Армия Запретного леса

Среда, 24.05.2017, 10:49
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 5 из 5«12345
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
"Нечисть - я, нечисть."
staniaДата: Суббота, 22.11.2014, 15:58 | Сообщение # 1
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Название фанфика:Нечисть - я, нечисть.
Автор: Я, конечно
Рейтинг: R/NC-17
Пейринг: ГП/СС, ПП/ВК, ПП/ГГ, ДМ/ГЛ, НЛ/ГГ
Персонажи: ГП, Баба-Яга, Леший, Кикимора, Кощей, Домовой и др.
Событие:
Тип: слеш
Жанр: АУ, приключения, полнейший ООС
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Маленький Гарри Поттер попадает в Россию, в лес. Там его находит местная нечисть. Он становится их воспитанником, они его семьёй. На его одинадцатилетие приходит письмо из Хогвартса. Мальчик решает поехать. Никто в Хогвартсе даже не представляет, что же их ждёт.
Предупреждения: Дамбигад, как водится.
Диклеймер: Всё, к сожалению, не моё, только фантазия.





Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.05.2016, 01:19
 
AnchelaДата: Четверг, 30.04.2015, 18:45 | Сообщение # 121
Посвященный
Сообщений: 30
« 3 »
Замечательная глава. Спасибо.
 
staniaДата: Четверг, 21.05.2015, 14:47 | Сообщение # 122
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 33. Гриша нечистый и дементоры.

Новости оказались настолько шокирующими, что вечером, после ужина, Северус позвал Гришу на серьёзный разговор. Он заметно нервничал.
- Он не был среди нас, - как только закрылась дверь в его комнаты, выпалил зельевар.
- Кто, он? Среди кого, нас?
- Сириус Блек. Не притворяйся глупее, чем в действительности, мой драгоценный малыш.
Последние слова он словно пропел, впитывая в себя их звучание. Северусу казалось, что очень скоро у него уже не будет возможности так называть любимого мальчика.
- Ладно. Так среди кого?
- Я же просил, - Северус не отводил взгляда от Гриши, удобно устроившемся на мягком кресле у камина, - Ты давно уже должен был понять кто я. Летом видел же мою левую руку, - не выдержав, он отвёл глаза.
- Да-да, ты УпС. И?
- Упс? – от удивления зельевар вновь уставился на мальчика.
- Не упс, а Уп эС: Упивающийся смертью. И Сириус Бек не был среди вас. Ну, а дальше что?
- Он не предавал твоих родителей, - тяжело вздохнул Северус.
- Это я тоже понял. Но мне кажется, ты хотел что-то другое мне сказать? Вот и говори, я внимательно слушаю. А! Но если ты о пророчестве, то я о нём знаю. И знаю о том, что именно ты подслушал его и рассказал Волдеморде. Или ты хотел сказать о другом? Тогда я весь внимание.
- Ты… знаешь? – потерянно прошептал мужчина, падая в кресло напротив.
Гриша дал ему пару минут на то, чтобы осмыслить свалившуюся на того информацию. Нечистый даже налил немного любимого Северусом виски в бокал и вложил в его руку. Тот машинально сделал глоток и удивлённо посмотрел на бокал в своей руке, перевёл взгляд на мальчика.
- И после всего этого, ты ещё согласен быть со мной?!
- Конечно, - беспечно пожал плечами Гриша.
- Но, почему?
- Я люблю тебя, Северус, - впервые сказал мальчик, серьёзно смотря на мужчину, - И не имеет значения, что было раньше. Если, конечно, ты тоже меня любишь. Что легко доказывается твоим кольцом на моём пальце. В общем, не вижу никаких проблем.
- Ты настоящее чудо, моё маленькое чудовище, - зельевар ласково смотрел на юного нечистого, сидящего напротив, - И, конечно, я тебя очень люблю. Иначе быть не может! И я точно не заслужил тебя, чудесный малыш.
- С чего ты взял, что не заслужил? Впрочем, оставим демагогию в стороне. Меня больше волнует другое.
- Невиновный в тюрьме?
- С этим тоже не всё так просто, мне кажется что-то здесь не то. Я это чувствую. Но не это меня в данный момент беспокоит.
- Хм, тогда что, маленький мой любимец?
- Дементоры. Кошик мне рассказывал о них. Это самое ужасное, что может произойти!
- Да, они ни у кого не вызывают светлых чувств. И воспоминаний. И даже думать не хочется о их способности поглощать души, - поёжился Северус.
- Я не это имел в виду, хотя приятного тоже мало. Но, всё же, я о том, кем они когда-то были: людьми.
- Что, прости? Я не ослышался или мне показалось, будто ты сказал, что они были людьми?
- Ой, ты не знал? Не уверен, что я могу рассказать тебе всё, но… В общем, Кошик когда-то столкнулся с таким. Он нашёл один ритуал, вроде как для обретения бессмертия. Но выяснилось, что этот ритуал дробит бессмертную душу человека на восемь-десять частей, которые потом и перерождаются в душегубов. Дементоры, по-вашему. В настоящее время все упоминания об этом уничтожены Кошиком. Во избежание, так сказать. Вот поэтому дементоров остаётся строго определённое число. Их, насколько мне известно, невозможно уничтожить полностью, рано или поздно твари вернутся.
Северус сидел, потерянно слушая рассказ Гриши. Он поражался (в который уже раз) знаниям мальчика и, конечно, тому, что стояло в истоках появления дементоров.
- Я спрошу у Кошика, вдруг всё же нашёлся действенный способ их уничтожить. О, навь! Они же разгуливают по лесу! Мне же теперь не удастся ходить домой! И спросить я не смогу…
Юный нечистый, казалось, был очень опечален и Северус, недолго думая, присел на подлокотник его кресла, обнимая в ободрении.
- Я сам свяжусь с твоими родными и опишу нашу ситуацию, мой драгоценный любимчик.
Гриша не ответил, прижимаясь к тёплому боку мужчины, тяжко вздыхая и пряча при этом лукавую улыбку. Конечно, все каникулы он провёл в школе и не общался с семьёй. Он ужасно соскучился. Но! Он был счастлив от того, что провёл столько времени с любимым. Тем более, ему удалось так быстро пресечь мрачные думы Северуса в отношении того, что тот не достоин юного нечистого.
А сейчас мальчику было хорошо, тепло и спокойно. Хотелось остаться в любящих объятиях навсегда, не двигаясь с места. Понятное дело, что долго всё же это продолжаться не могло.
- Скоро отбой, мой маленький любимец. Тебе пора к себе, - нежно прошептал в макушку Гриши Северус.
- Не хочу, - ещё крепче прижался к мужчине тот.
- Маленький мой монстрик, ты итак все каникулы был у меня. Иди, - зельевар постарался быть строгим, на что юный нечистый только фыркнул, - Да, я тоже не хочу, чтобы ты уходил, - вздохнул он, сдаваясь, - Но…
- Мы оба не хотим, так почему я должен уходить?!
- А ты разве не хочешь пообщаться с друзьями? Вы не виделись целые каникулы.
- Родных я не видел дольше, - заметил Гриша намеренно печально, - Но не рвусь же к ним. А здесь ты для меня самый родной.
- В замке дементоров нет, - со смешком сказал Северус, - Иди к себе, - но вопреки словам только крепче обнял мальчика.
Нечистый лишь счастливо улыбнулся, чувствуя удерживающие его руки и, конечно, никуда не пошёл.
- Ты как хочешь, а я остаюсь, - пробормотал Гриша, поднимая голову и глядя в глаза мужчины.
- Надо предупредить Помону, - окончательно сдался зельевар, - Устраивайся, я скоро.
И ушёл. Собственно говоря, предупреждать. Гриша радостно засмеялся и проскользнул в ванную, быстро ополоснуться. Нет, после такого тяжёлого и мрачного разговора у него не было настроения на «любовные игрища», да и у Северуса, как он правильно думал, тоже. Ему просто хотелось побыть рядом. Юный нечистый, конечно, перевёл тему разговора с пророчества на дементоров, но справедливо предполагал, что останься зельевар один, начал бы размышлять, о чём не надо. Гриша хотел дать почувствовать Северусу, что в любом случае не оставит его и всё равно будет рядом с ним. И вообще, хорошо же побыть вместе ещё немного, а то потом может и не выйти. Начнутся занятия, будет немного не до того. Поэтому и надо использовать выпавший шанс.
Когда Гриша закончил водные процедуры и вышел в спальню, мужчина уже вернулся и тоже готовился сполоснуться.
- Ложись, - предложил он мальчику.
- Хорошо. Только ты там побыстрее, дорогуша, - Гриша заметил, что Северус явно снова думает не о том (в смысле о пророчестве и иже с ним), и таким образом успешно отвлёк его.
Тот возмущённо задохнулся от наглости его малыша.
- Ах, ты!
- Иди-иди, дорогуша, - юный нечистый даже легонько шлёпнул мужчину по подтянутой и аппетитной пятой точке, как бы придавая ускорение, - Быстрее! Я, между прочим, только тебя жду!
И спокойно прошествовал к кровати, где сразу с удобством разместился. Северус на это тихо рассмеялся и скользнул за дверь. Умел этот мальчик поднимать зельевару настроение!
Вечер ожидался приятным и спокойным, что впоследствии и вышло. Разговоры на отвлечённые темы, любящие объятия и нежные поцелуи, - красота! Засыпали оба умиротворёнными.
На следующий день начались занятия, и нашим влюблённым стало не до друг друга. Дела, дела.
К слову, Драко тоже провёл последнюю ночь каникул со своим любимым профессором. Это был их первый раз. Первый раз, когда они остались наедине друг с другом. Конечно, они потратили время, чтобы «порезвиться» только вдвоём, получше узнать визави. Что ж, это пошло им на пользу.
Василисы со своими женихами уже давно съехались, поэтому им не надо было куда-то уходить, чтобы побыть вместе.
Только Невилл и Гермиона пока не поддались общему настрою заводить отношения, хотя уже давно влюблённо посматривали друг на друга. Но они, в сущности, были ещё такими детьми, им позволительно. И мало ли, что их друзья были уверены, что рано или поздно те станут таки парой.
И всё же, вернёмся к настоящему из мира догадок и предположений. Ситуация в Хогвартсе была, ну да, отвратительной. Дементоры сильно влияли на общую атмосферу. Все ходили подавленными и мрачными. Особо доставалось учениками первых курсов. Ещё бы, они же дети. Первокурсники стали чаще плакать, скучая по дому. Хотя за первую половину учебного года ребята уже успели попривыкнуть к школе и физическому отсутствию в их жизнях родителей (семьи), теперь большинство снова расстраивалось по малейшему поводу. Многие со вторых и третьих курсов не отставали от них и тоже часто ударялись в слёзы. Исключением из младших стали особо стойкие, но и они иногда не выдерживали и срывались. В общем, всем было тяжело.
Профессора старались помочь, конечно, но не справлялись с таким большим потоком. К тому же им тоже не было легко, даже не смотря на их опыт (а может, наоборот, из-за него?) и личностные качества.
В свете этого письмо Кощею вставало наипервейшим вопросом. Северус, не будь дурак, уже через неделю занялся этим. Он подробно объяснил на пергаменте сложившиеся обстоятельства и попросил совета.
Надо было видеть, что происходило в «сказочной» чаще, когда бессмертный озвучил содержание письма друзьям. Благо, они все хорошо знали об этих существах. Им было, что высказать и всё в непечатных выражениях, очень непечатных трёхэтажных выражениях. Тут же в срочном порядке был созван полный совет нечисти, дабы обсудить столь животрепещущий вопрос и варианты его решения. И да, способ уничтожения этих тварей действительно существовал, но он был не то, чтобы очень уж этичным, если можно так сказать. И это тоже надо было обсудить. А ещё, конечно, решить, что и каким образом сообщить Северусу и Грише, отвечая на их письмо.
Нечистым предстоял нешуточный мозговой штурм. К тому же была ещё и эта непонятная ситуация с Сириусом Блеком, который, вроде, и крёстный их воспитанника. С этим тоже надо бы что-то решать.
В итоге, пришлось нечисти отлавливать «мудрого» ворона, чтобы тот слетал в Хогвартс и пересказал их слова. Птица эта, на самом деле, не была ни мудрой, ни умной, обычное животное. Просто этот вид воронов мог запоминать большой кусок информации даже на человеческом языке и дольше удерживать эти знания в голове. Что уж и говорить о птичьем? Благо, и Яга, И Гриша обладали даром разговаривать с животными.
Единственное, что вызывала сожаление у нечистых, это то, что они так и не смогли прийти в общему мнению по поводу Блека. Они только и могли, посоветовать, разбираться юному воспитаннику на месте.
В общем, ворон улетел в Хогвартс загруженным информацией только о дементорах. Уж здесь друзья не поскупились и полно рассказали всё, что знали (а они знали всё!) об этих тварях.
Сам ворон, кстати, оказался понятливым, как ни странно, и полетел так быстро, как мог, чтобы путь занял меньшее количество времени, но и чтобы не свалиться по дороге от изнеможения и усталости. К этому, он был выносливее обычных почтовых птиц, поэтому мог добраться быстрее в любом случае.
Уже через несколько часов Северус обнаружил у себя в комнате крупного взъерошенного ворона с отливающими багрянцем перьями.
- Информация на птичьем, карр, - проговорило это создание, глядя смышлеными глазами на зельевара.
- Сейчас позову Геру, - кивнул зачем-то Северус, полагая, что птица его поняла.
Хорошо, был вечер, ничто не препятствовало нахождению здесь мальчика.
Уже у входа в гостиную барсуков мужчина увидел Гилдероя, явно ожидающего своего жениха. Что ж, это было только на руку зельевару, ведь он опять забыл эти безумные постукивания, чтобы открыть проход. Да, такая уж защита у них: только сами хаффлпафцы со своим деканом всегда помнят правильный ритм, остальные забывают через некоторое время.
- Крёстный? – раздалось от бочек.
- Драко, позови, пожалуйста, Геру. Скажи ей, что прилетел ответ на моё письмо её семье. И она мне нужна, как переводчик. Я же не умею говорить с птицами.
- Гриша умеет говорить с птицами?! – изумился Драко.
- Не знал? – удивился в ответ Северус, - Они с Бабой Ягой могут говорить со всеми животными.
- Ого! – ещё больше округлил глаза мальчик и полез обратно, после секундного ступора.
- Я тоже не знал, - отрешённо заметил Гилдерой.
- Я думал, что своим друзьям он сказал об этом, - ответил на это зельевар.
Локхарт что-то неопределённо хмыкнул и уставился на бочку-вход. Повисло молчание, которое продлилось те несколько минут, покуда не вылезли мальчики (хотя, надо заметить, что сейчас они, скорее, были девочки, нежели мальчики. Оба!).
- Северус, - улыбнулся Гриша, - Идём? Не хотите ли с нами, Дрей, Гилдерой?
- А можно? – абсолютно синхронно спросили те и рассмеялись, глядя друг на друга.
- Можно? – переспросил юный нечистый у зельевара, тот кивнул, - Можно.
Четвёрка быстро добралась до места и расположилась с удобствами. Двое мужчин и Драко стали наблюдать, как Гриша общается с вороном. Он действительно говорил на птичьем! Для них это было чем-то удивительно поразительным.
Через полчаса, когда ворон забавно откланялся и улетел, мальчик повернулся к ожидающей его троице. Он выглядел мрачно, видно, не радостные вести принёс пернатый почтальон. Юный нечистый обвёл больными глазами магов и буквально кинулся к Северусу на колени, вжимаясь в родное тело. Ему было плохо, он чувствовал себя раздавленным и маленьким.
Всех встревожило такое поведение мальчика, но они молчали, боясь услышать причину этого. И также, они давали время Грише немного прийти в себя. Но он только больше погружался в пучины отчаяния. Слёзы выступили и полились из его глаз, намачивая плечо любимого мужчины.
Северус с шоком осознал, что жизнерадостный и вечно улыбающийся мальчик заплакал. Впервые, если верить рассказам его семьи.
«Да, что же такое ему сообщили?!» - думал зельевар, лихорадочно обнимая маленькое тело.
Он не мог представить, что услышал Гриша, чтобы прийти в такое состояние, но не смел спрашивать, понимая, что сделает этим хуже. Юному нечистому надо было дать устаканиться в голове новой информации, после чего он смог бы, наверно, рассказать о том, что так шокировало его.
Незаметно для Северуса обнимающих рук стало больше. Теперь на подлокотниках кресла, в котором он сидел, примостились Гилдерой и Драко, вливаясь в их объятия и даря мальчику необходимую поддержку.
А Гриша всё плакал и не мог остановиться. И в то же время в нём росла уверенность в единственно верном решении. Он сделает это, он проведёт ритуал! Чего бы это ни стоило! Он оплакивал высокую стоимость проведения этого необходимого всем ритуала, который всё же провести придётся ему.
Наконец, слёзы высохли, и юный нечистый перестал судорожно цепляться за любимого, немного расслабляясь. Тёплые объятия друзей тут же исчезли, а его самого подхватили крепкие сильные руки и понесли в спальню. Незаметно прошло пару часов тихой истерики мальчика, забрав у него все силы. Он заснул сразу, как коснулся подушки. Заснул и не видел шокировано-обеспокоенный лиц друзей и любимого, смотрящих на него.
Ещё до утра Гриша проснулся в окружении рук Северуса. Он открыл глаза и уже не смог отвести взгляда от столь любимого лица. Как же ему не хотелось терять этого потрясающего мужчину! Но иного выхода он не видел и видеть не хотел, пусть другой вариант и имелся.
Вскоре юный нечистый решительно выбрался из тёплой постели и не менее тёплых объятий. Пора действовать! Он тихонько выскользнул из спальни, только сейчас заметив присутствие Драко и Гилдероя. Ему подумалось, что те заснули здесь, не желая оставлять его, Гришу. Это было так… это было!
Но времени на дела оставалось всё меньше: скоро они проснутся, тогда он не сможет выполнить задуманное. Придётся мальчику поторопиться.
Гриша не думал, что ему хватит своей собственной силы для проведения такого энергоёмкого ритуала, как ритуал уничтожения дементоров, поэтому ему срочно требовалось найти идеального помощника. Или увеличить свой магический резерв. Или и то, и другое? Да! И он знал, как это сделать: призвать фамилиара, частичку самой сущности магии, - делов-то! Благо, свежи ещё были воспоминания о подробном рассказе об этом его нового друга, василиска Лёши.
Мальчик, не медля и без лишнего шума, пробрался в тайную комнату Слизерина. Это было самым удачным решением для ритуала вызова фамилиара, наравне, кстати, с выручай-комнатой, которую Гриша ещё не успел тщательно исследовать. Соответственно, юный нечистый выбрал хорошо знакомый ему вариант.
Оставалось самую малость. Призывающий встал по середине помещения. Затем следовало воззвание к Магии-Матушке. Самое интересное, по мнению мальчика, заключалось в том, что все слова в этом ритуале исходили от мага, проводящего его. Не существовало стандарта, то есть каждый раз это были другие фразы, по смыслу схожие между собой. Главное было не думать, а чувствовать. Вот и Гриша не долго думал: на русском (что для него стал родным языком) ляпнул пару предложений. Вот так вот просто!
- Магия-Матушка, приди на зов одного из детей твоих и не оставь в просьбе.
Юный нечистый почувствовал силу и огромную мощь, появившуюся в зале тайной комнаты. Он понял, что богиня здесь и поклонился до земли по всем традициям.
- Не оставь в просьбе, Матушка, - повторил он и почувствовал чужое одобрение, - Поделись, великая, со мной песчинкой, подари друга. Век благодарен буду!
Несколько тяжёлых секунд Гриша стоял, не смея поднять взгляда от пола. Он дожидался решения Высшей Силы. Наконец, давление мощи ослабло и медленно ушло совсем. В это же время мальчик снова сотворил поклон до земли, безмолвно благодаря за друга-фамилиара, которого уже успел почувствовать.
Юному нечистому не терпелось посмотреть на того, кого подарила ему Магия-Матушка, он быстро оглядел ту часть зала, к которой был повёрнут лицом, но никого не обнаружил. Резкий разворот и перед глазами мальчика стоит…
- Де-демон?! – Гриша от шока даже начал заикаться, - Не мож-жет быть!
- Демон, малыш, демон, - довольно почти проурчал тот, - Бальтазарус. Для тебя Бальт или Бэль.
- И ты, что, мой фамилиар?
- Именно, малыш.
- Но… Это же невозможно! Фамилиаром же может быть только животное, а ты демон! Демон!
- Ничего-то ты не знаешь, малыш, - создание ласково провело рукой по голове Гриши, - Думаешь, откуда взялись все демоны? Неправильно, они не бывшие ангелы. Это всё выдумки магглов. На самом деле и ангелы, и демоны появились в сущем именно как фамилиары самых сильных магов. Тёмный маг – тёмный фамилиар – демон. И наоборот.
- Осоловеть! – выдавил юный нечистый, ошарашено осматривая создание напротив.
А посмотреть-то было на что, хотя, собственно, не для Гриши. Демон являлся точной копией самого мальчика, словно близнец. Такие же чистые изумрудные глаза, в ареоле густых ресниц. Миловидное, почти девичье, личико. Длинные чернющие волосы, отливающие в красноту. Небольшой рост. Но были ещё и различия, которые и интересовали нашего героя. Рога. Пока ещё небольшие, вылезшие по верхним углам лба, сразу под волосами. Они уже чуть загибались вверх и обещали стать крепкими и огромными, по ощущениям Гриши. Крылья. Большие кожистые, как у летучей мыши, и, на странность, белоснежные. Хвост. Длинный извивающийся с небольшой кисточкой на конце и тоже белоснежный. И тело. Абсолютно голое, словно только родившееся (хотя почему словно?), и с проступающими кубиками мышц. Мальчик-демон, близнец-отражение Гриши, но в его мальчуковской ипостаси. К тому же, было сразу видно, что вырастет он явно выше юного нечистого. Выше и плечистей.
- Крылья убрать можешь? – вздохнув, спросил Гриша.
- Нет. И не хочу.
- А одеться? И не смей говорить «нет и не хочу», этот ответ не принимается!
- Ладно, - пожал плечами Бальтазарус и щёлкнул пальцами, облачаясь в кожаные шорты и жилетку с вырезами для хвоста и крыльев, - Что дальше, о господин мой?
- Идём, подстрахуешь, - печально и серьёзно проговорил юный нечистый.
Они быстро вышли через знакомый Грише проход в лес. Начиналось самое сложное. Хотя нет, сложнее мальчику будет потом, и он прекрасно знает об этом.
- Здесь душегубы, - бросает он на ходу спутнику, - Я собираюсь их уничтожить.
- А где жертвы, необходимые для ритуала? – недоумённо спросил Бальтазарус, - Хочешь, я их быстро достану?
- Ты серьёзно веришь, что раз я тёмный, то могу вот так запросто убить невинного ребёнка? Более того, не одного, а пятьдесят? Более того, не просто детей, а младенцев ещё до года? Или тебе кажется, что мне легче будет убить тысячу взрослых? Которые, замечу, тоже должны быть незапятнанны грехами, - Гриша даже остановился, с возмущением глядя на демона.
- Значит, не хочешь. Но по другому же никак нельзя, - тот растерялся, видно, он, правда, не знал.
- Можно. Кошик нашёл другой способ, - юный нечистый немного расслабился и продолжил идти, выискивая хотя бы одного из этих тварей.
- Какой способ? – в голосе Бальтазаруса явно слышался интерес.
- Проводящий ритуал, то есть я, вместе убиения невинных может лишиться самого дорогого, что у него (меня) есть.
- И ты пойдёшь на это?! – демон точно был шокирован.
- Да, пойду. Этим тварям не место на земле, я должен их уничтожить любым способом. И хорошо, что мне не придётся никого убивать для этого.
- Ясно, - фамилиар притих и кидал на Гришу короткие взгляды, пока, наконец, не решился спросить, - Самое дорогое? И что самое дорогое для тебя?
Несколько минут юный нечистый молчал, нахмурившись. Демон уже перестал ждать ответа.
- Да где же они?! – вскричал мальчик, разрушая тишину окружающего их леса.
- Кто? – не понял Бальтазарус.
- Душегубы! Их нет! Ни одного не вижу! – Гриша остановился, огляделся и посмотрел на фамилиара, - Так. Бальт, ты можешь найти хоть одного из тварей? И привести сюда?
- Конечно, могу, малыш.
- Давай, - кивнул юный нечистый, - А я пока подготовлюсь.
- Разве нужна подготовка? – остановился уже уходящий демон, - Надо же просто сказать пару фраз и вызвать адский огонь, - удивился он.
- Я морально готовиться буду, - буркнул насупившийся мальчик и взглянул на фамилиара, повернувшегося к нему, - Ты не отстанешь? Нет? Ну, и ладно! Самое дорогое для меня в данный момент моей жизни: любовь ко мне Северуса. Он мой жених. Пока что. Если я правильно понял, ритуал заберёт у меня его любовь. То есть он попросту забудет, что испытывал ко мне и, в лучшем случае, останется мне другом. Не сможет больше полюбить меня, как избранника. А я останусь со своими чувствами и буду мучиться всю жизнь. Цена невинных жизней. Как-то так. Всё, иди, Бальт. Иди и приведи ко мне одного из этих тварей. Просто оставь меня на пару минут одного, - жалобно добавил мальчик, чуть всхлипывая.
Бальтазарус понятливо отступил в сумрачную тень занимающегося утра. Сейчас его хозяину-другу, в самом деле, требовалось уединение.
Через несколько минут, когда Гриша последний раз тяжело вздохнул и поднял решительный взгляд, демон метнулся на пару метров и схватил дементора, которого успел раньше обездвижить.
- Гриша, вот один, - радостно возвестил он, выходя на полянку, - Можешь начинать, если готов.
Тот кивнул и приступил. Тяжёлые весомые слова хорошо слышались в лесной тиши, придавливая своим звучанием душегуба к земле, пока он полностью не распластался. Вот произнесён последний звук, и на чёрной ткани плаща дементора там, где у человека располагается сердце, занялся огонёк. Маленький, он горел не затихая и не вспыхивая больше.
- Очищающий огонь ада, - крикнул Гриша, направляя руки на тварь, и оседает назад на руки своего фамилиара, вовремя оказавшегося рядом.
Силы резко покинули юного нечистого. Не зря он всё же призвал Бальтазаруса. В противном случае, мальчик бы не смог завершить ритуал, уничтожив только часть душегубов. А теперь он чувствовал живительный ручеёк силы, исходящий от демона. Эта магия помогла полностью завершить начатое. От первого ко второму, третьему, четвёртому передавался огонь, вспыхивая в районе груди и быстро поглощая тела дементоров.
- А ты молодец, Гриша, - сказал по окончанию ритуала фамилиар, - Даже без меня ты смог уничтожить половину этих существ. А их, поверь, было не мало, почти три сотни. Даже не хочу тебя теперь малышом называть.
- Ага, - безразлично кивнул Гриша.
На сердце его поселилась пустота. Он чувствовал, что ритуал прошёл, как надо, поэтому не было сомнений в его цене. На мальчика накатила депрессивная апатия, хотя силы уже успели восстановиться. Бальтазарус вздрогнул, глядя на друга, и повёл его за собой, взяв за руку. Скоро завтрак уже, не следовало давать недругам больше подозрений, находясь здесь. Ведь скоро обнаружится отсутствие дементоров, и не только здесь, кстати. А ещё необходимо привести Гришу хоть немного в порядок, хотя потухший взгляд может многое сказать смотрящему. Но из воспоминаний юного нечистого, которые демон успел проглядеть, Бальтазарус знал, что присматриваться к нему будут только близкие, которым и рассказать можно, да директор Дамблдор, что отличается, почему-то (хотя мы-то с вами знаем, почему: он непоколебимо уверен в своей гениальности!), неумением видеть истину, особенно если дело касается его «героя».
- Гриша, ты сильный, ты выдержишь, - бормотал демон, помогая мальчику переодеться, - Иди на завтрак и на уроки и веди себя, как обычно, чтобы никто не заподозрил ничего лишнего. За меня не переживай, я здесь буду тебя ждать. На глаза никому не попадусь, стану невидимым, например. Ну, или превращусь в кота, потом скажешь, что тебе прислали меня через камин. Будто ты раньше заказал меня, чтобы зверюшку иметь. Захотелось и всё. Готово! Иди, красавец, о, мой господин!
От слов Бальтазаруса Гриша стало чуть легче. По крайней мере, он смог сбросить с себя оцепенение и надеть весёленькую маску. Только глаза теперь выдавали истинное состояние мальчика.
В большом зале нечистый встретился с безразличный взором его любимого мужчины и чуть не заплакал, вовремя спохватившись. Начиналось то самое сложное, что было предопределено Гришей перед ритуалом. Он уже предчувствовал бессонные ночи и злые бессильные слёзы в подушку. И утешения единственного, кто знал – Бальтазаруса.
 
staniaДата: Четверг, 21.05.2015, 14:53 | Сообщение # 123
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Прошу прощения, но теперь, летом, когда я уезжаю на дачу и там сижу без инета, часто не смогу добавлять новые главы. К тому же, муз что-то ленится и не подаёт новых идей, слов, предложений и т.п.

Надеюсь, вам понравилось.

Надеюсь, вы не очень обижены за столь долгое отсутствие.

Всегда ваша.
 
katyaДата: Пятница, 22.05.2015, 06:27 | Сообщение # 124
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Спасибо за новую главу! Отлично написано!
 
staniaДата: Пятница, 29.05.2015, 22:15 | Сообщение # 125
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 34. Очень «радостное» окончание учебного года.

Всё оказалось не так, как представлялось Грише. Его друзья, всей толпой, завалились к нему в комнату сразу после уроков и разговорили мальчика. Он и сам не заметил, как выложил всё, что произошло. В какой-то момент рассказа юный нечистый ощутил утешающие объятия своего фамилиара, и ему стало легче говорить, обнажая душу. И уже через пару минут ребята бросились к кровати, скопом падая и обнимая мальчика. Каждому хотелось поддержать друга, каждый решил отвлекать Гришу, как мог, в меру сил и возможностей.
Когда все повалились и быстро вскочили, чтобы не задавить друг друга, вполне естественно у ребят вырвался весёлый смех. Даже у Гриши на губах появилась слабая улыбка, по-другому он теперь улыбаться не мог. Хотя перед другими ему и приходилось притворяться радостно «лыбясь», здесь были друзья, почти семья.
В общем, юный нечистый ощутил поддержку и получил помощь не только от Бальтазаруса, но и ото всех своих близких. Особенно ему помогали Невилл и Гермиона. Они единственные из их круга, кто пока не признались друг другу в чувствах и не встречались, поэтому у них было больше времени на грустящего друга. А чтобы качественно отвлечь его, Гермиона часто тащила мальчиков в библиотеку. И не только делать уроки, но и находить что-то более углублённое по различным вопросам (лёгкое чтение, ага!). Гриша, естественно, и сам старался отвлечься, из-за чего тщательно вникал во всё это.
А через пару недель окружающие, наконец, заметили, что что-то не так. Больше не чувствовалась мрачная подавляющая аура, угнетающе раньше действующая. Первым делом всполошился Дамблдор и пошёл проверять. Он быстро (всего-то за три часа) выяснил, что все дементоры куда-то пропали. В хорошо скрываемой ярости директор перенёсся в министерство магии прямо к министру Фаджу и ядовито поинтересовался, куда, собственно, увели дементоров от школы. Фадж в ответ напрягся и ответил, что не давал такого приказа.
Через несколько часов гневных разборок было установлено, что эти твари исчезли везде, в соединённом королевстве их больше просто не осталось. Пришлось отправлять запросы другим странам, замеченным ранее, как место обитания дементоров.
Ещё через несколько дней выяснилось, что там тварей тоже больше не наблюдалось. Все приуныли, не зная, что и думать. Даже Дамблдор не мог понять, что произошло и почему. Если бы хоть кто-нибудь из министерства потрудился додуматься опросить свидетелей (коими являлись многие узники Азкабана), то они, возможно, узнали бы (в силу своей начитанности и смекалки). Но ни у кого об этом даже тени мысли не зародилось. Хотя в других странах нашлись маги, умеющие думать головой, а не тем местом, на котором сидят. Вскоре министерства тех стран уже знали, что кто-то решил уничтожить этих тварей и успешно с этим справился. Англичанам этого, естественно, сообщать не стали, мол, пусть помучаются, коли своих мозгов нет. Впрочем, отдел тайн, не подконтрольный даже самому министру, быстренько разобрался, что к чему. Но их никто не спрашивал, вот они и молчали.
А Дамблдору теперь предстояло переделать изначальный план. Это заняло его на некоторое время. Он опять (и снова тоже) отстранился от управления Хогвартсом, хотя теперь это было не так заметно, профессорский состав справлялся со всеми делами и сам.
Гриша же за прошедший месяц смог немного попривыкнуть к отсутствию в его жизни любимого. Но произошло то, что сильно сказалось на мальчике. Хотя, вроде бы, ничего важного и серьёзного не было, его зацепило не слабо.
Как-то вечером Северус выловил юного нечистого в коридоре.
- Удели-ка мне пару минут внимания, мой дорогой будущий супруг, - немного отстранёно попросил он у мальчика.
И эта фраза «дорогой будущий супруг» болью отозвалась в душе Гриши и зависла в сознании. Зельевар говорил что-то ещё, но юный нечистый его не слышал. Тот, вроде, просил дать ему философский камень для своих исследований, на что мальчик кивнул заторможено и быстро принёс просимое. А в голове всё крутилось «дорогой будущий супруг», не желая отпускать из своих удушающих тисков.
Друзья сразу заметили ещё более подавленное, чем обычно, состояние Гриши и оттащили его в комнату, начали расспрашивать, в чём дело?
Недолгое молчание и юного нечистого словно прорвало. Из глаз брызнули слёзы, и он бросился на кровать. Ошарашенные ребята не знали, как реагировать на такое и застыли, переглядываясь. Наконец, они устроились рядом с истерящим мальчиком и молча гладили его, кто куда дотягивался: по голове, по рукам, по спине.
У Гриши ушло довольно много времени, чтобы перестать рыдать в голос, но слёзы продолжали стекать из покрасневших глаз, выдавая его ужасное состояние.
- Что случилось, Гриша? – мягко попросил объяснить Бальтазарус, - Расскажи, пожалуйста. Мы твои друзья и сильно беспокоимся за тебя. Расскажешь?
- Ладно, - всхлипнул юный нечистый, - Вы же знаете, что Северус больше меня не любит. И я уже почти смирился с этим.
- Не ври, Гера, - строго сказала Гермиона, перебив мальчика, - Ты никогда с этим не смиришься. Признай.
- Да, ты права, - снова всхлипнул мальчик, - Но мне было легче, чем сразу после ритуала.
- Да, мы заметили, - подбодрила девочка друга, - Но произошло что-то ещё, и ты расстроился из-за этого.
- Ага, - безрадостно согласился Гриша, - Северус назвал меня «дорогой будущий супруг».
- И что? – не поняли все, кроме, кажется, Бальтазаруса, который промолчал.
Но юный нечистый не ответил, глядя в никуда. Ребята, от чего-то, не решились прервать тишину.
- Он все ещё остаётся женихом Гриши, - высказался демон, после нескольких минут молчания.
- Да! – воскликнул мальчик, - Он будет со мной, но не будет любить! А потом он влюбится в другого, и я стану для него обузой! Он будет тяготиться браком со мной! А я буду продолжать его любить! Всегда!
Друзья аж поперхнулись от этих слов, как и от факта крика.
- Но ты же можешь не вступать с ним в брак, - несмело предложил Невилл и сразу понял, что опять ляпнул ни к селу, ни к городу.
На него уставились семь пар возмущённых глаз и одни усталые, пустые. Но сказать никто ничего не успел: Невилл решил быстро исправить ситуацию, надеясь, что у него это действительно получится.
- Гриша, а можно вопрос не в тему? – преувеличено бодро начал он, - Я всё хотел узнать, какой ритуал позволил тебе призвать фамилиара-демона. Мне, вот, до жути интересно!
Колючие взгляды друзей сразу смягчились, а Бальтазарус и Гермиона даже улыбнулись неуклюжему барсуку. А почему? А потому, что Гриша сразу обратил внимание на этот вопрос и даже стал выглядеть не так печально.
- Да, я тоже хотела это узнать, - подхватила Гермиона, - Только всё забывала спросить. Столько уроков задавали, и эти дополнительные занятия ещё. И к тому же, помощь младшим. Это занимает столько времени! Так ты расскажешь, Гера?
- Я же, вроде, говорил уже: об этом мне рассказал Лёша, фамилиар-василиск Салазара Слизерина.
- Да, но ты так и не сказал, как именно это сделать? – вцепилась в тему девочка.
- Ну, ничего особенного и нет. Надо встать в центре большого помещения с твёрдыми мыслями и намерением вызвать фамилиара. Затем просто озвучить свои мысли в виде просьбы к Магии-Матушке. А потом просто ждать. Через несколько минут у призывающего появится друг-фамилиар.
- А почему у тебя тогда такой необычный вышел фамилиар? – Невилл, как и другие, внимательно слушал Гришу, поэтому смог задать правильный вопрос, чтобы не дать теме затихнуть.
- Бальт сказал, что я сильный маг. Такая вот причина. У самых сильных магов фамилиарами появляются или демоны, или ангелы.
- Правда? Как интересно, - загорелись у всех глаза, но озвучила это Гермиона, - А какой вышел бы у меня, хотелось бы мне знать?
- О, и мне тоже, - хором сказали Василисы и Грег с Винсом и рассмеялись из-за своей синхронности, вызывая улыбки других.
- Я тоже не отказался бы узнать, - заметил Драко.
Невилл согласно кивнул. Гриша оглядел друзей и вдруг хитро улыбнулся.
- А хотите вызвать их? Тогда и узнаете.
- Ты серьёзно? – удивился Лонгботтом, - Но мы же ещё не взрослые и даже не подростки.
- И чем это мешает? Я же уже призвал Бальта. И всё отлично. Даже лучше: магический резерв увеличился вдвое. С вами произойдёт тоже самое. Ни больше, ни меньше.
- Я хочу сделать это, - заблестел глазами Драко, - Только где лучше провести ритуал? В большом зале?
- Нет, конечно, Дрей. Есть тут одна комната, которая нам идеально подойдёт. Айда туда!
Сейчас Гриша даже не казался, а был весёлым, что неизменно поднимало настроение остальным. Все поспешили за ожившим другом, шедшим в неизвестном направлении. И только у дверей из гостиной барсуков поняли, что уже ночь наступила, и им отсюда не выйти. Послышался всеобщий, но тихий смех. Счастливые друзья смеялись над собой и своим, так не вовремя проснувшимся, энтузиазмом.
- Давайте-ка спать, ребята, - продолжая посмеиваться, сказал юный нечистый, - А призывать будешь завтра, Дрей. После уроков я покажу тебе то самое, подходящее, место.
- А ничего, если мы посмотрим? – спросила за всех Василиса-Премудрая.
- Ничего. Это не повлияет ни на что, если мы просто постоим у стеночки, - ответил Гриша, - Всё! Всем марш спать! Идём и мы, Бальт, - и первым ушёл в спальню.
Остальные потянулись за ним, уже предвкушая завтра. Да и демон-фамилиар не отставал от ребят в своих фантазиях. У него были вполне правдивые предположения, кто станет фамилиарами детей. Он тоже предвкушал завтра.
«Подумать только! – промелькнула мысль у него в голове, - Уже завтра у меня появится хотя бы один друг. А судя по выражению лиц ребят, и не один. Даже если и не завтра. Жду, не дождусь!»
И даже Гришу весь остаток ночи не посещали мрачные мысли и чувства. Он смог спокойно заснуть и поспать, не видя снов.
Утром, как ни странно, друзья проснулись бодрыми и отдохнувшими, хотя и заснули очень поздно. Но возможно, сказывалось то, что они хотели сделать после уроков. Возможно, именно это придавало им сил. И только немного занудная Гермиона смогла подпортить ребятам настроение. Она в приказном порядке сообщила, что не отпустить кого-либо куда-либо, покуда они все не выполнят домашнее задание, которое им сегодня зададут. Поворчав, все согласились, ибо привыкли именно так и поступать. А привычка – дело серьёзное, это всем известно.
Надо ли говорить, что в этот день все уроки были переделаны с рекордной скоростью. И радостные без меры дети понеслись на восьмой этаж. Да, Гриша вёл их в выручай-комнату. В ответ на просьбу мальчика она, почему-то, стала копией тайной комнаты. Интересно, и почему бы?
Не став заморачиваться такими вопросами, Гриша прошёл к одной из стен и спокойно облокотился на неё, ожидая других. Первым подошёл Бальтазарус, за ним следом ребята. Дрей же серьёзно и немного торжественно прошествовал к середине помещения. Несколько слов, пара минут и пожалуйста: за его спиной появился его фамилиар.
- Какая прелесть! – не сдержал восклицания Бальтазарус, рассматривая своего собрата.
Да, он оказался прав: из-за близости этих ребят с его хозяином-другом и их связи между собой, они и не могли бы вызвать кого-то более обычного.
- Согласен, ты прелесть, - усмехнулся второй демон, - Я, кстати, Авраамус, по-простому, Ави. Весьма рад знакомству.
- Не, мы, конечно, тоже рады, - ворчливо отозвался Драко, - Но ты не мог бы быть более… одетым? Гриша, неужели у тебя он тоже так появился?
- Ага, - юный нечистый был сама беспечность.
Он уже заметил перемигивания Бальтазаруса и Авраамуса и теперь думал «о возвышенном», а именно о том, что их с Драко фамилиары точно будут вместе. Всегда. Он уже заметил, что часто может предсказать кто и с кем будет а последствии крепкой и любящей парой. Интуиция, наверное, ему было всё равно. Ну, может, и может, это ему жить не мешает. И мы с вами не будем зацикливаться на этом несущественном качестве нашего юного нечистого.
- Ну, что? Кто-нибудь ещё решится? – поинтересовался Гриша у друзей.
В ответ получил только отрицательные покачивания головами. Синхронно. Это вызвало у него непроизвольную улыбку.
- Ладно, тогда возвращаемся в гостиную.
- Вы идите, а я пока Ави в курс наших дел введу, - смотря на другого демона, сказал Бальтазарус, - Мы немного задержимся здесь. Никто ведь не против?
Нечистый кивнул вместе со всеми. Он подозревал и не безосновательно, что не для этого останутся здесь фамилиары. И верно, когда ребята вышли, и дверь уже закрывалась, мальчик успел заметить появление в комнате кровати. Ну, ясное дело, чем они там собираются заняться! Он хихикнул и догнал друзей, не успевших уйти далеко. Вместе они быстро проделали путь до гостиной и, не сговариваясь, собрались в спальне Гриши, заводя незначительные разговоры ни о чём, но отвлекая этим юного нечистого от одиночества и тяжких раздумий. Всё-таки ему очень повезло с друзьями!
На следующий день обе Василисы изъявили желание вызвать себе фамилиаров. И конечно, они не могли сделать это самостоятельно, им требовалась помощь, вернее поддержка Гриши. Остальных они, как ни странно, решили не звать с собой. А те сами взяли, да и пришли в выручай-комнату. Всё же им было интересно, кто появится в фамилиарах у сестёр.
И нет ничего удивительного в том, что появились… Демоны? А вот и нет! Это оказались ангелы. С большими чёрными крыльями. Ага! Зато ни рогов, ни хвостов не наблюдалось. А вот маленькие аккуратненькие нимбы присутствовали. Как и положено, золотые, светящиеся. Ангелы тоже, как и остальные двое, были «копиями» призвавших их, будто у Василис появилась ещё парочка близнецов. Только братьев, а не сестёр.
Фамилиаром Парвати оказался Илий, Падмы – Илия. А может, и наоборот, как впоследствии повторяли и сёстры, и их ангелы. Нет, не подумайте, что друзья не могли их различить (всех четверых), дело не в этом. Просто сёстры и сами порой не могли разобраться, какой из фамилиаров подходит им больше, поэтому часто «обменивались». Ангелы были не против и любили повторять, что не хозяйки ими меняются, а они хозяйками. Весело, в общем.
Демоны, кстати, радостно приняли в свою компанию новых друзей. И теперь уже четверо ждали следующих поступлений. А никто и не сомневался, что остальные ребята тоже вызовут себе фамилиаров. Все понимали, что таким образом не только повышают свои силы и сплачивают их коллектив, но и, главное, отвлекают Гришу от очень уж невесёлых дум. Что ж, это у них получалось.
На пару недель затянулась эта канитель. Ребятам же ещё и уроки надо было делать. И младшим помочь. И с другими друзьями пообщаться. Вот и не получалось у них освобождать время каждый день. Но дети были только рады этому. Не раз ребята замечали печальный взгляд Гриши в никуда в небольшие минуты свободы от повседневных дел. Очень кстати пришлось то, что более-менее освобождённые куски времени они просто затаскивали юного нечистого в выручай-комнату, поприсутствовать на призыве очередного фамилиара.
Итак, через пару недель, как уже было сказано, вот такая была расстановка. Помимо известных нам фамилиаров Гриши, Драко и Василис, появились следующие персонажи. У Грега – демон Горациус (Гор). У Винса – демон Валентинус (Вэл). У Гермионы – ангел Геранта (Анта). Невероятно! Первая девочка из компании фамилиаров!
И наконец, решился и Невилл. Раньше он побаивался. Ему казалось, что его фамилиар будет каким-нибудь животным, а не демоном или ангелом. Но теперь, нет, он не передумал, просто поверил, что друзья не перестанут с ним общаться из-за этого. Честно говоря, это был «последний рубеж». Отныне Невилл Лонгботтом был полностью открыт своим друзьям. И они это поняли, а также задумали отметить сие событие. Но уже после того, как мальчик вызовет своего фамилиара. Что, кстати, и воплотили в жизнь.
А переживать Невиллу не стоило: его фамилиаром оказалась ангел Дендара (Дара), легко вписавшаяся в компанию.
Ну, а когда ребята уже праздновали и по поводу появления фамилиаров, и по поводу полной теперь сплочённости их маленького коллектива, Невилл заметил, что неплохо было бы посвятить в детали и остальных их друзей.
- Нет, я не о наших сокурсниках, - пояснил он, - Я, прежде всего, о родных Гриши, нашего предводителя, - мальчик шутливо отсалютовал чашкой.
- А он прав, - задумчиво сказал Драко, - Но тогда я расскажу и Гилдерою. Ты не против, предводитель?
- Нет, не против, Дрей. И не называй меня предводителем. И было бы чудесно, если бы ты сообщил об этом и Северусу. Но не сегодня уже, и думаю, не завтра. Вот закончится учебная неделя, я пойду навестить своих, а ты расскажешь нашим женихам.
- Конечно, Гриша, предводитель. Мы даже можем сразу провести ритуалы, если они пожелают. А потом я тебе всё расскажу, предводитель.
- Решено, - кивнул юный нечистый, неодобрительно смотря на друга из-за нового прозвища.
Мальчик вновь был невесел. Его тут же начали отвлекать другими темами, пока из его глаз не пропало загнанное выражение, но снова поселилась пустота. Последнее время его глаза всегда отражали пустоту его души, даже если внешне он был весел и беззаботен.
В субботу друзья, как и задумывалось, начали претворять планы в жизнь.
Драко пошёл к Гилдерою, зазвав с собой крёстного. У Локхарта появился фамилиар-ангел Дайлира (Лира). Северус получил демона Аурелию (Аури).
Невилл, ещё на празднике успевший расхрабриться на приглашение, повёл Гермиону на свидание. И неважно, что они не могли выйти за пределы Хогвартса. И неважно, что на улице было слишком холодно для этого. Юный барсук договорился с домовиками и накрыл пикник в выручай-комнате на прелестной зелёной полянке, появившейся за дверьми по его просьбе.
Остальные друзья тоже разбрелись по парочкам, кто куда. И я имею в виду не только Василис со своими женихами, но и фамилиаров всех ребят. Гриша не стал звать с собой Бальтазаруса, ведь он, скорее, шёл к родным, чтобы поплакаться на бяку-Судьбу и «нехороший» ритуал. Юный нечистый просто хотел сопереживания, какое ему могла дать только семья. Ну, а фамилиара он потом как-нибудь покажет. Да, хотя бы летом.
С тех выходных у ребят не осталось больше дополнительных отвлекающих факторов для Гриши. И слава всем высшим силам, что больше этого не требовалось. Состояние мальчика больше не подвергалось серьёзным встряскам со стороны любимого им зельевара. И заключалось это в том, что тот просто не обращал на юного нечистого внимания. Но это не сильно задевало Гришу, с этим ему, почему-то, было легче смириться. И конечно, помогало сему факту сплошная занятость последнего. А вроде бы, всё то же самое: уроки, друзья, общение, помощь младшим.
Так и проходило время до конца учебного года. Ничего особенного. Ничего выдающегося. Не было бы! Если бы не активность Дамблдора!
Да, дементоров больше не было, и ему пришлось поменять изначальный план, он всё же не собирался отставать от «героя». И конечно, помог ему в этом наш общий знакомый. Да, вы не ошиблись, это был Рональд Уизли. Он вновь оказался втянут в реализацию задумок директора.
После очередного экзамена Рон буквально силком потащил Гришу в гости к Хагриду, по пути рассказывая о своей облезлой крысе, которую умудрился где-то потерять (это мы знаем, что крыс сам решил потеряться по приказу, кстати, Дамблдора, а не он).
Даже в хижине лесника продолжался заунывный писк гриффиндорца всё о том же. Уже и Хагрид пытался хоть как-то перевести тему на что-то другое, но куда уж наивному полувеликану. Только когда стемнело, Рон, наконец, перестал повторяющееся словоизвержение и заметил-таки поздний час. И это если учесть, что весной темнеет позднее, да? Естественно, ребята уже опаздывали к отбою. Одно радовало, крыс всё же нашёлся. Так удачно попался под руку Хагриду. Очень удачно, честно говоря. Но Гриша решил не обращать на это внимания, ибо было очень уж поздно. Ещё немного и ему пришлось бы искать прибежище у Гилдероя, дабы была веская причина (ну, или отговорка, это как посмотреть).
Однако, кое-кому и этого показалось мало. В темнеющей дороге к замку на них напал большой пёс. Большой чёрный и лохматый пёс. Он схватил Рона за руку, в которой сидела лелеемая им Короста, его обожаемый крыс (интересно, какой умник дал крысу мужского пола такое имя?), и потащил куда-то. Грише, как «герою», пришлось бежать следом.
Вскоре выяснилось, что Дракучую Иву можно успокоить нажатием неприметного сразу нароста. И вот юный нечистый уже ползёт в тёмном туннеле. Его ждёт, не дождётся новое приключение имени Дамблдора. И всё завертелось, в этот раз мальчику не удалось отвертеться.
Конечно, в хижине оказался беглый преступник, из-за которого и появились у Хогвартса дементоры, из-за которых и пришлось провести ритуал, из-за которого и грустил теперь Гриша. Представьте только его настроение, когда он это выяснил. К счастью, он был воспитанным мальчиком, пусть и юным нечистым. Но он твёрдо знал, что с такими проблемами лучше всего сразу идти к родным. В любом случае, они с этим справятся лучше него.
Пришлось, конечно, потрудиться. Никто из ещё двоих присутствующих не хотел идти не пойми куда, не пойми зачем. Но Гриша справился. Он схватил крыса и, оглушив ненадолго спутников, убежал в лес. Конечно, ему пришлось немного (хотя нет, много) помедленней бежать, чтобы Блек смог сразу найти его. А ещё пришлось остановиться у прохода в «сказочную» чащу, чтобы тот не заблудился. К тому же, за ними увязался и мелкий гриф. Но всё-таки действо завершилось благополучно.
Крыс был передан так вовремя появившемуся Лешему. Пёс, который Блек, смог прибежать следом. Да и Рон тоже сумел пройти сюда же.
Пока ошеломлённый, вроде как, «крёстный Поттера» пытался прийти в себя от непонимания ситуации (Уизли от него не сильно отставал), появился Серый. Он так грозно рыкнул, что два олуха присели на землю от испуга.
- Ето маг, - заметил Леший, рассматривая крыса в своих руках.
Грише даже на секунду стало интересно, что да как, но он быстро отказался от мысли узнать всё прямо сейчас. В конце концов, разбирательство могло затянуться даже на несколько дней, пока не выяснится всё, интересующее нечисть. Он только махнул рукой и развернулся, чтобы уйти обратно.
Конечно, Грише пришлось немного подождать, пока Рону память подправляли, чтобы Дамблдор не увидел чего лишнего в его куцых мозгах.
Ну, а дальше всё пошло вновь без изменений. Всё те же скучные экзамены. Всё те же мандражирующие однокурсники. Всё те же поддерживающие друзья. Ничего нового.
Единственное отличие было в том, что уезжающего Гришу провожал безразличный взгляд горячо им любимого профессора зелий. И это было кошмаром наяву для юного нечистого (то ли ещё будет!), но он держался молодцом и не позволил себе расплакаться. Он вообще не плакал после тех двух истерик: когда узнал, что будет стоить ритуал уничтожения душегубов; и когда почувствовал всю глубину стоимости этого самого ритуала. Гриша тогда и только тогда не смог сдержаться. Тогда, но не сейчас. Он терпел, как бы сильно ему ни хотелось выплеснуть разъедающую грусть.
По пути друзья умело развлекали мальчика, даря тому забытье от терзающих его мыслей и чувств. В их купе было весело, шумно и нередко раздавался задорный смех.
Время пролетело почти незаметно, и вот ребята уже стоят на платформе. К ним подходят проститься все по очереди: друзья-сокурсники, друзья-третьекурсники, друзья-младшекурсники (их подопечные). Некоторые из них уточняли насчёт летнего приглашения в гости. Да, это лето обещало повторить прошлое по количеству посещений друг друга детьми, и более того, превзойти. И это обещало Грише не оставить его равнодушным, ещё одна причина не грустить и не думать о потерянном.
Итак, лето начиналось.
 
ватрушкаДата: Суббота, 30.05.2015, 10:33 | Сообщение # 126
Ночной стрелок
Сообщений: 90
« 80 »
Э, не врубилась...
"Очень кстати пришлось то, что более-менее освобождённые куски времени они просто затаскивали юного нечистого в выручай-комнату"
 
zorinaДата: Суббота, 08.08.2015, 16:06 | Сообщение # 127
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
Вы решили заморозить историю?
 
staniaДата: Вторник, 13.10.2015, 09:37 | Сообщение # 128
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 35. Ах, это лето! (ч.1)

Дома, в «сказочной» чаще, Гришу уже ждали. Попробуйте угадать: кто? Нечисть? А вот и нет! Это был Северус, собственной незабвенной персоной. Оказалось, что юный нечистый забыл забрать у него философский камень, поэтому тот благородно решил приехать и отдать лично. Хотя зельевар и говорил, что из-за этого только выиграл: его отпуск начался раньше, чем обычно. Мальчик тогда чуть не сорвался в слёзы, еле держась из последних сил.
К этому уже было очень поздно, а из-за вновь прибывшего гостя Грише пришлось ночевать в доме на опушке леса: он ведь был примерным хозяином и не мог позволить своему гостю (не говоря уже о женихе) спать в пустом доме. А у Яги отдельной комнаты для того не нашлось бы. Вот и пришлось бедному мальчику, сглатывая слёзы, устраивать Северуса.
- А поцеловать на ночь? – протянул мужчина, - Я уже давненько не получал причитающихся мне поцелуев от моего маленького монстрика.
- Что?! – Гриша не мог поверить своим ушам и глазам.
И было с чего! После зимних каникул, после ритуала, зельевар всегда, когда им случалось пересекаться, называл мальчика «своим дорогим будущим супругом» и никак иначе. К тому же, теперь в его глазах ярко отражался взгляд голодного хищника, а не безразличие, как раньше.
Северус плавно подходил к Грише, заставляя того пятится от неожиданности к стенке.
- Ты не хочешь меня целовать? – промурлыкал мужчина на ухо шокированному мальчику и добил, - Мой драгоценный малыш.
- Северус? – дрожащим голосом спросил юный нечистый, из его глаз потекли слёзы.
А зельевар не обратил на это внимания, втягивая мальчика в прочувствованный поцелуй. Как-то сразу, незаметно, одежда с влюблённых оказалась раскидана по комнате, открыв разгорячённые тела. Это было странно, но Гриша даже не заметил этого, полностью отдавшись сжигающей его страсти. Реальность воспринималась урывками. Картинка: они с Северусом у стены всё ещё целуются. Картинка: они уже на кровати жадно ласкают друг друга руками и ртами. Картинка: перед глазами мальчика белое полотно подушки, а сзади чувствуется проникновение нежных пальцев. Ещё секунда и вместо пальцев будет кое-что более желанное.
Ещё секунда и Гриша с оргазменным стоном просыпается в своей пустой постели. Просыпается и осознаёт настоящую реальность – он один.
«А где Северус? – тупо думает юный нечистый, - А почему я в своей комнате? Я же остался у него!»
Но видимое говорит об обратном: и мокрое пятно на одеяле, и аккуратно сложенная одежда на стуле рядом с кроватью, и даже легко колышущиеся от ночного ветерка шторы, - всё это лишь подтверждает горькую и правдивую истину.
Солёные слёзы не успевают сорваться вниз по щеке мальчика: её сцеловывает возникший из воздуха Бальтазарус, легко обнимая Гришу.
- Что случилось, малыш? – ласково шепчет демон.
- Это был сон! – произносит в ответ только что осознанное нечистый, - Бесов сон!
- Расскажешь? – мягко спрашивает фамилиар, вглядываясь в лицо друга.
- Да что рассказывать?! Приснилось, будто он меня вспомнил.
- И проснувшись, ты осознал, что это было вымыслом?
- Да, - тихо и потерянно вырвалось у Гриши, - Это было так реально! Я словно всё физически ощущал! И…
- И такой облом, - подхватил фразу демон, - Сочувствую, друг! Крепись!
В эту ночь юный нечистый больше не смог уснуть. Он боялся снова оказаться в столь желанном сне. Он боялся просыпаться после такой фантазии, осознавать действительность. Он боялся день ото дня, час от часа получать прямые доказательства этой действительности.
Всю ночь Бальтазарус отвлекал и подбадривал Гришу в силу своих умений. Ему хотелось бы, чтобы нечистый уснул и набрался сил, но он понимал, что такое в данный момент просто невозможно. Ну, что ж, бодрящее зелье мальчику в помощь. Или та же живая вода, это даже лучший вариант.
Началось «адское» лето. Вот именно так и началось.
Юный нечистый осознавал, как тяжело ему придётся. Но также он осознавал, что это только пойдёт ему на пользу. В конце концов, надо же ему попривыкнуть к новому Северусу, раз уж есть такая безумная возможность, как бы больно от этого ни было. К тому же, рядом семья, всегда готовая поддержать в любую минуту. И верный Бальтазар, о котором мальчик пока так мало знает. Вот это Гриша и решил исправлять первым делом: надо же было и отойти от столь странного и даже страшного сна.
- Бальт, - обратился юный нечистый к другу сразу после завтрака на следующий день, - Ты здесь ещё ни разу не был, поэтому предлагаю прогулку-экскурсию. Согласен?
- А твой гость? – вопросительно уставился на зельевара демон.
- А гость желает поработать в лаборатории в своё удовольствие, юноша, - вежливо улыбнулся тот, - К тому же, я здесь прошлым летом успел всё основательно осмотреть. А этим намереваюсь выбираться за ингредиентами да на озеро, не более. Слишком уж много идей в голове, готовых к воплощению.
- Отлично, Северус. Тогда тебя с собой не приглашаем, - кивнул нарочито бодро Гриша, - Ах да, Живую воду оставлю во дворе. Так тебе будет удобней.
- Благодарю, Гриша, - склонил голову Северус и поспешил заняться делами.
Юный же нечистый повёл Бальтазаруса на короткую прогулку по памятным местам его встреч с нечистью, которая оканчивалась у пещеры Бори. Он делился историями знакомств взрослых с юным воспитанником, то есть собой. Рассказывал мальчик живо, непосредственно и увлекательно. Так, что фамилиар даже заслушался, хотя большую часть из этого уже знал из памяти друга.
- Ну, а теперь, позволь поинтересоваться и тобой, - Гриша сел прямо на землю рядом с входом в пещеру.
- Ладно, о мой господин. Что же конкретно вас интересует, о повелитель?
- Хм, начнём с того, что ты знаешь многое, но явно не всё, что знаю я. И твои особые способности отличаются от моих. К тому же, ты говорил, что только сильные маги могут призвать фамилиара, вроде тебя.
- Стоп-стоп, Гриша. Я понял: тебе интересно всё! Ну, ладно-ладно. Слушай. И расскажу я, пожалуй, всё по порядку. Итак, как вообще появились первые фамилиары?
В начале начал не было магов, не было магических рас и магических созданий и существ. Тогда не нужны были и фамилиары, о нас даже не знали (хотя откуда и, главное, кому было знать? Но не об этом). Со временем магия начала находить выход не только в источниках на пересечении потоков, но и в живых созданиях. Так и стали появляться первые расы. Но и тогда никто ещё не задумывался о том, чтобы связать себя с каким-нибудь зверем. И заметим, правильно не задумывались! Все они и сами в полной мере были зверьми с высоким развитием интеллекта.
Конечно, это не были известные сейчас магические народы. Даже упоминаний о тех не осталось. С прошествием времени все сильно изменилось. Из-за смешения крови появлялись абсолютно новые невероятные создания. Они, в свою очередь, тоже объединялись, если имели много общего (хотя бы физиологически). И пожалуйста: новые расы! Потом они могли соединяться с другими сообществами, и появлялись дети не похожие и похожие на родителей.
Я не утверждаю, что происходило это насильственно, по принуждению. Да и не десятом лет все эти изменения исчислялись! И до сих пор, кстати, исчисляются! Всё рано или поздно меняется.
Однажды в одном из таких сообществ стали появляться на свет очень уж необычные для тех времён детки. Они не походили ни на одного из своих родителей ни капли. Они были слабы и беззащитны (ну, по меркам тех рас: да, безусловно беззащитны, а по нашим меркам: детки эти любого сильного мага за пояс бы заткнули). Родителям стало жаль своих отпрысков. Тогда они стали думать, как помочь новому виду, расе магов, как их решили назвать. Ну, а раз уж все прямо-таки разумные были магическими видами, то и решение нашли соответственное. Вот тогда-то и появились первые призванные фамилиары. Для защиты своих слабеньких, бедненьких, беззащитненьких хозяев. И я вижу, ты уже и сам понял, кто именно оказался в призванных. Правильно: демоны и ангелы.
В те времена, кстати, все ритуалы были очень просты и легки в исполнении. Это уже много позже появились всякие ненужные, в принципе, навороты. Особенно в нынешней Европе. Славяне до сих пор, вон, не утруждают себя излишками. Хотя там дело, скорее, в некой лени и авторской «авось». Но они-то правильно делают. Однако, это опять мелочи.
Так, о чём я? Ах да, сама Магия решила какими будут фамилиары. Так вот и появились два новых вида. И каждый представитель получал основные знания своих соотечественников, а также общие знания о мире, в котором появлялись.
Теперь тебе, наверное, интересно почему стали впоследствии появляться фамилиары-животные. Видишь ли, дело в том, что, несмотря на свою «слабость», маги оказались самым плодовитым видом, быстро достигнув статуса новой расы. К тому же их часть (не в первом-втором поколении, конечно) не захотели связывать свою жизнь с какими-то там, пусть и разумными, животными. Они образовывали семьи только друг с другом. И воспитывали своих детей соответственно. Таких было не очень много, поэтому уже через несколько поколений началась деградация и вырождение. Но Магия не желала оставлять своих детей, поэтому (тогда существовал негласный, но нерушимый закон о призыве фамилиара) некоторые уже получали в помощники не нас или ангелов, а первых магических животных, вроде грима, василиска, феникса и тому подобное.
Ещё через некоторое время появились те, кто захотел превзойти предков. Они в глупости своей разработали ритуал соединения с обычными магическими (потомками уже призванных фамилиаров) и даже немагических животных. С этого поколения началась ещё большая деградация.
Правильно, Гриша, так появились первые сквибы. Хотя, должен заметить, заняло это не одну и не две сотни лет, гораздо дольше.
К тому же, в это же время происходили и другие процессы. Так уж вышло, что от первой массы магов откололась ещё одна группа. Те не имели ничего против сношений и браков с другими магическими видами и расами. Но было одно «но». Те люди чуть ли не в обморок падали от мысли о том, что, допустим, их будет иметь огромный дракон. Хотя остальным это, ну, нисколько не мешало. Так суть да дело и получилось, что некоторые представители магических видов научились трансформироваться в людей или становиться более на них похожими. Конечно, это тоже заняло немало времени. Но, сам понимаешь, теперь-то почти все в человеческом обличье ходят.
Ну, и как я уже говорил, маги оказались очень уж плодовиты. Через некоторый промежуток времени они заполонили большую часть Земли.
Но одно осталось неизменным: все фамилиары при появлении получали общую информацию от своих сородичей, чтобы уметь контролировать себя, и общую информацию о мире вокруг. Ну, у нас (демонов и ангелов) есть преимущества перед остальными, конечно: мы более могущественны и более разумны (плюс самостоятельны).
- Фух, - перевёл дух Бальтазарус, - Вот, вроде, и всё. Есть ещё вопросы?
- Нет. Я понял, спасибо. Я столько нового узнал, что это даже шокирует! Мне предстоит переварить это. Но потом, думаю, появятся и другие вопросы.
- Ладно. Я в твоём распоряжении, Гриша. В любой момент. А теперь не пора ли нам домой?
- Ты прав, друг. Скоро обед. Ой, нет, уже ужин скоро! Как бы нас не потеряли там.
- Хочешь, я перенесу нас?
- А ты можешь? Что я говорю, конечно, можешь! Но нет, не стоит. Я хочу прогуляться, - мальчик решительно встал и зашагал по тропинке обратно к дому.
- Хорошо, о мой повелитель, как пожелаете, - сверкнул юмором в глазах Бальтазарус, - Я, кстати, чувствую присутствие других демонов. Даже, вроде, ангелы тоже здесь.
- Друзья здесь. Миленько! Мы, вообще-то, позже договаривались собраться.
- Они волнуются за тебя, о повелитель. Как и твои родные, которые, как мне кажется, и пригласили ребят приехать раньше.
- Ты так думаешь? Но зачем?! Нет, я понимаю, что все беспокоятся обо мне, но не так же сильно!
- Полагаю, это из-за того, что ты остаёшься один на один с Северусом в пустом доме.
- Так ведь так только ночью, - недоуменно оглянулся на фамилиара Гриша.
- И пусть только ночью, - мягко отозвался тот.
- Серьёзно! Могли бы и не звать ребят, ведь у меня есть ты! – буркнул юный нечистый под нос и умолк.
Весь последующий путь был проделан в тишине, нарушаемый только звуками природы: дыханием леса, пением птиц. Грише было о чём подумать, а демон не стал прерывать размышлений друга. К тому же, Бальтазарусу не терпелось увидеть своих друзей и партнёра. Ну, собственно, нечистый был прав (хотя для фамилиаров ничего и не надо было доказывать), Бальтазарус и Авраамус стали парой. Они-то сразу почувствовали взаимное притяжение и не стали противиться ему. И конечно, они сразу поняли, что эти их отношения насовсем, а не так – «мимолётный романчик».
И теперь Бальтазарус шёл и чувствовал нетерпение: поскорей бы увидеть возлюбленного. Он чувствовал Авраамуса всё ближе и ближе с каждым шагом, с каждым вдохом. Шагающего демона затопило ощущение, что его визави также чувствует его и также нетерпеливо дожидается встречи. Оба демона, конечно, понимали, что не станут бросаться друг на друга с объятиями и поцелуями. Во-первых, не принято так в приличном обществе, пусть здесь и все свои. А во-вторых, и в главных, из-за Гриши и Северуса. Но ничего! Наедине они смогут не только пообниматься!
 
staniaДата: Вторник, 13.10.2015, 09:40 | Сообщение # 129
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Простите великодушно за долгое отсутствие. Лето - дача - осень - ребёнка в школу. sad
Надеюсь вы не разочаровались в истории и в её авторе. biggrin
Желаю приятного дальнейшего прочтения!!!
 
staniaДата: Вторник, 13.10.2015, 18:20 | Сообщение # 130
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 35. Ах, это лето! (ч.2)

У дома Гришу поджидали не только его друзья с фамилиарами, но и чета Фламмелей. В данный момент они вместе со взрослой нечистью слушали рассказ юных барсуков о фамилиарах. У Гриши с Бальтазарусом получилось незаметно (действительно никто не заметил!) влиться в компанию.
- А как там Лёшик, дядя Кошик? – спросил Гриша после рассказа, привлекая к себе внимание.
- Уже вернулись? – немного удивлённо усмехнулся тот, - А Лёша спит пока. Ты же знаешь какой он любитель поспать. Правда, скоро уже неделя будет, как он заснул, а значит это, что скоро он проснётся и почтит нас присутствием своим. Ну, а, вы где были, юнцы наши?
- О, Гриша показал мне пещеру, где отсыпался Боря. Так, кажется, ты его звал?
- Змей Горыныч он. Но, конечно, не обидится, если и ты будешь звать его Борей, как и я. Кстати, а где он? Я его что-то не видел.
- А решил он всё же в замке своём обустроиться, - ответил всё тот же Кощей.
- У него есть замок? – очень удивился Гриша, - А я и не знал. Он же при мне в лесу жил. Под открытым небом, так сказать.
- Ето, да! Ето он, как и я любит. Но так-то да, так-то у него, ето, есть таки замок. А у меня нету етого. Не люблю я ети стены, они эть давят на меня! – ответил на сей раз Леший, также присутствующий здесь.
Продолжая подобные незначительные лёгкие разговоры, все ненавязчиво перебрались в столовую и поужинали.
После юному нечистому, как примерному хозяину, пришлось заняться делами насущными: подготовить для всех своих гостей комнаты. Как же счастлив он был в этот момент! У него оказался очень хороший вместительный, пусть с виду и небольшой, но очень уютный домик! И правда, даже если бы он захотел разместить всех по отдельным комнатам (включая разные комнаты для каждого фамилиара), место бы ещё осталось. Весьма вместительный дом, и даже без магии (ну, и что, что несколько этажей под землёй? Кого это волнует?)! Но, конечно, отдельно пожелали лечь спать только Гермиона и Невилл (не считая, естественно, самих Северуса и Гришу), остальные разбились по уже давно устоявшимся парам.
Однако, этой ночью Драко и Гилдерой не стали размещаться в выделенной им комнате. Поздно вечером они вломились в спальню Гриши и приятными «физическими нагрузками» не давали ему спать до самого утра. Естественно, он сильно вымотался, но был более чем доволен этим фактом.
Следующим днём заскучать Грише не дали, поэтому к вечеру (особенно учитывая бессонную ночь) мальчик был абсолютно выжат. И эту ночь ему удалось провести спокойно. Он просто-напросто вырубился и спал, как убитый, не видя снов.
Ещё неделю друзья провели рядом, не давая юному нечистому заскучать и вновь прогрузиться в депрессию. Все эти дни были весёло-активными, да и ночи от них не то, чтобы отставали. Драко и Гилдерой заставляли Гришу забыться в их объятиях и поцелуях. Отчего тот был безмерно друзьям благодарен. Друзьям и семье, что позвала тех пораньше.
Но рано или поздно всё проходит, все это знают. У ребят были и свои дела на лето запланированы, им пора было отправляться домой. Из гостей остались только Фламмели, вот уж кому не надо было никуда спешить! У них в запасе всё время мира!
Но дело-то не в этом. Ни Фламмели, ни нечисть, ни Бальтазарус не могли ничего сделать с вернувшимися кошмарами мальчика. Днём Гриша был занят многочисленными делами: учился новому у взрослых, помогал Северусу с его экспериментами, общался с другими его друзьями, что жили в России, просто гулял, - да много чего! А вот ночью к нему возвращались его мучения. Снова снился любимый Северус, что вспомнил почему-то о своих чувствах к мальчику. Или тот, что вновь влюбился в Гришу. Но такое было невозможно, и каждый раз просыпаясь, юный нечистый осознавал это.
Да, времена настали тяжёлые для Гриши. И его уже не спасало то, что он мог сильно вымотаться за день. Он вечером отключался без сил, но из-за отсутствия большего количества близких друзей, ненавистные сны продолжали его преследовать. Он просыпался посреди ночи и не мог больше уснуть. Днём тратил множество сил, вырубался под вечер, а ночью всё повторялось. Прямо-таки знаменитый «день сурка» получался. И это начало бесить мальчика. Пришлось ему пойти на крайние меры.
- Бальт, друг мой, мне очень нужна твоя помощь, мой верный фамилиар, - как-то рано утром, ещё до завтрака, начал Гриша, - Пришло великое время! Время перемен! Мой верный рыцарь, выполнишь ли ты своё высокое предназначенье? Исполнишь ли повеленье своего господина в этот поистине знаменательный день и час? Сможешь ли быть верным до конца?
- Да, мой король! Мой повелитель! – поддержал показушно пафосный тон друга демон, - Я всегда рядом с вами, мессир, всегда за вашим правым плечом! Как верный моему королю рыцарь клянусь исполнить любой ваш приказ, любую вашу просьбу, лишь только скажете!
- Вот и ладненько! Занимай гостей до моего возвращения. Я пошёл, когда буду – не знаю. Меня не искать, передай всем. Ну, покеда, что ли.
- Куда?! – только и смог выкрикнуть уже в пустоту Бальтазарус.
Ну, и сам себе виноват, не надо было ждать в ступоре так долго, пока юный нечистый не уйдёт в лес. Да и ладно, спишем всё на шок. Вот так, собственно, и остался демон за хозяина в доме.
А что же Гриша? А Гриша пошёл далеко и надолго! Причём, по собственному же решению. Мальчик специально попросил Серого и Лешего не ходить с ним в этот поход, ему требовалось уединение. Хотя он и сам не знал, сколько времени займёт эта прогулка. Он шёл взрослеть, если так можно выразиться. Гриша уже разослал своим друзьям и знакомым извинения за то, что его не будет у них в гостях, и он не сможет принять их у себя, как ранее планировалось, из-за срочных непредвиденных обстоятельств.
Также он объяснился накануне с четой Фламмелей, полностью обрисовав ситуацию. Те поняли стремления юного нечистого и не стали его задерживать. Теперь он был свободен, чтобы попытаться освободиться.
Несколько дней он тупо шёл «куда глаза глядят», как какой-нибудь герой-дурачок, всё дальше в лес. Днями он шагал и шагал сё дальше, а ночью немного перекусывал и утомлённый спал тревожным сном, вскакивал ещё до рассвета и вновь шагал дальше. Через четыре таких дня мальчик вышел за пределы исследованного им леса. Но он не остановился и продолжил идти в неизвестность.
Прошло ещё шесть дней, прежде чем он вышел на чудесную небольшую полянку, окружённую кустарниками и деревьями со всех сторон, что сразу ему приглянулась. Здесь юный нечистый почувствовал некое умиротворение, что было ему необходимо, поэтому он сразу решился поставить «лагерь» именно здесь.
К слову, с собой мальчик взял до безобразия мало вещей. Пара пирожков, съеденных ещё после первого дня пути. Всегда острый нож. Небольшой узелок со сменой одежды. Вот и всё, что у него было с собой. В конце концов, Гриша всегда мог бы призвать свой источник Живой воды, если понадобится. Ну, а пить можно было из часто попадающихся кристально чистых ручейков. Да и есть он мог ягоды да коренья. К тому же, у него всегда с собой была магия, что заменяла собой множество инструментов и помогала выжить в сложнейших ситуациях. Действительно, что ещё нужно?
Место, где Гриша остановился, оказалось не безлюдным, как показалось ему в начале. Быстро выяснилось, что недалеко себе облюбовали несколько похожих полян кентавры (они, конечно, не люди, но всё же). Хотя эти создания магии не стали мешать мальчику. Он и видел их всего-то пару раз, когда те проходили мимо облюбованной им полянки. Они не стремились к общению с мальчиком, как и он с ними. Кентавры, конечно, знали зачем здесь этот ребёнок и не собирались ему мешать.
Также рядом оказалось стадо единорогов, но и они не мешали уединению Гриши. Так что, как сам того и хотел, юный нечистый остался в одиночестве.
Повесив узелок с одеждой на суку одного из деревьев, чтобы тот не намок, Гриша не стал больше ничего обустраивать. Он собирался спать прямо на земле под звёздами, не обращая внимания ни на возможный дождь, ни на каждоутреннюю росу. Костёр же он мог бы развести в любое время, если вдруг ему захотелось бы что-то более питательного, чем ягоды и коренья, которых ему пока хватало. Вот и всё, собственно.
Несколько часов до ночи Гриша провёл сидя на одном месте, не сдвигаясь ни на миллиметр. Он не выполнял никаких специальных техник или упражнений, но у него и так получилось войти в подобие транса. Очнулся он, когда уже стемнело, и землю освещали луна и многочисленные звёзды. Мальчик долго не думал: просто лёг и заснул. Заснул, чтобы через полчаса подскочить от особо яркого сна, что так часто ему снились этим летом.
Вокруг ничего не изменилось. Всё также мерцали звёзды. Мягко светила полная луна. Лёгкий тёплый ветерок всё также запутывался в верхушках деревьев. Лес жил своей ночной жизнью. Но мальчик больше не мог чувствовать такого же умиротворения, что посетило его здесь днём. Впрочем, он к этому и не стремился. Сейчас он, как истинный мазохист, приложил все усилия, дабы почувствовать себя ещё более отчаявшимся. Именно это, по его решению, так необходимо ему сейчас было.
Через некоторое время юный нечистый вновь вошёл в некое подобие транса, тщательно лелея и взращивая своё уныние, всё больше погружаясь в глубины депрессии и душевной доли. Вскоре полностью отключаясь от внешнего мира, погрузившись в подсознание. Ну, или выйдя в астрал, это как посмотреть. Началось его фантасмагорическое путешествие по закоулкам неосознанного к исцелению души.
Не буду даже пытаться описать что-либо из того, что Гриша видел, не выйдет, да и ни к чему это. Тем более он и сам впоследствии не мог многое вспомнить. А что-то было настолько непонятно психически ярким, что юноша постарался побыстрее такое забыть, вычеркнуть из памяти раз и навсегда. Во избежание необратимого повреждения рассудка, так сказать.
Но главная цель данного похода была достигнута: больше нечистый не испытывал мук из-за потери любви любимого им мага. Не то, чтобы боль и сожаление забылись, просто теперь парень мог с этим жить, а не существовать, как раньше. Всё гениальное просто: Гриша повзрослел.
Нечистый не знал, сколько провёл времени в забытьи, но был уверен, что не так уж и долго. И оказался прав, что подтвердили кентавры, которых он спросил о днях, проведённым им здесь. Выяснилось, что отсутствовал всего неделю: совсем недолго, на его взгляд. Ещё десять дней пути и Гриша окажется дома! А впереди целый месяц лета! И с этого момента оно будет проходить намного веселей!
С улыбкой нечистый переоделся в чистое, предварительно умывшись в небольшом озерце, показанном кентаврами, подхватил вещи и потопал обратно, напевая что-то незатейливое. Он был рад пережить такое, не сломавшись и не превратившись в безумца (а вероятность этого составляла половину), оставаясь таким же, как был. Не закрыться в себе, а просто повзрослеть, пусть и так стремительно-экстремально. Теперь он отличался от себя-ребёнка разве что более нечистым характером и сутью. А любимый девиз нечисти по всем канонам: «сделал пакость – сделай ещё!». Ну, так подумаешь, он и станет чуть более хитрым, чуть более лукавым, чуть более пакостливым.
К вечеру первого дня пути Гриша немного загрустил от того, что ему хотелось увидеть родных «вот прямо сейчас». Он так сильно об этом задумался, что даже не обращал внимания на то, куда идёт. И не избежать бы ему столкновения с каким-нибудь деревом, если бы он не был при этом нечистью.
Через пару минут, когда юноша очнулся от раздумий, он увидел кое-что странное. Он точно знал эти места! Здесь он бывал ещё с Лешим и Серым. И именно здесь, кстати, он повстречал впервые деда Мороза! Гриша удивлённо оглянулся, пару мгновений назад он был очень далеко от сюда, по его мнению. Чудеса, да и только!
Проверяя возникшую в голове теорию, нечистый сделал несмелый шаг вперёд.
«Ага! Получилось! За один шаг – несколько метров! Это же одна из особых способностей нечисти! – радостно думал парень, - Ура! Этак я очень скоро буду дома!»
Настроение резко скакнуло вверх, широкая улыбка появилась на довольном лице сама собой.
- Ягулечка!!!
Что-то, а точнее кто-то с объятиями налетел на лесную ведьму. Это произошло так быстро, что она не сразу поняла, что это был её любимый воспитанник.
- Гришенька! Маленький мой! – дошло до неё, - Да, где же ты был? – запричитала она, обнимая юношу, - Тебя так долгонько не было! Я же волновалась, маленький! Ну, как ты? Нормально ли? А то я уже невесть что передумать успела! Пойдём скорее в дом! Сегодня я тебя никуда не отпущу, малень… Гришенька?!
Яга чуть отстранилась и, наконец, увидела воспитанника. Широко открытыми глазами ведьма внимательно рассмотрела юношу, отойдя на пару шагов.
- Ты так вырос, Гриша, - выдохнула серьёзно Яга, - Так вырос! – она улыбнулась сквозь слёзы, - Гришенька, миленький, какой же ты уже взрослый! Это отметить надобно!
Особым посвистом она созвала семью, предварительно невзначай будто заслонив собой юношу.
- Чаво, ето, случилося? Чаво звала-то, Ягуля? – спросил за всех собравшихся Леший.
- У нас праздник, родненький! Всю ночь гулять будем!
- Сударыня, принесли вы радостную весть, - вступил в разговор Кощей, - но пока так и не назвали повод для сего события. Я, и сотоварищи, полагаю, согласны, что ранее мы не отмечали ничего в эту дату. Соблаговолите, будьте уж столь любезны, объяснить нам неразумным?
- Гришенька вернулся, - попросту ответила Яга и демонстративно отошла на шаг в сторону, открывая воспитанника.
Воцарилась мгновенная немного недоверчивая тишина. Во все глаза нечисть уставилась на юношу, разглядывая.
- Груня! – первой отошла Кика, - Поздравляю!
- Поздравляю! – понеслось от остальных в разнобой.
- С чем это? – удивлённо заинтересовался Гриша.
- Ты теперь взрослый, - весело ответила болотница, - Добро пожаловать в ряды нечисти!
- Что?! Разве это не должно было произойти намного позже?! – шокировано спросил виновник.
- Да, должно было, - серьёзно ответила на это Яга, - Но произошло сейчас из-за всей этой ситуации, сам понимаешь. Ты ведь и уходил взрослеть, разве нет?
- Да, конечно. Просто не думал, что повзрослею настолько.
- Бывает. И дело даже не в твоём возрасте, а в духовной зрелости. Ну, хватит о грустном! Это событие надобно отметить! Обязательно! Степанушка! Готовь на стол, родимый, а мы пока остальных соберём. Подумать только, наш воспитанник уже совсем большой! – вновь расчувствовалась ведьма, - Теперь уже и платье свадебное шить начинать можно! Такой большой!
Кика подхватила тему, и все, обсуждая, отправились за друзьями: за Серым, за дедом Морозом, змеем Горынычем, царём Поддоном, - за всеми, кто лично знал Гришу. Не обошли вниманием и Фламмелей с Северусом, не посвящая, правда, их в детали.
Это празднование, как и остальные, было с размахом, с русской душой! Горы закуски, море алкоголя. Веселье на полную до утра. Отличие было лишь в том, что теперь Грише разрешалось пить не чай или сок, как раньше, а вместе со всеми употреблять и то, что покрепче, как говориться. Ещё одна особенность взрослой нечисти: можно пить сколько влезет и ещё немного больше, в общем, напиваться «вдрызг, визг, зюзю», а потом спокойно жить дальше. Никогда (то есть вообще никогда!) не бывает у этих созданий похмелья. И Гриша теперь в их числе, что он с удовольствием доказывал, наравне со всеми нечистыми «веселясь»! Отменный вышел праздник!
 
katyaДата: Воскресенье, 06.03.2016, 08:48 | Сообщение # 131
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Прода просто
 
staniaДата: Воскресенье, 27.03.2016, 20:26 | Сообщение # 132
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 36. Потримудрим? Ну уж...

Под конец лета, когда все более-менее успокоились, и праздничный загул, наконец, закончился, Гриша вспомнил о "нашедшемся" крёстном отце. Ему стало интересно, что с тем произошло. С псом и крысой тоже. Семья не высказала удивления тем, что юноша только сейчас спросил об этом. Все понимали, что у него были другие поводы для беспокойства.
И так уж вышло, что вопрос был задан юным нечистым при всех. Пусть и неосознанно, но Гриша не мог исключить любимого зельевара из круга доверенных. В итоге, ту историю узнал и о тоже. И что за отвратительная была та история!
Выяснилось, что чета Поттеров никогда и не жила в Годриковой лощине, последнем пристанище "героической семьи".Их друг Сириус Блек был хорошо осведомлён в этом вопросе. С самого начала. Эти трое магов (если их вообще можно так называть) сговорились с Дамблдором "ради всеобщего блага". Для этого им нужно было пожертвовать своим ребёнком, но это же такая мелочь, право слово! Что они, снова родить не смогут? А что первенец? Есть ли, нет: разница, по их мнению, не слишком большая!
Взрослым нечистым, после услышанного, хотелось на месте прибить этого блохастого придурка и его друзей, но они сдержались ради воспитанника. А он впоследствии, уже как узнал эту историю, решил оставить в живых столь ценного свидетеля. Конечно, если бы юноша услышал бы подобное раньше, был бы раздавлен и разбит на части. Но, естественно, не после того, что недавно пережил. Не после того, как потерял самое дорогое. И теперь эта информация не вызывала и сотой доли тех прежних чувств. Да, было грустно. Да, было больно. Да, теперь пережить такое было легче лёгкого. К тому же, кто для него те люди? Правильно, никто. А семья? Семья - вот они, сидят рядом, волнуются. Гриша только мягко и ободряюще им улыбнусля, проницательно заметив:
- Какой отличный компромат на Дамблдора! Теперь ему уже не долго сидеть на золочёном троне осталось!
А что же с крысой, подумаете вы, ведь он тоже попал к нечисти в чашу? А этот неказистый персонаж оказался просто глупым трусом, которого любой бы мог использовать "в тёмную", как марионетку (чем, в общем-то, многие пользовались). Он не был в курсе планов директора и сотоварищи, даже не догадывался о той крупной подставе. Именно поэтому ему и удалось привести Тёмного лорда в ловушку. От него же выяснилось, что тот не убивал Гарри Поттера, просто не успел, хоть и хотел. Тёмного мага окружили и незатейливо убили непростительной Авадой, пущенной из нескольких палочек. К счастью или нет, но крысу никто из присутствующих не заметил, поэтому Питеру удалось понаблюдать за ритуалом, проводимым над маленьким ребёнком Поттеров. Ритуалом, блокирующим половину магического резерва волшебника. страшный тёмный, более того Чёрный, ритуал провёл светлейший из светлейших магов современности, сам Альбус как-там-его Дамблдор. Занятно, не так ли?
Крысюка тоже оставили в качестве будущего ценного свидетеля, правда условия содержания этого пленника были получше. Да, он был в своей анимагической форме постоянно, но ему ли привыкать? Тем более клетку держали в проветриваемом помещении, чистили каждый день. Кормили отборным зерном и вкуснейшими овощами, поили чистейшей водой. Да и самому Питеру позволяли раз в неделю вымыться в человеческом обличьи. Прямо курорт, а не тюрьма! А вот псине повезло не так сильно. Его бросили в темницу без окон, Кормили, конечно, нормально, зато пугали страшными байками и Лёшей (тот с превеликим удовольвием согласился время от времени проползать мимо решёток камеры с врагом Гриши и угрожающе шипеть).
Хуже всех, после услышанного, пожалуй, себя чувствовал Северус. Ему и в голову не могло раньше прийти, что Лили (добрая, милая Лили-цветочек) согласилась на такое... такое! Потребовалось немало времени, чтобы окончательно прийти в себя. Несколько месяцев, но об этом позже. Оставим пока шокированного зельевара с его хаотичными мыслями. А декан слизерина, так вообще, уже сейчас должен был отбыть в Хогвартс, что, конечно, опечалило и его, и Гришу, и остальных.
После этого памятного разговора оставалась всего неделя до начала занятий. Всем пришлось готовиться к неизбежному: учёбе (хорошо хоть в последний год уровень образовательности повысился!). А декан слизерина так вообще должен был уже отбывать в Хогвартс, что сильно опечалило и его, и Гришу, и остальных.Все успели стать хорошими друзьями. Но делать нечего: пришлось прощаться до новых встреч! Ребятам тоже надо было подготовиться, пообщаться с родными, попрощаться. Собраться в школу. Настроиться на усвоение знаний. Приготовиться к очередному противостоянию с Дамблдором. Куча дел!
К тому же, пусть директор уже почти прошлое, есть ещё и Волдеморт. С ним тоже надо что-то решать. И желательно побыстрее, чтоб уж покончить со ними одним махом. И вернуться жить в чащу, нечасто вспоминая такую "бурную молодость". Грише уже не терпелось!
"Эх, бросить бы всё!" - подумывал порой юноша, тут же одёргивая себя скорейшим завершением этого бардака в его жизни.
В общем, за насущными делами последняя неделя каникул пролетела незаметно. И вот снова дробная платформа, алый паровоз и радостные приветственные выкрики друзей, раздающиеся со всех сторон. И четвёртый учебный год, начинающийся через несколько часов для Гриши и его компашки.
В поезде, на странность, царило нервное оживление. Почти никто не знал из-за чего, но каждый (даже поступившие первокурсники) был уверен, что в этом году в школе будет что-то грандиозное. Даже Гриша заразился всеобщим возбуждением и с удовольствием обсуждал эту тему, хотя никто из его знакомых и не знал, что именно произойдёт в ближайшем будущем. Все нетерпеливо ждали объявлений от директора за праздничным ужином.
И таки, дождались! Сначала: всеобщего негодования по поводу отмены соревнований по квиддичу, потом: шокированной тишины, взорвавшейся бурным обсуждением, по поводу проведения Тримудрого турнира, отменённого много лет назад из=за высокой смертности участников.
Дамблдор удовлетворённо вещал, завладев всеобщим вниманием после нескольких минут взволнованного гомона и выкриков.
- Дорогие мои ученики! - улыбаясь как умалишённый, начал он, - Также я должен сообщить, что из-за сложности заданий к участию в турнире будут допущены только шестые и седьмые курсы. Студенты, достигшие шестнадцати лет (по отдельной просьбе одной из участвующих стран) смогут подать заявку в указанное время. Затем артефакт, называющийся Кубок Огня, выберет самого достойного кандидата и свяжет его магическим контрактом на участие.
Больше всех от таких новостей, конечно, радовались близнецы Уизли, которым было всего пару месяцев до семнадцати. Они в сумасшедшем экстазе обезьянничали за столом грифов, радуясь своей возможности. Гриша (впрочем, не он один) даже слегка скривился при виде них. А Дамблдор не обратил внимания на безобразные выходки и продолжил спитч.
- Поскольку школы-участницы не желают раскрывать своё местоположение, - говорил он слегка презрительно, что никто, естественно не заметил, кроме нескольких, - Турнир решили провести здесь, у нас в Хогвартсе. Гости из других стран прибудут уже через две недели. Именно тогда и будет зажжён Кубок Огня. Он будет стоять в Большом зале, ровно два дня, за которые вы, мои дорогие ученики, сможете внести свои имена на участие. И ещё, я надеюсь, что все будт хорошими хозяевами для наших дорогих гостей, - он даже подмигнул, насколько увидел Гриша, на последней фразе.
И продолжался бы его трёп ещё долго, если бы не первокурсники (опять попавшие к хаффлпаффцам, в большинстве своём). Малыши были столь утомлены долгой поездкой и разморены сытным ужином, что не могли сдерживать смачные зевки, потирая кулачками сонные глазки. К счастью для студентов, директор заметил это и быстренько свернул свою речь, хоть ему и хотелось побольше всеобщего внимания. Он понимал, что в этом году, пока проходит турнир, к нему и так будут больше прислушиваться и внимать пространным излюбленным монологам. Он уже как раз подготовил несколько вариантов на приветствие гостей, и ему нужно было выбрать самый лучший (что для остальных означало самый занудный и длинный).
До гостинной первокурсники барсуки добрались совсем засыпающими. В таком состоянии они не смогли бы нормально воспринимать информацию, и это прекрасно понимали старшие, поэтому было решено просто разбудить малышей пораньше и рассказать все с утра. Впрочем, так уж повелось, что многие, почти все, и так привыкли вставать пораньше. Девочки приводили себя в порядок, а мальчики по утрам тренировались, чтобы получить заряд бодрости на весь день. И только самые ленные предпочитали понежиться в кровати до последнего. В общем, ни для кого не стало проблемой встать пораньше, а первокурсникам самим стоило привыкать к такому распорядку.
И всё бы ничего, да только лёг Гриша в постель, посетило его престраннейшее предчувствие. Посетило да осталось. До самых глубин кишечника почувствовал юноша будущую подлянку, причём ему любимому. Заснуть сразу из-за этого не получалось, поэтому он решил попытаться разобраться в своих ощущениях. После некоторых размышлений ему показалось, что он нащупал образ проблемы. Его женская интуиция заходилась благим (и не очень) ором, только думалось ему о подаче заявления на участие в Тримудром, за ногу его, турнире. Ну, ясненько! Кто-то хотел его подставить и заставить проходить состязание. К сожалению, непонятно было от кого именно исходит угроза: толи от Дамблдора, толи от Волдеморта. А мог быть и вообще кто-то третий. Возможно даже, что постараются с этим все вышеперечисленные.
Однако, думай-не думай, а поспать хоть немного надо! Да и говорят же умные люди: утро вечера мудренее. Вот и Григорий решил решать проблемы по мере их поступления. Ну, или не ночью, по крайней мере. Так и уснул.
Выспался юноша хорошо, как ни странно, лёг-то поздно, уже далеко за полночь, а встал, как и обычно, в шесть утра(да уж, привычки - дело пагубное, особенно пагубные привычки!). И уж на свежую голову стал думать. Думал-думал да надумал совета спросить, а то его котелок не варит что-то в этом направлении. И уроки, к тому же, скоро начинались.
Вот после учёбы и собрал Гриша почти военный совет. Друзья-ребятки да фамилиары их тоже стали головы свои ломать над думой великой этой. И... тоже ничего путного не придумали. У них прямо "лихорадка глупых идей" началась, а путного ничего не приходило. Взгрустнули ребята, да делать нечего, пришлось к взрослым обращаться.
Вечером отправились Гриша и Северус с Гилдероем в "сказочную чащу". Юноша обстоятельно обрисовал ситуацию и своё предчувствие и попросил совета, что и как делать надобно. Ну, а нечисть что? А они долго и не думали! Разом разрешили проблему: подкараулить, но не дать злодею подставить их миленького воспитанника. Кто бы ни был тем злодеем. Хотя все сходились во мнении, что сделана сия подстава будет с одобрения и попущения
"Великого Светлого". А раз Дамблдор заочно одобрил эту затею, то и волноваться больше будет, если она провалится по неизвестной для него причине. Ну, а если захочет повернуть всё по-старому, как изначально им задумывалось, то и голову ему придётся больше напрягать. А это значит что? А это значит, что он будет ещё меньше обращать внимания на окружающий его мир, что будет только на руку нечисти "сказочной". А ведь им ещё немало сделать надобно, прежде чем в суд подавать на Дамблдора. Вот времени и поболее будет на подготовку.
Так и разрешилась проблема, к счастью Гриши и Северуса с Гилдероем, который, кстати, уже торопился рассказать об этом своему жениху обожаемому, в приватной обстановке. Ну, что сказать? Естественно, у него это получилось, к обоюдной с Дреем радости. Остальных просветил сам Гриша.
Тихо-мирно потекли дни. До приезда иностранных гостей всё равно никто ничего сделать не мог. Да и не нужно было. Даже интуиция нашего героя умолкла и не подавала признаков жизни, что весьма облегчило его существование.
Но вот настал день икс. Перед, естественно, праздничным обедом студенты и профессора выстроились перед входом в замок, ожидая появления приглашённых. Ждать пришлось не то, чтобы очень долго, но всё же довольно прохладно, чтобы успеть продрогнуть. Повезло ещё, что погода была солнечной и не ветреной.
Первыми прибыли французы. Они поразили присутствующих громадной величественной, но изящной каретой, запряжённой величественными, но грациозными пегасами. Но самое поражающее оказалось не это. Стройная, красивая, величественная и элегантная, если не сказать элитная, директриса. Мадам Олимпия Максим оказалась ошеломляющей полувеликаншей, ростом даже выше Хагрида - местной достопримечательности. На её фоне французские студенты, одетые в лёгкие шёлковые изящные мантии голубого цвета, просто терялись и выглядели довольно бледно. Большинство смотрели или даже таращились только на мадам Максим, которой только льстило всеобщее внимание и восхищение (а именно так и было).
Следующими и, понятное дело, последними прибыли болгары из Дурмстранга. Они, как и французы, выбрали неординарный и запоминающийся способ. Из бурлящей воды Чёрного озера медленно поднялся на поверхность старый корабль. Мрачный и грозный он больше походил на призрак, чем на средство передвижения для кого-либо, кроме привидений или заблудших душ моряков. И сразу как-то стало понятно откуда вообще взялись все эти легенды и мифы о "Летучем голландце" и подобных ему кораблях. Сами студенты были не так готичны, но смотрелись весьма и весьма внушительно в своих больших тёплых шубах нараспашку. Особенно когда кто-то громко заметил присутствие среди них известного ловца - самого Виктора Крама. А вот директор Дурмстранга, некий Игорь Каркаров, на фоне всего этого разочаровывал. Он оказался обычным магом и только лишь. Очень разочаровательно, очень.
На праздничном приветственном обеде показали себя студенты французы. Они оказались очаровательными и харизматичными девушками и юношами, как и их директриса, любящими восхищённое внимание. Теперь большинство взглядов было приковано к ним.
Гриша же с ребятами были немного напряжены, ожидая появления Кубка огня, хотя и знали, что ничего сделать не могут. Никто из их компании ничего не мог сделать, но этого и не требовалось пока. Северус, Гилдерой и Кощей (уже тайно пробравшийся в замок) заранее распределили поочерёдность дежурства рядом с артефактом, дабы избежать подставы Гриши. Они собирались схватить злодея вовремя, не дав тому кинуть бумагу с именем юноши, но убедившись, что этот маг именно тот, кто им нужен. Конечно, если это не будет сам Дамблдор, собственной светловеличественной персоной. Тогда им пришлось бы поступить иначе: немного магии нечисти, пара непечатных слов и бумага, по идее, должна вновь оказаться у них. Наверно. Они, по крайней мере, надеялись на это. А также надеялись, что злоумышленником окажется всё-таки не директор. Надежда умирает последней, знаете? Но, забегая вперёд, сообщу, что им повезло.
Утром следующего дня на завтраке Гриша взволновано кинул взгляд на Северуса, пытаясь понять всё ли прошло удачно для них. В ответ он получил успокаивающий утвердительный кивок. До вечера было не о чем беспокоиться. Он со спокойной душой смог пойти на уроки.
А после ужина наступил волнительно жданный момент. Почтенно поднялся Дамблдор и в наступившей тишине начал вещать. Хорошо, что артефакту, по сути, было глубоко всё равно кто перед ним распинается, поэтому старик не смог произнести длинную пространную речь, как ему того хотелось.
- Сейчас Кубок огня определит кто из студентов наиболее достоин участвовать в нашем возрождённом Турнире трёх волшебников, что не проводился до этого уже долгое время. Названный станет чемпионом и пройдёт через три не самых лёгких, но, конечно же, не смертельных испытания вместе со своими соперниками из других школ-участниц. А чтобы получить первичные инструкции чемпионы должны пройти в эту дверь в примыкающую комнату, где вам, собственно, и объяснят дальнейшее, когда все чемпионы будут выбраны. Ну, а теперь приступим. Как я вижу, Кубок уже выбрал, - вот и всё, чем директору пришлось довольствоваться, совсем небольшая речь, правда?
Кубок огня чуть больше разгорелся, сменив цвет необжигающего пламени, и торжественно выплюнул первую бумажку, спланировавшую в руки неуважаемого нами директора Хогвартса.
- Чемпион от Дурмстранга - Виктор Крам, - торжественным монументальным голосом в полнейшей тишине объявил самодовольный Дамблдор.
Тишина тут же сменилась восторженными выкриками фанатичных поклонников мировой знаменитости. Каркаров не отставал от студентов и тоже выкрикнул одобрение сим фактом. Гомон не стихал пока Виктор не скрылся за дверью, а Кубок выплюнул следующую бумажку.
- Чемпион от Шармбатона - Флёр Делакур!
Воздушная девушка, больше остальных своих соучеников привлекавшая внимание, легко поднялась и чуть ли не протанцевала к выходу из зала, провожаемая захлебнувшейся слюнями тишиной мужской половины зала и не очень-то довольным бормотанием женской. Пара её сокурсниц даже расплакались от такого выбора Кубка.
- Чемпион от Хогвартса - Седрик Диггори!
Теперь больше всего радовались барсуки. Даже Гриша широко улыбнулся и выкрикнул что-то радостное вслед своему старшему студенту.
Дамблдор только довольно улыбаясь поглядывал и не старался угомонить расшумевшихся студентов. О, он ожидал совершенно определённого. Он ожидал следующей бумажки из Кубка. Бумажки с именем его "героя". Но к его великому, хоть и хорошо замаскированному, удивлению артефакт погас. Улыбка увяла и директор, через пару секунд взяв себя в руки, всё же призвал студентов к тишине и распустил честной народ идти по своим гостиным.
По дороге в гостиную Гриша от внутреннего облегчения, что их план удался, задумался и сам не заметил, как оказался у двери в комнаты Северуса. Только он осознал и захотел повернуть обратно, появился сам хозяин комнат.
- Гриша? Пришёл узнать подробности? - чуть удивлённо поинтересовался зельевар, приглашающе открывая дверь.
Юноше только и оставалось, что кивнуть и пройти внутрь.
- Чаю? - гостеприимно спросил Северус.
- Нет, благодарю. Я ненадолго.
- Хорошо. Что ж. Ночью мы поймали того, кто хотел твоего участия в турнире. Им оказался Грозный глаз.
- Грюм?! - не удержавшись от удивления вскрикнул Гриша.
- Да, - кивнул мужчина, - Я и сам был удивлён. А потом удивился ещё больше. Позже закончилось действие оборотного зелья...
- Оборотное? Неужели? И кто это был? - юноша не подвёл Северуса и эмоционально выразил интерес.
- Это был... Это был Пожиратель смерти, якобы погибший несколько лет назад в Азкабане.
- Вот это да! - восхищённо-неверяще выдохнул Гриша.
Подсознательно ему хотелось произвести хоть какое-то впечатление на любимого, показать его значимость для себя, пусть он и понимал, что это не даст никакого результата. Чёртовы дементоры!
А Северусу и правда понравилось, как юноша искренне и непосредственно реагирует. Он действительно почувствовал себя значимым для этого нечистого. В груди разлилось тепло. Всегда приятно, когда тебя воспринимают всерьёз. Ещё приятней, если тобой при этом ненавязчиво восхищаются.
Очарование момента нарушил бой часов, скоро время отбоя. Хорошо Грише недалеко идти. Зельевар молча проводил своего больше-чем-просто-студента-но-не-так-уж-и-понятно-кого-именно до входа в гостиную барсуков и растворился в полумраке подземных коридоров, провожаемый любящим взглядом.
Дамблдор в это же время, спровадив организаторов турнира и чемпионов, умчался к себе в кабинет думать над глобальнейшими вопросами: кто виноват и что делать? Опять что-то пошло не так, как им ранее предполагалось. Старик уж мог бы и понять, что его "герой" вовсе и не его "герой", а свой собственный Гриша-нечисть, но так и не понял пока. Да и поймёт ли вообще, вот вопрос вопросов. К всему прочему, пропал куда-то его друг Грюм. Его никто не видел весь день. Даже на уроки он не явился. С этим тоже нужно было что-то решать, но позже. Сейчас Дамблдору не до этого. Совсем. Он думу великую думает, как же вышло, что Гриша не стал чемпионом, ведь Волдеморт точно желал заполучить его в качестве очередного ингредиента для ритуала своего возрождения.
"Впрочем, возможно он решил действовать как-то иначе? - думал старик, - А может у него просто не получилось заслать своего агента? Хотя здесь Каркаров. Он мог бы и постараться выслужиться перед своим хозяином, чтобы вымолить прощение предательству, совершённому ранее. А может Том не смог с ним связаться? А Питер-неумёха не смог подбросить бумагу с именем героя (с чего Дамблдор решил будто бы тот присоединился к Волдеморту дабы помочь возродиться, остаётся таинственнейшей загадкой даже для меня!). Да! Так всё и было! Но тогда мне просто необходимо ему помочь! Ох, и не хотелось бы подвергать мальчика такой опасности, но надо! Ему предстоит героическое свершение, а этому необходимо поспособствовать. Решено! Я введу Гарри в турнир! Хочешь-не хочешь, а надо!"
С этого момента директору предстояло решить наисложнейшую задачу. Как вообще можно ввести Гришу в чемпионы турнира, в обход всех правил. Сложная, даже почти невыполнимая, задача. Тем более если принять во внимание, что сделать что-либо теперь можно будет только после первого испытания, не раньше. Такова уж магия изначальных правил и законов турнира, их не изменить. Только, разве что изменить сам турнир, но поздновато, ведь он начался уже. Потекли долгие дни размышлений и предположений, полностью захватившие голову Дамблдора.
Хогвартские студенты не обременяли себя столь "высокими материями" и вовсю налаживали международные отношения, помимо, естественно, обычной учёбы и общения. Иностранцы не отлынивали от своих обязанностей и тоже напропалую общались со всеми вокруг.
В Хогвартсе, в сущности, всё шло мирным мерным путём.


Сообщение отредактировал stania - Воскресенье, 27.03.2016, 20:27
 
staniaДата: Воскресенье, 27.03.2016, 21:22 | Сообщение # 133
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Дорогие мои, простите -извините-простите! Обещаю больше не пропадать! До конца осталось совсем немного...
Знаю, я чувырла, но больше точно не буду! Торжественно клянусь.

Пы. Сы.: надеюсь прода понравилась smile
 
katyaДата: Понедельник, 28.03.2016, 03:58 | Сообщение # 134
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Спасибо за новую главу!
 
staniaДата: Воскресенье, 24.04.2016, 22:57 | Сообщение # 135
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 37. Это страшное слово: ... Справедливость.

Что же в это время происходит у наших старых (во всех смыслах) знакомых в "сказочной" чаще? А происходит кое-то интересное!
После того, как Северус подтвердил личность якобы умершего Пожирателя смерти Бартемиуса Крауча-младшего, того утащили прямиком сюда в замок Кощея, где уже обитали, как нам известно, и другие пленники. Ну, а после приступили к форменному допросу. Хотя того и не надо было выпытывать. Барти совсем помешался и с удовольствием рассказывал гениальный план своего "хозяина". Крича и брызжа слюной, он взахлёб выдавал всё, что уже сделал и что только собирался претворить в жизнь. После опроса его поместили в самую защищённую камеру и проверяли несколько раз в день, дабы не обнаружить потом вместо живого хладный труп. А случится такое ещё как могло.
Да уж, состояние мага было преотватнейшим. Не физически, нет. Он был абсолютно "больной на всю голову" и мог сотворить что угодно. Не нравилось старшим всё это, ой как не нравилось!
- Он, ето, совсем как душевнобольной, - выразил общую мысль Леший, - Будто бы у него из головёнки все ети, как их, шестерёнки повынимали.
- Соглашусь с тобой, мой друг. Складывается ощущение, что его кто-то планомерно сводил с ума. Долгие и долгие годы, - ответил Кощей, - А не проверить ли нам? Да, пожалуй стоит.
Наш учёный бессмертный, ну, он и правда был учёным. А уж если учесть прожитые года! Всем иногда казалось, что на всём свете просто нет темы, которой бы тот не знал (что, в принципе, было почти истиной). Так вот. Кощей надел маску психолога и поболтал с пленником ещё некоторое время, попутно исследуя магическую ауру.
Ох, и матерился же бессмертный после той беседы! Остальные были шокированы тем, что самый интеллигентный из них знает такие словечки и выражения и в таком объёме! За пять минут эти трое пополнили свой более чем обширный словарный запас многими новыми речевыми оборотами, судорожно запоминая, пока Кощей не вспомнил об их присутствии (дамы как-никак!).
Отдышавшись, бессмертный поведал друзьям о том, что узнал. Оказалось, что великий светлый волшебник напропалую пользуется чернейшей магией. В частности, ритуалом насильственной передачи магической силы от одного волшебника другому. Да ещё и доработанным им самим. Чтобы происходящее не вызывало подозрений у кого-либо, силы забирались стариком у всех учеников одновременно и понемногу. Если в течении пяти лет ежегодно повторять такой ритуал, отток магии оставался постоянным, пусть и незаметным ни для кого. Именно так и оставался старик самым могущественным волшебником такое долгое время.
Всё это, конечно, не мог знать молодой Барти, но Кощей прекрасно разбирался и в более чёрных ритуалах. Только поэтому он и мог рассказать друзьям, что конкретно увидел Крауч ещё в свою бытность студентом, оказавшись не в том месте и не в то время. И к несчастью, был застукан самим Дамблдором. Из-за чего лишился не только кусочка памяти, но и свободы воли, как таковой, стал живой марионеткой старика. А потом появились тёмный лорд и его метка, тоже частично контролирующая мага. Вот мозг и не выдержали такого произвола и ушёл "погулять в астрал". Восстановить психическое здоровье Барти не представлялось возможным даже таким многомудрым мастерам, как сами нечистые, что уж говорить про остальных?
Но не только это выбесило Кощея. Вернее, не совсем это. А точнее, совсем не это. Разъярило его то, что старик практиковал этот дементоров ритуал постоянно! А это значило, что и сейчас тот им пользовался. А это значило, что у Гриши, их миленького воспитанника, тоже забирают магию. А если учесть Дамблдорову особую "любовь" к своим особым "героям партейки шахмат"... Можно было предположить особое к ним отношение во всех планах! У Гриши, стало быть, забирал много больше магии, чем у остальных студентов. Или ещё, что похуже! Вот это и разъярило Кощея до безумия, хотя доказательств и не было. Да и подумав, он бы понял, что дюжий отток магических сил у воспитанника они сразу заметили бы.
В общем, таким образом у нечисти появился ещё один гвоздик в крышку гроба великого светлого. Да и не один, если принять во внимание у скольких людей он забирал магию.
Плюс к тем магам, что уже были у нечистых, они, наконец, договорились об ещё одном очень особенном и ценном свидетеле. О давнем возлюбленном Дамблдора. О Грин-де-Вальде. Этот маг мог очень и очень многое рассказать и, более того, доказательно рассказать. И о совместных делах, и о разных исследованиях директора Хогвартса в темнейшей магии, и о экспериментах в этой же области, как совместных, так и личных. Он был готов рассказать об их великой любви, об их величайшей идеи "общего блага", об их великолепной работе на осуществление этой идеи, о его, Дамблдора, грандиозном паскудном предательстве, но не самой идеи, как таковой. Неслабый компромат, согласитесь. Странно, что старик не убил такого отличного очевидца тех событий, который более слов мог доказать не всё, но многое.
Но всё же не хватало одной малюсенькой детальки, чтобы начать полномасштабное действие против Дамблдора. Догадались какой? Правильно! Не хватало того-самого-неназываемого. Он, действительно, стал бы самым лучшим свидетельством тёмных делишек старика.
Друзья по такому случаю решали собрать ли полный совет "сказочной" нечисти или всё же не стоит, они и сами могут разобраться. Сомневались пару дней, но надумали созвать всех, вдруг кому придёт в голову какая умная мысль.
Когда все собрались, за хлебосольным столом, как водится, лесные нечистые рассказали друзьям последние новости (о ситуации в общем все и так были в курсе) и поделились парочкой своих задумок по поводу. Остальные подвисли, осмысляя, но больше налегая на предложенное угощение. Некоторое время стояла "думающая" тишина, пока не закончились основные закуски. Ну, а после сыто отвалившиеся от стола нечистые одобрили планы лесных и предложили помочь, чем будут в силах и по способностям. Пообсуждали немного, понегодовали, покачали головами, покивали выводам и разлетелись кто куда, крепко заверив в необходимой поддержке и помощи по первой же просьбе.
Лесные нечистые проводили дорогих гостей, отдохнули после застолья и принялись за осуществление Плана. Именно так, с большой буквы, ибо план их был сумасшедший, на грани безумия даже, почти невыполнимый и совершенно невозможный. Друзья решили сами возродить тёмного лорда Волдеморта ибн Тома Марвело Реддла, да ещё и заштопать его распоротую на лоскуты душу. Всего лишь осуществить неосуществимое. Ни больше, ни меньше. Но уж больно потенциальный результат был бы недурственый.
В общем, у лесных друзей было чем себя занять. В Хогвартсе у юных нечистых тоже была насыщенная жизнь. Помимо обыденных для них дел, коих несомненно существовало немало (учёба, общение, свидания и т.п.), время и силы уходили на то, чтобы помешать зацикленному на "герое света" Дамблдору протащить под каким-либо предлогом этого самого героя в мантикоров турнир. И "мантикоров" не просто оборот речи, как кто-нибудь мог подумать. Нет-нет! Ребята уже выяснили, что в первом задании будут миленькие такие мантикоры, всего лишь полтора метра в холке, совсем младенцы ещё, по словам добродушного ко всему движущемуся Хагрида. Понятное дело, Гриша мог и справиться с этим заданием (он и не такое мог бы сделать), но всё же не стоило ему светить своими способностями сверх Хогвартской программы, так сказать. Да и желания не было. Мантикоры, всё же, не такие уж и безобидные тварюшки. В общем, ребятам было чем заняться.
Остальные обитатели замка и их гости тоже не теряли время даром (ну, за исключением особо ленных особей, как Рональд Узли, например). Студенты интернационально общались, учились и занимались факультативно. Преподаватели также общались (разве что градус встреч был повыше;), учили на уроках и вне их и следили за порядком в стенах школы. Деканам приходилось чуть сложнее, чем остальным: забот было больше,- но никто не жаловался (особенно, если вспомнить о новых профессорах, снявших с их плеч значительную часть образования радивых и не очень студентов). Все были, так сказать, пристроены. Все находили, чем себя занять на пользу и обществу, и себе любимому. За исключением (догадались?) Дамблдора.
Наш немногомудрый старец всё пытался следовать своим старым планам, вымышленным им ещё до рождения Гриши, и не сильно претерпевшим изменения. Конкретно в эти недели он страстно желал осуществить свой план об участии "героя" в знаменитом смертельно-опасном турнире, дабы тот смог, наконец, доказать своё предназначение и потренироваться перед самой знаменательной битвой или эпохально погибнуть, освободив дорогу запасному "герою". Дамблдора устраивали оба варианта. Но всегда есть но: Гриша с самого начала не прошёл через отбор кандидатов и не стал участником. Теперь было трудно придумать способ ввести его в игру. Забыла добавить, что такой приём был, и не один, кстати говоря. А всего-то и надо было заглянуть в "Правила проведения турнира трёх волшебников", небольшую, но необходимую для организаторов книжечку. Какое самомнение! Какое эго! Даже это старик не способен был сделать в своём гоноре.
Но это было только на руку нашим хорошим знакомым. Они, совсем кстати, эту самую книжечку не то, что прочитали, они её выучили наизусть, так на всякий случай. Друзья предприняли всё возможное, чтобы необходимые ситуации для возможности введения в состязание кого-либо нового (из людей, конечно) не происходили. Список допустимостей бел небольшим, но вполне осуществимым, если бы кто-нибудь захотел заменить одного студента другим, более способным по мнению этого кого-нибудь. Так что и ребята, и их фамилиары, и Северус с Гилдероем "смотрели в оба", отслеживая любые вероятности. Дабы не дай Природа-Матушка, чего не случилось.
Но больше всех волновались, естественно, трое студентов-участников. Седрик Диггори, участник от магической Британии, старался не оставаться в одиночестве, насколько это вообще было возможно: так ему было спокойнее. Виктор, свет Болгарский, Крам наоборот предпочитал успокаиваться в одиночестве (хотя бы библиотеки), начиная беспокоиться именно в окружении своих поклонников, требующих соответствовать блестящему статусу мировой звезды квиддича. Ну, а последняя, Флёр Делакур, "украшение турнира", по мнению некой Риты Скиттер, не могла определиться со способом умиротворения, поэтому нервничала и в окружении магов и в тишине одиночества, хоть и умело скрывала своё состояние. И всё это при том, что те пока не были осведомлены о содержании первого задания!
Даже самые младшие ученики не могли не понимать, что турнир сей "на лжи едет и ложью погоняет". По крайней мере, все были уверены, что чемпионам так или иначе будет известно о первом состязании за некоторое время до него. И участники, как и остальные, будут делать вид, что никто ничего не ведает. А трясутся чемпионы от ожидания, а не чего-либо ещё, типа миленьких мантикор. Глупо, но что поделать! Никто из директоров и руководства не хотел, чтобы их студент проиграл. В общем, всё обычно, как и везде.
Правда, хочу заметить, кроме коллегии судей, никто не знал, что конкретно потребуется сделать участникам состязания. Может, пройтись мимо? Или победить? Или же даже убить (вряд ли, конечно, но чем сидхе не шутят)? А может, ещё что? Ну да, направление чемпионам (и не только им) задано, а остальное уже не суть вещей.
Теперь от мала до велика Хогвартский люд ждёт-не дождётся зрелищ (пусть и без хлеба). А трое участников основательно трясутся над собственной подготовкой в определённо узком направлении. Соответствующих книг в эти дни в библиотеке не найти. А осталось-то всего ничего: несколько дней. И что, спрашивается, за это время можно успеть и найти, и выучить, да так, чтобы от зубов отскакивало? Но наши нервно трясущиеся чемпионы стараются, как могут. Им не остаётся ничего другого.
А пока время в Хогвартсе текло напряжённо, но мирно, в "сказочной" чаще уже начались и набрали обороты основательные приготовления. Размеренно и не суетясь нечисть готовила всё необходимое для безумного ритуала возрождения несостоявшегося убийцы их любимого воспитанника. Требующиеся несколько ритуалов сложились в длинноватый, но всё же один. Необходимые для его проведения условия были благополучно вычислены. Все вероятности просчитаны и подытожены самые реально существенные, чтобы избежать всяких ненужностей. Помимо этого достигались соглашения с магическими юристами и прочим таким же сбродом, оформлялись окончательные вещественные доказательства и проводились дополнительные проверки на вменяемость показаний свидетели. И прочее, прочее, прочее.
Работа кипела и пенилась, не выплёскиваясь из "судного котла", до поры до времени. Как и было задумано, почти никто из верхов и приближённых Дамблдора в магической Британии не знал о готовящемся процессе. <tab>Общественность, конечно, тоже не ставили в известность. А вот свидетелей, помимо основных, оказалось найти адвокатам нечистых предостаточно и ещё с вагончик. Разгулялся старичок не наш, ничего не скажешь! И это только те, кто был информирован о тёмненьких деяниях великого светлого. Уж молчу о тех, кто оказался замешан в чём-либо без какого-либо осязания о происходящем.
- Настоящий магический Джек-пот!!! - радостно взвизгнула Кика, услышав об этом и пару последующих дней ходила с возникающей на лице улыбки восхищённо-хитрого предвкушения.
Её друзья только злобновато посмеивались каждый раз, едва завидя такую ухмылочку.
Но вернёмся к нашим уже и не совсем уж баранам (даже по экспертному мнению самого Северуса Снейпа) в замке-школе Хогвартс. Весьма вовремя, стоит отметить!
Волнение достигло небывалых высот!
- Уже! Уже завтра! Да-да, уже завтра! - раздавалось отовсюду в большом зале за ужином.
А трое чемпионов в этот вечер чуть ли не физически ощущали на себе сотни взглядов. То-то будет завтра на испытании, если уже сейчас так хочется провалиться под землю и вынырнуть где-нибудь на противоположном конце планеты.
Но это лирика, недостойная внимания. А почему? Ну, конечно, потому, что первое испытание турнира трёх волшебников уже совсем-совсем скоро! И могу уверить вас, беспокойная ночка предстоит не только чемпионам. Остальные тоже не уснут сразу, будут ворочаться, елозить и думать волнующие думы. Просыпаться и нервозно дремать, пока не наступит, наконец, великожданное утро.
Что дальше? Торопливый завтрак, невыспавшиеся чемпионы, гомон толпы, превышающий обычную громкость, и преподаватели, суетливо делающие недостающие ставки, якобы незамеченные студентами и так далее, и тому подобное.
Но вот уже и стадион заполняется зрителями, участники дожидаются своей участи в специальной палатке, а всеобщее волнение выходит на новый уровень! Теперь оно тихое и от того ещё более нервирующее, чем было. Вот уже и почётнейшие судьи заняли свои места. Рядом с их столом появился суетливый, но проверенный временем ведущий - Людо Бегман. Вот он приставил волшебную палочку к своему горлу. Вот уже готово сорваться с её кончика заклинание усиления звука, чтобы слышно было всем, даже сидящим дальше всех.
Особо волнующий момент, правда? Наконец-то, все узнают в чём именно заключается первое состязание в турнире. Но...
Но в эту секунду к столу судей бесцеремонно подходят мрачные маги в не менее мрачных мантиях, что развиваются за ними, словно крылья ангелов карающих. Ещё более нахально эти люди суют под нос директору Хогвартся какой-то свиток и одновременно напяливают на руки магические артефакты в виде широких браслетов. А потом совсем уж нагло уводят под белы ручки Альбуса-как-то-там-Дамблдора с собой, не объясняя ничего окружающим. И только одинокий развёрнутый свиток остаётся сиротливо лежать на столе, рядом с местом старца.
Все разом зашумели, заохали, замахали руками. Мадам Максим, сидящая по случайности с опустевшим креслом, украдкой развернула свиток и вчиталась в написанное. Потребовалось время, чтобы прийти в себя, но всё же передать свиток другому шок ей не помешал. И вскоре уже все судьи доподлинно знали, что только что произошло, переваривая, правда, информацию про себя.
- Что происходит? - потерянным голосом на всю округу спросил Бегман через пятнадцать минут, оглядываясь.
Долго же до него доходило, что отреагировать на это как-то надо. Но что поделать, слишком частые удары бладжерами по головушке сего представителя магического сообщества на прошли бесследно. На самом деле, сии действия оставили значительный след на рефлексах Бегмана. Но мы опять ушли в лес по дрова.
Самой вменяемой на тот момент (как самой первой прочитавшей) была, конечно же, мадам Олимпия. Она-то и взяла ситуацию под свой контроль. Прежде всего сняла заклинание усиления звука с ведущего и наложила такое же на себя. Призвав предварительно бесхозный пока свиток.
- Студенты! Внимание! Прошу тишины! - с уже наложенным заклинанием она раскатисто пророкотала, оглушив пару-другую сотен магов, особенно близсидящих, - Первый этап турнира по независящим от нас обстоятельствам откладывается до выяснения ситуации. Прошу расходиться по своим гостиным. За обедом вам будут даны более точные пояснения. До этого момента из гостиных желательно не выходить и не бродить по замку. Спасибо за внимание.
После, ловко сняв с себя заклятие, Максим не менее грациозно выскользнула из-за стола и бойко прошагала к единственной и неповторимой заместителю директора Хогвартса, Минерве Макгонагал, и чуть ли не всучила той в руки неизменный свиток. А затем подобрала уже дожидающихся её студентов и продефилировала к карете, чтобы разместить там учеников и пойти разобраться вместе с остальными профессорами, что же такое случилось на самом деле.
Игорь Каркаров если и отстал, то не надолго. Вскоре и дурмстранговцы уже были на их корабле. Только вот директора их было не видно. Этот трус объяснимо сбежал куда подальше, бросив подопечных на произвол судьбы. Впрочем, с ними был не только Каркаров, но и парочка более ответственных учителей, так что проблем никто из них не видел.
Основная масса зрителей состояла, конечно, из студентов Хогвартса. С ними, конечно, было больше проблем. Но хочу заметить, могло быть и больше. А почему? Именно! Наши любимые барсуки оказались подготовленными к происходящему и сумели организовать некое подобие, если и не идеального, то близкого к этому, порядка. Немного суетно, довольно шумно, но без дополнительных травм и драк хогвартцы почти дисциплинировано покинули стадион и прошли в замок, размещаться в своих гостиных. Естественно, не все могли устоять перед соблазном пообщаться за пределами своих домов, но никто не бегал оголтело и не кричал на всю ивановскую, пытаясь выяснить несуществующие пока для них подробности.
Во всеобщем волнении беспрепятственно смогли улизнуть Гриша и Северус, перенесясь на знаменательное событие, где были важными свидетелями. Догадались куда? На суд над Дамблдором! Вот уж где сейчас происходили действительно интересные вещи. Фантастичнее даже, чем самые фантастические предположения взволнованных студентов.
Лесные нечистые поднапряглись, позвали друзей на помощь, но смогли всё-таки успеть завершить все необходимости для назначения суда именно на этот день. Они небезоснавательно предполагали действенную гадость от великого светлого в направлении подмены одного чемпиона другим. Ну, Дамблдор действительно предпринял некие манипуляции для "обезвреживания" Диггори (тот либо сильно покалечился бы, либо даже умер, но когда такое волновало старика?). Затем ему не то что было бы трудно протолкнуть через ограничения своего "героя". Хорошо, что наши прозорливые знакомые первое состязание успели сорвать, замечательно даже.
Но что же сам Дамблдор? После того, как его так хамски похитили прямо на глазах целой толпищи магов, никто из которых не воспрепятствовал сему коварному действию, он вышел из шока уже находясь в какой-то комнате. Оглядевшись, старик с ужасом понял, что находится в помещении, где сидят самые тяжело обвиняемые преступники перед непосредственно самим судом. А уж если учесть браслеты - блокираторы магии...
"Обвиняемый я?!! Как? Почему? - по-детски обижено думал Дамблдор, - За что? Как они могут так со мной? Меня не за что обвинять! Точно! У них ничего на меня не может быть! А если и есть, то явно что-нибудь незначительное. Жаль только я не знаю о чём именно пойдёт речь, но ничего я что-нибудь придумаю. И всё же как они могли мне не сообщить о предстоящем слушании?! Или... Что-то такое вертится в голове. Неужели та писулька? Но я точно отправил записку, что не смогу в этот день. Они были обязаны перенести суд!"
Стоит заметить, что директору действительно было послано сообщение изрядно расплывчато сообщающее о цели судебного разбирательства. В письме конкретно указывалась только точная дата и время проведения сего процесса и обязательность присутствия. Остальное содержание было по сути сильно разбавленное витиеватыми фразами сообщение о том, что обвиняемым является сам получатель, Альбус и так далее Дамблдор. Манипулирование словами не было слабой стороной старика, поэтому ему легко удалось понять, что имелось в виду. Если бы он, конечно, дал себе труда чуть задуматься над этим, но его мысли были заняты другими вещами, более достойными сиятельного внимания, по мнению старика.
Хотя вода водой, но неукоснительное прибытие на слушание было явно прописано. Какого же было удивление высокочтимых судей, когда те получили маленькую записку:
"В этот день не могу. Назначьте на другую дату."
А главное! На пол листа тянулась надпись с полным списком постов и должностей, занимаемых Дамблдором. И конечно, полное имя в самом конце. Стоит ли удивляться, что повторное извещение ему не стали слать, сочтя подобную отписку нахальной грубостью и недопустимостью по отношению к кому-либо вообще, а к высшему суду в частности. Поэтому за пока ещё директором Хогвартса сразу прислали конвоиров, не дожидаясь его не присутствия на разбирательстве по обвинения его же самого.
В общем, уже изначальное отношение к обвиняемому было не лучшим. Ой, не стоило старику так себя вести, не стоило! Но пролитого зелья, как говорится, не соберёшь.
Возвращаясь к действительности, стоит заметить, что судебный зал уже был полон разными магами и не только. Само помещение представляло идеальный полукруг, внизу которого по центру располагалась символическая клетка для подсудимых. Вместительность зала составляла примерно триста пятьдесят мест, не считая самих судей, обвиняемого с адвокатами и истца со своими юристами. И честно заметить, в этот день находились в нём только те, кто имел какое-либо отношение к предстоящему процессу. То есть почти все места были заняты всевозможными свидетелями злодеяний и манипуляций Дамблдора. Уже и судейская коллегия заняла свои места, а спикер дожидается полной тишины, которая и не заставляет себя ждать. Многие перешёптывания плавно стихают под мягким напором умиротворяющей магии, льющейся снизу вверх, до самых последних рядов. Вот представление начинается...
Сейчас здесь могло бы быть дотошное описание длительного и изматывающего судебного разбирательства, которое, о ужас, длилось почти неделю (пять дней, если быть точной), с перерывами на сон и еду. Могло быть, но не будет. Суть в том, что это было тяжёлое, изматывающее, шокирующее и поясняющее многие детали, и шокирующее событие, не выходящее пока за стены судебного зала. Даже единственный представитель прессы, какой-то знаменитый французский автор громких статей, не мог и не хотел пока это не закончится писать о чём-либо. Нет, материала ему хватало с первого же получаса слушания, просто не было сил. Они уходили на то, чтобы переварить узнанное за день и на следующий день не выглядеть таким уж офиг... то есть, я хотела сказать, шокированным. Хотя у него не особенно получалось сделать "морду кирпичом", выражаясь простым языком. Собственно, ни у кого не выходило выглядеть невозмутимым, даже тем, кто уже был посвящён если не во все, то многие детали. Многие откровенно рыдали, стенали или сидели с открытыми ртами. И конечно, под рукой у всех лесные нечистые заблаговременно оставляли по несколько флакончиков с успокоительными. Каждый день. Представляете, сколько заработали зельевары в те дни?
Когда разбирательство закончилось, многие, почти все, на самом деле, пожелали забыть всю ту грязь, что вылилась на них в эти пять дней, хоть и понимали, что такое не забыть даже под стирающими память заклинаниями. Не то, чтобы кто-нибудь действительно пытался стереть себе или соседу память. Ошибки следует помнить, особенно такие страшные и мерзкие, как доверие лживому манипулятору и возведение его на пьедестал. Ведь все они сами отдали доверие и судьбы в руки Дамблдора, не пытаясь и не желая ничего менять. Зато теперь каждый из присутствующих доподлинно знал, что не стоит вестись на общественный образ и благообразие. Этот суровый урок был изучен.
Но мы с вами забыли кое о чём, кое о ком, вернее, не так ли? Вас, наверное, интересует некий господин по имени Томас Реддл. Ещё не забыли, что нечисть хотели возродить его? И естественно, они сие сотворили, ибо был этот маг одним из главнейших свидетелей, наравне с самим Грин-де-Вальдом и Гришенькой нашим Поттером. Серьёзно, их жизни были наиболее использованы Дамблдором в своих целях. Причём и Гриша, и Том попались в сети старика ещё до своего рождения. Так что да, вполне себе живой и целый (во всех смыслах) Том Реддл выступал свидетелем, но вид имел измученный и виноватый. Будто он мог изменить что-либо настолько, чтобы прекратить деяния Дамблдора и его влияние на других. Всё что мог, он и так совершил. Хотя некоторые вещи лучше бы и не делал! Не суть важно! Важно то, что у него теперь появился превосходный шанс исправить, что натворил. А также помочь в восстановлении испорченного стариком. Одному ему, конечно, такое не потянуть. Да и никто в одиночку не справился бы.
В общем, я бишь о том, что возродился бывший тёмный лорд в теле шестнадцатилетнего юноши (время создания первого его крестража). В лицо его теперь уже мало кто знал, за исключением нескольких магов, поэтому судьями было выдано беспрецедентное решение: ему позволили начать жизнь заново под другим именем. Единственно, обязательным было условие появляться в МКМ раз в год и отчитываться о проделанной работе под клятвой о правдивости слов. По крайней мере, первые десять лет, а там видно будет. Главное, не становиться вновь тёмным властелином или, хуже того, "благообщественным" манипулятором. Вот такой вот приговор!
Касаясь остальных невольных обвиняемых. Также были вызваны в качестве свидетелей и чета Поттеров. Им вместе с блохастым дружком Блеком досталось не самое тяжёлое (хотя кому как) наказание: лишение магии и отчуждение в пользу единственного сына и крестника имущество рода и половину их личной собственности. Не сказать, что они были бедны, на среднюю жизнь им остатка хватило бы до их смерти. Говорю же, не тяжёлое наказание. А всю потому, что мозг всем троим запудрили столь качественно, что это зачиталось в их пользу.
Далее. Петтигрю. Ну, что сказать. Его длительное пребывание в анимагической форме посчитали достаточным наказанием, чтобы лишать чего-либо другого. Поэтому ему было предписано помогать в восстановлении и являться для проверки раз в год. Можно на пару с бывшим Реддлом (он пока не придумал себе новое имя). Также на его просьбу о смене имени судьи дали милостивое разрешение. Питер тоже начинал новую жизнь.
Барти Крауч-Младший. Как был психом, так и остался. Магии его лишили просто во избежание, так сказать. И ещё некоторых воспоминаний. И поместили в хорошую маггловскую клинику, больше похожую на курорт, пусть и за колючей проволокой, оплатив проживание до конца жизни бывшего мага. С глаз долой, как говориться.
Были ещё несколько магов, лишившихся сил и памяти, по причине их пристрастий лгать и/или красть. Над их дальнейшей жизнью не стали так сильно задумываться: отослали к магглам в разные страны, оставив небольшой капитал для нового старта жизни, и дело с концом.
Ещё нескольких посадили в магические тюрьмы. Разные, чтобы, не дай Магия, не затевались никакие заговоры. То были откровенные преступники и убийцы, с прогнившей ещё до Дамблдора сутью. Всякая мразь.
Многих отпустили с Мерлином, не наказывая никак. Вина их была худшим наказанием и способом исправиться и исправить существующее положение вещей.
И остался у нас Геллерт Грин-де-Вальд. Приговором ему послужили принудительные работы на благо Магии, магов и прочих магических тварюшек. Причём, жить он должен был под контролем (пока ещё не придумал) Реддла, в одном доме. Честно? Не сказала бы, что это было в тягость бывшему тёмному лорду. Да что уж там! Им обоим это было только в радость! Ещё бы! Один получал какую-никакую свободу, а другой потрясающе интересного собеседника и впоследствии друга. Одни плюсы, так что им не было на что жаловаться, только благодарить. И прежде всего лесную нечисть.
И мы пришли к самому интересному! Альбус Дамблдор. Какой же приговор получил он? Тюрьма? Ссылка? Ссылка к магглам? Маггловская тюрьма? Общественно-полезные работы под неусыпным контролем? Заточение на вечность в каменную статую? Смерть? Стирание памяти? Изъятие магических сил? Всё это казалось слишком мелким для столь выдающегося злодея. Но кто-то вспомнил об одном древнем ритуале, применяемом как раз для таких случаев, когда все остальные наказания кажутся слишком незначительными по сравнению с преступными деяниями. Суть ритуала в том, что виновный становится бессмертным человеком и живёт до тех пор, пока не раскается во всех своих злодеяниях. Приятной особенностью было то, что он почти буквально становился невидимкой для всех. И чем больше раскаяния становилось в его душе, тем виднее было его тело, пока, наконец, не оказывался полностью видимым для абсолютно всех и в тот же миг умирал. Пара прошлых злодеев всё ещё ходила где-то по планете, об этом точно было известно. И Дамблдор мог бы пополнить их список, что вскоре и произошло.
Вот и закончилась тёмная эра неразвитости магического сообщества. Отныне двигатель прогресса вновь запущен, пусть пока только разогреваясь, скрипя запчастями и пробуксовывая вхолостую. Через некоторое время, даже если и десятки лет, всё станет на свои места и начнёт развиваться в ногу с современностью. А началось всё с того, что маленький мальчик попал в "сказочную" чащу.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.05.2016, 01:23
 
katyaДата: Понедельник, 25.04.2016, 10:26 | Сообщение # 136
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Отлично! Спасибо за проду! Мне нравится! Пишите и выкладывайте почаще.
 
staniaДата: Вторник, 03.05.2016, 00:11 | Сообщение # 137
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 38. Вроде бы... конец?

Усталые, но довольные нечистые, прихватив Северуса с собой, отбыли в чащу отдохнуть и отоспаться как следует. Не в силах расшаркиваться все по дружески разбрелись и свалились спать кто где. Кошик и Лешик упали на полянке и не стали расползаться, задрыхнув в обнимку. Кика тоже не доползла до своего болота и вырубилась недалеко от старших друзей, оказавшись вскоре с ними в одной куче. Яга всё же добралась до дома, и вместе со Степаном они отключились, едва взобравшись на печь.
Самые молодые из компании (из чего не следует, что самые стойкие), Северус и Гриша, спокойно дошли до домика последнего и даже выпили на ночь грядущую тёпленького молочка. На большее юного нечистого уже не хватило. Вздохнувши, зельевару пришлось тащить не самую лёгкую тушку в комнату в уютную постельку. А кроватка-то действительно оказалась очень уж уютной и такой манящей. Невозможно было устоять перед искушением прилечь на заманчивую мягкость. К тому же, Гриша схватился за руку Северуса и не отпускал, да и сам Северус не особо-то сопротивлялся. Заснул он, только голова подушки коснулась, и не видел как лукаво поглядел на него некий нечистый, прижавшись всем телом и засыпая со счастливой улыбкой. Даже такая малость уже радовала Гришу.
А на утро юноше предстоял сложнейший разговор в его такой пока короткой жизни. За неторопливым завтраком стояла явственно напряжённая атмосфера, которую якобы не замечали оба участника. Впоследствии выяснилось, что они оба хотели обсудить одну очень животрепещущую тему. Но решили отложить тяжелейший момент на чуть более позднее время.
Не желая омрачать сытую леность после обильного завтрака Гриша предложил немного посидеть на веранде, переваривая съеденное. Это, естественно, было встречено на ура со стороны Северуса. И следующие пару часов пролетели в лёгкой дремоте, скованной натянутой отсрочкой.
После уже мужчина предложил прогуляться, всё перенося пусть и нужный разговор. Во время променада, конечно, не было желания общаться о неизбежном. Звучал в шёпоте леса неспешный монолог о различных ингредиентах, удачно встречающихся на пути. Красочно расцветала живая речь под неизменным интересом благодарного слушателя. Но и это не спасало от витающего в воздухе стрессовой атмосферы терпеливо пока ждущего объяснения. В конце концов назревшее взорвалось бы, но ещё терпело.
Ну, а за обедом даже целителями противопаказывались к ведению серьёзные беседы, дабы не нарушить здоровое пищеварение. С этим негласно согласились оба наших нерешительных сейчас знакомых. И успешно отложили тот-самый-разговор до лучшего времени. Когда ещё оно наступит?
После обеда блаженно разлеглись на зелёной зачарованной травушке две тушки, оттягивающих тяжёлый момент, наивно думая, что тем лучше смогут к предстоящему подготовиться. Действительно, наивные! Разве к такому будешь когда-либо готов? Обоим было очень сложно решиться и стартануть, дабы поскорее разобраться с этим.
Дотянули до ужина. Да, дотянули. В неестественности и эпичности окружающей их атмосферы. Ужин протёк вяло, но непримиримо к не начинающемуся разговору. Ну, а после уж рукой подать до сладкого сна, кто ж станет начинать серьёзности на ночь глядя, правда? Вот и Гриша с Северусом не стали. Быстро разошлись по комнатам и носа оттуда не казали, затаившись зайчатами перед удавом.
Ночь провели в беспокойстве метаясь по кроватям, так и не сумев заснуть. Мучаясь мыслями и неизвестностью. Вскакивая каждые полчаса. Чуть ли не бегая по потолку. И одновременно решили, что продолжаться так далее не может, отсылать к лучшему времени не стоит, и вообще, хватит трусить! Жаль только, что поворот в сознании свершился уже совсем под утро. То есть уже утром. Часиков, эдак, около семи. После чего, невыспавшиеся маги выползли из спален и столкнулись в коридоре, обозревая одинаково помятые физиономии друг друга. Да уж, решение-то принято, а вот силёнок на его осуществление явно не достаёт. Что делать? Конечно, ждать! Но тут уж они не виноваты. Здесь виновато только то обстоятельство, что им не удалось нормально выспаться. Ага-ага! И всё равно, что произошло подобное из-за того, что никто из них так и не смог начать задушевный разговор ещё вчера. Нелогично? А им так не кажется. В общем, отложили до более подходящего часа, а пока можно и перекусить маленько. А потом и поспать всласть, раз уж совесть чиста.
Но всё имеет противное свойство рано или поздно заканчиваться. Закончилось и напрягающее, и напряжённое молчание. Наши герои как раз выспались, немного перекусили вместо полноценного обеда (ну, или уже ужина, это как посмотреть). И наконец, были готовы на взятие неприступных крепостей. Или к обычному разговору. Тяжёлому и сложному, но точно уж не необычному разговору. И если посмотреть со стороны, всю ситуацию в общем, станет понятно, не такая это и удивительная необычность, какой могла кому-либо показаться вначале. Не скажу, что похожее происходит сплошь и рядом, но на что-то аномальное точно не тянет.
Но вернёмся к реальности. То есть, конечно, к реальности наших героев, а не к нашей с вами. Итак, разговор. Тяжёлый и сложный. В чём же заключается его суть? О чём так страстно не хотели поднимать тему и Северус, и Гриша? Что, не догадались? Тогда отвечу...
- Нам надо поговорить, - не выдержал первым Гриша,- Послушай, пожалуйста. Я просто... Я не думаю... Я... Фух!.. Я не могу и не хочу держать тебя рядом, Северус. Нет, не перебивай, пожалуйста! Я знаю, что ты меня не любишь и не полюбишь никогда. Конечно, мы с тобой друзья, поэтому можно говорить о дружественной любви в отношении нас. Но! Мне этого мало, ты знаешь. И пока мы с тобой помолвлены, я смею надеяться на большее, хотя знаю, что глупость это полнейшая. Просто... Хм... Полагаю, будет гораздо лучше, если мы расторгнем помолвку и останемся хорошими друзьями. Что скажешь?
А что оставалось говорить Северусу, что хотел предложить тоже самое? Конечно, только слова подтверждения и поддержки. Мягко, как мог, он согласился с предложенным и, сожалея о чём-то ему непонятном, согласился быть друзьями и никем больше. Вот и разошлись дороги жизни двух любящих когда-то друг друга душ. Только вот, один из них смог бы потом полюбить кого-то ещё, а другой через всю бессмертную жизнь пронёс чувство к первому, так и не сумев полюбить кого-либо сильнее.
Печально, но правдиво. К тому же, не стоит сильно грустить! По секрету сообщу, что на двухсотом году жизни Гриша нашёл кое-кого не менее особенного. Смог полюбить не так, но по-другому. Да и можно ли вообще сравнивать? Разных людей (и не очень людей) мы любим по разному. Чем же Григорий хуже нас с вами? Или той же Кикиморы, которая в итоге всё же ответила взаимностью на чувства Кощея? Так пожелаем же им всем счастья!
А счастье точно было в жизни уже не столь юного нечистого. Его любимый отвечал взаимностью и был готов постоянно носить на руках своё чудо. Обожал Гришу пуще всякого, но не душил своими чувствами. Всегда был опорой и поддержкой в трудные минуты и лучшим другом в минуты радости и веселья. Любил чутко и нежно, а порой был напорист и почти груб, точно определяя желания самого нечистого. И конечно, служил лучшей и самой любимой в мире подушкой, тепло обнимая каждую ночь миниатюрное тело Гриши, обожающего засыпать на надёжном плече возлюбленного.

Или всё было не так.
Измотанные, но чертовски довольные нечистые, прихватив с собой Северуса, отбыли в "сказочную" чащу. Все устало разбрелись по своим койкам, свалившись спать, едва достигнув уютных кроваток. Грише с зельеваром, конечно, пришлось тащиться до знакомого нам домика. В силу их молодости и стойкости, те смогли ещё выпить тёплого молока и закусить сладеньким перед сном. Но во время приёма пищи парень не сдюжил и засопел в обе дыры прямо, где сидел. Пришлось Северусу поднапрячься и дотащить тушку нечистого до ночного места дислокации. А после скинуть на кровать вместе с собой, не напрягаясь ни о чём и вырубаясь, едва головушка достигла мягенькой подушечки.
А тёмной-тёмной ночью в тёмной-тёмной комнате начали происходить престраннейшие вещи. Или не начали. Объективно всё субъективно, то есть с какой точки зрения смотреть. С точки зрения Гриши ничего необычного не происходило. Они просто спали и продолжают спать. Ничего экстраординарного.
С точки зрения же Северуса очень даже происходило. Нет, он не проснулся. Не до конца, во всяком случае. Но достаточно для того, чтобы понять, что снятся ему не обычные сны, а что-то дюже другое. Слишком похожее на воспоминания. А уж содержание этих воспоминаний живо заставило окончательно проснуться сонный мозг, дабы попытаться идентифицировать информацию. Вроде бы ничего необычного, всё это мужчина прекрасно помнил и так. Занятно как меняет всё одно отличие от прежнего: всего лишь другое отношение к происходившему, всего лишь другое чувство к одному маленькому барсуку. Хотя можно ли говорить о любви "всего лишь"? Любовь - целый мир для каждого, кто её чувствует. И сейчас целый новый-старый мир открывался ошеломлённому Северусу. Он вспоминал своё чувство, он вспоминал свою любовь, он вспоминал своего Гришу.
Едва придя в себя, мужчине потребовалось более глубокое доказательство, что всё это не было бредом или галлюцинациями.Захотелось сразу разбудить любимого монстрика, но тот так славно спал, выглядя словно ангелок. Всё естество Северуса воспротивилось подобному почти кощунству, одновременно же требуя немедленного пробуждения необходимого, тем более сейчас, конкретно этого нечистого. После непродолжительной внутренней борьбы победило желание полюбоваться ещё немного на спящее лицо. Но в этот же момент взгляд мужчины наткнулся на свои внезапно активные руки, уже гладящие нежные плечики и грудь парня через тонкую ткань лёгкой рубашки. Почти не осознавая своих действий, он склонился над Гришей и ласкающе поцеловал приоткрытые пухлые губки.
Юного нечистого что-то бархатно-сладкое невесомо вызывало из томного сна. Чудились воздушные поцелуи, тепло порхающие по его лицу и опускаясь на чувствительную шею. Постепенно по мере пробуждения поцелуи ощущались всё отчётливее и становились только страстней и чувственней, обжигая и через рубашку. Волнительный стон вырвался из горла Гриши, отчётливо прозвучав возбуждающей музыкой в ушах Северуса, что с удвоенным усердием принялся будить вновь обретённого возлюбленного.
Ночь для двоих любящих только началась. Им не нужны были слова. Им не хватало всех звуков вселенной, чтобы выразить свои эмоции. Но действий и движений тоже было недостаточно. Музыка чувств изливалась на округу и казалось, сам лес замер, впитывая в себя доказательства их чувств. А Северус и Гриша не обращали внимание ни на кого и ни на что, кроме друг друга, утверждая свои права на любовь, обладание, ответные чувства и ответную зависимость.
Засыпая под утро, нечистый был уверен в "завтрашнем дне". Знал, что любимый мужчина будет рядом, а остальное не так уж и важно. Знал, что теперь ему под силу что угодно. И был готов творить невозможное, чтобы сохранить то, что имел. С такими воодушевляющими мыслями Гриша умиротворённо засыпал, сладко посапывая на сильном плече возлюбленного.
Юноша не стал оканчивать не нужное ему образование в Хогвартсе, только сдал экзамены. И не на самые низкие оценки, прошу принять во внимание. Мужчина ушёл с должности преподавателя в конце учебного года и стал, как мечталось ему всегда, учёным-экспериментатором зелий и сопутствующих наук. Открыл свою лабораторию и набрал интернациональный персонал похожих на него самого в юношестве ребят. Коллектив получился на радость слаженный. Даже множественные споры по любым поводам между некоторыми из них только помогали в исследованиях и нахождениях новых идей.
Свадьбу отыграли сразу, как Грише стукнуло семнадцать, дабы не шокировать, так сказать, общественность. Но ни одной ночи возлюбленные за всё это время не спали в одиночестве друг без друга. Иногда к ним присоединялись счастливые за них Драко и Гилдерой. Редко на самом деле, понимая общую зависимость и самодостаточность этих двоих.
Гуляли на свадьбе всем миром. Алкоголь лился реками, тосты за здравие и благополучие звучали непрерываемым потоком, а горькость констатировалась с каждым глотком любого напитка на восторг молодожёнам, готовым никогда не отрываться от любимых губ напротив. Пировали развесёлую неделю, даже не смотря на то, что Северус и Гриша ускользнули от общества ещё в первый вечер. Им хотелось почувствовать друг друга в новом статусе. И хотя многие не заметили бы особой разницы, для них всё приобрело новые оттенки страсти и глубину чувств. Возлюбленные молодожёны провели всю неделю не вылезая из их уютного домика на краю леса. И самыми восхитительными моментами для них были сладкие пробуждения в любящих объятиях, а также то, что теперь это как никогда законно. Грише, помимо этого, ещё особенно нравилось оплести Северуса руками и ногами и блаженно засопеть, улетая в неведомые страны снов и фантазий и чувствуя глубокое дыхание уснувшего уже супруга. Так оставим же их мирно спать и видеть чудные сны.

А может было так?
Измученные изнурительным процессом присутствующие разбрелись по своим берлогам. В частности, нечистые перенеслись домой, в "сказочную" чащу, а Северус и Гриша, как бы им не хотелось пойти с теми, телепортировались в Хогвартс. В стиле "вижу цель - не вижу препятствий" они добрались до своих комнат и свалились баиньки. И как бы другие не были заинтересованы в дознании того, где те находились в это беспокойное время для Хогвартса, всех игнорировали. Стоит отметить, что к Северусу приставали гораздо меньше. Вернее, он просто-напросто никого не встретил по дороге к своим аппартаментам, как и Гриша, впрочем. Одно только разнилось: юноше предстояло перейти через гостиную, заполненную студентами Фаффлпаффа, перед зельеваром же такой сложной задачи не стояло, в его комнатах никого не могло и быть.
Но, в общем, оба справились отлично и добрались до своих ждущих кроватей в рекордные сроки. А потом спать! Сладко-сладко спать! И никто не может этому помешать! Ни люди, ни нелюди, ни тварюшки магические. И ничто помешать тоже не может. Ни стуки и стенания заинтересованных лиц, ни действия декана по пробудке, ни даже (если такое вообще возможно) грохот пушек под самым носом. Этим двоим нужно как следует выспаться! Ну, а если это займёт некое время, как, допустим, пару дней или чуть более, что ж?
Но помнится мне, я уже говорила, что всё имеет (вредную) привычку заканчиваться. Закончился и благой отдых наших героев. Зельевара, конечно, не стали бы растаскивать на кусочки ни коем разе по старой памяти его суровой суровости. Но зато профессора чинно, но знатно могли и допросили его за рюмочкой чая в учительской, выпотрашивая каждую подробность, что мог вспомнить под таким дружелюбным давлением его мозг. Слушали преподаватели более, чем внимательно. А дослушав, сильно призадумались да приуныли, ужасаясь осознанию произошедшего. Особенно тяжело было преданной Дамблдору и Дамблдором Минерве Макгонагал. А пока все приходили в себя (случилось сие не скоро) Северус преспокойно покинул помещение, немного насмешливо окинув окружающих пронзительным взглядом.
Грише не так повезло с репутацией, его на раз-два могли порвать, как Тузик грелку, но у него был другой способ успокоить жаждущую подробностей толпу. Какой именно? Естественно, хитропопость нечисти! Пробудившись восстановившим силы, он пригласил своих ближайших друзей через своего фамилиара Бальтазаруса, прежде попросив найти и принести думосбор. Очень полезный артефакт в сложившихся обстоятельствах: ему не придётся ломать язык, длительно рассказывая столь интересующую всех историю, а просто скопировать воспоминания и сидеть, сложа ручки. Ну, а остальным вожделеющим подробности произошедшего расскажут его лучшие, но такие ещё доверчивые друзья.
- Мы же могли дать всем посмотреть воспоминания в думосборе! - воскликнет осенённая Гермиона уже охрипшим голосом вечером того же дня.
Гриша на это только самодовольно ухмыльнётся и, приподняв бровку, разведёт руками, мол поздно спохватилась, дорогая подруга, раньше надо было поднимать этот вопрос. И довольный уйдёт в свою комнату, заперев дверь магически, пока ничего не случилось не поправимого. А судя по взгляду девушки, не за горами была попытка "подержаться" за тонкую шейку нечистого. Славно, что тот успел таки улизнуть. Ну, а остальные, поняв тщетность поползновений и собственную наивность, лишь рассмеются, сбрасывая с себя мнимую грязь от увиденного.
В свете последних событий, вернее одного очень конкретного события, власть имущие приняли решение отменить проведение турнира трёх волшебников, возможно даже, что насовсем. В связи с этим вскоре Хогвартс покинули представители иностранных школ магии, что стало грустным моментом для многих студентов и профессоров. Ведь мало того, что их покинули новые друзья, так ещё и потянулась обыденная рутинная учёба, к которой за прошедшее с изменений в позапрошлом году время уже привыкли.
В целом, год проходил для всех без эксцессов, не считая, естественно, того очень значимого, прямо знаменосного, суда, ещё не скоро истёршегося из хроник истории и памяти людей. Но не для всех год оказался таким уж спокойно-размеренным. Для Гриши всё оказалось несколько иначе. Ну, не совсем всё. И даже не многое. Но точно кое что значимое. Учение, конечно, не вызывало никаких трудностей и значимостей, всё как обычно.
Что действительно волновало нашего нечистого? А что вообще могло теперь, когда Дамблдора и не предвидится ни на каком горизонте? Только одно. Точнее только один. Северус. Исключительно Северус мог и беспокоил Гришу. Его отношение к юноше, казалось, стало ещё холоднее, чем было. Нет, нечистый точно знал и чувствовал, что его ценят и дорожат. Как друга, но не более. Сердце разрывалось от понимания, что заключённая, казалось ещё в прошлой жизни, помолвка незримым палачом стояла над их и так хрупкой дружбой. Грише не мог отказаться от присутствия в жизни Северуса и не мог отказаться иметь хоть какие-то права на него.
Много месяцев прошло в метаниях, скрытых в глубинах сущности парня. Много месяцев он изводил себя глупыми раздумьями. Много месяцев Гриша шёл к единственно верному решению: "если любишь - отпусти". Но никто не в силах был помочь с этой дилеммой познающему жизнь нечистому. Исключительно он сам должен был рано или поздно прийти к собственному равновесию. Свершилось сие аккурат к окончанию учебного года, когда студенты досдавали последние экзамены, а учителя уже мечтали избавиться от назойливых детишек и всласть отдохнуть где-нибудь на тёплом пляжике. Между парой каких-то (он и сам не вспомнил бы каких именно) экзаменов Гриша вдруг ни с того ни с сего отважился, наконец. И только отзвучал последний сигнал к сдаче работ через пару дней, юноша споро собрал вещи и твёрдой походкой поспешил к возлюбленному зельевару.
Пытаясь не вздыхать, Гриша объяснил, как мог, свои чувства в этот нерадостный период его жизни и мягко сообщил о своём нелёгком решении. Северус не перебивал нечистого, проникнувшись важностью момента, и внимал его словам. А после непродолжительного обоюдного молчания, последовавшего за монологом, мужчина со всей ответственностью поблагодарил Гришу и выразил горячую надежду остаться хорошими друзьями, на что тот с радостью согласился. Вот и разошлись их дорожки жизни в разные стороны, обещая пересекаться на краткие дружественные встречи, но не более.
Ко всему прочему, выяснилось, что интересы у наших друзей показательно разные. Северусу, кто бы что ни говорил, нравилось преподавать и заниматься исследованиями в сфере зелий. Этим он и занялся, ощутив свободу от гнёта двух господ (Дамблдора и Волдеморта, кто не понял).
Гриша же заинтересовался относительно новым веянием: маги, как и магглы, увлекались исследованием ранее не познанного. В конкретно взятом случае именно космосом. Ну, а что? Магглы вон уже всякие спутники запускают да на Луну летают, чем маги хуже? Правильно! На родине нечисти уже запустили магический корабль к Марсу, пока только со всякими записывающими и анализирующими артефактами. Но было известно, что вскоре полетит ракета с самым что ни на есть настоящим магом к той красной планете. А параллельно проводятся и другие, не менее интересные полёты. Например, на Венеру. Или даже к ближайшей, после Солнца, звезде - Проксиме Центавре. Аж дух захватывает от перспектив! У Гриши-то точно!
Забегая вперёд, скажу, что космическое освоение у магов шагало семимильными шагами, поэтому к выпуску Гриши из Международного Магического Университета космические корабли под командованием бывалых космонавтов уже свободно бороздили просторы солнечной системы и это не было пределом. Юноша плодотворно влился в рабочий коллектив одного из учреждений, занимающимся этой областью науки. Впоследствии он стал первым, кто долетел до соседней звёздной системы. И первым, кто совершил путешествие через всю галактику Млечный путь. И, конечно, первым, кто достиг соседней галактики. Хотя заняло это дюже не мало времени.
Но как бы не привлекала Гришу его потрясающая работа, кое чего постоянно не хватало. Его вечным спутником стало одиночество. Каждый вечер он засыпал в не согретой никем постели, обхватывая руками большую подушку, и не мог почувствовать себя счастливым полностью.

Нет, было так.
Изнурённые изнурительным судом над Дамблдором, все скоренько разбрелись по своим норкам, отдыхать и приходить в себя. Последними отбыли нечисть и Северус. И как бы ни хотелось мужчине и Грише сопроводить старших друзей в "сказочную" чащу, оставшись затем там же, совесть не позволила. Они, в конце концов, уже целую неделю занятий пропустили. К прочему, в Хогвартсе их ждали не менее важные друзья. Но сил на разговоры явно не было, поэтому, игнорируя всё и всех, они танками добрались до своих комнат и завалились сладко-сладко поспать.
На следующий день Северуса добровольно-принудительно пригласили на чаепитие в учительскую, чтобы в довольно вежливой, но настойчивой форме допросить о произошедшем (и откуда только узнали, что зельевар может что-либо знать?). Узнали на свои головы. Призадумались, пригорюнились и прониклись. А пока все витали в своих мыслях, Северус преспокойно покинул гостеприимное помещение и отправился по важным делам, напоследок окинув окружающих насмешливых взглядом, мол я-то давным-давно знал, что Дамблдор не такой и благообразный, каким кажется.
Гриша устрашающей репутации не имел и, к тому же, был (не совсем, конечно) обычным учеником. Естественно, другим студентам в любом случае проще было подойти к нему, чем к какому-либо учителю с таким вопросом (опять же, и откуда только все узнали, что Гриша в курсе происходившего?). Однако, юноша предвидел текущее положение дел и организовал толпу по своему. Прежде всего он позвал друзей и попросил домовика принести думосбор, в который залил свои воспоминания о суде. Ну, а после уже его друзья отдувались и рассказывали остальным, тогда как он снова отдыхал. Учёбы-то всё равно никакой не было в связи с допросом всеми профессорами Северуса.
Когда под вечер охрипшая Гермиона догадалась, что они могли и дальше использовать думосбор, а не драть глотку, Гриша только хитренько хихикнул. Ну, правда, нечисть он или рядом проходил?! Так-то! Тем более, отдых ему не помешает, а друзья и так неделю почти ничего и не делали. Учебный процесс, конечно, был, но вялый какой-то. И не удивительно: всем было намного интересней пообсуждать в очередной раз, что же произошло, что же происходит и во что это выльется.
Когда всеобщее потрясение улеглось немного, власть имущие приняли решение прекратить проведение турнира трех волшебников, как одного из начинаний такого-сякого бяки Дамблдора. Да и не до того было, разобраться бы с другими проблемами, чем думать о проведении никому, в принципе, не нужного соревнования. Повинуясь этому решению покинули Хогвартс иностранные делегации, что заставило грустить многих, если не всех. Студенты горевали по своим новым друзьям, слёзно обещая писать. Профессора печалились отъездом своих новых собутыль... то есть я хотела сказать, товарищей. В общем, обитатели замка впали во всеобщую тоску.
Усугублялось всё тем, что ни турнира не было, ни квиддича не стали возвращать на этот год (посчитали, что времени не хватит или что-то в этом роде, как услышал один знакомый одного знакомого одного друга старосты с пятого курса Райвенкло). Вот и потянулась серая рутина будней, разбавляемая письмами с континента. Всё, в общем-то, почти как обычно.
Не скучал только Гриша. Ему было абсолютно не до того. Он решал нерешаемую проблему: привязать ли Северуса к себе ещё сильней или отпустить, коль скоро это любовь. Месяцы проходили в постоянных метаниях и сомнениях, мучая юношу почти физически. И к сожалению, с этими размышлениями никто не мог ему помочь. Посоветовать могли, но решение всё же принимать Грише, поэтому он даже ни к кому и не обращался, понимая ситуацию.
И продолжалось бы так много дольше, если бы парень не взял себя в руки. Случилось сие великое событие аккурат на последнем экзамене, который ему с трудом удалось досидеть до конца. Нетерпение гнало юношу поскорее очутиться у себя в комнате и принять, наконец, судьбоносное решение. Но чаяниям не суждено было сбыться. На выходе из класса его поджидал северный пушной зверёк в виде того самого, из-за которого и страдал Гриша. Поймал на выходе да уволок в свой уголок. А там...
А там, во владениях декана слизерина, в тёмных комнатах сумеречных подземелий, случилось страшно слёзно-счастливое событие! Все же помнят ужасный характер Северуса? И его злопамятность? И мстительность? И обещание, которое он дал самому себе? Ну, ещё тогда, когда они с Гришей только обвенчались, и мужчина по намеренной случайности узнал, что был у юноши не первым мужчиной. Все помнят, да? Вот Северус и помучил немного Гришу.
В общем, дело обстояло так. После феерического судебного процесса, который стал новой отправной точкой для многих магов, в том числе и самого Северуса, для него началось восстановление. Во всех смыслах. И в том, конечно, о котором вы подумали. Да-да, память тоже начала восстанавливаться. Вернее будет сказать, оттенки чувств. Но это не быстрое действие. Началось с малого: смутные образы во снах, окрашенные в немного другие эмоции. Северус даже не сразу понял, что происходит что-то из ряда вон, как говорят. Далее маленькие детали обрастали подробностями, вызывая ощущения всё новых красок жизни. Но эта лавина не быстро двигалась, времени ушло много. Но, как вы уже, наверное, догадались, последние пару месяцев мужчина полностью восстановился и просто-напросто мстил, как и обещал когда-то.
Всё это Северус объяснил плачущему у него на коленях любимому монстрику, а после зацеловал до нехватки воздуха, утешая и заявляя свои права. Хотя на этом он не собирался останавливаться. Всё равно объяснение-примирение заняло не один час, и Гриша уже опоздал в свою барсучью норку. Ночка предстояла... Ну, та ещё ночка, в общем, если вы понимаете о чём я.
С тех пор по жизни шли возлюбленные вместе. Даже разные их интересы не мешали, а только помогали не устать друг от друга. Северус рассказывал о новых изобретениях в сфере зелий, в том числе и о своих, конечно. Помимо этого, он заинтересовался артефактологией и достиг немалых высот и в этой области. Рассказы его всегда были интересны любому благодарному слушателю, что уж говорить о любящем его нечистом.
Гриша, в свою очередь, описывал свои похождения. Он, как ему мечталось, стал магическим астронавтом, бороздящим просторы космоса. Маги в этом преуспели куда больше обычных людей. Их ракеты уже летали не только по солнечной системе, но и немного дальше. И это был не предел. Ну, а Гриша стал первопроходцем, за которым оставались первые километры в сторону Марса, Юпитера, Плутона и других планет. Он же намеревался стать первым долетевшим до ближайшей после Солнца звезды - Проксимы Центавра. И пределов для него не было. Хорошо иногда быть бессмертным существом, верно?
Но самое любимые в жизни Северуса и Гриши были моменты возвращения домой. Домой, где ждёт возлюбленный. Домой, где всегда тепло и уютно. Домой, где верные друзья. Домой, где каждая ночь наполнена не утихающей страстью. Домой, где так приятно засыпается в нежных объятиях любимого и любящего, одно только присутствие которого наполняет смыслом и радостью сладостные грёзы в мире сновидений.

Спокойной ночи, Гриша. Спокойной ночи, Северус.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.05.2016, 00:35
 
staniaДата: Вторник, 03.05.2016, 00:28 | Сообщение # 138
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Эпилог. Конец - это только начало.

Потягиваясь, Гриша выплывал из приятного сна, ощущая что-то странное. Что-то в окружающей обстановке было не такое, как обычно, но было ещё слишком рано, чтобы беспокоиться, поэтому нечистый и не стал этого делать, предпочитая ещё чуток поспать. Но ему не дали такой роскоши.
- Ставай, негодный мальчишка! - ввинтился в его уши противный визгливый голос, предположительно принадлежащий какой-то женщине, - Ты ещё не встал, мелкий негодник? Живее! Иди и поджарь бекон для Дадлички! И посмей только не уследить за едой, мальчишка! В день рождения Дадлипупсика всё должно быть идеально! Побыстрее там!
"А???" - ошарашено подумал Гриша, резко очнувшись ото сна в маленькой комнатушке с характерным потолком из ступенек.
Он снова был в доме на Тисовой улице, который, как ни старался, так и не смог забыть. Различие же было в том, что теперь ему было точно больше пяти лет, когда он в последний раз здесь был, судя по его воспоминаниям.
"Что происходит? - вертелось в голове у мальчика.
И правда, что же происходит? Почему Гриша очнулся в своём пока ещё десятилетнем теле? Почему в доме своей не очень любимой тётушки? Нечисть, лес, друзья, Северус, наконец, ему приснились? А может они существуют на самом деле? А может ему приснилось то, что было с каким-нибудь другим Гарри Поттером? Но почему тогда появилось желание одеть платье, а не эти старенькие шорты? А Дамблдор интриган-манипулятор? Или его тоже не существует? А магия, вообще, существует или это только прекрасное видение? И главное, если хоть часть правда, встретится ли ему Северус? И можно ли изменить то, что хотелось изменить ещё тогда?
В любом случае: будь это мир без магии или вселенная, где Альбус Дамблдор такой же лживый манипулятор, или самый опасный враг мальчика Волдеморт, или любой другой вариант, - теперь у Гарри Поттера есть желание изменить свою историю в лучшую сторону, и он это сделает!


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.05.2016, 00:29
 
katyaДата: Вторник, 03.05.2016, 05:44 | Сообщение # 139
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Интересный поворот сюжета. Интригующее окончание работы. Мне нравится. Читала с удовольствием. Большое спасибо!
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
Страница 5 из 5«12345
Поиск: