Армия Запретного леса

Суббота, 29.04.2017, 04:34
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 9 из 9«12789
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы!
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 04.04.2011, 21:02 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Название: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Автор: lynned0101
Ссылка на оригинал: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Переводчик: VelgaW (совместно с Renata aka AmaliaRa и Queen of destruction)
Бета/ Гамма: VelgaW / Renata aka AmaliaRa
Разрешение на перевод: получено Renata aka AmaliaRa
Жанр: Драма/ Приключения/ Роман
Персонажи (пейринг): СС/ГП
Рейтинг: R
Размер: макси
Статус: Закончен
Дисклаймер: Роулинг — роулингово, а слэшерам — ну, вы поняли...
Аннотация: Альтернативное продолжение фанфика The marriage stone автора Josephine Darcy. Брак Северуса и Гарри перестает быть фиктивным, но личное счастье не отменяет жизненных проблем. Мир снова в опасности, и кому же его спасать, если не нашим героям?..
Предупреждение: Желательно вначале прочитать первые 77 глав авторского фанфика ("The marriage stone"). Нумерация глав фанатского продолжения двойная: первая цифра — номер главы собственно фанфика Lynned, цифра в круглых скобках — сквозная нумерация с учетом глав Josephine Darcy.

Разрешение на размещение: получено.










Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
ZimaДата: Понедельник, 25.11.2013, 17:31 | Сообщение # 241
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
спасибо


мб более известна как неканон
 
ГермиДата: Понедельник, 25.11.2013, 20:13 | Сообщение # 242
Ночной стрелок
Сообщений: 83
« 3 »
happy Автор,большое спасибо за долгожданное продолжение этой истории...Глава получилась весьма интересной....Буду надеется,на то что теперь главы будут появляться как можно чаще happy smile biggrin biggrin
 
неканонДата: Воскресенье, 06.07.2014, 18:14 | Сообщение # 243
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
А прода когда будет


когда придумаю что тут написать-напишу
 
ГермиДата: Вторник, 15.07.2014, 18:36 | Сообщение # 244
Ночной стрелок
Сообщений: 83
« 3 »
неканон,
Я с тобой полностью согласна....сама жду продолжение с нетерпением....Уже не знаю чем себя еще себя побаловать в честь окончания колледжа в прошлом месяце.... biggrin biggrin biggrin biggrin
 
Kitynext13Дата: Воскресенье, 01.03.2015, 18:22 | Сообщение # 245
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Потрясающая история. Довольно захватывающий и динамический сюжет. Но всё же интересно чем дело закончилось.
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:30 | Сообщение # 246
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 64. В ожидании третьей битвы

Перевод - VelgaW.

Через несколько минут Гарри и Северус вошли в директорский кабинет, где их уже ждал встревоженный Альбус. Что удивительно, многочисленные обитатели замка, встреченные ими по пути сюда, были абсолютно спокойны. И поднимаясь по высокой винтовой лестнице, они пытались понять, знают ли остальные о том, что случилось.

- Как же вы выбрались из Уинтерленда, мальчики? Ведь пользоваться портключами запрещено, пока ситуация не прояснится! Я думал, домовик предупредит вас. Или вы разминулись? - поднявшись из-за стола, Дамблдор спешил им навстречу.

- Добби появился, когда мы заканчивали обедать и уже собирались домой. Он доложил о запрете на портключи, поэтому мы попросили его аппарировать нас в Хогвартс. С помощью эльфийской магии, - пояснил Гарри. - Что он и сделал.

Во взгляде директора мелькнуло удивление, но он быстро взял себя в руки и пригласил гостей располагаться в креслах у камина.

- Альбус, по пути сюда мы не заметили никакой паники. Неужели люди до сих пор ничего не знают? - поинтересовался Северус.

Старик провёл ладонью по бороде, и, опустив руку, уставился на огонь.

- Каминная сеть Хогвартса уже в порядке, но ею сегодня ещё не пользовались, поэтому никто из нас лично не столкнулся с проблемой, просто мы получили сову с сообщением, что каминами лучше не перемещаться до выяснения всех обстоятельств. Работа каминной сети основана на системе определённых кодов, но с ними что-то... Я не знаю, как это назвать. Примерно час назад некоторые люди, вошедшие в сеть, не появились в местах назначения. Возникли серьёзные опасения, что они кем-то убиты или погибли из-за сбоя. Но чуть позже появилось сообщение, что адресная система каминов попросту нарушена, из-за чего пассажиры прибывали не туда, куда собирались, но они хотя бы живы и здоровы, просто заблудились. Четыре ребёнка, гостившие у бабушек и дедушек, попали не домой, а в сомнительные заведения Ноктюрн аллеи; и двое игроков «Пушек Педдл» очутились в гостиной Арабеллы Фигг вместо командной встречи. Министерские арифманты вплотную занялись возникшей проблемой. Они должны перепроверить и заново настроить всю каминную сеть, а на это нужно время. Поскольку в Хогвартсе гостило множество министерских служащих с семьями, с нами работали в первую очередь, - не меньше ста человек должны быть завтра на работе. Так что наши камины уже полностью восстановлены. Запрет на использование портключей был перестраховкой, но его пока не отменили.

Несмотря на то, что никто из обитателей замка не пострадал, оставался вопрос, из-за чего случился сбой транспортной сети, и чьих рук это дело.

- Ох, Северус, этого мы не знаем. В последнем сообщении от Амелии говорилось, что проблема локальная, касающаяся только Англии, хотя поначалу мы опасались, что сбой произошёл в каминах по всему миру, как в случае с заклятием Мёртвого сна. Сейчас, по распоряжению министра, над вопросом трудится команда авроров и арифмантов, совместно с департаментом каминных сетей. Им уже удалось выяснить, что проблема возникает не на этапе подключения, а в момент выхода. И если им не удастся обнаружить слабое место, она может возникнуть снова.

О том, что из-за недавних нападений на сотрудников Министерства и их семьи в обществе усугубились панические настроения, Гарри знал из газетных статей. Точнее, из газет об этом узнала Гермиона, а он и остальные ребята услышали, когда она громко спорила об этом с Драко. И теперь Гарри интересовало, насколько могут раздуть проблему с каминами журналисты.

Одобряя ход его мысли, Северус кивнул, а Альбус грустно ответил:

- К сожалению, как раз в момент сбоя несколько сотрудников «Ежедневного Пророка» решили воспользоваться камином. Один журналист не вернулся до сих пор.

Северус и Гарри обеспокоенно переглянулись. Это плохо.

- И как я понял, это не кто иной как Рита Скитер, - мрачно добавил Дамблдор.

- Одна из причин, почему всё это так меня тревожит, то что вороны ни о чём не предупреждали, господин директор. Даже сегодня, прямо перед тем как это случилось, они навещали меня и не обмолвились ни словом. Мы внимательно проанализировали последнее видение, в нём не было даже намёка на случившееся, - вообще-то, Гарри уже знал из разговора с Северусом, что хотя у того не было никаких предчувствий, кое-какие соображения по этому поводу у него имеются, но он давал мужу возможность самому решить, делиться ими или нет.

Альбус задумался.

- Любопытно. Абсолютно никаких намёков?

Северус в своём кресле внезапно подался вперёд. Неясные мысли, которые давно не давали ему покоя, наконец сложились в чёткую картину, и он понял, что, похоже, готов дать хотя бы приблизительное объяснение, если не окончательный ответ.

- Я сопоставил слова Гарри с тем, что говорила мисс Грейнджер.

Его собеседники тут же оживились.

- Она сделала вывод, что поскольку эти вороны — фамилиары Одина, они ничего не делают просто так. Поэтому любые видения Гарри, даже те, смысла которых мы не можем понять, очень важны, - он взглянул на Поттера, и тот утвердительно кивнул, подумав, что их с ребятами вечерние обсуждения оказались небесполезными.

- То, что по их мнению, неважно для конечной цели, они не показывают, сосредоточившись на более значительных картинах, таких, как грядущая битва.

Откинувшись на спинку кресла Альбус заметил:

- Подстроенная катастрофа, пугающая людей и мешающая нормальной работе, пустяк? - было понятно, что он совершенно с этим несогласен.

Но Гарри окинул их задумчивым взглядом.

- Господин директор, мы начали подробно обсуждать последние видения, потому что они были очень смутными. Из новостей мы ежедневно узнавали о новых нападениях и терактах, но вороны упорно показывали какой-то лагерь. И сейчас может быть то же самое.

Альбус доброжелательно кивнул, но на лице его столь ясно читалось недоверие, что Гарри и Северус поняли, их слова старика не убедили.

ХХХХХХХХ

Разумеется, никто в Хогвартсе не знал, что Гарри и Северус оказались правы. Авария каминной сети не была частью Грандиозного плана Волдеморта.

Дело в том, что утром ненормальный младший братец Лестранж захотел воспользоваться каминной сетью Ноктюрн аллеи, но возникший спор с хозяином заведения перерос в скандал. Не ограничившись разборками с хозяином, колдун бросил несколько заклинаний порчи в камин, из-за которого вышел сыр-бор. Ему хотелось наказать обидчика, разрушив очаг и отрезав его от каминной сети. И всё бы на этом и кончилось, если бы камин в это время был неактивен. Но в тот момент им пытался воспользоваться кто-то из магов. Ему удалось увернуться от летящих в него заклинаний, и те метались по всей английской каминной сети несколько минут, пока не иссякли. Однако этих минут оказалось достаточно, чтобы устроить хаос по всей стране.

После своей выходки молодой Лестранж удалился, хлопнув дверью, и пришёл в ярость, узнав, что ни один камин в округе не работает. Наконец он аппарировал домой, откуда, вместе с отцом и двумя старшими братьями, отправился портключом в Риддл мэнор.

В тот день Пожиратели, ожидавшие в главном зале имения своего господина, только и обсуждали, что проблемы с каминной сетью. И громче всех жаловался мальчишка Лестранж, которому даже в голову не пришло, что виной всему его хулиганство.

Наконец лорд Волдеморт вышел к ним.

- Добро пожаловать, друзья мои, - начал он, но его интонацию нельзя было назвать хоть сколько-нибудь дружелюбной. - Я рад, что вы всё же прибыли, учитывая проблемы нашего Министерства, неспособного уследить даже за каминной сетью, - вокруг послышались смешки, и Волдеморт продолжил, - на севере собралась громадная армия наших сторонников, и послезавтра мы присоединимся к ней, чтобы завершить подготовку к финальной битве с Гарри Поттером и силами Света. Министерство обещает решить проблему с каминами до конца сегодняшнего дня, так что, я надеюсь, нам ничего не помешает. Если потребуются портключи, завтра мы всех обеспечим ими. Каждый из вас будет откомандирован к месту сбора армии, мне нужны надёжные люди, чтобы присматривать за порядком и координировать действия, когда наступит время нанести удар.

Пожиратели начали нервно переглядываться. Лагерь, пронизанный холодом и сквозняками, был плохой заменой уютному дому. Да и некоторые сторонники Лорда были, мягко говоря, несколько отталкивающими. К господину примкнули такие Порождения Тьмы, от которых даже Пожирателям хотелось держаться подальше.

Словно читая мысли, хотя, на самом деле, у колдунов всё было на лицах написано, Волдеморт добавил:

- В лагерь я отправляю только тех, кому могу доверять, да, это задание нелёгкое и связано с неудобствами, но вы — избранные, - эти людишки были падки на лесть.

Кивком разрешая своим приближённым покинуть собрание, он добавил:

- Очень надеюсь, что проблему с каминной сетью быстро решат, и ничто не помешает вашему успеху в Великой миссии.

ХХХХХХХХ

Утром того же дня Руфус, бармен скромной гостиницы, которому перепадало от Люциуса Малфоя некоторое денежное вознаграждение, прислал сову с запиской загадочного содержания: «джент есть разговор сегодня вечером восемь».

Почти минута потребовалась Люциусу, чтобы понять, неотёсанный Мэллори так обращается к нему — джент. По привычке он сверился с планами. Хотя мог бы этого и не делать. С тех пор как Нарцисса забеременела, почти все вечера они проводили дома. И учитывая, что последний раз он получил от осведомителя очень ценную информацию, подтверждённую другими источниками, эту встречу пропустить нельзя.

Суматоха с каминной сетью привела его в замешательство, так как час встречи стремительно приближался. Большинство каминов к вечеру уже были переподключены, камины в поместье — тоже, но с личным камином у Люциуса возникли проблемы. Дело в том, что о нём никто не знал. Когда-то пришлось потратить уйму золота, но оно того стоило. Он и сейчас был готов хорошо заплатить за починку, но на такие... деликатные... работы требовалось время, а его-то у Люциуса и не было. Поэтому, отобедав с Нарциссой, он сказал, что идёт на деловую встречу, и отправился к каминной сети возле офиса своего адвоката. Оттуда он легко мог аппарировать к гостинице и не мёрзнуть.

Около 19.30 Люциус уселся за свой обычный столик в обеденном зале гостиницы, и Руфус принёс его любимый сорт виски. Ровно в 20.00 в зал вошёл информатор в своём рабочем балахоне. Моментально найдя взглядом Малфоя, он вразвалочку подошёл и уселся напротив, прохрипев, «здорово, папаша». Тут же, как из-под земли, возник Руфус со стаканом виски, и когда детина сделал добрый глоток, вновь удалился за барную стойку.

- Рад, что вы пришли побалакать. Прошлый месяц, или вроде того, в Истбруке случилось кое-что занятное. Я смикитил, что вас это заинтересует.

Люциус осторожно предположил:

- Много оружия?

Мужик усмехнулся, хлебнул ещё виски и вытер рот тыльной стороной ладони.

- Ну нет, папаша. Стволы продают и покупают как всегда, дело не в них. Тут другое, я бы сказал - припасы, и на мой взгляд слишком много. Покупка ничего так, вполне обычная. Но не в середине зимы. И не для того, чтобы складировать двумя милями севернее.

Люциус сдержанно кивнул, ничем не выдав своего интереса. Он уже не раз убеждался, что не стоит судить о книге по её обложке, а этот человек точно не был простым работягой, которого изображал. Вряд ли полуграмотный, глуповатый увалень обратил бы внимание на странные поставки оружия, разве что по чистой случайности. А теперь он же заметил необычную закупку припасов, значит, умнее, чем хочет казаться. Но Люциус пока не понимал, в чём может быть ценность отслеживания подобных «поставок».

Склонившись к собеседнику, он тихо сказал:

- Возможно, меня это заинтересует, - после чего подвинул к нему монету в сто галлеонов и добавил, - условия те же. Я признателен вам за информацию, но пока не пойму, в чём суть, могу предложить только это.

Его гость накрыл монету мозолистой лапищей и незаметно скинул в карман. Затем осклабился и изрёк:

- Справедливо.

Нагнувшись к нему через стол, осведомитель подробно описал, что за припасы и в каком количестве скупались. В основном это были палатки с расширенным пространством, некоторые — уникальные в своём роде, а также огромное количество кухонной утвари.

Несколько лет назад Люциусу довелось участвовать в организации Кубка по квиддичу, так вот объёмы закупок, сделанных по распоряжению Министерства Магии, были аналогичны нынешним. С той лишь разницей, что сейчас ни в Англии, ни где-либо ещё не проводили спортивных соревнований мирового масштаба, и вообще не было ни одного мероприятия, которому позарез потребовались бы палатки в жуткий мороз. На лице его мелькнуло недоумение.

- Действительно любопытно. Уверен, если бы там организовали что-то вроде Кубка мира по квиддичу, мы бы знали, только этим можно объяснить объёмы закупок. И ни одного предположения, для чего всё это?

Его гость процедил:

- Стало быть, если скажу — приплатите, а, папаша? Нет, я просто заметил странные заказы, если смекаете в чём соль, и все с условием немедленной поставки. И не куда-нибудь, а в Шотландию. Не знаю, но что-то здесь нечисто.

Люциус положил на стол ещё один золотой, который мгновенно перекочевал в карман осведомителя.

- Ещё одну получите, если укажете точные адреса поставок.

Гость широко ухмыльнулся.

- Две монеты, и я сдам все адреса.

Малфой положил золотые на стол, но не позволил огромной лапище заграбастать их.

- Сначала адреса, уважаемый. Эти деньги станут вашими только после передачи информации.

И снова демонстрируя отличную память, осведомитель назвал несколько точных адресов в Северной Шотландии. Забирая галлеоны, он добавил:

- Приятно иметь с вами дело, папаша.

Люциус рассеянно кивнул, обдумывая полученные сведения.

- Если узнаете что-то ещё, назначьте встречу как сегодня, через Руфуса.

Потягивая виски, Люциус выждал время, давая гостю уйти. Затем оплатил счёт, оставив бармену вознаграждение за хлопоты, и аппарировал к тому же камину, через который попал на Диагон аллею.

Люциусу очень хотелось проверить информацию, как в прошлый раз, но он не стал этого делать, понадеявшись на безобидный характер товара. Туристические принадлежности. Размышляя об этом по дороге домой, волшебник решил, что пора задействовать новые связи в Министерстве, а именно — зайти с утра к Амелии и настоять на приёме. Когда-то она служила в аврорате, может быть ей удастся увидеть в полученных сведениях некий скрытый смысл. Если ей потребуется время, чтобы перепроверить данные, он может поспособствовать, подключив собственные источники.

Поначалу министр встретила Малфоя довольно прохладно, но изменила своё отношение, как только услышала его рассказ. Она целый час совещалась с министерской командой, давно пытавшейся определить местонахождение лагеря, существование которого вычислили студенты, проанализировав видения мистера Поттера. Работа у чиновников не клеилась — они постоянно ругались между собой, обсуждая данные, полученные ребятами, спорили о мельчайших нюансах. Кое-кто из членов группы вообще предлагал сконцентрировать усилия на недавней проблеме сбоя каминной сети, считая эту поломку более важным вопросом, чем всё остальное. В результате их бурной, но бестолковой деятельности, варианты предполагаемого расположения лагеря множились, но никаких конкретных данных не было. Как бы то ни было, Малфой принёс хотя бы проверенную информацию. Амелия не стала говорить ему о программе изучения посланий воронов; возможно, он и сам что-то узнает от Драко, а не узнает — ничего страшного. Но закупки туристического снаряжения и чары расширения пространства имели непосредственное отношение к их расследованию.

- Вы поступили весьма разумно, Люциус, сразу придя с этими сведениями ко мне и не теряя времени на их проверку, - заверила она. - Вы сказали, что тот человек немного темнил в последнюю встречу, и я готова пробить данные по своим каналам. Мы подозревали, что на север стягиваются некие силы, вполне вероятно, даже скорее всего, ваша информация тесно связана с теми фактами, над которыми мы уже работаем. И точные адреса позволят нам сосредоточить усилия в нужном направлении.

Надеясь выудить из неё ещё какие-то подробности или подозрения, хитрюга Люциус тянул время, но Амелия была крайне осторожна в выражениях. Наконец, рассыпая комплименты и уверения в приятности визита, разочарованный Малфой покинул кабинет министра. Единственной, утешавшей его мыслью было, что снабжая Министерство эксклюзивной секретной информацией, он наилучшим образом укрепляет своё будущее положение.

Как только он ушёл, мадам Боунс вызвала к себе аврора Дармута и руководителя министерской исследовательской группы.

- Господа, мне сообщили, что на север Шотландии в огромных количествах переправляют туристическое снаряжение. Адреса, куда поставляют этот груз, расположены в радиусе примерно двух миль друг от друга, что существенно сужает круг поиска. Исследователям удастся идентифицировать локации из видений с указанной областью?

Лысый волшебник с измученным видом порылся в пачке пергаментов и, наконец, вытащил один.

- Да, у нас было предположение об одном районе, подходящем под описание, но сопоставив все факты, мы отвергли его.

Амелия досадливо покачала головой.

- Ну-с, мистер Экклз, похоже, теперь у нас есть новая информация, которая подтверждает, что это наиболее вероятное место. Аврор Дармут, досконально проверьте указанную область и прилегающие районы. Выясните, что там происходит, и немедленно доложите мне.

ХХХХХХХХ

Единственным плюсом сбоя каминной сети было то, что теперь авроры могли проверять информацию о непонятной активности в Шотландии без назойливого внимания прессы.

Броские заголовки многочисленных статей "Ежедневного Пророка" — большей частью за подписью Риты Скитер — кричали о внезапной катастрофе и последовавшей затем панике, о том, как пассажиры внезапно оказывались в совершенно незнакомых местах. Министерство настояло, чтобы газета напечатала — что и было сделано на последней, двадцать второй странице — правдивый материал, где говорилось, что никто, кроме нескольких заблудившихся путешественников, не пострадал, что каминную сеть восстановили в кратчайшие сроки, и теперь она работает абсолютно нормально. Однако, на предшествующих двадцати с лишним страницах редакция поместила полные драматизма и негодования так называемые свидетельства очевидцев. Министр не возражала, чтобы пару дней СМИ освещали бы исключительно жареные факты об аварии каминной сети. Это был хороший способ отвлечь внимание общественности.

Гермиона ела овсянку и читала «Ежедневный Пророк», то и дело хихикая. Гарри рассказал ей и Рону о происшествии с каминной сетью, и о том, как Снейп — в разговоре с самим директором школы! - упомянул её догадку, что вороны посылают видения с одной, известной только им самим целью. И она согласилась с выводом профессора, что птицы не предупреждали об аварии, поскольку этот случай не имеет никакого отношения к более серьёзной проблеме. «Пророк» раздувал из мухи слона.

Незамеченный никем из сотрудников «Ежедневного Пророка» внушительный отряд старших чинов аврората отбыл в Шотландию. Разбившись на небольшие группы, они прочёсывали обозначенную в задании территорию, всякий раз возвращаясь с донесениями в штаб-квартиру Министерства, расположенную неподалёку. Исследовательская группа, оставшаяся в Лондоне, сверяла их данные с описаниями местности, составленными по видениям Гарри. Через некоторое время им удалось идентифицировать шесть отдалённых ферм, подходивших под описание, хотя с этими выводами были согласны не все. Но тем не менее, в последний рейд авроры отправились с картой, на которой были обозначены места вероятного расположения искомого лагеря.

Погода была довольно морозной, и авроров не слишком радовало, что им придётся лететь в разведку на мётлах, ночью. Тут даже согревающие чары не помогли бы в полной мере. С наступлением темноты аврорский отряд, разбившись на тройки, вышел из дома, в котором располагалась штаб-квартира Министерства, и двинулся к пункту назначения. Летя над облаками, скрываясь за перелесками и холмами, они к тому же набросили на себя особо действенные чары невидимости и хранили полное молчание.

Все эти меры предосторожности оказались нелишними, потому что разведгруппы, все до единой, вернулись с известием, что в обследованном ими районе что-то затевается. Даже в безлунную ночь им удалось хорошо рассмотреть как минимум пять обширных пустошей, на которых обосновались крупные базы. Авроры не подлетали слишком близко и не снижались из-за пронизывающего ветра, наблюдая из-за укрытий. Но им удалось узнать, что на одной из стоянок, обособленной от остальных, живут, с учётом их злобного нрава, великаны. В большинстве лагерей обитали волшебники, но не только. По соседству с ними можно было увидеть всевозможных тёмных тварей. Посреди одного луга находились трупы — ужасное зрелище. Без сомнения, это была стая инфери, ожидающая колдовского приказа, заставляющего повиноваться хозяевам.

Наутро Амелия с облегчением вздохнула — предоставленная ей информация была тревожной, но, по крайней мере, - точной и проверенной. Исследовательская министерская группа тотчас взяла самороспуск, и каждый волшебник, в неё входивший, вернулся к своей повседневной работе. Всех их утешало лишь одно: выскочки из Хогвартса так и не сумели дойти до всего своим умом. Мадам Боунс хоть и была несколько разочарована своими людьми, понимала, что они просто не предназначены для работы в команде, но каждый сам по себе — отличный сотрудник.

Амелия отправилась в Хогвартс, чтобы поделиться новостями с профессором Дамблдором, Снейпом и мистером Поттером, и этот визит несколько сбил её с толку. Конечно, они обрадовались возникшей определённости, но министр была не готова к вопросу мастера зелий, - прислуживают ли домовики волшебникам в лагерях. Этот, на первый взгляд бессмысленный, интерес озадачил её, и, признавшись, что понятия не имеет, мадам Боунс пообещала дать задание аврорам разобраться. Альбус велел выделить дополнительное место в замке под представительство Министерства и предложил Амелии использовать эти комнаты для размещения рабочих групп, исследующих север Шотландии, после чего она дала на этот счёт несколько распоряжений Кингсли Шеклболту.

А признаков, указывающих на то, что вскоре что-то должно произойти, становилось всё больше.

Днём Гарри впервые за долгое время увидел не военный лагерь, а сражение. Несколько ребят играли на лужайке перед школой, когда на замок подло напали. Авроры и члены Ордена Феникса бились с отрядом Пожирателей, используя не только волшебные палочки, но и мечи, а стены замка в это время выдерживали страшную бомбардировку из всевозможных осадных машин. В основном армия состояла из магов, но были среди нападавших и великаны, и дементоры, и инфери, и разные тёмные твари.

Когда видение закончилось, Гарри задыхающийся, весь в испарине, едва держался на ногах, сначала в шоке от увиденного, а затем переживая этот кошмар снова, пока рассказывал о нём в мельчайших подробностях Северусу. Снейп крепко обнял его, и немного пришедший в себя мальчишка вцепился в него, словно утопающий.

- Боже, неужели всё будет... так... - прошептал Гарри, уткнувшись в мантию мужа. - Но бой шёл на лужайке, внутри защищённого периметра. Почему?..



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:30 | Сообщение # 247
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Северус успокаивая погладил его по спине и постарался выровнять дыхание сам. Он был поражён не меньше Гарри. Каким образом Пожиратели прорвались через защитный барьер?

- Думаю, надо как можно скорее обсудить этот вопрос с директором. Видение сильно отличается от всех последних, без сомнения, это важный сигнал. И ещё я уверен, что сражение произойдёт на этой неделе.

Гарри отстранился и вскинул голову.

- На этой неделе? - выдохнул он. - Так скоро? Откуда ты знаешь?

Северус и сам не мог сказать, откуда. Он растерянно пожал плечами.

- Мадам Бансвилл научила тебя владеть новым даром? Ты используешь его? - допытывался Гарри.

- Она подсказала мне несколько упражнений для развития и совершенствования появившихся способностей, но столько всего произошло, что мне было некогда заниматься. По её словам, у меня будут возникать интуитивные предчувствия, причём без каких бы то ни было усилий с моей стороны. И в данный момент я уверен, что это сражение неизбежно.

Гарри снова изо всех сил обнял его и уткнулся макушкой в подбородок мужа. Они стояли, не размыкая объятий, пока Северус не почувствовал, что к юному магу вернулось самообладание.

Альбус удивился, когда в конце обеда домовик попросил его пройти в директорский кабинет. А увидев ждущих его взволнованных Северуса и Гарри, он насторожился ещё больше.

- Сэр, сегодняшнее видение очень отличается от всех предыдущих. Вороны показали мне битву, бушующую в Хогвартсе. Пожиратели Смерти сражались на лужайке перед школой, а в это время в стены замка со всех сторон летели снаряды, - начал Гарри.

Северус перебил его:

- Похоже, сражение неизбежно. Мне кажется, оно произойдёт на этой неделе.

Альбус тяжело опустился за свой рабочий стол, указывая гостям на стулья напротив.

- Итак, Гарри, твои вороны показали тебе что-то отличное от лагеря. Это сражение — ты уверен, что это был Хогвартс?

Снейп раздражённо нахмурился, но Поттер вежливо кивнул.

- Да, сэр. Со мной был Северус, и мы очень внимательно проанализировали моё видение. Бой с Пожирателями вёлся на лужайке, прямо у входа в школу. Внутри защитного периметра. А со всех сторон в замок летели огромные валуны и горящие головни, запущенные с осадных машин со стороны Хогсмида.

- Могу я узнать, откуда вам стали известны точные сроки? - осведомился Альбус.

- Ммм, ну, я вообще-то не ощущал времени, - замялся Гарри, но Северус прервал его.

- Господин директор, когда Гарри начал описывать своё видение, у меня возникло стойкое предчувствие, что эти события произойдут в течение ближайшей недели.

- Разумеется, я предупрежу министра. Она в курсе видений мистера Поттера. Северус, я могу рассказать ей о твоём участии?

- Просто скажите, что битва неизбежна, и у нас почти не осталось времени на раздумья. Вряд ли министру или Министерству чем-то поможет знание, что информация исходит от меня, скорее навредит. - Грустно улыбнувшись, Альбус кивнул. - Если сможете убедить их, в том, что нужно спешить, ссылаясь на интуицию мистера Поттера, так и сделайте.

Обед давно закончился, и Гарри, как бы ему не хотелось остаться, было пора на урок. Извинившись, он нехотя поплёлся на Чары, в полной уверенности, что после его ухода начнут обсуждать важные вопросы. На выходе он на секунду замешкался и переглянулся с мужем.

Как только дверь за ним закрылась, Северус сразу перешёл к делу.

- Альбус, нам с Гарри не даёт покоя мысль о том, что Пожиратели преодолели защиту замка. Что вы думаете на этот счёт?

Директор вздохнул.

- Боюсь, что лазейки всё равно останутся, особенно, если врагу кто-то поможет. И нет гарантий, что в замке никто не поспособствует им. Надеюсь, речь в видении шла о нескольких Пожирателях, а не о всей армии?

Северус, подумав, ответил:

- Нет, Гарри чётко видел не более десятка Пожирателей, сражающихся у замка. Но сами по себе защитные чары достаточно сильны?

Альбус грустно взглянул на него.

- Защита Хогвартса мощно и глубоко укоренилась в здешней почве, не думаю, что её так легко преодолеть или сломать. И то, что в видении шла речь всего о нескольких Пожирателях, хорошо, значит, в целом барьер устоял. Но при согласованной атаке, особенно, разнообразными заклинаниями, вероятно, им удастся пробить в нём отдельные щели и бреши. Вряд ли огромные, способные пропустить большие отряды, но случайные проникновения атакующих вполне возможны.

Вечером, сразу после ужина, Гарри помчался домой, к Северусу, горя желанием узнать мнение Дамблдора об увиденном им сражении с Пожирателями.

- Что сказал директор? - выпалил он прямо с порога.

- К сожалению, он считает, что проникновение нескольких незваных гостей вполне возможно, особенно, если им поможет кто-то из замка. По периметру защиты в ходе боя могут возникать отдельные прорехи. В твоём видении на территорию школы проникла лишь небольшая группа атакующих, значит, в целом охранный барьер выстоит, а мелкие разрывы придётся латать прямо во время битвы.

Гарри вздрогнул. Ему была ненавистна сама мысль о том, что кто-то из магов, кого приютили в замке, может оказаться предателем.

- Мне кажется, люди не ожидали, что Пожиратели Смерти прорвутся в Хогвартс. Когда они увидели это, поднялась невообразимая паника.

Северус промолчал. Он притянул Гарри в короткое объятие, чтобы не дать жутким образам завладеть его сознанием. Иногда мальчишка не мог совладать со своим воображением, и тогда ему нужно было помочь. Затем зельевар, вздохнув, отстранился.

- У меня запланирована кое-какая работа на вечер, а к тебе скоро должны прийти друзья, - Северус заставил себя улыбнуться. Пусть весь мир катится к чертям, но его муж — лучший из людей, и он никогда не перестанет помнить об этом и заботиться о нём. - Увидимся позже.

Вскоре после этого пришли Гермиона, Рон, Драко, Невилл и расположились на кухне. Гарри рассказал им о последнем видении, добавив разъяснения Дамблдора о защитном барьере. К его облегчению, все они были шокированы его рассказом, в особенности тем, что охранные чары тоже уязвимы.

Гермиона как всегда вела протокол их собрания, но на этот раз они не стали развешивать повсюду пергаменты. Новое видение, хотя и вызывало ряд вопросов, было достаточно подробным и чётким.

Девушка уделила особенное внимание сцене сражения с Пожирателями, уточнив, присутствовали ли в видении какие-либо признаки, говорящие о том, кто возможный предатель. Драко немедленно ощетинился, посчитав, что она намекает на его факультет. Желая предотвратить ссору, Гарри напомнил, что проникнуть в Хогвартс можно разными путями, в том числе, через каминную связь с Министерством. Даже если все остальные камины будут заблокированы, эту линию оставят, чтобы правительство могло держать под контролем ход сражения. Рон добавил, что нельзя упускать из вида и чьи-либо портключи.

Невилл задумался о том, какое воздействие требуется, чтобы взломать защитный барьер или пробить стены. Гарри постарался припомнить все детали видения, чтобы ответить на его вопрос, который все сочли очень важным. Когда упущенных подробностей больше не осталось, он в свою очередь поинтересовался:

- Но Дамблдор не думает, что такие повреждения возможны. Он сказал, что если бы Пожиратели смогли полностью снести охранный периметр, то атаковала бы вся армия сразу, а их было только несколько человек. Это означает, что в целом защита выстоит, и стены уцелеют. Почему ты спрашиваешь?

Невилл, слегка смутившись, потупился.

- Нитокрис хочет участвовать в обороне замка. Будучи египтянкой, она обладает особым магическим даром защищать вещи от разрушений и воздействия времени. С её помощью мы убережём стены замка.

Гарри сразу подумал, что должен отказаться, последнее, что ему было нужно, чтобы кто-то ещё пострадал в сражении с Волдемортом. Но встретившись взглядом с Невиллом, осёкся. И пока он собирался с духом, чтобы продолжить, друг встал и направился к выходу.

- Я должен отправить ей записку.

Рон проводил его взглядом и спросил, ни к кому не обращаясь:

- И что теперь?

Драко взволнованно сглотнул, а в глазах Гермионы сверкнул стальной блеск.

- Волдеморту не удастся застать нас врасплох, - убеждённо заявила она.

Зайдя в гриффиндорскую башню, чтобы написать письмо, накинуть мантию, а потом бежать в совятню, Невилл обнаружил — записка не нужна, поскольку Нитокрис сидела в факультетской гостиной. Девушка была явно рада увидеть его, к вящему неудовольствию Симуса.

Целомудренно поцеловав Невилла в щёку, Нитокрис шепнула:

- Сердце подсказало мне, что я должна быть здесь и помочь Гарри Поттеру. Полагаю, в общежитии найдётся местечко для меня?

Заверив, что профессор МакГонагалл непременно разместит её в спальне для девочек, Невилл принялся рассказывать подруге о том, что происходит.

Спустя несколько часов, когда профессор зелий вернулся домой, глаза его сверкали тем же стальным блеском, напоминавшим взгляд Гермионы.

- Всё в порядке, Северус? Тебя долго не было, - спросил Гарри, пока муж стряхивал снег с мантии.

Тот налил себе бренди, уселся у огня и заявил:

- В порядке. Твой приятель Добби перенёс меня в Уинтерленд, и мы немного поболтали с тётушкой.

Глядя на ошарашенного Гарри, Северус улыбнулся и добавил:

- Мы решили погрузить шотландские лагеря в кромешную тьму, как в твоих видениях. Тётушка подсказала, где можно найти дюжину цветущих магических форзиций. И сейчас Добби под её руководством готовит кусты к переносу на обнаруженные Министерством стоянки, кажется, он уже связался с местными домовиками. Растения вкопают возле палаток и накроют согревающими чарами. Это поможет им продержаться подольше, хотя обычно форзиция гибнет через пару дней после пересадки. А потом лагеря погрузятся во тьму.

- Гениально! - восторженно завопил Гарри. - Добби уверен, что справится?

- Эльфов никто не воспринимает всерьёз, помнишь, даже Альбус удивился, узнав, что Добби аппарировал нас в замок. А возле палаток постоянно снуют домовики, и вряд ли кто-то обратит внимание на ещё одного. И кроме того, Добби уверен, что никто из его собратьев не станет препятствовать ему в работе или докладывать об этом волшебникам. С помощью эльфийской магии он легко перенесёт кусты на новое место.

- Наверное он расскажет нам, когда закончит? - Гарри забрался на свой любимый диванчик у камина.

- Надеюсь. А у тебя как прошёл вечер?

В общих чертах мальчишка рассказал о встрече с приятелями.

- Юный фараон? Надо было думать, что египтяне владеют секретом защиты от времени и разрушений. Иначе как бы пирамиды и сфинкс выстояли тысячи лет? Очень любезно с её стороны.

Бокал Северуса наполовину опустел, когда в комнате возник Добби. Он заметно нервничал, от волнения комкая край своей туники.

- Ах, Добби так рад видеть вас обоих! Добби взял у доброй мудрой тётушки яркие жёлтые цветы и посадил их, где вы велели. Добби сделал так почти везде, но в одном лагере эльф из большого шатра приказал вкопать куст возле входа. Добби посадил, а он передвинул и пригрозил избить Добби, если Добби переделает. Но если господа желают, Добби вернётся и всё исправит!

Северус сразу догадался, что речь идёт о ставке Волдеморта — домовики желали ублажить своего хозяина, украсив его палатку. Возможно, тот даже прикажет перенести форзицию внутрь, чтобы в одиночку любоваться сияющими цветами.

- Добби, ты всё сделал правильно, позволив домовикам переместить куст. И молодец, что рассказал нам. Благодарю за помощь.

- О, господа всегда могут рассчитывать на Добби! Он всегда будет рядом с Гарри Поттером и его Возлюбленным Супругом! Самые добрые и милостивые волш...

Но выражение лица Северуса заставило эльфа исчезнуть, не закончив свою мысль.

Гарри озадаченно посмотрел на мужа.

- Я велел твоему домовику посадить в каждом лагере по кусту форзиции. Интуиция подсказывает мне, что внезапно возникшая кромешная тьма заставит их обитателей запаниковать. А тот эльф, похоже, прислуживает самому Волдеморту, и решил, что его хозяину захочется единолично любоваться красивыми цветами. Этого я не предвидел, но ничего страшного.

Северус поставил опустевший бокал на каминную полку и встал, протянув Гарри руку.

- Я насквозь промёрз в Уинтерленде, даже бренди не помогает. Думаю, тёплая ванна справится лучше.

Гарри не нужно было уговаривать. Его нервы тоже были на пределе; даже Рон заметил это во время их вечернего собрания. Надвигалось что-то ужасное, и времени почти не оставалось.

Поэтому тёплая вода дарила обоим магам вожделенную возможность: Северусу — согреться, а Гарри — успокоиться. Намыливая волосы мужа, Северус обратил внимание, как скованы его плечи, и начал осторожными движениями разминать напряжённые мышцы.

- Вода остывает, пойдём в постель, - призвав махровые полотенца, он укутал в одно из них Гарри.

В ту ночь Северус позаботился о том, чтобы муж перестал тревожиться из-за предстоящей битвы, растворившись в его нежности и ласке. В душе росла уверенность, что неизбежное противостояние уже совсем близко, возможно, даже завтра. Но сейчас для него самым главным был мир в душе Гарри.

ХХХХХХХХ

Утром за гриффиндорским столом вместе со всеми завтракала Нитокрис, Гарри был очень рад её видеть, хотя и слегка сочувствовал — непривычная к английским морозам, девушка укуталась сразу в несколько свитеров. Но с поддержкой в замок прибыла не только она.

Сириус был уверен, что нужен крестнику, и Ремус с радостью поддержал его — ночью оба прибыли в школу. И потом, в течение дня, в замке появились ещё несколько волшебников и ведьм, ощутивших необъяснимую, но настойчивую потребность отправиться на север Шотландии, в Хогвартс. И не всегда это были родители кого-то из студентов. Некоторые, не считая Нитокрис, не были даже уроженцами Англии.

За обедом Гермиона рассказала, что бабушка Невилла, служащая в аврорате при королевском дворе, взяла небольшой отпуск и совой предупредила внука, что прибудет на следующее утро. Драко не вытерпел и тоже похвастал, что его отец обещал поддержать их. Поймав взгляды Николаса Фламеля и мистера Олливандера, сидящих за учительским столом, Гарри внезапно осознал, что объединяет всех этих людей.

Все они были в Стоунхендже в Ночь Призыва.

И ему очень хотелось надеяться, что в это время могущественные ведьмы и колдуны из противоположной части Круга не аппарируют в лагерь Волдеморта.

Но всё же, подобно поддержке, прибывшей в Хогвартс, сторонники Тёмного Лорда собрались на дальних шотландских пустошах, причём среди них были не только тёмные твари, но и колдуны, оставшиеся верными своему господину и после удаления метки с руки. И в тот миг, когда в замок вошли Августа Лонгботтом и Люциус Малфой, лорд Волдеморт аппарировал из своего уютного поместья в лагерный шатёр. Его огромная армия выстроилась в предвкушении последней, финальной битвы со Светом.

И когда Тёмный Лорд возник перед ними, стало ясно — атака вот-вот начнётся.

Комментарий автора: прошу прощения за долгий перерыв. Те, кто переписывается со мной лично, уже знают, что я живу в штате, серьёзно пострадавшем от урагана Сэнди. Полмесяца у нас не было электроэнергии, да ещё пришлось восстанавливать дом после разрушительного наводнения. Жизнь едва стала налаживаться, как наступило Рождество. Я не забывала о моей истории, но была не в состоянии сесть и писать дальше.

Осталось совсем немного. Мы увидим битву, после чего останется буквально пара глав. Не за горами финал, и я рада, что столько читателей прошли со мной этот долгий путь. Я прошу прощения, что не всегда отвечала на ваши комментарии, но, поверьте, я очень признательна всем, кто нашёл минутку и поделился своими впечатлениями.

И ещё, некоторым читателям хочется увидеть в этой истории MPREG. Да, я не всегда в точности следую видению событий, заложенному изначально Josephine Darcy, но, тем не менее, стараюсь придерживаться её сюжетной канвы. Она была твёрдо убеждена, что в её мире нет места мужской беременности, и я разделяю эту точку зрения. Первый автор TMS подсказала способ, как Гарри и Северус могут обзавестись детьми, его-то они и используют.

Примите мои запоздалые поздравления с 2013 годом и наилучшие пожелания, а также искреннюю благодарность всем тем, кто читает этот фанфик.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:32 | Сообщение # 248
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 65. Королевский знаменосец


Cторонники Гарри все никак не могли договориться между собой.

Нитокрис предлагала усилить защиту и по-своему зачаровать каменные стены Хогвартса, но директора беспокоило подобное вмешательство. Министерство в лице мадам Боунс было непрочь полностью контролировать ситуацию через начальника аврората Максвелла Дармута. При этом члены ордена Феникса подчинялись исключительно Дамблдору, и напряженность между ними и министерскими служащими была очевидна. Асгейр Брэнд напомнил Гарри и Альбусу, что Уинтерленд разорвал дипломатические отношения с Министерством магии и готов сражаться за Короля, но не за чиновничье руководство.

А Нитокрис оказалась лишь первой, но далеко не единственной в череде могущественных ведьм и магов, предлагавших использовать для защиты Хогвартса их уникальные способности. И тогда как у Уинтерленда были свои счеты с правительством, многие иностранные или прибывшие в частном порядке чародеи просто ни во что не ставили чужое Министерство. Они ясно давали понять, что собрались здесь ради Гарри, и предлагали помощь в основном ему.

Поэтому Гарри с утра пораньше решил посоветоваться с Дамблдором и Северусом.

И судя по одобрительному взгляду в сторону гриффиндорца, Альбус был этим доволен.

- Мы действительно столкнулись с проблемой, мальчики, - начал директор. - Тщательное изучение древних источников показало, что короли всегда, в любом бою шли впереди своего войска. В старину все было проще, роли яснее, сражения менее масштабные. Но по традиции Избранный должен сам вести свою армию против сил Тьмы.

Взглянув на потрясенного Гарри и разгневанного Северуса, Дамблдор поспешил добавить:

- Разумеется, сейчас в этом нет необходимости. Времена совсем другие, да и ситуация совершенно уникальная. Предстоящее сражение - не единственное. Можно сказать, не главное. Хотя, если судить по видениям Гарри, ведьмы, колдуны и магические создания, которые собираются напасть на замок с севера, весьма многочисленны. И полагаю, что нас ждет жестокая, кровавая, тяжелая битва.

Директор пристально посмотрел на молодых волшебников, сидящих перед ним.

- Но ее значение меркнет перед поединком Гарри и Волдеморта. Именно он станет решающим. Ничто не должно ему помешать. Этот бой изменит судьбу нашего мира.

В глубине души Альбус не сомневался, что Министерство, воины Уинтерленда, члены Ордена и кое-кто из иноземных магов будут незаменимы в большом сражении. Но его тревожило, особенно в свете сделанного открытия, что в правительстве не видят разницы между общим боем и личным противостоянием.

- Директор, не представляю, как мы объединим всех, если армию возглавлю не я, - заявил Гарри и поежился под свирепым взглядом Снейпа. - Просто Министерство не до конца понимает ситуацию. Не думаю, что на них можно с уверенностью положиться. - Дамблдор кивнул в ответ, и даже Северус неохотно с этим согласился.

Гарри продолжал:

- Бесспорно, во главе армии могли бы встать вы, сэр, но, кажется, министр Магии не стремится наделить властью директора Хогвартса. И никого из ордена Феникса тоже, ведь его считают вашей организацией. Я мог бы передать полномочия тебе, Северус, но я нуждаюсь в твоей поддержке.

Снейпа грела мысль о доверии к нему. Но орденцам, по крайней мере, была ясна важность личного сражения с тем, с кем боролись почти 20 лет.

Какое-то время Альбус рассматривал свои руки, сложив пальцы домиком.

- У Волшебного мира есть единственный шанс победить и спастись от власти лорда Волдеморта. И мы не можем лишиться его из-за политических распрей и споров. Я думал, как нам покончить с разногласиями и объединиться. Лорд Брэнд дал мне одну вещь...

Альбус взял со стола увесистый сверток из грубой небеленой холстины и развязал бечевку.

- Вот, одна из жительниц Уинтерленда сделала и просила лорда Брэнда передать тебе.

Поттер, волнуясь, сорвал обертку. Внутри оказалось большое полотнище насыщенного красного цвета - столь явное гриффиндорство вызвало ухмылку Северуса - в центре, на бело-серебряном поле был вышит Королевский Белый Олень. «Круто!», - улыбнулся Гарри.

- Это знамя? - предположил Снейп.

- Да, или стяг. В прошлом подобные считались символом государства или короля, и воины следовали за ним в сражении, словно за своим владыкой. Думаю, мы сделаем так же, чтобы Гарри мог сосредоточиться на более важной личной битве.

Северус вздернул бровь.

- Но есть одна существенная проблема - кто понесет это знамя и поведет за собой толпу.

- У меня уже есть несколько идей. Толпе, как ты выразился, нужен вожак, а не полководец. Тот, кто поддерживает Гарри, а не пытается занять его место. И в Ордене, и в Министерстве есть свои лидеры. Кого уважают практически все сторонники Света, сторонники Гарри? Кого из них Гарри знает лучше и кому он доверяет? Кто известен и имеет авторитет не только в Министерстве, Ордене, но и во всем Волшебном мире? Кингсли Шеклболт, например. Он сотрудник Министерства, занимает важный пост, бывший аврор и член Ордена. Имеет связи в Уинтерленде. Отличный выбор, но его не знают на международном уровне. Сириус Блэк - бывший аврор, член Ордена, был в числе Призванных в Стоунхендже, поэтому известен некоторым из наших зарубежных сторонников. Сириус дружен с викингами. Но, к сожалению, несмотря на все твои усилия, Гарри, он так и не нашел общего языка с Министерством, и откровенно говоря, я сомневаюсь, что люди пойдут за ним в бой.

При упоминании Сириуса собеседники Дамблдора переглянулись. Даже Гарри, обожавший своего крестного, не мог представить его во главе воюющей армии.

- Но у меня есть кое-кто на примете. Бывший аврор, до сих пор выполняет поручения Министерства, стоит у истоков создания Ордена, известен и уважаем всеми его приверженцами, хотя сам не является фениксовцем, был в числе Призванных и имеет обширные связи среди ведьм и волшебников всего мира. - Альбус выдержал паузу, ожидая предположений.

Когда ответа так и не последовало, он произнес:

- Августа Лонгботтом.

Северус удивился, но Гарри идея понравилась.

- Вы думаете, мадам Лонгботтом согласится?

- Да, я уверен. Мы уже говорили с ней об этом, когда обсуждали программу ее факультатива. То, что случилось в ночь Призыва, очень сильно на нее повлияло. Она осознала свое место в Волшебном мире и отнеслась к этому весьма серьезно. Теперь, когда Невилл уже почти взрослый, Августа готова посвятить оставшуюся жизнь новой цели. Думаю, она согласится.

Дамблдор откинулся на спинку кресла.

- Когда-то она была хорошим бойцом. В бытность младшим аврором Августа играла важную роль в усилиях Министерства остановить Гриндевальда. Все запомнили наш с ним поединок, но ему предшествовала долгая подготовка. Я доверился ей тогда, думаю, вы можете положиться на нее и теперь.

Северус с трудом мог представить хрупкую старушку - волшебницу в предложенной Альбусом роли, но все же был вынужден согласиться: у них с Гарри другая задача, общее сражение придется поручить остальным. И если все поддержат кандидатуру Августы, кто он такой, чтобы спорить?

Гарри решительно кивнул.

- Директор, мне нужно переговорить с мадам Лонгботтом, обсудить с ней кое-что и понять, готова ли она стать моим знаменосцем. Вы сможете это устроить?

- Разумеется. Как только она прибудет в замок, я сообщу тебе.

- И еще я хотел бы провести сегодня вечером общий сбор, - продолжил Гарри. - Разберем очередное послание воронов. Пусть вместе с мадам Лонгботтом придут Гермиона, Рон, Драко и Невилл. Она ведь не станет возражать?

Альбус улыбнулся.

- Уверен, Августе будет приятно увидеться с Невиллом. Я соберу их всех после обеда.

Северус подумал, что Августе будет неприятно увидеться с Драко Малфоем, но он благоразумно промолчал.

Жизнь в замке шла своим чередом, но предчувствие грядущих событий охватило всех.

По инерции проводились уроки, в основном, чтобы занять младшекурсников и отвлечь их от шалостей. Но вели их чаще всего чьи-то родители или волшебники, прибывшие в Хогвартс, так как преподаватели и даже кое-кто из старших студентов были заняты другими делами.

В оранжереях кипела работа. Там заготавливали необходимые ингредиенты, и все, кроме студентов трех начальных курсов, варили про запас исцеляющие микстуры и бальзамы.

Северус поручил нескольким бывшим студентам заменить его на занятиях по зельям, а сам безмерно удивил окружающих, попросив Фреда и Джорджа Уизли помочь ему кое-что приготовить.

Хагрид вместе с Филчем, несколькими викингами, гостями замка и домовиками отправился строить заграждения позади теплиц. Несколько воинов Уинтерленда разыскали брошеные требушеты, с которых спали чары невидимости, и установили их перед замком.

Принцесса Нитокрис в сопровождении Дамблдора, Невилла Лонгботтома и дюжины викингов обошла вокруг Хогвартса. Магическая защита его каменных стен коренилась глубоко в земле. Альбус беспокоился, что древние чары не признают Нитокрис и отвергнут ее волшебство, но стена охотно приняла ее силу. Специальными заклинаниями девушка укрепила и сами камни, чтобы те противостояли разрушению. Не обращая внимания на лютый холод, она сосредоточенно обходила территорию, пока не замкнула круг.

Прибывшая вместе с министерской делегацией Августа Лонгботтом была рада встрече со старыми знакомыми, среди которых были и Призванные, и ее бывшие ученики. Когда она беседовала с ними, один из домовиков почтительно сообщил ей, что директор ждет ее в своем кабинете, как только госпожа будет свободна.

Гарри тоже предупредили, что мадам Лонгботтом уже в замке, и он вошел в кабинет как раз, когда Дамблдор протягивал ей чашечку чаю.

При виде Поттера директор встал, и Августа последовала его примеру, полагая, что это часть официального протокола. Юный маг немного смутился, но тут же подошел и поздоровался, поцеловав старую леди в щеку.

- Мадам Лонгботтом, чрезвычайно рад видеть вас, - пробормотал он, жестом прося ее садиться. Директор оставил их наедине, сказав, что ему нужно отправить письмо.

Гарри сел, напряженно думая, с чего бы начать. Так ничего и не придумав, он решил сразу перейти к сути.

- Мадам Лонгботтом, я вам очень признателен. На самом деле это я пригласил вас, но мы не знали, кто будет рядом, когда вы получите приглашение, поэтому вас позвали от имени директора. - Старая леди заинтриговано слушала.

В общих чертах обрисовав ей грядущее сражение, Гарри перешел к главному:

- В отличие от прежних времен, когда король и его войско сражались непосредственно с противником, сейчас нам предстоят два разных боя. На замок нападут сторонники Волдеморта, - и пояснил, отвечая на ее немой вопрос, - Министерство поделилось информацией, обнаружив неподалеку от Хогвартса их лагерь. Там находятся не только люди, но и множество магических существ, очевидно, перешедших на темную сторону. Это сражение будет очень важным, но все решит поединок между мной и Волдемортом.

Гарри замолчал в ожидании возражений, но мадам Лонгботтом и не думала спорить.

- Я никогда не была членом Ордена Феникса, но знаю о Пророчестве и вижу, что оно сбывается. А учитывая прошлогодние события, соглашусь, что этот сумасшедший, вероятно, хочет решить все раз и навсегда именно теперь.

Гарри улыбнулся, подтверждая ее догадку.

- В общем, директор тщательно изучил, как происходили подобные сражения раньше. Если в прошлом каждая из противостоящих армий была охвачена духом единства, то теперь все не так. На нашей стороне Министерство с аврорами - своими и иностранными. К нам примкнули викинги, но они не признают Министерство. Нас поддерживает Орден Феникса, у которого взаимное недоверие к правительству. Среди нас много Призванных - одиночек и тех, кто привел за собой поддержку, но они здесь ради меня, а не ради Министерства. Иными словами, среди защитников Хогвартса нет согласия, и нам нужно как-то сплотить людей. Обычно король вел свою армию в бой, но я должен быть готов к поединку с Волдемортом. Я не могу ни на что отвлекаться.

Гарри глубоко вздохнул; стараниями Дурслей, говорить о себе ему было нелегко, а сейчас в особенности. Но тем не менее он должен был справиться.

- У меня есть знамя, одна из северянок сделала его для меня. Но мне нужен человек, который поведет людей за собой. Кто-то, пользующийся всеобщим уважением, за кем пойдут без колебаний. Я надеюсь, мадам Лонгботтом, что вы согласитесь стать моим знаменосцем.

Гарри не умел читать чужие эмоции так хорошо, как Гермиона, уж она бы поняла, что за выражение промелькнуло в глазах старой леди. Он понял только, что Августа огорчена, но не мог понять, почему. Что же не так?

- Мадам, простите. Я не хотел вас расстроить. Мое предложение самонадеянно, и я понимаю, что вы не готовы... - заторопился он.

- Мерлинова борода, я не расстроена, юноша! - мадам Лонгботтом похлопала его по руке. - Но я и подумать не могла, что вы попросите об этом меня! Это - огромная честь, и я полагала, что вы выберете кого-то... более близкого вам.

Все еще не совсем понимая, в чем проблема, Гарри вспоминал все, что директор и Северус говорили ему о доверенном лице. Видя его замешательство, мадам Лонгботтом решилась сказать прямо.

- Откровенно говоря, мистер Поттер, я ожидала, что вы в данной ситуации выберете профессора Снейпа. Или директора, или же вашего крестного. - Она не отказывала, просто хотела понять, почему ей оказывают такую честь.

- Ну, директор не подойдет, Министерство опасается Ордена Феникса, который считает дамблдоровским; Сириус, ну, в общем, он не тот, кого бы я хотел видеть на этом месте. А Северус нужен мне, он поможет подготовиться к поединку. Вы - тот человек, которому доверяю я, кого знают и уважают все остальные. Думаю, вы - единственная, за кем они пойдут, если что.

- В таком случае, мистер Поттер, я принимаю предложение стать вашим знаменосцем. Быть полезной вам - честь для меня, - подвела итог мадам Лонгботтом в своей лаконичной, резковатой манере.

В тот же миг, ни раньше, ни позже, вернулся Дамблдор и просиял, услышав, что Августа согласилась на предложение Поттера.

- В таком случае, Гарри, ступай, занимайся своими делами. Я расскажу твоему знаменосцу о встрече, которая состоится вечером.

Покидая директорский кабинет, Гарри знал, что на самом деле у него сейчас нет неотложных дел. То есть забот было, конечно, много, но ничего требующего его личного присутствия. Он чувствовал, что должен собраться перед предстоящим поединком, и в то же время, ему казалось, что уже слишком поздно. Так, в сомнениях, он спускался из башни по лестнице, решив дожидаться визита воронов дома, в подземельях. Но птицы появились гораздо раньше, начав комментировать происходящее вокруг. По пути Гарри встречал людей, готовящихся к будущему сражению, и останавливался, чтобы поговорить с ними. Для каждого у него находились слова благодарности, поддержки и одобрения, так, постепенно, он и сам успокоился. Все шло как надо, все налаживалось. Гарри ощутил, что вороны тоже довольны тем, что видят. А затем его спокойствие переросло в крепкую уверенность.

Он успел добраться до дверей в Большой зал, когда вороны прекратили наблюдать за происходящим в замке и начали передавать ему новое видение. К счастью, рядом оказался Симус, который подхватил Гарри, не дав ему упасть, и притащил за гриффиндорский стол, едва начавший заполняться людьми, ведь для обеда было рановато. Не совсем понимая, что происходит, Симус усадил друга на лавку и остался рядом с ним, дожидаясь, что скоро придут те, кто знает, что делать.

По пути сюда Гарри чувствовал, что птицы довольны тем, что видят, ощущал их одобрение. И хотя теперь они показывали ему не сражение, а только тех, кто собирался в скором времени атаковать Хогвартс, им удалось вселить в него уверенность, что замок выстоит. Глядя на многоликую армию Волдеморта, к которой, помимо Пожирателей Смерти и других темных магов, примкнули тролли, инфери, многоликие порождения Тьмы, непрерывно корчащиеся, визжащие, рычащие, Гарри не чувствовал страха. У них ничего не получится. Он знал это.

Когда видение закончилось, и вороны снова стали просто наблюдателями, Гарри осознал, что сидит рядом с Симусом в окружении компании гриффиндорцев - Гермионы, Рона и близнецов, с беспокойством взирающих на него. Он окончательно пришел в себя.

- Ребята, привет, - Гарри через силу улыбнулся. - Простите.

- Ты как? - тут же спросила Гермиона.

Обычно Гарри старался не откровенничать при посторонних о своем общении с мистическими воронами, но сейчас внезапно ощутил, что должен рассказать, и что это будет правильно.

- Все хорошо, Миона, правда. Спасибо, что помог, Симус. Вороны вновь появились. Они были рядом с утра, и я хотел успеть домой до начала видения. Но сегодня все было как-то странно. Самого сражения я не видел, просто отчетливо ощущал поразительную уверенность, что мы справимся со всем, что нас ждет.

Его слова достигли слуха декана и тех, кто находился рядом. Гриффиндорцы уже давно обратили внимание на странные приступы Гарри, после которых он выглядел подавленным. И когда они услышали о воронах, те, кто присутствовал при инциденте с Глазом Одина два года назад, догадались в чем дело. МакГонагалл просияла:

- Вороны довольны?

После секундной заминки Гарри кивнул.

- Обычно мне показывают картины будущих событий и пророчествуют. Но сегодня меня впервые заставили почувствовать нечто. Птицам удалось успокоить меня и наделить уверенностью, что мы на верном пути и все делаем правильно.

Похоже, Гермиона не ожидала, что он заговорит об этом публично. Но сделала из сказанного вывод, что вечером им предстоит собраться и обсудить полученную информацию. Гарри, казалось, был уверен в том, что делает, поэтому она промолчала.

В это время на столах появилось угощение, и народ увлекся едой, попутно рассказывая друг другу, кто чем занимался все утро. После обеда четверо гриффиндорцев и один слизеринец отправились в королевскую приемную, и как только они отошли от остальных достаточно далеко, Гермиона задала вопрос, не дававший ей покоя, - почему друг заговорил о воронах в присутствии посторонних, и что птицы сообщили ему?

- Я решил, что пришла пора всем узнать о воронах, и о том, что они довольны нами. Разве это не придаст всем уверенности? Мне - помогло. Почему бы не ободрить других, чтобы они ощутили себя во всеоружии? - Говоря о «всех», Гарри был прав. Его приятели и так уже поделились секретом с друзьями на остальных факультетах, и это был только вопрос времени, когда о воронах узнали бы все в замке.

Тема, поднятая Гермионой, интересовала Рона и Невилла поскольку-постольку, но Драко внимательно слушал, а потом кивнул:

- Умно, Поттер. Люди скорее поверят твоему откровению, чем официальным заявлениям.

Когда ребята добрались до кабинета, там уже оказалось довольно тесно. Пока гости рассаживались, Поттер лично поздоровался с каждым. Наконец все были в сборе, Гарри зажег камин и приготовился держать речь. Он немного волновался и с трудом подбирал слова, но вороны уверяли его, что он прекрасно справится и все сделает как надо. С тяжелым вздохом юный король начал:

- Я очень благодарен всем, кто прибыл в Хогвартс, чтобы покончить с Волдемортом. - Произнесенное имя вызвало некоторое беспокойство в зале, но Гарри проигнорировал шепотки и продолжил, - думаю, многие из присутствующих знакомы, но на всякий случай представлю вас всех.

Он начал обходить комнату, называя собравшихся по именам и должностям. Не обошлось без неожиданностей. Услышав, что Артур Уизли - представитель Ордена, а Дамблдор — всего лишь директор школы, мадам Боунс, министерские чиновники и Дармут удивленно вскинули брови. На Асгейра Брэнда многие косились с опаской, но узнав, что он привел воинов Уинтерленда, успокоились. Многочисленных магов, встреченных Гарри в ночь Призыва, пришлось не только представить, но и дать им возможность рассказать о своих уникальных способностях, поскольку не все понимали, зачем этих людей позвали сюда. И, наверное, только Альбус Дамблдор без насмешки воспринял слова Гарри, назвавшего Добби ценным и отважным помощником, о личном вкладе которого будет сказано чуть позже.

Да и на четырех спутников Гарри продолжали посматривать с удивлением даже после его объяснения:

- Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Невилл Лонгботтом и Драко Малфой - мои ближайшие соратники, имеющие непосредственное отношение к происходящему. Думаю, вместе мы достигли большего, чем каждый по отдельности. И сейчас, когда время неумолимо движется вперед, я хочу, чтобы люди, которые разделили со мной трудный путь, оставались рядом, помогая советом и делом. Многие из присутствующих здесь участвовали в подготовке к сражению, и я не хочу преуменьшать ценность вашего участия, но эти люди - мои настоящие единомышленники, я доверяю им.

Директор был доволен — такое объяснение решало сразу несколько проблем. Да и настороженность мадам Лонгботтом по отношению к Драко прошла, благодаря выступлению Гарри и той заботе, которой окружило юного Малфоя семейство Уизли.

Северуса и Августу Поттер представил в самом конце.

- Прежде всего, я хочу кое-что пояснить. Нынешнее сражение будет не единственным. Одно - серьезное, важное - произойдет между нами и сторонниками Волдеморта. Нам достоверно известно, что к северу от замка расположено пять лагерей, в которых собрались Пожиратели Смерти и различные темные существа. Участие каждого из вас чрезвычайно важно для исхода этой битвы. Но будет еще один поединок - между мной и Волдемортом. Об этом, еще до моего рождения, было сделано пророчество, оно не имеет отношения к избранности, просто я - тот, кто убьет Темного Лорда. На этом я должен сконцентрировать все свои усилия, и мне потребуется помощь моего супруга. Поэтому я попросил мадам Лонгботтом стать моим знаменосцем в большой битве, и объединить людей ради победы над силами Волдеморта.

Слушатели зашумели, но Гарри продолжал:

- Прежде чем передать слово мадам Лонгботтом, я расскажу о том, как мы получаем информацию о наших противниках, и в чем она состоит. В ночь Призыва я узнал, что у меня есть два волшебных фамилиара, два ворона. - Ропот стал еще громче. - Они говорили со мной, но я не понимал их. Потом они стали посылать мне видения мира, который, как стало понятно позднее, мечтает создать Волдеморт. И когда он опутал Землю заклинанием Мертвого сна, именно вороны заставили меня бросить контрзаклятие, которое и пробудило всех вас. Затем вороны вернулись ко мне после пробуждения магглов. Теперь я понимал их лучше, поэтому обратил пристальное внимание на видения, которые птицы посылали мне. Разобраться в увиденном мне помогал мой супруг, а позже к обсуждениям подключились Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Невилл Лонгботтом и Драко Малфой. Эти видения позволили нам предотвратить несколько маггловских нападений. А потом - и магических. С помощью Министерства мы разобрались в некоторых деталях и наконец научились точно определять местонахождение лагерей сторонников Волдеморта. А сегодня я получил последнее сообщение от воронов. Они возникли, когда я шел по замку, и вместо видений внушили мне стойкое чувство уверенности. Думаю, мы готовы.

Он передал слово мадам Лонгботтом, которая вместе с собравшимися еще раз обсудила ход подготовки к битве. Северус в свою очередь рассказал о предстоящей провокации во вражеском стане: он раздобыл в Уинтерленде множество волшебных форзиций, а Добби посадил кусты в лагерях противника.

- Эти растения не переносят пересадки. Добби окутал их на несколько дней слабыми согревающими чарами, действие которых уже прекратилось. Теперь саженцы погибают. А когда они гибнут, вокруг образуются обширные области непроглядной тьмы. Мы надеемся, что приверженцы Волдеморта бросятся в атаку из-за паники, а не по приказу своего господина. Не исключаю, что кто-то из них расценит случившееся как дурное предзнаменование и дезертирует.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:32 | Сообщение # 249
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Гарри кивнул Добби, давая ему слово. Тот стоял, ужасно волнуясь, сцепив руки за спиной, боясь поднять голову и посмотреть на людей. Наконец, с тяжелым вздохом, он заговорил:

- Мадам Лонгботтом, госпожа и уважаемые все, Добби только что был в тех лагерях. - Многие из присутствующих изумленно вскинули брови. - Плохие волшебники и другие там испугались, когда началась темнота. Многие схватили оружие и побежали изо всех сил, но плохие волшебники не знали куда бежать, и некоторые заблудились. Тот-Кого-Нельзя-Называть собрал всех плохих волшебников и показал им, где Хогвартс, когда я вернулся сюда.

Асгейр Брэнд доложил, что сотни его воинов вооружены большими луками и булавами, а под стенами замка они установили требушеты. Стрелять будут валунами и булыжниками, одну часть которых Северус с близнецами Уизли обильно посыпал порохом, взрывающимся с ослепительными вспышками, когда снаряды падают на землю, а другую - приправил перуанским порошком мгновенной тьмы.

Аврор Дармут от лица Министерства сообщил о новых отчетах разведки, в которых давалась оценка численности и типов существ, присоединившихся к армии Волдеморта. В одном из лагерей размещалось около двадцати великанов, в других, по соседству с темными тварями, обитали сотни колдунов; среди прочих назывались нунду* и огромная гора трупов, которых оставалось лишь заклясть, чтобы превратить в инфери. Также в отчетах говорилось, что большая часть дементоров Великобритании собирается в стаю, чтобы участвовать в сражении.

Альбус Дамблдор рассказал, насколько крепка защита Хогвартса. По его словам, даже озерные русалы обещали препятствовать любым попыткам проникнуть на территорию замка, будь то корабли с подкреплением или лодки. Кентавры собирались патрулировать Запретный лес, чтобы не пропустить врагов, пробирающихся под прикрытием древесных крон. И, конечно же, директор упомянул о вкладе Нитокрис в усиление защитных чар каменных стен школы.

Волшебник-иностранец, один из тех, кто откликнулся на Призыв, забеспокоился, что будет, если в пылу сражения люди не смогут сосредоточиться и вызвать Патронуса. «Ваши чары защищают от дементоров?» - поинтересовался он.

- Наша магическая защита древняя и чрезвычайно сильная, - пояснил Альбус, - но от дементоров она не спасает. Мы будем отгонять их заклинанием. У нас есть специальная команда, состоящая из нынешних и бывших студентов и не только, которая будет работать из-под прикрытия. К тому же, напоминаю, замок не родовое имение. Наша защита основана не на магии крови, и охраняет она людей, не являющихся членами одной семьи. Поэтому будьте готовы, что кто-то из нападающих может проникнуть сюда. Один из путей - камины, и я не исключаю, что у наших противников есть здесь сочувствующие или введенные в заблуждение союзники. Я уверен, что серьезных осечек в защите Хогвартса не произойдет, но не могу гарантировать, что их не будет совсем.

Люди зашумели, но мадам Лонгботтом быстро навела порядок, и обсуждение роли каждого продолжилось.

- Итак, наша общая задача - обеспечить безопасность в пределах защитного периметра, а также победить армию, превосходящую нас по численности. Здесь достаточно людей, способных справиться и с тем, и с другим. Вы хотите еще что-то добавить, мистер Поттер?

Гарри подумал и вспомнил, что не упомянул черных вирмов. Но пожалуй, лучше бы уже Гермионе подготовить людей к их возможному появлению.

- А, да, еще одно. Среди наших союзников стая черных вирмов из Уинтерленда. Я попросил, чтобы они оставались вне защитного периметра, но их странная внешность может испугать, поэтому я прошу иметь это в виду и не бояться.

Присутствующие, те, кого не было в замке во время последнего маггловского нападения, стали обеспокоенно переглядываться.

- Гарри, если вам с профессором Снейпом нужно идти, я с удовольствием расскажу о вирмах, - предложила Гермиона. Взяв Поттера под локоть, Северус начал подталкивать его к выходу, на прощание благодарно кивнув мисс Грейнджер.

После их ухода Гермиона поведала собравшимся о результатах появления черных вирмов во время прошлой маггловской атаки на замок и о мурмурации** скворцов, упомянутой ее родителями. Альбус пояснил, что имеют в виду магглы, говоря о «мурмурации», и недоуменные взгляды сменились понятливыми кивками. Очевидно, родители-волшебники во всем мире развлекают своих чад одинаково. А затем люди снова стали беспокоиться - ведь существа, которых принимают за многотысячные стаи скворцов, должны быть неимоверно огромными!

Затем мадам Лонгботтом выслушала тех, кто принял на себя командование крупными отрядами. Отчитавшись первым, аврор Дармут извинился и покинул собрание, поскольку у него было больше всего подчиненных. Правительства всех волшебных государств прислали представителей, чтобы поддержать британское Министерство. Не целые армии, конечно, но самых лучших авроров.

Следующим ушел лорд Брэнд, и, к удивлению некоторых, около половины магов-иностранцев присоединились к нему.

Маленький волшебник, австралийский абориген ростом едва ли по пояс князю Уинтерленда, смуглый, с буйной каштановой гривой, склонил голову в легком поклоне:

- У меня и моих людей есть сильное волшебство и оружие, которое отлично дополнит вооружение наших северных союзников. Наши бумеранги и копья противник не сразу заметит, а еще мы можем дать смелым викингам магическую защиту.

Стоявшая рядом с ним пожилая ведьма в сари и с длинными черными волосами, среди которых виднелись серебристые пряди, добавила:

- У меня нет оружия, но я тоже могу предложить этим храбрецам магическую поддержку, ведь я прибыла издалека, и мои заклинания вряд ли известны вашим противникам. Думаю, этим я лучше всего смогу помочь лорду Поттеру.

Многие из присоединившихся к Асгейру Брэнду согласились с ней. Индийская ведьма удачно выразила всеобщее настроение: викинги Уинтерленда собирались сражаться с сильнейшими магами мира, полагаясь лишь на свои физические силы и оружие, и храбрые иноземцы хотели помочь им своим волшебством. Их порыв заставил с благодарностью улыбнуться даже сдержанную на проявление чувств мадам Боунс.

Следующим поднялся Артур Уизли.

- Задача Ордена - защитить Гарри Поттера, мы останемся в замке, рядом с ним, чтобы отбивать любые попытки нападения кого-либо из Пожирателей или их приспешников.

Мадам Лонгботтом кивнула, отпуская его, и взглянула на Альбуса, спрашивая себя, что тот чувствует, когда другие «распоряжаются на его территории». Но старик лишь улыбнулся вслед уходящему Артуру.

- Я совершенно спокоен, если Орден займется этим, - заметил он. - Мы же будем контролировать защитный периметр Хогвартса, а также снабжать информацией и всем необходимым тебя, Августа, и тех, кто держит оборону. Полагаю, Гарри уже распорядился, чтобы Добби помогал тебе, но я велю всем остальным домовикам также опекать вас.

Мадам Лонгботтом улыбнулась, заметив, что внук и его приятели пропустили мимо ушей намерение подключить к делам магов домашних эльфов. Невилл плохо знал этих существ, она не держала их в доме, хотя у ее друзей был один или два. Можно было предположить, что мальчик Уизли также не сталкивался с ними, учитывая бедственное положение семьи, да и мисс Грейнджер, выросшая у магглов, не знала всего о домовиках. Один лишь юный Малфой, казалось, что-то понял. Интересно.

В кабинете осталось несколько ведьм и волшебников, которые, судя по всему, были смущены и чувствовали себя не в своей тарелке.

Одна женщина, наконец, решилась:

- Я не понимаю, чем могу помочь. Меня сильно тянуло сюда, но теперь я сомневаюсь, что нужна здесь.

В ответ Рон Уизли заметил:

- Полагаю, вы встречались с Гарри в ночь Призыва?

Та взволнованно кивнула.

- Одна из вещей, которые мы поняли, помогая Гарри, заключается в том, что если магия приводит тебя куда-то, значит, на то есть причина. Может быть, она не очевидна. Людям, которые уже ушли отсюда, легче, они поняли свою роль сразу. А вам придется, находясь здесь, смотреть в оба и быть во всеоружии. Что-то произойдет, и вы сразу все поймете.

Гермиону впечатлил его ответ, и она одобрительно улыбнулась.

Подумав, Невилл добавил:

- Вас не тянуло бы сюда, если бы магия не уготовила вам важную роль.

Драко недоумевал, почему эти люди сидели здесь так тихо и так долго, совсем недавно он был бы первым, кто поднял бы их на смех. Но это было до того, как он стал частью команды, долгие часы проводившей за разбором видений, полных кромешной тьмы, чтобы в конце концов понять их смысл. Те видения имели значение, и он был вынужден согласиться, что если магия привела сюда этих людей, значит, это для чего-то нужно. Но сейчас была дорога каждая минута.

- Мадам Лонгботтом, как вы думаете, что еще мы можем сделать? - спросил Драко. - Большинство разошлось на свои посты. Наше участие где-нибудь требуется?

Старая леди поджала губы.

- Я думала об этом, юноша. Домовик сказал нам, что лагеря опустели, и Темные силы уже на подходе. Было бы полезно следить за их передвижением, за тем, что они собираются предпринять. Полагаю, мы должны поставить дозорных на башнях.

Альбус пригладил бороду.

- Разумеется, помимо наблюдения за защитным периметром, я так и сделаю. Но это будет, когда противник окажется здесь, не раньше. А вот что нам нужно сейчас - это разведка.

У Невилла возникла идея.

- Мы могли бы отправить кого-нибудь на метле, под усиленными чарами невидимости, чтобы наблюдать за происходящим на расстоянии мили, прежде чем враги доберутся сюда?

Все начали обсуждать его предложение, взвешивая «за» и «против», и внезапно двое из волшебников, сомневавшихся в своей нужности, осознали, почему их тянуло в Хогвартс.

- Я - анимаг, - признался один. - Умею превращаться в скворца. Я могу подлететь прямо к армии Темных, и меня не заметят.

Другой добавил:

- И я, мое животное - еж. Не слишком ловкий, но зато я могу спрятаться, наблюдать за ними из засады и сообщать вам.

Мадам Лонгботтом понравились их предложения, и оба волшебника отправились добывать сведения для защитников Хогвартса.

- Было бы еще неплохо иметь представление о том, какие приказы отдает им их предводитель, - вслух размышлял Альбус. - Как только армия вышла на марш, наблюдение через домовиков прекратилось. Ни Добби, ни кто-то другой не смогут здесь помочь.

Глаза Гермионы загорелись.

- У меня идея! Я могу найти одного анимага, чья форма нам очень пригодится. - Она вскочила. - Я скоро вернусь и скажу, получилось или нет.

После ее ухода мадам Лонгботтом собрала группу защиты от возможного нападения дементоров, чтобы проверить их способность вызвать Патронус, а затем велела Рону и Драко с помощью директора найти самые подходящие места в замке, чтобы наилучшим образом расставить людей.

Светлой стороне удалось наконец сплотиться.

XXXXXXXXXX

Гермиона была совершенно уверена, что видела нескольких репортеров из «Ежедневного Пророка», слоняющихся в коридоре возле Большого зала, якобы ища защиты в Хогвартсе, а на самом деле - в поисках сенсации. Но ей был нужен не абы кто, и вскоре тот нашелся - подслушивал, прижавшись ухом к двери в кабинет Шеклболта.

Рита Скитер была очень недовольна, когда Гермиона схватила ее за локоть, отняла зачарованный блокнот с прыткопишущим пером, а затем утащила к окну в дальнем конце коридора.

- Рита, нужна ваша помощь. Требуется анимаг, который сможет узнавать, о чем говорится в штабе противника, и своевременно докладывать обо всем нам. Точнее, нужно быть неподалеку от лорда Волдеморта, слушать и запоминать его приказы, а затем сообщать мне. Ваша анимагическая форма самая крошечная из тех, о которых я слышала, и поскольку вы незарегистрированы, полагаю, никто не заподозрит шпиона в маленьком жучке на мантии.

Рита лихорадочно соображала. Было видно, как отчаянно борются в ней два желания - прославиться и получить свою выгоду и в то же время не соглашаться ни за какие коврижки. Гермиона не сомневалась, что честолюбие возобладает, но было интересно наблюдать, как меняется выражение лица собеседницы.

По дороге Гермиона придумала еще один аргумент. Придвинувшись к Рите, она жарко зашептала:

- Смотрите, вы сделаете это для нас и получите настоящую сенсацию для статьи. Я понимаю, что с вашей анимагией могут возникнуть некоторые проблемы. Штраф за отказ от регистрации серьезный, кажется, это даже на Азкабан тянет. К тому же вы способны тайно пробраться куда угодно, а значит, извлекаете профессиональную выгоду из своего умения, о котором никто, включая Министерство, не в курсе. Правда, Министерство магии признало, что существуют особые ситуации, когда официальная регистрация в чем-то ущемляет анимага, и передало их в ведение Гарри Поттера. Если хотите получить регистрацию без лишних хлопот, я замолвлю за вас словечко перед ним. Уверена, он не откажет.

Перед Ритой открылись бескрайние возможности.

- Я хочу эксклюзивные... - начала было она, но Гермиона прервала ее.

- Нет, ничего подобного, - отрезала гриффиндорка. - Грядет битва за судьбу мира, абсурдно выторговывать себе в такой момент исключительные права. Даже не думайте. Если захотите использовать часть добытой информации для статьи, я не смогу остановить вас, но подумайте хорошенько, стоит ли раскрывать факты, если потом возникнет щекотливый вопрос, как вы об этом узнали.

Гермиона была уверена, что Рита слишком дорожит своей анимагической формой, ведь жучок легко проникает в любые щели и подслушивает секретные разговоры. Кто знает, чем она занималась на протяжении стольких лет, очевидно, не вызывая ни у кого подозрений. Но несмотря на все ее публикации, было ясно, что желание сохранить свою способность в тайне перевесит желание прославиться.

Гермиона была даже готова немного сыграть в поддавки.

- И, если вы поможете нам, решите ли вы зарегистрироваться как анимаг через Гарри или нет, я обещаю сохранить вашу тайну и не доносить на вас в Министерство.

Рита всегда знала, что у нее было серьезное основание не любить эту назойливую гриффиндорку. С плохо скрываемым раздражением, будучи загнанной в угол, она согласилась. В том, чтобы не использовать добытую информацию в своей работе, действительно был резон, но журналистка решила, что как-нибудь выкрутится. Она нашла бы способ издать эту бомбу в виде пары книг, не выдавая своей тайны, по крайней мере пока. И независимо от того, что там будет дальше с этой регистрацией, не повредит договориться с Поттером, на всякий случай, чтобы не загреметь в Азкабан.

Получив подробные инструкции как, куда, на что обращать внимание и как связаться с девчонкой по возвращении, Рита Скитер превратилась в жука и, заботливо укутанная гермиониными согревающими чарами, устремилась в открытое окно.

Вернувшись в королевскую приемную, Гермиона отчиталась, что, как и ожидала, будет получать информацию из ставки Волдеморта от одного крошечного анимага. Никто не спросил от кого именно, а она не стала вдаваться в подробности.

Мадам Лонгботтом подвела итог:

- Полагаю, мы готовы. Я предлагаю внести это знамя в Большой зал, а затем велеть домовику укрепить его перед замком, как вы сочтете нужным, Альбус.

Директор кивнул. Знамя нужно было связать с образом Гарри, и Дамблдору нравился подход Августы.

- Я распорядилась, чтобы мистер Уизли и мистер Малфой подготовили команду вызова Патронуса и расставили людей в стратегически важных местах. Дементоры всех выбивают из колеи, поэтому лучше держать их на расстоянии, чтобы большинство их даже не видело. Я буду стоять за пределами замка под знаменем. Невилл, ты и мисс Грейнджер, составите мне компанию? Я хочу быть уверена, что у нас все под контролем, и мы располагаем самой свежей информацией.

XXXXXXXXXX

Домовик плелся за Гарри и Северусом от дверей королевской приемной.

- Господа, у вас есть поручение для Добби? - спросил он, надеясь, что его не потащат больше ни на какие собрания.

Северус едва сдержался, чтобы не обругать эльфа, а Гарри ответил:

- Добби, ты можешь незаметно пробраться куда угодно. Я хочу, чтобы ты за всем следил и сообщал профессору Снейпу или мадам Лонгботтом, если увидишь что-то, о чем мы должны знать. Не стесняйся, но когда пойдешь к мадам Лонгботтом, на всякий случай передай, что это я тебе велел, хорошо?

Раздувшись от гордости, маленький эльф в ту же секунду аппарировал.

Гарри и Северус молча вошли в свою квартиру, думая каждый о своем, в полной уверенности, что люди, оставшиеся в королевской приемной, устроят все наилучшим образом. Гарри собирался накинуть свой василисковый плащ, но муж остановил его, принеся доспехи, которые тот надевал в Уинтерленде. Северус облачил в них Гарри, а затем помог ему с плащом. Прикрепив рукоять меча к его поясу, Снейп поспешил одеться сам. А перед тем как выйти из дома, он притянул Гарри в объятия, нежно поцеловал и лишь затем нарушил молчание:

- Ну вот, ты готов, а я буду рядом.

К тому времени, когда они подошли к дверям Большого зала, там уже вовсю кипела бурная деятельность. С помощью особых чар Министерство должно было связаться со своим представителем в Хогвартсе, чтобы сообщить, как только кто-то из нападающих покажется в миле от замка, и тревогу уже объявили. Неподалеку было замечено несколько великанов, их ждали в течение получаса. Вслед за ними надвигались лавины темных тварей и колдунов, а сгущавшийся туман свидетельствовал о вероятном приближении дементоров.

Защитники школы понимали всю серьезность ситуации, но чувствовали себя абсолютно уверено. Каждый знал, что делать, и спокойно занимал свой пост. Гарри ободряюще улыбнулся им и отошел в сторону, чтобы никому не мешать.

Студенты и родители с детьми, не задействованные в сражении, укрылись в факультетских гостиных под самыми сильными защитными чарами. Если бы дела пошли совсем плохо, им на помощь выслали бы людей, но пока опасности не было, это позволяло сосредоточить свои усилия на других целях.

Туман стал рассеиваться, когда из башенных окон вырвались целые стаи сияющих лошадей, кроликов, собак, множество птиц и даже один слон и белый леопард. Повсюду раздавался жуткий грохот и лязг - статуи и доспехи со всего замка, повинуясь профессору МакГонагалл, шли, чтобы встать на его защиту.

И все же это можно было назвать затишьем перед бурей. Оставались считанные минуты до того, как Хогвартс наполнится звуками настоящего боя.

<От автора: простите, что пропала так надолго! Все это время я обдумывала продолжение истории, но похоже, Волдеморт тайно замыслил любыми путями не дать ее закончить. Спасибо всем, кто писал в личку, беспокоясь, все ли у меня хорошо, надеюсь, вы довольны развитием сюжета. Полагаю, осталось что-то вроде трех глав, само сражение, события сразу после него и отдаленное будущее.>


Примечания переводчиков:

Прочесть о нунду и увидеть рисунок

Прочесть о мурмурации скворцов, а также посмотреть фото.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:33 | Сообщение # 250
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 66 (143). Битва за Хогвартс

Перевод Kvinni

И вот вдалеке раздались первые резкие звуки сражения. Невидимые под чарами требушеты с приглушенным свистом запускали снаряды, и вскоре летящие валуны с грохотом падали на землю. С рыком и топотом великаны, авангард армии Волдеморта, приближались к Хогвартсу. Даже те из них, кто не пострадал от каменных бомб, были напуганы лязгом требушетов и чередованием ярких вспышек и внезапной тьмы. Через несколько минут стали слышны звуки ближнего боя — звон мечей и воинственные выкрики викингов.

В самой высокой башне замка, на открытой площадке, увеличенной чарами расширения пространства, собралось множество волшебников. Рон Уизли и Драко Малфой попросили подняться туда всех ведьм и колдунов, которые могли бы сотворить патронуса для защиты поля боя от наступающих дементоров. Всех студентов, способных к этому заклинанию, приняли в отряд вне зависимости от возраста, и как ни удивительно, оказалось, что очень многие ребята освоили его еще до того, как оно должно было изучаться по школьной программе.

Министр магии велела сотрудникам министерства также помочь с патронусами, тем самым освободив поле боя для обученных авроров из стран-союзников. Поэтому среди собравшихся на башне были недовольные, ожидавшие более опасного задания.

Ремус и Сириус хотели сражаться в своих анимагических формах, но их настоятельно попросили присоединиться к волшебникам на башне. С Ремусом все было ясно - в облике волка-оборотня в данной ситуации он сильно рисковал пострадать от своих же, но строгий взгляд, брошенный министром в сторону Сириуса, говорил, что к нему негласный запрет тоже относится.

Люциус Малфой явно рассчитывал, что благодаря членству в Попечительском совете и Визенгамоте будет играть выдающуюся роль во всем происходящем. Напрасно. Нет, его, конечно, усадили за стол среди почетных гостей, но и только. На вечернее совещание у Гарри Поттера он не был приглашен к своему великому неудовольствию, а попытку присоединиться к тем, кто должен был держать оборону перед замком, пресек все тот же суровый взгляд министра, и Люциус отправился наверх вместе с Сириусом Блэком. Тот факт, что на башне командовали Драко и Рон, тоже ужасно раздражал, и только присутствие магов -иностранцев немного успокоило Люциуса.

Драко объяснил собравшимся их задачу:

- Нам сообщили, что сюда летит множество дементоров, и их нужно нейтрализовать до того, как они начнут оказывать влияние на наших бойцов. Все здесь утверждают, что владеют заклинанием Патронуса, а мы нуждаемся в вашем умении. Мы хотим, чтобы воздушное пространство над Хогвартсом и его окрестностями было перекрыто плотным роем патронусов.

Все вокруг согласно закивали.

Рон сделал шаг вперед и добавил:

- Я попросил эльфов поддерживать для нас согревающие чары, но они кроме этого обустроили комнату под башней. Если вам потребуется перерыв, чтобы согреться, перекусить или утолить жажду, просто прикажите своему патронусу следовать за другими, пока вы не вернетесь.

Люциус, скривившись, отошел от толпы ребят и постарался встать как можно ближе к взрослым волшебникам, а затем, взмахнув палочкой, выпустил в небо серебристую призрачную змею в облаке таких же собак, кошек, кроликов, лошадей и других существ.

XXXXXXX

Гарри и Северус вышли из замка. Гарри был уверен, что должен находиться в гуще событий, даже если сражением командует мадам Лонгботтом, ну а Северус не собирался выпускать его из вида. День был очень морозный, и он беспалочковым согревающим окутал их обоих.

Взрывы выглядели впечатляюще. Северус был очень доволен работой близнецов Уизли. Снаряды не воспламенялись, поэтому заклинания против пожара оказывались бесполезны, но вспышки получались ослепительно яркими. А самое интересное, что часть бомб близнецы зарядили отборным перуанским порошком, и контраст между ярким светом и непроглядной тьмой приводил в замешательство атакующих.

Перед Хогвартсом под королевским стягом стояли миссис Лонгботтом, Гермиона и Невилл, которые постоянно переговаривались, обмениваясь информацией и наблюдениями. Каждые несколько минут то Невилл, то Гермиона, присев, выслушивали очередного домовика, прибывшего с донесением. Затем, посовещавшись с Августой, они отправляли эльфов назад с указаниями для защитников замка.

Гарри подошел к ним скорее из любопытства, чем ради дела. Гермиона и миссис Лонгботтом обсуждали новые сведения, поэтому ситуацию ему объяснял Невилл.

- Сначала, совсем недавно, появились великаны. Теперь приближаются инфери, среди которых замечены маги, а следом - основная колонна колдунов. Тролли пытались пройти через лес напролом, но не смогли благодаря кентаврам, поэтому теперь двинулись в обход. Слишком шумно там для них, на самом деле. Также мы заметили каких-то странных слизней. Мы не совсем уверены что это, но они, кажется, восприимчивы к заклинаниям, которые мы используем. Сейчас на подходе нунду.

Северус был удивлен осведомленностью Невилла. Великанов, троллей и нунду видно издалека, учитывая их размеры, но инфери сразу не узнать, они мало отличаются от людей.

- Откуда вы всё это узнали? - спросил он.

- Несколько анимагов согласились помочь. Один из них в облике скворца летает над полем. Он каждые несколько минут передает сведения одному из домовых эльфов. Добби хорошо всех организовал. Один из эльфов аппарирует к дереву, берет сообщение у скворца, потом перемещается к анимагу-ежу, прячущемуся на краю леса, и, собрав данные, передает их нам. У нас целая сеть эльфов, обеспечивающих связь между рядовыми защитниками замка и лидерами сопротивления.

Гарри невольно посмотрел на небо.

- Что с дементорами?

- Их множество, но отряд добровольцев на башне недавно запустил целый рой патронусов, так что дементоры не могут пробиться. Там есть какой-то человек, кажется из Южной Америки, он утверждает, что существует заклинание, которым его предки давным-давно уничтожали созданий, похожих на дементоров. Мы пока не знаем, получилось ли убить хоть одного, но к полю боя эти твари в любом случае не пробьются, — сообщил Невилл.

- Передать что-нибудь черным вирмам, пока я свободен? - спросил Гарри.

К ним подошла мадам Лонгботтом.

- Прекрасное предложение, мистер Поттер. Я думаю, будет лучше всего, если они появятся на несколько минут, посеют хаос, а затем вернутся под землю. Вряд ли большинство атакующих знают об этих существах, да и мисс Грейнджер сказала мне, что они невероятно страшные. Стремительное появление и внезапное исчезновение черных вирм дезориентирует противника. Вы можете их об этом попросить?

Гарри кивнул. Северус положил руку ему на плечо в знак безмолвной поддержки и защиты.

Благодарно улыбнувшись, Гарри мысленно подключился к лей-линиям и обнаружил около дюжины вирм.

- Благодарю вас, друзья и союзники с севера! Я очень рад, что вы пришли помочь мне победить темных волшебников в моём мире.

Возможно Гарри был не самым лучшим оратором, но похоже его речь имела успех, потому что вирмы кивали с большим энтузиазмом.
- Я должен буду сразиться лицом к лицу с сильнейшим колдуном, предводителем темных сил, поэтому попросил мадам Лонгботтом возглавить сражение за Хогвартс. Она не может общаться с вами напрямую, поэтому я передаю её просьбу. Большинство людей не знает о вас. Появитесь на поверхности, покажите им какие вы огромные и грозные, а потом исчезните. Затем, через некоторое время внезапно возникните и исчезните снова, но уже в другом месте. Так вы поможете сбить с толку наших врагов.

Лидер черных вирм понимающе склонил голову.

- Молодой Король, кто еще придет защищать твое гнездо? Мы заметили на поле боя много наземных жителей нашей родины. К ним кто-то еще присоединится?

- Я бы, конечно, хотел, чтобы обитатели моего гнезда оставались в безопасности за защитным периметром. Но, вероятно, кто-то из них решит поучаствовать в сражении. Если вы признаете кого-либо, кто был в замке, пожалуйста, не вредите им.

Вирмы одобрительно закивали. Они представляли слишком серьезную опасность для наземных жителей, и желание Короля защитить своих союзников, даже если для этого придется пощадить множество врагов, вызывало у них уважение.

- Мы будем очень осторожны, чтобы не навредить друзьям, - ответили они.

Гарри уже собирался отключиться от лей-линий, когда заметил, что вирмы выстроились полукругом и поклонились ему, так же как в тот день, на склоне горы около Колодца Отчаяния в Уинтерленде.

Он сглотнул, вспоминая о своем королевском сане, и ответил:

- Спасибо, драконы. Я ценю вашу помощь.

Очнувшись, Гарри сразу заметил изменения на поле боя. Четверо черных вирм внезапно появлялись то здесь, то там за магическим барьером, непроницаемым для оружия и магии, и сеяли хаос среди нападающих на замок. Великаны были заметно напуганы странными созданиями, смекнув, что справиться с таким противником простой силой не получится. Гарри порадовался, что предупредил своих друзей о вирмах, ведь даже с такого расстояния было видно, как ужасают наступающих врагов облик и стремительные, непредсказуемые появления и исчезновения крупных змееподобных существ.

Нунду, держащиеся позади темной армии, выглядели поистине жуткими. Но даже этих гигантских леопардов-убийц ошеломил взрыв нескольких бомб с перуанским порошком, мгновенно поглотившим весь свет вокруг. А когда тьма рассеялась, перед ними возникла пара черных вирм и обратила зверей в бегство, так что, хотя мадам Лонгботтом и готовила бойцов к встрече с нунду всё лето, это не пригодилось.

Стоя у стены замка за пределом защитного периметра, Северус наблюдал за боем и был впечатлен тактикой сторонников Гарри. Было заметно, что благодаря разведке им известен состав армии Темного лорда, и мадам Лонгботтом отлично это использовала. Каждый ход вражеского войска был просчитан и встречал сопротивление. Сила и храбрость воинов Уинтерленда хорошо дополняли магию иностранных союзников, участвующих в битве, так что нападавшим серьезно осложняла жизнь объединенная мощь обычного оружия и неизвестных заклинаний.

А еще он видел многочисленные отряды волшебников, скорее всего британских авроров и их коллег из других стран, воюющих традиционными заклинаниями. Северус ужаснулся, представив реакцию мужа на то, сколько людей встало под его знамя, особенно, если среди них окажется много жертв. Но он тут же взял себя в руки и отвернулся от поля битвы. Сражение — забота мадам Лонгботтом. А он должен следить за безопасностью Гарри.

Гермиона собралась было согнать гудящее насекомое с одежды, но спохватилась и поспешила в замок. Зайдя в тихий коридор, она отпустила жука, превратившегося в раскрасневшуюся и радостную Риту Скитер. Её волосы были непривычно растрепаны, а ярко-красная помада, которой она обычно подчеркивала свою неискреннюю улыбку, смазалась.

- Я спряталась в складках мантии Того-кого-нельзя называть, - начала она, задыхаясь от осознания собственного хладнокровия, если не сказать бесстрашия. Она и раньше пряталась в одежде ничего не подозревающих жертв в своей анимагической форме, но это было совсем иное. - Он выбрал несколько человек из тех, что собирались присоединиться к его войску. Я слышала, как он говорил о каком-то союзнике в замке, который откроет им проход в защите и одного за другим проведет внутрь. С ним около 20 или 30 магов. Я улетела, как только они отправились сюда.

Рита, казалось, только сейчас осознала сказанное и поняла, что это может означать.

- Они действительно могут проникнуть через барьер? - волнуясь спросила она.

Гермиона кивнула, серьезно глядя на неё.

- Думаю, такое отчасти возможно. Защита не пропустит армию нападающих, но если кто-то из замка откроет ворота, он вполне сможет провести несколько человек. Спасибо, Рита, это очень ценные сведения. Я расскажу Гарри, как ты нам помогла, но сейчас мне нужно бежать и доложить обо всем мадам Лонгботтом.

Гермиона умчалась, а Рита с невероятно довольной физиономией застыла на месте. Игра в героя оказалась более захватывающей и интересной, чем она себе представляла. Такого с ней еще не бывало. Позабыв о волнении, она начала строить планы, как напишет несколько великолепных статей для «Ежедневного пророка», а потом и целую книгу-бестселлер, не раскрывая, впрочем, источник информации. А еще её посетила идея, что неплохо бы собрать побольше сведений обо всем, что произойдет здесь сегодня. Эта часть замка была безлюдной, так что смешаться с толпой не представлялось возможным. Тогда она вновь стала жуком, чтобы люди Дамблдора не прогоняли её едва увидев, и направилась к окну, смотрящему на поле перед замком. Пожалуй, слежка за Поттером - самый выгодный вариант.

Выслушав Гермиону, мадам Лонгботтом немедленно послала к воротам школы десяток членов Ордена Феникса и отряд британских и зарубежных авроров. Следуя её инструкциям, они устроили засады на всех основных подступах к замку. И не зря, потому что тёмные колдуны уже проникли на территорию, проведенные кем-то один за другим. Двадцать восемь сторонников Волдеморта, включая самого Темного лорда, направлялись в сторону Хогвартса.

Но путь им немедленно преградили. Завязался бой, заклинания свистели в воздухе. Колдунам хоть и удалось проникнуть за барьер, к замку они продвигались с огромным трудом. Все, за исключением одного. Сам Волдеморт не стал сражаться с аврорами, а бросил своих приспешников, как только их обнаружили. Став невидимым, он крадучись устремился вперед.

Северус ощутил приближение Темного лорда. Он сжал руку Гарри и кивнул ему. Тот глубоко вздохнул и попытался успокоиться, как Северус учил его. Он был готов. Он сможет. У него нет выбора.

И вот время пришло.

Безумный лорд в белоснежной мантии словно привидение возник перед ними, и на его змееподобном лице читалась насмешка над Гарри и угроза Северусу, спокойно стоящему позади молодого короля.

- Какая долгожданная встреча, - прошипел Волдеморт.

- Том, нам пора покончить с этим.

Лорд смерил Гарри взглядом, поигрывая палочкой.

- Вижу у тебя есть меч, так что мы все уладим по старинному обычаю. Не знал, что в Хогвартсе до сих пор преподают фехтование, когда-то я был лучшим на курсе, - с издевкой произнес он.

Пренебрежительно пожав плечами, Гарри вытащил меч и взял его в левую руку, а палочку в правую.

- Этому не обучают уже очень давно, я брал частные уроки.

- У предавшего меня друга Северуса, полагаю? Однако я всегда был лучшим, у тебя нет шансов, - насмешливо заметил Волдеморт, наколдовывая для себя меч.

- Посмотрим, - парировал Гарри с уверенностью, которой не ощущал. Чуть заметно сглотнув от волнения, он принял стойку, с которой начинают поединок, как его учил Северус.

Волдеморт встал в ту же позицию, и самая важная битва в этой войне началась. Это была битва не только за Хогвартс, но и за весь мир.

Как всегда вначале дуэли противники осторожно кружили, оценивая сильные и слабые стороны друг друга. Северус отошел на безопасное расстояние, с которого мог наблюдать не попадая под мечи или проклятия. Он был готов помочь Гарри, но пока не знал как.

Представляя себя на его месте, Северус подумал, что сейчас самое время поставить щит и бросить испепеляющее проклятье на меч. И, хотя ни слова не было сказано, Гарри воспроизвел все в точности. Словно читая его мысли, Поттер бросал заклинания и двигался с мечом так, как было нужно. Воздух наполнился звоном стали и треском заклинаний, ударяющихся о щиты или о землю.

Больше никакого знакомства со стилем противника — дуэль началась всерьез.

Несомненно, Волдеморт владел мечом гораздо лучше Гарри. Но тот был молод, силен, закален квиддичем, научившим его использовать обманные маневры, и безоговорочно верил в победу. А самое главное - с ним был Северус.

Пристально следя за поединком, Снейп обдумывал выигрышные приемы для отражения атак Волдеморта. Гарри, как и на тренировках, с успехом применял их, но в какой-то момент Северус представил один сложный выпад, который не успел показать на уроке, и с удивлением понял, что Гарри безупречно его воспроизвел. Тогда он начал вспоминать поединки, которые наблюдал долгие годы, движения, которые даже не пытался повторять, поскольку был уверен, что не справится, и изумленно наблюдал, как Гарри идеально выполняет любое из них.

Альбус поспешил на место дуэли к самому её началу. Если не брать в расчет обстоятельства, то в сущности он был одним из немногих волшебников в мире, имевших достаточный опыт и силу, чтобы дать достойный отпор Волдеморту. И он был уже готов выйти на бой вместо Гарри, но замер, увидев, с каким мастерством сражается мальчик. А еще он заметил мягкое свечение, исходившее явно не от огней в замке и не от заклинаний, и это тоже заставило его остановиться. Приглядевшись, Альбус понял, что нежно-золотое сияние, словно купол накрывающее место дуэли, исходит от Гарри и Северуса.

Если раньше Дамблдор считал, что по всей видимости благословение Мерлина позволит соединить магию этих двоих, то теперь понял, что ошибался. Избранный получил не силу, а опыт Северуса и его знания о поединках.

Альбус быстро огляделся, чтобы позвать кого-нибудь, не отвлекая Снейпа, полностью сосредоточившегося на Гарри. Ему на глаза попались Молли Уизли и Амелия Боунс, стоящие неподалеку и наблюдающие поединок со смесью восхищения и ужаса. Несмотря на заверения Молли, что она лучший дуэлянт в семье, муж и сыновья договорились держать ее подальше от боевых действий. Министр хотела присоединиться к аврорам, защищающим замок, но не стала, решив, что ее появление поставит под сомнение авторитет главного аврора.

- Молли, Амелия, пожалуйста, подойдите скорее сюда! - позвал Альбус. - Мне нужно, чтобы вы присмотрели за Северусом. Не отвлекайте его и не позволяйте никому мешать ему. Это важно. Он помогает Гарри, и мы должны обеспечить его безопасность.

На взгляд Молли это была странная просьба, хотя старик славился своими причудами. Было непонятно, почему защищать надо Северуса, если сражается Гарри, но Альбус решительно настаивал, и она не стала спорить. Со стороны казалось, что Снейп просто наблюдает за ходом дуэли, но он смотрел на Гарри так, словно кроме него ничего больше не существовало, и сам выглядел безмерно уставшим. Пораженная этим, Молли приготовилась прийти к нему на помощь, если потребуется, и пресечь любое постороннее вмешательство.

Амелия также была озадачена просьбой, но учитывая насколько взволнованным казался Дамблдор, она решила действовать и встала вместе с Молли чуть позади Северуса, держа палочку наготове, чтобы отразить любую опасность. Теперь и она с удивлением заметила золотое свечение. Это было сияние благословения Мерлина, о котором ей рассказывал Альбус. Внимательно наблюдая за Северусом, чтобы подстраховать его в нужный момент, Амелия украдкой рассматривала волшебный свет, восхищенная его истинным значением.
К великому разочарованию Волдеморта удары меча сыпались на него градом, а щит, наколдованный мальчишкой, не брали никакие заклинания. Поттер удерживал защиту, одновременно посылая шквал проклятий, от которых щит Темного лорда заметно потускнел.

Волдеморт был в ярости — поединок проходил совсем не так, как ожидалось. Он предложил драться на мечах, рассчитывая на огромное преимущество, но почему-то Поттер нисколько не уступал ему в мастерстве. Теперь Темный лорд был уверен, что нужно было выбрать магическую дуэль, в ней он бы уже давно победил.

Поддавшись гневу и отчаянию, Волдеморт начал делать ошибки. Северус в отличие от Гарри сразу это заметил.

От него не укрылось, что когда Волдеморт отражает удар, он слегка ослабляет защиту и немного теряет концентрацию. В эту секунду появлялась возможность пробить его щит. Дело в том, что Гарри, даже стремясь победить, никогда не стал бы использовать темномагические и непростительные проклятия, которыми атаковал его противник, а с другими заклинаниями выиграть бой будет сложно, Северус понимал это.

Мысленно подсказывая Гарри цепочку нужных движений, он стал подводить к моменту, когда Волдеморт приоткроется, чтобы стремительно атаковать его рубящим ударом. Судя по тому, как светился меч, на нем было Испепеляющее заклятие, а значит, достаточно даже небольшой царапины, чтобы нанести Волдеморту ощутимый урон. Возможно битва на этом и не закончится, но несомненно перевес будет на их стороне.

Все произошло именно так, как представлял Снейп: Поттер занес свой меч над щитом Волдеморта и резким движением отсёк ему кисть руки, в которой тот держал свою палочку.

Темный лорд закричал от боли. Он еще не до конца осознал, что его рука и палочка больше ему не подчиняются, как и то, что его щит исчез. Хотя Волдеморт отлично владел беспалочковой магией, ранение ненадолго сделало его беспомощным. Отказавшись когда-то использовать непростительные проклятья, Гарри не бросил Аваду в безоружного и пошатывающегося перед ним врага. Вместо этого он пробормотал «До свидания, Том», нацелил свою палочку и громко, нараспев произнес "Exsilius Regalis Numen!"

Он собирался использовать королевское изгоняющее заклинание, чтобы навсегда избавить мир от Волдеморта.

Стоявшие поблизости знали, как происходило изгнание Древнего демона на квиддичном поле, поэтому смотрели, затаив дыхание. Большинство сражавшихся в замке остановились, чтобы наблюдать за противостоянием Темного лорда и Светлого короля, но и за пределами Хогвартса, где битва еще шла, люди могли видеть яркое сияние над местом дуэли. Жук, пригревшийся на подоконнике, был готов покинуть теплое местечко и подлететь поближе, чтобы не пропустить ни одной детали происходящего.

Луч белого света вырвался из палочки Гарри и ударил Волдеморта прямо в грудь. Темный лорд, все еще в шоке от потери руки, не смог защититься. Он попытался воспользоваться беспалочковой магией, чтобы отразить заклинание, но удар оказался слишком слабым, видимо, из-за проклятия, которое продвигалось от запястья вверх по руке, к плечу.

Как и тогда, на квиддичном поле, Северус тут же возвел щит, чтобы защитить Гарри, а сам задумался, каким проклятием тот оплел перед боем свой меч. Без соответствующего контрзаклятия Испепеляющее может расползаться от места нанесения раны, но явно не с такой скоростью. Он не был уверен, что его щит был действительно необходим, но в сложившихся обстоятельствах рисковать не собирался. Изо всех сил удерживая Изгоняющее заклинание, Гарри чувствовал, как стремительно слабеет. Задыхаясь и дрожа от напряжения, он направлял мощный поток магии на Темного лорда.

Только сейчас ему стало ясно, что проклятие работает не так, как в прошлый раз. Хоть сейчас никто не воздействовал на его разум, удерживать палочку было намного тяжелее. Директор оказался прав: изгонять то, что принадлежало этому миру, было настоящим испытанием. Но сопротивление Волдеморта под воздействием чар изгнания и испепеляющего проклятия постепенно угасало.

Белый свет медленно охватывал тело лорда, приводя его в ужас. Он пытался сделать шаг назад, и свечение вроде бы уменьшалось. Гарри казалось, что прошла вечность, хотя на самом деле не более четверти часа, когда сияние полностью затопило Волдеморта, и тот исчез. Гарри молча смотрел на отрубленную кисть руки, сжимавшую палочку, и почувствовал облегчение, когда они отправились вслед за хозяином в небытие.

Поняв, что его миссия закончена, Гарри начал оседать на землю, но Альбус тут же оказался рядом и подхватил его. А пораженные Молли и Амелия едва успели поддержать под руки Северуса, когда тот покачнулся и чуть не упал.

- В замок их, живо! - скомандовал Дамблдор.

С исчезновением Волдеморта многие темные волшебники, сражавшиеся на его стороне, сразу же попытались улизнуть, но встретились с антиаппарационным барьером. Часть сражений возобновилась, правда теперь нападавшие хотели одного - убраться подальше от Хогвартса. Когда Гарри и Северус невредимыми покинули поле боя, авроры и их зарубежные коллеги вместе с членами ордена Феникса довольно быстро пресекли последние попытки вражеского сопротивления и магически связали своих пленников, чтобы передать в министерство для суда.

Абсолютная тишина, с которой исчез Волдеморт, привела в замешательство тех, кто был за пределами замка. Многие из темной армии считали, что их лорд все еще сражается с Поттером. Они не сразу поняли, отчего инфери, которых поддерживала магия Волдеморта, осели на землю горами трупов.

Миссис Лонгботтом велела домовикам сообщить командирам отрядов, что Темный лорд побежден и изгнан из этого мира. Те, в свою очередь, радостно кричали об этом своим бойцам. Слыша их крики, кое-кто из темных колдунов считал это уловкой, но другие разглядывали инфери, превратившихся в обычные мертвые тела, и задавались вопросом, что же на самом деле произошло. Они продолжали сражаться, ища доказательства того, что Волдеморт действительно погиб.

Темная армия превратилась в разочарованную толпу. Это была не та битва, которую ждали ведьмы и колдуны, последовавшие за Волдемортом. Господин обещал им, что на поле будет подготовлено множество требушетов, но они не нашли ни одного. А еще те огромные черные змеи, появлявшиеся из ниоткуда и нападавшие на них. Темный лорд же был змееустом, Мерлина ради, почему на них вообще нападают змеи? Внезапные появления этих тварей приводили к серьезным потерям и дезертирству. А воины Уинтерленда, которые дрались традиционным оружием? Многие считали их посредственными волшебниками, однако и из их рядов исходило поразительное количество магии. Они метали в противника камни, никто не видел откуда их запускали, но большинство считало, что тут замешаны обещанные требушеты, и что еще более странно, северяне использовали какие-то странные заклинания, незнакомые темным магам.

Бой продлился еще около часа. Постепенно до сторонников Волдеморта дошло, что новости о гибели их предводителя не были уловкой. И теперь они прикладывали максимум усилий, чтобы скрыться с поля боя подальше от авроров.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:33 | Сообщение # 251
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
XXXXXXX

Гарри и Северуса под руки отвели в замок, настолько ослабели они в тот момент, когда Волдеморт исчез. Оба истратили в этой дуэли все свои силы - физические и магические - и теперь были полностью измотаны и опустошены. Альбус подыскивал укромное место, где они могли бы успокоиться и прийти в себя. Все комнаты у входа в замок, включая Большой зал и министерскую приемную, были пусты, поскольку считались слишком уязвимым пространством для студентов и тех, кто искал спасения в замке, поэтому все собрались на башнях или в защищенных гостиных и наблюдали за битвой через зачарованные окна. Но весь первый этаж скоро заполонят люди. В конце концов, домовик превратил один из пустых чуланов в небольшую гостиную, куда и препроводили Альбус - Гарри, а Молли и Амелия - Северуса. Теперь оба героя сидели рядышком на диване, а директор суетился вокруг. Обеспокоенно оглядев их, он заметно воспрял духом и вручил каждому по шоколадке.

- Молодцы, мальчики, действительно молодцы. Позвать целителя или хватит шоколада? Вы оба целы и невредимы?

Северус попытался отделаться от Дамблдора простым кивком, но в комнату вошла мадам Помфри, которая находилась в Большом зале во время поединка. Весь её облик словно говорил «Не мелите чепухи».

- Оставьте нас на несколько минут, я их осмотрю, - заявила она, выпроваживая директора и обеих волшебниц в коридор. - Это не займет много времени, если все, что им нужно, это отдых и кое-какие зелья.

Гарри сидел тихо и спокойно, а вот Северус все еще тяжело дышал и хватал ртом воздух, поэтому медиведьма начала осмотр с него, заставив выпить успокоительное и перечное зелья.

Гарри же откусил кусочек шоколада и закрыл глаза, погрузившись в раздумья. Всё болело. Он никогда раньше не испытывал такой усталости, даже когда работал на Дурслей. Впрочем, ноги его слушались, и хотя при попытках встать спину простреливала острая боль, но двигаться он мог. А вот его руки - без сомнения, сказывалась усталость от взмахов мечом, но особенно сильно ныли запястья. Неужели он потерял контроль над своей магией или повредил магические пути? Но ведь они с Северусом прошли директорскую программу тренировок, и он выпил сваренные мужем зелья для укрепления системы циркуляции магии. Он осторожно потер руки, прощупав запястья, и, в конце концов, заключил, что они целы, а ноют от простой усталости. Осознав, что попросту обессилен и едва начал приходить в себя, Гарри с облегчением выдохнул.

Он открыл глаза, как только мадам Помфри обратила на него внимание. Медиведьма заметила, как он потирает запястья, и начала с проверки магических путей.

- Сегодня днем вы показали прекрасное владение волшебной палочкой, мистер Поттер, - заявила она. - Ваш организм способен пропустить через себя колоссальное количество магической энергии, если правильно её направить. - Затаив дыхание женщина произнесла несколько диагностических заклинаний. - По всей видимости, ваши запястья ноют от физического перенапряжения, но с магическими путями всё в порядке.

Еще раз быстро осмотрев Гарри, мадам Помфри тоже прописала ему успокоительное и перечное зелья, велев добавить в рацион несколько плиток шоколада на всякий случай.
В коридоре Альбус поблагодарил Молли и Амелию за помощь и пообещал, что позже подготовит подробный отчет для министерства и ордена. А пока Молли было поручено заняться орденцами, возвращающимися с поля боя в замок, Амелия же со спокойным сердцем вернулась к делам аврората. Если бы директор не пообещал сделать подробный отчет, может, она и осталась, но сейчас другие дела требовали ее присутствия.

Как только Поппи вышла, спеша к другим пострадавшим, Альбус бесшумно вернулся в комнату и увидел, как Гарри обнимает Снейпа за плечи.

- Неужели мы сделали это, Северус? - прошептал он улыбаясь. Его муж кивнул, слабо улыбнувшись в ответ, и еще ниже опустил голову, уперевшись локтями в колени.

- Но как мы смогли? - спросил Гарри громче, ожидая от директора объяснений.

Альбус похлопал по плечу одного и другого и посмеиваясь начал мерить шагами комнату, а потом резко повернулся, от чего мантия его перекрутилась.

- Я в корне неверно оценил ситуацию, - начал он, качая головой. - Не ошибся лишь в том, что сегодня мы стали свидетелями явления, которого никто не видел уже, по крайней мере, тысячу лет. Король получил благословение Мерлина. Совершенно верно. Но я предполагал, что придет время, и ты сможешь получить доступ к магии Северуса. Силы же у тебя оказалось достаточно, не хватало опыта в магических дуэлях, а вот Северус имеет и теоретический, и практический опыт в сражении на мечах. Мерлин, очевидно, знал, что тебе понадобится все это, чтобы выполнить задачу, и позволил получить доступ к знаниям супруга. Весьма необычно.

Волшебники переглянулись, осознавая сказанное.

- Но Альбус, я не настолько опытный фехтовальщик, - возразил Северус.

- Я подозреваю, что речь идет не столько об опыте, сколько о твоих знаниях, - объяснил Дамблдор. - Ты всегда был очень внимателен. Наблюдая за другими, ты запоминал движение в мельчайших подробностях, даже если не выполнял его сам. Насколько я понимаю, сегодня, если ты мысленно воспроизводил выпад, Гарри его повторял, верно?

Северус кивнул.

- Похоже так и было.

Директор продолжил:

- Гарри, природная ловкость и натренированность помогли тебе мастерски управляться с мечом, но если я правильно понял, ты делал то, что представлял себе Северус, не думая о том, получится или нет.

Гарри наморщил лоб, пытаясь вспомнить:

- У меня не было особого плана или мыслей. Все шаги и заклинания, необходимые в тот или иной момент, просто возникали в голове, а я всё выполнял. Я, кажется, меньше всех участвовал в произошедшем.

Северус улыбнулся ему.

- Но использовать заклинание королевского изгнания ты сам решил. Удачный ход, если можно так сказать.

Гарри усмехнулся в ответ:

- Похоже, мы оба отличились.

- Что мы расскажем людям? - сменил тему Северус.

Альбус задумался.

- Хороший вопрос. По-моему, большинство сражавшихся рядом с местом дуэли наблюдали за её ходом, особенно когда свет заполнил весь двор. И я бы удивился, если люди в замке, среди которых были журналисты «Ежедневного пророка», не воспользовались зачарованными окнами, дабы узнать, что происходит за стенами Хогвартса. Думаю, зрителей было достаточно, и я не вижу причин скрывать информацию о благословении Мерлина. Раньше мы хотели помешать Волдеморту узнать о нем до битвы с Гарри, но теперь это бессмысленно.

Снейпу пришлось пояснить:

- Альбус, вы узнали о благословении Мерлина из таких древних манускриптов, о которых большинство даже не слышало. Неизвестно, как на этом может начать спекулировать пресса, и какие возникнут сплетни. Я предлагаю указать хотя бы один мало-мальски знакомый людям источник, чтобы пресечь ложные слухи.

- Хорошая мысль, Северус, - согласился директор. - За ужином я сделаю объявление для всех, кто находится в замке. Я прочел все упоминания о Короле, когда мы осознали статус Гарри, и часть сведений, в том числе о благословении Мерлина, отыскалась в рукописях Ровены Рэйвенкло. Думаю, ссылка на этот источник заслуживает доверия и ни у кого не вызовет сомнений. И еще одно, если позволите. Я бы хотел к уже имеющимся в летописях сведениям о короле-маге и благословении Мерлина добавить информацию о случившемся сегодня. И чтобы не упустить ни одной детали, я хочу собрать воспоминания как можно большего количества очевидцев, готовых поделиться ими.

Северус полностью одобрял эту идею, но поинтересовался:

- И как вы собираетесь это сделать?

- Можно установить в этой комнате мой думосбор с достаточным количеством фиалов. Обычно чары удаляют воспоминания, но я знаю такие, которые предназначены для их копирования. Все желающие поделиться памятью о сегодняшнем дне могут прийти сюда. Думаю, наши преподаватели не откажут им в помощи. И поскольку ни орден, ни министерство не будут иметь к этому никакого отношения, сведения не выйдут за пределы директорской библиотеки Хогвартса.

Гарри слушал, жуя шоколадку, согласно предписанию мадам Помфри.

- Я готов поделиться тем, что помню, хотя, скорее всего, информация не очень полезная. Вы можете говорить всем, что я был первым, кто отдал копию своих воспоминаний. - Оба волшебника одобрительно взглянули на него. А Гарри продолжал, - Как люди узнают о том, что произошло? Информация пойдет через правительство?

Альбус задумчиво посмотрел на него.

- Я предлагаю тебе проявить инициативу, не рассчитывая на министерство. Выступи с коротким обращением от своего имени. Уверен, болтовни, с которой мы ничего не сможем поделать, и в министерстве, и среди людей, будет и так слишком много. А нам это надо?

Гарри кивнул и тут же задал следующий вопрос:

- Скольких мы потеряли сегодня? - Он просто не мог промолчать.

Северус нахмурился, но Альбус с готовностью ответил:

- Мы еще не знаем. Но сомневаюсь, что на нашей стороне были значительные потери. Авроры, специализирующиеся на борьбе с силами Тьмы, охранявшие защитный периметр, отличные бойцы, а после того, как ты изгнал Волдеморта, думаю, большинство врагов попыталось сбежать. Августа расскажет точнее. Я уверен, она и её команда предоставят тебе полный отчет.

В итоге Альбус отправился собирать информацию о потерях светлых сил и о том, сколько темных магов попали в тюремные камеры Министерства. А Северус и Гарри остались готовить сообщение для утренних газет.

XXXXXXX

Холл перед Большим залом стал в этот вечер местом взволнованного ожидания, сменяющегося облегчением при встрече с родными и близкими. Рон Уизли ликовал, увидев целую и невредимую Гермиону, а пришедшая вместе с ним египетская царица не скрывала радости при виде Невилла Лонгботтома. Рон, Гермиона, Джинни, Перси и присоединившийся к ним Драко Малфой ожидали авроров и членов ордена, возвращающихся в замок.

Чарли Уизли на руках принес в замок отца, бывшего без сознания. Артур пострадал от заклинания, раздробившего ему ногу, и его одним из первых отправили в лазарет. Чарли был рядом, когда его отца ранили, но его от проклятья защитила одежда из драконьей кожи. Он вступил в бой вместо Артура и испытал мрачное удовлетворение, не просто защитив его, но убив того, кто причинил ему вред.

Поскольку расстроенная Молли со всем семейством отправилась присматривать за раненым мужем, Чарли вместо неё занялся встречей и размещением в замке воевавших орденцев. И от него не укрылось, что близнецов Уизли нигде нет. Он предположил, что братья были на башне, в команде, отвечавшей за патронусов, но Рон уверял, что наверху их не было. В детстве они частенько проделывали такой фокус, но сейчас речь шла не о дегномизации сада, а о реальном сражении, и Чарли забеспокоился.

Битва велась ожесточенная, и хотя большинство сторонников Гарри и светлой стороны уцелело, некоторые получили серьезные травмы, как Артур Уизли, а некоторые погибли. Тела двух авроров, убитых в бою, были доставлены в замок и направлены портключом в морг министерства. Еще несколько авроров, и не только британских, попали в лазарет с ранениями различной тяжести. Почти треть темной армии была убита. Их тела под замораживающим заклинанием хранились в министерском морге для опознания. Остальная часть армии сдалась и была захвачена в плен. Их отправляли портключами в министерство, где колдомедики из Святого Мунго оказывали им необходимую медицинскую помощь. После лечения пленных собирались заключить в специально усиленную тюрьму министерства. Министр, не советуясь с директором или мадам Помфри, решила, что преступников нельзя лечить в Хогвартсе.

Как только битва закончилась, викинги, волшебницы и волшебники со всех концов света, сражавшиеся в этот день плечом к плечу, потянулись в замок. И здесь они сразу же попадали в руки целителей, спешивших оказать первую помощь пострадавшим.

Настроение в этой пестрой толпе было приподнятым. Благодаря магии иностранцев и вирмам, пришедшим на помощь, среди воинов Уинтерленда не было погибших. Множество оторванных конечностей, сложные раны и одно достаточно серьезное сотрясение мозга от удара великаньего кулака, но ничего такого, что колдомедицинский персонал не мог бы исправить. Самой большой проблемой для медиков был отказ воинов, находившихся в сознании, перенестись в замок портключом - их кодекс чести требовал самостоятельно уходить с поля боя, если это возможно. Один из домовиков предложил свою помощь. Никто из целителей раньше не видел инициативного эльфа, но так так были и другие раненые, нуждающиеся во внимании, они просто пожали плечами и велели воинам следовать за крохой, добавив «подберите свои руки и ноги, которых лишились, специалисты вам все приживят». И уцелевшие в бою северяне, поддерживая своих пострадавших товарищей, отправились с домовиком во главе в Хогвартс. Удивительно, но повинуясь эльфийской магии, замок казалось, стал ближе, а двери открылись сразу в лазарет.

Чарли видел, что вернулись уже все орденцы, державшие оборону в пределах защитного периметра. Он еще раз заставил Рона перечислить, кто вместе с ним обеспечивал защиту от дементоров на башне, и со все возрастающим беспокойством дежурил в холле, ожидая возвращения пропавших братьев. Разумеется, двое рыжих мальчишек, казавшихся в толпе мощных и громогласных викингов маленькими и тощими, сразу же бросились ему в глаза. Гнев, копившийся в нем, быстро сменился облегчением от того, что близнецы целы и невредимы. Под одобрительными взглядами их новых друзей он подбежал и стиснул братьев в объятиях до хруста в костях.

- Где вы, черт возьми, были? - только и мог сказать Чарли.

XXXXXXX

Миссис Лонгботтом устроила экстренное совещание в королевской приемной. В основном были приглашены командиры отрядов, участвовавших в обороне замка. Вначале Августа выступила сама, дав сжатую и четкую характеристику минувшей битвы, а затем предоставила слово каждому из приглашенных, чтобы те рассказали о том, как развивались события на вверенных им участках, и какие потери понесли их отряды. С каждым новым докладом картина сражения становилась все яснее. Защитники Хогвартса проявили немалое мужество, но действовали в бою разумно, без лишнего риска. И никто не сомневался, что всеобщая победа во многом зависела от мастерски налаженного миссис Лонгботтом с помощью Невилла и Гермионы обмена сведениями и координации действий светлой армии.

Северус недоумевал, как женщине, известной своей резкостью и прямотой, если не сказать - грубостью в общении, хватило такта и хитрости для умелого руководства массой подчиненных. Ее излишняя откровенность в сочетании с непомерным самомнением некоторых могла дать эффект посильнее фейерверков близнецов Уизли. Северус полагал, что по ее вине Гарри придется улаживать конфликты, но, похоже, старая ведьма никого не настроила против себя. Еще одна гриффиндорка, сумевшая его удивить.

Среди сторонников Гарри было несколько убитых, и Снейп с беспокойством ждал, как тот отреагирует, когда узнает о цене, заплаченной некоторыми за свой выбор. Поттер явно был расстроен, но держался, чтобы не омрачать никому праздник Великой победы, за которую люди отдали свои жизни. Его улыбка потускнела лишь на мгновение, и, наверное, только Северус это заметил.

Как выяснилось, последними со своего поста ушли Сириус, Ремус и некий маг из Южной Америки. Рон объяснил, что Сириус так и не смог выговорить имя этого парня и стал называть его просто «мистер Чок», поскольку это был один из слогов его имени. Иностранец утверждал, что знает заклинание, способное уничтожать дементоров, и оно действительно работало, только нужно было немного потренироваться. Сириус сразу же загорелся этой идеей и отправил своего патронуса охранять небо над замком вместе с кроликом Луны Лавгуд, а сам стал учить новое заклинание. Время от времени призрачный грим загонял на них одного из дементоров, и тогда Сириус и мистер Чок разносили темную тварь в клочья. Дементоры не сразу поняли, что теперь волшебники могут их убивать, а не просто отпугивать. Поэтому вокруг летал целый рой жутких созданий, стремящихся забрать счастливые воспоминания и выпить душу.

Потом Гарри узнал, что Сириус, освоив новое умение, палил по дементорам без остановки, из-за чего Ремус был вынужден торчать с ним на башне, даже когда битва закончилась, и все вернулись в замок, чтобы греться и праздновать. Только после того как дементоры окончательно поняли бесполезность атак и отступили, он смог убедить друга спуститься.

Рассказ факультетских старост подтвердил версию Альбуса: за дуэлью Гарри и Волдеморта наблюдали изо всех окон в замке. Деканы поручили заботу о детях старшим ученикам, чтобы иметь возможность участвовать в обороне, однако, студенты и иностранные гости не могли оставаться в стороне и болели за победу, прилипнув к зачарованным окнам. Наблюдая за потрясающим сражением, они то громко подбадривали Гарри, то дружно стонали от волнения за него. Радостный шум после нанесенного им решающего удара сменился тревожной тишиной, пока король нараспев произносил изгоняющее заклинание. Многим до сих пор снились кошмары об изгнании Древнего демона. Но когда Волдеморт, охваченный белым сиянием, наконец исчез, зрители восторженно взревели.

Совещание завершил Дамблдор, выступив в стиле «традиционного директорского обращения» и пообещав все объяснить и рассказать подробности за ужином. Драко предположил, что его отец, у которого есть несколько думосборов, несомненно согласится передать их на время в Хогвартс, чтобы помочь с копированием воспоминаний.

XXXXXXX

Постепенно все собирались в Большом зале. Ужинать никому не хотелось, но учителя все равно велели накрыть столы для своих подопечных. Хватая бутерброды, ребята вскакивали и присоединялись к шумной толпе, радостно, взахлеб делясь воспоминаниями о битве, совершенно забыв про деление на факультеты.

Несмотря на крайнюю усталость Гарри понимал, что сейчас должен быть вместе со всеми. Северус предложил ему отдохнуть, но настаивать не стал. Как ни в чем не бывало они оба смешались с толпой, выслушивая восторженные рассказы, хваля, благодаря и принимая поздравления. Больше по привычке, чем по необходимости, Северус держался на шаг позади мужа, словно прикрывая его от возможной опасности. Гарри это не нравилось. Он постоянно пытался вовлечь Северуса в разговор и делал все, чтобы тот оказался рядом с ним, в центре внимания.

У открытого окна, через которое в зал врывался свежий морозный воздух, составив вместе несколько столов, собрались северяне и не только они. К их громогласной компании присоединились иностранные волшебники, воевавшие с ними плечом к плечу, и близнецы Уизли. Викинги очень обрадовались, когда Гарри и Северус смогли до них добраться. Усадив их за свой стол, они тут же восторженно загудели о том, как доблестно сражались, и том, как сильна иноземная магия, защищавшая их от опасности.

Люциус Малфой вошел в Большой зал с несколькими иностранцами, с которыми держал оборону на башне, и которые, как он подозревал, были среди явившихся на Призыв в Стоунхендже. Он явно рассчитывал, что сядет за стол для почетных гостей, и переменился в лице, когда понял, что такого стола просто нет. Он и представить себе не мог, чтобы жевать на ходу в толпе разного сброда. Мелькнула мысль вернуться в свои покои и поесть как подобает, но он тут же вспомнил, что и покоев у него здесь тоже нет. Люциус как раз соображал, удастся ли ему попасть домой через камин в кабинете представителя министерства в Хогвартсе, когда его поймала министр Боунс. Радость победы переполняла ее, и она, стиснув Люциуса в объятиях, от души поблагодарила его за огромный вклад в общее дело. Затем к нему бросились с поздравлениями Чарли Уизли с Драко, и когда Люциусу досталось несколько теплых слов от самих Гарри Поттера и Северуса Снейпа, он смягчился уже настолько, что соблаговолил взять немного еды и присоединился к группе единомышленников-волшебников, которые наколдовали небольшой стол и ели, как люди, сидя.

После того как все перекусили и всласть наговорились, Альбус решил, что пришла пора подвести итоги и разойтись. Взойдя на кафедру, он усилил голос сонорусом и попросил тишины.

- Я очень рад видеть здесь всех вас, невредимых и празднующих Великую победу. - Последнее слово было встречено аплодисментами. - Будет еще много сказано и написано о сегодняшних событиях в течение следующих дней, лет, и, даст Мерлин, десятилетий. Множество людей внесли в эту победу свой вклад, и я уверен, что все они будут отмечены и награждены в ближайшем будущем. Так что скоро вы получите не только мою личную благодарность.

Альбус подождал, пока шквал аплодисментов утихнет, и зал, с интересом ожидая продолжения, вновь замрет.

- То, что произошло здесь сегодня, я бы назвал невероятно редким случаем и событием исторической важности. Да, мы все видели, как мистер Поттер вел один из наиболее сложных и искусных поединков из когда-либо происходивших в Хогвартсе, - начал было Альбус, и люди тут же зашумели, вновь и вновь вспоминая особенно яркие и захватывающие эпизоды дуэли. Директор терпеливо ждал.

- Как я уже сказал, сегодня мы оказались свидетелями исторического события. Это была не просто дуэль мистера Поттера. Вы заметили сияние, окружавшее место противостояния Гарри и Волдеморта? - Зал вновь наполнился гулом голосов, потому что зрителей у зачарованных окон действительно заинтересовало странное свечение, вызвав долгие споры о его природе. - Я считаю, что мы столкнулись с явлением, которого мир не видел, по крайней мере, тысячу лет. Когда Гарри стал королем волшебного мира, я решил поискать в древних книгах директорской библиотеки хоть какие-нибудь сведения об аналогичных случаях. Из истории Хогвартса и его основателей многие из вас знают, что Ровена Рэйвенкло в свое время считалась признанным авторитетом в изучении данной темы и написала много работ по этому вопросу. В ее записях я нашел упоминания о том, что иногда король волшебников удостаивался благословения Мерлина, но об этом говорилось как о легенде. Она гласила, что иногда Мерлин наделял короля неким даром в знак особого расположения. Это была сила или умение, необходимые Избранному для выполнения миссии. Эти навыки и способности всегда были разными, но каждый раз действие благословения Мерлина сопровождалось сиянием.

Альбус сделал паузу, давая всем время успокоиться.

- Я полагаю, что Гарри тоже удостоился благословения Мерлина. Он нуждался в очень специфичном навыке для выполнения своей задачи - ему нужно было победить противника в бою на мечах. Дуэли на мечах сейчас не столь популярны, но некоторые до сих пор практикуют их в свободное время. К счастью для всех нас, профессор Снейп, муж Гарри, опытный фехтовальщик и давно тренируется. Я считаю, что дар Мерлина позволил Избранному перенять знания профессора Снейпа и с их помощью победить сегодня, о чем и свидетельствовало золотое свечение, окружившее обоих.

Зал, наполненный тихим перешептыванием, оглушительно взревел - настолько велик был восторг от услышанного.

- Материалы Ровены Рэйвенкло, - продолжил Альбус после паузы, - вдохновили меня увековечить нынешние события, и я решил собрать как можно больше информации о сегодняшнем дне, о дуэли Гарри и благословении Мерлина. У меня есть удивительный волшебный артефакт, думосбор, он позволит всем желающим поделиться своими воспоминаниями, скопировав их. Это безболезненный процесс, и профессора охотно помогут вам в случае необходимости. Мы установим думосбор в гостиной рядом с холлом. Добавлю, что у меня на данный момент есть воспоминания мистера Поттера и профессора Снейпа, они стали первыми добровольцами, - продолжал говорить Альбус, несмотря на шум, возросший при упоминании имён главных героев дня. - Еще раз поздравляю, вы молодцы и хорошо потрудились сегодня. Отдыхайте.

Выступление директора, к огромной досаде Северуса, подогрело интерес к его дуэльному опыту. Викинги видели его в бою против грендлингов, но это была совсем другая ситуация. Они сразу же засыпали мага вопросами о поединке, не слушая возражений. Гарри очень гордился мужем, чьи заслуги, наконец, были признаны, но внутренне съежился, вспоминая прошлый раз, когда Северус стал в глазах студентов героем, вернувшим Поттера из Уинтерленда, куда его насильно увез Эльрик Брэнд. Теперь Снейп снова оказался втянут в историю, и оставалось лишь надеяться, что это станет для него не слишком травмирующим опытом.

Вскоре толпа начала редеть, адреналин пошел на спад, и люди стали понимать, насколько они устали. Первыми поплелись в свои спальни младшекурсники, а вслед за ними потянулись к выходу остальные. Часть гостей замка выстроилась в очередь к камину в кабинете представителя министерства, чтобы вернуться домой.

Альбус с задумчивой улыбкой смотрел как пустеет комната. Торжество победителей битвы за Хогвартс закончилось. Он знал, что слухи уже распространились, и завтра весь волшебный мир захочет разделить с ними радость победы. Северус наконец-то уговорил Гарри уйти, а это означало, что скоро разойдутся немногочисленные оставшиеся, и директор тоже сможет быть свободен. Просканировав защиту школы и убедившись, что в замке не осталось чужаков, он последним покинул Большой зал, кивнув домашним эльфам, расставлявшим мебель по местам и хлопотавшим над приготовлениями к завтраку.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:35 | Сообщение # 252
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 67. Королевская благодарность

Перевод VelgaW

Гарри был потрясен тем, как быстро выветрился адреналин, на котором он пережил этот, полный бурных событий, день. Торжество в Большом зале подошло к концу, и уже всего через несколько минут после их с Северусом возвращения домой он чувствовал себя совершенно обессилевшим.

На пути в их комнаты Гарри пытался разобраться в эмоциях, бурливших в нем. Он редко занимался самокопанием, но сейчас ему было не по себе. Да, он ощущал огромное облегчение, гордость и радость от того, что все получилось. Но существовало что-то еще, мучительное беспокойство, от которого не удавалось избавиться, и этого оказалось достаточно, чтобы омрачить настроение.

Северус не столько переживал, сколько был поражен тем, как долго Гарри продержался на торжестве и откуда черпал силы, чтобы веселиться вместе со всеми. И то что профессор повсюду сопровождал его, вряд ли кого-то удивило, если только потому, что обычно он отличался нелюдимостью. Сам же Северус был вымотан до предела, но черта с два он позволил бы кому-нибудь заметить это.

Чем дальше они уходили от Большого зала, тем меньше людей встречалось им на пути. Даже портреты на стенах опустели, поскольку нарисованные волшебники стремились перебраться поближе к центру торжества. Лишь один обитатель холста, к сожалению, остался на месте.

Сэр Кадоган решил напоследок устроить чествование Гарри и Северусу, когда те вернутся домой. Поджидая героев, он присоединился к весьма раздраженному Салазару Слизерину, которого упорно называл «Салли», игнорируя его рассерженные взгляды и шипение Нагини. Гарри как всегда сердечно поздоровался со слизеринцем и змеей, которых теперь считал друзьями, и выразил признательность сэру Кадогану за громкие славословия в свою честь.

Когда дверь за ними закрылась, Гарри с облегчением вздохнул.

– Я так рад вернуться домой. Сил больше нет, – заявил он, падая на диван. В комнате было очень холодно, и Северус, вошедший следом, взмахом палочки разжег ревущее пламя в камине. Плеснув в два бокала по чуть-чуть бренди, он поставил напиток на столике у дивана и сел сам.

– Сейчас воздух прогреется. Видимо на улице стало еще морознее, а я не предупредил эльфа, чтобы он затопил камин к нашему возвращению. Выпей пока немного бренди, согрейся, – предложил Северус. И, вглядевшись в его лицо, добавил, – ты выглядишь слишком расстроенным для того, кто выполнил свое предназначение. Все в порядке?

В ответ Гарри лишь повел бровью. Не хотелось сейчас анализировать свои эмоции с Северусом. Поэтому он просто сказал:

– Да все нормально, устал только очень. Но на душе скверно, и не могу понять почему.

Северус всю жизнь провел подавляя свои чувства, но полагал, что если бы ему пришлось их как-то классифицировать, то состояние «скверное» он бы счел для себя нормальным. Но сегодня был слишком напряженный и значимый день. И хотя сам он крайне редко сталкивался с таким, ему доводилось наблюдать людей, которые ощущали себя подобно Гарри после решения какой-либо жизненно важной проблемы.

– Сейчас ты слишком устал для того чтобы ясно мыслить. Нам нужно хорошенько выспаться, а потом обдумаем нашу дальнейшую жизнь. Ты был настолько сосредоточен на противостоянии с Волдемортом, что просто не помышлял о будущем. Теперь у тебя есть на это право. Но сначала – отдых. Я разожгу камин в спальне и переодену нас в пижамы заклинанием. Боюсь, в ванне мы можем задремать и захлебнуться, а под душем – уснем стоя.

Пока Северус говорил, беспокойство потихоньку покидало Гарри и, просветлев лицом, он заставил себя подняться с дивана и даже улыбнулся мужу, пытаясь пофлиртовать напоследок.

В этот момент все встало на свои места. Раньше было неясно, чего ждать от Северуса, когда все окажется позади? Будет ли он готов остаться с ним? Конечно, Северус был благородным человеком и считал себя обязанным сделать все возможное для победы над Волдемортом, но теперь цель достигнута. И он не должен по-прежнему быть рядом. Гарри тревожила мысль о его уходе, вот отчего он ощущал ноющую боль, лишавшую его покоя. Но Северус только что предложил обсудить будущее, верно? Будущее для них двоих, а не только для одного Гарри.

Потом он сделал глоток бренди – либо напиток согреет его изнутри, либо жар камина одолеет стужу в комнате. И в считанные минуты уже спал, положив голову на грудь мужа и слушая как звучит биение его сердца. Когда же крепкий сон одолел обоих волшебников, их магии переплелись, и на секунду, прежде чем исчезнуть, над ними завис тонкий золотистый лучик.

X

Альбус наконец отправился в свой кабинет, где его с нетерпением ждали портреты предшественников. События этого дня пересказывались, истолковывались, обсуждались, анализировались, и у каждого директора или директрисы была своя точка зрения и свои соображения на этот счет. Каждый из них наблюдал за происходящим сегодня, перемещаясь по картинам, висевшим по всему замку, и Альбус внимательно слушал, чтобы получить самые полные сведения о случившемся от тех, кому неизменно доверял.

Около полуночи их беседа была прервана министром магии, с огорченным видом стремительно вошедшей в кабинет. Портреты тут же умолкли, чтобы их живой друг мог уделить внимание своей гостье.

- Амелия, чему обязан честью видеть тебя в столь поздний час? – Альбус взял бренди, бокалы и слегка подтолкнул ее к уютным креслам со столиком между ними. – Отметим сегодняшний успех.

Внимание гостьи тут же переключилось на ритуал наполнения бокалов, затем она, смакуя, вдохнула аромат напитка и с наслаждением сделала первый глоток.

– Спасибо, Альбус. Мне нужно было вспомнить каким успешным стал этот день.

Директор просто кивнул, ожидая, что она сама объяснит, почему нуждалась в таком напоминании.

– Вечер закончился, а мы так и не сделали все что собирались. Хотела сообщить тебе свежие данные по людям, вернувшимся с поля боя. Я приказала пересчитать всех оставшихся в живых – тех, кого отправили в камеры министерства, и тех, кто оказался в лондонском госпитале и школьном лазарете. Кроме того мы собрали погибших на территории замка, но не уверена, что нам удалось обнаружить останки всех тех, кто сражался за его стенами. Я взяла на себя смелость и велела домовику зачаровать окна Хогвартса, чтобы завтра осмотреть противоположную сторону. Хочу быть уверена, что ты теперь в курсе.

Альбус приподнял бровь. Он надеялся, что все будет сделано сегодня, потому что в скором времени ожидалось усиление мороза и ветра.

– Погода? – предположил он.

Амелия поморщилась и вздохнула.

– По моему приказу авроры отлавливали тех, кто воевал на стороне Волдеморта, и отправляли в министерство. Нам удалось взять в плен уже многих. Среди них были те, кто не смог аппарировать и пытался бежать через лес. Кентавры задержали их и сдали властям. Такая неожиданная подмога. Но все равно авроры оказались сильно загружены, поэтому всем служащим министерства пришлось заниматься сбором погибших. Очевидно не все как следует владеют согревающими чарами, потому что человек шесть заработали обморожения и вышли из строя. А так как похолодало еще сильнее, и к тому же стемнело, без мощных люмосов стало не обойтись, но на это тоже рассчитывать не приходится. И хотя мне это не нравится, аврорам придется вернуться сюда утром, потому что мы должны быть уверены, что дело завершено надлежащим образом, а вся надежда только на них.

Альбус кивнул. Он и сам не раз говорил, что далеко не каждый волшебник или волшебница способны стать аврорами. Эти маги отличались не только особым характером и силой, они проходили серьезное обучение и имели немалый опыт. Амелия и сама служила когда-то, поэтому доверяла им, но возможно она подзабыла, насколько авроры уникальны. И, конечно, когда ей пришлось поручить часть их работы кабинетным чиновникам, печально, но не удивительно, что те, оказавшись на поле прошедшей битвы, растерялись. Поэтому, разумеется, заклинания, которые в обычных условиях давались им легко, теперь стали не под силу, по крайней мере он так считал.

– Не переживай, дорогая. В данных обстоятельствах вряд ли кто-то заметит, что с окнами что-то не так. Но за предупреждение спасибо.

Было очевидно, что Амелию тревожит что-то еще, и директор терпеливо ждал, когда она соберется с мыслями и продолжит.

– Сказать по правде, я хотела обсудить с тобой кое-что – строго конфиденциально, – решилась наконец его собеседница. – Став министром, я сменила большинство начальников департаментов. Не хотелось, чтобы при мне продолжался прежний стиль работы. Возможно, что-то я упустила. Один из сотрудников департамента по связям с прессой получил сигнальный экземпляр завтрашнего «Ежедневного пророка» и показал еще нескольким коллегам. Полагаю, в нем напечатан материал мистера Поттера, содержащий его мнения о сегодняшних событиях. Не исключено, что сюда уже полетели вопиллеры, хотя, вы, скорее всего, продумали как защитить Гарри от них. Я напомнила своим людям, что британские волшебники имеют право комментировать происходящее на страницах газеты, если они того пожелают. Но похоже кое-кто счел, что мистер Поттер был неподобающе дерзок, хотя точных фактов у меня нет.

– Понимаю, Амелия. Я знал, что Гарри и Северус собирались опубликовать совместный материал в газете, но текста не видел. Я согласен с тобой, что это их право, и не сомневаюсь, что в заявлении нет ничего ужасного. Но я хотел посоветовать им рассказать всему миру о планах Гарри на будущее. С того момента как стало известно о его избранности, он беспокоился относительно людских ожиданий. Ты знаешь, мальчик не из тех, кто стремится к власти. И тем не менее, именно он, а не кто-то из министерства или обывателей, был призван свыше стать королем магов. Поэтому, я настаиваю, что любые попытки узурпировать его права или помешать ему выражать свое мнение, неприемлемы. Я полагал, что у нас немного больше времени, но, похоже, его не осталось. Спасибо, что поделилась этой информацией. Я еще раз напомню им о необходимости подумать и сообщить людям о том, как Гарри видит свое будущее.

Поговорив с директором еще немного, Амелия поднялась. Альбус пошел ее провожать, и она, похлопав его по руке, сказала:

– Спасибо тебе за бренди и за то что выслушал. Мне понравилась твоя мысль, что именно Гарри, а не кто-то из министерства или простых британцев стал королем. Если позволишь, я буду тебя цитировать.

Альбус был только рад. К этому он и стремился.

X

Специальный субботний выпуск «ЕЖЕДНЕВНОГО ПРОРОКА»

Уволен тренер «Палящих Пушек» – подробности на странице 36!

БИТВА ПРИ ХОГВАРТСЕ

Эксклюзивные репортажи и фото – начиная со страницы 2!

РЕЧЬ ГАРРИ ПОТТЕРА!

Рад сообщить, что Том Марволо Риддл, более известный как лорд Волдеморт, был повержен и изгнан из этого мира.

Я должен поблагодарить моего супруга, Северуса Снейпа, за его неоценимую помощь, знания и умения, доступ к которым обусловил нашу победу.

Это было не просто сражение между мной и Риддлом. Огромное войско, состоявшее из ведьм, колдунов и магических тварей, собралось у стен Хогвартса в поддержку своего властелина, но не меньшая армия моих сторонников встала у них на пути. Я признателен и благодарен миссис Августе Лонгботтом, которая оказала честь, став моим знаменосцем и полководцем, и умело координировала действия Светлой стороны, помогая мне выполнить задачу. Мужественно и доблестно сражались мои сторонники из Уинтерленда – викинги, а также северные драконы, черные вирмы. Мои соученики, наши преподаватели, сотрудники и домашние эльфы Хогвартса, наши родители и друзья – все внесли огромный вклад в эту победу.

Мы должны также отметить неоценимые усилия британского Министерства магии в подготовке к этой битве и поблагодарить за организацию международной поддержки от иностранных аврорских подразделений и за смелость и отвагу, с которой сотрудники Министерства защищали замок, а по окончании сражения преследовали бегущих сторонников Риддла, чтобы взять их в плен. Я также в долгу перед множеством ведьм и колдунов, съехавшихся со всего мира в Хогвартс и предоставивших в наше распоряжение свои уникальные способности, которые помогли одолеть врага.

Но торжествуя победу, помните, поражение одного темного мага не значит, что из нашего мира изгнано зло. Как никогда бдительно и настойчиво мы должны выявлять и искоренять его, прежде чем оно достигнет размеров, сравнимых с деяниями Риддла. Я призываю волшебников и волшебниц повсеместно делать все необходимое, чтобы подобное никогда не повторилось.

Веселитесь и празднуйте, а те, кто сражался и выстоял, – гордитесь своими заслугами, но помните, что многое еще предстоит совершить.

Гарри Поттер

X

Несмотря на субботнее утро и на то, что накануне все были слишком взволнованы чтобы спать, с рассветом Большой зал наполнился желающими позавтракать. Служащие Министерства собирались перекусить, прежде чем продолжать работу на улице, кое-кому из гостей замка хотелось еще раз обсудить с народом вчерашнюю грандиозную битву. Слишком много всего происходило, и людям была дорога каждая минута.

Северус стремительно вошел в Большой зал через заднюю дверь и уселся за учительский стол, где его похоже уже ждал директор, а Гарри пришлось идти более длинным путем, мимо факультетских столов, где каждый хотел снова его поздравить. Когда он наконец пробрался к гриффиндорцам, на свое место рядом с Роном и Гермионой, то просто мечтал выпить чашку чая и что-нибудь сжевать.

К сожалению, он сразу увидел раскрытый перед подругой выпуск «Ежедневного пророка», и что ее просто распирает от желания поделиться соображениями о прочитанном.

– Только честно, зачем ты это сделал? – заявила Гермиона вместо приветствия, пока он придвигал к себе чай, хлеб и джем, а также яичницу с беконом.

Оглядевшись, Гарри заметил, что сидящие напротив Драко и Чарли тоже с нетерпением ждут ответа на этот вопрос.

– В смысле? – переспросил он, пытаясь выиграть немного времени, чтобы поесть. А еще - понять, злится она или очень удивлена.

– Ну, ты ведь знал, что твое выступление окажется на первой полосе. Чего ты добивался?

Гарри поспешно глотнул, чтобы не отвечать с набитым ртом.

– Вообще-то обращение в газету было идеей директора. Писали мы с Северусом, но как бы от моего имени. А в чем проблема?

Взгляды, которыми обменялись Драко и Гермиона, говорили о том, что перед его приходом они уже обсуждали этот вопрос, причем отнюдь не мирно. Пожалуй, придется взвешивать каждое слово.

– Ладно, ладно. Я расскажу как было дело. Во-первых, я хотел публично поблагодарить Северуса. Его это не обрадовало, но я настоял. Затем я думал отметить всех поименно, но тут начались сложности. Поразмыслив, мы отказались от этого. Что если мы кого-то пропустим? А в каком порядке расположить имена? Без вариантов. И мы договорились, что я выделю только миссис Лонгботтом, а остальные благодарности будут адресованы различным группам. Северус предложил начать с викингов. Они были задействованы дольше и встали на мою сторону все как один. Потом, разумеется, тех, кто связан с Хогвартсом, затем Министерство, ну и остальных, пришедших на помощь.

Гарри наивно полагал, что объяснив логику составления своей речи, он закроет эту дискуссию. Но не тут-то было.

Драко больше не мог сдерживаться.

– Поттер, кто угодно может поместить обращение в газете, мои родители постоянно делают это. Но когда люди видят, как ты благодаришь домовиков и вирм, а потом уже Министерство!..

Гарри искренне удивился.

– Ну и что? Вирмы помогли мне вернуться после магической атаки Волдеморта, они были верны мне почти так же долго как и воины Уинтерленда. И во время того непонятного нападения на замок, незадолго до вчерашнего, они были на нашей стороне. По-моему, вполне нормально поблагодарить их во вторую очередь. За ними следуют те, кто имеет отношение к Хогвартсу, но ведь можно возразить, что их нужно было поставить вперед – я же говорил, что с этой очередностью просто засада. А когда я прикинул, кого перечислять среди них, то понял, что эльфы сделали для победы не меньше, чем студенты и преподаватели. Домовики подсаживали кусты форзиции в лагере Волдеморта, сновали с донесениями на поле боя, ради Мерлина, как я мог не упомянуть их? Я признаю, что заслуги Министерства велики, но для меня оно на предпоследнем или последнем месте. В конце концов, они просто выполняли свою работу.

Гермиону похоже устраивал его ответ, но Драко лишь закатил глаза и покачал головой.

– Политика, Поттер! Политика! – только и сказал он.

Гарри пожал плечами. Политика не его конек. Никогда не была и никогда не будет.

Когда все позавтракали и стали строить планы на день, а потом разошлись, Гермиона наклонилась к Гарри:

– Мы можем поговорить? Прежде чем ты отправишься куда собирался? – прошептала она.

Гарри забеспокоился. Как бы то ни было, разговор предстоял, похоже, секретный.

– Проводи меня до библиотеки, – подтолкнула его подруга. – Я кое-что выяснила.

Вдвоем они пошли к выходу, Гермиона как обычно тащила сумку с книгами. Никого не удивило, что они направились в сторону библиотеки, где она просиживала целыми днями. Удалившись от Большого зала на расстояние, достаточное, чтобы их никто не мог увидеть или услышать, Гермиона впихнула Гарри в стенную нишу и бросила заглушающее.

– Слушай, вчера я сделала кое-что, ты должен об этом узнать. У нас имелось несколько анимагов, вызвавшихся передавать информацию о сражении, и мне подумалось, что было бы неплохо заслать одного в стан врага, чтобы выведать планы Волдеморта и его свиты. Я вспомнила о Рите Скитер, а она как раз была в замке, шпионила, прикинувшись жуком. Мне пришлось надавить на нее, сама она геройствовать не хотела. Я ей сказала, что Министерство доверило тебе регистрировать тех анимагов, которым по тем или иным причинам лучше не являться лично, и что мне удастся уговорить тебя помочь ей с документами. Она действовала на удивление храбро, прицепившись в виде жука к мантии Волдеморта, и вернулась, как только узнала, что тот собирается проникнуть в замок с помощью предателя. Информация оказалась важной и своевременной, поэтому я надеюсь, ты не откажешь ей в ее просьбе. Так она сможет избежать заключения в Азкабане за то, что является незарегистрированным анимагом, а если в будущем с ней возникнут проблемы, я обнародую факт ее умения превращаться в жука и лишу лазейки для сбора секретной информации.

Гарри не знал, чему поражаться больше, согласию Риты работать на них, или что Гермиона провернула подобную сделку.

– Грандиозно! Я рад, удивлен, но рад, что она пошла на это. Надеюсь, обращаясь ко мне, она будет осознавать, что моя помощь с регистрацией не означает клятву о неразглашении ее секрета. И если когда-нибудь я замечу около себя жука, то рассмотрю его очень внимательно, и для нее же лучше, если этим насекомым окажется не она.

Гарри отправился в свой кабинет уже по привычке, ведь необходимости созывать совещание или готовиться к бою не было. Северус сказал, что скорее всего к концу завтрака Дамблдор получит все зарубежные газеты. Хотелось услышать директорские откровения как накануне, тем более теперь, когда у него было время подумать над ними.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:36 | Сообщение # 253
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
X

Северус сидел за столом в кабинете Гарри и молча сожалел, что не рассовал заранее по шкафам запасы зелья от головной боли, которое ему понадобится, чтобы выдержать этих министерских идиотов.

Альбус принес кипу газет и применил к ней переводящее заклинание, срабатывающее при необходимости, а потом Снейп и Гарри битый час просматривали ее. Речь Поттера, по сути, оказалась на передовицах практически каждого издания, а дополнительная информация, похоже, предоставлялась Министерством либо «Ежедневным пророком». Попадались также колдофотографии сражений, на нескольких оказались запечатлены черные вирмы, и еще пара снимков, где Гарри борется с Волдемортом, а на одном можно было рассмотреть странное свечение, возникшее при вмешательстве Северуса. В двух или трех публикациях говорилось о Благословении Мерлина, о котором накануне упоминал Альбус, но кажется никто не опускался до диких сплетен и домыслов. Вот во время этого нудного и бессмысленного чтения Северус и ощутил первый укол нарастающей головной боли.

К сожалению, если Северус и Гарри полагали, что их статья совершенно безобидна и не будет иметь никаких тяжелых последствий, то они недооценивали всю степень министерского кретинизма.

Когда они закончили с газетами, Альбус рассказал им о ночном визите министра, и их настроение быстро устремилось к нулевой отметке.

– Директор, вы серьезно? Вопиллеры? Из-за того что я просто рассказал о битве? – недоверчиво переспросил Гарри. Он взволнованно глянул на Северуса, опасаясь, что каким-то образом они допустили досадную оплошность, несмотря на тщательную подготовку текста.

Дамблдор удрученно покачал головой.

– Боюсь, что так. Министр и сама расстроилась, она полагает, в ситуации виноваты люди из команды ее предшественника, действующие привычными им методами. Пока вы изучали газеты, я виделся с ней. Утром ей стало известно, что несмотря на ее распоряжение не создавать из вашей статьи проблему, несколько служащих Министерства подали запрос в Визенгамот, есть ли в ней признаки государственной измены. Эти люди уже уволены, а советник заверил министра, что, в любом случае, не видит никаких оснований для дальнейших действий по их обращению.

Альбус откинулся на спинку кресла и погладил бороду, глядя на языки пламени в камине.

– Не думал, что эту проблему придется решать так скоро, но, видимо, я был оптимистом. Вчера я посоветовал Гарри действовать независимо от Министерства, поскольку он имеет королевский сан, и не считаю это ошибкой. Но мы должны заявить, и чем скорее тем лучше, как именно он собирается править, оставаясь в то же время британским подданым.

Гарри кивнул, бросив очередной обеспокоенный взгляд на Северуса. Он, конечно, понимал, что является англичанином, но ему в голову не приходило, что могут возникнуть какие-то противоречия между британской короной и его статусом короля волшебников.

– Во время ночного визита министра я взял на себя смелость поделиться с ней кое-какими соображениями, – продолжал Альбус. – Одна фраза ей особенно понравилась, и знаете, я этим горжусь. Я сказал, что не зря Избранным стал именно Гарри, а не кто-то из Министерства или простых британских магов. Возможно, это звучит немного резко, но зато дает прочную основу для публичного заявления о том, как он намерен действовать в будущем.

К облегчению Гарри Северус кивнул на этот раз. Проблема была сложной, и требовалась помощь, чтобы ее решить.

– Я понимаю, к чему ты клонишь, Альбус, но думаю, что толпе и требуется жесткий ответ, – ответил Снейп. – Тем не менее, я предлагаю самим разработать текст, а позже обсудить его с Гарри. Возможно, делать заявление прямо сейчас не придется, но мы должны встретить этот момент во всеоружии. В конце концов, Поттер значимая персона, и его важность для британского общества определяется вовсе не королевским саном. Он глава древнего магического рода и располагает весомым количеством избирательных голосов. А также, в качестве моего супруга, он получает существенные привилегии и права, от которых мы не готовы отказаться или уступить их Министерству.

Гарри с облегчением увидел ответный кивок директора.

– Отлично сказано, Северус. Я подозреваю, что весь этот шум подняли именно представители старых семейств, и обсудив с ними их личные интересы, можно утихомирить бОльшую часть.

Следующие несколько часов Гарри провел со своими друзьями, а Северус с директором обдумывали тем временем, что следует предпринять. Чувствуя раздражение своего более молодого собеседника, Альбус позволил ему спустить пар и не возражал против самых язвительных комментариев. Хотя потом формулировки придется подкорректировать (вообще переписать, если честно), но общую концепцию им выработать все же удалось, и к обеду Северус стал гораздо спокойнее.

X

Следующие несколько дней Альбус тесно общался с министром, и к его радости вопрос Гарри кажется отошел на второй план, во всяком случае уже не так беспокоил Министерство. Теперь появилась более насущная проблема, состоявшая в том, что захваченные в плен ведьмы и колдуны – предполагаемые сторонники Волдеморта – либо вообще отрицали, что воевали на его стороне, либо утверждали, что действовали под империусом. Повторялась печальная ситуация, которой некий министр очень хотел избежать, и которая возникла много лет назад, после первой попытки Темного Лорда убить Гарри и последующего развоплощения.

Но оказалось, что у Альбуса есть способ справиться с этой проблемой.

Идея посетила его во время прощального торжества, устроенного школьными эльфами в честь участников битвы, отбывающих по домам. Намереваясь сказать несколько теплых слов, Альбус подошел к столу, за которым расположились викинги, в тот момент, когда Элрик Бренд рассказывал об эпичном сражении с «мертвяками», инфери. Эта чудовищная схватка закончилась внезапно, так как враги превратились в гниющие трупы и рухнули кучей на землю. Описание должно было придать его рассказу драматизма, но заставило директора задуматься. Итак, когда колдун, чьей воле были подвластны инфери, погиб, заклятие спало. Предположительно этим колдуном был сам Волдеморт. Империо работает так же: если маг, применивший его, умрет, заклятие потеряет силу.

Альбус собрал сотни воспоминаний о битве и подумывал показать их тем, кто продолжал сражаться и после того, как рухнули инфери, а сейчас утверждал, что не отвечал за свои действия.

Своими соображениями он поделился с министром.

– Я понимаю, что это потребует некоторых усилий, Амелия, но оно того стоит, если позволит вывести их на чистую воду, верно?

Она немного беспокоилась, хватит ли им времени, но это могло решить проблему. Иначе ей придется отпустить большинство пленных, если не найдется фактов, опровергающих утверждения о их подневольном участии в сражении.

Представительство Министерства в Хогвартсе было расширено, чтобы вместить группу сотрудников, которые занялись реконструкцией деталей минувшей битвы. С помощью думосборов они начали утомительный процесс изучения воспоминаний участников сражения, чтобы выяснить роль и место каждого, а также определить, кто продолжал вести бой и после того как пали инфери. Были созданы подробная карта боевых действий и график времени, на которых отображались имена предоставивших и подтвердивших информацию. Это потребовало колоссального труда, но в конечном итоге позволило Министерству опровергнуть ложь пленных об империо.

И что еще более важно, по крайней мере для некоторых, существовавшее прежде недоверие смягчилось, и после проделанной работы Министерство стало рассматривать директора и Хогвартс в качестве союзников.

X

Гарри был очень доволен тем, как быстро его жизнь вернулась к почти нормальному состоянию.

Он испытал облегчение, когда Северус сообщил, что шумиха в Министерстве по поводу госизмены, связанная с его именем, полностью утихла. У них оставалось очень мало времени, чтобы продумать как увязать его королевский сан и статус британского волшебника. Но радость от того, что по первому обвинению его оставят в покое, затмевала все.

Присутствие на прощальном торжестве тоже не причиняло беспокойства. Гарри использовал эту возможность, чтобы еще раз поблагодарить всех, кто приехал в Хогвартс поддержать его. В отличие от встречи с делегацией зарубежных волшебников в Министерстве, на которой он был представлен как король магов, и где обсуждалось только кому и чем он может быть полезен, здесь он искренне общался с людьми и имел шанс укрепить отношения, способные перерасти в дружбу.

И конечно, перед тем как покинуть замок, к нему подошла Рита Скитер. Гарри считал, что ее храбрость достойна похвалы, и она была очень горда признанием ее заслуг.

– А мисс Грейнджер упоминала наш с ней разговор? – осведомилась Рита.

– Да, конечно, и я готов, в качестве благодарности, помочь вам с регистрацией, – мягко начал Гарри. – Но хочу подчеркнуть, что сохранение мной вашего секрета не является частью договоренности. Вы получите регистрацию, что очень выгодно для вас, но впредь я не желаю видеть возле себя никаких жуков. И надеюсь, если мне понадобится помощь прессы, я смогу на вас рассчитывать.

Когда Гарри перечислил свои условия, улыбка Риты потухла, но мысль ее тут же лихорадочно заработала. И когда она вновь осознала свою выгоду, улыбка начала возвращаться. Действительно, все что от нее требуется, это избегать Поттера и его друзей. Если ему потребуется журналистское содействие, это всегда можно обставить как эксклюзивное интервью или сенсацию. Когда Рита жала Гарри руку и обещала прислать назавтра все необходимые для регистрации документы, улыбка ее вновь сияла на полную мощность.

X

Министерство оказалось в цейтноте через несколько недель после битвы. Министр была лично заинтересована в том, чтобы все взятые в плен сторонники Волдеморта понесли заслуженное наказание, но для этого требовалось опровергнуть утверждения каждого, кто говорил, что находился под империусом. И несмотря на помощь Альбуса Дамблдора, время неумолимо истекало.

Чтобы противостоять давлению семей тех, кто содержался под стражей, обвинявших Министерство в бездействии, она решила переключить внимание общественности на иной вопрос. Мадам Боунс поручила отделу, ведающему награждением орденами Мерлина, выявить всех достойных награды и начать подготовку документов. Список кандидатов рос, собирались свидетельства очевидцев, работа шла полным ходом.

Увидев первый вариант списка, министр разволновалась. Хотя, как и ожидалось, Гарри Поттер и Северус Снейп возглавляли его, но дальше шли имена, которых она совсем не предполагала. Члены Визенгамота, которых и рядом с полем боя не было? Отпрыски старинных семейств, которые не могли находиться в тот день в Хогвартсе, потому что отучились несколько лет назад? Министерские чиновники, которые никогда не бывали в замке – ни прежде, ни во время сражения, ни после него? И не менее удивляло отсутствие в списке некоторых имен. Ни одного из Уизли, но зато был Драко Малфой? Ни одного представителя педсостава, включая Дамблдора? Практически никого из учащихся?

Это была катастрофа.

Понимая политические последствия простого удаления части списка и желая побыстрее выйти из сложившейся ситуации, она сочла наиболее разумным добавить недостающие имена. Когда она внесла тех, кого встречала в замке во время битвы или о ком слышала, список вырос втрое. Чиновники, ответственные за награждение, неохотно начали скрупулезную проверку новых кандидатов, и к разочарованию министра имели наглость заявить, что не нашли достаточных оснований почти у половины. Она была обязана лично заверить каждое добавленное имя.

Затем разгорелась жаркая дискуссия о том, какой степени орден Мерлина давать тому или иному кандидату. И снова с огромным нежеланием чиновникам пришлось расширять список тех, кому присуждался орден первой степени. А от министра потребовалось личное вмешательство, чтобы подтвердить заслуги участников битвы. Она понимала, что в этих списках окажется много абсолютно ненужных имен, но зато будет возможность поощрить тех, кто действительно этого достоин.

Когда к награждению все было готово, новости просочились в «Ежедневный Пророк», опубликовавший материал. Заметка содержала скромные комментарии и вялую дискуссию из-за некоторых фамилий, но министра неприятно поразило отсутствие общественного резонанса по поводу неприкрытой алчности старых семейств.

К тому времени, когда информация о награждении орденом Мерлина достигла Хогвартса, споры и полный драматизма отбор кандидатов завершились. По крайней мере министр на это надеялась.

Прочитав заметку о предстоящем вручении наград, Гарри и его друзья сразу поняли, что происходит. Ну если честно, то поняли только Гермиона и Драко, а они уже объяснили остальным, и открытие это было довольно безрадостным. Даже обнаружив себя в списках, неприятно сознавать, что с тобой наравне орден получит уйма людей, совершенно непричастных к победе. А кое-кто из примазавшихся к чужой славе, вероятно, вообще был счастлив, если бы верх одержал Волдеморт.

Гарри внимательно выслушал ребят, обсуждавших ситуацию, и решил рассказать обо всем Северусу.

– Это ужас! – заявил он. – Я не знаю бОльшую часть этих людей, не думаю, что мы когда-либо видели их в Хогвартсе, и не считаю, что они хоть как-то нам помогли. С какой стати давать им ордена Мерлина? От этого заслуженные награды теряют свой смысл!

В ответ на его эмоциональный порыв Северус лишь бровью повел. Но если отбросить эмоции, то он полностью согласился с тем, что все это очень неправильно.

– Подозреваю, что министр была вынуждена действовать под давлением своих чиновников. Многие служащие происходят из старинных семей, и я не думаю, что она сумела заменить их своими единомышленниками. Похоже, опираясь на рассказы директора, она просто добавила имена наших сторонников к тем, кого включили в список по политическим соображениям.

– Но это ничего не решает, верно? – возразил Гарри. – Не думаю, что правильно награждать, признавая заслуги тех, кто рисковал жизнью ради победы над Волдемортом, наравне с людьми, которые вообще к этому не причастны. Это смешно.

– А что чувствуешь ты, удостоившись подобной чести? – спросил Северус. Сам он неоднозначно воспринял весть о том, что их имена в списке. С одной стороны, признание было уместно, но с другой – их миссия настолько выходила за рамки компетенции британского Министерства и магического сообщества, что, казалось, награда умаляет значение совершенного ими.

– Я не хочу этого, – без колебаний ответил Гарри. – Я стал королем Волшебного мира и получил Благословение Мерлина, благодаря чему сделал то что должен. Это гораздо выше интересов Министерства или простых английских волшебников. И мне кажется неправильным принимать эту награду. Если я приму ее, выходит, все остальные страны тоже должны меня наградить? Мне это не нужно. Совсем. И мне совершенно не нравится тот факт, что поначалу они решили наградить только себя, а не тех, кто нам помогал. Не хочу иметь с этим ничего общего.

Рассуждения Гарри весьма впечатляли, но Северус не подав вида просто кивнул и предложил:

– Может, обсудим это с директором? Я знаю, что он регулярно видится с министром и вероятно лучше разбирается в ситуации.

– Хорошо. Если Министерство не собирается сделать все как надо, я сам поблагодарю тех, кто помогал нам.

X

Через несколько дней Альбус пригласил их после ужина к себе, чтобы обсудить ситуацию с награждением. Ему требовалось время, чтобы все обдумать и лишь потом предлагать свои советы.

Не вдаваясь в подробности, министр рассказала ему о том, как составлялся список представленных к награде, и не скрывала своего отношения к принципу отбора кандидатов. Она призналась, что сама приняла решение внести недостающие имена вместо того чтобы удалить недостойных, посчитав это наилучшим выходом. И еще упомянула, что была огорчена, но не удивлена тем, что в список не попали как раз те, чьи заслуги были очень высоки.

Директор был совершенно уверен, что его совет Поттеру действовать независимо от Министерства, оказался весьма полезен. Простое газетное обращение Гарри и Северуса к людям, в котором говорилось о победе над врагом, повлекло за собой серьезные последствия. Допуская, что в прошлом такое уже случалось, сам Альбус никогда не сталкивался с тем, чтобы человек отказывался от ордена Мерлина, а эти двое собирались поступить именно так. Все бы ничего, если бы они отказались от награды до того, как о ней стало известно широкой общественности, но теперь дело зашло слишком далеко. И если они не передумают, ему придется морально подготовить Амелию и убедиться, что она готова принять их мнение и донести его до остальных.

Идея Гарри обратиться к людям с благодарностью ему в самом деле очень нравилась. Альбус видел в этом проявление скромности и доброты. Но в Министерстве нашлись те, кто счел поступок Поттера личным оскорблением, полагая, что только они имеют право поощрять и признавать заслуги. Отказ от ордена Мерлина еще больше разъярит чиновников, и если ситуацию не спланировать заранее и тщательно, могут возникнуть проблемы с общественностью.

Это занимало все его мысли.

К моменту встречи с ним Гарри и Северус немного изменили точку зрения. Теперь они собирались отказаться не только от ордена Мерлина, но и от любой зарубежной награды.

Гарри тем временем придумал как ему вознаградить тех, кто помогал ему в битве. Как-то раз за ужином он поделился с друзьями идеей, что хотел бы выразить признательность своим сторонникам. Мысль была принята ребятами с восторгом, и они тут же начали предлагать свои варианты. В результате остановились на награде в виде медали или памятного жетона с изображением Хогвартса. Драко заметил, что медаль будет напоминать министерский орден Мерлина, поэтому Гарри окончательно выбрал жетон. Луна Лавгуд рассказала, что одна второкурсница с Хаффлпафа набросала весьма удачный эскиз битвы на фоне замковых стен, и заинтересованный рисунком Гарри отправился искать юную художницу. Набросок и впрямь был очень хорош, на нем изображался Хогвартс, на переднем плане Гарри и Северус противостояли Волдеморту, а в отдалении шло большое сражение и мелькали черные вирмы. Гарри попросил девушку отобразить момент изгнания Темного Лорда, чтобы удалить его с рисунка, и она охотно согласилась, польщенная восхищением Поттера и просьбой сделать для него копию.

К тому моменту, когда образ памятного жетона с отчеканенным изображением полностью созрел, Гарри уже знал у кого сделать заказ. Он хотел, чтобы жетоны из лучшей стали были изготовлены в Уинтерленде. Это было бы отличным подспорьем для развития экономики северян.

Альбус даже не пытался переубедить Гарри и Северуса, наотрез отказавшихся от каких бы то ни было наград за победу над Волдемортом – британских или зарубежных. Он был к этому готов и долго думал как выйти из сложившейся ситуации. Очевидно об этом решении стоило объявить в публичном обращении, в котором Гарри объяснит общественности, что собирается предпринять будучи королем волшебников и одновременно британским магом.

Идея с памятными жетонами заинтриговала директора. Он понял, что такая форма награды была выбрана Поттером сознательно, чтобы ничем не напоминать министерский орден Мерлина. И вручать их Гарри намеревался исключительно сам, не делая из награждения официальной церемонии.

– Я еще раз проштудирую наш устав, но считаю, что как директор я имею право разрешить использовать изображение замка, тем более в некоммерческих целях. Но даже если на это потребуется решение Попечительского совета, вряд ли возникнут проблемы.

Северус незамедлительно предложил:

– Если речь пойдет об оплате, я готов заплатить.

Альбус отмахнулся:

– Не так давно Министерство уже использовало изображение Хогвартса, рекламируя квиддичную сборную Англии. Один из членов Попечительского совета заикнулся было о деньгах, но ему дали понять, что в таких случаях все делается безвозмездно. Просто мне нужно убедиться, что не потребуется обсуждать это с ними заранее.

Альбус точно знал, что среди попечителей было несколько членов старинных семейств, которые удостоились ордена Мерлина совершенно незаслуженно, и никаких памятных жетонов им точно не полагается. И он не хотел, чтобы о планах Гарри в Министерстве узнали преждевременно, иначе снова вспыхнет недовольство.

Рисунок, выбранный Поттером, впечатлял. Альбус был восхищен, когда увидел его.

– Превосходная работа. Но я никак не разберу подпись под ним.

– Дороти Эннис, Хаффлпаф, – отозвался Гарри. – Луна Лавгуд рассказала мне об этом наброске, и я обратился к художнице. Я попросил Дороти немного изменить композицию и сделать копию для меня. Изображение именно такое как мне хотелось – ничего личного, без подробностей, но мгновенно узнаваемое. Надеюсь, в Уинтерленде найдутся умельцы, которые перенесут его на стальные жетоны.

– Повторю, что если мы должны заплатить мисс Эннис за ее работу, я готов сделать это, – добавил Северус.

Альбус кивнул.

– Профессор Спраут рассказывала мне о том, что мисс Эннис талантливая художница, теперь я вижу, что ее похвалы обоснованы. Я скажу Помоне, чтобы она нашла способ поощрить эту студентку, и дам вам знать о ее решении.

X

В конце концов им удалось разобраться со всеми тонкостями. Гарри получил разрешение на использование работы мисс Эннис и изображения Хогвартса. Северус, по согласованию с деканом Хаффлпафа, заплатил юной художнице причитающийся ей гонорар, и она с радостью передала им копию своего рисунка.

Теперь требовалось изготовить сами жетоны.

В выходные Гарри собирался посетить Уинтерленд и попросил Сириуса договориться к его прибытию о встрече с представителями предприятия по обработке металла, созданного северянами.

– Почему бы тебе не остановиться у нас в гостинице? – с надеждой в голосе предложил крестный, когда Гарри связался с ним по каминной сети.

К огромному удовольствию Северуса тот отказался.

– Спасибо, Сириус, но у нас там свой дом неподалеку, мы бы предпочли жить в нем. А субботу мы проведем в гостинице и на предприятии, но вся организация на тебе.

В назначенный день Гарри и Северус портключом переместились в свое северное имение, чтобы подготовить его к уикенду, а оттуда аппарировали в деловой центр, посмотреть как идут дела у Сириуса. И обнаружили, что он многого добился. Несколько зданий было переоборудовано под магазины и различные учреждения, открылись новые трактиры и закусочные. Сама гостиница была почти закончена, и Гарри с облегчением, а его спутник с удивлением, увидели, что к ней добавлена пристройка с отдельными номерами и люксами.

Северус заинтересовался увиденным, но старательно скрывал это от Сириуса, чтобы тот, Мерлин упаси, не пристал к нему с разговорами. Гарри же не испытывал подобных проблем.

– Ну, Сириус, как дела? Магазинов даже больше, чем я ожидал.

– Когда постройка гостиницы подошла к концу, Бренды прислали кое-кого из клана, чтобы застолбить место. Думаю, народ будет прирастать, но пока у нас только представители шахты и плавильни, несколько крупных фермерских хозяйств и та старушка, Тетушка, обещавшая снять лавочку, чтобы торговать своими травками для зелий. Было несколько запросов от фирм, расположенных на Диагон алее, возможно, они захотят разместить здесь несколько филиалов, а еще поговаривают, что викинги просили близнецов Уизли открыть у нас свой магазин. Я предполагаю, что к весне мы полностью будем готовы, и, начав с малого, быстро пойдем в гору.

Начальник металлургов, Ларс, почти всю сознательную жизнь проработал в шахтах и имел кое-какой опыт в добыче руды и обработке стали. Но в Уинтерленде производили в основном оружие, доспехи и разные скобяные изделия, которые требовались во время зимовки. Гарри же было нужно нечто высокохудожественное, чего ни он, ни другие мастера никогда не делали. Поэтому Ларс волновался перед встречей, на которую его пригласил Сириус.

Трое волшебников и северянин встретились в будущем обеденном зале гостиницы поскольку на предприятии пока не было места. Гарри развернул пергамент с эскизом:

– Это работа одной из студенток Хогвартса, на которой запечатлен момент битвы, и я бы хотел перенести рисунок на пластины из уинтерлендской стали размером примерно с блюдце. Я понимаю, что вы только начинаете свое дело, но хочу заказать у вас партию таких жетонов. Как думаете, сможете помочь мне?

Естественно, никто из викингов не смог бы отказать Гарри Поттеру в просьбе, но этот изо всех сил пытался выяснить, как сделать то, что от него хотят.

– Сталь у нас имеется, поскольку есть плавильня, где мы перерабатываем руду. И конечно, есть несколько различных цехов. Но мы никогда не создавали ничего настолько искусного... – Ларс замялся.

Северус ждал, что Сириус предложит какой-нибудь выход, но псина-крестный совершенно растерялся. Молча проклиная дураков, которые доверили этому недоумку развитие своей экономики, и еле сдерживаясь, чтобы не состроить презрительную мину, он откашлялся.

– Думаю, мы сможем пригласить человека, который с помощью магии создаст формы для памятных жетонов.
Викинг мог не знать, но Сириус должен был сообразить, что для выполнения подобной работы с помощью магии не требуется никаких особых художественных навыков, только хороший глазомер и способности к трансфигурации. Что за идиот. Затем, помня о намерении Гарри с помощью этого заказа помочь развитию Уинтерленда, Северус продолжил:

– Конечно, это изображение и жетоны предназначаются исключительно для мистера Поттера. Но возможно, я смогу обеспечить вам помощь мастера в создании других подобных форм, чтобы вы могли производить товары для продажи и открыть здесь магазин. Я видел резьбу, которой северяне украшают двери, амбары и дома. Учитывая нынешний повышенный интерес к Уинтерленду, я бы предположил, что на домашнюю утварь с такими изображениями будет спрос. Если процесс изготовления жетонов или иных художественных изделий окажется более сложным, чем здесь принято, уверен, мастер научит вас пользоваться формами, которые создаст.

Выслушав Северуса, Ларс просветлел лицом, теперь он понял, что Гарри Поттер, делая свой заказ, стремился привлечь внимание будущих покупателей к товарам северян. Символы, упомянутые Снейпом, были в основном древними защитными рунами, чтобы прогнать зло, отпугнуть дементоров, охранять дома, и ему в голову не приходило, что они могут интересовать кого-то за пределами Уинтерленда. Это требовалось обсудить с лордом Брендом, но он уже видел широкие возможности.

– Было бы отлично, лорд Снейп! – ответил Ларс. – Мы старательные мастера, но такого рода вещи немного отличаются от тех, что мы создавали до сих пор. Если кто-то из ваших людей поможет нам освоить новый путь, нам найдется что предложить внешнему миру.

Ларс не хотел брать с Гарри какую-либо плату за его заказ, особенно после того как Северус предложил ему в качестве вознаграждения помощь в создании нового делового предприятия. Но для обоих магов это было неприемлемо, и в конце концов они смогли договориться о цене. Северянин согласился, что работы начнутся, как только Снейп найдет им обещанного помощника, а пока Гарри должен был определиться с точным числом жетонов, которые ему потребуются.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:36 | Сообщение # 254
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
К их возвращению в Хогвартс Гермиона уже начала работу по составлению поименного списка. Она выспросила у Рона и Драко, кто был с ними в команде, патронусами отбивавшей атаку дементоров, и переговорила с Добби, чтобы выяснить как зовут эльфов, которые помогали ему. Затем она составила собственный список, куда внесла тех, с кем встречалась на общих собраниях и кого видела на поле боя, помогая с Невиллом миссис Лонгботтом. Его она тоже заставила написать собственный список, чтобы проверить себя и убедиться, что никого не забыла. Она даже попросила директора Дамблдора помочь ей учесть представителей Хогвартса, Министерства и всех остальных. Список рос.

Но перед тем как вернуться, Гарри и Северус провели прекрасный день в своем северном имении. Несмотря на холод, их горячий источник бурлил, а Северус вдобавок окружил его усиленными согревающими чарами, чтобы можно было искупаться, как мечтал Гарри с момента их первого визита сюда.

И все оказалось именно так, как они хотели.

X

У Северуса было несколько людей на примете, из тех, что занимались поместьем Снейпов, способных помочь Ларсу с изготовлением жетонов для Гарри и развить дальнейшее производство. Но когда совы принесли ответы, он был удивлен. Почти никого не интересовала возможность работы в Уинтерленде, откликнулся лишь один молодой талантливый мастер, недавно закончивший обучение.

Итак, в Уинтерленде закипела работа над королевским заказом, послужившая толчком для развития нового предприятия, а в Хогвартсе к возвращению Гарри и Северуса стараниями Гермионы и Дамблдора был подготовлен список на награждение из более пятисот имен. Их стало шестьсот после окончательного обсуждения и учета информации, запечатленной защитой замка. Тем временем, северяне создали образец памятного жетона и отправили его в Хогвартс, ожидая вердикта заказчика.

Тот остался очень доволен. Рисунок мисс Эннис был скопирован в малейших деталях, подробнее, чем ожидалось, а сталь была отполирована до блеска. Гарри опустил жетон в сумку с учебниками, чтобы показать своим за обедом.

– Ну, как вам? – спросил он, выкладывая стальной кружок на стол.

Симус тут же протянул руку.

– Ух ты, тяжелый! – Он перевернул жетон, ища надпись на обороте, и, не найдя, снова повернул лицевой стороной, чтобы полюбоваться изображением. – Отличный рисунок! Кто автор?

Гермиона выхватила у него жетон и внимательно рассмотрела.

– Отлично, Гарри. Хороший выбор, – сказала она, передавая вещь дальше.

– Рисовала одна художница из Хаффлпафа. Мы с Северусом приобрели у нее права на использование рисунка, и викинги изготовили для меня этот жетон из лучшей уинтерлендской стали. Мне тоже очень нравится.

Собравшиеся за столом дружно признали, что идея и сам жетон весьма впечатляют.

– А на обороте будет что-то выгравировано? – поинтересовался Симус.

– Думаю да, – Гарри огляделся, ожидая предложений.

– Ну, можно будет указать дату сражения и имя художницы, – сказал Невилл.

– И надпись «Спасибо» от твоего имени, – добавила Гермиона.

Рон, разглядывавший образец, поднял глаза:

– Наверное, нужно указать, где его изготовили. Ведь обычно так делают?

Выходя из Большого зала, Гарри уже точно знал, что должно быть выгравировано на обороте жетона. На урок Трансфигурации он не пошел, занявшись подготовкой текста, и когда вернулся домой перед ужином, надпись была готова.

– Твои львята остались довольны? – поинтересовался Северус. Днем он заметил оживление вокруг гриффиндорского стола.

– О, да. Очень впечатлились. И даже подсказали добавить надпись на обороте. – Гарри протянул ему клочок пергамента с набросками. – Не знаешь, у викингов есть логотип или товарный знак, указывающий, где изготовлен товар?

Северус отвлекся от черновика.

– Конечно, должен быть, но столь же возможно, что они раньше не задумывались об этом. Я прослежу, чтобы северяне разработали и впредь наносили на свою продукцию особое клеймо. Не представляю, чтобы твой блохастый крестный хотя бы задумывался об этом.

– Кстати, а они вернут мне этот образец? – полюбопытствовал Гарри. – Дороти Эннис не участвовала в битве, и жетон ей не полагается, но я все же хочу оставить его ей на память.

Северус молча кивнул, удивленный и в который раз впечатленный добротой Гарри.

X

Последние школьные месяцы оказались очень насыщенными. По понятным причинам было потеряно много времени, и теперь всем приходилось усиленно заниматься, а Гарри больше всех. К счастью, Гермиона как обычно организовала курсы самоподготовки, но это означало кучу работы по повторению пройденного помимо стандартных домашних заданий.

Северусу о занятиях уже можно было не беспокоиться. Конечно, приходилось натаскивать будущих выпускников, чтобы они благополучно сдали экзамен, но это отнимало у него гораздо меньше времени, чем учеба у Гарри.

К концу учебного года он собирался открыть Снейп мэнор, полагая, что когда их больше ничего не будет связывать с Хогвартсом, они с Гарри переберутся туда. Директор предложил им задержаться еще на год или хотя бы пожить в замке недолго, но Северус сомневался стоит ли. Во всяком случае, он не жалел времени, чтобы самому убедиться не только в том, что поместье освобождено от проклятий, отремонтировано и готово принять жильцов, но и в том, что жизнь в нем будет комфортной.

В один из дней Северус, решив проверить состояние домашней обстановки, аппарировал в усадьбу и был рад увидеть, что бОльшая часть мебели и даже шторы остались на месте. Злоба и мстительность отца бросали тень на воспоминания об этом доме, но его мать была живой и страстной, хоть и заблудшей, душой. И теперь, вглядываясь, Северус подмечал множество примет прежних счастливых моментов. Поэтому он решил поменять лишь мебель и постельное белье в их с Гарри спальне, и еще обновить столовое серебро и фарфор. Об остальном они подумают вместе, когда переедут сюда.

Старинные семьи приобретали серебро исключительно через Гринготтс, и Северус собирался последовать этой традиции. Он никогда не любил вычурный барочный стиль, нравившийся его матери, и намеревался украсить новый комплект монограммой, выгравированной гоблинами специально для Гарри на медальоне, который тот до сих пор носил. К его удивлению, в назначенное время явился не только банковский клерк, но и сам директор Гринготтса.

После обычного обмена приветствиями стало ясно, что разговор пойдет не только о торговой сделке.

– Меня не устраивает нынешнее семейное серебро, я хочу заказать что-то в более строгом стиле, – начал Северус. – А также, полагаю, что нам с лордом Поттером потребуется парадный сервиз.

– Конечно, лорд Снейп, – согласился клерк. Для демонстрации клиенту он принес с собой образцы различных стилей и изображение официальной монограммы. – Полагаю, сменив серебро, вы пожелаете украсить его вашей совместной символикой?

Северус быстро определился с фасоном и украшением. Но возвращать в Гринготтс старое серебро для переделки он не стал. Кажется, его сестре нравился этот комплект, и он с удовольствием отдаст его ей.

Когда заказ был сделан, директор, старый, но со вкусом одетый гоблин по имени Ранкуд наклонился к Северусу.

– Лорд Снейп, мне было приятно узнать, что вы обратились к нам, желая сменить фамильное серебро, и я решил прийти на эту встречу, чтобы переговорить с вами. До меня дошли сведения, что вы и лорд Поттер кое-что заказали в Уинтерленде, и я стал беспокоиться, что вас не устраивают наши услуги.

Северус понимал, что гоблины, посвятившие себя коммерции, непременно узнают об их сделке с викингами. Но не ожидал, что это их настолько заденет. Он сдержал язвительный ответ, в разговоре с гоблинами сарказм был не уместен, и попытался оправдаться.

– Ранкуд, позвольте мне объяснить. Лорд Поттер не хочет проблем с Министерством, которое может счесть его дар соперничеством или противопоставлением ордену Мерлина. Уинтерленд стал ему особенно близок, и он пожелал помочь их развитию, поручив сделать декоративные значки из стали. Никаких драгоценностей, как было бы в случае договора с Гринготтсом, и ничего, способного затмить ордена Мерлина, которые создают ваши мастера. Но если что-то требуется лично мне, я всегда обращаюсь только к вам, например, для снятия проклятий со Снейп мэнора или для изготовления медальона в подарок моему супругу.

Подумав, Ранкуд ответил:

– Мы так и предполагали, но сочли нужным убедиться. В таком случае, надеюсь на будущее сотрудничество.

Северус кивнул, и на этом разговор был закончен. А через несколько дней его совсем не удивило известие о том, что Гринготтс открыл филиал в торговом центре Уинтерленда.

X

За несколько недель до конца учебного года из Уинтерленда прислали памятные жетоны. Несколько больших ящиков с ними Северус хранил в пустом классе в подземельях. Гарри сник, осознав их количество и сколько времени потребуется, чтобы написать всем, кому он хотел вручить награду.

– Магия, мистер Поттер, – проворчал Северус, ухмыляясь при виде его страданий. – Мы можем зачаровать перья, чтобы они повторяли то, что ты напишешь. Таким образом ты размножишь письма, а имя получателя и свою подпись поставишь собственноручно. Всего-то несколько часов работы. И я уверен, что твой «приятель» Добби с удовольствием доставит письма тем, кто в замке, и отправит сов остальным.

Гарри решил загнуть сегодняшнее занятие группы самоподготовки, все равно по расписанию стояло повторение тем ЗОТИ (а в этом предмете он был достаточно подкован), и воспользоваться советом Северуса, самостоятельно написав письма разве что дюжине получателей. Добби был вне себя от счастья, получив памятный жетон от самого Гарри Поттера, и со всем рвением принялся выполнять поставленную перед ним задачу. К утру все конверты, предназначенные обитателям замка, были положены у них в изголовье, чтобы получатели нашли их, когда проснутся. Также Добби попросил (а точнее заставил) нескольких эльфов взять охапку конвертов и засесть в совятне, отправляя послания с освобождающимися совами. Благодаря этим стараниям даже люди, живущие на другом конце света, получили свои награды буквально через пару дней.

В результате у Гарри остался минимум жетонов и проблем. Он одарил почти всех, кто поддержал его. Но как передать награды черным вирмам? Гарри даже был не уверен, насколько его дар будет уместен и значим для этих существ, но не хотел оставлять их без благодарности. Он мысленно проник в сеть лей-линий и с радостью обнаружил вирм, стоящих на страже, как и обещали.

– Простите, – окликнул он исполинского змея, возникшего перед ним. – У меня есть вопрос, возможно, вы сможете мне помочь.

Вирм почтительно склонил голову. Он не знал, окажется ли полезен юному волшебнику, но намеревался с почтением донести его вопрос или поручение до старейшин. – Я постараюсь, молодой король.

– В моем гнезде принято благодарить тех, кто тебе помог, небольшим подарком. Я подарил тем, кто поддерживал меня, маленькие памятные жетоны с изображением сцены битвы. И мне хотелось бы отблагодарить вирм, которые сражались на моей стороне, точно так же. Это будет уместно?

– Вам не за что благодарить нас, молодой король, – возразил вирм. – Вы избавили нашу землю от тех, кто высасывал наши души. Это мы в долгу перед вами.

Гарри терзало подозрение, что вопрос с «благодарностью» окажется сложнее, чем ему казалось, но он упорствовал.

– Ваша помощь в сражении была очень важна и позволила победить. Я хочу выразить признательность вирмам и другим существам, помогавшим мне. Мне хотелось бы, чтобы все, кто защищал мое гнездо, собрались завтра в полдень на поле возле замка, но если мои действия оскорбительны или неприемлемы для вас, я не буду настаивать.

– Как пожелаете, молодой король, – ответил вирм. – Для нас это будет большой честью.

– А сколько вирм участвовало в бою? Боюсь, я не знаю ваших имен.

– У нас нет имен, в нашем гнезде они не нужны. За вас сражались восемнадцать вирм. И они соберутся по вашей просьбе.

– Еще, как я помню, у вас есть старейшины. Их мы также с почтением просим прибыть.

Вирм понимающе кивнул и исчез.

Назавтра день выдался солнечный, но прохладный, и поскольку в субботу уроков не было, почти все ученики Хогвартса в полдень собрались на поляне перед замком, а перед ними прямо из-под земли возникла стая громадных черных существ. Волшебники и волшебницы уже знали о черных вирмах и представляли, насколько те велики, но все равно несколько младшекурсников вскрикнули от испуга, оказавшись с ними рядом. Восемнадцать блестящих вирм стояли в окружении, как решил Гарри, старейшин – многочисленных змей с более тусклой и пятнистой от возраста кожей.

Усилив голос сонорусом, он обратился к вирмам:

– Драконы Уинтерленда, друзья мои, спасибо, что прибыли сегодня в Хогвартс, мое гнездо. Тем, кто собрался здесь, не требуется перевод, они знают, что я собираюсь выразить вам нашу общую благодарность за неоценимую помощь в победе над темными силами, напавшими на нас.

Гарри зааплодировал, к нему присоединились остальные, и через секунду в честь в вирм зазвучали восторженные овации. Подземные существа казались озадаченными, поэтому, когда аплодисменты стихли, он пояснил:

– У нас такие хлопки ладонями – это способ выразить признательность или удовлетворение от хорошо выполненной работы.

Северус тронул его за плечо:

– Могу я тоже обратиться к ним?

Гарри кивнул, и тот усилил голос чарами.

– Как супруг мистера Поттера, я хотел бы подчеркнуть, что вы, вирмы, были первыми магическими существами, признавшими его особый статус в Волшебном мире. В Уинтерленде, когда вы помогали нам загнать дементоров в Колодец Отчаяния, все видели, что мистер Поттер владеет особой силой, но не все поняли истинную суть происходящего. Но вы уже тогда склонили перед ним головы на прощание, впервые чествуя как короля волшебников. Как и мой супруг, я благодарю вас и хочу, чтобы все присутствующие здесь узнали о роли, которую вы сыграли в самом начале его пути.

После его речи студенты и даже кое-кто из преподавателей начали громко перешептываться, а Гарри поспешил повторить сказанное на парселтанге. Закончив переводить, он продолжил говорить от своего лица:

– В память о последней битве я заказал памятные жетоны, чтобы одарить всех участников, помогавших мне, и конечно моих союзников-драконов.

А затем король волшебников, кажущийся таким хрупким на фоне вирм-исполинов, подошел к каждому из них, протягивая небольшой конверт, который дракон, принимая, осторожно сжимал челюстями. Когда подарки были вручены, вперед вышел самый тусклый и пятнистый вирм. По тому, как живо и с каким уважением его пропустили вперед, Гарри понял, что это самый главный старейшина, и склонил перед ним голову.

Старец заговорил:

– Встретить молодого короля и получить от него огромную помощь на нашей земле, честь для нас. И возможность сражаться за него стала для нас наградой. Воины-драконы высоко ценят королевские дары и обещают хранить их на почетном месте в нашем гнезде.

Дождавшись, когда Гарри закончит переводить, змеи, как один, склонились перед ним, а затем в мгновение ока исчезли.

X

Министерство намечало прием в честь награжденных орденом Мерлина, как только погода наладится. Поэтому пора было обнародовать свое решение об отказе от государственной награды и о том, как Гарри видит свое будущее в качестве короля магов и британского подданного. Директор отредактировал документ, составленный еще зимой, и передал его Северусу.

– Вчера министр известила Дамблдора, что прием состоится в субботу, так что нам пора озвучить свою позицию, – предупредил Снейп во вторник утром, когда Гарри собирался на занятия. – Вечером, когда вернешься с дополнительного урока мисс Грейнджер, надо будет пробежаться по тексту, который мы с директором подготовили.

– Сегодня она собиралась повторять Древние руны, а я не брал этот курс и хотел позаниматься самостоятельно. Давай посмотрим текст сейчас, а к ней я приду попозже.

Северус освободил кухонный стол, за которым они и расположились. Прочитав черновик, Гарри остался полностью доволен. Он отдавал себе отчет, что совершенно не разбирается в политических нюансах, и не сомневался, что Снейп и Дамблдор сумели обойти все острые углы. Поэтому он был готов просто принять их вариант.

И все же через некоторое время, после того как ему объяснили все тонкости, текст стал ему ближе и понятнее, он почувствовал, что теперь у них есть именно совместное заявление.

– И как мы выступим с этим? – поинтересовался Гарри.

– Министр предложила сделать это в форме открытого письма на ее имя. Переговорив с ней, директор сделал вывод, что она поддержит нас. Она должна быть в курсе дела, чтобы у нас все получилось, – со вздохом сказал Северус. Он планировал снова обратиться в газету, как в предыдущий раз, но Дамблдор этому решительно воспротивился. Пришлось уступить. – Кроме того, подобный шаг затруднит атаки наших противников. Мы напишем это письмо и поставим свои подписи. Завтра утром Альбус будет в Министерстве. Он передаст послание мадам Боунс, и как только это будет сделано, мы отправим копии в газеты.

Гарри счел такой подход разумным. Он отправился на занятия, а Северус с помощью магии надиктовал письмо, под которым им обоим останется лишь подписаться.

X

“ЕЖЕДНЕВНЫЙ ПРОРОК”. Выпуск за среду.

ГАРРИ ПОТТЕР ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ОРДЕНА МЕРЛИНА!

Как стало известно редакции «Ежедневного пророка», министр Боунс получила открытое письмо, в котором Гарри Поттер и его супруг Северус Снейп извещают о своем отказе принять орден Мерлина, которым их собирались наградить в эти выходные!

Письмо:

Уважаемая министр Боунс.

С почтением и гордостью восприняли мы известие о том, что Министерство собирается удостоить нас ордена Мерлина первого класса. Без сомнения, это самая престижная британская награда. К сожалению, по зрелом размышлении, мы решили что должны отказаться.

Сама магия избрала Гарри Поттера своим королем, потому что мир нуждался в ком-то, кто справился бы с этой ролью и возложенной задачей. Мерлин позволил ему получить доступ к силам Северуса Снейпа, зная, что это потребуется для победы. Сразив Тома Риддла, мы выполнили свое предназначение, ни больше ни меньше. И мы не считаем уместным принимать почести за то, на что нас сподвигла магия.

Отрадно сознавать, что Волшебный мир ценит наше деяние. И нам достаточно этого признания, будь то от британского Министерства магии либо от любого другого государства или организации.

Мы оба горды тем, что являемся британскими поддаными. Наши семьи издавна являются частью английского магического сообщества. Как лорды Поттер и Снейп заверяем, что и впредь намерены оставаться гражданами своего государства и участвовать в его общественной жизни.

Но магия призвала Гарри Поттера, чтобы наделить его еще одной ролью, охватывающей весь Волшебный мир, и я, как его супруг, горжусь этим. Да, мы останемся британскими поддаными, но при этом будем выполнять обязанности, возложенные на нас свыше, не входя в противоречия с интересами британской короны.

Еще раз благодарим вас за оказанную честь. Несмотря на наш отказ от награды, мы будем присутствовать на церемонии в честь наших отважных соотечественников и соотечественниц, сражавшихся вместе с нами в битве при Хогвартсе.

С уважением,

Гарри Поттер

Северус Снейп

И ответ министра Боунс:

Уважаемые господа Поттер и Снейп.

Я сожалею, что вы решили отказаться от ордена Мерлина первой степени, хотя в полной мере понимаю ваши рассуждения. Я огорчена, что у меня не будет возможности поблагодарить вас от лица британского Министерства магии за ваши поистине героические усилия, но в ответе на ваше письмо хочу выразить признательность от себя лично.

Британское магическое сообщество гордится тем, что королем магии был призван стать один из нас, и он же одержал верх над силами зла. И мы хорошо понимаем, что для этого служения не зря были призваны именно вы, а не кто-то из Министерства или простых обывателей. Мы по-прежнему видим в вас выдающихся членов общества, и осознаем, что когда Гарри Поттер говорит или делает что-то как король волшебников, он поступает по велению магии, наделившей его этим статусом, и не нам судить его.

Буду рада увидеться с вами на церемонии награждения в субботу.

С уважением,

Амелия Боунс

Министр магии

X

После опубликования ее ответа на письмо Поттера-Снейпа в Министерстве провели экстренное совещание, на котором пересмотрели порядок вручения ордена Мерлина первой степени. И хотя никто из удостоившихся награды невесть за какие заслуги не отказался от нее, министр хотя бы настояла на том, что их вызовут после тех, кто отважно сражался при Хогвартсе плечом к плечу с Гарри Поттером.



П/А: Мда, не думала я, что между предыдущей главой и нынешней будет такой перерыв. Писалось труднее, чем я рассчитывала. Только из-за проблем с компьютером мне пришлось перепечатывать текст раз пять, но все-таки я его закончила. На подходе еще две главы. Наброски уже готовы, и я примусь за работу сразу, как выложу эту часть. Надеюсь, мне удастся довести этот проект до конца, что бы ни случилось.

И еще, не могу не упомянуть, насколько была опечалена известием о том, что Алан Рикман, незабвенный Северус Снейп, покинул нас. Он был потрясающим актером, и время, проведенное за просмотром многочисленных фильмов и спектаклей с его участием, можно назвать лучшим в жизни. Но для всех нас он останется любимым профессором зельеварения, как он сам пошутил однажды – вероятно из-за того, что мы восемь фильмов подряд лицезрели его в одной и той же замечательной мантии. Нам будет очень его не хватать.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:37 | Сообщение # 255
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 68. Королевское начало

Перевод VelgaW

Гарри нервничал, стоя перед зеркалом в роскошной спальне усадьбы Снейпов и придирчиво разглядывая свое отражение.

Для первого официального приема в мэноре он выбрал плащ из кожи василиска. Именно эта вещь стала когда-то своеобразным признанием Северуса в своих чувствах к нему, но она вызывала столько постороннего внимания и комментариев, что в иных случаях Гарри задвигал ее подальше в шкаф. Но сейчас он был уверен в своем выборе. Большинство гостей, которые придут на их «семейный прием», скорее всего будут в традиционных парадных мантиях и, возможно, шляпах, а ему совсем не улыбалось встречать их в мантии или в тех неприлично облегающих бриджах.

Он жил здесь уже несколько недель, и дом стал для него если не уютным, то привычным точно. Вскоре после прощального ужина в Хогвартсе они с Северусом встретились с гоблинами, чтобы те настроили защитные чары поместья на Гарри, и в течение нескольких дней переехали. Хотя и не покинули замок насовсем.

Директор полагал, что несмотря на то что один из них закончил учебу, а другой пожелал оставить работу, им обоим стоит в течение следующего года навещать Хогвартс время от времени. Гарри он предложил приходить каждый день, чтобы провести несколько часов за полезной беседой. Посчитав это прекрасным шансом получить множество необходимых ему, как королю волшебников, знаний в истории и политике от поистине мудрого человека тот охотно согласился. А Северус, заверенный, что слизеринцам уже назначен новый декан, остался преподавать предпоследнему и выпускному курсам раз в неделю зельеварение. Привычные комнаты и личная лаборатория закреплялись за ними, что давало профессору возможность ставить опыты, изучая манускрипты древних зельеваров, переведенные с парселтанга, и проводить любые исследования, какие только пожелает.

Пришедший в конце концов за мужем Северус встал у него за спиной, положив руки на узкие плечи и любуясь отражением в зеркале. Затем с насмешливой улыбкой заметил, что наряд для приема выбран совершенно неподобающий, но он будет разочарован, если Гарри наденет что-нибудь другое.

Вдвоем они спустились по широкой центральной лестнице в холл и встали перед колоннадой, приготовившись встречать гостей.

Погода была чудесной и солнечной, а дом, с прекрасным парком и прелестной террасой позади, весьма впечатляющим, играла музыка, столы ломились от напитков и яств. Идеальный день для приема в саду. И несмотря на то что лично Гарри знал лишь немногих из присутствующих, ему было на удивление комфортно. Для управления домом Северус нанял дворецкого, и теперь тот, безошибочно называя имя и звание каждого вновь прибывшего, представлял его хозяевам, и после короткой беседы с ними гость присоединялся к остальным. Это было довольно скучно, но не трудно. И если это все что ожидалось от Гарри, то он вполне способен справиться.

Приглашение было опубликовано в газете, и в принципе к ним в гости мог пожаловать любой волшебник, но почему-то прибывали лишь представители определенного социального класса. Так называемые сливки общества, члены старинных семей и несколько нуворишей впридачу.

Разумеется здесь были Малфои. Люциус в идеально сидящей, шелковой, богато расшитой серебром мантии, Нарцисса в светлом наряде и роскошных драгоценностях, которые должны были отвлекать внимание от слишком заметного живота, ведь скоро ей предстояло рожать. Драко и Чарли отправились в Румынию, в драконий заповедник, и у Гарри мелькнула мысль, что было бы, останься они дома на выходные. Ведь ни один Уизли не появится на подобном мероприятии, тогда как ни один Малфой такого не пропустит.

Хозяева дома радушно приняли министра Магии и нескольких сотрудников министерства. А затем начали собираться члены семейства Снейпов. Северус конечно был рад встрече с сестрой, во время редких визитов в Уинтерленд они с Гарри иногда виделись с ней и Элриком. Но с Клавдиусом, Марцеллусом, их непрерывно хихикающими женами Джулианой и Дельфиной и с Джулиусом они не встречались с того злополучного ужина, поэтому их хозяин дома приветствовал несколько прохладно. Хотя со стороны все выглядело вполне сердечно. С момента неудачной попытки соблазнения Гарри больше не пересекался с Джулиусом, и Северус переживал, ведь он обещал мужу, что негодяй-брат больше не приблизится к нему. Если же тот и сегодня испортит Гарри день, то Северус превратит его жизнь в ад. Но взглянув на него, оба осознали, как сильно изменилась внешность Джулиуса после проклятия, брошенного в наказание. Исчезли высокомерие и гордыня, и сам он постарел и поблек.

Визит Августы Лонгботтом в сопровождении внука был ожидаем, но от этого не менее приятен. Когда дворецкий назвал его имя, Невилл робко шагнул вперед и поклонился. Гарри тут же пожал ему руку и до прибытия новых гостей успел коротко перемолвиться с ним и его бабушкой. Через несколько недель им снова предстоит встретиться на свадьбе Невилла и царицы Египта Нитокрис.

Гарри и Северус вскинули головы, услышав, как дворецкий представляет: «Мадам Вадома Бансвилл». Крошечная ведьма с годами, казалось, стала еще миниатюрнее. Но, как и прежде, укутанная в мантию и шали, увешанная жемчугами и драгоценными камнями, с эффектно распущенными длинными седыми волосами и вплетенными в них цветами, обрамлявшими лицо, она была шикарна.

– Лорд Поттер, лорд Снейп! Мне выпала огромная честь увидеть вас снова! – воскликнула она, подставляя каждому щеку для поцелуя.

– И для нас тоже честь, мадам, – ответил Северус. – Я до сих пор размышляю о предмете нашей дискуссии и надеюсь достичь в нем прогресса.

- Вообще-то, молодой человек, полагаю, вы способны добиться гораздо большего, чем допускаете. – Она читала хронику сражения в газете и подозревала, что тот наконец-то доверился своим «предвидениям», вместо того чтобы попусту тратить время подавляя или сомневаясь в них. – Но я по прежнему остаюсь к вашим услугам, если вам потребуется обсудить этот вопрос, и надеюсь, что вы будете информировать меня об успехах в данной области. О, кажется я вижу молодого господина Малфоя? Мне нужно перекинуться с ним парой слов!

И она решительно устремилась вперед. Северус лишь надеялся, что она отменила свое давнее проклятие, из-за которого Люциусу ее глаза казались пугающе черными. Не хотелось, чтобы друг упал в обморок или еще что-то в этом роде.

Одними из последних пожаловали некий член Визенгамота со своим спутником, а именно Ремус Люпин и Сириус Блэк.

Гарри видел, как, стоя в череде гостей, Сириус что-то шепчет более высокому Ремусу. Счастливым он при этом не выглядел. У него были какие-то проблемы, и Гарри полагал, что знает их причину.

Как только пара была представлена, сразу стало ясно, что Ремус еле сдерживает друга, настроившегося на ссору с Северусом. Наконец Блэк процедил, обращаясь к Снейпу:

– Как ты мог допустить это, ублюдок?

Нужно было срочно разрядить обстановку, и Гарри выпалил, перехватывая руку крестного, которую тот уже тянул к своей палочке:

– Что Северус допустил?

Тот злобно мотнул головой в сторону Снейпа:

– Он прекрасно знает традиции, связанные с событиями, подобными сегодняшнему, и мог бы подсказать тебе, как следует одеться, чтобы ты не стоял здесь в простом плаще.

Сириус опешил, когда Гарри рассмеялся в ответ.

– О да, он действительно сказал мне, что я неподобающе одет, но лично его мой выбор устраивает. Меня не заботят традиции и правила волшебного мира. Кому как не тебе знать это! Мне нравится этот плащ, и я с гордостью ношу его. К тому же не так уж он и прост. Кожа василиска довольно привлекательна, не находишь? А все, кого не устраивает мой наряд, вольны уйти. И хотя на меня бросили пару насмешливых взглядов, сказать никто ничего не решился. Может, мой пример даст еще кому-нибудь, чувствующему себя в традиционных магических костюмах неуютно, смелость одеваться по-своему, может нет, но я не буду выбирать одежду, чтобы произвести впечатление на окружающих.

Ремус лишь улыбнулся. Если бы он держал пари, то поставил бы на то, что Гарри сделал свой выбор, невзирая на полученные от Северуса сведения о том, что в данном случае допустимо и ожидаемо. А еще он подозревал, что если бы дело касалось не Гарри и Северуса, Сириус отнесся бы к происходящему с бОльшим пониманием, но предубеждение по отношению к слизеринцу сидело в нем слишком глубоко. И это им еще предстоит преодолеть.

Выразив наилучшие пожелания Гарри и Северусу от себя и лорда Блэка, Ремус втолкнул своего разозленного спутника в дом.

X

Буквально через неделю после открытия поместья Поттеров-Снейпов Нарцисса Малфой разрешилась от бремени. Она была уверена, что будет сын, поскольку никто уже давно не помнил, чтобы Малфои производили на свет дочерей, но к ее огромной радости родилась прелестная маленькая девочка. По традиции семейства Блэк ребенку полагалось дать имя одного из созвездий, и Нарцисса была в растерянности, ведь она выбрала мужское имя, которое теперь нужно поменять. Ей тут же пришел в голову один вариант, но она не была уверена, как воспримет ее предложение муж.

Сообщение акушерки, что у него родилась дочь, ошеломило Люциуса. Он даже не знал как к этому отнестись, ведь более 500 лет в его семье рождались только мальчики. Конечно, у него уже был наследник, Драко, хотя история с женитьбой несколько отдалила их друг от друга. А этот ребенок, как ему сказали, красивый и здоровый, и решив для себя, что новость все-таки замечательная, Люциус поспешил в спальню, чтобы увидеться с женой и новорожденной дочкой.

Малышка лежала на руках у матери и казалась улучшенной копией своего старшего брата. Люциус тут же растаял и склонился к девочке, вместе с женой воркуя над ней.

– Дорогая Нарцисса, она великолепна! – вырвалось у него. – И как удивительно, что впервые за несколько сотен лет в семье Малфоев родилась наследница!

– А я все думаю о той странной старухе, которая подошла к нам на прошлой неделе в Снейп мэноре, – ответила жена. – Ты слышал, как она сказала, что, похоже, у меня скоро родится дочь? Никто из знающих род Малфоев, а ты говорил, что она знала твою семью, никогда бы не подумал, что я жду девочку. Разве не странно, что она была так уверена в своих словах?

– Она провидица, – объяснил Люциус. – Вот почему она была вхожа в наш дом. Мой отец нанимал ее время от времени, чтобы узнать, как найти подход к партнерам по бизнесу.

С несколько озадаченным видом он выпрямился.

– Я тоже советовался с ней по вопросам министерства некоторое время назад. А до этого не встречал долгие годы. И теперь, когда ты упомянула ваш разговор, я вспомнил, что мне она тоже кое-что сказала тогда. Я хотел заплатить ей за услуги, но она ответила, что лучшей платой для нее станет приглашение на праздник в честь дня рождения моей дочери. То есть речь об этом зашла даже раньше, чем ты сказала мне, что беременна.

Нарцисса не очень-то доверяла провидцам, но в этот раз готова была допустить, что некоторые из них действительно не лишены проницательности.

– Хорошо, мы можем пригласить ее. А еще я думала об имени для нашей девочки. Она настолько безмятежна и спокойна! Я бы хотела назвать ее Коломба, голубка. Это так подходит ей.

В этот момент Люциус дотронулся до идеальной крошечной ручки, девочка крепко ухватила его за палец, и от восторга он не мог вымолвить ни слова в ответ. Поэтому просто кивнул.

Самым крупным международным событием этого лета в Волшебном мире стало бракосочетание красавицы-фараона Нитокрис и Невилла Лонгботтома.

В заботах о бабушке, чтобы избавить ее от тягот путешествия в Египет, эти двое решили провести одну скромную церемонию в Лондоне, а затем, более грандиозную – в Фивах. Но мадам Лонгботтом может быть и была старой, но дряхлой отнюдь не была. Она уже получила особое поручение Министерства в плане сотрудничества с подразделением, занятым охраной английской королевы и ее родных. И перед свадьбой внука запланировала поездку в маггловском стиле.

– Боже, как мило, что вы так заботитесь обо мне, – заявила Августа в ответ на предложение молодых. – Но это совершенно излишне, уверяю вас. В это время я собираюсь в круиз по Средиземному морю с королевской семьей, а затем заеду в Фивы, чтобы поздравить вас. Хотя у меня есть личная просьба, позволите?

Невилл и Нитокрис синхронно кивнули.

– Я обмолвилась своей старинной подруге, английской королеве, что мне вдвойне приятно предстоящее путешествие, так как прямо с корабля я отправлюсь на свадебную церемонию своего внука в Фивах. Она заинтересовалась, и думаю, была бы не прочь сопровождать меня в этот день. Это не нарушит ваши планы?

Взяв Невилла за руку, Нитокрис улыбнулась и перевела взгляд на старую волшебницу.

– Разумеется нет, миссис Лонгботтом! Я распоряжусь, чтобы за день до церемонии вам доставили портключ на двоих. Встреча с королевой Англии большая честь для меня. Это потрясающе!

День торжества приближался, и в Фивы устремилось множество магов. Это несомненно было на руку египтянам, гордящимся, что их царица, известная на весь мир своей красотой, выходит замуж, а значит скоро правящая династия получит наследника. Нитокрис стала членом Международной конфедерации волшебников, и это давало еще один повод для гордости ее народу и новым друзьям. Но не только растущая известность фараона привлекала людей; когда стало известно, что на ее бракосочетании будет присутствовать сам Гарри Поттер, интерес к Египту еще больше усилился. Любой, кому улыбнулась удача получить приглашение на эту свадьбу, с восторгом принимал его.

В день свадьбы миссис Лонгботтом прибыла в сопровождении леди, с чрезвычайно довольным видом рассматривающей все вокруг. И тогда как первая была одета в традиционную темную мантию, а ужасней ее шляпы еще не видела Египетская земля, спутница была облачена в нарядной расцветки платье, жакет и шляпу в тон к нему, и даже неискушенные в маггловской моде волшебники сочли костюм последней более симпатичным и приличествующим моменту. Пожилые гостьи вошли в храм почти перед появлением Невилла и Нитокрис.

Когда церемония закончилась, приглашенные отправились во дворец на торжественный прием, чтобы поздравить счастливых молодоженов. Из своих прежних нечастых визитов в Волшебный мир королева уже поняла, что здесь ее совершенно никто не знает. И отсутствие постоянного внимания к ее персоне оказалось таким приятным! Она могла без оглядки любоваться великолепными древними зданиями, с удовольствием слушать рассказ подруги о стране, ее архитектуре и о многочисленных волшебниках и волшебницах, встреченных ими на церемонии. Восхитительно! А как молода и красива оказалась царица Египта! Когда подошла ее очередь поздравить новобрачных, королева весьма учтиво побеседовала с ней и внуком своей старинной подруги, поблагодарив за особое устройство, позволившее ей попасть сюда, и за очень теплый прием.

Конечно, проведший достаточно времени в мире английских магглов Гарри узнал королеву и, вместе со своим суровым спутником, постарался увидеться с Ее Величеством, чтобы засвидетельствовать свое почтение. К высокому колдуну рядом с Избранным она до сих пор относилась настороженно, хотя супруг убеждал, что напрасно. Принц уверял, что когда они жили в Хогвартсе, беседы с лордом Снейпом были неизменно интересны и занимательны. Вскоре она заметила еще одного знакомого – директор школы, узнав женщину, стоящую рядом с Августой, тоже подошел дабы выразить свое уважение. Окружающие сообразили, что две пожилые леди видимо являются важными персонами, если с ними почтительно беседуют Дамблдор, Поттер и Снейп. Поэтому многие волшебники последовали их примеру, как только эти трое закончили разговор и отправились дальше.

Нитокрис была рада видеть Гермиону, с которой очень подружилась пока гостила в Гриффиндоре, Рона и остальных ребят и девушек, близких друзей Невилла. Но некоторых молодых египтян из правящей династии пришлось некоторое время уговаривать и терпеливо убеждать, пока они наконец не решились пообщаться с британскими гостями из Хогвартса, после чего праздник начался по-настоящему.

Постепенно стало шумно, гости разбрелись по компаниям. Те, что постарше, попрощавшись, отправились по домам, некоторые искали местечко подальше от гомонящей толпы, а молодежи, разумеется, требовалась музыка. Решив, что Гарри вполне можно оставить с последними, Северус увлек Альбуса туда, где было потише.

– Чудесный праздник, верно, Северус? – спросил старик. – Надеюсь, молодые будут жить долго и счастливо.

- Не так давно я бы усомнился, что союз гриффиндорца и слизеринца имеет шанс на счастье, – ответил тот. – Ведь как мы знаем, Шляпа посчитала египетскую царицу слизеринкой в душе.

Альбус взглянул на него поверх очков, и глаза его блеснули.

– Думаю, эти двое чем-то похожи на других, тоже нашедших счастье, невзирая на огромную разницу между ними.

Северус заметно смутился, а Дамблдор продолжил:

– Ты конечно знаешь, что изначально Шляпа хотела отправить Гарри в Слизерин, и гриффиндорцем он стал только по собственному настоянию. – Северус согласился. – Но если помнишь, в тот год на церемонии сортировки заминка возникла не только с ним. Мистер Лонгботтом тоже спорил со Шляпой. Позже она призналась мне, что Невилл должен был оказаться в Слизерине. Но тот отчаянно просился в Хаффлпафф. Им потребовалось время, чтобы прийти к соглашению, что Гриффиндор тоже отличный выбор.

Директорское откровение заставило Северуса резко выгнуть бровь. Лонгботтом в Слизерине это его самый жуткий ночной кошмар. Он и не знал, насколько была близка катастрофа.

X

Часть лета, проведенная в Египте после окончания Хогвартса, очень понравилась Гермионе и Рону. В основном они жили в Норе, лишь несколько раз ненадолго выбравшись погостить к Грейнджерам в Лондон. Рона приняли в министерскую программу подготовки авроров, учеба начиналась в сентябре, так что это были «последние летние каникулы». И он на полную катушку использовал оставшееся время безграничной свободы, объедаясь маминой едой, нянчась с младшим братишкой, летая на метле и купаясь с Гермионой в садовом прудике за домом.

– Вот это жизнь, а? – заявил он однажды, когда они с подругой загорали после купания.

– Да уж, Рон. Но, признаюсь, я с нетерпением жду учебы в Оксфорде. До сих поверить не могу, что там есть колледж специально для волшебников и волшебниц.

Рон, мягко говоря, не разделял ее энтузиазма. Она объясняла ему (не единожды), что в ее мире, ее родители и друзья абсолютно уверены, что она поступит в университет. Так было принято у магглов, но и сама она к этому стремилась. В Волшебном мире способный студент находил себе наставника в избранной профессии, и ей тоже хотелось продолжить свое образование. И как Гермиона многократно повторяла, маггловский способ был несколько шире, но идея та же.

Обратиться в Оксфордский университет, а именно в Дорвичский колледж, ей посоветовал директор Дамблдор. Он объяснил, что в 1498 году Визенгамот признал необходимость создания при Оксфорде особого колледжа, где могли бы учиться волшебники и волшебницы, желающие получить маггловскую степень. Так как зачастую образовательный уровень выпускников магической школы не соответствовал маггловским представлениям, да и изучение чар не вписывалось в традиционный учебный план. Обучение в Дорвичском колледже было более академичным и не столь специфичным как ученичество. И в конечном итоге оно наилучшим образом готовило магов к определенным специальностям. Это было нечто вроде научного варианта Дырявого котла, своеобразный переход между маггловским и магическим мирами.

Дорвич являлся полноправной частью университета, хотя никто из администрации или остальных колледжей не имел о нем ясного представления и тем более не мог посетить. Мощное заклинание Конфундус позволяло ему оставаться в тени, за исключением тех случаев, когда его студентам требовалось посещать общие лекции. Ежегодно в этом колледже появлялась немногочисленная группа новичков, которые впрочем почти не появлялись в общежитии и никак не проявляли себя в студенческой жизни.

Гермионе было очень трудно выбрать специализацию, слишком многое ее интересовало. Девушка решила начать с обычной программы и в течение года определиться. Таким образом, она стала бы одной из редких студентов Дорвича, посещающих различные курсы Оксфорда, и поэтому реально общалась бы с людьми из других колледжей.

1 сентября они должны были переехать в снятую Роном небольшую квартирку в жилом районе Диагон аллеи, с платной точкой каминной сети неподалеку. Когда-нибудь, надеялся он, у них появится собственный дом, может даже по соседству с Норой, но так или иначе, теперь им было где поселиться вместе. Учеба Гермионы немного тревожила его, но в будущее он смотрел с оптимизмом.

X

Этим летом Волшебный мир как будто ожил после долгих лет, испорченных и отравленных Волдемортом и его прихвостнями. Казалось все вокруг только и делают, что устраивают праздники, чаепития, балы и торжества, наверстывая упущенное время.

В трудные времена семейство Элисфорд прекратило устраивать летние приемы, но теперь стремилось возродить эту традицию. Их дочь Амаранта, в замужестве Савой, всегда приходила вместе с супругом, и мать неизменно обсуждала с ней сценарии праздников и списки приглашенных.

– Мам, ты внесла в список Юстаса Лэндона и его жену?

Сверившись со свитком та кивнула, и Амаранта продолжила:

– Хорошо. Думаю, надо пригласить также мистера Лэндона. Он слишком долго был один.

– Но, дорогая, он всегда отказывался. Долгие годы мы с твоим отцом слали ему приглашения. Но с тех пор как миссис Лэндон не стало, он просто потерял интерес к праздникам. Зачем звать его сейчас?

- Понимаешь, мам, я хочу пригласить кое-кого, с кем познакомилась в Хогвартсе тем летом, когда магглы спали смертным сном. Это тетя одного из студентов, сквиб, которая именно тогда узнала, что владеет магией, мы с ней подружились. Для меня было удовольствием ввести кого-то в Волшебный мир, и именно она вдохновила меня на ту обучающую программу. С тех пор мы общаемся. К тому же в замке она познакомилась и сблизилась с мистером Лэндоном. Теперь моя подруга овдовела, и мне подумалось, что прекрасным вечером им найдется о чем поговорить. Может быть они неплохо проведут время.

Улыбнувшись романтически настроенной дочери, миссис Элисфорд взяла перо и внесла Терстона Лэндона в список.

– Как зовут твою подругу, дорогая? Я добавлю и ее тоже.

X

А Петуния в своем Литтле Уингинге жила в глубокой тоске.

Зима выдалась скверная. Ее несчастья и так были достаточно тяжелы, да еще из-за холодов, сковавших Англию, она надолго осталась в доме одна. Петуния ощущала себя совершенно заброшенной из-за так называемых «друзей», живших по соседству, которые практически не появлялись и почти не звонили, так проходили недели и месяцы. Она поняла, что с нетерпением ждет наступления весны и лета, убеждая себя, что тогда сможет выбраться из дома, возобновить общение с соседями, и ей станет гораздо легче.

Но это не сработало. Она посещала собрания клуба садоводов и ухаживала за цветником, ходила по магазинам и гуляла по городу, ощущая лишь неприязнь соседок. Петуния сталкивалась с этим раньше, точнее сама вела себя так. Теперь, когда она осталась без пары, женщины увидели в ней конкурентку и начали отвергать ее. Никто из них не признался бы, но это было так.

И Дадличек, окончив Смелтингс, покинул ее, чтобы начать свою собственную жизнь.

Ни в одном университете, куда он пытался поступить, ему не везло, и он уже начал беспокоиться, но вмешался его покровитель сэр Гарольд. Один из его ведущих сотрудников сам заканчивал Смелтингс и по просьбе сэра Гарольда связался со школой, чтобы узнать перспективы наследника Дурслей. Когда выяснилось, что перспективы довольно мрачные, пришлось думать куда пристроить парня.

Оказалось, что в огромной бизнес-империи сэра Гарольда имеются кое-какие вакансии в одной из мелких фирм, а точнее в ее гонконгском филиале. Место было не слишком престижное, но для молодого человека по-своему привлекательное. Компания располагала несколькими огромными квартирами среднего класса, которые предоставляла в качестве общежития небольшим группам сотрудников-иностранцев. Удобное жилье с потрясающим видом на гавань, скоростной эскалатор до офиса в гонконгском порту и масса светских удовольствий в городе. А уж когда молодого Дурсля на новом месте представил один из ведущих сотрудников сэра Гарольда, стало ясно, что шеф лично заинтересован в карьере этого юнца, и перед Дадли открылась широкая ровная дорога.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:37 | Сообщение # 256
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
С тех пор как несколько недель назад он попрощался и улетел в Гонконг, Петуния больше не слышала о нем.

К концу лета она ощущала себя совершенно несчастной. Плакала без повода. Потом заметила, что ее бокал вина за ужином превратился в бокал до, два-три во время трапезы и, возможно, еще парочку бокальчиков в течение вечера. Это никуда не годилось.

Она даже не вздрогнула, когда однажды вечером на садовый стол опустилась крупная бурая сова. И лишь увидев на лежащем перед ней большом пергаментном конверте красивый почерк Амаранты Савой, Петуния оживилась. Пожалуй, та была одной из немногих, кто до сих пор общался с ней. Шмыгнув носом и глотнув еще вина, она вскрыла конверт.

В нем оказалось обычное послание от Амаранты и крошечный конвертик. Читая письмо, Петуния радовалась, что кто-то еще интересуется ею. Амаранта в нескольких строках как всегда безмятежно щебетала о всяких семейных мелочах, а затем сообщала кое-какие новости магического мира. Оказывается, Гарри сразился с тем колдуном, который пытался всех убить, и победил, поэтому все ликуют и празднуют. Петуния снова сокрушенно шмыгнула носом. Родители Амаранты устраивают праздничный ужин и бал, куда приглашены тот приятный джентльмен, мистер Лэндон, с которым она познакомилась в Хогвартсе, и его сын. Он вдовец, поэтому Амаранта выражала надежду, если это своевременно и уместно, что Петуния почтит их своим присутствием и составит ему пару за праздничным столом.

Вот как.

Некоторое время она размышляла. В ее голове голос Вернона твердил, что все маги лживые и злобные выродки, а она нормальная. Но она обвела глазами сад, где сидела предоставленная сама себе, в полном одиночестве. Ей подумалось, что все те нормальные, обычные, достойные люди, такие как она, бегут от нее как от чумы. И в ближайшее время вряд ли что-то изменится. Возможно, она больше не одна из них. По крайней мере, нужно узнать, будет ли ей лучше в чужом мире, куда ее зовут. Там не может быть хуже чем здесь.

Она вскрыла меньший конверт, в котором содержалось приглашение и настоятельная ПРОСЬБА ОТВЕТИТЬ в случае согласия.

Через неделю сова доставила конверт с небольшим металлическим предметом и инструкцией, взять железку в руки вместе с личными вещами в определенный час во второй половине дня. Она собрала небольшой чемодан с самым необходимым, поскольку Амаранта убедила ее в том, что снабдит подругу стильным нарядом и поможет подготовиться к празднику, когда та прибудет на место. В назначенное время металлический предмет сверкнул, и после секундного неприятного ощущения Петуния обнаружила себя не в собственном саду рядом с коттеджем, а перед большим красивым домом, откуда ей навстречу спешила подруга.

– Наконец-то, Петуния! – воскликнула Амаранта. – Как замечательно видеть тебя снова. Ты еще скорбишь, я понимаю, но жизнь продолжается, и тебе пора вновь принять ее. У нас будет прекрасный праздник, тебе понравится. Моя мама выбрала и отложила специально для тебя одну из новых мантий, модных в нынешнем сезоне, я подгоню наряд по тебе, будешь выглядеть великолепно. Ну же, пойдем.

Подавленная словесным шквалом хозяйки, Петуния, скрепя сердце, позволила мелкому созданию, «домашнему эльфу», если она правильно помнила, взять у нее багаж и последовала за Амарантой.

Дом был большой и уютный, очень обжитой и удобный.

– Этот дом принадлежал семье моего мужа очень много лет. Его родители предпочитают жить в своем лондонском особняке и с радостью передали его нам. Мои дети обожают простор, а здесь потрясающий большой сад, это им очень подходит. По-моему я не говорила тебе, пока мы были в Хогвартсе, что у меня еще и близнецы? Действительно растущая семья! Пока дети спят, у нас есть время для чашечки чая.

Амаранта привела гостью на кухню, весьма удивившую Петунию. Кроме шкафов, столов и раковины здесь, казалось, не было больше ничего, никакого оборудования.

– У тебя есть плита? А холодильник? А духовка? – не сдержавшись выпалила она.

Амаранта понимала растерянность подруги, даже не зная точно зачем магглам все те вещи.

– В шкафах можно хранить продукты охлажденными или горячими, по желанию, либо нагреть, чтобы приготовить какое-либо блюдо. – Чтобы показать как это работает, Амаранта открыла одну из дверец, достав чашки и блюдца, из-за другой извлекла горшок с кипятком и пирог, а еще из-за одной вынула кувшинчик с холодным молоком и тарелочку с нарезанным лимоном.

Петуния села за стол и взяла чашку с чаем, просто стараясь пока не думать, как это все приготовлено.

Когда дети Амаранты проснулись и спустились к матери, близнецы, уже умевшие говорить, тут же стали называть Петунию «маминой подругой, которая идет завтра к бабушке на вечеринку». А вернувшийся из Министерства, где работал, муж Амаранты, Гаэтан, выйдя из камина, любезно поздоровался с гостьей.

Петуния никогда не видела детей, с удовольствием играющих после ужина, вместо того чтобы пялиться в телевизор. Это стало открытием.

На следующий день Амаранта одела подругу в мантию, присланную матерью, и сделала вывод, что требуется всего лишь незначительная подгонка, чтобы наряд сидел идеально. Это было длинное одеяние из прекрасного розового атласа, очень красиво гармонирующее с бледностью Петунии, подчеркнутой чудесной вышивкой по краю выреза. Ее удивило, что такой сдержанный стиль в моде, ведь в Хогвартсе многие ведьмы одевались вызывающе и ярко. Мантия отличалась от того, что она обычно выбирала, но не настолько, чтобы выбить из колеи. Чуть позже Петуния вместе с Амарантой и Гаэтано взялась за портключ, переместивший их в поместье Элисфордов, где ее ждала новая встреча с Терстоном Лэндоном.

Он заговорил об их знакомстве в Хогвартсе, и хотя продолжал напоминать ей Вернона, Петуния убедилась через некоторое время что эти двое совершенно разные. В итоге вечер прошел без слез. На самом деле он был очень даже приятным. За ужином они с Терстоном выяснили, что могут беседовать бесконечно, и волшебник снова был весьма впечатлен умением Петунии непринужденно есть с помощью скрамасакса, а потом, когда столы были сдвинуты и заиграла музыка, они чудесно танцевали.

По правде сказать, у нее уже много, много лет не было настолько приятного вечера. Не было никаких попыток корчить из себя важную персону, или злости от того, что кто-то не обратил на них внимания или отнесся без должного уважения, как бывало, когда Петуния ходила в гости с Верноном. Никто не смотрел на нее косо, хотя она была уверена, что все остальные были волшебниками. Хотя иногда подмечала ревнивые взгляды в свою сторону, тесно общаясь со старшим мистером Лэндоном. Петуния предположила, что в этом отношении магический мир похож на привычный ей, и среди старшего поколения уважаемый одинокий мужчина тоже считается завидным женихом. Она не учла лишь, что Терстон не просто уважаемый одинокий мужчина. Он невероятно богатый уважаемый одинокий мужчина.

И для Терстона этот вечер тоже оказался лучшим за долгие годы. Миссис Дурсль определенно отличалась от остальных, будучи сквибом, а не волшебницей. Много лет назад это бы его сильно беспокоило, но теперь он не придавал значения таким вещам. С ней было легко и приятно беседовать, она хорошо выглядела и умела вести себя в обществе. Это был совершенно приятный и спокойный вечер. И в будущем он надеялся на большее.

Впереди их ждало множество совместных вечеров. Петуния продолжала жить в Литтл Уингинге, где лишь немногие соседи, едва удостоив ее взгляда, могли заметить в ней некоторые изменения.

Петуния почти распрощалась с вином, движения ее во время прогулок или возни с цветами сделались более энергичными. Она начала отращивать волосы вместо той чопорной, сдержанной прически, которую носила, выйдя замуж за Вернона. Никто на Тисовой улице не замечал, как она уезжает, или как ее навещает Терстон. Он аппарировал прямо к ней в дом, а она пользовалась портключами, чтобы переместиться в его поместье или в любое другое место, где им захотелось побывать. Петуния очень любила путешествовать с Терстоном. Они всегда останавливались в шикарных гостиницах и отелях, ели в лучших ресторанах, причем зачастую не имевших отношения к магическому сообществу.

Через несколько месяцев Терстон заговорил о браке, и Петуния неожиданно для самой себя сразу согласилась. Она никогда не мечтала о такой жизни, но чувствовала, что поступает правильно. Единственное, что волновало ее, собственный статус сквиба.

– Дорогая, у нас есть слуги, способные выполнять любую работу с помощью магии, не будет никаких проблем или неудобств, если ты переедешь ко мне, не умея колдовать. Правда, здесь не о чем беспокоиться. Для меня это совершенно не проблема, – утверждал Терстон.

Петуния с сомнением взглянула на него. Пожалуй, он действительно не видит в этом проблемы, но другие видят, она уже столкнулась с этим здесь.

– Терстон, милый, без магии я не буду чувствовать себя частью этого мира, и хотя мне нравится, что ты не видишь проблемы в том, что я сквиб, других это волнует. Я слышала, что став суррогатной матерью для волшебников, можно получить силу, и готова пройти через это. Ты не будешь возражать?

В конце концов ей удалось убедить Терстона, и он согласился с ее идеей при условии, что тянуть с браком она не станет. Из того, что ему довелось услышать и увидеть в ее мире, ей было бы лучше жить в этот период в его поместье. Эту беременность можно провести в уединении. Не стоит ей оставаться и привлекать внимание к тому, что она готовится родить ребенка и стать полноправной частью волшебного мира. А с ним, он мог гарантировать, она получит все, чтобы беременность прошла успешно и завершилась благополучными родами.

Но вначале свадьба.

Так как для обоих это был второй брак, они решили провести скромную церемонию в поместье Лэндонов, в кругу ближайших родственников. Семья Терстона была довольна, что он нашел кого-то по сердцу. Его сыновья не совсем пока понимали, чем покорила отца его избранница, но она казалась довольно милой. Когда Терстону пришлось уйти от дел, Юстас опасался, что в скором времени отец не выдержит и начнет вмешиваться в бизнес. Поэтому он был одним из тех, кто испытал огромное облегчение, узнав о свадьбе.

Петуния написала Дадлику, стараясь как можно мягче объяснить, что встретила человека, который конечно не сможет заменить его отца, но сумеет скрасить оставшиеся ей годы. Она трудилась над письмом кропотливо и долго, убеждая и успокаивая сына, и была разочарована, получив от него скупой ответ, что занят и приехать не сможет.

– Может быть это и к лучшему. У него, как и у отца, всегда были весьма мрачные представления о магии, так что он вряд ли смог бы приспособиться, – сказала она Терстону.

– Не беспокойся, дорогая. Здесь у тебя есть подруга Амаранта и ее родные. Давай будем считать, что теперь они твоя семья. А мы с тобой проведем медовый месяц в свадебном путешествии, по пути остановимся в Гонконге и навестим твоего сына. Согласна?

Свадебная церемония была прекрасна, праздничные угощения очень вкусны (во всяком случае так сказали Петунии гости, сама она не могла оценить вкус блюд, к сожалению), и теперь она являлась маггловской женой очень успешного волшебника-бизнесмена, хозяйкой огромного родового поместья, шале в Швейцарии, а еще супруг сообщил, что теперь у нее есть доступ к богатому хранилищу в каком-то Гринготтсе.

Доверенный колдомедик обследовал Петунию и признал, что она может стать суррогатной матерью. В соответствии с законом им с Терстоном не сказали, для кого именно она будет вынашивать ребенка, но перед поездкой она магическим образом забеременела.

Часть свадебного путешествия они провели в маггловском мире и как-то раз заглянули в Гонконг к Дадли, причем встреча прошла на удивление хорошо. Тот был очень счастлив на новом месте и даже похудел. Дадли признался матери, что мистер Лэндон немного напоминает ему отца, чем очень ее порадовал, а поскольку Терстон понятия не имел, каков был Вернон, то он и не обиделся. Терстон объяснил Дадли, что имеет возможность полностью содержать его мать, поэтому собирается помочь ликвидировать ее активы (она поймала себя на том, что чуть не добавила «маггловские») и перевести все на Дадли, как ее единственного сына. Чем сразу же заслужил у младшего Дурсля звание классного парня.

Роды случились на седьмом месяце беременности, и Петуния очень тревожилась, но благодаря заботам колдомедика все прошло удачно. Ребенок был сразу же передан взволнованным родителям, а Петунию по возвращении в поместье ждал сюрприз – продолговатая узкая коробка.

Терстон пояснил:

– Супруги, которым помогла суррогатная мать, нередко благодарят ее, присылая в дар волшебную палочку. Мы с тобой начнем обучение, как только поправишься. А пока тебе будут помогать слуги.

И хотя Петуния никогда не рассчитывала, что станет особо сильной или способной ведьмой, она с удивлением обнаружила, что теперь ей подвластны некоторые заклинания. По прежнему предпочитая доверять дела, связанные с волшебством, слугам, она радовалась, что теперь у нее есть личная палочка, выглядывающая из рукава пусть больше для вида, чем для чего-то другого.

Петуния стала чувствовать, что действительно вписывается в новую жизнь.

После официального открытия мэнора Гарри и Северус стали задумываться, что ждет их в дальнейшем. Конечно, судить по этому лету не стоило, но старт будущему был дан. Они очень щепетильно выбирали чьи приглашения принять и в конце концов наняли личного секретаря, чтобы справиться со шквалом писем и обращений, освободив бедного мистера Макфарланда из министерского департамента VIP персон. Безусловно, в их календарь требовалось внести свадьбу фараона Нитокрис с Невиллом Лонгботтомом и день крестин малышки Коломбы Малфой, к которой их пригласили крестными. А еще на уикенд планировался семейный пикник в Норе. Северус засомневался, но Гарри напомнил ему, что в Рождество тот так же не хотел идти, а потом признался, что отлично провел время.

Лето в Уинтерленде привлекало долгими днями, и они решили обязательно провести несколько недель в своем имении. Северус обожал свою лабораторию и оранжерею, Гарри с удовольствием исследовал окрестности на метле, и оба они наслаждались купанием в горячем источнике, долгими прогулками по лесу, а временами навещали торговый центр. Гарри – для того чтобы повидаться с Сириусом, под руководством которого это место стало оживленным и успешным коммерческим районом, а Северуса интересовали различные магазины. Особенно его привлекала лавка Тетушки, куда он неизменно заглядывал.

И к открытию Хогвартса в сентябре они полностью определились.

Закрывать Снейп мэнор не стали, но в первый год почти не бывали там, доверив умелым рукам дворецкого и секретаря. Большую часть своего времени они проводили в Хогвартсе, где Гарри беседовал с Альбусом два-три дня в неделю по несколько часов. Их совместное времяпровождение не подчинялось какому-либо учебному плану. От директора Гарри узнавал об истории различных государств и основных событиях магического мира на протяжении тысячелетий. Дамблдор был настолько обеспокоен тем, как мало почерпнул юный Гарри из лекций по истории магии, хотя считался успевающим по этому предмету, что он решил полностью пересмотреть учебный курс и уволить профессора Биннса.

А еще Альбус и Гарри рассуждали о людях и причинах их поступков.

– Говорить о тех, кто сейчас тебя окружает, пустое, – мрачно изрек старик. – Конечно, я знаком со многими и знаю их прошлое, но с течением лет будут появляться новые лица. Пока я здесь, я всегда готов помочь тебе советом, но мне хочется подготовить тебя к будущему, когда ты станешь встречать людей пока еще не родившихся и тебе придется самостоятельно судить о них.

Разумеется касались они и темы развития английского общества, ведь старинные семьи никуда не денутся, а их представители, вероятно, во все времена будут придерживаться своих корней и предрассудков.

Но основная суть их бесед сводилась к тому, чтобы слушать людей, слышать их и понимать, что для них действительно важно.

– Ты владеешь силой, о которой я даже не смел мечтать, – заявил однажды Дамблдор. – Ты видишь предначертанные людям пути и можешь коснуться магии так, как мне недоступно. И я абсолютно уверен, что ты можешь доверять подсказкам своей интуиции, Гарри. Не сомневаюсь, что для тебя это наилучший путь.

Иногда Гарри приглашал на эти встречи Северуса или других преподавателей и даже сотрудников Министерства, если тема беседы касалась хорошо известных им областей. Было ощущение, что за год он, словно губка, впитал информации больше, чем за предшествующие семь лет.

А пока Гарри и Альбус разговаривали, Северус уединялся в лаборатории, чтобы продолжить исследования, отложенные из-за проблем, возникших в Волшебном мире. Он работал над изучением магических путей в теле волшебника, циркуляции магии и способов повреждений и исцеления данной системы. В прошлом, когда Гарри потерял контроль над своей силой, им пришлось учить его беспалочковой магии, чтобы быть увереными, что он справится с волшебством в случае необходимости, и до сих пор Северусу не давало покоя обещание, данное мужу, что он не позволит ему навредить дорогим людям. Поэтому теперь он стремился узнать все о магических путях и впредь гарантировать, что Гарри сумеет направить разрушительный поток магии прочь максимально быстро.

А еще Гарри собирался перевести с парселтанга на английский целый ворох манускриптов. Северус стал его добровольным помощником, радуясь тому что получил доступ к древней мудрости (материалам Салазара) или к работам, считавшимся затерянными в веках, а на самом деле засекреченным Министерством. По мере чтения и разработки собственных теорий, Северус составил обширный список ингредиентов для зелий и хранил его в лабораторном столе до лучших времен. А во время визитов в Уинтерленд или Лондон зорко высматривал поставщиков, способных предоставить ему необходимое.

Пока они жили в Хогвартсе, Гарри трапезничал за так называемым гриффиндорским столом, хотя теперь за ним сидели студенты всех четырех факультетов. Многие младшекурсники были ему знакомы, и Гарри наслаждался дружеской болтовней с ними. Северус, как всегда, садился за учительский стол, но выглядел гораздо спокойнее, чем кто-то мог припомнить. По вечерам, когда им не хотелось идти в Большой зал, они ужинали у себя в комнатах или аппарировали в ресторан, куда угодно кроме Хогсмида; Гарри так и не смог пока вернуться в город, где подвергся нападению.

Гарри помогал мадам Хуч на уроках полетов и провел несколько тренировок для Ловцов команд всех четырех факультетов, это помогало сбрасывать излишек энергии одним из лучших способов, которые он знал. А Северус, решив отвлечься от своей работы, частенько шел помогать Альбусу, который писал хронику деяний Избранного. Над этим проектом директор трудился с маниакальным упорством, каждый день часами пересматривая старинные документы, свидетельства о подвигах Короля волшебников и собственные записи. Иногда, пока старик писал, Северус пытался извлечь свою выгоду и взглянуть на древние пергаменты времен Основателей.

В конце весны, когда студенты судорожно готовились к экзаменам С.О.В. и Ж.А.Б.А., Гарри и Северус решили наконец прогуляться по берегу Черного озера.

– Ну же, Северус, другой возможности у нас больше не будет, – уговаривал Гарри.

– Слишком холодно, – последовал угрюмый ответ.

– Воздух прогрелся, и солнышко припекает. Несколько крепких Согревающих заклинаний и все будет хорошо. Пожалуйста, а?

С обреченным видом, в котором просматривалось обещание, что они еще пожалеют об этом, Северус зашагал рядом с Гарри по проторенной тропе, бежавшей вдоль влажного берега к крутому склону. Через некоторое время они свернули на неприметную тропку, уводящую вниз, к большому обломку скалы в окружении множества мелких камней, по которым можно было спуститься в озеро.

Северус зачаровал воду перед ними самым сильным Согревающим, на которое только был способен, а Гарри в это время с энтузиазмом скидывал с себя одежду. Греясь в солнечных лучах он ждал, когда спутник расстегнет свои многочисленные пуговицы и, раздевшись, присоединится к нему.

- Это было одним из моих лучших воспоминаний лета, проведенного нами здесь, Северус. Одно быстрое погружение и все.

Закатив глаза, Северус взял его за протянутую руку и подошел к воде.

– Если хочешь, можешь нырнуть, но заклинание работает только на поверхности. Учтите, мистер Поттер, на глубине слишком холодно.

Гарри попробовал воду ногой и осторожно окунулся, прислушавшись к предупреждению Северуса. Даже несмотря на чары, поверхность озера оставалась прохладной, а глубже вероятно будет еще холоднее. Но это был их последний шанс искупаться в Черном озере нагишом, и Гарри не собирался покидать Хогвартс не сделав этого снова.

Северус последовал его примеру, но после неглубокого погружения эти двое принялись гоняться друг за другом, нырять и плавать. И лишь заметив, что губы Гарри приобрели синеватый оттенок, Северус заставил его выйти из воды и некоторое время сидел с ним на скале чтобы согреться.

Смягчающее заклинание добавило удобства, когда Северус прислонился спиной к камню, а Гарри – к нему. Мальчишка был весь мокрый и дрожал, но улыбался.

– Это было превосходно, Северус. Спасибо.

X

Наконец студенты разъехались на каникулы по домам, а Гарри с Северусом освободили свои комнаты в Хогвартсе и по-настоящему двинулись навстречу новой жизни.



П/А: Я просто открыла документ на своем компьютере и заставила себя сидеть и писать, и теперь я просто в шоке, что осталась всего одна глава. Я очень рада, что так много людей до сих пор ждут продолжения, и что не меньшее количество читателей присоединилось к ним. Я благодарна всем, кто находит время, чтобы оставить комментарий или поделиться своими мыслями. Спасибо!



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:39 | Сообщение # 257
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 69. Королевская жизнь


Секретарь Поттер-Снейпов готов был рвать на себе волосы, которых, видит бог, и так уже почти не осталось. Мартин Маршел был высок, худ и имел реденькую светло-рыжеватую шевелюру. За свою долгую карьеру он побывал личным секретарем всевозможных политических деятелей, должностных лиц и благородных особ, но нынешняя работа стала самой престижной и самой разочаровывающей. Большинству требовались его услуги по руководству их активной светской жизнью. Он умело справлялся с тонкостями вхождения в общество и продвижения в нем, а впоследствии регулировал официальное расписание своих клиентов. Этим же двум господам хотелось как можно меньше контактировать с людьми, и он находил эту задачу чрезвычайно сложной. Никогда ещё ему не приходилось говорить «нет» такому количеству народа.

По крайней мере когда лорды Поттер и Снейп покинули Хогвартс и вернулись жить в поместье, он надеялся, что все наладится, но напрасно. Наконец, он решил попросить своего нанимателя, лорда Снейпа, о встрече.

- Простите, что отнимаю у вас время, – начал он, намереваясь подать в отставку. – Лорд Снейп, я долго думал, зачем вам с лордом Поттером, при том образе жизни, к которому вы стремитесь, личный секретарь. Боюсь, я просто не понимаю, чем я могу быть вам полезен.

Мистер Маршел сделал паузу для пущего эффекта, собираясь достать из кармана заранее написанное им прошение об отставке. И был несколько удивлен, услышав незамедлительный ответ.

- Скоро все изменится, Маршел. У нас есть для вас работа, которую необходимо выполнить, мистер Поттер нуждается во взаимодействии с людьми. С уединением полностью покончено.

X

Они прожили в поместье Снейпов немногим больше месяца, когда Северуса начало беспокоить состояние Гарри. Тот стал молчаливым и угрюмым. Поднявшись утром, он завтракал с полным равнодушием к еде. Пару часов работал над переводом с парселтанга, а затем объявлял, что у него разболелась голова. И самое важное: он перестал стремиться к физической близости с Северусом.

За несколько дней до разговора с Маршелом, Северус, лежа с Гарри в постели, погладил его по руке. Муж обычно откликался на этот жест, и нередко их контакт становился более тесным. Той ночью Гарри притворился спящим. Это было совершенно на него не похоже. Следующим утром он пресек попытку Северуса поговорить с ним об этом.

- Все нормально, – пробормотал Гарри, – вчера вечером я правда устал, и, наверное, уснул.

- Нет, я не верю, – возразил Северус. И поморщился, когда Поттер лишь пожал плечами. - Это не может продолжаться, мы должны разобраться что не так. Ты плохо выглядишь, сам не свой. Что мне сделать? Я не могу просто игнорировать происходящее.

- Северус, если я не знаю в чем дело, что ты можешь? – через силу выдавил Гарри.

Проведя собственное осторожное расследование, ведь последнее, что им было нужно, это публичный визит к мозгоправу в Св. Мунго, Северус пришел к выводу, что его муж заскучал и начал впадать в депрессию.

Возникал вопрос, почему Гарри стало скучно. Что исчезло из его жизни? Северуса вполне устраивал их быт в Снейп мэноре, он тратил много времени на себя, увлеченный зельеварением и научными изысканиями. Но Гарри был гриффиндорцем. Он мог быть застенчивым и сторониться людей, при этом даже не догадываясь, что нуждается в общении.

Мысленно проанализировав их последний год в Хогвартсе, Северус понял, что Гарри практически не оставался в одиночестве. Он встречался с Альбусом и остальными, а еще проводил время на квиддичном поле, помогая мадам Хуч на уроках полетов или тренируя квиддичных игроков. Он общался со студентами в Большом зале. Читал или занимался в одной из факультетских гостиных по вечерам или был с ним в их комнатах либо в лаборатории.

- Вообще-то у меня есть предположение, – невозмутимо изрёк Северус. – Думаю, тебе нужно больше общаться. Как давно ты виделся с Уизли или мисс Грейнджер? Если уж на то пошло, с кем ты вообще разговариваешь кроме меня и нашей прислуги?

Гарри вновь пожал плечами. Он не мог вспомнить, когда ему удавалось в последний раз просто весело поболтать с кем-нибудь.

- Проблема решаема. Я попрошу Маршела заняться этим.

Гарри обреченно поглядел на него. В его теперешнем состоянии последнее, чего бы ему хотелось, это развивать бурную деятельность и тащиться к кому-то в гости.

Как только Маршел понял, что от него требуется, он приступил к делу. Теперь основная работа по отклонению запросов к его нанимателям виделась ему совсем в ином свете. Его роль заключалась в том, чтобы не просто оградить клиентов от постороннего внимания, но дать им, в особенности лорду Поттеру, возможность общаться со значимыми для них людьми.

Он тут же составил план и разработал стратегию, чтобы охватить всех. Северус указал ему кое-какие параметры: Гарри требуется определенная доля общения, в особенности с лучшими друзьями, Уизли и мисс Грейнджер. Уизли был занят в Министерстве и поэтому ограничен во времени, а мисс Грейнджер продолжала свое образование в Оксфорде, и, несмотря на занятость, её график был более гибким. Возможно Гарри хотел бы видеться с кем-то ещё из школы, но Северус был уверен, что эти двое должны стоять в самом начале списка.

Во-вторых, им требовалось появляться в обществе и встречаться с людьми. В первую очередь, как полагал Северус, с теми, кого Гарри встретил в ночь Призыва, и с остальными из министерства, школы и со всех уголков земного шара, чьи знания и суждения могли бы помочь Избранному определиться в выборе целей. Представители этого круга в какой-то момент, возможно, подсказали бы Гарри с кем ещё ему стоит пересечься.

В-третьих, и об этом Северус говорил с пренебрежительной миной, но Маршел, изучивший историю лорда Поттера, знал, что это серьезный вопрос, они должны найти время для игры Гарри в квиддич.

Наконец, у Гарри были дела, для работы над которыми в тишине и покое ему тоже требовалось время. Перед тем как окончательно покинуть Хогвартс, ему пришлось перевести уйму текстов с парселтанга, но и потом они находились едва ли не каждый день. Поттер обладал редким даром змееуста, и его переводам доверяли, поэтому каждый владелец документа на парселтанге норовил попросить его о помощи. Гарри не отказывал никому, а практичность его мужа обеспечила их правом на получение копии любого из сделанных переводов. Северус зачаровывал все документы, попадавшие к ним. Конечно, это не всегда оказывались рецепты зелий, чаще встречались какие-то повестушки и бездарные стишки, но материалов, интересующих Северуса, было достаточно, и он охотно помогал Гарри.

Маршел полагал, что обладает информацией, которая в данном случае важнее всего. За долгие годы он успел поработать на владельцев двух квиддичных команд и имел выход на некоторых игроков. Потребовалось всего четыре совы, чтобы обеспечить лорду Поттеру приглашения тренироваться с четырьмя командами каждый раз, когда их и его графики совпадут. В квиддичных кругах Гарри считался подающим надежды ловцом. Если бы он не стал Королем волшебников, то вполне мог бы сделаться профессиональным игроком в квиддич, поэтому известие о том, что он будет сотрудничать с известными командами, было воспринято ими с энтузиазмом.

Приглашения были немедленно переданы лорду Поттеру, с тем чтобы он выбрал наиболее удобное время, а Маршел уладил формальности. Гарри решил тренироваться с двумя командами по разу в неделю, и Маршел впервые ощутил удовлетворение от своей нынешней работы, когда после его усилий настроение Поттера значительно улучшилось.

Едва он собрался связаться с мисс Грейнджер, как та сама попросила о встрече. Обменявшись с Гарри несколькими письмами, девушка всё больше беспокоилась о нём. Маршел тут же признал в ней друга лорда Поттера и включил в соответствующий список. По средам во второй половине дня у неё не было лекций, и ей очень хотелось выкроить время для общения с Гарри. Ещё она предложила запланировать еженедельные ужины с ней и Роном либо у них дома, либо в ресторане Диагон аллеи, либо даже в маггловском Лондоне. Гермиона утверждала, что договорилась с Роном, который, по её словам, тоже скучал по своему лучшему другу. Она полагала, что их общение поможет Гарри встряхнуться.

Маршел также представил к рассмотрению несколько разработанных им маршрутов. Он переписал всех, кого в газетах упоминали как членов Международной конфедерации волшебников, посчитав это свидетельством того, что люди были призваны. Он подготовил расписания нескольких поездок длительностью в неделю, во время которых его клиенты могли бы встретиться хотя бы с тремя-четырьмя призванными, но решил связаться с этими магами только после получения согласия лорда Поттера.

Когда через несколько дней Маршел встретился с лордом Снейпом, чтобы обсудить с ним дальнейшие действия, тот был впечатлён достигнутым прогрессом. Гарри расцвёл, получив возможность играть в квиддич с профессиональными командами, пусть только на тренировках, и даже поужинал с мисс Грейнджер. Первый список недельных поездок Северус изучил и одобрил, уверяя секретаря, что это именно то, что нужно.

В тот же вечер за ужином Северус заговорил о них.

- Ты выглядишь гораздо бодрее, Гарри, – начал он. – Уверен, это из-за возможности летать с... кто был сегодня? Паддлмир Юнайтед? Или Монтроз Магпайз? С кем ты договаривался?

Гарри улыбнулся, чего последний месяц почти не случалось.

– Паддлмир. У них игра в выходные и всю неделю тренировки. Это была фантастика. Я знаю, что это ты просил Мартина договориться обо мне, и очень ценю это.

Северус с признательностью кивнул в ответ.

– Если ты говорил с Маршелом, то должен быть в курсе, что я поставил перед ним еще одну задачу. Полагаю, мы должны начать действовать в рамках твоего королевского статуса.

Гарри посмотрел с недоумением, и Северус пояснил:

– Я предлагаю запланировать личные встречи с уже известными тебе людьми. Стоит начать с магов, откликнувшихся на Призыв, затем встретиться с теми, кто поддержал тебя в Хогвартсе, возможно даже с кем-то из министерства. Поговорить с ними. Узнать, что, по их мнению, определяет хорошего короля, прислушаться к пожеланиям. Возможно, если ты попросишь, тебе посоветуют встретиться с кем-то еще, и так ты расширишь круг нужных людей и побеседуешь с ними. Я дал задание Маршелу составить для нас несколько маршрутов недельных поездок, в каждую из которых мы могли бы пересечься с 3-4 волшебниками. Я могу поехать с тобой, но, если хочешь, отправляйся один.

Гарри преисполнился облегчения, что поездка предложена недельная, и что Северус поедет с ним. «Всего неделя?» – уточнил он.

– Для начала я предлагаю придерживаться одной поездки в месяц, но здесь, в Англии, мы можем аппарировать прямо из поместья. Возможно мы поймем, что недели много либо мало. Я обсуждаю эту идею с тобой, исходя из того, что ты собираешься взаимодействовать с Волшебным миром в качестве короля, но если ты решишь этого не делать, так тому и быть.

Гарри задумчиво уставился на свои руки.

– Нет, ты прав, – наконец признал он. – Я не могу просто сидеть. Это не для меня. Мне нужно что-то делать, и я не имею в виду поступить на службу куда-нибудь или тратить все дни на перевод текстов с парселтанга. Насколько продвинулся Мартин в разработке маршрутов?

- Пока я видел два. Он сделал их в качестве примера, как это может быть. Если мы согласимся, он начнет рассылать сов и договариваться с людьми.

Северус понял, что все его старания не пропали даром, когда Гарри предложил ему принять перед сном ванну вместе, и в эту ночь они наслаждались друг другом больше, чем весь прошедший месяц.

С помощью Маршела Гарри связался с ведьмами и волшебниками, встреченными в Ночь призыва. По его просьбе Северус присутствовал на большинстве встреч, но скоро понял, что Избранному лучше беседовать с людьми с глазу на глаз. Каждому льстило внимание короля, и многие напряженно пытались понять, в чем смысл их призвания в ту ночь. Помогая им разобраться, Гарри обнаружил, что осознал и собственное предназначение. Со временем, встречаясь с самыми сильными, мудрыми и проницательными магами, он получил ясное понимание того, как можно использовать королевский сан с наибольшей пользой для Волшебного мира. Он обрел свой путь.

Сам же Северус очень дорожил теми неделями, когда они с Гарри НЕ путешествовали. С превеликим удовольствием он занимался теоретическим и практическим зельеварением. Конечно, время, проведенное с Гарри в поездках по всему миру, было замечательным, оба получали некий незабываемый опыт, но для этого Северусу приходилось откладывать собственные увлечения. А еще он хотел быть уверенным, что у Гарри достаточно времени для перевода их растущей коллекции документов, написанных на парселтанге. Северус помогал в работе над теми, что были посвящены зельям, но потом охватил источники, касавшиеся гербологии, поняв, насколько полезными могут оказаться материалы, древние и не очень, когда пытаешься отыскать название травы или другого растения, изменившееся со временем. Так он мог не сомневаться, что с переводов всех интересующих его документов сняты копии.

Потихоньку, с помощью Маршела, Северус начал собирать собственную коллекцию. Самыми ценными в ней были переводы Гарри из Книги Света Салазара Слизерина, и муж утверждал, что где-то должна быть Книга Тьмы. Все уважаемые а также подпольные аукционные дома и букинисты по просьбе Маршела следили за появлением на рынке манускриптов на странном, нечитаемом языке. Северус полагал, что если Волдеморт передал часть своих книг Люциусу Малфою, то мог поручить кому-то еще сохранить другие фолианты. И он надеялся, что тяжелое положение, в которое попали многие темные семьи после войны, может заставить некоторых попытаться продать эти древние рукописи. Маршел начал осторожные расспросы, чтобы выяснить, не желает ли кто-либо продать старинные пергаменты. К сожалению, так ему удалось разыскать лишь пару документов, почти наверняка не принадлежащих авторству Салазара Слизерина, не было даже уверенности, что они когда-то находились у Волдеморта.

В конце концов Северус изобрел новую стратегию: договорился с Маршелом, чтобы тот приобрел в Литтл Хэнглтоне кое-какую маггловскую собственность, а именно - старое имение Риддла. Долгие годы дом был заброшен, и местные активисты уже начали поговаривать, что его пора снести. Несмотря на то что там постоянно лазила детвора, по общему мнению дом был настолько старый и трухлявый, что мог рассыпаться в прах, если бы кто-то попытался в него зайти. Предложение о покупке, сделанное Маршелом через лондонских поверенных, жители приняли с энтузиазмом, особенно когда адвокат подчеркнул, что покупатель собирается снести ветхую лачугу, избавляя территорию от развалины, портящей вид.

К счастью, на старой развалюхе не было следов проклятий, хотя магия несомненно присутствовала. Стабилизировав старое здание и сделав его пригодным для обследования, бригада волшебников-плотников под отводящими глаза чарами проникла в дом и наконец обнаружила подземелья, добавленные Волдемортом, когда тот обосновался в родовом гнезде. Там был просторный зал для приёмов и несколько других огромных помещений. В спальне нашлось несколько ящиков, в которых хранилась небольшая коллекция пергаментов и книг на странном языке. Их упаковали и отправили Северусу, вслед за тем вскоре полностью разрушив дом. Участок расчистили, и местные, скооперировавшись, разбили на нём общественный парк, после чего он был незамедлительно пожертвован им в собственность.

Книги, спасенные в Риддл мэноре, действительно оказались из позаимствованных Волдемортом в Тайной комнате, и Северус добавил их к тем, что им с Гарри предстояло перевести.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 21:39 | Сообщение # 258
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Несколько лет Гарри жил по принятому им распорядку. Он активно общался с множеством интересных людей, которые направляли ему непрерывный поток идей и мыслей, касающихся его будущих свершений. Во время своих путешествий он мог тренироваться с любой квиддичной командой мира или с одной из английских, когда оставался дома. И хотя возможность стать профессиональным игроком в квиддич Гарри продолжал рассматривать как несбыточную мечту, он достиг весьма приличного уровня, тренируясь с мастерами этой игры. А ещё у него до сих пор оставались хорошие друзья. Дважды в неделю он обедал или ужинал с Гермионой или Роном, а то и с обоими, и иногда к ним присоединялся кто-нибудь ещё из хогвартских знакомых.

Учеба на аврора оказалась именно такой, как Рон и ожидал. Он часто думал, насколько было бы веселее учиться вместе с Гарри, но с ним был Симус Финниган и еще несколько ребят, с которыми он быстро подружился. Гермиона быстро закончила Оксфорд, справившись с учебой за три года и определившись наконец, чем будет заниматься после университета. Её отрадой были научные исследования и книги, поэтому ничего удивительного в том, что она решила использовать свой диплом (с отличием и специализацией в области химии, математики, истории и философии) не в бизнесе или преподавании, а в библиотеке. Собственно, Гарри был тем, кто подсказал министру магии обратить внимание на Гермиону и создать при Министерстве небольшой департамент исследований и рекомендаций. По договоренности с министром Боунс Гермиона начала свою карьеру, занявшись разбором различных проблем, возникающих в других департаментах. Это она обожала.

Разумеется, после окончания учебы и вступления в самостоятельную жизнь главными событиями для молодых людей становятся брак и рождение детей. А поскольку Невилл и Нитокрис поженились раньше всех, то первыми обзавелись малышом. Сын появился на свет чуть меньше чем через год после их свадьбы, и Гарри стал его крестным. Этот ребенок оказался первым из семи отпрысков царственной четы. Нитокрис признавалась Гарри, что с рождением наследника жизнь изменилась как для неё, официально признанной главой фараонской династии, так и для Невилла, с этих пор ставшего важным членом египетского общества.

Покинув Хогвартс, Гермиона и Рон начали жить вместе, а поженились, когда она закончила учебу в Оксфорде. Так как оба работали в министерстве, они просто перебрались в более просторную квартиру в Лондоне, но дети у них стали появляться быстро и буквально пачками. Первыми родились близнецы, затем тройняшки. Гарри понимал, насколько важна для подруги карьера, и хотя министерство и так пошло на уступки, разрешив ей временно работать на дому, но на руках у неё оказалось пятеро малышей младше трех лет. Он подумал было о домашнем эльфе, но отмел идею, когда Рон напомнил ему о Г.А.В.Н.Э. Поэтому Гарри попросил Мартина Маршела найти для Гермионы и Рона помощницу, а оплату ее труда взял на себя, в качестве подарка лучшим друзьям. Его предложение было ими принято, и Гермиона смогла вновь заняться карьерой.

К сожалению, волшебный мир был небезопасен. В то время как маги считали жизнь магглов полной проблем, их собственная изобиловала угрозами. С этим, увы, пришлось столкнуться Гарри.

Спустя лет семь после вступления в аврорский корпус Рон стал известен как вдумчивый следователь, раскрывающий всевозможные преступления, и однажды, шеф отправил его и Симуса Финнегана проверить, что за подозрительные дела творятся на крупном складе в одном из ненаходимых округов. Авроры частенько получали подобные задания, особенно, когда не было известно, есть темномагический след в деле или нет. Рон и Симус сразу же поняли, что на складе нет ни одного волшебника, темного либо иного, и занялись проверкой местности. Желая узнать, что хранится в огромной деревянной бочке, Симус метнул в неё заклинание, но поскольку учился он так себе, вместо определения её содержимого бочка воспламенилась. Склад взлетел на воздух, и жуткий взрыв унес жизни обоих авроров.

Гарри был совершенно опустошён этим. Он всегда тяжело переживал подобное, но до сих пор ему не доводилось сталкиваться с гибелью самых дорогих людей. Родителей он лишился раньше, чем успел по-настоящему сблизиться с ними, и сны об умерших касались в основном его соратников. Северус помнил, что Гарри был опечален даже известием о смерти Корнелиуса Фаджа и Вернона Дурсля, явных его противников, убитых в глупой попытке захватить Хогвартс. Поэтому он скорее приготовил побольше успокоительного зелья и отменил все встречи и визиты на ближайший месяц.

Не только Гарри, Гермиону и всю семью Уизли охватило ужасное горе. Нора была переполнена желающими поддержать и разделить с ними скорбь, и Гарри с Северусом тоже находились там. Гермиона как-то обмолвилась, что они с Роном мечтали поселиться рядом с Норой, и было ясно, что Артур и Молли охотно примут её, чтобы помочь растить пятерых внуков вместе со своим маленьким Гарри. Во всяком случае, казалось, они ждали от неё такого решения. Но у Гермионы были собственные родители, и она поступила по-своему. Пережив трагедию, тяжелее которой трудно представить, она со своей семьей перебралась в лондонскую квартиру с помощью Гарри.

Лишь позже Гарри и Гермиона узнали, что в тот день именно Северус остался в Норе, утешая родителей Уизли и не давая им копить обиду на самостоятельную невестку. Отчасти потому, что он понимал стремление Гермионы настоять на своем, и в большей степени – полностью осознав, насколько она важна для Гарри. Снова начать жить после страшного шока – ему это было нужно так же как и её семье, и Северус не собирался позволить помешать этому.

Через несколько дней после похорон, когда они оба вернулись в Снейп мэнор, у Гарри наконец появилась возможность поблагодарить Северуса за его неизменную поддержку:

- Ты потрясающий. Без тебя я бы не справился.

- Мне, конечно, приятно, но это меньшее, что я мог для тебя сделать. Гарри, ты моя семья, мой муж. Я могу не разделять симпатий по отношению к кому-то из твоих друзей, но ценю, как много они значат для тебя. Случившееся стало трагедией не только потому, что погибли два замечательных аврора, но потому что их смерть пробила брешь в твоем мире. Ты должен знать, что я всегда буду рядом с тобой.

Эти слова – свидетельство глубоких чувств Северуса к нему – заставили глаза Гарри заблестеть. Конечно, у него никогда не было повода усомниться в этом человеке. Тот безо всякого недовольства сопровождал его в поездках и встречался с людьми, которых с удовольствием бы избегал. Но не удивительно, что они оба никогда это не обсуждали.

Северусу показалось, что его слова расстроили Гарри, поэтому, желая ободрить его, он добавил:

– Я знаю, что ты любил обедать и ужинать с друзьями. Если хочешь, пригласи миссис Уизли с малышами к нам. Думаю, она тоже хочет этого. Уверен, мы найдем способ защитить поместье от разрушающего воздействия детей.

В ответ на его предложение Гарри едва заметно улыбнулся, впервые за много дней. В последующие несколько недель Гермиона с пятью малышами ужинала вместе с Гарри и Северусом, и постепенно это стало традицией, когда те жили у себя в поместье.

Одной из положительных сторон этих визитов были её беседы с Северусом об экспериментальных зельях. Как-то он заговорил о том, что снова вернулся к рассмотрению старых гипотез, касавшихся циркуляции магии в организме, усомнившись, что она подчиняется нервной системе человека. Занимаясь с Гарри тренировкой в беспалочковой магии и укреплением магических путей, он еще больше утвердился в мысли, что нервы здесь задействованы лишь опосредовано. У Гермионы сразу же возник ряд важных вопросов, побудивших его взглянуть на проблему с новых сторон и с возросшим интересом возобновить исследования, прерванные из-за их с Гарри путешествий.

Ещё одним положительным следствием гермиониного присутствия в их жизни стало близкое знакомство с её детьми. Разумеется, они оказались самыми настоящими Уизли, хотя некоторые неприятные черты сглаживались благодаря наследственности Грейнджер. Общение с ними открыло для Гарри и Северуса перспективу возможного родительства, в глубине души они допускали такую возможность, но не задумывались об этом всерьёз. Когда погиб Рон, близнецам было по три, а тройняшкам меньше года, поэтому теперь супруги имели дело с множеством младенцев одновременно, чего с ними прежде никогда не случалось. Нет, они не пришли к какому-то конкретному решению, но что такое семья с детьми стали понимать гораздо лучше.

Со временем Северус достиг впечатляющего прогресса в некоторых зельях, возможно способных помочь тем, у кого были повреждены магические пути, но к его и Гарри счастью испытать их было не на ком. Гермиона пересекалась по работе с одним из колдомедиков Св. Мунго и предложила Северусу обратиться к этому человеку. Тот охотно ознакомился с наработками Снейпа и поделился своими соображениями по данному вопросу. У него, к сожалению, не было недостатка в пациентах, особенно – неизлечимых из отделения магических травм и повреждений, которым пригодились бы некоторые из экспериментальных зелий. Предоставив информацию об исследованиях и связанных с ними составах, он заручился поддержкой министерства и руководства госпиталя, чтобы протестировать новые лекарства на группе больных. Лечение было крайне осторожным, поэтому и прогресс стал заметен не сразу, но в итоге состояние многих пострадавших, чья магия была подорвана, и кто не мог разблокировать или управлять ею, начало улучшаться. Родители Невилла теперь могли помнить его и Нитокрис от одного посещения до другого, хотя перед возвращением к долгой самостоятельной жизни им ещё надлежало пробыть какое-то время в больнице.

А всего через несколько лет после гибели Рона Гарри перенёс ещё одну утрату.

Альбус Дамблдор очень спешил закончить свой труд о деяниях Короля волшебников Гарри и Благословении Мерлина, ставший одной из самых полных подобных хроник, и, оказалось, спешил не зря. В возрасте 187 лет Альбус подвергся случайному расщеплению при аппарации и умер от повреждения внутренних органов.

Учитывая его преклонный возраст, случившееся, если не брать во внимание факт расщепления, воспринималось не слишком трагично. Это стало в большей степени потерей для общества, поскольку дольше века Альбус являлся публичной фигурой и был широко известен в Волшебном мире. Его брата Аберфорта попросили уступить обязанности по организации погребальной церемонии Минерве МакГонагалл, которая позаботилась о том, чтобы прах Альбуса покоился на территории Хогвартса. Узнав печальную новость, Северус и Гарри на следующий же день прибыли в замок, где, казалось, собралась большая часть магического сообщества, чтобы проститься со своим наставником.

Прежде Гарри и Северус уже обдумывали возможность стать родителями, и, вернувшись снова к этой мысли, решили, будучи в Хогвартсе, обратиться к Поппи Помфри, чтобы подыскать суррогатную мать. Поздоровавшись с нынешней директрисой Минервой МакГонагалл, Гарри попросил разрешения увидеть портрет Альбуса Дамблдора, который предполагалось в скором времени разместить в Большом зале в честь самого известного директора Хогвартса. Картина, изображавшая Альбуса в полный рост, была закончена за несколько недель до его смерти и всё ещё стояла около стены в директорском кабинете. Минерва охотно оставила Гарри наедине с портретом, а сама перешла со старым другом Северусом в гостиную, куда через некоторое время вызвала через камин Поппи.

Сам не зная зачем, Гарри вглядывался в холст. Время от времени он обращался за советом к Альбусу, и у него оставалось множество вопросов. Портрет праздно рассматривал его; обычно для того, чтобы полностью ожить, изображению требовалось несколько месяцев, но узнавать людей и общаться с ними оно могло сразу после смерти волшебника.

– Я не уверен, что справлюсь без вас, сэр, – пробормотал Гарри себе под нос.

Расслышав это, портрет очень ласково произнёс:

– Чепуха, мой мальчик. Мы с тобой много беседовали. Ты узнал больше, чем можешь себе представить, и у тебя появились замечательные помощники, способные меня заменить. Северус, Гермиона и Августа, вот лишь некоторые, кого я могу назвать.

Нарисованный на холсте директор умолк и вновь принялся изучающе рассматривать Гарри.

Дамблдор был изображен в ярко-оранжевой с серебристыми хвостатыми звездами мантии, он сидел за столом, а возле его кресла виднелось что-то похожее на дорожную сумку. На столе лежал маленький приборчик, изобретённый некогда Альбусом и названный им «делюминатор», и Камень Брака.

Портрет понял, что Гарри разглядывает нарисованные предметы, и спокойно ждал вопросов.

- Я что-то не понимаю при чем здесь багаж, директор, – решился тот наконец.

Дамблдор тихо ответил:

– Ах, Гарри, я стою на пороге нового большого приключения и мне не терпится отправиться в путь.

– А то, что на столе? – поинтересовался Поттер.

Старик на портрете кивнул.

– Эти вещи символизируют то, что было для меня самым ценным в долгом приключении, подошедшем к концу. Несмотря на препятствия и трудности всегда есть возможность идти вперёд. Я создал делюминатор, чтобы отыскать свой путь, когда он почти исчез из вида. А на Камень Брака я возлагаю ответственность за самые прекрасные события, случившиеся в этом приключении.

Гарри умолк, обдумывая сказанное директорским портретом. Камень Брака. Соединивший самую маловероятную пару – его и Северуса, когда это было необходимо для спасения мира. Северус был нужен ему, чтобы справиться со всем тем, что от него требовалось, пока его не признали королём; он нуждался в Северусе, чтобы исполнить своё предназначение, став Избранным, и быть королём он мог только с его помощью.

Несомненно, Северус был его истинным наречённым. Но из головы не шёл давний разговор с Гермионой. Их связь предначертана, но означает ли она, что чувства взаимны? Быть может, Гарри наслаждается счастьем, лишая счастья Северуса? Мысль о том, что он поступает эгоистично, засела в подсознании и мучила его с тех самых пор, как Гермиона впервые озвучила свои сомнения. А сейчас вышло так, что артефакт лежит на полке в другом конце кабинета, давая шанс задать вопрос, терзавший его в течение многих лет.

С легкой тревогой на лице он подошёл к полкам и быстро отыскал Камень Брака. Собравшись и приготовившись к любому ответу, Гарри крепко сжал его и с надеждой произнёс имя любимого человека:

– Северус Снейп.

И к своему бесконечному изумлению и облегчению увидел проявившееся в камне:

- Гарри Поттер.



Примечания автора: Поверить не могу – история завершена! Я благодарна каждому из вас, кто прошёл этот путь вместе со мной (поразительно – я обнаружила более миллиона просмотров). Ваши комментарии (и критика) поощряли и вдохновляли меня. Спасибо.

Сравнивая историю Джозефин Дарси и моё продолжение, я понимаю, что это мой последний шанс объяснить, почему я выбрала те или иные повороты сюжета.

Я решила сделать отправной точкой своего повествования срыв плана Волдеморта уничтожить всех магглов и большую часть волшебников в мире. Не уверена, что Гарри пережил бы сам по себе масштаб катастрофы, учитывая, как болезненно он воспринял известия о сравнительно небольшом числе погибших, которых он не смог спасти. А мне не хотелось писать про то, как он сошёл с ума. Было и так уже достаточно плохо, что от первого заклинания Темного Лорда погибло много магглов. Но по крайней мере, волшебникам удалось вовремя проснуться и спасти тех, кто был беззащитен. Для развития сюжета вторая попытка Волдеморта была бы излишней.

Отсюда следующий вывод. Если он по прежнему может восстанавливать магический потенциал через черные метки своих последователей, что остановит его от повторной атаки, когда станет ясно, что Министерство открыло способ погрузить магглов в стазис вместо мертвого сна? Если бы он сделал это, а Гарри вновь послал контрзаклинание, я не уверена, что последний выжил бы. Эту цепочку следовало разорвать, что означало, по крайней мере для меня, необходимость уничтожения черных меток. Если Волдеморт не получит доступ к необходимой ему силе, то не сумеет бросить повторное заклинание. Предположительно, некая информация имелась в одной из салазаровских Книг Света, и Гермиона могла бы помочь это выяснить.

И как только Волдеморт, лишённый магии, очутился в мире, полном живых людей, появилось множество направлений развития сюжета. Фадж оказался большим мерзавцем, да и Вернон на этом поприще отличился, поэтому им было поручено спланировать, как избавить мир от Гарри Поттера.

Как могла пасть древняя защита Хогвартса лишь потому, что кучка Пожирателей и их сообщники швыряли в неё заклинаниями? Для меня это было немыслимо, хотя спецэффекты в фильме – всё это чародейство Флитвика и крушение его чар – смотрелись эффектно. Но я исхожу из того, что если бы это было так просто, защита не продержалась бы много веков. Она должна была устоять. Но Избранному и Волдеморту необходимо было встретиться, чтобы расставить точки над i, а поскольку Гарри не покидал стен замка, оставалось лишь провести врага внутрь. Хогвартс – место, где полно народа, снующего повсюду, и я решила, что это может создать лазейку для предателей, способных провести в Хогвартс небольшую группу захватчиков.

Теперь о персонажах. Один из комментаторов заметил, что моя Гермиона выглядит как Мэри Сью, но вообще-то она слеплена из киношного и книжного образов. Мне бы хотелось думать, что моя Гермиона взяла больше от «книжной». В первых фильмах нам действительно старались показать её интеллект, но с годами экранный персонаж утратил сообразительность и бесстрашие. Моя Гермиона – человек блестящего ума и целеустремлённости, как тот, с которым мы знакомимся в первой книге поттерианы, только более зрелый, опытный и имеющий доступ к уникальным материалам для изучения.

Развитие образа Невилла, особенно в фильмах, было потрясающим, и я в своей истории усилила этот эффект. В этом мире он никогда не был рохлей и тюфяком и заслужил особой сюжетной линии. Например, египетской принцессы – с самого первого её появления в моей истории. Она безошибочно разглядела в Невилле того молодого человека, которым он стал, а не маленького мальчика, которым его все считали, вот так.

Момент, когда Гарри встречает Петунию в оранжерее Хогвартса и видит путь, способный привести её к счастливой жизни в Волшебном мире, заставил меня решить, что она обратится к магии, после того как её семья покинет замок. Петуния была отвратительной и гадкой. Тем не менее я не могла забыть вырезанную сцену из начала седьмого фильма, когда она бросает прощальный взгляд на дом и говорит Гарри что-то вроде «не только ты потерял мать, в тот день я потеряла сестру». Мы не увидели этого в фильме, но всё равно в выражении её лица и голосе сквозила печаль. Она всё время поступала неправильно, но я уверена, что это – влияние Вернона. А с Терстоном она стала вести тот образ жизни и обрела то положение, которого хотела с Верноном, только в том мире, который её первый муж так ненавидел.

Меня всегда поражало, как много близких Гарри людей умерло совсем молодыми. По версии Д.К. Роулинг, его родители погибли юными, бабушек и дедушек у него не было, так как и они, по всей вероятности, умерли рано. Мать Луны умерла молодой. Родители Северуса – также. И отец Малфоя. С одной стороны, мы видим, что маги легко залечивают последствия травм и имеют иммунитет к большинству маггловских болезней, и многие из них способны прожить очень долго. И в то же время – гибнут во цвете лет. Поэтому мне захотелось подчеркнуть, насколько может быть опасна магия и жизнь в Волшебном мире. Гарри и его друзья вышли из боя за Хогвартс практически невредимыми, но я склонялась к тому, что в дальнейшем шансы погибнуть в мирные дни у них весьма высоки.

И ещё, история Джозефины называлась «Камень Брака». Ненадолго появившись в самом начале и заложив основу сюжетной линии, этот артефакт потом мирно лежал на полке, в кабинете Альбуса. А я в своём Продолжении хотела не только сделать на него пару ссылок, но и вновь как-то вернуться к нему. Финальную сцену я придумала, едва начав писать первую главу, поэтому было очень здорово наконец подвести к ней.

Благодарю всех, читавших мою историю, которой, скорее всего, не появилось бы без Джозефины Дарси. Не знаю, насколько моё Продолжение близко к её замыслу, но, полагаю, что оно достаточно правдоподобно развивает первоначальный сюжет. Я говорю «спасибо» Джозефине за первые 77 глав, вызвавших такой энтузиазм и интерес к миру, который она создала для героев Джоан Роулинг, и надеюсь, что она благополучна и счастлива, где бы ни была.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Brad_CrawfordДата: Среда, 14.12.2016, 22:34 | Сообщение # 259
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
Люди, я восхищаюсь и вами, что столько переводите и автором, который столько пишет smile


 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
Страница 9 из 9«12789
Поиск: