Армия Запретного леса

Четверг, 27.02.2020, 09:00
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » О пользе размышлений (AU, ООС, General, ГП/ГГ, ДГ, НЛ)
О пользе размышлений
SerjoДата: Суббота, 21.04.2012, 12:43 | Сообщение # 1
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Название фанфика: О пользе размышлений
Автор: Alex 2011
Бета : Lady Irene
Рейтинг: General
Пейринг: Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер
Жанр: Adventure
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Гарри Поттер с детства привык размышлять о происходящих вокруг него событиях. Поэтому встреча с Хагридом вызывает у него не самые лучшие мысли о магическом мире. Так что в Хогвартс приедет думающий Гарри.
Предупреждения: AU, ООС Гарри. Текст отбечен.
Диклеймер: Мир ГП принадлежит Роулинг.

Разрешение на выкладку получено




Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 20.11.2012, 18:18
 
Andrey_M11Дата: Понедельник, 02.07.2012, 20:07 | Сообщение # 91
Химера
Сообщений: 396
« 58 »
Quote (Erutan)
нафиг поттеру сдалась грейнджер? уж лучше бы гринграсс-они хотя б более известны, богаче и красивее маглорожденной...

А мне вот интересно - откуда такое берется?
Кстати - если подумать - богаче? Возможно, но не факт. Разорение старых родов - не такая уж редкость. Скорее даже правило.
Известны - да. Но это еще означает и старые хвосты. Известность - не всегда со знаком плюс.
Красивее - ну вот с чего вы это взяли? В каноне ничего про это не сказано, в фильме Дафны нет - чтобы хоть актрис сравнить. Учитывая многие поколения близкородственного скрещивания британских чистокровных магов (а вот это уже чистый канон) - весьма сомнительно. А уж то, что любой магглорожденный здоровее - так уж точно.
 
Al123potДата: Понедельник, 02.07.2012, 22:05 | Сообщение # 92
Черный дракон
Сообщений: 2793
« 719 »
Quote (Erutan)
мне не нравится в данном фике пейринг
Erutan, мне тоже не нравится этот пейринг и я в комментариях на ПФ автору предлагал сменить его на ГП/ДГ, но автору больше нравится пейринг ГП/ГГ. Но всё равно фик отличный мне нравится.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
ErutanДата: Вторник, 03.07.2012, 08:13 | Сообщение # 93
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Al123pot, автору конечно виднее, соглашусь что несмотря на пейринг все остальное не вызывает вопросов..
Andrey_M11, ну да, если сравнивать по канону то ничего не получится, по фильму может еще и получиться, там то дафна наверное и была, просто не озвучивали данного персонажа. но если сравнивать фанон, то везде ее называют или Снежная королева или ледышка, намекая на ее холодную красоту)
 
Andrey_M11Дата: Среда, 04.07.2012, 00:47 | Сообщение # 94
Химера
Сообщений: 396
« 58 »
Quote (Erutan)
но если сравнивать фанон, то везде ее называют или Снежная королева или ледышка, намекая на ее холодную красоту)

По Гарри Поттеру написано более полумиллиона фанфиков. Как там только кого не обзывали. А в каноне она один раз упоминается, без описания. Так что любой автор может поиграть с этим персонажем как хочет и лепить, что вздумается, ничуть не противореча первоисточнику.
Вообще, что касается внешности - посмотрите на фотографии аристократии конца XIX-го - начала XX-го века - хоть русской, хоть британской, и найдите у этих жертв перекресных инцестов хотя бы симпатичное лицо. Там ведь действительно "все на морде написано".
Вы думаете, Роулинговские чистокровные маги лучше?
 
SerjoДата: Воскресенье, 29.07.2012, 01:57 | Сообщение # 95
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Глава 37.
Карты на стол


Казалось уже, что этот этап Турнира не доставит проблем для Поппи Помфри. Колдомедик спокойно стояла у своей палатки, ожидая прибытия чемпионов. Судя по тому, что показали экраны, ей не придется сегодня заниматься лечением детей. Максимумом возможных травм ей казались несколько царапин, которые, скорее всего, обнаружатся у Рона Уизли. Однако когда перед членами жюри появилось только три чемпиона из семи, волшебница поняла, что вполне возможно, ее надеждам на спокойный день не суждено сбыться.
Желая быть во всеоружии независимо от того, как сложатся обстоятельства, Поппи подхватила свою медицинскую сумку, искусственно расширенную внутри и содержащую все необходимое для лечения травм и проклятий. Ее внимание отвлекла возня с Грозным Глазом Муди, и мадам Помфри уже собралась отправиться выяснять, не понадобится ли там ее помощь, как вдруг рядом с ней возник домовой эльф и, не говоря ни слова, схватил ее за руку и перенес в неизвестное место.
Поппи собиралась высказать наглому домовику все, что она о нем думает, но тут она увидела лежащих на полу Сьюзен и Рона, и посторонние мысли вылетели у нее из головы. Сейчас главное было заняться больными, а остальное подождет.
Диагностические заклинания показали, что Боунс вполне может подождать, пока колдомедик разберется с Уизли. Хоть мадам Помфри и была школьным лекарем, она, тем не менее, изучала основы полевой медицины и была знакома с обязанностями лекаря-сортировщика. К счастью, жизни Рона в данный момент ничего не угрожало, у него было обычное сотрясение мозга. Поппи успела только обеззаразить ссадины у него на голове, как в комнату свалились новые пациенты.
Вот теперь мадам Помфри стало страшно. Отчаянно ругающийся Малфой, а точнее, Блэк с торчащим из бока ребром был еще относительно неплох, а вот Гарри Поттер кулем свалился на пол, не подавая признаков жизни. Притащивший их домовой эльф залился слезами, стоя на коленях рядом с мальчиком. Помфри бросилась к лежащему и обнаружила, что у него не бьется сердце. Мгновенно она попыталась заклинанием запустить его вновь и с радостью ощутила, что применение магии дает результаты. Пусть и тихо, но сердце мальчика застучало вновь.
Помфри не обращала внимания на то, что в комнате стали появляться новые лица, пока бросившаяся к Гарри Гермиона не попыталась обнять своего друга.
— Мисс Грейнджер, вы мне мешаете, – ледяным голосом произнесла колдомедик и отстранила девочку, в страхе прижавшую руки к губам.
— Мистер Поттер жив, но ему срочно требуется лечение, – чуть мягче добавила мадам Помфри, видя отчаяние на лице Гермионы.
Получив, наконец, возможность оглядеться, она заметила мадам Боунс и решительно потребовала у нее вызвать подкрепление из Святого Мунго. В том, что дополнительные медики не повредят, лекарь была абсолютно уверена. А раз рядом имеется официальное лицо, то такой вопрос разрешится в считанные минуты.
Продолжая лечение Гарри, мадам Помфри прислушивалась к тому, что говорит начальница ДМП. Та быстро вызвала с помощью камина, находящегося в комнате, дежурную бригаду лекарей, и Поппи вздохнула спокойнее. Теперь она была уверена, что все дети вовремя получат медицинскую помощь. С прибытием дополнительного контингента колдомедиков стоящие рядом люди явно повеселели.
— Сьюзен, что это у тебя? – мадам Боунс наконец обратила внимание на странный сверток, который ее племянница не желала выпускать из рук, несмотря на просьбы лекаря.
— Если я правильно поняла, это Тот-Кого-Нельзя-Называть, – неуверенно ответила хаффлпаффка. – По крайней мере, эти упиванцы боялись ему навредить.
В комнате мгновенно возникла полная тишина. Все окружающие в шоке уставились на сверток, словно это была бомба, готовая взорваться в любую секунду. Оказаться в одной комнате со страшным темным магом, имя которого подавляющее большинство волшебников боялись произнести, это было явно не то, что могло доставить людям удовольствие.
Первым пришел в себя домовик, столь бесцеремонно доставивший сюда колдомедика. С диким визгом, видимо, означавшим боевой крикон набросился на то, что предположительно было Темным Лордом, и принялся злобно колотить его своими кулачками. Спустя мгновение к нему присоединился второй эльф. Действия домовиков привели в чувство доблестных волшебников, и они продолжили свою бурную деятельность. Естественно, первыми спохватились колдомедики, явно негодующие на себя за то, что какие-то внешние события смогли оторвать их от пациентов, а потому взявшиеся за лечение с удвоенной энергией.
Мадам Боунс схватилась за какой-то артефакт, напомнивший Поппи виденный ею у маглов мобильный телефон, и принялась что-то объяснять своему невидимому собеседнику. Очнувшийся Сириус Блэк отогнал от непонятного пленника домовиков и встал рядом, держа наготове свою палочку. Можно было сказать, что вокруг воцарился относительный порядок.

* * *


— Амелия, мне нужен точный доклад! – вывалившийся из камина министр Фадж коршуном налетел на главу ДМП.
— Все чемпионы здесь, живые, хоть и раненые, – она привычно начала с потерь. – По непроверенным данным группа из десяти Упивающихся Смертью, сумела захватить школьников. Ориентировочные цели – шантаж их близких и использование в качестве жертв в темных ритуалах. В результате решительных действий Поттера и Блэка детям удалось бежать с помощью домового эльфа. В ходе побега захвачен пленный, предположительно это какое-то воплощение Темного Лорда. Доклад закончен.
Пока она говорила, комнату заполнили авроры, привычно беря под контроль окружающее пространство. Вместе с ними нарисовался и приятель министра из Отдела Тайн, вставший за спиной Фаджа.
— Мистер Декстер, – министр повернулся, ища взглядом невыразимца. – Проверьте информацию о Темном Лорде.
Декстер кивнул и под настороженными взглядами присутствующих медленно подошел к кульку, который Блэк держал под прицелом своей палочки. Присев на корточки, невыразимец прошептал над пленником несколько заклинаний, по мнению мадам Боунс больше напоминавших абракадабру. Наконец задумчиво кивнув своим мыслям, Декстер удостоил притихших людей своим вниманием.
— Как не странно, это действительно ОН, – маг был чем-то озадачен. – Но он ослаблен сильнее, чем я думал. Было бы неплохо пообщаться с теми, кто помог ему принять этот облик. Надеюсь, мадам Боунс, вы обеспечите нашу встречу.
— Я тоже очень надеюсь на это, – Амелия не могла прийти в себя, узнав КОГО сумели захватить дети. А главное было непонятно, что с НИМ теперь делать. Но, похоже, в отличие от нее, министр имел какие-то планы на этот счет.
— Бруствер, две четверки авроров со мной, для охраны Декстера и нашего «гостя», — министр переключил внимание на главу ДМП.
— Мы забираем ЕГО с собой для окончательного решения вопроса с Темным Лордом, – Фадж выглядел уверенным, но по каплям пота, сползающим с его лба, чувствовалось, что он напряжен до предела. – На вас лежит расследование. Встретимся через час у меня в кабинете.
Амелия завороженно наблюдала, как невыразимец аккуратно поднял кулек с Тем-Кого-Нельзя-Называть и спокойно взялся за черный шнур, который достал из кармана министр. Авроры, выделенные им в сопровождение, также взялись за портал. Мадам Боунс не нуждалась в объяснении, куда именно отправляется Фадж. Такие шнуры служили для перемещения только по одному адресу. И министр был прав – сейчас лучшее место для Темного Лорда это именно Азкабан.
Едва Фадж с компанией покинул дом Блэка, Амелия приступила к своей работе.
— Добби! Ты сможешь доставить одного человека на место боя? – она внимательно посмотрела на застывшего рядом с Гарри Поттером домовиком.
— Добби пришел туда по приказу хозяина, миледи! Там стоят очень сильные чары миледи, – эльф пристыженно опустил уши. – Добби виноват, он не может туда попасть без приказа хозяина.
Мадам Боунс предвидя, что именно сейчас произойдет, успела схватить домовика, уже выискивавшего, чем бы треснуть себя по голове в качестве наказания. Разговаривать с этими созданиями было непросто, но у главы ДМП был большой опыт общения с ними.
— Добби ни в чем не виноват, Добби молодец, – успокаивающе проговорила она. – Может ли Добби доставить волшебника в место, близкое к тому, где был схвачен мистер Поттер?
— Добби может! – уши домовика встали торчком. – Добби будет рад это сделать, чтобы отомстить плохим людям!
— Бломберг, отправляйтесь с эльфом! – мадам Боунс выбрала для разведки старого опытного аврора, славящегося своей осторожностью. – Осмотритесь, и если место безопасно, пришлите назад с домовиком несколько порталов.
Кивнув, ее подчиненный протянул эльфу руку. Ну что же, осталось поручить кому-нибудь из молодежи проверить палочки детей на выпущенные ими заклинания и можно на время покинуть этот дом. Все равно медики встанут на дыбы, попробуй она сейчас допросить детей. Разве что Сьюзен более-менее в норме, так что перед встречей с министром нужно будет переговорить с ней. Попросив у Сириуса Блэка портал в его дом, глава ДМП стала ожидать возвращения Добби, который не заставил себя ждать. Оставив молодого Пенкинса для проверки палочек, мадам Боунс и авроры покинули дом на площади Гриммо.

* * *


Люциус Малфой презрительно смотрел на мертвое тело Яксли. Этот идиот посмел претендовать на его место, решив, что раз он отыскал в Албании Темного Лорда и сумел доставить его в Англию, то теперь он займет место у трона хозяина. Рано же он списал со счетов Люциуса Малфоя. Пусть благодаря интригам Фаджа, он остался без денег, но вот мозги никуда не делись.
Все последнее время Люциус старался держаться в тени, чтобы его имя как можно меньше было связано с этим дурацким планом по похищению детей. Многие Упивающиеся не слишком сильно доверяли ему, поэтому Малфою пришлось стерпеть похищение его сына и использование его в качестве заложника. Ну а когда Нарцисса так лихо ушла от него, эти идиоты решили таким образом вернуть его денежки. Вот только Люциус сильно подозревал, что у этих «друзей» и в мыслях не было отдать эти капиталы ему. И попробуй возрази – мигом Аваду схлопочешь.
Малфой с самого начала не верил, что из этого похищения выйдет что-нибудь путное. Нарцисса, разумеется, была полная стерва, но ума у его бывшей женушки не отнимешь. И раз она считала, что Поттеру будет сопутствовать удача во всех начинаниях, то лучше непосредственно с ним не сталкиваться. А то их Лорд попробовал, и на то, что из этого вышло, лучше лишний раз не смотреть.
Сегодня Люциус предчувствовал, что у него появится шанс вернуть свое законное место главы Упивающихся, и он не ошибся. Когда Яксли упал и остальные их подельники погнались за детьми, он не терял даром времени. Короткое заклинание, и душа новоявленной правой руки Темного Лорда навсегда покидает этот мир. Ну что же, после очередного провала опять начнутся склоки, и ему предстоит еще немало работы, чтобы взять ситуацию под контроль. Но основное уже сделано.
Люциус заметил Гойла, в ужасе смотрящего на него. Тупой идиот попал под заклинание Драко и сейчас валялся на земле, баюкая пораженную ногу. Ну что ж, глупец, тебе не повезло. Все должны считать, что Яксли погиб в перестрелке с Поттером, так что…
— Авада Кедавра!

* * *


Корнелиус Фадж с победным видом вошел в помещение ДМП, где содержались помещенные им под стражу волшебники. Те, видимо, уже устали высказывать охранявшим их аврорам все, что они думали о произволе министерства Магии вообще и Корнелиуса Фаджа в частности и тихо предавались своим мыслям. Однако появление министра и следующей за ним Амелии Боунс вернул им весь их задор.
Авроры уже давным-давно утащили куда-то в неизвестном направлении Барти Крауча младшего, скрывавшегося под личиной Муди. Зрелище перевоплощения мага было захватывающим, и чуть не вызвало разрыв сердца у Балкинса. Еще бы, попробуй оправдаться перед министром, что вместо порученного тебе под охрану человека в камере сидит совершенно другой тип. Остальные арестанты дружно ждали, когда им наконец уделят внимание, и это ожидание не способствовало раскрытию их душевной доброты.
— Мистер Фадж, я возмущен тем, как британское министерство магии обращается с представителями других школ, прибывших к вам в гости, – Игорь Каркаров горел праведным гневом. – Это беспрецедентно – арестовывать почтенного волшебника, при этом даже не предъявив ему никаких обвинений.
— Да, министр, это явно может вызвать большой скандал, – со счастливым видом поддержал своего коллегу Дамблдор.
Северус Снейп предпочел промолчать, внимательно наблюдая за Амелией Боунс. Она выглядела наиболее вменяемой во всей этой компании, и был реальный шанс определить по ее реакции истинный расклад сил на данный момент. Он все-таки не простой маг, а декан Слизерина и должен своим поведением подавать пример молодым «змейкам». А, как известно, настоящий слизеринец обязан оказаться в выигрыше при любом развитии событий.
— Мистер Каркаров, – чуть укоризненно протянул Фадж. – Ну как вы могли подумать, что мы вас арестовали? Вы были временно изолированы для гарантированного обеспечения вашей безопасности.
Судя по искринке, промелькнувшей в глазах мадам Боунс, она явно наслаждалась откровенным враньем министра. С одной стороны все присутствующие прекрасно понимали, что Фадж, мягко говоря, несколько лукавит, с другой же, формально доказать это было невозможно. Никаких документов на арест не было, так что Боунс и Фадж могли себе позволить получить удовольствие от своего маленького произвола.
— И от кого же меня потребовалось защищать? – усмехнулся Каркаров. – Всем очевидно, что я и сам в состоянии справиться с любой проблемой.
— Знаете ли, мистер Каркаров, иногда лучше перестраховаться, – Амелия откровенно издевалась над Каркаровым. – Но мы восхищены ваши мужеством! Однако, несмотря на это, едва мы получили сведения о возрождении Того-Кого-Нельзя-Называть, министерство тут же приняло меры к защите людей, которые могут стать его первой мишенью.
— Темный Лорд возродился? – Каркаров посерел лицом. – Но… это невозможно.
Конечно, уж кому, как не мне с Игорем знать об этом! Если бы Темный Лорд восстал во всей своей мощи, то наши метки уже горели бы призывом явиться пред грозные очи бывшего господина. И судя по довольному лицу Боунс, этого не произошло. А вот обнаружить что-то вроде его духа, вроде того, что так неудачно повстречал в свое время Квирелл, вполне реально. И скорее всего, на этот раз этому недо-Лорду сбежать не удалось. Впрочем, можно не гадать, министр сам все сейчас расскажет. Лучше просто насладиться разыгрываемым представлением, тем более что авроры уже успели им сообщить, что дети найдены и живы, так что беспокоиться особо не о чем, во всяком случае, ему.
— Ну, ну, не стоит так волноваться, – Фадж на всякий случай посмотрел на ноги Каркарова, но тот все же оказался более смелым типом, чем подозревал министр, и сумел полностью не опозориться. – Сведения оказались несколько преувеличенными. Этот самый тип действительно пытался возродиться, но благодаря решительным действиям министерства, он был окончательно уничтожен. Так что теперь вам ничего не грозит.
Облегчение, написанное на лице директора Дурмстранга, заставило Снейпа слегка поморщиться. Конечно, следует ценить свою жизнь, но все имеет свои пределы. Подобный страх за свою шкуру вызывал только презрение.
— Думаю все не так просто, мистер Фадж, – глубокомысленно изрек Дамблдор. – Нам следует поговорить с вами наедине.
— У министерства нет секретов по этому вопросу, – напыщенно произнес Фадж, правда, ему почему-то опять никто не поверил. – Однако так как опасность миновала, мистер Каркаров больше не нуждается в нашей защите, и мы не вправе задерживать его.
Игорь, возможно, был бы и не против послушать, о чем будет говорить Дамблдор, но понимал, что ему все равно ничего не скажут. Так что, придав себе величественный вид, директор Дурмстранга гордо вышел из помещения. А наличие за его спиной аврора, любезно выделенного Боунс для сопровождения «дорогого гостя» гарантировало, что Каркаров и в самом деле покинет ДМП, а не станет подслушивать под дверью.
— Министр, у меня есть абсолютная уверенность, что Волан-де-Морт еще может вернуться, – начал вещать Дамблдор. – Вполне возможно, что вам удалось ненадолго отодвинуть его приход, но, к сожалению, уничтожить его министерство не в состоянии. Я не могу указать вам все факты, однако его сегодняшнее появление подтверждает мои слова.
Конечно, может, кто-то и поверит, что уважаемый директор сожалеет о том, что Темный Лорд уничтожен не до конца, но ни Фадж, ни Боунс наверняка не купятся на подобную сказку. Ведь если главной угрозы магического мира больше не существует, то и потребность в «величайшем светлом маге нашего времени» также отпадет. И уж тут Фадж не упустит приятной возможности до конца раздавить своего политического оппонента.
— Вы имеете в виду его крестражи? – небрежно бросил Фадж. – Уверяю вас, это не проблема.
Вот теперь Дамблдору стало не до шуток. Впрочем, и самому Снейпу тоже. Значит, тайна бессмертия Темного Лорда известна и, судя по всему, министр сумел-таки найти «окончательное решение Волан-де-Мортовского вопроса». Ну что же, если это так, то лично он, Северус Снейп, будет неделю пьянствовать, отмечая такое событие. Вот только министр упомянул «крестражи» во множественном числе, а это значит… Да, Темный Лорд и в самом деле сошел с ума, когда решился пойти на такое. И, судя по всему, Дамблдор знал об этом факте и молчал, старый негодяй.
— Боюсь, министр, вы не до конца понимаете всю проблему, стоящую перед вами, – ледяной голос Дамблдора заставил Снейпа поежиться. – Я не хотел говорить об этом при всех, но вы слишком самоуверенны. Вам не приходило в голову задуматься, что именно произошло в ту ночь, когда Гарри Поттер «победил» Волан-де-Морта?
— Вы имеете в виду крестраж в голове Гарри? – Фадж явно наслаждался вытянувшимся лицом Дамблдора. – Могу вас обрадовать, он уничтожен еще год назад. Что еще вас беспокоит?
Снейп в гневе смотрел на удивленное лицо Дамблдора. Значит, директор знал, что у Поттера в голове частица души Темного Лорда и ничего не предпринимал. Ну да, чтобы уничтожить крестраж наверняка проще всего уничтожить его носителя. Вот только как тогда быть с пророчеством? Или же…
— Простите, мистер Фадж, – Снейп напрягся, готовясь к любым новостям. – Вы в курсе существования пророчества о Гарри Поттере и Темном Лорде?
Дамблдор резко дернулся, бросив гневный взгляд в его сторону. Ну как же, многоуважаемый директор лишился последнего козыря в разговоре с министром. Сведения ведь надо выдавать исключительно с загадочным видом и желательно по капле и не все. Вот только, похоже, старик уже давно не тот, что раньше. Снейп был готов поставить свое месячное жалование против одного кната на то, что министру известно об этом откровении Трелони.
— Как ни странно, уничтожение Того-Кого-Не-Называли произошло точно в соответствии с пророчеством, – усмехнулся Фадж. – Как оказалось, сегодня днем Поттер между делом уничтожил последний крестраж, и в итоге именно этим окончательно убил «великого Темного Лорда». Хотя, признаться, это уже было непринципиально.
Северус Снейп на вполне законных основаниях насладился рассказом министра о методах борьбы с Темным Лордом, разработанными в отделе тайн. Как оказалось, у невыразимцев все же присутствовали мозги, и они сумели подобрать средство против чересчур хитрого волшебника. Собственно, когда Фадж все рассказал, идея оказалась донельзя очевидной. Если при уничтожении тела Волан-де-Морта, душа выживает и ждет своего часа, значит надо уничтожать не тело, а душу. И у министерства имелось средство для осуществления подобного плана.
Фадж, заполучив в свои руки «зародыш» Темного Лорда, направился прямиком в Азкабан, где сдал Волан-де-Морта на руки дементорам. Вернее, Снейп был не уверен, имеются ли у этих существ руки, но в том, что они не откажутся высосать любую душу, предложенную им, он был убежден. Дементоры не подвели и без лишних вопросов выжрали то, что осталось от души Тома Марволо Риддла. А так как при этом саумоуничтожилось и «тело» темного мага, присутствовавший на этой церемонии невыразимец сделал вывод, что все крестражи Темного Лорда к этому времени были уничтожены.
Как оказалось, на месте боя чемпионов с упиванцами действительно были обнаружены остатки мощного темного артефакта. Невыразимец, исследовавший остатки змеи Волан-де-Морта, подтвердил, что именно в ее тело Темный Лорд заключил один из крестражей. Ну а допрос Сьюзен Боунс показал, что змеюка была уничтожена Гарри Поттером с помощью непонятно как оказавшегося у него кинжала.
Северус Снейп был весьма доволен своим учеником. Вот что значит правильная обработка мозгов школьников. В критической ситуации, когда счет шел даже не на секунды, а на доли секунд, Поттер сумел правильно воспользоваться советами учителя и нанести Темному Лорду смертельный удар. И не важно, понимал он, что делал или нет. Главное, результат получился просто замечательным. Похоже, ящик огневиски, который уже больше десяти лет ждет своего часа, наконец-то будет варварски выпит неким толковым зельеваром.
— Впрочем, все эти радостные известия не отменяют того факта, что в Хогвартсе почти целый год под маской Аластора Муди скрывался матерый Упивающийся Смертью, – Фадж в упор глядел на Дамблдора. – И если директор не сумел опознать подмену своего старого друга, то я вынужден поставить перед советом попечителей вопрос о его профессиональной пригодности.
— Темная магия способна обмануть кого угодно, – Дамблдор выглядел весьма неубедительным. – Тем более мистер Крауч показал себя вполне компетентным преподавателем.
— О, вопрос с преподаванием ЗОТИ в школе так же будет поставлен перед советом, – припечатал Фадж. – За последние двадцать лет в Хогвартсе присутствовало всего два толковых преподавателя этого предмета, из них один оборотень и один преступник.
— И если вам, директор, плевать на уровень образования детей, – поддержала Фаджа Боунс, – то родители и опекуны весьма озабочены этим вопросом.
Дамблдор выглядел откровенно жалко, сообразив, что министр только что де-факто объявил о его отставке. После того как под его непосредственным руководством был уничтожен Темный Лорд, Фадж может требовать от попечительского совета все, что угодно, и не просто требовать, но и гарантированно получить это. И теперь профессор Дамблдор превратится в просто мистера Дамблдора, а это для директора, который не раз говорил, что мечтает умереть в Хогвартсе, было настоящим ударом.
Хотя, собственно говоря, чему удивляться. Дамблдор не раз ставил интересы своей политической деятельности выше интересов школы. И теперь он лишался не только политического будущего, но и места директора.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 10:57
 
SerjoДата: Воскресенье, 29.07.2012, 01:59 | Сообщение # 96
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
* * *


Гарри проснулся в до боли знакомом лазарете Хогвартса. Было не очень понятно, как именно он сюда попал, но привычная обстановка внушала чувство, что в очередной раз приключения для него окончились более-менее удачно. Во всяком случае, он жив и здоров, а рядом с ним уже традиционно наблюдается одна знакомая голова с пышной гривой каштановых волос. Судя по неяркому свету, льющемуся из окон, сейчас раннее утро, и, конечно, Гермиона опять ухитрилась уснуть рядом с его кроватью.
Поттер осторожно пошевелился, пытаясь оценить ущерб, нанесенный проклятыми упиванцами его многострадальному телу. Судя по первым ощущениям все было в порядке.
— Гарри! Ты очнулся! – Гермиона, разбуженная шумом, моментально заключила Гарри в объятия. – Ты не представляешь, как мы волновались за тебя.
Как оказалась, в больничном крыле присутствовала не только мисс Грейнджер, но и Невилл с Дафной, до того времени мирно дремавшие в креслах у дальней стены. Поднятые ото сна криками девушки друзья тут же постарались с помощью крепких объятий доказать Гарри Поттеру, что они и в самом деле волновались за него.
— Гарри! Ты ведь еще не знаешь! – Невилл задыхался от волнения. – ЕГО больше нет! Министр три дня назад официально объявил об этом.
— Три дня назад? – Поттер попытался сообразить, что его удивляет в этой датировке. – Но сколько тогда я уже валяюсь здесь?
— Четверо суток, – Гермиона смотрела на него, как если бы боялась, что он сию секунду превратится в видение. – Три дня назад Крам был объявлен победителем турнира, и мистер Фадж перед всем Хогвартсом заявил, что Волан-де-Морт окончательно уничтожен министерством. Тебе больше не придется ждать встречи с этим монстром.
— Значит, это действительно был он, – Поттер задумчиво оглядел друзей. – Вы знаете, ради такой новости можно проваляться в лазарете не четыре, а сорок четыре дня.
— Мистер Поттер, а кто вам сказал, что вы раньше выйдете отсюда? – подошедшая незаметно для ребят мадам Помфри безуспешно пыталась придать себе строгий вид. – По крайней мере, пока вы находитесь под моим попечением, вам не угрожает встреча ни с очередным «Темным властелином», ни с каким-нибудь чудовищем подземелий.
Губы Гарри сами собой расползлись в довольную улыбку. Он уже забыл, сколько раз навещал больничное крыло, то залечивая травмы, полученные в квиддиче на играх и тренировках, то восстанавливаясь после очередного урока Снейпа. Поттер вполне разделял общее убеждение всех учеников Хогварса, что мадам Помфри – лучший колдомедик на свете. Правда, идеала на Земле не бывает, и школьный лекарь не стала исключением – ее мания приговаривать уже вполне вылеченных пациентов к больничным койкам уже давно стала легендой.
Друзьям пришлось на время отступить, чтобы дать возможность хозяйке лазарета вдоволь изучить состояние здоровья Гарри Поттера. Как ни странно, все оказалось в полном порядке, но мадам Помфри явно не считала это поводом для того, чтобы пациент покинул ее владения. Во всяком случае, она твердо заверила Гарри, что ему придется провести в постели минимум еще один день. Впрочем, она все же решила смилостивиться над мистером Поттером и позволила ему принимать посетителей. Но напоследок мадам Помфри все же добавила к бочке меда ложку дегтя.
— На этот раз вам действительно очень повезло, – она тяжко вздохнула. – То проклятие, которое попало вам в спину, убило бы вас в течение нескольких минут. Это просто чудо, что эльф мистера Блэка сумел так быстро доставить меня к вам.
— Вы же знаете, я в самом деле очень сильно благодарен вам, – Гарри усмехнулся. – Даже если я не самый послушный пациент, вы все равно самый лучший медик. И я обязательно поблагодарю Кричера за его помощь.
— Ну, благодарить вам надо в первую очередь тех, кто подготовил вам эту замечательную одежду, – колдомедик указала на груду тряпья, некогда являющуюся турнирным одеянием Поттера. – Куртка из кожи дракона частично ослабила действие заклинания, а кожа василиска, которой был подшит ваш костюм, сама по себе могла защитить от большинства заклинаний. Но проклятие было столь сильным, что не помогла и она. Тем не менее, вместе они позволили мне успеть оказать вам помощь.
Да уж, кто бы мог подумать, что подарок фанатов спасет ему жизнь. Надо будет непременно сказать ребятам несколько теплых слов и придумать, как отблагодарить их. Да и Добби не следует забывать. Тем более что, если бы не домовик, им вряд ли удалось бы покинуть эту «встречу старых знакомых». И кстати, он совсем забыл задать главный вопрос.
— Мадам Помфри, а что с остальными чемпионами? – Гарри очень боялся услышать трагические новости.
— О, с ними все в порядке! – колдомедик тепло улыбнулась мальчику. – Сьюзен почти не получила повреждений, а Малфоя и Уизли я выписала еще день назад. Они хоть и пострадали, но не очень сильно.
Ух, им удалось обойтись без потерь. А с учетом захвата важного пленного эту встречу с упиванцами можно вообще назвать победой. Поттер был не уверен, но в горячке боя ему показалось, что кто-то из упиванцев получил от них с Драко парочку заклинаний. А с учетом того, что кидались они не Ступефаями, скорее всего, кому-то из их противников сильно не повезло. Но все эти подробности гораздо вернее можно узнать у друзей, которые наверняка владеют самыми точными сведениями. Однако какая-то нотка в голосе мадам Помфри заставила Гарри насторожиться.
— А кроме чемпионов никто не пострадал? – по тому, как колдомедик отвела глаза, Гарри понял, что он не ошибся.
— Увы, авроры обследовавшие комнату поддельного профессора ЗОТИ, обнаружили в ней два трупа, – мадам Помфри тяжко вздохнула. – Это Барти Крауч и настоящий Аластор Муди. Преступник собирался бежать и избавился от ставших ненужными «инструментов».

* * *


Обед в большом зале проходил в весьма напряженной атмосфере. Вот уже несколько дней школа жила без профессоров Дамблдора, Муди и Снейпа, так внезапно задержанных министром Фаджем. Обязанности директора временно выполняла Минерва МакГонагалл, постаравшаяся взять школу в ежовые рукавицы, дабы дети вновь заинтересовались учебой, а не перипетиями Турнира.
К сожалению, поводов для спокойствия не наблюдалось. Сьюзен Боунс, появившаяся в школе на следующий день после столь нетривиального окончания седьмого тура, рассказала всем знакомым про таинственное похищение чемпионов и их решительную победу над толпой врагов. Когда в тот же день Кребб и Гойл срочно отправились домой, дабы принять участие в похоронах своих отцов, вся школа поняла, что дело и впрямь было серьезным.
Не менее ошеломляющим было заявление мистера Фаджа об окончательной победе над Темным Лордом. Кроме того, министр заявил, что после выздоровления всех чемпионов он сообщит более подробную информацию. И вот сегодня в зале сидят все четверо младших чемпионов, и за профессорским столом наблюдается довольная физиономия мистера Фаджа.
Министр явно знал законы театрального искусства и сознательно нагнетал атмосферу ожидания, небрежно беседуя с профессором Флитвиком. Здесь было важно не перегнуть палку, и Гарри Поттер был уверен, что выжди министр еще несколько минут, напряженная тишина, повисшая над столами, сменится недовольным ропотом. Впрочем, Фадж тоже чувствовал настроения зала и, выждав момент наивысшего напряжения аудитории, скромно встал и приступил к своей речи.
— Друзья мои, сегодня я счастлив видеть среди вас четырех чемпионов Хогвартса, на долю которых в этом году выпало немало испытаний.
Далее Фадж минут пять восхвалял всевозможные моральные и физические достоинства четырех школьников с энтузиазмом истинного рекламщика. Зал внимал в восхищении, слушая похвалы своим товарищам. По мере рассказа министра чемпионы превращались из обычных школьников в эпических героев, о которых слагают легенды.
После восхваления достойных учеников Хогвартса Фадж перешел к рассказу об их похищении и героической битве с врагами. Образы Гарри, Драко и Сьюзен наполнились почти божественным светом. А когда министр подтвердил слухи, что именно усилиями этих трех школьников был пленен Волан-де-Морт, зал ответил ему бурными овациями. Впрочем, хороший режиссер знал, что следует время от времени переводить внимание аудитории на другие темы.
— К сожалению, я вынужден признать, что министерство в этом году проявило непростительную халатность, не сумев обнаружить, что под маской Аластора Муди несколько месяцев скрывался сбежавший из Азкабана преступник Барти Крауч-младший, – министр выдержал паузу, дав школьникам возможность разразиться удивленными вздохами. Одно дело слухи о подмене преподавателя, а совсем другое – официальное объявление. – Однако, не снимая с себя вины, я как министр Магиии считаю, что в Хогвартсе за безопасность учеников, которая, безусловно, была поставлена под угрозу, в первую очередь отвечает директор школы. Ввиду последних печальных событий попечительский совет школы решил отстранить Альбуса Дамблдора от руководства Хогвартсом.
Вот теперь по всему залу раздались не только вздохи, но и многочисленные выкрики. Для нынешнего поколения волшебников понятия Хогвартс и Дамблдор были неразделимы. Теперь уже бывший директор не раз утверждал, что школа является безопаснейшим местом на свете, и ему охотно верили. Однако теперь многие задумаются, так ли это было на самом деле. Волан-де-Морт, василиск, беглые узники Азкабана – все они абсолютно свободно разгуливали по Хогвартсу, строя свои козни прямо под носом Дамблдора.
По мнению Гарри Поттера, директор отделался слишком легко за свое преступное небрежение безопасностью детей, однако рейвенкловец уже знал, что политика – это искусство возможного. Увы, засадить Дамблдор в Азкабан было нереально, хоть и очень хотелось. Гарри считал, что Дамблдор заслужил как минимум двенадцать лет общения с дементорами – ровно столько, сколько провел в тюрьме его крестный.
— В связи с этим, я хочу представить вам нового директора Хогвартса, – Фадж сделал несколько театральный жест рукой, и двери большого зала распахнулись.
Еще не будучи выписанным из лазарета, Гарри успел узнать от друзей, что в школе произойдет смена руководства. Дафна знала от своей мамы о личности нового директора Хогвартса, но хранила героическое молчание по поводу имени этого человека, заявляя, что не желает портить сюрприз. Ну что же, возможно, она была права. Увидев мрачную фигуру в развевающейся черной мантии, стремительно входящую в большой зал, Поттер невольно начал мысленно напевать «Имперский марш» из «Звездных Войн». Рейвенкловец был уверен, что большинство школьников, знакомых с этим фильмом, делали то же самое. Сравнение нового директора школы с Дартом Вейдером напрашивалось само собой.
— Профессор Снейп выразил любезное согласие возглавить Хогвартс, и все мы уверены, что под его руководством школа не только сохранит свое традиционно доброе имя, но и достигнет новых блестящих результатов, – Фадж старательно захлопал, предварительно бросив красноречивый взгляд на остальных профессоров.
Преподаватели, понявшие прозрачный намек министра, старательно поддержали аплодисменты, подав пример ученикам. Школьники почему-то не выразили особого восторга, однако сообразив, что отсутствие радости с их стороны может вызвать вполне ожидаемую ответную реакцию нового директора, предпочли изобразить бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овации.
Снейп подошел к «трону», на котором традиционно восседал Дамблдор, и небрежным движением палочки превратил этого позолоченного монстра в строгое жесткое кресло. Встав рядом с ним, он поднял руку, требуя тишины. Как нетрудно догадаться, спустя секунду в зале воцарилось гробовое молчание.
— Я считаю это назначение огромной честью для себя, – стальной голос нового директора заполнил весь зал. – И я надеюсь, что мы вместе с вами приложим все силы к тому, чтобы никто в мире не усомнился, что Хогвартс является лучшей школой чародейства и волшебства. Нас ждет большая работа, но я уверен, что мы справимся с ней. В этом учебном году у нас осталось слишком мало времени, но я уверен, что мы используем его с толком. Завтра увидимся на занятиях.
Снейп уселся на свое место, жестким взглядом указав залу, что его слова не были пустой болтовней. По мнению Гарри, Дарт Вейдер на фоне нового директора смотрелся записным добряком и гуманистом. Судя по всему, профессор Снейп собирался всерьез заняться наведением порядка в школе и сразу же показал, что всех в Хогвартсе ожидают большие перемены. На место расслабленности и вседозволенности, бурным цветом расцвевших при Дамблдоре, должны были придти железная дисциплина и строгий порядок. Умом Поттер понимал благотворность этих нововведений, однако слегка побаивался изменений. Всем им придется менять устоявшиеся привычки, а это всегда нелегко.
— Ну что же, после того, как мы решили все текущие вопросы, позвольте мне воздать должное героям, прославившим Хогвартс и оказавших неоценимые услуги всей магической Британии, – Фадж, как обычно, умело играл на чувствах аудитории.
— За свои неоднократные победы над Томом Марволо Риддлом, именовавшим себя Лордом Волан-де-Мортом, – министр произнес имя страшного темного мага с видимым трудом, однако же сохранив при этом твердость речи, – Гарри Джеймс Поттер награждается орденом Мерлина первой степени!
Зал на секунду замер, осмысливая услышанное, а потом выстрелил бурными аплодисментами. И в самом деле, многие волшебники получили подобную награду после ОДНОГО сражения с очередным Темным Властелином, а Гарри уже сталкивался с Волан-де-Мортом как минимум пять раз. Во всяком случае, Фадж назвал именно эту цифру, чем поверг школьников в замешательство. Тот, чье имя боялись даже произносить, раз за разом выходил на бой против ребенка и вновь и вновь терпел поражение. Если кто и заслуживал высшей награды магического мира, то это был именно Гарри Поттер.
Сам Гарри в смущении поднялся со своего места. Он не считал, что делал что-либо героическое. Он не гонялся за Волан-де-Мортом и вступал в бой с темным волшебником не потому, что хотел прославить свое имя, а исключительно по необходимости. Друзья радостно хлопали его по плечам, поздравляя с наградой, и Поттер почувствовал, что должен кое-что сказать. Подойдя к улыбающемуся министру и взяв в руки сверкающий орден, Гарри поднял руку, прося тишины. Несколько секунд спустя шум в зале умолк.
— Сегодня, когда мне вручили эту награду, я хотел бы сказать, что она принадлежит не мне одному, а всем тем, кто был рядом со мной, помогая мне и защищая меня, – Гарри сделал небольшую паузу. – Это мои родители, которые отдали свои жизни, чтобы я мог жить, это мои друзья, которые всегда были рядом, чтобы подставить свое плечо, это наши преподаватели, которые помогли мне стать достаточно сильным, чтобы противостоять темным магам и, наконец, это все те, кто по мере сил приближал этот миг.
Зал вновь наполнился аплодисментами. А Гарри, не обращая на них внимания, смотрел в одни глаза, наполненные нежностью и гордостью. Вряд ли кто-то еще так искренне радовался за него, как Гермиона.
— Ну, ну, мистер Поттер, не будьте столь скромны, – Фадж всем своим видом показывал то, что бы ни говорил Гарри, магический мир будет считать его одним из величайших героев современности. – Тем не менее, мы действительно не должны забывать и других людей, сделавших возможным нашу победу.
— Решением министерства, пусть и несколько запоздалым, мистер и миссис Поттер, отдавшие свои жизни в борьбе с Волан-де-Мортом, посмертно награждаются орденом Мерлина первой степени, – лицо министра было строгим и торжественным. – Мистер Поттер, я с глубочайшими соболезнованиями вручаю вам их награды, чтобы ваши потомки имели зримый символ доблести ваших родителей.
Глаза Гарри наполнились слезами. Пожалуй, министерство могло бы и раньше вспомнить о заслугах его родителей, однако это не вина Фаджа. Он-то, по крайней мере, вспомнил о них, а вот те, кто был до него и кто в свое время праздновал исчезновение Того-Кого-Они-Боялись-Даже-Назвать, действительно поступили крайне неуважительно по отношению к Джеймсу и Лили. Себя-то эти орлы орденами не обделили. Гарри невольно вспомнился бывший директор Хогвартса…
— Кроме того, в битве, в ходе которой был пленен самозваный Темный Лорд, храбрость и мастерство проявили еще два ученика Хогвартса, – чувствовалось, что в следующий раз этот бой с упиванцамии в устах министра превратится в сражение. – Сьюзен Боунс и Драко Блэк награждаются орденом Мерлина второй степени.
Зал снова наполнился криками и аплодисментами. Восторженно вопил Хаффлпафф, чей представитель вновь подтвердил, что этот факультет не является местом для неудачников. Довольно хлопал Слизерин, лишний раз доказавший, что его ученики всегда оказываются среди победителей. Рейвенкло радостно приветствовал боевых соратников своего чемпиона, и только Гриффиндор был шумен меньше, чем обычно. Все же их представитель не сумел прославиться в этом деле, лишний раз подтвердив, что смелость без ума это… в общем, нехорошо.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:01
 
ShtormДата: Понедельник, 30.07.2012, 16:36 | Сообщение # 97
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Я ж правильно понимаю, что это не конец?
Очень понравилось, что герой получили свои награды. Фадж поднял свой рейтинг. А Дамб просчитался. Что ж, и такое бывает



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Понедельник, 30.07.2012, 22:34 | Сообщение # 98
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Shtorm, автор пока не поменял статус фика, я так думаю прода еще будет!!


Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
ErutanДата: Понедельник, 30.07.2012, 23:16 | Сообщение # 99
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
ясное дело не конец еще, дамблдора пока не до конца дискредитировали и он не поплатился по все счетам...
 
ShtormДата: Вторник, 31.07.2012, 05:05 | Сообщение # 100
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Это ведь хорошо, интересно, что дальше будет


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Пятница, 17.08.2012, 23:38 | Сообщение # 101
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Глава 38.
Выбор


Сириус Блэк мерил шагами коридор перед камерой, оборудованной в подвальном этаже его дома. Вот уже полгода на площади Гриммо обитал один весьма нежелательный постоялец, вернее, постоялица. Кузина Блэка, Беллатрикс, была перед Рождеством выпущена из Азкабана и передана на руки Сириусу.
Годы заключения в аду волшебной тюрьмы не могли не повлиять на эту достаточно молодую женщину, изуродовав ее тело и рассудок. Впрочем, нормальной Беллатрикс не считали даже в лучшие времена. Безжалостный палач Волан-де-Морта и лучший боец его армии вызывала суеверный ужас даже у своих соратников. Что уж говорить о возможных жертвах этой садистки, для которой истязания и пытки стали единственным источником получения удовольствия.
Читая дело этой сумасшедшей, переданное аврорами вместе с самой Беллатрикс, Сириус не раз «добрым словом» помянул свою тетушку, устроившую брак кузины с Лестрейнджами. Конечно, эта представительница рода Блэков и в юности не отличалась добротой или уравновешенностью, но то, что с ней сотворили два братца, окончательно превратило молодую женщину в кровавого монстра. Сириус даже пожалел, что этих подонков уже успел поцеловать дементор, так как он полагал, что они при этом отделались слишком легко.
За полгода, проведенных вдали от дементоров в относительно комфортных условиях, тело Беллатрикс пришло в порядок, к ней даже вернулась ее своеобразная дикая красота. А вот о душе женщины сказать то же самое было невозможно. Все попытки общения с ней, которые не один раз предпринимал мистер Блэк, практически сразу же сводились к потоку оскорблений в адрес Сириуса с обещанием скорой и злобной расправы над ним.
К счастью, в доме на площади Гриммо пусть изредка, но все же появлялся человек, с которым Беллатрикс соглашалась общаться. Какой бы стороны в войне не придерживались сестры Блэк, они никогда не враждовали лично, поэтому Нарциссе удавалось более-менее спокойно общаться с узницей, что внушало надежду на то, что у той все же сохранился разум. А он ей сейчас понадобится, и весьма сильно.
Ситуация с содержанием Беллатрикс на площади Гриммо не могла вечно пребывать в столь неопределенном состоянии, как это было сейчас, и неумолимо подходил момент, когда придется расставить все точки над «i». Как бы министр не относился к Гарри Поттеру, но отсрочка с решением судьбы бывшей узницы Азкабана не могла быть бесконечной. До начала августа Беллатрикс Блэк должна была так или иначе исчезнуть из Англии.
Сириус приоткрыл зарешеченное окошко, осматривая импровизированную камеру. Как и обычно, женщина сидела на полу в дальнем углу, пустым взглядом уставившись в пространство. Сириус до боли сжал губы. Он-то прекрасно знал, где именно приобретается подобная привычка. Когда по коридорам бродят дементоры, хочется быть хоть на сантиметр подальше от них. Набравшись решимости, мужчина открыл дверь камеры.
— Здравствуй, Беллатрикс, – Сириус уселся на табурет, привинченный к полу посреди камеры. – Мне необходимо с тобой поговорить.
— Зато мне не о чем разговаривать с жалким маглолюбом, – женщина сплюнула сквозь зубы. – Вернется Темный Лорд, и ты со своими дружками умоешься кровью!
Мистер Блэк с невольной жалостью посмотрел на это полубезумное создание. Отлично зная, что такое Азкабан, Сириус не сомневался, что его кузина сполна заплатила за свои предыдущие преступления, хоть и не раскаялась в них. Они с Гарри надеялись, что годы заключения сделают ее человечнее, но, видимо, ошибались.
— Волан-де-Морт уже никогда не вернется, – взгляд Блэка был холоден как лед. – На этот раз он уничтожен окончательно.
Услышав слова своего тюремщика, женщина сначала замерла, словно пытаясь убедить себя, что ей все это снится, а потом с животным криком «Ты лжешь!!!» бросилась на Сириуса. Блэк был готов к подобной реакции своей кузины, поэтому она не успела делать и пары шагов, как ее тело было обездвижено и громким стуком упало на пол.
— Ты знаешь, что мне незачем лгать, – он с жалостью и презрением смотрел на валяющуюся на полу женщину. – Ты никогда не задавалась вопросом, как твой хозяин сумел выжить в тот Хэллоуин? Так я тебе отвечу – эта тварь испоганила свою душу, изготовив крестражи. Причем не один, а целых семь! И ты, идиотка, была верной прислужницей этого чудовища! Мы уничтожили их все, а потом добили и то, что осталось от Волан-де-Морта.
Сириус несколько раз глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Было очевидно, что в данный момент ожидать от Беллатрикс мало-мальски адекватной реакции было бы чистой воды утопией. Ну что же, у него есть еще немного времени, правда, и в самом деле совсем немного.
— Я приду к тебе через час, и тогда ты решишь, хочешь ты жить или нет, – он подошел к двери, но, задержавшись на секунду, повернулся лицом к Беллатрикс. – ФИНИТЕ ИНКАНТЕМ, – к ней вернулась способность двигаться. — И не стоит делать глупостей, дождись нашего разговора.

* * *


— Значит, сестра согласилась? – Нарцисса чуть изогнула бровь. – Я, признаться, не надеялась на это.
— Согласилась, – Сириус чуть передернулся, вспоминая разговор со своей кузиной. – Но обеты она хочет давать только тебе. Видимо, считает меня недостойным касаться ее.
Младшая из трех сестер Блэк посмотрела на Ремуса Люпина и Нимфадору Тонкс, сидящих вместе с ними за столом. Если общество племянницы было вполне приятным, то нахождение в одной комнате с оборотнем не могло радовать бывшую миссис Малфой.
Однако раз хозяин дома считает его своим другом, то воспитанная женщина, безусловно, не позволит себе даже взглядом выразить неодобрение неприятному лично для нее гостю. И понятно, почему Сириус позвал для наблюдения за этой церемонией сильных бойцов, знающих о ситуации с сестрой. Находиться в одной комнате с Беллатрикс, держащей в руках палочку, и не опасаться за свою жизнь могли себе позволить только она и Андромеда.
— Дай мне посмотреть точные формулировки клятв, я не хочу ошибиться, – Нарцисса знала, что магические обеты это не шутка, и ни при каких обстоятельствах не отнеслась бы легкомысленно к предстоящему ритуалу.
Единственной возможностью дать Белле свободу хотя бы в пределах дома было взятие с нее непреложных обетов о непричинении вреда хозяевам и гостям. Кроме того, Беллатрикс предстояло внимательно изучить материалы аврората, описывающие ее жертв. Конечно, рассчитывать на то, что, узнав последствия своих действий, бывшая Упивающаяся Смертью внезапно раскается и станет белой и пушистой, не приходилось, но оставалась надежда, что в ней все же сохранилось что-то человечное. Нарцисса любила свою сестру, но прекрасно знала ее излишне горячий характер. Ожидать благоразумия от Беллы, увы, не приходилось.
— Сириус, ты по-прежнему уверен, что это хорошая идея? – Тонкс с сомнении смотрела на своего родственника. – По-моему, ваш с Гарри план слишком жесток.
— А что, есть другие варианты? – по лицу Сириуса было видно, что он и сам не в восторге от происходящего. – Вопрос ведь не в Беллатрикс, а в Невилле.
Нарцисса подумала, что ей стоит поблагодарить мистера Декстера за найденный способ лечения Лонгботтомов. Если бы не это, Беллы, скорее всего, уже не было бы в живых. Она, конечно, ставила одним из условий сделки с министром сохранение жизни сестры, и тот даже выполнил свою часть договора, передав Беллатрикс главе их рода. Вот только заодно он дал мистеру Блэку индульгенцию, позволяющую безнаказанно казнить ее в любой момент.
Если бы Сириус с Поттером не нуждались в Белле, хозяин дома сразу же по освобождению отправил бы ее в вечное изгнание куда-нибудь в Южную Америку, без палочки и без единого кната. А вдобавок взял бы обет, запрещающий ей колдовать. Нарцисса не строила иллюзий, в этом случае шансов для выживания у сестры практически не было бы. А альтернативой могла бы быть немедленная казнь Беллатрикс. Так сказать, и договор соблюден, и от занозы, сидящей в одном пикантном месте, избавились.
Конечно, все могло бы произойти и не столь печально, однако, будучи слизеринкой, Нарцисса старалась не строить лишних иллюзий. Впрочем, раз их интересы совпали, то не стоит и рассуждать о том, что могло бы быть. Сейчас ей удалось договориться о более-менее комфортном варианте изгнания Беллы из страны, даже с возможным вариантом ее возвращения. Вот только сама благородная леди не слишком верила, что ее сестра сможет выполнить условия для этого. Но все-же где-нибудь в Бразилии гораздо лучше жить с волшебной палочкой и некоторой суммой денег, чем без всего этого. Во всяком случае, ее совесть чиста, она сделала для сестры все, что смогла.
— Я готова, – Нарцисса подняла голову от листа пергамента. – Чем раньше мы приступим, тем быстрее закончим.

* * *


Гарри сидел на берегу озера, лениво наблюдая, как первокурсники забавляются, соревнуясь, кто сделает больше «блинчиков». Сегодня был их последний день в Хогвартсе, и уже завтра красный паровоз повезет их в Лондон. А это значит, что уже очень скоро ему придется выдержать весьма тяжелый разговор с Невиллом.
— Гарри, ты ничего не хочешь мне рассказать? – тихонько подошедшая Гермиона весьма подозрительно смотрела на своего парня. – После того, как ты пригласил Невилла погостить пару дней на площади Гриммо, ты выглядишь очень странно.
Ну вот, он совсем забыл, насколько наблюдательной бывает Гермиона, когда дело касается его. Судя по всему, для начала неприятный разговор состоится с ней, причем не в будущем, а именно сейчас. Конечно, стоит попробовать увильнуть, хотя можно смело сказать, что эта попытка заранее обречена на провал.
— Нет, все в порядке, – он потянул подругу за руку, усаживая ее к себе на колени. – Просто никак не могу привыкнуть, что я теперь не «избранный», которого ждет битва с Темным Лордом, а просто Гарри.
— Да, да, – с притворной задумчивостью произнесла Гермиона, поудобнее устраиваясь на его коленях. – Просто Гарри, просто герой магической Британии, просто кавалер Ордена Мерлина первой степени… Хотя ты прав, главное, что ты просто мой парень, и я люблю тебя.
— Ты права, это действительно самое важное, – Поттер нежно поцеловал губы Гермионы. – Парень, которого любит Гермиона Грейнджер, звучит гораздо лучше, чем Мальчик-Который-Выжил.
— Ты прав, это действительно звучит здорово, – Гермиона на секунду прикрыла глаза. — Но мне почему-то кажется, что ты пытаешься уйти от ответа, – она строго посмотрела на него. – Итак, признавайся, что случилось с Невиллом.
— Ничего с ним не случилось, – Гарри подумал, что неплохо бы опять увести разговор куда-нибудь подальше от щекотливой темы. – Хотя если ты видела, как он последний раз летал на метле, то и с ним и вправду может что-нибудь случиться.
— Гарри… — мисс Грейнджер сурово поджала губы. – Прекращай увиливать и сознавайся сам. Я все равно от тебя не отстану.
Конечно, Гарри мог бы еще долго сопротивляться, вот только это не имело особого смысла. Когда Гермиона хотела добиться от него точной информации, она всегда достигала своих целей. Так что решив не затягивать агонию, мистер Поттер принялся объяснять Гермионе их с Сириусом план.
— Вы оба окончательно сошли с ума! – гневно воскликнула Гермиона. Сейчас она уже не сидела, а стояла, уперев руки в бока. – Вы подумали, что будет с Невиллом после этого?
Гарри и сам понимал, что он планирует весьма некрасиво поступить со своим другом, но не находил иного решения. А реакция его девушки однозначно говорила о том, что его идея заведомо не является образцом высокой морали.
— Я был бы рад, если бы можно было обойтись без таких крайностей, – устало вздохнул Поттер. – Но ты сама можешь предложить лучший план?
Вот теперь Гермиона как-то сникла. Судя по всему, она поняла, что критиковать других легко, а вот взять ответственность на себя – намного сложнее. Она присела на корточки рядом с Гарри.
— Ты хоть уверен, что у вас все получится? – ей наверняка хотелось услышать утвердительный ответ, но Гарри не стал обманывать подругу ложными надеждами.
— Скорее, уверен, что ничего не выйдет, – Поттер опустил глаза. – Но это единственный шанс для Лонгботтомов, так что я все равно попробую.
Гермиона встала на колени и обняла Гарри. От ее близости юному рейвенкловцу стало немного легче на душе. Как бы ни оценили его поступок другие люди, но подруга не оставит его.
— Гарри, я должна быть в это время вместе с тобой – девушка провела рукой по его щеке. – Так будет и тебе легче, и я не буду столько мучиться от неизвестности.
— Спасибо тебе, – Гарри коснулся губами ее виска. – Я тоже боюсь за Невилла. Но я надеюсь, что он примет верное решение.
— Конечно, за это я не беспокоюсь, – правда, в голосе Гермионы не было слышно должной уверенности. – Я волнуюсь, не испортит ли это нашу дружбу.
— Если честно, я тоже, – Гарри вернул Гермиону к себе на колени. – Вот только если я не решусь попробовать, то этим точно предам его.

* * *


Гарри и Гермиона внимательно слушали рассказ Невилла о встрече, устроенной ему дома бабушкой. Пожилая леди хотела узнать все подробности об уничтожении Волан-де-Морта и небезосновательно подозревала, что ее внук в данном случае является бесценным источником информации. Так что мистер Лонгботтом был подвергнут тщательному допросу, едва только переступил порог родного дома.
Сейчас Невилл вместе с парой своих друзей наслаждался отдыхом в доме на площади Гриммо. Хотя, судя по его лицу, наслаждался – в данном случае было не вполне корректным понятием. По мере разговора его настроение явно становилось все более и более тревожным. Наконец он не выдержал.
— Гарри, что-то случилось? – Невилл посмотрел другу в глаза. – У вас с Гермионой такие напряженные лица.
— На самом деле у нас к тебе серьезный разговор, – Поттер вздохнул и в поисках поддержки бросил взгляд на Гермиону.
— Но если хочешь, он может подождать до завтра, – та старалась говорить как можно мягче.
— Лучше сразу, а то я больше волноваться буду, – лицо Невилла олицетворяло само недоумение. – Вроде же ничего плохого не случилось?
Да, пока не случилось, но очень скоро случится. Конечно, Гарри мог попросить Сириуса или Гермиону сами рассказать Невиллу о Беллатрикс, но изначально план был именно его. Гарри не собирался увиливать от ответственности.
— Невилл, помнишь, зимой Фадж под горячую руку отдал дементорам всех упиванцев, содержащихся в Азкабане? – Гарри решил начать издалека. – Это случилось как раз на Рождество.
— Конечно, – лицо Невилла слегка порозовело. – Это был лучший подарок министерства для нашей семьи. Ты же знаешь о Лестрейнджах.
— Да, знаю, – Гарри слегка запнулся. – Так вот, один человек тогда избежал казни…
Невилл удивленно посмотрел на своего друга, пытаясь понять, о чем он говорит. Внезапно на лице мистера Лонгботтома отразилось понимание.
— Беллатрикс, – он словно выплюнул это имя. – Она жива?
— Да, и сейчас она содержится под стражей в этом доме, – Гарри чувствовал себя очень неуютно.
— Почему?! – Невилл вскочил. – Вы же знаете, что эта тварь сделала с моими родителями! Гарри и не говори, что ты к этому не причастен! Так вот объясни – почему?
Гарри видел, что состояние его друга еще хуже, чем он предполагал. Видимо, за годы ожидания он уже окончательно распрощался с надеждой, что его родители когда-нибудь вернутся к нормальной жизни, и смерть людей, ответственных за их мучения, хоть как-то успокаивала его. А оказалось, что один из этой четверки садистов все еще находится на этом свете. А главное, было достаточно очевидно, что Гарри Поттер имеет к этому определенное отношение.
— Это было сделано по политическим соображениям, – Гарри старался не отводить глаза. – Ее жизнь стала одним из условий договора, позволившего здорово напакостить упиванцам.
Конечно, это была не совсем правда. Но назвать свой мотив в этом деле Гарри не мог. Вернее, пока не мог. Поттер мысленно дал себе слово рассказать все Невиллу при первой же возможности.
— Извини, наверное, ты прав, – Невилл уселся обратно в кресло. – Она все же получила свое в Азкабане, хоть, на мой взгляд, этого слишком мало за то, что она сделала.
— Ты можешь это исправить, – Гарри внутренне напрягся. – Одним из условий договора является то, что ты можешь решить ее судьбу. Поэтому я и позвал тебя сегодня. Ты можешь решить, окажется она завтра на свободе или умрет.
Невилл удивленно уставился на своего друга. Было ясно, что он не ожидал такого поворота событий. Одно дело желать смерти ненавистного врага, а совсем другое самому быть судьей.
— Ты хочешь сказать, что если я решу, что она достойна смерти, то ее ждет казнь? – Лонгботтом дождался ответного кивка Гарри и опустил голову.
Гермиона, державшая руку Гарри в своей, с дикой силой сжала пальцы, но Поттер не обращал внимания на боль, так как сейчас он и сам был предельно напряжен. Гарри не верил, что Невилл готов вот так просто принять освобождение Беллатрикс, и, как оказалось, он был прав.
— Тогда я считаю, что она не достойна свободы, — Невилл стиснул зубы и, гордо подняв голову, посмотрел на Поттера. – Этой садистке нечего делать среди людей.
— Хорошо, это твой выбор, – Гарри постарался сделать свой голос как можно более бесстрастным. – Тогда есть маленькое условие. Я дам тебе ее дело, и ты прочитаешь его сегодня. Полностью. А завтра подтвердишь свой приговор перед Сириусом, Тонкс и миссис Блэк. Договорились?
Невилл несколько секунд смотрел на друга, а потом нехотя кивнул головой. Ну что же, Гарри и рассчитывал именно на такой исход этого разговора. Сегодня все прошло по плану, но завтра все будет намного сложнее.

* * *


Сириус дождался, пока Нарцисса вернется из комнаты своей сестры. Конечно, они рассчитывали, что дело не дойдет до крайностей, но на всякий случай миссис Блэк зашла попрощаться к Белле. Теперь настала его очередь. Сириус спокойно вошел в помещение, временной хозяйкой которого стала его кузина после того, как дала нужные клятвы. Эту комнату уже невозможно было принять за камеру, хотя обеты, данные Беллатрикс, удерживали ее внутри этих стен прочнее, чем любые решетки.
— Ну что, собрался наконец меня прикончить? – развалившаяся в кресле женщина презрительно смотрела на хозяина. – Думаешь, я не поняла по настроению Цисси, к чему идет дело? Вот только придется поработать самому, я не собираюсь облегчать тебе жизнь. Не надейся, что я поверила в эту брехню с освобождением, так что можешь приступать.
Непреложный обет имеет одно неприятное свойство – наказание за его нарушение приходит мгновенно, и никакие адвокаты тут не помогут. Запрет на причинение вреда обитателям этого дома был поставлен в очень жесткой форме, поэтому направь Беллатрикс свою палочку на Блэка, произнести атакующее заклинание она бы уже не успела. Но, видимо, кончать жизнь самоубийством самая кровавая ведьма этого столетия явно не спешила.
— Слишком много чести, о тебя руки марать, – Сириус не собирался жалеть чувства этой убийцы. – Дай мне свою палочку и пересядь в кресло у стены!
— Слушаю и повинуюсь, мой господин, – сарказм в голосе женщины не помешал ей в точности выполнить распоряжение хозяина дома.
Блэк знал свою кузину, поэтому не забыл обязать ее выполнять любой свой приказ. Правда, он старался по возможности не использовать этот способ общения с Беллатрикс, но возможность в любой момент утихомирить излишне вспыльчивую колдунью была отнюдь не лишней.
Дождавшись, пока пленная колдунья займет указанное место, Блэк взмахнул палочкой, и ее окутали веревки, оставив свободной одну только голову.
— Какие у тебя фантазии, кузен! – насмешливо фыркнула Беллатрикс. – Хотя согласна, чтобы женщина не убежала от такого «мачо», без веревок не обойтись!
Сириус с трудом сохранял спокойствие, внутренне убеждая себя, что ему в любом случае осталось весьма недолго терпеть свою зловредную «гостью». Он молча закончил приготовления, разложив на столе принесенные с собой вещи.
— Прощай, надеюсь, мы больше не увидимся, – он последний раз посмотрел на кузину и вышел из комнаты.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:06
 
SerjoДата: Пятница, 17.08.2012, 23:41 | Сообщение # 102
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
* * *


Невилл твердым шагом вошел в залу, где уже сидели Сириус, Ремус, Гарри, Гермиона, Тонкс и Нарцисса. Решимость, написанная на лице рейвенкловца, лучше всяких слов говорила о принятом им решении. Однако мистер Блэк не собирался довольствоваться молчаливым приговором.
— Доброе утро, Невилл, – голос Сириуса был непривычно мягок. – Мы хотели бы услышать твое решение.
— Я по-прежнему считаю, что она достойна смерти! – отчеканил Лонгботтом. – И дело не только в мести, она попросту опасна для людей.
Гарри видел, что Гермиона испуганно посмотрела на него. Девушка знала, что сейчас произойдет, и была не в восторге от роли, которую возложил на себя ее друг. Однако Поттер считал, что не может позволить другому человеку заменить себя. В конце концов, это был его план, а значит, именно ему и предстоит делать самую грязную работу. Остальные волшебники молчали, стараясь сохранять видимость спокойствия.
— Хорошо, Нев, пойдем, – Гарри поднялся со своего места и направился к лестнице, ведущей на второй этаж.
Лонгботтом, поджав губы, направился за Поттером. На этот раз Гарри очень хотелось, чтобы дом на площади Гриммо напоминал размерами Букингемский дворец, однако чуда не случилось, и они очень быстро дошли до комнаты Беллатрикс.
— Что, тоже явились попрощаться? – голос связанной волшебницы сочился ядом. – Можете не утруждаться, это не доставит удовольствия ни вам, ни мне.
Гарри на секунду задумался, а потом наложил на Беллатрикс заклятие безмолвия.
— Не хочу, чтобы она влезала в разговор, – пояснил он свои действия Невиллу, который заметно побледнел, увидев палача своих родителей.
— Невилл, как я уже говорил, именно тебе придется решать ее судьбу, – Гарри подошел к столу. – Вот приказ о ее казни, а вот помилование, подписанное Фаджем. Одну из этих бумаг можешь бросить в камин. Я сейчас уйду, а ты сам сделаешь свой выбор. Если не уверен, что сможешь убить ее заклятием, Сириус приготовил пистолет, ты знаешь, как им пользоваться. У тебя час времени.
— Ты что, хочешь чтобы я своими руками убил ее?! – в глазах Невилла читался ужас. – Вот так хладнокровно лишил жизни беспомощного человека!
— Я хочу, чтобы ты сделал свой выбор, – твердо произнес Гарри. – Если ты считаешь, что она должна умереть, сделай это, если нет, то рядом с помилованием лежит портал и мешок с галлеонами. Мы в любом случае больше не увидим ее.
Невилл, безусловно, был в шоке, но судя по тому, что можно было прочесть на лице Беллатрикс, ведьма еще не понимала до конца всей серьезности своего положения. Ну что же, это поправимо. Гарри взял пистолет и направился к пленнице.
— Это Вальтер П-38, Сириус где-то добыл его в одной из командировок, – Поттер старался говорить как можно небрежнее. – Обойма полная, патрон в стволе. Напоминаю, если захочешь им воспользоваться, просто сними с предохранителя, наведи ствол ей на голову и нажми на курок.
Ваза, стоящая в полуметре от головы Беллатрикс, разлетелась на кусочки. Звук ударил по ушам, заставив вздрогнуть невольных зрителей этого представления. В глазах Беллатрикс появилось какое-то новое выражение. Видимо, до этой ненормальной наконец дошло, что в таком положении расправиться с ней сможет и ребенок. Ну что же, ей полезно – пусть почувствует то, что испытывали ее беспомощные жертвы. Гарри поднял флажок предохранителя и положил пистолет с дымящимся стволом поверх приказа о казни Беллатрикс. После этого он спокойно направился вон из комнаты, старательно не обращая внимания на ошарашенный вид своего друга.
— Невилл! - в последнюю секунду Гарри обернулся и посмотрел Лонгботтому в глаза. – Какое бы решение ты не принял, мы все равно будем по-прежнему любить тебя. Но решение сможешь принять только ты сам. Фините Инкантем!
Гарри напоследок снял онемение с Беллатрикс, которая, несмотря на это, продолжала молчать. Видимо, женщина тоже не ожидала такого развития событий. Поттер еще раз посмотрел на Невилла и оставил двух врагов наедине.

* * *


Гостиная, в которой сейчас сидели пятеро магов, казалось, полностью пропиталась их нервозностью. Гермиона старательно кусала свои губы, пытаясь удержать волнение за Невилла, и не только за него. Девушка почти не сомневалась, что Лонгботтом сможет перебороть свою ненависть к Беллатрикс, но ведь это было еще далеко не все. Если женщина просто воспользуется предоставленной ей свободой и спокойно покинет страну, то все надежды на исцеление родителей Невилла рухнут в пропасть.
Конечно, Гермиона понимала, что шансы на успешную реализацию планов Гарри изначально были близки к нулю. Сумасшедшая убийца, которая вдруг проникнется раскаянием и сама захочет помочь жертвам ее пыток – это было чересчур фантастично. Однако иных вариантов исцеления Лонгботтомов никто подсказать не мог, и Гарри, конечно, ухватился за этот мираж.
Гермиона видела, что ее парень готов на все, лишь бы помочь родителям друга. Сам выросший без семьи, Поттер хотел, чтобы пусть не у него, так хоть у Невилла сбылась эта мечта о папе и маме. И Гермиона не могла осуждать Гарри за то, что он начал весьма сомнительные с моральной точки зрения игры.
Наконец на лестнице послышались шаги, и Лонгботтом медленно спустился в гостиную. Он сел в кресло и опустил голову на руки.
— Я не смог, – чуть слышно произнес Невилл. – Я хотел отомстить ей и не смог…
— Невилл!!! – Гермиона, забыв обо всем, бросилась к другу, заключив его в объятия. Сейчас ему были нужны не слова, а простая дружеская поддержка.
— Она ушла, – Нарцисса сходила в комнату к сестре только для того, чтобы убедиться, что Белла их покинула.
Конечно, мисс Грейнджер очень хотелось узнать, что именно произошло в комнате бывшей узницы, да наверняка этого хотели все присутствующие, вот только у магов хватило такта не задавать подобные вопросы Лонгботтому. Для самой Гермионы главным было то, что их друг сумел остаться тем самым Невиллом – честным, благородным, верным товарищем, которого они все любили.

* * *


Прошла уже неделя с того момента, как Беллатрикс покинула дом на площади Гриммо, а Гарри все еще не мог заставить себя пойти и извиниться перед Невиллом. Судя по всему, все его психологические эксперименты не принесли никакой пользы, и он только зря обидел друга. Хорошо хоть Гермиона каждый день много времени проводила с ним, иначе Поттеру пришлось бы совсем плохо. Дафна и Гермиона также часто навещали Невилла, и девушки рассказали Поттеру, что их друг также пребывает не в лучшем настроении. Гарри все же заставлял себя дождаться первого августа, чтобы быть окончательно уверенным, что его план провалился.
— Может быть, она все же раскается и попытается помочь, – Гермиона пыталась утешить его. – Ведь время еще есть.
— Время-то есть, вот только я все больше думаю, что этот план был верхом идиотизма, – теперь Гарри и вправду так считал. – Даже если случилось чудо, и Беллатрикс вдруг решила помочь Лонгботтомам, она все равно не решится это сделать.
— Почему? – девушка удивленно смотрела на него. – Ты же говорил, что мистер Декстер по твоей просьбе весьма подробно описал, что именно нужно сделать.
— А заодно просчитал риски этого метода лечения, – Гарри скривил губы. – Получается откровенная авантюра даже по сравнению с его методом удаления крестража из моей головы.
— Но… хуже-то ведь не будет? – Гермиона непонимающе посмотрела на него.
— Лонгботтомам не будет, – вздохнул Поттер. – А вот сама Беллатрикс в случае неудачи превратится в растение. И вероятность успеха при излечении одного пациента процентов десять.
Гермиона отвела глаза. Действительно, найти аргументы в пользу того, что кто-то решится безвозмездно рискнуть своей жизнью при вероятности успеха в один процент, было весьма непросто. А уж тем более, когда этим кто-то являлась опытная убийца с садистскими наклонностями.
— Ну, нормальный человек на это, скорее всего, не пошел бы, – мисс Грейнджер говорила очень неуверенно. – Но ведь Беллатрикс никто нормальной и не называет, даже ее сестра. Так что для нее риск вполне может являться дополнительным побудительным мотивом.
Угу, жизнь у Беллы стала серой и скучной, и она захочет немного развеяться. А так как заняться любимым делом мешают принесенные обеты, то она вполне может выбрать и столь экзотический способ пощекотать нервы. Разве что на это и остается надеяться.
«ГАРРИ! ДАФНА! ГЕРМИОНА! Скорее в Святого Мунго!» — голос Невилла, одновременно раздавшийся в голове у обоих друзей, заставил их вздрогнуть.
— Добби! – перед вскочившим Поттером материализовался домовик. – Сообщи Сириусу и Ремусу, что мы срочно понадобились Невиллу в Святом Мунго. Поскорее.
Не успел еще эльф исчезнуть из комнаты, как пара рейвенкловцев стояла у камина.
— Я первый, осмотрюсь там и свяжусь с тобой, – уроки Барти Крауча не прошли даром, и Поттер предпочитал лишний раз не рисковать своей подругой. – Мало ли что там случилось.
— Да, да! Постоянная бдительность! – Гермиона изобразила на своем лице недовольную гримасу, вот только смотреть на нее было уже некому, так как Гарри успел исчезнуть во вспышке зеленого пламени.

* * *


Гермиона вот уже пять дней пребывала в состоянии тихого счастья. Когда они ворвались в палату, где лежали Френк и Алиса Лонгботтомы, Невилл едва не задушил их в объятиях. Все же чудеса на свете случаются, и теперь у их друга была нормальная семья. Причем они с Гарри радовались этому едва ли меньше самого Невилла.
Почти сразу вслед за Гарри и Гермионой в больницу прибыли Дафна с Асторией, а затем подтянулись и Ремус с Сириусом, которые на полном серьезе решили, что там случилось какое-то несчастье, и ворвались в палату с палочками наготове. О несчастье семьи Лонгботтомов все присутствующие прекрасно знали, как знали и про план Гарри, за исключением Невилла. Однако, судя по изумленным лицам волшебников, в реализуемость этого самого плана не верил никто.
Надежду увидеть Алису и Френка во вменяемом состоянии давным-давно потеряли даже колдомедики. И можно только представить, в каком шоке они находились, когда, явившись с очередным визитом в палату к безнадежно больным Лонгботтомам, застали супругов, беседующими друг с другом. Конечно, состояние их здоровья в данный момент было все еще далеко от идеального, но после того, как к ним вернулось сознание, все остальные проблемы были решаемы.
Невилл пришел навестить родителей почти сразу после того, как сенсационная новость стала расходиться по Святому Мунго. Первые минуты он ни о чем не мог думать от радости, но чуть позже мама рассказала ему подробности их исцеления. Она пришла в сознание первой и прекрасно видела, кто именно вытаскивал Френка в реальный мир. Она сильно удивилась, узнав, что лечил их тот же самый человек, что и загнал в это состояние.
Еще не зная подробностей, Невилл уже понял, что выздоровление его родителей было организовано при участии его друзей, и сразу же позвал их в святого Мунго. Все последующие дни юный рейвенкловец, как и его бабушка, почти не выходили из палаты. Ребята прекрасно понимали своего друга и не беспокоили его, давая Невиллу время освоиться в новой для себя ситуации.
Гарри, Гермиона, Сириус и Ремус находились в гостиной дома на площади Гриммо и страстно рубились в покер. Родители Гермионы познакомили мистера Блэка с этой игрой, и он с удовольствием предавался новому развлечению. Мисс Грейнджер не могла осуждать его за это, так как после двенадцати лет Азкабана Сириусу явно не мешало получать как можно больше положительных эмоций, а игра давала их ему. Да и после тюрьмы жизнь мистера Блэка вряд ли можно было назвать чересчур безмятежной.
Сириус очень много времени проводил в командировках в большом мире, с чувством рассказывая про всякие забавные случаи, которые случались там с ним. Вот только его коллекция огнестрельного и колюще-режущего оружия, которая весьма стремительно разрасталась практически после каждой его отлучки, говорила о том, что там все было далеко не так весело. Ну а на то, что Блэк потихоньку нарушает закон, хоть и вызывало неудовольствие Гермионы, но она усмиряла свою законопослушность. В конце концов, Сириус и без всего этого железа был смертельно-опасным для врагов, так что в данном случае пистолеты, карабины, кинжалы действительно являлись, скорее, украшением его комнаты, а не оружием.
— Флэш! – восторгу хозяина дома не было предела. – Сегодня, ребята, не ваш день!
Гермиона с сомнением посмотрела на свою пару валетов и бросила карты на стол. В покере ей откровенно не везло, хотя она лучше всех остальных игроков, сидящих сейчас за столом, была способна просчитать вероятности выпадения той или иной комбинации. Ну что поделать, карты не были ее коньком.
— Ого, а к нам пожаловала дама, – Сириус уставился на дверь, ожидая прибытия гостьи.
Да уж, появиться в доме Блэков незаметно для его хозяина было просто нереально. Разнообразные сигнальные и защитные заклинания буквально опутывали жилище Сириуса, и полностью разобраться в этом хитросплетении было мечтой Гермионы. Конечно же, Сириус учил друзей этому разделу магии, но до уровня мастера всем им было еще очень далеко.
Однако и ее пока еще очень скромных познаний вполне хватило на то, чтобы превратить дом своих родителей в настоящую крепость. Теперь им можно было не опасаться не только обычных воришек, но и большинства волшебников. Впрочем, благодаря помощи Сириуса, который учел опасность нападения каких-нибудь недобитых упиванцев на дом подруги Гарри Поттера, правильнее было сказать не большинства, а подавляющего большинства.
— Добро пожаловать, кузина, – Сириус встал с кресла и сделал два шага навстречу появившейся Нарциссе. – Я счастлив видеть вас в своем доме.
— Кузен, юная леди, джентльмены, – Нарцисса последовательно кивнула всем. – Для меня честь встретиться с вами.
Спустя пять минут, когда со всеми формальностями было покончено, и внезапно навестившая их леди устроилась в кресле с коктейлем, принесенным Кричером, они наконец узнали цель визита Нарциссы.
— До меня дошли сведения, что чета Лонгботтомов находится на пути к полному выздоровлению, – женщина слегка улыбнулась Гарри. – Так вот, Сириус, помнится, ты что-то обещал мне в случае успеха плана твоего крестника.
— Обещал и собираюсь сдержать слово, – Блэк нахмурился. – Безусловно, раз Беллатрикс сумела хотя бы частично исправить нанесенный ею вред, она сможет вернуться в Англию. Но если ты помнишь, это может произойти только через десять лет.
— Это достаточно долго, – усмехнулась леди. – А там либо ишак, либо султан, либо я…
Сириус с недоумением уставился на женщину, явно не понимая, о чем она говорит. Гермиона с удовольствием поведала присутствующим известную притчу о Ходже Нассредине, заодно в очередной раз сокрушенно подумав, что кое-кому не помешало бы побольше читать. Хотя судя по миссис Блэк, иногда знания обнаруживались там, где меньше всего ждешь.
— В чем-то ты права, – вздохнул Сириус – Дать ей разрешение действительно могу только я, и раз ты просишь, сделаю это. И почему мне кажется, что ты была абсолютно уверена в успехе этой авантюры?
— Видимо, потому что так оно и есть, – довольно улыбнулась леди, откровенно наслаждаясь удивленными взглядами, направленными на нее. – Сириус, ведь ты же Блэк, мог бы и сам догадаться, что с удачей Поттера реализуется даже такой безумный план.
— Простите, миссис Блэк, а при чем здесь удача Гарри? – Гермиона не могла остаться равнодушной к чему-то, касающемуся ее парня.
Нарцисса снисходительно посмотрела на девушку, но потом, увидев, что лица остальных волшебников также выражают недоумение, женщина нахмурилась.
— Сириус, ты что, забыл об особенностях нашего рода? – с опасной мягкостью произнесла леди. – И ты ничего не рассказал Гарри?
— Но ведь… — Блэк на секунду запнулся. – Гарри же по крови Поттер!
— Да, а кто сделал его своим наследником? – голосом Нарциссы можно было заморозить небольшое озеро.
— Простите, что вмешиваюсь, – недовольно начал Гарри – Но поскольку вы говорите обо мне, может быть, поясните, в чем, собственно, дело.
Ну что же, просьба ее друга не осталась безответной. А заодно они с Гарри узнали много нового о магии. Как оказалось, назначив Гарри своим наследником, Блэк распространил на него некоторые качества, присущие роду Блэков. Поскольку в настоящее время столь же древних фамилий больше не осталось, то знания о родовой магии редко не выходили за границы этой семьи, и, естественно, ребята впервые услышали о ней.
Нарцисса, недовольно покосившись на Гермиону и Ремуса, но, смирившись под взглядом хозяина дома, поведала им историю рода Блэков. Как оказалось, среди предков Сириуса вполне законно числился один из основателей Хогвартса. Вот только это был не Салазар Слизерин, как можно было бы подумать, исходя из пристрастий Блэков, а Хельга Хаффлпафф. Вот только воинственная нормандка мало напоминала тот образ, который успел сложиться в головах у школьников.
От Хельги роду Блэков в наследство достались способности, распространенные в среде викингов. Одна из них – возможность притягивать удачу или же, наоборот, отталкивать ее. Потому-то Нарцисса, давно наблюдавшая за Гарри Поттером, и была уверена в успехе начинаний юного волшебника. Но, к сожалению, это было не все.
— Сириус, думаю, ты сам расскажешь Гарри все необходимое, – Нарцисса кивнула головой в сторону Ремуса, намекая, что вот об этом ему знать не стоит. – А я поговорю с девочкой.
Это было весьма неожиданно. Гермиона никак не ожидала, что Нарцисса захочет о чем-то говорить лично с ней. Ведь пока что они обменивались исключительно официальными фразами, и женщина раньше не выказывала желания поближе познакомиться с подругой своего родственника. На этот раз Сириус согласился с мнением Нарциссы о секретности и предложил Гарри пройти вместе с ним в его комнату. Ремус, поняв намек, поспешил откланяться и убыл куда-то по внезапно нашедшимся срочным делам.
— Мисс Грейнджер, – голос леди был ровен, но Гермионе почему-то казалось, что та говорит не с ней, а с воздухом. – Как я уже говорила, нашему роду достались ряд качеств, характерных для норманнов. И одно из них – возможность становиться берсерком.
— Но берсерков не существовало! – Гермиону изрядно злила надменность женщины, и она позволила себе прервать ее.
— Как и драконов, гоблинов, магов, – леди насмешливо посмотрела на нее. – Хотя, безусловно, лучше бы их не было. Если человек превращается в берсерка, это чаще всего калечит его. Моя сестра хороший пример этого.
— Беллатрикс берсерк? – удивлению Гермионы не было предела.
— Да, она превратилась в него, и рядом не оказалось никого, кто бы вовремя остановил ее, – на лицо Нарциссы набежала тень. – После этого у нее и появился столь «своеобразный» характер. И если ты не хочешь, чтобы то же самое случилось с Гарри, постарайся понять, что я тебе говорю.
Как оказалось, способности берсерка всегда проявлялись у главы рода Блэков, его наследника и иногда у других членов семьи. В каждом, кто был отмечен подобной магией, сидел зверь, который в обычном состоянии глубоко спал. Чаще всего волшебнику везло, и он никогда не позволял своему второму я вылезти наружу. Но сильные эмоции могли пробудить зверя, и тогда человек превращался в чудовище. Обычно после боя все возвращалось на свои места, но если у человека не находилось в душе нужного якоря, то он переставал адекватно воспринимать мир. Беллатрикс достались эти способности, и у нее такого якоря в нужный момент не нашлось.
— Но при чем здесь я? – у Гермионы возникли кое-какие подозрения по этому поводу, и она предпочла сразу-же проверить их.
— При том, что, судя по всему, только ты сможешь остановить Гарри, случись ему превратиться в берсерка, – подтвердила ее мысли миссис Блэк. – Если это случится, ты сама поймешь, что от тебя потребуется. И лучше бы, девочка, тебе не пришлось этого делать.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:07
 
ShtormДата: Четверг, 23.08.2012, 17:02 | Сообщение # 103
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Так Поттер еще внутри и машина для убийств wacko


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Среда, 29.08.2012, 14:25 | Сообщение # 104
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Глава 39.
Сэр Гарри Поттер


Беллатрикс Блэк с наслаждением потянулась, проснувшись в незнакомой квартире где-то на юге Лондона. Сегодня был последний день пребывания ее в Англии, и женщина собиралась посвятить его визиту к своей сестре – Андромеде.
Вчерашний вечер прошел весьма приятно, так как Белле удалось немного поразвлечься. Все же есть в этом мире высшая справедливость, и существование в нем грабителей и насильников должно приносить хоть какую-то пользу. Клятвы, данные Беллатрикс, разрешали ей причинять вред другим людям только в целях самообороны, и будучи неглупой волшебницей, Белла не собиралась нарушать их. Но вот если поздно вечером прогуляться в дорогом открытом платье в не самом респектабельном квартале Лондона…
Поняв, что спать больше не хочется, волшебница прошла в ванную, по дороге бросив оценивающий взгляд на гостиную. Остатки тел двух идиотов, что вчера попытались силой залезть к ней под юбку, вызвали улыбку на губах женщины. Она позволила привести ее к ним домой, прикинувшись дурочкой, а потом оторвалась по полной. Конечно, тип с ножом, пытавшийся позавчера отобрать у нее деньги, тоже был неплох, но, увы, то развлечение вышло слишком коротким.
Почти сразу после женитьбы единственным способом для Беллатрикс получать удовольствие стали пытки и убийства людей. Дело в том, что ее муженек со своим братцем решили, что она недостаточно ненавидит маглов, и в целях воспитания отобрали у нее палочку и отдали на потеху десятку каких-то подонков. То, что произошло дальше, она не помнит.
Родовой дар Блэков проснулся в ней в тот момент и, не получив повода для остановки, полностью подчинил ее себе. Когда Белла очнулась, вокруг нее лежали тела ублюдков, возжелавших попользоваться ею, четверки авроров и парочки магловских полицейских, видимо, попытавшихся остановить ее. Ну что же, частично своей цели братья Лестрейнджи достигли, и Белла после этого действительно возненавидела маглов всеми фибрами своей души. Вот только маглами она не ограничилась и точно также ненавидела волшебников, оборотней, кентавров и весь остальной мир. Некоторую скидку она делала для домовых эльфов, так как их естественная покорность мешала ей в полной мере наслаждаться пытками. С того дня, как ее внутренний зверь обрел свободу, самым приятным запахом для Беллатрикс стал запах крови.
Брачный обряд не позволил ей отыграться на муженьке и его брате, но, к счастью, у нее нашелся заступник. Темный Лорд заметил несомненный талант молодой волшебницы и сумел подобрать ключик к ее сердцу. Мало того, что он победил ее в поединке, но еще он нашел идеальное средство для поощрения Беллы. Каждый раз, когда он наказывал братьев Лестренджей круциатусом, женщина испытывала настоящий оргазм. За это наслаждение она была готова на что угодно, лишь бы ее господин был доволен.
Но теперь нет ни Лорда, на поверку оказавшегося слабаком, ни Лестренджей. Белла ощущала непривычную пустоту в душе, которую надо было чем-то заполнить. Жить для себя Беллатрикс Блэк не умела и не хотела, ее сломленной душе было необходимо служение. К счастью, она повстречала человека, который мог бы стать для нее новым Лордом. Он уже доказал, что в нем достаточно жесткости и целеустремленности, поиграв ее жизнью, к тому же он сумел победить ее бывшего господина.
Сейчас она покидает Англию, но спустя десять лет она вернется и тогда первым делом вызовет Гарри Поттера на поединок. В том, что он не откажется от подобного развлечения, она была уверена, ведь Белла чувствовала в Поттере частичку яростного безумия, родственную той, что всегда жила в ее душе. Если он проиграет, то значит, она ошиблась, и он будет недостоин жить, вызвав ее разочарование. А вот если он победит ее и после этого решит сохранить ей жизнь – тогда у Лорда Поттера не будет более верной слуги, чем Беллатрикс Блэк.
Конечно, шансы на столь счастливый исход были ничтожно малы, но Беллатрикс никогда не задумывалась о таких мелочах. Мальчишка устроил ей небольшой экзамен, решив проверить, испугается ли она войти в тот мир безумия, в котором пребывали Лонгботтомы, и выйти откуда было почти невозможно. Она приняла вызов и показала, на что способна истинная леди Блэк! Это было даже забавно, и Поттер позволил ей в ответ надеяться, что ее жизнь со временем обретет новый смысл.
До недавнего времени в мире существовали только три человека, которых она не хотела убить, теперь их остались только двое. Беллатрикс оставалось только надеяться, что со временем Поттер заменит в ее сердце темного Лорда. Белла не испытывала к сестрам особой нежности, но какие-то крохи человечности, оставшиеся в ее душе, заставляли Беллу терпеть их существование.
Однажды какой-то молодой Упивающийся подал неумную идею напасть на Андромеду, как опозорившую чистокровных своей связью с грязнокровкой. Ублюдок умирал шесть часов под безумный смех Беллатрикс. Конечно, Лорд потом наказал ее, но Белла к тому времени привыкла не замечать боль. Зато больше в их среде ни у кого не возникало дурных мыслей навредить сестре фаворитки Темного Лорда.
Одевшись и с презрением оглядев напоследок жилище насильников, женщина прямо из комнаты аппарировала к дому Тонксов. Непосредственно в дом попасть было невозможно – Андромеда хоть и не разделяла идей Блэков относительно чистоты крови, но полностью одобряла семейные принципы обеспечения безопасности своего жилища.

* * *


Люциус Малфой благодарил Мерлина за то, что после того, как он лишился большей части своих денег и перешел на нелегальное существование, у него еще остались кое-какие связи в министерстве. Многие чиновники имели кое-какие грешки, которые Люциус старательно коллекционировал в течение многих лет. И вот теперь это полезное занятие приносило свои плоды. В результате шантажа мистер Малфой по-прежнему мог получать информацию, которая была недоступна большинству волшебников. Конечно, на одном шантаже долго не протянешь, но он был уверен, что скоро расклад сил поменяется в его пользу.
Когда информатор сообщил, что Беллатрикс не была уничтожена в ходе рождественской чистки, Малфой сперва сильно удивился. Он не пытался связаться с ней, ожидая подвоха в подобной гуманности министра. И его терпение было вознаграждено. Оказывается, Белла в обмен на помилование вылечила чету Лонгботтомов. Малфой не ожидал подобного от сумасшедшей садистки, каковой и являлась Беллатрикс, но решил, что не стоит упускать столь ценный кадр. Или сестра его бывшей жены встанет в ряды сопротивления Фаджу, под его началом, разумеется, или умрет. Неизвестно, о чем еще Беллатрикс договорилась с министром, и Люциус вовсе не желал узнать в один далеко не прекрасный момент, что на него охотится эта бешеная психопатка.
Один из чиновников министерства, в свободное время любивший развлекаться с маленькими мальчиками, донес, что очень скоро Белла покинет страну. Министр не был идиотом и, скорее всего, до поры до времени желал придержать не слишком адекватную волшебницу где-нибудь подальше от Англии. Люциус умел признавать чужие достоинства и признал, что на месте Фаджа поступил бы точно также.
Благодаря жизни рядом с Нарциссой, Малфой был осведомлен о фанатичной преданности сестер Блэк друг другу. И если Цисси и Белла в свое время достаточно часто видели друг друга, то Андромеда по известным причинам крайне редко встречалась с сестрами. Тем не менее, Люциус не сомневался, что перед отъездом из страны Белла непременно навестит Тонксов, поэтому разместил возле их дома сигнальную сеть и держал наготове дюжину бойцов. Разговаривать с этой ненормальной один на один мистер Малфой не решился.
И вот наконец сеть сработала! Люциус перенесся аварийным порталом на базу, где его бойцы уже ждали шефа, и вместе с ними отбыл к дому Тонксов.

* * *


Едва появившись вблизи жилища своей сестры, Белла почувствовала неладное. Зверь, всегда дремавший в ее душе, явственно подал свой голос. Ну что же, раз кто-то хочет встретиться с ней, она совсем не против! Мысль о том, что можно убежать и спрятаться на время, даже не попыталась появиться у нее в голове. Белла никогда не бегала от опасности и не собиралась начинать это делать сейчас.
Долго ждать Беллатрикс не пришлось, меньше чем через минуту вокруг нее раздались хлопки аппараций.
— Рад тебя видеть в добром здравии, Белла! – Малфой манерно растягивал слова. – Не ожидал, что ты сумеешь оказаться на свободе.
— Это точно, ты-то ничего не сделал для этого! – Белла оценила оказанную ей честь, шесть оборотней во главе с Фенрриром Сивым и пятерка молодняка под началом Нотта явно показывали, что Люциус боится ее. Хотя, с другой стороны, из серьезных противников один Нотт, так что можно и столь недостойный состав «команды поддержки» спокойно признать оскорблением. – Ради какого демона мне приходится терпеть вашу вонь?
Фенрир зарычал, услышав ее слова, но был остановлен взмахом руки Малфоя. Да уж, посмела бы какая-нибудь драная шавка подать свой голос, окажись она волей случая под ее началом! Этот Фенрир сдох бы под круциатусом, если бы только посмел вякнуть без разрешения! Впрочем, что еще можно ждать от этого бледного ничтожества, считающего себя великим политиком, да и обнаглевший вервольф свое сегодня все равно получит.
— Белла, не будем ссориться, – холодный тон Люциуса не вполне соответствовал его миролюбивым словам. – Наш Лорд погиб, но дело его живет. Очень скоро вся магическая Англия узнает истинную мощь моей организации. И я предлагаю тебе, пока не поздно, присоединиться к нам. Ты была самой верной сторонницей Темного Лорда, и я обещаю, что ты займешь достойное место в наших рядах!
Беллатрикс презрительно оглядела стоящую перед ней толпу и заливисто рассмеялась. От этих «героев» отчетливо несло страхом, и они смеют ей предлагать присоединиться к ним! Жалкие потливые ублюдки, недостойные вылизывать ее сапоги, смеют думать, что она может стать одной из них! Зверь, сидящий внутри женщины, гневно зарычал, готовый броситься и растерзать недоумков. Но приходилось ждать, пока они сделают первый ход.
— Ты, вонючая подстилка, для старых мужеложцев, хочешь, чтобы я подчинялась тебе?! – Беллой овладело веселье, всегда сопровождавшее ее в бою. – Большего оскорбления я давно не слышала! Если вы все, недоноски, засунете свои палочки себе в задний проход и будете на коленях умолять меня убить вас без мучений, я, может быть, смилостивлюсь и не стану долго играться с вами, твари!
Как и ожидала Беллатрикс, терпение подручных Малфоя было не бесконечным. Нет, возможно, ручной оборотень Сириуса и сумел бы удержать себя в руках после таких оскорблений, но в чудеса Белла не верила и не рассчитывала встретить еще одного такого уникума, а уж тем более целых шесть штук. Да и Малфой не был Блэком, который, вероятно, все же удержал бы контроль над этими животными. Вервольфы славились своей неуравновешенностью, хотя, конечно, до самой Беллатрикс им было далеко. Первым в ее сторону бросился Фенрир.
Выкрикивать заклинания, как первокурснице, женщине не позволяло чувство собственного достоинства, поэтому в бою она пользовалась только невербальными чарами. В былые годы она делала исключение для непростительных заклятий, но сейчас их применение было невозможно в силу данных обетов. Зато не занятый делом язык позволял ей вдоволь куражиться над врагами. Она взмахнула палочкой в направлении чуть ниже живота Сивого, одновременно уворачиваясь от проклятия Нотта.
— Ой, нашу собачку кастрировали! – когда Белла хотела, ее голос мог звучать ангельски нежно. – С вас один сикль, мальчики!
— Убейте ее! – грозно кричал Малфой из-за спин своих подельников. – Она переметнулась на сторону врага, предала наши идеалы и должна умереть!
— Малыш, ну где же ты прячешься? – Белла ловко снесла взрывным заклятием голову одного из «молодых» и почти одновременно поразила очередного вервольфа проклятием гниения. – Люц, тетя Белла соскучилась по тебе!
Пока его люди дрались с Беллатрикс, Малфой старательно укрывался за их спинами, время от времени пытаясь попасть в женщину смертельным проклятием. Пока что его усилия увенчались двумя убитыми упиванцами, которыми магесса удачно закрылась от зеленых лучей.
— Сначала мы разберемся с тобой, а потом займемся твоей сестричкой-маглолюбкой! – не имея возможности ударить Беллу заклятьем, Люц старался ранить ее словами. – Парни славно поиграются с ней!
Бледный импотент посмел упомянуть ее сестру! Эти слова стали последней каплей, сбросившей оковы со зверя, сидящего в Беллатрикс. Удерживающие его путы разума были и без того не слишком сильные. Из горла женщины вырвался вой, заставивший дрогнуть бьющихся с ней упиванцев, на губах выступила пена, а разум окончательно укрыла тьма безумия.

* * *


Шесть человек с мрачным видом стояли у могилы, в которой отныне покоилось тело самой кровавой волшебницы двадцатого века. На лице Андромеды, поразительно похожей на свою погибшую сестру, были явственно видны следы слез. Женщина не могла себе простить, что Белла погибла рядом с ее домом, а она слишком поздно узнала об этом бое, чтобы помочь ей. Упиванцы оказались трусами, лишь толпой решившись напасть на одинокую женщину, но совсем не дураками. Чары, которые они наложили на поле боя, скрыли это сражение от глаз окружающих.
Сейчас Андромеду успокаивали сестра и дочь, а Гарри смотрел на могилу и пытался понять, что же он ощущает по поводу гибели Беллатрикс. Эта женщина была виновна в многочисленных убийствах, она искалечила детство его друга и, скорее всего, попыталась бы и дальше творить насилие по мере сил. И эта же женщина, идя на безумный риск, вернула сознание Лонгботтомам и погибла, сражаясь с их врагами.
— Я думаю, если бы Беллатрикс могла выбирать, она бы попросила именно такую смерть, – тихо произнесла Нарцисса. – Получить смертельное проклятье в бою, вдоволь напившись крови своих врагов… она сама говорила об этом.
— Но это ничего не меняет в вопросе мести, – сейчас рядом с Гарри стоял не его смешливый крестный, а глава рода Блэк. – Упиванцы устроили на нее засаду, думая задавить подавляющим преимуществом. Десяток этих типов Белла забрала с собой, но авроры сообщили, что их было тринадцать.
В этом вопросе Гарри был полностью согласен с Сириусом. Что бы ни совершила Беллатрикс, у ее бывших дружков не было никакого права лишать эту женщину жизни. К сожалению, среди трупов упиванцев не было их лидеров. Как было известно, из числа «старой гвардии» этих бандитов в строю осталось только два человека – Малфой и Нотт. Не нужно было быть пророком, чтобы понять, кто именно организовал это убийство.
Как бы не изображал мистер Малфой из себя утонченного аристократа, шлейф преступлений, тянущийся за ним, выдавал его истинное лицо грязного бандита. И чтобы не говорил Сириус о мести, фактически это не имело значения. Этот преступник должен быть уничтожен так или иначе, причем чем раньше, тем лучше. Еще раньше Сириус и Рем, обсуждая проблему пребывающих в бегах упиванцев, выражали опасение, что от них можно ждать любых гадостей. Результат одной из этих гадостей сейчас был перед ними.
Гарри посмотрел на стоящего неподалеку Драко, который выглядел далеко не лучшим образом. Новость о том, что его отец убил его же тетю, вряд ли доставила ему удовольствие. Пусть он теперь и принадлежал роду Блэков, но родная кровь никуда не делась. И сейчас он видел, что его мать одобрительно кивает, слушая слова Сириуса о мести Малфою. Поттер бы не удивился, реши его кузен провести следующий год в режиме домашнего обучения. Находиться в одной школе с теми, чьих родителей убил твой отец, и с теми, кто желал убить его, было более чем не комфортно.

* * *


Последний вечер июля Гермиона Грейнджер встречала в Бальном зале Букингемского дворца. Ее Величество по достоинству оценила заслуги своих подданных по воссоединению обычного и магического миров, и сегодня эта благодарность воплощалась в реальные награды. Конечно, пока что были сделаны только первые шаги в этом направлении, но, видимо, правительство Ее Величества было не против авансом поощрить лояльных волшебников.
Сегодня, кроме королевской семьи и тех, кому это положено по церемониалу, в зале присутствовали только награждаемые маги и их гости. Все же режим секретности, окружающий волшебную Британию, требовал соблюдения определенных правил. Сама Гермиона, как и Невилл с Седриком, попали сюда в качестве гостей Гарри Поттера. Дафна и Астория были гостями собственной мамы, а Сириус после уговоров крестника помимо Ремуса пригласил и родителей Гермионы.
Конечно, присутствие на подобной церемонии само по себе огромная честь, но подготовка к этому событию едва не убила мисс Грейнджер. Виктория Гринграсс, которая тринадцать лет мечтала об этом дне, приложила все силы, чтобы превратить подготовку к посещению дворца в настоящий ад. Причем не только для себя и своих дочерей, но и для их друзей. Сейчас платье Гермионы идеально облегало ее стройную фигуру, но каких трудов стоило выбрать материалы, модель, подогнать его…
Впрочем, в данный момент это было неважно. Мисс Грейнджер с радостью смотрела на сияющее счастьем лицо Виктории. В тот миг, когда Ее Величество объявило, что леди Гринграсс награждается титулом барона «по праву», мама ее лучшей подруги наконец-то могла с чистой совестью сказать, что выполнила свой долг перед родом Гринграссов. Теперь сын Дафны, какую бы он не носил фамилию, все равно останется лордом Гринграсс.
Гермиона с улыбкой подумала, что история магической Англии могла бы повернуться совсем иначе, родись, к примеру, Астория мальчиком. Тогда леди Гринграсс наверняка сосредоточилась бы на воспитании детей, а не окунулась бы с головой в политическую жизнь. Ведь наследник рода, как и его предки, вполне мог бы обойтись и без титула.
И не обрати достойная леди внимания на амбициозного, но, увы, бедного политика, взгляды которого вполне отвечали ее требованиям, некому было бы оплатить избирательную кампанию мистера Фаджа. И тогда к власти в волшебной Британии вполне мог бы прийти человек Дамблдора, при котором два мира так и остались бы разъединены. И еще неизвестно, смог ли бы когда-нибудь оказаться у власти человек, выражающий идеи сторонников интеграции. Вполне возможно, что подходящий момент был бы упущен.
Мистер Фадж с достоинством подошел к Ее Величеству, чтобы превратиться в сэра Корнелиуса Фаджа. А потом настала очередь Гарри Поттера. Как оказалось, министр не забыл переговорить с ее парнем перед церемонией, пояснив, что рыцарское звание это только первый шаг к тому, чтобы Гарри превратился в лорда Поттера. Мисс Грейнджер была бы вполне довольна даже в том случае, если бы ее Гарри остался просто Гарри Поттером, но она считала, что ее друг как никто другой заслужил свои награды.
Гарри Поттер, мальчик, сумевший несколько раз остановить самого опасного темного мага этого века, и в итоге окончательно победивший его. Верный товарищ, приложивший все силы, чтобы сделать своих друзей счастливыми. И наконец просто ее Гарри, самый замечательный парень на свете.
Церемония награждения длилась целый час, а после нее все награжденные и их гости перенеслись порталами в дом Гринграссов. Виктория считала, что подобное событие непременно стоит отметить скромным балом (пара сотен гостей, не больше) но на сегодня решила ограничиться маленькой вечеринкой. Естественно, остальные гости вынуждены были сдаться перед напором энергичной леди и не смогли отказаться от приглашения.
Зала, в которой оказались приглашенные леди и джентльмены, уже была украшена новым гербом баронов Гринграсс. Родители Гермионы уселись в уголок поболтать с Ремусом, предоставив дочке возможность свободно развлекаться со своим парнем. Сопровождавший их Сириус, ставший в этот день кавалером ордена Британской империи, явно положил глаз на племянницу Фаджа, присутствовавшую на церемонии, и, покинув добропорядочную компанию, лично давал мастер-класс танцевального искусства.
Гарри и Гермиона заметили, что Дафна сидит одна, отправив Седрика за коктейлями, и направились поболтать с ней.
— Дафна, я совсем запутался, – пожаловался Гарри. – Как же теперь прикажешь тебя официально называть? Боюсь, что мне на ум приходит исключительно миледи.
Гермиона возвела глаза к небу. Сколько раз Дафна вдалбливала в них эту премудрость, но мальчики по-прежнему умудрялись путаться в элементарных правилах этикета.
— Ну… — Дафна сделала вид, что задумалась. – Пока что я просто достопочтенная Дафна Гринграсс. И учти, у меня нет абсолютно никакого желания становиться леди Гринграсс.
Лицо Гарри приняло озадаченное выражение, что выглядело весьма забавно и заставило Гермиону тихонько хихикнуть. Но, по-видимому, в голове ее парня все-таки отложились уроки мисс Гринграсс, и он сообразил, что сказала ему девушка.
— О, в этом я с тобой полностью согласен! – Гарри покраснел, ведь он точно не желал ранней смерти Виктории. – Буду теперь обращаться к вам «Мэм».
— Зато мы думаем, что кое-кто желает стать достопочтенной Дафной Диггори, – Гермиона решила слегка пощекотать подругу и помочь Гарри победить смущение. – Седрик сегодня не отводил от тебя глаз.
— Значит, он наблюдал действительно прекрасную картину, – Дафна сделала гордое лицо, но не выдержала и заулыбалась. – Но я его уже предупредила, чтобы он не вздумал становиться лордом, а то моя мама будет сильно недовольна. Какую бы фамилию не носил мой сын, он все равно должен быть лордом Гринграсс.
— Гарри, спасибо еще раз за приглашение, – принесший коктейли Седрик с благодарностью смотрел на Поттера. – Я даже не рассчитывал когда-нибудь побывать на подобной церемонии.
— Надеюсь, ты еще побываешь на ней, причем не в качестве зрителя, – Гарри снова слегка засмущался. Для Гермионы не было секретом, что пригласить Диггори ее друга попросила Дафна, и теперь кое-кто чувствовал дискомфорт от незаслуженной похвалы.
— Мы оба тебя благодарим, – тепло улыбнулась Дафна, чуть заметно прижавшись к Седрику.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:15
 
SerjoДата: Среда, 29.08.2012, 14:28 | Сообщение # 105
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
* * *


Гарри и Сириус вдвоем завтракали в доме на площади Гриммо. Ремус в данный момент отлеживался в своей комнате после очередной ночи в облике зверя. Поттер обсуждал со своим крестным, какой подарок лучше всего подарить Гермионе на день рождения, так как собирался посвятить это утро поиску подходящей вещицы.
Внезапно в комнате раздались характерные хлопки, и в гостиной появились нежданные гости. Вид мистера Грейнджер с пеной на щеках и миссис Грейнджер в дезабилье и с феном в руках мог бы показаться весьма забавным, равно как и заспанное лицо Гермионы, пребывающей в пижаме, разрисованной котятами, но Гарри и хозяину дама было не до смеха. Внезапное появление в их доме семьи Грейнджер могло означать только одно – сработали аварийные порталы, которые должны были перенести дорогих для Гарри людей в безопасное место в случае нападения на их дом.
«Внимание! Это не учебная тревога! Повторяю, это не учебная тревога! — яркие вспышки красного света под потолком усиливали эффект от раздающегося непонятно откуда голоса. – Дом переведен в состояние повышенной защиты! Покидать его без разрешения хозяина запрещено!»
Голос начал повтор своего сообщения, но Гарри уже не обращал на него внимания. Рейвенкловец бросился к своей подруге и, схватив ее, быстро оглядел, пытаясь понять, не получила ли она повреждений.
— Пусти, Гарри! – Гермиона явно была недовольна столь оригинальным пробуждением. – Что случилось?
— На ваш дом напали! – за него ответил Сириус, уже бросившийся к камину. – Я к аврорам, вам всем оставаться здесь!
Мистер Блэк исчез во вспышке изумрудного пламени, оставив Гарри одного заниматься гостями. Впрочем, не совсем одного – появившийся из ниоткуда Кричер с самым невозмутимым видом укрыл плечи миссис Грейнджер пледом. Судя по лицу эльфа, появление ранним утром в их доме полуодетых людей было самым обычным делом.
Гарри, убедившись, что у его девушки не видно никаких повреждений, немного успокоился и резко махнул палочкой куда-то в сторону камина.
— Фините клангендум! – автоматически повторяемая фраза оборвалась на середине, и в комнате восстановилось нормальное освещение. – Хоть это и несколько неожиданно, тем не менее, добро пожаловать в наш дом.
— Но что случилось? – мистер Грейнджер никак не мог прийти в себя – Все было спокойно, мы с Джейн собирались на работу, а потом… оказались здесь.
— Сработали аварийные порталы, – Гарри постарался объяснить ситуацию, как он сам ее понимал. – Когда Сириус ставил дополнительную защиту на ваш дом, он сделал так, чтобы в случае, если ее кто-то попытается взломать в то время, как вы находитесь в доме, вас автоматически перенесло в безопасное место. А этот дом, безусловно, является таковым.
На лице Гермионы появился испуг. Девушка не забывала читать «Пророк», а там все чаще и чаще появлялись сообщения о нападении банды упиванцев на семьи маглорожденных и полукровок, чьи дети учились в Хогвартсе. И везде оставляли письма, требовавшие от «грязнокровок» покинуть Хогвартс, угрожая в противном случае уничтожать их родственников. Как подозревало правительство, за всем этим стоял Люциус Малфой, который таким образом решил превратить волшебную школу в место, где учатся одни чистокровные. Никто из детей не пойдет в Хогвартс, зная, что за это их родители будут убиты.
Аврорат прилагал огромные усилия, чтобы отыскать следы этой банды, но успехов у него пока что не было. Министерство мобилизовало всех волшебников, способных поставить на дома более-менее надежную защиту и обеспечить людей аварийными порталами. Именно этим в последнее время и занимался Сириус, целыми днями пропадая на работе. К сожалению, настоящих специалистов можно было пересчитать по пальцам одной руки, и дело продвигалось медленно. Тем не менее, семья Дина Томаса была спасена благодаря этой мере.
И вот теперь упиванцы добрались до родителей Гермионы. Хотя, скорее, можно было удивляться, что они не сделали этого раньше. Все же мисс Грейнджер была живым символом успехов в учебе волшебников, рожденных в обычном мире. А всякая известность несет с собой не только плюсы, но и минусы.
— Что случилось с нашим домом? – встревоженно спросила Джейн, кутаясь в плед.
— Думаю, что ничего страшного, – Гарри поспешил успокоить родителей Гермионы. – Вряд ли эти негодяи смогли взломать защиту, установленную крестным, а сейчас там наверняка уже появились авроры. Но все же вам некоторое время лучше побыть здесь.
— Гарри, а откуда взялся этот ужасный голос? – Гермиона как всегда интересовалась новыми для себя вещами. – Как-то это не очень похоже на магию.
— Это Сириус насмотрелся боевиков, – усмехнулся Поттер. – Вот и решил, что подобная система оповещения это круто. Он в последнее время несколько усилил защиту своего дома, хотя, видит Мерлин, она и так выдержит любое нападение.
Кричер, подававший гостям горячий кофе, позволил себе согласно кивнуть. Гарри улыбнулся, вспомнив, с каким довольным видом домовик ходил по дому, когда крестный накладывал дополнительные защитные чары. Судя по всему, Кричер считал усиление защиты жилища занятием, вполне соответствующим истинному главе рода Блэков, и полностью одобрял это начинание своего хозяина.

* * *


Толпа волшебников на платформе 9 и ¾ в этот раз была меньше, чем обычно. Несмотря на все усилия министерства, часть детей не решилась продолжить учебу, перейдя на домашнее образование. Жестокие меры террористов приносили свои плоды, и это бесило Поттера. Он прекрасно понимал, что если банду упиванцев до Рождества не уничтожат, то вполне возможно, что с каникул в Хогвартс не вернется ни один маглорожденный. Ведь можно защитить дома их родителей, но преступники могут нападать на них на улице, на работе, в магазине, где угодно, по большому счету.
Кроме того, Гарри знал, что на платформе не окажется еще двух учеников. Матери не решились отпустить Блэка и Нотта в Хогвартс, прекрасно понимая, что у многих магов может возникнуть желание отыграться за грехи отцов на сыновьях. Террор вполне способен вызвать ответный террор, и не стоит зря рисковать жизнью детей.
Поттер видел, что кое-кто из чистокровных учеников с насмешкой поглядывает на детей из обычного мира, очевидно, радуясь их бедам. Видимо, идиоты не понимали, что если продолжатся нападения на семьи маглорожденных, то дети, потерявшие родителей, могут в ответ на любое неосторожное слово, сказанное чистокровными, ответить заклинанием «Редукто», направленным в чью-то пустую голову.
С другой стороны, Гарри наглядно видел плоды образовательной реформы Фаджа. Сейчас маги, провожающие своих детей в школу, уже не выглядели как компания клоунов, сбежавшая из цирка. Если бы сюда заглянул кто-то из простых смертных, он бы даже не догадался, что перед ним не обычные люди, а волшебники. Пусть это только внешняя сторона дела, но она была достаточно очевидна.
Сегодняшним утром самым безопасным местом Британии можно было смело назвать вокзал Кинг-Кросс. Такого количества авроров, собравшихся в одном месте, не было даже на финале Турнира в Хогвартсе. А как по секрету сообщил ему Сириус, число тех, кого Поттер не видел, было еще больше. Министерство не могло себе позволить допустить эксцессы при отправке детей в школу и прилагало к этому все свои силы.
Известие о том, что Гарри Поттер теперь не только герой магического мира, но и человек, чьи заслуги признает вся Британия, заставляло многих людей с любопытством поглядывать на нового старосту Рейвенкло. Ставшая вместе с ним старостой Дафна пошутила, что отныне на их факультете, прежде чем занять эту должность, надо сначала получить одобрение у Ее Величества.
После собрания старост, на котором им сообщили, что в этом году патрулирования поезда учениками не будет, Дафна и Гарри направились в купе к друзьям. Идя по вагонам, ребята видели, что у школьников не возникнет нужды в наличии старост для поддержания порядка. В каждом вагоне присутствовала четверка авроров, что автоматически снимало вопрос о нарушениях.
— Сколько можно вас ждать! – Гарри и Дафна не успели войти в дверь, как Астория гневно уставилась на них. – Нам пришло приглашение, а я не знала, сможете ли вы его принять.
— Приглашение? – Дафна удивленно посмотрела на сестру. – Мне, конечно, лестно получать подобные знаки внимания, но неплохо бы знать от кого оно.
— От нашего нового профессора зельеварения! – довольно выдала Астория. – Сегодня маленькая вечеринка состоится прямо в поезде. Я на такой еще не была.
Гарри захотелось хлопнуть себя по лбу. За всеми событиями этого утра он совсем забыл о том, что в школе появятся новые профессора. Причем благодаря леди Гринграсс друзья уже знали, кто это будет.
К общей радости ребят зельеварение в этом году будет преподавать их старый знакомый профессор Слагхорн. И не трудно было догадаться, что первым делом заслуженный декан Слизерина восстановит свой клуб учеников. Этим летом они уже встречались в доме Дафны, и Поттер прекрасно понял намеки старого зельевара о необходимости посещения сего достойного сообщества. Причем, судя по всему, старик решил не терять времени даром и начал формирования клуба, не отходя от платформы.
— Я смотрю, вы уже готовы, – Астория оглядела новоявленных старост. – Мы тоже переоделись, так что пошли скорее!
Гарри подал руку Гермионе, внутренне усмехнувшись нетерпению Астории, и возглавил вместе со своей девушкой шествие в дополнительный вагон, прицепленный в этом году к поезду. Как сообщили на собрании старост, сегодня новые преподаватели направлялись в школу на Хогвартс-экспрессе, опять же для обеспечения дополнительной безопасности школьников. Ну а чтобы профессорам было не так обидно терять целый день, министерство расщедрилось на специальный вагон.

* * *


Профессор Слагхорн обожал комфорт и, получив отдельное купе в Хогвартс-экспрессе, постарался превратить его в максимально уютное место. Благодаря чарам расширения пространства стандартная клетушка превратилась в комнату вполне приличных размеров, которая была обставлена креслами и маленькими столиками. Гарри бы не удивился, умудрись профессор воткнуть сюда еще и камин, но, видимо, даже его мастерство не позволило обеспечить купе поезда столь необходимой в хозяйстве вещью.
В купе собралась дюжина учеников, самой младшей из которых была Астория. Гарри вежливо поздоровался с гостями, усмехнувшись про себя, что с большинством из них друзья встречались на различных приемах. Но профессор Слагхорн не был бы сам собой, если бы не уловил новые веяния в жизни магической Англии. Символом этого был хаффлпаффец Джастин Финч-Флетчли, чей отец был богаче всех волшебников Британии вместе взятых. Было заметно, как на его лице почувствовалось облегчение, когда в купе зашла Гермиона.
Джастину было явно неуютно быть единственным представителем магов, родившихся в обычном мире, на этом собрании чистокровных волшебников. Гарри помнил, как потребовалось помощь Фаджа, чтобы волшебное сообщество признало мисс Грейнджер достойной внимания особой. А вот теперь элита магической Англии наверняка примет этого хаффлпаффца в свою среду уже без давления министра.
Хотя поезд только-только отправился в свой путь, хозяин этой утренней «вечеринки» сразу же предложил школьникам подкрепиться. Гарри вспомнились советы самого Слагхорна, который объяснял, что за едой люди становятся более откровенными. Поэтому стоило ли удивляться, что беседу, в которой новый декан Слизерина на всякий случай незаметно знакомил детей друг с другом, профессор совместил с небольшим фуршетом.
— Мистер Забини, – ложечка профессора замерла рядом с куском торта. – Я слышал, ваша матушка решила открыть собственную сеть ювелирных магазинов?
— О да, профессор, – Блейз почтительно кивнул. – Она много раз говорила, что современная женщина должна не сидеть дома, а заниматься достойным бизнесом.
— Ну, учитывая ее безупречный вкус, обязательно наведаюсь в новый магазин, – Слагхорн повернулся к Джастину. – Мистер Финч-Флетчли, если я не ошибаюсь, ваш отец участвует в банковском бизнесе?
И подобным образом профессор дал ознакомиться школьникам с социальным положением друг друга. Конечно, многие из них и так имели сведения друг о друге, но, во-первых, не все, а, во-вторых, повторенье – мать ученья.
Покончив с представлениями, профессор с удовольствием рассказал детям несколько занимательных историй о зельях. Чувствовалось, что он не только превосходно знал свой предмет, но и любил его. В нужный момент у Слагхорна в купе зазвучала музыка. И благодаря подходящим размерам этого помещения молодежь немного потанцевала. Сам профессор, как радушный хозяин, одобрительно посматривал на детей, смакуя прекрасный ликер, полученный в дар от одного из своих бывших учеников.
Время в дороге пролетело незаметно, и Гарри даже удивился, когда поезд стал замедлять ход.
— О, мы сегодня заболтались, – довольный голос профессора однозначно говорил, что он более чем доволен этим обстоятельством. – Конечно, у вас много своих дел, но я надеюсь, мы собираемся не в последний раз.
Разумеется, все школьники уверили радушного хозяина, что они с нетерпением будут ждать следующей вечеринки, и разошлись по вагонам, чтобы собрать вещи.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:15
 
ShtormДата: Суббота, 01.09.2012, 04:05 | Сообщение # 106
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Как всегда на высоте. Очень позабавила охранная система Сириуса. И очень понравилось как прошел сбор в клубе слизней. Действительно дети знакомились, рассказывали о себе, не было того подобострастия как в каноне


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Понедельник, 10.09.2012, 13:42 | Сообщение # 107
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Глава 40.
Расстановка фигур


— Вы двигаетесь как дохлые мухи! Вас любой пикси завалит одной левой! – Сэм Балкинс грозно оглядел запыхавшихся пятикурсников, пытающихся изобразить после «небольшого» марш-броска построение в одну шеренгу. – Двадцать отжиманий!
Школьники со стоном повалились на землю и принялись судорожно пытаться разогнуть натруженные руки. Надо сказать, получалось это не у всех. Гарри Поттер благословлял про себя решение не запускать физическую подготовку, принятое еще на первом курсе. Сейчас их четверка выглядела вполне прилично, несмотря на издевательства мистера Балкинса.
Профессор Снейп, став директором школы, публично пообещал поднять качество образования в Хогвартсе на новый уровень, и как человек слова предпринял все возможное для осуществления своих наполеоновских планов. Одной из его гениальных идей стало привлечение сотрудников аврората на должность преподавателей Защиты от темных искусств. И если у младшекурсников занятия вела хорошо знакомая всей школе Нимфадора Тонкс, ставшая ассистентом преподавателя, то ученикам, начиная с пятого года, увы, не повезло.
Сэм Балкинс, занявший нелегкую должность профессора ЗОТИ, со всей ответственностью подошел к порученному ему делу. И для начала он проверил уровень физической подготовки своих учеников. После контрольного занятия, на котором он выяснял пределы возможностей учеников, профессор Балкинс высказал несчастным школьникам все, что он думает об их безответственности и лени.
Конечно, Гарри охотно признавал, что большинство волшебников вообще не следят за своей физической формой, однако, на его взгляд, новый преподаватель хотел слишком многого. К несчастью, профессор Балкинс придерживался прямо противоположного мнения и с пылом убежденного фанатика принялся приводить их в «достойную» форму. Разумеется, «достойную» с точки зрения самого профессора.
Так как времени на штатных занятиях по ЗОТИ с трудом хватало на основной материал, профессор не жалел своего и студенческого времени, проводя почти что добровольный факультатив по физ-подготовке. Формально добровольным его делало то, что каждый, кто не хотел заниматься, мог лично ему сдать зачеты и проводить время дополнительных занятий по своему усмотрению. Вот только когда он озвучил требуемые нормативы, Гарри заподозрил, что уважаемый аврор решил выставить команду Хогвартса на очередные олимпийские игры. Так что все старшекурсники теперь ежедневно подвергали свои тела пыткам, именуемым занятиями спортом.
Гарри с Невиллом и Забини закончили отжимания и наслаждались краткой передышкой, пока их менее подготовленные однокурсники пытались оторвать свои тела от земли нужное число раз. Попытки обмануть преподавателя заканчивались весьма плачевно для несчастных, решившихся на подобную глупость. Рон Уизли, в первый же день попробовавший недоделать упражнение, жестоко пожалел о своей бесчестности. Как рассказали гриффиндорцы, итогом его хитро-мудрости стало то, что в тот вечер он вернулся в свою спальню далеко за полночь, причем не своим ходом, а на плечах домовиков Хогвартса. Его опыт послужил остальным ребятам предостережением, и никто не хотел попасть на индивидуальное занятие с профессором Балкинсом.
К чести профессора, так сильно он издевался только над представителями сильной половины человечества. Занятия у девушек проходили без подобных эксцессов, и Гермиона с Дафной весьма положительно отзывались о новом преподавателе, и умом Гарри с ними вполне соглашался. Вот только ноющие мышцы заставляли его забыть об объективности. Впрочем, мисс Грейнджер каждый вечер применяла к нему более чем приятные восстанавливающие процедуры, так что в целом мистер Поттер чувствовал себя не так уж и плохо.
Профессору Снейпу удалось за лето внушить преподавательскому составу Хогвартса идею повышения требований к ученикам, и это привело к тому, что ребята с первого дня занятий забыли такое понятие, как свободное время. А с учетом того, что те же профессора МакГонагалл и Флитвик и без того были весьма суровы, многие школьники взвыли от непривычных нагрузок.
Впрочем, на профессора Снейпа это произвело весьма слабое впечатление. «Я предпочитаю, чтобы меня любили не ученики, а выпускники!» — по словам всезнающей Астории именно такую фразу директор сказал на последнем собрании преподавателей перед началом учебного года. И надо сказать, что первая часть его лозунга полностью сбывалась. Гарри даже заподозрил, что Снейпу не дает покоя слава легендарного Финеуса Найджелуса Блэка, слывшего самым нелюбимым учениками директором Хогвартса за всю его историю.
В связи с тем, что Гарри и его друзьям в этом году предстояли экзамены на СОВ, профессор Снейп заявил, что дополнительных занятий для них больше не будет, так как у них и без того найдется чем заняться. Так что для ребят, привыкших с самого начала к повышенным нагрузкам, напряжение этого года не казалось чем-то из ряда вон выходящим, а вот их однокурсникам приходилось несладко.
— Ну что, вижу, вы уже отдохнули! – профессор Балкинс дождался, пока последний ученик закончит отжимания, при этом на его лице сияла ухмылка самого злодейского вида. – В колонну по два, Становись! Сквозное прохождение полосы препятствий, дистанция двадцать метров, ВПЕРЕД!

* * *


Отдушинами от учебы для Гарри и его друзей в этом году стал клуб профессора Слагхорна. Каждую пятницу в нем собиралась все разрастающаяся группа старшекурсников. Конечно, там присутствовала и парочка учеников с младших курсов, в частности Астория Гринграсс, но это было уже исключением из правил.
Первоначальный состав клуба был подобран профессором из числа детей, чьи семьи или же близкие друзья обладали определенным влиянием в обществе. А дальше, постепенно знакомясь на занятиях с учениками, профессор Слагхорн выделял наиболее способных ребят и приглашал их стать членами клуба. Причем в этом случае нового декана Слизерина не интересовали ни происхождение, ни факультетская принадлежность детей. Для Слагхорна имело значение лишь то, есть ли у сегодняшнего школьника реальная возможность сделать успешную карьеру.
Правил клуба было не так уж много, и важнейшее из них – никаких ссор на его собраниях – соблюдалось очень строго. Несмотря на внешность старого расслабленного дедушки, профессор обладал завидным вниманием и железной волей. Но огромный опыт профессора позволял ему без видимых усилий поддерживать на этих собраниях образцовый порядок и давал возможность львиную долю времени изображать из себя милого чудака.
На вечеринках у Слагхорна можно было потанцевать, поболтать обо всем на свете, попробовать различные вкусности, которые всегда были в наличии у их радушного хозяина. И самое главное, здесь школьники с разных факультетов и с разных курсов, обычно и не замечающие друг друга, завязывали знакомства, которые в недалеком будущем могли весьма сильно помочь им в жизни.
— Пойдем посидим, – после очередного танца Гермиона кивнула головой в сторону оживленно беседующих о чем-то Сьюзен и Ханны.
— Ты устала? – в голосе Гарри чувствовалось беспокойство. – Конечно, пойдем.
— Нет, я бы потанцевала еще, – Гермиона улыбкой поблагодарила своего парня за заботу. – Но ты ведь, конечно, помнишь поручение Дафны?
Конечно же, мистер Поттер благополучно забыл обо всем, танцуя с ней, но Гермиону это почему-то не расстроило. Она и сама с удовольствием бы отрешилась ото всех мыслей, находясь рядом с ним, но… Гермиона Грейнджер всегда оставалась Гермионой Грейнджер и просто физически не могла забыть о делах. Парочка подошла к друзьям, которыми стали для них девушки в прошлом году и, попросив разрешения, уселась рядом с ними.
— Вы уже в курсе, что следующая вечеринка в клубе состоится во вторник вечером? – Гарри, обращаясь к хаффлпаффкам, принял самый заговорщицкий вид.
— С учетом того, что профессор Слагхорн уже трижды за вечер напоминал об этом, то да, – чуть насмешливо заметила Сьюзен. - Или ты считаешь, что мы витаем в облаках, как некоторые? Увы, нашего жениха поблизости не наблюдается, и бедным девушкам приходится скучать, поэтому мы, безусловно, в курсе хеллоуинской вечеринки.
Гермиона знала о помолвке Драко Блэка одновременно со Сьюзен Боунс и Ханной Эбот, но немного покраснела, когда ей в очередной раз напомнили об этой традиции волшебного мира. Девушка, выросшая в обществе, где царило убеждение, что многоженство это плохо, с трудом примирялась с тем, что окружающие ее маги считали это нормой. Равно как и обручения несовершеннолетних казались ей, мягко говоря, несколько устаревшим обычаем.
Однако, учитывая особые отношения между Ханной и Сьюзен, мисс Грейнджер признавала, что в данном случае это, пожалуй, наилучший выход. К тому же и Драко, и его невесты явно были не против создания подобной семьи. В итоге Гермионе пришлось признать, что отдельные исключения могут быть допустимы, если, разумеется, они не становятся правилами. Сама она вовсе не горела желанием приобщиться к данной традиции волшебного мира. Впрочем, и большинство магов придерживалось одного с ней мнения, так что множественные браки были не частым явлением.
— Ну, по выходным-то вы его наверняка видите, – подбодрил девушек мистер Поттер. – А на неделе нас так заваливают занятиями, что на грусть времени не остается.
— Ну да, я заметила, что вы с Гермионой и в самом деле не грустите! – с милой улыбкой Сьюзен подколола Гарри. – К счастью, тетя надеется, что скоро все эти неприятности закончатся, и Драко сможет вернуться в школу.
— Надеюсь, что так и будет, – дипломатично заметила Гермиона, которой по большому счету было все равно, наличествует или отсутствует экс-Малфой в Хогвартсе. – Но сейчас нам надо обсудить предстоящую вечеринку. Дафна предложила сделать совместный подарок нашему хозяину, вы как, в деле?
— Само собой! – Сьюзен не надо было объяснять, что в общении с мистером Слагхорном маленькие знаки внимания лишними никогда не были. – И что мы будем дарить?
— Мы на прошлой неделе уже заказали в «Сладком Королевстве» большой торт в форме тыквы, – шепотом произнес Гарри. – С волшебными свечами внутри, которые будут гореть три дня.
— Причем «большой» это явное преуменьшение, он напоминает своим объемом фирменные тыквы Хагрида, – Гермиона улыбнулась, вспомнив, какие глаза были у хозяйки магазина, когда Гарри и Невилл объясняли ей требуемый размер заказа. – Так что с вас по два галлеона. И смотрите, не проболтайтесь, мы хотим удивить профессора.
— Конечно, завтра передадим, – Ханна деловито кивнула. – А как вы собираетесь пронести его в замок? Ведь если идти через главный вход, то все узнают о нем и сюрприза не будет.
— У Гарри ведь есть личный домовик, – Гермиона непроизвольно погладила руку своему парню. – Так что мы передадим торт Добби, а затем он доставит его прямо на вечеринку.
— Главное, чтобы он не уронил его кому-нибудь на голову, – Сьюзен явно вспомнила излишне импульсивного эльфа, который спас ее из лап упиванцев в пролом году. Правда, при этом он умудрился уронить девушку с достаточно приличной высоты. – Хотя лично я ему заранее прощаю любые прегрешения. От нас требуется еще какая-нибудь помощь?
— Если вам не трудно, пригласите в долю Джастина, вы же его лучше знаете, – улыбнулась Гермиона. – А мы тогда с чистой совестью вернемся к танцам.
— Конечно, без проблем, – девушки улыбнулись им, и Гарри, уловивший намек своей подруги, повлек ее обратно в центр зала.

* * *


— Добрый вечер, Корнелиус. Надеюсь, не помешала, – Глава ДМП зашла в кабинет сэра Корнелиуса Фаджа, допоздна засидевшегося на работе.
— Нет, все равно голова уже не работает, – министр с тоской посмотрел на гору пергаментов, возвышающуюся перед ним. – Конечно, освежение кадров было необходимо, но молодежи еще работать и работать, пока научатся избавлять начальство от лишней рутины.
— Ну, рутина это не так уж и плохо, – усмехнулась мадам Боунс. – Я бы с удовольствием только ей и занималась, но, увы…
— Опять случилось нападение? – министр отбросил расслабленный тон, и теперь перед Амелией сидел не усталый чиновник, а решительный и собранный политик.
— К счастью, нет, – пожилая леди поспешила успокоить Фаджа. – Наши действия принесли свои плоды, но затаившиеся упиванцы вряд ли сами успокоятся. И появилась информация, что они готовятся испортить нам Хеллоуин.
Когда глава ДМП говорила о предпринятых мерах, она имела в виду установку защиты на дома родственников маглорожденных волшебников, а также высокопоставленных чиновников как волшебного, так и обычного миров. За два месяца, благодаря титаническим усилиям сотрудников министерства, а также нанятых Фаджем специалистов, удалось проделать огромную работу, основательно защитив тех людей, кто находился в группе повышенного риска. Финансов самого министерства на подобную операцию не хватило бы, но Корнелиус Фадж нашел выход из данной ситуации.
Дело в том, что чары, призванные защитить дома маглов, охраняли их не только от возможного магического нападения, но и от действий обычных людей. При этом заодно накладывались такие полезные мелочи, как защита от пожара или протечек крыши. В результате правительство Ее Величества с огромным удовольствием оплатило контракт на установку защитных чар для большого числа своих сотрудников. Нетрудно догадаться, что часть этих денег министр Фадж пустил на нужды министерства магии. И у Амелии не было повода жаловаться – в настоящий момент защита на ее доме, равно как и на доме Фаджа, отвечала самым высоким стандартам.
Особенно им помог случай с партнером мистера Финч-Флетчли, чей сын Джастин учился в одной группе с племянницей мадам Боунс. Банкир после того, как министерские сотрудники защитили его дом, выразил пожелание, чтобы они проделали такие же операции с домом его друга, разумеется, не безвозмездно. Судя по всему, он предполагал, что на последнего может быть совершено нападение. Как оказалось, мистер Финч-Флетчли был абсолютно прав, и уже через неделю незадачливые типы, пытавшиеся проникнуть в чужую собственность, были неприятно поражены свежеустановленной защитой. Причем настолько неприятно, что оставались в бессознательном состоянии до момента прибытия сотрудников компетентных органов.
Ну а уж разрекламировать данный инцидент, разумеется, в узких кругах посвященных было делом техники. В итоге работники, обеспечивающие установку защиты, оказались обеспечены работой на весьма значительный промежуток времени. Причем не просто работой, а весьма высокооплачиваемой работой. Что опять же способствовало повышению рейтинга сэра Корнелиуса в волшебной среде.
Результатом всей этой работы стало то, что нападения на дома родителей маглорожденных студентов после ряда неудачных попыток полностью прекратились. И теперь сотрудники ДМП гадали, какие планы придут в голову распоясавшимся террористам. Так что наступившая пауза в действиях упиванцев воспринималась мадам Боунс не как признак прекращения ими борьбы, а скорее, как затишье перед бурей.
— Ты считаешь, они постараются устроить что-нибудь масштабное? – министр полностью разделял опасения своего подчиненного. – Я, конечно, выделю тебе на эти дни всех, кого смогу, но вечно так продолжаться не может.
Амелия прекрасно поняла намек, скрытый в словах министра. Да, Фадж делал, что мог, для того, чтобы помочь ее департаменту, но он при этом очень хотел видеть положительные результаты ее работы. И если вскоре мистер Малфой не предстанет перед общественностью в наручниках и в сопровождении парочки авроров, то вполне возможно, что стул под ней может сильно зашататься. Впрочем, министр согласился бы и на Малфоя без наручников, но и без признаков жизни, однако пока что мадам Боунс не могла похвастаться и таким результатом.
Отребье, которое Малфой набрал в ряды своей банды, в свете последних неудач начало разбегаться от него, однако у главаря упиванцев оставалось еще достаточно людей. Вот только ему требовалось что-то особенное, чтобы вернуть грозную силу своему имени. И слухи, которые в последнее время ходили среди отбросов магического мира, и которые неизбежно достигали ушей ДМП, сообщали, что это «особенное» произойдет в ближайшее время.
— Я могу с высокой степенью уверенности заявить, что в ближайшие дни проблема с упиванцами разрешится, – Амелия наконец подняла вопрос, ради которого, собственно, и пришла к Фаджу. – Но мне потребуются на неделю все ресурсы министерства, и ваши тоже.
— Вы получите их, – после минутной паузы Фадж поднял на нее глаза. – Но взамен я жду результата. И я очень надеюсь, что вы меня не подведете.

* * *


Люциус Малфой стоял перед нестройными рядами своих соратников. Вернее, той швали, что ему далось навербовать среди криминального мира магической Англии. Более— менее респектабельные представители волшебной общественности, которые в принципе разделяли его взгляды, не спешили влиться в состав его организации, находящейся на нелегальном положении.
Одно дело – рассуждать за стаканом огневиски о «засилье маглорожденных» и «нарушении древних традиций», и совсем другое – скитаться вдали от дома, каждый день рискуя попасться аврорам и отправиться на долгую экскурсию в Азкабан, а то и на свидание с душами предков. Тем более, организация Малфоя испытывала серьезные финансовые проблемы, и он не мог себе позволить привлечь колеблющихся живыми деньгами. А на обещания светлого будущего маги реагировали весьма скептически.
Сейчас рядом с ним стоял единственный, кроме него самого, серьезный боец их «славного» воинства и его правая рука Нотт. К сожалению, у самого Нотта этой самой правой руки как раз и не было – решение проблемы Беллатрикс Блэк слишком дорого обошлось упиванцам, и даже столь опытный волшебник не сумел выйти из схватки с безумной ведьмой без потерь.
Ему, как и Малфою, терять было нечего, и он был готов идти до конца за своим лидером. А вот в надежности остальных членов их банды Люциус очень сильно сомневался. Но, к сожалению, других людей у него не было. И сейчас ему предстояло воодушевить свое воинство на предстоящее дело, которое должно было переломить ход противостояния с министерством в его пользу. Малфой рассчитывал одним ударом не только вернуть утраченные позиции, но и обеспечить свою победу. Конечно, придя к власти, большую часть подонков, стоящих сейчас перед ним, придется «зачистить», но это будет потом. А сейчас ему предстояло выступить в роли отца-командира.
— Мои верные соратники! Подавленный тяжелыми заботами, обреченный на долгое молчание, я решил, что пришел час, когда я могу говорить открыто с вами, мои грозные воины. Грязнокровки и маглолюбы, подло захватившие власть в министерстве магии, попирают наши древние традиции. Нас, последних защитников волшебного мира, выставляют преступниками и пытаются безжалостно уничтожить. Наши попытки убедить магическое сообщество вернуться к истокам, нагло отвергнуты, и мы видим, как на наших глазах благородных волшебников хотят заставить вести образ жизни маглов, этих грязных скотов. Но мы не станем больше терпеть это издевательство над нашими идеалами!
В этот самый момент мы с вами готовимся нанести жалким министерским ублюдкам решительный удар, который вышвырнет этих клоунов на обочину истории. Уже завтра так называемый министр Фадж со своими подлыми приспешниками будут ползать перед нами на коленях, вымаливая милости истинных правителей волшебной Британии. И мы ее проявим, позволив им умирать достаточно долго, чтобы они осознали всю чудовищность своих преступлений против магической культуры.
Завтра мы соберем все наши силы для последнего удара, и земля Англии будет дрожать под грозной поступью легионов истинных магов. Когда выступит эта величайшая сила в магической истории, то это произойдет не только для того, чтобы создать предпосылки для окончательного завершения этой войны, но и чтобы спасти всю волшебную культуру и цивилизацию.
Соратники! Завтра вы вступаете в жестокую и ответственную борьбу. Судьба Европы, будущее магической Британии, само существование волшебного народа находятся отныне только в ваших руках.
— Да поможет нам всем в этой борьбе Мерлин!
Малфой с одобрительной улыбкой выслушивал радостные вопли толпы подонков, стоящей перед ним. Эти жалкие ублюдки всерьез считают себя элитой волшебного мира. Ну что же, пусть считают… пока. Завтра они приведут его к власти, а потом он наконец сможет вновь вращаться в приличном обществе.
Люциус слегка повернул голову и обменялся понимающим взглядом с Ноттом. Того не меньше его самого раздражала вся эта шваль, но он был достаточно умен, чтобы не показывать своим подчиненным, что он относится к ним так, как они этого и заслуживают.
Нотт, единственный представитель «Старой гвардии», оставшийся рядом с ним, его заместитель и преемник. Как, наверное, имел глупость думать и сам матерый упиванец. Люциусу были не нужны конкуренты, и его старому соратнику предстояло героически погибнуть в завтрашнем бою. Этот маленький эпизод предстоящего шоу Малфой уже организовал. А после безутешный вождь чистокровных воителей жестоко отомстит за смерть верного друга!
— Ребята, вам надо хорошенько отдохнуть перед завтрашним делом, – как всегда, когда требовались не пафосные речи, а конкретные указания, за дело взялся Нотт. - Ради такого случая мы приготовили вам пяток магловских девок для развлечений и достаточное количество виски.
Счастливые вопли доблестных «борцов за светлое будущее магического мира» действительно могли бы быть услышаны и в Лондоне, до которого было почти сто миль. К счастью, на дом, оборудованный ими под базу, были наложены надежные заглушающие чары, так что жители деревушки, в которой обосновались упиванцы, остались не в курсе их воодушевления. Малфой поморщился от этих криков. Тупых скотов, составляющих его «армию», больше интересовали не идеалы, а шлюхи и выпивка.
— Нам тоже не помешает отдохнуть, – Люциус вместе с Ноттом вошел в апартаменты, закрытые для обычного быдла. – Надеюсь, ты не забыл мои пожелания.
— Мог бы и не спрашивать, я тебя не первый день знаю, – усмехнулся однорукий упиванец, небрежно наливая два больших стакана коллекционного огневиски. – Ну, за успех.
— За успех, – Малфой отсалютовал соратнику и залпом выпил напиток. – Пойду посмотрю, что ты там мне нашел.
В том, что он развелся с Нарциссой, были и свои приятные стороны. Женушка вряд ли одобрила бы его любимые развлечения, так что ему крайне редко удавалось получать настоящее удовольствие. Теперь же он мог не скрывать свои пристрастия.
Люциус открыл дверь в свою комнату, и на его губах появилась довольная ухмылка. Все же Нотт прекрасно разбирался в его вкусах, даже жаль с ним расставаться. В дальнем углу испуганно сжался мальчик лет двенадцати на вид. Как и любил Люциус, ребенок выглядел вполне ухоженным, наверняка принадлежа к приличной семье и, безусловно, девственно чистый. Пока…
— Посмотри на меня, – Люциус подпустил властности в голос. – Если ты будешь послушным мальчиком, то завтра утром я отправлю тебя домой.
В принципе, Малфой не лгал. Он, действительно, вдоволь наигравшись с очередным ребенком, отправлял его к родителям. По частям, в нескольких посылках. Мысли о том, что почувствуют эти маглы, получив подобный «презент», доставляли Люциусу огромное удовольствие.

* * *


Неприметный домик, приютившийся в Годриковой Впадине, редко привлекал внимание окружающих. Мощные чары отвлечения внимания надежно защищали его хозяина от нежелательных посетителей, но щупленький человечек, чье лицо сильно напоминало крысиную морду, относился к иной категории людей. Наземникус Флетчер, достойный представитель мелких жуликов, которые, несмотря на все усилия министерства магии, продолжали благополучно существовать в волшебной Британии, являлся давним агентом Альбуса Дамблдора.
В свое время верховный чародей Визенгамота не раз спасал Флетчера от тюремной камеры, которая, по мнению большинства благонамеренных граждан, была самым подходящим жилищем для этого прохвоста, а в ответ Наземникус снабжал своего покровителя информацией, гуляющей в преступном мире. И не только информацией – Альбусу Дамблдору порой требовались темные артефакты или компоненты запрещенных зелий, которые вряд ли кто-нибудь ожидал бы найти у этого «Признанного лидера светлых сил». И здесь Наземникус выступал в роли посредника в ходе различных сомнительных сделок.
К глубокому сожалению Наземникуса, некоторое время назад Дамблдор лишился столь полезного для Флетчера поста, и жулик был вынужден резко сократить объемы своих махинаций, что весьма отрицательно сказывалось на его благосостоянии. Но за последние пару месяцев Флетчер сумел значительно восполнить вынужденные потери. Дамблдору зачем-то требовалась информация о деятельности мелкого криминалитета магической Англии, а раз он больше не мог расплачиваться услугами, то платил наличными.
И вот буквально три недели назад цели бывшего директора Хогвартса слегка прояснились. Он поручил Наземникусу разыскать каналы связи с бандой упиванцев, терроризироваших волшебный мир, и после этого предложить им купить кое-какие артефакты. Жизненный опыт подсказывал жулику, что от этого дела за милю несет тухлятиной, но сумма вознаграждения, предложенная Дамблдором, заставила замолчать его инстинкт самосохранения.
И вот вчера сделка наконец-то была успешно завершена. Флетчер не знал, как упиванцам удалось наскрести немалые деньги, запрошенные Дамблдором, но, как известно, галлеоны не пахнут. Жулику оставалось выполнить последнюю часть дела, а именно доставить «Величайшему светлому магу современности» его законную долю выручки, а заодно и кое-какие сведения. Человек, доставивший Флетчеру деньги, оказался слишком болтливым.

* * *


— Так значит, они планируют провести что-то завтра в полдень? – ничто в голосе Альбуса Дамблдора не выдавало его волнения. – Впрочем, это не так уж и важно.
Бывший директор Хогвартса постарался не показывать, насколько была важна информация, полученная от его агента. Если место проведения «акции» упиванцев было ему прекрасно известно, собственно говоря, и сама предстоящая операция этих бандитов могла состояться только благодаря его скрытой помощи, то насчет времени нападения у Дамблдора были некоторые сомнения.
Альбус откровенно тяготился ролью отставника, на которую его обрек Корнелиус Фадж, и он собирался в ближайшее время исправить эту неприятную ситуацию. Первоначальные надежды на банду Люциуса Малфоя закончились большим разочарованием. Министерство приняло вызов террористов и сумело, пусть и не без труда, загнать бандитов в угол. Без внешнего вмешательства ликвидация остатков упиванцев была делом времени, и Дамблдор прекрасно понимал это. Равно как и то, что в настоящее время магическая Англия вполне успешно справляется со своими проблемами без его участия. А если так пойдет и дальше, то вновь «вдеть ногу в стремя» ему вскоре будет просто нереально.
Дамблдор не зря прожил на этом свете больше ста тридцати лет и понимал, что настало время для его активных действий. Получаемая из различных источников информация показала, что у Малфоя почти не осталось ресурсов, а обстоятельства требовали от упиванца громко заявить о себе. Спасти компанию Малфоя могло только чудо, и Альбус Дамблдор решил побыть в роли «доброго» волшебника.
Создать порталы для перемещения команды Малфоя в нужное место оказалось не просто, но для Дамблдора вполне возможно. Все же он был очень могущественным магом, и что самое главное, ему доводилось бывать на «объекте» и на всякий случай кое-что заранее подготовить. Тогда он, безусловно, не думал о таком использовании своих «закладок», но его предусмотрительность в итоге оказалась совсем не лишней.
А уж продать порталы нужным людям через полукриминальные каналы вообще не представляло труда. И вот теперь операция, задуманная экс-директором Хогвартса, была полностью подготовлена. Упиванцы появятся там, где их никто не ждет, и министерство ничего не сможет поделать с этим. Зато в нужный момент рядом окажется он, Альбус Дамблдор, который и возьмет ситуацию под контроль.
Небольшие жертвы со стороны упиванцев и авроров, а главное, среди простых волшебников будут необходимы, как это ни прискорбно признать. Обстановка должна быть достаточно драматичной, чтобы на ее фоне Альбус вновь вышел на арену политической жизни во всем блеске своего могущества. Вот только надо кое-что подчистить, дабы потом ему не начали задавать неудобные вопросы.
— Ты прекрасно поработал, Наземникус, – ласковая улыбка Дамблдора заставила напрячься Флетчера, впрочем, теперь это уже не имело значения. – Конечно, твоя преданность это прекрасно, но ради твоего же блага. Обливиейт! Конфундус!
Дамблдор аккуратно вложил в руку своему агенту портал, который сработал через три секунды, отправив Наземникуса на задворки Косой Аллеи. Теперь он не будет помнить ни о сделке с упиванцами, ни о том, что он когда-то работал на Дамблдора. Сам же светлый маг отправился спать, набираясь сил перед завтрашним днем. Будет неплохо с утра навестить своего братца, дабы в нужный момент оказаться рядом с местом главных событий этого Хеллоуина.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:19
 
SerjoДата: Понедельник, 10.09.2012, 13:43 | Сообщение # 108
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
* * *


В кабинете директора Хогвартса собрались деканы факультетов и оба преподавателя ЗОТИ. Обстановка была немного нервной, так как Снейп вызвал их, предварительно не объясняя причин внепланового собрания.
— Леди и джентльмены, позвольте мне не тратить время на обычные формальности и сразу приступить к делу, – Северус обвел строгим взглядом преподавателей. – Министерство информировало меня, что во время завтрашнего праздника можно ожидать крупного теракта со стороны небезызвестной банды упиванцев. В связи с этим нам необходимо принять все возможные меры, чтобы гарантировать безопасность учеников.
— Более конкретные сведения есть? – слегка нахмурившийся Балкинс дождался отрицательного кивка директора. – Понятно, все как всегда.
— Хогвартс, конечно, является одним из самых безопасных мест в магическом мире, – задумчиво произнесла МакГонагалл, – но думаю, дополнительные меры предосторожности не помешают.
— Вот именно, – директор воспринял фразу своего заместителя как признак понимания остальными магами серьезности ситуации. – Мой собственный опыт подсказывает, что в последние годы, да и раньше тоже, ничего хорошего ждать от Хеллоуина не приходится. Поэтому я озвучу свои мысли по этому поводу, и затем вы можете внести предложения об усилении безопасности школы.
По сути, план Снейпа был предельно прост. Хогвартс, действительно, являлся мощной магической крепостью, и наличие в нем нескольких опытных бойцов делало школу неприступной для бандитов Малфоя. В принципе, с ними вполне могли бы справиться и сам Снейп вместе с двумя мракоборцами, но у него в резерве были еще и Флитвик со Слагхорном, которые, несмотря на свой безобидный внешний вид, являлись опытными бойцами, в чем-то, возможно, даже превосходящими нынешнего директора.
Кроме того, большую часть подходов к школе прикрывали запретный лес и озеро, обитатели которых хоть и подчеркивали всеми возможными способами свою независимость от волшебников, тем не менее, в реальности подчинялись директору Хогвартса. Основатели школы были кем угодно, но только не идиотами, поэтому они не зря позволили существовать кентаврам, русалкам и прочим существам жить рядом со школой. Магический договор обязывал обитателей окрестностей школы защищать ее в пределах отведенных им владений.
На то, чтобы привести Хогвартс в боеготовое состояние, директору с остальными профессорами потребуется всего пара часов, и все преподаватели согласились с необходимостью этой меры. Так что единственной проблемой, реально беспокоившей Северуса, был отпуск учеников в Хогсмит. Защитить школьников в деревне было бы практически нереально. Конечно, там будут наличествовать патрули авроров, но, тем не менее, уровень безопасности будет совсем иной.
— Конечно, лучше бы оставить детей в школе, – вздохнула профессор Спраут. – Однако в этом году ученикам и без того тяжело справляться с возросшими требованиями, а если при этом еще и лишить их и этого традиционного способа разрядки…
— И все же безопасность важнее, – заметил профессор Слагхорн. – Жаль, что мы так поздно узнали об угрозе на Хеллоуин, иначе стоило бы назначить на этот день соревнования по квиддичу, и все остались бы довольны.
— К сожалению, мы узнали об этом только сегодня, – профессор Флитвик слегка укоризненно посмотрел на коллегу. – Тем не менее, мне представляется возможным предложить компромиссный вариант. В Хогсмит отпускать школьников и, правда, не стоит, но те дети, кто захочет провести этот день у себя дома, вполне могут это сделать. Думаю, безопасную отправку и прибытие порталами мы вполне в состоянии обеспечить.
Снейп согласился, что такой вариант и в самом деле выглядел достаточно привлекательным. Пример Поттера и его друзей привел к тому, что в настоящее время большинство учеников предпочитало на выходных навещать своих родных, а не бродить по Хогсмиту. В данном случае это решало проблему с безопасностью, в то же время позволяя ученикам передохнуть от школьной жизни.
В итоге было решено рано утром оборудовать портальную площадку у ворот школы, за пределами антиаппарационного периметра. Ее защитой должны были служить хищные растения, которые предоставляла профессор Спраут, и «ожившие» рыцарские доспехи, которые совсем не зря в большом количестве были расставлены по школе.
Профессор МакГонагалл уже давно хотела опробовать их активацию, и Северус заподозрил, что основным мотивом использования големов для декана Гриффиндора послужило обычное любопытство. Тем не менее, лишними эти рыцари точно не будут. В охранение у портальной площадки решили выставить обоих преподавателей ЗОТИ, а остальные профессора должны были находиться в замке в состоянии постоянной готовности.
Отпустив профессоров, Снейп еще раз проанализировал готовящиеся мероприятия и вынужден был признать, что безопасность учеников будет обеспечена на самом высоком уровне. Тем не менее, тягостные предчувствия не оставляли его. Опыт подсказывал Северусу, что ему не хватает всего одной какой-то детали, чтобы правильно оценить намерения боевиков Малфоя, и он злился от собственной беспомощности в этом вопросе.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:20
 
ShtormДата: Понедельник, 10.09.2012, 15:04 | Сообщение # 109
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Неужели замысел Малфоя удастся, и Дамб ему подыграет?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Воскресенье, 16.09.2012, 19:11 | Сообщение # 110
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Глава 41.
Неправильно, но верно


Гарри и Гермиона медленно покидали кладбище в Годриковой Впадине, в сопровождении Сириуса и Ремуса. Оба старших мага сегодня были мобилизованы министром для усиления сил правопорядка, и по их просьбе они были направлены патрулировать именно этот населенный пункт. Сириус понимал, что его крестник как обычно захочет в этот день навестить могилу родителей, и предпочел, чтобы в такое неспокойное время он совершил это под надежной охраной.
Гермиона первый раз оказалась в этом месте, решив провести сегодняшний день с Гарри. Она знала, что он воспринимает Хеллоуин совсем не как праздник, и считала, что должна быть рядом с ним. Ее родителей они вполне смогут навестить и в следующий раз, ведь благодаря порталам, которыми их снабжал Сириус, у них уже давно не было проблем с путешествиями по стране.
— А теперь, ребята, сразу же отправляйтесь в школу, – для разнообразия Бродяга был необычайно серьезен. – Сегодня вам лучше находиться в безопасности, так что погуляете в другой раз.
— Тем более что Хогвартс сейчас действительно хорошо защищен, – Ремус чуть виновато посмотрел на своего друга. – Я на всякий случай показал новому директору все потайные ходы, которые мы нашли в свое время. Шутки шутками, но Петигрю в свое время мог рассказать о них упиванцам.
— Да уж, такая возможность подшутить над Снейпом накрылась, – Бродяга постарался изобразить укоризненный вид. – Он ничего не подозревает, а тут мы в гости заявляемся. Но с этими бандитами и в самом деле не до шуток.
— Хорошо, мы поняли, – Гарри кивнул крестному. – Но перед тем, как пойти в Хогвартс, нам надо всего на пять минут заглянуть в Хогсмит, мы договорились там в полдень встретиться с Дафной и Невиллом. За это время точно ничего не случится.
— Лучше свяжитесь с ними и скажите, что встретитесь в школе, – рассудительно заметил Ремус. – Им тоже не стоит зря болтаться по деревне.
— Мы бы так и сделали, – заметила Гермиона – Но нам надо забрать одну вещь и передать ее Добби.
Спустя пять минут уговоров взрослые маги, наконец, пошли навстречу ребятам, и Сириус создал портал в деревню. Переместиться оттуда в школу рейвенкловцы должны были также с помощью портала.

* * *


Альбус Дамблдор с утра приехал в гости к своему брату, Аберфорту, чем немало удивил последнего. Даже будучи директором Хогвартса, Альбус несколько лет не появлялся в трактире брата, хотя тот был расположен весьма близко к школе. К тому же гость повел себя несколько странно, так как, едва войдя в трактир, сразу же попросил предоставить ему комнату и, запершись в ней, не проявлял ни малейшего желания общаться с родственником.
По мнению Аберфорта, такое поведение его брата было не только странным, но и откровенно подозрительным. После смерти сестры, в которой Аберфорт небезосновательно обвинял Альбуса, отношения между братьями резко испортились, и они крайне редко общались друг с другом. Поэтому хозяин трактира решил пойти и переговорить со своим родственником, опасаясь, что тот опять затеял какую-нибудь авантюру, которая вполне может обернуться для окружающих весьма неприятными последствиями.
Уже подойдя к дверям комнаты брата, Аберфорт услышал, что оттуда доносятся чьи-то голоса. Это весьма удивило трактирщика, так как сигнальные чары, установленные на все здание, показывали, что в комнату никто посторонний не заходил. А антиаапарационныйбарьер в трактире надежно защищал постояльцев от внезапного вторжения неизвестных типов.
Хоть трактирщик и не имел привычки подслушивать за гостями, в данном случае он решил изменить своим принципам. Настороженность, с которой он относился к своему братцу, заставила Аберфорта тихонько подойти к двери, стараясь услышать, о чем, а главное с кем, Альбус разговаривает в комнате. Первым чувством Аберфорта было облегчение, так как, судя по всему, посторонних в помещении все же не было. Альбус говорил сам с собой, видимо, репетируя какую-то речь. Возможно, и не самый достойный способ времяпровождения для пожилого человека, приехавшего в гости к родственнику, однако же не выходящий за рамки приличий. Но тут смысл слов Альбуса, наконец, дошел до хозяина трактира, и тот непроизвольно сжал кулаки, стараясь уловить каждое слово своего гостя.
— Итак, джентльмены, я вынужден настаивать, что гибель этих детей лежит на совести министерства Магии и мистера Фаджа лично, – Альбус Дамблдор прервал свою речь, а через пару секунд пробормотал нормальным тоном. – Вернее, будет сказать не мистер Фадж, а Корнелиус Фадж. Да, пожалуй, так.
Аберфорту на миг стало дурно. Он прекрасно помнил безжизненное тело своей сестры и трясущегося от страха Альбуса, что-то пытающегося наврать про несчастный случай. Тогда его братцу удалось отделаться легким испугом, свалив вину за гибель девочки на своего сбежавшего дружка, Гриндевальда, ставшего впоследствии очередным «Темным властелином». Вот только Аберфорт не верил, что его брат был так уж чист в том старом деле, хоть и не мог доказать этого. И вот теперь снова разговоры про гибель детей. Между тем дорогой братец решил продолжить репетицию.
— Конечно, непосредственно в детей летели заклятия с палочек мистера Малфоя и его последователей, но что вынудило достойных членов нашего общества встать на путь насилия? – голос оратора внушал доверие своей задушевностью. – А вынудило их к этому наше правительство, решившее отбросить идеалы магического сообщества и пытающееся растворить нас в огромном море маглов. Именно против этого и восстали пусть и неразумные, но вполне патриотично настроенные граждане. Конечно, гибель детей нельзя оставить без внимания, но основное наказание за нее должны нести не эти несчастные, а Корнелиус Фадж и его прихвостни. Когда сегодня в полдень люди мистера Малфоя ворвались в школу в Хогсмите, это жалкое порождение гнусных планов Фаджа, они не хотели никого убивать, а просто выражали свой протест. К сожалению, события вышли из-под их контроля, и мы сейчас имеем то, что имеем. Благодаря счастливой случайности я оказался в это время в Хогсимте и сумел разобраться с этой непростой ситуацией, что позволило избежать еще больших жертв.
Аберфорт нервно вскинул руку, чтобы посмотреть на часы. Конечно, вполне возможно, что вся речь Альбуса это бред его больного воображения, но если нет? До полудня остается всего четыре минуты, и надо что-то решать. Если он ошибся, и никакого нападения не будет, то максимум что ему грозит, это стать посмешищем всего волшебного сообщества. Но на мнение людей Аберфорду уже давно было наплевать. А вот если и вправду готовится нападение… Старый трактирщик принял решение и решительным жестом достал палочку.
— Экспекто Патронум! – светящийся козел понесся к новой школе, неся тревожное сообщение Аберфорта Дамблдора.
А вот братцу в любом случае лучше провести это время в более спокойной обстановке. А если, не дай Мерлин, нападение и в самом деле произойдет, то он, Аберфорт, сделает все, чтобы на этот раз его братец наконец-то познакомился с дементорами. Трактирщик убедился, что Альбус, занятый своей речью, не заметил его патронуса. Ну что ж, так даже лучше.
Петли дверей в «Кабаньей голове» всегда хорошо смазывались, не подвели они своего хозяина и на этот раз. Открыв дверь, Аберфорт увидел, что его брат, не обращая ни что внимания, уставился в окно, выходящее на здание начальной школы.
— Ступенфай! ПетрификусТоталус! Инкарцеро! – теперь Альбус при любом раскладе дождется авроров. И либо они вместе с братом на пару окажутся всеобщим посмешищем, либо экс-директор Хогвартса, наконец, отправится в камеру Азкабана, нахождения в которой уже давно заслужил.

* * *


Аврор Пенкинс в этот Хеллоуин нес дежурство в начальной школе Хогсмита. Конечно, в это неспокойное время служба неслась парами авроров, но его напарник патрулировал второй этаж здания, а ему досталось контролировать вход в школу. Сегодня у детей в классах проходили праздники, и уже через несколько минут ребята отправятся по домам. Несмотря на режим усиленной безопасности, введенный в волшебной Англии, праздничные мероприятия для детей решили не отменять, так как школа была защищена гораздо лучше, чем дома обычных волшебников.
Впрочем, кое-кто уже покинул школу. Буквально пару минут назад мистер Квеллидж забрал свою дочь, не дожидаясь окончания праздничных мероприятий. По словам волшебника, ему срочно понадобилось уехать по делам, и он хотел лично доставить ребенка домой.
— Внимание! На школу готовится нападение! – появившийся в вестибюле непонятно чей Патронус заставил аврора вздрогнуть.
Пенкинс был ошарашен внезапным появлением вестника, но инструкции, намертво вбитые в его голову, заставили тело действовать раньше, чем он сумел осознать ситуацию. Выхватив из кармана артефакт-активатор Пенкинс, не глядя, сломал пластинку, запуская процесс эвакуации детей.
Как ему не раз втолковывали старшие товарищи, при получении сигнала о нападении, ему следовало, не теряя ни секунды, принять все меры к тому, чтобы дети оказались в безопасном месте. Офис авроров представлялся в этом плане идеальным вариантом, и именно на него были настроены аварийные порталы всех школьников и учителей. И самое главное, их настройка позволяла произвести внешнюю активацию. «Лучше десять раз среагировать на ложную тревогу, чем один раз пропустить настоящую», — эту истину молодому аврору доносили на каждом инструктаже, и вот теперь эти занятия принесли свои плоды.
Сорвавшись с места, Пенкинс понесся по школе, заглядывая в каждый класс, чтобы проверить, что в здании не осталось детей. Конечно, у всех них постоянно должны быть с собой аварийные порталы, но… перестраховка не помешает. В конце коридора он увидел испуганную девочку, осторожно выходящую из класса. Ребенок явно оказался не в своей тарелке, когда все люди вокруг внезапно исчезли, а она осталась одна. На ходу вынимая резервный портал, не подключенный к общей тревожной сети, аврор подбежал к девочке и сунул ей в руку оранжевую пластинку. «Мерлин пьет тыквенный сок» — кодовая фраза слетела с его губ, отправляя ребенка в аврорат.
В ту же секунду Пенкинс услышал хорошо знакомые хлопки, сообщающие о прибывающих порталами людях. Он даже не успел удивиться, что кто-то сумел преодолеть антипортальный барьер, наложенный на школу. Последними словами в своей жизни, которые услышал молодой аврор, были «АвадаКедавра».

* * *


Люциус Малфой пребывал в состоянии бешенства, причем отнюдь не тихого. Буквально минуту назад проверенный информатор сообщил ему, что в начальной школе все дети находятся на месте и дружно празднуют Хеллоуин, а вот теперь они видят только пустое здание и ни одного ребенка! Весь его гениальный план по захвату заложников с целью поставить свои условия министерству провалился в Тартар. Люциус со злобой пнул труп аврора, валяющийся на полу.
Когда в криминальной среде появилась информация, что кто-то предлагает на продажу портальные амулеты, позволяющие проникнуть в школу Хогсмита, минуя все системы безопасности, главарь упиванцев сначала не поверил своему счастью. Это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Однако осторожная проверка показала, что магические артефакты реально существуют, и их можно приобрести за вполне разумные деньги. Вернее, цены на них показались бы ему сравнительно небольшими еще год назад, сейчас же их банде пришлось выскрести все резервы, чтобы заплатить за них. Но если бы возникший у него в голове план удался, любые затраты оказались бы оправданными.
Что может быть проще, чем взять толпу детей в качестве заложников и потом требовать от министерства всего, чего угодно? И пусть попробует Фадж не согласиться – обезумевшие родители малышей, находящихся в руках Малфоя, силой заставят министра выполнить любые требования аристократа. Чтобы показать серьезность своих намерений, Люциус собирался убить пяток ребятишек и выставить их трупы на всеобщее обозрение. Тогда Фаджу придется ползать перед ним на коленях, чтобы спасти остальных!
Конечно, Малфой не исключал, что все эти порталы являются хитрой ловушкой авроров, и позаботился о подстраховке. По его приказу перед самым началом операции его агент, на которого имелось достаточно компромата, проверил, что в школе царит спокойствие и никто не ждет нападения. И вот такая неудача! Вместо толпы заложников – два трупа авроров, причем они к тому же сумели сильно ранить одного из его людей.
— Ну что вы мечетесь, как тупые пикси! – Нотт, как это обычно и бывало в экстремальных ситуациях, брал командование на себя. – Если мы задержимся здесь, нам крышка! Над Хогсмитом мы сами установили антиаапарационный барьер, так что отступать некуда. Рядом с этим домом «Сладкое Королевство». Наверняка мы найдем там несколько детишек и сможем вернуться к нашим планам. Вперед, бездельники!
«Этот помошничек слишком много берет на себя, — Малфой недовольно поморщился. – Не зря я решил перевести его в разряд мертвых героев. У движения должен быть лишь один лидер».
Идея установить антиаапарационный барьер принадлежала самому Люциусу. Она показалась ему весьма уместной, учитывая, из каких подонков состоит его отряд. Если эти недоумки будут иметь возможность удрать, они сделают это, едва их шкурам начнет угрожать серьезная опасность, а так им придется драться до конца. И Люциус предусмотрительно активировал барьер, едва оказавшись в школе. Правда, как теперь выясняется, в его плане имелись и негативные моменты. И главный его недостаток состоял в том, что и сам Малфой не мог теперь отступить.
Все упиванцы дружно рванули вперед, подбадриваемые окриками Нотта. Малфой внезапно обнаружил, что в здании он остался один. Подобное положение дел не внушало оптимизма, так как в любой момент здесь могли появиться авроры, встречаться с которыми у Люциуса желания не было. Наплевав на свой образ надменного аристократа, доблестный командир упиванцев бодро побежал вслед за своими подчиненными.

* * *


— Гарри, а ты уверен, что Добби сможет утащить этого монстра? – Невилл с некоторым сомнением смотрел на необъятных размеров торт. – Я, конечно, понимаю, что домовики довольно сильны в магии, но тут, похоже, перебор.
— Ты просто плохо знаешь Добби, – усмехнулся Поттер. – Этот торт еще что, вот когда он по моей просьбе приготовил супер-торт для моего кузена, это был действительно монстр!
— Это когда вы с Сириусом два дня не могли поесть дома, потому что кухня была занята «тортиком»? – Гермиона не могла сдержать улыбку. – Тебе все-таки стоит научиться отдавать домовикам более точные распоряжения.
— Зато он показал себя истинным рыцарем, свято держащим данное слово! – Дафна безуспешно пыталась сдержать улыбку. – А Добби поддержал честь хозяина, дословно выполнив его пожелание.
Гарри рассмеялся, так как история с «тортиком» и в самом деле вышла забавной. На каникулах Поттер вспомнил, как во время боя с упиванцами пообещал себе подарить Дадли самый большой торт из тех, которые он когда-либо видел. И все бы ничего, но не полагаясь на свои умения в кулинарии, Гарри попросил Добби создать эту мечту чревоугодника. Причем когда домовик уточнил, каких размеров был самый большой торт, который видел «Гарри Поттер, сэр», рейвенкловец просто сказал, что он должен быть больше, чем все, что раньше готовил эльф. Ну, кто же мог знать, что, находясь в услужении у Малфоев, Добби на десятилетие Драко приготовил тортик размером с небольшой автомобиль. И, конечно, домовик, желая показать, как сильно он любит Гарри, не мог отказать себе в удовольствии изготовить монстра в два раза больше малфоевского.
Результатом деятельности маленького шеф-повара стало то, что миссис Дурсль упала в обморок, увидев в одно прекрасное утро, что вся ее кухня занята подарком племянника. Впрочем, Дадли остался весьма доволен своим кузеном. Благодаря чарам, наложенным на торт, он не испортился бы и за год, а молодой мистер Дурсль не собирался так долго хранить его. Конечно, вызов его желудку, брошенный кулинарным искусством Добби, был весьма достойным, но Дадли не посрамил своего имени и с честью принял его. В итоге через две недели от тортика остались одни воспоминания.
Друзья встретились в «Сладком Королевстве», с целью приема подарка для профессора Слагхорна. Убедившись, что заказанный торт вполне отвечает их пожеланиям, Гарри вызвал Добби и поручил кондитерское изделие дальнейшим заботам домовика. Теперь ребятам оставалось выйти из магазина и воспользоваться порталами до Хогвартса.
Гарри, проходя по Хогсмиту, обратил внимание, что они были чуть ли не единственными школьниками, посещавшими сегодня магическую деревушку. А вот в магазине они встретили старых знакомых – близнецов Уизли. Поттер догадался, что они воспользовались потайным ходом, ведущим в «Сладкое Королевство», и вспомнил, что Люпин сообщил о нем и об остальных ходах директору. И тот, несомненно, должен был установить в ходах сигнальные чары. А значит, Снейп решил дать возможность этим нарушителям спокойствия посетить деревушку и взять их с поличным по пути назад.
Поттер задумался, стоит ли предупреждать гриффиндорцев об их провале или дать им еще немного времени побыть в счастливом неведении, но в этот момент с улицы раздались чьи-то крики. Один из Уизли выглянул за дверь, чтобы посмотреть, что случилось, и через миг его окровавленное тело ввалилось назад.
— Фред! – второй близнец бросился к брату.
Поттер еще не понял, что именно произошло, но накрепко вбитые профессором Снейпом навыки заставили его тело двигаться самостоятельно. И не его одного – друзья Гарри тоже не застыли в ступоре. Гарри и Гермиона заняли оборонительную позицию у двери, с ходу оглушив типа в черном балахоне с палочкой в руках, пытавшегося вбежать в магазин, а Дафна и Невилл обосновались у окон. Вслед за этим типом в помещение влетел зеленый луч заклятия, попавший в девушку-продавца, и ее моментально потухший взгляд ясно показал всем присутствующим, что шутки кончились. От негодяев, запросто бросающихся «Авадами», ничего хорошего ждать не приходится.
Магазин наполнился криками и суетой женщин, и Гарри понял, что они попали в хорошую передрягу. Одним движением ноги он отбросил невредимого близнеца от прохода, одновременно пуская в открытую дверь Сектумпсемру. Он ни в кого не целился, желая лишь задержать нападавших, однако раздавшийся крик, в котором слышалась боль, показал, что он в кого-то попал.
Их положение было откровенно незавидным. Снаружи здание атаковала толпа типов в черных балахонах, а внутри у прилавка испуганно сгрудились женщины, пришедшие купить детям сладости. Ситуацию усугубляло то, что некоторые из них были со своими малышами. Судя по виду представительниц слабой половины человечества, было нетрудно догадаться, что ждать он них участия в бою не приходится. А идею бросить беззащитных людей на растерзание этим ублюдкам, уже показавшим свое лицо, Поттер даже не рассматривал.
Долго держать оборону в этом магазинчике было нереально, и Гарри начал действовать. «Гермиона, мне нужна минута!» — он отвернулся от двери, где его подруга ловко орудовала своей палочкой.
— Добби! – появившийся домовик широко открытыми глазами смотрел на окружающий его хозяина хаос. – Хватай раненого и тащи в Святого Мунго.
Не обращая больше внимания на эльфа, кинувшегося выполнять его приказание, Гарри подскочил к безучастно сидящему на полу Джорджу.
— Уизли, ты меня слышишь? – Гарри пытался встряхнуть гриффиндорца, но это не дало никаких результатов. – Приди в себя, надо действовать!
Видя, что от слов толку мало, Гарри вспомнил совет Сириуса, данный как раз на случай подобной ситуации. Мощная пощечина заставила Джорджа выйти из оцепенения.
— Не сиди! – Гарри буквально кожей чувствовал, как утекает отмерянное им время. – Хватай женщин и тащи в подземный ход! Мы вас прикроем! ПОШЕЛ!
Яростный крик Поттер заставил, наконец, Уизли прийти в себя и направиться к сжавшимся от ужаса дамам. Но Гарри уже не обращал на него внимания. Натиск нападавших не стихал, и Поттер поспешил на помощь активно бьющимся друзьям. К сожалению, домовик не мог быстро перенести отсюда всех их «подопечных», и придется прикрывать отход женщин и детей в подземелье.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:22
 
SerjoДата: Воскресенье, 16.09.2012, 19:14 | Сообщение # 111
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
* * *


Когда Гермиона увидела падающую от смертельного проклятия девушку, в ее душе что-то сломалось. До сих пор им всегда везло, и в их приключениях свою смерть находили исключительно плохие парни. А если где-то и страдали невинные, то это было далеко от ее глаз. И только теперь мисс Грейнджер по-настоящему поняла, что на самом деле представляет из себя война. Труп улыбчивой продавщицы, которая была немного старше их, еще не успел полностью упасть на пол, но Гермиона уже не смотрела на неестественно согнувшееся тело. Теперь все ее внимание было обращено на негодяев, считающих, что они вправе распоряжаться чужими жизнями. Ну что же, кое-кто приготовил достаточное количество аргументов, чтобы объяснить этим подонкам, насколько они не правы.
«Гниение плоти», «Дождь игл», выставить щит, Сектумсемпра, поднять табуретку, чтобы прикрыться от Авады, снова «Дождь игл» — заклятия одно за другим слетали с ее палочки. Если бы кто-нибудь в эти минуты удосужился обратить внимание на лицо девушки, он бы нашел в ней удивительное сходство с Нарциссой Малфой. Гермионе казалось, что из нее ушли все чувства, и она превратилась в механизм наведения к своей палочке. На лице Гермионы была маска холодного презрения, которая отражала ее отношение к противнику.
«Гермиона, к окну!» — в голосе Гарри слышалась боль. Гермиона обернулась и увидела, как раненая Дафна медленно сползает по стене. Отстраненно подумав, что она даже не испытывает ужаса при виде кривящейся от боли подруги, мисс Грейнджер быстро заняла ее место и продолжила свою смертоносную работу. Теперь она, наконец, поняла, почему Блэки так старательно коллекционировали смертельные боевые заклинания. Твари, подобные тем, что кидали сейчас в них заклятия, не заслуживали права ходить по земле. Видимо, предки Сириуса частенько встречались с подобными негодяями и тщательно собирали надежные средства очищения мира от этих животных.
— Добби! Дафну в Мунго! – хриплый голос Гарри напомнил ей, что ее парень и в этой непростой ситуации не забывал заботиться о друзьях.
Наконец-то Уизли удалось вывести женщин и детей из магазина, и можно было подумать о собственном отступлении. Вот только сделать это будет непросто – Гермиона видела, что за спинами нападавших появились фигуры в аврорских мантиях, сходу атаковавшие людей в черных балахонах, и упиванцы, не считаясь с потерями, пошли на штурм. Для них это был единственный шанс уйти из-под перекрестного огня.
«К подвалу! Вперед», — Гарри явно не терял контроля над ситуацией. Бросив в окно взрывное заклятье, Гермиона стремглав рванула к внутренней двери, ведущей в кладовку, где находился вход в подвал. Ей удалось без проблем первой добраться до туда, и она развернулась, приготовившись к обороне этой новой позиции. А вот Невиллу не повезло – проклятье свалило его посреди комнаты. К счастью, Поттер начал свой ретирадный маневр на секунду позже друзей и под прикрытием огня Гермионы сумел дотащить тело друга до занятой мисс Грейнджер комнаты. Верный Добби в очередной раз выполнил свою работу санитара, и друзьям осталось приложить последнее усилие, чтобы оказаться в безопасности. Внезапно Гермиону что-то ударило по ногам, и она упала на пол, ощущая дикую боль.
— Куда-то торопитесь, молодые люди? Вам придется сдаться! – надменный голос Малфоя, раздавшийся сзади, явно указал ей на то, что ее надеждам на благополучный исход этого боя не суждено было сбыться. – Экспелиармус!
Палочка вылетела из рук Гермионы, но она даже не обратила на это внимание. Видимо, пока они защищали вход, Малфой догадался зайти с тылу, сделав пролом в стене, и теперь им не удастся убежать. Вернее, не им, а ей!
«Гарри, прорывайся, ты уйдешь!» — Гарри наверняка успел бы добежать до входа в подземный ход и мог завалить его за собой.
«Нет, я тебя не брошу», — Поттер медленно опустил палочку. Оставшиеся в строю четверо упиванцев, довольные своей «победой», заполнили торговый зал. Один из них, воспользовавшись «Сонорусом», объявил аврорам, что если те попробуют сунуться к ним, то захваченные заложники будут убиты. Наступило временное затишье.
— Ну же, Поттер, палочку сюда, – Малфой попытался придать лицу брезгливое выражение, однако Гермиона ясно видела, что «аристократ» дрожит от страха.
«Идиот, они убьют нас обоих! – Гермиона предприняла последнюю попытку. – Ты обучался тактике боя, пусть лучше погибнет один, а не оба!»
«Знаешь, иногда стоит поступать неправильно», – в голосе Гарри слышалась грусть.
Поттер посмотрел на свою палочку и, схватив ее за кончики, резко сломал о колено. Обломки магического артефакта упали к его ногам.
— Вторую тоже! – Люциус, очевидно, запомнил предыдущую встречу с Гарри Поттером. Запасная палочка повторила судьбу основной.
— Ну а теперь мы поговорим по-другому! – Малфой откровенно торжествовал. – Хоть я рассчитывал на других заложников, но так даже лучше. Вряд ли Фадж решится пожертвовать героем магического мира. Ну а с грязнокровкой пока что развлекутся мои ребята, пусть перед смертью узнает, что такое настоящий мужчина!
«Прощай, любимая», — Гермиона смотрела в черные глаза своего парня. Черные? Они же были зелеными!
Как Гермиона потом ни старалась, она так и не могла точно вспомнить, что же именно случилось в следующую минуту. Вот Гарри вытягивает руку, и к Малфою летит красный луч какого-то заклинания. Люциус пытается поставить щит, но его буквально впечатывает в стенку. Девушка слышала, как с хрустом ломались кости этого террориста. В Гарри летят лучи с палочек упиванцев, но он встречает их атаку смехом. Гермиона поежилась, вспомнив, что она уже слышала похожие звуки. Так хохотала Беллатрикс, в очередной раз «беседуя» с Сириусом.
Поттер легко уклонился от двух лучей, ладонью выставил щит перед третьим и не обратил внимание на Секо, прошедшееся по ребрам. Он бросился вперед, атакуя своих противников. Теперь он только ставил щиты против особо неприятных заклятий, явно желая разобраться с врагами голыми руками. И у него это получалось! Вот один из бандитов рухнул на пол, пытаясь закрыть ладонями разорванное рукой Поттера горло. Другой громко вскрикнул, когда пальцы Гарри выдавили ему глаза. Впрочем, кричал он недолго – могучий удар кулака отправил негодяя в беспамятство.
Двое других упиванцев почему-то не впали в состояние восторга от возможности показать все свое мастерство, сражаясь со столь сильным противником. Один из них попытался выскочить наружу, очевидно рассчитывая сдаться аврорам, но получил подножку от двигавшегося с непостижимой скоростью Поттера, и спустя мгновения хруст его шейных позвонков возвестил о финале жизни бандита. Последний преступник, дико оглядевшись, бросился к Гермионе. Девушка поморщилась от запаха, идущего от штанов этого «героя».
— Я убью ее, только подойди! – он направил палочку в лицо Гермионе. – Назад или она умрет!
Этот идиот, видимо, так и не понял, что же именно его убило. Впрочем, стоит честно признать, Гермиона точно так же не знала этого. Поттер просто посмотрел на упиванца, и из террориста брызнула кровь. Казалось, что его просто разорвало огромным давлением.
— Гарри, что с тобой случилось?! – Гермиона не узнавала в этом звере своего друга. Хотя, разумеется, вопрос был чисто риторическим. Гермиона прекрасно поняла, в кого именно превратился ее друг, но она раньше и не подозревала, насколько страшно выглядит берсерк в бою.
Однако Поттер, похоже, даже не слышал ее. Он не спеша подошел к стонущему Малфою и с нечеловеческой силой рывком поднял того на ноги.
— Пощади! У меня еще есть особняк, там есть ценные артефакты! Я отдам тебе все, только пощади! – глаза Люциуса были широко раскрыты от ужаса.
Поттер несколько секунд смотрел на него, а потом сильно ударил ладонью в лоб. Затылок «аристократа» встретился со стенкой, и голова Малфоя раскололась, как перезрелый арбуз. Оставшись без врагов, Поттер медленно огляделся вокруг, и взгляд его черных глаз уперся в Гермиону.
Девушка поежилась под хищным блеском черных глаз, а потом внезапно разозлилась на себя. Берсерк Гарри или нет, он все равно остается ее лучшим другом, ее Гарри, и она не будет бояться его или тем более испытывать отвращение. Но все же сэр Гарри Поттер выглядит намного симпатичнее, когда находится в своем привычном состоянии.
— Гарри, возвращайся, я люблю тебя, – она постаралась вложить в свой голос все те чувства, что испытывала к нему. – Мне плохо без тебя.
Гермиона увидела, как глаза Гарри медленно меняют свой цвет, и вскоре наслаждалась их привычным зеленым сиянием. Правда, на этот раз мисс Грейнджер не удалось долго смотреть в глаза ее друга. Судя по всему, Поттер до сих пор держался на ногах исключительно благодаря способностям берсерка. Придя в нормальное состояние, он обессиленный рухнул на пол.

* * *


На этот раз Гарри Поттер вновь умудрился проснуться в весьма приятной компании. Во всяком случае, сладко сопящую рядом с ним кудрявую волшебницу он относил именно к таковой. Беглый взгляд на окна, за которыми царила тьма и тусклое освещение помещения, где он, наконец, пришел в себя подсказали рейвенкловцу, что сейчас на улице царит ночь. А холодно-казенная и в то же время подчеркнуто аккуратная обстановка комнаты явно указывала на то, что он опять умудрился оказаться в цепких лапах колдомедиков. А поскольку помещение хоть и походило на больничное крыло Хогвартса, но все же отличалась от него, Гарри предположил, что он попал в больницу Святого Мунго.
Так, первым делом надо разбудить Гермиону, а затем побыстрее сбежать. Гарри вполне обоснованно считал, что от лекарей стоит держаться подальше, вот только почему-то у него никак не получалось претворить этот принцип в жизнь. Однако, по мнению Поттера, сейчас как раз появился шанс порвать с порочной традицией.
— Доброй ночи, мистер Поттер, – насмешливый голос профессора Снейпа поставил крест на наполеоновских планах Гарри. – Раз уж вы проснулись, может быть, все же обратите на меня ваше внимание?
— Конечно, сэр, – Гарри разглядел темный силуэт в кресле, стоящем у стены. С учетом того, что в комнате царила полутьма, было не удивительно, что Поттер не заметил директора школы.
— На самом деле я рад, что вы так быстро сумели выйти из комы, в которую впали во время боя в Хогсмите, – голос Снейпа был абсолютно нейтрален. – Это говорит о том, что ваш магический потенциал является очень большим.
Вот теперь осталось вспомнить, что же произошло в Хогсмите. У Гарри заболела голова, когда он попытался освежить свою память, но он напрягся, и события того дня одно за другим стали возвращаться на место. Последнее, что он помнил, был Малфой, захвативший их с Гермионой в плен и изгаляющийся над ними. Но судя по тому, что в данный момент они с подругой живы и вроде бы здоровы, после этого произошли еще какие-то события. Вот только с точки зрения Поттера затем наступила сплошная тьма.
— Сэр, а что тогда случилось в Хогсмите? – Гарри вздрогнул, вспомнив о раненых друзьях. – И что случилось с нашими ребятами?
— С детьми все хорошо, – задумчиво произнес профессор. – Действительно серьезно пострадал только мистер Уизли, но и его медики обещали привести в порядок где-то через месяц. Но потери действительно есть.
Дальше Гарри узнал о нападении на начальную школу Хогсмита и о гибели там авроров, которые до конца выполнили свой долг, сумев спасти всех детей и учителей. К сожалению, этими смертями дело не закончилось. Кроме авроров, погибло еще четыре человека – продавщица в «Сладком Королевстве», чью смерть Гарри видел лично, и трое случайных прохожих, которых упиванцы уложили, пока бежали от школы к магазину.
— Сэр, последнее, что я помню, это как нас с Гермионой захватили в плен, – Гарри нервно сглотнул, вспомнив этот момент. – А что случилось потом?
— А потом этим бандитам посчастливилось встретиться с берсерком, – голос Снейпа стал необычайно жестким. – И лучше не пытайтесь спрашивать у мисс Грейнджер, как именно вы расправились с упиванцами, если захотите, посмотрите потом ее воспоминания в омуте памяти. Думаю, после этого вы поймете, как опасно переступать определенную черту.
— Это было так ужасно? – Гарри испугался, что теперь Гермиона не захочет быть рядом с подобным монстром. Что представляет из себя берсерк, он видел на примере Беллатрикс. Но с другой стороны она сейчас мирно спала рядом с ним, так что, похоже, все может и обойтись.
— Поттер, это было не ужасно, это было еще хуже, - к удивлению Гарри, голос Снейпа стал звучать как-то человечнее. – Но вам очень сильно повезло, так как рядом оказался человек, способный помочь вам выйти из этого состояния. Иначе… мы оба знаем, что из себя представляет берсерк, который остался без помощи. И сразу отвечаю на ваш вопрос, нет, вы теперь не превратитесь в опасное животное, каким была Беллатрикс. И если вам случится вновь войти в это состояние, то теперь сможете выйти из него без посторонней помощи.
Поттер испытал огромное облегчение, узнав, что он не превратится в кровожадного монстра. Он вспомнил, что рассказывал ему о берсерках Сириус, и внутренне передернулся. Если берсерка не остановить, то, покончив с врагами, тот принимается за друзей, пока не упадет от полного истощения. Так что все обошлось, что уже было весьма неплохо. Но, слегка успокоившись, Гарри задался одним вопросом, который, несомненно, возник бы раньше, если бы он был в нормальном состоянии.
— Сэр, но почему вы находитесь здесь? – Гарри прекрасно понимал, что у директора Хогвартса наверняка хватает своих забот, и его дежурство в палате находящегося в беспамятстве мистера Поттера выглядело несколько странным.
Профессор задумался, видимо, подбирая слова, чтобы объяснить свое поведение. Поттеру даже показалось, что он немного смущается. Хотя поверить в это, учитывая личность Снейпа, было просто невозможно.
— Гарри, когда-то я поклялся памятью твой матери защищать тебя любой ценой, – казалось, что Снейп выдавливает из себя слова. – И не спрашивай меня почему, это сейчас не имеет значения. Так вот, о том, что ты вышел из состояния берсерка, все знали только со слов мисс Грейнджер. И кое-кто ей не поверил, считая ее заинтересованным лицом, так что существовала опасность, что отдельные чересчур бдительные личности решат не допустить появления второй Беллатрикс, пусть даже мужского пола. Поэтому мы с Блэком посменно дежурим здесь уже третьи сутки. Хоть на эту блохастую псину надежды мало, но сам я не имею возможности оставлять Хогвартс днем. А его пушистый дружок вновь испытывает проблемы с полнолунием и не может нам помочь.
Да уж, узнать о том, что тебя считают монстром, было, мягко говоря, неприятно. Хотя Гарри уже успел убедиться, что ожидать от людей адекватности суждений, это утопия чистой воды. Хорошо, что хоть кто-то верит в него.
— Спасибо, сэр, – Гарри на секунду замялся. – И, сэр… тетя Петунья рассказала мне о вас и о маме.
— Ну что же, так будет даже проще, – Снейп задумчиво посмотрел на Поттера. – Мне когда-то не повезло, и я упустил свою удачу. Не повторяй мою ошибку, иначе потом будешь очень сильно жалеть о ней. Ведь Гермиона очень похожа на Лили, не внешне, а своей душой. Она, кстати, не отходила от тебя с того момента, как встала на ноги. Медики хотели ее выгнать, но не преуспели в своих попытках.
— Ну а теперь, мистер Поттер, – Снейп заговорил своим привычным тоном, – я жду вас с мисс Грейнджер в Хогвартсе. Надеюсь увидеть вас обоих в школе не позднее завтрашнего дня.
Даже находясь в больничной палате, профессор Снейп не отказал себе в удовольствии выполнить свой фирменный взмах мантией. Вполне ожидаемо он повернулся в дверях и, направив палочку на Гермиону, тихо произнес: «Фините инкантем».
— Она отказывалась засыпать, а перед этим не спала двое суток, – пояснил свои манипуляции Снейп, вновь сняв привычную маску. – Пришлось применять сонные чары.
Когда за профессором закрылась дверь, Гарри повернулся к подруге. Почувствовав, что что-то изменилось рядом с ней, Гермиона, не просыпаясь, чуть подвинулась, чтобы плотнее прижаться к Гарри.
«Нет, профессор, я не повторю вашу ошибку, — Гарри аккуратно провел пальцами по волосам Гермионы. – И не променяю ее ни на кого. Разве можно думать о ком-то еще, когда рядом есть моя Гермиона?»



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 21.11.2012, 11:22
 
ShtormДата: Понедельник, 17.09.2012, 15:07 | Сообщение # 112
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Все же это было ужасно. Фактически многих спас этот самый зверь внутри Гарри. Как я понимаю Малфой больше не сможет ничего сделать в этой жизни. Осталось с Дамбом оокнчательно решить все радикально


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Пятница, 04.01.2013, 14:57 | Сообщение # 113
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Тема закрыта


Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » О пользе размышлений (AU, ООС, General, ГП/ГГ, ДГ, НЛ)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск: