Армия Запретного леса

Четверг, 01.12.2022, 03:40
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Гарри Поттер: Пробуждение тьмы. /до 11-ой главы включительно (ЛВ/ГП│NC-17│драма│макси│заморожен)
Гарри Поттер: Пробуждение тьмы. /до 11-ой главы включительно
ItasДата: Вторник, 18.10.2011, 22:39 | Сообщение # 1
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »

Название: Гарри Поттер: Пробуждение Тьмы.
Автор: Aye Macchiato.
Переводчик: Adelinde - часть I фанфика (с 1-ой по 11-ю главы); The Killers- часть II фанфика (с 12-ой главы)
Разрешение на перевод: получено.
Разрешение на размещение : Часть I - получено. Часть II - нет.
Ссылка на оригинал: Harry Potter and the Breeding Darkness
Бета: opheliozz (с 1-ой по 11-ю главы), AXEL F (с 12-ой главы)
Пейринг: ЛВ/ГП.
Жанр: драма.
Размер: макси.
Статус: в процессе перевода, оригинал заморожен.
Дисклаймер: ни переводчик, ни автор не претендуют на вселенную ГП.
Аннотация: Сиквел к фанфику «Гарри Поттер: Падение во Тьму». После окончания четвертого курса Гарри, сбежав от родственников и Дамблдора, остается с Томом. Собрания Пожирателей Смерти, тренировки и новый виток в отношениях с Темным Лордом. Гарри вырос и изменился еще сильнее. Он возвращается в Хогвартс на пятый курс и обнаруживает еще больше сюрпризов, учится манипулировать окружающими, ведь его задание – захватить школу изнутри.
Предупреждение: Темный Гарри! Дамблдор – манипулятор. NC-17 с графическими описаниями.





ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Суббота, 31.12.2011, 20:27 | Сообщение # 91
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Глава 5

Несколько дней всё шло гладко согласно их обычному ежедневному распорядку. Но Гарри вдруг понял, что ему катастрофически не хватает времени. Сейчас он присутствовал на всех собраниях, которые проводил Том, и хотя теперь их было не так много, как в начале месяца, но одно в день все же проходило. Между собраниями они старались хотя бы по полчаса в день уделять урокам по Арифмантике, Древним Рунам, Темным Искусствам и дуэлингу, и очень часто случалось так, что большую часть урока они тратили на поцелуи. За всем этим Гарри вдруг понял, что у него совсем нет времени на то, чтобы просто побродить по поместью и расслабиться. Не то чтобы он жаловался.
Пару раз им даже пришлось воспользоваться Маховиком Времени, чтобы успеть провести дополнительные уроки.
На следующий день после встречи с Министром на Диагон Аллее Гарри получил новую кипу писем. Фадж прислал очередное приглашение на чаепитие, в этот раз назначенное на 23 июля в 3 часа дня. Юноша послал Министру положительный ответ и поблагодарил его за приглашение.
Очередное письмо пришло и от Дамблдора, весь его текст был пропитан разочарованием в выборе Гарри, и его нежелании возвращаться; в письме директор попытался надавить на предполагаемое уважение к авторитетным взрослым, которые должны были одобрить и принять его решение. К сожалению, у Гарри давно не осталось уважения к так называемым «авторитетам» и уж тем более, ему не нужно было одобрение Дамблдора. Поэтому полное сентиментальной прочувственности письмо вызвало у Поттера лишь усмешку отвращения. И снова директор просил назвать свое местонахождения, чтобы его могли забрать и доставить в безопасное место. Гарри ответил, что он и так в полной безопасности, поблагодарил за беспокойство и отказал.
Письма прислали Уизли. Все они были рады, что их друг в безопасности, счастлив и наслаждается своими каникулами. Близнецы написали, что в Нору часто приходят незнакомые маги, которых неизменно возглавляет Дамблдор, они всегда уединяются на кухне, в то время как всех детей разгоняют по постелям.
Но близнецы – это близнецы – их никогда не интересовали правила, поэтому несколько раз они пытались подслушать. Группа этих людей называла себе «Орденом Феникса» и строила какие-то планы, касающиеся возрождения Сам-Знаешь-Кого. Близнецы сообщили Гарри, что, судя по всему, вторую половину лета их семья проведет не в Норе. Орден нашел для себя новую штаб-квартиру, и миссис Уизли вызвалась вместе со своей семьёй привести это место в порядок. Еще они планировали усилить защиту вокруг Норы, создавая иллюзорность, что именно она та самая «штаб-квартира», хотя официально все эти новости детям еще не сообщались. Близнецы обещали написать о новых подробностях, когда они появятся.
С усмешкой на лице, Гарри пересказывал все эти новости Тому.
А 14 числа передовицу Пророка украшала огромная движущаяся фотография, на которой Гарри и Том - в облике Ника - обменивались на прощание поцелуем. Статья, подписанная именем Бетти Брайтвэйт, изобилировала интервью разных прохожих, которые сумели проследить весь маршрут их пары по Диагон Аллее, и заканчивалась упоминанием о совместном чаепитии Гарри и Министра Магии. Чуть ниже их совместной фотографии с Томом шла другая, поменьше, на ней Гарри и Фадж сидели за маленьким столиком в патио чайного домика и о чём-то разговаривали, сердечно улыбаясь друг другу. Вот они взяли по сладости с блюдечка и закинули их в рот, а потом рассмеялись над чем-то, что сказал один из них. Гарри было любопытно, уязвил ли Фаджа тот факт, что личной жизни Золотого Мальчика уделили куда больше внимания, чем их встрече. Да и вообще, ему показалось нелепым то, что любовные похождения подростка и его утреннее чаепитие заняло передовицу новостей магического мира.
В статье велись рассуждение на тему того, зачем же Мальчику-Который-Выжил нужно было встречаться с Министром Магии, но все их предположения и рядом с правдой не стояли, поэтому походили на напрасное бумагомарание. Большая заслуга в этом, конечно же, принадлежала Тому, ведь это именно он не давал журналистке услышать что-нибудь лишнее. Значительная часть всей статьи посвящалась таинственному парню, с которым целовался Гарри, но не нашлось ни одного человека, который бы узнал его или слышал, как спаситель магического мира обращался к нему по имени.
_ _
Большая часть собраний в последнее время посвящалась обсуждению набора новых Пожирателей. Сейчас вербовка людей была необходима, да и проходила она довольно удачно. Гарри же был взволнован и смущен поведением Риддла. На собраниях Том вел себя холодно, отчужденно и жестоко. Он не секунды не колебался, посылая в кого-нибудь проклятие за провинность, Гарри все сложнее и сложнее было сдерживаться и не подпрыгивать от неожиданности.
В такие моменты, он честно не понимал, какого черта его возбуждает боль, которую Том причинял другим… но непонимание это очень быстро исчезало. Почему? Да потому что это было чертовски хорошо, когда шипящая магия Волдеморта проникала в его тело, доставляя неистовое удовольствие от пыточного заклинания.
Но после собраний, когда они оставались одни, Волдеморт становился Томом, который в последнее время вёл себя с Гарри все беззаботнее и игривее. За последнюю неделю юноша слышал смех Риддла чаще, чем за все предшествующие месяцы. Это было странно… но все равно здорово.
Вечером 17 июля Том и Гарри сидели в кабинете, отдыхая после насыщенного дня, именно в этот момент они ощутили, как что-то нарушило границы защиты, словно кто-то аппарировал в холл. Гарри, удивленно приподняв бровь, посмотрел на Риддла, безмолвно спрашивая его, кто это мог быть. И, хотя Том ничего не ответил, юноша ощутил легкое удивление на грани своего сознания и сразу понял, что исходит оно от Риддла.
Покачав головой, Том встал на ноги и принял обличие Волдеморта. Гарри же никогда не снимал своего кольца в поместье, поэтому не нуждался в маскировке. Волдеморт вышел из кабинета и направился к ступенькам, Гарри последовал за ним чуть позже и когда он достиг вершины ступенек, смог рассмотреть прибывшего.
Это оказался Дженно Васс; министерский маг, работающий в Департаменте по Соблюдению Магического Права и ныне являющийся охранником в Азкабане. Его отец и дядя тоже были Пожирателями Смерти – к несчастью, они оба выбыли еще в прошлой войне – а Дженно появился две недели назад и принял метку.
Гарри остановился наверху ступенек, наблюдая оттуда, как опускается Васс перед Волдемортом на колено, склоняя голову почти до пола. Поттер почти ощущал удовлетворенную ухмылку Темного Лорда и, не сдержавшись, тоже ухмыльнулся. Дженно поднялся на ноги, когда Волдеморт благосклонно кивнул, но все равно не поднял головы, словно подзабыв о том, что он хотел сообщить.
Моментная заинтригованность в сознании Гарри сменилась взволнованным ожиданием. Он уже привык к этим необычным ощущениям. Том сказал, что их появление – часть душевной связи, которая только укреплялась ими в последнее время.
Дженно Васс поклонился снова, на что Волдеморт освобождающее махнул рукой. В следующую секунду мужчина с негромким хлопком исчез из поместья, а Темный Лорд начал подниматься наверх к Гарри.
- И какие новости он принес? – спросил Поттер, когда костлявый мужчина со змеевидными чертами подошел к нему.
- Васс смог встретиться с одним из высших эшафотов дементоров Азкабана.
Глаза Гарри удивленно распахнулись.
- Как быстро, - воскликнул он. Васс упоминал о восстании дементоров всего два дня назад.
- Они были в полном восторге, когда узнали, что я вернулся, - усмехнулся Волдеморт. – Встреча назначена на эту ночь.
Гарри медленно кивнул. Честно говоря, он был совсем не в восторге от идеи Темного Лорда об объединении с дементорами. Он понимал, что его страх глуп и беспокоиться не о чем, но…
- Гарри, со мной все будет в порядке, - сказал Волдеморт, ощутив опасения юноши. Он поднял руку и длинные, костлявые пальцы вплелись в волосы Гарри, а ладонь мягко огладила щеку
Поттер вздохнул и кивнул.
- Я знаю, знаю… я веду себя как дурак. Я просто… не испытываю к этим тварям нежных чувств, - тихо проворчал он.
Волдеморт рассмеялся и, склонившись, коснулся своими не-губами лба Гарри.
- Знаю, любовь моя. Но со мной все будет хорошо. Они были полностью преданы мне в прошлой войне, поэтому не нападут на меня. Им претит отчитываться перед Министерством, и они страстно желают союза со мной.
Гарри снова кивнул и улыбнулся через силу.
Разобравшись с этим вопросом, Волдеморт ушел готовиться к предстоящей встрече, оставляя юношу в поместье одного. Хвоста выгнали отсюда почти сразу после того, как Гарри прибыл сюда на лето, поэтому Питеру пришлось самому заниматься проблемой своего места проживания. У Тома отпала необходимость в его магическом ассистировании, а домовые эльфы оказались куда полезнее этой крысы. Да и в услугах няньки для обессиленного колдуна никто больше не нуждался.
Гарри никак не мог отделаться от надежды, что это скользкий ублюдок даст поймать себя Министерству – что доказало бы невиновность его крестного. Но он прекрасно понимал, насколько плох этот вариант, ведь тогда эта крыса станет очень полезным источником информации и сможет рассказать много интересного о том, на чьей стороне Гарри и о возрождении Волдеморта. Но помечтать то он мог…
Поттер наблюдал за тем, как исчезает из холла Том, а потом апатично поднялся в их спальню. Он сидел за своим столом и повторял руны, в попытке отвлечься, но это не сильно помогало. Около 11 вечера, Гарри решил, что уже достаточно поздно и лег в постель, но спать в одиночестве оказалось очень неприятно. Ему нужен был теплый Том под боком, а еще лучше под ним. Нужно теплое дыхание и размеренное биение его сердца.
Гарри раздраженно вздохнул. Он живет тут без малого две недели, но неужели уже так привык спать с Риддлом, что не может этого делать в одиночестве? Так как, черт возьми, он будет выкручиваться, когда первого сентября приедет в Хогвартс?
После этой мысли, Гарри ударил себя по лбу. Он не мог поверить, что совершенно забыл об осколке души Тома! Ведь именно с ним юноша проводил все ночи в последние месяцы, живя в школе. А за последние две недели он даже ни разу не вспомнил о своем компаньоне, ни разу не навестил в своем подсознании.
Гарри медленно вдохнул и выдохнул, концентрируясь, и впервые за летние каникулы проник в свое подсознание. Очутившись там, он сразу понял, что что-то не так. Или… по-другому. Возможно, даже не правильно… хотя неправильным оно не ощущалось… просто сейчас ощущения были совершенно другими.
Здесь по-прежнему все было темным, только темнота эта словно отзеркаливалась от серого пола. Внешне все выглядело точь-в-точь как раньше, но ощущалось оно иначе. Гарри осмотрелся в поисках силуэта, который принимала душа Тома, но… его нигде не было видно. В груди начала нарастать паника. Он до сих пор ощущал присутствие осколка души, но где он?
«Гарри…»
Гарри мгновенно обернулся, ища знакомый силуэт, но не находя его. Голос раздавался из того угла, с которого все и началось, поэтому он поспешил туда. Это было темное место в его подсознании – всегда было, и юноша подозревал, что всегда и будет. Туман заполнял все пространство здесь, а этот угол всегда был прикрыт бесформенным облаком. Гарри вглядывался в него, в попытке найти своего компаньона, но и там его не было.
- Где ты? – громко спросил Поттер.
«Не волнуйся…Гарри».
- Не волноваться? О чем именно? Где ты? – повторил вопрос Поттер немного обеспокоенным голосом.
«Я не смогу присоединиться… к тебе сейчас».
- Что! Почему? Что случилось?
«Я говорил тебе однажды… что твой Волдеморт и я… в какой-то мере один и тот же человек…но в другой… мы разные».
- Я помню… - нерешительно ответил Гарри.
«Я говорил тебе… что я… лишь часть того, кем… был он… часть…которую он отделил… слабая».
Гарри медленно кивнул, вспоминая разговор, который состоялся у них много месяцев назад. Он не вспоминал о нем с тех пор.
«Он старался разделить свою душу… чтобы стать сильнее. Он отделил их от… себя…держа их на расстоянии друг от друга… много лет… когда он выбрал этот способ… разделения души… он решил держать… осколки подальше от себя».
- Погоди, - нахмурился Гарри, - ты сказал, что он разделил свою душу на осколки, и решил спрятать каждый из них отдельно? Но он не знал, что один из осколков попал в меня! Разве это было не недоразумение?
«Он не… намеревался… заключить меня в тебе… согласно его плану, я… должен был попасть в предмет… выбранный им. Но он не смог довести все до… конца».
- Потому что проклятие попало в него, - подхватил Гарри, начиная понимать.
«Да… и так я оказался в тебе… но лишь как одна из сторон его личности… для меня… они никогда не были связаны друг с другом. Магия, разделяющая душу… привязывает… к объекту, но… сильно ограничивает… связь с настоящим владельцем. Кое-что осталось во мне… потому что некогда оно было часть его самого… но это лишь часть… настоящей души. И она довольно… незначительна.
- И что все это дает? – нетерпеливо спросил Гарри.
«Связь… что сформировалась… между ним и тобой… становится сильнее… Связывает тебя… Это словно трубопровод. Эти частички души, которые… он отделил от себя… возвращаются к нему через этот трубопровод, покидая меня.
Гарри бессмысленно смотрел вперед. Так вот почему Том так странно ведет себя в последнее время?
- Но что это значит для тебя? В смысле… ты в порядке? – обеспокоено спросил юноша.
«Да… вообще-то, мне… очень хорошо».
- Правда? - удивленно спросил Гарри.
«Я… доволен. Счастлив, что вы двое… обнаружили… эту связь. Что вы… нашли… друг друга. От этого… меня переполняет… гордость. Ты так… вырос… а я… наблюдал за тобой… был рядом с тобой… почти всю твое жизнь. Даже когда… ты не знал… о моем существовании».
- Так ты рад за нас? Даже если теряешь сам себя?
«Я не теряю себя. Я возвращаюсь туда, где должен быть».
Гарри глубоко вздохнул, пытаясь осмыслить услышанное. Его интересовала мысль, как все это примет Том, ведь он считает объединение души слабостью. Хотя, возможно, Риддл уже понял, что с ним происходит. Ведь он всегда хорошо разбирался в собственных поступках, правда, редко об этом говорил.
Гарри встряхнул головой, но улыбнулся. Все это сложно было осознать, но сама идея ему нравилась.
Он поднял голову и вдруг уловил какой-то проблеск в темном облаке, которое окружало темный угол. Чуть склонив голову набок, Гарри всмотрелся в темноту. Он подошел ближе и по мере его приближения, облако разделилось, открывая взгляду то, что привлекло его внимание.
Гарри прекрасно знал, что раньше здесь этого не было. Там, где были только облако, туман и стена внезапно появилась дверь.
- Что это? – громко спросил Гарри.
«Трубопровод…»
- И что это значит? – нахмурил брови юноши.
«Это… твой мысленный образ… связи… существующей… между Томом и тобой».
- Но почему это именно дверь?
«Это то… что ты используешь… в своих снах…»
Гарри подождал продолжения… но его не последовало.
- А что с ними?
«Это путь… который использует твое сознание… чтобы проникать в его. Только сейчас… оно стало сильнее… Ты стал сильнее».
- Ты хочешь сказать, что если я войду в эту дверь, то окажусь в голове Тома?
«У него наверняка есть такая же… чтобы он смог придти сюда. Ты можешь туда войти…»
Гарри удивленно распахнул глаза, осмысляя новые возможности. «Это же великолепно!» - внезапно понял он. Ему нужно узнать, на что именно способна эта связь. Если с ее помощью они смогут общаться друг с другом, тогда это станет огромным преимуществом, когда Гарри вернется в Хогвартс.
Он посмотрел на дверь, решая, стоит ли воспользоваться ей сейчас или подождать возвращения Тома со встречи с дементорами.
Мысль о дементорах вызвала неприятную дрожь. Ему до сих пор очень не нравилось то, что Том там совершенно один. Конечно он понимал, насколько глуп его страх. Риддл не тот, кого можно легко убить. Он же чертов Темный Лорд. Кто-то вроде дементоров не причинит ему вреда. Да и частичка души Тома, живущая в нем, гарант бессмертия, но Гарри не удавалось полностью успокоиться, когда во все это оказались вмешены дементоры.
Они не ранят тела, но пожирают душу.
Поттер закрыл глаза и попытался выбросить из головы все лишни мысли. Он понимал, насколько иррационален и нелеп его страх. Но… это абсурдное волнение назойливым шепотом настаивало на том, чтобы он проверил Риддла и, не оставив себе на раздумье и секунды, он решительно вошел в облако и открыл дверь.
Что еще… что… здесь что-то…
Он немедленно установил свои окклюментетные щиты на полную мощь и осмотрелся, пытаясь разобраться в странных ощущениях. Ему казалось, что кто-то пытается… и ему удается проникнуть в его сознание. Последним, кто пытался залезть ему в голову, был Дамблдор, но даже старику это не удалось! Какого черта здесь происходит?
Он осмотрелся по сторонам, изучая обстановку. Комната была холодной и ужасно неуютной, но он использовал вокруг себя очень мощную защиту, на другом конце комнаты стояло трое дементоров, обдумывающих его предложение. Он знал, что они примут его. Они тоже это знали, но не хотели показывать, как сильно они ему рады.
Но кроме дементоров и его самого здесь никого не было. Дементоры не сильны в ментальных искусствах, поэтому он был уверен, что это сделал ни один из них, кроме того, они были полностью отвлечены – да и какие у них могут быть мотивы?
Так что же он недавно ощутил? … до сих пор ощущал. Оно до сих пор было здесь. Оно не захватывало мысли и казалось почти естественным, но все же было чужеродным. По факту… это было почти…
Он покачал головой. Это было странно. Ему не нравилось быть удивленным или озадаченным, а сейчас он был именно таким. Он понятия не имел, что происходит и поэтому, чувствовал к этому чему-то незнакомому отвращение.
Внезапно он ощутил волну вины, и как чье-то чужеродное присутствие сжалось, словно пыталось поспешно исчезнуть.
Когда оно пошевелилось, он определил его место нахождение и быстро закрыл глаза, ему не нравилось делать подобное в присутствие дементоров, но желание разобраться во всем этом пересилило сомнения. Он проскользнул в свое подсознание, ища вторгшуюся в него ауру, и внезапно наткнулся на знакомую магическую энергию.
«Гарри?» - подумал он с замешательством.
«Том? Ты можешь меня слышать?»
«Что за…? Как ты это сделал?»
«Помнишь, я рассказывал о своих видениях во сне, когда только пришел к тебе?»
«У тебя сейчас видение?» - пораженно воскликнул Том.
«Что-то вроде того… это трудно объяснить. Мне просто захотелось увидеться с тобой. Я хотел попытаться и сразу уйти. Прости, что помешал твоей встрече… я просто… идиот. Ты же меня знаешь… и мою фобию к дементорам. Я думал, что ты один там с ними… и просто хотел проверить».
«Нет, Гарри… все в порядке. Теперь я понял, что происходит, и это не то, что может огорчить. Ты можешь остаться, если хочешь», - Том прервался на мгновение. – «Гарри, так ты говоришь, что сделал это осознанно?»
«Получается, что так. Случилось кое-что важное. Я расскажу тебе, когда ты вернешься, хорошо?»
Том разочарованно вздохнул, ему не очень хотелось ждать, но в первую очередь нужно было сосредоточиться на встрече.
«Прекрасно. Сначала мне нужно закончить встречу».
«Хорошо. Но мне все равно не нравится, что ты пошел туда без охраны».
Том мысленно усмехнулся. Он быстро вернулся из своего подсознания и обратил все свое внимание на дементоров. Они до сих пор беззвучно совещались, лишь один из них изредка посматривал в его сторону.
Он нетерпеливо вздохнул. По его мнению, времени на размышления должно было уже хватить. Обе стороны прекрасно понимали, чем все это обернется, и их показное сомнение уже начинало действовать ему на нервы.
Ненавязчивое присутствие Гарри вызвало едва заметную улыбку на его безгубом рте. Это был до странности уютное ощущение. Встреча, наконец, подошла к своему логическому концу, в котором дементоры поклялись в верности ему и его целям, и назначили дату следующей встрече, на которой они должны были обсудить его планы. Помимо прочего дементоры пообещали предоставить ему детальную информацию об Азкабане и согласились не приближаться к камерам тех, кто носил маски, чтобы сторонники Темного Лорда успели немного придти в себя от негативного воздействия стражей тюрьмы.
Во время их беседы Том продолжал ощущать присутствие Гарри в своем подсознании и даже ощущал его эмоции. По факту, чем дольше юноша был в его голове, тем чище и понятнее становились его эмоции и реакции. Они практически не смешивались друг с другом и становились независимее, словно Гарри медленно отделял свои чувства от чувств Тома.
Когда закончилась встреча, Риддл поспешил покинуть лачугу, в которой она проходила, и аппарировал в поместье. Вернув себе настоящую внешность, он по ступенькам поднялся на третий этаж и направился к их с Гарри спальне. Застыв в шаге от кровати, Том рассматривал явно крепко спящего юношу. Гарри, находившийся внутри его подсознания, пришел в замешательство – наблюдать за спящим собой со стороны оказалось очень странно.
Тихо наблюдая за умиротворенным лицом спящего любовника, Риддл ощутил, как его начинают переполнять эмоции. «Такой красивый юноша… и мой», - на его тонких губах расползлась ухмылка.
В подсознании тут же раздался счастливый шепот, переполненный любовью и теплотой. С широкой ухмылкой на губах Том подошел ближе и погладил спящего Гарри по щеке, отбрасывая с его лица черные пряди волос. Сейчас юношу можно было назвать длинноволосым и, возможно, он собирается отрастить их еще немного. Впрочем, сейчас не это занимало Риддла.
Озорно улыбнувшись, он склонился ниже, прижимаясь своими губами к губам спящего юноши. Чужие эмоции стали отпечатываться в его подсознании еще выразительнее. И, судя по всему, Гарри нашел поцелуй с самим собой крайне странным и сбивающим с толку, поэтому очень отчетливо хотел, чтобы Том прекратил это, по крайней мере, до тех пор, пока он не займет место в своем собственном теле.
Риддл отстранился и рассмеялся, прислушиваясь к возмущенному бормотанию
- Тебе следовало просто уйти, раз уж происходящее тебе настолько не понравилось, - с ухмылкой на губах заметил Том. Он ощутил, как чужое присутствие продолжило тянуть его, но за этим четко прослеживалось недовольство и смущение.
- Ты пытаешься сказать мне, что не знаешь, как оттуда выйти? – уточнил Риддл.
Чужое раздраженное согласие накрыло его с головой и он, тяжело вздохнув, тряхнул волосами.
Том сел на край кровати и, сделав еще один глубокий вдох, погрузился в свое подсознание в поисках юноши.
«Гарри?»
«Том!»
«У тебя проблемы?»
«Эээ… думаю, да».
«Сначала скажи мне, как тебе удалось это сделать, и возможно, мы сможем вычислить обратный процесс», - с мягким вздохом произнес Риддл.
«Я как обычно проник в свое подсознание, но что-то пошло не так. Мой компаньон больше не мог принимать свою прежнюю форму. Вообще-то, именно об этом я и хотел с тобой поговорить… хм… в любом случае, в дальней стене, где раньше обитал осколок твоей души, появилась дверь. Он – осколок… мой компаньон – он сказал, что эта дверь связующий нас трубопровод. И с тех пор, как я вырос и стал сильнее, я могу пользоваться им осознанно, вместо тех отрывочных вспышек, что приходили ко мне как видения».
«Хмм… прелестно», - тихо пробормотал Том.
«Он сказал, что возможно, подобная дверь есть и у тебя. Что ты тоже можешь проникать в мое подсознание», - продолжал Гарри.
Том мгновение взвешивал услышанное, прежде чем снова «заговорить».
«Твое «подсознание» представляет собой пространство, хорошо обустроенное различными предметами. Я никогда раньше не предавал своему подсознанию вид жилого помещения, но если я попытаюсь сделать это сейчас, возможно, ты сможешь найти ту дверь, она и будет выходом».
«О… может сработать».
Том сосредоточился на обстановке своего подсознания. Он не плохо разбирался в этом. Создание предметов с помощью воображения, визуальная ментальная среда – для большинства людей, изучавших окклюменцию, это была сторона одной и той же монеты. Очень многие пытались воссоздать места, отвечающие их потребностям, это могли быть отдельные комнаты, склады, на которых можно было хранить различные стороны самих себя или воспоминания. Но Том всегда считал подобного рода хранилища довольно хлипкой конструкцией, поэтому не практиковался в их создании, правда, материал по этой способности все равно изучил.
Комната, которая материализовалась по его желанию, оказалась точь-в-точь такой, какой он создавал ее очень-очень давно, когда он только начал работать со своим подсознанием.
Моргающий по-совиному Гарри материализовался прямо за ним. Риддл тем временем оглядывался по сторонам.
- Тайная Комната? – озадаченно спросил Гарри.
- Моя личная Тайная Комната, - весело поправил его Том.
- Почему твое подсознание выглядит так?
- Последний раз я работал над проектировкой своего подсознания на шестом курсе.
Гарри обернулся и удивленно на него посмотрел.
- Вау… давно это было, да?
Том тихо фыркнул.
- Да, можно и так сказать. Я экспериментировал с этой техникой, но она была не особо мне нужна, поэтому я очень быстро забросил занятий. В книге, по которой я учился, говорилось, что лучше создавать образы мест, которые что-то для тебя значат. Как видишь, эта комната на самом деле напоминает Тайную, но она немного не такая, как оригинал.
- Да, - кивнул Гарри. – Например, эти двери.
- За этими дверями сокрыты разные стороны меня самого. В разное время и с разным опытом, которые я отделял сам.
Гарри нахмурился и свел брови. Том тут же ощутил перемену настроения своего партнера и, повернувшись, с любопытством на него посмотрел.
- Мне нужно кое-что рассказать тебе, Том, - решительно произнес Гарри, заглядывая Риддлу в лицо.
Тот вопросительно приподнял бровь.
- Частичка души – мой компаньон – он сказал мне, что потерял часть тебя, которая позволяла ему принимать форму в моем подсознании.
Том удивился на мгновение, а потом ощутил, как что-то внутри сжалось от беспокойства.
«Потерял часть меня?»
- Он сказал, что той ночью ты специально свою душу… и это не было случайностью, - Гарри нерешительно посмотрел в багровые глаза.
Том нахмурился на мгновение, а потом тихо вздохнул.
- Все верно. Эта магия темнейшая из отраслей темных искусств. Душа разделятся на части под воздействием специального катализатора – убийства. Я сотворил такое… оно называется хоркруксом. Другими словами, это объект, который служит контейнером. Один я рассчитывал создать с помощью твоей смерти.
Гарри лишь кивнул на это заявление.
- Мой компаньон сказал, что вместе с ним ты пытался отделить часть самого себя. Ты пытался отделить то, что тебе, по каким-то причинам, не нравилось или то, что по твоему мнению, делало тебя слабее. Ты взял неудовлетворяющие тебя части и поместил их в осколок души.
В глазах Тома отразилась легкая тень страха.
- Верно… но, полагаю, у меня ничего не вышло.
- То есть, ты думаешь, что тебе не удалось избавиться от ненужных качеств? – удивленно спросил Гарри.
- Они были отсечены от меня очень долго, Гарри. То ли они пропали, то ли находились за барьером, не знаю. В любом случае сейчас я чувствую тоже самое. А когда меня развоплатило, я был не в том положении, чтобы вообще что-нибудь анализировать. Я полагал, что попытка создания хоркрукса провалилась, поэтому, у меня не было причин считать, что я лишился части души.
- Но после того, как ты понял, что я стал ээ… хоркруксом – ты разве не подумал, что тебе, возможно, удалось отделить то, что ты хотел?
- Я… честно говоря, Гарри, я почти не думал об этом. Все это случилось очень давно, и я даже не был уверен, что их можно отделить.
- Очевидно, что у тебя все же получилось. Они были во мне – привязанные к частичке твоей души. Но мой компаньон сказал, что та связь, которую мы создали межу нами, стала так сильна, что его затягивает туда, где он должен быть. Что и они возвращаются к тебе.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Суббота, 31.12.2011, 20:27 | Сообщение # 92
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Том замер на месте и безучастно смотрел на Гарри, обдумывая новые сведения. Честно говоря, это очень многое объясняло. Он вообще полагал, что тот метод, который он использовал для того, чтобы отделить ненужные эмоции и черты характера, ослаб или не сработал и поэтому он чувствовал себя точно так же как раньше. Но теперь стало понятно, что в свое время ему на самом деле удалось избавиться от них, но теперь они пытались вернуться… что ж, это объясняло то, что уже некоторое время его беспокоило.
За этими размышлениями Риддл вдруг понял, что сложившаяся ситуация почти не беспокоит его. Но он должен будет сохранять контроль над Пожирателями. Хотя у него никогда не возникало проблем с действиями и поведением на их собраниях. Вот рядом Гарри Том действительно вел себя необычно, но это его особо не волновало.
Да и реакция юноши на его «необычное» поведение забавляла.
- Все… нормально, - голос Гарри прорвался в размышления Риддла. И нерешительность и обеспокоенность тона вызвала на его губах легкую улыбку. Том шагнул вперед, сокращая расстояние между ними. Протянув руку, он огладил костяшками пальцев щеку юноши, а потом вплел свои длинные пальцы в мягкие темные волосы.
- Да, Гарри, - ответил Том неожиданно мягким и успокаивающим для себя тоном . – Все нормально.
Приложив немного усилий, он создал в своей вариации Тайной Комнаты еще одну дверь, через которую Гарри смог бы покинуть его подсознание. Для этого нужно было всего лишь представить ее там, и она действительно появилась. Поттер открыл дверь и исчез за ней. Том покинул свое подсознание как раз вовремя, чтобы застать моргающего спросонья Гарри.
- Это было очень странно, - пробормотал он, растирая ладонями лицо.
- Хмм… пожалуй, я соглашусь. Мы должны тщательно изучить наши с тобой возможности, - задумчиво произнес Том.
Гарри глубоко вздохнул, но улыбнулся. С минуту он смотрел в никуда расфокусированным взглядом. Том на периферии их связи ощутил бурные, противоречивые эмоции. Он тихо сидел, ожидая, когда Гарри что-то обдумает.
Наконец, тот, по-видимому, принял какое-то решение и, резко крутанувшись, повернулся лицом к Риддлу.
- Я ведь не единственный твой хоркрукс? – спросил Гарри.
- Да, не единственный.
- Нагини, - тут же предположил Поттер, и это не было вопросом, а лишь констатировало факт.
- Верно.
- Я ощущал в ней тебя. С одной стороны я уже давно догадывался об этом, но просто не знал, что думать… то ли это часть твоей души, то ли ты наделил ее таким количеством своей магии…
Тома эти размышления нисколько не удивили. Ведь Гарри мог почувствовать его в любой точке поместья, точно так же, как и он Гарри.
- Все хоркруксы должны быть заключены в живые сосуды? Разве это не опасно? - нахмурив брови, спросил Поттер.
- Вообще-то, я никогда раньше не слышал о том, чтобы кто-нибудь еще так поступал. Ты прав, что такое противоестественно самой природе вещей. Хоркрукс это инструмент, который должен обмануть смерть. Ты помещаешь осколок своей души в предмет и прячешь его. И до тех пор, пока этот предмет остается невредимым, ты не можешь полностью умереть, потому что он будет держать твою душу в этом мире. Основная идея в том, чтобы использовать совсем маленький предмет, который легко можно было бы спрятать. Этот предмет с невероятным количеством защитных заклинаний становиться почти недосягаемым. Если же использовать живых существ, то с их смертью погибнет и твой хоркрукс.
- Но у меня уже есть хоркруксы, которые не дадут мне умереть, они отлично спрятаны и защищены. Нагини же служит другим целям. С помощью своей частицы души, заключенной в ней, я могу делать ее сильнее и контролировать ее. Я могу проникать в ее разум и контролировать ее действия на расстоянии, иногда это очень полезное умение.
Гарри медленно кивнул. Он вновь выглядел задумчивым и отстраненным, и когда Том хотел уже спросить, о чем он так беспокоится, Поттер поднял голову и посмотрел в его глаза. И от этого опустошенного взгляда у Риддла что-то неприятно сжалось в груди.
- Дневник, - почти прошептал Гарри. – В нем была заключена часть твоей души… я прав?
Том тяжело вздохнул и кивнул.
- Прав. Но, Гарри, я…
- Я уничтожил часть твоей души, - сипло прошептал юноша, и от этого тона на душе Риддла стало еще тяжелее.
- Гарри, не говори глупости, - ответил он, стараясь придерживаться беззаботного тона, но, чувствуя, как маленький кусочек души отделился от него. – Ты был всего лишь ребенком, который понятия не имел…
- Не имеет значения, имел я понятие или не имел, что делаю. Это не отменяет того факта, что я все же это сделал. Я уничтожил часть твоей души! – его голос стал громче, но оставался все таким же надломанным и сиплым. – Я… я уничтожил…
- Я убил твоих родителей, - жестко отрезал Риддл. Гарри медленно повернул голову и с очевидным замешательством хмуро посмотрел на него.
- Чт… Том… нет, я…
- Нет, Гарри. Я убил твоих родителей. Убил, Гарри. Хладнокровно, без сомнений и сожалений. Я пытался убить тебя. Беззащитного младенца! Даже я понимаю, насколько презренен такой поступок.
- К чему ты ведешь? - покачав головой, с замешательством спросил юноша.
- Ты сказал, что простил меня, - объяснил Том, и хотя его голос был переполнен уверенностью, внутри все напряглось от страха, и отчасти он ненавидел это чувство. Ненавидел, что может чувствовать такое.
- Простил. Это… я не виню тебя. Дамблдор...
- Именно, Гарри. Я давным-давно простил тебе дневник. Я не виню тебя.
- Но это твоя душа! Ты лишился части души из-за меня!
- Из-за Дамблдора. Из-за Люциуса. Но разве это имеет значение, Гарри?
- Это твоя душа!
- А это твои родители! Я не смогу заменить их и не смогу исправить прошлое! Мы можем злиться на Дамблдора, указывать на него пальцами и причислять ему все беды, но это не отменит того факта, что я забрал у тебя то, чего никогда не смогу вернуть! Ты все детство терпел плохое обращение, ненависть и издевательства этих грязных магглов, а все потому, что я отнял у тебя шанс на счастливое детство с родителями, которые тебя любят! Ты думаешь, меня это не беспокоит?
Ошеломленный Гарри не мог сдвинуться с места, а Том прерывисто дышал, стараясь восстановить сбитое дыхание от недавней вспышки. Глубоко вздохнув, он провел ладонью по своим волосам, зачесывая их назад и заправляя выбившиеся прядки за уши. Риддл отвел взгляд, недовольный столь бурным проявлением эмоций, которые он до сих пор с трудом контролировал.
- Это все в прошлом, Гарри, - тихо начал Том. – Мы не в силах исправить наши ошибки, мы можем лишь двигаться вперед. Я не виню тебя за уничтожение дневника. Я создал его, рассчитывая, что однажды он вернется в школу и случиться то, что должно случиться. Я рассчитывал на то, что дневник попадет в руки студента, который вновь откроет Тайную комнату. И я отлично понимал, что если все пойдет не по плану, то я рискую лишиться этого хоркрукса. Но это был риск, на который я в то время готов был пойти. Так что в случившимся моей вины ровно столько же, сколько Люциуса и Дамблдора или твоей. Рассуждать о том, «а чтобы было если…», бессмысленно. Что сделано то сделано. Так что прекрати беспокоиться.
Они несколько минут безмолвно сидели в темной спальне, освещенной лишь светом луны, пробивающимся через окно.
- Я не виню тебя за Дурслей, - тихо произнес Гарри.
- Я знаю.
- Том? – голос юноши был мягок, но звучавшая в нем безнадежность заставила Риддла поднять голову, встречаясь с красивыми зелеными глазами.
- Да?
- Поцелуешь меня?
Том мягко улыбнулся и, повернувшись, склонился к юноше, который до сих пор был укрыт одеялом. В полной темноте Риддл протянул руку и нащупал гладкие волосы, притянув Гарри ближе, он несколько раз коснулся его губ деликатными поцелуями, прежде чем углубил его.
Медленно соскользнула одежда, и осторожные поцелуи переместились на обнаженную кожу. Здесь не было места обычной грубости и нетерпения, которые они так часто разделяли друг с другом. Все шло медленно и мягко. Гарри отдавал столько же, сколько брал и когда Том лег рядом, он навис над ним, целуя и посасывая каждый дюйм груди Риддла, он прослеживал пальцами каждый дюйм чужой кожи, словно запоминая и одновременно поклоняясь ей. И Том вдруг понял, что это именно оно: проявление любви к кому-то. Это был не просто секс, и они не просто трахались друг с другом. Правда, секс с Гарри никогда и не был просто сексом. Но это другое. Их целью было не кончить, и даже не доставить друг другу удовольствие. А успокоить, поддержать, утешить. Это очень напоминало… напоминало любовь друг к другу.
И то, как он держал потом Гарри, ритмично вбиваясь в…в… в… медленно, глубоко и осторожно. Их торсы соприкасались друг с другом, пока он, прижимаясь губами к шее и челюсти Гарри, нашептывал и шипел какую-то несуразицу в эту великолепную юную кожу.
Гарри, такой шумный и громкий во время секса, сейчас бесшумно задыхался, постанывал и тихо вскрикивал с каждым новым толчком, беззвучно выговаривая слова, на которые ему не хватало голоса.
И когда темп толчков начал нарастать вместе с закручивающимся внизу живота наслаждением, Риддл через их связь ощутил эхо эмоции Гарри, которые только подстегнули его собственное удовольствие. Они кончили одновременно, шипя имена друг друга на парселтанге.
Том обрушился на юношу, а потом скатился на бок. Крепко обняв Гарри, он сильнее прижал его к себе, прежде чем улечься на спину и потянуть своего партнера за собой. Улыбнувшись, Гарри как обычно опустил голову Тому на плечо, и закинул ногу на его бедра, прежде чем заснуть.
Несколько долгих минут полных тишины Риддл прислушивался к глубокому размеренному дыханию, а потом повернул голову чуть в бок и поцеловал Гарри в лоб, желая убедиться, что тот действительно уснул.
- Думаю, я люблю тебя, Гарри, - прошептал Том, еще раз целуя юношу в лоб, а потом, глубоко вздохнув, закрыл глаза. Он позволил сну овладеть собой, и впервые за долгое время сон пришел к нему куда быстрее, чем обычно.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
Оксанчик-лучикДата: Суббота, 31.12.2011, 21:23 | Сообщение # 93
Посвященный
Сообщений: 36
« 0 »
Класс! Просто Супер! Жду продолжения!
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 01.01.2012, 00:41 | Сообщение # 94
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Ити, спасибо тебе за продочку
С Новым Годом тебя.
Глава мне очень понравилась
Интересно, а Гарри слышал последнюю фразу Тома?



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
вероничкаДата: Воскресенье, 01.01.2012, 14:51 | Сообщение # 95
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
это просто шедевр!!!! Мне так понравилась, готова снова и снова перечитывать этот фик !!!!
 
Asagi-DДата: Понедельник, 02.01.2012, 14:43 | Сообщение # 96
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 5 »
Дадада!!!!!!! Он сказал это! Урааааа)
Олюся, хоть слышал, хоть нет, какая на фиг разница? Главное что Том это признал)))
С нетерпение жду продолжения))

Отредактировано. Капслук запрещён!



Есть люди с особо чувствительной кожей –
Их лучше не трогать. Они не похожи
На всех остальных. Они носят перчатки,
Скрывая на коже следы-отпечатки
Лилового цвета от чьих-нибудь пальцев,
Бесцеремонных в иной ситуации.


Сообщение отредактировал Олюся - Понедельник, 30.04.2012, 02:30
 
ОлюсяДата: Понедельник, 02.01.2012, 15:38 | Сообщение # 97
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Asagi-D, как какая разница ? это ж как интересно это рассмотреть. если Гарри слышал, то он может это обыграть так как ему надо, ежели нет - то ему ещё долго надо будет ждать тАкого признания...


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
СаттиДата: Понедельник, 02.01.2012, 23:08 | Сообщение # 98
Посвященный
Сообщений: 41
« 0 »
ух)
Интересно, когда он эти слова скажет Гарри? А не когда, то спит))
 
Asagi-DДата: Понедельник, 02.01.2012, 23:16 | Сообщение # 99
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 5 »
Олюся, это как же он обыграть то сможет? Шантажом? "Делай как я сказал или все узнают что ты сказал мне прошлой ночью!"
Мне больше важно что риддл это признал, а Гарри то это и так знает)



Есть люди с особо чувствительной кожей –
Их лучше не трогать. Они не похожи
На всех остальных. Они носят перчатки,
Скрывая на коже следы-отпечатки
Лилового цвета от чьих-нибудь пальцев,
Бесцеремонных в иной ситуации.
 
ОлюсяДата: Вторник, 03.01.2012, 18:38 | Сообщение # 100
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Asagi-D, вы меня немного не так поняли. просто зная о том что Том его любит, Гарри будет себя вести несколько иначе и больше провоцировать на чувства, а так он может никогда и не добиться большего, чем признание ему в любви Томом тогда, когда Гарри спит, а когда Поттер не спит, то у них якобы лишь совмещение приятного с полезным, а никак не высокие чувства и связь на всю жизнь... как-то так.
А вообще, мне просто очень интересно слышал Гарри признание или же нет. Может быть это во мне говорит женская романтичность, а не мужской прагматизм... Правда, боюсь, тогда этот фанф окончательно и бесповоротно превратиться в флаф, а мне бы этого не хотелось. мда... такя вот противоречивая женская натура...
Кстати, Asagi-D, как думаете, "компаньон" Гарри всё же с кем сливается с Гаррри или Томом, или же с ними обоими?



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Asagi-DДата: Вторник, 03.01.2012, 19:05 | Сообщение # 101
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 5 »
Олюся даже если том ему скажет про чувства флафа тут не будет, стиль написания не тот, так что читаю без опаски, просто флаф не очень люблю dry
Хмм.... думаю с Томом, от этого он и становится более чувствительным а от этого и гарри признается biggrin



Есть люди с особо чувствительной кожей –
Их лучше не трогать. Они не похожи
На всех остальных. Они носят перчатки,
Скрывая на коже следы-отпечатки
Лилового цвета от чьих-нибудь пальцев,
Бесцеремонных в иной ситуации.
 
ОлюсяДата: Вторник, 03.01.2012, 21:23 | Сообщение # 102
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Asagi-D, а Гарри от этого не потеряет способности к парселмагии?


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Asagi-DДата: Вторник, 03.01.2012, 23:39 | Сообщение # 103
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 5 »
Олюся а вот тут фиг его знает... в общем то навряд ли.... присутствие компаньона же оставило какие-то последствия, да и у Гарри про запас есть Крайт. Если чего понадобится то перекинется... а вообще... да не... не думаю happy Весь кайф то тогда потеряется)


Есть люди с особо чувствительной кожей –
Их лучше не трогать. Они не похожи
На всех остальных. Они носят перчатки,
Скрывая на коже следы-отпечатки
Лилового цвета от чьих-нибудь пальцев,
Бесцеремонных в иной ситуации.
 
ДэйтраДата: Четверг, 05.01.2012, 23:27 | Сообщение # 104
Ночной стрелок
Сообщений: 71
« 2 »
Давно не заходила, несколько новых глав стали для меня приятным сюрпризом.
Откровения Дамби кое-что прояснили, но больше всего мне интересна его реакция на встречу Гарри с министром.
Хотелось бы поблагодарить переводчика и поздавить с новым годом и рождеством.
Ну и конечно попросить продолжения! (куда без этого)



Чем дальше в лес... Тем выше рейтинг!
 
DreamДата: Понедельник, 09.01.2012, 04:53 | Сообщение # 105
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Спасибо за замечательный фик! biggrin Очень сложно найти действительно хорошие фики про Гарри и Тома,но этот по праву может называться одним из лучших!Мне было очень интересно читать его и я буду с нетерпением следить за его продолжением!!!!!! biggrin
 
ItasДата: Вторник, 10.01.2012, 20:55 | Сообщение # 106
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Глава 6
Следующий день в поместье оказался знаменательным. Сегодня должно было состояться первое полносоставное собрание Пожирателей Смерти с тех пор, как Волдеморт объявил о своем возвращении своим последователям. Были призваны все. В три часа дня Пожиратели начали подтягиваться и группами проходить в бальную комнату. Нервно оглядываясь, они пытались найти своего Лорда, который на этот раз не ждал их в комнате.
В этот раз их оказалось куда больше, чем в самую первую встречу, что доказывало их успехи на поприще вербовки. Большинство новобранцев принадлежали семьям старых Пожирателей Смерти, но были и друзья, сослуживцы, политические союзники, примкнувшие к ним в последние несколько месяцев. Судя по всему, никто из присутствующих понятия не имел, для чего их сегодня собрали. Лишь один человек был посвящен в суть происходящего: Барти, который стоял в стороне и с ухмылкой осматривал толпу. Он был одет в такую же черную мантию, как большинство здесь присутствующих, вот только ее капюшон был откинут, а маска спрятана во внутреннем кармане. Некоторые Пожиратели тоже стояли с неприкрытыми лицами, но большая их часть все же была в масках.
Дверь бальной комнаты эффектно распахнулась, и в комнате тут же повисла тишина. Волдеморт вошел быстрым, уверенным шагом, и Гарри, скрытый под личиной Эвана Гарриса, последовал за ним, держась на почтительном расстоянии. Он как обычно надел свою мантию Пожирателя Смерти и серебряную маску и прихватил кожаную папку, полную пергаментов. Некоторые из собравшихся Пожирателей Смерти поклонились Темному Лорду, когда тот встал во главе собравшейся толпы, другие же падали на колени в жесте полного подчинения.
- Надеюсь, у каждого из вас на сегодня нет никаких дел, потому что мы, скорее всего, задержимся здесь надолго, - начал Волдеморт. – Для тех моих последователей, которые остались со мной со времен первой войны, за исключением тех, кто сейчас работает в Департаменте Магического Правоохранения, прошли годы с тех пор, как они участвовали в военных действиях. Те же, кто присоединился ко мне совсем недавно, вероятно, таких боев не знают. Я знаю, что многие из вас наслаждались спокойствием после моего исчезновения и позволили свои навыкам ослабеть, - насмешливо заметил он, осматривая собравшихся сердитым взглядом. Некоторые из Пожирателей вздрогнули и склонили и склонили головы.
- Мне нужно оценить ваш боевой уровень, и, скорее всего, многим из вас понадобится тренировка. Я разобью вас всех на три группы. В передовую войдут те из вас, чей уровень будет на высоте и чьи боевые навыки и способности никак не изменились за прошедшие годы. Те из вас, кто сможет сражаться, но все равно будут нуждаться в дополнительных уроках по оттачиванию мастерства, попадут во вторую, промежуточную группу. И в третью группу войдут те, чьи боевые навыки будут находиться на худшем уровне. Я прекрасно понимаю, что некоторые из боевых техник могут быть просто вам недоступны, но тем не менее мне все равно нужно будет знать предел вашего уровня.
Взгляд Волдеморта скользнул по группе мужчин, которым было за сорок, и нескольким женщинам, одетым в черные мантии и маски. Некоторые из них – особенно те, что были постарше – заметно растолстели и разленились за годы, что отсутствовал их Лорд. Они обладали политической силой и влиянием, так что были далеко небесполезны, но он знал, что как только наступит время битв, большинство из них станут обузой. К счастью, Волдеморт не планировал проводить никаких боев, по крайней мере, еще три месяца, и он был уверен, что за это время успеет подтянуть их до уровня хорошей команды.
- Каждую неделю все три группы будут являться в поместье в назначенное время для тренировки… со мной.
После последней пары слов взволнованное и беспокойное бормотание разнеслось по толпе, и уровень напряжения заметно возрос.
- Я буду назначать время, а вашей обязанностью будет придумывать правдоподобные отговорки, которые оправдают ваше отсутствие на каждой неделе. Я не собираюсь составлять никаких поименных списков, вы просто воспринимаете это как должное и появляетесь здесь.
Голос Волдеморта сам собой отметал всякие возражение, и никто не осмелился перечить. Темный Лорд продолжил объяснять, как они распределят оставшуюся часть сегодняшнего дня.
- Для того, чтобы ускорить сортировку, я попрошу всех вас самостоятельно разделиться в нужную по вашему мнению группу. Те, кто считает, что находится на уровне продвинутой группы, встаньте сюда, - произнес Том, показывая на одну сторону зала. – Те, кто причисляет себя к промежуточной – сюда, - он снова показал на нужное место. – Те же, кто признает, насколько ужасны их боевые навыки, становится сюда. Не пытайтесь солгать или побахвалиться своим уровнем, занимая место в группе, что выше вас на голову. К концу дня я все равно узнаю, кто из вас к какой группе принадлежит, и распределю соответственно, ваше же самомнение может лишь все для вас усложнить, - сухо закончил Волдеморт.
Собравшиеся быстро начали рассортировывать себя по группам. Третья группа получилась самой маленькой, но Гарри знал, что к концу дня она станет наибольшей. Он прекрасно понимал, какие высокие у Тома запросы к тем, кто зачислил себя в продвинутую и даже промежуточную группу, которые точно придется приводить в порядок. Гарри все это время стоял в стороне, слушая речь Темного Лорда. Его голос был уверенным, властным, отточенным, и люди в зале слушали его либо с благоговением, либо со страхом. Было довольно интересно наблюдать за тем, как Волдеморт командует своими людьми. Уровень контроля и властности был просто потрясающ.
Прошло довольно много времени, прежде чем в комнате начали разворачиваться действия. Волдеморт отвешивал насмешливые комментарии, пока он, Гарри и Барти ходили по помещению, внимательно наблюдая за дуэлянтами. Летали проклятия, люди падали как подкошенные, выкрикивались заклинания, лишь единицы были достаточно умны и использовали невербальные.
Гарри наблюдал за тем, как мужчина, который довольно неплохо держался, вышел из продвинутой группы и направился к промежуточной. Заинтригованный, Гарри издалека наблюдал за ним и вскоре должен был признать, что мужчина по праву занял свое место в продвинутой группе.
Он был облачен в черную мантию, но капюшон был откинут, а маска снята. Выглядел он ровесником Барти, что позволяло предполагать, что этот человек присоединился к Волдеморту в конце прошлой войны сразу после окончания Хогвартса. Мужчина был массивным, низким, с толстой шеей, лицом квадратной формы, мощной челюстью и короткими белыми волосами.
Гарри наблюдал за тем, как он говорит с несколькими членами из промежуточной группы. Те были молодыми магами, и Гарри сделал вывод, что присоединились они к Темному Лорду совсем недавно. Мужчина, по-видимому, демонстрировал новичкам традиционные для дуэли позы и объяснял что-то, жестикулируя руками.
Младшие маги кивнули и продолжили свою дуэль с заметным прогрессом. Мужчина с минуту наблюдал за ними, а потом двинулся к следующей группе, с которой завязал разговор – снова давая инструкции.
Гарри развернулся и подошел к Волдеморту, внимательно следящему за продвинутой группой.
- Мой Лорд, - обратился к нему Гарри, слегка склоняя голову и тем самым привлекая к себе внимание. Темный Лорд обернулся и выжидающе посмотрел на юношу.
- Да, Эван?
- Мое внимание привлек тот мужчина, - прервавшись, Поттер развернулся и указал на коренастого блондина, который инструктировал кого-то из промежуточной группы. – Кто он?
Волдеморт оглянулся и рассмотрел Пожирателя Смерти, прежде чем ответить.
- Это Торфин Роули. Он - учитель на дому и профессиональный дуэлянт.
- Вот как? Хотя это неудивительно. Он отлично держался в продвинутой группе, но довольно быстро покинул ее, чтобы посоветовать что-нибудь новичкам.
- Вполне возможно, что он учил большую их часть. Древние семейства часто нанимают его обучать детей дуэлингу и Темным Искусствам. Он мастер дуэлей.
Гарри задумчиво кивнул.
- Думаю, будет неплохо, если он станет приходить на занятия других групп и помогать с их тренировками.
- Согласен, - кивнул Волдеморт.
Они снова разделились и продолжили наблюдение. Время от времени Волдеморт лично составлял пары дуэлянтов, а потом наблюдал за ними. Он заставлял отдельных Пожирателей использовать особые заклинания – или хотя бы попытаться их использовать – очень многим некоторые заклинания просто не удавались. Еще Темный Лорд почти каждого заставил продемонстрировать такие заклинания как Империо, Круцио или Патронус, чтобы определить их уровень.
Гарри был поражен тем, что большинство собравшихся не смогли вызвать чертового Патронуса! Мерлина ради, да он освоил это заклинание, когда ему было всего тринадцать! Но Волдеморт быстро объяснил Гарри, что Патронус - это высокоуровневое светлое заклинание и учить его куда легче, когда ты почти ребенок без определенной предрасположенности. Темные же семьи опасаются учить такому своих детей, чтобы не оставить светлого следа в их магии. Гарри задумчиво замер на мгновение, а потом вдруг понял, что именно многочисленные тренировки в создании Патронуса и сделали его предрасположенность Светлой, определив ее на год раньше, чем начала формироваться настоящая.
К концу проверки группа «начинающих» заметно увеличилась, но не так сильно, как того опасался Гарри. Приятно было знать, что даже в мирные времена большинство Пожирателей Смерти смогли на уровне удерживать свои боевые навыки – или по крайней мере, свой арсенал заклинаний. Им по-прежнему нужна была физическая подготовка, но эта самая легкая часть тренировок.
Папка, которую принес с собой Гарри, была заполнена пергаментами, содержащими информацию о каждом из Пожирателей. И после окончания дуэли и тестов Темный Лорд, Гарри и Барти заняли места за столом и начали сортировать их, делая запись о том, в какую группу попал каждый из них.
Все это время ощущались бросаемые из толпы взгляды, полные ревности из-за того, что «Эван» и Барти оказались на столь высоком счету у Волдеморта. Гарри был уверен, что Люциуса Малфоя это порядком раздражало, ведь во время прошлой войны именно он был самым доверенным лицом Темного Лорда, но из-за того случая с Дневником сейчас Малфой ходил по тонкому льду, поэтому он не раскрывал понапрасну рта, да и прекрасно скрывал свое недовольство.
Волдеморт объявил, какая группа когда должна явиться и какие задания они должны к этому времени выполнить.
Пришло время ужина, когда они наконец со всем разобрались, и Пожиратели засобирались, готовясь уходить. Но Волдеморт окликнул.
- Роули, останься.
Мужчина поднял удивленный взгляд и отрывисто кивнул, давая понять, что услышал.
- Все остальные могут идти, - объявил Темный Лорд, становясь рядом с Гарри и Барти, которые до сих пор отмечали в профильных бумагах слабые места каждого из Пожирателей и чему они должны уделить внимание, чтобы заполнить пробелы в своем уровне мастерства.
Торфин Роули вышел из группы и, остановившись перед Волдемортом, опустился на одно колено и склонил голову.
- Да, мой Лорд? Чем могу служить вам?
- Ты можешь встать, - разрешил Темный Лорд, и коренастый мужчина тут же последовал указанию. – Я наблюдал за тем, как ты помогал другим в дуэлях и других практических вопросах. Насколько я помню, ты преподаешь искусство дуэли и защитный инструктаж, я прав?
- Правы, мой Лорд, - ответил Роули. У него был низкий и серьезный голос.
- Я хочу, чтобы ты приходил на все наши тренировки, у тебя не будет с этим проблем?
- Конечно нет, мой Лорд. Мой график полностью свободен, этим летом на моем попечении лишь один ученик.
- Я хочу, чтобы ты помогал в обучении и подготовке моих последователей для битв, особенно со слабой и промежуточной группой. Эван, Барти и я встречаемся завтра после полудня, чтобы составить план тренировок. Я хочу, чтобы ты присоединился к нам.
- Да, мой Лорд! – с энтузиазмом откликнулся Роули, и Гарри заметил взволнованность, озарившую каменное лицо.
Еще немного времени они потратили на обсуждения, прежде чем Роули и Барти ушли. Гарри и Том разделили поздний ужин, а потом уединились в кабинете. Следующий час Том потратил на то, чтобы тщательно разобрать профили и добавить в них некоторые свои наблюдения относительно уровня подготовки своих последователей. Пока он занимался этим, Гарри занял противоположную сторону стола и повторял материал по Рунам, прежде чем начать работу над эссе по Трансфигурации, которое МакГонагалл задала на летние каникулы. Поттер почти закончил эссе по Чарам и Зельям, а так как пПрорицания он забросил, то волноваться об этом предмете ему не надо было.
Он знал, что даже если не сможет подтянуть занятия по Рунам и Арифмантике, это все равно не заставит его посещать уроки Трелони.
Сегодня Микси должна была посетить их почтовый ящик во Франции, поэтому, закончив задания, Гарри позвал ее и попросил принести почту. Пока он разбирался со своими письмами, Том изучал доклады Пожирателей Смерти, работающих в Министерстве.
Новые письма в большинстве своем были очень похожи на предыдущие. Гермиона до сих пор проводила каникулы в Италии и Греции вместе с семьей Крама, но девушка по-настоящему была расстроена тем, что Виктор скоро должен был уехать, и она понятия не имела, когда они смогут встретиться вновь. Она с родителями должна была вернуться в Англию на следующей неделе.
Письмо Джинни практически дышало взволнованностью и беспокойством за Гарри, которого сфотографировали вместе с его мифическим парнем во время прогулки по Диагон Аллее. Джинни отметила, что его избранник хорош, и поздравила со столь удачным уловом, довольно прозрачно намекая, что раз уж об этом парне стало известно всему магическому миру, то Гарри может уже поделиться с ней некоторыми подробностями о своем избраннике. Он тихо посмеивался, читая это требование девушки. Еще ее очень интересовало, зачем Гарри понадобилось так демонстративно устраивать встречу с Министром.
Письмо близнецов как всегда содержало очень много полезной информации, которую они умудрились подслушать на встречах Ордена. Поводом для последнего довольно шумного собрания послужила небезызвестная статья в Пророке. В тот же день было созвано экстренное собрание. Тот факт, что юный Поттер встречался с Министром, всех привел в замешательство, но то, что мальчик был жив и здоров – да еще и умудрился целоваться с неизвестным парнем в Лондоне! – по большей степени успокоил тех, кто считал его похищенным.
Еще близнецы написали о том, что теперь у Ордена появилась официальная штаб-квартира, и на днях все семейство Уизли переезжает туда, чтобы привести здание в порядок.
Письмо Рона было довольно коротким и плоским. Фактически, он пересказал распорядок своих довольно однообразных дней, проведенных в Норе; высказал недовольство многочисленными взрослыми, разгуливающими по их дому, и секретами, которые они держат в тайне от детей. Очень коротко он рассказал и о довольно бурной реакции всех постояльцев Норы на фотографию в Пророке и попросил рассказать, зачем Гарри встречался с Министром Магии.
Гарри сначала написал ответ близнецам, поблагодарив их за информацию и попросив и дальше держать его в курсе дел. Ему очень хотелось узнать, что же это за «штаб-квартира». Он отметил, что со стороны этой организации, основная цель которой была борьба против Волдеморта, очень глупо продолжать гоняться за ним, тем более, что он заверил всех своих друзей и Дамблдора лично в своей безопасности.
Несколько абзацев Гарри посвятил шалостям близнецов, подкидывая им новые идеи о создании приколов с применением рун, которые он начал изучать.
Рону он ответил в том же ключе, в каком пришло письмо. Написал, что отлично проводит время, но и о домашнем задании на лето не забывает. Встречу с Министром он оправдал приглашением последнего с предложением обсудить результаты Турнира Трех Волшебников, а отказать такой просьбе было бы невежливо.
Следующим шел ответ на письмо Джинни. На мгновение он замялся, и его перо зависло над пергаментом. Наконец, он начал.
"Дорогая Джинни,
Спасибо за письмо, и не стоит беспокоиться за меня и эту фотографию. Я прекрасно знал, что рядом находился фотограф Пророка, и сам позволил ему запечатлеть нас. Расскажу тебе детали при личной встрече, такое не для писем.
Моего парня зовут Никодемус. И он не учится ни в Хогвартсе, ни в Шармбатоне, ни в Дурмстранге. Он вообще получил домашнее образование, а СОВы и ТРИТОНы сдал через Министерство. Во время сдачи ТРИТОНов в этом году Ник жил и работал в Хогсмиде, и во время одной из своих тайных вылазок из школы я с ним и познакомился. Он работал в Сладком Королевстве, и... Ты знала о тайном проходе, который ведет из Хогвартса в подвал Сладкого Королевства? Ну вот… там он и был, когда я в очередной раз проник в Хогсмид. Сначала мы просто поболтали, а потом все просто как-то само собой получилось.
Я так понимаю, это оспорило все пари, да? Он не принадлежит ни к одному из факультетов и не учится ни в одной из трех школ. Хех… С Ником все было так просто. Для него я никогда не был ни Мальчиком-Который-Выжил, ни Гарри чертовым Поттером. Я был просто Гарри, и он принял меня именно таким. Я убеждал Гермиону в том, что не покидал пределов школы. Ууверен, она рассердится из-за этой лжи. Правда в том, что во время наших с Ником встреч я редко выходил за пределы тайного хода или подвала Сладкого Королевства, но получается, что я все равно тайком покидал школу. По большей части мы просто переписывались с друг другом, пользуясь зачарованными пергаментами. Убегать из школы я стал лишь тогда, когда наши отношения вышли за рамки дружеских и нам был нужен физический контакт.
В любом случае, Ник и я решили провести лето в его родовом поместье во Франции. Он унаследовал его прошлой зимой, когда ему исполнилось семнадцать. (Да, я знаю, что он старше меня, но это всего лишь пара лет, так что кого это волнует? И, кстати, Виктору тоже семнадцать, так что Гермиона не будет осуждать меня за то, что я встречаюсь с человеком старше меня). Полагаю, в этом письме я дал много лишней информации, но уверен, что даже если Дамблдор узнает про Ника и про то, что на лето я остался в его поместье, он все равно не сможет меня найти. Дом окружен невероятно мощной защитой.
О встрече с Министром мы договорились еще перед началом третьего задания Турнира. Он спросил, не откажусь ли я выпить с ним чашечку чая на летних каникулах, отказаться было бы грубо, поэтому я предложил ему прислать мне сову, и, возможно, я смогу с ним встретиться. Он прислал сову пару недель назад, и я согласился. Именно поэтому я был на Диагон Аллее. Ник решил сопровождать меня (мы использовали парную аппарацию) и вообще очень хорошо провели потом время.
А общественному мнению мы просто захотели объявить «выкусите», поэтому пошли на одну из самых оживленных улиц, и произошло то, что произошло. Ник сказал, что это честь - быть со мной и ему наплевать на ту шумиху, что поднимет пресса, ведь рано или поздно о нас бы все равно узнали. Его родители умерли. Так что воспитанием Ника занималась крестная мать, в прошлом году умерла и она. Раньше он был довольно отстранен со своей семьей, им не нравилось то, что их сын гей, но на их мнение Нику было наплевать, и он послал их к черту. Я знаю, что это сильно противоречит тому, что я рассказывал, но у меня были свои причины. При личной встрече я попытаюсь все тебе объяснить.
Ник, он… великолепен. И это лучшее лето. Возможно, в следующем месяце у нас будет несколько поездок, но по большей части, мы остаемся на месте.
Надеюсь, твое любопытство удовлетворено, так что на этом и заканчиваю. Со слов твои братьев получается, что оставшуюся часть лета вы проведете не в Норе. Надеюсь, вас это немного развлечет. Я напишу еще раз позже.
Пока, Джин!
Гарри."
Гарри прочел это письмо Тому, чтобы тот проверил, не допустил ли он утечки важной информации, и лишь после этого запечатал пергамент в конверт. Том заметил, что письмо ответило на все вопросы, не раскрывая при этом никаких важных деталей. К тому времени как Гарри закончил с ответом Джинни, наступила ночь. Том тоже успел разобраться со своими делами, поэтому юноша решил ответить на письмо Гермионы завтра.
– –
Том и Гарри поспешно выполнили рутинную утреннюю программу, ведь на сегодняшний полдень была назначена довольно многочисленная встреча. Она, конечно, была не так велика, как вчерашняя, но все равно внушительна.
Сегодня в поместье прибывал Каркаров вместе с группой выпускников Дурмстранга. В нее входили как те, кто выпустился в этом году, так и те, кто закончил обучение несколько лет назад. Все они были заинтересованы в том, чтобы примкнуть к рядам Пожирателей Смерти.
Том намеревался побеседовать с каждым из них, посмотреть, к чему они стремятся, к каким семьям они принадлежат, каковы их политические взгляды и смогут ли они предложить ему нечто большее, нежели себя как солдат. Еще Том хотел проверить уровень их боевых навыков, чтобы сразу определить, в какую группу их стоит включить.
Группу новобранцев приведет Каркаров, потом они под предводительством Барти окажутся в большой гостиной на первом этаже. Каркаров отправится в конференц-зал к Волдеморту для предварительного разговора о каждом из кандидатов. После этого новичков будут вызывать по одному.
Во время всего этого Гарри должен был находиться в гостиной и пытаться прочувствовать каждого из них, определить их мотивы в желании присоединиться к Пожирателям.
- Ты хочешь, чтобы я шпионил за ними? – спросил Поттер, когда Том поделился с ним своими планами.
- Именно, Гарри. Люди могут рассказать много интересного, если уверены, что за ними не наблюдают. То, чего они не расскажут мне, но то, что я все же считаю важным.
- Ладно… так… Как именно я должен это сделать?
- Думаю, ты снова можешь воспользоваться своей змеиной трансформацией.
Гарри медленно кивнул, обдумывая предложение.
- Хорошо, но разве на них не повлияет присутствие огромной ядовитой змеи?
Том рассмеялся.
- По большей вероятности, да. Хотя я попрошу Барти сказать им не обращать внимания на змею, когда он будет вести их в комнату.
- Хорошо, - пожал плечами Гарри. – В таком случае это не проблема.
И вот сейчас юноша в форме морского крайта разместился на полу у одного из больших диванов в гостиной, пока Барти в холле встречал Каркарова и его выпускников.
Через минуту группа из двенадцати разных по возрасту человек начала заходить в комнату. Барти стоял у дверей и когда последний маг оказался в гостиной, он объявил, что все присутствующие будут вызываться по одному для личной беседы с Темным Лордом, а до тех пор они должны оставаться в комнате. После этого заявления на лицах юных магов отразилась смесь беспокойства и страха. Барти сказал, что они могут устраиваться поудобнее, ведь сейчас их директор беседует с Лордом, поэтому первого человека пригласят только минут через двадцать. Прямо перед тем, как выйти, Крауч попросил всех присутствующих не волноваться по поводу находящейся в комнате змеи. Она не станет на них нападать.
После этих слов выпускники стали озираться по сторонам в поисках змеи, которую упомянул Пожиратель Смерти. Именно этот момент выбрал Гарри, чтобы выползти из-под дивана. Два сидящих на нем молодых человека подпрыгнули от неожиданности, а одна из девушек завопила, отпрыгивая от дивана.
Барти рассмеялся, наблюдая за суматохой в комнате, и заметил, что если кто-нибудь ранит змею, то ему придется встретиться с очень недовольным Темным Лордом, потому что эта змея - его любимый питомец. После этого он вышел из гостиной.
Следующую минуту все оставались в напряженной тишине, рассматривая гигантскую черно-белую змею.
- Вы думаете, она ядовитая? – шепотом спросила девушка, выглядевшая лет на двадцать, у подошедшего к ней парня.
- Она принадлежит Темному Лорду. Конечно же, она ядовитая! – зло прошипел тот в ответ.
- Она точно ядовитая. Это Морской Крайт, - заметил другой мужчина, кивая головой в сторону змеи. – Но он просто огромный. Я никогда не видел подобного! Они не вырастают до таких размеров.
- А по-моему, очевидно, что Темный Лорд применял к ней магию, - саркастично заметила девушка на удивление низким для женского пола голосом.
- Заткнись, Софико! О чем только думал директор, приводя тебя сюда. Чем такая как ты может быть полезна Темному Лорду?
- Катись к черту, Сергей! Темный Лорд будет…
- Почему бы вам обоим не заткнуться! – прикрикнул третий мужчина, тут же успокоив спорщиков. Гарри понял, что голос ему знаком, и, повернув голову, увидел высокую и внушительную фигуру Виктора Крама, который стоял посреди комнаты, хмуро наблюдая за переругивающейся парой.
- Я так понял, мы будем сидеть здесь довольно долго, и у меня нет желания выслушивать вашу перебранку! – продолжил Крам, окидывая парочку насмешливым взглядом. Гарри очень впечатлило то, что эти двое, которые были явно старше, послушно заткнулись.
Следующую минуту в комнате висела напряженная тишина, а потом Виктор раздраженно вздохнул и направился прямо к оккупированному змеей дивану. Он уверенно уселся и закинул ногу на ногу, не обращая на огромную змею внимания.
Спорщики послали друг другу уничтожающие взгляды и разошлись по разные стороны комнаты. Судя по всему, не все собравшиеся состояли в дружеских отношениях. Некоторые из них все же были друзьями или одноклассниками и сейчас тихо перешептывались друг с другом, в то время как остальные по одиночке разбрелись в разные концы комнаты.
Другой молодой человек, выглядевший ровесником Крама и почему-то казавшийся Гарри знакомым, подошел и сел – правда, очень неохотно – на диван рядом с Виктором. Он слегка повернул голову и внимательно посмотрел на змею, прежде чем повернулся к Краму.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Вторник, 10.01.2012, 20:55 | Сообщение # 107
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
- Я удивился, увидев тебя здесь, - тихо произнес молодой человек.
Крам повернулся и посмотрел на своего собеседника суженными глазами, одаривая его тяжелым взглядом, прежде чем заговорить.
- Да? И почему это?
- Ну... все же знают, что ты встречаешься с грязнокровкой.
В следующую секунду палочка Виктора уперлась в горло незнакомцу. Тот дернулся назад и широко распахнутыми глазами посмотрел на звезду квиддича.
- Не смей произносить рядом со мной это слово! – прошипел Крам низким, угрожающим голосом.
Другой юноша поднял руки вверх, признавая поражение и пытаясь успокоить Виктора.
- Ладно, ладно. Успокойся! Но… ты же согласен с моей точкой зрения?
- С какой еще точкой зрения? – бросил Крам.
- Ну, с тем, что гряз… магглорожденные не пользуются популярностью у Темного Лорда, разве нет?
- Директор сказал мне, что планы Темного Лорда изменились. Он больше не собирается устраивать травлю магглорожденных.
- Но что, если директор ошибается?
- Я сам спрошу об этом Темного Лорда при встрече.
Юноша ошеломленно уставился на Виктора.
- Ты выжил из ума?
- Я хочу знать, - с высоко поднятой головой ответил Крам. – Если Темный Лорд планирует избавиться от магглорожденных или начать убивать магглов, то я не буду в этом участвовать.
- Все-таки ты выжил из ума, - постановил юноша, откидываясь на спинку дивана и расслабляясь на секунду… ровно до тех пор, пока не ощутил под своей головой толстое тело змеи и не отпрянул. Впрочем, потом внимательный взгляд снова вернулся к Краму. А тот продолжил:
- Темный Лорд сражается за Темную Магию, защищает нас и наши права. Англия погрязла в коррупции. Они так предвзято относятся к Свету, что от этого тошнит. Меня это не сильно беспокоило, но тут живет моя любимая девушка. Здесь ее дом, поэтому сейчас меня очень волнует обстановка в этой стране. Если цель Темного Лорда - изменить законы магической Англии, тогда я пойду за ним, - уверенно произнес Крам.
Впечатленный, Гарри послушал его еще несколько минут, а потом соскользнул со спинки дивана – напугав при этом сидящего рядом с Виктором юношу – и заскользил по комнате, прислушиваясь к разговорам других групп. Гарри заприметил пару парней и запомнил их, ведь их целью оказалось получить «официальное разрешение на убийство». Они считали, что этого желания вполне хватит для того, чтобы стать Пожирателями Смерти. У них не было настоящих целей, хотя их рвение точно аукнется глупыми ошибками, но Гарри знал, что Том все равно не откажет им. Если придет время битвы, количество боевых магов будет иметь главное значение, каждая палочка будет на счету. Но Гарри все равно собирался попросить Тома не поручать этим двоим важных заданий.
Здесь был и другой юноша, который заставил Поттера забеспокоиться. Его основной причиной прихода сюда было желание убивать магглов и магглорожденных. Вот и все. Других причин для того, чтобы встать на сторону Темного Лорда, у него не было. Видимо, он наслушался историй об отрядах Пожирателей Смерти, совершавших набеги на маггловские деревеньки в прошлом войне, и про то, как они сжигали там все и устраивали настоящие бойни магглам.
Гарри понимал, что такой человек в их рядах будет помехой. Как только он получит Метку, маску и мантию, первое, что он сделает, это попытается «развлечься». А последнее, что им нужно, так это привлечь внимание магглов к магам, а этот идиот как раз это и будет делать.
Через двадцать минут вернулся Барти и, обведя комнату взглядом, обнаружил Гарри под кофейным столиком. Их глаза встретились, и Крауч кивнул головой, а потом снова вышел. Потенциальные Пожиратели Смерти удивленно переглянулись, а Гарри быстро прополз между ними к вентиляционному отверстию в стене. Открыв его носом, он проскользнул внутрь и поспешил к конференц-залу, где в настоящий момент сидел Волдеморт. Сейчас Темный Лорд был в помещении в полном одиночестве, этого Гарри и ожидал. Полностью выскользнув из вентиляции, он принял свою человеческую форму и сел за стол, начиная пересказывать все услышанное и делясь своими впечатлениями о Краме, юноше, что выглядел как неплохой боевой маг, и о магглоненавистниках.
Быстро всё доложив, Гарри снова трансформировался в змею и обвился вокруг плеч Волдеморта – чем безумно наслаждался – чтобы тот мог начать собеседования. Барти приводил новичков одного за другим, и Гарри тихо шипел, дополняя свои сведения о них. Некоторые смотрели на змею широко распахнутыми глазами, как только входили в комнату и обнаруживали ее на плечах Темного Лорда.
Когда Гарри и Волдеморт начинали говорить на парселтанге, в глазах некоторых расцветало понимание, но они никак это не комментировали.
Беседа с Крамом оказалась интересной. Тот напрямую, с каменным выражением лица спросил, что Волдеморт собирается предпринимать по поводу магглорожденных. Он хотел знать, возобновятся ли рейды на магглов и на семьи магглорожденных магов. Поттер понимал, что в обычной ситуации Крам бы уже метался под Круцио, если бы Гарри не был так заинтересован в союзе с ним. При этом он отметил, что Виктор может быть очень полезен, когда придет время возвращаться в Хогвартс.
Поэтому Волдеморт простил Краму эти вопросы и ответил на них удивительно честно. Магглы - это отбросы, но магглорожденные все равно остаются волшебниками, и их магическая кровь должна быть защищена. Будут пресекаться любые действия, из-за которых магглам может стать известно про магов. Главной целью грядущей войны будет полное отделение одного мира от другого. Атаки на магглов приведут к обратным результатам, поэтому будут прекращены. Любой Пожиратель Смерти, напавший на маггла без приказа, будет жестоко наказан.
Их цель - контроль над правительством магической Британии, но сила будет применяться лишь по необходимости. Их целью будет переписать магические законы и реконструировать сам уклад жизни, которому они привыкли следовать. По большей части, они будут медленно перевоспитывать население с помощью методов пропаганды. Частью этого плана будет изменение отношения магического населения к магглорожденным.
Под конец речи Темного Лорда Крам выглядел оптимистично, хотя и едва показывал это. Виктор великолепно контролировал собственные эмоции, и Гарри мог поклясться, что этот юноша впечатлил Волдеморта.
После того как собеседования закончились, всех новобранцев провели в бальную комнату - кроме того юноши, что так отчаянно желал убивать магглов – где Волдеморт разбил их на пары, чтобы новички смогли продемонстрировать свой уровень дуэльного мастерства.
В конце этого теста все они, исключая одного человека, попали в промежуточную группу. И лишь одна девушка, которая выпустилась в этом году, должна была посещать занятия для новичков. Гарри подозревал, что Том вообще бы не принял ее в ряды своих последователей, вот только родители девушки обладали огромным политическим влиянием в Британии.
Когда все ушли, настало время ужина. Гарри и Том прошли в столовую, где Микси накрыла им стол. За ужином они в основном обсуждали новобранцев, большинство из которых были очень перспективны, но нуждались в большом количестве практики.
- Я думаю о том, чтобы раскрыться перед Крамом, - заметил Гарри, опуская на стол стакан со сливочным пивом.
- Зачем? – прищурил глаза Том.
- Ну я, конечно, не расскажу ему, что я и Эван Гаррис - одно лицо, но я собираюсь дать понять Краму, что Гарри Поттер на твоей стороне. Вместе мы сможем аккуратно обработать Гермиону. Уверен, что он, как никто другой, поможет расширить ее кругозор.
- Мне казалось, что ты не сильно доверяешь этой девушке.
- Я… поменял свои взгляды. Она доказала, что может стать как отличным союзником, так и довольно надоедливой помехой. Если кто-нибудь в Хогвартсе и сможет меня вычислить, то только она. Гермиона всегда рядом со мной, она умная, наблюдательная и упорная. Я знаю, что она заподозрила что-то еще в прошлом году, но, пользуясь ее чувством вины, я смог удерживать ее на расстоянии. Сомневаюсь, что в этом году я смогу этим воспользоваться, - Гарри задумчиво замолчал. – Помнишь, я просил научить меня контрзаклинанию для Аффинитам? И знаешь, из-за чего я так хотел этому научиться?
- Хмм?
- Из-за Гермионы, - уверенно кивнул Поттер. – Если бы кто-нибудь и стал подозревать, что я перешел к Темным, то именно она. Она бы первая начала замечать симптомы и, в конце концов, использовала бы это заклинание для того, чтобы подтвердить свою теорию. Гермиона знает о существовании такого заклинания, и я не сомневаюсь, что ей хватило бы способностей использовать его. В прошлом году я несколько раз читал ее мысли, и она уже начала замечать странности в моем поведении, но сама же продолжала себя убеждать, что эти ее предположения абсурдны. Это не может продолжаться вечно. А вот если я переманю ее на свою сторону, то беспокоиться будет не о чем. По факту, она сможет прикрыть меня в нужный момент.
Том медленно кивнул, рассеянным взглядом изучая виски в своем стакане.
- И ты на самом деле думаешь, что сможешь убедить ее?
Гарри с вздохом откинулся на спинку стула.
- Честно? Не знаю. Я думаю, что смогу убедить ее в том, что Темная магия - не значит зло, но убедить Гермиону присоединиться к Пожирателям Смерти? Ха… это задачка посложнее, можно даже сказать, невыполнимая…. Но если расширить ее восприятие к Темной магии… то все возможно. Но в чем я уверен, так это в том, что все пройдет легче, если склонять ее на нашу сторону будет не один человек. Если с одной стороны на нее будет влиять Крам, а с другой – я, то наши шансы заметно возрастут. Было бы вообще замечательно, если бы к нам присоединился еще какой-нибудь взрослый маг, ведь Гермиона просто до неприличия уважает старших, правда, это совсем уж за гранями возможного.
Том кивнул, и они, еще немного поболтав, спустились в подвальную лабораторию зельеварения. Том работал над усовершенствованными моделями манекенов для предстоящих занятий по дульному мастерству. Они испробовали предыдущий прототип на своей тренировке, но Том сказал, что его следует доработать и лишь потом использовать для занятий с Пожирателями Смерти. Гарри большую часть времени просто наблюдал, но иногда и помогал по мере сил. А еще он заметил, что его занятия Арифмантикой позволяют ему лучше понимать сущность заклинаний, которые он слышит впервые.
Том озвучивал каждый свой шаг, и от того Поттеру еще интереснее было наблюдать за самим процессом. Они закончили вносить все необходимые коррективы в прототип ближе к ночи. На следующий день была назначена встреча с Барти и Роули, а остаток дня они планировали посвятить доработке остальных манекенов. К счастью, с уже готовым образцом дело должно было пойти быстрее.
– –
Следующее утро началось с привычной уже программы, после которой они приняли душ, как-то незаметно переросший в секс под струями воды. Гарри просто вдруг обнаружил себя прижатым к холодной, влажной кафельной плитке на стене. Удерживая запястья юноши над головой одной рукой, другой Том поглаживал его член, вбиваясь в него сзади. Все время Гарри, не переставая, выкрикивал «еще, еще, сильнее, да! Да! Да! О, Мерлин, да, черт побери!»
Закончили они ярко и чувственно, что под воздействием связи стало привычным. Душ Гарри и Том принимали уже неторопливо и спокойно, в отличие от того бешеного темпа всего мгновение назад. Гарри всегда удивляла деликатность Тома по отношению к нему после секса. То, с каким благоговением мужчина заботился о нем. Особенно это выделялось на фоне их обычного грубого секса. Не то что бы Гарри этот самый секс не нравился, совсем наоборот, - хотя тот единственный медленный, переполненный заботой раз… тоже был чудесен.
Они вышли из душа, обсушились полотенцами и, одевшись, спустились в столовую к завтраку. Когда Микси неожиданно появилась с двумя копиями Ежедневного Пророка, Гарри, берущий с блюдечка тост, мельком взглянул на передовицу издания и, так и не донеся кусочек тоста до губ, уставился на заголовок.
ГАРРИ ПОТТЕР ПРОПАЛ?
Бетти Брайтвэйт


Заслуживающий доверия источник из Министерства сообщил нам, что Мальчик-Который-Выжил пропал! Никто, кроме самых доверенных лиц, не знал, где именно проводит лето наш спаситель, покинув школу Чародейства и Волшебства Хогвартс. Место было строго засекречено от волшебного мира для того, чтобы уберечь мальчика от тех, кто мог ему навредить. Но с недавних пор стало известно, что до этого лета Гарри Поттер проводил каникулы в маггловском мире вместе с родственниками своей магглорожденной матери.
Одним из тех, кто знал о местонахождении Гарри Поттера, был Альбус Дамблдор, человек, который, предположительно, и был ответственен за проживание мальчика именно там. Наш источник сообщил, что на прошлой неделе уважаемый директор пытался выследить Мальчика-Который-Выжил, не привлекая внимания к тому факту, что Гарри Поттер проскользнул между его пальцев. Мы узнали, что мистер Поттер этим летом не вернулся в дом своих родственников. Это доказывает и невозможность найти мальчика даже с помощью Супреме Магвампса, самой жесткой меры, которая вынудила бы его искать помощи у Министерства Магии. Департамент Законного Принуждения должен будет как можно скорее предоставить отчет о любых передвижениях Мальчика-Который-Выжил Альбусу Дамблдору и группе авроров, которые пытаются отследить исчезнувшего спасителя.
Некоторые из вас спросят, а что, если Гарри похитили те, которые упоминались ранее в этой статье, те, кто желают навредить ему? Что ж, мы ответим вам. Судя по тому, что мы видели, мальчик был совершенно здоров и счастлив, когда неделю назад совершенно неожиданно объявился на Диагон Аллее под руку с неизвестным юношей. Очевидно, что Гарри Поттер нигде не заперт и к нему не применяют пыток, отсюда становится совершенно ясно, что каждое лето Гарри селили к маггловским родственникам против его желания.
Когда мы попросили прокомментировать внезапное исчезновение Гарри Поттера, Министр официально объявил, что мистер Поттер в полной безопасности в своем новом доме, и нет ничего, о чем стоило бы беспокоиться, но наш источник утверждает обратное. Когда я попросила его высказать свою точку зрения, он выдвинул довольно ясную теорию, согласно которой мятежники оказали давление на мистера Гарри Поттера и увели его из-под гнетущего влияния Альбуса Дамблдора.
Должна сказать вам, мои преданные читатели, что версия нашего осведомителя разожгла во мне интерес, и я уверена, что вам он тоже передался, поэтому я спросила "Зачем Гарри Поттеру восставать против Альбуса Дамблдора?". На что точного ответа не было дано, но мы предположили, что, возможно, Мальчику-Который-Выжил было не так уж и хорошо в его маггловском убежище, как мы тому голословно верили.
Может ли быть, что внезапное исчезновение Гарри Поттера - это форма протеста против опеки директора Хогвартса? И многие задаются вопросом, имел ли директор право распоряжаться временем препровождения летних каникул Мальчика-Который-Выжил?
Всё это очень важные вопросы, на которые необходимо узнать ответы. И я обещаю вам, мои преданные читатели, что не успокоюсь до тех пор, пока не раскрою все тайны этой захватывающей, полной интриг истории.

Гарри перечитал статью дважды, прежде чем отложить газету и хмуро уставиться в свою тарелку.
- Что ж, это было вполне ожидаемо, - с легким, раздраженным вздохом заметил Том.
Поттер поднял голову и с замешательством посмотрел на него.
- Ожидаемо?
- Правда, я не ожидал, что Дамблдор так скоро привлечет к этому министерских служащих, но, в конечном счете, это все равно бы произошло. Как и то, что один из них стал утечкой информации. Министерство просто не создано для того, чтобы хранить секреты. Насколько я знаю, даже Невыразимцы брезгуют полной секретностью, - фыркнул Том, - ведь двое моих последователей числятся в их отделе и весьма охотно делятся со мной сведениями.
Гарри слегка улыбнулся, а потом со вздохом перевел взгляд обратно на газету. Подняв подзабытый кусок торта, он начал медленно есть. Глаза юноши рассредоточенно смотрели вдаль, и Том наблюдал за ним с интересом и немного беспокойством. Что-то явно продумывалось в этой голове.
- Том… - медленно начал Гарри, прерывая десятиминутное молчание, пока они наслаждались завтраком.
- Да, любовь моя? – отозвался тот, отрывая взгляд от Пророка, который он до сих пор читал, и откладывая газету в сторону. Он с усмешкой наблюдал за тем, как заливаются румянцем щеки юноши, а уголки губ приподнимаются, обозначая улыбку.
- Я тут подумал, - задумчиво начал Гарри. – Как насчет того, чтобы извлечь из этого выгоду?
Том удивленно приподнял бровь.
- Объясни.
- Сыграем на общественном мнении. Что, если я свяжусь с этой журналисткой и дам ей эксклюзивное интервью?
- Продолжай.
– –
Пока Том в лаборатории работал над тренировочными манекенами, Гарри написал пару писем. Одно Министру, прося перенести их встречу в менее публичное место, другое репортерше из Ежедневного Пророка. Как только они закончили, Том перечитал письма, а потом Гарри позвал Микси и отдал их ей.
Оставшееся время до прибытия Барти и Торфина Роули они потратили на усовершенствование манекенов.
Поттер вышел в холл и поприветствовал появившегося там Барти, который направился прямиком в конференц-зал, где их уже дожидался Том с досье на каждого Пожирателя и их уровень. Вместе с досье он подготовил записи и примерные планы тренировок каждой группы. Гарри же оставался в холле до тех пор, пока туда через пару минут не прибыл Тор.
Поттер кивнул головой в приветствии.
- Роули.
- Гаррис, - отрывисто кивнул в ответ Торфин, рассматривая стоящего перед ним молодого мужчину, ведь сегодня Гарри не одел ни мантии, ни маски. Кольцо, правда, было на месте, поэтому сейчас Роули видел перед собой двадцатилетнего блондина с завязанными в низкий хвост волосами и ярко-голубыми глазами. Одет он был в довольно дорогостоящую на вид мантию глубокого красного цвета с замысловатым, вышитым черными нитками узором по краю рукавов и воротнику. Под распахнутой верхней мантией виднелись черные брюки и рубашка им в тон, которая довольно плотно облегала ладную фигуру.
Роули же прибыл в обычной черной мантии Пожирателя Смерти, правда, капюшон он откинул и был без маски.
- Можете звать меня Эван, - произнес Гарри, поворачиваясь и начиная двигаться по коридору.
- Хорошо, - ответил Роули. Нагнав Гарриса, он пошел по правую от него руку. – В таком случае, можешь звать меня Тор.
Гари приподнял бровь, удивленный столь оригинальным сокращением полного имени.
- Великолепно.
Минуту они шли в полной тишине, прежде чем Тор заговорил.
- Прости за любопытство, но мне интересно, каков уровень твоего мастерства в дуэлинге. За все время наших собраний я ни разу не видел тебя в деле.
- Полагаю, мои навыки можно назвать приемлемыми, ведь последние четыре месяца Темный Лорд лично занимался моим обучением. Думаю, это чего-то стоит, но я все же не рискну ставить себя на один уровень с тем, кто занимается боевыми искусствами профессионально.
Тор приподнял бровь, но в глазах его загорелся неприкрытый интерес.
- Персональные занятия с Темным Лордом, да? Я солгу, если скажу, что мне нелюбопытно, как ты смог занять столь уникальное положение. Насколько я помню, он называет тебя своим учеником?
- Верно. А насчет моего положения – это очень длинная история. Скажем так, я сыграл в его возвращении решающую роль.
Было видно, что любопытство Тора было неудовлетворено, но сейчас они подошли к двери конференц-зала, и у Роули просто не осталось возможности уточнить интересующие детали.
Их встреча длилась чуть больше полутора часов. За это время они успели во всех деталях обсудить, как именно будут продвигаться тренировки первые несколько недель, и составили примерный план дальнейших действий. Тор, Барти и Гарри должны были стать одновременно и участниками и инструкторами для продвинутой группы, и инструкторами для двух оставшихся групп. К счастью, ни у кого из них не было планов на лето, поэтому не должно было возникнуть трудностей с совмещением ежедневного графика и многочисленных уроков.
Продвинутая группа должна была появляться в поместье лишь один раз в неделю, в то время как промежуточная – дважды, а слабая – трижды. Таким образом, получалось, что в поместье будет лишь один день, свободный от тренировок. А оставшаяся у Гарри часть летних каникул намечалась быть очень заполненной, впрочем, он знал, что так оно и будет. Одна тренировка должна была продолжаться по два часа в день, но, учитывая, что он примерно столько и тренировался на протяжении нескольких месяцев, изменения вряд ли будут значительными.
– –
На следующий день Гарри получил ответ и от Министра, и от репортера Ежедневного пророка Бетти Брайтвэйт. Фадж совсем не возражал против встречи в менее людном месте и предложил маленький кофейный магазинчик, который располагался на стыке здания Министерства Магии и Лондона. По сути, это был маггловский магазинчик, в который очень редко заходили представители магического мира.
Бетти Брайтвэйт пришла в восторг от возможности взять интервью у неуловимого Мальчика-Который-Всегда-Отказывался-Давать-Интервью. В ответ Гарри назначил время и место их встречи. Получалось так, что эта встреча должна была состояться через три часа после времени, назначенного Министром, и проходить она должна была опять же в маггловском заведении в Лондоне. На всякий случай они могли воспользоваться уединенной комнатой дорогого отеля, который находился в нескольких метрах от кофейного магазинчика.
Том посоветовал одно местечко в Лондоне, которое можно было использовать после встречи с Министром. И пока Гарри заканчивал ответное письмо Бетти, он аппарировал в Лондон и зарезервировал номер.
Этой ночью должна была состояться первая тренировка для группы с худшим результатом. Для Гарри это было душераздирающее зрелище, особенно если учесть, что несколько человек были Пожирателями Смерти в первую войну. Петтигрю был одним из них, и Гарри удалось несколько раз провести наглядные примеры применения заклинаний на этой крысе.
В тренировочное помещение перенесли манекены, и теперь каждый из участников группы должен был поразить их с помощью различных проклятий. Манекены были ориентированы на самый простой уровень. Полностью неподвижные, фактически, всего лишь мишени. Но у большинства возникли проблемы с точным попаданием в цель.
Патетично.
Большую часть ночи с губ Гарри не сходила раздраженная ухмылка. Барти это зрелище тоже не впечатлило, а Волдеморт, отступивший назад, источал почти осязаемую ярость. Если бы не Тор, никто не ушел бы отсюда, предварительно не получив Круциатус. Гарри был рад, что предложил включить Роули в их преподавательский состав. Мужчина явно привык к обучению беспросветных идиотов, ведь он занимался обучением детей, которые только-только начали осваивать свою магию. Гарри даже задался вопросом, какое из двух зол меньшее: учить толстых и ленивых магов, которым уже за сорок, у которых жалкий уровень магических способностей, да и репертуар заклинаний, вместе с врожденным, судя по всему, косоглазием, оставляет желать лучшего, но самомнение просто зашкаливает - или десятилетних детишек.
– –
Утро следующего дня ничем не отличалось от предыдущих. Гарри и Том выполнили свою ежедневную программу, позавтракали, разобрались с кое-какими делами, а потом поднялись в спальню, чтобы подготовиться к выходу в маггловский Лондон. Им даже удалось найти в своих шкафах «достаточно маггловские» брюки и рубашки. Том одел гладкие, свободные брюки и шелковую, темно-бордовую рубашку. Две верхние пуговицы он не застегнул, и Гарри пришлось сдерживать желание лизнуть открытый участок бледной кожи.
Том, ощутивший желание Гарри через связь, которая с каждым днем становилась все сильнее, требовательно впился в губы юноши, прижимая его к стене. Они потратили на грубые поцелуи около двух минут, прежде чем отпрянули друг от друга, безумно улыбаясь. Оттолкнув Тома, Гарри подошел к своему столу и взял со спинки стула приготовленные заранее рубашку и брюки. Он оглянулся через плечо и тихо рассмеялся, рассматривая выражение на лице Тома. Оно было таким, словно тот дулся. Правда, заметив веселье Гарри, Том тут же мягко и поддразнивающее нахмурился.
Поттер натянул на себя голубые джинсы, которые он купил в Хогсмиде в прошлом учебном году. Ему нравилось то, как плотно они облегали его ноги, составляя полный контраст широким обноскам, которые он донашивал после своего толстого кузена. Вместе с джинсами он надел на себя черную футболку, которую он тоже приобрел в Хогсмиде.
После того, как Гарри продел голову в футболку, он обернулся к Тому, натыкаясь на его голодный взгляд. Очевидно, мужчине очень нравилось то, что он видел. Юноша рассмеялся, и Том улыбнулся ему в ответ одними глазами. Гарри любил этот взгляд, который видел лишь он. Настоящие, счастливые, улыбающиеся глаза с маленькими морщинками, собирающимися в уголках, блестящие весельем. Этого счастья Гарри никогда не видел в других обстоятельствах. Этот взгляд был только для него.
Удивительно, но из поместья они вышли вовремя, хотя очень много времени потратили на отвлеченные занятия.
Том надел свое кольцо и теперь как Никодемус Томарас сопровождал Гарри, на пальце которого в этот раз кольца не было.
В поместье Поттер очень редко уделял внимание своим волосам, которые заметно отросли за последнее время, и отросли они слишком быстро. Том заметил, что это может быть связано с самим желанием Гарри обзавестись длинными волосами. Гарри вдруг вспомнил, что его волосы всегда оставались одной и той же длинны, а ведь он ни разу их не стриг. Еще он рассказал Тому о том случае, когда стервозная тетушка подстригла его налысо, но на следующее утро волосы оказались прежней длинны.
Том с любопытством выслушал этот рассказ, а потом над чем-то задумался. Когда Гарри спросил, над чем именно, тот ушел от вопроса, заметив, что сейчас это не так важно и ему сначала следует сверить кое-что.
Но в связи с поездкой в Лондон Гарри нужно было что-нибудь сделать со своими довольно неопрятными, длинными волосами. Его челка отросла до уровня подбородка, в то время как сзади волосы прикрывали половину шеи. С помощью небольшого количества геля он зачесал их назад, не обращая внимания на выбившиеся прядки, а пряди подлиннее собрал в небольшой хвостик.
И сейчас они вместе шли по улицам маггловского Лондона, направляясь к кофейному магазинчику. Они пришли на двадцать минут раньше и заняли столик у большого окна, сквозь которое можно было наблюдать за прохожими на улице. Разглядывая спешащих магглов, Том отпускал едкие замечания, большая часть которых смешила Гарри. Но еще они были правдивы, ведь эти люди так охотно не замечали происходящего вокруг, они были слепы и слабы. Их было бы так просто взять и…
- Гарри, мальчик мой! Вот ты где! – голос Корнелиуса Фаджа отвлек Гарри от размышлений, и он, вздрогнув, обернулся. – Надеюсь, я не заставил тебя ждать слишком долго! – продолжал Фадж, пока Гарри поднимался на ноги и приветствовал его. Заверив Министра в том, что ждал он не очень долго, да и ожидание его не напрягало, Гарри снова представил Фаджу «Никодемуса», и Министр спросил (правда, весьма неохотно), не согласится ли Ник составить им компанию за чашечкой чая.
«Ник» отказался, сославшись на то, что это личная встреча Гарри и Министра, и пообещал, что вернется позже. Поднявшись на ноги, он немного наклонился и поцеловал Гарри в щеку, тихо прошептав на ухо, что будет поблизости. Потом выпрямился и попрощался с Министром.
Гарри прекрасно знал, что Том просто сменит внешность и, вновь зайдя в кафетерий, займет соседний столик. Скорее всего, он примет к ним чары приватности, хотя сам выслушает все.
Гарри быстро сосредоточил все свое внимание на Министре и двух заказанных напитках.
Беседуя с Фаджем, Поттер мимолетом поинтересовался, почему ему до сих пор не пришел список учебников из Хогвартса, ведь сейчас уже 23-е июля. Он ожидал этого письма со дня на день, но оно так и не пришло, хотя Гарри надеялся купить все необходимое во время сегодняшней прогулки по Лондону.
Министр объяснил, что список с учебниками составляют все учителя Хогвартса, но у школы так и не появился преподаватель по Защите от Темных Искусств, именно поэтому разослать студентам письма пока что невозможно. Потом Фадж пожаловался на полную некомпетентность Дамблдора в плане постоянного состава преподавателей. Каждый год должность профессора по Защите оказывалась свободна! Каждый год! Министр прервался на секунду, чтобы наполнить свой голос толикой печали в память о предыдущих преподавателях, но потом снова вернулся к недовольному ворчанию по поводу директора.
Фадж посетовал на жалобы, которые приходят из Департамента Магического Образования, к которым прилагаются результаты по сдаче СОВ и ТРИТОНов учеников Хогвартса, очень жалкие, к слову, результаты. Но как можно обвинять в этом учащихся, если каждый год им назначают новых совершенно бестолковых учителей!
Гарри с энтузиазмом согласился с Министром, рассказав о тех ужасно неполных знаниях, которые дает ему школа, и о том, как ему самостоятельно пришлось подготавливаться к заданиям Турнира Трех Волшебников.
Фадж рассказал, что Дамблдору пока не удалось найти человека на должность профессора Темных Искусств, ведь ни один из кандидатов не принял его предложение. Судя по всему, сказывалось это нелепое суеверие насчет проклятого места. Грубо рассмеявшись, Министр заявил, что в этом виновата некомпетентность директора, который неспособен набрать квалифицированный персонал.
Гарри рассмеялся, охотно поддакивая Фаджу при каждом удобном случае.
Разговор медленно перешел к обсуждению статьи об исчезновении юного Поттера, которую опубликовали в Пророке пару дней назад. Фадж, очевидно, считал все это попыткой репортеров раздуть из мухи слона, ведь сам он и слова не слышал об исчезновении Гарри Поттера и тем более об аврорах, которые помогали Дамблдору его искать, но, придя в Департамент Магического Правоохранения Министр на самом деле выяснил, что факт имел место быть. Дамблдор на самом деле приходил в Отдел и просил помощи у своих доверенных лиц.
Гарри посоветовал Фаджу найти этих «доверенных лиц» и пристально за ними наблюдать. Они могли быть опасны. Министр горячо согласился насчет наблюдения и все же спросил насчет статуса «исчезнувшего».
Гарри объяснил, что он попросил у своих родственников разрешения провести лето с Ником, поэтому никак не может считаться пропавшим. Проблема была в том, что он не говорил Дамблдору, где сейчас живет, потому что директора это, черт побери, совсем не касается.
Фадж самодовольно ухмыльнулся.
Гарри продолжил рассказывать о том, как часто Дамблдор сует свой нос в его личную жизнь. Старик всегда пытался установить над Мальчиком-Который-Выжил контроль, как в пределах школы, так и вне ее. Этот человек искренне верил, что имеет право указывать Гарри, что ему делать даже во время каникул, а это совсем не входит в его полномочия как магического опекуна.
В школе - совсем другое дело, там директор ответственен за него, но только там. На летние каникулы его опекуны – магглы, и если они разрешили ему остаться у друга, то он волен так и сделать.
Фаджа очень впечатлила попытка Гарри выбраться из-под опеки Альбуса Дамблдора, и он сказал, что одобряет его выбор до тех пор, пока место, в котором он остановился на лето, продолжает оставаться безопасным.
Когда встреча подошла к концу, Гарри встал и пожал Министру руку, благодаря его за уделенное время. Как только Фадж вышел из кофейни, к столику Гарри подошел совершенно незнакомый парень, вот только его магия было для Поттера самой родной.
- Скоро вернусь, - прошептал Том Гарри на ухо, прежде чем направиться к уборной. Через минуту оттуда вышел Ник, хотя Поттер за чарами видел настоящую внешность Тома. Они вместе покинули магазин и отправились к отелю на встречу с репортершей, по пути делая незначительные покупки.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
TerranosДата: Среда, 11.01.2012, 11:25 | Сообщение # 108
Подросток
Сообщений: 26
« 1 »
эххх на самом интересном=) оч замечательный фик. только жалко прода редкая.
 
Asagi-DДата: Четверг, 12.01.2012, 03:06 | Сообщение # 109
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 5 »
Офигенно круто))) А это "любовь моя" ааааа... я в экстазе))) аааа... меня прееееет))))


Есть люди с особо чувствительной кожей –
Их лучше не трогать. Они не похожи
На всех остальных. Они носят перчатки,
Скрывая на коже следы-отпечатки
Лилового цвета от чьих-нибудь пальцев,
Бесцеремонных в иной ситуации.
 
ItasДата: Среда, 18.01.2012, 05:03 | Сообщение # 110
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
Глава 7
Через пару дней интервью Бетти Брайтвэйт появилось на страницах Ежедневного Пророка. Передовицу издания украшала совместная фотография Гарри и «Никодемуса», но которой Ник обнимал своего парня за плечи. Гарри периодически поворачивался и ярко улыбался другу, а потом с ухмылкой опускал голову, в то время как Ник с легким смехом смотрел на него. Фото было сделано в приват-комнате, где проходила встреча с репортером. Рядом был пропечатан громогласный заголовок с обещанием подробностей со второй по пятую страницу. Интервью оказалось объемным, но Пророк с радостью согласился напечатать каждое слово, произнесенное Мальчиком-Который-Выжил, и Гарри был уверен, что Бетти очень неплохо заработала, если учесть, сколько тонн макулатуры газета продала с этой статьей.
Заголовок гласил:
ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ С ГАРРИ ПОТТЕРОМ
Бетти Брайтвэйт
Перед самой встречей Гарри и Том хорошенько поработали над журналисткой. Из своих источников Том узнал, что Бетти была стажеркой Риты Скитер. Она идеализировала свою наставницу и была разбита ее внезапным исчезновением. Правда, это совсем не помешало женщине захватить колонку пропавшей без вести репортерши, как только представилась такая возможность.
Гарри и Бетти пришли к соглашению, согласно которому Поттер готов был и дальше работать с ней, если результаты их пока что единственной встречи его удовлетворят. Журналистка не должна была печатать о нем никакой информации без его на то согласия, она также не могла неправильно цитировать его слова или вырывать реально сказанные фразы из одного контекста, чтобы ввести читателей в заблуждение. Еще Поттер очень настаивал на том, чтобы она избегала сплетен о его «друзьях», сперва не проконсультировавшись с ним. Гарри подчеркнул, что он совсем не против того, чтобы Бетти написала что-нибудь о его школьных друзьях, но сначала журналистка должна будет прислать ему готовящийся к публикации материал, чтобы он при необходимости смог внести в него коррективы или наполнить некоторыми деталями. Если Бетти будет придерживаться этих правил, то Гарри согласится и в будущем контактировать с ней и предоставлять больше информации.
Женщину все эти условия полностью удовлетворяли, поэтому она быстро согласилась. Эксклюзивная связь была мечтой каждого журналиста, тем более, связь с Гарри Поттером - это исключительная возможность, и Бетти была не так глупа, чтобы упускать такой шанс.
И вот так интервью начиналось.
Бетти Брайтвэйт: Мистер Поттер, сначала хочу поблагодарить вас за то, что вы согласились ответить на мои вопросы.
Гарри Поттер: Не стоит благодарности, Бетти, и прошу вас, зовите меня Гарри.
ББ: Еще хотелось бы поблагодарить вас за то, что вы связались со мной. Признаюсь, что была удивлена, получив ваше письмо.
ГП: Ну, после того, как я увидел в Пророке вашу статью, где меня объявили «пропавшим», мне показалось, что неплохо было бы кое-что прояснить. Я бы не хотел, чтобы из-за меня зря беспокоились.
ББ: Кстати о пресловутой пропаже, что вы об этом скажете? Вы на самом деле «пропали»?
ГП: (смеется) Едва ли. Правда в том, что к концу прошлого учебного года я решил остаться со своим хорошим другом, а не возвращаться в дом маггловских родственников.
ББ: Если это действительно так, то зачем же Альбус Дамблдор пытался тайно вас выследить, вбив в головы министерских авроров, что спасителя магического мира похитили?
ГП: Возможно, потому что я решил не рассказывать директору, где остановлюсь – хотя вопрос о том, где я провожу летние каникулы, не касается ни его, ни кого-либо еще. Ведь я получил разрешение от своих законных опекунов, а они были только рады избавиться от меня. Мои родственники ненавидели даже воздух, которым я дышал.
ББ: Боюсь, я просто вынуждена попросить вас подробнее рассказать об этом. И почему, к слову, вас так не устраивает забота директора, раз уж вы отказались жить в условиях, которые он для вас создал?
ГП: Что ж, на оба этих вопроса ответ одинаков. Причина, по которой я ничего не рассказал профессору Дамблдору, в том, что я знал: он найдет меня и насильно вернет в дом моих родственников, невзирая ни на их протесты, ни на мои, а я не хотел туда возвращаться. Я не мог жить с ними, а они со мной. Мне не хотелось к ним возвращаться, а им не хотелось меня принимать. Они были более чем рады, давая мне разрешение на то, чтобы я провел лето в другом месте.
ББ: Из-за чего же между вами и вашей маггловской семьей сложились настолько неприязненные отношения?
ГП: Этих людей сложно назвать моей семьей. Сестра моей матери – маггла – ненавидела мою маму из-за ее магических способностей. Она так пестовала ревность и ненависть, что очень скоро начала презирать все, что имело отношение к магии. Она и ее супруг считали магию чем-то противоестественным, дьявольским и с самых юных лет пытались «выбить из меня этот недуг». Ток они говорили. Им совсем не нравилось воспитывать меня, но Дамблдор угрозами заставил их принять ребенка с магическими способностями. Все мое детство тетя не переставала уверять меня в том, что я тупой бесполезный выродок, а дядя не упускал возможности наградить меня оплеухой. Все свою жизнь я слышал от них лишь ложь. Они не сказали мне, что я маг, хотя и знали об этом, они уверяли, что мои родители по пьяни попали в автокатастрофу - это столкновение маггловских автомобилей.
Все это продолжалось до тех пор, пока в одиннадцать лет ко мне не пришло письмо из Хогвартса, так я узнал о своих магических способностях, но перед этим родственники целую недели успешно препятствовали тому, чтобы я смог прочитать хоть одно. Они сожгли сотни писем, а потом вместе со мной сбежали в другой дом, пытаясь спастись от сов. Это продолжалось до тех пор, пока Хагрид лично не доставил мне письмо, но даже после этого дядя угрожал Хагриду дробовиком – это была не лучшая его идея. (Примечание редактора: Хагрид - это Рубеус Хагрид. Лесничий и в настоящее время преподаватель Ухода за Магическими Существами в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс).
И все то время до одиннадцатилетия дядя избивал меня за любое проявление магии и запирал в чулане под лестницей, не кормя на протяжении недели. Годами они убеждали меня, что я сам во всем виноват, потому что я урод и заслуживаю всех этих наказаний. Именно потому, что мое существование было противоестественно, со мной так ужасно обращались, в то время как их собственный сын купался в чрезмерной заботе. Когда я был маленьким, я не понимал, почему они относятся так ко мне и только ко мне, мне хотелось заслужить хоть толику хорошего отношения. Даже после того, как я узнал правду и уехал в Хогвартс, некоторые страхи уехали вместе со мной. Например, я долго верил в то, что я бесполезный и никому не нужный урод. У меня ушло четыре года на то, чтобы разобраться во всем и понять, что делали мои родственники. Издевались над ребенком. Во мне не было ничего неправильного. Это они были неправильными. То, что они делали, было не только безнравственно и неэтично, но и незаконно. Они - отбросы человеческого общества, и я не хочу, чтобы моя нога еще раз ступила в их дом. И мне все равно, что скажет на это Дамблдор и остальные.
ББ: (Должна сказать вам, мои дорогие читатели, что это потрясло меня до глубины души!) Гарри, это просто ужасно! И то, что нашего спасителя оставили в таких отвратительных условиях, не менее ужасно. Не представляю, о чем думал Дамблдор! Но я уверена, что если ты просто расскажешь ему о том, в каких условиях жил, он никогда больше не заставит тебя возвращаться туда!
ГП: Ничего не изменится, Бетти. Он знает. Я уже говорил ему. Даже моя подруга, староста нашего факультета в Хогвартсе, ходила к нему и пыталась привлечь его внимание к сложившейся ситуации, но он продолжал настаивать на том, что дом моей тети – единственное безопасное для меня место. Вокруг него установлена мощная защита, завязанная на крови моей матери, она не пропускает никого с враждебными намерениями или с Темной Меткой. Этот дом ограждал меня от Темного Лорда - но не от дяди, а я не мог даже защититься, ведь несовершеннолетним запрещено пользоваться магией на летних каникулах. Но то место, где я живу сейчас, защищено не хуже, чем дом моих маггловских родственников, и это лишний раз доказывает то, что Дамблдор до сих пор так и не смог меня найти.
ББ: Это ошеломляюще, даже скорее просто ужасно, если подумать, что Альбус Дамблдор, зная о столь ужасном обращении, все равно хочет вернуть тебя назад!
ГП: За все эти годы я просто привык. Когда я ходил в начальную школу, то пытался рассказать учителям о том, как со мной обращаются дома, но все это плохо закончилось. Думаю, мои магические способности очень помогали моему телу избавляться от физических повреждений. С одной стороны, эта особенность спасала мне жизнь, один раз мой дядя избил меня особенно жестоко, а потом со сломанными костями и всего в крови забросил в чулан – даже в тот раз мне не оказали никакой медицинской помощи. Но с другой стороны, именно из-за того, что я так быстро исцелялся, никакие органы власти не успевали рассмотреть на мне побои. Поэтому очень скоро меня стали считать лжецом, который пытается привлечь к себе внимание и очернить «чистое имя» своих родственников. Со временем я перестал искать помощи. Взрослые никогда мне не помогали, и я всегда сам о себе заботился. Именно так прошло мое детство. И именно поэтому я никогда никому не рассказывал о том, как проводил свои летние каникулы, предпочитая держать все это в секрете.
ББ: Должна сказать, ты очень смелый молодой человек, Гарри. И мне любопытно, почему же ты так прямо рассказываешь обо всем этом сейчас?
ГП: Для меня это что-то вроде катарсиса. Теперь я хочу разобраться со всеми противоречиями, что так долго меня беспокоили. Например, я пытаюсь принять тот факт, что во всем случившемся не было моей вины. Понимаете?
ББ: Это очень взрослый и впечатляющий поступок с твоей стороны. Что еще ты планируешь предпринять, чтобы «излечить» себя?
ГП: Ну, на самом деле я делаю не слишком многое. Сейчас, например, я просто наслаждаюсь своими летними каникулами. Без сомнения, это лучшее лето за всю мою жизнь.
ББ: Вот как? И почему оно для тебя именно такое?
ГП: Ну, для начала, оно проводится не в компании моих родственников. Меня не используют как домового эльфа, не бьют, не уверяют в моей никчемности. Но самое главное – я остался с Ником.
ББ: Я могу спросить, как такой, этот Ник?
ГП: Мой парень.
ББ: Ах, так получается, что статья, которая вышла в январе и посвящалась тому, что Мальчик-Который-Выжил в постели предпочитает свой пол, была правдива?
ГП : (смеется) Да, Бетти. Я предпочитаю парней и не стыжусь признаться в этом. Это еще одна часть моего катарсиса. Принять то, кто я есть, и жить с этим. Не стыдиться, не скрытничать и не строить из себя того, кем я не являюсь, желая оправдать чужие ожидания. Я просто буду идти вперед с высоко поднятой головой, гордясь тем, кто я есть и чего достиг. Не как «Мальчик-Который-Выжил», потому что тогда я был слишком мал и ничего не помню, чтобы причислять этот поступок к своим достижениям. Но победа в Турнире Трех Волшебников – моя заслуга и ничья больше. И за нее я горд. И сейчас я на самом деле счастлив как в эмоциональном плане, так и в жизненном, и во всем этом огромная заслуга Ника. Именно он помог мне справиться с большинством трудностей.
ББ: Мы можем узнать больше деталей об этом мистическом Нике?
ГП: Я уверен, что некоторые люди воспользуются любой полученной от меня информацией по поводу Ника и попытаются выследить меня, но еще я уверен в защите, которая установлена вокруг его дома. Она включает в себя анти-совиный барьер, анти-аппарационный, анти-порт-ключный, анти-выслеживающий – и это еще не весь список. Кроме того, некоторые из этих чар очень древние. А Ник недавно сказал, что не хочет скрывать наши отношений. Он не стыдится того, что гей, и мнение остальных его не интересует. Его зовут Никодемус Томарас, и ему семнадцать. Всю жизнь он был на домашнем обучении, поэтому никогда не посещал ни Хогвартса, ни других магических школ. В прошлом году умер его попечитель, поэтому Ник перебрался в Хогсмид, где снял маленький коттедж. Он работал в Сладком Королевстве на полставки и подготавливался к ТРИТОНам. Этой весной он сдал все экзамены и сдал на превосходно. Я очень им горжусь. Признаюсь честно, во время учебы я раз или два украдкой выбирался из замка. На Хэллоуин, когда мое имя вылетело из Кубка Огня, в школе все для меня усложнилось. Я уже говорил, что горд своей победой, но это не значит, что мне нравится тот факт, что меня вынудили принять участие в Турнире. Я не бросал своего имени в Кубок и не подходил для такого состязания по возрасту. Мне не хотелось участвовать в нем.
Когда все стало по-настоящему плохо, я начал время от времени покидать замок и однажды встретил Ника. Он понял меня. Понял так, как никто никогда не пытался. Он не считал меня особенным, для него я никогда не был Мальчиком-Который-Выжил. Я был просто Гарри, и он поверил мне, когда я сказал, что не опускал своего имени в Кубок – в то время в это не верили даже мои «лучшие друзья», а его доверие стало моей отдушиной.
Я не так часто сбегал из школы, всего несколько раз. По большей части, мы обменивались письмами и, наверное, совсем загоняли бедных сов. Честно говоря, мы были просто друзьями вплоть до последних месяцев перед третьим заданием. Он даже предложил мне остаться на лето в его родовом поместье еще до того, как между нами завязались любовные отношения.
ББ: Это невероятная история, Гарри. Спасибо, что поделился ею. А сейчас я хочу расспросить тебя о твоем внезапном появлении на Диагон Аллее в начале этого лета. Всех очень удивило твое чаепитие с Министром Магии. Крылось ли за этой встречей что-то необычное?
ГП: Да нет, ничего необычного. Мы с ним немного поболтали перед началом третьего задания, и он предложил мне встретиться летом за чашечкой чая, я согласился. Через неделю после начала летних каникул Министр прислал мне письмо с датой и местом.
ББ: Некоторые поговаривают, что по окончанию Хогвартса тебя ожидает головокружительная политическая карьера. Есть ли для этого утверждения какие-нибудь предпосылки?
ГП: Я не могу говорить точно, ведь у меня впереди еще только пятый курс и мои предпочтения могут измениться к моменту выпуска, но да, прямо сейчас я хочу по окончанию школы податься в политику. Мне очень хочется попытаться внести в некоторые законы коррективы. И первым станет закон, запрещающий несовершеннолетним магам колдовать на каникулах. Возможно, будут существовать какие-то ограничения, но ни в коем случае не запрет, как в настоящее время. Такие страны как Франция, Испания, Греция и Италия давно отменили закон, запрещающий волшебникам с одиннадцати лет использовать магию вне школы. Думаю, мы должны последовать их примеру.
Учащимся из магических семей не помешает практика во время летних каникул, но для тех, кто вынужден жить с магглами, магия может стать средством защиты. И нам нужны эти способности для самообороны, ведь мы остаемся в маггловском мире совершенно одни, за нашей спиной никто не стоит, готовый нас защитить.
ББ: Все это звучит так, словно ты не доверяешь магглам. Это чувство распространяется лишь на твоих родственников или на магглов в общем?
ГП: Я буду честен. Я не доверяю магглам. Мне пришлось прожить в их окружении десять лет, и я не смогу назвать имени того, кому из них мог бы поверить. Уверен, среди них есть неплохие люди, но большинство таково лишь потому, что они не знают про магию. Они счастливы, живя в неведении, которое сами и выбрали. Но что насчет тех, кто знает про магию, но боится ее и ненавидит? А что насчет тех, кто завидует нашей силе и жаждет ее заполучить? Мои родственники рассматривали магию как наивысшее зло. Что-то, что нужно было из меня выбить, а без магии я не мог защититься от них. Без нормального питания на протяжении десяти лет я был тощ, а мой дядя, наоборот, огромен. За последние несколько лет я немного овладел своими способностями, но даже тогда мой дядя легко брал надо мной верх в физическом плане. Когда я вернулся в дом своих родственников на летние каникулы после первого курса, они еще не знали, что мне запрещено пользоваться магией, и боялись, что я что-нибудь с ними сделаю, поэтому половину лета я провел в спокойном одиночестве. К несчастью, в конце июля в их дом заявился домовой эльф, желающий предостеречь меня, и в попытке не дать мне вернуться в Хогвартс он использовал чары левитации, которые зарегистрировал Министерский След. Тотчас же прилетела сова с письмом о нарушении закона не использовать магию вне школы. Об этом узнали мои родственники, и когда дядя понял, что я беспомощен, все стало намного хуже. Это было ужасное время. Но если бы я мог пользоваться магией, все было бы в порядке. Ведь даже когда они просто считали, что я могу колдовать - но ни разу не видели этого - это знание их сдерживало.
Просто факт того, что с ними может что-то произойти, сдерживал. А что насчет магглорожденных, чьи семьи не понимают или не любят магию? Что, если среди них есть верующие, которые считают, что магия оскорбляет существование бога, что она – дело рук дьявола? Существуют записи, подтверждающие, что семьи подвергали собственных детей сеансам экзорцизма, считая, что в них вселился дьявол. Уверен, многие из читателей Пророка даже не знают, в чем заключаются подобные меры, но поверьте мне, это нечто отвратительное, коверкающее душу ребенка. Некоторые магглы могут использовать как физическое насилие, как это было в моем случае, так и психологическое. Но эти методы наносят ребенку одинаковый урон.
А что насчет тех волшебников, которые вынуждены жить в маггловских приютах? Из-за последней войны в них оказалось очень много наших детей, я могу назвать нескольких учащихся Хогвартса, которые сейчас живут в маггловских детских домах только потому, что в магическом мире такой инфраструктуры нет. Когда у ребенка погибают оба родителя и не находится семьи, готовой принять его в магическом мире, такого ребенка просто выдворяют в маггловскую систему. Создание магических приютов – это второй законопроект, которым я хотел бы заняться. А с учетом того, что я последний из рода Поттеров, по достижению семнадцати лет я смогу воспользоваться своим положением в Визенгамоте. Поэтому даже если я не получу работы в Министерстве, мое место в Визенгамоте останется при мне.
ББ: Вот как? Это большие амбиции для кого-то столь юного вроде тебя.
ГП: Просто в том, как магических мир контактирует с маггловским, очень много серьезных недочетов. Я считаю, что Министерство должно учредить систему магических детских домов или отдельных семей, которые будут готовы брать на воспитание детей из маггловского мира и подготавливать их к жизни в магическом мире. И это касается не только детей из приюта, но и магглорожденных, которые хотят избежать новых встреч с маггловским миром.
Я считаю, что мы должны раньше вычислять детей с магическими способностями и время от времени навещать их. Министерство обнаруживает таких детей после первого же стихийного выброса магии, но оно не интересуется жизнью таких детей вплоть до того момента, как им можно будет пойти в школу. Но ждать, пока им исполнится одиннадцать – слишком долго! Большинство магглов боятся и не понимают странной силы, которой обладают их дети, и могут навредить им. Будет намного лучше, если магглы без предубеждений будут знать, что происходит с их детьми, так будет легче дать их детям нормальное воспитание. Я считаю, что дети с магическими способностями должны не просто обнаруживаться, но и регулярно проверяться, чтобы никто не нанес им травм.
ББ: Из твоих слов получается, что ты подозреваешь, что все магглы могут жестоко обращаться со своими детьми, у которых проявились магические способности?
ГП: Конечно, нет. Не все из них таковы. Некоторые родители любят своих детей и заботятся о них, несмотря ни на что. Но это не значит, что мы должны пускать все на самотек. Страх правит людьми, Би. Страх перед неизвестным, перед тем, чего они не могут понять. И этот страх заставляет магглов пытаться избавиться от источника. Вот, что исходит из моих слов. Я считаю, что если магглорожденные ученики не захотят возвращаться в маггловский мир, то у них должна быть возможность остаться в магическом мире, в каком-нибудь безопасном месте, с людьми, которые смогут позаботиться о них. У них должно быть место, куда они всегда смогут прийти. Именно поэтому Министерство должно создать специальную систему, которая будет отвечать за заботу о детях, равно как и за посещение семей магглорожденных. Маггловские приюты - не место для детей с магическими способностями. Они просто не могут дать таким детям соответствующую степень заботы.
ББ: У тебя удивительно сильная точка зрения на этот счет, Гарри.
ГП: Верно.
ББ: Но твои идеи сильно противоречат идеям Альбуса Дамблдора и другим политическим фигурам, которые пытаются занять места в Министерстве.
ГП: Политика Дамблдора не схожа с моими мыслями. В мою голову никто не вкладывал никаких идей, я до всего додумался сам. И я не позволю себе вновь превратиться в невежественного ребенка. Я не согласен с тем, что директор заставлял меня оставаться на лето у родственников, прекрасно зная, как они со мной обращаются. Тем не менее, первые три курса я беспрекословно подчинялся ему, как взрослому и влиятельному человеку.
Но потом я понял, что он имеет надо мной власть лишь в школе, но не летом. Каждый год он говорил мне, где я должен проводить каникулы, но меня его решение не устраивало, поэтому я начал изучать законы магического мира насчет прав опекунов и детей. Именно так я пришел к своим собственным умозаключениям о правах магических и магглорожденных детей. А еще я понял, что это так называемое опекунство распространяется на меня только во время учебного года, но не на летних каникулах.
ББ: И поэтому вы сбежали.
ГП: (усмехается) Именно.
– –
Том отложил газету в сторону, дочитав длинное интервью, и сделал глоток чая.
- Ты действительно довольно изобретателен, Гарри, - с ухмылкой произнес он, глядя на Поттера из-под ресниц. Пронзительные глаза и озорная улыбка послали по спине Гарри приятную дрожь, которую он поспешил подавить. Улыбнувшись в ответ, Гарри робко пожал плечами.
- Я переманиваю на свою сторону людей. Заставляю их задуматься и принять наши дружественные идеи. Я открою ворота, в которые они войдут и даже не поймут этого, - спокойно заметил он.
- Это верно, но очень скоро тебе придется иметь дело с отпором. Не все согласятся с твоими словами и идеями. Особенно Дамблдор. Ты поставил его в очень щекотливую ситуацию, объявив, что он заставлял тебя оставаться в доме, где с тобой плохо обращались, хотя директор прекрасно понимал, насколько все плохо.
Гарри пожал плечами.
- Я понимал, что так будет, но думаю, смогу справиться с его ответным ходом, а еще я уверен, что старик очень ловко из всего этого выпутается. Но это того стоило. В наше время говорить о том, какие магглы плохие, считается чуть ли не политическим преступлением. Чистокровные маги вынуждены обсуждать эту проблему в очень узком кругу. Как результат, наше общество считает совершенно нормальным устраивать браки между магом и магглом. Из-за этого магглов в магическом мире становится все больше, и возникает серьезный риск по обнаружению нашего мира.
Но я одним махом разрушил устоявшееся табу и имел полное на это право, ведь моя собственная маггловская семья десять лет подряд избивала меня. Никто не станет осуждать меня за то, что я предлагаю забирать у магглов детей с магическими способностями. Никто не посмеет противостоять желанию защитить наших детей, ведь как объяснить свои возражения обществу. Это просто великолепно! Черт возьми, не удивлюсь, если некоторые политики возьмут мои слова на вооружение и попытаются воплотить некоторые идеи в жизнь даже раньше меня. И я убежден, что Фадж будет только «за», ведь он пойдет на все, чтобы увеличить свой рейтинг, и ему очень поможет поддержка униженного и оскорбленного Мальчика-Который-Выжил, - со слабой ухмылкой закончил Гарри.
Том рассмеялся.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Среда, 18.01.2012, 05:03 | Сообщение # 111
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
- У меня на примете есть несколько человек, которые смогут над этим поработать…
- Но это должны быть те, в ком Орден не подозревает Пожирателей Смерти.
- Конечно.
– –
На следующий день Гарри буквально утонул в письмах. Ему написали все его «друзья», и Гермиона была самой громогласной среди всех. Она была по-настоящему расстроена и обижена, узнав, сколько всего пропустила. Девушка совсем недавно вернулась в Британию и уже успела перечитать все вышедшие номера Пророка и, конечно, наткнулась на две нашумевшие статьи о Гарри. По-видимому, ее раздирали противоречивые эмоции: она злилась на ужасных родственников Гарри; злилась на Дамблдора, который настаивал на возвращении ее друга в маггловскую семью; злилась на Гарри за то, что он ни о чем ей не рассказал, и за то, что он заставил ее самостоятельно пролистывать все издания Пророка в поисках нужных статей. Ее очень уязвил комментарий о магглах, а еще она заметила, что информация о Нике не соответствует тому, что он рассказывал ей весной.
Она простила ему неприятное упоминание о магглах в статье, ведь если они так обращались с Гарри, не было никаких гарантий, что того же не происходило больше ни с кем. И если есть дети, к которым относятся так, как относились к ее другу, то будет лучше, если станут создаваться места, куда они смогут прийти за помощью – а раз об этом не может позаботиться Дамблдор, тогда пусть это сделает Министерство. Дома девушка обнаружила несколько писем от Дамблдора и Уизли. Уизли рассказали, что большую часть августа они проведут в другом месте. Гермиона пообещала написать ему, когда ей станет известно больше подробностей.
Письмо от Дамблдора Гарри отложил в сторону, собираясь прочесть его последним. Письмо пришло и от Бетти Брайтвэйт, в нем она поблагодарила за уделенное ей время и весьма прозрачно намекнула, что для интервью с ним она всегда свободна. Несколько писем пришло и от «старых друзей» родителей Гарри, которые учились вместе с ними в Хогвартсе. Прочитав статью, они пришли в ужас и сообщили юноше, что после смерти его родителей они предлагали забрать ребенка к себе, но Дамблдор отказал им всем, настаивая на том, что есть место, в котором мальчик будет в полной безопасности. Очень многие повторно предложили Гарри свое опекунство, страстно желая видеть его в своем доме, но тщетно.
Было еще одно письмо, точно не принадлежащее «другу» родителей, и этот шапочный знакомой был не против взять Гарри под свою опеку для достижения некоторых политических и финансовых целей. Ведь законный опекун юного Поттера получал доступ к сейфам такого рода, и кроме того, заслужив доверие, можно было через Мальчика-Который-Выжил приобрести влияние в Визенгамоте.
Несколько писем было полно сочувствия к Гарри и его несчастному детству. Но куда больше Гарри удивили письма от магглорожденных, которые оказались в таких же условиях, что и он сам совсем недавно. У них были семьи и родственники, которые не понимали, завидовали магии или просто боялись магического мира и способностей собственных детей. Большинство таких детей подвергались физическому и психологическому насилию от рук перепуганных родственников. Они рассказывали, что чувствуют себя загнанными в ловушку, когда каждое летом приходится возвращаться к агрессивно настроенной семье, от которой они не могут защититься с помощью магии.
На каждое такое письмо Гарри ответил и спросил, не откажутся ли они опубликовать историю своей жизни, чтобы попытаться повлиять на магическое правительство и вынудить их принять меры для защиты своих детей, живущих в маггловском мире. Гарри понятия не имел, куда можно будет обратиться с такой информацией, но она казалась весьма многообещающей.
Том был необычайно тих, пока читал эти письма. Его лицо оставалось спокойным, и он неплохо держался, но Гарри через связь чувствовал, как закипают в его партнере эмоции.
Поттер знал, что Том хочет внести в политику очень много изменений, некоторые законы полностью переписать, а другие вообще отменить, и как только он возьмет контроль над ситуацией в свои руки, он проведет реформы, касающиеся магических детей. Но для начала нужно было приподнести эти идеи публике. А еще Гарри знал, что Том лично заинтересован в условиях проживания магических и магглорожденных детей в маггловском мире.
Вдобавок к многочисленным письмам Пророк тоже доказал свою полезность. Заголовок сегодняшней газеты гласил:
ПУБЛИЧНОЕ ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО НАД МАЛЬЧИКОМ-КОТОРЫЙ-ВЫЖИЛ!
Статья была полна отрывков из писем, которые получил Пророк, вместе с тем здесь были короткие интервью со случайными прохожими Диагон Аллеи и с несколькими видными политическими фигурами. Статья пестрела упоминанием имени Дамблдора, который так жестоко поступил с ребенком. Гарри уселся удобнее и, посмеиваясь, прочел разнообразные обвинения директора в сумасшествии и слабоумии. Здесь было даже несколько требований, чтобы Дамблдор отказался от своего места в Хогвартсе и Визенгамоте! Том тоже остался доволен результатом.
Здесь была и другая статья, посвященная официальному расследованию, которое проводилось по любым противозаконным действиям родственников против Гарри, но их имена и местожительство до сих пор хранились в секрете от Министерства, а Дамблдор оказывался предоставлять эту информацию. Он ссылался на то, что Гарри до сих пор официально причисляется к этой семье и если он решит вернуться к ним, то это поставит всех их под удар – это заявление снова вызвало шквал протестов против директора. Отказ Дамблдора выдать родственников Гарри Поттера воспринялся обществом как попытка укрыть собственную халатность, из-за которой Дамблдор, прекрасно зная, что происходит, заставлял мальчика возвращаться в этот ужасный дом, хотя Министерство несколько раз предлагало куда более защищенные места для народного спасителя.
В конечном итоге, у Гарри выдался очень насыщенный день, на протяжении которого он писал ответы на письма. И даже если оно не предполагало ответа, Поттер все равно писал фразу вроде «благодарю за ваше участие» позитивно настроенной публике.
Письмо Дамблдора прямо источало неодобрение. Почти через каждую строку директор писал о том, как его разочаровал поступок Гарри. Читая это письмо, Поттер не уставал фыркать и смеяться. Заканчивалось оно уже традиционной просьбой назвать свое место пребывания или хотя бы встретиться на Диагон Аллее. Гарри рассмеялся этому предложению. Во-первых, он не сомневался, что старик попытается увести его силой, а во-вторых, ему совсем не хотелось встречаться с директором тет-а-тет.
Дамблдор уже даже не настаивал на том, чтобы Гарри оставался на лето у Дурслей, теперь он предлагал юноше проводить лето в штаб-квартире его специальной организации.
Гарри очень удивился тому, что директор так открыто признал существование некой «организации», пусть и не написав ее названия или целей. Дамблдор сообщил, что именно там проведут весь август Уизли и, возможно, Гермиона.
Ответ Гарри на это письмо был очень короток - сжатая, уже дежурная фраза: «Нет, но спасибо за приглашение».
Еще немного, подумал Поттер, и он не ограничится этой короткой фразой, а ответит грубо, не сдерживая тех слов, которые говорить Светлому Лорду однозначно не стоило; особенно если учесть, что осенью ему предстоит вернуться в школу
– –
В поместье этой ночью впервые проходила тренировка для продвинутой группы. К счастью, группа оказалась достаточно большой, и многие прибыли раньше назначенного часа. В следующие двадцать минут начали медленно подтягиваться остальные, наполняя бальный зал. Том до сих пор находился в своем кабинете, производя какие-то расчеты относительно нескольких предметов, над которыми он работал, мужчина не собирался спускаться до тех пор, пока не придет время начать тренировку. Гарри и Барти, напротив, уже спустились с зал. Они оба прекрасно знали начальные этапы тренировок и могли начинать без Темного Лорда.
Гарри прогуливался по роскошному залу между Пожирателями Смерти. Большинство из них сгруппировалось по социальному статусу, и юноше было интересно понаблюдать за их немного расслабленным поведением. Волдеморт еще не появился, а до начала тренировки оставалось пятнадцать минут. По понятным причинам большинство Пожирателей знали друг друга вне их службы у Темного Лорда, и многие просто сняли маски.
Гарри решил немного отойти от правил и тоже не одел своей полумаски. Он был облачен в свою уже обычную свободную мантию, из-под которой виднелась рубашка с высоким воротником. Гарри не нравилось сражаться в этих длинных, ниспадающих мантиях, которые ужасно сковывали движения, но он понимал, что именно в ней и необходимо тренироваться. Ведь большую часть своего времени маги носили именно мантии и не всегда у них была возможность просто скинуть мешающую одежду в пылу битвы. Но по этой же причине Гарри предпочитал свободные мантии более облегающим - свободные легче с себя скинуть.
В любом случае, из-за отсутствия маски большинство присутствующих просто не понимало, кто он такой. Гарри пользовался этим преимуществом и, бродя по огромному пространству, внимательно прислушивался к разговорам Пожирателей.
- …но как он посмел так поступить? Что, во имя Мерлина, заставило Дамблдора оставить Поттера в обществе невменяемых магглов? – произнес мужской голос. Гарри оглянулся. Он знал, что этого человека зовут Вольтер Гиббон, но на этом его знания и заканчивались.
- Возможно, он ничего не знал? Понятия не имею. Никогда не понимал, как работает голова у этого человека, - прозвучал очень знакомый голос одетого в мантию и маску мужчины. Гарри везде бы узнал этот голос. Снейп. – Я полагаю, что он отдал Поттера магглам, надеясь, что они воспитают его в любви. Очевидно, директор просчитался.
- Да, но Поттер говорил, что Дамблдор знал, как с ним обращаются, но все равно настаивал на возвращении мальчишки в их дом, - возразил Гиббон.
- Поттер может лгать, - саркастично протянул Снейп, всем своим тоном подразумевая «это очевидно, идиот».
- Но зачем ему это? Зачем ему рисковать и выступать против Дамблдора?
- Этому маленькому паршивцу, как всегда, не хватает всеобщего внимания. Так было всегда, - фыркнул Снейп.
- Возможно, Дамблдор хотел сломить мальчика, - раздался третий голос подходящего ближе человека. Гарри был уверен, что его зовут Джеффри Уркхат. Мужчина был облачен в мантию, но ее капюшон был откинут, являя лицо без маски.
- Как это, сломить? – недоуменно спросил Гиббон.
- Психологически. Если над ребенком постоянно издеваются, это приводит к тому, что он начинает искать чужого одобрения. И того, кто дает его, ребенок возводит в ранг своего личного спасителя. Он будет цепляться за этого человека и делать все, чтобы не разочаровать его. Дамблдор мог делать все это нарочно. Он хотел, чтобы Поттер видел в нем своего спасителя и был предан ему, - объяснил Уркхат.
- Но, похоже, его действия привели к обратным результатам, - фыркнул Гиббон.
- О чем вы говорите? – к группе подошла женщина. Она была одета в простую черную мантию, но не такую как у Пожирателей, плотные черные брюки и вычурную блузку глубокого голубого цвета. Брюки выглядели совсем не женскими, очевидно, она надела их специально для дуэлей. Гарри не мог сказать точно, но, насколько он помнил, ее звали Лесли…
- О Поттере. Ты ведь видела ту статью в Пророке? – спросил Гиббон.
- Разумеется, - насмешливо ответила женщина. – Нужно жить в пещере, чтобы не знать о ней. Довольно забавно, да? Щенок Поттеров поставил Дамблдора в очень затруднительное положение, - она тихо рассмеялась.
- Как думаете, Темный Лорд скажет что-нибудь по этому поводу? – спросил Гиббон.
- С какой стати? Какое отношение эта статья имеет к нашей тренировке? – задал встречный вопрос Уркхат.
- Ну, эм, никакого. Просто интересно, что он думает об этом, - начал оправдываться Гиббон.
- Интересно то, что некоторые политики отметили, как близко оказалась позиция Мальчика-Который-Выжил к позиции Темного Лорда по вопросам положения магических детей в маггловском мире, - заметила Лесли.
- Вот как? – с легким интересом спросил Уркхарт. – Я не думал, что Темный Лорд хочет внедрить в магические семьи магглорожденных детей.
- Темный Лорд хочет окончательно отделить наш мир от маггловского, - произнес Снейп. Это был первый его комментарий с тех пор, как Уркхарт и остальные присоединились к разговору. – Полная изоляция. Он хочет, чтобы дети с магическими способностями выявлялись как можно раньше, после чего их должны будут забрать и поселить в магическом доме, где им с детства начнут прививать наши традиции.
- Это интересно… - медленно произнесла женщина, прежде чем повернуть голову и посмотреть прямо на Гарри. – Ты знаешь, что подслушивать нехорошо? Или тебе есть, что сказать?
Гарри сохранил полную невозмутимость, лишь удивленно приподнял бровь на ее обличительный тон. Он скрестил руки на груди, когда остальные участники разговора посмотрели в его сторону с разной степенью недоверия и подозрительности.
- Я думаю, что, в конце концов, магглы станут нашим концом, - пожал плечами Гарри. – Однажды – надеюсь, что это произойдет в очень далеком будущем, а возможно и нет – магглы во всем своем большинстве узнают о нас. Они узнают о магии и захотят ее заполучить. Они попытаются забрать ее, но когда у них ничего не выйдет, они захотят уничтожить магию. Уничтожить нас. Но, как видите, у нас не получилось уничтожить их быстрее, чем они сделают это же с нами. Все эти рейды на маггловские деревни и многочисленные убийства не дали никаких результатов и даже хуже - начали привлекать к нам внимание. Если магглы узнают о нас, это будет конец. Нам нужно найти решение проблемы, но для этого нужно время. Дамблдор считает, что лучший выход – попытаться наладить открытые мирные отношения с магглами. Он считает, что маги должны поближе узнать их мир и научиться жить вместе. Признать магглов равными себе, - на этой фразе Гарри фыркнул. – Дамблдор свято верит, что если мы построим с магглами правильные отношения, основанные на равенстве и уважении, то они ответят нам тем же. Но Дамблдор - глупец. Человеческая натура совсем иная. Старик хочет верить в лучшее, что есть в людях, но правда в том, что большинство из них алчны, завистливы и агрессивны. Они узнают о нас, и это будет конец. Чтобы предотвратить это, мы должны как можно дольше держать магглов подальше от нашего мира и пытаться выработать беспроигрышную стратегию по нашему спасению. И первый шаг к этому – оборвать все нити, связующие наши миры. Чем меньше магов будет контактировать с магглами, тем меньше возможность того, что они прознают о нашем существовании. Это возвращает нас к вопросу о наших детях, появляющихся в маггловском мире.
Магическая кровь - это магическая кровь, но чем больше она фильтруется через поколения магглов, тем слабее становится. Думаю, основная наша проблема в том, что наше магическое общество: маги, ведьмы и сквибы, - устраивают браки с магглами. Таким образом, появляются магглорожденные, которым знаком и уютен маггловский мир, хотя они к нему и не принадлежат. Если же в магическом мире у таких магов появляются проблемы – например, они не могут найти достойную работу из-за дискриминации – магглорожденные возвращаются в маггловский мир и чем больше времени они там проводят, тем больше вероятность того, что они свяжут свою жизнь с очередным магглом. И это опять же ставит секрет нашего существования под угрозу. Ведь чем больше появляется смешанных семей, тем больше магглов узнают о нас. Если магглорожденные поддерживают хорошие отношения со своей семьей в маггловском мире – это опять же увеличивает шансы брака с магглом и распространения знаний о нашем мире. Если же мы будем приучать детей с раннего возраста к нашим традициям, им будет уютно в магическом мире. У них появятся связи с другими магами и, в конце концов, они будут составлять семьи с себе подобными, у них не будет причин появляться в маггловском мире и подвергать нас опасности, - Гарри заставил себя прервать этот монолог, заметив, что одному мужчине не терпится что-то сказать.
- Да, но разве мы можем позволить грязнокровкам смешивать свою грязную кровь с кровью чистокровных магов? Если они все желают вернуться в маггловский мир, то это наилучший выход для нас, - Уркхарт высокомерно вздернул подбородок.
- Как я говорил, магическая кровь - это магическая кровь, и любой из нас, живущий в маггловском мире, подвергает наш секрет опасности. Большинство не знает об этом, но согласно последним исследованиям Департамента Тайн по поводу возникновения магии среди магглов, была выдвинута теория, по которой магглорожденные - на самом деле потомки сквибов, которые много лет назад принадлежали к чистокровным семьям. Исследователи установили, что это просто невозможно, чтобы у стопроцентной маггловской пары родилось дитя с магическими способностями. У обычных людей, в жилах которых нет ни капли магической крови, не может родиться магического ребенка.
- Тогда откуда, черт возьми, вообще взялась магия? – с замешательством спросил Гиббон.
- От людей, которые размножались с помощью различных магических творений, - со скукой продекламировал Гарри.
- Чушь! Я чистокровный. И во мне нет крови никаких грязных тварей, - издевательски протянул Уркхат.
- Продолжай себя в этом уверять, - фыркнул Гарри. – Ты же должен знать, что если вернуться к истокам рода Слизерин, то можно проследить, что умение говорить со змеями у них появилось из-за смешения с магическими змеями Нага. Отцом Мерлина был демон, а матерью Морганы ле Фай - фея, скорее всего, Наяда. По этой же причине магические семьи делятся на две предрасположенности: Темную и Светлую. Все зависит от того, каковы истоки данной семьи, Темные или Светлые творения. Например, в роду Уизли были джентри и дриады, Светлые творения. В роду Блэк - дроу и сидхе, Темные. В роду Малфоев, если посмотреть на самые истоки – вейлы и гарпии, снова Темные. У всех древних родов найдется примесь крови магических творений. Именно она сделала обычных людей особенными. Мы - что-то вроде гибридов. В самих людях не заложено магического гена, зато они способны принимать в себя магии разных магических существ и порождать новое, еще более могущественное существо с собственной магией. Магов. Именно поэтому мы так сильны и во много раз превосходим других магических созданий. Мы, как вид, можем пользоваться Светлой, Темной и Нейтральной магией. Один из этих видов магии преобладает в нас, но мы способны использовать заклинания и других типов магии. На это не способен никто другой, только мы. Наша кровь, порожденная из различных магических творений, наделяет нас возможностью использовать все разновидности магии, делает нас сильнейшими среди других видов. Те маги, что произошли от Темных творений, сформировали древние Темные семьи, выходцы из таких семей предпочитали устраивать браки только в своем кругу Темных, так они смешивали друг с другом свою кровь различных магических творений. То же самое происходило и с Светлым родом. Нейтральный тип магии возник из-за неразборчивости некоторых магов, которые заводили семьи с другими магами, в жилах которых текла противоположная им кровь, Светлая или Темная. Это предоставляло их детям больше возможностей, но делало слабее. Но история с кровью магических творений произошла очень давно – сотни, а возможно, и тысячи лет назад, поэтому сейчас очень сложно обнаружить в своей крови столь древние примеси. Когда мы встречаем полукровок или магов с четвертью крови магических творений, все куда очевиднее. Филиус Флитвик, преподаватель Чар в Хогвартсе - на четверть гоблин, но это и так довольно понятно. Лесничий - полу-великан, и опять же это заметно невооруженным глазом. Но ваши семьи прошли через десятки поколений, поэтому черты магических творений полностью исчезли, но их магия осталась в вас, и она все так же сильна. Прошло очень много времени, и люди забыли об этом. Или переубедили себя, как вы, что присутствие в вашей родословной магических тварей делает вас хуже других магов. Но это не так, нас создал сам факт соития человека и магического создания.
Собравшаяся группа Пожирателей смотрела на Гарри с разной степенью скепсиса.
- Эй, вы можете верить, во что пожелаете, - пожал он плечами. – Но как-нибудь поинтересуйтесь у Темного Лорда, что он думает по этому поводу.
- Но что, если его мнение будет противоположно твоему? Тогда ты признаешь, что ошибался? - спросила единственная в их компании женщина.
Гарри ухмыльнулся и открыл было рот, собираясь ответить, когда позади собравшейся группы раздался знакомый холодный голос.
- Вообще-то, именно я рассказал ему большую часть из этого. Хотя, должен признаться, что к большинству выводов он пришел сам. Тем не менее, они полностью совпадают с моими.
Лесли, Снейп, Уркхат и Гиббон резко обернулись к стоящему позади них Темному Лорду.
Словно по сигналу, они склонили головы и синхронно произнесли «Мой Лорд». Сегодня Волдеморт был одет в свободную черную мантию, по манжетам и воротнику которой скользили вышитые змейки изумрудного цвета. Гарри заметил, что глазки змеек были похожи на маленькие красные драгоценные камешки, преломляющие свет во время движения. Он знал, что под мантию Темный Лорд одел еще одну, но куда более плотную. Она облегала его торс и руки, плотным куском материи обхватывала бедра и начинала расширяться только у коленей.
Волдеморт шел мимо кланяющихся ему Пожирателей, которые только что заметили присутствие в комнате своего господина, некоторые из них даже падали на одно колено, показывая степень своего уважения.
Темный Лорд остановился перед Гарри, который подарил ему мимолетную улыбку, получая в ответ блеснувшие весельем алые глаза.
- Мой Лорд, - склонил он голову.
- Эван, - произнес Волдеморт в приветствии, прежде чем двинуться дальше к передней части комнаты.
Гарри оглянулся и заметил тень узнавания и удивления в глазах тех, с кем он только что разговаривал. Усмехнувшись им, юноша поспешил за Темным Лордом.
Когда они оказались на месте и к ним присоединились Барти вместе с Тором, Волдеморт объяснил, как будет проходить тренировка. Легким взмахом палочки он заставил стоящие у стены манекены двинуться вперед и стать в ровный ряд.
Темный Лорд разъяснил принцип их работы. При активизации куклы оживали и предоставляли несколько уровней трудности по мере подвижности оппонента, его телосложения (ведь среди Пожирателей были и юные быстрые маги, и старые ленивые чиновники из Министерства), арсенала заклинаний (соответственно уровню СОВ, ТРИТОН, боевого мага, аврора и так далее). Манекены обладали довольно неплохими навыками в области заклинаний – ошеломляющие, режущие, оглушающие, а вместе с ними и различные сглазы. Если установить достаточно высокий уровень, то куклы начинали использовать и проклятия, очень похожие на Непростительные. Но в отличие от настоящих, они не наносили такого урона, а оставляли после себя довольно болезненные ощущения и яркую, пылающую метку на одежде, которая позволяла узнать, каким именно заклинанием задели мага. Если во время тренировки на его мантии появится зеленая метка, значит, в него попали смертельным проклятием, и маг провалил задание.
Манекены могли двигаться и уклоняться, получать повреждения, но не ломаться от них.
Пожирателей Смерти очень впечатлило это изобретение, особенно то, что их Лорд создал эти манекены практически с нуля.
Продолжив объяснять, Темный Лорд заметил, что во время тренировки он ждет не только индивидуальных успехов, но и умения работать в группе. Для этого Волдеморт заставил своих последователей по одному, по два человека, а иногда и небольшой группой сражаться против внушительного количества манекенов, пока остальные за ними наблюдали, чтобы впоследствии они могли обсудить ошибки друг друга.
Так как продвинутая группа встречалась лишь один раз в неделю, их тренировка была намного длиннее. Все они ждали, что управятся до полуночи, а это было почти четыре часа, но потом поняли, что, возможно, задержатся здесь подольше. Тренировка началась, и Пожиратели Смерти разбрелись по комнате, прихватив с собой по одному манекену, некоторые из них сгруппировались в пары, чтобы манекенов хватило всем.
Тор, Барти и Гарри прохаживались между рядами, объясняя, как активировать и свой манекен. Волдеморт в это время неспешно обходил комнату, наблюдая за своими последователями.
Через тридцать минут контролируемого хаоса Гарри, Барти и Тор начали подходить к отдельным Пожирателям, давая советы и корректируя их действия. Гарри наблюдал за мужчиной, имя которого было Эммет Яксли, и уже рычал от ярости, ведь этот идиот не прислушивался к его советам.
- Нет! Нет! Ты скорее сам себя прикончишь, если продолжишь так сражаться. Ты слишком полагаешься на защиту и контратаки. Но неплохо было бы задействовать ноги! Тебя способен задеть даже этот чертов манекен, потому что ты стоишь на месте и изображаешь из себя удачную мишень! – зло шипел Гарри.
Яксли резко обернулся, оказываясь нос к носу с недовольным Поттером. А тот даже не вздрогнул и не подался назад от неожиданного движения. Он твердо стоял на ногах и прожигал мужчину яростным взглядом, предлагая ему сделать первый шаг.
- Да кто ты, придурок, такой, чтобы учить меня сражаться, а? Я ни разу не видел, как ты управляешься с собственной палочкой, сопляк! То, что ты особенный для Темного Лорда…
Но прежде чем он успел закончить предложение, Гарри прервал его. Быстрое движение рукой - и острие его палочки упирается упавшему Яксли в грудь. Сделав пару шагов вперед, Поттер ледяным взглядом окинул лежащего на полу и прерывисто дышащего мужчину. Яксли попытался поднять голову, чтобы одарить юнца пренебрежительным взглядом, но прежде чем он успел это сделать, острие палочки Гарри оказалось направлено на него.
- Круцио! – выкрикнул Поттер, и комнату наполнили крики.
Он продолжал удерживать заклятие, и мужчина все неистовей извивался под этой пыткой. Глаза Гарри распахнулись шире, и в них уже начали зарождаться легкие искорки безумия, пока он наслаждался ощущениями от использования любимого проклятия.
Несколько Пожирателей посмотрели на Темного Лорда, словно ожидая, что он положит этому конец. Ведь раньше никто не смел наказывать их, кроме самого Волдеморта. Но, вне зависимости от того, что они ожидали увидеть, их надежды не оправдались.
Такой же, наполненный легким безумием взгляд отражался и на лице Темного Лорда. Создавалось впечатление, что Волдеморт не просто наблюдал за корчащимся на полу человеком, но сам держал его под пыточным заклинанием.
Наконец, Волдеморт моргнул и глубоко вздохнул, беря себя в руки. Их связь, конечно, едва заметна, но все же у многих присутствующих здесь был острый глаз. Темный Лорд неспешным шагом подошел к Гарри и мягко опустил ладонь на его плечо.
- Эван, достаточно.
Юноша выронил палочку, до сих пор ощущая наполняющую его тело эйфорию от использования Непростительного проклятия.
Волдеморт сделал шаг назад и медленно обвел взглядом Пожирателей Смерти, которые смотрели на него широко распахнутыми глазами.
- Очевидно, некоторым из вас недостаточно слова вашего Лорда. Что ж, тогда я продемонстрирую вам, почему мой ученик заслуживает уважения, - холодный голос Темного Лорда лишь малость выдавал его злость и раздражение. Багровые глаза посмотрели вниз, на до сих пор дрожащего и поскуливающего Яксли. Тот вздрогнул и сжался под свирепым взглядом.
Не произнеся ни слова, Волдеморт резко развернулся и направился к другому концу комнаты. Пожиратели поспешно освобождали ему путь, боясь стать мишенью для Лорда.
- Эван, за мной, - приказал Волдеморт. Бросив на дрожащего и пытающегося подняться мужчину еще один грозный взгляд, Гарри развернулся и последовал за Темным Лордом. Все произошло слишком быстро, но Поттер прекрасно знал, что они будут делать. Волдеморт остановился, и Гарри замер прямо напротив него, принимая традиционную для дуэли стойку.
Темный Лорд поднял палочку и замер на секунду, встретившись взглядом с глазами Гарри. В следующее мгновение без всякого предупреждения из палочки Волдеморта вырвался пурпурный луч, Гарри тут же поднырнул вниз и ушел из-под удара, посылая в ответ яркий желтый залп, напоминающий веревки, через которые пропустили электричество. Легким взмахом палочки Темный Лорд сотворил контр-заклинание, электрические веревки превратились в плотный шар, который выстрелил в Гарри.
Поттер вздернул вверх левую руку и прошипел едва слышный приказ на парселтанге, формируя вокруг себя защитный барьер. Шар отскочил от щита, а Гарри быстро направил свою палочку Волдеморту под ноги, деформируя паркет в лед.
Палочка Темного Лорда немедленно устремилась в пол, превращая скользкую поверхность в нечто шероховатое. Воспользовавшись преимуществом во времени, Гарри послал в своего противника череду заклинаний так, что тому пришлось поспешно уклоняться от них.
Но даже тогда палочка Волдеморта не прекращала двигаться. Внезапно Гарри услышал, как позади него раздалось шипение, и отпрыгнул в сторону, как раз вовремя для того, чтобы уклониться от броска пяти или шести змей, которые появились за его спиной.
Быстро окружив их Протего, он развернулся и, схватив две из них, резко бросил их в сторону Темного Лорда, но тот лишь рассмеялся и легким взмахом палочки обратил змей в пламя, которое через секунду потухло. Следующее, что запомнил Гарри, это струю пламени, выстрелившую из конца палочки Волдеморта, но это пламя не отделилось от источника. Поддерживая связь с палочкой, оно словно горящий хлыст с капающим с него огнем, пересекло комнату. Волдеморт резко хлестнул рукой, от чего огонь затрещал в воздухе и отозвался вспышкой взрыва, своей волной чуть не снесшей Гарри с места.
Едва устояв на ногах, Поттер тут же метнулся в сторону, уворачиваясь от пронесшейся в опасной от него близости струи огня. Ему совсем не хотелось контактировать с этой штукой.
Гарри указал палочкой на пол, который превратился в воду. Повинуясь взмаху палочки, жидкость взмыла в воздух, создавая вокруг юноши плотный, мерцающий щит из ледяной воды. Наткнувшись на такую преграду, огненный хлыст зашипел и укоротился вдвое. Волдеморт отменил заклинание, и остаток огненной струи исчез в его палочке. Гарри же указал палочкой на ледяную стену из воды, и та начала менять очертания, превращаясь в огромную сосульку, острие которой было направлено на Темного Лорда.
Еще один взмах палочкой - и ледяная глыба на бешеной скорости помчалась в сторону Волдеморта, который тут же послал ей навстречу струю огня, которая растопила большую часть сосульки, а ее остаток Темный Лорд уничтожил взмахом палочки.
Гарри поднял было палочку, готовясь к следующей атаке, но Волдеморт поднял руку, объявляя окончание дуэли. Поттер тут же отвел руку с палочкой в сторону и выпрямился. Он прерывисто дышал от магического истощения, в то время как Волдеморт оставался безупречно спокоен. Сейчас, когда Гарри остановился, адреналин и ощущение эйфории все еще бурлили в нем, поэтому он слегка покачивался из стороны в сторону, ощущая, как пробегают сквозь него потоки силы, но внешне он оставался невозмутим. Гарри на секунду закрыл глаза, наслаждаясь приятным ощущением, разливающимся по каждому нерву в его теле. Это был первая их с Томом дуэль за последнюю неделю, и он немного увлекся ею. Это чудное, потрясающее чувство…
Через связь Гарри ощущал чувство Темной эйфории, которую испытывал Том, и от этого взять себя в руки становилось еще сложнее, хотелось просто сдаться и наслаждаться этим. Еще Гарри переполняло желание вытащить Темного Лорда из этой комнаты и уже в их спальне… но он прекрасно понимал, что этого произойти не должно, поэтому поспешно выпроводил это желание из своих мыслей.
Открыв глаза, Гарри посмотрел на Пожирателей Смерти и не смог сдержать улыбки, глядя на их ошарашенные лица. Особенно на лица Малфоя и Снейпа. Эти двое всегда отличались безупречной выдержкой, но сейчас они чуть ли рты не пораскрывали от удивления. Гарри сдавленно рассмеялся, и Волдеморт, удивленно приподняв бровь, посмотрел на него, безмолвно спрашивая, что его так позабавило. Поттер в ответ пожал плечами и едва заметно ухмыльнулся, прежде чем вернуть контроль над выражением своего лица.
Темный Лорд перевел взгляд на своих последователей и позволил комнате погрузиться в звенящую тишину, прежде чем заговорил.
- Любой глупец, который выкажет Эвану неуважение, испытает на себе наказание, которое он выберет лично. Я не буду его останавливать, кем бы вы ни были. Считайте, что я вас предупредил. А теперь возвращайтесь к работе! – неожиданно прикрикнул он, от чего Пожиратели вздрогнули и поспешили занять свои места и продолжить тренировку.
– –
- Эта дуэль была просто невероятна, - тихим, но напряженным голос обратился к Гарри Тор час спустя, когда они оба, прислонившись к стене, наблюдали за тем, как Пожиратели парами выходят в центр зала для дуэли.
- Эм… спасибо, - осторожно ответил Гарри, краем глаза наблюдая за своим собеседником.
- Насколько я помню, ты говорил, что Темный Лорд обучал тебя последние четыре месяца? – спросил Тор.
- Верно.
- Кто учил тебя до этого?
- Никто. Я самоучка.
Тор полностью повернулся в сторону Гарри и недоверчиво на него посмотрел.
- Самообучение и четыре месяца под руководством Темного Лорда натаскали тебя до такого уровня? – скептически прошипел Роули.
- Темный Лорд очень настойчивый учитель, - пожал плечами Поттер. – Когда приходит время для дуэли, он вместо того, чтобы пожать руку, запускает каким-нибудь проклятием. Потом он излечит от последствий и лишь тогда научит контр-заклинанию или щиту, а потом снова и снова будет применять это заклинание, пока твоя защита не станет идеальной. Вы не представляете, сколько раз меня исцеляли. Возможно, немногие знают об этом, но Темный Лорд - лучший целитель среди тех, что мне доводилось видеть. Он вылечил три моих пальца, локоть на левой руке и правую ногу… дважды. Он настоящий ублюдок, который, похоже, находит все это забавным, - возвел глаза к потолку Гарри.
Тор посмотрел на него, как на психа.
- Ты случайно не мазохист?
Гарри довольно громко рассмеялся, от чего некоторые повернулись и посмотрели в их сторону, но увидев, кто именно смеется, поспешили сосредоточить все свое внимание на дуэли.
- Я сказал что-то смешное? – осторожно спросил Роули.
- Возможно, я на самом деле мазохист, - пожал плечами Гарри. – Думаю, я обладаю… - на секунду его глаза остекленели, а на губах расползлась ухмылка, но Поттер быстро восстановил утерянное самообладание. – Но знаешь, это то, что надо. Я немного мазохист, а он садист. Наилучшее, по-моему, сочетание.
Торфину показалось, что сейчас его собеседник говорил о чем-то большем, нежели тренировки, но, быстро признав эту мысль абсурдной, он отмел ее в сторону и сосредоточился на тренирующихся Пожирателях. Изредка Тор посматривал на мужчину, известного как Эван Гаррис, ученик Темного Лорда.




ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ItasДата: Среда, 18.01.2012, 05:04 | Сообщение # 112
Mei Aevitas
Сообщений: 889
« 77 »
автор обещал продолжение не раньше 15-16 Февраля!!! у нее сессия!



ЗДЕСЬ Совместные ролёвки Принца и Итас
 
ОлюсяДата: Четверг, 19.01.2012, 00:28 | Сообщение # 113
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Itas, спасибо за продочку, ты исправно снабжаешь меня новой порцией)
мне очень понравилась дуэльь, а то как гарри весь вечер вводил всех в ступор, ммм...



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
АркадияДата: Четверг, 19.01.2012, 22:55 | Сообщение # 114
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
да, Itas, тоже присоединюсь к благодарности)))) интересно читать
 
вероничкаДата: Воскресенье, 05.02.2012, 22:30 | Сообщение # 115
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
похоже нас ожидает очень интересная следующая глава
 
ниараДата: Воскресенье, 05.02.2012, 23:28 | Сообщение # 116
Посвященный
Сообщений: 49
« 0 »
Очень нравиться - читаеться, как настоящая книга. И даже лучше.
Спасибо автору и переводчику!
И, как всегда, ждем проду :3
 
DevilSmertiДата: Среда, 08.02.2012, 09:57 | Сообщение # 117
Born to be bad
Сообщений: 131
« 14 »
Itas, большое спасибо за проду yahoo просто класс victory . Извени что посты не оставляла, просто меня не было smile А проду ждем с удовольствием wine
Я благославляю этот фанфик priest что бы писался он быстро

Отредактировано. Капслук и большое кол-во смайлов запрещены!



♠Ваше право на собственное мнение еще не обязывает мне слушать ваш бред.
♠Главное, быть счастливым, и не важно, какое заключение напишет психиатр.


Я на Дайри


Сообщение отредактировал Олюся - Понедельник, 30.04.2012, 02:32
 
mio_1989Дата: Среда, 08.02.2012, 13:25 | Сообщение # 118
Подросток
Сообщений: 17
« 2 »
Вы классный переводчик! Как будто я там и наблюдаю за всем!!! Все так красиво написано, я вас благодарю большое спасибо! Удачи вам в сессии!
 
аргонДата: Среда, 08.02.2012, 19:40 | Сообщение # 119
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
огромное спасибо переводчику.Желаю вам хорошо сдать сессию и с нетерпением жду продолжения biggrin
 
NomadДата: Среда, 15.02.2012, 22:01 | Сообщение # 120
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Прошу прощения если этот вопрос уже поднимался, но разве автор оригинала не перестал его писать? Кажется такая инфа проскальзывала на его странице больше года назад...


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Гарри Поттер: Пробуждение тьмы. /до 11-ой главы включительно (ЛВ/ГП│NC-17│драма│макси│заморожен)
Поиск: