
Гарри кивнул, ничего не сказав. Он был просто рад за Невилла, которого начали потихоньку окружать гриффиндорцы и похлопывать по плечу в знак похвалы. Особо ретивые со всего размаху ударяли Невилла по спине, но тому, казалось, не было больно, он только еще шире улыбался.
Гарри хотел было вернуться обратно к Энтони, но на табло высветилась новая надпись. Первая против седьмой.
— Я буду болеть за тебя! — крикнул Невилл, когда Гарри поднимался на подмостки.
Как-то совсем неожиданно справа появился Энтони, а слева — Драко. Гарри почувствовал, что напряжение и волнение ослабевают. Невилл прав: акромантулы пострашнее будут.
Так он и думал, пока на возвышение не вышли Майкл Поттер, Рон Уизли и Джастин Финч-Флетчли. Магия, лучше бы его ожидал еще один бой с акромантулами!
Гарри стоял напротив Джастина и уже думал поздороваться, когда профессор Квиррелл подошел к нему:
— Поменяйтесь, пожалуйста, с мистером Малфоем, — с самой что ни на есть доброжелательной улыбкой попросил он.
Гарри никогда не испытывал к этому профессору неприязни, но, когда ему пришлось встать напротив Майкла, он искренне захотел проклясть Квиррелла чем-нибудь неприятным.
Профессор удовлетворенно кивнул и хотел было сказать «начали», но его перебил Рон Уизли, с криком бросившись на Драко с кулаками, из-за чего профессору пришлось их разнимать.
«Длинный язык Драко просто не помещается у него во рту», — с усмешкой подумал Гарри, пока не встретился взглядом со злобно полыхающими карими глазами брата:
— Что усмехаешься, слабак? Я тебя по стенке размажу!
— Это мы еще посмотрим, — передернул плечами Гарри, а вот Майкл явно рассчитывал на другую реакцию.
— Можешь позвать мамочку, она хорошо знает, что ты ни на что не годен! Ей только и остается сопли тебе потирать. А ты рад, придурок! Нам с отцом смотреть противно.
Гарри дернулся. Майкл своими короткими ногтями царапнул по больному месту, сдернув тем самым корочку и заставив рану кровоточить. Так еще некстати вспомнился Джеймс с его мерзкими словами про труса.
Мальчик почувствовал, что темный клубок ненависти поднимается в нем. Судя по тому, как довольно блеснули карие глаза, Гарри изменился в лице.
— Начали! — прогремел раздраженный голос Квиррелла, которому, наконец, удалось разнять драчунов.
В сознании Гарри всплыло название заклинания, а бахвальство брата только подстегнуло его.
— Размажешь по стенке, говоришь? Отличная идея, Майкл, — неприятная улыбка исказила губы. — Stupefy!
Глаза Майкла расширились, когда красный луч пронзил его грудь и отшвырнул к концу зала. Гарри казалось, что он слышит звук, с которым голова Майкла ударяется о каменную стену. Карие глаза закатились, а тело обмякло. Майкл сломанной куклой лежал у стены.
Гарри завороженно смотрел, как к Майклу подбегает профессор Флитвик, как бережно осматривает его. Наконец, Гарри удалось стряхнуть наваждение, и он огляделся.
Все дуэли были закончены, седьмая группа одержала сокрушительную победу. Джастин тер руками глаза, которые ослепли из-за заклинания Энтони, а Рон Уизли жался к стенке, боясь даже смотреть на подползающую к нему змею. Но, несмотря на грозивший ему укус, Рон то и дело бросал взволнованные взгляды на Майкла.
Неожиданно чья-то тяжелая и темная тень нависла над Гарри.
— Мистер Поттер, пройдемте со мной, — тенью оказался профессор Снейп.
— Майкл… — только и смог выговорить Гарри.
— С ним все будет в порядке. В крайнем случае, пробудет пару дней в Больничном крыле, — даже не взглянув в сторону старшего Поттера, сказал Северус и, вцепившись пальцами в плечо Гарри, потянул его за собой.
Драко и Энтони, молчавшие все это время, потянулись следом, но грозный взгляд профессора Снейпа остановил их:
— Мистеры Малфой и Голдштейн, оставайтесь здесь. Вы ещё должны получить свое «превосходно».
Мальчишкам ничего не оставалось, кроме как подчиниться.
Профессор Снейп направился прочь из Большого зала, студенты тут же уступали ему дорогу. Гарри отстраненно отметил, что в школе действительно боятся зельевара.
Оказавшись в коридоре, Северус осмотрелся и толкнул первую попавшуюся дверь, заходя в пыльный класс. Там он трансфигурировал шкаф в удобную софу и коротко приказал Гарри лечь на нее.
— Зачем? — в полном недоумении спросил мальчик.
— Вы продемонстрировали отвратный Ступефай, мистер Поттер. Более того, вы решили покрасоваться и вместо отработанного Экспеллиармуса воспользовались довольно затратным заклинанием. Вы разочаровали меня. А сейчас ложитесь и не мозольте мне глаза, скоро будет откат и вам лучше перенести его лежа.
— Сэр, я прекрасно себя… — но Гарри не договорил, перед глазами все поплыло.
Ноги начали подгибаться, и он с большим трудом поднял руку и коснулся лба, который был обжигающе горячим. Еле как разглядев софу, он направился к ней, буквально рухнув на обивку. Закрыв глаза, чтобы не видеть мелькавшие пятна, Гарри прислушался к собственному тяжёлому дыханию, показавшемуся слишком громким. Нестерпимо захотелось спать, он уже практически погрузился в царство Морфея, как:
— Получилось даже лучше, чем я ожидал! — в комнате неожиданно прозвучал голос профессора Квиррелла.
— Ты для этого поменял их местами? — голос профессора Снейпа казался ледяным.
— Естественно, небольшой разлад в семье Поттеров нам только на руку, — Гарри чуть приоткрыл глаза, чтобы увидеть счастливое лицо профессора ЗОТИ.
— Это всего лишь дети.
Голос профессора Снейпа был глух, а у Гарри даже не было сил, чтобы повернуться в его сторону и посмотреть в лицо.
— Это будущие наследники великих родов, тебе ли не знать это лучше всего? — Гарри прикрыл глаза, слушая знакомый голос, в которым так непривычно проскальзывали циничные нотки.
— Отлично, ты кажется хотел содействия в том, чтобы убедить Лорда в своей полезности?
Гарри чувствовал напряжение исходящие от Квиррелла даже с закрытыми глазами.
— Я помогу, но с одним условием.
— Каким? — ресницы дрогнули, глаза вновь приоткрылись, и Гарри увидел, как Снейп подходит к Квирреллу вплотную и шипит в самое лицо.
— Ни слова Лорду о Гарри Поттере.
— Согласен, — не раздумывая кивнул Квиррелл. — Но ты уверен, что сможешь сохранить секрет о силе этого паренька? Весь Хогвартс стал свидетелем применения им заклинания четвертого курса.
— А это уже мои проблемы.
— Что ж, тогда оставляю тебя наедине с твоим малышом, — адресовав зельевару тонкую улыбку, Квиррелл хотел покинуть класс, но его настигло заклинание.
— Silencio, — прорычал Снейп.
Квиррелл возмущенно посмотрел на Северуса, но тот лишь едко улыбнулся ему.
— Думай о чем говоришь, идиот. А главное — будь готов к последствиям. Контрзаклинание вспоминай сам. А теперь пошел вон!
Хоть и с неохотой, но Квиррелл предпочел выполнить приказ. Он прекрасно знал, а главное видел, на что способен взбешенный Снейп.
Из-за потяжелевших век глаза слипались, Гарри больше не мог бороться с собой, сон сморил его.
Проснулся он в незнакомом месте, у него даже не сразу получилось разглядеть, где он находится, перед глазами повисла белая пелена. Лишь спустя несколько секунд он смог понять, что лежит на кровати, которая огорожена белой ширмой.
Легко поднявшись, как будто несколько часов назад не он валился с ног от усталости, Гарри отодвинул ширму, и перед ним предстал знакомый ему лазарет в Больничном крыле. Недалеко от него мадам Помфри что-то сердито растолковывала нескольким краснеющим старшекурсницам, которые не знали, куда себя деть от стыда. Одна из них увидела Гарри и толкнула локтем соседку, взглядом указывая на вышедшего мальчика. От мадам Помфри не укрылись эти манипуляции, она смерила строгим взглядом девушек и повернулась к Гарри:
— Мистер Поттер, вижу, вы пришли в себя. Вы были очень неосторожны, но сейчас с вами все в порядке. Можете быть свободны, если пообещаете мне быть поосторожнее с магией в ближайшие дни.
— Да, мэм.
Гарри раздумывал о том, не спуститься ли ему в подземелья к профессору Снейпу, чтобы отблагодарить его за помощь. Впрочем, он прекрасно понимал, что им скорее движет любопытство, ведь ему удалось подслушать такой любопытный разговор. Он мало из него понял, разве что про разлад в семье Поттеров, который выгоден Квирреллу. Нет, не Квирреллу, «нам»! Темным магам.
Гарри не был шокирован, он подозревал, что со Снейпом все не так просто. Правда, прочитав много книг и статей, Гарри так и не смог разобраться, что делает мага темным или светлым. Много пометок из разряда «темномагическое заклинание» или «светлое заклинание», но объяснений что их такими делает — нет. Темные заклинания причиняют вред людям. Это передается из книги в книгу как постулат.
Гарри полностью ушел в свои мысли, поэтому не заметил, как мадам Помфри направилась в свой кабинет. Сразу же послышался тихий шепот, который стал для Гарри полной неожиданностью, ведь предметом сплетен был он.
— Он чуть не убил собственного брата. Наслал на него какое-то мерзкое проклятье.
— Какой жестокий мальчишка, — вторил ей другая девушка.
Гарри сжал губы в тонкую линию, глаза злобно сверкнули, и девушки отшатнулись в испуге.
— Помойте свои грязные рты, иначе рискуете сами попасть под «мерзкое проклятье», — после чего тут же направился к выходу, краем сознания отмечая, что повел себя точно также, как профессор Снейп, только Силенцио для полной картины не хватило.
Он как раз проходил мимо одной из кроватей, как заметил знакомую взъерошенную макушку. Усевшись на постель, Майкл о чем раздумывал, изредка сжимая пальцами простынь.
Ноги будто приросли к полу. Гарри смотрел на сгорбившуюся фигурку и не мог уйти. Было такое ощущение, будто его заключили в стеклянную тюрьму.
Долго продолжаться это не могло, Майкл поднял голову и увидел Гарри. Лицо, итак казавшееся грубоватым, приобрело звериные черты.
— Ублюдок, — прорычал он, вскочив с больничной койки.
Глаза Гарри расширились. Никогда Майкл не позволял себе такого. Мысли в панике метались в голове. От абсурдной, что Майкл каким-то невероятным способом узнал правду о Гарри, до той, что он поверил словам Грейнджер об измене Лили.
— Тоже мне победитель! Только из-за того, что я отвлекся, не возомни о себе невесть что, ничтожество! — Майкл подошел вплотную.
Гарри отметил, что тот выше него, и эта разница в росте дает возможность Майклу смотреть сверху вниз. Прямо как Карлус. Проклятая семейка, как же она его достала. Сколько еще они будут вытирать об него ноги?
— Я могу ответить лишь славами твоей бабушки, — с глухой злобой начал Гарри. — Ты — позор рода Поттеров. Но могу тебя обрадовать, свалился без сознания ты вполне на «удовлетворительно». Я бы даже сказал на «выше ожидаемого». Можешь написать своему деду, обрадуешь его успехами.
Майкл сначала побледнел, будто от испуга, а потом побагровел от ярости. Палочка сама собой оказалась в его руках, и он наставил кончик на Гарри. Тот же даже не попытался достать свою, лишь насмешливо взирал на Майкла.
— Давай, я не буду сопротивляться. Поднимать палочку на убогого недостойно сильного волшебника.
Высоко вздернув подбородок, Гарри выпрямив спину, заведя руки за нее, чтобы Майкл не увидел, как мелко дрожат его пальцы.
Гарри боялся, с конца палочки вполне могло сорваться что-то болезненное, как недавно сорвалось с его. Перед глазами встала сцена, где Майкл как мертвый лежит у стены. Неизвестно, что возобладало над Гарри сильнее — чувство страха или вины. Только на языке ощущался какой-то горький привкус.
Майкл опустил палочку, глаза его почернели, потеряв теплый коричневый оттенок.
— Я ненавижу тебя, — честно признался он в своих чувствах. — Как бы я хотел, чтобы у меня не было такого брата.
На его удивление, Гарри улыбнулся. Если это можно было назвать улыбкой. Скорее напоминало расползающуюся по лицу трещину.
— Твое желание вполне может осуществиться.
Путы, что сковали ноги Гарри, пали, и он смог сделать шаг по направлению к выходу из Больничного крыла.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Понедельник, 05.10.2015, 13:38 | Сообщение # 162
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 22. Письма

Бета: Necro4DomineestRiRen (Domino suo-servus)
Гамма: нет


Библиотека шумела, с каждого угла доносились шелест страниц, скрип перьев и голоса учащихся, некоторые из которых, не сдерживаясь, говорили в голос. Мадам Пинс, бывало, грозно сверкала глазами из-под очков, вставала со своего места, подходила к нарушителям и делала замечание. Они ненадолго умолкали, но потом вновь повышали голос. Вскоре мадам Пинс пришлось вскакивать каждую минуту.
Такая популярность библиотеки, как места собраний, была неудивительна. На улице было холодно, до похода в Хогсмид еще неделя, а в Большом зале неудобно, впрочем, как и в гостиной. Поэтому, единственным местом, где могли общаться студенты с разных факультетов, стала библиотека.
За одним из столов сидели Энтони и Драко. Энтони впился взглядом в страницу книги, Драко же те не интересовали. Он сидел в позе, дышащей самодовольством: чуть вздернутый подбородок, прикрытые глаза и наглая, до неприличия, ухмылка:
— Ну и мерзко же это было! Этот Уизел что, не знает более изящных заклинаний? Слагулус Эрукто из-за которого рвет слизнями. Фуу… — показательно скривился Драко.
В ожидании он посмотрел на Энтони, но тот лишь улыбнулся книге, все также не поднимая глаз. Драко продолжил, несколько растягивая гласные и надеясь отвоевать собеседника у столь занимательного фолианта:
— Это даже символично, что я вызвал змею, а он слизней. Только ради него одного Дамблдору стоит создать факультет и сделать слизня его символом, — Драко рассмеялся своей, как ему показалось, остроумной шутке.
— Малфой, взбучка от малыша Ронни перед дуэлью тебя ничему не научила? — раздался за спиной слизеринца задорный голос одного из близнецов Уизли.
Драко вздрогнул и резко обернулся, гневно впиваясь взглядом в рыжих смутьянов.
— Что вам тут нужно?
— А что, Малфой, библиотека стала твоей собственностью?
— А что, Уизли знают сюда дорогу? — в том же тоне спросил Драко.
— Представьте себе, мы даже умеем ею пользоваться, — лениво парировал Фред, скорее для того, чтобы отделаться от Драко.
Обойдя стол, близнецы встали с двух сторон, по бокам, от Энтони. Тот вопросительно посмотрел на них, прикрыв книгу.
— Добрый день.
— Как тебе наш подарок? — в один голос спросили близнецы.
— Что еще за подарок? — вскинулся Драко, недовольный тем, что у него отобрали внимание Энтони.
— Стеклянный шар с черным дымом внутри? — спросил Энтони.
Близнецы утвердительно закивали, не спуская глаз с лица Энтони.
— Мы с Гарри так и не поняли для чего он.
Энтони даже не успел ничего добавить, как послышался разочарованный стон в два голоса.
— Неужели никто из вас не додумался его разбить? — в негодовании воскликнул Фред.
— Мы не рискнули, — ровно ответил Энтони.
Джордж толкнул брата локтем в бок, чтобы тот прекратил стенать. Не хватало еще испортить отношения с когтевранцем, когда им нужно было кое-что узнать. С дружелюбной улыбкой он сказал:
— Если его разбить, то из него повалит черный дым. Удобная вещь, если нужно скрыться.
— И где вы его взяли? — вмешался в разговор Драко, уязвленный, что его персону задвинули на второй план.
— Сделали сами.
Драко смерил недоверчивым взглядом их лица, на которых читалась гордость.
— Мы хотели сделать тридцать штук и продавать, но возникли трудности, — поделился Джордж, при этом кинув быстрый взгляд на Энтони.
— А вы запатентовали свое изобретение? — полюбопытствовал Энтони.
— Запатентовали?
Близнецы с сомнением посмотрели на него.
— Я, к сожалению, не разбираюсь в этом вопросе. Вы несовершеннолетние, поэтому, наверняка, есть много условий. Я могу спросить дядю, если хотите.
Близнецы переглянулись, без слов переговариваясь друг с другом. Им показалось это новой интересной авантюрой, поэтому они с готовностью кивнули.
— На самом деле, мы хотели у тебя кое-что спросить, — нетвердо начал Джордж, будто подбирая слова. — Вы говорили, что на третьем этаже есть мантия-невидимка?
— Зачем она вам? — Драко ревниво посмотрел на близнецов.
Ведь это он, Энтони и Гарри обнаружили эти артефакты. Значит, те частично принадлежали им, а эти наглые рыжие вообще ничего не должны были знать. Зря все-таки Энтони им рассказал. У Драко как-то выпало из памяти, что именно он разболтал о мантии.
— Нужна, — огрызнулся Фред. — Нам нужно встречаться с покупателями.
— Так воспользуйтесь заклинанием невидимости.
— Какой ты умник, а как его снимать предлагаешь? Птичка от министерских обеспечена. Засекут и кранты, вплоть до исключения. А если не снимать, то кто будет у невидимок что-либо покупать?
— А зелье невидимости?
— Не все такие богатые как ты, Малфой. Оно не дешевое. Что покупать, что самим варить. Мы со своих изобретений много прибыли не получаем.
— Обязательно, что ли, покидать Хогвартс? Отправьте совой, — все еще не сдавался Драко.
— Мы не только встречаемся с покупателями, но и ищем их.
— Где это, интересно?
— Разные улочки, рынки, — уклончиво ответил Джордж.
Энтони, все это время внимательно слушавший препирательства близнецов и Драко, решил вмешаться:
— На третий этаж ведет дверь, открывается простой Алохоморой, потом идет арка…
— Да-да! О ней мы и хотели поговорить.
— Она будто давит на тебя, когда ты ее проходишь, — Энтони поморщился, вспоминания не самые приятные ощущения.
— Вы что-нибудь делали, когда ее проходили? Может, руки держали по-особенному, или еще что?
Драко и Энтони в недоумении посмотрели на них.
— Нет.
— Точно? Можете вспомнить точно? Это очень важно, — Джордж и Фред взволновано переводили взгляды с одного на другого.
— Первым через арку прошел Гарри, нужно спросить у него, — предложил Энтони.
— А где он?
— В Больничном крыле.
— Еще бы, после Ступефая-то, — хмыкнул Фред. — Об этом сейчас все треплются. Одни считают его сильным волшебником, другие чуть ли не новым Темным Лордом.
— А что, Темный Лорд не сильный волшебник? — насмешливо спросил Драко.
— Ну, в смысле, абсолютное зло, — исправил себя Фред.
— Темный Лорд — не абсолютное зло.
— Темным магам виднее, — иронично улыбнулся Джордж, взглядом удерживая брата от дальнейших споров.
Даже если бы они и хотели продолжить препирательства, то не смогли бы, так как их внимание привлек Гарри, переступивший порог библиотеки. Он тут же направился к их столу и был сильно удивлен такой страной компании.
— А вот и ты, приятель! — тут же отреагировал Фред. — Мы хотели тебя спросить об арке на третьем этаже.
Гарри молча смотрел на них, соображая, чего от него хотят. События, связанные с третьим этажом, казались такими далекими, а после акромантулов и дуэли с Майклом совсем потускнели.
— Что вы хотите знать? — Гарри удержался от грубости, хотя его тон и не был приветлив.
Близнецы ведь помогли им в лесу, стоит оказать ответную услугу. К тому же, это не требует от него никаких усилий, кроме как напрячь свою память. По крайне мере, сейчас.
— Как ты ее прошел? Может, делал перед этим что-то особенное?
— Нет, — Гарри мотнул головой.
— Тогда почему ты ее прошел, а мы нет?! — в негодовании воскликнул Фред.
— Тшшш…
— Да знаю я! — рявкнул он на брата, тем не менее кинув быстрый взгляд на мадам Пинс.
— А зачем вам нужно пройти арку? — присаживаясь рядом с Энтони, спросил Гарри.
— Хотим забрать мантию-невидимку.
— Может в этом все и дело, — скучающе сказал Гарри.
— В чем?
— В желании украсть, — последовал сухой ответ.
Энтони резко повернул голову в сторону друга. Близнецы начали что-то оживленно обсуждать, а Энтони всматривался в застывшее лицо Гарри.
— Как ты? — осторожно шепнул он.
— Что за дурацкий вопрос? Нормально, — скорее прошипел, нежели прошептал Гарри.
— Я имел в виду Майкла.
— И?
— Ты переживаешь?
— С чего ты взял, что мне есть до этого дело?
Энтони посмотрел в блеклые, болотного цвета, глаза и покачал головой.
— А ты что думаешь, Малфой? — раздался задорный голос Фреда.
— А? Что? — Драко растеряно посмотрел на близнецов.
— Ты что, уснул тут? Это местечко, конечно, насылает сонные чары, но не до такой же степени, — рассмеялся Фред.
— Мы хотим сварить зелье скрывающее мысли, чтобы не дать арке узнать наши намерения.
— Ингредиенты довольно редкие, вы хоть их купить сможете? — с напускной надменностью спросил Драко.
— Малфой, ты же поможешь нам с этим? — наглая улыбка расплылась на двух практически одинаковых лицах.
— Вы в конец обнаглели.
— Да ладно, ты же крестник известного зельевара, если сплетни правдивы. Неужели у тебя не завалялся какой-нибудь редкий ингредиент? — близнецы обступили Драко.
— То, что я его крестник, еще ни о чем не говорит.
Гневно сверкающие глаза скрыли белокурые пряди. Небрежно смахнув их, Драко посмотрел на Гарри, но тот был абсолютно спокоен и незаинтересован в разговоре. Казалось, что ему вообще нет ни до чего дела. Ни до авантюры близнецов, ни до мантии, ни до Драко.
— Впрочем, я мог бы посмотреть.
— Отлично, мы на тебя рассчитываем! — обрадованный Фред с размаху хлопнул Драко по спине.
Слизеринец, в лучших традициях своего факультета, разъярено зашипел на наглеца.
— Сигнальные чары вы сможете снять, но что делать с цербером? — Энтони посмотрел на веселящихся близнецов. Те сразу же приуныли.
— Эту тварь никакие заклинания не берут, судя по книжкам, — раздосадовано протянул Фред.
Гарри вскинул голову, впиваясь взглядом в близнецов.
— Майкл как-то хвастался, что знает, как победить цербера, — припомнил он разговор Майкла с Джеймсом.
— Правда? — уныние близнецов как ветром сдуло.
— А ты уверен, что это правда? — спросил Драко ровным тоном, но губы все же дрогнули в презрительной усмешке.
— Не знаю, — Гарри сам сомневался в словах Майкла. — Но это может быть правдой. Он водится с Хагридом. Я почти уверен, что за это чудище в ответе лесник.
— Слушайте, а ведь действительно! — близнецы переглянулись. — Мы попробуем выпытать что-нибудь у Ронни, а ты Гарри спроси у Майкла.
— Не думаю, что он расскажет, — Гарри отвел взгляд.
— Точно, ты ж его знатно огрел Ступефаем. Небось, еще дуется, — кивнул сам себе Фред, а потом тяжело вздохнул, расстроенный потерей такой возможности.
— Может, вы общаетесь с кем из львов, желательно с кем-нибудь, кто дружит с Майклом? — все еще не оставлял надежду Джордж. Драко издевательски рассмеялся.
— А тебя никто не спрашивал, Малфой, — рявкнул Фред.
— А я разве что-то сказал?
Повисло молчани. Ни Гарри, ни Энтони не стремились обзавестись знакомыми вне своего факультета. Энтони мог бы обратиться к родственникам, но в Гриффиндоре у него никого не было.
— У Падмы сестра в Гриффиндоре, — припомнил Гарри, скорее чтобы что-то сказать, нежели серьёзно рассматривая решение обратиться к девочке.
— А как насчет Лонгботтома? — Энтони повернулся к Гарри.
Нахмурив брови, Гарри поморщился. Ему даже в голову не пришло обратиться к Невиллу. Впрочем, идея Энтони при ближайшем рассмотрении казалась очень даже неплохой. Майкл хочет подружиться с ним из-за просьбы мамы, он вполне может выболтать что-нибудь Невиллу. Главное убедить Невилла сделать то, что хочет Гарри.
— Я могу попробовать.
— Отлично! Драко помогает нам с зельем, Гарри с Невиллом, а Энтони с патентом или как там все это дело называется, — Джордж улыбнулся, довольный переговорами.
Когда у них только появилась идея обратиться к этой компании — казалось, что игра не стоит свеч. Однако, все оказалось намного лучше, чем они предполагали.
Довольны ситуацией были не только близнецы, но и Драко. Он сам не понимал, зачем он вообще полез в эту авантюру и почему ему было так важно, чтобы в ней участвовали Гарри и Энтони. Перед глазами встали их приключения — опасные, страшные, из-за которых ему до сих пор снятся кошмары, но ни с кем Драко еще не было так весело.
— Объявляю собрание закрытым, — хмыкнул Фред.

***


В понедельник, утром Гарри сидел за столом в Большом зале и думал, когда удобнее всего перехватить Невилла, да так, чтобы их никто не увидел вместе, особенно Майкл.
Сколько бы Гарри не размешивал кашу ложкой, она все не хотела уменьшаться. Наконец, ничего толком не придумав, Гарри решил положиться на удачу. Выловит Невилла после первого занятия у Гриффиндора, в надежде, что тот задержится и выйдет из аудитории последним. Хорошо еще, что у них отменили занятие ЗОТИ. Близнецы по секрету сказали, что профессора Квиррелла осаждают вопилеры от разгневанных родителей. Так ему и надо!
Неожиданно Гарри настигло озарение — сегодня понедельник, а значит…
Додумать мысль он не успел: потолок Большого зала застила пелена из сов с почтой. Гарри по привычке нашел филина Джеймса, ожидая, что тот подлетит к Майклу. Стоп, за столом Гриффиндора Майкла не было. Филин начал опускаться, подлетая к столу Когтеврана. За ним плавно летела Виви, сова мамы.
Филин даже не задумался о том, чтобы приземлиться на стол, просто сбросил письмо в тарелку Гарри и полетел дальше.
— Невоспитанная птица, — выругался Гарри тихо, чтобы его не услышали соседи.
Рядом присела Виви и выжидающе посмотрела на него. Гарри нежно погладил ее по голове, дав печенье, на которое сова усиленно косилась. Довольно ухнув, она тут же его раскрошила.
Осторожно сняв с ее лапки письмо, Гарри положил рядом два конверта, раздумывая, какое открыть первым.
У него не было иллюзий по поводу содержания обоих. Ни то, ни другое ему настроение не улучшит.
Решившись, Гарри потянулся к письму от Джеймса.

Мальчишка!
Твоя криворукость довела Майкла до больничной койки. Как у тебя вообще рука поднялась на наследника рода? Из-за Лили я не воспитывал вас в жестких рамках родовой иерархии и теперь жалею об этом. Ты должен немедленно извиниться перед Майклом. Сегодня же! Ты меня понял? Я написал Майклу, так что если я не получу письмо с его заверениями, что ты искренне сожалеешь о случившемся, — тебе не поздоровится!
Дж. Поттер


Гарри сжал зубы, ставя преграду готовым сорваться бранным словам. В самом мрачном расположении духа он потянулся за письмом от Лили.

Гарри,
Что же ты натворил! Отец и я не находим себе места от беспокойства.
Ситуация просто ужасна. Ты не должен был использовать это опасное заклинание. Ты подумал о том, что Майкл мог сильно пострадать? У него могло быть сотрясение мозга!
Я понимаю, что вы мальчишки и вам кажется, что владеть сильным заклинанием — очень круто. Но, милый, подумай о последствиях.
Если ты все это понимаешь, то помирись с братом.
Целую,
Мама


Гарри чувствовал, что с каждой строчкой ярость, будто волна, все ближе подбирается к нему, пока, наконец, не накрывает целиком.
Потянувшись рукой к сумке, он достал из нее подаренное Драко перо. Перевернув письмо Джеймса, на обратной стороне вывел гневные слова:

Я ненавижу этого человека! Я не собираюсь извиняться. Дуэль — это дуэль. И в ней есть травмы! Не один ваш драгоценный Майкл пострадал. Куча моих однокурсников были в Больничном крыле.
Со стороны Джеймса просто лицемерно писать мне такое, если вспомнить его школьную жизнь. Он не имеет права меня осуждать!
Не желаю больше ничего знать. Не пиши мне.
Гарри


Потянувшись к Виви, он хотел прикрепить ответ, но его взгляд царапнуло привязанное к другой лапке письмо. Для Майкла, понял Гарри.
— Брысь, — махнул он рукой, прогоняя сову со стола.
Та непонимающе на него посмотрела, но, получив болезненный толчок, тут же взмахнула крыльями, напоследок обиженно ухнув.
Проводив ее взглядом, Гарри тут же вскочил со скамьи, про себя радуясь, что нет Энтони. Он не хотел сейчас ни о чем говорить и уж тем более, чтобы его останавливали.
Выбежав из Большого зала, он направился в Совятню, к Хедвиг.
Переход, соединяющий башню с совами и остальной замок, был открытым, но Гарри даже не подумал пойти в спальню и надеть что-нибудь теплое. На улице был сильный ветер, мантия взметнулась вверх, и Гарри почувствовал, как холод забирается под одежду, однако, он не придал этому значение, поглощенный своими мыслями:
«Майкл, Майкл, Майкл. Да идиот ваш Майкл! Мне ничего не стоит его обдурить!»
Разрываемый эмоциями, он было метнулся обратно в здание школы. Найти Невилла и… Нет, сначала письмо, а потом можно будет заняться Невиллом, третьим этажом, этим псом.
Гарри потянулся к ручке двери, но та распахнулась сама. На пороге стояла знакомая ему рыжевато-русая девочка. Стоило ей увидеть Гарри, как ее руки взметнулись ко рту, а в глазах появилось то мягкое выражение, которое называют жалостью.
— Что случилось? Почему ты плачешь?
Гарри в недоумении на нее посмотрел. Впрочем, стоило этой девчонке разинуть рот, как он почувствовал влагу на щеках.
— Это от ветра, — буркнул Гарри и пронеся мимо нее.
Что за глупость пришла ей в голову? Будет он реветь из-за такой ерунды. Вечно этим девчонкам нужно кого-то жалеть.
Увидев Хедвиг, что важно восседала среди других сов, которые не могли похвастаться такой же красотой, он позвал ее жестом. С поистине королевской гордостью она посмотрела на него своими желтыми глазами, не сдвинувшись ни на миллиметр.
— Хедвиг, — рявкнул Гарри, — у меня нет времени играть с тобой в игры. Либо ты спускаешься, либо я отдам письмо другой сове.
Вспорхнув, она подлетела к нему. Гарри потянулся к ее лапке, но был безжалостно атакован острым клювом, который болезненно сжался на его пальце.
— Пернатая бестия, — прошипел Гарри, поднося рану ко рту.
— Хэдвиг, пожалуйста, — устало попросил он.
Нахохлившаяся сова заметно успокоилась. Наклонив голову, будто так было удобнее рассматривать его своими желтыми глазами, Хедвиг пристально осматривала мальчика. Наконец, разглядев что-то, слетела со своего места и уселась на плечо Гарри, впиваясь в него острыми когтями. Будто кошка, она потерлась головой о его мягкие волосы, даже захватила одну прядь клювом.
Гарри прижался к Хэдвиг, уткнулся носом в ее перья. Немного успокоившись, Гарри привязал к ее лапке письмо и тихо назвал адрес. В голове промелькнуло, что можно не отправлять письмо, не разжигать ссору еще больше, но он тут же отогнал эту трусливую мысль.
Краем глаза Гарри увидел, что та девчонка все еще стояла на пороге. Стало ужасно неловко, что она видела эту сцену, поэтому он поспешил покинуть совятню.
Сейчас нужно было найти Невилла. Это заняло какое-то время, хоть близнецы и снабдили его расписанием занятий первого курса у львов.
Когда он подошел к кабинету, то помещение уже начали покидать ученики, Гарри даже успел заметить рыжую макушку и копну каштановых волос, но Майкла с ними не было. Возможно, его еще не выписали, но Гарри на всякий случай отступил в тень.
Удача! Невилл вышел чуть ли не самым последним.
— Невилл… Невилл! — позвал он пухлого мальчика.
Тот удивленно заозирался, но стоило его взгляду остановиться на Гарри, как на лице расплылась счастливая улыбка.
Невилл тут же поспешил к Гарри, поспешно приветствуя на ходу.
— Привет. Я просто хотел узнать как там ваша дружба с Майклом?
Получилось криво и слишком уж прямо, из-за чего Гарри мысленно обозвал себя кретином, но поправить уже ничего было нельзя.
— Он мне проходу не давал, ну…по крайней мере, до того как попал в Больничное крыло, — очень осторожно добавил Невилл, поглядывая на Гарри исподлобья.
— Слушай, я хотел бы попросить тебя об одном одолжении, — как Гарри не перебирал в голове слова, они все равно криво ложились на язык.
— Да-да, конечно.
— Понимаешь, мне нужно узнать, как победить цербера.
Невилл полными страха глазами посмотрел на Гарри. Последний же, видя выражение его лица, только недовольно поморщился. Кажется, это провал.
— Зачем?
— Ну, надо. Я знаю, что Майкл может это сделать, он как-то хвастался. Думаю, ему рассказал Хагрид. Я просто подумал, может, ты спросишь у Майкла? Осторожно. Не навязчиво, я имею в виду, — уперев взгляд в пол, Гарри чувствовал, как горят его щеки.
Вот Энтони смог бы сказать все правильно. И почему только позориться приходиться ему, Гарри?
Подняв взгляд, Гарри наткнулся на понимание, отразившееся на лице Невилла.
— Вам, наверное, сложно с братом из-за этой глупой дуэли, — сколько всего было в его голосе: и доброта, и тепло, и сочувствие.
Гарри пришлось прикусить язык и подавить раздражение. Они что, все сговорились сегодня? Сначала Энтони с его беспокойством, потом Фред, а теперь еще и Невилл. Хотелось закричать на всю школу, что у него все нормально. Все просто прекрасно! Отстаньте уже.
Впрочем, мысль о том, что на этом можно сыграть, быстро остудила его горячую голову.
— Я рад, что ты все понимаешь, — мед его голоса утопил саркастические нотки. — Надеюсь, ты сможешь мне помочь. Главное, чтобы об этом не узнал Майкл.
— Я все понимаю и все сделаю, — поспешил заверить его Невилл.
— Тогда я рассчитываю на тебя, — усилием воли Гарри заставил кончики губ приподняться.
Половина пути пройдена, теперь осталось только ждать.

***


Ждать пришлось долго. Изначально, Гарри казалось, что не пройдет и недели, когда он все узнает от Невилла. Возможно, чуть больше займет приготовление зелья, но в начале февраля они будут готовы.
Однако, все оказалось не столь радужно, как ему представлялось изначально, проблемы посыпались одна за другой.
Для зелья Драко не смог достать ингредиенты, поэтому их пришлось заказывать. Некоторые из них должны были доставить из других стран, на что требовалось время.
Дядя Энтони не спешил отвечать на письмо, поэтому они даже начали беспокоиться, получил ли он его вообще.
Что же касается цербера, то близнецы тщетно пытались выяснить что-нибудь у своего брата, тот только огрызался, но хранил секрет. Вся надежда была на Невилла. Вот только у последнего явно были какие-то проблемы.
Гарри отправлял ему письма совой каждую неделю, чтобы не привлекать внимание. И на каждое он получал уже доставшую его надпись: «Я пытаюсь, но пока не получается».
В таком ожидании прошел месяц. Этого времени хватило, чтобы Гарри пожалел о своем письме матери. У нее тридцатого января было день рождение, и Гарри отправил подарок, а заодно и извинения за грубое письмо. Ответ был очень сух, а его излияния вообще остались без внимания. Это всерьез его встревожило, но написать еще одно письмо он не решился. В течение последующих трех недель писем он больше от нее не получал.
Гарри задумчиво шагал по коридору, рядом идущий Энтони предпочел его не беспокоить, уже привыкнув к этим уходам в себя, которые так часто практиковал Гарри.
На встречу им вышла группа гриффиндорцев, кажется, тоже с занятий. Некоторые из них были с метлами. Точно, в субботу же квиддичный матч. Пуффендуй против Гриффиндора. Гарри вечно забывал об этих матчах. Их прошло уже около трех, но он не был ни на одном. Да и зачем? Ни для кого не секрет, что команда Когтеврана самая слабая в школе.
Приглядевшись ко львам, Гарри увидел знакомые лица. Майкл со своей компанией, в которую теперь входил Невилл.
Но не только Гарри разглядел среди толпы знакомые лица. Невилл был явно взволнован, его взгляд метался по коридору и совсем неудивительно, что наткнулся на Гарри. Вскинув руку, он бурно ей затряс, то ли подзывая, то ли пытаясь привлечь внимание.
Гарри побледнел, а потом его захлестнул гнев. Идиот! Рядом же Майкл.
Схватив Энтони за руку, он тут же свернул в первое попавшееся ответвление.
— Стой, — Энтони остановился, вынуждая Гарри сделать то же самое.
— Ну что еще, Энтони? Невилл нас чуть не выдал. Надо убираться отсюда.
— По-моему, Лонгботтом выглядел расстроенным из-за того, что мы ушли.
Гарри только возвел глаза к потолку. Сейчас не до этого!
— Да неважно, — отмахнулся Гарри.
— Мне-то да, а вот тебе?
— Мне тоже.
Коридор очень удачно выводил на лестницу, ведущую в библиотеку. Гарри и Энтони сразу же нашли себе дело по вкусу. Гарри вчитывался в старенький учебник истории магии за третий курс; Энтони шерстил всякие законы о патенте. Раз дядя ему не ответил, он решил заняться этим сам. Вот только значительно не продвинулся, более запутанного, сложного и непонятного чтива, чем законы магической Британии, еще стоило поискать.
Так они просидели до ужина, из-за которого с сожалением были вынуждены покинуть библиотеку. На самом ужине неприметная сова принесла Гарри коротенькую записку: «Надо поговорить. После ужина на Астрономической башне. Н».



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
ОлюсяДата: Вторник, 06.10.2015, 22:52 | Сообщение # 163
Черный дракон

Сообщений: 2892
« 176 »
Не могу поверить своим глазам - прода! Ksallina, Спасибо!!!!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
KsallinaДата: Среда, 07.10.2015, 18:21 | Сообщение # 164
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Что-то давно меня здесь не было, не дело)


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Четверг, 19.11.2015, 13:30 | Сообщение # 165
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 23. Расставания и встречи

Бета: Domino suo-servus


Гарри никогда не думал, что записка с несколько нервным почерком может вызвать в нем столько эмоций. Теперь дело сдвинется с мертвой точки, и он был искренне рад этому. Бездействие его настолько вымотало, что начало сказываться на учебе.
Гарри сам не понимал, почему ему так важно довести дело до конца. Ведь, по сути, все эти махинации были выгодны только близнецам. Гарри, Энтони и Драко это нисколько не касалось, более того — они могли знатно получить по шее. Где-то в глубине души тоненький голосок нашептывал ему, что он просто хочет отвлечься от своих проблем. Раз за разом представлялась картина, порождённая собственной фантазией, где Джеймс нависает над ним с занесенной для удара рукой. Он не сделает этого. Не посмеет. Разум каждый раз твердил ему одно и то же и все же…
Мотнув головой и прогоняя непрошеные мысли, Гарри показал записку Энтони и тут же поднялся со скамьи. Ужин был благополучно забыт. Энтони, видя, в каком Гарри нетерпении, даже не заикнулся, чтобы напомнить.
— Пойдешь со мной?
— Не думаю, что это хорошая идея, — покачал головой Энтони.
Гарри пожал плечами, направившись к выходу. Энтони проводил его задумчивым взглядом, а потом бросил взгляд на стол Гриффиндора.
Невилл впился взглядом в Гарри, казалось, что он ничего перед собой не видит, кроме него. На лице читалось непривычное ожесточенное выражение.
Гарри быстро поднимался по лестнице на Астрономическую башню. На ее вершине буйствовал ветер. Окна никто не застеклил. Считалось, что стекло может исказить данные при наблюдении за небесными телами. Обычно ставили какой-то щит, не дававший ветру проникать в помещение. Гарри был не прочь выучить это заклинание сейчас: ветер беспощадно трепал его мантию и волосы.
Стряхнув очередную прядь, упавшую на глаза, Гарри увидел Невилла, неспешно поднимающегося по лестнице.
— Ну что, Невилл? Ты что-нибудь выяснил? — накинулся на него Гарри, даже не дав ступить на площадку.
— А где мое «привет» или там «добрый вечер»?
Тон не был саркастичным, но Гарри насторожился. Впервые он слышал, чтобы Невилл с ним так разговаривал.
— Ну привет, — медленно сказал Гарри, рассматривая Невилла.
— Без понятия, как победить цербера.
Гарри подавил вздох разочарования. Этого следовало ожидать, все-таки задача была слишком сложна для этого пухлого мальчика.
— Зато его можно усыпить.
— Усыпить? — тут же вскинулся Гарри.
— Любой музыкальный инструмент. Пушок любит музыку, Поттер.
«Поттер» резануло по слуху не хуже ножа по стеклу. Что-то было не так, но Гарри никак не мог понять, что. Майкл сочинил про него какую-нибудь гадость? Вполне возможно, что он настроил Невилла против него.
— Невилл, что случилось? — со всей той мягкостью, на которую был способен, Гарри задал вопрос.
— Не называй меня по имени, мне неприятно.
— Ладно, Лонгботтом. Ты мне скажешь, что случилось? — Гарри надоело с ним нянчиться.
— А сам не догадываешься? Ты обманул меня, — от подобного заявления брови Гарри поползли вверх. — Тебе плевать на брата. Ты даже не навестил его в Больничном крыле.
— Ооу, тут ты не прав, — чувствуя, как бьется жилка на виске, Гарри понизил голос. — Я очень заботливый брат. Один раз я все же у него был, и, после непродолжительного диалога, мы выяснили, что не хотим видеть друг друга. Как видишь, я всячески стремлюсь ему угодить.
Гарри сам не понимал, откуда у него взялось это саркастическое красноречие, но исказившееся лицо Невилла почему-то не принесло удовольствия.
— Никогда не думал, что ты такой злой.
Плечи Невилла опустились, взглядом побитой собаки он смотрел на стоявшего напротив мальчика, который ему сейчас казался очень далеким.
— Да ты меня и не знал! — страшным, непривычно громким голосом вскричал Гарри.
— Ты ведь использовал меня, — со слезами на глазах произнес Невилл.
Гарри, раздраженный, что тот не хочет его услышать, открыл было рот, но Невилл опередил его:
— Ты такой же, как и брат.
Сказанное подействовало на Гарри, как пощечина.
— Я…
— Что, неправда? — горько усмехнулся Невилл. — Ты воспользовался моим к тебе хорошим отношением, чтобы узнать нужное тебе. На самом деле, ты даже не хотел дружить со мной по-настоящему. Не так ли, Гарри?
— Кажется, я излечил тебя от заикания, — его красноречие исчезло, откуда-то вновь взялась эта неуверенность, и изо рта вырвались совсем не те слова.
— Да уж, спасибо тебе.
Невилл развернулся и пошел вниз по лестнице. Его плечи поникли, голова повисла. Вся его фигурка выражала скорбь и печаль.
Гарри молча смотрел ему вслед, пока закипающие внутри эмоции не возобладали. Взмахнув руками, он хотел ударить кулаками о стену, но те только рассекли воздух. Потом взметнулись к голове и вцепились в мягкие пряди, сжимая их.
— Прекрасно! Просто превосходно!
Зажмурив глаза, он прижался спиной к стене, закинув голову так, чтобы она упиралась в холодные кирпичи.
Простояв так несколько минут, Гарри почувствовал, как холод забирается ему под черепушку и, словно иглы, вонзается в мозг.
Поняв, что больше не выдержит, он сорвался с места и буквально слетел по лестнице вниз. Невилл по пути ему не попался. Зато стоило ему пройти коридор, как он наткнулся на Энтони, Драко и близнецов.
— Ну наконец-то, мы уж думали, ты решил сигануть с этой башни, — Фред чуть ли не сжал Гарри в объятьях, когда увидел.
— Уизел, у тебя дерьмовый юмор, — Драко оттолкнул Фреда.
Гарри подумал, что Фред на удивление попал в яблочко, выпустив стрелу наугад.
— Ну, не знаю, большинству нравится.
— Надеюсь, у тебя хорошие новости, приятель? — игнорируя препирательства брата с Малфоем, спросил Джордж.
— Что надо, я узнал, — уставшим голосом сообщил Гарри.
— Хоть у кого-то есть отличные новости.
— В смысле? — хмуро взглянул на них Гарри.
— Вчера мы сварили зелье и сегодня утром попробовали пройти эту гребаную арку, — Фред размахивал руками, но к концу речи они безвольно повисли вдоль туловища.
— Я так понимаю, у вас не получилось?
— Бинго.
— Ну ладно, еще не вечер. Что там с цербером? — спросил Фред.
— Его усыпляет музыка, — слова застряли в горле, и Гарри пришлось выдавливать их из себя.
— Отлично, я этой псине еще и колыбельную петь должен, — пробормотал Фред, а потом запел, — баю-бай, крошка…
— Ооо, заткнись, твой голос просто ужасен, — Драко прижал ладони к ушам, морщась. — Чем ты вообще слушал? Музыка, му-зы-ка, а не пение тролля.
— Значит, нам нужен какой-нибудь музыкальный инструмент, — вмешался Энтони. — Желательно заколдованный так, чтобы играть самостоятельно.
— Этого добра на рынке много, за качество не ручаюсь, но играть может, — Джордж задумчиво потер подбородок, подсчитывая стоимость такой игрушки.
— Будем надеяться, что у этой псины не тонкий музыкальный слух.
Все согласно покивали на реплику Фреда. Гарри так вообще вспомнил рассказанные Снейпом ужасы и был рад, что лезть в одну из пастей Пушка придется не ему.
— Ладно, Мерлин с цербером, нужно что-то придумать с аркой, — Джордж все еще не мог поверить в их недавнее поражение; арка была устроена хитрее, чем они предполагали.
— А что тут думать? Опять будем копаться в пыльных книжках. Я скоро заработаю аллергию на пыль, — раздосадовано произнес Фред.
— По крайней мере, мы будем делать это не одни, не так ли, парни? — Джордж улыбнулся самой милейшей улыбкой из своего арсенала.
— Угу, — в унынии протянули Драко, Энтони и Гарри.
Впрочем, для когтевранцев библиотека была их стихией, поэтому они скорей были расстроены неудачей, нежели дальнейшими поисками.
Стоять в коридоре более не было смысла, ребята решили разойтись по гостиным, а завтра начать искать любую информацию об арке или заклинании.

***


Задачка оказалась не из легких. Даже с учетом того, что искали они впятером, нужные сведения отказывались находиться. Их основной проблемой было отсутствие конкретной информации. Арка — это артефакт, не пропускающий людей с недобрыми намерениями? Или же на арку наложено заклинание против воровства?
В конечном итоге, такого артефакта как арка они не нашли. А заклинаниям от воровства был посвящен целый отдел в дисциплине чары. Узнать же, какое именно заклинание на арке, пока не представлялось возможным.
От дяди Энтони пришло письмо, в котором он сообщал, что несовершеннолетние могут запатентовать изобретение с согласия родителей. Это не устроило близнецов: они были против того, чтобы их родители знали, чем они занимаются. Однако взяли на заметку. Как понял Гарри из туманных намеков, близнецы что-то затевали к своему совершеннолетию, и патент на изобретение сыграет в этом не последнюю роль.
— Все, я сдаюсь! — воскликнул Драко в конце марта. — Завтра экзаменационная неделя, а потом мы опять разъезжаемся. Я лучше посмотрю в своей библиотеке.
— На удивление здравая мысль, — массируя переносицу, согласился Гарри.
— Значит, ты все же едешь домой на пасхальные каникулы? — перелистнув страницу очередной книги произнес Энтони. — Что ж тогда от Флитвика бегаешь? Ему нужен список тех, кто остается.
— Я не уверен. Не сильно тянет домой.
Сказанные с легкой небрежностью слова являли собой грандиозный контраст с состоянием духа. Гарри предавался унынию уже целую неделю, предпочитая, правда, не показывать этого друзьям.
При попытке понять, что же заставляет его чувствовать себя так скверно, Гарри натыкался на целый клубок причин. В этом клубке просматривались две толстые нити, за которые он и предпочитал дергать.
Первая касалась возвращения домой. Где-то глубоко в душе поселился страх, что, когда он войдет в дом Поттеров, тот покажется ему чужим. Не потому, что он забыл, сколько фотографий стоит на каминной полке или какие домашние цветы растут в гостиной. Все чаще он представлял себе холодный взгляд и равнодушный тон, которыми его одарит Лили, стоит переступить порог.
Вторая касалась Невилла. Гарри изводил себя мыслями о нем, каждый день прокручивая в голове их диалог. Казалось, что это воспоминание должно истереться, потускнеть, но оно все так же жгло его сердце.
Гарри сам не понимал, как Невилл все время оказывался в поле его зрения. Стоило ему осмотреться - и взгляд тут же натыкался на чуть расплывшуюся фигурку. Тогда он подолгу всматривался в нее, а стоило Невиллу чуть повернуть голову в его сторону, Гарри немедля отводил взгляд. Чтобы, не дай Мерлин, не пересечься. Иногда он делал это слишком поздно, и их взгляды все же встречались, тогда он предпочитал сделать вид, что все произошло случайно. Делал безучастное лицо и переводил взгляд на что-нибудь другое, без разницы что.
К тому же ему начали порядком надоедать их бесплодные попытки отыскать неведомое заклинание. Всем было понятно, что действовать нужно по-другому, но никто не решался сказать это вслух. Поэтому они каждый раз после занятий набирали стопку книг в библиотеке и, сев за стол, листали их одну за другой, попутно переговариваясь. Иногда их так увлекал разговор, что они попросту забывали о книгах. Понятное дело, что это только тормозило их поиски.
А в довершение всего были экзамены, к которым Гарри отнесся равнодушно. Его так вымотали предыдущие проблемы, что предэкзаменационная лихорадка совсем его не коснулась. Он лишь с тихой усмешкой наблюдал, как темнеют синяки под глазами Грейнджер, как Терри и Майкл шепотом рассказывают о том, какими жуткими были вопросы на зимних экзаменах, как все больше учеников ходят, уткнувшись в книгу, бурча себе под нос определения, заклинания, рецепты зелий.
Так и закончился март и вступил в свои права апрель. Экзамены прошли незаметно — буквально два дня назад был последний — и вот уже пора забирать свои результаты у декана.
Гарри окинул взглядом очередь, скопившуюся у кабинета Флитвика, решив, что можно подойти попозже, а пока прогуляться на улице, благо, погода позволяла. Энтони еще утром забрал свой табель и сейчас паковал вещи, так что Гарри был предоставлен самому себе.
Улица встретила его прохладным ветерком и ярким солнцем, многие студенты перед отъездом вышли на улицу полюбоваться Хогвартсом, как будто из-за расставания на две недели они могли его забыть.
Гарри огляделся: все скамейки были заняты; можно было сесть на траву, но земля все еще холодная и можно простудиться. Слезящиеся глаза и забитый нос не самые приятные вещи в мире, особенно во время каникул.
Гарри уже собирался вернуться, как его взгляд остановился на уже знакомой ему девочке с рыжевато-русыми волосами. Та что-то читала, то и дело водя по губам кончиком пера, иногда хватая его ртом и мусоля. Скамейка была достаточно просторной, поэтому Гарри решил, что не потревожит девочку, если разместится около неё. Она, казалось, даже не заметила его, когда он присел рядом, до того была увлечена своими мыслями.
Недалеко переговаривались ученики, один из них громко и заразительно засмеялся, другие улыбнулись ему. Гарри задумчиво посмотрел на смеющегося, чувствуя, как настроение понемногу улучшается. Вдруг над ухом раздался тяжелый вздох. Гарри повернулся к девочке. Та, склонив голову и согнувшись чуть ли не вдвое, с самым несчастным видом уткнулась в книгу, что лежала у нее на коленях.
— Когда же запретили Аваду? — спросила она сухие строки в книге.
— В 1717 году, — совершенно неожиданно для себя ответил Гарри.
Девочка встрепенулась и подняла на него ореховые глаза.
— А ты откуда знаешь? Это только на втором курсе проходят, — недоверчиво прищурилась и с подозрением осмотрела его с головы до ног.
— Я люблю историю, — пожал он в ответ плечами.
Повисло молчание. Девочка уткнулась в свою книгу, а Гарри не знал, что еще можно сказать. Руки почему-то зажили своей жизнью, то касаясь волос, то расправляя невидимые складки на мантии.
— Тебя же Гарри Поттер зовут?
Голос девочки прозвучал настолько неожиданно, что Гарри сначала не понял, что она спросила.
— Ааа… да. Откуда ты знаешь?
— О тебя многие говорят, вот и слышала.
— Почему? — удивился Гарри.
— Почему что? Почему говорят? А меньше Ступефаями раскидывайтесь, Ваша Светлость.
— Ваша Светлость? — Гарри совсем растерялся, не понимая, о чем она говорит.
— Ну ты же у нас новый Темный Лорд, — ямочки проступили на ее щеках, когда она улыбнулась.
Закинув назад голову, девочка рассмеялась, видать, ее сильно позабавил обескураженный вид Гарри. Сам Гарри сначала почувствовал неловкость, поэтому лишь неуверенно улыбнулся.
Однако, он не мог сдержать смешка, когда книга, что лежала у девочки на коленях, начала съезжать. Она замахала руками, пытаясь ее поймать, но книга все равно упала. Обиженно посмотрев на учебник, она смешно надула губы и щеки, что придало ее лицу округлую форму.
Глянув на Гарри и заметив, что он смеется над ней, сразу же отвернулась, заправляя выбившуюся прядь волос за покрасневшее ушко.
— Теперь мы квиты, — улыбнулся он девчушке.
Ответная улыбка озарила ее лицо.
— Не такой уж ты противный, каким мне показался, — сказала она, поднимая книгу, и совсем тихо добавила, — особенно когда улыбаешься.
— А когда я казался тебе противным?
Неловкость между ними исчезла, и Гарри сразу почувствовал себя увереннее.
— Да хоть на приветствии. Зачем ты так сказал о профессоре Дамблдоре?
— Как-то не ожидаешь, приехав в школу, услышать, что тебя в ней могут убить.
Про себя же Гарри подумал, что директор был с ними на удивление откровенен. Разве что преувеличил: Гарри искренне надеялся, что цербер все же не собирался никого загрызать до смерти.
— Замок старый, мало ли что могло случиться, — девочка осуждающе на него посмотрела. — Разве тебя не учили слушаться старших? Если сказали нельзя, значит нельзя. А вот те, кто не слушаются, могут создать школе кучу проблем. Надеюсь, ты не один из них?
«Ну как тебе сказать», — мысленно усмехнулся Гарри.
Девочка встрепенулась, быстро покидала вещи в сумку и повернулась к Гарри:
— Мариэтта Эджком. Ты так и не спросил моего имени, а я почему-то уверена, что ты его не знаешь. Всего хорошего, Ваша Светлость, — после чего вспорхнула со скамьи и направилась в здание школы.
Гарри почувствовал, как щеки мгновенно загорелись. Он даже не мог толком сказать, за что ему больше стыдно. За эту глупую шутку про Светлость или за неучтивость с его стороны.
Понимая, что ни за что не покажется декану в таком виде, Гарри остался сидеть на скамье. Лишь когда солнце понемногу начало снижаться, а небо окрасилось в оранжевые и розовые цвета, Гарри решился вернуться. Предварительно, конечно, прижавшись ладонями к лицу, удостоверяясь, что оно не горит.
Возле кабинета декана никого не было. Гарри подошел к двери и постучался. Он надеялся, что Флитвик еще не ушел в свои апартаменты или вообще не уехал домой. Последнее было вероятнее, ведь профессор не особо любил проводить время в Хогвартсе в не учебное время.
— Войдите, — раздался голос Флитвика, и Гарри облегченно вздохнул.
— Ооо, это вы, мистер Поттер, — улыбнулся декан, увидев Гарри. — Вы за результатами?
— Да, сэр.
Флитвик взмахнул палочкой и четко произнес: «Accio пергамент с оценками за экзамен Гарри Поттера». Стопка пергаментов, что гордо возвышалась на одном из высоких шкафов в кабинете, вздрогнула, и из нее вырвался тоненький листок, который полетел в руки профессора. Гарри с подозрением покосился на чуть скошенную стопку, которая явно планировала спикировать со шкафа.
— Держите, четыре «превосходно» и три «выше ожидаемого». Еще можете добавить одно «превосходно» по полетам за прошлый семестр. Оно будет учитываться в окончательном табеле за первый курс. Если постараетесь, войдете в тройку лучших на потоке, — улыбка декана была полна гордости за ученика.
Гарри даже немного смутился, а потом вспомнил, что так и не сказал профессору, остается он в школе или нет. Декан был очень терпеливым человеком, если продолжал так добродушно улыбаться ученику, который доставляет ему столько хлопот.
— Как планируете провести каникулы? Дома или в Хогвартсе? — поинтересовался декан как бы между прочим, не желая ставить Гарри в неудобную и смущающую ситуацию.
Гарри, искренне ожидавший выговора или неудобных вопросов, был искренне рад проявленной деканом тактичности.
— Я… — Гарри замолк.
Он метался между двумя решениям, и вот наступил момент, когда нужно было выбрать что-то одно. Губ коснулась горькая улыбка. Гарри отчетливо понял, как трудно ему дается принятие осознанного решения. Под влиянием эмоций — легко. Просто окунуться с головой, а сейчас же все напоминало медленную пытку, когда он истязал себя то логическими доводами, то эмоциональными порывами.
В конечном итоге, он так ни к чему и не пришел. Ответа не было, нужно просто осмелиться сделать шаг. Вздохнув полной грудью, Гарри выбрал то, чего сейчас хотел:
— Я остаюсь.
— Отлично, я внесу вас в список. Хороших каникул, мистер Поттер.
— Доброго вечера, — Гарри бросил последний взгляд на голову профессора, склонившуюся над очередным пергаментом.
Он только что усугубил и так непростые отношения с семьёй. Вот только у него уже просто не было моральных сил видеть Поттеров, делать вид, что он — часть этой семьи. Мысли о возможных последствиях отравляли его разум. Подобно калейдоскопу перед ним возникали лица Джемса, Лили, Майкла, Дореи, Карлуса.
Помотав головой, Гарри уцепился за спасительную идею проводить Энтони и Драко. Они уже попрощались вчера, но можно было постоять с ними, перед тем как соберётся народ, и их отведут к каретам с фестралами. Чужое общество ему сейчас было необходимо, как воздух.
Спустившись в холл, Гарри вспомнил, что это первое помещение, которое он увидел, стоило отвориться воротам замка. В нем уже собралась толпа. Гарри тут же нашел друзей, привычно зацепившись взглядом за Невилла.
— Решил ехать домой? — спросил Драко, стоило ему увидеть Гарри.
— Нет, останусь в Хогвартсе. Пришел вас проводить.
— Еще бы, я бы тоже к Поттерам не поехал.
— Драко, — одернул его Энтони.
Впрочем, Малфой сам понял, что сморозил глупость; его лицо приобрело виноватое выражение, и он несмело посмотрел на Гарри.
— Ты родителям рассказывал, что мы общаемся? — спросил Гарри, начисто проигнорировав реплику Драко.
— Нет, я что, дурак? — и резко замолк.
Гарри сдержал улыбку при виде того, как взгляд Драко приобрел отчаянное и унылое выражение. Он подумал, что своим ответом обидел Гарри.
— Вот и правильно, я своим тоже не сказал, — произнес Гарри после недолгой паузы.
— А ты, Энтони?
— Сказал, но отец никак не отреагировал. Не вижу смысла скрывать, он все равно бы узнал. В Хогвартсе слишком много ушей и глаз, в том числе наших родственников. На мой взгляд, ваши родители уже все знают.
Гарри помрачнел. Еще одна головная боль в его копилку проблем.
— Энтони, по-моему, ты преувеличиваешь, — со скрытой надеждой произнес Гарри. — Да и кто им может сказать? Разве что Майкл, а он за редким исключением носа в библиотеку не сует. Больше мы нигде не встречаемся.
— А по-моему ты недооцениваешь людей и их интерес, — Гарри услышал в голосе Энтони упрек.
— Как будто я кому-то интересен.
— Конечно не интересен, только вот непонятно о ком болтает половина школы.
Надежда рухнула, и Энтони ее только что закопал. Продолжать спор не было смысла, хоть Гарри мог еще многое сказать, но посчитал за лучшее переключиться на молчавшего все это время Драко:
— А что насчет тебя?
— Скажу, что хочу подружиться с наследником Голдштейнов, а ты все время за ним таскаешься, вот и приходится терпеть.
— В лучших традициях Слизерина, — хоть Гарри и не понравилось, как Драко выразился, но его изворотливость вызывала восхищение.
Даже промелькнула мысль о том, чтобы самому воспользоваться этой отговоркой.
— Кажется, Кошка пришла, — высмотрел Драко кого-то в толпе.
— Какая кошка?
— Профессор МакГонагалл, — ухмыльнулся Драко.
Энтони покачал головой. Жест родителя, который уже отчаялся объяснить горячо любимому чаду, что так делать нельзя, и махнул на его поступки рукой.
— Влетит ведь, — Гарри был другого мнения.
— Будто она слышит.
— У кошек хороший слух, — губы Гарри дрогнули в улыбке. — Может тебе стоит меньше распускать язык на ее занятиях, не удивлюсь, если оценки улучшатся.
— Чтоб ты знал, у меня вполне удовлетворительные оценки по трасфигурации.
— Не сказал бы, что это предел совершенства, — иронично заметил Гарри.
— Хватит уже языки точить, — на плечи Гарри легли теплые руки Фреда.
— А вы что тут забыли? — чуть ли не простонал Драко. Видеть две эти физиономии у него не было никакого желания.
— Как ты можешь уехать домой и не насладиться нашим обществом? Какой бессердечный, — несвойственно витиевато ответил Фред, для большего драматизма схватившись за сердце.
— Что это с ним? — спросил Драко у Джорджа.
— В нем проснулся литературный талант, после того как он написал объяснительную на имя директора, дюймов на десять, о том, как так получилось, что в туалете взорвались унитазы.
— И как так получилось? — с интересом спросил Энтони.
— Венера и Марс располагались в знаке Рыбы, не говоря уже о предстоящем новолунии. Несчастное стечение обстоятельств, — со скорбным видом пожал плечами Джордж.
— Как это вообще связано с тем, что планеты были в знаке Рыбы? — в голосе Драко одновременно прозвучали сарказм и вопрос.
— Понятия не имеем, но тебе не кажется подозрительным, что именно в этот момент унитазы и взорвались?
На лицах близнецов синхронно появилось выражение плутовства.
— Что-то мы задержались с вами, — бросив взгляд на толпу, сказал Фред. — Мы лучше пойдем, пока никто не подумал, что мы с вами в дружеских отношениях.
— Упаси Мерлин, — вторил ему Джордж и подмигнул ребятам, после чего они громко рассмеялись.
Не медля более, рыжие смутьяны направились лишь в одном ведомом им направлении.
— Придурки, — прошипел им вслед Драко.
— Пора идти, — прервал возмущения Малфоя Энтони. — Не скучай без нас, Гарри.
— Наконец-то я от вас отдохну.
Улыбнувшись друзьям, Гарри смотрел, как они идут к выходу. Чем дальше они уходили, тем слабее становилась его улыбка, пока не исчезла вовсе. Ощущение одиночества стало медленно пускать корни в его сердце. Даже холл, казалось, потерял весь свой лоск, стоило ученикам покинуть его.
— Мистер Поттер, вы как всегда отстали от группы, — совершенно неожиданно рядом возникла фигура Снейпа.
Гарри вздрогнул и постарался как можно более нейтральным тоном ответить:
— Я остаюсь на каникулы в Хогвартсе.
— Решили выделиться? — презрительно сморщил нос Снейп. — Или может у вас остались в школе какие-то дела? — с подозрением добавил он.
Не нужно быть гением, чтобы понять, на что намекал Снейп. Третий этаж.
— Нет, сэр, я ничего не планирую.
— Вы такого низкого мнения о моем интеллекте, что думаете, будто я в это поверю?
— Скорее это вы такого низкого мнения о моем интеллекте, раз решили, что я полезу туда один, — раздраженно ответил Гарри.
— Мистер Поттер, ваше раздутое эго вполне позволит вам так поступить.
Гарри понял по лицу Снейпа, что тот так и не простил ему Ступефай.
— Именно поэтому, — продолжил тем временем Снейп, — я назначаю вам дополнительные занятия. Если же вам взбредёт в голову наиглупейшая идея не явиться на них, то имейте ввиду, что я вычту в начале семестра с вашего факультета пятьдесят баллов. Всего доброго, мистер Поттер. Жду вас завтра в пять, — после чего удалился, не дожидаясь ответа Гарри.
От его мантии не раздалось даже шелеста, тем пуще он был похож на дементора. Впрочем, Гарри никогда не видел настоящих дементоров, так что, возможно, сходств было больше. В голову сразу пришло несколько таких сходств. Например, высасывание светлых эмоций, которое Снейп только что продемонстрировал. Или, допустим, отнятие магических способностей, иначе почему ученики забывают в его присутствии элементарные заклинания, а палочка валится из рук?
Когда Гарри надоело заниматься зубоскальством, он всерьез обеспокоился этими загадочными дополнительными занятиями, которые у Снейпа скорее являли собой узаконенную пытку. Что они из себя будут представлять? Каждодневную варку зелий?
Тяжко вздохнув, Гарри поплелся в гостиную факультета.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
KsallinaДата: Четверг, 19.11.2015, 13:32 | Сообщение # 166
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 24. Стихия

Бета: Domino suo-servus


Когда Гарри в шутку сравнил занятия Снейпа с пыткой, он даже не догадывался, как близко подошел к истине.
Занятия были вовсе не по зельям, как Гарри решил сначала, а по ЗОТИ. Снейп заставлял его отрабатывать заклинания за весь первый курс. Все бы ничего, да только ему приходилось чертить узор одного заклинания сотню раз и так изо дня в день.
К концу недели Гарри не мог толком повернуть запястье, чтобы оно не отозвалось сильной болью. Ноги одеревенели и не хотели сгибаться из-за трехчасового стояния на месте. На просьбу Гарри присесть, Снейп разразился ядовитыми словами: «А сражаться вы тоже будете сидя?». Больше Гарри не спрашивал.
Однако этого Снейпу было мало. На третий день мучений он оглядел тощее тельце Гарри и крайне нелестно отозвался о его физической подготовке. После этого к размахиванию палочкой присоединились отжимания, подтягивания и другие упражнения. Все эти издевательства привели к тому, что Гарри ползал по Хогвартсу с видом недобитой моли.
Снейп выделил ему крайне неудобное время: два часа до ужина и час после. Гарри считал, что именно из-за этого на ужине он просто складывал руки на столе и утыкался в них лбом, вместо поедания разнообразных блюд.
После чего шел на последний час терзаний, который тянулся, по меркам Гарри, дольше предыдущих двух. Неудивительно, что к девяти он был выжат как лимон. Кое-как доковыляв до башни Когтеврана, Гарри сразу же шел в спальню мальчиков, даже не думая присоединяться к вечерним посиделкам. Единственное общество, которое он в это время жаждал — это общество его подушки.
Наутро все тело дьявольски болело. Одно утешение — горячий душ, который дарил ему хоть какое-то облегчение.
Остальное время он тратил на домашнюю работу — ею щедро одарили преподаватели, и на чтение книг в библиотеке. Иногда он там встречал Мариэтту. Как он понял из непродолжительного диалога, ее мать работает в Министерстве и сейчас слишком занята, чтобы провести каникулы с дочерью. Об отце девочка не обмолвилась ни словом.
Встречались они крайне редко. Мариэтта больше любила общаться с подругами, нежели читать книги, поэтому редко заглядывала в библиотеку. Когда все же забегала, она обязательно подходила к его столу и шутливо приветствовала. Гарри успел привыкнуть ко всяким: «Доброе утро, Ваша Светлость», «Как ваше самочувствие, Ваше Светлость?». Порою даже улыбался, стоило девочке появиться рядом. Он делал это с расчетом получить ответную улыбку. Она улучшала его настроение, а в последнее время мало что могло порадовать Гарри. Да и вообще вся Мариэтта была светлой, счастливой и подвижной. Напоминала ему солнечного зайчика.
— Мистер Поттер, крепко держите палочку. Почему она у вас виляет из стороны в сторону? — в его мысли ворвался Снейп.
— Я стараюсь, сэр.
— Значит плохо стараетесь, — последовал незамедлительный ответ. — Вот, уже лучше.
После чего Снейп перевел взгляд на часы.
— Два часа прошли. Сегодня приедут ученики, а вам скорей всего не терпится увидеть мистера Голдштейна. Поэтому, так и быть, после ужина можете ко мне не приходить. Увидимся завтра в то же время.
— Завтра, сэр? — Гарри настолько был поражен словами Снейпа, что опустил палочку и резко повернулся в сторону профессора.
— Вы оглохли, мистер Поттер? Да, завтра, в то же время.
— Но начинаются занятия, сэр.
— Но не в пять же. Впрочем, вы правы. Еще не хватало, чтобы вы начали отставать по другим предметам, — Гарри хотел облегчено вздохнуть, но тут Снейп произнес. — Думаю, с вас хватит и двух часов. С пяти до семи три раза в неделю. Дни определим, когда у вас будет расписание занятий. До завтра, мистер Поттер.
Снейп подошел к своему столу, чтобы собрать проверенные за эти два часа работы студентов. После того, как удостоверился, что ничего не забыл, он кинул мимолетный взгляд на Гарри, хватающего ртом воздух от возмущения.
— Вы еще тут? — усмехнулся Снейп.
— Сэр…
— Это не обсуждается, мистер Поттер.
Поджав губы, Гарри развернулся и быстрым шагом покинул кабинет. Ему стоило огромных усилий не хлопнуть напоследок дверью.
Поднявшись по лестнице, Гарри прошел в холл, который наполнился студентами. Усмешка появилась на его губах, когда он услышал шум и гам. Казалось, что две недели — это просто огромный промежуток времени, но Гарри даже не успел соскучиться по друзьям, как уже идет их встречать.
Пройдясь быстрым взглядом по черной массе учеников, Гарри выискивал белое пятно, однако белокурая макушка находиться не хотела. Искал он Драко из-за странных писем. Друзья прислали ему за две недели всего четыре письма. И если от Энтони это было ожидаемо, то никак не от Драко, любившего расписать весь свой день и поделиться впечатлениями. Эти же письма мало того, чтобы были сдержанными, так еще на удивление короткими и крайне невнятными. Какие-то шаблонные фразы, больно витиеватые и обобщенные, они буквально дышали напряжённостью.
Единственная причина, которая пришла в голову Гарри и объясняла, почему Драко так писал, это узнавшие обо всем родители Малфоя. Вот только у Гарри не было ни единого предположения к чему приведет раскрытый секрет.
Неподалеку мелькнул Драко, и Гарри тут же устремился за ним. Драко неспешно шел по направлению в Большой зал, переговариваясь с Энтони. Точнее, говорил только Драко, Энтони лишь кивал в нужных местах, а потом вновь обращал свой взор на толпу, будто ища кого-то.
— Привет, — Гарри протиснулся между ними, положив руку каждому на плечо.
— Привет, как ты тут? — улыбнулся ему Драко.
Гарри смерил его внимательным взглядом, но тот вел себя точно так же, как и две недели назад. Расспросить Драко все же стоило, но сначала ему нестерпимо хотелось поделиться с друзьями пережитым:
— Попал в рабство к Снейпу.
— В каком смысле? — встревожился Энтони.
— После вашего отъезда, он меня выловил и назначил каждодневные занятия. По три часа, — Гарри с удивлением уловил в своем голосе жалобные нотки.
— По зельям? — удивился Драко. — Надо же, отец чуть ли не шантажом заставил его со мной заниматься.
— Ты поэтому так хорош в зельях? — спросил Энтони.
— Ну, и это тоже, но вообще у меня врожденный талант, — надулся от гордости Драко.
— Нет, не по зельям, по ЗОТИ, — Гарри прервал хвастовство Драко.
— И чему он тебя научил?
Энтони, по мнению Гарри, не понимал всего ужаса ситуации, раз с таким интересом ожидал ответа.
— Ничему. Он меня просто мучил, — с обидой сказал Гарри.
Действительно, вместо того, чтобы сотню раз повторять одно и то же, мог бы обучить его действительно сильным заклинаниям. Научил же Экспеллиармусу…а он шарахнул Ступефай на дуэли. Изощрённо же Снейп ему мстит. Когда же он, наконец, успокоится?
— Он не настолько вредный, — Энтони все еще сомневался.
— Он заставил меня повторять одно и то же заклинание сотню раз! И так все две недели. Энтони, очнись, он ужасен!
— Возможно, в этом есть какой-то смысл.
— Я очень надеюсь, что это так, потому что у меня после его занятий не болят разве что волосы, — проворчал Гарри, а потом перевел взгляд на Драко. — Что за странные письма ты мне отправлял?
— Прости, но Энтони был прав, и мой отец знает, что я с тобой общаюсь. Он не в восторге. Хорошо хоть всё свелось к пожеланию «правильно использовать это знакомство», — процитировал Драко отца.
— И как это понимать? Твой отец рассчитывает, что ты заведешь себе ручного Поттера? — язвительно спросил Гарри.
— Не принимай близко к сердцу, он так и про Энтони сказал. Меня больше волнует, как отец узнал о нас?
— Может, ему Крэбб и Гойл сказали? — предположил Гарри.
— Конечно, а тролли разработали законы Голпалотта.
Неожиданно в голову Гарри закралась догадка.
— Нас ведь всех, втроем, Снейп видел. Да и занятия он мне назначал, чтобы я на третий этаж не полез.
— А ведь правда, — согласился Драко. — Хорошо бы найти какое-нибудь тайное место и там встречаться, чтобы и Снейп нас не нашел, и другие ученики не видели.
— Действительно, ведь у меня есть для вас интересные новости, — сказал Энтони.
Драко и Гарри тут же впились взглядом в Энтони, но тот только загадочно улыбнулся.
— Это касается…?
— Да, — тут же кивнул Энтони.
— Надо бы Уизелов найти, — Драко начал оглядываться по сторонам, будто стоило ему захотеть — и близнецы тут же объявятся.
— Может отправим записку совой? — предложил Энтони.
— Слишком замороченный способ, — поморщился Гарри, — нужно придумать что-то более легкое. Вот и озадачим заодно близнецов, изобретатели они у нас, или кто?
— Энтони, ты хоть намекни, — заныл Драко, сгорая от любопытства.
— Нет, только когда соберемся все вместе.
— Пока нет другого способа, придется совой, — подытожил Гарри, — а это значит — ждать.
Драко приуныл, а вот Гарри решил не медлить и быстро начеркал записку, а потом сразу же пошел в совятню. Встречу он назначил завтра на Астрономической башне, в три часа.

***


Близнецы пришли в восторг от новости Энтони и потребовали немедленно им все рассказать, но тот отказался пока они не найдут укромного места в замке. Гарри же, раздосадованный всей нервотрепкой с совами, настоял на том, чтобы близнецы придумали какой-нибудь удобный способ связи.
В этот день близнецы ушли ни с чем, но уже на следующее утро Фред и Джордж прислали письмо с известием, что они отыскали «кое-какое интересное местечко».
— Не удивлюсь, если это окажется какая-нибудь заброшенная комнатушка, — бубнил Драко, шедший вместе с Гарри и Энтони в указанном направлении, которое они узнали из записки.
— А вот и вы!
Из-за угла выскочили Фред и Джордж, знатно напугав мальчишек. Иногда ребячество этих двоих доводило Гарри до ручки, он сам не понимал, как сдерживался, чтобы не придушить их.
— Идемте, вам понравится, — не обращая внимания на мрачные лица ребят, помахал рукой Фред.
Они направились вдоль по коридору. Посмотрев близнецам вслед, Драко только уверился в своей догадке, что ведут их в какое-то пыльное место, вовсе не предназначенное для такой важной персоны, как он. Энтони и Гарри восьмой этаж был знаком больше, ведь здесь располагался кабинет декана, но и они не представляли, куда идут Уизли.
Наконец, близнецы остановились около стены, напротив которой висел гобелен с каким-то идиотом, пытающимся научить троллей балету. У Драко он вызвал живейший интерес, что, впрочем, не помешала ему язвительно спросить:
— Ну и где ваше «интересное местечко»?
— Подожди-ка минуту, — оборвал его Фред и начал ходить вдоль стены с самым сосредоточенным видом.
Драко посмотрел на это с недоуменным видом, а потом покрутил пальцем у виска. Гарри и Энтони предпочли промолчать, хотя им тоже действия Фреда показались странными.
Неожиданно, там, где раньше была только голая стена, появилась металлическая дверь. Драко мгновенно к ней подскочил, осмотрел ее, будто сомневался, что она реальна, но все же не решился коснуться ручки.
Фред подошел к нему, толкнул плечом, чтобы Драко подвинулся, и распахнул дверь.
— Добро пожаловать в Выручай-комнату!
Гарри с опаской прошел внутрь и пораженно застыл на пороге. Казалось, они попали в уменьшенную школьную библиотеку. Высокие потолки, стеллажи вдоль стен, чтобы добраться до некоторых книг понадобится стремянка. Присмотревшись, Гарри увидел деревянные столы, но только вместо обычных стульев были кресла.
Гарри тут же сорвался с места и углубился в комнату или, лучше сказать, библиотеку. Восторженным взглядом он осматривал полки книг.
«Сколько же здесь интересного! И по ЗОТИ, зельям, трансфигурации. А это что?» — Гарри вытянул с полки книгу под названием «Анимагия. Секреты превращения».
Глаза Гарри в предвкушение заблестели. Нет, он, конечно же, не собирается становиться анимагом, но вот пролистать книгу, чтобы расширить свой кругозор... К ней можно будет приступить как раз после того, как он закончит читать «Важные магические открытия последнего времени», «Трансфигурация. Средний уровень», «Основы защиты от темных искусств», а еще «История магии» для третьего курса и…
Гарри уныло посмотрел на книгу, понимая, что доберётся до неё явно не скоро и, скрепя сердцем, поставил её обратно.
Неожиданно Гарри поймали, обхватив одной рукой за талию и прижав к груди:
— Поймал, — засмеялся над ухом Фред. — Ну ты и шустрый, еле поспел. Сущий мальчишка, бегаешь туда-сюда и светишься, как рождественская ёлка. Прям как Рон, когда ему позволили играть с нами в квиддич, — после чего потрепал его по волосам.
— Если ты думаешь, что мне польстило это сравнение… — огрызнулся Гарри.
— Ну-ну, не превращайся в буку, итак вечно ходишь как ледышка, будто какой-то Малфой.
— Эй! — воскликнул Драко.
— Не обижайся, это мы про Малфоя-старшего. В том, что у тебя, Драко, горячая голова никто не сомневался.
Лицо Драко покрылось красными пятнами от гнева, но тут раздался смех Гарри, и это отвлекло внимание жаждущего мести слизеринца от расправы над рыжим наглецом.
— Что это за комната? И почему о ней никто не знает? Или знают? — закидал вопросами Гарри. — И отпусти уже меня.
Фред выпустил Гарри, и отошел на пару шагов, как можно дальше от зло пыхтящего Драко.
— Это Выручай-комната, которая приобретает любое обличие, которое вам нужно. Допустим, вам нужна спальня, она станет спальней. Нужна ванная, станет ванной. Но о ней мало кто знает, ее даже нет на карте Маро…
— Фред, — одернул брата Джордж.
— Ее нет где? — тут же уловил недомолвку Гарри.
Фред и Джордж переглянулись, не желая отвечать на неудобный вопрос.
— Если вы не расскажите, я тоже не буду ничего говорить, — вмешался Энтони.
— Эй, ты, мелкий шантажист!
В негодовании Фред всплеснул руками, а потом вновь посмотрел на брата, давая понять, что его загнали в угол.
— Ладно, у нас есть карта Мародеров, на ней план Хогвартса, — начал Джордж.
— Но это не все, — продолжил Фред, — она показывает людей на карте.
— Теперь понятно, как вы избегаете Филча, а я-то думал, — Драко забыв о своей обиде, подошел ближе к близнецам. — Ну же, покажите нам её!
Хулиганистая улыбка заиграла на губах Фреда, и он ловко вытащил из сумки потертый кусок пергамента. Протянув руку, он дал вдоволь насмотреться на ничем непримечательную вещицу. Сам же наблюдал, как медленно вытягиваются лица мальчишек. Они точно ожидали увидеть не это.
— И что? — не поверил своим глазам Гарри.
Фред и Джордж рассмеялись, после чего развернули абсолютно пустой пергамент:
— Вечно вы спешите, — а потом в один голос, — торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость!
На карте стали проступать линии, а за ними и точки, завершилось начертание карты различными подписями.
— Смотрите, это же Дамблдор, он в своем кабинете! — воскликнул восхищенно Драко.
— Какая неожиданность, — язвительно заметил Гарри, впрочем, сам с живым интересом наблюдая за движениями точек на карте.
— Смотрите, здесь есть надпись зелеными чернилами, — обратил внимание Энтони, — «Господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост, поставщики вспомогательных средств для волшебников-шалунов с гордостью представляют своё новое изобретение — Карту Мародёров».
— Эти парни были просто гении, раз создали эту карту. Нам хочется быть похожими на них, — поделился Джордж, а потом, чуть смущаясь, добавил. — Это они вдохновили нас на создание собственных изобретений.
Пока ребята восторженно переговаривались, никто не заметил, как изменился в лице Гарри. Побледнев, он отшатнулся от карты как от гремучей змеи. Бешеная злоба затуманила его разум. Рука потянулась, чтобы отнять карту и разорвать ее в клочья, но вместо этого пальцы сжались в кулак и ногти больно впились в кожу.
Гарри просто не мог поверить, что опять столкнулся лицом к лицу с Джеймсом. Сердце сжалось от болезненного осознания, что он вновь бессилен перед ним.
С запозданием до Гарри дошли слова Энтони, и гнев отошел на второй план, уступив место раздумьям. Хоть зачастую эмоции и преобладали над острым умом Гарри, но тот никогда не позволял им властвовать долго.
«Лунатик — это Ремус, Бродяга — Сириус, Сохатый — Джеймс. Тогда кто такой Хвост?»
Гарри не помнил никого с таким прозвищем. Отлично, в копилку к Нюниусу добавляется еще одно обидное прозвище — Хвост.
— Карта без сомнения очень полезна, но этой комнаты на ней нет, — скрытое злорадство прозвучало в голосе Гарри. — Как же вы её нашли?
— Нам домашние эльфы сказали, когда мы были на кухне, — на сей раз не стал ничего скрывать Джордж.
— На кухне? — Драко презрительно скривился.
— Да, представь, Малфой, на кухне. Твоя еда, знаешь ли, не из воздуха появляется.
— Я прекрасно осведомлен, что её готовят домашние эльфы, — напыщенно начал Драко. — Вот только опускаться до уровня прислуги и обедать с ними. Ниже падать некуда, Уизли.
— Драко! — неожиданно вышел из себя Энтони. — Следи за тем, что говоришь. Джордж, Фред, вы уверены, что не мешали им, придя на кухню? Не стоит беспокоить эльфов без нужды.
— Да не беспокоил их никто. Наоборот, они были так рады, когда мы пришли, что чуть не закормили нас до смерти, — улыбнулся Фред, смягченный словами Энтони.
— А где находиться кухня? — Гарри был не прочь знать, как туда попасть. Он уже сбился со счету, сколько раз засиживался с книгами и пропускал ужин.
— Она в подземельях замка. Картина с натюрмортом. Чтобы проход открылся нужно пощекотать грушу, и она превратиться в ручку.
Гарри покивал, тщательно все запоминая. Он намеревался в скором времени наведаться туда.
— Раз мы обсудили все побочные вещи, может, приступим к тому, ради чего собрались здесь? — Энтони подошел к столу. — Пожалуй, я начну.
Из сумки он достал потрепанный фолиант. Глаза Драко расширились, стоило ему увидеть его, в глазах проскользнуло узнавание.
— Прежде чем начать, я должен сказать: то, чем мы воспользуемся — запрещено Министерством магии…
— Это же не Темная магия? — ужаснулись Фред и Джордж.
— Нет, не Темная магия, — покачал головой Энтони. — Это Стихийная магия, и перед тем как вы начнете возмущаться, скажу, что это не та магия, о которой вы подумали.
Гарри и близнецы непонимающе посмотрели на мягко улыбающегося Энтони, но, в отличие от остальных, Гарри успел уловить тень сомнения, что на мгновение проскользнула на его лице.
— Вы когда-нибудь задавались вопросом, что было до волшебных палочек? — спросил Энтони.
— Посохи, — незамедлительно ответил Джордж.
— А до посохов?
— Эмм…ничего? — неуверенно предположил Фред.
— Что-то все-таки было. Волшебники ведь рождаются не с палочкой в руках, а с магией внутри.
Гарри смотрел, как Энтони проводит пальцами по книге, повторяя узоры, а казалось, будто он тронул натянутую внутри Гарри нить, от которой раздался звон в ушах.
— Тысячелетия назад каждый волшебник был властителем одной стихии. Огонь, вода, воздух или земля, — произнося последнее слово, Энтони посмотрел на Гарри.
— Ничего себе ты нам тут сказки рассказываешь, — несколько нервно рассмеялся Фред, — покруче барда Бидля будешь.
— Это не сказки, Уизли, — резким тоном одернул Фреда Энтони. — За этот рассказ мне положен поцелуй дементора. Так что если вы проболтаетесь, я буду яростно отрицать, что рассказывал вам об этом.
— Ладно-ладно, не горячись. Мы поняли, продолжай, — пошел на попятную Фред.
— Наши предки не были всесильны. Маг был способен сжечь деревушку щелчком пальцев, но не мог призвать свиток со стола.
— Они что, Акцио не знали? — усомнился Фред.
— Дебил, тебе только что сказали, что им не нужны были ни палочки, ни посохи, — Драко все это время стоявший вдалеке, не смог сдержать свой злой язык.
— Это не значит, что им не нужны были заклинания, — встал на защиту брата Джордж.
— Они творили магию без палочек и заклинаний. Магия просто внимала их желаниям, — прекратил спор Энтони своей фразой.
— То есть они могли делать, что хотели? — Гарри выжидающе посмотрел на Энтони.
— В пределах своей стихии.
— В смысле?
— Маг огня не мог вырастить за секунду цветок или заставить парить предметы, — разъяснил Энтони.
— Подожди, а как же магия детей? Эти самые хаотичные стихийные выбросы? Они ведь не используют стихию, когда красят людям волосы или там превращают плюшевых мишек в зайчиков, — Гарри сложил руки на груди.
— Делишься личным опытом? — хмыкнул Джордж. Гарри смерил его холодным взглядом.
— Верно, дети не используют стихию.
— Энтони, ты издеваешься? — раздраженно спросил Гарри.
— Нет, просто ты забегаешь вперед. Вечно опережаешь меня на мысль, — улыбнулся Энтони.
— Извини, тогда я весь во внимании.
— Кроме стихийных магов были и те, кто не владел стихиями.
— Сквибы? — вмешался на сей раз Джордж.
Энтони лишь тяжко вздохнул. Он прекрасно понимал, что рушит мировоззрение людей, и, проявляя недоверие, они тем самым защищаются, но неужели так сложно выслушать его до конца?
— Нет, это маги, но без стихии. Они чувствовали магию, но были неспособны к ней. По крайней мере, так считали, пока один неспособный не заметил одну странность. Детскую магию творили все, но позже одни дети призывали стихию, а другие — нет. Становились такими как он, неспособными. Этого человека звали Мерлин.
Гарри и близнецы вздрогнули, будто громом пораженные. Фред открывал и закрывал рот, пытаясь что-то выговорить, но получались какие-то невнятные звуки, напоминающие мычание.
— И именно он понял, что магия сложнее, чем им казалась. Он предположил, что магия есть у всех, кто колдует в детстве, но потом одни способны ее высвобождать, а другие — нет. И неспособным нужно просто помочь. Создать проводник. Он перепробовал много материалов, пока под руку не попалась обычная ветка. Такова история создания посоха.
Гарри как загипнотизированный смотрел на Энтони, он перебрал кучу книг с историями о подвигах Мерлина, но нигде даже упоминания об этом не было. Более чем странно.
— Стихийные маги тоже оценили посохи и, естественно, захотели колдовать с помощью них, но ничего не получалось. Посох в их руках то взрывался, то намокал, то сгорал, а иной раз на нем прорастали ветки, и все это в зависимости от того, какой маг брал его в руки. В конце концов, прошло не одно столетие, прежде чем стихийники научились преобразовывать свою магию в нейтральную. Впоследствие магов без стихии, бывших неспособных, становилось все больше и больше, а стихийных магов наоборот, становилось меньше.
— Хм… — глубокомысленно произнес Джордж, у Гарри был более красноречивый ответ на этот рассказ:
— Ты сказа нейт… — Гарри замолк, увидев быстрый жест Энтони: он прижал палец ко рту, призывая к молчанию.
— Это все, кончено, интересно, — от близнецов укрылось движение Энтони, — но что это нам дает?
— Видишь ли, на арку наложен заговор магом земли. Это не заклинание, а именно заговор.
— В чем разница, о Великий? — к близнецам вновь вернулась их веселость.
— Не ёрничайте. Для заговора не нужна палочка, только стихия.
— Стоп, ты ж говорил, что они могли только сжигать, замачивать, выращивать да выветривать, — с наигранным осуждением посмотрели на Энтони Фред и Джордж.
— Очень остроумно, умели они это тысячелетия назад, сейчас маги многому научились, — с обидой в голосе сказал Драко, будто его оскорбили.
— А ты кажется в курсе, Малфой?
— Представь себе, — огрызнулся Драко.
— Энтони, подходи уже к концу. Каждый сам решит, во что ему верить, — прозвучал тихий голос Гарри, и все замолкли.
— Мы можем попытаться снять заговор. Он не сложный, — после чего Энтони добавил, — для мага земли.
— И? — в один голос протянули Джордж и Фред.
— Я маг воды, Драко — маг воздуха. Остается надежда, что это кто-то из вас.
— Будем проверять? — приподнял бровь Гарри точь-в-точь как Снейп. — Если это возможно, конечно.
— Ты уловил мою мысль. В этой книге, — Энтони указал на фолиант, — есть нужный ритуал.
— Отлично, мы докатились до черномагических ритуалов, — пробурчал Фред.
— Сколько раз нужно повторять, что это не Темная магия, чтобы в твоей голове это отложилось? — взбесился Драко.
— Посмотрел бы я на тебя, впихивай кто тебе такую сомнительную хрень из забытой миром книжонки, — Фред зло сверкнул глазами, Драко напрягся.
— Эта «сомнительная хрень» не только в этой книге, но и во многих других есть!
— Да? И где эти книги? Пошли в библиотеку — поищем! — с каждым брошенным словом Фред распалялся все сильнее и сильнее.
— Вы их там не найдете, — вмешался Энтони. — Фред, ты прослушал, когда я говорил, что это запрещенные знания?
— Вот именно! — воскликнул Фред, поворачиваясь к Энтони. — Почему их запретили? Не Темная магия, не Темная магия, — передразнил он писклявым голосом, — а под запретом. Зачем её запрещать? А?
— В твою набитую соломой голову не приходила мысль, что тем, у кого нет стихии, обидно? А с учетом, что их большинство… — Драко многозначительно замолчал.
— По твоей логике разделения на чистокровных и магглорожденных быть не должно. Последним же обидно, — сказал Джордж, вставая за спину брата, тем самым выражая поддержку.
Драко усмехнулся. Что-то было в этой усмешке, и Гарри это почувствовал. Драго что-то знает и недоговаривает. В голове проскользнула мысль, Гарри почти уцепился за нее, как она ускользнула.
— Вы сомневаетесь в том, что я рассказал? — спросил Энтони, Уизли отрывисто кивнули. — Тогда у нас есть прекрасный шанс проверить, говорю ли я правду.
Близнецы насторожились, особенно вызвал подозрения спокойный тон Энтони. Тот как будто не сомневался, что с легкостью сможет всё доказать.
— Как?
— Проведем ритуал, найдем мага земли, снимем заговор с арки. После того, как нам всё удастся, вы ведь признаете, что я прав?
Близнецы переглянулись, растеряв свой боевой настрой. Фред посмотрел на Гарри, как бы ища у него поддержки:
— А ты как думаешь?
— Мне кажется, Энтони прав. Если все получится, это будет лучшим доказательством. К тому же, мы ничего не теряем.
Гарри с трудом верилось в услышанное, до того рассказ был невероятным и запутанным. Да еще и загадочная усмешка Драко. Что-то было не так, будто рассказ имел второе дно.
— Отлично, давай свой ритуал! А дальше разберемся, — нырнул в омут с головой Фред.
Энтони, не мешкая, за мгновение оглядел помещение, подошел к ближайшему столу и взмахнул палочкой. Стол поднялся в воздух и отлетел на метр, тем самым освобождая место.
Энтони, довольный своими чарами, начал доставать что-то из сумки. Мальчишки напряженно замерли, Фред даже приподнялся на носочках пытаясь заглянуть вглубь сумки. Наконец, вещь была извлечена — это оказалось бутылка с водой. Энтони поставил ее рядом, после чего вновь погрузил руку в сумку.
На сей раз, он вытащил стакан. Взяв ранее отложенную бутылку, он налил воды в стакан до краев и поставил его на некоторое расстояние от себя. Абсолютно пустую бутылку он зачем-то тщательно закрыл пробкой и вернул на пол.
Следующим предметом, который он достал оказался мешочек. Энтони высыпал его содержимое недалеко от бутылки — внутри были угли.
Последним извлеченным предметом оказался горшок с землей, также поставленный на пол.
Каждое действие Энтони вызвало у Гарри, Фреда и Джорджа недоумение, их брови постепенно поднимались вверх с каждым вынутым предметом, пока не скрылись за челкой. Когда же Энтони отошел, то перед ребятами предстал своеобразный квадрат, в углах которого стояла та или иная вещица.
— Теперь по очереди становитесь в центр, — обратился к ребятам Энтони.
— Тогда я первый, — отозвался Фред.
Энтони согласно кивнул. Фред с сомнением встал в середину квадрата. Энтони тем временем взял фолиант, с трудом придерживая его одной рукой, другой он листал страницы, пока не нашел нужную. Лишь на мгновение поднял взгляд на Фреда, убедившись, что тот встал куда надо. После этого он вновь вернулся к фолианту и начал читать вслух.
Гарри внимательно прислушивался к словам, но понять на ничего не смог — друг говорил на незнакомом ему языке. Вдруг, он услышал знакомое слово и с удивлением понял, что Энтони говорит на латыни.
Прошло несколько секунд. Гарри и Джордж с нетерпением ожидали чего-нибудь необычного, но ничего не происходило даже после того, как Энтони закончил читать.
— Ну и что это было? — сложил руки на груди Фред.
— У тебя нет стихии. Джордж, твоя очередь, — спокойно ответил Энтони.
Джордж повиновался и поменялся с братом местами. Энтони снова начал читать. Однако, и на этот раз ничего не произошло. Когда Джордж предложил Гарри сменить его, то за спиной Энтони раздался смех Фреда:
— Дааа… Я прям чувствую высвобожденную магию!
Энтони даже не повернулся в его сторону, невозмутимо посмотрел на Гарри, ободряюще ему улыбнулся и вновь начал читать.
Гарри чувствовал некую неловкость под прицелом стольких глаз, непонятно чего от него ожидающих. Ладно, если бы это непонятное нечто действительно от него зависло, а так только и оставалось мяться на месте, полностью доверившись Энтони.
Неожиданно Гарри почувствовал покалывание по всему телу. Он поднял руку, всматриваясь в неё — абсолютно нормальная, никаких покраснений. Моргнул и увидел — от руки исходило зеленое сияние.
Послышался стук, что-то билось о пол. Гарри повернулся, сразу же заметив горшок с землей, что раскачивался из стороны в сторону. Приглядевшись, можно различить небольшой росток, пробивающийся из почвы. Странно, когда Энтони только доставал горшок, в нем ничего не росло.
Гарри посмотрел на ребят. Фред и Джордж больше не веселились, они вцепились в друг друга, во все глаза разглядывая Гарри. Что это с ними? Впрочем… Неважно. Сознание куда-то уплывало.
Энтони, не отрываясь, смотрел на Гарри, будто завороженный. Перед ним был не человек, а какое-то сказочное создание. Белоснежная, почти прозрачная кожа, создавала контраст с черными волосами. Блеклые губы, почти потерявшие краски. А главное глаза — горящие зеленым огнем. Трудно было сказать, красивый он или же жуткий. Все рамки смылись, не давая никакой определённости.
— Энтони, Энтони! — донеся до его затуманенного разума чей-то зов.
Мотнув головой, будто отгоняя наваждение, Энтони посмотрел в обеспокоенные нормального серого цвета глаза Драко. Тот же удостоверившись, что Энтони пришел в себя, кинулся к Гарри, пройдя мимо горшка, из которого прорастало растение, с каждой секундой становясь все выше и больше, стебель начал приобретать коричневый цвет.
Встав напротив Гарри, Драко занес руку для пощечины, но был вовремя остановлен Энтони.
— Нет, не так, — тихо сказал Энтони, а потом положил руки на плечи Гарри и как следует его встряхнул.
— Не получается! Он не приходит в себя, — паника звучала в голосе Драко.
— Нужно увести его! — крикнул Энтони, теряя самообладание.
Ухватив Гарри за правую руку, он потянул его на себя в попытке увести прочь, но Гарри не двинулся с места. Тогда Драко схватил Гарри за другую руку и потащил на себя. Секунда, две — и Гарри сделал шаг.
Когда они вывели его из квадрата, Гарри тут же очнулся. Обведя непонимающим взглядом комнату, он с недоумением различил на лицах близнецов испуг, а Энтони и Драко смотрели на него с огромным облегчением.
— Что случилось? Я же был… — Гарри кинул взгляд за плечо.
Он стоял в центре квадрата, так как же он оказался за его пределами? Может, это значит, что у него нет стихии?
— Поздравляю, — рука Энтони легла на плечо Гарри. — Ты маг земли.
— Что? — Гарри посмотрел на друга, не в силах поверить в услышанное.
— Еще какой! — хмыкнул Драко с затаённой завистью.
Пройдя к горшку, он подхватил его и стал рассматривать маленькое деревце. Драко вспомнил, что уже видел подобное. Кажется, в Японии. У них еще такое причудливое название — бонсай.
— Держи, — протянул он деревце Гарри.
Массируя виски, Гарри, наконец, поднял взгляд на горшок, так и замер, разглядывая диковинку.
— Энтони, что это за быстро растущее растение? — неуверенно поинтересовался он.
— Ну хоть ты не тупи. С меня сегодня и Уизелов достаточно было, — проворчал Драко.
— Это откликнулась твоя стихия, — пояснил Энтони.
— А что там были за семена? А как бы отреагировали другие предметы? — засыпал Гарри вопросами ребят.
— По поводу семян — не знаю. Я просто взял первый попавший мне в руки горшок из дома. А что касается предметов, то угли бы загорелись, бутылка взорвалась, а из стакана потекла бы вода через край.
— Не представляешь, как мы рады, что ты не темн… — Драко закашлялся под взглядом Энтони. — То есть не маг огня или воздуха.
— Что ж, сегодня был очень насыщенный день, — взял слово Энтони, пытаясь скрыть оговорку Драко. — Думаю, нам всем нужно хорошенько отдохнуть. Приступим к тренировкам завтра.
— К тренировкам? — Гарри вздрогнул. Это слово ассоциировалось у него со Снейпом и истязаниями.
— Да, для снятия заговора.
— Ну и представление ты нам устроил, Энтони, — очухались близнецы, подойдя поближе к ребятам, но то и дело опасливо косились на потерявший свой угол квадрат.
— Все еще не верите?
— Да нет, отчего же. Даже очень верим, — Фред передёрнул плечом, стараясь прогнать мерзкое чувство страха. — Неудивительно, что все это запрещено, — он неопределенно взмахнул рукой. — От таких зрелищ может и сердце остановиться, и шевелюра поседеть.
— Что произошло? — спросил раздраженно Гарри.
Почему все знают, а он один не в курсе?
— Ты побледнел, и глаза у тебя светились. Тот еще видок был, — рассказал Джордж.
— А я светился зеленым? — припомнил Гарри свою руку, когда Энтони закончил читать.
— Если бы ты светился, да еще и зеленым, мы бы этого не пережили! — чуть ли не в один голос воскликнули близнецы.
Все громко рассмеялись, выплескивая скопившееся напряжение.
Когда мальчишки угомонились, то единогласно было решено, что все идут по гостиным отдыхать. Что все и поспешили сделать.
Энтони и Гарри распрощались с Драко и близнецами и неспешно шли до гостиной. Гарри дождался, когда коридор опустеет, и впился острым взглядом в Энтони:
— Так что же это за нейтральная магия? И к чему все эти недомолвки Драко?
Энтони остановился, медленно повернулся к Гарри, тихо вздыхая:
— И почему тебе никогда не изменяет твоя проницательность?



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 29.11.2015, 13:11 | Сообщение # 167
Черный дракон

Сообщений: 2892
« 176 »
Ksallina, спасибо!!!!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
MARITZAДата: Среда, 09.12.2015, 15:33 | Сообщение # 168
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Спасибо за продолжение!!!!
 
EoshiДата: Вторник, 20.09.2016, 00:46 | Сообщение # 169
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Очень интересная история! Надеюсь узнать что же будет дальше)
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Мы те, кто мы есть" (24 гл. от 19.11.2015) (ТР/ГП, слеш, R, Романтика/AU, макси, в работе)
Страница 6 из 6«123456
Поиск: